Самоидентичность как фактор психологического зд…

А.И. Аверьянов

САМОИДЕНТИЧНОСТЬ КАК ФАКТОР ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО
ЗДОРОВЬЯ И БЕЗОПАСНОСТИ ЛИЧНОСТИ

Здоровье, согласно определению Всемирной Организации Здравоохранения, определяется не как отсутствие болезни или недуга, а как состояние полного физического, душевного и социального благополучия. Если исходить из данного определения, то, прямо скажем, не многих из живущих сегодня в России людей мы можем назвать здоровыми. И это связано не только с социально(экономической и политической ситуацией, существующей в нашей стране, но и со зрелостью нашего индивидуального сознания. Благополучие и его содержание во многом определяется индивидуальной системой ценностей. Здесь не может быть нормы, даже если государство, к примеру, определяет для нас так называемый минимальный прожиточный минимум.
Говоря о психологическом здоровье человека, мы понимаем, что тоже должны говорить о некой норме, о конкретных критериях психологического здоровья и, соответственно, нездоровья. В то же время специалисты знают, что понятие "норма" в психологии определяется крайне сложно и до сих пор на этот счет имеется немало противоречивых определений. Сегодня это понятие становится еще дифференцированнее и еще абстрактнее. «Норму следует определять не через адаптацию, а напротив, как способность к созиданию новых норм», ( звучит вполне современно, хотя это определение Гольдштейна относится к 1934 году. Мы наконец(то начинаем понимать, что каждое живое существо самобытно и имеет право на различие. Правда, с этим пониманием трудно сжиться, сделать его, в свою очередь, нормой человеческого существования.
Исходя из наших рассуждений, вероятно, следует заключить, что психологическое здоровье ( это субъективное состояние собственного гармоничного благополучия, ощущение «своего пути». Это понятие определено нами «в узком понимании» слова. Помимо этого можно говорить о «широком понимании» данного термина, если бы мы говорили, к примеру, о психологическом здоровье нации.
Следование по жизни «не своим» путем приводит человека к кризису, к ощущению неблагополучия, к дисгармонии. Что может выступать в данном случае в качестве индикаторов такого состояния? По мнению В.Д.Балина, в качестве индивидуальной самодиагностики могут быть взяты несколько чувственных (т.е. управляемых подсознанием) индикаторов:
Чувство устойчивого невезения, неудачливость, «все складывается против».
Тягостная утомительность дел и достижений, генерализованная неприятная усталость как ведущее переживание.
Отсутствие выраженного и полноценного удовлетворения от достигнутого успеха, безрадостность долгожданных событий или достижений.
В качестве частного, но диагностически ценного индикатора движения по «не своему» пути можно назвать появление чувства дискомфорта, раздражения в ответ на предложение перечислить (для себя, но на бумаге) свои жизненные цели (перспективы, планы и т.п.).
Регуляторный смысл перечисленных индикаторов, как отмечает далее В.Д. Балин, заключается в том, что они создают субъективные условия, благоприятные для отказа от деятельности, которая по своим требованиям и вероятным результатам идентифицирована подсознанием как «не своя».
Самым типичным признаком «непутевости» является так называемый кризис середины жизни, относимый разными авторами к возрасту в интервале от 35 до 45 лет. Его особенностью оказывается то, что он исподволь формируется у социально и психологически благополучных людей, которые начинают совершать поступки абсолютно неожиданные не только для окружающих, но и для самих себя. Нарастающий у них в д
·уше психологический дискомфорт долгое время не имеет логического основания: в субъективном плане по отдельности все хорошо, а в целом как(то плохо. Неочевидность причины эмоционального дискомфорта делает невозможной целенаправленную борьбу с ней и в конце концов приводит к неординарным последствиям: алкоголизация, супружеские измены, уход из семьи, смена профессии, самоубийство. Частным признаком жизненного кризиса служит формирующаяся готовность к усвоению религиозной картины мира [1].
Другое понятие, которое нам хочется рассмотреть ( это понятие «психологической безопасности». С.К.Рощин и В.А.Соснин, занимающиеся изучением данного вопроса, считают, что для человека безопасность вообще переживается в первую очередь как чувство защищенности от действия различного рода опасностей. Соответственно, психологическая безопасность определяется как состояние общественного сознания, при котором общество в целом и каждая отдельная личность воспринимают существующее качество жизни как адекватное и надежное, поскольку оно создает реальные возможности для удовлетворения естественных и социальных потребностей граждан в настоящем и дает им основания для уверенности в будущем [2].
Очень хочется согласиться с таким определением психологической безопасности, но можно ли почувствовать надежность в той реальности, в которой сейчас находится человек? И есть ли хоть какие(то основания сегодня для уверенности в будущем?
Мир развивается сегодня настолько динамично и противоречиво, что человек с его стремлением к определенности и, еще хуже, к сверхопределенности, обречен на драматическое существование. Бесспорно, это не отменяет самоидентификации человека, когда он пытается прийти к понимаю себя и своих границ, к определенности своего «Я» и «не(Я», к собственным смыслам и т.д. Но вместе с тем человек должен понимать, что стабильная картина окружающего мира сегодня невозможна, она даже вредна, а потому небезопасна для психологического здоровья человека. Идентичность (подлинная, внутренняя), по мнению Дж.Бьюдженталя, всегда процессуальна. Она привязана к настоящему моменту и способна к изменению и эволюции вместе с потоком жизни человека. На основе внутренней идентичности формируется принятие постоянной изменчивости окружающей действительности. «Быть по(настоящему живым значит быть приговоренным к постоянному развитию, бесконечному изменению. Быть по(настоящему живым значит найти свою идентичность в этом изменчивом процессе, зная, что огонь уничтожит любые стабильные структуры, которые мы будем пытаться построить» [3].
Таким образом, сегодня психологическая безопасность не может быть гарантирована никому. И, как не парадоксально это звучит, чувство психологической защищенности способна обрести только та личность, которая осознает ее иллюзорность.

Литература:

1. Балин В.Д. Кризис жизненного пути // Психологические проблемы самореализации личности. СПб., 1997.
2. Рощин С.К., Соснин В.А. Психологическая безопасность: новый подход к безопасности человека, общества и государства // Российский монитор. 1995. № 6.
3. Бьюдженталь Дж. Наука быть живым: Диалоги между терапевтом и пациентами в гуманистической терапии. М., 1998.
15

Приложенные файлы

  • doc 15327377
    Размер файла: 33 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий