Professionalnye_eticheskie_predstavlenia_v_monografii

Выходные данные: Шевелёва А.М. Профессиональные этические представления // Рогов Е.И., Антипова И.Г., Жолудева С.В., Науменко М.В., Панкратова И.А., Рогова Е.Е., Скрынник Н.Е., Шевелёва А.М. Современная парадигма исследования профессиональных представлений / Под редакцией Е.И. Рогова. – Ростов-на-Дону: Изд-во Фонда науки и образования, 2014. – С.211-250.

Профессиональные этические представления
Шевелёва А.М.

Профессиональная деятельность, как и любое социально заданное явление, имеет определённые «правила игры». Поведение работника регулируется требованиями конкретной предметной сферы, объекта деятельности, трудовых операций, условий труда, должности, трудового поста, где отступление от «правильного» выполнения трудовых функций грозит недостижением желаемого «правильного» результата. Другими словами, ничего не получится, или получится, но с низким качеством, или с неоправданно высокими трудозатратами. Поведение работника регулируется нормами техники безопасности с целью охраны жизни и здоровья его и окружающих. Поведение работника регулируется нормами профессиональной этики, предназначение которых связано с защитой прав и интересов как самих профессионалов, так и потребителей их деятельности, с обеспечением доверия к представителям профессиональной группы со стороны общества, что, в конечном итоге, ориентировано на эффективность профессиональной деятельности. Сохранение психологического и духовного благополучия индивидов и общества оказывается не только прямым результатом деятельности, но и отдалёнными её последствиями. Причём в ряде случаев нормы профессиональной этики взаимосвязаны и со сбережением физического здоровья и жизни людей.

Существует довольно широкий диапазон определений профессиональной этики, от «кодексы поведения» и «способы обоснования данных кодексов, социально-культурное истолкование культурно-гуманистического назначения данной профессии, ее этоса» (В.Т.Ганжин и Ю.В.Согомонов) до «всего лишь то, что люди должны или не должны делать в рамках своей профессии» (Р.К.Хорн) [цит. по:1].
Р.Г. Апресян приводит несколько значений понятия «профессиональная этика» [1]:
а) система моральных норм профессиональной деятельности, или кодекс, б) специальная рефлексия относительно принципиальных и нормативных оснований профессиональной деятельности, в) когнитивная компонента экспертного сопровождения нормотворчества и нормативной практики в сфере профессий, включая деятельность «этических комитетов», г) специальная рефлексия относительно институтов, возникающих для обеспечения действенности профессиональных моральных кодексов, и процедур, посредством которых институты выполняют свою задачу.
О. Мамонтова [8] поясняет, что под «специальной рефлексией» понимается осмысление профессионалом норм и стандартов его профессии, их места не только в его профессиональной, но и повседневной жизни. Такая «специальная рефлексия» помогает осознать соотношение ценностей профессиональных и общечеловеческих.
В качестве определения, наиболее соответствующего нашей точке зрения, мы принимаем следующее:
Профессиональная этика – это совокупность нравственных норм, правил и представлений, регулирующих поведение и отношения людей в процессе их профессиональных взаимодействий [цит. по 13].
Вопрос о соотношении общей этики и профессиональной этики до сих пор остаётся дискуссионным. С одной стороны, существует мнение, что в профессиональной этике нет ни одной нормы, которой бы не было в этике общей. С другой стороны, нормы общей морали, будучи перенесёнными на профессиональную почву, в рамках отдельных профессий развиваются и конкретизируются. По словам А.А. Гусейнова [7], профессиональная этика представляет собой конкретизацию общей морали применительно к специфике профессии и занимается главным образом нормами, правилами поведения. Профессиональная этика учреждает соответствующую профессию в качестве нормозадающей этической инстанции.
Актуализируеся проблема существования профессиональной этики как отдельной составляющей моральной регуляции деятельности человека в связи с возможностью возникновения рассогласований между общеморальными принципами и принципами профессиональной этики. Однако это рассогласование кажущееся. А.А. Гусейнов указывает, что эти исключения (отступления) от общих моральных принципов диктуются логикой профессии и в конкретном профессиональном контексте воспринимаются не как отступления, а как адекватное выражение духа самих этих принципов.
Трансформация норм общей морали в нормы профессиональной этики, как пишет О. Мамонтова [8], происходит двумя путями: «1) изменение масштаба той или иной нормы (как правило, это сужение области ее применения) и 2) смещение смысловых акцентов (то, что было второстепенным в общих представлениях о морали, выходит в той или иной профессии на первый план)». Например, в рамках общей морали отсутствует запрет принимать подарки, а в рамках профессиональной этики специалисту может быть запрещено принимать подарки от лиц, заинтересованных в результатах его деятельности. Однако такой запрет вызван не негативной оценкой подарков как явления взаимодействия между людьми, а общим моральным осуждением возможности использования своего преимущественного положения (в данном случае профессионального) в целях получения личной выгоды.
О назначении профессиональной этики Т.С. Беннетт пишет, что её нормы «разработаны в большинстве случаев для защиты потребителей услуг, специалистов, организаций, участников исследований, профессиональных групп и общества в целом». Этические нормы помогают также защитить и самих работников, «предоставляя рамки, в которых проводится работа, и обеспечивая поддержку других коллег» [4].
По мнению С.П. Безносова, роль этических норм в профессиональной деятельности в том, чтобы служить дополнительным основанием для «доопределения деятельностных норм в конкретных ситуациях, когда деятельностные нормы плохо конкретизированы» [3, с. 132].
Т.Б. Щепанская рассматривает профессиональную этику как форму социального контроля – интернализированного нормативного контроля, касающегося поведения профессионала и его профессиональной роли. Профессиональная этика основывается на социальных обязательствах профессии: по отношению к обществу в целом и в системе «профессионал - клиент». Также регулируются отношения между коллегами [22].
Комплексы общепринятых морально-этических норм в ряде профессий широко распространены, многое из их содержания известно не только профессионалам, но и обывателям. Эти своды правил включает критерии уровня профессионализма, взаимодействия с коллегами разного ранга и людьми – объектами профессиональной деятельности, профессиональный этикет и пр. Многие профессий располагает официально принятыми на государственном уровне этическими кодексами.
Когда этические нормы вырабатываются профессиональными сообществами, то следование этим нормам становится одним из условий принадлежности к ним. В таких случаях нормы становятся основой для официального рассмотрения вопросов предполагаемого неэтичного поведения. Системы этических принципов основаны на целях, задачах и фундаментальных ценностях конкретных профессий [4].
Некоторые организации разрабатывают собственные этические кодексы. Эти кодексы становятся общими для всех сотрудников организации, независимо от их профессиональной принадлежности и статуса.
Этические нормы не столь весомы, как гражданское или уголовное право. Но они все же могут влиять на разработку законодательства или принятие судебных решений относительно возможных нарушений принятых норм практики. Этические принципы обычно периодически пересматриваются, отражая и интегрируя развитие профессии, изменение норм общества, социальные и профессиональные ценности и юридические требования. Следовательно, этические принципы – это не застывший набор правил, а скорее, путеводные линии [4].
Профессиональная этика связывается с довольно разноплановыми явлениями. Это этика отдельных видов деятельности (медицинская, политическая, журналистская, правовая, психологическая, педагогическая, научная, этика бизнеса и т.д.). Это закон и правовое регулирование профессиональной деятельности и отношений. Это этикет и культурные нормы (в том числе речевой этикет, протокол профессиональных коммуникаций, требования к оформлению внешнего вида сотрудников, предписания в области манер поведения). Это также профессиональное общение с учётом психологического комфорта и безопасности участников, защита интересов как специалистов, так и потребителей их услуг, достижение профессиональных целей, этические дилеммы профессиональной деятельности, разделение сотрудниками организации определённых ценностей (культурных, религиозных, семейных и т.д.), ориентация сотрудников организации на эти ценности посредством организации воспитательной работы и формирования профессиональной (цеховой) групповой идентичности.
Работы, посвящённые этике, охватывают широкий спектр областей гуманитарного знания: философия, социальная антропология, психология, социология, педагогика. Профессиональная этика входит в круг проблем прикладной этики.
В мировой литературе и академической практике выделилась отдельная область этических исследований, разработок и консультирования, связанная с профессией (профессионализмом) вообще. Показательным примером здесь может быть Центр этики и профессий Гарвардского университета (Harvard Center for Ethics and the Professions) и ассоциированная с ним сеть сестринских центров и институтов. В России же известен Научно-исследовательский Институт прикладной этики (г. Тюмень), в круг интересов которого проблематика профессиональной этики также входит.
Психологические исследования, посвящённые морально-нравственной сфере личности, включают в себя изучение морально-нравсвенного развития в онтогенезе (Ж. Пиаже, Л. Колберг, Г. Айзенк, А. Бандура и Р. Уолтер, Е.В. Cубботский, В.С. Мухина, С.Г. Якобсон, Л.И. Божович, Т.Е. Конникова, О.Г. Дробницкий, Е.И. Кульчицкая и др.), социально-психологические механизмы усвоения и воспроизведения морально-этических представлений и поведения (В.Г. Асеев, М.И. Воловикова, Л.Л. Дикевич, Н.А. Журавлёв, А.Б. Купрейченко и др.), принятие решений в этически неоднозначных ситуациях (С. Дуглас, К. Поуп, В. Веттер, В. Уоллес, Д. Холл, В.В. Горбунова, Н.Д. Семенова и др.), моральной нормативности как компонента адаптационного потенциала личности (А.Г. Маклаков, С.В. Чермянин).
Психологические исследования морально-этической составляющей личности обращаются к профессиональной сфере жизни в случае оценки условий деятельности и требований профессии к работнику (повышенная моральная ответственность, необходимость определённого уровня нравственного развития специалиста), профессиональных деформаций специалиста, принятия решения в неоднозначных профессиональных ситуациях, социально-психологических исследований трудовых коллективов как социальных групп.
В современных психолого-педагогических работах вопросы профессиональной этики отражены в связи с изменениями морально-нравственных ориентаций профессионала при эмоциональном выгорании (В. Бойко, Н.Водопьянова, Е.Старченкова), соотношением этики и ценностных ориентаций (А.В. Мяготин и др.), профессиональной культурой (В.Н.Бобриков и А.В.Шаров, М.В.Ильина, Р.С.Сафин и Т.В.Сучкова), взаимосвязью профессиональной этики и профессиональной компетентности (Т.В.Ермолаева, И.А.Панкратова и О.Г.Казначеева), профессиональными коммуникациями (В.В.Кузнецова, И.Н.Розина), этическими аспектами профессионального образования (И.С.Аврамкова, О.Е.Лебедева, M.Yasushi и U.Tetsu, J.Goldie и др.), управленческой деятельностью руководителей в связи с развитием и поддержание организационной культуры (L.Jun с соавт.), кадровыми ресурсами организаций (S.Valentine с соавт.), этичностью публичного выражения политических мнений специалистами социальной сферы, в частности, психологами (S.Stosny).
Несмотря на социальную и институциональную заданность, наличие формальных и неформальных профессиональных этических кодексов, ряд авторов отмечает психологическую составляющую профессиональной этики. В частности, В.И. Бакштановский и Ю.В. Согомонов считают, что профессиональная этика (мораль) не может быть сведена к кодексам уже только потому, что она не исчерпывается своей регулятивно-инструментальной функцией, а характеризуется и мировоззренческой, ценностно-ориентирующей миссией.
Эти же авторы выделяют мировоззренческий и нормативный ярусы профессиональной этики. Нормативный ярус – это оформленные, закреплённые документально или на уровне общественного мнения кодексы и профессиональные стандарты. Мировоззренческий ярус – «внутренний закон» на уровне индивидуального сознания. Его психологическое содержание авторы связывают с такими психологическими явлениями, как потребности, мотивы, ценности, целеполагание, смыслы. Он служит системой координат при осуществлении моральных выборов в сфере профессиональной деятельности, от выбора профессии до выбора вариантов поступков в этически неоднозначных профессиональных ситуациях, устанавливает идеалы, путеводные «маяки». Мировоззрение помогает связать профессиональную сферу с жизненными целями и ценностями, сделать выбор модуса приобщения к профессии – служение vs потребление. В.И. Бакштановский и Ю.В. Согомонов пишут, что «предметом служения делу может быть успешное продвижение к идеалу, морально высшему и – одновременно – к вершинам профессионализма Но это может быть проявлено и более скромно – в виде повседневной человеческой порядочности Нравственный мотив профессионалов – стремление к успеху в своем деле, но в то же самое время и – Служение Делу. Это – единство признания (статус, внешнее одобрение) и призвания» [2, с. 205].
Со своей стороны отметим, что мировоззрение может выступать и как источник профессионального поведения, и как результат профессионализации личности.
В ряде работ отмечается социально-психологическая составляющая профессиональной этики, включающей в себя индивидуальное самосознание профессионала с его системой профессиональных ценностей, социальные отношения внутри цеха (нравы профессиональной среды и поведение индивидов во время трудовой деятельности), а также систему оценок поведения работника его коллегами и обществом [см. 2, 8].

Изучение профессиональных этических представлений

Профессиональные знания, умения, компетенции отражаются в сознании субъекта в форме представлений. От того, насколько подобные представления точны, полны, адекватны, соответствуют действительности, во многом зависит эффективность и успешность профессиональной деятельности.
Е.И. Рогов [12] указывает, что профессиональные представления, с одной стороны, высоко устойчивы в коллективном сознании профессионального сообщества, а, с другой, имеют индивидуальную вариативность и собственную логику развития. Профессиональные представления являются результатом, показателем и предпосылкой эффективности развития профессионализма личности, они выполняют функции регуляторов поведения и деятельности.
Профессиональные представления – частный случай социальных представлений. Социальные представления являются формой познания социальной действительности, они рождаются в обыденном сознании с целью осмыслить, понять, интерпретировать окружающую человека социальную реальность. Социальные представления имеют практическую направленность и участвуют в «конструировании общей реальности того или иного социального сообщества», являются «руководством к действию» [цит. по: 9, с. 49].
Несмотря на то, что этические кодексы созданы в ряде профессий и организаций, индивидуальные представления о профессиональной этике отличаются разнообразным содержанием, так как опираются не только на официально закреплённые кодексы, а являются результатом их индивидуального осмысления и интерпретации на основе собственного опыта. Данный опыт складывается в процессе социализации в профессиональной и непрофессиональной сфере, в условиях нахождения индивида в различных ролях – субъекта профессиональной деятельности или её объекта (ученика, клиента и т.д.), а также под влиянием литературы, искусства и средств массовой информации. Индивидуальные профессионально-этические представления и их психологические характеристики составляют то содержание личности, которое не сводится непосредственно к профессиональному опыту и развитию, но влияет на него, а также претерпевает изменения в процессе профессиогенеза. Индивидуальные представления о профессиональной этике формируются, развиваются на протяжении жизни. Значительная роль в их формировании принадлежит профессиональному образованию.
Профессиональные этические представления – это представления о требованиях, нормах, образцах, правилах профессиональной этики применительно к конкретной профессии. Представления о профессиональной этике относятся как к своей, так и к чужим профессиям, с носителями которых человек имеет дело в качестве партнёра или адресата услуг или помощи.

Психологическое изучение профессиональных этических представлений имеет свои проблемы и перспективы.
С одной стороны, трудно прогнозировать, насколько реальное поведение человека будет соответствовать декларируемым им принципам. Пример тому – известный в социальной психологии эффект Ла-Пьера, описывающий расхождение между социальными установками личности и реализуемыми ею поступками.
С другой стороны, в пользу необходимости изучения этических представлений говорит следующее.
Как известно, в значительном количестве психологических явлений (Я-концепция, социальная установка, ценностно-смысловые образования и пр.) исследователи выделяют когнитивный, эмоциональный и поведенческий компоненты. Когнитивный компонент (знание о чём-либо) рассматривают как основу для формирования эмоциональной оценки чего-либо и последующего поведения. Поэтому не вызывает сомнения наличие взаимосвязи между знанием и поведением, хоть она и осложняется множеством не всегда доступных для изучения и оценки факторов.
Представление – это не только воспроизведение образа объекта или явления в его отсутствие. В сочетании с эмоциональной оценкой значимости представление может входить в ценностно-смысловую сферу личности.
Обосновать необходимость изучения профессиональных этических представлений можно, применяя разработанную Р. Дилтсом модель логических уровней, которая описывает структуру субъективного опыта человека. Данная модель включает ряд иерархически взаимосвязанных уровней. Перечислим их от низшего к высшему: 1) окружение; 2) поведение; 3) способности; 4) убеждения и ценности; 5) личностное своеобразие; 6) миссия. Взаимоотношения между уровнями подчиняются сформулированному Б.Расселом общему «закону пирамид»: перемена, происходящая на вышестоящем логическом уровне, почти всегда вызывает целый комплекс изменений на нижестоящих. Каждый из уровней организует информацию для нижележащего уровня и в определённой степени влияет на целостное поведение субъекта [10]. Морально-этическое сознание, опирающееся на оценку явлений и событий с точки зрения «должно/недопустимо», связано с убеждениями и ценностями личности. Убеждения и ценности занимают в иерархии более высокое место, чем поведение.
В отечественной науке уже имеется опыт изучения отражения профессиональных этических норм в индивидуальном сознании. В частности, представления специалистов о профессиональной этике в рамках своего «цеха» изучались, в частности, докторами философских наук В.И. Бакштановским и Ю.В. Согомоновым [2] с применением метода экспертных опросов. На примере журналистов, учёные выявили, что респонденты преимущественно задумываются о следующих аспектах профессиональной этики. Это целесообразность / нецелесообразность корпоративной этики в журналистской профессии, разделение коллег на «своих» и «чужих», конкуренция, противоречие между этическими нормами и реальным поведением, личным благом и коллегиальностью, взгляд на профессиональное сообщество как источник защищённости и в то же время – ограничений свободы.
Однако особенности профессиональных этических представлений редко становились предметом психологических исследований. Хотя, по нашему мнению, изучение представлений о профессиональной этике должно способствовать прогнозированию особенностей этического поведения в профессиональной деятельности, в конечном счёте – эффективности профессиональной деятельности специалистов.

Содержание индивидуальных профессиональных этических представлений

Даже в научной литературе спектр толкований профессиональной этики довольно широк. И уж тем более выражены различия в отражении профессиональных этических норм в индивидуальном сознании. И это несмотря на наличие и документальное закрепление общепринятых или внутриорганизационных сводов этих норм. Индивидуальные профессионально-этические представления, индивидуальное понимание, интерпретация и реализация в поведении единых профессиональных этических кодексов многообразны и являются малоизученным вопросом.
Значимость индивидуального содержания этических представлений подчёркивается С.П. Безносовым, который пишет: «В каждом подразделении, трудовом коллективе существуют носители разных норм профессиональной этики и общественной морали. Между людьми, членами коллектива, ведутся споры, дискуссии, обсуждение содержания норм профессиональной морали. Зачастую это приводит к конфликтам и социально-психологической борьбе между людьми, по-разному понимающими содержание тех или иных предписываемых требований» [3, с. 134]. В противопоставление нормам права, к которым предъявляется требование непротиворечивости, «нормы морали могут оставаться противоречивыми друг другу именно потому, что они плохо осмыслены, нечётко выражены и во многом психологичны» [там же, с. 140].
Межличностное взаимодействие в профессиональной среде может осуществляться на разных должностных и статусных уровнях, между лицами разной профессиональной принадлежности и в условиях других межиндивидуальных и межгрупповых различий, разных точек зрения на одну и ту же ситуацию. Поэтому ничего удивительного, что взгляды на соответствие профессионального поведения этическим нормам различаются.
Наиболее критична опора на этические нормы в социономических профессиях, роль которых в мире очень высока, так как тесно связана с благополучием отдельных индивидов и общества в целом. Деятельность в этих профессиях насыщена межличностными контактами. При этом взаимодействие партнёров по общению может быть осложнено различными факторами. Это ролевые, статусные, возрастные, гендерные, культурные, этнические, профессиональные, образовательные и другие различия между сотрудниками или руководителем и сотрудниками, а также комбинация этих различий. Также профессиональное взаимодействие может осложняться наличием семейных или дружеских связей между сотрудниками. В результате чего у сотрудников, включённых в процесс такого осложнённого взаимодействия, может возникнуть ощущение противоречия между нормами профессионального общения и общекультурными нормами, противоречия между различными ролевыми уровнями общения, например, деловым и семейным.
Примеры подобных ситуаций – когда подчинённый значительно старше своего руководителя. Или когда в коллективе с тёплой, дружеской, даже семейной атмосферой руководитель вынужден принимать решение относительно совершившего оплошность сотрудника – применять к нему какие-либо санкции или отнестись попустительски. В первом случае под угрозу ставятся отношения, во втором – качество дальнейшей работы.
Управленческая деятельность также бывает связана с необходимостью улаживать противоречия. Противоречия между своими сотрудниками и потребителями услуг, между разными организационными уровнями – вышестоящими и нижестоящими, между сотрудниками одного уровня. Противоречия, связанные с наличием разных позиций и точек зрения на одни и те же факты и события, разных мотивов взаимодействия. А это значит, порой приходится принимать непопулярные для какой-либо из сторон решения.
Также как проблему можно обозначить степень согласованности декларируемого содержания этических представлений и их реализации в профессиональной деятельности, согласованность общепринятого и индивидуального содержания профессиональных этических представлений.
Индивидуальное содержание профессионально-этического сознания включает различное соотношение отражения внешнего и внутреннего. Внешнее – это правовые нормы, морально-нравственные императивы, социальные оценки и ожидания, должностные требования. Внутреннее – это личностная составляющая, преломление требований надлежащего исполнения профессиональной роли через индивидуальные особенности и представления.
Неоднозначность и специфика представлений о профессиональной этике связана с разным содержанием отображения этических норм в индивидуальном сознании. Индивидуальные профессионально-этические представления являются результатом прохождения имевшейся в опыте индивида информации через своего рода фильтры, обусловленные привычным образом мышления. При этом на первый план выходит та или иная сторона содержания или проявления этических норм.
В частности, преимущественно может осознаваться либо то, что является должным с этической точки зрения, либо то, что является недопустимым, отклоняющимся от этических норм.
В первом случае этические представления опираются на положительные примеры профессионального поведения, на идеалы и ценности. Их можно назвать «направляющими». Примеры – такие высказывания, как «уважительный», «вежливость», «честность», «быть хорошим специалистом», «должен», «выполнять обязанности».
Во втором случае человек хорошо представляет и осознаёт отклонения от этических норм, то, чего быть не должно. Такие этические представления можно обозначить как «сдерживающие». Примеры – «хамство», «рукоприкладство», «обманывать», «издевательства», а также любые высказывания в форме отрицания («не должен», «не подсиживать», «не разглашать»). Требования профессиональной этики определяются по принципу «от противного».
Разные типы этических представлений по-разному организуют профессиональное поведение. «Направляющие» служат образцом и положительно оцененным эталоном реализации принципов профессиональной этики, это те самые путеводные «маяки». Они позволяют выстраивать собственное профессиональное поведение, приближая его к эталону. В свою очередь, «сдерживающие» представления позволяют осознавать и не допускать того, что отклоняется от этических норм, удерживают от нежелательных проявлений. Эти представления являются фактором, разграничивающим нормальное с точки зрения этики и отклоняющееся профессиональное поведение. Таким образом, этические представления разных типов указывают направление и не дают от него слишком сильно отклоняться.
Профессиональная этика может быть применима в отношении разных объектов. В частности, в отношении коллег – людей, работающих вместе с субъектом в организации или подразделении. Это сотрудники равного ранга, начальство или подчинённые, в общем, те, с которыми осуществляются непосредственные межличностные контакты.
Также соблюдение этических норм подразумевается в отношении широкого профессионального сообщества – большой условной группы по социально-психологической классификации. Это соблюдение интересов и поддержание общественного престижа профессиональной группы, к которой индивид себя относит – медицинские работники, учёные, бизнесмены, журналисты, педагоги и т.д. Выражаться данное содержание может через речевые конструкции «мы, учёные (журналисты, психологи, педагоги и т.д.)», «не позорить профессию».
И важнейший адресат осуществления профессиональной этики – это лица, которых можно назвать объектами профессиональной деятельности специалиста – клиенты, ученики, пациенты и т.д., на защиту прав и благополучия которых профессиональная этика в первую очередь и направлена.
Можно ещё выделить объекты применения профессиональной этики, так сказать, не антропоморфные: живая и неживая природа, объекты культурного и исторического наследия и т.д. Но в конечном итоге, результатом проявления этики всё равно будет благополучие людей, вплоть до человечества в целом как биологического вида и носителя духовности.
Каково же содержание этических предписаний и запретов? Что они описывают? Это могут быть явления разного порядка. Во-первых, объективные феномены (действия, поведение, поступки и их последствия): «не навреди», «заботиться», «соблюдать», «учитывать мнение», «игнорировать», «выполнять», «нарушать». Во-вторых, отношения между профессионалом и партнёром по профессиональному взаимодействию: «уважать», «относиться», «доброжелательно», «лояльно», «не проявлять предпочтение».
В-третьих, индивидуальные этические представления могут содержать ссылку на эмоциональную составляющую профессионального взаимодействия – переживания и чувства. От отношений их отличает ситуативность и отнесённость к конкретным индивидам: «радость», «обида», «оскорблён», «работать с желанием». И в-четвёртых, указание на личные качества – профессионально-важные качества, характеристики индивидуальности и опыта работника: «подготовленный», «образованный», «умение общаться», «внимательный», «хороший специалист», «компетентный», «толерантный», «сдержанный», «угрюмый», «склочный».
Первое и второе (действия/поведение и выражаемое внешне отношение) предписывается специалисту как набор функциональных обязанностей, содержание корпоративной или организационной культуры и отражается в писанных или неписанных этических кодексах. Третье и четвёртое – как правило, существует в житейском сознании и служит дополнением к официальным сводам профессиональной этики. За исключением квалификационных требований к специалисту – они являются нормативно и документально закреплёнными. Однако, к сожалению, формальное подтверждение квалификации в виде документов, категорий, степеней, званий не всегда напрямую соотносится с реальным уровнем профессионализма. Возможно, поэтому представление о компетентности специалиста как показателе соответствия требованиям профессиональной этики оказывается актуальным.
Уже упоминалось, что в ряде профессий и организаций существуют официально закреплённые этические кодексы. Однако не только они формируют представления специалистов о том, что этично, а что нет. Тем более, что такие кодексы существуют не во всех организациях и даже не для каждой профессии. К тому же, профессиональные ситуации могут отличаться неопределённостью и неоднозначностью. Как указывалось выше, этические нормы помогают действовать в условиях такой неопределённости.
Поэтому источником представлений индивида о профессиональной этике служат не только этические кодексы, но и другие регуляторы поведения. В частности, это правовые нормы безотносительно к профессии и должности (отражают, что законно, а что нет, на что человек имеет, а на что не имеет право).
Также – должностные инструкции в конкретной организации и на конкретной профессиональной позиции (деятельностные нормы – функциональные обязанности и полномочия, находящие отражение в высказываниях: «должностные обязанности», «инструкции», «полномочия», «входит/не входит в обязанности»).
Кроме того, источником и мерилом должного профессионального поведения могут служить не закреплённые документально регулирующие образования, которые социальны по своей природе, но истинную действующую силу приобретают, будучи интериоризованы индивидами. Это универсальные общечеловеческие ценности, светская и религиозная мораль, нормы культуры, в том числе и организационной, обычаи, традиции. В сознании их действие выражается через такие понятия, как «вежливо», «грех», «культура», «мораль», «нравственный», «приличия», «совесть», «такт», «принято», «не принято».
Каждый конкретный субъект может опираться в регуляции собственного профессионального поведения на более общие (общечеловеческие или обычаи и традиции больших социальных групп) или на более частные (нормативные документы, должностные обязанности и полномочия, организационная культура) нормы. При этом возможны кажущиеся противоречия содержания этих норм. Например, культурные нормы социального взаимодействия в системах «старший-младший» или «мужчина-женщина» могут отличаться от норм делового взаимодействия, когда эти же люди – старшие, младшие, мужчины и женщины, - выступают в первую очередь как сотрудники, работники, коллеги, руководители или подчинённые. То есть, разные ситуации предполагают выход на первый план разных ролей их участников.
В.И. Бакштановский и Ю.В. Согомонов в своей книге [2, с. 32] иллюстрируют возможные противоречия между общеморальными, традиционными предписаниями и нормами профессиональной этики, указывая на то, что «профессионал часто действует не так, как того требуют нормы межличностных отношений, вопреки личному и семейному долгу. Младший (если он судья) может осуждать старшего, женщина может попросить мужчину раздеться (если она медицинский работник), отец (если он адвокат) может отказаться защищать сына. Профессионал задает “неприличные”, с точки зрения обывателя, вопросы». Выбор в пользу одной системы норм может означать нарушение другой нормы.
Возможность возникновения противоречия, конфликта между системами и подсистемами норм и ценностей – профессиональных и непрофессиональных – делает необходимым моральный выбор человека, осуществление его самоопределения в отношении той или иной системы (или подсистемы) как варианта конкретного поступка. По В.И. Бакштановскому и Ю.В. Согомонову, именно расстановка приоритетов между сталкивающимися ценностями и нормами в пользу одной из них и в ущерб другой, разрешение (а не уклонение от разрешения) данного противоречия делает возможным реализовать нравственно-позитивные цели.
Однако никто не отменяет универсальных норм уважительного отношения и вежливого обращения, которые сгладят эти противоречия. Здесь пригождается «золотое правило» нравственности: «Относись к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе».
«Золотое правило» – это обратимость субъекта и объекта: поставь себя на место другого [23]. Соответствие нормам этики не только должно осуществляться субъектом по отношению к партнёрам по профессиональному взаимодействию, но и ожидается по отношению к себе. Собственная личность может восприниматься как объект применения профессиональной этики со стороны других людей. Практически каждый хоть раз бывал в роли клиента, пациента, ученика, покупателя. Даже если не был в роли работника, сотрудника. Поэтому готовность поставить себя на место другого или ожидание этичного отношения к себе как сотруднику организации – грани реализации этики профессиональной деятельности.
Таким образом, содержательно профессиональные этические представления отражают желательные или недопустимые образцы, описывают профессиональное поведение, отношения и чувства, имеющие место в профессиональной деятельности, а также профессионально значимые качества личности работника, могут быть направлены как на себя, так и на других – профессиональное сообщество, сотрудников и потребителей результатов профессиональной деятельности, имеют своим источником общеморальные нормы и ценности, нормы права и должностные инструкции.

Эмпирическое исследование профессиональных этических представлений

Особую значимость соблюдение профессиональной этики приобретает в социономической сфере, так как деятельность в ней связана с непосредственными контактами с людьми, от неё во многом зависит индивидуальное и социальное благополучие учащихся, пациентов, клиентов, сотрудников, партнёров, а также отношение общества к профессии и её представителям. Также представителя данной категории профессий отличаются высокой подверженностью эмоциональному выгоранию.
Как наиболее близкие нашим научным интересам примеры взаимосвязей морально-нравственной сферы личности и профессиональной деятельности можно привести негативные проявления профессиональных деформаций личности. В профессиях «Человек-человек» это деформация этической ответственности за пациента, бестактность и цинизм медицинских работников, подозрительность, враждебность, уклонение от оказания помощи, мздоимство, чувство вседозволенности работников правоохранительных органов, безапелляционность педагогов [3]. Также в психологической литературе рассматривается проявление эмоционального выгорания в форме трансформации профессионально-этических представлений и поведения, в частности симптомы «эмоционально-нравственной дезориентации» и «личностной отстраненности, или деперсонализации» (В. Бойко, Н.Водопьянова, Е.Старченкова) [6].
Руководствуясь вышесказанным, а также предположениями о наличии специфике профессиональных этических представлений в разных профессиях и возможной взаимосвязи деформации этических представлений и эмоционального выгорания, мы предприняли исследование особенностей взаимосвязи профессиональных этических представлений и показателей эмоционального выгорания в разных профессиях социономической сферы – менеджеры и педагоги.
Объектом исследования стали менеджеры коммерческой организации и педагоги общеобразовательных школ с разным проявлением эмоционального выгорания.
В выборку «Менеджеры» вошли менеджеры по продажам транспортных услуг, работающие в российской коммерческой организации (г. Ростов-на-Дону), в должностные обязанности которых входит осуществление в течение рабочего дня от 40 до 200 телефонных переговоров в сфере продажи транспортных услуг. Общая численность выборки 52 человека. Из них 29 женщин и 23 мужчины. Возраст испытуемых от 20 до 32 лет, средний возраст 25 лет. Стаж работы от 1 до 13 лет (средний показатель стажа 3,7 года).
В выборку «Педагоги» вошли преподаватели средних общеобразовательных школ (г. Ростов-на-Дону). Общая численность выборки 46 человек. Из них 41 женщина и 5 мужчин. Возраст испытуемых от 22 до 68 лет, средний возраст 35 лет. Стаж работы от 1 до 37 лет (средний показатель стажа 12,6 лет).
Для получения психодиагностических данных были применены тест «Неоконченные предложения», модифицированный для изучения профессиональных этических представлений, контент-анализ, методика диагностики эмоционального выгорания В.В.Бойко, опросник выявления эмоционального выгорания К.Маслач, С.Джексон (в адаптации Н.Е.Водопьяновой). Статистическая обработка данных производилась при помощи методов непараметрической статистики: коэффициента корреляции Спирмена, двухфакторного дисперсионного анализа Фридмана, критерия Манна-Уитни.

Методический инструментарий исследования
В целях изучения индивидуальных профессиональных этических представлений мы модифицировали содержание теста «Неоконченные предложения» [15].
Тестовый материал включил в себя 12 пунктов:
1) Профессиональная этика это -
2) В моей профессии этика это -
3) По отношению к клиентам (пациентам, ученикам, партнёрам) этично
4) По отношению к клиентам (пациентам, ученикам, партнёрам) недопустимо
5) По отношению к коллегам этично
6) По отношению к коллегам недопустимо
7) В своей работе я должен
8) В своей работе я бы никогда не
9) Я считаю, что коллега соблюдает профессиональную этику, если он
10) Я в душе осудил бы своего коллегу, если бы он
11) Будучи на месте моих клиентов (пациентов, учеников, партнёров) я бы хотел, чтобы
12) Будучи на месте моих клиентов (пациентов, учеников, партнёров) я бы возмутился, если бы
Разработанная нами процедура получения и обработки эмпирического материала предполагают возможности изучения содержания индивидуальных этических представлений, а также получение численных данных, доступных для статистического анализа.
Для обработки эмпирического материала нами используется метод контент-анализа. Основу данного метода составляет подсчет встречаемости некоторых компонентов в анализируемом информационном массиве, дополняемый выявлением статистических взаимосвязей и анализом структурных связей между ними, а также снабжением их теми или иными количественными или качественными характеристиками. Единицы эти в зависимости от целей анализа, типа информационного массива, а также ряда дополнительных причин могут быть весьма разнообразными.
К единицам контент-анализа предъявляются два основных требования. С одной стороны, они должны легко и однозначно идентифицироваться в тексте; в идеале, их выявление должно быть алгоритмизованным. С другой стороны, от единиц контент-анализа требуется субъективная и зависящая от контекста значимость, делающая их распределение и динамику такого распределения диагностичными для выявления изменений в индивидуальном и общественном сознании, системах убеждений и т.д. – иными словами, единицы должны быть интересными для последующей интерпретации [5].
Единицы контент-анализа - его категории и подкатегории были разработаны нами на основе теоретического анализа литературы и результатов пилотажных исследований представлений о профессиональной этике.
Описание категорий и подкатегорий представлено ниже, примеры индикаторов категорий – в Таблице 1 Приложений.
Категории и подкатегории контент-анализа:
Категория «Должное/недопустимое». Подкатегории «Должное» (то, что составляет обязательное, желательное и одобряемое для исполнения в профессиональной деятельности); «Недопустимое» (то, что составляет нежелательное, неодобряемое для профессиональной деятельности и поведения, «того, чего делать нельзя»).
Категория «Объект». Подкатегории «Коллеги», «Широкое профессиональное сообщество», «Партнёры» описываются индикаторами, указывающими соответственно на лиц, по отношению к которым реализуется профессиональная этика – коллеги-сотрудники в организации, профессиональное сообщество в целом, лица, на которых направлена профессиональная деятельность – клиенты, партнёры. Подкатегория «Другое» - указание на объекты применения профессиональной этики, не вошедшие в вышеуказанные подкатегории (объекты природы, культуры, общество в целом и т.д.).
Категория «Модальность». Подкатегории «Отношения» (указывает на межличностные отношения между профессионалом и партнёром по профессиональному взаимодействию); «Переживания, чувства» (указывает на эмоциональную составляющую профессионального взаимодействия); «Действия, поведение» (указывает на конкретные действия и поведенческие паттерны, проявляющиеся в профессиональном взаимодействии); «Личные качества» (указывает на характеристики индивидуальности и опыта профессионала).
Категория «Источник» описывает то, на что профессионал опирается в своих индивидуальных этических представлениях. Подкатегории «Закон, право» (правовая регуляция профессионального поведения). «Должностные инструкции» (функциональные обязанности и полномочия в конкретной должности). «Универсальные ценности и культура» (общечеловеческие нормы морали и нравственности, универсальные ценности, этикет).
Категория «Направленность». Подкатегории «Эгоцентрические представления» (указывает на обращённость представлений испытуемого на себя. Собственная личность выступает мерилом для оценки этического поведения в профессии); «Альтероцентрические представления» (указывает на обращённость представлений на другого человека – партнёра по профессиональному взаимодействию, готовность поставить себя на место другого).
Для диагностики показателей эмоционального выгорания были применены следующие методики:
- методика диагностики эмоционального выгорания В.В.Бойко позволяет диагностировать три фазы эмоционального выгорания: напряжение, резистенция и истощение. Каждая фаза диагностируется на основе четырех характерных для нее симптомов. Напряжение: «переживание психотравмирующих обстоятельств», «неудовлетворенность собой», «загнанность в клетку», «тревога и депрессия». Резистенция: «неадекватное избирательное эмоциональное реагирование», «эмоционально-нравственная дезориентация», «расширение сферы экономии эмоций», «редукция профессиональных обязанностей». Истощение: «эмоциональный дефицит», «эмоциональная отстраненность», «личностная отстраненность», «психосоматические и психовегетативные нарушения» [6];
- опросник выявления эмоционального выгорания К.Маслач, С.Джексон (в адаптации Н.Е.Водопьяновой) имеет 3 шкалы «эмоциональное истощение», «деперсонализация» и «редукция личных достижений» [6].
В сборе и обработке эмпирических данных приняли участие И.Ю. Герасимова и В.В. Денисенко.

Анализ результатов эмпирического исследования
Выборка «Менеджеры»
Анализ различий в степени выраженности подкатегорий профессиональных этических представлений позволил выявить их типичное для выборок содержание. Различия выраженности показателей мы выявляли при помощи непараметрического статистического критерия – двухфакторного дисперсионного анализа Фридмана. Статистически значимые результаты анализа степени выраженности подкатегорий внутри каждой категории представлены на рисунках 1-4.
В выборке менеджеров в категории «Должное / недопустимое» более выражена подкатегория «Должное» (Рисунок 1). В ней основное содержание составляют индикаторы, указывающие на то, что желательно и одобряемо – «соблюдать инструкции», «выполнять», «добросовестно», «честно», «уравновешенный». Можно заключить, что менеджеры ориентируются на позитивные эталоны.


Данные анализа по критерию Фридмана, средние ранги.
Объём выборки N = 52, эмпирический показатель
·2 = 5,818, число степеней свободы df = 1, уровень значимости p = 0,016

Рисунок 1. Представления о профессиональной этике (менеджеры).
Категория «Должное / недопустимое»

В категории «Объект» наибольшую выраженность имеет подкатегория «Коллеги», наименьшую - «Широкое профессиональное сообщество» (Рисунок 2).


Данные анализа по критерию Фридмана, средние ранги.
Объём выборки N = 52, эмпирический показатель
·2 = 4,71, число степеней свободы df = 2, уровень значимости p = 0,095

Рисунок 2. Представления о профессиональной этике (менеджеры).
Категория «Объект»

В категории «Модальность» наибольшую выраженность имеет подкатегория «Действия, поведение», а значит, профессиональную этику испытуемые в первую очередь рассматривают с позиции конкретных активных действий, поведенческих аспектов (Рисунок 3). Второе место – подкатегория «Личные качества», далее в порядке убывания – «Переживания, чувства» и «Отношения». Однако доля представлений об отношениях растёт с повышением стажа работы менеджеров (данные корреляционного анализа, r (здесь и далее коэффициент корреляции Спирмена) = 0,442 при p (здесь и далее уровень значимости) = 0,001) (Рисунок 7).


Данные анализа по критерию Фридмана, средние ранги.
Объём выборки N = 52, эмпирический показатель
·2 = 57,545, число степеней свободы df = 3, уровень значимости p = 0,0001

Рисунок 3. Представления о профессиональной этике (менеджеры).
Категория «Модальность»

В категории «Источник» наиболее выражена категория «Универсальные ценности и культура», представленная преимущественно индикаторами «честно», «порядочный», «вежливость». Менее всего менеджеры опираются на должностные инструкции (Рисунок 4).


Данные анализа по критерию Фридмана, средние ранги.
Объём выборки N = 52, эмпирический показатель
·2 = 29,582, число степеней свободы df = 2, уровень значимости p = 0,0001

Рисунок 4. Представления о профессиональной этике (менеджеры).
Категория «Источник»

В категории «Направленность» статистически значимых различий в степени выраженности подкатегорий не обнаружено.
Таким образом, профессиональные этические представления менеджеров коммерческой организации в большинстве своём включают надлежащие действия и поведение, согласующиеся с универсальными ценностями и культурой, объектом применения этики являются преимущественно коллеги.
Отвергаемым содержанием представлений о профессиональной этике являются подкатегории «Недопустимое» (категория «Должное/недопустимое»), «Широкое профессиональное сообщество» (категория «Объект»), «Отношения» (категория «Модальность»), «Должностные инструкции» (категория «Источник»). Роль межличностных отношений как показателя реализации профессиональной этики невелика, но она растёт с увеличением стажа работы.
По критерию преобладания представлений о должном, желательном, наилучшем, опоре на положительные примеры профессионального поведения, на идеалы и ценности мы относим данный тип профессиональных этических представлений к «направляющему» типу, который служит образцом и положительно оцененным эталоном.

Эмоциональное выгорание в выборке менеджеров коммерческой организации представлено главным образом на уровне фазы резистенции: симптомами неадекватного эмоционального реагирования, редукции профессиональных обязанностей, расширения сферы экономии эмоций, эмоционально-нравственной дезориентации, а также симптомом переживания психотравмирующих обстоятельств из фазы напряжения, согласно психодиагностическим данным по методике В.В. Бойко (Рисунок 5).


Данные анализа по критерию Фридмана, средние ранги.
Объём выборки N = 52, эмпирический показатель
·2 = 120,199, число степеней свободы df = 11, уровень значимости p = 0,0001

Рисунок 5. Симптомы эмоционального выгорания (В. Бойко) (менеджеры)

По результатам диагностики эмоционального выгорания по методике К. Маслач и С. Джексон в выборке выявлено преобладание высоких значений показателей шкалы «Редукция личных достижений», то есть тенденции к отрицательному оцениванию себя и своих достижений. Также выше среднего уровня показатели по шкале «Эмоциональное истощение», в то время как показатели «Деперсонализации» преобладают на среднем уровне (рисунок 6).

Данные анализа по критерию Фридмана, средние ранги.
Объём выборки N = 52, эмпирический показатель
·2 = 93,709, число степеней свободы df = 2, уровень значимости p = 0,0001

Рисунок 6. Показатели шкал эмоционального выгорания (К. Маслач, С. Джексон) (менеджеры)


Нами обнаружены корреляционные взаимосвязи между показателями представлений о профессиональной этике и проявлениями эмоционального выгорания (Таблица 1, рисунок 7). Практически все проявления эмоционального выгорания оказались взаимосвязанными с профессиональными этическими представлениями, за исключением симптома эмоциональной отстранённости. Большинство из результатов корреляционного анализа указывают на обратно пропорциональные связи – с повышением симптоматики эмоционального выгорания сокращаются этические представления.

Таблица 1. Корреляционные взаимосвязи этических представлений
с проявлениями эмоционального выгорания (менеджеры)
(ранговый коэффициент корреляции Спирмена,
объём выборки N = 52, r - коэффициент корреляции, p - уровень значимости)
Подкатегории этических представлений
Показатели эмоционального выгорания
Статистические показатели (r; p)

Должное
Неудовлетворённость собой
-0,551; 0,00011


Неадекватное избирательное эмоциональное реагирование
-0,302; 0,032


Деперсонализация
-0,351; 0,011

Широкое профессиональное сообщество
Неадекватное избирательное эмоциональное реагирование
-0,312; 0,024


Эмоциональное истощение
-0,347; 0,012

Партнёры
Редукция профессиональных обязанностей
-0,362; 0,008

Отношения
Редукция профессиональных обязанностей
-0,406; 0,003


Эмоциональный дефицит
-0,440; 0,001


Деперсонализация
-0,325; 0,019

Переживания, чувства
Редукция профессиональных обязанностей
-0,364; 0,008


Эмоциональный дефицит
-0,312; 0,024

Личные качества
Переживание психотравмирующих обстоятельств
0,423; 0,002

Закон, право
Переживание психотравмирующих обстоятельств
-0,327; 0,018


Тревога и депрессия
-0,307; 0,027


Эмоциональное истощение
-0,308; 0,026

Должностные инструкции
Психосоматические и психовегетативные нарушения
0,378; 0,006


Редукция личных достижений
0,307; 0,027

Универсальные ценности и культура
«Загнанность в клетку»
-0,322; 0,02


Эмоционально-нравственная дезориентация
0,443; 0,001


Редукция профессиональных обязанностей
-0,300; 0,031

Эгоцентрические представления
Переживание психотравмирующих обстоятельств
-0,532; 0,0001


Неудовлетворённость собой
-0,392;0,004


Тревога и депрессия
-0,420;0,002


Расширение сферы экономии эмоций
-0,361; 0,009


Эмоциональный дефицит
-0,320; 0,021


Личностная отстранённость
-0,383; 0,005

Альтероцентрические представления
Эмоциональный дефицит
0,332; 0,016

1 средняя корреляционная связь (значение модуля коэффициента корреляции 0,50 до 0,69)
2 умеренная корреляционная связь (значение модуля коэффициента корреляции от 0,30 до 0,49)





























Этические представления
(категории «Должное / недопустимое», «Объект», «Модальность»)
Эмоциональное выгорание
Этические представления
(категории «Источник», «Направленность»)



Переживание психотравмирующих обстоятельств



Должное

Неудовлетворённость собой





«Загнанность в клетку»


Закон, право



Тревога и депрессия



Широкое профессиональное сообщество

Неадекватное избирательное эмоциональное реагирование

Должностные инструкции

Партнёры

Эмоционально-нравственная дезориентация


Универсальные ценности и культура



Расширение сферы экономии эмоций





Редукция профессиональных обязанностей



Отношения

Эмоциональный дефицит


Эгоцентрические

Переживания, чувства

Личностная отстраненность



Личные качества

Психосоматические и психовегетативные нарушения

Альтероцентрические



Эмоциональное истощение





Деперсонализация





Редукция личных достижений
Положительные корреляции
Отрицательные корреляции


Рисунок 7. Корреляционные взаимосвязи этических представлений
с проявлениями эмоционального выгорания (менеджеры)

Ослабление осознанности должного с точки зрения профессиональной этики связано с повышением неудовлетворённости собой, неадекватного избирательного эмоционального реагирования и деперсонализации.
Представления о широком профессиональном сообществе как объекте для проявления профессиональной этики сокращается с ростом симптоматики по таким показателям, как неадекватное избирательное эмоциональное реагирование и эмоциональное истощение. Также сокращается представление о партнёрах по профессиональной деятельности с повышением симптоматики выгорания по шкале редукции профессиональных обязанностей.
Отношения как модальность проявления профессиональной этики отрицательно связаны с симптомами редукции профессиональных обязанностей, эмоционального дефицита и показателем деперсонализации. Также уменьшение удельного веса указаний на собственные переживания и чувства в представлениях о профессиональной этике связано с увеличением выраженности редукции профессиональных обязанностей и эмоционального дефицита. Описанные результаты вполне согласуются с ролью эмоциональной сферы в содержании указанных показателей.
Представления о личных качествах профессионала как предпосылках профессиональной этики становятся более выраженными с повышением проявления эмоционального выгорания в виде симптома переживания психотравмирующих обстоятельств. Либо, чем больше испытуемый опирается на характеристики индивидуальности субъекта профессиональной деятельности как носителя профессиональной этики, тем болезненнее он переживает стрессогенные факторы своей деятельности.
Отражение в этических представлениях правовых норм, закона отрицательно связано с такими показателями, как переживание психотравмирующих обстоятельств, тревога и депрессия и эмоциональное истощение. То есть, на правовую базу профессиональной этики опираются менеджеры, не испытывающие эмоциональных симптомов выгорания. Количество же упоминаний о должностных инструкциях, функциональных обязанностях и полномочиях повышается с ростом выраженности показателей психосоматических и психовегетативных нарушений и редукции личных достижений. Универсальные ценности и нормы культуры видятся содержанием профессиональной этики теми, кто эмоционально-нравственно дезориентирован, но не испытывает «загнанности в клетку» и не проявляет редукции профессиональных обязанностей. Мы считаем, что универсальные ценности служат в этом случае поддержкой, эталоном, нравственным ориентиром.
Уменьшение количества эгоцентрических представлений, направленных на себя как субъекта и объект профессиональной этики, готовность ориентироваться на собственную личность в реализации профессиональной этики, связано с наибольшим числом проявлений эмоционального выгорания. Испытуемые, имеющие выраженные симптомы переживания психотравмирующих обстоятельств, неудовлетворённости собой, тревоги и депрессии, расширения сферы экономии эмоций, эмоционального дефицита, личностной отстранённости менее всего готовы ориентироваться на собственную личность в реализации профессиональной этики. Напротив, альтероцентрические представления, готовность ориентироваться на других людей увеличивается при росте эмоционального дефицита.

Преобладание отрицательных корреляционных взаимосвязей говорит о том, что, чем сильнее проявление эмоционального выгорания, тем ограниченнее представления о профессиональной этике. Либо расширение представлений о профессиональной этике связано с меньшей подверженностью эмоциональному выгоранию. Что является причиной, а что следствием, пока не представляется возможным утверждать, для этого потребуются дополнительные исследования.

Сравнивая исследованные показатели у менеджеров мужского и женского пола, мы обнаружили ряд статистически значимых различий (Рисунок 8).


Данные анализа по критерию Манна-Уитни, средние ранги.
Объёмы выборок N1 = 29, N1 = 23, при уровне значимости p
· 0,075

Рисунок 8. Значимые различия между мужчинами и женщинами по исследованным показателям (менеджеры)

В частности, в содержании профессиональных этических представлений женщин, по сравнению с мужчинами, наблюдаются более высокие показатели опоры на должностные инструкции как источник этики, на переживания и чувства как форму этических проявлений и на осознание недопустимого и нежелательного с точки зрения профессиональной этики.
Показатели эмоционального выгорания также различаются: у женщин более выражены тревога и депрессия и психосоматические и психовегетативные нарушения, а у мужчин – эмоциональная отстранённость. Можно отметить, что явление эмоционального выгорания доставляет менеджерам-женщинам больше личных страданий. В то время как у мужчин срабатывает психологическая защита, что, правда, может негативно сказываться на взаимодействии с партнёрами по профессиональной деятельности и, как следствие, на качестве выполнения профессиональных обязанностей.

Подводя итог, можем отметить, что профессиональные этические представления менеджеров коммерческой организации в большинстве своём включают надлежащие действия и поведение, согласующиеся с универсальными ценностями и культурой, объектом которых являются преимущественно коллеги. По критерию преобладания представлений о должном, желательном, наилучшем, опоре на идеалы и ценности мы относим данный тип профессиональных этических представлений к «направляющему» типу, который служит образцом и положительно оцененным эталоном.

Выборка «Педагоги»
Анализ различий в степени выраженности подкатегорий профессиональных этических представлений позволил выявить их типичное для выборки содержание. Статистически значимые результаты анализа степени выраженности подкатегорий внутри каждой категории представлены на рисунках 9-13.
В выборке педагогов в категории «Должное / недопустимое» более выражена подкатегория «Недопустимое». В ней преимущественное место занимают индикаторы действий, описывающие нежелательной поведение как в прямой форме, например, «оскорбление» и «унижение», так и в форме отрицания: «не сплетничать», «не повышать голос». Можно сделать вывод, что представления о профессиональной этике в значительной мере строятся по принципу «от противного» – педагоги четко представляют, чего быть не должно (Рисунок 9).


Данные анализа по критерию Фридмана, средние ранги.
Объём выборки N = 46, эмпирический показатель
·2 = 11,524, число степеней свободы df = 1, уровень значимости p = 0,001

Рисунок 9. Представления о профессиональной этике (педагоги).
Категория «Должное / недопустимое»

В категории «Объект» наибольшую выраженность имеет подкатегория «Коллеги», наименьшую - «Широкое профессиональное сообщество» (Рисунок 10).


Данные анализа по критерию Фридмана, средние ранги.
Объём выборки N = 46, эмпирический показатель
·2 = 11,397, число степеней свободы df = 1, уровень значимости p = 0,0001

Рисунок 10. Представления о профессиональной этике (педагоги).
Категория «Объект»

В категории «Модальность» наибольшую выраженность имеет подкатегория «Действия, поведение», а значит, профессиональную этику педагоги в первую очередь рассматривают с позиции конкретных активных действий, поведенческих аспектов (Рисунок 11). Второе место – подкатегория «Личные качества», далее в порядке убывания – «Отношения» и «Переживания, чувства».


Данные анализа по критерию Фридмана, средние ранги.
Объём выборки N = 46, эмпирический показатель
·2 = 75,886, число степеней свободы df = 1, уровень значимости p = 0,0001

Рисунок 11. Представления о профессиональной этике (педагоги).
Категория «Модальность»

В категории «Источник» наиболее выражена подкатегория «Универсальные ценности и культура». Менее всего испытуемые опираются на правовые нормы в представления о профессиональной этике (подкатегория «Закон право»), которые, возможно, рассматриваются ими как вторичные и сами собой подразумевающиеся по отношению к универсальным нормам человеческого взаимодействия (Рисунок 12).


Данные анализа по критерию Фридмана, средние ранги.
Объём выборки N = 46, эмпирический показатель
·2 = 24,662, число степеней свободы df = 1, уровень значимости p = 0,0001

Рисунок 12. Представления о профессиональной этике (педагоги).
Категория «Источник»

В категории «Направленность» более выражена подкатегория «Эгоцентрические представления». Испытуемые рассматривают самих себя как не только субъект, но и объект применения профессиональной этики, отражают в этических представлениях свою Я-концепцию (Рисунок 13).


Данные анализа по критерию Фридмана, средние ранги.
Объём выборки N = 46, эмпирический показатель
·2 = 9,966, число степеней свободы df = 1, уровень значимости p = 0,002

Рисунок 13. Представления о профессиональной этике (педагоги).
Категория «Направленность»

Таким образом, профессиональная этика с точки зрения педагогов проявляется преимущественно в реализации конкретных действий и поведения, основывается на универсальных ценностях и культуре, личные качества профессионала являются важным фактором в осуществлении профессиональной деятельности в соответствии с этическими нормами. Профессиональная этика применяется в основном во взаимодействии с коллегами, при этом испытуемые ожидают проявления этичного поведения и по отношению к самим себе. Переживания и чувства практические не включены в содержание профессиональной этики.
Важно отметить, что принявшие участие в исследовании педагоги хорошо представляют и осознают отклонения от профессиональных этических норм. Данный факт даёт нам основания обозначить подобные этические представления как «сдерживающие», основанные на представлении о недопустимом. Эти представления являются фактором, разграничивающим нормальное с точки зрения этики и отклоняющееся профессиональное поведение и сдерживающим от нежелательных проявлений.

Эмоциональное выгорание в выборке педагогов представлено главным образом на уровне фазы резистенции: симптомами эмоционально-нравственной дезориентации, редукции профессиональных обязанностей, неадекватного эмоционального реагирования, согласно психодиагностическим данным по методике В.В. Бойко (Рисунок 14).


Данные анализа по критерию Фридмана, средние ранги.
Объём выборки N = 46, эмпирический показатель
·2 = 58,704, число степеней свободы df = 11, уровень значимости p = 0,0001

Рисунок 14. Симптомы эмоционального выгорания (В. Бойко) (педагоги)

По результатам диагностики эмоционального выгорания по методике К. Маслач и С. Джексон в выборке выявлено преобладание высоких значений показателей шкалы «Редукция личных достижений», то есть тенденции к отрицательному оцениванию себя и своих достижений. Также выше среднего уровня показатели по шкале «Эмоциональное истощение», характеризующиеся утомлением, усталостью, депрессией, в то время как показатели «Деперсонализации» - обесценивание межличностных отношений, негативизм, циничность преобладают на среднем уровне (Рисунок 15).


Данные анализа по критерию Фридмана, средние ранги.
Объём выборки N = 46, эмпирический показатель
·2 = 69,978, число степеней свободы df = 2, уровень значимости p = 0,0001

Рисунок 15. Показатели шкал эмоционального выгорания (К. Маслач, С. Джексон) (педагоги)

Отметим, что с увеличением возраста испытуемых имеет тенденцию к росту уровень симптоматики расширения сферы экономии эмоций – r (здесь и далее коэффициент корреляции Спирмена) = 0,296 при p (здесь и далее уровень значимости) = 0,046.
Нами обнаружены корреляционные взаимосвязи между показателями представлений о профессиональной этике и проявлениями эмоционального выгорания (Таблица 2, рисунок 16). Результаты указывают на обратно пропорциональные связи – с повышением симптоматики эмоционального выгорания сокращаются этические представления.

Таблица 2. Корреляционные взаимосвязи этических представлений
с проявлениями эмоционального выгорания (педагоги)
(объём выборки N = 46, r - коэффициент корреляции Спирмена, p - уровень значимости)

Подкатегории этических представлений
Показатели эмоционального выгорания
Статистические показатели (r; p)

Должное
Расширение сферы экономии эмоций
– 0,375; 0,011


Эмоциональный дефицит
– 0,304; 0,04

Коллеги
Редукция профессиональных обязанностей
– 0,424; 0,003

Широкое профессиональное сообщество
Переживание психотравмирующих обстоятельств
– 0,441; 0,002


Неудовлетворенность собой
– 0,367; 0,012


Тревога и депрессия
– 0,357; 0,015


Расширение сферы экономии эмоций
– 0,376; 0,01


Психосоматические и психовегетативные нарушения
– 0,348; 0,018

Партнёры (ученики)
Редукция профессиональных обязанностей
– 0,329; 0,025

Отношения
Тревога и депрессия
–0,549; 0,00012


Неадекватное избирательное эмоциональное реагирование
–0,314; 0,033


Редукция профессиональных обязанностей
–0,4; 0,006


Личностная отстраненность
–0,336; 0,022


Эмоциональное истощение
–0,369; 0,011

Действия, поведение
Неадекватное избирательное эмоциональное реагирование
– 0,348; 0,018


Эмоционально-нравственная дезориентация
– 0,301; 0,042;


Эмоциональная отстраненность
– 0,312; 0,035

Закон, право
Эмоциональный дефицит
– 0,346; 0,018


Личностная отстраненность
– 0,306; 0,039

Должностные инструкции
Переживание психотравмирующих обстоятельств
– 0,302; 0,041

1 умеренная корреляционная связь (значение модуля коэффициента корреляции от 0,30 до 0,49)
2 средняя корреляционная связь (значение модуля коэффициента корреляции 0,50 до 0,69)


Этические представления
(категории «Должное / недопустимое», «Объект»)
Эмоциональное выгорание
Этические представления
(категории «Модальность», «Источник»)



Переживание психотравмирующих обстоятельств



Должное

Неудовлетворённость собой





Тревога и депрессия




Коллеги

Неадекватное избирательное эмоциональное реагирование

Отношения

Широкое профессиональное сообщество

Эмоционально-нравственная дезориентация

Действия, поведение



Расширение сферы экономии эмоций



Партнёры
(ученики)

Редукция профессиональных обязанностей

Закон, право



Эмоциональный дефицит

Должностные инструкции



Эмоциональная отстранённость





Личностная отстраненность





Психосоматические и психовегетативные нарушения





Эмоциональное истощение

Отрицательные корреляции


Рисунок 16. Корреляционные взаимосвязи этических представлений с проявлениями эмоционального выгорания (педагоги)

Ослабление осознанности должного с точки зрения профессиональной этики связано с расширением сферы экономии эмоций и эмоциональным дефицитом.
Ориентация на широкое профессиональное сообщество как объект для проявления профессиональной этики страдает в наибольшей степени связана с эмоциональным выгоранием: наблюдается её снижение при симптоматике переживания психотравмирующих обстоятельств, неудовлетворённости собой, тревоги и депрессии, расширении сферы экономии эмоций и психосоматических и психовегетативных нарушений. Коллеги как объект применения профессиональной этики оказываются менее значимыми при редукции профессиональных обязанностей. Также сокращается представление о партнёрах по профессиональной деятельности (учениках) с повышением симптоматики выгорания по шкале редукции профессиональных обязанностей.
Включение в профессиональную деятельность межличностных отношений как модальности проявления профессиональной этики отрицательно связано с симптомами тревоги и депрессии, неадекватного избирательного эмоционального реагирования, редукции профессиональных обязанностей, личностной отстранённости и эмоционального истощения. Также уменьшение удельного веса указаний на конкретные действия и поведение в представлениях о профессиональной этике связано с увеличением выраженности симптомов неадекватного избирательного эмоционального реагирования, эмоционально-нравственной дезориентации и эмоциональной отстранённости.
Опора на закон и право как источники профессиональной этики ниже при выраженности эмоционального дефицита и личностной отстранённости. Снижение количества же упоминаний о должностных инструкциях, функциональных обязанностях и полномочиях происходит с ростом выраженности переживания психотравмирующих обстоятельств.
Наибольший интерес представляют взаимосвязи с эмоциональным выгоранием подкатегорий «Отношения» и «Широкое профессиональное сообщество», так как их оказалось больше всего. Из показателей эмоционального выгорания наибольшее количество взаимосвязей дал симптом редукции профессиональных обязанностей.
Таким образом, с прогрессированием эмоционального выгорания в содержании профессиональных этических представлений педагогов сокращается ориентированность на межличностные отношения, на широкое профессиональное сообщество, коллег и учеников, ослабляется осознанность должного, а также действий и поведения, уменьшается отражение в этических представлениях правовых норм, закона и должностных инструкций.

Преобладание отрицательных корреляционных взаимосвязей говорит о том, что, чем сильнее проявление эмоционального выгорания, тем ограниченнее представления о профессиональной этике. Либо расширение представлений о профессиональной этике связано с меньшей подверженностью эмоциональному выгоранию. Что является причиной, а что следствием, пока не представляется возможным утверждать, для этого потребуются дополнительные исследования.

Сравнивая исследованные показатели у педагогов мужского и женского пола, мы обнаружили ряд различий. Несмотря на малую представленность в выборке мужчин, которая отражает реальную демографическую ситуацию в педагогической профессии, применение непараметрических статистических методов позволило получить достоверные на уровне выборки результаты (Рисунок 17).


Данные анализа по критерию Манна-Уитни, средние ранги.
Объёмы выборок N1(мужчины) = 5, N2(женщины) = 41, при уровне значимости p
· 0,085

Рисунок 17. Значимые различия между мужчинами и женщинами по исследованным показателям (педагоги)

Так, в содержании профессиональных этических представлений женщин наблюдаются более высокие показатели опоры на личные качества как предпосылку профессиональной этики и на осознание недопустимого и нежелательного. Мужчины же в большей степени отражают этически оцениваемые действия и поведение и больше ориентированы на коллег в проявлении профессиональной этики.
Показатели эмоционального выгорания также различаются: у женщин более выражена неудовлетворённость собой. Можно отметить, что явление эмоционального выгорания доставляет женщинам больше личных страданий. На это же указывает Т.В. Форманюк [14]: неблагополучие связано с повышенной «стрессируемостью», вызываемой бытовыми неурядицами из-за не меньшей загруженности работой по дому, недостаточности внимания, уделяемого домочадцам и т.п.

Подводя итог, можем отметить, что профессиональные этические представления педагогов в большинстве своём строятся на отражении конкретных действий и поведения, основываются на универсальных ценностях и культуре, а личные качества профессионала являются важным фактором в осуществлении профессиональной деятельности в соответствии с этическими нормами. Профессиональная этика применяется в основном во взаимодействии с коллегами, при этом испытуемые ожидают проявления этичного поведения и по отношению к самим себе.
По критерию преобладания представлений о недопустимом мы относим преобладающие в выборке этические представления к «сдерживающим». Эти представления являются фактором, разграничивающим нормальное с точки зрения этики и отклоняющееся профессиональное поведение и сдерживающим от нежелательных проявлений.

Сравнение выборок менеджеров и педагогов

Исследуя профессиональные этические представления в разных профессиях социономического типа, мы обнаружили сходство в том, что профессиональная этика преимущественно направлена на коллег, что согласуется с данными Т.Б. Щепанской [22]. Как проявление профессиональной этики отражаются преимущественно поведенческие характеристики – конкретные действия и поступки, а также личные качества специалистов –профессиональная компетентность и профессионально важные характеристики индивидуальности. Как источник профессиональной этики рассматриваются общеморальные и общекультурные универсальные ценности.
Сходство заключается и в преобладании отрицательных корреляционных взаимосвязей показателей содержания профессиональных этических представлений с эмоциональным выгоранием – выраженность эмоционального выгорания сочетается с сужением этических представлений.
Для выявления статистически значимых различий профессиональных этических представлений педагогов и менеджеров мы применили сравнение двух выборок по критерию Манна-Уитни. Значимые результаты отражены на Рисунке 18.


Данные анализа по критерию Манна-Уитни, средние ранги.
Объём выборок N1(педагоги) = 46, N2(менеджеры) = 53, при уровне значимости p
· 0,076

Рисунок 18. Значимые различия содержания профессиональных этических представлений педагогов и менеджеров

По сравнению с менеджерами, педагоги имеют более высокие значения по осознанию недопустимого в профессиональной деятельности с этической точки зрения, по ориентации на коллег при применении профессиональной этики, по выраженности эгоцентрических и альтероцентрических представлений. Можно сделать вывод, что для педагогов важно осознание реализации этических принципов по отношению к самим себе и по отношению к конкретным группам людей (в основном, применительно к коллегам, а также к ученикам и их родителям).
Менеджеры в свою очередь превосходят педагогов по отражению в представлениях должного и одобряемого с этической точки зрения, отношений и переживаний как возможных форм проявления этики, по ориентации на правовые и общекультурные нормы как источник профессиональной этики.
Как говорилось выше, этические представления педагогов и менеджеров мы обозначили как принадлежащие к разным типам по критерию преобладания отражения должного или недопустимого - «сдерживающие» у педагогов и «направляющие» у менеджеров.
Необходимо заметить, что разные типы этических представлений по-разному организуют профессиональное поведение. «Сдерживающие» позволяют осознавать и не допускать того, что отклоняется от этических норм. Эти представления являются фактором, разграничивающим нормальное с точки зрения этики и отклоняющееся профессиональное поведение. В свою очередь, «направляющие» представления служат образцом и положительно оцененным эталоном реализации принципов профессиональной этики. Они позволяют выстраивать собственное профессиональное поведение, приближая его к этому эталону.

Преобладание в обеих выборках (менеджеров и педагогов) отрицательных корреляционных взаимосвязей профессиональных этических представлений и показателей выгорания позволяет предположить, что эмоциональное выгорание в основном негативно сказывается на содержании представлений о профессиональной этике, сужает их.
Хотя по полученным в настоящем исследовании эмпирическим данным нельзя заключить, что является причиной, а что – следствием: предшествует ли эмоциональное выгорание сокращению профессиональных этических представлений, или широта этических представлений служит фактором, препятствующим выгоранию. Для проверки подобных причинно-следственных связей потребуются дополнительные исследования, что мы рассматриваем как одну из перспектив для дальнейшей работы.

Отметим, что применяя разработанное нами методическое оснащение (модифицированный тест «Неоконченные предложения» и процедуру его контент-аналитической обработки) мы исследовали профессиональные этические представления в разных профессиях: педагоги, менеджеры, сотрудники рекламных агентств [11, 17, 18, 19, 20], на разных этапах профессионального развития [11], у студентов разных специальностей, курсов и форм обучения [16, 21], во взаимосвязи с индивидуальными и социально-психологическими характеристиками (манипулятивное отношение, коммуникативные характеристики, поведение в конфликте, профессиональные деформации) [11, 17, 18, 19, 20]. Указанные исследования проведены совместно с И.Ю. Герасимовой, В.В. Денисенко, А.В. Еловской, Я.Н. Муцкой, Ю.В. Поповой, Д.С. Сусленковой.
Мы обнаружили, что сотрудники рекламных агентств в представлениях о профессиональной этике опираются прежде всего на должностные и организационные правила, чем на личные переживания и качества, хотя учитывают межличностные отношения. С повышением уровня манипулятивного отношения растёт опора на должностные инструкции, что мы связываем с содержанием рекламной деятельности - узаконенное и закреплённое в профессиональных функциях манипулятивное воздействие на потенциальных покупателей и потребителей услуг [20].
Также выявлено, что у педагогов с профессиональными этическим представлениями связаны показатели профессиональных деформаций, помимо эмоционального выгорания. В частности, с ростом деформации по факторам С (повышение эмоциональной стабильности, возможная ригидность) и О (тревожность) Кеттелла повышается роль отношений как составляющих профессиональной этики, опора на должностные инструкции как её источник и снижается эгоцентричность представлений о профессиональной этике. Несмотря на кажущиеся, исходя из названия факторов, противоречия (С – «эмоциональная нестабильнось – эмоциональная стабильность» и О – «спокойствие - тревожность») интерпретация факторных полюсов согласуется между собой. Так, высокие значения по фактору С связываются не только с эмоциональной зрелостью и выдержанностью, но и в ряде случаев с эмоциональной ригидностью и нечувствительностью. Высокие значения по фактору О связываются не только с тревожностью, ранимостью и впечатлительностью, но и со склонностью постоянно, стабильно пребывать в мрачном настроении, скрупулёзностью и развитым чувство долга. Низкие же значения фактора О связываются не только с уверенностью в себе, спокойствием и невозмутимостью, но и с беспечностью, самоуверенностью, самонадеянностью, благодушием.
С продвижением педагогов по этапам профессионального развития (от профессионального обучения до этапа мастерства) увеличивается роль широкого профессионального сообщества как объекта применения профессиональной этики и снижается эгоцентрическая позиция в представлениях [11].
Нами были выявлены взаимосвязи содержания этических представлений с особенностями межличностного взаимодействия педагогов. Представления об этически оцененных действиях и поведении сокращаются с ростом показателей доминантности в межличностном взаимодействии вообще и соперничества в конфликтном поведении. Общая доминантность и агрессивность связана также с сокращением представлений о переживаниях и чувствах. Учителя, стремящиеся избегать конфликтов, считают, что профессиональная этика должна проявляться преимущественно в отношении учеников. Готовность к компромиссному решению конфликтов присутствует у учителей, отмечающих важность личных качеств педагога как проявления профессиональной этики. Опора на правовые нормы как источник профессиональной этики снижается у альтруистичных испытуемых. Подкатегория «Универсальные ценности и культура» больше выражена у зависимых и агрессивных педагогов. Вероятно, универсальные нормы культуры, морали, нравственности служат образцом, позволяющим сдержать от нежелательных агрессивных проявлений. В то же время, зависимые ориентируются на мнение окружающих, поэтому опираются на то, что является общепринятым и одобряемым. Мы полагаем, что выявленные взаимосвязи указывают на значимость этических представлений как показателей профессионализма учителя: с ростом выраженности характеристик межличностного взаимодействия, нежелательных в его деятельности (агрессивность, эгоистичность, соперничество) сокращается представление о профессиональной этике [19].
Что касается профессиональных этических представлений студентов, то нами обнаружено следующее. Будущие учителя начальных классов имеют более широкие представления о должном и одобряемом, о действиях, поведении и личных качествах профессионала как показателях профессиональной этики, по сравнению со студентами, готовящимися стать учителями химии/биологии и математики/информатики. В свою очередь, студенты профиля «Математика, информатики» превосходят остальных по отражению универсальных морально-нравственных и культурных норм как источника и основы профессиональной этики [21].
Студенты-психологи разных форм обучения (очники и заочники) проявляют сходство между собой в том, что в качестве выражения профессиональной этики испытуемые отмечают конкретные действия, поступки и поведение. Ситуативные переживания и чувства практические не включены в содержание представлений о профессиональной этике.
Объектом применения профессиональной этики являются, в основном, партнёры по деятельности – клиенты, учащиеся, на втором месте – коллеги. На их примерах строятся в основном альтероцентрические этические представления. Профессиональная этика основывается, в основном, на универсальных ценностях и культуре, менее всего студенты опираются на правовые нормы.
Особенности исследованных выборок студентов разных форм обучения проявились в иерархии разных подкатегорий содержания этических представлений и в степени выраженности подкатегорий.
В содержании представлений студентов-очников отражено преимущественно должное, а студенты заочной формы обучения чаще отмечают недопустимое с точки зрения профессиональной этики. Студенты очного обучения привели в своих ответах значительно большее количество и разнообразие указаний на ряд проявлений профессиональной этики.
Можно сделать неоднозначные предположения о природе выявленных различий. Возможно, представления очников более разносторонни, но менее дифференцированы, более диффузны, с попыткой охватить все возможные проявления профессиональной этики. В свою очередь, заочники, возможно, более склонны выделять в репрезентации профессиональной этики главное, реализуемое в профессиональной деятельности, и отбрасывать второстепенное. Вероятно, их представления более реалистичны. Студенты заочной формы обучения, как правило, имеют опыт работы по профилю обучения или сходному с ним. Студенты-очники редко имеют подобный опыт. Можно отметить, что первые в большей степени испытывают социализирующие влияния со стороны профессионального сообщества, а вторые – со стороны студенческой и вузовской среды. То есть, имеют место разные социокультурные воздействия, разные модели включения студентов в профессиональную реальность, разная степень практической реализации профессиональных компетенций, формируемых как вузом, так и профессиональной средой.
Несмотря на большую включённость студентов заочного обучения в практику, роль педагогического сопровождения формирования профессиональных представлений при обучении, в том числе и теоретической подготовке, в противовес стихийному их формированию в самостоятельной практике, нельзя отрицать. В противном случае возможны их чрезмерная конкретность и то, что Л.С. Выготский назвал «фельдшеризмом» в психологии – отрыв применения усвоенных технологий и приёмов практической деятельности от научного мышления [16].

В заключение можно резюмировать следующее:
Профессиональная этика – это совокупность нравственных норм, правил и представлений, регулирующих поведение и отношения людей в процессе их профессиональных взаимодействий.
Профессиональные этические представления – это представления о требованиях, нормах, образцах, правилах профессиональной этики применительно к конкретной профессии.
Индивидуальные представления о профессиональной этике опираются не только на официально закреплённые кодексы, а являются результатом их индивидуального осмысления и интерпретации на основе собственного опыта, поэтому отличаются разнообразным содержанием. Индивидуальные представления о профессиональной этике формируются, развиваются на протяжении жизни. Представления о профессиональной этике относятся как к своей, так и к чужим профессиям.
Содержательно профессиональные этические представления отражают желательные или недопустимые образцы, описывают профессиональное поведение, отношения и чувства, имеющие место в профессиональной деятельности, а также профессионально значимые качества личности работника, могут быть направлены как на себя, так и на других – профессиональное сообщество, сотрудников и потребителей результатов профессиональной деятельности, имеют своим источником общеморальные нормы и ценности, нормы права и должностные инструкции.
В целях изучения индивидуальных профессиональных этических представлений мы модифицировали содержание теста «Неоконченные предложения» и разработали процедуру обработки эмпирического материала посредством контент-анализа. Нами предложен набор категорий и подкатегорий контент-аналитической обработки тестового материала и словарь индикаторов.
Используя разработанное нами методическое оснащение, мы исследовали профессиональные этические представления в разных профессиях: педагоги, менеджеры, сотрудники рекламных агентств, на разных этапах профессионального развития, у студентов разных специальностей, курсов и форм обучения, во взаимосвязи с индивидуальными и социально-психологическими характеристиками (манипулятивное отношение, коммуникативные характеристики, поведение в конфликте, профессиональные деформации).
Практическое применение результаты исследований могут найти в социально-психологическом обеспечении профессиональной деятельности в сфере «человек-человек», в профессиональном и организационном консультировании, в работе служб персонала, при наборе и аттестации персонала, в системе психогигиенических, психопрофилактических и психокоррекционных мероприятий в коллективах и с отдельными сотрудниками, при разработке программ учебных дисциплин в профессиональном образовании.
В качестве перспектив дальнейших исследований мы рассматриваем изучение особенностей представлений о профессиональной этике специалистов и потребителей их услуг, изучение соотношения этических представлений и этического поведения, выявление причинно-следственных связей между содержанием представлений и личностными трансформациями. Также в качестве задачи мы ставим себе разработку стандартизированного методического инструментария для изучения профессиональных этических представлений.

Литература

Апресян Р.Г. Вид на профессиональную этику // Ведомости Научно-исследовательского Института прикладной этики. Вып. 25: Профессиональная этика / Под ред. В.И.Бакштановского и Н.Н.Карнаухова. Тюмень: НИИПЭ, 2004. - С. 160–181.
Бакштановский В.И., Согомонов Ю.В. Этика профессии: миссия, кодекс, поступок. Тюмень, 2005 [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Безносов С.П. Профессиональная деформация личности. – СПб.: Речь, 2004. – 272 с.
Беннетт Т.С. Профессиональная этика // Психологическая энциклопедия. 2-е изд. / Под ред. Р. Корсини, А. Ауэрбаха. – СПб.: Питер, 2006. – 1096 с. – Электронный ресурс: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Богомолова, Н.Н., Стефаненко, Т.Г. Контент-анализ: спецпрактикум по социальной психологии. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1992. – 60 с.
Водопьянова Н. Е., Старченкова Е. С. Синдром выгорания: диагностика и профилактика. – СПб.: Питер, 2008 г. – 358с.
Гусейнов А.А. Размышления о прикладной этике // Ведомости Научно-исследовательского Института прикладной этики. Вып. 25: Профессиональная этика / Под ред. В.И.Бакштановского и Н.Н.Карнаухова. Тюмень: НИИПЭ, 2004. - С. 148-159.
Мамонтова О. Профессиональная этика как область знания: генезис, структура и особенности развития [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Пащенко-де Превиль Е. Карьера в понимании молодежи: сравнительный анализ социальных представлений российских и французских студентов // Вопросы психологии, 2012, - №4, - С.48-61,
Плигин А.А., Герасимов А.В. Руководство к курсу НЛП-Практик. – М.: КСП+, 2000. – 578с.
Попова Ю.В., Шевелёва А.М. Взаимосвязь профессиональных представлений педагогов с профессиональными деформациями // Профессиональные представления: сборник научных трудов Интернет-конференции «Значение представлений в образовании и профессиональном становлении личности» / Под редакцией Е.И. Рогова. - Ростов-на-Дону: Изд-во МАРТ, 2014. – С. 202-214
Рогов Е.И. Значение представлений об объекте деятельности при диагностике уровня профессионализма личности // Профессиональные представления: теория и реальность. / Под ред. Е.И.Рогова. - Ростов-на-Дону: ИПО ПИ ЮФУ, 2008. – С. 200-218.
Селезнева Е.В. Профессиональное общение: этика // Психология общения. Энциклопедический словарь Под общ. ред. А.А. Бодалева. - М.: Изд-во «Когито-Центр», 2011 г. – 600с. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Форманюк Т.В. Синдром «эмоционального сгорания» как показатель профессиональной дезадаптации учителя // Вопросы психологии. 1994. – №6. – С.57-64.
Шевелёва А.М. Контент-анализ как метод изучения профессиональных этических представлений в образовании // Инновационный потенциал субъектов образовательного пространства в условиях модернизации образования: материалы III Международной научно-практической конференции (22-23 ноября 2012 г., Россия, Ростов-на-Дону). – Ростов-н/Д., Издательство СКНЦ ВШ ЮФУ, 2012. – С. 289-292.
Шевелёва А.М. Особенности профессионально-этических представлений у студентов-психологов очного и заочного обучения // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы российского образования в контексте задач духовно-нравственного воспитания молодежи». - Ростов-на-Дону. - 2014 г.
Шевелёва А.М., Герасимова И.Ю. Профессиональные этические представления менеджеров коммерческой организации // Роль представлений в профессиональном становлении личности: сборник научных статей III Интернет-конференции. / Под редакцией Е.И. Рогова. – Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ, 2012. – С. 131-149.
Шевелёва А.М., Денисенко В.В. Взаимосвязь профессиональных этических представлений и эмоционального выгорания у учителей // Профессиональные представления: сборник научных трудов Интернет-конференции «Значение представлений в образовании и профессиональном становлении личности» / Под редакцией Е.И. Рогова. – Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ, 2013. – С.169-184.
Шевелёва А.М., Еловская А.В. Взаимосвязь стратегий поведения в конфликте с профессиональными этическими представлениями у педагогов // Инновационный потенциал субъектов образовательного пространства в условиях модернизации образования. Часть 2: материалы IV Международной научно-практической конференции (21-22 ноября 2013 г., г. Ростов-на-Дону). – Ростов н/Д: Издательство СКНЦ ВШ ЮФУ, 2013. – С. 189-191.
Шевелёва А.М., Муцкая Я.Н. Профессиональная этика в представлении работников рекламных агентств // Актуальные проблемы психологии, педагогики и антропологии: православно-религиозный и научный подходы. Сборник научных трудов с международным участием. Выпуск четвёртый. – Ростов н/Д. Издательство Дониздат, 2012. – С. 104-108.
Шевелёва А.М., Сусленкова Д.С. Профессиональные этические представления студентов разных специальностей // Общество и экономика постсоветского пространства [Текст]: Международный сборник научных статей. Выпуск V (Липецк, 18 октября 2013 г.). / Отв. ред. А.В. Горбенко. - Липецк: Издательский центр «Гравис», 2013. – С. 243-247.
Щепанская Т.Б. Сравнительная этнография профессий: повседневные практики и культурные коды (Россия, конец XX начало XXI в.). - СПб.: «Наука», 2010. - 338 с.
Эпштейн М. Знак пробела. О будущем гуманитарных наук. М.: Новое литературное обозрение, 2004. 864 с.


ПРИЛОЖЕНИЯ

Таблица 1. Примеры индикаторов категорий и подкатегорий контент-анализа для изучения представлений о профессиональной этике

Категория
Подкатегория
Индикаторы

Должное /
недопустимое
Должное
Быть уважительным, выполнять обязанности, быть хорошим специалистом, должен, обязан


Недопустимое
Оскорбления, рукоприкладство, сплетни, обманывать, подсиживать, грубость, издевательства, разглашать, хамство

Объект
Коллеги
Коллеги, сотрудники, руководитель, начальство, подчинённые, персонал, коллектив, директор


Широкое профессиональное сообщество
Педагоги, медицинские работники, учёные, порочащий профессию, престиж профессии, наша профессия, люди моей профессии


Партнёры
Ученики, клиенты, пациенты, дети, больные, воспитанники, покупатели, родители учеников, испытуемые


Другое
Общество, природа

Модальность
Отношения
Любить, уважать, относиться, доброжелательно, ровное отношение, лояльно, пренебрежительно, дружелюбно, с пониманием, равнодушно, вкладывать душу, отдаваться работе, ценить, принятие, осуждать, конфликт, доверие


Переживания, чувства
Радость, обида, оскорблён, с желанием, эмпатия, сопереживать, эмоции, настроение, гнев


Действия, поведение
Делать, выполнять, работать, заботиться, учить, соблюдать, нарушать, орать, хамить, игнорировать, учитывать мнение, помочь, поведение, вести себя, ударить, рукоприкладство, ненормативная лексика, ложь, поступок


Личные качества
Подготовленный, образованный, знания, умения, навыки, способности, внимательный, хороший специалист, любит детей, толерантный, сдержанный, угрюмый, склочный, воспитанный, компетентный, знать своё дело, корректный, уравновешенный, доброта, терпение, лицемер

Источник
Закон, право
По закону, незаконный, не имею права, противоправный, указание противоправных действий (например, воровать), Трудовой кодекс


Должностные инструкции
Должностные обязанности, инструкции, полномочия, распоряжения, поручения, субординация, рабочее место, учреждение, график, режим работы, правило


Универсальные ценности и культура
Заповеди, культура, мораль, нравственный, норма, приличия, вежливо, такт, воспитанный, гуманизм, честный, традиции, совесть, грех

Направленность
Эгоцентрические представления
Я, мой


Альтероцентрические представления
Для других (клиентов, пациентов, учеников, коллег), семья, они, его, человек, люди, окружающие, собеседник














Диаграмма 2Диаграмма 3Диаграмма 4Диаграмма 5Диаграмма 6Диаграмма 1Диаграмма 5Диаграмма 6Диаграмма 8Диаграмма 9Диаграмма 12Диаграмма 515

Приложенные файлы

  • doc 18357082
    Размер файла: 818 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий