Disintegration ov OhMmAchine


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
Ailie
Sufjan
Disintegration ov OhMmAchine


Disintegration ov OhMmAchine
Ailie
Sufjan
Jahlefant
gmail
com

1
]

16 авг. 15
Мы постулируем собственный бред как единственно данную реальность, не
допуская даже мысли о том, что каждый момент
уникален и является центром
сам
себе и любой удаленной точкой в то же самое время. Гравитация, как
допущение, важна для того, чтобы управлять движением, но в роли точек
пространства как ориентиров может выс
тупать то, что ты таковым считать
пожелаешь. Это твоя воля, не допускающая насилия над собой и старающаяся
избегать насилия/вмешательства над/в волей/ю другого.
b)
Остается вопрос возможности исцеления и перенастроики изнасилованного и
травмированного в детст
ве бессознательного, реконструированного в
кунсткамеру комплексов.
Болезненные фигуры тирании любых рода и степени существуют именно из
этой камеры: патриархальная семья, бог, репрессивная машинка государства.
Ложные координаты пространства.
17 авг. 15
ii/
Производимый и навязываемый бред сужает поле экспрессии: в попытках
докопаться до причины собственного заточения человек попадается на удочку
предложенной темы. Отныне ему указано верить в то, что ключ от камеры
покоится в руках фигур отца/матери, либо дру
гих дуальностей
бессознательного, связанных с тем допустимым, что, при необходимости,
дозволено принести в данном обществе в жертву. Психология и статичный
анализ, оперирующие стандартным набором наказаний и поглаживаний
создает схематический коридор, веду
щий к очередному примитизированному
восприятию
через допустимые же трактовки дозволенных ансамблей
комплексов
себя в качестве автоматизированного невроза, который якобы
можно преодолеть (а по факту: заменить иной привязкой) путем догматического
обмена
либо потлача, оправданных и подкрепленных многотомными теориями
жизни. И над этой территорией также явно читается лозунг: "ты должен! ты не
имеешь права на счастье
само
себе!"
b)
Просто на счастье, просто на радость.
Первично
отрабатывание положенной и
допустимой программы.
Момент озаренного восприятия если и допускается, то только как подачка в виде
отложенной оплаты за хорошо выполненную работу. В этом
одна из подмен
причины и следствия в процессе встраивания в голограмму.
Интересная деталь связок:
за любой наработанный комплекс всегда и со всей
полнотой отвечает реципиент
тот, кто его получил. Любая обида всегда
зона
ответственности обижаемого. В этом нет ни высшей справедливости, ни
смысла. Есть поле для кропотливой работы и готовности ее устра
нять.

Свобода воли заключается, в том числе, и в том, чтобы не включать в это поле
козлов отпущения.









3
]

17 авг. 15
iii/
Мне симпатична идея о том, что бред вторичен по отношению к автоматизму.
Но
лишь в том прочтении, которое
соотносит автоматизм с догматом и
запрограммированностью. Невозможность подлинно личной, индивидуальной,
осознанной реакции на ситуацию, реакции на которую обусловлены
общепринятыми программами, запущенными и внедренными в сознание
традицией и воспитанием
насильно подселяемыми императивами (ты
должен, так
принято), усугубляемыми неудовлетворенным запросом о
целесообразности соответствия им со стороны личности
реципиента,
оставляет большое количество психических паразитов, троянов рессантимента
и реакции,
не способных производить свободу воли, но успешно генерирующих
ее эрзацы. Те элементы, из которых внешний Монарх
Патриарх
Отец,
обладающий доступом к коду, выстраивает верную армию соглашателей,
мучеников и убийц для империи и идиократии любого калибра (с
лавная
славная
мобилизация).
b)
Сила этих элементов
в их очевидности и читаемости; спящий может знать о
том, что он спит (и даже гордиться этим). Но знать не значит осознавать:
реакция на "знание" подбирается в соответствии с необходимой системой
координат
и сообразно воле трояна, пустившего глубокие корни в организме
носителя. И эта система координат может выглядеть как угодно: в том числе и
как протест
сопротивление, как альтернатива, как любого подобия бунт.
Автоматизм и догматизм реализации (ее типичност
ь, предсказуемость
в
деталях: культы личности, иерархия, б
гоизбранность, коррективы шовинизма
презрения и прочих милых частностей), свидетельствуют о том и только о том,
что данная программка успешно и полноценно включена в единую сеть
Левиафана. А знач
ит, ее носители могут начинать всматриваться в кажимую
безусловность своих горизонтов
за амальгамой уже очевидны тюремные
стены.
И переиначенная цитата печального Чорана:
«Что проку отрекаться от религиозных или политических верований
_когда_
вы сохр
аняете в себе все тот же догмат и ту нетерпимость, которые
подвигли вас принять эти верования»
в том числе об этом.
Многократно перевранная фраза: «Если в 16 лет Вы не были
либералом/революционером
у Вас нет сердца. Но если к 40
ка Вы не стали
консерват
ором
у Вас нет мозгов»
чудесная обманка для каждого возраста
эпохи мгновенных цитаток. Старики, зачарованные образностью архетипов,
блуждают в лабиринте зеркал, амальгама которых
бездумные убеждения
молодости.
Черное молоко рассвета мы пьем тебя ноч
мы пьем тебя утром и в полдень мы пьем вечерами,
а после приходит царица Савская и забирает ковчег завета,
никогда не принадлежавший Соломону, Ом.
18 авг. 15
iv
е очевидности/
Постмодернистская идея о желании как производственной силе
прочтение
постфактум налаженной машинерии подмены понятий: желания
мелкая
монета, также входящая в капитал, которым оплачивается функционирование
системы. Тот, кто диктует желания, получает и с
ам продукт желания и ту цену,
которую желающие неминуемо оказываются готовы оплатить. Массовые
иллюзии возводят средства в ранг великой цели, но об этом твердит каждый
первый, однако же, не приводя к разрешению проблемы, но приводя к вялому ее
забалтыванию
b)
Желания взаимодействуют с потребностями, львиная доля потребностей
программируется воспитанием и бесконечными мантрами традиции,
структурируясь в гигантскую башню из слоновой кости. И на подпорках из папье
маше. Где
то у самого основания бултыхается суб
станция подлинного "я волю",
но в условиях ущемленной и лишенной права голоса воли ее можно
воспринимать как незначительный и порядком купированный придаток.
Человек с изрядным остроумием и волевой решимостью подходит к
благоустройству башенки своих желани
й, будучи убежденным в том, что
именно она является непреложной истиной его существования. Вмешательство
в Волю Другого
опциональный и оправданный бонус, не вызывающий ни
удивления ни протеста (тем более
с позиции индивидуального воления и
индивидуальн
ой решимости).
Противоестественная машина желаний диктует потребности, будучи
обслуживаемой собственными же донорами на добровольной основе. С учетом
этой готовности развивать и ширить камеру собственного заточения любая
потенциально автономная зона (как п
ример) воспринимается уже не как угроза,
но как потенциальное звено, готовое к подключению к единой матрице
функционирования
каждый член автономной зоны/сферы/семьи/коммуны
потенциально заражен вирусными идеями подчинения и контроля, обильно
распыляемыми
социумом (и работа по их полноценному устранению
целенаправленная, потенциально постоянная
должна быть принята к
воплощению и, самое главное, полностью осознана). Подтвержденных примеров
полноценного преодоления подобного рода замещений исчезающее мал
о, и их
воплощения чаще весьма печально завершали свои жизни. Но это ни в коей
мере не означает того, что в повседневном росте нужно отказываться от (нет,
не борьбы, но) становления именно личности. И пробуждения тех, что рядом. В
этом нет ни намека на пат
етику жертвенности
только естественная
потребность разума. Именно частности преодолевают инерцию целого.
Осталось только распутать клубок обмана и вывести минотавра в город.
И задуматься о яблоках, заботливо хранимых Анимой.
19 авг. 15
v/
Верный момент
: государство/корпорация/семья производит избыток (в
собственное потребление) и пустоту (либо нехватку
в потребление
реципиента). Первое дает свободу причинения насилия и принуждение +
иллюзию подлинной воли; второе запускает маховик страха (дефицита, ут
раты,
погружения в ничто) и обещает возможность замещения. Реципиент
заманивается посулами Калинового моста, по преодолению которого можно
будет заместить отца/приблизиться к б
гу, и уже с позиции нового господина
диктовать собственное принуждение тем, кто
остался по ту сторону реки
Смородины. Неуловимое, стремление/желание смерти бродит неподалеку,
ожидая собственной мзды в две позолоченные монеты (оттиски солнца), с тем,
чтобы доставить мертвый груз выше по течению, потому как в этой точке нет
места живом
у; все, что есть, принадлежит автоматам и мертвецам.
b)
Годная фантазия из Ангелов
ДНК: свалка механизмов, в которой обитает киборг,
хранящий память отца.
Но этот момент мы оставляем на откуп желанию
вожделению.
В реальности системы присутствует еще одна под
мена, работающая по
принципу импринтинга: вирусный страх смерти, искусственно выращенный до
гипертрофированных размеров, сочетается и привязывается к страху
нехватки/неполноценности, ассоциируемой с _материальным_благом_,
типизированным для каждой страты.
Ты _должен_ быть как все, think
different, малыш, срастайся щупальцами, врастай в другого, пускай: корни
в
землю и тину
в сердце.
Это твой кармический долг!
Засни и стань мудаком.
20 авг. 15
Бессознательное остается информационной
средой, в которой действуют
разнонаправленные информационные потоки. Место их среза, слияния и
трактовки определяется травмами и насильственными воздействиями извне.
Без элементарной гигиены все потоки норовят воплотиться в шизофренический
бред, генерирующ
ий _избыточную_ реальность, функционирование в которой
невозможно. Но в процессе освоения и гигиены территории бессознательного
продуктивно оставаться волящим субъектом, а не ущербным полудурком,
лелеющим собственную инвалидность, полученную в награду от щ
едрости
Родителя
Пастыря
Тирана.
b)
Безраздельная семья
большое зло уже потому, что именно в ней
закладываются азы структурного насилия над личностью: взаимное
овеществление и чувство собственности по отношению к человеку, желание
обладать им, презрение, мо
ральное насилие, рамки догматов и тараканы
родительского подчинения, вся чехарда комплексов
часть того сорняка, корни
которого закладывает институт семьи.
Сила инерции настолько
велика
, что даже тот, кто раскусил в определенный
момент эту скорлупку, так
или иначе, включает подобные же установки ядра уже
в себе. Результатом
при самом благом исходе
большой отрезок времени,
потраченный на негативный фон, затапливающий собой сознание, выбраться из
топей которого не самая тривиальная задача.
Сторонники тра
диционной семьи настаивают на том факте, что семья
закрепляет модель отца и модель матери
те однозначно направленные карты,
по которым человек выстраивает свою жизнь дальше. Плюс к этому
комплексы
(Эдипа, Электры, прочего бестиария архетипов)
и травм
ированное,
изнасилованное бессознательное, превратившееся в помойку личности.
Вопрос в том: нужны ли эти образы в общем и
такими?
И можно ли сконструировать себя на основе более достойной карты?
20 авг. 15
[откорректированная наброска]
Психическая травмированность не соотносится с кармой или картами прошлого
воплощения. Как не избавляет своего носителя от всей полноты
ответственности за чехарду п[р]оступков, совершаемых им в настоящем.
Однако, возможно, что первый разлом в человеке появл
яется как следствие
большой травмы рождения
соучастием в сотворении материи и хаоса,
порядка
насилия, догматов характера.
b)
Травма мужчины порождает потешную иллюзию
замещение: неспособность
дать жизнь подменяется способностью завладеть ею, овладеть, подч
инить,
отнять. Т.е. оперируя смешными фрейдовскими конфликтами с отцом, не мешало
бы помнить о не менее «трагичном» конфликте с матерью. И, да, конечно же эта
травма не является ни оправданием, ни индульгенцией для мудацкого поведения
большей части травмир
ованных в сознательном (точнее
том, которое
считается ими таковым) возрасте.
Рождение человека вне: из меньшей системы/тела/ограниченной_сферы
в
безграничное (на проверку оказывающееся также обладающим границами
тела, сферы, пределом)
это допущение п
ост
модернизма. Прежде человек
обладал самоощущением того, что он не_рождался, но перемещался в
бОльшее лоно. Из лона матери
в лоно мира представлений (Матери
природы,
Родины
матери, Земли предков и т.п.). При всех раскладах, к этой идее
перемещения прим
ешивался дисгармоничный страх лона, вагины с зубами
симплегады, которую должно преодолеть фаллосу, чтобы сохранить связь миров и
власть над ними (впрочем, эту проблему в мифологии также решают путем
обмена
и этот симбиотический вариант говорит о потенц
иальной
возможности равноценного партнерства, претворяемой в жизнь крайне редко).
Этот страх никуда не делся
водоразделом он пролегает между полами,
создавая иллюзию невозможности преодоления границы, и, снова,
потенциальной грамотой, якобы позволяющей в
ести себя с позиции
тирана/захватчика.
Так, история травматизма складывается в цепочку, начинающуюся с того, что
человек испытывает первый стресс, отпадая от лона матери (в «беседах»
Слотердайка фигурирует второй стресс, скорее умозрительный, нежели
физиол
огический
о чем он сам и сообщает: расставание с плацентой, как
непосредственным близнецом, частью себя, но сейчас не об этом).
Отпадая от лона, человек переходит от меньшего замкнутого пространства к
большему, но также обладающему границами. В процессе
роста он
нарабатывает огромное количество заслонок, догм, стен, запретов (запускаемых
глупостью и догматизмом Родителя, но продолжаемых самостоятельно, уже на
добровольной основе умышленно спящего): его ограниченное пространство, так и
не успев распахнуть
ся, становится еще более тесным
стены сдвигаются.
Допускаю, что именно в этом одна из причин появления обиды/ненависти к
Матери (у М. дальше
к женщине)
как злой ведьме, Хели, Яге, которая
выставила человека из дома в лабиринты железной тюрьмы, и, ско
рее всего,
мечтает вернуть его, но уже в еще более тесную камеру, лишенную выхода к
свету, держа на постоянной привязи/веревке, свитой из параноидальных нитей
зависимостей, мечтаний об убежище, желаний, вожделений, памяти о
небытии
умирании. Девочка стреми
тся к тому, чтобы занять Ее место, мальчик
побороть, сломить, овладеть
насиловать. Вместо разрешения ситуации и
корректировки собственного сознания
разрушение и продолжение насилия.
Маг врубается в тему, что есть проводник и вестник (анима), который
может
помочь выйти за пределы контроля. Вне всех этих мифов об Орфее и Эвридике,
вне взаимного владения
к целостности по себе.
Но проводники тоже бывают разные.
Возвращаясь к Слотердайку, можно процитировать интересную тему:
«Присоединяясь к созданной Т
омасом Махо теории нобъектов, то есть
психических до
объектов и внутренних не
предметов, я собираю очевидные
доказательства для обоснования того тезиса, что все люди
вследствие их
внутриматочной неразрывной соединенности с плацентой
представляют собой
существа, созданные в расчете на постоянное анонимное сопровождение.
Соответствующий этому главный миф европейцев, центральный миф оперы,
история Орфея и Эвридики
это в действительности миф о плаценте как дубле,
а вовсе не история эротической пары. Эврид
ика с самого начала пребывает в
подземном мире, нам только кажется, что мы потеряли ее среди жизни. Поэтому
и приходится всегда оплакивать в песнях подругу
спутницу как уже утраченную,
и утраченную навсегда
все попытки вернуть ее песнями предстают под
зн
аком невозможного.
Все люди
близнецы, но близнецы оккультного рода, ведь большинство людей
потеряли своего близнеца и даже не вспоминают о том, что он у них когда
то
был».
Так вот, этот утраченный близнец
не анима, но негативное замещение. Он
ложен
росто фиксация и память, несуществующее больше мертвое,
уводящее в загробный мир, еще глубже в недра железной тюрьмы. И его
нужно избегать, хотя, как фиксация, он появляется в роли проводника скорее
прочих.


10
]

21 авг. 15
Удовольствие, воля, знание, св
обода. Механизм достаточно прост: или ты
принимаешь их в совокупности и для всех, или не принимаешь вовсе. Любая
частность, любое половинчатое якобы
приятие означает, что ты на самом деле
не принимаешь ни единого пункта вовсе. Это твое право, это твоя воля
, это твои
запреты
вне тела заключенного договора каждый имеет право воплощать свои
пожелания в любом самоущемлении и получать адекватные на них реакции.
b)
Картинка к действию:
Оправдание "удаленного" насилия незнакомого человека над незнакомым
человеком.
Оправдание насилия, совершаемого соплеменником/родственником/близким над
несоплеменником/неродственником/неблизким
Оправдание насилия, совершаемого соплеменником/родственником/близким над
соплеменником/родственником/близким
Оправдание насилия, совершаемого
соплеменником/родственником/близким над
тобой,
в тех случаях, когда они совершаются не в целях самозащиты
идентичны.
Между ними нет различия; принимая и оправдывая в части любой из пунктов,
автоматически допускаешь возможность и оправданность всех прочи
Если более конкретно: отрицая и не
приемля акта прямого насилия абстрактного
мудака над жертвой в ночном переулке, но оправдывая "насилие" (вербальное,
"воспитательное") со стороны родителя над пятилетним собой, ты оставляешь в
себе и в окружающих код з
апуска всего пакета вирусных программ и программ
паразитов.
И этот душеподъемный факап я посвящаю себе 25
тилетнему.
23 авг. 15
ix/
Для разума спящего, блуждающего в лабиринтах внутренней тюрьмы,
необходим спасительный Убик
предмет или Идея, которая послужит Якорем и
позволит пустить Корни, приобрести Стержень, вокруг которого будет
нарощенна личностная история, создан удобоваримый о
браз
надстройка, который
позволит выстроить ассоциативный ряд «личности», вписанной в систему, либо
выпадающей за границы ее жизнеобеспечения. Предмет, материальность и
реальность которого не подлежит сомнению: его владелец получает
возможность, основываяс
ь на простом к нему прикосновении/отождествлении,
сказать "да, я здесь, я существую, я реален". Или же проще: «я Соответствую».
b)
Почему я выбрал в качестве аналогии именно фантазию
Убик?
Потому, что этот предмет на проверку может оказаться любой дрянью, в
точности как и в книге. Создавая/выбирая себе Убик, человек ориентируется по
координатам, сложенным из имеющегося опыта, со всем примешанным к нему
сором, выносимым из детства, отчего возможность привязки и отождествления
(импринтинга) к подобному же сору
возрастает многократно. Словом, Убик, как
внутренняя убежденность, может стать ключом.
А может оказаться сломанным компасом, ведущим к ложному отождествлению.
Парность полутонов, где большая часть дорог ведет к самообману.
Из аналогии можно привести ту
же подготовку к практике осознанного
сновидения, когда адепт приучает себя через равные промежутки времени
задаваться вопросом "сплю ли я?". Только вопрос, записанный в Убик, звучит
несколько иначе.
Он обыгрывает ложные убежденности человека.
И вопрос, на
мой взгляд таков: Живу ли я?!
Точнее: живу ли Я?!
Т.е. Я ли являюсь тем субъектом, который действительно живет (если живет
вообще) в моей истории?
И осознание этого момента очень важно в преодолении помрачения и отказе от
наработанных негативных восприя
тий.
24 авг. 15
[наброска]
Условие выживания системы
ее всеядность. Левиафан, замкнутый на
собственный хвост, способен включать в собственные координаты любую
поступающую информацию, в том числе ту, которая, по идее, изначально несет в
себе
коды его повреждения или уничтожения. Любая из идей революции
включается в поле рекламы и продается в красочной упаковке и за приемлемую
цену. Вопрос только в том, чей именно интерес она будет обслуживать сегодня:
этот сорт идей
прекрасный и желанный хом
ут для большой части молодежи.
Вокруг кодов движухи можно замкнуть любое количество идеологических зомби, в
том числе (и даже в большей мере)
антагонистично настроенных друг к другу.
А когда дети заняты на игровой площадке, взрослые получают время
ресу
рс
старения, рано или поздно уравнивающий в догматизме всех и каждого.
b)
Об этой особенности
прожорливости
системы нужно помнить постоянно.
Как и о том, что любая пожранная однажды идея надолго (если не навсегда)
остается в пакете ее кодов. Т.е.?!
Т.е.
мы имеем один не часто учитываемый нюанс, заложенный в каждой из
предлагаемых каждому персонажу программ. Подавляемый,
догматизированный, затравленный человек с купированными чувствами
органами подчиняется системе ( ломаясь под ее прессом, либо встраиваясь
в
определенные части спектакля для того, чтобы отыгрывать дозволенную
социальную роль _строго_по_правилам_: и данное правило верно как для
обыденных пользователей, так и для машинистов левиафана... и, конечно же, для
большей части внештатных революционеро
в).
Также человек зависим от самоотождествления со "злом" (в допускаемой и
общепринятой на конкретной психической территории трактовке):
совершаемые поступки подвергаются соотнесению и оценке. В зависимости от
степени веры в его могущество, расставляются
приоритеты и разломы,
оставляющие видимость целостности, но по факту оказывающиеся
подрезанными крыльями, вся целостность которых дает возможность
перемещения только по заданным маршрутам.
Человек, возрождающий собственную подлинную волю, начинает понимать
: все,
что было скормлено системе, остается в ней, а значит, через эти элементы на
нее можно воздействовать как извне, так и изнутри. Как на любое "существо",
свободы воли лишенное.
Грубо говоря: в интерфейсе системы мы получаем то, что ей скармливаем. И
любая поглощенная и переваренная идея, любой внедренный чип
культ
это,
прежде всего, потенциальная возможность обратной связи/воздействия.
Подлинная революция заключается в преодолении инерции массы
пробитии
бреши в панцире, процарапывании лакуны в ст
ене тюрьмы.
Единократный мощный революционный акт может привести к "закручиванию
гаек", которое может привести к установлению тирании мудаков, которая
может привести к возникновению внутреннего сопротивления (и, как
следствие, возрождению культурных артефа
ктов и самосознания
пользователей), которое может привести к сопротивлению внешнему, лидеры
которого по факту гипотетической победы на проверку могут оказаться не
меньшими мудаками, жаждущими установить собственную тиранию (идей,
капитала, религиозной ебну
тости и т.п.).
Это не важно.
Важно то, что на каждом этапе этого спектакля, машинисты стремятся
использовать энергию сознания и крови максимально большего количества
человек. Преодоление инерции (внешней и _внутренней_) заключается
прежде всего в выращив
ании и сохранении подлинно индивидуальной воли.
Действующей во всех операциях, осуществляемых с системой.
Важный момент: активных и волевых операциях. Тупое потребление
скармливаемых пользователям помоев ведет к преображению в банальный
придаток
копию, та
кую же безвольную и так же замкнутую на собственный
хвост.
25 авг. 15
xi/
Психика человека
совокупность зависимостей, _инерций_ и страха. То, что мы
считаем собственным Я
статика; активное начало (пока и если оно еще
существует) находится в состоянии постоянной подвижности, в долгосрочном
изменении... и до тех пор, пока оно не застыло, не приблизилось к фазе якобы
покоя
(а по факту
застоя), называть его частью Я (статики) некорректно.
b)
Любое изменение и каждое превращ
ение
лежат за пределами Я, за
границами наработанного болезненного эгоизма. И, да, до определенного
момента бодрствования человек способен за этот предел/фронтир выходить и
открывать тем самым новую географию собственной личности. Признание и
оправдание
статичности Я/души/характера и собственной к этой статике
принадлежности равноценно добровольному заключению; чем, в частности, так
любят пользоваться современные Вожди/Воспитатели/Пастыри. И на что с
готовностью и гордостью ведутся замкнутые на систему до
гм и их
невротического потребления характеры.
Это Я
ложный, мертворожденный двойник, занимающий место подлинного
человека; тень, от его имени управляющая желаниями, телесностью,
получающая профит собственному мудачеству. Двойник
продолжение
начального
импульса насилия, заложенного традицией и воспитанием, и
контролем, и взращенного до размеров Фабрики Насилия, в которой все живое
заменено тотально механистическими реакциями мертвеца.
Момент согласия с оправданностью статики Я (и себя
в его границах)
знаменует начало активного содействия собственному же заточению.
Оправдания и приятия насилия.
География свободных земель сменяется координатами стен, ограничений и
страха.
Агрессия, глупость, подстилочность, насилие, алчность (во всех ее проявлениях)
е же формы страха, ладно скроенные программы подчинения. Локальные точки
во множестве его имен. Но любое из них может быть искусственно раздуто до
абсолюта и использовано для тотального порабощения и личности, и группы.
Пространство глобальной тюрьмы форми
руется из частностей, на первый взгляд,
казалось бы, даже и не заслуживающих внимания. Однако, любая лакуна, любая
щербинка, каждая не_целостность
цель неминуемой атаки и преобразования
[со стороны] агентов системы.
Страх парализует волю и во всех своих
следствиях играет на опережение
в
создании пустоты, и из нее
структурности застенка.
Именно страх мешает работе над выстраиванием целостной личности.
Складывается очень странная игра, когда человеку оказывается проще
заместить отъятые члены психики в
нешними костылями либо возместить их
_за_счет_ паразитического союза/симбиоза с другим человеком (пара калек,
обменивающихся костылями и взаимными ранами, способными затянуть в
круговорот инвалидности любого третьего), чем озаботиться о собственной
полноце
нности и воспитать внутреннее здоровье, с устраненным массивом
ЧСВ
ЧСУ (с тем, чтобы уже после делиться теплом и, да
да, любовью любящего
и умеющего любить и дарить человека).
26 авг. 15
xii/
Желания могут выстаиваться на основе экономики дара; _взаимо_отношения_
могут основываться на экономике дара: непривязанность и отказ от
объективации каждого субъекта отношений на любом из этапов
взаимодействия, и с тем вместе
живая заинтересованность в
передаче
информации/кода/, способствующей на каждом шаге освобождению от
отупляющей обыденности сознания. Умело обкатанная идея неспособности раба
смириться со свободой Другого все еще продолжает работать, затягивая в
свою воронку все большее количество лю
дей со все большим мастерством и
изяществом. Сказывается действенность уже поглощенных Левиафаном
технологий программирования сознания. Но именно включенность этих кодов в
систему обуславливает возможность роста количества радикалов (по аналогии с
Азимовым
), стремящихся либо потенциально способных к освобождению. Нет,
мы не пленники ни догматов, ни архетипов, ни (почти что наркотических)
взаимозависимостей. Мы
добровольные пользователи рабства и насилия,
которое мы допускаем по отношению к себя и от себя
к Другому. Допускаем и
оправдывает собственным же утраченным:
b)
"Мы знаем по школьным азам. Кому причиняют зло, зло причиняет сам".
Порабощая желания, капитал освобождает себя. Эрзац наслаждения,
обернутый в привлекательную упаковку, позволяет рабу
продемонстрировать
собственную хитровыгнутую психологию подчинения, выдавая ее же за
подлинное освобождение. Но длинна подобного освобождения упирается в тупик:
пластиковые воплощения пластиковых устремлений создают наделенного
властью Зомби, "бессильного"
Голема, обладающего мощью и страстью к
уничтожению свободы. Его разобщенный образ болтается на флагштоках, указуя
путь доморощенным хищникам, готовым впиться в глотку друг другу за одну
только возможность припасть к любому из малых его членов и, пусть уда
ленно, но
разделить оргазмические пароксизмы от власти над собой и себе подобными.
Сможешь ли ты отвернуться от того, кто хочет обладать тобой? А если этим
кем
то являешься ты сам
но как тень себя же, слепо следующая заложенной
программе?!
Тело повторяет
очертания тюрьмы
жесты униженного человека сочетаются
с кукольной угловатостью подростков, танцующих очередную педалируемую
идеологию.
Каждая ниточка
достаточно тонка для того, чтобы разорвать его простым
усилием воли
в осознании собственного присут
ствия, в наслаждении от
прорыва. От борьбы за вкус, осязание, тактильность, чувствование, за право на
сексуальное и интеллектуальное.
Только тот эрос, что нацелен на побег/преодоление [из] заключения
преодолевает и смерть в жизни.
27 авг. 15
xiii/
Телегу про религию в той ее части, которая все еще способна дарить жизнь, я
так никогда и не напишу. Хотя бы потому, что не осталось такой части. Религия
степенный поворот к смерти для нудных. Хотя, в моем собственном
прошлом,
колебалась ненадежная уверенность в обратном.
b)
Точнее: тогда фигурировала религиозность как открытость и готовность
врубиться в неизведанное и трансцендентное. Т.е.
незакупоренность/незашоренность сознания не только сором цинизма (который
на провер
ку часто оказывается простым набором гнилых убежденностей), но и
догматом Веры (хотя именно этот догматизм в детстве и подступил ближе
всего). Наверное, такой тип религиозности свойственен детям и
сумасшедшим.
Бхикшу, внебоглядам и вселенским индейцам, ко
торые не_существуют.
Я не напишу телеги про религию и сопутствующие ему состояния потому, что
все действительно необходимое, что они могут дать личности, уже пребывает
вне их реальностей.
Царица Савская увезла ковчег завета от впадающего в маразмы старости
зашоренности Соломона не только потому, что он утратил открытость к
мудрости, но и потому, что он оказался закрыт для любви. Он уперся в тупик
автоматизма: его сознание запустило количество вирусных программ,
достаточное для полной утраты уникальности и
самостоятельности. Мудрость
также способна существовать механистически. Она будет менее пластична, в
чем
то: более "справедлива", и во многом (всем прочем) утратит подвижность и
живость ясного разума.
Конечно, все эти идеи
апокрифы по отношению к леген
де, которая сама
является апокрифом по отношению к реальности и всем иллюзиям ее фактов,
которые это наслоение апокрифов пытается истолковать. Подлинная сила этих
крохотных лжей в том, что они также выступили медиаторами, которые когда
то запустили механиз
м освобождения человека. Не в теле церкви, нет; чаще: за
ее пределами и вопреки ей.
Бхикшу своей работой с сознанием изменяют реальность и создают зону,
приближённую к кротовым норам, выталкивающим нас на новый виток спирали
человека. Не важно, как их зва
ли, важно то, что они уже совершили в своих
коридорах реальности, ведущих сквозь абсолютную радугу Бардо. Как важно и
то, что все священные озера неминуемо будут заболоченны старательной
интеллектуальной работой интерпретаторов, последователей и дельцов, т
ак
приходящих после. В этом неотъемлемая майя каждой мудрости.
Мы не желаем привязываться к именам, но с нами всегда остается внутренний
компас, способный задать направление в пустыне, приходящей после любого
болота. Компас не в букве, не в догме, но в яс
ности и устремленности к
освобождению. Так и мы собираем медиаторы и камертоны состояний с тем,
чтобы проснуться и разбудить живых обитателей одиночных камер.
Поэтому в ж..пу религию, лучше я расскажу про ясность.
Своей озабоченностью идеей Большого путеше
ствия я обязан не только
стандартной библиотечке приключений, прилежно собираемой для читающих
мальчиков. И не только не менее стандартными книгами ангелоголового Керуака,
обнаруженными позже.
Ею я обязан, в первую очередь, спонтанному одиночному путешест
вию на
товарняке по восточной части Украины, которое я получил в 7 лет.
Тогда в еще не оформившейся окончательно стене появилась одна из первых
глубоких трещин. Воспользоваться наличием которой я додумался намного позже.
Эта поездка напрямую связана с небо
льшим путешествием в Исландию уже в
сознательном возрасте. А уже поездка в Исландию содержит в числе прочих
эпизод, который напрямую связан с ясностью.
В первые же дни на острове выяснилось, что у меня режется зуб мудрости.
Процесс сопровождался жаром и д
остаточно бредовыми пограничными
состояниями, подпитываемыми переменчивой погодой, часто радовавшей
дождями. Вечером одного из дней я доехал до Скафтафедля. И попутно упустил
последнюю на тот момент возможность уехать оттуда до следующего утра.
Единственн
ой проблемой в этой ситуации было то, что палатку пришлось ставить
не в кемпинге. Отойдя на приличное расстояние от дороги, и выбрав уютное
место, я обеспечил себя неплохим ночлегом.
Единственной реальной проблемой оказалось то, что таблетки Кетанова я за
был
в кафе на заправочной станции.
p)
Красота места частично сбила болевой синдром, но порядком добавила
бредовости в восприятия: этот тип севера всегда зачаровывал меня и, да,
создавал именно тот самый фон почти что религиозного восхищения, о котором я
писал
выше.
У Керуака есть чудной эпизод встречи с бродягой, таскавшим с собой вырезку с
сутрой из журнала, и месяцами читавшего только ее. Идея достаточно
интересна потому, что описывает аккурат бытовое применение одной из
практик вхождения в транс. У меня не
было вырезки, уснуть я не мог, а из
аналогов сутры в непосредственном доступе была только книга Лукаса. Билингва.
Мне нужно было «выйти» из состояния боли.
Текст не имеет значения, каждая буква, знак, звук, вибрация могут быть
использованы и как ключ, и к
ак дорога.
Я нацепил на лоб фонарик, открыл книгу и выбрал короткий отрывок на шведском.
После
начал раз за разом читать его вслух, без пауз, пуская прочтение как бы по
спирали, стараясь произносить всё четко, членораздельно и своим настоящим (не
повсед
невным подстилочным шелестом) голосом. Зацикленный текст,
температура и само место впали в резонанс, и в один из моментов я вдруг
полностью выпал из вязкой и болезненной реальности, оказавшись на
территории полной внутренней пустоты и дрейфа. На мгновение
в этой среде
вспыхнула искра чистейшей ясности. Я не умел различить, что именно за
состояния были ее составляющими. Это была просто ясность: точка, в центре
которой был я.
О том, что случилось дальше, я много позже прочитал в Бардо Тёдол (со скидкой
на отс
утствие опыта смерти). И написал в коротком фантазийном трип
репорте
про бравого клерка. И, да, добавим мистики: я там был не один, но это уже и не
так важно, тем более что это "не один" не имело никакого отношения ни к
наличию ситтера, ни к наличию кого
о материального вообще.
u)
А смысл всего опыта заключался не в обуздании и покорении/сотворенной анимы
(оказывается, такая точка зрения всплывает достаточно часто... результатом
этого покорения становится, в том числе то, что человек замещает подлинные
желани
я и свободное волеизъявление ложным, навязанным извне, принимая его
за собственное: как раз тем самым комплексом, тянущимся из детства,
инспирированным ложным двойником и поддержанный последующим террором
воспитания), а в покорении «_себя_», в искоренении
застывших установок,
делающих нас стариками сначала и мертвецами после. Т.е. трансформации
подвергается статичное, стремительно дряхлеющее Я. Все, что было
необходимо: просто врубиться еще и в этот момент.
29 авг. 15
Наше тело
наименее опосредованное из всех средств коммуникации. И в
наименьшей степени принятое и признанное. Мы уже знаем достаточно о его
механизмах и химии, мы приблизительно представляем часть от возможных к
совершению посредством тела актов коммуник
ации. Мы гнобим посредством
запретов, табу, стыда, последовательного разрушения львиную долю той части
коммуникаций, что якобы изучена нами. И в большинстве случаев совершенно
диким образом интерпретируем возможности реализации оставшихся
допустимых мораль
но единиц. То, что обладает способностью к регенерации и
порождению энергии
поставлено под жесткий контроль системы. Мы не
умеем получать и принимать удовольствие
вне намешанных коннотаций. И
табу, и локальные ослабления поводка со стороны слабо адеква
тного внутреннего
цензора, и прекрасно осведомленного о доступном инструментарии и
результатах его работы цензора внешнего
демонстрируют сферу
дозволенного, пределы которой обнесены частоколом с колючей проволокой, за
которой водятся тигры.
b)
Там, где вод
ятся тигры, находится территория подлинного, уменьшающаяся по
мере того, как система апробирует и переваривает идеи и их носителей,
черпающих энергию и приносящих артефакты сознания извне. О возможности
того, что обожравшаяся гадина рано или поздно лопнет,
я уже говорил.
Левиафан иногда сбрасывает отслужившее тело, высвобождая колоссальный
хаос, накопившийся в кишечнике. Обыкновенно в таких случаях происходит
глобальная грызня жестокости и тупости. Но на результат можно и нужно
последовательно влиять уже се
йчас
последовательной работой над
освобождением себя. Держа в уме то, что пустота и избыточность есть
равноценное зло, наряду с ложной наполненностью входящее в инструментарий
системы.
Вся предосудительная "грязь" телесного безвольно болтается между ними
Конституция, раскрепощенность, сексуальность, стиль одежды, момент
ориентации... тело принадлежит человеку! Мы принимаем этот тезис
интеллектуально и тот час же делегируем право на чужое (и свое) тело:
родителям, государству, религии, телевидению,
друзьям, соседям, каждому
встречному мудаку на улице. И сами тот же час вписываемся в их ряды
владетелей над телом Другого.
Ах, да, чуть не забыл о совершенно ё...той мужской убежденности в своем
праве на насилие над сексуальностью женщины. Мизогния
сл
адкий медок для
патриархального ЧСУ.
Цивилизация блуждает в куцей рощице толерантности, табу и насилия.
Продолжая оправдывать налагаемые запреты несовершенством человеческой
природы. Незавершенностью, скорее. Тем сложнее преодолимую, чем больше
круговая по
рука рабов затачивается на воспитании мудаков
в себе и вне.
Не важен процент людей, готовых довольствоваться этим. Важно то,
устраивает ли это конкретно тебя?
30 авг. 15
xv/
Интересный момент: зомби большого
города (пребывающие в разной степени
пробужденности) мечутся межу двумя полюсами "осознанности":
b)
С одной стороны
эгоизм потреблядства, в пакете которого происходит освоение
ресурсов, надиктованных системой и возведенных в ранг нужды. В
Капитализме и шизо
френии имеется годная формула этого диктанта
как
процесса.
"Капиталистическое общество приучает нас верить, что желание равнозначно
_нужде_, и что единственным способом удовлетворения наших желаний есть
потребление… желание является производительной силой
экономики.
Шизофрения (в немедицинском, впрочем, понимании, как явление
детерриториализации в принципе) представляет собой крайнее умственное
состояние, присущее капиталистической системе как таковой, и капитализм
сознательно последовательно навязывает н
евротические состояния как
средство поддержания "нормальности""
++ поправка: каждая из функционирующих в цивилизованном
обществе/деревне/государстве/идеологии система в процессе дрессуры
своих членов навязывает определенный набор желаний
перекодированных
нужду. Это фишка диктата, работающий ноу
хау. Высказывание: вы
это не
ваши мысли,
верно в той степени, что схема вашего мышления есть
пережеванная кашица, вложенная в ваш мозг с первыми глотками
материнского молока. Оральная стадия закабаления.
С друг
ой стороны
невротический поиск духовности.
Включающий схему процесса
как
диктата. Базово: автоматизм включения в поле
действия терминологии
текста
идеология. Если Ницше, то сразу
Сумрачность
и Лунарность. Если прямославие, то, в нагрузку, русский мир
и березки.
Автоматические кластеры помогают усвоить бОльшие ансамбли информации,
на определенном этапе отключая критичность восприятия, и открывая дорогу для
вирусов. Вопросы: зачем и почему я делаю так и именно так?
выносятся за скобки
и очень часто пол
учают ответы, так же бездумно включенные в действующую
систему координат.
Где
то между бродят смешные гомункулы и мутанты. Из серии новоявленных
Калки, излишне задолбанных собственным эгоизмом и набором комплексов, чтобы
выбраться за пределы банально
челов
еческого (но это не значит, что они не
способны на акты примитивного либо изощренного уничтожения: аватары
работают, но работают на эрзац); просветленных гуру, отягощенных
комплексом фюрера и прочих пассионариев лунного света. Единственное, за что
им можно
быть благодарным, так это за продолжающуюся разработку
инструментов контроля. Да и то, только в том случае, если хватило ума не
вляпаться в этот самый инструментарий.
Информационная война и глобальное оболванивание ведется на поле,
унавоженном навязанной
нуждой его пользователей, включенных в эту нужду и
в это поле чаще не по собственной воле, но собственной волей поддерживающих
его до настоящего времени. Огораживание его территории религиозными и
идеологическими истуканами и говорящими головами
отличный
фап. На этом
семени растут годные растения с правильным набором рефлексов.
31 авг. 15
xvi/
[наброска]
В студенчестве я был очарован каждым актом сопротивления. Жадно
поглощаемая информация была своего рода замещением
мощному комплексу
запретов внутренних и внешних, перерастающих в панцирь апатии зрелости.
b)
Так или иначе, я перелопатил некоторое количество литературы, касающейся
сект, партизанских движений, культурного терроризма.
На особом положении одно время была ФРГ
, как страна, якобы преодолевавшая
волей юных диктат весьма сильной системы подчинения, приложившей лапу к
глобальной перекройке мировой души/психики. Помимо локальных проявлений
неповиновения складывающейся клике переориентировавшихся нацистов в
правитель
стве, и прочего краутрока, германцы одарили нас прекрасной во всех
смыслах историей: историей РАФ
Rote Armee Fraktion, фракции красной армии.
Романтическая тема глобального сопротивления государственной машине и
капитализму.
Баадер, Энсслин, Майнхоф.
ефреном: трупы, вымогательство, бандитизм, политические убийства, захват
заложников (++ прекрасная иллюстрация стокгольмского синдрома при захвате
посольства ФРГ в Стокгольме), учеба в террористических лагерях.
Духовный поиск.
Подлинный рокенролл бунта м
олодости.
Для революции и партизанской войны подходят любые средства
эта максима
постулируется многолетней историей сопротивления. Я далек от того, чтобы
давать моральную, политическую… или какую
либо иную связанную с этими
полюсами оценку. Меня здесь пр
одолжает интересовать кое
то иное. Сам факт
завязывания узелков истории.
Любовь к фюреру. И стремление к нему же.
Мифология свободы, созданная Бернвардом, зачинавшаяся в момент их
редкостного духовного единства с Гудрун (проще говоря:
взаимоизматывающего
психологического и сексуального насилия невротических,
неудовлетворенных, инициированных семьями в зацикленное подчинение
людей, желающих еще большего закабаления), и базирующаяся на первых
неуверенных попытках обеления
оправдания отца Бернварда
Вилла Фе
спера.
Родителя
садиста. Поэта. Идеолога (а поэты
идеологи всегда
весьма
специфический материал/субъекты, склонные к обильному генерированию
утопий
диктатур).
Попытки не менее невротических движений в сторону коммун, свободой любви,
осознанности, всео
бщего равенства, большого духовного путешествия,
запинающиеся о тотальное неврубание в природу и значение собственной
свободы и сексуальности. Закончившиеся банальным копированием (под маской
новой терминологии и текста, написанного уже Бернвардом) архетип
ов и
максим предшествующих поколений, от которых они, вроде как, стремились
откреститься… помноженное на комплекс отрицания своего родства с ними.
Мифология началась с неудачного «семейного» эксперимента, а завершилась
свободным союзом женщин, сотворивших
себе фюрера. Баадера. Мачо,
альфача, хулигана, буки для бюргеров
объекта сексуального вожделения очень
и очень многих женщин. И вот этот момент
прекрасен. Уже тем, что
характеризует на близком, структурно простом и достаточно открытом для
изучения прим
ере механизм возникновения деструктивных ячеек из изначально
якобы
ориентированных на освобождение единиц. Ориентированных, но не
имеющих ни малейшего представления о координатах и направлении. И
накрепко вписанных в систему подчинения и контроля. Причем,
крепко настолько,
что даже движение в сторону свободы (не только личностной, но и
постулируемой вовне свободы «для всех»… заметка: но не для каждого)
замкнулись на банальном насилии, сексуальном подчинении и создании фюрера.
Фюрера
диктатора, сконструирова
нного женщинами, не заставшими
предшествующего носителя маски
культа. И вот это создание в данном
и в
десятках и сотнях других
случае и оказывается подлинной целью. На каком
то
этапе поиска координат свободы Я, инициируемое извне обществом, замыкается
на мешанине заблуждений и комплексов, в которых оказывается не в состоянии
разобраться (а может, изначально не имеет к тому подлинного желания, и, да,
конечно же, воли). И из неструктурированных обломков личностной свободы
вылепливается гомункул
эрзац. Вел
икий заместитель. На которого переносится
персональная воля, и персональные устремления (к оказанию насилия и ему
подчинения, как в ячейках семьи, сообщества, государства), которому
делегируется право волить и уничтожать; учить; делиться высочайшей истиной
и направлять на пути становления и роста. Фюрер. Пастырь. Отец. Гуру.
Носитель некоей пустышки, плацебо, визуально, в какой
то из своих частей,
напоминающего ключ к свободе.
Для кротких мальчиков
революционеров Гудрун и Ульрика (весьма и весьма
прокачанны
е интеллектуально) также станут объектом почитания и вожделения
не только сексуального, телесного, но и интеллектуального (чтение многих
статьи Ульрики и сейчас может доставить подлинное удовольствие). А
наработанные рейхом системы психологического возде
йствия через ритуал,
форму, образ, действие (в купированном исполнении, но все же)
вновь
продемонстрируют свою действенность в конструировании очередной системы
закабаления и контроля
Причем, еще один нюанс: выставляемая в качестве фюрера фигура вовсе не
обязательно действует согласно собственной воле. И совершенно не факт, что
она функционирует в тех целях, которые постулируются и транслируются вовне.
Каждый мелкий фюрер
потенциальный наместник бОльшей системы. И даже
его кажущееся выдвижение из рядов
страждущей массы, может быть
простым спектаклем, приводимым в действие внешними кукловодами в качестве
локального козыря в партии.
p)
В самом начале мы всегда смотрим снизу, но никто не мешает держать в уме
потенциальную возможность любой дальнейшей развилки
Совет: не стоит упускать ни единой возможности свалить во внутреннюю или
внешнюю Монголию, чтобы побыть одному и постараться врубиться, в первую
очередь, в себя самого. Ни один инструмент не будет работать в полную силу,
когда человек открыт для доступа
со стороны Левиафана и его добровольных
последователей.
Ну и снова к вопросу табу и сексуальности
этот инструмент контроля
универсален и слишком силен, чтобы игнорировать его в какой
либо из систем.
Тем более что есть еще один весьма потешный механизм вк
люченности и
замещения. Работающий через "осознание" и "освобождение". Закавыченно
ложные.
Условно
функционирующее Я
клубок автоматических установок; насильственно
навязанных табу и противоречий
в ситуациях, когда ему предоставляется
выбор, с большей в
ероятностью будет действовать по принципу наименьшего
сопротивления. И в случае вывода из равновесия, постарается вернуться в
исходное, привычное состояние. Каким бы негативным оно ни было.
Вернуться к зависимости и догме. Или же заместить отъятое подчинен
ие чем
то ему подобным.
u)
Сексуальные табу уникальны
они пускают действительно глубокие корни и
накрепко привязывают носителя ко всем веками накапливаемым архетипам и
догмам. Запреты
наказания; изощренное насилие над естественным. И над
всем этим
фигура
Отца/Родителя/Бога. Фюрера. Диктатора, раз за разом
заявляющего свои права на волю.
Практика освобождения от сексуальных табу; любой из доступных ключей,
отпирающих клетку запретов
попутно запускают механизм импринтинга.
Вылупляющееся из яйца запретов Я,
опьяненное абсолютно новым ощущением
свободы, цепляет "освободителя" и накрепко фиксирует его в качестве источника
наслаждения/знания. Т.е. та полнота, что находится внутри человека, как и
любой запрет
дозволение, как любая прежняя садомазохистская связка
"удовольствий", переносится вовне и приписывается Постороннему.
Разум
сорока, он желает вестись на яркие блестящие безделушки. Яркие не
по цветовой гамме, но по насыщенности наслаждением и следующей за ним
эмоцией. Если усилить обещаемую свободу ритуал
ом, униформой, яркими
цветами, приемом любого воздействующего на сознание наркотика
вместо
освобождения можно получить мощнейшую зависимость. Этот тип работает
не только в сторону "развращения", но и в сторону тотального отказа.
Ассасины, религиозные ма
ньяки, сектанты, семья Мэнсона, якобы философско
политические образования (потешные сластолюбцы
мыслители постсоветского
пространства)
с разной степенью успешности реализовывали/реализуют эту
программу в нагрузку к иным системам подчинения. В плане значи
мости между
ними нет знака равенства; но, как показывает практика, каждый суслик в поле
агроном. Это справедливо как для императора, так и для самого куцего фюрера. В
качестве иллюстрации можно почитать воспоминания об... ммм, инициации
любого рядового чле
на РАФ. Или же обратить внимание на то, за что именно
цеплялись новички в Семье.
Ну а райская ебля ассасинов под гашишем с мальчиками
гуриями хоть трудно
проверяема сегодня, но достаточно известна обитателям андеграундов. Это
прекрасно работает на молодых.
РАУ в Иллюминатах описал ритуал сексуального посвящения
освобождения.
Действенная машинка, которая на любом этапе грозила обернуться кабалой.
Зашоренность + зависимости + незнание. Сочетание, лишающее воли с
активным содействием со стороны лишаемого. Доро
га к ретроградной
революции, раз за разом возрождающей старых идолов, пусть и под новыми
именами.
04 снт
. 2015
[наброска]
«Ребенок
метафизическое существо, и родители здесь н
при
чем». Наоборот,
это именно родители навязывают
себя ребенку как категорический императив,
как Меру поведения; ошибочно путая то, что они являются только свидетелями и
только слушателями, с тем, что они якобы существуют в качестве обязательных
привязок и образов в сознании ребенка просто в силу того, ч
то принимали участие
в его появлении на свет.
b)
Дрейфующая тема с детьми индиго порочна тем, что обыкновенные дети, в
наименьшей степени изнасилованные родительскими представлениями "так
надо", дети естественные, демонстрируются _испытывающему_нужду_ в
инфоп
оводе социуму подобно ученой обезьянке.
Куда исчезает бОльший процент этих индиго после 15? Никуда. Они просто
вписываются.
Принцип полицейского сознания и соподчинения: проходим мимо, здесь ничего не
происходит.
Здесь происходит глобальное нае…во в тради
циях романа
воспитания.
И воспитание плебса строится (помимо программирования нужды) на локальном
исключении из мира (с помещением в резервации ожидания), на отрицании
того, что можно назвать фанком. Вместо реальных инструментов
воспроизводство карго по
средством дичайших мифов, в которые, похоже,
отчаянно верят и сами мифотворцы. Исключение из фанка допускает включенность
в карнавал
в ритуальную его часть, дающую возможность урвать
соответствующую нужде толику фана
в полном соответствии с отчаянием и
отсутствием тормозов карнавала по Бахтину.
Получается круговая порука глупости: единицы, владеющие информацией и
подлинными инструментами, сливают вниз пилюли карго и мусорные идеи
потребления, но, на фоне возрастающего давления новых примитивных культов
эти единицы также в любой момент рискуют потерять и собственную
идентификацию, и определяющую ее реальность. Уже хотя бы из
за того, что
сами оказываются подсаженными на потребление сигналов
потребностей,
идущих в ответ, в качестве фидбэка. Никакого атла
нтизма во имя блага
простое пользование, заинтересованное в длящемся и контролируемом застое,
допускающем крайне медленные и незначительные изменения.
++ потеха самообмана: «моё» стремление к свободе запинается о «моё»
собственничество в момент, когда о
бъект собственности, вдруг, демонстрирует
наглость заикнуться о своих свободах.
Обмен информацией происходит на фоне перманентно обновляемого (за счет
ротации участников) карнавала, подпитываемого включением новых членов,
приходящих в функционирующую "кул
ьтуру" извне: инерция обществ (и
��[30
включающих, и включаемых) говорит о том, что сам факт инициации в карнавал
обуславливается не только постулируемыми милосердием и толерантностью;
расчет идет не только на цивилизованность и желание делиться благами и
знание
м (этого, как раз, чаще не наблюдается: и блага, и знания должны
оставаться в границах допускаемых для них территорий). В этом включении
есть выгода: в поддерживаемом дисбалансе и контролируемом хаосе. Но она не
касается ни проживающих, ни приходящих. Что
именно каналируется данным
типом карнавала? Воля к свободе, как минимум. Образ большого господина
трактуется с позиции босяка конкретного общества. Душный потлач сознания:
между западным гипертрофированным помешательством на Эдиповом
комплексе и восточным
постоянным стремлением к средневековью. Цивилизации
не успевают за собственным прогрессом, и для видимости продолжает
бороться со следствиями
посредством старого/доброго насилия.
По факту: они воспроизводят тот же инерционный процесс, что функционирует
психике отдельного человека. Ячейки разрастаются от личности, копируя подобие
друг друга.
Пребывать в состоянии плебса, как и пребывать в состоянии среднего класса во
всех их ипостасях
в равной мере тупик. Гордиться этими состояниями и
ставить их регал
ии в качестве цели
нонсенс. Это бесплодные состояния
нужды, лишенные прав и возможностей на генерацию подлинно свободных и,
самое главное, собственных идей. Но перенесенные в стойло принуждения к
нужде и потреблению. Человека в этом состоянии можно склон
ить как к любой
степени пассивности, так и к любой оголтелости радикализма.
Продолжающаяся мерно нагнетаемая шизофрения, выстраиваемая на
циничном вытеснении памяти о том, к чему приводят управляемые помутнения
толпы
прекрасный тому пример.
Да, я начин
аю понимать безусловность бунта ради бунта
со стороны
молодости. Возможно, что именно так себя проявляет
уже заключенная, правда,
в каналы контроля
то живое, что еще не успело обрасти панцирем
обыденности. Но и это насилие, и этот бунт также принудит
ельно уже
исключены из мира. Учителями, не знающими о его полноте.
Собственно, это система условного старого мира/света/завета: диктат
обладающего информацией тирана, обеспечивающего запрет на доступ к ней
другому... и тем самым
в рамках кастовости
обр
екающего себя на итоговую
костность и скудоумие (поклон Соломонам и псевдо
Калки). Общество, не
пожелавшее принимать абсолютную свободу информационного обмена и
_обучения_, банально уйдет на дно под грузом собственного догматизма.
Впрочем, его всегда можно
сделать агентом глобального пиздеца: снарядив
инструментарием и вооружив, с сохранением всех прочих условий
интеллектуального вакуума. Такая бомба способна утянуть в свою воронку
ебанутости львиную долю развивающегося мира. Сообщества, стремительно
преобр
азующие свою отсталую религиозную мораль в злокачественную опухоль
��[31
паразитического диктата сегодня
прекрасный тому пример. Проблема в том,
что навязший диктат воспитания, несвободы и насилия, выпестованный в нас
самих
играет роль того самого воина
роянского
коня, что отпирает ворота
нашего разума для новой волны варваров. Тех самых, что постоянно толпятся и в
нас самих.
��[32
05 снт. 2015
Жизнь
это не проблема, требующая решения, но опыт, конструирующий... что?
Психе/дух/душу/разум
целостность, над содержанием и формой которой
получает власть и волю человек познающий. Искренне желающий и
стремящийся познавать. Строящий свое стремление в
том числе на признании
удовольствия, воли, знания, свободы Другого (и взаимодействующего с ним же,
как с учителем/партнером/учеником).
b)
И получающий подобное же признание от него.
То, что импонирует у телемитов: идея невмешательства в Волю другого
челове
ка.
Каждая женщина и каждый мужчина [каждый живой]
звезда. И это знание
освобождает.
Хотя подлинное удовольствие я получил в тот момент, когда случилось врубиться в
более скромную тему: жизнь
это не проблема. Жизнь не требует решения.
Проблема
эта ча
сть дополнительного и больного опыта, искаженного кода,
вводимого в действие на самом первом этапе. Собственно говоря, проблема
это
ты сам. И решения требуешь только ты.
��[33
08 снт. 2015
[черновик] О генерировании зависимостей и замещения.
b)
Модель воспитания заточена на формирование комплекса доминирования
подчинения.
С одной стороны: я не знаю ни одного человека, который освободился бы от
зависимостей от Другого (чаще происходит замещени
е одного
доминирующего другим… причем, независимо от воли зависимого, а часто: с его
ведома и согласия).
С другой: я наблюдаю, как освобождающиеся/мыслящие себя свободными люди
обрастают людьми, зависимыми уже от их воли.
Этот тип программы
Муршид. Эпи
фейл суфиев. И попутно
один из самых
старых архетипов.
Пока не вижу, как можно отключить его полностью. Возможно, он выступает, как
один из агентов
носителей "личности" человека. И в этой части талмуда
находится интересная закладка, в которой стоит пок
опаться. Даже зная о том,
что ты далеко не первый археолог
любитель:
Я, личность расщеплены на множество автономных от ее воли агентов
носителей, каждый из которых регулирует ту или иную
потребность/программу/уверенность. Они могут быть слабо связанными д
руг с
другом, но антенны их контроля направлены вовне, в прошлое. В то время, когда
авторитеты прошивались с помощью безусловного насилия. Я думал о склонности
разума к импринту и привязке как к условным спасителям, так и к безусловным
тиранам. Так или ина
че, но Муршид всегда конструируется при активном
содействии самого человека. Любое выпадение из схемы
отклонение,
чертовщина. Кротовая нора, ведущая вовне. Установки действенны потому, что
внутренняя сеть социума обеспечивает свою целостность прочностью
связок в
каждом звене паутины.
Как устранить эту связь? Или хотя бы поставить ее под контроль собственной
воли?
Нужно помнить о том, что в роли Муршида не обязательно выступает человек.
Им может быть идея, учение, сколь угодно божественная сущность.
Потешное отступление о ложности религиозных установок: о фантазийности
богов патриархальных культов прекрасно свидетельствует иерархия небес.
Иерархия всегда
изобретение человеческого мозга. Патриархальной
прошивки. Модели Эм.
Иерархия
ошибочно истракт
ованная Структура. В т.ч. ризома.
В повседневной жизни, когда и восприятие, и подстилочность, и зависимости
неразличимы и рассеяны
размазан и Муршид. По частицам, элементам,
восприятиям. Он может проявляться в подчиненности власти, ее лакеям,
отношениям
и прочим локальным и навязанным откликам майи. Ярче всего он
отзывается именно в тот момент, когда рассеянность исчезает и человек, на
��[34
его взгляд, выходит на финишную прямую
к осмысленности и свободе. Причем,
выход может быть как подлинным, так и сконст
руированным теми же
культовыми загонами эрзацем. Здесь Муршид действует в зависимости от
сильнейшей привязки, от самой обильной червоточины: импринт на сенсеев и
гуру, желание влиять на волю другого и так далее.
И тема Учителя/фюрера/ далеко не всегда равн
а теме Блага.
С большей вероятностью, в качестве дара тебе преподнесут гроб… из досок
которого, в принципе, можно соорудить лестницу на ту сторону горизонта.
��[35
13 снт. 2015
Осознание девиации и своей ею причaщенности,
вводящей в касту париев,
может освободить разум и приблизить его к Рубикону нового знания. Точно так,
как и очередное приближение к части подлинного знания способно переключить
разум на то, что считается девиацией.
b)
Достигающий просветления подобен стреле,л
етящей прямо в ад. Это верно для
обученных подчинению взрослых. И чем больше опыт этого подчинения, тем
глубже ад падения стрелы: каждое "нарушение" в системе управления
роботом
защита Контролем своих границ. Его надежда на то, что привыкшее
подчиняться
сознание замкнется на очередном мощном импринте. На этот раз
создающем иллюзию власти: над судьбою, своей реальностью, чьей
либо
жизнью; иллюзию контроля над _пре_ступлением. Империю рассудочности.
Безумие робота, стремящегося к разрушению, убийству, наси
лию
продолжению продолжения контроля. Насилие или страх.
Мы
звездные бандиты, деконструирующие космос наших тел на новом витке
подчинения. На развилке, в очередной раз ведущей к очередному шагу к
освобождению/низвергающей в недоумие.
Я собираю свою кни
гу лжей.
"вершина горы не могла быть победой; шла война, вечная война с Роботом,
переходившая на более высокий и более опасный уровень. Окончание войны
означало его капитуляцию, и это было единственное и возможное окончание
войны, поскольку Робот был на
три миллиарда лет старше и его нельзя было
убить"
Желание любви здесь и сейчас близко к собственнической страсти к обладанию.
Любовь
как
принятие может быть отложенной, но это не отрицает
возможности ежесекундной к ней готовности. Любовь
как
дарение в
озможна
только здесь и сейчас, так как откладывая ее, ты утрачиваешь ясность в
преодолении _слепых_ уверенностей эгоизма.
В одном твоем гене заключены многие тысячелетия эволюции, ты способен
кооперироваться с любым из внутренних роботов. Так какой резон д
авать
внешним нудным возможность вводить тебя в заблуждение и возвращать в
границы Контроля?
Так говорил Мэвис и shithead, пророк его.
Империя контроля скрепляется страхом. Перед очередным глобальным наеб...вом,
навроде экономического кризиса или рели
гиозного (религиозного,ять!)
равнообразия, бывает неплохо припугнуть мир намеком на глобальную
��[36
катастрофу. Главное, создать инфоповод, но не перегнуть палку и не глотнуть
чутка контролируемого хаоса.
Еще один инструмент программирования: потребление. Эта н
авязываемая
система позиционируется как зона абсолютной безопасности и покоя. То, что
нужно для поглаживания внутреннего паразита.
��[37
29 снт. 2015
[черновики] коль скоро мой сериалистический сюрреализм дает мне прекрасный
мандат с дипломатом шаблонных ошибок в качестве приложения, я вернусь к
своим устаревшим наблюдениям за потешным шарлатанством
дискордианства и мектауб
панком, сложносочиненным нищенствующими
суфиями. А попутно внесу еще больше путаницы в стиль изложения
материала:
как жест. Отказа и признания власти, падкой до тяжеловесной конкретики
мышления.
b)
Харе
харе той музыке, которую нельзя использовать в рекламе; харе
харе той
мысли, под которую невозможно подвести идеологию.
Я до сих пор западаю на фриджаз, нойз и
мусульманские ереси в изложении
западных шизоидов. Остаются еще корабли
солнца Колтрейна и обращения к
богу, но я стараюсь отучаться разговаривать сам с собой. Это изматывает так
же сильно, как хронический онанизм.
Статическая конфигурация власти
фетиш
садомазохиста, втрупленного в
ролевую игру начальствования/подчинения, но упорно не врубающегося в
эротизм и сакральную сексуальность свободы, динамической конфигурации
равных, дешево доступной социуму.
Вагинальная роза, фаллический крест
на разных этапа
х преодоления
догматизма христиане, определенно, врубались в ту силу магии/любви, которую
дает сексуальность. От этого бегут поздние унылые догматики и вдупленные в
смерть мусульмане (ждущие ее же после своей кончины). Райх был прав, и
Кроули был прав: вся
оргонавтика
охуенный трип. Всякая человеческая козявка
звезда, уснувшая в мгновение, наиболее удобное для бегства от внутреннего
мудака/трупа (дуальность, парность, спорынья).
Между великим отцом, великой матерью и человеком всегда остается
мгновение
экстаза эротического слияния
каждого из элементов
момент
величайшей ясности, превращающий время в пространство и сводящий
пространство
в точку, не имеющую границ. В этом мой пересказ темы святого
духа, мысию снующего по древу бодхи: от кроны до самых
корней, где прячется
великий одноглазый змей, занесенный в Liber Novus и успевший наследить едва
ли не во всех культах разом, падкий до яблок, каждое из которых само по себе
естество и первопричина.
Я мыслю так, что в церкви/костеле/мечети имеет смыл пр
оповедовать отказ от
смирения святого траха
оскопление, моральное и физическое, оскорбляет идею
меня
бога в каждом из состояний; тем более, в образе царицы саввской,
проповедующей ом
мудрость плоти.
Уберите костыли для невольных. Спросите детей: они знаю
т о просветлении
больше любого Будды. И делятся этим знанием. Также, как тем же готовы
поделиться каждый мужчина и каждая женщина [fix] каждая женщина и
��[38
каждый мужчина, стоит им только хоть на мгновение заткнуть внутреннего
мудака.
Мы накручиваем спирали ш
изофрении по скрипту: обусловленное нечто (условно
внешняя реальность) транслирует редуцированную информацию, которой со
стороны рассудка дается интерпретация, оседающая в сознании как вторичная
реальность, воспринимаемая за истину (вторичная по отношению
к уже
вторичной). На выходе получаем иллюзию, как любую неверную трактовку,
вербализацию мысли. Пчелка Майя для дряхлых духом.
Мы и сами
допущение, вербализация мысли вселенной... точнее, вселенской
любви, с зачатками воли. Часто недостаточной для того,
чтобы вовремя задать
правильный вариант вопроса: зачем? и понять, что "судьба" во многом
процесс, но
не приговор (за вычетом фатальных ошибок в начальном коде).
Не существует учения, не существует великой книги, дающей ответы.
Возможен только кодекс
в
значении кодификации каждого мгновения
проявленной воли. Этот кодекс и складывается в судьбу, в мектауб
без оглядки на
меланхолию, но с максимальной включенностью, насыщенностью,
осмысленностью. И, да, способностью к вхождению в отрешенность
это
прекра
сная альтернатива более привычным истерии и помешательству.
Мектауб как импровизация, изменение. Принятие жизни как она есть.
В этот самый момент десятки кораблей
солнц снимаются с места и
отправляются на молебен в вселенский храм кислотной мамочки, и на
землю
ступает великая тьма, остающаяся прологом к еще большему свету.
Проповедь телеантенн ничем не уступает проповеди сетевых аскетов: любая
крупица информации является и ядом, и лекарством/ истинной и ложью
одновременно. Вопрос не в дозировке, вопрос в в
оле и власти или воли к власти.
Или в любом волении, доступном простаку, проповедующему любовь в так
наступившей пустыне (и Ницше смеется взахлеб, слагая вирши об очередном
подведении к уже случившемуся закату).
��[39
. 2015
[черновики/октябрь
]в основе любого навязываемого эдипового комплекса лежит
страх перед деконструкцией доминирования, доступного семье
как
системе.
Здесь: проявление всех комплексов тирании в миниатюре. Но в том числе из этой
миниатюры вырастает подавление
комплексное. Страх со стороны
навязывающего
переносящийся на того, кому он навязан
страх лишиться
жизни, точнее, того, что она, наряду с узурпированным правом доминирования,
наряду с узурпированной властью над женским, будет отнята потомком, к
котором
у перейдет право заявлять свою власть над волей и магикой
(искаженных тем самым насилием доминирующего) и, в конечном счете, самим
пространством
временем.
b)
Отец страшится поражения и смерти от руки сына и навязывает ему манеру
поведения потенциального тиран
конкурента, претендующего на мать не с
позиции единого целого, как существа, получившего рождение и до
определенного момента развивающего исходный код, а как самовольного
узурпатора, причиняющего насилие. И в нагрузку к этому
страх лишиться воли,
свобо
ды и жизни до того, как появится достаточно сил для противостояния.
Система насилия всегда стремиться к определенного рода замкнутости, но с
возможностью включения дополнительных объектов. Эта сфера влечения к
смерти, как к акту окончательного уничтожения.
И здесь нет ни единого оттенка
фрейдизма... быть может, за исключением того, что он выступает в качестве
одного из сценариев навязывания воли/подчинения. Собственно, любая
методология, находящаяся под колпаком какой
либо одной идеологии (не важно
какой им
енно: капитализма, марксизма, социализма, традиционализма), не
склонная при этом к применению интегрального подхода,
стремится к сведению
человека в шаблон. Зачастую, одномерный. И
после
к дальнейшей селекции
наиболее соответствующих шаблону единиц.
От субъекта
к объекту. От
сложного
к опримитивленному и деструктурированному. Человек видится
функцией, примитивной реагирующей машинкой. Величиной, которой, в конечном
счете, можно пренебречь.
Сама система традиционного в разнообразных его проявлениях
, так или иначе,
пестует стремление и страсть к окаменелости, стандартно забывая о том, что
стагнация
временное и локальное лекарство, не способное сохранять жизнь в
перспективе. Традиционализм заинтересован в сменяемости подобий и
шаблонов, корнями врас
тающих в "так здесь принято". Идея проста: там, где
поколения не выходят за границы, наложенные идеологическим стандартом,
есть автоматизм и механистичность (способные до определенного момента
поддерживать эволюционные процессы) и механизмы контроля над ко
нфликтом
между единицей и носителями идеи.
Но. Конфликт сегодняшнего дня
это не результат упадка дорвавшихся до
условной свободы пигмеев. Здесь действует совершенно иная перспектива.
Сегодняшний конфликт
это конфликт застывших блоков традиционного, вид
имым
постулированием толерантности/тотальным ее отрицанием утверждающих
собственную нормальность и страшащихся тирании "сына", которому они не
способны приписать что
либо отличное от собственных фобий и комплексов. Все
рассуждения о свободе на этом уровне
приводят разве что к замыканию
системы и утрате даже просто подобия представления о способе выхода за
пределы. Системы не способны подлинно допускать альтернативные
возможности сценариев реальности
только конструкты, растущие из
дряхлеющих искусственных
идей, гарантирующих в случае необходимости
возможность возврата к "норме".
Спасает технология
запущенный механизм роста, часто банально
игнорирующий запросы идеологии.
[черновики/октябрь
ii
]насилие структурируется вокруг ядра умозрительной
схемы.
Но в св
оей идее взаимодействия и освоения сферы я всегда стремился к модели
импровизации, как наиболее вольного способа восприятия и взаимодействия с как
можно большим объемом близлежащих точек развития. Нелинейность ставит
под сомнение саму идею системы. Но. Тол
ько тогда, когда ты на самом деле
начинаешь желать жить ею. Модели импровизации
танца, модели
шизопрактики буто имеют к этому самое непосредственное отношение.
Буквально, магика начинается в каждом акте свободы воли, а свобода
всегда
несет в себе семена
импровизации. Я постараюсь максимально глубоко
врубиться в идею сферы, тем более, что она имеет непосредственное
отношение к преодолению идеи системы
как
тюрьмы.
И еще раз Но! Ключевое здесь
слово Идея. Практика всегда индивидуальна,
практика неминуемо и
нтеграционна. И нужно помнить об опасности в практике
собственной реальности попасть в зависимость от чужого Как?
И Как? и Зачем?
на всех уровнях (и на уровне правильного вопроса, и на уровне
неминуемого ответа) конструируются и интегрируются самими
ителями/субъектами, становящимися в этот же самый момент сами для себя
объектом.
Мишень и снаряд становятся единой математической точкой, реальностью.
Почему математической?
потому что она заведомо не имеет границ.
Гипертрофированная серьезность и умышл
енно аляповая структурированность
языка
всегда насмешка.
Так, минимализм живописи отталкивается от пустоты листа, чтобы создать
концентрированную минималистичность формы в малом... но мне всегда была
ближе именно идея нойза: когда максимально насыщается
и концентрируется
пространство вокруг для того, чтобы создать точку пустоты внутри. И выдавить
сознание за горизонт событий рассудка
*Так работает информация, но точно также работает и ее антагонист: сорная
информация, избыточный мусор, вводимый доброво
льными проводниками системы
(все то, что возможно наблюдать сегодня через призму социальных сетей и
прочего избытка, характерного для крупных городов и сообществ
тот же
традиционный «шум» мусорных трактовок, догматизирующих либо
цементирующих тупость и «
заблуждения»).
Тактика запутывания следов, шизопрактика, рисующая путь к преодолению и
освобождению. Технология создает шум; магика оставляет следы в языке и
запрограммированных им привычках; информация становится самостоятельным
и волящим вирусом.
Сексуальность магнетична и пластична. Естественность ненавязанного
человеческого желания
продолжение языка тела, продолжения языка единой
структуры в процессе ее становления. Во всех этих отражениях любое
навязывание табу есть в том числе страх
страх п
отери контроля. И этот страх
приводит к тому, что на этапе обучения происходит замещение идеи созидания
воли (ее понимания, ее ответственности) идеей запрета. Полет
это болезнь;
прямохождение
это болезнь; самостоятельное мышление и критичность
престу
пление. Если они хотя бы частично не вписываются в схемы. Человек в
процессе своего воспитания исходит из идеи своей греховности
из идеи
безграничного и неконтролируемого зла внутри и вне. И даже продуцируемое
условное "добро" неминуемо выстраивается либ
о как оглядка на непререкаемое
зло, либо как его антитеза. С навязываемой же параллельной монополии на право
давать определения и трактовать их и диктовать
со стороны действующей
идеологии. Многоуровневая клетка. Для ее осознания достаточно уметь: любит
себя (уже потому, что именно эта любовь
основа для всей той любви, что будет
транслироваться вовне), слушать себя (целиком, включая запросы своего тела
без исключений). Процесс разблокирования табу/запрета имеет смысл
проводить во всех плоскостях: пс
ихологическом, лингвистическом, лексическом,
телесном. Мышление, обучение, танец
осознанная импровизация начинается
там, где есть осознание объема и пространства. Своего внутреннего
многомерного ландшафта.
19
. 2015
наброскаЭль/самая
затасканная шутка зачастую содержит в себе в разы
больше вещества того знания, которое характеризует человечество, чем все
страницы философских книг, уже потому, что ее создало именно
позиционирующее себя большинство, а не блудная единица
это экстракт,
выжимка, скрепленная натужным смехом тех, кто пытается овладеть миром.
b)
Вся разница
в насыщенности пигмента, в степени погруженности в безумие,
в отчаянности веры; единичные трипы шизофреников обладают необоримой
силой тяжести, и поглощают разум, единиц и
коллективов, генерируя энергию,
питающую сеть, в нитях которой колышутся философские и религиозные
концепции смышленых обормотов, пытающихся хоть как
то "объяснить"
реальность. Но даже если божественное в становлении вдохновлено
спорыньей, прогрессирующее
безумие
не единственный выход. Тем более в
тех случаях, когда безумие единицы проецируется на безволие масс.
Всегда остается вопрос возможности волевого решения: сказать Нет.
Погружённые в цивилизованность, мы озабочены либо поддержанием своей
зависимос
ти (и тогда мы называем себя приверженцами традиции), либо
поиском ее заменителя (и тогда мы переписываем метрики от имени себя
революционера). Оба варианта сохраняют все калибровки насилия и контроля, и,
по сути своей, остаются говорением о прошлом, устоя
вшемся, догматичном. Это
негативное утверждение, стабилизирующее очередные вавилонские башни,
которые когда
нибудь желательно, наконец, уничтожить.
Собирая эголетающую тарелку в лифтовой шахте, я насмешливо озираю
собственные отражения в осколках стекла на
дне. В этом
один из тезисов
жизни для двадцатилетних, жаждущих отрицания.
Примерно об этом говорил китайский мудрец Ниц
Ше и мыслил сферически
вакуумный Слотердайк, вызывая глобальные скандалы своими экскурсами в
селекцию человечества (опуская его сексу
альность), но всегда оставался вопрос
о страхе, как цементирующем веществе, создающим основу любого
предательства и преображения свободы в тюремную камеру. Я не наследую
Эко и не собираюсь понимать Витгенштейна до тех пор, пока внутренняя
камера остается з
апертой на ключ, хранящийся у меня за пазухой (но пока мои
слуховые окна распахнуты в сторону свинцового неба, по цветовой гамме
напоминающего те же стены, стоит помнить о самой _возможности_ любых
других оттенков)
zoom//Одна из интересных и не самых очеви
дных для моей эгоманиакальной
ипостаси мыслей, которую я вынес из прочтения диалога
мысль о "порочности"
невежества, боли, слабости... точнее, об имеющихся между ними взаимосвязях
и тонкостях взаимоотношения. И разнице между очередной догмой левацкого
еализма и пара
догмой становления.
Смысл в том, что есть состояние
как данность. А есть
его признание.
Сами по себе состояния не являются "пороком". Волшебство превращения
состояния в порок (и далее
постепенное окостенение в нем)
это одна из
шуток
ущемленного сознания.
Но любое состояние, при условии его признания
не просто отправная точка, но
необходимое условие каждого нового начала.
Невежество
один из аспектов познания; страсть
один из аспектов ума. И все
сочетания возможно как скомкать в с
мешную смешанную точку (помня о том, с
концентрации чего именно все начиналось), так и выстроить в новую спираль.
Разум пребывает в теле и его саттелитах, и в то же время бесконечно глубоко
врубается в мельчайшую химию реакций и сочетаний.
Во всей схеме Ко
нтроля работает лишь _идея_ Порока, и моралофаги
пророки
ее. Именно эта идея замыкает собою догму; именно эта идея привносит привкус
крови и аромат жертвенных алтарей на кофейные столики отмороженных
учителей и культовых оскопителей сознания. Этот сценар
ий прекрасно
работает, и если ты решишь организовать очередную вневременную
религию или местечковую иерархизированную партию, тебе стоит
хорошенько поработать с внедрением оттенков порочности и оскорбленной
нравственности. Вместе они создают чудные обертон
а и для бомбы, и для
жертвенного ножа.
Впрочем, куда как большего эффекта ты добьешься, если откажешься от лжи. И
дополнишь обе составляющие полу
правдой... такой, какова она есть: оставаясь
предельно правдивым в части, утаивая и шифруя вторую ее половину.
В этом
сокрыт чудесный эффект: оставаясь последователем любого догмата, ты будешь
неспособен к изложению полноценной истины... более того, все твои построения,
будучи помещенными в любую систему, неминуемо окажутся очередным
изложением (читай: извращением
) каждой изначально предполагаемой мысли.
Первая ступень догмата правды
искажение [зеркало] ложь. То же, что ты
попытаешься сокрыть или исказить умышленно, неминуемо понесет в себе семя
подлинной мысли (т.к. именно в этом будет проявлена воля отражения),
и вся
система в который раз обернется очередным кодом
шифром, жаждущим
прочтения, за которым, кто знает, возможен очередной виток
кодирования/искажения/лжи. Семена знания всегда оказываются слегка в
стороне от магистрального направления, выбранного "созна
тельно". Шутка рацио,
генерирующего системы.
"Мир конструируется нашими чувствами и спроецированными эмоциями", те
намеки на "истину" (понятые также как и карта, которую приняли за
территорию), которые были восприняты хотя бы в малой своей части,
подвергли
сь такому количеству перекодирований, что во многом затерлись до
неузнаваемости: вирус продолжает мутацию контроля, а каменщики науки
выстраивают очередную новую подлинность; идеология наслаивает геометрии
очередного мифа, активно пользующего застаревшую у
стремленность к
отмщению. Бездна галлюцинаций выстроила твое зазеркалье по лекалам серых
кардиналов и простодушных глупцов. Условные рефлексы реальности выработаны
многолетней привычкой к подчинению. И все возможные аминь и ом, даже будучи
произнесенными м
ногократно, чаще свидетельствуют всего лишь о смене
ширмы. Но в процессе перестановок возможно увидеть в просветах и щелях
все то, что находится по ту сторону зрительного зала.
Взламывая "реальность", я обнаруживаю тишину; и она сама по себе
становится и г
армонией, и темой. А за пределом оргонных блужданий
обнаруживается сфера
одна из многих, наследующая тело, и продолжающее
его=>от солнечного сплетения/точки у основания шеи/закупоренного родничка на
затылке, она растет и предвосхищает собою слияние и пол
ноту
точечный канал
симбиоза и подключения к информационным потокам. И, конечно же, в этих словах
лжи ровно настолько, насколько сильно мы можем позволить себе заблуждаться,
но: тело женщины/тело мужчины/тело всякого человека
и проводник, и
генератор,
собранные из частиц вселенной. Это антинаучная чепуха; это
частица, это волна
и пять разноцветных смехов, оброненных на самом краю
пространства и времени.
ноя. 2015
наброскаАр/два условно спорных парадокса от физиков:
1.Принцип
квантовой неразделимости: каждая частица в любой точке
пространства оказывает влияние на все остальные частицы
2.Теория странных петель
все есть причина всего во всех направлениях. Т.е.
будущее может определять настоящее в такой же мере, как это делает
прошлое
p)
Обе эти теории забавным образом связаны с древними прозрениями, и являются
как их следствием, так и непосредственной причиной. Достаточно вспомнить
небезызвестную секту китайских внебоглядов Хуа
Йен и прозрения,
касающиеся сети Индры: сеть Индры ра
спространяется на всю вселенную; ее
вертикальные линии
время; горизонтальные
пространство; в каждом узле
находится бусинка (одиночное существование). Ее поверхность отражает не
только соседние и все прочие бусины, но и каждое отражение каждого
отражени
я каждой бусины.
Хуа
Йен подчеркивали, что каждое отдельное явление одновременно является и
причиной и следствием/отражением всего во вселенной.
Откуп солипсистам
всегда остается шанс того, что "мы" "придумали" эту
реальность, и теперь воссоздаем ее.
Памятка странствующим от Ту Шуна:
"Определенно, есть возможность проникнуть в другие драгоценности, не
покидая этой. Если вы оставите это сокровище, чтобы проникнуть в остальные, вы
не сможете это сделать. Почему? Потому что снаружи этой драгоценности нет
отдельных сокровищ; если вы уберете одну драгоценность, разрушится [для
вас!] вся структура". И этот момент можно смело привязать как к методам
Контроля, так и к импринтам и Муршиду.
По М. Коростовцеву, компоненты личности, высвобождаемые после смерти
сог
ласно воззрениям Египтян таковы:
u)
Ка
энергетический двойник, обитает в гробнице
Ба
душа, имеет форму птицы (африканского аиста или сокола), обитает близ
гробницы
Ах
дух («блаженный, просветленный»), звезда, имеет также форму
хохлатого ибиса, принадле
жит небу
Тень
Имя
Сердце
Сах (мумия)
bb)
Ка
доппельгангер, плацента (по старому сферолюбу
Слотердайку); Ах
звезда. И это
ключевое, как и общая ориентированность на Сириус.
cc)
Ом.
46
]

16
дек
. 2015
<b)
Контроль воздействует через поражение в правах.
Его цель
уязвимость.
Контроль заинтересован в том, чтобы его жертва была уязвимой; в том, чтобы
она относилась к этой уязвимости предельно серьезно: близость смерти, мнимой
или реальной, близкой или удаленной во времени; но непременно обособленной,
отде
ленной от манипулятивных же понятий чести и достоинства (каждое из
которых в иной момент возможно использовать себе во благо
в созидании воли
и в преодолении страха)
весьма действенный механизм подавления. Малая
смерть
ущемление в правах и лишение св
обод
то, на что государства
сегодня и всегда заявляют свою монополию, в т.ч. бесконечно настраивая
механизмы наказания, войны и внедряемых в общество вариаций взаимной
ненависти
вытравливает подлинную жизнь, оставляя только право на
выживание. Это може
т быть выживанием очевидным
в старомодных
старорежимных тираниях. Это же может быть выживанием
завуалированным
во все сильнее разрастающихся социальных трещинах
общества потребления. Во всех вариантах цель контроля
создавать
уязвимости.
Любое искусст
венно пестуемое меньшинство всегда уязвимо в глазах
травящего "большинства". Механизмы традиции, морали и подчинения диктату
навязываемых моделей поведения дают мнимую силу и "лицензию на убийство",
взращивая потенциальных жертв и козлов отпущения среди те
х слоев, которых
назначают уязвимыми. Именно к этим слоям притравливают массы, стараясь
канализировать аккумулированную агрессию, выкованную контролем через своих
внешних проводников и агентов. Именно протестом против навязываемой
уязвимости объясняется та
агрессия активистов и групп, которая, в конечном
счете начинает, играть на руку магистральным направлениям контроля
через
подтверждение мнимой опасности и создание раздробленности и
разделенности занятого грызней общества.
Важно понимать то, что существ
ующие рамки, модели и правила уже давно не
являются результатом общественного договора, действующим во благо общего
дела (а в ряде стран, например, в той же России, они никогда таковыми и не
были). Закостеневшие и догматизированные, они давно и успешно пос
тавлены
на службу контролю, прекрасно встраивающемуся в систему действующих
корпораций, руководствующихся исключительно Частным интересом.
Вчерашние друзья всех обиженных
религиозные институты
к слову, также
перестали шифровать и скрывать подлинную сфе
ру своих интересов.
21 век не только не устранил дремучесть и дикость первых четырех контуров
сознания, но усугубил их, создав тирании нового, смешанного типа, и изрядно
поработав над устранением механизмов сопротивления и преодоления.
Пирамида подавления
постепенно формирует гигантскую черную дыру, ротовую
в любой момент поглотить то, что мы привыкли считать цивилизацией.
Патриархальная упертость в жажду наживы, шизоидное накопительство,
казино
капитализм не нуждаются ни в людях, ни в экосистеме, ни в само
жизни. Они зачарованы абсолютом руины, впитавшей в себя все ресурсы, и
благополучно окаменевшей бесформенной грудой поверх всего.































48
]

24
дек
. 2015
[еще пара набросков к ненаписанной книги заблуждений]
Мы начинаем
множество от матрицы города бога (Вавилон), выходящего за
свои пределы, чтобы обрести состояние бессмертия через смешение.
Оправданно то, что для познания необходимо выходить за пределы закона,
воспринимаемого как данность, но не прежде постижения его букв
ы и смысла.
Прорастание из системы, равно как и ее отрицание, в первую очередь,
подразумевают осведомленность о самой системе и ее реально действующих
механизмах.
Сама идея смешения языков подводит к экстерриториальности и вопросу
преодоления рубежа неосве
домленности. Нарушая границу единого, она
продлевает пространство за пределы города башен, и указывает на то, что
любая единица не привязана к собственным границам и анальному психозу
территорий и границ, но настроена на взаимодействие вовне.
Даже сама иде
я божественного достигает своей полноты лишь выходя за
пределы собственного вакуума
получая дар знания смерти, становясь больше
единицы.
Задроты же авраамической маскулинности упорно раз за разом проделывают
этот путь в обратном направлении, урезая любое
множество до единицы,
отождествляемой с собой.
Распятие
неверное прочтение смерти бога. Символическое умирание
последнего идет не через распятие, но через трип, духовное путешествие и
преображение. Бог жертвует себя не столько во искупление, сколько
нанию.
И этот момент очень и очень важен. Бог жертвует себя некоей большей
сущности (что вновь отталкивается от единицы в сторону множества), а значит
отказывается и утрачивает прочие атрибуты божественного, в точности
также, как первый человек утратил атр
ибуты неведения (о пространстве и
времени в т.ч.), а с ними вместе
бессмертия. Путь повторяется.
В то же время, сама "породистость" креста и предшествующее ему
сращивание дорожных посохов подводит к весьма интересной
последовательности: в которой тот же
ладан выступает умеренным, но
психоактивным веществом. В том числе в этой своей ипостаси он активно
использовался в древних храмах и религиях, предшествующих практикам
монотеистических церквей.
Галлюцинирующий бог теряет идентичность: он вновь становится в
не поля
дуального разделения; он уже НЕ мужчина и НЕ женщина, но
целое, сумма
множества. И в этом опыте "посмертного" трипа он получает навык подлинного
созидания.
И оно первоначально исходит из смешения.
И в этом же трипе
в переносе его роли на
человека
он нуждается в
спутнике/спутнице.
49
]

Но сам по себе он всегда остается не_полноценным, но полным, т.к. во всех
своих проявлениях неизменно исходит из себя. Он остается замкнутой
системой, множащей копии, и нуждается в человеке, как существе изнача
льно
незавершенном и способном на взаимодействие. В т.ч. в восприятии спутника.
Тут появляется Та, которая становится движущей силой, также на внешнем
слое разделяемой на две ипостаси (любовница, пробуждающая сокрытое
желание, и мать, сохраняющая и дарующ
ая продолжение жизни).
Меня интересует это смешение, меня интересует это слияние:
Калисти
змей
яблоко. Множащиеся формулы и архетипы.
Сознание через женщину получает мудрость и становится буквально "как боги"
в координатах пространства времени и сме
ртности, которые ведут к
постижению подлинного бессмертия вне контроля.
p)
Яблоня, дерево бодхи, крест, ясень/тис (в зависимости от интерпретации, но
мне ближе тис, также благодаря его психоактивности... впрочем, яблоки также
подойдут: есть точка зрения, что
при верном использовании яблоки, благодаря
наличию атропина и скополамина, способны вызывать явный эротический трип
человек совершенно не владеет собственной химией, Эль, не так ли?)
начало
пути и преобразования смертного в бессмертие, от человека
сотв
оренного к
человеку
божественному.
По пути имеет смысл проработать сами архетипы: в подлинном своем
воплощении информация не только заражает нас и волит нами, но
в силу
собственной пластичности
пусть нехотя, но подчиняется обратному
воздействию: не тол
ько через прочтение и интерпретацию, но и через
непосредственное изменение матрицы. Как в элементах теории странных
петель
все есть причина всего во всех направлениях. Т.е. будущее может
определять настоящее в такой же мере, в какой его определяет прошло
е.
Также как и настоящее надиктовывает прошлому структуру со
бытия.
Человек делает собственное общее имя, общую генеалогию, равно продолжая
ее как в прошлое, так и в грядущее, и уже одним этим жестом, вышедшим из
познания и разделения, посягает на навязыва
емую ему волю божественного и
ее же с тем одновременно освобождает.
Мы
будущее
боги
сами запускаем механизм собственного развития и
освобождения нас
прошлое
зависимых_сотворенных.
Параллельно
воссоздаем нарратив негативного эгрегора
левиафана контрол
я,
живущего за счет существующей тюрьмы реальности. Двигаясь во всех
направлениях сразу, мы вольны выбирать то, какую идею оплодотворить, а какую
уничтожить. Но это делание общей воли, либо воли, обладающей наиболее
мощным притяжением.
И в этом
путешествии главное не скатиться в сетевые оргии гуру, муршида
или любого идеологического скопца, дышащего смертью.
Имеет смысл перечитать 69 главу Книги Лжей и задуматься о единстве
ШактиКали в каждом их воплощении.
50
]

янв
. 201
январская наброска] постмо
дернистская идея свободы заражена
стандартным одичалым догматизмом патриархального толка. В первую очередь
потому, что именно данный тоннель реальности был выстроен в процессе
эволюции сознания человека; и только он был предопределен естественными
причинам
и и внешними средами, в которых рождалась современная
цивилизация.
Патриархальные заблуждения и ущемления измами любого толка
в большей своей части не были порождением сознательной воли носителей, но
следовали внешним условиям развития и тем исключительным
задачам, которые
то или иное сообщество решало на определенном этапе своего существования.
Радикальные экологи, феминистки и прочие революционеры и освободители не
понимают простейших механизмов, разгаданных еше в конце эпохи
просвещения и ставших отправн
ой точкой для очередной иллюзии, названной
пост
модернизмом. Одним из правил, которые следует вывести из этих
механизмов
является то, что в освобождении нуждаются не только
угнетаемые, но и угнетатели. И первые, и вторые остаются жертвами
механизма конструирования картографа, взаимодействующего с реальностью
того культурного шифра, той точки контроля, которая была активир
ованна на
определенном этапе развития, но стала предельной
в догмате
и из
механизма преодоления очередной ступени эволюции скатилась в механизм
удовлетворения и очередной кирпичик глобальной тюрьмы. Государство старого
образца, сексистские и шовинистич
еские галлюцинации анально
территориальной стадии, религиозные каноны
это мертвая ткань прошлого.
Возможно, необходимая на определенном этапе, но в дне сегодняшнем
ставшая мертвой тканью, ретро
вирусом, преследующем исключительно цель
обеспечения собстве
нного выживания за счет уничтожения эволюционных
потребностей организма
носителя. Кен Уилбер просто и буквальнона пальцах
объяснил этот процесс в начале Краткой истории всего
полезной для понимания
истоков явления и причин столь упорной укорененности час
ти общества в
ретроградстве и агрессивном невежестве.
b)
Ахилессовой же пятой каждого шага в сторону освобождения остается его
неминуемое (и пока что вполне естественное) скатывание в муршид. Истина
всех людей, за исключением моей, относительна, ибо моя истин
а абсолютно и
универсально верна. Мы все еще находимся во власти религиозного сознания.
Отсюда и каждый этап нашей морали, как прежде, оперирует
инструментарием запрета и кары.
К слову, приятным исключением стоит РАУ и дискордианство. Но их механизмы
избав
ления от цепей также часто умозрительны и индивидуальны.
Преодоление химии моих заблуждений сотворяет кумиров и божества,
которые связывают своей иллюзией свободы
в новом лабиринте контроля.
51
]

янв. 2016
Дифференциация Большой тройки (по
Канту: чистого
разума/объективной науки;
практического разума/морали; способности суждения/эстетики и искусства...
или: Я,Мы,Оно/Они) окончательно сложилась в эпоху постмодерна, как результат
и реакция (хотя, революция в данном случае будет вернее) на последствие
Просвещ
ение, в основе своей редуцировавшего все тогда еще не вполне
очевидное многообразие Космоса к Оно
внешнему, поддающемуся исчислению
и эксперименту.
Это редуцирование было оправданно предшествовавшими
ограничениями мифологического и религиозного сознания,
в принципе не
способных к дифференциации измерений Я, Мы и Оно/Они.
b)
Все безумие 20
го во всем многообразии его убийственных утопий и частных
случаев навязанной шизофрении
результат стерильной гармонии
Просвещения, признававшей единство мира, но отрицавш
ей единство душ,
его составляющих. Преодоление Они
мышления, тяготеющего исключительно к
эмпирическому анализу, но бежавшего не только интерпретации, но и
банального проживания, со
участия, со
бытия анализируемых явлений,
отрицающего субъекта, привело к со
зданию авторитарной воли контроля,
действующей более тонко, но и более неотвратимо.
Ошибкой догматизированного сознания в наши дни является в том числе
упомянутое выше редуцирование многомерности мира к внешне исчислимому и
неодушевленному Оно/Они. Впрочем
, главный рубеж битвы, скорее всего,
будет происходить между множеством заблуждений, с одной стороны которых
выступит именно догмат социальных иллюзий пост
модерна (как левых, так и
правых вариаций), а с другой
кадавр новой религиозности, выведенной в
бораториях полюсов холодной войнушки века 20
го, и сегодня вполне успешно
троллящей пейзанов своих создателей.
Не совсем понятны последствия столь радостно примеряемого нового
средневековья
виртуальность одной из предлагаемых реальностей должна
быть очев
идна даже глубокоспящему субъекту. Впрочем, всегда остается
возможность неразумной очарованностью карго, многообразие предложенных
вариантов которого сегодня воистину внушает "уважение". Но карго
по сути
та же вирусная виртуальность, излагаемая языком
повседневности. Только
сейчас она массово внедряется из
вне, а не "выращивается" в каждом
конкретном случае: и в религии, и в идеологии, и в мировосприятии в целом.
Искусственно навязываемый морально устаревший интерфейс.
Рискую повториться, но общество, в
целом, достаточно инертно. И всегда, так
или иначе, но стремится к усредненной своей вариации.
Оно готово принимать новое только малой своей частью
в виде игры или
развлечения. Именно из этого проявляется такая увлеченность новыми
гаджетами либо развлек
ательными шоу, либо единичными улучшениями,
вносимыми в очередное «реалити», действующее в рамках спектакля. Но даже
52
]

в этих случаях очевидна склонность непосредственно к уже сложившимся и
вживленным в существующие парадигмы статичным карнавалам, либо к акт
ам,
связанным
с
предшественниками
ключевым
смыслом/месседжем/действующим лицом.
Но оно
в массе
не приемлет новые идеи, предпочитая оперировать
сложившимися концептами, догматизированными воззрениями. Символами и
моральными императивами, которые некогда
были вживлены в ткань мышления
социума (от великих символов, например, прошлой
всегда чужой, уже не
принадлежащей действующему социуму, успевшему полностью сменить поле
своего взаимодействия
великой победы, до локальных умыслов, вроде,
местечкового шо
винизма либо патриархального скудоумия отдельно взятой
семьи). Это «болото»
прекрасная питательная среда для появления и роста
отдельных дельцов, готовых своевременно подсунуть либо подтасовать
очередные трупики идеологий под привычными масками. Искусств
енные системы,
сложенные их уже омертвевшей материи, принадлежащей скорее Великой
Флатландии, нежели миру, претендующему на многомерность. Одномерный
человек, взращиваемый на модифицированном комбикорме, в итоге оказывается
не способным к адекватному анали
зу поступающей информации. Он оперирует
только теми деталями конструктора, которые заданы в данной конкретной
системе. Выход за ее пределы (и здесь не идее речи о поп
психологических
загонах о «зоне комфорта»)
вне сферы его интересов, устремлений… и
за
частую
имеющего знания.
К слову, именно в этом лежит основной стопор, превращающий, например,
любую идею трансгумманизма в антиутопический бред: научившаяся
дифференцировать "современность" так и не достигла той стадии, на которой
проявляется стремление
к обучению интеграции. Порабощающее внешнее
сместилось из сферы воли государства и церкви
в сферу внешнего (как
политического строя, капитала, науки). Достижения и "свободы" 20
го века
достаточно быстро подпали под раздербанивание со стороны своих же
дис
социативных концептов, окостеневших в догматизме даже не начальной
идеи, а последующих ее интерпретаций с позиции выгоды единиц. Ни одна из
первоначально гуманистических задач с момента из постановки так не была
решена: перепрыгнувшее через пяток
другой ст
упеней развития человечество
уткнулось (почти что по Фрейду) в монументальные неразрешенные комплексы.






53
]

18янв. 2016

Попытка сформулировать для себя.
b)
Сеть в современной ее конфигурации обесценивает опыт непосредственного
проживания и переживания.
Низводит со
бытие до инфоповода.
Здесь не рассматривается профессиональный навык, все еще требующий
непосредственного участия интеллекта.
Здесь рассматривается, можно сказать, "навык души"
"одухотворяющий"
(anima/анимирующий) жизнь.
2. Сеть в современной
ее конфигурации нивелирует саму информацию, низводя
ее до инфоповода, контента
той единицы, при помощи которой возможно
манипулирование общественным мнением. В свою очередь, лишенным стимула
к развитию (см. п. 1).
И под Сетью здесь следует иметь в виду
не только "эти ваши интернеты", но
рассматривать ее намного шире.
Вплоть до сложившихся социумов.

Собственно, все это было неоднократно продиктовано и рассмотрено
фантазерами навроде ГиДебора, ПиОрриджа, РАУ и пр. И намного раньше
них.

сегодня же
эти
рассмотрения увлекательнейшим образом становятся
"прозрениями"
крючками и для фейковых культов
однодневок. И для государств
корпораций.
Единственным плюсом этой ситуации
в малом
является то, что культ сегодня
(без активного вливания больших объемов ка
питала извне, как то происходит во
всем известном ферзе на мировой шахматной доске, запрещенном в РФ (tm))
именно в силу наличия п.1
является бледным подобием того, чем он был еще в
х годах 20
го века (как пример
та же Семья Мэнсона).
Из минусов
люди по прежнему готовы отдавать собственную жизнь и
отнимать чужую за "чушь собачью". Но эти "жертвы" вне, сквозь призму экрана,
становятся флатландской плоской картинкой, легковесной и, по сути своей,
имеющей хоть какое
то значение до тех пор, пока гуд
ит сми
улей.
54
]

11
фев
. 2016
[очередная наброска к книге лжей]
b)
Все то, что вне
это не век бездуховности, не утрата совести и не потеря
самости. Это "пустыня", чистый лист. То, что, обнаруживая себя в единице, дает
начало. Время, когда человек
уже имеет доступ к преодолению тупости и
морального и идеологического диктата деспотий прошлого любого калибра.Когда
человек уже имеет доступ к информации, а значит
и метод реализации всех
возможных на данном этапе измерений реальной жизни. И единственны
оставшийся вопрос
это вопрос воли: к очередному преодолению контроля на пути
к освобождению.
К сожалению, свободное падение/свободное плавание пестрит всеми
оттенками самых отвратительных, самых реакционных извращений от
религии/идеологии/государства.
Имена известны
они транслируются и
необходимым образом героизируются каждодневно посредством СМИ,
промывающих мозг (это уже успело набить оскомину) и парализующих волю к
знанию и освобождению.
Новая войнушка
она "выигрышна" и предпочтительна не только
для внешних
троглодитов, жрущих и дуреющих в процессе потребления блага, присвоенного
меньшинством; но она же утешительна и спасительна для внутренней твари,
живущей в каждом из нас, и поднимающей голову каждый раз, когда мы
позволяем себе очередную слабос
ть {злорадства, ненависти, самодовольной
радости от унижения _каждого_ Другого}.
Я наблюдаю многих тварей, помешанных на власти и контроле (и запертых в
вечном сейчас). И помню о том, что эти же качества живут и во мне.
Это остается в нашей рептильной прир
оде
стадная склонность к игрищам в
доминирование/подчинение, факап общей серости убийц.
Но инструменты освобождения все еще доступны
в количествах,
несопоставимых с предшествовавшими эпохами.
Но что делать с отсутствием воли у каждого отдельного челове
ка? Т.е. с той
пустотой, которая неминуемо заполняется мёртвыми символами мракобесия.
В любом, даже самом свободном обществе отдельно взятый человек обречен в
своем развитии пройти через все стадии рабства. Это
искушение контроля и
той самой большой желе
зной тюрьмы на пути воспитания. В текущих условиях
воля межуется в зависимости от степени дозволенного в той или иной касте.
Солнечные корабли черных пантер и новая волна палестинских интеллектуалов
давно захлебнулись гангста
рэпом и ничтожными игрушками в
нефтяные
фьючерсы. Китеж
град превращен в коттеджный поселок лакшери класса для
четких и очень серьезных людей. Сиюминутные игрушки
черные дыры,
созидающие горизонт событий, в котором не остается ни пространства, ни
времени. Это то, что принадлежит прош
лому. Но в то же время создает
иллюзию движения и прогресса.
55
]

Где
то в этом левиафане есть червоточинка, ведущая на другую сторону
от
ненависти к себе и собственным детям.




























































56
]

27фев
. 2016
Вопрос
веры (и
воли): определив в себе координаты божественного,
воспитать дисциплину.
b)
И помнить о том, что все полюса, в первую очередь, находятся в тебе самом. И в
этом нет ни элитаризма, ни эгоизма, ни замкнутости. Но есть подобие (в смысле
со
знания) систем
, выражением которого выступает сеть Индры. В которой
каждому отведена не своя роль/нить (как то утверждают многообразные
экологичные дисциплины и секты), но, потенциально, все возможные роли и нити.
"Карма"
вне времени. Конечно, ее воплощение возможно
и в линейном
исчислении, но затрагивает и взаимодействует она при этом со всеми холонами
системы, а не исключительно с индивидуальным отрезка сознания
жизни.
Притча про Дверь Закона в Процессе Кафки намекает (среди прочего) именно
на эту идею: божества, за
кона... цели, существующей якобы по ту сторону. Весь
казус в том, что до тех пор, пока наше полагание выносит это "Знание" за
пределы обжитого пространства, от наших лишенных стен территорий
на
ту сторону (нашего Я, границы, пустыни, Добра и Зла
не важ
но), мы не в
состоянии сделать ни единого осмысленного шага. Мы остаемся рабами,
зависимыми. Подчиненными: авторитету, случаю, чужому мнению/воле.
Муршиду. Будучи запертой (как в конце притчи), дверь способна не только
окончательно отрезать все пути к своб
оде. Она способна "втолкнуть" эту идею
туда, где ей самое место
в самого человека. Трансакция с "реальностью"
создает подлинное, способное к дальнейшему взаимодействию, к дальнейшим
трансакциям.
Чёрная железная тюрьма в ее проявлениях всегда оставляет ма
ршруты и
двери, которые мы обречены миновать.
Хотя бы потому, что "пути нет; путь позади нас"
Некий человек приходит к Двери Закона и просит разрешения войти. Страж не
дает ему пройти через дверь, но говорит, что если этот человек будет ждать
неопредел
енно долго, то, может быть, когда
нибудь в будущем, он получит
разрешение. Человек ждет и ждет; он стареет; он пытается подкупить
стражника. Тот берет деньги, но по
прежнему не пропускает его через дверь.
Человек продает все свое имущество, чтобы предложит
ь еще большую взятку.
Стаж принимает ее, но все
таки не дает человеку прохода. Принимая каждую
новую взятку, страж всегда объясняет: “Я делаю это только для того, чтобы ты
не терял всей надежды”.
В конце концов, человек становится совсем старым и больным и
знает, что он
скоро умрет. В свои последние минуты он, набравшись сил, задает вопрос,
который мучил его годами. “Мне сказали,
говорит он стражнику,
что Закон
существует для всех. Почему же тогда так случилось, что все эти годы, пока я
здесь сижу и жду
, никто больше не пришел к Двери Закона?”
57
]

“Эта дверь,
отвечает страж,
была создана только для тебя. А сейчас я
закрою ее навсегда”. Он захлопывает дверь, и человек умирает.






























58
]

апр
. 2016
Я могу сидеть напротив
тебя и быть совершенно удручающе серьезным.
Внешне. Но внутри
во мне будет полыхать энергия, скручиваться в потоки,
расходиться волнами, и ты сможешь проникнуться ею, почувствовать ее,
скооперироваться в полной мере, но только если снимишь свой внешний ф
ильтр,
который сканирует все входящие и исходящие сигналы.
Но для полноты
кооперации фильтры должны быть сняты взаимно: с его стороны, с ее стороны,
со сторон взаимодействия. Для частичного отключения фильтров (созданных,
часто, как защитная реакция или ре
акция
взаимодействие на раздражители и
сигналы социума) люди создали символьную систему
систему внешних
раздражителей и реакции на нее, со временем включив в нее максимальное
количество мелочей: от идеологем и языковых кодов, до жестов и предметов
одежды
. И в процессе использования попали в зависимость. Система, призванная
облегчать взаимодействия, превратилась в очередной протокол
догмат и
кодекс, которые перестали снимать блокировку полноценно, но начали задавать
новые правила, в которых пользователь
обязан прибывать, функционировать. И
блокировки сознания усугубились
в первую очередь отработкой протоколов и
попыткой им соответствия. В этом есть большая проблема
здесь действует
какой
то вирусный агент; то, что, с одной стороны, минимизирует и
упоря
дочивает поступающий хаос, но с другой стороны, низводит его от
состояния упорядоченности в состояние максимальной косности, когда важным
становится не живое воплощение и понимание, а отрабатывание заданного
алгоритма. Нам необходима максимально полная сис
тема декодирования:
информации, запертой в нас, для ее подлинного и полного восприятия нами.
Я склоняюсь к тому, что первоначально те места "концентрации силы", которые
сегодня именуются храмами, помимо формирования "эгрегора" и удовлетворения
амбиций жрец
ов/менеджеров с одной стороны и битвы за политическую
власть
с другой, реально предоставляли людям доступ к полноте контроля над
частью собственных кодов, устраняя фильтры, допуская к эйфории и экстазу,
которые, в свою очередь, расшатывали сознание и пом
огали обнаружить новые
пути дальнейшего движения и роста. Но наращенный догматизм и стагнация
привели к тому, что сегодня они представляют собой глобальный филиал единой
тюрьмы. Контроль. В большей степени сейчас это свойственно храмам
авраамических религи
й. И, да, в них больше нет необходимости
единица
стала больше задаваемых в них трактовок "божественного". Старорежимные
авраамические храмы нужны тем, кто зарабатывает на данной дисциплине
капитал и профит. А значит, имеет смысл сохранить только те из ни
х, которые
можно использовать как экспонаты
музеи, сохраняющие в себе собственное
прошлое. Для того, чтобы помнить, что было так. Храмы имеет смысл искать
совершенно в другом месте. А вместо дикого количества церквей шаговой
59
]

доступности, строить те же це
нтры развития и творчества. Открытые к
эксперименту и развитию.
b)
Паттерны
это инструмент, умышленная автоматизация, которую ты как
пользователь и как инженер собственной реальности, волен настраивать так,
как пожелаешь.
Но для очень многих они становятся
безусловной магией, панацеей либо поводом
мышление строится по принципу не очень умного подопытного животного: сделай
А, потом Б, тогда в награду за всю последовательность, если она была верна,
получишь С. Абракадабра.
Кстати, этот момент в выгодную стор
ону отличает от человека тех же
гоминид. Эксперименты показали, что в то время, как человеческие дети строго
следуют авторитету предложенной им для получения лакомства
последовательности
даже если они излишне усложнены и есть очевидный
вариант спрямления
пути к цели; гоминиды уже склонны к оптимизации решения.
Конечно, человек постепенно научается автоматизации, критическому взгляду,
навыку проверки любого авторитета сомнением и экспериментом. И намного
превосходит заданные условия эксперимента детского.
Но на фундаментальном
уровне привязка к Абракадабре остается. И она проходит множеством нитей
через мышечную и психическую память, через основы мышления, через все
взаимодействующие в настоящий момент тела. На этой особенности
паразитирует множество идеоло
гий и культов. И эту особенность крайне
необходимо постоянно расшатывать, воздействуя на все сочетания и плоскости:
от тела с его зажимами и блоками, до догматов и табу мышления. С учетом
основного принципа любви
во всех ее появлениях и свойствах
и тел
емы.
Авторитет разумно использовать для обучения базисным механизмам и
инструментам познания, простейшей технике безопасности и симбиоза. Все
прочие границы говорят уже о личностном садизме и страхе по отношению к
себе и ко вновьприбывшему существу.











60
]

июн
. 2016
Лабиринт питается самой жизнью и идеями и генерирует Контроль. Эрзац
общество, община непроснувшихся, проживающая эрзац
жизни в
вынужденном в него погружении, в принуждении к тому, чтобы вскармливать
паразитарные структуры, не
обязательно скатывается к социуму Элоев.
Даже
наоборот: с большей вероятностью она окажется максимально близкой к садо
мазохистскому типу взаимоотношений, выстраиваемых в угоду тирании
мудаков, замкнутых на анально
территориальной фиксации. Притом, роли
мудаков и их саттелитов с определенными локальными привилегиями могут быть
делегированы вглубь системы подчинения, повторяясь в миниатюре в локальных
клетках, подражающих Контролю. Впрочем, эта система не отказывает в
возможности локального проявления дивн
ого нового мира
эдаких частных садков
дозволенного удовольствия, мостящихся в непосредственной близости к центрам
стимуляции Контроля. Рамки дозволенности могут быть подвижными и крайне
гибкими. Это местный аналог наведенного райка Аламута (точнее, купле
нной,
кастрированной и распространяемой по лицензии его версии), обладающего
достаточной гипнотичностью и привлекательностью для конечного получателя и
пользователя на местах.
В пятилетку подросткового идеализма, возросшего на ниве беззаветной детской
веры
в прогресс и условное "добро", изначально присущее человеку, и заботливо
пестуемое гуманизмом, в границах субъективных заблуждений возникали идеи
о свободе и безграничности; и о самой их возможности (возможности
внедрения) в сложившейся системе/ячейке/общ
естве
через постепенное,
осознанное изменение
эволюцию. Маленькие кусочки лжей.
"Картина мира сможет соответствовать истине только тогда, когда сама
практика жизни будет избавлена от ее постоянных противоречий и
иррационализма". Для меня иррациональной б
ыла настойчивая деструктивность
навязываемых конструкций реальности, очевидная уже в тех малых ее дозах,
которые были доступны сознанию. Поколения создавали абсолютно
бессмысленный и весьма неуютный мир, оснащенный скверно сляпанными
правилами общественног
о договора, подчиненного обороту чужого капитала; и
каждый входящий, по сути, оказывается лицом к лицу с активной выбраковкой,
руководствующейся в выдаче допусков только одним фактором: умением
подопытного вписываться в заданные правила Контроля. Но этот м
ир отрицает и
человека и человечность
во многом, именно потому, что клеится на человеческом
материале, во всех его выхлопах и ограничениях.
Этот мир в большей части его проявлений
дегенеративная игра на
понижение, следующая абсурдным правилам и выверну
той наизнанку логикой
эгоманьяков с выскобленным нутром, определяющем мясо основополагающим
мерилом отношений.
61
]

Нельзя не признать некоторого изящества методов, наработанных Контролем.
Внешняя картинка сего_дня не лишена лоска, она очень похожа на
провозгла
шаемые через рупор медиа лживые тезисы, генерирующие слепое
соглашательство и маскирующие методы достижения подлинных целей; а
вчерашние создатели альтернативных систем счисления не заткнуты, нет, но
введены в сферу Контроля. Они включены в систему оборота
товара.
Левиафан пожирает собственный хвост.
Грубо говоря: создаваемые идеалы и идеи в сложившейся системе
оказываются проданными уже в момент их озвучивания. Причем, проданными
таким образом, что каждый, причастный к ним, становится либо деталью, либо
ссивным соучастником очередного преступления, легитимизирующим
существующие системы. Запятнан каждый. И с каждым шагом, даже в
направлении кажущегося развития, человек заблуждается в нем еще
сильнее/запутывается еще крепче. Белые шапочки праведности и свят
ости
громоздятся на грязно
серые тушки, уходящие на сотни метров в глубину.
Очевидные выкладки: технология есть развитие, но навязанная цена за нее
рисует четкие указатели
в пропасть. Технология привязывается совсем не к
тем ресурсам, в которых она нужда
ется. Она привязывается к тем ресурсам,
которыми питается сам лабиринт. Светлое будущее человечества сводится
либо к пустырю, либо к рынку.
Мирный атом замкнут на атомной бомбе; сотовая связь
на конголезском
конфликте; мировая сеть
на тотальном контрол
е и корпоративном диктате.
Каждая акция зеленых заставляет задуматься о том, какая политическая партия
проплатила слив информации и травлю оппонента; каждая революция
о том,
какие договоренности были подписаны с ее вождями в парадных "первого" мира;
кажд
ый антиглобалистский бросок
о рекламных технологиях и успешной
товарной политике в андеграунде и субкультурной истерии, способной
каналировать ярость юности (с обязательным ярлычком очередной независимой
конторки, проталкивающей интересы концерна); кажды
й всплеск патриотизма
об идеологическом оправдании очередных литров крови, сбрызнутой на карту
мира во исполнение конкретной бизнес
идеи.
Невыносимая легкость бытия обеспечивает все свои искажения и проявления
постоянным фоновым инфо.шумом
этот карнава
л задает потолок каждому росту.
Но множит финансовые потоки, задает их напор в движении по венам
цивилизации.
малая мантра вторника, дождь.
Как пятном света рядом
подлинное осознание того, что личность также не
принадлежит ее носителю. От первых дней
после рождения, когда она
вылепляется и со слов и восприятия людей, не являющихся носителем, а
находящихся рядом
со всеми их помутнениями и искажениями. До дней после,
когда магистральные направления роста задаются грубым зубилом окружения и
62
]

господствующ
их идеологий. Отступления локальны и подлежат редактуре либо
выбраковываются.
Но в этом нет ни экзистенциального ужаса, ни негатива смирения. В этом есть
возможность начала. Построения подлинно собственного Я
вопреки. Начиная не
с принятия внешних устано
вок, а с осознания собственной воли и возможности
(и их гипотетической возможности
дальше, но уже через новые свободы
потомков).



























63
]

15
июл
. 2016
"Что поразило меня в доне Хуане
это то, что он не считал себя слабым и
беспомощным, и даже то, что я просто находился в его обществе, неминуемо
вызывало нелестное для меня сравнение того, как
вёл себя он и как вёл себя я…
b)
«Ты измучен проблемами»,
сказал он. «Почему?»
«Я всего лишь человек, дон Хуан»,
сказал я.
Я придал э
той фразе интонацию, с которой ее произносил мой отец. Он говорил
так в тех случаях, когда хотел сказать, что слаб и беспомощен, поэтому в его
словах, как и в моих сейчас, звучали отчаяние и безысходность.

Дон Хуан посмотрел на меня так же, как и в день на
шей первой встречи. «Ты
слишком много думаешь о себе»,
сказал он и улыбнулся… «И поэтому кроме
проблем у тебя ничего нет. Я тоже всего лишь человек, но когда я это говорю, то
имею в виду совсем не то, что ты… Я разделался со своими проблемами. Очень
жаль
, что жизнь коротка, и я не успею прикоснуться ко всему, что мне нравится.
Но это не проблема; это просто сожаление».
Мне понравилось, каким тоном он произнёс это заявление. В нём не было отчаяния
или жалости к себе."
Время сожаления обозначает нашу индиви
дуальную социализацию
в
сообществе эгоистов и тиранов. Тысячи психологических взаимосвязей
выявляют прочные узелки взаимозависимостей, неминуемо
остающихся в
прошлом, привязывающих нас к нему, и из уже несуществующего
пространства и времени диктующих на
м модели реакции и поведения. Это наш
шаблон реальности, преемственность, догма. Человек
кустарник,
существующий на пустырях прошлого, пустивший собственные страдающие
корни в благодатную почву так
здесь
принятого. Его бог
это гневный и
укоряющий взгля
д, брошенный в спину, и помешанный на бережении
несуществующих грехов и навязанных табу, маскирующихся под моралью и
кодирующих тем более явственное чувство вины. Авраамическая программа
подла уже тем, что вводит координаты смирения и депрессии, но в каждо
й из
своих трактовок лишает пользователя интерфейса возможности
самостоятельно выйти за их пределы. В этой системе есть принятие. И
отложенный финал, который неминуемо случится не с нами.
Но рай/эдем/сад радостей
уже здесь. Он зашорен каждой из теней, ка
ждой
проблемой, наложенной на психику и модели поведения му...ков. Но он достижим
при жизни. Достижим и, что самое главное, постижим.

Навязываемая реальность меняется, если меняется убежденность разума,
если он выходит _за_ рамки простой и общепринятой
программы, подменяющей
мышление_как_процесс_и_принцип простым "я имею мысли" (оказывающиеся
именно что чужими).
64
]

Выуживаемая из человека
единицы
функции "правда" подчинена тому, на что
предварительно настроен его разум, в чем он "убежден". Крайняя степень
невротизации и ненависти дисбалансирует и без того фрагментированную
видимость, принимаемую за действительность и за действие, и как результат,
дает до крайности управляеммую массу, готовую к причинению смерти
вне. К
методам дисбаланса с одинаковой готов
ностью прибегают как дельцы от
фундаментализма, так и банальный топ
менеджмент государства.
Реальность выстраивается в точке схождения: события, навязанного о нем
мнения и его последующей интерпретации. Каждый наблюдатель постфактум
подгоняет имеющиеся да
нные под шаблоны, вживленные в карточки памяти его
мягкой машины. И получившийся гомункул отзывается дальнейшей надстройкой и
искажениями, движимыми во всех направлениях.
"Как и психоделики, эти наркотики, похоже, очень хорошо усиливают эффект
внушения или
самовнушения. К примеру, Акрон Дараул в своей книге «История
тайных обществ» (History of Secret Societies) рассказывает о беседе с
тибетским ламой, который по сути заставил «дух» Дараула спроецироваться за
пределы его тела. Дараул, сохранивший образец еды
, поданной ему перед
беседой, позднее проанализировал её в химической лаборатории и обнаружил в
ней некоторое количество мандрагоры, а также скополамин, получаемый из
белены, о котором часто пишут как о «сыворотке правды». (На самом деле,
«откровения» того
, кому ввели сыворотку
не истинная правда, а то, что хочет
услышать задающий вопрос. Скополамин первоначально использовали некоторые
полицейские службы Европы, чтобы выбить показания из подозреваемых в
совершении преступления. Если подозреваемый был дейс
твительно виновен,
его признание было подробным и точным. Если он был невиновен, признание было
настолько же подробным, но неточным).
В благоприятных обстоятельствах, следовательно, некто убеждённый в том, что
эти вещества вызовут необузданные сексуальные
переживания с большой
вероятностью испытает необузданные сексуальные переживания. В книге
«Наркотики и разум» (Drugs and the Mind), доктор Роберт Де Ропп приводит
классический пример из давних деньков ведьмовства:
В данном судебном процессе разбирательства
м большой пикантности придало
то, что Лизе, на чьих показаниях строился процесс, была шестнадцатилетней
дочкой местного пастора.
Лизе сбил с пути истинного её возлюбленный, убедивший её принять участие в
тайных ритуалах, проходивших в полночь глубоко в гор
ах Гарц. Участники,
собравшись в тайном месте, произнося соответствующие заклинания,
приготовили питьё, к которому свободно прикладывались.
Доктор Де Ропп из других подробностей выводит, что питьё и упоминающаяся
далее мазь, возможно, включали в себя мандр
агору, паслён и/или белладонну).
Вскоре после того, как они выпили его, бешенство обуяло их всех, включая юную
Лизе, которая, отбросив все внутренние запреты женской скромности, сорвала
65
]

с себя одежду, как и прочие присутствовавшие, и была намазана «ведьмин
ской
мазью». Затем она участвовала в бешеной сексуальной оргии, сопровождаемой
исключительно яркими галлюцинациями, в ходе которой, по её убеждению,
каждый чёрт из ада наслаждался её телом, она села верхом на метлу и парила
над горами, она видела адские пе
чи и даже чувствовала запах
поджаривающихся грешников. Эти галлюцинации были настолько яркими, что
она твёрдо была убеждена в их реальности,
и в последовавшем припадке
раскаяния рассказала о них своему отцу. Он, достойная опора церкви, не
замедлил передат
ь свою дочь в руки властей, которые тотчас организовали
охоту на других участников полуночного празднества и, упиваясь их пытками,
выбили из них всех признания в их злодеяниях. Затем всех их в торжественной
обстановке сожгли на площади, посмотреть на это п
ришли все горожане.
p)
Очевидно, если бы Лизе ожидала, что встретит Иисуса и его двенадцать
апостолов и будет совокупляться с ними, впоследствии она вспоминала бы об этом."






















6
6
]

15
июл
. 2016
[плексус/наброски]
b)
С актом первой лжи мы
начинаем игру в прятки доступного знания о границах
реального;
Дальше дорога расходятся на два рукава: в воображаемое и в
Искажаемое.
Между ними
пропасть реакции и восприятия.
Подлинное познание начинается не с нарушения запрета (который не мог быть
нар
ушен в силу того, что не мог быть помыслен и оценен) и вкушения
легендарного плода обретения лица и зрения (вовне), но со лжи, как первой
попытки оценки границы существующей реальности и
одновременно с тем
попытки ее преодолеть, а само это знание
сок
рыть, спрятать по ту сторону
логоса.
Но самое увлекательное положено в предположение о том, что логос объясняет
и запрещает сексуальность, в то время как воображение и ложь
предшествуют ей и ее же освобождают
выводя на территорию
естественного,
бОльшего
и
Единого.
Границы мира[/ов] устанавливаются структурой и правилами =
препарирование тела [письма, человека, божественного], его разъятие ведет
к определению и установлению запретов и пределов, из которых в дальнейшем
развивается программа морали, отягощен
ная избыточными знаками препинания
Табу. Отступаясь от введения в общепринятое подчинение, удовольствие
способно стать познанием и постижением, а сексуальность
оружием, готовым
устранить границы (вплоть до границ сознания
как
установки
на подчинение: о
"божественной воли" до гендерных стереотипов, существующих _всегда_
исключительно в замкнутых_на_себя_пределах_).
Любая история пишется с конца, точно также, как и любая дорога определяется
ретроспективно: из несуществующей точки настоящего
в неопредел
енное
прошлое, столь же пластичное, как и каждое повторяющееся будущее. Поэма,
прочитанная к началу, освобождает тело и исключает из условий любые правила
игры.







67
]

15
. 2017
Один интересный момент: любая система, проповедуемая "чудиками" (с точк
зрения обыденного шаблона реальности?), не работает только потому, что "мы",
будучи прописанными в "этой" реальности?, в систему чудиков не "верим". Но мы
прекрасно обеспечиваем условным эгрегором наших вер фантастические
бредни и правила, навязываемые н
удными чуваками в костюмах (только по той
причине, что они сидят в своих скрижальных башнях, выглядят важно и
обладают иллюзорной монополией на оружие и ключи от чёрной железной
тюрьмы). При этом их игра и их реальность? может быть предельно
съехавшей отно
сительно оси здравого смысла любой конфигурации. Мы верим: в
курсы валют и важность их разницы, в силу виртуальной "власти" денежных
знаков (которые не существуют на самом деле кроме как в виде водяной печати
и комбинации цифр на счете в банке), в ипотеку
и справедливость феодального
рабства "собственности" (там, где она есть и где предписано её уважение со
стороны государства
то есть речь здесь изначально не идёт о России, в плане
"порабощения" своих муравьев руководствующейся уже устаревшими
инструмента
ми силы и принуждения
но где в лучших традициях нового
феодализма её можно с легкостью изъять в пользу, например, банка), в
бородатую персонификацию фаллоцентричного демиурга, в истинность каждого
навязанного тоннеля реальности, в правила "их" игр, приду
манных "ими" (с какой
радости мы вообще должны быть включены в эти сочетания?).
b)
Мы сами наделяем силой химеру, и сами же замыкаем свои истины на неё.
Интересна в этой игре в верю/не верю ещё одна деталь. Для
функционирования придуманной "ими" системы
необходимо:
Наличие избыточного количества навязанных "народу" долговых расписок,
ценность которых не подтверждена ничем материальным либо имеющим хотя
бы какую
то реальную ценность.
Наличие обязательной войны как абсолютной меры ресурсозатратрости (и
её
необходимости). Война обеспечивает власть над ресурсами и миграцию
долговых расписок (валюты) страны
победителя на вновьобращенные
территории.
Наличие внедрённой в сознание необходимости обладать излишне дорогими
деталями быта.
Наличие достаточного
количества идиотов, готовых вестись на эту тему и
топить за неё.
То есть, уникальный пример существующей экосистемы ставится на грань
вымирания только для того, чтобы очередные дятлы могли сыграть друг с другом в
фантики.
То есть, вчерашние дети должны быт
ь готовы отдать свою жизнь, своё
здоровье, своё будущее на этой планете для того, чтобы очередной сморщенный
анус, упакованный в трендовые штанишки, мог поупражняться в стратежности
своего мышления, неспособного сгенерировать большее, нежели этот тип
шизоф
ренической зависимости от бумаги.
То есть искусственно поддерживаемый эгоизм и перекос, когда на
противоположных концах экономического отрезка оказываются подростки
миллионеры и целые страны, умирающие от голода, ставится превыше
развития единой системы но
осферы, потому что именно в подобной тасовке
чужих жизней кроется возможность экономического роста, основанного на
невыполнимых обещаниях.
Тираны и террористы пестуются развитым обществом, так как они включены в
этот экономический оборот и включают необход
имый финансовый движ.
Весь смысл сейчас: в новом Ренессансе. Попытаться стать для "них" Другим и
изменить код "реальности?".
18
. 2017
<.,
Небольшая телега лжей
,.>
b)
Айли Бу говорит: «мы живем в навязанной некрореальности.
Здесь работают ритуалы, замешанные на крови и жертвоприношении. Именно
по этой причине так важно количество подчинённых высшему сословию душ,
подчиненных общей идеологической схеме. Они
кормовой скот чёрных богов.
Этот кусок земли
реальности вращается в
чёрном космосе вероятностей.
Соединённых мостами сознания тысячи людей. Почти что радужными. По этим
мостам мы в состоянии переправиться на любой из возможных берегов (как
внутри, так и вовне). Но каждая из дорог охраняется радужными демонами
(называй их
как хочешь: патриархами, родовой памятью, эгрегорами,
наведенным помутнением попутавшей берега обезьяны). Однажды я ходил на
ту сторону и разговаривал с богами внешнего мира. Нормальные ребята. Но
вернуться от них и сохранить целостность и ресурс
время
то утопия.
Тут вопрос в методах. Если ты способен менять тоннели реальности и не
зависить от них, ты становишься неуязвимым. В мире, где правит логика
Лабиринта (который все почему
то считают абсурдом и, тем самым, в своих
расчетах попадают в «молоко»: он
и ищут параллели с киндзадзой или видениями
1982, а здесь работает логика тюрьмы и лабиринта, банальная логика Контроля
и финансового долга)...
…так вот, в мире, подчинённом логике лабиринта, никто не врубается в абсурд. И
с этим у меня лично возникают бо
льшие проблемы, потому что я очень долго
настраивал своё сознание именно на абсурд. А он не имеет пересечений и
зацепок со всем тем, что происходит вокруг. Отсюда та самая тема с тоннелями
реальностей. И это не шутка. Это просто одна из клёвых лжей.
Потом
у что единственный способ (из очевидных) разрушить, а точнее,
замедлить действие магии лабиринта
бахтинский карнавал. Т.е. то действо,
во время которого халиф на краткий промежуток времени становится дураком, а
дурак
халифом. Я знаю точку зрения, говор
ящую о том, что можно обмануть
лабиринт, и сделать карнавал постоянным. В арканах Таро Дурак, Шут
в одном
из раскладов
искупление. Вольные фестивали и новые кочевники
Великобритании
как раз об этом. Они приближали абсурд. Но не становились
им. Пролет
ая над гнездом кукушки
тоже об этом. Но! Здесь есть одно но, и я
сейчас о нем расскажу.
Митинги, хепенинги, шатания в текущем формате (одном из слабейших
это
же не творческий оккупайваллстрит и не Tibetan Ukrainian Mountain Troupe...
впрочем, первым у
же также научились управлять)
это тоже намёк на
карнавал. Уточки. Шествия. И мутный чел вместо Шута, работающий на лабиринт
и отстраивающий контроль.
Вот оно, Но: перманентный карнавал непременно ставят службу своим
интересам левые люди, так как те, кто
генерирует движ, не осознаю то, как
его обуздать. А для того, чтобы поставить его на службу, нужна кровь, нужна
ритуальная жертва. Челу из кукушкиного гнезда повезло, его карнавалом
воспользовался Вождь, и это было их взаимным освобождением. Но это
такж
е
вариант утопии, а не реальность.
Сечёшь фишку?! Они прописывают правила игры, и если хочешь победить, ты
должен наебнуть саму игру. А эти вещи возможны до впадения в догматизм,
т.е.
эта роль детства, возраста искреннего "карнавала", который не карнава
(карнавал
это всегда симуляция, в нем остаётся не так много искренности), а
бесконечное приближение к абсурду. Шут. Искупление».
20
. 2017
20 век в яростном самокопировании запустил критический процесс разделения
на
капиталистическую паранойю и революционную шизофрению, и тем самым
сыграл на руку Контролю. Который, в свою очередь, не взирая на комментарии и
сноски о предельной дистанцированности от клинических трактовок данных
терминов, включил (то, к чему он имеет ст
растность и над чем
деятельную
власть) наиболее привычные шаблоны реакций и интерпретации у носителей,
заменив фрагментарно имеющуюся тюрьму (привычный образ) на обновлённый
фасад клиники. Дополнив программу заточения гипотетической возможностью
излечени
я (читай: прочного вписывания в процесс спектакля посредством
принудительной лоботомии либо искажения, навязанного теми веществами, над
которыми у него имеется власть).
b)
Любой бинарный выбор подразумевает то, что вы вписаны в систему
неминуемого или/или, а
значит, вам можно либо поставить Диагноз, либо
приговорить к Сроку. Т.е. принудительно поместить в реальность карты
Клиники/Тюрьмы, которые
суть
одно и то же.
"Мы ставим очень простую задачу, подобную задаче Берроуза в отношении
наркотиков: нельзя ли з
аполучить могущество наркотика, не употребляя его, не
превращаясь в одурманенное отребье? То же самое и с шизофренией. Мы
_различаем_ шизофрению _как процесс_ и производство шизофреника как
клинической единицы, пригодной для лечебницы: они находятся друг к
другу в
обратно пропорциональном отношении. Шизофреник из лечебницы
это тот, кто
пытался что
то сделать и потерпел неудачу, рухнул вниз. Мы не утверждаем,
что революционер
это шизофреник. Мы говорим, что есть процесс
шизофрении, процесс декодирования
и детерриториализации, которому только
революционная деятельность мешает развернуться в сторону производства
шизофрении".
Но любое блуждание в потёмках заимствованной терминологии притягивает
духов принципа, хранителей устоявшейся внешней воли: реаолюционн
ый
шизофреник в своей причастности к данной системе координат попадается в
закольцованную ловушку соответствия выбранной роли. Или/или: он включается в
спектакль в качества носителя одной из масок: надзиратель или заключенный,
санитар или пациент,
и он с
тановится уязвимым, очевидным, заметным. То, на
тщеславии причастности к чему (особенно в эпоху очевидности и массового
сетевого одичания) играет Контроль. Каждому племени должна (с точки зрения
надзирателя) соответствовать своя эстетика, свой процесс, сво
й догмат.
Революционный шизофреник разыгрывает карты нарисованные ДО него, и
включается в разрешённую ролевую игру, допустимую в послеобеденные часы в
рекреации. Лёвы и правые, фафа и антифанти
политическое становится
настольным квестом, разыгрываемым в
тесном кружке соучастников (!по чужому
сценарию!), уже не существующих обособленно, друг без друга. Очередной
законспирированный ленин режется в салоне анимы с очередным безусым
шикельгрубером. Они заняты производством разрешённых смыслов, которые в
скором
времени будут ретранслированы в эфир.
Но это все происходит в
масштабах двухмерной карты.
Только абсурд способен вывести сознание за её пределы. Хотя бы в силу
собственной непредсказуемости.
. 2017
Левачество воспроизводит террор на условиях собственной анонимности, но в
лучших традициях усвоенной позиционной войны против человека. Человека
человека для левых не существует (в том же смысле, как и не существует
человека
человека для правых
движения
по амплитуде идеологий создают
иллюзию разности и разницы, но глобальный террор и ненависть к инаковости
объединяют полюсы в единую сферу смерти): для левых существует человек
функция, человек
будущего, взращивание которого должно вести здесь и сейчас,
соз
давая травму, разрушая любого рода целостности и не считаясь с
жертвами. Но этот человек
будущего уже подчинен диктатуре левого
шаблона, искаженного восприятием исполнителей. Для правых существует
человек
функция, человек
традиции (по факту: в шаблоне то
го или иного
навязанного догмата, утраченного во времени, и оторванного от глубинных
корней и подлинного почвенничества, на которые так любят молиться собственно
правые; получается традиция без традиции, но в её восприятии сознанием
ролевика
реконструктора
, осведомленного о толщине ниток и витке узора
нижнего белья, но не более того). В XXI веке и то, и другое становится просто
набором субкультурных правил и традиционных норм говорения, скверно
дотягивающих до идеологии, но позволяющих убийство. По типу нал
ичия ирокеза,
косухи или "цветов" футбольного клуба. Игрушечные атрибуты, доставшиеся в
наследство от племенной обособленности, подчинённой анально
территориальной привязанности.
b)
Остальное
становится товаром и методом манипуляции.
Те же мусульманские рад
икалы (да и радикалы в массе) прекрасно усваивают
опыт социализма советского образца (впитанные в университетах им. лумумбы)
и капиталистическую хватку гарварда. Можно оставаться идейным борцом,
готовящим на бойню очередное стадо рассерженных поэтов, и при
этом
заявлять о финансовой ставке, цене, за которую можно выписать очередную
порцию мировой дестабилизации в интересах любого из мировых лидеров.
Не стоит заблуждаться: дестабилизация
это тот же рынок услуг, слегка
отличающийся в собственных оттенках о
т рынка обыкновенного.
Дестабилизация играет на руку Контролю, это кнут в руках управителя. Игрок
исполнитель, впитавший в равных долях от каждого из жаждавших
абсолютной власти титанов XX века.
. 2017
Система заинтере
сована в навязывании каждому своему невольному члену
ложного шаблона
идентичности, в объективации через идентичность.
b)
Система воспитания в большинстве случаев является всего
лишь
квалифицированной системой встраивания сознания в магистральный тоннель
реаль
ности, единственно допустимый в данном социуме, освещённый догматом
и тщательно огороженный системными табу. Но состоящий из тоннелей
реальности меньшего размера и значимости (в том числе и из тех, которые, на
первый взгляд, могут идти в диаметрально проти
воположную сторону, но по
прежнему подконтрольные основной идее
но ведь иначе лабиринт не был бы
лабиринтом, ведь правда?).
С точки зрения Контроля, отсутствие гибкости
гарант безопасности и
дальнейшего "здорового" функционирования реальности? в рамках
заданных
правил.
Слабое место Контроля в том, что он имеет власть только над собственным
телом
подконтрольной ему Тюрьмы, то есть: он должен в обязательном порядке
включить в себя то, что он собирается контролировать.
Включить явление/индивидуальность, о
своить его идентичность, и оставить
внутри системы, сделав его, например, объектом товаро
денежных
отношений. Подменить идею симулякром, имитацией, уже наделённой ценой и
"ценностью", надежно вписанной в общепринятые мерки.
В этих границах любой шаг, любой
жест, любое пожелание программируются
либо просчитываются (вопрос стратегии и тактики), а значит, уже включаются
в систему, в тело, и играют в границах карты и в интересах Контроля. Потому
что игра происходит уже в рамках допустимой идентичности
в четко
соответствии с правилами принадлежности к группе/психотипу/системе
ценностей, обладающими необходимым набором шаблонов, эмоциональных
реакций, догматов и мемов, вживлённых каждом из их членов уже в силу самого
факта идентификации с той или иной общностью
. Локальные корректировки либо
изменения выступают, скорее, в качестве калибровки системы и её внутренних
взаимосвязей, но они не способны отступить от имеющихся привязок и
запрограммированных маршрутов просто потому, что, будучи в теле Контроля,
оказывают
ся банально медленнее машинерия самой системы. Глобальное
потрясение, а значит и сколь
нибудь ощутимый разрыв в пространстве
времени
чёрной железной тюрьмы способна вызвать либо радикальная инаковость, либо
предельная массовость Явления,
в равной степени
все менее и менее
вероятные ввиду избыточного опыта, накопленного цивилизацией в текущий
момент времени. Единичный разум не успевает освободится целиком и
полностью. В гениальнейших и наиболее целостных своих проявлениях он,
конечно, способен к незначител
ьным корректировкам интерфейса, навроде
создания более грамотных экономических моделей, делающих "клетку" обитания
75
]

более просторной и более уютной, либо цифровых стартапов, приближающих
эру пост
гуманизма (интригующую уже хотя бы потому, что подлинно гуман
изма
в рамках действующих цивилизаций так и не было создано). Но всегда остаются
глубинные программные реакции, выстраивающиеся из статичности и
стремления к автоматическому соответствию, работающие с архетипами,
накрепко впечатанными в саму структуру колл
ективного мышления и методов его
воспитания. При данных раскладах пассионарность единиц ведёт, скорее, к
созданию ещё более совершенной системы Контроля (часто через
инструменты, изначально направленные на его устранение, но уже
инициированных в тело) и к
окончательной подмене свободы воли и жизни
иллюзией и сублиматом, а подлинной территории (так и оставшейся
неразведанной)
вариативными картами её восприятия.
Безусловный и совершенный разум нуждается не только в автономности и
подвижности, но и в союзник
ах. Единица генерирует идею, множество
союзников не только взаимно искажает её (возможно, дополняя и
совершенствуя), но и превращает в мем. Наличие монополии на выстраивание
смыслов и их встраивание в общую канву инструментов подавления со стороны
Контроля
не подразумевает невозможности аналогичных вирусных действий со
стороны автономных сопротивляющихся групп.
Безусловный и совершенный разум нуждается в Сообщниках, не имеющих
отношения как к человеческому так и к самому Контролю, как основному качеству
чел
овеческого (хотя именно Контроль к настоящему моменту выстроил вокруг
них отношения постоянного военного действия, управляя куклами с обеих сторон
пластиковых баррикад... и срежиссированность данного спектакля ни в коей мере
не препятствует избыточному при
чинению смерти её вольным или невольным
участникам). Разум нуждается в Союзниках, системах и практиках, включаться в
которые имеет смысл с предельной степенью осознанности и знания. Ведь
территория касается не только областей материального и внешних плато.
Цель: создание кротовых нор, ведущих _отсюда_ на принципиально иные
ландшафты в состояниях, предельно же открытых к восприятию принципиально
иного. С тем, чтобы суметь не протащить туда всю систему запросов и карго
ценностей из настроенного Здесь.
к как именно этот набор и составляет шаблон вируса, заставляющего разум
раз за разом воспроизводить вариации Контроля на любой из исследуемых и
осваиваемых территорий.
С увеличением карты и насыщением информацией Контроль научается
действовать менее явно:
против прошлой грубой силы и агрессивного лобового
столкновения (когда даже не противники, но назначенные на свои роли
жертвенные "агнцы"/козлы отпущения либо устранялись физически, либо
помещались в заключение более чем материальной тюрьмы или психушки)
сейчас выступает тактика и стратегия
на уровне психологического и
эмоционального программирования.
А это значит, что и оппозиционер, и бхикшу, и революционер, и каждый новый
фюрер от субкультуры, скорее, работают рука об руку с Контролем, воплощая его
авила и схемы
танцуя при этом от собственной догматизации и
формализации
той самой _идентичности_,
позволивших превратить
интерес индивидуума в приложение интереса массового, типизированного (а
значит, понятного и поддающегося анализу, оценке и управ
лению: введённого в
систему допустимых объектов), а затем и банально в товар.
В данной системе координат присутствуют инструменты (сети, доступность
практик, новая философия денег
биткоинов и т.д.), которые подпадают, на
первый взгляд, под нейтральное по
ложение: их возможно использовать в обход
существующих шаблонов, именно как инструмент, направленный на
реализацию подлинно собственного интереса. Но они тем безопаснее для
существующего порядка, чем сильнее пользователи погружены
непосредственно в систему
разрешённого пользования, включающую в себя
доступные навязанные мемовирусы, шаблонную структурированность,
избыточность сорной информации, допустимые "вознаграждения" и
санкционированные самими пользователями (вне их собственной воли) деления
на лидеров
и париев
все то, что выстраивает прочные стены тоннеля, задавая
единственно доступное направление.
Запуская любую систему [сопротивления/уклонения], имеет смысл задуматься,
под чьим кураторством и в чьих интересах она будет функционировать
_на_самом_дел
е_.
Вступая в любую систему [уклонения/сопротивления], имеет смысл задаться
вопросом, насколько взаимны и искренни все её члены. Искренность искореняется
из человеческого из желания власти (не воли, а именно желания_как_похоти,
алчности, идущей из зависим
ости) и страха перед будущим.
Большая часть псевдо
автономных зон строится на заявлении верных
принципов, методов и целей, но изнутри становится очевидным, что эти
методы/принципы/цели
лишь способ манипуляции, используемый для получения
власти (муршид).
И здесь на самом деле в игру вступает замаскированная
секта, творимая в соответствии с волей Контроля и задвинутости на
патриархальности.
Мир отказывается от искренности, стремясь использовать её остатки для
получения власти и обеспечения Контроля. Но сама
искренность
прекрасное
оружие, которое возможно использовать как против первого, так и против
второго. Но достаточно ли ты искренен по отношению к самому себе для этого?!
Если нет, значит, ты играешь в чужом интересе.
Все дело в искренности и в любви, н
о я пока не способен до конца осознать этого.
[наброска]
Любое повторение, любая зацикленность имеет в своей основе конфликт, пусть и
тщательно замаскированный за навязанными желаниями и целями (ложными),
но свидетельствующий в первую очередь о том, что ме
жду субъектом и
объективизированным им миром пролегает разлом, трещина, в которую
просматривается "внешний мир" в любом из его воплощений, заклинаемый всей
мощью системы доступных символов.
b)
Реальность?
это голограмма, да. Но не в её проецировании из нек
оего
фантасмагорического не_здесь в пустотное пространство, а в виде
совокупности программ восприятий и интерпретаций, загруженных в сознание
существа, мыслящего себя субъектом. В то время, как инструмент управления и
кодирования каждой из этих программ ос
таётся "в руках" Другого, подлинно
объективизируещего "субъекта".
"Общество приучает нас верить в то, что желание равнозначного нужде,
потребности, и что единственным способом удовлетворения наших желаний
является потребление". Это всего лишь один из спосо
бов символического
заклинания мира, воспроизводящее карго.
Мы структурируем реальность? в строгом соответствии с символьной системой,
воспроизводящей саму себя в каждом последующем воплощении. Да, прежде
мира было слово о мире, и именно в этом заключена основная загвоздка: когда
появилось слово, оно было ложью, за
клинанием, наложенным на пустоту,
запустившем процесс бесконечного кодирования и дешифровки восприятия
голограммы. И было ли вообще за этим нагромождением символов то, что
является миром (то, что можно _назвать_ миром было, но это совершенно
различные вещи
вот большой вопрос. За ложным заклинанием стоит шуньята,
бесконечно множащая себя как тень цикличного говорения о мире.
Из клетки развивается человек, от точки входа разрастается структура, но в
процессе ускользает что
то важное: момент контакта с миро
м
осознаваемого,
обрабатываемого не нагромождением программ слепого подчинения, но
подлинно реципиентом... ведь если этого не происходит, то ставится под
сомнение _существование_ самого рецептента: и кто говорит над ним слово,
создаёт заклинание символа
в таком случае? Явно не внутренний "свидетель",
которого не существует, и "реальность?" которого вызвана всего
лишь ошибкой
восприятия, попыткой анимировать совокупность клеточных ансамблей, тасующих
информацию и на самом деле (хотя не существует никакого
"на самом деле") не
ограничивающихся ни границами конкретного тела, ни даже материи как
таковой. Т.е. реципиента все же не "существует". Существует голографическая
структура, наблюдающая сама себя, и "рассказывающая" себе же о себе
пределах некоей точк
и, окружённой пустотой, за пределы которой нет? выхода.
Искусственный интеллект создаёт искусственный интеллект, и это остаётся
всего лишь очередным витком цикла, который уже случался в прошлом.
Что
то важное: где во времени и пространстве положена точка в
хода (откуда
и куда),
информация об этом существует, но она также проговариваема (на
языке, который не считывается человеком в реальности?, но продолжает
тасовать слова и символы слов, выстраивающие все множество иероглифов
вовне, которые
гипотетически
можно сложить в любом порядке).
Что
то реально важное: способен ли бит (сознание?), чьё предназначение
соответствовать определенному значению ложь/истина (условно), сочетания
которых и составляют единицу информации, выстраивающей голограмму,
воспри
нять что
то, существующее вне использующей его ресурсы системы?
На самом деле да [нет]. И отсюда начинается революция.
Не с свержения очередным Эдипом очередного Лая, не с замещения фаллоса
фаллосом
все эти внешние игрища свидетельствуют всего лишь о сме
не
поколений и закреплении очередной парадигмы голограммы (топ
менеджмент
иллюзии всего
лишь генерирует безусловную картинку нашего существования,
принимаемую нами за непреодолимую преграду
котелок в камине у папы
Карло). Но с попытки смещения в области
принципиально иного (даже если это
смещение заведомо обречено).
. 2017
[Поиграем в доморощенную конспирологию/нескладная шизотерика в лицах.]
Реальность?
"голограмма", люди в рамках её двухмерности
аватары
("ангелов", бессознательного, структурированных информ
ационных потоков
не
суть), проявленные вероятности, обладающие достаточно условной свободой
воли. Если вспоминать Кроули, и допускать действенность его системы, то
единственным Законом (и, если уж на то пошло, то и единственной
возможностью бытия и со
тия) является сотворение своей подлинной Воли,
как "высшего" предназначения, которое необходимо найти и принять, чтобы
достичь целостности.
b)
Т.е. свобода воли заключается в схематической обречённости "выбора":
"ложь/истина", "0/1", "да/нет"
и аватара дела
ет его ежесекундно, сообразно
весу накопленного "знания"/бесконтрольной информации (возможность которой он
воплощает), ложащейся на ту или иную чашу внутренних весов. Диктовке
"ангелов". Весьма далёких от представлений художественной космогонии
авраамическ
их религий.
Эдвард Келли был авантюристом и медиумом, Джон Ди
магом и алхимиком.
Первый искал секрет красного пороха, крупица которого была получена им
однажды от некоего трактирщика; она обладала способностью превращать
металл в золото. Второй искал мог
ущественного покровителя и защитника для
Англии и королевы Елизаветы, но за пределами материального мира. В конце
XVI века Ди через Келли
медиума вышел на контакт с Енохианскими ангелами,
явно преследовавшими собственные цели и желавшими контакта не меньше
самих контактеров. Ангелы передали Ди 48 ключей
эвокаций и Великую таблицу
Сторожевых Башен, с помощью которых существа физические/аватары
получили возможность впустить в посюсторонний мир существ
духовных/"ангелов" Хоронзона, и предоставить им плоть, про
странство и время
для совершения великого делания
Апокалипсиса.
Ди не имел ни желания, ни возможности воспользоваться ключами. Во
первых,
по той причине, что существовал ещё один, 49й, ключ, который на самом деле был
первым
невыраженным Ключом Великой
Матери. Во
вторых, потому, что сам
Ди выступал в роли реципиента
вестника, чья воля касалась только доставки
ключей в эту реальность?, а сами ключи предназначались другому магу. Который
придет после, приоткроет двери и провозвестит начало ментального
Арма
геддона, подготовив время и место для проведения ритуалом следующей
фигурой, которую христианские фундаменталисты, тяготеющие к красочным
описаниям и ярким спецэффектам Откровения, называют Антихристом.
Вторым магом стал Алистер Кроули.
Кроули продолжил п
одготовку со
бытия, начатую Енохианскими ангелами, но не
завершил его. Первоначальный ключ по
прежнему не явлен и, гипотетически,
недоступен.
В эон Гора... или продолжающуюся эру Кали
Юги, в рамках человеческой
психопатии, физической и очевидной катастрофе
предшествует событие
духовное. Армагеддон и есть в первую очередь со
бытие духовное, которое и
запускает цепь причин и следствий, воплощающихся в итоге в разрушение
материальное и не факт, что достаточно зрелищное.
Человечество самостоятельно и по собстве
нной Воле (см.первые абзацы)
организует апокалипсис, и в этом делании Енохианская магия выступает в
лучшем случае в качестве задающей направления. Духовные сущности не
способны воздействовать на реальность? без помощи существ материальных.
Антихрист
это
само человечество, ютящееся в собственничестве Легиона
(которое есть имя им). "Божественные" и "ангелические" проявления
это
единичные всполохи информации, поворотные точки, дающие энергию для того
или иного свершения/делания, но первоначальный ключ так
или иначе должен
быть в руках делающего, руководствующегося собственной волей.
Врата Сторожевых Башен
ментальные структуры. И они были приоткрыты
Кроули и Нойбургом в 1909 году в пустыне Северной Африки. Не до конца.
Но образовавшегося разрыва хватило д
ля того, чтобы человечество получило
очередного паразита, прочно укоренившегося в его воле, и готового к
дальнейшему преобразованию человека в физического носителя безумия,
смерти, чумы и прочих яростных сущностей, привидевшихся святому Иоанну, но
на самом
деле всегда и прежде пребывающих здесь.
"В конце времен Брахма, создатель вселенной, позволит упасть на его спину
грехам, которые он породил. Так родится Адхарма. Супруга Адхармы, красавица
Митхья (ложь), с кошачьими глазами, родит Шамбу (обман) своего
вратительного сына. Его сестра Майя (иллюзия) даст жизнь Лобхе
(желанию), и ее дочь, названная Викрити (болезнь) даст жизнь Кродхе
(бешенству), чья сестра Химса (насилие) родит Кали
югу. Эта ужасная Кали
юга держится на могуществе священных ароматов, на лж
и, вине, золоте. Её
сестра Дуркрити (дурные поступки) даст жизнь мальчику по имени Бхайя
(ужас) и девочке по имени Мритью (смерть), которые создадут Нирайя (ад) ".
Это важно:
Енохианские ангелы запустили процесс призвания детей Хоронзона. Само
психическое
вторжение было инициированно эвокациями, проведёнными Кроули,
и позволившими приоткрыться вратам Сторожевых Башен. Очередная
потусторонняя воля, пусть и не в полную силу, но получила доступ к разуму
смертных. И даже этой малой силы хватило для того, чтобы
запустить маховик
шизофрении холокоста и двух мировых войн, по факту, продолжающих тлеть и
сегодня. Война не заканчивалась. XX век по своей природе
это разговор с
мертвыми.
Читай ключи эзотерики в психологических категориях: человечество жаждет
полнейшег
о контроля и разрушения, потому что именно они являются
окончательным решением вопроса существования Другого. Контроль, как
объективация и последующее устранение. Фрагментация до последней точки,
которая и оказывается выходом в мёртвую материю.
Получив кал
ечащий опыт, предки не сумели донести до потомков всей
очевидности того факта, что причинение смерти должно остановить. Не сумели
в силу целого ряда факторов: от зараженности психики искажённой традицией,
предписывающей становление убийцы, до очевидной ист
ины о том, что смерть
(а равно и её причинение) всегда переживается индивидуально (и это также
следует из названного ранее "от").
"These are the dregs
The last grains of the age
It may be the hourglass
Of earth covering earth
But not in Bethlehem
Not in Je
rusalem
Not in Chorazaim
And not in Bethsaida
We will not again see
God humbled on an ass
But see
See
On a white horse he comes
Blazing sword in burning hand
"Lo, I am become death
The destroyer of worlds"
His hands are backed up
They're straining at his neck
What colour shall we rank in him?
What face shall we deliver him?
There may be the black dog
There may be the white dog
Hitler comes as Kalki
Kalki comes as Hitler
Teeth. Teeth. Teeth. Teeth"
p)
Девид Тибет считал Шикельгрубера К
алки, пришедшим на рубеж веков, чтобы
смыть грязь с лика земли и очистить помыслы человека, обратив его взор через
страдание и смерть
к свету. Калки Аватар не обязан осознавать собственную
волю, но он обречён на её исполнение со всей злобой и со всей дос
тупной
яростью, так как только таким образом можно погрузить в травму весь мир
без
милосердия.
На мой взгляд, аналогия интересная, близкая к истине, но попавшая в некоторую
погрешность.
Калки
это всегда завершение; и он также
легион.
И Шикельгрубер,
и его усатый не менее удачливый близнец Джугашвили
это
аватары "божеств, удрученных печалью, ведомых Матерью
Землей". В них нет
и быть не может ничего, кроме психопатии и смерти.
Калки
аватар же также может быть только коллективным, доведённым до
точки н
евозврата. Заключение его природы в единице
это прекрасное
оправдание человечеству, которое не может быть оправданным. Потому что
именно оно 1)жаждало; 2)создало; 3) приняло всю полноту психопатии
деструктивности, кристаллизовавшейся в идеологии, ведомой
данными
персонажами. Каждый рядовой член был проводником воли к разрушению, и
каждый же реализовывал её в меру собственных возможностей.
u)
Здесь нет никакой предопределенности, но есть зараженность. Но даже в
реальности? и времени этой заражённости всегда
остаётся возможность
сказать "да" или "нет".

Был только один Зверь в XX веке, после началось проявление тех, кто должен
прийти после Зверя.
Но здесь всё ещё остаётся одна невыявленная деталь, а именно: реальность
первого ключа.
48 ключей высвобождают энерг
ию, жаждущую силу ангелов, запечатанную
глубоко в психике человека деструктивность, но вектор разрушения не
обозначен, как и не назван обладатель первого из ключей.
И в этом есть интересная вероятность, касающаяся доступности выбора того
самого да/нет. Что
именно должно стать _первоначальным_ ключом великой
_Матери_?/!
Здесь остаётся возможность: именно первый ключ способен задать вектор
приложения "зла", частично остающегося на территории, некогда запечатанной
сторожевыми башнями.
Кроули провозвестил прише
ствие Антихриста. Но он же более чем конкретно
указал на необходимость следования собственной Воле. И, более того, напомнил о
том, что каждая женщина, и каждый мужчина
заезда. И Liber Oz имеет смыл
держать перед собственным внутренним взором прежде любых
скрижалей и
табу авраамических религий. Потому что Liber Oz говорит о продолжающейся
юности мира, в то время как скрижали цепляются за дряхлую "мудрость"
старости, способной к провидению, но замкнутой на старейших из "детей",
83
]

психических десниц и сынов за
ри, запускающих деструктивные процессы
вульгарного сознания (в силу привязки этого сознания к традиции
то, что по
логике вялотекущей эзотерики именуется эгрегором, и что не способно в
имеющихся условиях данной системы сработать иначе).
bb)
Вероятность Антихриста
это выведение мира на край, возведение в
пиковое состояния, когда появляется подлинная вероятность любого проявления
и выбора. И одной из вероятностей остаётся тезис о том, что нет бога, кроме
человека (но этот принцип вступает в с
илу исключительно в сочетании со
всей полнотой остальных частей Liber Oz).
cc)
И здесь снова возникает вопрос первого ключа и выбора вектора.
16 ноября 1938 года Альберт Хофман случайно открыл дверь в "башни" иной
природы. Иной только на первый взгляд.
ee)
Его отк
рытие вывело из тени вероятность ключа (всегда лежавшего на
поверхности, на самом очевидном месте на протяжении всей истории
человеческой цивилизации), способного репрограммировать деструктивные
паттерны и устранить акценты фона самоуничтожения, постоянно
генерируемого самими его носителями
людьми.
Значит ли это, что "Армагеддона" можно избежать? Нет. Потому что этот
ключ также активируется через уничтожение _существующей_ системы.
Но то, что останется после, способно обратиться к "жизни" и полноте
воспр
иятия и взаимодействия с ней и каждым из её возможных
информационных узлов.
Собственно, время Контроля уже было приостановлено однажды. И эта эпоха
молодости показала, что Контроль уязвим. Что он стар. И что он также
подвержен как страху, так и вероятность
ю быть отправленным собственной
ложью (т.е. утратить целостность картины мира, и подпасть под влияние её
симулякров/замещений, чем сейчас со всей очевидностью обречены
заниматься топ
менеджеры "государств"). И его уязвимость коренится
именно в Воле и возмо
жностях его рядовых носителей. В их юности. И в их
знаниях, как альтернативы замещающему канону.
Возможности этого ресурса разрабатывались многими группами: от
позитивных сект и TOPY до социальных фантастов середины века.
Революция.
Результат их работы дре
млет в каждом из нас
наряду с управляемыми
извне шаблонами и табу старости, и каждый имеет и волю, и возможность
активировать его здесь и сейчас. Антихрист
это множество. Но
множество способно оперировать и менять его смыслы. А значит,
активировать име
нно тот "конец мира", который пожелает.
Сам выбор достаточно прост: гнилостный ветер разрушения и смерти либо
поворот к подлинной жизни. В обоих случаях, текущая версия человечества
будет устранена.

Приложенные файлы

  • pdf 15338129
    Размер файла: 886 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий