osobennosti-predyavleniya-dlya-opoznaniya-lyudey-v-hode-predvaritelnogo-rassledovaniya


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте файл и откройте на своем компьютере.
Раздел 6. Процессуальное право, юрисдикция, процедуры ОСОБЕННОСТИ ПРЕДЪЯВЛЕНИЯ ДЛЯ ОПОЗНАНИЯ ЛЮДЕЙ В ХОДЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ О.Г. Григорьев (начальник кафедры уголовного процесса Тюменского юридического института МВД России, кандидат юридических наук, доцент; 8 (3452) 59-84-39) В статье автором рассматриваются наиболее значимые вопросы правового регулирования и так изводства; примерами из правоприменительной практики иллюстрируются типичные ошибки, допуска емые при проведении данного действия; анализируются проблемы работы с понятыми и статистами, исследуются сложности производства предъявления для опознания людей в условиях, исключающих визу альное наблюдение опознающего опознаваемым. Ключевые слова: следственное действие, предъявление для опознания людей, опознание, статис Несмотря на то, что такое следствен ное действие, как предъявление для опозна ния, в отечественном уголовном процессе к числу новых не относится, его производс тво обычно сопряжено с определенными трудностями для правоприменителей. При этом наиболее сложным и проблемным яв ляется предъявление для опознания людей. Именно об этой разновидности предъявле ния для опознания и пойдет речь ниже. Сущность предъявления для опозна ния человека состоит в сравнении в установ ленном уголовно-процессуальным законом порядке участником уголовного судопро изводства сохранившегося у него в памяти мысленного образа ранее воспринимавше гося лица с предъявляемым лицом. Целью такого сравнения является установление тождества или различия между мысленным образом и предъявленным лицом. Основа нием данного следственного действия явля дества запомненного образа и конкретного лица. Если участник уголовного процесса хорошо знает искомое лицо, может назвать его персональные данные, то предъявление для опознания не требуется, т.к. сомнений по поводу правильности идентификации соответствующего лица у правоохрани тельных органов не возникает. Законодатель в Уголовно-процессу альном кодексе РФ (далее – УПК РФ) фак тически не изменил процессуальные пра лиц. По сути, те же правила существова ли и в Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР. Было введено лишь два новых по ложения – запрет на повторное предъявле ние для опознания лица (как и предмета) тем же опознающим и по тем же призна кам (ч. 3 ст. 193 УПК РФ) и возможность предъявления лица для опознания в усло виях, исключающих визуальное наблю ст. 193 УПК РФ). Между тем не только эти нововведе ния вызывают вопросы у правопримените Начнем с того, что круг лиц, которые могут выступать в качестве опознающих, законом очерчен четко – это свидетель, потерпевший, подозреваемый и обвиняе мый. Следовательно, участники уголовно го процесса, имеющие какой-либо другой процессуальный статус, например статус гражданского истца, гражданского ответ чика, представителя потерпевшего, высту пать в качестве опознающего не могут. Вы ходом из этой ситуации является придание соответствующему субъекту еще одного процессуального статуса, как правило, ста туса свидетеля, что осуществляется путем вызова на допрос и последующего допроса данного лица в качестве свидетеля. Совме щение двух процессуальных статусов для гражданского истца и гражданского ответ Юридическая наука и правоохранительная практика чика законом не запрещено (см. гл. 9 УПК РФ). В отношении же представителя потер певшего (а также представителя граждан ского истца или гражданского ответчика) такой запрет установлен (в ст. 72 УПК РФ). Поэтому появление у него статуса свидете ля влечет утрату статуса представителя. В свою очередь, перечень участников уголовного судопроизводства, которые мо гут предъявляться для опознания (высту пать опознаваемыми), законодателем не оп ределен. Соответственно, предъявляемое для опознания лицо может и не обладать конкретным процессуальным статусом. Например, сотрудниками милиции по ори ентировке был остановлен и доставлен к следователю человек, схожий по приметам с преступником. В этом случае оснований для уголовно-процессуального задержания данного человека в соответствии со ст. УПК РФ еще нет. В качестве такого осно вания может выступить опознание этого лица потерпевшим или свидетелем . Но до задержания в порядке ст.ст. 91, 92 УПК РФ данный человек статуса подозреваемого не имеет (согласно ст. 46 УПК РФ). Поэ тому он предъявляется для опознания, не обладая конкретным процессуальным ста тусом. Однако это вовсе не означает, что у такого опознаваемого нет процессуальных прав и обязанностей. Они есть, т.к. процес суальное положение любого опознаваемо го включает в себя как общие, так и специ альные права и обязанности (в частности, общую обязанность выполнять законные требования следователя, дознавателя; спе циальное право занять любое место среди лиц, предъявляемых для опознания). Другим правилом, связанным с предъявлением для опознания, является предварительный допрос опознающего (в рамках отдельного следственного дейс твия) об обстоятельствах, при которых он видел искомое лицо, а также о приметах и особенностях, по которым может это лицо  Необходимо заметить, что предъявление для опоз нания, как и любое другое следственное действие (за исключением осмотра места происшествия, осмотра трупа и освидетельствования), может осу ществляться лишь по возбужденному уголовному делу в рамках срока расследования. опознать (ч. 2 ст. 193 УПК РФ). Здесь не редко возникает вопрос: а можно ли тогда предъявлять для опознания человека не только по ранее увиденным признакам, но и по признакам, воспринятым другими органами чувств – слухом, осязанием, обо нянием, вкусовыми рецепторами? Толкуя закон буквально, приходим к выводу о воз можности использования при предъявле нии для опознания лишь той информации, что была получена ранее при помощи ор ганов зрения. Но большинство ученых, за нимавшихся этой проблемой, сходятся во мнении, что законодатель здесь допустил ошибку и поэтому, определяя сущность предъявления для опознания, говорят о формировании мысленного образа не ранее увиденного , а ранее наблюдаемого объекта (курсив наш. – О. Г. ) [1, с. 157-158; 2, с. 3, с. 3; 4, с. 14; 5, с. 21-22 и др.]. Практика, в том числе и судебная, также идет по пути допустимости предъявления для опозна ния лица по голосу и другим особенностям, воспринимаемым не зрительным путем [6, 7, 8, 9]. Но если опознание по голосу или на основе тактильных ощущений может иметь достаточную степень достоверности и в изолированном виде (например, у сле пых хорошо развито осязание и слух), то опознание по запаху и вкусовым качествам представляется целесообразным лишь как дополнительный элемент к другим опозна вательным признакам, т.к. обоняние у че ловека слабое, а вкус непостоянен. В ходе предварительного допроса не редко возникают ситуации, когда допраши ваемый говорит, что запомнил интересую щее следователя лицо и сможет это лицо опознать, но при этом не может указать конкретные опознавательные признаки. О допустимости проведения предъявления для опознания в такой ситуации идет спор. Одни авторы считают, что предъявлять для опознания в данном случае вполне допус тимо [10, с. 42; 11, с. 322; 5, с. 71], другие такую возможность отрицают [12, с. 20; 13, с. 18; 14, с. 153 и др.]. Суть же проблемы сводится к тому, что узнавание опознава емого опознающим может происходить спонтанно, на основе признаков, запечат левшихся на уровне подсознания. Однако Раздел 6. Процессуальное право, юрисдикция, процедуры достоверность такого опознания находит ся под большим сомнением, т.к. в этом случае в качестве опознающих признаков он может называть те, что наблюдает впер вые только сейчас – при предъявлении для Но для правоприменителей важ на не сама научная дискуссия и аргумен ты каждой из сторон, а выход из сложив шейся ситуации. Придерживаясь той или иной позиции, следователь, проводивший предъявление для опознания, вполне мо жет разойтись во мнениях с руководителем следственного органа, прокурором, судом, что, скорее всего, приведет к игнорирова нию его аргументов и признанию его дейс твий неправомерными. Поэтому при воз никновении подобной ситуации рекомен дуется следующее. Во-первых, возможно, допрашиваемый просто не имеет навыков описания увиденного и ему надо помочь составить словесный портрет, используя соответствующие криминалистические методики [16]. Во-вторых, иногда целесо образно использовать методы оживления памяти или отложить допрос на некото ое время для того, чтобы допрашиваемый пришел в себя и в спокойной обстановке, не торопясь, вспомнил приметы соответствую щего лица [17, с. 22-23; 10, с. 42]. В-третьих, если детали все же ускользают от допраши ваемого и конкретизация при знаков остает ся недоступной, необходимо указать хотя бы общие признаки: пол, рост, вес, форму и черты лица и др. Следует заметить, что если опознание происходит по другим признакам, нежели были указаны при допросе, оно вызывает большие сомнения у суда. Такие сомне ния вызывает и слишком краткое описа ние идентификационных признаков. Так, по уголовному делу о разбойном нападе нии потерпевший З. опознал напавшего на него М. При этом в ходе предварительного допроса З. назвал лишь приблизительный возраст нападавшего и цвет его одежды. Судебная коллегия Верховного Суда РФ, рассматривавшая уголовное дело в поряд ке надзора, обвинительный приговор в от ношении М. отменила, указав, что правило о содержании предварительного допроса опознающего было нарушено [18]. Непростым для понимания является и правило о невозможности повторного предъявления для опознания лица по тем же признакам тому же опознающему. Дело в том, что узнавание опознающим соот ветствующего лица, впоследствии предъ являемого ему для опознания, нередко происходит в рамках других процессуаль ных или непроцессуальных действий (на пример, при задержании лица «по горячим следам», когда сотрудники милиции объ езжают улицы вокруг того места, где было совершено преступление (хулиганство, грабеж, разбой, нанесение телесных пов реждений и т.д.), вместе с пострадавшим и задерживают того человека, на которо го указывает пострадавший). Ряд авторов подходят к этому вопросу формально. Они считают, что запрет в ч. 3 ст. 193 УПК РФ связывается лишь с повторением предъ явления для опознания как следственного действия, а узнавание лица в рамках не процессуальных мероприятий таковым не является и поэтому под данный запрет не подпадает [17, с. 37, 73-78; 19, с. 92]. Дума ется, что такой подход является неверным, т.к. процессуальная форма следственного действия направлена в конечном итоге на повышение достоверности его результа тов. Если же отождествление личности фактически уже состоялось, то смысла в его повторе не будет. В подавляющем большинстве случаев опознающий вновь укажет на то же лицо, хотя бы для того, чтобы не скомпрометировать себя в глазах сотрудников правоохранительных органов. Соответственно, данное действие перерас тает из разряда познавательного в разряд «оформительного», т.к. производится толь ко для того, чтобы придать «легальную» процессуальную форму тому опознанию, что уже состоялось раньше. Исходя из сказанного, сотрудникам правоохранительных органов не рекомен дуется осуществлять какие-либо действия по отождествлению личности вне рамок уголовно-процессуального предъявления для опознания. Представляется правиль ным предложение З.Г. Самошиной, подде Юридическая наука и правоохранительная практика ржанное А.В. Бурыкой, о составлении сло весного портрета или фоторобота преступ ника на основании сведений, сообщенных пострадавшим или очевидцами [15, с. 104]. Этим описанием снабжаются наряды ми лиции, останавливающие и доставляющие похожих лиц к следователю, которых пос ледний в рамках предъявления для опоз нания предъявляет потерпевшему и сви детелям. Здесь необходимо отметить, что узнавание потерпевшим или свидетелем искомого лица где-то в магазине, на улице и т.д., без указания на него сотрудникам правоохранительных органов, не следует считать препятствием для производства в дальнейшем предъявления для опознания, т.к. в этой ситуации предъявление лица для опознания фактически места не имеет, и психологическая зависимость, связанная с необходимостью отождествления именно этого лица, у опознающего не возникает. Не будет нарушением и случай, когда лицо предъявлялось для опознания вначале ис ключительно по голосу, а затем по призна ка м внешности, т.к. здесь предъявление для опознания осуществляется хотя и тем же опознающим, но по другим признакам. Вместе с тем выглядят сомнитель ными такие предлагаемые в литературе основания повторного предъявления для опознания: 1) когда оно проводилось в ус ловиях, худших для восприятия, чем те, при которых оп ознающий наблюдал лицо первоначально; 2) когда лицо предъявля лось ранее при наличии существенных, но временных изменений отдельных примет; 3) когда опознающий впоследствии изменил свое первоначальное суждение [17, c. 36- 37]. Названные ситуации под исключения, вытекающие из ч. 3 ст. 193 УПК РФ, явно не подпадают. Негативно суд относится и к ситуациям, когда непосредственно перед данным следственным действием опознаю щий увидел оп ознаваемого в месте произ водства предварительного расследования. Так, Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ был отменен приговор Эжвинского районного суда г. Сыктывкара Республики Коми, которым К. признан виновным в изнасиловании М. Су дебная коллегия в своем решении указала на то, что судом первой инстанции не оце нены показания потерпевшей М. о том, что перед опознанием она видела К., заходив шего с улицы в помещение, где происходи ло предъявление для опознания [20]. Одним из условий успешного про ведения анализируемого следственного действия является правильная подготовка к нему. Подробно на данном этапе мы ос танавливаться не будем – этому посвящено достаточное количество научных трудов и учебных пособий. Акцентируем внимание лишь на некоторых его проблемных аспек тах. Предъявление для опознания должно проводиться как можно раньше – пока в памяти опознающего еще свежи приметы опознаваемого, т.к. угасание мысленного образа происходит с каждым днем. По про шествии значительного времени опозна ние выглядит сомнительным для суда [21, 22]. Но если предъявление для опознания возможно сразу же после совершения пре ступления (предполагаемый преступник задержан «по горячим следам»), то опозна ваемому желательно дать некоторое время, чтобы оправиться от стресса, который ему причинило преступление. Немаловажным моментом является подбор понятых, участие которых в данном следственном действии является обязатель ным. Сторона защиты нередко использует такой тактический ход – объявляет, что по нятые были заинтересованными в исходе уголовного дела лицами (например, в ка честве понятых участвовали сотрудники милиции, которые объявляются заинтере сованными лицами в силу корпоративной этики и общего начальства у них и следо вателя), что само по себе является наруше нием и формально может влечь признание всего действия незаконным, а его резуль татов недопустимыми [23]. Поэтому при глашение в качестве понятых работников (не только аттестованных, но и вольнона емных) того правоохранительного органа, который осуществляет расследование со ответствующего уголовного дела, не реко мендуется. Если же суд игнорирует назван ное заявление стороны защиты, считая, что участие заинтересованных понятых не пов Раздел 6. Процессуальное право, юрисдикция, процедуры лияло на результат предъявления для опоз нания, то ходатайство, как правило, услож няется. Заявляется, что при предъявлении для опознания было допущено какое-либо нарушение (например, опознаваемому не предложили занять любое место среди ста тистов), которое понятым опровергнуть не дают, ссылаясь на их заинтересованность. В ситуации, когда заинтересованность по нятых в той или иной мере все же просле живается, суд отклонить такое ходатайство не сможет. Так как суд нередко вызывает понятых, чтобы устранить возникшие сом нения в достоверности результатов предъ явления для опознания [24], то в протоколе всегда следует указывать не только места регистрации, но и реальные адреса прожи вания понятых. Правильно должны подбираться и статисты (не менее двух), т.к. от этого не посредственно зависит результат предъяв ления для опознания и его оценка судом. Хотя в ч. 4 ст. 193 УПК РФ и говорится, что лицо предъявляется для опознания с другими лицами, по возможности (кур сив наш. – О. Г. ) внешне сходными с ним, но отсутствие внешнего сходства серьезно снижает достоверность опознания. При чем, как справедливо отмечается в специ альной литературе, сходство приоритетно над возрастом, национальностью и даже полом [25]. Люди могут быть одного года рождения, но внешне восприниматься раз ными по возрасту. А так как опознающий свои суждения основывает не на паспор тных данных, а на признаках внешности, то эти признаки и являются приоритет ными. Если предъявление для опознания предполагается осуществить по каким-то иным физиологическим или функциональ ным особенностям человека (например, по голосу), то подбираются люди, сходные именно по данным признакам. При этом в протоколе предъявления для опознания должно быть обязательно дано общее опи сание статистов с указанием о схожести их определенных физиологических или функ циональных признаков с соответствующи ми признаками опознаваемого. В целях предотвращения ходатайств стороны защиты о несоблюдении правила схожести статистов и опознаваемого сле дователями Следственной части Главного следственного управления при ГУВД по Тюменской области практикуется подбор статистов по согласованию с защитником подозреваемого, обвиняемого, предъявля емого для опознания (у защитника спра шивается, устраивают ли его статисты с позиции схожести, и если нет, то произво дится их замена, положительный же ответ защитника заносится в протокол). Этот же вопрос может быть задан и понятым (осо бенно если защитник сознательно идет на конфликт и после неоднократной смены статистов заявляет об отсутствии их сходс тва с опознаваемым). При подборе статистов важно учи тывать их роль в следственном действии. Статист своим поведением может сорвать следственное действие, поэтому не реко мендуется приглашать в качестве таковых лиц под принуждением. В отличие от поня тых статистами могут выступать и сотруд ники милиции, т.к. их заинтересованность здесь значения не имеет. Если подбор ста тистов затруднен тем, что опознаваемый имеет характерные отличительные при знаки (например, дефекты внешности), и именно эти признаки опознающий назвал в ходе предварительного допроса, то вмес то предъявления для опознания возможно проведение освидетельствования лица [10, с. 44] (в дальнейшем следователь должен отразить факт совпадения индивидуаль ных признаков, указанных в ходе допроса потерпевшего (или другого участника), и признаков, обнаруженных в ходе освиде тельствования, в обвинительном заклю чении). В случаях, когда у опознаваемого имеется яркая отличительная черта, но опознающий ее не заметил (или она поя вилась позднее), а выделил в качестве ин дивидуальных другие признаки, лучше эту черту скрыть (опознающий, увидев эту чер ту, может рассуждать следующим образом: «я не мог не заметить такую характерную черту – значит, это не тот человек, которого Несмотря на то, что статисты подби раются по физиологическим или функцио нальным признакам, одежда также играет Юридическая наука и правоохранительная практика определенную роль. Значительные расхож дения в одежде могут быть расценены су дом как скрытое выделение опознаваемого, поэтому существенных различий в одежде стоит избегать. Так, М., обвиняемый в со вершении разбойного нападения на З., был предъявлен последнему для опознания в своей одежде в числе двух лиц в униформе. Судебная коллегия Верховного Суда РФ сочла это нарушением уголовно-процессу ального закона [18]. Вообще же опознание лица по одежде, украшениям всегда пред ставляется достаточно сомнительным, т.к. одежда и украшения – это легко меняемые элементы, не имеющие с лицом неразрыв ной связи. Поэтому одежду как опознава тельный признак стоит учитывать лишь наряду с физиологическими или функцио нальными признаками. Необходимо также помнить, что ста тистов опознающий впервые должен ви деть лишь в ходе предъявления для опозна ния. Если опознающий знаком со статистом или ранее видел его в месте производства предварительного расследования (напри мер, работающим в соседнем кабинете или приходящим к следователю с каки ми-либо вопросами), то он автоматически исключает его из числа отождествляемых (действует методом «от противного»: «это го я знаю как сотрудника милиции, значит, преступник кто-то из оставшихся двух»). Знакомство или даже родство статистов и опознаваемого препятствием для произ водства данного следственного действия не является. Для усиления сходства между статистами возможны определенные инс ценировки: надевание париков, наклеива ние усов, бороды и т.д., что обязательно следует отразить в протоколе. Но подобные инсценировки должны быть незаметны для опознаваемого. Нередко в правоприме нительной практике возникают ситуации, когда предъявляемый для опознания по дозреваемый, обвиняемый находится в на ручниках, снятие которых нецелесообраз но из соображений безопасности. Надевать наручники на статистов здесь не стоит, т.к. это идет вразрез с действующим законода тельством (наручники – это специальное средство, используемое только в строго определенных законом случаях, к которым анализируемый случай не относится). Луч ше скрыть этот момент инсценировкой, на пример, попросив статистов заложить руки Собственно процедура предъявления для опознания состоит из действий, вы полняемых в жесткой последовательнос ти. Нарушение этой последовательности влечет исключение результатов предъявле ния для опознания из числа доказательств. Вначале приглашаются понятые (и защит ник, если он участвует в деле, а опозна ваемым выступает его подзащитный), им разъясняются их права, обязанности, сущ ность проводимого следственного дейс твия, а также их роль в его производстве. Затем приглашаются статисты и опозна ваемый. Опознаваемому разъясняются его права (в том числе и право не давать по казания) которые могут быть использова ны против него (в следственной практике ГУВД по Тюменской области был случай, когда потерпевший не опознал обвиняемо го, а обвиняемый, в свою очередь, заявил, что узнал потерпевшего как лицо, в отно шении которого совершил преступление, – произошло так называемое «встречное» опознание, доказательственное значение которого сохраняется лишь тогда, когда об виняемый осознавал его негативные юри дические последствия). Затем ему предла гается занять любое место среди статистов. Необходимо отметить, что если создается конфликтная ситуация – опознаваемый от казывается занять какое-либо место среди статистов, вообще отказывается участво вать в данном следственном действии, то производство предъявления для опознания становится нецелесообразным, т.к. выход ки опознаваемого, безусловно, акцентиру ют внимание опознающего именно на нем Если же конфликт отсутствует и опоз наваемый занял какое-либо место среди статистов, то следователь (дознаватель) по телефону или иным способом, не выходя из кабинета, односложной фразой пригла шает опознающего (соблюдение этих усло вий позволяет избежать заявлений о том, что опознающему подсказали, где нахо Раздел 6. Процессуальное право, юрисдикция, процедуры дится опознаваемый). Опознающему разъ ясняются его права, обязанности (если это потерпевший, свидетель – то ответствен ность за отказ от дачи показаний и дачу за ведомо ложных показаний) и предлагается с использованием тех или иных органов чувств (в зависимости от того, какие при знаки используются для сравнения) изу чить опознаваемого и статистов (естест венно, без указания, кто есть кто). Опозна ющему задается вопрос, узнает ли он кого- либо из предъявленных лиц. Если да, то предлагается указать, кого именно (лучше всего показать рукой и пояснить словами, например, «крайний справа от меня»). За тем опознающему предлагается объяснить, при каких обстоятельствах он встречался с указанным лицом и по каким приметам или особенностям его опознал. При этом следователю запрещается задавать наво дящие вопросы или оказывать давление на опознающего (например, такой фразой: «посмотрите еще раз внимательно на этих лиц, ведь среди них есть тот, кто совершил на Вас нападение»). Лицу, на которое указал опознаю щий, предлагается встать и сообщить свои персональные данные (фамилию, имя, от чество) для исключения сомнений в его личности. На этом предъявление для опоз нания завершается. Все перечисленные действия следователя и пояснения опоз нающего заносятся в протокол, который подписывается всеми присутствующими (в том числе и статистами). Если от учас тников следственного действия поступают какие-либо замечания или возражения от носительно его хода и результатов, то они также фиксируются в протоколе. Следует заметить, что отсутствие в бланке протокола предъявления для опоз нания строк для фиксации тех или иных деталей данного следственного действия (в частности, описания предъявляемых для опознания лиц) обоснованно крити ковалось учеными [25, с. 50; 26, с. 22]. Но сейчас бланки уголовно-процессуальных документов отменены, и ничто не меша ет следователю (дознавателю) составлять протокол предъявления для опознания так, чтобы он был более информативен (соблю дая при этом ч. 9 ст. 193, ст. 166 и ст. УПК РФ). В правоприменительной практике встречаются случаи, когда опознающий в ходе предъявления для опознания заявил, что никого не узнаёт, а впоследствии сооб щил следователю, что в действительности узнал среди лиц, представленных на опоз нание, преступника, но побоялся открыто сказать об этом. Думается, что в такой си туации вновь предъявлять для опознания соответствующее лицо нельзя, т.к. это яв ляется нарушением ч. 3 ст. 193 УПК РФ. Здесь стоит провести дополнительный допрос опознающего, в ходе которого под робно выяснить, кого он узнал и почему скрыл это. Именно так поступил следова тель Следственной части ГСУ при ГУВД по Тюменской области по уголовному делу о грабеже, при расследовании кото рого потерпевшая в ходе предъявления для опознания заявила, что никого не узнаёт, а потом сообщила, что узнала преступни ка, но испугалась сказать об этом открыто [27]. Безусловно, что дополнительный до прос потерпевшей не смог заменить собой предъявление для опознания, но тем самым следователь снял противоречие, возникшее в доказательственной базе (остальные соб ранные доказательства изобличают обви няемого, а со слов потерпевшей выходит, что преступление совершил не обвиняе мый, а другой человек). Иногда участники уголовного судо производства выражают готовность опоз нать друг друга. Закон такой вариант не предусматривает. В специальной литера туре предлагается осуществлять подобное предъявление для опознания двумя спо собами: 1) единым действием, состоящим из двух самостоятельных этапов: вначале опознающим выступает одно лицо, но та ким образом, чтобы второе его не видело (т.е. создаются условия, исключающие наблюдение опознаваемым опознающе го), а затем эти лица меняются ролями, но предъявление для опознания осуществля ется уже без каких-либо дополнительных условий; 2) первое предъявление для опоз нания осуществляется по фотографии, а второе – «вживую». В практике следствен Юридическая наука и правоохранительная практика ных подразделений ГУВД по Тюменской области обычно используется второй вари ант [28]. Первый вариант более громоздок, но и более надежен. Вместе с тем необхо димо отметить, что и тот, и другой вариант формально идут вразрез с УПК РФ, т.к. ос нованием предъявления лица по фотогра фии является невозможность предъявить его «вживую», а основанием предъявления лица для опознания в условиях, исключа ющих визуальное наблюдение им опозна ющего, могут выступать только соображе ния безопасности. Остановимся подробнее на вопросах предъявления лица для опознания в услови ях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым, т.к. именно эта разновидность анализируемого следс твенного действия вызывает наибольшие сложности. Создание условий, исключаю щих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым, достигается путем разде ления помещения (кабинета) на две части зеркальным стеклом, пропускающим свет только в одну сторону. При установлении такой перегородки человек, находящийся со светоотражающей стороны, не может видеть того, кто находится по другую сто рону перегородки, в то время как сам он доступен для наблюдения. Соответствен но, со светоотражающей стороны распола гаются опознаваемый и статисты, а со сто роны, пропускающей свет, – опознающий, понятые и следователь. В сельской местности такими поме щениями оборудованы далеко не все отде лы внутренних дел, поэтому там для этих целей нередко используются автомашины с затемненными стеклами. Это не очень удобно, но нарушением закона не является. Той же цели можно достичь, если правиль но расположить источники искусственного освещения (яркие лампы). Лампы распола гаются перед опознающим и направляются на опознаваемого и статистов. Яркий свет не дает им возможности увидеть опозна ющего, в то время как он видит их очень хорошо. В целях дополнительной безопас ности можно использовать прозрачную пе регородку (стеклянную или пластиковую) или обычное окно (опознающий, понятые и следователь находятся на улице в усло виях слабого освещения, а опознаваемый и статисты – за окном в хорошо освещенной комнате). Закон говорит об исключении лишь визуального наблюдения опознающего опознаваемым. Но сохранить таким спо собом личность опознающего в тайне от опознаваемого не всегда возможно, т.к. возможно узнавание по голосу. Поэтому в литературе предлагается принимать меры и по звукоизоляции перегородки, разделя ющей соответствующее помещение [29, Наиболее часто задаваемым вопро сом при проведении данного следственно го действия является вопрос о местонахож дении защитника опознаваемого подозре ваемого, обвиняемого. Если расположить его там, где находится опознаваемый (его подзащитный), то он не сможет контроли ровать предъявление для опознания в пол ной мере и воспрепятствовать незаконным действиям следователя (дознавателя). Если же поместить его со стороны опознающе го, то он сможет наблюдать последнего и сообщить данные о его внешности своему подзащитному. Думается, что защитник должен находиться там же, где и его под защитный, сохраняя при этом возможность оказать ему необходимую юридическую помощь. Контроль же за действиями сле дователя и их последующее удостоверение в суде возложены на других лиц – понятых, именно для этого и приглашенных. Однако интервьюирование позволило автору выяс нить, что далеко не все правоприменители разделяют эту точку зрения. Некоторые су дьи и прокуроры считают, что в этом слу чае ограничивается право подозреваемо го, обвиняемого на защиту, т.к. защитник о допущенных следователем нарушениях узнать не сможет и защитить законные ин тересы своего подзащитного окажется не в силах. Не вдаваясь подробно в полемику по данной проблеме, можно предложить следующее ее решение, встречающееся как в правоприменительной практике, так и в теории. Опознающего предваритель но камуфлируют: надевают просторную одежду, скрывающую фигуру, обувь на вы Раздел 6. Процессуальное право, юрисдикция, процедуры соком или, наоборот, низком каблуке, наде вают маску с прорезями для глаз и т.д. (это можно делать как в присутствии понятых, так и без них). В предъявлении для опоз нания опознающий участвует уже в этом виде. Для изменения его голоса исполь зуют специальные приборы или плотную ткань, прижимаемую ко рту. Защитник в течение всего предъявления для опозна ния может свободно перемещаться по ка бинету, наблюдая за действиями всех его участников. По окончании предъявления для опознания защитник, опознаваемый и статисты покидают кабинет, а опознаю щий снимает камуфляж в присутствии по нятых, которые впоследствии смогут удос товерить его личность. При предъявлении для опознания в условиях, исключающих восприятие опознающего опознаваемым, особое внимание необходимо обратить на подбор понятых, т.к. на них может оказы ваться давление со стороны опознаваемо го. Рекомендуется приглашать понятых из числа лиц, устойчивых к такому давлению, например, военнослужащих, сотрудников служб безопасности предприятий и т.п. При этом их обязательно следует предуп реждать о недопустимости разглашения данных предварительного расследования (сведений о личности опознающего). Предъявление для опознания объек тов, в том числе и людей, допускается так же по фотографии. Но здесь необходимо различать предъявление для опознания фо тографии как предмета (например, для ус тановления того, какая именно фотография потерпевшего использовалась для заказа на его убийство) и предъявление для опоз нания лица по фотографии (в этом случае изучению и отождествлению подвергает ся лишь человек, изображенный на фото графии, а не сама фотография). Во втором случае закон устанавливает правило – не возможность предъявления лица для опоз нания «вживую». Если такая возможность имелась, а предъявление для опознания было осуществлено по фотографии, то его результаты могут быть отнесены к кате гории недопустимых доказательств [18]. Вместе с тем невозможность предъявления лица для опознания «вживую» не всегда связывается с его отсутствием. Подозрева емый, обвиняемый может отказаться учас твовать в данном следственном действии или его внешность может подвергнуться серьезным изменениям в результате болез ни, травмы. В этих ситуациях также можно говорить о невозможности предъявления лица для опознания «вживую» [10, с. 51]. Но для однозначного понимания обосно ванности такого решения со стороны дру гих субъектов (суда, прокурора) следовате лю (дознавателю) рекомендуется выносить мотивированное постановление, в котором указывать конкретные причины невозмож ности предъявления лица для опознания «вживую». В научной литературе предлагается проводить предъявление для опознания лица и по видеозаписям [26, с. 19; 29, с. 26-27], однако УПК РФ этого не предусматривает, поэтому такое предъявление для опознания остается в зависимости от усмотрения су дьи, рассматривающего соответствующее уголовное дело. Видеозапись целесообразнее исполь зовать для фиксации хода и результатов предъявления для опознания, т.к. это поз воляет полно зафиксировать его детали и предотвратить необоснованные заявления участников уголовного процесса о допу щенных следователем процедурных нару В заключение необходимо отметить, что выше изложены не все проблемные аспекты предъявления для опознания. Но даже этой их части достаточно для утверж дения о сложности данного следственного действия. Во всех случаях его результатив ность напрямую зависит от тщательности подготовки, а отсутствие сомнений в по лученных результатах – от правильного понимания и соблюдения правовых норм, регулирующих его производство. 1. Баев О.Я. Тактика следственных дейс твий: учеб. пособие. Воронеж: Изд-во ВГУ, 2. Белозеров Ю.Н., Рябоконь В.В. Произ водство следственных действий: учеб. по 3. Бурданова В.С., Быховский И.Е. Предъ Юридическая наука и правоохранительная практика явление для опознания на предваритель ном следствии. М., 1975. 80 с. 4. Моисеев Н.А. Криминалистическое обеспечение предъявления личности для опознания при расследовании преступле ний: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 5. Шевчук И.В. Уголовно-процессуальные, психологические и тактические аспекты предъявления для опознания лиц на пред варительном следствии: дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2001. 229 с. 6. Кассационное определение СК по уго ловным делам Верховного Суда РФ от 7 апр. 2006 г. № 43-О06-4СП // Сайт Верховного Суда РФ. URL: http://www.supcourt.ru/arxiv_ out/TEXT.PHP?id_text=70408&i1text= (дата обращения: 29 ноября 2009). 7. Кассационное определение СК по уголов ным делам Верховного Суда РФ от 30 мая 2006 г. № 9-О06-41 [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «Гарант». 8. Кассационное определение СК по уго ловным делам Верховного Суда РФ от 31 июля 2006 г. № 15-О06-13 [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «Га 9. Кассационное определение СК по уго ловным делам Верховного Суда РФ от 10 окт. 2006 г. № 46-О06-78 [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «Га 10. Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний сле дователем: справочник. М.: Юрид. лит., 1987. 112 с. 11. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М.: Юрлитинформ, 2001. 12. Исаева Л. Предъявление лиц для опоз нания // Законность. 2002. № 10. С. 20. 13. Корухов Ю.Г. Предъявление для опоз нания на предварительном следствии и в суде: лекция. М., 1968. 30 с. 14. Османов Т.Ю. Применение метода сло весного портрета в следственной и опера тивной деятельности: методологические и психологические аспекты проблемы: дис. … канд. юрид. наук. М., 2000. 233 с. 15. Бурыка Д.А. Проблемы организации и тактики предъявления для опознания. М.: Юрлитинформ, 2007. 240 с. Криминалистическое описание внешнос ти человека (функциональные и сопутству ющие элементы и признаки): справочное пособие / И.Ф. Винниченко, В.С. кова, А.М. Зинина, М.Н. Овсянникова; под ред. В.А. Снеткова. М.: ВНИИ МВД СССР, 17. Гинзбург А.Я. Опознание в следствен ной, оперативно-розыскной и экспертной практике: учеб.-практ. пособие / под ред. Р.С. Белкина. М., 1996. 122 с. 18. Определение СК Верховного Суда РФ от 31 июля 1997 г. // Бюллетень ВС РФ. 19. Ганский А.Л., Гусев А.В. Некоторые проблемы правового регулирования предъ явления для опознания и проведения су дебной экспертизы // Вестник криминалис 20. Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2002 год // Бюллетень ВС РФ. 21. «Суд рассмотрел проблему пыток в ми лиции в рамках дела Mikheyev v. Russia» [Электронный ресурс]: обзор решений Европейского Суда по правам человека по российским жалобам за январь 2006 г. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «Гарант». 22. «Доказывание в уголовном процессе, обеспечение права заключенного на ме дицинскую помощь, условия содержания в штрафном изоляторе: Popov v. Russia» [Электронный ресурс]: обзор решений Европейского Суда по правам человека по российским жалобам за июль 2006 г. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «Гарант». 23. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховно го Суда РФ от 1 дек. 2005 г. № [Электронный ресурс]. Документ опубли кован не был. Доступ из справ.-правовой системы «Гарант». 24. Обзор кассационной практики Судеб ной коллегии по уголовным делам Вер ховного Суда РФ за 2002 г. // Бюллетень РФ. 2003. № 8. 25. Кальницкий В.В. Следственные дейс твия: учеб. пособие. Омск: Изд-во Омск. акад. МВД России, 2003. 72 с. . Самолаева Е.Ю. Теория и практика предъявления для опознания людей: ав тореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. 27. Уголовное дело № 200602150/01 (на Раздел 6. Процессуальное право, юрисдикция, процедуры правлено в Ленинский районный суд г. Тю мени с обвинительным заключением). 28. Уголовное дело № 200704339/01 (на правлено в Ленинский районный суд г. Тю мени с обвинительным заключением). 29. Бурыка Д.А. Правовые, организаци онные и тактические основы предъявле ния для опознания: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. 28 с.

Приложенные файлы

  • pdf 18395116
    Размер файла: 940 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий