SimonovSozidayushy_mozg

П. В. Симонов
Созидающий мозг
Нейробиологические основы творчества
М.:Наука, 1993, 111 стр.

Введение

Два мира есть у человека
Один, который нас творил,
Другой, который мы от века
Творим по мере наших сил
Николай Заболоцкий

В начале своей книги П. В. Симонов говорит о том, что процесс творчества вызывается к действию необходимостью удовлетворения разного рода потребностей. Потребности, возникая, восстанавливая память о прошлом опыте удовлетворения этих потребностей, создают мотивации. Условия внешней среды, определяющие соотношение информации, имеющейся не данный момент, и информации, необходимой для удовлетворения ведущей потребности, в свою очередь, создают положительные или отрицательные эмоции. Эмоции, по Симонову являются языком сверхсознания, реализующего творческий процесс.
Прежде чем рассматривать структуру творческого акта, автор проводит систематизацию потребностей разного рода, исходно, высказывая мысль, что основные потребности человека имеют корни в живой природе еще дочеловеческого периода.
С. 10. Глава 1. Потребности высших животных и совершенствование способов их удовлетворения.
(Прошу внимательно прочесть этот раздел, т. к. речь идет о животных, а на самом деле все эти же рефлексы и потребности на их основе есть и у людей. ГИШ)
Свои многообразные потребности животные удовлетворяют с помощью генетически запрограммированных врожденных (безусловных) рефлексов и путем обучения, т.е. выработки индивидуально приобретенных условнорефлекторных навыков.
(В послепавловской литературе большое внимание уделяется различию представлений о том, что лежит в основе поведения, реактивность (по Павлову, безусловные и условные рефлексы), или активность: целенаправленное поведение на основе доминирующей мотивации, возникающей, в свою очередь, на основе доминирующей потребности (Анохин, Бернштейн и др.) Если развивать мысль о соотношении активности и реактивности, то необходимо отметить, что ни Анохин, ни, в реферируемой работе, П. В. Симонов не дают определение потребности как таковой. Я думаю, что потребности – это и есть многочисленные безусловные и условные рефлексы, их неразрывное сочетание, сплав. Определение понятия потребность через понятие рефлекс – правильно ли? Вероятно, правильно, т. к. мы знаем, что если у собаки будет нарушен участок мозга, который реагирует на снижение сахара в крови – «центр голода», то она не будет искать пищу, даже будучи голодной, и может умереть от истощения. Чтобы возникла потребность, необходима информация от рецепторов о ее необходимости. Так что потребности и возникают на основе рефлексов и удовлетворяются посредством рефлексов. Думаю, это очень важно. Если я не права, поспорьте со мной. ГИШ).
Собственно, и П. В. Симонов, приводя в своей книге классификацию потребностей, делает это через перечень разного рода простых и сложных безусловных и условных рефлексов. Он говорит, что сложнейшие безусловные рефлексы и возникающие на их основе индивидуальные формы поведения можно объединить в три основные группы.
1)Витальные безусловные рефлексы обеспечивают индивидуальное и видовое сохранение живых существ. К ним относятся рефлексы: пищевой, питьевой, регуляции сна, оборонительный, включая ориентировочно-оборонительный, рефлекс экономии сил и др. (Как вы помните из курса «Физиология ВНД и сенсорных систем», все эти рефлексы имеют свой набор рецепторов или набор изменений состояния нервных клеток, которые сигнализируют о том или ином дефиците в организме веществ или энергии. ГИШ). Признаки витальных рефлексов: 1)неудовлетворение соответствующей потребности ведет к физической гибели особи, 2) реализация рефлекса не требует другой особи данного вида.
(Неясным вопросом относительно наличия соответствующих рецепторов и, соответственно, наличия в основе какого-то рефлекса, является потребность в экономии сил, хотя П. В. Симонов и называет эту потребность рефлексом. ГИШ). По его словам, потребность в экономии сил лежит в основе деления животных на «работников» и «паразитов». При такой постановке опытов, когда пищедобывательное действие и подкрепление – корм были разделены в пространстве, животные (крысы) делились на группы. Одни нажимали на педаль и потом бежали к кормушке, а другие сидели у кормушки и ждали, когда там появится еда (Masur et al., 1978 и др).
2) Ролевые (зоосоциальные) инстинкты могут быть реализованы только путем взаимодействия с другими особями своего вида. Эти безусловные и условные рефлексы лежат в основе полового, родительского, территориального рефлексов, в основе феномена эмоционального резонанса (сопереживания) и формирования групповой иерархии. Самостоятельной потребностью является привязанность животных друг к другу и к человеку. Привязанность животных как самостоятельная потребность проявляется в возможности выработки условных рефлексов на ласку и речь. Зоосоциальной потребностью является координация действий разных особей при их совместном выполнении какой-то общей задачи. Животных можно обучить координировать свои действия, если, например, подкреплять только совместное их поведение.
Поддержание сложных иерархических отношений в группе является важным фактором эволюции. Высокоранговый самец имеет преимущественный доступ к пище и к самкам. Он убивает детенышей своего предшественника и даже своих, если они дестабилизируют группу Иерархическая зоосоциальная мотивация оказывается сильнее родительского инстинкта. При искусственном раздражении «центров агрессии» в гипоталамусе обезьяны нападают преимущественно на подчиненных самцов (но не на самочек). Ранг самца определяется не только его генетическими данными, но и формируется в процессе индивидуального развития. Личный опыт побед и поражений может трансформировать первоначально агрессивное поведение самцов в подчиненное. Особую роль в этом процессе играют миндалина и обонятельные луковицы, серотонинергическая система гипоталамуса и дофаминергическая система среднего мозга. Опыт побед активирует дофаминергическую систему, а опыт поражений изменяет активность серотонин- и норадренергической систем. У мышей, которые не были в состоянии дать отпор в случае нападения, увеличивалось потребление этанола. А мыши, одерживающие победы, этого свойства не проявляли (Кудрявцева, 1990, 1991).
(Этот абзац поместить в какой-то другой раздел. ГИШ. По Достоевскому, человек отличается от природы тем, что «она не врет» Однако, у природы есть множество примеров обманного поведения. Например, по словам П. В. Симонова, у павианов, шимпанзе и у горилл обнаружены обманные действия. Молодой павиан, преследуемый взрослым, принимает позу настораживания перед несуществующей опасностью, имитирующую встречу со змеей, человеком, что блокирует агрессивность преследователя (Byrene,Whiten, 1987)).
Феномен эмоционального резонанса обозначает тот факт, что на поведение животных оказывают влияние сигналы эмоционального состояния других животных: вокализация, запах, движения. Феномен эмоционального резонанса отличается от подражательного поведения, поскольку животное-наблюдатель не повторяет наблюдаемого поведения, а мотивируется исходящими от него сигналами. Так, у животных проявляется забота о своих собратьях. Например, крысята перетаскивают своих ровесников в безопасный отсек, если там, где они находятся, через пол пропускают ток (Aquino et al. 1985). Прекращение оборонительного поведения другой особи может служить подкреплением для выработки инструментального поведения у части (не у всех) крыс, собак и обезьян (дается литература и опыты своей лаборатории, стр. 14).
Способность производить действия, избавляющие от боли другую особь, положительно кореллирует с уровнем ранга животного, с его устойчивостью к эмоциональному стрессу, с исследовательским поведением, и отрицательно – с агрессивностью.
3) Третью группу мотиваций поведения животных составляют безусловные рефлексы саморазвития: исследовательская активность, рефлексы сопротивления принуждению - рефлекс свободы и рефлексы превентивной вооруженности или имитационной компетенции, в том числе игровой рефлекс. В отличие от витальных и зоосоциальных безусловные рефлексы саморазвития ориентированы на освоение новых пространственно-временных сред. Игровое поведение не относится к ролевым зоосоциальным рефлексам, поскольку в игре отсутствуют иерархические тенденции и агрессия. Его назначение – тренировка тех навыков и умений, которые понадобятся позднее для удовлетворения многих витальных и зоосоциальных потребностей. Исследовательское поведение животных побуждается самостоятельной потребностью получения информации. Возможность осуществлять ориентировочно-исследовательскую деятельность может стать подкреплением (Дьюсбери, 1981).
Нормальная жизнедеятельность требует притока из внешней среды не только вещества и энергии, но и новой информации. При информационном обогащении среды в период развития увеличивается вес мозга, толщина коркового вещества, изменяется химизм мозга. Обогащенная среда увеличивает синтез ДНК в клетках мозга, а сенсорная изоляция угнетает ее (Выгвицкая, 1983).
Подкрепление исследовательского поведения тесно связано с механизмами положительных эмоций. Нейроны в переднемедиальной коре у крыс, реагирующие на стимуляцию эмоционально-позитивных пунктов мозга, активируются и при ориентировочно-исследовательском поведении (Kanki et al., 1983). Вознаграждающий эффект удовлетворения исследовательской потребности реализуется с участием эндогенных опиатов (Katz, Gelbart, 1978; Kavaliers, 1988).
Исследования этологов показывают у животных и человека специфической потребности управлять событиями, которая трансформируется в потребность уметь, быть компетентным (Yarrow, Messer, 1983). Эта потребность удовлетворяется с помощью двух основных безусловных рефлексов: подражательного и игрового. Подкреплением игрового поведения, по-видимому, является удовольствие, которое оно доставляет. Разрушение областей мозга, богатых опиоидами, нарушает игровое поведение, ослабляет его и налоксон – антагонист опиоидов. Малые дозы морфина его усиливают (Siviy, Panksepp, 1985). Игра обеспечивает физическую тренировку, навыки борьбы, общения с другими особями своего вида, приемы охоты. Манипуляционная игра с предметами возникла только у высших приматов и способствовала формированию символического интеллекта (Smith, 1982). В сущности, это явилось филогенетическим прообразом той роли, которую орудийный труд позднее сыграл в развитии речи и понятийного мышления.
Три группы потребностей (витальные, зоосоциальные, развивающие) являются первичными: не выводятся друг из друга.Подобные группы потребностей можно выявить и для человека.

Глава 2 Потребности, мотивирующие поведение и деятельность человека
«Интерес, потребность – это великие единственные учителя человеческого рода... Без потребностей человек не имел бы стимула к действию ... Потребность есть точное мерило напряжения человеческого духа (Плеханов, 1956, с. 103-104).По П. В. Симонову, потребность специфическая сила живых организмов, которая обеспечивает их связь с внешней средой для самосохранения и саморазвития (стр.21).
«Можно заставить человека что-то делать, но его нельзя заставить хотеть делать...»( М. Мамардашвили,1991). (Можно заставить хотеть что-либо делать, если, например, лишить его воды или пищи, а, чтобы устранить этот дефицит, ему надо будет что-то сделать. Захочет, как миленький. ГИШ). Наверное, по-другому может зазвучать это высказывание: Нельзя заставить человека хотеть что-либо, если у него на данный момент нет потребности в этом желании.
Потребность трансформируется в мотивацию, становится целенаправленной благодаря нейрофизиологическому механизму активации энграмм внешних объектов, способных ее удовлетворить. На основе представлений Платона, Гегеля, Достоевского и др. П. В. Симонов и П. М. Ершов предложили разделить все первичные потребности человека на три группы: витальные, социальные и идеальные (познавательные) (стр. 22). Материальные потребности человека носят производный характер, т. к. в материальном обеспечении нуждаются потребности всех этих трех групп. На основе сочетания первичных потребностей возникают «гибридные» потребности. Так, на основе сочетания витальных и социальных возникают этнические потребности, а на стыке социальных и идеальных возникает потребность в идеологии.
Идеология нормирует удовлетворение всех других потребностей человека: витальных, социальных, идеальных. Витальные, социальные и познавательные потребности в свою очередь делятся на потребности сохранения и развития. В этом делении представлен диалектически противоречивый характер развития живой природы. Здесь сохранение особи, популяции, вида представляет не является единственной тенденцией эволюционного развития, а скорее условие для этого развития. «...цель жизни человека есть всестороннее развитие человечества» (Л. Н. Толстой, 1958, с. 30 – 31). Диалектика сохранения и развития привела к формированию в процессе эволюции двух разновидностей эмоций положительных и отрицательных. К положительным относят радость, счастье, удивление, бесстрашие и торжество. К отрицательным – гнев, страх, отвращение, горе, грусть, стыд и др. Согласно П. В. Симонову, к положительным относятся те эмоции, которые человек стремится продлить, к отрицательным – те, которые он старается минимизировать. С этой точки зрения агрессивность может коррелировать и с положительными (воодушевление, азарт) и с отрицательными (гнев) эмоциями (стр. 34). Интеллектуальная агрессивность (независимость, радикализм), как и склонность к положительным эмоциям (юмор, чувство прекрасного) положительно коррелируют с творческими способностями, а страх – негативно (Ермолаева-Томина, 1975). (Подкрепление поощрением воспитывает творца, а подкрепление наказанием – раба. Это сказал кто-то из великих. ГИШ). Положительные эмоции играют поисково – творческую роль. (Отрицательные – тоже, ГИШ). Это можно проследить и в отношении элементарных потребностей (пищевое поведение, секс) и в случае сложных систем социальных взаимоотношений «Чем бы человек ни обладал на земле,... он не чувствует себя удовлетворенным, есло не занимает выгодного места в умах (Паскаль, цит. По Леви, 1973, с. 250).
Все многообразие социальных потребностей человека условно можно разделить на потребности «для себя» и «для других». Потребности «для себя» не следует противопоставлять потребностям «для других», поскольку они несут социально полезную функцию. Потребность «для себя» порождает чувство собственного достоинства, независимость суждений, самостоятельность мыслей. Неспособность заслужить любовь и признание окружающих, совершив нечто полезное, превращает эгоиста в в человека, старающегося привлечь к себе внимание любой ценой, в том числе и деструктивными действиями. Потребность «для себя» осознается субъектом как принадлежащие ему права, а «для других» как представление о своих обязанностях. Соотношение прав и обязанностей объединяется понятием о справедливости, различных у разных лиц, групп, классов и сословий.
Потребность «для других» делает человека способным к сочувствию, к состраданию и к сотрудничеству, она близка к биофилии по Фромму – к любви ко всему живому, к стремлению скорее кем-то быть, чем что-то иметь. Биофилия положительно коррелирует с творческими способностями. Смешанной формой этих двух видов потребностей является «потребность для нас». Взаимный альтруизм может проявляться в дележе пищи, поддержке больных, раненых, детей и прстарелых, взаимопомощи при нападении и стихийных бедствиях, при передаче орудий и знаний (Trivers, 1978). Альтруистическое поведение побуждается двумя мотивациями: потребностью устранить отрицательное эмоциональное состояние другого члена сообщества и теми положительными эмоциями, которые возникают у субъекта в случае успеха этих действий.
Идеальные потребности познания удовлетворяются специальными видами деятельности: наука, искусство, философия, религия. Для науки специфично совместное знание, для искусства – сопереживание. Философия и религия решают проблемы смысла жизни. Понавательная деятельность религиозного сознания полимотивирована. Она побуждается и страхом смерти и социальными потребностями. В социальном плане религия способствовала выживанию, сплоченности и сотрудничеству людей, способствовала выполнению биологически целесообразных норм поведения (полигамия, моногамия и т. д.). Результаты, полученные наукой и искусством имеют общечеловеческое применение, религии часто враждуют между собой, но содержат иногда общечеловеческие ценности, обычно имеющие вне религиозное содержание.
Специфической потребностью человека, имеющей прямое отношение к его творческой деятельности является потребность преодоления препятствий на пути к достижению цели, которую можно идентифицировать с понятием «воля». (стр. 30). Согласно И. М. Сеченову, воля – это является «побуждение, пересилившее все прочие». П. В. Симонов подчеркивает,что потребности (мотивации) всегда конкурируют, имея окраску порожденных ими эмоций. Мысленно воспроизводя эмоционально окрашенные ситуации можно вызвать изменения непроизвольных физиологических функций (ЭкоГ, ЭЭГ, КГР) (Валуева, 1967). Перед движением в теменной части мозга возрастает мощность тета-ритма, свидетельствующее об активации лимбических мотивационно-эмоциональных структур (Westphal, 1990).
Индивидуальная выраженность потребности к преодолению препятствий определяют важную черту характера человека: волевой или безвольный.
Эмоции и компетентность
Другая черта человека - степень стремления в повышению уровня его компетентности. Высокий уровень компетентности делает человека спокойным, уверенным, независимым. Недостаточная компетентность сообщает характеру черты тревожности, озабоченности своим положением среди других людей, ревнивого отношения к успехам других людей, зависимости от их покровительства и поддержки (стр. 33).
Потребности и личность
С позиции потребностно-информационного подхода личность есть индивидуально-неповторимая композиция и внутренняя иерархия основных (витальных, социальных, идеальных) потребностей данного человека. Наиболее важной характеристикой личности является, какие из этих потребностей занимают доминирующее положение. Личность формируется под решающим влиянием конкретной социальной среды, где генетически заданное и онтогенетически приобретенное находятся в сложных отношениях взаимозависимости. По мнению П. В. Симонова, основа личности – индивидуальная композиция первичных потребностей, а основа характера – потребность в компетентности и воля. Черта характера – это и склонность к подражанию и экономия сил. Личность – динамическая система. Цель воспитания – формирование определенного набора и иерархия потребностей, соответствующей ценностным ориентациям социума. Эта цель достигается 1) непосредственным воздействием на сознание и подсознание субъекта и 2) через вооружение субъекта социально ценными способами и средствами удовлетворения своих потребностей.
Смена мотивационных доминант наблюдается не только в процессе развития личности, но и в истории общественных отношений.
Революцию готовят утописты, делают фанатики, а результаты не достаются ни тем, ни другим.

Творческие задатки личности и свобода воли
Рефлекс цели - специфическая реакция преодоления препятствий на пути к достижению цели, которую можно рассматривать как аналог «воли», была открыта И. П. Павловым. В англоязычной литературе эта реакция описана как сопротивление к принуждению. Она очень выражена у диких животных, где она оказывается стильнее секса, голода и жажды. И. М. Сеченов считает, что рядом с волей «всегда стоит, определяя ее, какой-нибудь нравственный мотив... (воля ) одна сама по себе действовать не может...» (Сеченов, 1952, с. 260). По Симонову, как правило, воля связана с потребностью, устойчиво главенствующей в иерархии мотивов данной личности. Воля вовлекается в процесс выбора поступка, когда эмоции, возникшие на базе субдоминантного мотива, создают угрозу переориентации поведения на цель, соответствующую субдоминанте.
Возвращаясь к вопросу о свободе воли, П. В.Симонов высказывает точку зрения о том, что «лишь частичное осознание человеком движущих им потребностей. – вот поистине неиссякающий источник рассуждений о субьективно ощущаемой свободе выбора». Он говорит, что нельзя не согласиться с П. Китчером, что новейшая биология последовательно устраняет намеки на подлинную человеческую свободу (Kitcher, 1985).
По Симонову, «...подлинное решение проблемы требует введения принципа дополнительности, гениально угаданного Л. Н. Толстым. «Вопрос состоит в том, что, глядя на человека как на предмет наблюдения, ...мы находим общий закон необходимости, которому он подлежит также, как все существующее. Глядя на него из себя, как на то, что мы сознаем, мы чувствуем себя свободными» (1990). Толстой. Полн. Собр соч. , т. 12, с. 323).»
Конкуренция потребностей как основа выбора
Решение принимается человеком на основе конкуренции мотивов, определяемых наличием нескольких часто конкурирующих потребностей, порождающих, в свою очередь разного рода эмоции. Например, при определении действия в
· случае опасности происходит конкуренция чувства самосохранения с чувством долга в сочетании с потребностью преодоления препятствий по пути к цели, именуемой волей (по И. П. Павлову, рефлекс свободы). В зависимости от относительной силы этих потребностей будет принято решение либо сопротивляться, либо убегать.
Роль сознания и потребности в выборе поступка
При встрече с опасностью мысль о личной ответственности и личной свободе выбора тормозит импульсивные действия под влиянием сиюминутно сложившейся обстановки и ведет к усилению главенствующей потребности... Таким образом, не сознание само по себе определяет выбор того или иного поступка, а его способность усилить или ослабить ту или иную потребность.
«Страсти побеждаются не разумом, но лишь более сильными страстями» (Спиноза, 1989, с. 142). Заметим, что вмешательство воли не отменяет универсальную регулирующую функцию эмоций, поскольку воля вмешивается в конкуренцию мотивов опять-таки на уровне эмоций, например, отрицательных, в случае невозможности преодолеть «внутреннюю помеху» и положительных в случае «победы над собой».
Симонов умозаключает: «Вопрос о свободе воли не имеет однозначного ответа, т. к. зависит от позиции наблюдателя».

Единственный феномен в человеке, который жестко не задан ни генетикой, ни условиями его воспитания, есть его индивидуальные творческие задатки (Барг, 1991).
Полная свобода личности проявляется в ее творческой активности (Фромм, 1990). П, В. Симонов, похоже, согласен с этими высказываниями. Он говорит: «Что касается самодетерминации поведения, то этот термин имеет смысл только в том случае, если для принятия решения используются такие рекомбинации следов предварительно накопленного опыта, которые не встречались ранее ни в деятельности данного субъекта, ни в опыте предшествующих поколений.». (А мне трудно согласиться. Как мне представляется, именно индивидуальные творческие задатки определяются прежде всего генетикой. С другой стороны, начиная с момента рождения, каждый человек что-то «рекомбинирует», творит по-мелочи, или в крупном масштабе. Значит, человек по своей сущности свободен? ГИШ).
Глава 3
Творчество и мозг
В конце XX-го столетия стало ясно, что изменчивость и выбор из множества альтернатив – основа саморазвития природы. Только в нестабильной системе возможно появление новых форм организации (Пригожин, 1991).Культура создается чередой поколений как единое целое. Но любое новое изобретение или открытие возникает сначала в конкретной голове конкретного человека, а не в абстрактном межличностном пространстве. Далее находка может обернуться промышленной революцией. Между творчеством человека и творчеством природы можно провести прямую аналогию. Ч. Дарвин в 14-й главе «Происхождения видов» провел аналогию между эволюцией языка и видов живых существ. «Громадная производительность и неумолимая критика являются... составным началом и творчества человека и творчества природы» (К. А. Тимирязев, 1939). (То же самое говорил И. П. Павлов, подчеркивая важнейшую роль торможения в процессе отбора гипотез, соответствующих истине. (Павлов, 1973, с. 588) ГИШ). По П. В. Симонову, и в ходе эволюции и в процессе индивидуального творчества эмоциональный стресс вносит элементы хаоса, совершенно необходимого для порождения принципиальной новизны в мире, управляемом законами детерминизма.
Осознаваемое и неосознаваемое в творческой деятельности человека
Представители творческих профессий много раз отмечали, что существенные этапы их деятельности имеют интуитивный характер, а не являются следствием логической цепи рассуждений. П. В. Симонов определяет сознание как знание человека о себе и об окружающем мире, которое он может передать другим людям и другим поколениям.
Неосознаваемое, по Симонову, можно разделить на три группы: бесссознательное (досознательное), подсознание и сверхсознание.

Языки сверхсознания
По Симонову, языки сверхсознания – это язык эмоций. Сюда можно отнести чувство красоты, чувство смешного и чувство долга и совести.

Основы представления о красоте. На протяжение всего своего существования люди многократно убеждались в преимуществах определенных форм организации своих собственных действий и создаваемых ими вещей. К перечню этих форм относится соразмерность частей целого, отсутствие лишних, не работающих на основной замысел деталей, ритмичность повторяющихся действий (и частей целого). Поскольку эти правила оказались справедливыми для самых разных объектов, они приобрели самостоятельную ценность, были обобщены, а их использование стало автоматизированным, применяемым неосознанно.
Все эти оценки свидетельствуют о полезном, о правильной целесообразной организации действий и вещей, о нормах, зафиксированных подсознанием для многих поколений. Предполагается также, что красота – это сведение сложного к простоте и пользе. Такое понимание красоты проповедывал Чернышевский.
П. В. Симонов же предполагает, что красота – это нарушение нормы, отклонение от нее, открытие, радостная неожиданность. (Как мне представляется, здесь одно дополняет другое. Радостная неожиданность возникает в случае удовлетворенности тем, что предмет или действие действительно соответствует всем вышеперечисленным критериям. ГИШ).
По Симонову «Эстетическое наслаждение есть положительная эмоция, связанная с удовлетворением минимум трех потребностей: познания, экономии сил и приобретения тех знаний, навыков и умений, которые наиболее коротким и верным путем ведут к достижению цели. И. Кант определял прекрасное как игру познавательных способностей (Кант, 1966, с. 219).
Способность к восприятию красоты – необходимый инструмент творчества. Эмоции в целом, по выражению П. К. Анохина (1964), играют роль «пеленгов» (ориентиров) поведения: стремясь к приятному, организм овладевает полезным, а избегая неприятное, предотвращает встречу с вредным. Эстетическое чувство возникло в процессе антропогенеза в связи и исключительно в интересах творческой деятельности человека. Проявление одинакового чувства у разных людей при восприятии прекрасного определяет такое чувство как сопереживание.
Творческая деятельность человека предполагает не только открытие и утверждение нового, но и преодоление старых норм. Эта функция сверхсознания реализуется, в частности, в чувстве юмора. В любом анекдоте две части: 1)некий прогноз, обычно ложный относительно какой-то ситуации и 2)неожиданная концовка. Это рассогласование с приростом вероятности удовлетворения потребности – универсальное правило возникновения любой положительной эмоции. Тайна смешного кроется в удовлетворении той потребности, которая знаменуется смехом. Что это за потребность? З. Фрейд предполагал, что это почти все анекдоты – замаскированный намек на удовлетворение половой потребности. К. Лоренц считал, что юмор – это одна из форм социально приемлемой агрессивности. Вместо того, чтобы атаковать противника, мы высмеиваем его (Лоренц, 1967, с. 288). С другой стороны, улыбка может блокировать агрессивность противника. Улыбка человека сходна с гримасой подчинения у обезьян .
Согласно Чернышевскому, комическое пробуждает в нас чувство собственного достоинства. В чувстве юмора человек имеет дело с интеллектуальным превосходством, с превосходством в понимании, в оценке событий, ситуации. Эффект комического возникает, когда человек обнаруживает несоответствие расходуемых сил реально необходимым тратам. Удовлетворяется потребность не только познания , но и потребность в экономии сил. Индивидуальную окраску смеха (веселый, злобный, искренний, умный, глупый) дает удовлетворение других потребностей. Смех,связанный с деятельностью подсознания, - это порожденный самодовольным ощущением своего физического или социального превосходства, с верой в незыблемость прочно усвоенных норм, в сопоставлении с которыми все новое и непривычное кажется достойным осмеяния . Гораздо важнее и достойнее юмор как функция сверхсознания, который преодолевает отжившие нормы, в результате чего история движется так, чтобы человечество весело расставалось со своим прошлым (Маркс, Энгельс, 1955, с. 148). «Науку делают люди веселые » (Ребиндер, 1970). По Э. Фромму, одной из черт нетворческого характера является неспособность смеяться.
«Веселость человека – это самая выдающаяся черта человека. ...смех есть самая верная проба души» (Достоевский, 1882, с. 342 – 343).
Совесть
Если красота (правильный путь) и смешное (ложный, устаревший путь) сообщают о своем присутствии положительными эмоциями, то третий язык сверхсознания – голос совести – имеет преимущественно негативную эмоциональную окраску.
Стремясь к красоте и насмехаясь над ложным, сверхсознание как бы лишено нравственных критериев своей деятельности. Охранительную функцию, обеспечивающую человечность творческой деятельности мозга несут социальные нормы, переставшие осознаваться и перешедшие в сферу подсознания.
Требования социального окружения, перешедшие в сферу неосознаваемого психического, З. Фрейд обозначил терминами сверх-Я и Я-идеал, которые осуществляют в качестве совести моральную цензуру. Несогласие между требованиями совести и действиями ощущается как чувство вины (Фрейд, 1989, с. 439).
По Фейербаху (1955, с. 630) «Я упрекаю себя только в том, в чем упрекает меня другой». Но этих «других» много , и предъявляемые ими требования могут быть очень разными. Возникает релятивизм совести. По Симонову «По-видимому, сохраняться сколько-нибудь длительное время может то сообщество, где мотивация эгоизма и альтруизма (в самом широком смысле этих понятий) сбалансированы в определенном, оптимальном для данной общности отношении. Группы, члены которых лишены психофизиологических механизмов со-чувствия, со-страдания и со-действия (взаимопомощи) обречены на исчезновение. (Очевидно, это высказывание П. В. Симонова - большого ученого, который недавно ушел от нас, можно понимать как завет и предостережение нам, оставшимся. ГИШ) Не случайно, что филогенетические предпосылки взаимопомощи и способности реагировать на эмоциональное состояние других особей своего вида обнаруживается на дочеловеческих этапах эволюции. Преобразованные интеллектом и обогащенные культурой, они предстают взору современного исследователя в виде обобщенного понятия о Добре». (с. 52).
(Таким образом, по П. В. Симонову, творческий человек обладает чувством красоты, чувством юмора и чувством долга и совести. Я прибавила бы к этим свойствам еще и наличие интеллекта, ГИШ)
Творчество и доминанта
Наиболее тесно с психофизиологией творчества, по мнению П. В. Симонова, связаны такие разделы современной физиологии высшей нервной деятельности как доминанта А. А. Ухтомского и функциональная асимметрия мозга. Но вначале надо проследить характерные этапы творческого процесса.
«Прежде всего важно понять психологически, а потом уже переводить на физиологический язык « (Павлов, 1954, с. 275).
Структура творческого акта
Любое творчество начинается с постановки проблемы. (Отсюда и ясно, что для творческой личности необходим, прежде всего, интеллект, а потом уже эмоции. ГИШ). Иногда само обнаружение проблемы бывает творческим открытием. Постановка проблемы определяется потребностями науки, техники, искусства на данном этапе развития общества. Поскольку сверхсознание оперирует опытом, накопленным сознанием, и частично зафиксированным в подсознании, оно не может породить гипотезу, свободную от этого опыта. У первобытного гения в голове не могла родиться теория относительности, только обширные знания свойств химических элементов позволило Менделееву открыть периодическую систему элементов.
Продуктивному творчеству обычно предшествуют десятки лет систематической работы.
Мотивация творчества – фактор, определяющий его продуктивность. Основной стимул творческой работы сверхсознания – это идеальные потребности познания и преобразования окружающего мира.
Заключительный этап творчества - это генерированние сверхсознанием гипотез.
Механизмы доминанты
Обсуждая переход условного рефлекса от стадии генерализации к стадии специализации, И. П. Павлов говорит о том, что когда связь с раздражителями, сходными с условным, не подкрепляется, «...тогда присоединяется процесс торможения. Таким образом, реальная связь ваша становится все точнее и точнее. Таковым является и процесс научной мысли. Все навыки научной мысли заключаются в том, чтобы, во-первых, получить более постоянную и более точную связь, во-вторых, откинуть потом связи случайные.» (Павлов, 1973, с. 588). Нейрофизиологические механизмы стадии генерализации условного рефлекса, о которой говорит И. П. Павлов, практически совпадают с феноменом доминанты А. А. Ухтомского, что было убедительно доказано Р. А. Павлыгиной (1973).
Доминантный поиск направляют и ограничивают два фактора. 1) Качество доминирующей потребности. Потребность сама по себе еще не генерирует действие. При отсутствии стимулов, связанных с пищей, голодное животное большую часть времени спит. В информационно обогащенной среде двигательная активность голодного животного увеличивается в четыре раза по сравнению с нормой. «Чем сильнее становится потребность, тем менее специфичен объект, вызывающий соответствующую реакцию. (Ж Ньюттен,1975). Усиление эмоционального напряжения расширяет диапазон, извлекаемых из памяти энграмм и снижает критерий принятия решения при сопоставлении этих энграмм с наличными стимулами. Чем сильнее тревога, тем чаще субъект отвечает на нейтральный слайд как на аверсивный (Hare,1973).
2) Второй ограничивающий и канализирующий фактор – это врожденный и ранее накопленный индивидуальный опыт. Если обезьяна убеждается, что палка тонка и коротка, чтобы достать приманку. Она берет более толстую и длинную палку, но не наоборот (Фирсов, 1977).
Феномен инсайта, озарения, по мнению П. П. Симонова имеет общие нейробиологические механизмы с явлением замыкания условного рефлекса после одного сочетания в случае, если оно связано с прекращением доминанты (Павлыгина, 1982, Pavlygina, 1989, 1991). Экспериментально установлена возможность выработки связи между двумя подпороговыми очагами возбуждения (Павлыгина, 1990). После после подпорогового раздражения кожи лапы и круговой мышцы глаза пороговая стимуляция лапя вызывала мигание, а глаза – движение лапы. Таким образом, имеется явное сходство между свойствами доминанты, которые проявляются в эксперименте и этапов творческого акта. Наличие мотивации, опыта, врожденного и индивидуального, возможность связи между скрытыми очагами возбуждения и быстрое замыкание новых связей при условии прекращения или снижения уровня доминанты – все это может рассматриваться как нейрофизиологический эквивалент творческого акта.

Функциональная асимметрия мозга
Дается обзор данных по функциональной асимметрии мозга.
К нейрофизиологическим основам творчества имеют отношение следующие факты.
При нарушении деятельности лобных долей наболее специфична утрата активности речи и мышления, снижение инициативы, и повышенная отвлекаемость на малозначимые события (Ослабление торможения, ГИШ). При наличии опухоли в лобных долях выделено четыре синдрома (Белый, 1987): 1) левосторонний, конвекситальный, при котором наблюдаются нарушения речи, ухудшение памяти на слова, снижение уровня обобщения, замедление психических процессов, депрессия, апатия, безволие. 2) правосторонний, конвекситальный – эйфория, недооценка своего состояния, некритичность. 3)двустороннее поражение медиальных отделов – пассивность, неспособность к целенаправленной деятельности, случайность ассоциаций, отвлекаемость (Нарушение тормозных процессов. ГИШ) 4) двустороннее поражение базальных отделов – благодушие, дурашливость, растормаживание примитивных влечений, снижение критичности (Нарушение тормозных процессов. ГИШ). При поражении лобных и передневисочных долей нарушается прогнозирование предстоящих событий. При поражении правого полушария юмор становится неразборчивым Больные смеются при показе любой смешной картинки . При повреждении левого чувство юмора почти не страдает. Предполагается, что оценка вербального юмора состоит из двух компонентов: выделение неожиданного и сопоставление неожиданного с общим содержанием рассказа. Вероятно, у больных с поражением правого полушария сохранен первый компонент, но нарушен второй (Brownell et al., 1983). Клинические наблюдения показывают, что для полноценной реализации высших психических функций необходима сохранность не только новой коры, но и других структур мозга. Большую роль в этих процессах играют миндалина (Tranel, Hyman, 1990)и гиппокамп (Hirsh, 1974, Виноградова, 1975).
Исключительную роль для исследования нейрофизиологических основ сознания играет метод пространственно-временной синхронизации электрической активности мозговых структур (Ливанов, 1972). Х. Коч и Ф. Крик выдвинули «нейробиологическую теорию сознания», полагая, что его работа обусловлена синхронной импульсацией нервных клеток (Цит. по: Barinaga, 1990).
Преимущественное участие левого полушария в положительных эмоциях, а правого - в отрицательных неоднократно отмечалось в исследованиях больных с органическими поражениями мозга (Penksepp, 1989). Имеются данные о преобладании правого полушария при депрессиях, а левого при маниакальных состояниях (Николаенко, Егоров, 1991).
П. В. Симонов предполагает, что взаимодействие между передними отделами левого и правого полушарий представляет тот физиологический субстрат, который обеспечивает диалог двух голосов - фантазирующего и критического, осуществляется осознанный логический отбор гипотез для их последующей проверки практикой. Функциональная асимметрия двух полушарий мозга служит нейробиологической основой взаимодействия осознаваемых и неосознаваемых компонентов творческого процесса.
Сигнальное, не зафиксированное в генах знание есть и у животных, но передается оно только посредством непосредственного контакта особей. Только у человека возникает «третий мир объективного знания» - мир культуры (Popper, 1972). В. И Вернадский назвал этот мир «ноосферой» а не антропосферой, именно потому, что за исключением разума все остальное в человеке принадлежит биосфере (Баландин, 1979).
Творения разума как бы продолжают жить собственной жизнью. Мыслитель, сформулировавший плодотворную идею, давно умер, а идея развивается, обогащается, трансформируется последователями на протяжении многих столетий.

Глава 4

Наука и мифы
Вначале подвергается критике практика нетрадиционного целительства. (Независимо от нашего отношения к ней, она существует. Вероятно, ее надо изучать, чтобы уметь выделять рациональное зерно, а не отдавать все на откуп шарлатанам . Очень важно не выплеснуть вместе с грязной водой и ребенка. ГИШ).
Далее рассматриваются нейробиологические основы гипноза.
Предполагается, что гипноз и человека и животных обусловлен одной причиной: у животных резким обездвиживанием подавляется рефлекс свободы. А у человека подавляется рефлекс преодоления препятствий на пути к цели (воля). В том и другом случае, по Симонову, начинает преобладать правое полушарие. Напоминает, что и у животных и у человека правое полушарие связано преимущественно с реализацией врожденных и приобретенных автоматизмов, в то время, как левое полушарие вовлекается в деятельность каждый раз, когда требуется анализ новой ситуации и активный поиск оптимальных в этой ситуации решений (Так ли это? Не слишком ли упрощенно. ГИШ).
Состояние гипноза означает отказ от активного поиска и переход в пассивно-оборонтельной реакции общего обездвиживания (у животных) или к пассивно-подражательному поведению, как это наблюдается у человека. Согласен, что лечение с использованием гипноза может быть благотворно, но предупреждает о возможных нежелательных последствиях при потере времени для более действенного вмешательства традиционной медицины.
Приводит ссылки на регистрацию электрической активности при гипнозе (Gruzelier, 1986; Meszaros et al., 1986;Свидерская и др. 1990).
Заключение
История рождается в голове
Движителем истории как и движущей силой поведения отдельного человека , служат потребности. Все другие элементы исторического процесса – создание и совершенствование средств, необходимых для удовлетворения витальных, социальных и идеальных потребностей, структурирование общества, нормы социального бытия, общественное сознание –суть производные от этих потребностей. Удовлетворение одних потребностей ведет к появлению других. Всякий новый способ удовлетворения очередной потребности рождается в человеческой голове. «Атомный век» родился в немногих весьма конкретных головах.
С позиции развиваемой П. В. Симоновым «естественные права» человека проистекают из объективного факта существования триады потребностей и объективной необходимости согласовывать свои потребности с потребностями других.
Знаменитый вопрос Эрика Фромма «иметь или быть» сформулирован некорректно. Фромм, безусловно прав в своем протесте против одномерности человека собственника, но, по-мнению П. В. Симонова, «пренебрежение любой из присущих человеку потребностей искажает его реальную человеческую сущность» (с.92). Т. е., по П. В. Симонову, человек должен не только быть, но и иметь.











13PAGE 15


13PAGE 14115




Заголовок 115

Приложенные файлы

  • doc 18356614
    Размер файла: 115 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий