Vozbuzhdennaya_pustota


Истина - это всегда препятствие на
пути движения
(Дмитрий Шустров)
Начну пожалуй с конца. Жизнь это танец со змеями. Кто то держа двух очковых кобр в руках легко и грациозно переступает через прочих представителей этого рода кружась в замысловатом танце, а кто то...ну вы понимаете. Похрустывая змеиными черепами, получая ежечасно ядовитые укусы, нелепо размахивая неуклюжими искусанными руками, прет куда-то, не разбирая дороги. В результате чего и те и другие оказываются где-то посередине этой самой жизни примерно в одном и том же запыхавшемся состоянии, но с разным количеством синяков и ушибов. Тут на необитаемом островке своего тридцатилетия они оглядываются: кто с удовлетворением, кто с недоумением - и делать нечего прут дальше, кто как умеет но уже под более спокойную музыку. Стиль танца при этом редко меняется. А какой смысл? Допер же как-то до сего момента и часа!
Что бы ты ни писал, хоть учебник математики, ты все равно пишешь о себе. Когда ты пишешь о себе, ты пишешь о других. На поверхности воды в колодце твоей души всегда отражаются души других людей. Ну или эльфов, если вы с ними имеете дело. Поэтому единственный способ сохранить в секрете все те свои переулки души которые мы хотим сохранить в секрете - это писать про себя. Другое дело, что писать про себя почти и нечего. Само понятие Я как-то поистерлось, припылилось, потускнело и выцвело. Ведь понятно, что эта совокупность случайных и намеренных вдохов и выдыхов, утренней головной боли, метания от задворков ненужности и бесполезности до центральной площади бытия не может быть твоим Я. Да и не чьим Я оно быть не может. В лучшем случае это сюжет какого-нибудь произведения, написанного кем-то о самом себе и посему полного каких-то других Я, не имеющих ничего общего с неведомым автором. Наверное, так населяются миры.
Разбудила меня эрекция. В ванне капала вода, за окном серо. Может всем миром двигает именно эрекция. Вот что-то назревает в душе, в голове, просто в штанах и призывает к действию. А уже действия бывают приличные и не очень. Сама же эрекция чиста как взмывающий ввысь Олипийский мишка. До свиданья мой друг, до свидания! Это про мишку. Но не сказать такое про эрекцию. Шива лингамурти - это не памятник члену, это символ созидательного начала Вселенной. Ведь чтобы создать ну хоть бутерброд с маслом нужно захотеть это сделать, а для этого нужна побудительная сила. В случае с бутербродом - это голод. Согласитесь, что Вселенная созданная с голодухи... Вот поэтому и Шива лингамурти. Древние не отделяли любовь от эрекции. Такие заумствования начались потом...а пока можно и подремать до будильника.
И все-таки, подумал я засыпая, не нравится мне эта оконцовка со змеями. Причем тут змеи, подумал я, и окончательно провалился в сон.
Снилось мне задрипанное советское кафе или буфет во главе с дородной румяной буфетчицей. «Что тебе парень?» - Сказала она, демонстрируя глубокую как Большой Каньон ложбину в декольте не сильно опрятной белой рабочей куртке. Каньон привораживал, приковывал к себе взор, отвлекал внимание от щербатой тарелочки, куда посетители клали свои трудовые копейки. И по-моему в каньоне я разглядел двух бородатых геологов с довольными, но уставшими лицами. «Сто пятьдесят водки», -сказал я, -«и сок...томатный».
Каньон зашевелился, сбрасывая уставших геологов снова на дно и через минуту две пухленькие руки с окольцованными пальцами поставили передо мной два мутноватых граненых стакана с разными жидкостями. Лица буфетчицы я так и не увидел. Прихватив стаканы, я подошел к высокому столику и спросил разрешения у двух косматых мужичков присоединиться. Мужички, не удостоив меня взглядом, кивнули и немого подвинулись, уступая мне клочок жизненного пространства. Я отпил немного томатного сока, готовясь к более ответственному шагу. И наконец решившись проглотил полстакана водки. Полвосьмого утра, подумал я, блин такая рань, а я тут набухиваюсь! Но вот водка достигла желудка, разлилась теплом, глаза мои прозрели истинную реальность и я стал слушать разговор мужичков.
- А как вы, коллега объясните отсутствие у сапиенса пенисной кости? -вещал мужичек с косичкой- Как такая нужная деталь исчезла в процессе так называемой эволюции?
Второй мужичек имевший на себе выдающеюся бороду лопатой смотрел в стакан с портвейном задумчивым несфокусированным взглядом.
-Осуждать знаете ли легко Андрей Юрьевич! Но пенисная кость - это действительно аргумент!
-Замечательный вы мужик Чарлз, давайте повторим!
Они сгребли стаканы в кучу и неуверенно заковыляли к стойке. У бородатого мужичка сзади был роскошный обезьяний хвост.
Я закурил папиросу и проснулся. Звонил будильник.
За окном еще больше посерело, но так и не развиднелось и я решил забить на работу. Никуда она не денется, позвоню и скажу что заболел, а лучше и звонить не буду ,сами догадаются, устал там человек, запил, да мало ли чего, короче потом придумаю что-нибудь. Я поставил чайник. Потом плюнул на это дело, нашел на столе вчерашний недопитый чай, отхлебнул и закурил.
Я курил и думал о Шиве. Вот поет он свою песню создающую Вселенную. В волосах у него полумесяц и кобра, в руках барабан и пламя изменчивости бытия. У Шивы есть еще пара рук. Одну обвивает змея, другая указывает на левую ногу поднятую вверх, вторая нога опирается на Карлика. Волосы его это змеи. Вокруг него пламя. Вот такой он Шива. А раз так, надо его проведать. Я гашу окурок, натягиваю джинсы, майку, втыкаюсь в затрепанные кеды, кладу в карман сигареты, выхожу во двор и закуриваю снова. К Шиве путь не близок. Надо дойти до трамвая, потом долго ехать скорее всего стоя, потому что время ранее и народ еще спешит на работу, потом от трамвайной остановки надо пройти шумный рынок и там за рынком в старых трущобах живет Шива.
В скверике возле двора на лавочке сидит Салутан. Он сидел тут сколько себя помню, он сидел и пил коньяк, когда хоронили Брежнева, сидел и курил анашу когда рухнул СССР, глотал колеса в нулевые.
-Демидрол будешь?-спрашивает он меня
-Нет у тебя демидрола. Ты умер, чувак!-говорю я ему.
Салутан смеется-прикольная шутка,чувак!Дай пять!
Он действительно умер лет десять назад. На лавочке сидит его тень. Я шагаю дальше.
может надо просто двигатся куда
нибудь...один пьяница-музыкант
будил меня по утрам: вставай
Андрюха,под лежачий камень
водка не течет...и к обеду он
всегда был в отрубе хотя денег у
него никогда не было...ближе к
вечеру мы кидали его в море
минут на 20,он приходил в себя и
отправлялся петь в маленькое
кафе на берегу моря...а утром все
повторялось с начала как будто это
один и тот же день...менялась
только температура моря...но мы
все куда то шли...И я иду дальше.
На трамвайной остановке я вижу Бодхидхарму в не по погоде теплой фуфайке. Он появился в городе с год назад и поселился на трамвайной остановке. Зимой я подбадривал его дешевым портвейном. Бодхидхарма кивает мне с таким несчастным видом. что я ни слова не говоря сворачиваю к ближайшему магазину, благо их тут как грязи. В магазине я выбираю пузатую пластмассовую бутылку портвейна и недорогую ливерную колбасу. Солнце наконец выглянуло вовсю и, подумав, я прихватываю бутылку пива. Мы с Бодхидхармой устраиваемся неподалеку от остановки в тени чахлых кустиков и одной прокудливой алычи. Бодхи присасывается к портвейну, а я курю и смотрю, как по синему небу проплывает большой серебристый аэробус, оставляя за собой роскошный хвост химтрейла, неизвестная нам с Бодхидхармой отрава сыпится на город и я прикладываюсь к чуть горьковатому пиву.
-Фу-выдыхает Бодхи-чуть не того...
Он многозначительно поднимает глаза к небу.
-Бодхидхарма,а кем ты был раньше?
-Полиграфистом...
-А как оно там? -я поднимаю глаза к небу
-Никак..Я побрел к остановке.
Бывают мгновения, когда ты понимаешь, что жизнь уже никогда не будет прежней и виной тому разные причины. Например, в детстве ты любовался разноцветными огоньками на елке и считал их волшебными, а потом узнал про электричество, закон Ома, нить накаливания и огоньки уже никогда не светили так как в детстве. А вот жопа. Жопа же наоборот со временем наполняется и наполняется не только смыслом, но и волшебством. Смотришь на попку своей подружки и думаешь о дуализме. На левой половинке луна, на правой солнце, порядок и хаос, тиналь и нагваль, жизнь и смерть. Волоски на заднице закручиваются строго по спирали Фибоначе. Гармония помноженная на математику и это волшебно. В этом я думаю виноват процесс познания и гормоны. Случаются же и приступы озарения.Вот перед тобой только что была просто жопа и вдруг раз она стала ЖОПОЙ и это совсем другой процесс, отличный от постепенной мозговой деятельности, он внезапен, как удар молнии и так же неотвратим, он меняет твое сознание и не оставляет камня на камне от фундамента на котором стояла твоя Вселенная, твое Мироздание. Так действует любовь. Так приходит понимание. Раз и навсегда. Стоя на трамвайной остановке, я понял, что домой больше не вернусь, а если и вернусь когда-нибудь то это буду уже не я.
- Следующая остановка Гоголя!-проскрипел искаженный советским динамиком голос вагоноважатой.
Куда ты мчишь меня Вселенная-трамвай?! К какой своей цели? Живая клетка я в твоем непостижимом организме или винтик в твоих планетарных шестернях который выкинут и заменят новым. А может ты и не подозреваешь о моем существовании!? А может и ты, Вселенная -трамвай, всего лишь движение моей души? Может оба мы кем-то выброшенны, как использованный презерватив на обочину еще большей мегавселенной и я в тебе как сперматозоид без будущего, без назначения? Кто мы с тобой Вселенная-Трамвай?! Куда ведут твои рельсы? Ток чьих душ течет в твоих проводах и питает твои термоядерные моторы? Кому светят черные дыры твоих фар?
-Молодой человек, оплачиваем проезд!
-Какого хрена!- не выдержал я и вышел в открывшиеся двери. Кондуктор ошалело провожала меня взглядом. Плевать. Я не желаю ехать в платной вселенной!
Тук-тук,дзынь-дзынь.
- Здравствуйте, я к Шиве.
-А он здесь больше не живет, съехал на днях.
Аппетитная девушка в домашнем халатике оглядывает меня с ног до головы.
-Жаль-сокрушаюсь я- А куда не сказал?
- К сожалению нет-девушка извиняюще улыбается- Извините, а вы в электричестве случайно не разбираетесь?
-Немного, а что такое?
Дыры-дыры,тым ты тым.Тара дара там та там.
Мы лежим и курим в кровати.
- Понимаешь милый, вселенная это пустота. Пойдем я тебе спинку потру?
В ванне шумит вода,мочалка щекочет мне спину.
- Чтобы что-то в пустоте появилось, еë надо хорошенько возбудить, милый-шепчет она мне на ухо-У тебя хорошо получается.
Мы выходим из ванной. Она протягивает мне халат, барабан и извечное пламя. Откуда- то появившаяся кобра обвивает мою руку. Я ударяю в барабан и начинаю петь.
И плясать со змеями.

Приложенные файлы

  • docx 18469091
    Размер файла: 21 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий