Glazami_moimi


Шевченко София 1 курс
Глазами моими мир
Мышиный день поплыл по маслу. Встаешь, умываешь свою мышиную мордочку в скорлупе-умывальнике. Затем бежишь на кухню, плюхаешься в зеленое любимое креслице, а мама на твой плюх вынимает из миски руки, все в жирном майонезе, и улыбается:
Оливье, Ваня, сегодня ты будешь на завтрак есть Оливье-е!
Мышонок с криком взымает руки вверх и кричит:
− У-у, обожаю оливье, я бы съел целую шайбу оливье.
− Целую шайбу?? Так лови свою шайбу!
С этими словами она схватила глубокую чашку с певчими птичка, зачерпнула огромной ложкой целую шайбу салата и поставила кушанье перед Ваней, за которое он принялся моментально.
«…Но только лошади летают вдохновенно!
Иначе лошади
Разбились бы мгновенно…» − напевают Никитины по радио.
Маленькая белолицая Василиса с красным кубиком в руках, заслышав в соседней комнате удовлетворенное чавканье, мигом понеслась на звук. Прибежав на кухню, она увидела такую картину: Мама стоит за плитой и напевает песенку в унисон приёмнику, а этот глупый Ваня с удовольствием нализывает чашу с этим глупым самым вкусным на планете оливье! Ярость наполнила Василису по самые уши, казалось вот-вот из них вырвется жгучий пар. Она закинула кубик за голову во всю мощь запустила его в пол.
− Ежкин кот!– воскликнула мама, живо разворачиваясь на шум. – Ах ты, Василиса!
− Я тоже хочу оливье, мама почему он ест оливье, а не я, мама! – с грохотом упала Василиса на колени, разливая жгучие слезы.
Мама бросилась к ребенку:
− Ты мое солнышко, ну зачем тебе это оливье? Ну давай я тебе наложу, только без майонеза. Будешь такое кушать?
− Не-ет! − прогремел крик в грозовой комнате. – Я хочу, как у Вани!
Мама нежно обняла Василису принялась поглаживать по спине, приговаривая:
- Ну, зайка, тебе только четыре…
- Четыре с половиной!
− Четыре с половиной, ты еще маленькая, чтобы такое кушать, а Ване шесть, ему уже можно.
Мышонок высунул язык, перепачканный эти проклятым майонезом, и самодовольно показал его Василисе. Этот поступок окончательно вывел Василису из себя. Она вырвалась их маминых объятий, схватила кубик и зашвырнула его прямо в лоб Ване −в десяточку!
− Ээй! − вырвался обиженный писк.
Мама схватила одну за нос, другого – за ухо и усадила обоих за один стул.
− Что за поведение? – переходила она от одной пары злосверкающих глаз, к другой. Затем промолвила ласковее:
− Сынок, Василиса обиделась. Сходи, пожалуйста, в магазин. Помнишь где мы булочки и сырки шоколадные обычно покупаем?
Мышонок прикинул в голове тропинку, кивнул.
− Вот, купи Васильку булочку, − складывала она в мышиные ладошки монеты. – А себе…
− Сыр!
− В путь!
***
На улице расхаживала прохладная весенняя погодка. Мышонка, однако, это не смутило: как только мама прикрыла дверь уютной коморки, Ваня стащил клоунскую синюю шапку с больших ушей, сунул в карман, затем втянул свежего воздуха и громко произнёс:
− В путь!
Кондитерская пролегала средь тучных округлых домов синих и розовых крыш. Но громадная булочка с кунжутом виднелась отчетливо, ее ни с чем не спутаешь.
Мышонок, легко ступая новыми ботинками, обходил дома змейкой. Напевал какой-то весёлый мотив, выплывший из глубин извилин. Вдруг в дали замелькала знакомая фигурка. Чем больше она становилась, тем отчетливее вырисовывалась морда: Мелкие торчащие уши, серая грязная шерсть на голове, два желтых, вечно кусающих губу, острых зуба. «Ага, крыс дядя Коля» − подумал мышонок, слегка съежившись.
− Доброе утро, Кры… дядя Коля!
Крыс поднял мрачный взор с пожеванной газеты.
− Ха-ха, ну, добрый добрый… − прохрипел живой и в то же время загадочный голос.
− Я вот иду покупать Василисе булочку. – Ваня вытащил монетки из карманов, чтобы показать их Крысу. На что тот, не взглянув, медленно презренно произнес :
− Нашел чему радоваться... а про войну знаешь!? – пихнул мышонку в нос он вонючую газету, длинным ногтем указывая на заголовок. Потом выгнул свой страшный стан и с высока заглянул прямо в мышиные глазки:
− Займись политикой, мальчуган. Недолго нам пировать осталось... – задумчиво произнес дядя Коля.
Ваня не отрываясь глядел на Крыса.
− Ну, часы тикают, кофе остывает. – быстро прохрипел он, почесал острой лапой розовое ухо, засунул газету в рот, вскочил на четыре пятерни и скрылся за углом.
− До свидания! – спохватился мышонок, помахав лапкой пустоте. Потом хмыкнул, пожав плечами, и поешь дальше.
С каждым шагом улицы наполнялись. По тротуарам, крадучись, стали перебегать самые разные крысы. Облезлые рты, измазанные помадами, шуршали по мобильникам, когти сжимали кожаные портфели.
− Рубль снова упал, с-собака! Вы читали статью?
− Я вам сейчас такое расскажу, такое. Муж у Надьки снова по бабам пошел…
− Говорят, мобилизация,значит, назревает…
Шуршали грубые рты, мелькали хитрые прищуры. Ваня проходил мимо одного с длинным хвостом, что живо шарил по помойкам в поисках несвежих вкусностей. Он заметил хорошенького мышонка и в два прыжка возникнул прямо перед ним. Зловония принудила Ваню задержать дыхание.
− Пацан-пацан, гляди как сверкают! – воскликнул он, выложив перед мышонком на земле в ряд чудесные цепочки, золотые зубы, карманные зеркала с красивыми каемочками, от которых в Ваниных глазах заиграли зайчики. Но залюбовавшись ими, Ваня случайно вдохнул смрад, исходивший от крыса, и тут же очнулся.
-Нет, отойдите, я иду Василисе за булочкой. – он мигом оббежал хитрого и ускорил шаг. Но крыс не отставал.
- Ты ,это самое, смотри, больше не предложу, понял? Я заметил как тебе зеркальце приглянулось, мамке подаришь, а? Ну соглашайся, много не прошу! – он кружился вокруг мышонка и совал блестящие штуки в мишиную мордашку. Но мышонок не поддавался этим глупостям, и даже специально наступил крысе на лапу. Та жалобно вскрикнула и отпрянула, с ненавистью процедив:
− К черту тебя, сдался мне.
Мышонок снова поднял глаза и с удовольствием прибавил шаг, завидев так близко желанный магазин. Прежде, чем зайти в дверь, он пробежался по витринам. Пышки в белой пудре, пончики, хрустящие круассаны кружились в вальсе на круглых подносах. Ваня прижался лицом к стеклу, расплющив нос, чтобы оказаться максимально близко к этой красоте, вкусить ее взглядом. «Как там внутри хорошо!» − медленно мечтательно моргнул мышонок. А потом сорвался с места и быстро побежал к двери: «Скорее, скорее туда!»
Да, внутри кондитерская выглядела еще аппетитнее. Конфеты свисали с потолка мятными сосульками, в плетенных корзинках покоились яблоки, карамель с которых сочилась капельками, точно восковыми. «Пора перебираться сюда» − раздумывал мышонок, расхаживая из одной части магазина, в другую.
− Аня Павловна, ты где-е? – Зажав руки рупором, крикнул Ваня в тишину «пряничного домика». Никто не ответил. Он приготовился позвать еще громче, но вдруг услышал тихие шумы. Ваня прислонился к небольшому стенду с фигурками из пастилы и напряг большое ухо.
− Да, мой сладкий мальчик, старуха Павловна тут как тут.
Мышонок шарахнулся от стенда, потому что именно из него незаметно вынырнула Аня Павловна, которая точно давно так стояла и подпирала щеку, облокотившись на полку и щурив свои маленькие голодные глазки. На худощавой шее свисали жемчужные бусы, а одну обгрызенную мочку украшала изумрудная серьга.
− Ну так, чего тебе, мой мальчик. – заблестели маленькие глазки.
− Дайте мне ту пышку, − указал Ваня на витрину перед окном.
Крыса, неизящно извиваясь между полками, поплыла к витрине. Схватила сухими фалангами одну из булочек, и тем же танцем направилась к кассе, все это время ни на секунду не отрывая голодного взгляда от мышонка. Ваня громко сглотнул ком в горле.
− Как дела, мой ароматный? Как семейка твоя поживает? – танцующим голосом спросила Крыса Аня.
− Н-н-нормально. − заикнулся мышонок. «Нет, пожалуй, обойдусь без сыра».
− Сыр желаешь? – облизнулась Аня Павловна.
− Не желаю.
− Ну бывай... – крыса Аня моментом оказалась у входа, галантно нажала на ручку и раскрыла дверь в уличные просторы.
Ваня ни секунды не ожидая выскочил за дверь и понесся домой, иногда оборачиваясь и встречаясь с голодным уходящим взглядом Ани Павловны.
***
Мышонок нажал в звонок. Дубовую дверцу открыла Василиса уже с заплетенными белокурыми косичками. Заметив булочку, она тут же выхватила у Вани ее и скрылась за тёплыми лампочками, обрамлявшими небольшую аллею любимой гостиной.
− Как там на улице? Солнышко круглится в небе? – спросила мама, нежно стягивая синий шарф с шеи мышонка.
− Да, − ответил мышонок. – Я встретил муравья, он нес зеленый лист, а тот был его больше в несколько раз, представляешь!..


Приложенные файлы

  • docx 18356813
    Размер файла: 23 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий