I_segodnya_est_mesto_podvigu


КОЗЛОВА ЭЛЛА ИГОРЕВНА
Номинация "ПРОЗА"
«И СЕГОДНЯ ЕСТЬ МЕСТО ПОДВИГУ»
Как много подвигов, совершенных в мире, неизвестны нам. Люди делают невероятные поступки, которые достойны, чтобы о них знали все. Я хочу посвятить вас в один из них. Событие, произошедшее с экипажем атомной подводной лодки АПЛ К-8, настолько меня тронуло, что я хотела бы вам рассказать о нем и передать свои эмоции и ощущения.
Подводные лодки уходят в море скрытно, слово крадучись. Возвращаются же под звуки оркестров и радость родных. Если возвращаются…. АПЛ К-8 17-й дивизии Северного флота покидала базу февральской ночью, она направлялась в Средиземное море для выполнения боевой задачи. Холодная война тогда была в самом разгаре. Командовал лодкой капитан 2-го ранга Всеволод Борисович Бессонов, чье имя навеки вписано в историю Северного флота.
Боевая задача - не для слабых духом, это сжатые в комок нервы, это изматывающая ожиданием монотонность работы и готовность в любой момент быть потопленным, но в любом случае выполнить свой воинский долг до конца. Бессонов получил радиограмму о начале движения на базу 1-го апреля 1970-го года. Но радость, о скором возвращении, быстро покинула его. Новое указание, поступившее ему, гласило - следовать в северо-восточную часть Атлантического океана, для участия в маневрах «Океан». Лодка изменила курс и начала свой путь в небытие и «Бессмертие».
8-ое апреля ничем не отличалось от других прошедших дней. Лодка шла на Северо-восток, не изменяя свой курс. В 23:00 была дана команда на всплытие, а буквально через несколько минут на пульт центрального поста поступило сообщение о пожаре в 7-ом отсеке. Дым из рубки гидроакустиков валил во всю. Из отсеков, находившихся рядом с источником возгорания, докладывали о готовности по аварийной тревоге. Когда лодка всплыла на поверхность, командование было уверено, что справится с пожаром. Но неожиданно для них в центральном посту сработала аварийная защита реактора, и подводная лодка лишилась электроснабжения и хода. Самые трагические события в эту ночь происходили в 7-ом и 8-ом отсеках. Боевая смена главной энергетической установки ценой собственных жизней предотвратила ядерный взрыв. Они сразу знали, что спастись им не удастся, и выполнили свой долг до конца. После аварии в 8-ом отсеке собралось 19 человек. Там находился и лазарет. Дым продолжал интенсивно просачиваться в отсек. Становилось невозможно дышать. Доктор отдал свой изолирующий дыхательный аппарат прооперированному больному, а сам старался дышать через мокрый платок. Это практически не помогало. В итоге Капитан умер от отравления угарным газом.
После всплытия у 8-го отсека заклинило люк. После того, как он поддался, выбраться самостоятельно смогли только четверо. Люди оставались в 1-ом,4-ом и 6-ом отсеках. В 4-ом, как могли, поддерживали работу дизель-генераторов. В конечном итоге их пришлось остановить из-за перегрева. Подводники этого отсека понесли меньше потерь. А вот 6-му отсеку не повезло вовсе. От жары и угарного газа люди падали и ползли из последних сил. Наверх вышли только трое. Бессонов и старший на борту Каширский решили провести перекличку утром 9-го апреля. Из 125-ти человек экипажа погибло 30 во время пожара, 16 лежали в надстройке, 14 остались внизу, в горящих и загазованных отсеках, но никто не покинул свой пост. Оставшиеся в живых подводники, были размещены в 1-ом и 2-ом отсеках. С заглушенным реактором, без электроэнергии, без хода и связи, с бушующим внутри отсеков пламенем.
Утром 10-го апреля на горизонте появился Болгарский сухогруз «Авиор» под командованием русского капитана – Рэма Смирнова. Командиры АПЛ К-8 решили переправить самых пострадавших подводников на борт «Авиора», всего 43 человека. В 3 часа утра 11-го апреля на визуальную видимость подошел теплоход «Саша Ковалев», в 4 часа 20 минут - «Комсомолец Литвы», еще позже – «Касимов» и гидрографическое судно «Харитон Лаптев». Каждый пытался оказать хоть какую-нибудь помощь тонувшей подводной лодке.
Угарный газ всё интенсивнее стал поступать в 1-ый отсек. Началось массовое отравление, индивидуальные средства защиты были израсходованы еще раньше. Вода стала всё быстрее и быстрее поступать в отсеки. Было решено перевести еще часть экипажа, т.к. размещаться было негде. На борту оставалось 22 человека добровольцев во главе с командиром корабля и старшим на борту. Суда, пытающиеся помочь аварийной лодке, образовали огромный треугольник, в центре которого находилась К-8. Около 6 часов утра 12-го апреля 1970-го года лодка пропала с экранов локаторов. Атомоход затонул. На судах-спасателях приняли меру по поиску людей. Сделать это было сложно, и спасти никого не удалось.
Длительное время о трагедии молчали, даже не сообщая родным погибших подводников. Наконец в поселке Гремиха, откуда уходила лодка, начали оповещать семьи. Сообщали более чем лаконично: «ваш муж (сын), выполняя боевую задачу, погиб и захоронен в море».
Время течет невероятно быстро, мы вновь и вновь вспоминаем тех, кто не струсил и не отступил, кто до конца остался верен присяге, долгу и чести. Поднять и захоронить погибших подводников невозможно и поэтому ветераны-подводники 7-ой дивизии Северного флота и курсанты ГУМРФ имени адмирала С.О. Макарова приняли решении о захоронении капсул с морской водой, взятой с места гибели АПЛ К-8, на малой родине подводников.
Напоследок хотелось бы сказать, что я считаю счастливыми людей, которым боги дали или свершить подвиги, достойные записи, или написать книги, достойные чтения. Самыми же счастливыми являются те, которым даровано и то и другое.


Приложенные файлы

  • docx 18427379
    Размер файла: 18 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий