Vassmu_Illyuminator_89_Stakan_moloka_pozhaluyst..

Хербьёрг Вассму Стакан молока, пожалуйста Иллюминатор – 89 Стакан молока, пожалуйста роман перевод с норвежского Любови Горлиной 1 Дорте открыла помойный бачок. В нос ей ударило зловоние. Гнили старые картофельные очистки – было больше двадцати градусов тепла. Соседнему фермеру следовало не откладывая прислать за отходами своего мальчишку, а то накормленная ими скотина может и заболеть. Дорте, как могла, утрамбовала отходы. Крышка в свое время была так помята, что отказывалась плотно закрывать бачок. Большая щель приглашала мух и других насекомых в даровую столовую. Кусты над бачком паук оплел паутиной. Три мухи запутались в ней и теперь неподвижно ожидали, когда он ими полакомится. Но паука там не было. Может, его постигла неожиданная гибель. «Птицам тоже нужно жить», сказал бы отец. От этой мысли Дорте показалось, будто отец прислал ей с небес открытку. Когда она вернулась в дом, Вера с мрачным лицом вытирала кухонный стол, а мать залила кипятком только что смолотый кофе. На ее бледном лице проступали красные пятна. Блузка распахнулась, как будто на ней не было пуговиц. Но мать никогда не застегивала одежду. Черная, запачканная юбка доставала до щиколоток. Мать уже давно утратила и пышные бедра, и маленький округлый животик. Ее тело словно опустело изнутри, совсем как золотые часы дяди Иосифа, в которых не было механизма. В те вечера, когда мать особенно уставала, ее лицо напоминало яблоко, долго провалявшееся на земле. – Молитва – единственное, на что теперь можно положиться. Она та ниточка, что связывает нас с Богом, – сказала мать и выпрямила спину. Вера вскинула голову, и ее длинные волосы взлетели, на лице появилось выражение, словно ей хотелось кого–то убить. – Молитва! – воскликнула она. – Тогда, значит, нам не на кого надеяться. Он и не подумал подкинуть нам несколько жалких литов , чтобы мы могли хотя бы обновить одежду или заплатить за квартиру! Зря мы продали дом в Белоруссии и переехали в эту жалкую дыру, где живут только пьяницы и мерзкие бабы! – Она вытирала стол, стараясь, чтобы ее движения попадали в такт словам. Потом сполоснула тряпку в цинковой шайке и стала выжимать с такой силой, что у нее побелели суставы на пальцах; выжав, она демонстративно сложила тряпку вчетверо и хлопнула ею по крану. – Пожалуйста, вынеси воду! – попросила мать, глядя на Веру с печальным удивлением. Как будто до нее только сейчас дошло, что этот рожденный ею ребенок способен на столь презрительное отношение к Богу. Вера с остервенением выплеснула воду из шайки в ведро и большая часть воды попала на стену. Через минуту она уже стояла за ширмой и расчесывала свои длинные светлые волосы. Потом надела красивую блузку и короткую юбку, которая при ходьбе колыхалась вокруг бедер. Значит, ее и сегодня вечером не будет дома! – Дорогая, заплети косы или как–нибудь подбери волосы, – мягко, но настойчиво сказала мать. Вера не ответила матери, но и не выполнила ее просьбу. Она сняла с вешалки, висевшей у двери, сумочку и куртку и уже хотела идти. Мать положила руку ей на плечо, Вере это не понравилось. Она передернула плечами, словно сгоняя навязчивое насекомое. По лицу матери скользнула тень. Она напомнила о морозном зимнем дне над рекой. Тихая, белая, исполненная тоски, о которой нельзя говорить. Вскоре шаги Веры послышались уже на крыльце. И она не старалась ступать как можно тише. – Есть люди, которые больше тоскуют телом, чем головой. И поскольку дела явственнее, чем мысли, Верино горе нам виднее, – сказала мать, когда они с Дорте остались одни. Ее голос потонул во вздохе, но лицо было лишено всякого выражения. Дорте всю жизнь слышала, что у нее с Верой разные характеры. Мать говорила, что Дорте тоскует по отцу более сдержанно, чем Вера, но это отнюдь не означает, что горе Дорте меньше, чем горе сестры. Однако для Дорте горе не было ни большим, ни маленьким. Оно было как осколки стекла, застрявшие в горле. Вера часто вымещала свою тоску на близких. Или уходила надолго, не говоря матери, куда пошла. Горе Дорте, напротив, напоминало летучую мышь зимой. Оно висело вниз головой, ухватившись за балку цепкими коготками. Можно было подумать, что оно зависит от времени года. Мать пристрастилась к молитвам еще до того, как они переехали в Литву. Сначала Дорте делалось от них жутко. Но теперь эти беседы матери с Богом стали обычными. Они напоминали загадочные псалмы или скрип старой лестницы. Сегодня утром мать просила Пресвятую Богородицу простить Веру, которая накануне слишком поздно вернулась домой. Мать объяснила, что у молодых людей чересчур много соблазнов. Дорте считала, что Богородице уже давно известно об этом. Сама Вера не просила извинения, она лежала с закрытыми глазами и делала вид, что спит. Дорте привыкла толковать молитвы матери, вникая не в произносимые ею слова, а в их глубинный смысл. Таким образом она узнавала, что мать думает о ней и о Вере. Матери, например, был известен их разговор о том, что они обе хотели бы уехать отсюда. Далеко–далеко. На Запад. Собственно, мать должна была понять их желание – ведь она и сама в свое время покинула отчий дом. Но, похоже, поступки, простительные ей, оказывались не простительными для Веры и Дорте. Отец научил девочек литовскому еще в раннем детстве, это был его родной язык Мать тоже знала литовский, но молилась она всегда по–русски. К Богородице она обращалась только из вежливости; кончалось все тем, что она читала утром «Отче наш», сидя на табурете возле газовой плиты с кофейной мельницей в руках. Как будто они оба, и мать и Бог, одинаково любили утренний кофе. Он сидел на своих небесах и ждал, когда закипит вода и мать зальет кипятком размолотые кофейные зерна. Если стояла стужа, Богу приходилось ждать. В такие дни мать брала свой старый халат с оторочкой из искусственного меха и, завернувшись в него, ложилась под одеяло на раскладной диван. В молитвах она часто повторяла, что они должны быть благодарны дяде Иосифу, давшему им крышу над головой, но никогда не упоминала о том, что она много помогает старику. Особенно, когда подходило время платить за квартиру. Она стирала и чинила ему белье, готовила обед, работала на огороде, расчищала снег. А также кормила кур и даже резала и ощипывала их. Случалось, мать обсуждала с Богом то, чего, строго говоря, она знать не могла. Например, что Дорте однажды стояла у изгороди с сыном пекаря Николаем и делала вид, будто не замечает, как он обнял ее за талию и крепко прижал к себе. Но Дорте–то это знала! Она тогда словно парила в воздухе. Словно ее кожа только и ждала его прикосновения. Иосиф, дядя отца, был худой, жилистый человек, почти все время проводивший у окна в ожидании сына, который приезжал к родителям из Вильнюса. Деньги с квартирантов получал сын. Старик предпочел бы получать вместо платы помощь, на деньги он смотрел сквозь пальцы. – Комнаты в любом случае никуда не денутся, – говорил обычно дядя Иосиф. Жители городка называли его литвак, то есть еврей. Про него ходило много недобрых историй о том, как он бегал с места на место и пережил концлагерь. Один из учителей, не говоря прямо, намекнул, будто в том, что русские пришли в Литву в 1944 году, виноваты евреи. Он называл их коммунистами. А еще им в школе рассказывали о Ромасе Каланте, молодом герое, который в 1972 году совершил самосожжение, протестуя против присутствия в стране русских. Сжечь себя – какой ужас! Сам дядя Иосиф ничего не рассказывал, и Дорте не понимала, откуда другие так хорошо о нем всё знали. Анна, дядина жена, не всегда помнила, кем им приходятся мать, Вера и Дорте. У нее в голове что–то помутилось. Она часто злобно набрасывалась на них, когда они приносили выстиранное и выглаженное матерью белье или приготовленную еду. Вера наотрез отказывалась ходить туда, и это стало обязанностью Дорте. Так было и в тот вечер. Она осторожно спустилась по лестнице с кастрюлькой уже остывшего картофельного пюре и помогла дяде разогреть его. Запах соленых огурцов в укропном рассоле, стоявших в глиняном горшке в коридоре, распространялся по всему дому. Мать обычно заполняла синеватую трехлитровую банку, закручивала металлическую крышку и ставила банку в погреб. Но запах укропа все равно встречал всех, кто открывал дверь. Дядя Иосиф попросил Дорте почитать ему вслух уже зачитанную газету «Lietuvos rytas». Дорте с удовольствием это делала, таким образом она упражнялась в литовском. Говорить на чужом языке – одно, а читать или писать – совсем другое. Она это поняла сразу, как только попала в литовскую школу. Похожая на яйцо голова старого дяди Иосифа была покрыта седыми влажными кудряшками. Будь у него меньше морщин и будь он не так стар и скован в движениях, он напоминал бы новорожденного. Голова у дяди всегда была немного наклонена, рубашка на груди – в пятнах. Мать считала, что пятна на рубахе оттого, что дядя неаккуратно сплевывает жевательный табак. Очки он носил чуть опустив, чтобы удобно было смотреть и поверх них. Не знай Дорте его так хорошо, она могла бы подумать, что дядя сердится. – Я слышал, что Вера опять ушла и хлопнула дверью! – сказал он, когда они сделали перерыв в чтении. – Да, но… – Твоей маме приходится нелегко! На это Дорте нечего было возразить, поэтому она предложила почитать еще. Дядя кивнул и поставил локти на колени. Потом закрыл глаза и стал слушать. Анна обычно сидела с опущенной головой. Стол служил для нее солидным препятствием, не позволявшим ей упасть, если бы она вздумала прогуляться, но забыла, что для этого сперва необходимо встать на ноги. Время от времени Анна выпрямлялась и открывала рот, словно собиралась что–то сказать. Но чаще она тут же забывала об этом и сидела, втягивая воздух сквозь зубы. Как правило, она теребила в руках свою косу, перекинутую через плечо. Толстую и блестящую, словно смазанную для сохранности воском. Выражение лица у Анны редко менялось, оно всегда предупреждало: берегись, а то ударю! Дорте ни разу не видела, чтобы Анна кого–нибудь ударила, однако смотреть на нее было неприятно. Хорошо, что в руках у Дорте была газета. Пока она читала о том, что президент Паксас должен предстать перед судом, ей показалось несправедливым, что ее отец умер, а вот Анна, с ее больной головой, преспокойно живет. Из–за этого Дорте стала читать слишком быстро. – Нет–нет… Что ты сказала? – остановил ее дядя Иосиф: по его голосу было ясно, что он ничего не понял. Дорте пришлось прочесть все сначала, но и она тоже не поняла, надо судить президента или нет. – Дядя Иосиф, – сказала она наконец, – это старая газета. Мы ее уже читали. – Можно подумать, что я этого не знаю! Просто мне нравится по нескольку раз слушать одно и то же! – торжественно заявил дядя. Вскоре Анна забеспокоилась, и дяде пришлось уложить ее в постель. Дорте свернула газету, взяла свою кастрюльку и пожелала старикам доброй ночи. Когда она поднялась к себе, мать гладила рубашки священника. Их следовало отдать завтра утром. Она скривила губы и сдула волосы с разгоряченного лица. Потом улыбнулась Дорте. – Они поели? – Да. – Ты вымыла тарелки? И поставила их на место? – Да. – И почитала дяде Иосифу? – Да, о президенте. – Он ничего не сказал, когда приедет его сын? Мать никогда не произносила имени дядиного сына. Таким образом она как будто отстранялась от неприятностей, которые этот сын им доставлял, если они не могли вовремя заплатить за квартиру. – Нет, ничего. Дорте взяла из корзины белье и стала его складывать, хотя мать даже не просила ее об этом. – Я рада, что ты не волнуешься. Не принимаешь этого близко к сердцу, – сказала мать и расправила рукав на рубашке священника. Манжеты рукавов должны лежать точно на груди рубашки, а сам рукав – загнут за спину. – Спрыснуть эту простыню? – Да, пожалуйста. Дорте набрала воды в брызгалку и разложила простыню на столе. – У Веры нервы никуда не годятся, – сказала мать. – Она так расстраивается, что у нас нет денег. Дорте не поняла, к кому мать обращается – к ней или к Богу. И потому промолчала. В десять они покончили со всеми делами, и мать зевнула. Потом завела часы и приготовилась ко сну. Но даже в полночь она все ходила от окна к окну, ничего не говоря о том, о чем думали они обе: Вера еще не вернулась домой. Дорте было больно смотреть на мать, хотя она уютно устроилась в отцовском кресле, раскрыв на коленях атлас. – Мама, может, пойдем поищем ее? – Верно! – Мать схватила шаль. Иногда она бывала похожа на заводную куклу, которую приводило в действие одно слово. Они не успели одеться, как на лестнице послышались шаги Веры. Легкие, не похожие на те, которые они слышали, когда она уходила. Наконец Вера показалась в дверях. Лицо ее пылало, блузка на груди была слегка помята. Губы напоминали розы в саду священника, такие красные и тяжелые, что им требовалась подпорка. – Папа никогда не разрешил бы этого, – сказала мать. – Откуда ты знаешь? Он уже два года как умер! Мне восемнадцать лет, и я могу делать все, что захочу! Вместо того чтобы поставить Веру на место, мать замерла с шалью в руке, как птица, стоящая на одной ноге и подкарауливающая червяка. – Уже так давно? – с удивлением спросила она и повесила шаль на вешалку. И тут же стала разбирать диван, не говоря больше ни слова. Однажды, когда Дорте помогала матери делать уборку у священника, тот сказал, что по разговору матери сразу видно – она из приличной семьи. Тут он был искренен, хоть и не любил русских. От него пахло спиртным. И он был прав. Мать выросла в большом особняке с палисадником на окраине города, который тогда назывался Ленинградом. Но она почти никогда не говорила об этом. Когда Дорте и Вера уже лежали в своей кровати за шкафом, раздался голос матери, тихий и нежный, он, однако, отчетливо слышался во всей комнате: – Пресвятая Богородица, Царица Небесная, ты знаешь, что, когда луна и звезды сверкают на небе, Вера ненавидит это место! А тут еще эта музыка и эти танцы! Мы вовсе не против, что у нее есть друзья, что она смеется и радуется жизни. Но она не понимает всех опасностей. Она невинна и не знает, что человеку иногда выпадают тяжелые испытания. Поэтому ей и не нравится, когда я говорю, что знаю больше нее, и хочу ее защитить. Господи, Боже мой, Ты все это знаешь лучше меня и помнишь, конечно, что и я в юности тоже бунтовала и считала, что мне море по колено. Однако я еще легко отделалась, потому что Ты в Своей неизъяснимой милости послал мне любовь. Ты забрал моего любимого к себе, но в то же время дал мне способность .понять, что зло ожесточает. Я просила самой малости, а на меня свалилась беда. Но горе закалило меня. А потому я благодарю Тебя и умоляю: не допусти, чтобы с Верой случилась беда. Облегчи ее месячные! Не причиняй печалей больше, чем она может вынести. Пошли ей любовь! И, если можешь, дай ей работу, которая так ей нужна! Аминь! 2 Голосом, полным откровенного презрения, Вера говорила о городке, в котором они жили, этой горстке домов при дороге. В центре городка стоял костел, который ничего не мог дать матери, принадлежавшей православной вере. Одна школа, два бара, парикмахерский салон. Похоронное бюро с решетками на всех окнах, как будто владелец боялся, что кто–нибудь покусится на его покойников. Пекарь, развозивший свой товар на старом автомобиле по магазинам в соседние городки. Бензоколонка с валяющимся вокруг железным хламом, киоск, торгующий в том числе и водкой, и так называемый супермаркет, где Вера время от времени получала работу. Они не знали здесь никого, когда приехали сюда на грузовике, в кузове которого перекатывались их жалкие пожитки: у них были только письма от старого дяди Иосифа. Жена пекаря держала один из двух баров. Там можно было купить спиртное, и матери не нравилось, если девочки по вечерам наведывались в этот бар. Кроме того, жена пекаря торговала прохладительными напитками и кофе. Ну и, конечно, булочками, испеченными ее мужем. Хлеб был серого цвета и пах тмином и пивными дрожжами. Поскольку жена пекаря была русская, она продавала также золотистые ватрушки с начинкой из сладкой сырковой массы. Ватрушка со стаканом молока – господи, как это было вкусно! От жены пекаря исходил легкий аромат корицы. Случалось, что по вечерам в баре собиралось много народу. И молодежь, и взрослые мужчины. Большинству молодых, окончивших школу, не удавалось найти себе хоть какую–то работу. Мало кто имел родственников в больших городах, у которых они могли бы жить, пока учатся в техникуме или институте. Вот и болтались дома, соглашаясь на любую подвернувшуюся работу. Бар занимал полуподвал в доме пекаря. Иногда из–за стены, из пекарни, которая тоже находилась в полуподвале, доносился шум месильной машины. В баре пахло подвалом и табаком, хотя дверь в пекарню часто бывала открыта, и жена пекаря исправно проветривала помещение, поддерживая в нем чистоту. Одна стена была обклеена коричневато–красными обоями, от которых рябило в глазах. Два окна пропускали в бар дневной свет, обычно занавески были раздвинуты и подвязаны каким–то старым пояском, не имевшим к ним никакого отношения. Иногда в бар приходил Николай. Помогал матери. Как и у нее, его лицо, независимо от погоды, казалось, было залито солнечным светом. Он почти все время молчал, но его глаза скользили по Дорте с таким выражением, будто он говорил ей что–то очень ласковое. Из–за матери она ходила в бар только днем. Теперь же был вечер, но когда выяснилось, что Николай в баре один, ноги сами понесли ее туда. Она с порога кивнула ему и села на ближайший к стойке стул, спиной к двери. Не дожидаясь ее просьбы, Николай вышел в чулан, служивший кухней, и вернулся оттуда со стаканом молока. Лицо его было совершенно серьезно, но Дорте угадывала за этой серьезностью улыбку. – Большое спасибо! – сказала она и быстро улыбнулась в ответ. Возясь с чем–то за стойкой, Николай не спускал с нее глаз, так же как и она с него. Он передвигал с места на место какие–то ненужные вещи и без конца вытирал стойку тряпкой, с которой не расставался. Дорте никогда не видела, чтобы так держали тряпку. Николай целиком зажимал ее в кулаке, словно решил вытирать стойку не тряпкой, а просто рукой. Чтобы не смущать его своим взглядом, она смотрела на него сквозь опущенные ресницы или когда он отворачивался в сторону. Она даже развернула лежавшую на столе газету, но не читала ее. В баре не было никого, кроме них, и все–таки они боялись заговорить друг с другом. Когда Дорте наконец выпила молоко и вечер за окном раскинул свой синий плащ она встала. Вместо того чтобы просто кивнуть, она присела перед ним в реверансе. А потом покраснела от смущения. Он, как всегда, кивнул ей с сияющим серьезным лицом. Потом быстро отбросил тряпку, что–то крикнул в открытую дверь пекарни и схватил куртку, висевшую на стуле. Дорте не ожидала этого, но и не сочла странным. Ведь он не сделал ничего особенного, только распахнул перед нею дверь, как будто они обо всем договорились заранее. Темнота и тени деревьев скрыли их от посторонних глаз. Обычно в это время многие наблюдают за улицей из–за занавесок. – Можно, я тебя провожу? – спросил он на ходу, немного запыхавшись. Дорте была не в силах ему ответить, она только согласно кивнула. И тут же испугалась, что на улице слишком темно и он этого не увидел. Вдруг он подумает, что она против. Поэтому она подняла глаза и торопливо ему улыбнулась. Мучное пятно на его щеке скрыла темнота. В помещении оно было хорошо видно. Но глаза светились даже в темноте. Это было невероятно, они напоминали лодочные огни поздним вечером. Николай проводил Дорте до самого дома, они зашли на задний двор и остановились. Наверное, он подумал, что от него требуются какие–то действия. Поэтому он прижал ее к себе, и его руки заскользили по ее спине. Ниже, ниже. Дорте охватило чувство, похожее на то, которое охватывает человека, когда он погружается в нагретый солнцем омут. Ласковое, щекочущее чувство пробежало по бедрам и животу, хотя его руки были далеко. Такого она бы не допустила. Но грудь тоже охватило это странное наслаждение. Дорте почти перестала дышать. Как будто в ту минуту в этом не было необходимости. Его рука прикоснулась к блузке на груди. И все стало невыразимо прекрасно. Она замерла в темноте, окутанная ароматом свежего хлеба и булочек. Неожиданно в промежности у нее стало влажно. Ничего подобного с ней раньше, кажется, не случалось. В эту минуту кто–то вышел на лестницу. К счастью, они услыхали шаги прежде, чем распахнулась дверь, и Николай исчез. Никто не успел заметить, что он был там. За исключением матери. – Деточка, ты уже пришла? – спросила мать и прошла в уборную, не сказав, что она их видела. Таким образом, у Дорте было время опомниться, подняться наверх и повесить одежду на вешалку. – Думаю, Вере не понравилось, что я говорила об этом с Богом в тот вечер, но ведь правда менструации у нее проходят слишком тяжело, – сказала мать, входя в комнату вслед за Дорте. – Наверное, она считает, что это только ее дело. В то утро Вера кричала, что мать с Богом оскорбили ее чувство стыдливости. Мать, как обычно, заметила, что даже птица не упадет на землю, не будь на то воли Божией. И Дорте поняла, что по сравнению со всем, большим и малым, что всегда падало и падает на землю, Верины месячные блекнут и теряют значение. Отцу было легко напрямик говорить с людьми, не то что матери. Дорте казалось, что она хорошо знала отца. Даже теперь, когда его с ними уже не было. Лучше всего она помнила не его внешность или поступки, а то, как он сидел в своем потертом вольтеровском кресле с кистями на подлокотниках и беседовал с ними. Он никогда не сердился, даже если его не слушали, напротив, сидел и продолжал говорить. Его жесткие усы то поднимались вверх, то опускались, как будто протестовали против его слов. Но отец этого не замечал. Он был похож на неудержимо текущую спокойную реку – реку слов. После него наступила тишина. И даже воздух как будто замер. Была середина июля, стояла тридцатиградусная жара. Сады и поля напоминали пустыню. Словно природа знала заранее, что утром восемнадцатого июля они найдут отца мертвым в постели рядом с матерью. Неподвижного и уже не приветствующего их, по обыкновению, громким «С добрым утром!». Крик матери ворвался в сон Дорте. Она шла по лугу и рвала ромашки, но так спешила, что срывала только головки без стеблей. Еще не проснувшись, Дорте почему–то поняла, что крик матери означает что–то очень страшное. Но при чем здесь смерть отца? Нет, только не это! Даже когда они с Верой стояли перед кроватью, они ничего не видели. Крик матери ударился в окна и погасил утренний свет. Дорте не помнила, что делала она сама, а Вера, постояв минуту, бросилась к соседям за помощью. Отца это не оживило, но нужно было действовать. Сперва мать отказалась говорить о смерти отца; но когда осознала случившееся, она утратила способность что–либо делать. Словно все мысли и движения покинули дом. Не будь у них добрых соседей, Дорте с Верой пришлось бы хоронить отца самостоятельно. Правда, в таких обстоятельствах жители небольших местечек всегда объединяются. Во всяком случае, пока им это ничего не стоит. После скромных похорон мать опять изменилась. Немая деловитость заполнила каждый уголок дома. Она легла на обои и занавески, на ящик для ножей и вилок и даже на постельное белье. В Дорте поселился страх трещины. Словно из рассказа отца о трещинах в ледниках, в которые иногда проваливаются люди и уже не могут оттуда выбраться. Она никогда не видела ледника. И тем не менее видела себя заледеневшей в этой трещине. Иногда ночью она просыпалась оттого, что трещина душила ее. И хотя вскоре дыхание снова возвращалось к ней, это ощущение не исчезало. Она поняла, что теперь так будет уже всю жизнь. Трещина была повсюду и во всем, что бы ни делала Дорте, хотя она о ней и не думала. Например, вставая ночью по малой нужде. Как бессмысленно и противно наполнять белый сосуд жидкостью из глубин тела, живой и теплой, тогда как отец лежит в земле? И гниет? Такие мысли она не могла бы открыть никому. Разве что со временем – Николаю. – Вере не так легко, – сказала мать, ставя утюг на подставку. – Почему? – Она, конечно, думает о папе. И теперь, когда у нее месячные, ей бывает еще хуже. Руки у матери были красные и распухшие. Это бывало всегда, если она и стирала и гладила в один день. Случалось, что белье высыхало слишком быстро. Сырое белье легче гладилось, и его не надо было спрыскивать. Мать, глубоко задумавшись, склонилась над гладильной доской, она не делилась с Дорте своими мыслями. Так могло пройти несколько минут. Потом она как будто приходила в себя и возвращалась к тому, на чем остановилась. – Тебе нужна подруга, Дорте, – сказала она, не объясняя почему. Теперь надо ждать, когда мать объяснит это в своей молитве. У Веры были друзья, но никто из них матери не нравился. Поэтому Дорте удивили слова матери о подруге. – Тебе надо ходить туда, где собирается молодежь. Ты знаешь, где это? – спросила мать и сложила гладильную доску. – Нет. – Вера встречается с молодежью в баре пекаря? – Нет, в другом. – Тогда, я думаю, тебе лучше ходить в бар пекаря, – твердо сказала мать. – Я дам тебе денег, чтобы ты могла иногда ходить туда днем. Только не вечером. Дорте покраснела и отвернулась. – Как его зовут? Этого сына пекаря? – спросила мать словно невзначай. – Николай, – прошептала Дорте, не зная куда себя деть. Но мать не сказала, что видела их на заднем дворе. Дорте так обрадовалась, что пообещала себе чаще молиться, чтобы доставить матери радость. 3 Лето кипело в собственной горячей пыли. Дымка над рекой сделалась тяжелее и явственнее. С деревьев осыпались листья, и огород зачах. Вокруг желтого солнечного диска разливался по небу красный огонь. Словно солнце уже не могло удержать его в себе. То же творилось и с матерью. Вскоре она почти перестала разговаривать, но молилась по–прежнему. У Веры не было работы уже два месяца. Иногда она заменяла кассиршу в супермаркете. Но теперь и это осталось в прошлом. – У тебя только один выход: выйти за меня замуж, чтобы я тебя содержал, – с улыбкой сказал ей хозяин супермаркета, сообщив, что у него больше нет для нее работы. Конечно, он говорил не всерьез, ведь ему было уже за сорок и к тому же он был женат. Но Вера кипела от ярости, рассказывая об этом дома. Стоя у треснувшей раковины спиной к зеркалу, она с таким остервенением драла свои длинные волосы, как будто это ее злейший враг. Часть волос при этом приподнималась и переливалась в свете лампы, словно радуга. В конце концов вокруг Вериной головы образовался нимб. Дорте засмотрелась на сестру. – На что ты уставилась? – воскликнула Вера. – У тебя такие красивые волосы, – смущенно пробормотала Дорте и начала убирать со стола. С тех пор прошло уже много времени. Вера регулярно после закрытия супермаркета заходила в контору, чтобы узнать, не нужно ли кого–нибудь подменить. Но потом перестала. Дорте повезло, и она получила работу на поле у фермера, который забирал у них пищевые отходы. Однако вскоре из соседнего городка приехал его родственник и сказал, что будет работать у него весь сезон. Мать чинила одежду и стирала для людей. Но платили ей мало. Некоторые так тянули с оплатой, что стирка обходилась им бесплатно. – Они просто забыли, – сказала мать, когда Вера поинтересовалась, кто из заказчиков так с ней и не расплатился. – Неужели ты не можешь послать им счет, как это делает хозяин супермаркета? – сердито спросила Вера. На такие предложения мать даже не отвечала, потому что ни к чему хорошему это не приводило. Когда Вера бывала не в духе, Дорте делала вид, будто не видит и не слышит того, что происходит в комнате. К тому же у нее было о чем думать. Николай собирался уехать в Каунас – учиться на кондитера. Обучение стоило дорого, но жить он должен был у своего дяди–вдовца. А его взбалмошная, капризная дочь в это время будет помогать матери Николая в баре и учиться вежливому обхождению. Как говорил Николай, им с двоюродной сестрой предстоит поменяться домами. Дорте не знала, как она проживет без Николая, без его рук. Без доброго запаха свежего хлеба. В Николае было что–то такое, что ее успокаивало, правда, он был взрослый мужчина, и это таило определенные опасности. Но он никогда не сердился, если Дорте не разрешала ему прикасаться к ней так, как ему хотелось, не в пример парням, о которых рассказывала Вера. Стоило Дорте строго посмотреть на него, и он убирал руки. Это случалось главным образом в темноте. Дорте верила: Николай понимает, что дело не в ней, будь на то ее воля, они бы уже давно принадлежали друг другу. Но ведь нужно соблюдать приличия. Все–таки они уважаемые люди. А еще молитвы матери. Вместо слов Дорте касалась кончиками пальцев его лица. Его дыхание всегда говорило ей, когда приближалась опасность. Тогда она проводила кончиком указательного пальца по его губам и по векам. Случалось, он вздыхал, как обиженная собака, но уступал ей. И никогда ни к чему ее не принуждал. Постепенно его дыхание выравнивалось. Часто он приносил на свидание пакет с пирожными или печеньем. – О, господи! – восклицала она и с благодарностью пожимала ему руку. – Это твоей маме! – говорил он небрежно, словно о каком–нибудь пустяке. Дорте ценила, что ему нет дела до того, что она не считается, как говорят, «выгодной партией». Постепенно они привыкли разговаривать друг с другом. Однажды он спросил, откуда у нее такое красивое, но редкое имя. – Так захотел папа. У него была подруга, которая умерла. Ее звали Дорте. – Он был влюблен в нее? – Нет! – испуганно прошептала Дорте. И тут же поняла, что так вполне могло быть. Дорте догадывалась, что мать не против того, что они с Николаем ходят на берег реки. Однако матери незачем было знать, как хорошо они изучили кожу и дыхание друг друга. Вначале Дорте никогда не отсутствовала больше часа. Она должна была возвращаться домой, как только начинало темнеть. Иногда они с матерью спорили о том, когда, собственно, начинаются сумерки. Потому что сумерки у реки отличались от темноты в городке. Постепенно мать это поняла. Может быть, после того, как Николай рассказал, что его отец, пекарь, учился с отцом Дорте в одной школе. Когда Дорте сообщила об этом за ужином, мать покраснела и начала рассказывать о своей семье, чего раньше никогда не делала. Она говорила «Ленинград», и Вера несколько раз поправила ее – «Санкт–Петербург», но мать велела не перебивать ее. Она рассказала, что, когда ее отец занял высокое положение в системе, жизнь семьи изменилась за одну ночь. Из скромной квартирки семья переехала в большой особняк с множеством комнат и красивых вещей. Дорте никогда не понимала, что такое эта «система». Но поскольку отец матери был адвокат, это наверняка было связано с русскими законами, которые никому не нравились, но никто не говорил об этом вслух. Мать как будто получила пощечину от прошлого только потому, что ее муж и пекарь учились в одной школе. Было тепло, и Дорте не носила еще колготок. Она пошла в бар, хотя у нее не было денег, чтобы что–нибудь заказать. Теперь, после того как мать сама предложила ей это, посещать бар стало легче. Однажды там появилась Надя. Девушка из соседнего городка, немного старше Дорте, она заходила в бар, потому что была влюблена в Николая. По этой причине она не могла нравиться Дорте. Надя носила модные джинсы, блузку с большим вырезом и кружевами на груди. Из золотых босоножек виднелись ярко–красные ногти. Не спрашивая разрешения, она уселась за столик, где сидела Дорте. Дорте охватило беспокойство. А что, если Николаю понравится, как одета Надя, и он пойдет провожать ее? Но за стойкой в тот день стояла жена пекаря. Каштановые, вьющиеся, как у Николая, волосы, похожее лицо. Серьезное, как восход солнца. – Николай уже уехал в Каунас? – крикнула Надя хозяйке бара. – Еще нет, – спокойно ответила та. – Я тоже уезжаю, за границу! – Правда? – Да. Надо посмотреть мир, пока не поздно, – объявила Надя и, прикуривая сигарету, вытянула губы трубочкой. Словно пыталась втянуть Николая в зал. Пока Надя болтала, Дорте думала о том, что ей самой мать никогда не разрешила бы так одеться. Но, конечно, она завидовала Надиным джинсам. Надя могла сколько угодно сидеть тут и затягиваться. Николай повез пирожные и булочки в соседние городки и не увидит ее. Однако Дорте призналась себе, что с Надей ей легко, потому что она говорила по–русски. – Мой дедушка был русский. Его выслали из России за то, что он был героем! – сказала она, когда Дорте спросила, откуда она так хорошо знает русский. Но почему героя выслали из страны, она спрашивать не стала. – У тебя красивая блузка, – вежливо заметила Дорте. – Да, правда? Это из Швеции. – Из Швеции? – удивленно воскликнула Дорте. – Да, это аванс. Я получила работу в одном кафе в Стокгольме. Но мне не хочется ехать одной… Все–таки это совсем чужая страна. Правда, со мной поедет Людвикас, но тем не менее. – А кто такой Людвикас? – Мой знакомый. У его двоюродного брата бизнес в Стокгольме. Он может достать мне работу. Кажется, ты уже закончила школу и теперь безработная? – Да. – Ну так поехали со мной! – Мама ни за что меня не отпустит. – Почему? – Она считает меня еще ребенком, – сказала Дорте, не говоря о том, что и сама никогда бы не попросила мать отпустить ее в такую поездку. – Но ведь тебе нужна работа! Здесь нет выбора и платят гроши. В Швеции человек зарабатывает за один месяц столько, сколько здесь за два–три года. – Не может быть! – воскликнула Дорте. – Конечно, может! Это такая богатая и красивая страна! Все шведы вежливые и добродушные, ведь У них там полно работы! Даже полицейские на улицах и те вежливые! – А ты была там? – Один раз. Два дня… Мне до сих пор это снится. А какие там магазины! В них можно купить все, что захочешь. Сказочно красивые платья! По самой последней моде. Когда–нибудь я открою в Стокгольме модный бутик! – мечтательно сказала Надя и вытянула как можно дальше ноги в золотых босоножках, показывая всем красные ногти. – А по–русски там понимают? – Нет, но ты быстро выучишь шведский. – Я выучила литовский, с меня хватит. – Тебе не обязательно жить там долго. За два–три месяца ты скопишь денег, чтобы учиться в Вильнюсе или купить квартиру, если захочешь. А это время можно потерпеть и объясняться на пальцах. – А ты туда надолго собираешься? – Там видно будет. Может быть, поживу несколько месяцев… Может, дольше… Хочу заработать на собственный бутик. – Там так легко получить работу в кафе? – Нет. Но брат Людвикаса поможет. Попросить за тебя? – Не надо. Меня не пустят. Больше Надя о Швеции не говорила. Вместо этого она начала рассказывать, каким образом ей удалось дешево купить платье в бутике в Янаве. Дорте вежлив кивала. Она вдруг поняла, что многого не знает об этих бутиках. Дома в дверях ее встретила Вера. Растрепанная, не подкрашенная. – Сын дяди Иосифа прислал маме письмо! – Письмо? – Он требует, чтобы мы немедленно заплатили за квартиру или съехали. Смотри! Дорте взяла письмо. Сперва строки расплывались у нее перед глазами. Потом она поняла, что Иосиф и Анна не имеют возможности дольше держать семью Дорте. Как будто дом не останется прежним! Как будто они не помогали старикам во всем, в чем должен был помогать сын. – За три месяца! Мама скрывала это от нас! – И от Бога тоже! – испуганно прошептала Дорте. – К черту Бога! – процедила Вера сквозь зубы. – Он забрал от нас папу! – Вера! – воскликнула Дорте и плюхнулась на ближайший стул. На столе стояла кастрюля со щами. Ее нужно было отнести старикам и там разогреть. Пахло смертью и тлением. – Где мама? – Молится в церкви. – А почему она не молится дома, как всегда?.. Тогда мы бы узнали… – Там она молится о вещах, которые мы не должны знать. Она долго скрывала от нас это письмо. – Вера шмыгнула носом. Дорте вдруг заметила, что Вера плакала. – Как ты поняла? Она показала тебе?.. – Нет. Я нашла его в жестяной коробке над плитой. Я так рассердилась. Стала кричать, что она нам лжет. Потом мы обе сидели и плакали. И она ушла. – Подумай только, мама несколько недель скрывала от Бога такую важную вещь! – с тревогой, но не без восхищения проговорила Дорте. – Подумаешь! Она скрывала это не от Бога, а от нас! Ты хоть понимаешь, как плохи наши дела? Эта сволочь собирается вышвырнуть нас из дома! – Что же нам делать? – Липкое беспокойство охватило Дорте и вытеснило из головы все другие мыслил Не дожидаясь, пока Вера ей ответит, она вышла из комнаты и спустилась по лестнице. – Куда ты? – крикнула ей вслед Вера. – Посмотрю, где мама… Ведь у нее никого нет, а теперь она поссорилась и с Богом. На другой день Вера ушла днем и вернулась, когда они уже легли спать. Раньше такого никогда не случалось. И все–таки мать не пошла ее искать. Утром Вера отдала матери конверт с деньгами – в нем была плата за квартиру за два месяца. Дорте удивило, что обе, и мать и Вера, расплакались над этими деньгами. На вопрос Дорте, откуда эти деньги, они не ответили. И Дорте почувствовала себя лишней. К тому же мать не спросила у Веры, кто одолжил ей деньги. Сама Вера молчала. Как будто Дорте была посторонняя. Вечером у матери состоялся короткий, но сердечный разговор с Богом. – Господи, умоляю Тебя, защити Веру! Дай ей силы, пусть выбор окажется ей по плечу. Спаси ее душу! И, если можно, дай ей работу, чтобы мы могли вернуть деньги, которые она заняла у хозяина супермаркета. Аминь! При этих словах матери Вера вскочила с кровати и выбежала за дверь, не надев ни пальто, ни туфель. Они слышали, как она кубарем скатилась с лестницы и даже не прикрыла входную дверь, которая хлопала на ветру все время, пока Вера была в уборной. Дорте всегда восхищалась силой и исступлением, которые у Веры проявлялись в горе. Но после того вечера ее гнев поутих. Глаза стали похожи на погасшие факелы. Один раз Дорте проснулась от Вериных рыданий. Но когда она протянула руку, чтобы утешить сестру, та сделала вид, что спит. Наконец наступило последнее свидание на берегу реки, на другой день Николай уезжал. Дорте хотела сказать ему, что, по–видимому, в следующий раз, когда они не смогут заплатить за квартиру, их вышвырнут на улицу, но это показалось ей предательством по отношению к матери и Вере, к их гордости. – Может быть, я найду для тебя работу в городе, тогда мы сможем часто видеться. – Мне там негде жить, – уныло сказала Дорте, но тут же подумала о деньгах, которые могла бы заработать в городе, их хватило бы на то, чтобы жить рядом с Николаем. – Во всяком случае, я тебе напишу. И ты тоже пиши мне. Почаще! – Хорошо, – пообещала Дорте. – И я буду приезжать домой на все каникулы. – Да… Перед ними текла добрая и темная река. Иногда в воде мелькала мокрая ветка или проплывал лист. Несколько минут мимо них плыл грязный бумажный стаканчик. Утка занималась своими делами, то и дело погружая голову в воду. Ее нисколько не смущало, что из воды торчал только ее зад. Если бы Дорте не испытывала такого бессилия перед всем, что на нее свалилось, она бы улыбнулась при виде этой картины. Николай спросил бы, чему она улыбается, и она показала бы ему на утку. И они посмеялись бы вместе. Но в тот вечер все было по другому. Конец. Как будто она должна была умереть, но забыла подготовиться к смерти. Как будто запуталась в мелочах, когда единственное, что было важным, – это сидеть с Николаем на берегу реки. Когда Николай прикоснулся губами к ее губам, она испугалась, что сейчас заплачет. От смущения она поджала губы, но побоялась объяснить ему, почему она его оттолкнула. Конечно, он обиделся. Повторив попытку с тем же результатом, он спросил: – Я тебе больше не нравлюсь? – Очень нравишься. – Тогда в чем дело? – Мне так горько, что ты уезжаешь, что у меня окаменели губы, я не могу… – с трудом проговорила она. Он погладил ее по щеке и поцеловал в лоб. Они сидели, тесно прижавшись друг к другу, а темнота все больше наползала на берег. Но реку вечер превратил в зеркало. В нем отражался мерцающий небесный свет. А чуть подальше церковь опрокинула в реку свою колокольню, словно пробовала, холодна ли вода. На грани между этим зеркалом и темнотой пролегала широкая оранжевая полоса. – Ты думаешь обо мне, когда не видишь меня? – неожиданно спросил он. Прежде чем ответить, она сложила слова в голове, ведь ее ответ был очень важен. – Вообще–то я думаю о тебе постоянно, даже когда сама этого не замечаю, – призналась она. – Я всегда беру тебя с собой, когда ложусь спать. Мы всегда спим вместе, – хрипло сказал он. – Не забывай делать это и в городе. – Спасибо! – Он кашлянул и крепче обнял ее. 4 Когда мать понесла священнику выглаженные рубашки, Вера предложила Дорте ходить из дома в дом и спрашивать, не найдется ли для них какой–нибудь работы, даже у таких обычных людей, как они сами. – Мы должны пойти обе, но порознь. Так будет вернее, – сказала она. – Нельзя клянчить работу как милостыню, – запротестовала Дорте. – Можно и нужно! – решительно сказала Вера, она не рассердилась, и это испугало Дорте. – Как бы я хотела вернуться в Белоруссию! – в отчаянии сказала она. – Не ты одна. Там у нас был дом! И никто нас не мог выбросить из него, даже если бы мы не имели денег на капусту с картошкой. – Давай скажем маме, что мы хотим вернуться Домой! – А где взять денег, чтобы выкупить наш дом, если его и согласятся нам продать? Приведи себя в порядок, ты должна хорошо выглядеть. Я составила список, куда тебе пойти в первую очередь, – сказала Вера, по–прежнему не сердясь. Дорте привела себя в порядок Один день. Другой. Безрезультатно. Некоторые жалели ее и смотрели на нее как на настоящую нищенку. Но большинству она, видно, действовала на нервы, и ей не спешили открыть дверь. Фермер, у которого она работала раньше, встретил ее приветливо и попросил зайти весной. Когда на второй день вечером Дорте вернулась домой, от нее так несло потом, что ей стало стыдно, и она поставила греть воду. На случай если мать или Вера вернутся раньше, она спряталась за ширму. Вымывшись, надела чистую блузку и пошла в бар пекаря. Там не было никого, кроме матери Николая, и та приветливо кивнула Дорте. Румяная, как обычно, с вьющимися каштановыми волосами. Такие же были у Николая. Яркие, совсем другого оттенка – не такого, как унылые коричневые обои бара или мысли Дорте. Ее вид немного утешил Дорте, хотя она еще больше затосковала по Николаю. По своему обыкновению, она села за столик поближе к стойке. Однако не смела спросить, есть ли какие–нибудь известия от Николая. Барменша повесила полотенце на плечо и вышла из–за стойки. Высокая, худая, чуть–чуть сутулая, совсем как Николай. Ее сильные длинные икры были испещрены синими извилистыми венами. Казалось, кожа на ногах тесновата для них, и они пытаются прорвать ее. Барменша подошла к Дорте и склонилась над ее столиком. Тихо, не спуская глаз с двери, она спросила: – Как тебе живется, деточка? Помолчав некоторое время и кивнув пару раз, Дорте сказала: – Мне так грустно! – не объясняя причину своей грусти. Вера считала, что Дорте в первую очередь следует просить работу именно в этом баре, хотя Дорте объяснила ей, что на место Николая должна приехать его двоюродная сестра. Правда, не призналась, что ей стыдно просить работу у матери Николая и тем самым показать, какие они бедные. – Выпьешь чашечку чая? – спросила мать Николая. – У меня нет денег, – прошептала Дорте и привстала со стула. Через секунду она прижалась головой к плечу барменши и заплакала. – Успокойся, не плачь. Нам всем недостает Николая, верно? Дорте кивнула и почувствовала, что краснеет. Но мать Николая уже ушла готовить чай. Вернулась она с полной чашкой чая и свежей ватрушкой, к тому времени Дорте уже овладела собой. – Господи боже мой! – воскликнула она, вскочила и с благодарностью пожала барменше руку. – Большое спасибо! – На здоровье! – ответила мать Николая серьезно, но с улыбкой в голосе и ушла за стойку. Запах ватрушки напомнил Дорте запах Николаевой кожи. Их последний вечер в темноте на берегу. Дорте чувствовала себя канатной плясуньей. Канат был натянут выше, чем следовало, с него так легко упасть, и ей было страшно. Как в глубокой реке, где можно и не доплыть до берега. До сих пор ей удавалось удерживать равновесие, и она не падала. Вспомнив об этом и о Николае, она осмелела. – Здесь так трудно… получить работу, – пробормотала она, не глядя на мать Николая. – Я понимаю… И ты еще такая юная. А у твоей сестры есть работа? – Нет. Вот я и подумала… Может быть, у вас… я могла бы?.. Почти нежным движением мать Николая вытерла ладонью стойку. Наверное, из–за этого жеста, получив отказ, Дорте не ощутила стыда. – Мне очень жаль. Но мы вынуждены взять к себе Мариту. Теперь, когда Николай будет жить у моего брата в Каунасе… Девушка она трудная, без будущего… Дорте попыталась представить себе Мариту, но не смогла. – Сколько ей лет? – спросила она, неожиданно осознав, что беседует с матерью Николая. В эту минуту тишину нарушил колокольчик над дверью. Дорте оглянулась и увидела Надю в сопровождении мужчины с кошачьими глазами. Заметно старше ее. Во всяком случае, ему было больше тридцати. Дорте опустила глаза на ватрушку. – Николай уже уехал? – крикнула Надя его матери, словно они были подругами. Или, еще хуже, будто обращалась к нему самому. – Да, уехал, – тихо ответила его мать, она ждала заказа, приподняв руки над стойкой. – Привет, Дорте! Я увидала тебя в окно. А это Людвикас, который достал мне работу в Швеции, – сказала Надя. Она вела себя как актриса в фильме. Чего нельзя было сказать о ее спутнике. Он был больше похож на героя комикса, неожиданно попавшего в реальную действительность. Не спросив разрешения, оба плюхнулись за столик Дорте. И, взяв пиво и минералку, заговорили по–русски, как будто Дорте не понимала этого языка. Обращались они только друг к другу. Говорили о том, что им еще следует сделать перед отъездом, о знакомых, о машине. Она была почти новая. Сперва Дорте сидела, разглядывая унылые коричневые обои, и не следила за их беседой. Тут все куда–то ездили. Все, кроме нее. В обоях было что–то щемяще грустное, не только здесь, но и везде. И вовсе не потому, что узор и цвет поблекли, носили следы сырости и были в пятнах, – просто с первого взгляда на них было понятно, что эта комната не устояла под натиском времени. Казалось, теперь задача обоев состояла в том, чтобы напоминать о смерти. Дорте взяла себя в руки. Хватит думать плохо об обоях в доме Николая только потому, что завидуешь тем, кто может планировать свое будущее. Людвикас смотрел на Надю так, что Дорте стало неловко. Неожиданно он обратился к Дорте. – Ты хорошенькая, – сказал он, склонив голову набок. – Разреши угостить тебя чем–нибудь? – Стакан молока, пожалуйста! – смущенно сказала она. Он засмеялся, обнажив большие белые зубы. Ему бы следовало вымыть голову, но, может быть, он нарочно намазал волосы гелем? Он производил приятное впечатление, немного безалаберный, но молока он ей так и не заказал. – Ты нашла работу? – спросила Надя, как будто только что заметила Дорте. – Нет. – Почему бы тебе не поехать с нами? Устрой себе каникулы, а жить будешь у меня совершенно бесплатно. я же тебе рассказывала, как хорошо в Швеции. Ходили бы с тобой в кино и на дискотеку. Мне было бы веселее, если бы ты составила мне компанию. Правда, Людвикас? Это было бы здорово. Она говорила словно выступала по телевизору. – Мой брат, кстати, мог бы предложить тебе работу. В самый раз для молоденькой и красивой девушки, как ты, – сказал Людвикас и подмигнул Дорте. Она проглотила последний кусочек ватрушки: – Ничего не выйдет. – Почему? – спросил Людвикас и погладил ее по руке, точно они были старые знакомые. – Маменька не разрешит, а Дорте не смеет ее ослушаться, – засмеялась Надя. Дорте смутилась. Зачем Надя смеется над ней? – Не пори чепухи! – осадил Людвикас Надю. Она мрачно замолчала. – Разве твоя мать не хочет, чтобы ты нашла себе работу? Или?.. Может, вы настолько обеспечены, что в этом нет надобности? – спросил он; его кошачьи глаза так смотрели на нее, как будто он знал все, о чем она не могла рассказать. У Дорте появилось ощущение, что ее заставляют играть роль, которую она не выучила. Поэтому она молчала, глядя в пустую чашку из–под чая и положив ложечку на блюдце. – Или, может, у вас все решает отец? – Отец умер, – вырвалось у Дорте. И в ту же минуту лицо отца уже лежало на столике, как газета, на которую этот чужой человек мог поставить локти. Хоть бы мать Николая скорее вернулась в бар! – Жаль, – сказал Людвикас и снова погладил ее по руке. Дорте быстро убрала со стола руку, не думая о том, что это может показаться высокомерно. – Может, подумаешь о моем предложении? – услыхала она. – Может быть, – уклончиво ответила Дорте, лишь бы закончить этот разговор. – Поговори с мамой, – вступила в разговор Надя. – А что там за работа? – спросила Дорте и слишком поздно поняла, что начало уже положено. – Легче не бывает. Официантка в кафе. – Не в баре? Мама не разрешит, чтобы я работала по вечерам в баре, – скромно призналась она. – Нет, это обычное кафе, – сказал Людвикас и снова показал белые зубы. Дорте кивнула и встала. Но медленно, не стоило проявлять невежливость. – Я приду завтра, и мы поговорим, – сказала Надя, оживившись. – Может, твоя мама и разрешит. Скажи, что ты едешь с нами и что это очень приличная страна. Никакой мафии! Это тебе не Россия. – Вот, посмотри сама, у меня есть несколько фотографий! – воодушевился Людвикас. Из кармана черной кожаной куртки он извлек несколько рекламных открыток. Зеленые деревья, церковь. На другой – парк, кажется, с аттракционами. На третьей был старый дом на площади, окруженный такими же домами. Небольшой и не страшный. Скорее Даже симпатичный. – А ехать туда далеко? – Дорте склонилась над Фотографиями, лежавшими на столе. – Да нет же! – воскликнул Людвикас. – Несколько часов на машине, потом на пароме, и мы на месте! он, видно, и вправду гордился Швецией, если носил с собой эти открытки. – Твоя семья оттуда? – Нет! Но меня там знают. – Ведь у тебя есть паспорт? – вмешалась Надя, разглядывая свои руки от плеча до ногтей. Потом сжала руку в кулак, ногти у нее были кроваво–красные. Дорте кивнула. – Тогда все очень просто! – улыбнулся Людвикас. Дорте встала и отошла от стола. Людвикас вскочил и стоял, словно официант, раскинув руки. – Не хочешь взять и показать их маме? – спросил он и протянул ей пачку открыток. Отказаться Дорте не могла. Она поблагодарила и взяла фотографии. В это время мать Николая зашла за стойку, и Дорте подошла к ней, чтобы поблагодарить и ее. – Привет Николаю! – сказала она, не смея поднять глаз. Мать приготовила «цеппелины» с сушеными грибами и укропом. Но больше всего там было картошки. Некоторое время они молча сидели вокруг стола. Вера не спросила Дорте, чем закончился ее поход от дома к дому. В том не было надобности. Получи Дорте хотя бы двухчасовую работу, она, вернувшись домой, первым делом сама сообщила бы об этом. Мать начала рассказывать о подбитом черном аисте, которого сосед нашел в кустах у реки. У аиста было повреждено крыло. Он не мог летать. Дорте вспомнила отцовскую книгу о диких птицах. В ней говорилось, что черный аист гнездится на деревьях и в конце апреля откладывает пять яиц. Что он очень пуглив и лучше всего чувствует себя в густых лесах, где нет людей. Вместе с тем ее удивило, что мать заговорила об аисте, который не имел к ним никакого отношения, ведь она знала, что Вера и Дорте не нашли никакой работы. – Аист с подбитым крылом не сможет осенью улететь в Южную Африку, – вздохнула мать, как будто от этого зависело их существование. Дорте наблюдала, как Вера отнесется к этому неожиданному сообщению. Но Вера безуспешно старалась отделить рыбу от картофельного пюре. Ее усилия были безнадежны. Мать разглядывала свои руки. Они лежали по обе стороны пустой тарелки, похожие на забытые старые перчатки. Тарелка выглядела безупречно чистой. Только на серединке остался крохотный след от пюре. Дорте охватило чувство, что она здесь чужая. Человек, которому ничего не рассказывают или, хуже того, которого считают посторонним, потому что он не приспособлен к жизни и слишком молод. – Что он собирается с ним делать? – все–таки осторожно спросила она. – С кем? – удивилась мать. – С аистом, – прошептала Дорте, стараясь поймать взгляд Веры. – А–а… с аистом, – с отсутствующим видом вздохнула мать и принялась убирать со стола. Глаза Веры не хотели замечать Дорте. Очевидно, случилось что–то неприятное. Что–то, о чем Дорте не знала. Она встала из–за стола, хотя еще не доела, и тут же обратила внимание на то, что мать не поблагодарила Бога за пищу. Раньше такого не случалось. Вера схватила куртку, сумку и ушла, не проронив ни слова. Дорте побоялась остаться с матерью наедине и бросилась вслед за Верой. – Что произошло? Скажи мне, ну пожалуйста! – Она запыхалась, стараясь остановить Веру. – Этот проклятый дядин сын! Он сказал, что мы должны освободить квартиру до конца октября. Он сдаст ее тому, кто будет за нее платить! – зловеще спокойно произнесла Вера. – Если бы ты тоже была уже взрослой! – прибавила она, прежде чем темнота скрыла ее. Дорте не могла сразу вернуться домой. Она села в уборной, хотя запах там был не из приятных. Мухи лениво ударялись о стены. Обычно они роились вокруг электрической лампочки. Но она перегорела, и никто не потрудился ее заменить. У дяди Иосифа больше не было лампочек. В последние дни он и траву не срезал. Она проросла между досками пола. Сквозь щелястую дощатую стену Дорте увидала сутулую фигуру дяди Иосифа. Он ждал своей очереди. Дядя никогда даже голосом не выдавал своего присутствия – просто сидел и ждал на скамейке под кленом. Сегодня Дорте было трудно пройти мимо него. Что можно сказать человеку, который позволяет своему сыну лишать людей крова? И все–таки, проходя мимо, она заставила себя пробормотать: – Доброй ночи! Когда она поднялась домой, мать снова заговорила о подбитом аисте. Сосед перевязал ему крыло. – Может, он все–таки поправится и долетит до Южной Африки, – сказала Дорте, моя руки под краном. – До Южной Африки? – повторила мать, как будто впервые услышала об этой стране. – Нет, вряд ли повязка ему поможет… Его нужно убить. Дорте не могла заставить себя показать матери рекламные открытки из Швеции. 5 – Две–три тысячи долларов в месяц? – повторила Дорте. – Почему долларов? Разве в Швеции доллары? – Доллар интернациональная валюта! Ты хоть понимаешь, сколько это денег? – Нет. – Ужасно много! Здесь тебе пришлось бы вкалывать три или четыре года, чтобы столько заработать. А там ты через три месяца станешь богачкой, вернешься и купишь матери целый дом. Мы едем завтра. Возьми с собой только самое необходимое. Все, что тебе нужно, ты получишь там, рабочую одежду и все остальное! – Мама не отпустит меня так далеко, – вздохнула Дорте. – А ты скажи, что едешь в Вильнюс. Дня на два, с друзьями. Или оставь письмо, которое она прочтет, когда ты уже уедешь. Так, пожалуй, будет лучше всего. – Я не могу лгать. – Но это правда! Мы действительно сначала заедем в Вильнюс. А потом напишешь ей из Стокгольма. Расскажешь, как там хорошо. И она успокоится. Или позвонишь по телефону. Там все есть. Когда ты будешь уже в Швеции и расскажешь ей, как хорошо ты устроилась и сколько ты зарабатываешь, она простит тебя. – Она захочет знать, где я буду жить. Мой адрес. Надя вытащила записную книжку и вырвала из нее страничку. Потом написала какой–то адрес в Вильнюсе. – Вот, отдай матери. Скажи, что это твой временный адрес, потом пришлешь ей постоянный. Разве не замечательно, что мы с тобой увидим другую страну! Подумай сама! И деньги! – Мы там будем ночевать? В Вильнюсе? – Да, но только ночь или две. Людвикас должен там что–то уладить. Приходи к реке, туда, где кончается дорога, в пять часов! Больше пятнадцати минут мы ждать не будем. Дорте никогда никуда не ездила без матери и Веры. И сейчас, когда поездка стала уже реальностью, ей сделалось не по себе. Но ей не было еще и шестнадцати. А два–три месяца пройдут быстро. Ведь уже к Рождеству она вернется домой. Конечно, вначале она будет тосковать по дому. А может, там будет так интересно, что у нее не останется времени на тоску? Отец гордился бы, что она решилась на такое путешествие. Дорте повезло. Назавтра мать пошла к священнику стирать белье. Обычно это занимало у нее целый день. Вера ушла на весь вечер и собиралась ночевать у подруги. Когда Дорте спросила, у какой подруги, Вера только пожала плечами и ничего не ответила. Между ними что–то возникло. Какое–то отчуждение. Словно они говорили на разных языках, или словно мать с Верой о чем–то сговорились и скрыли это от Дорте. Обе они были мрачные. Утром мать молилась не так, как всегда. В ее молитве больше не было сердечной доверительности. Голос звучал тихо. Как будто она говорила с кем–то незнакомым. Или хотела скрыть свои мысли. Дорте подумала, что пора ей стать взрослой. Надо взять на себя ответственность и помогать матери. Она уже видела, как посылает домой из Швеции первые деньги. Веселые, гордые лица матери и Веры. Она выбрала самый маленький чемодан, какой у них был, и сложила в него свои вещи. Чемодан был старый и когда–то принадлежал отцу. После отъезда из Белоруссии им никто не пользовался. По совету Нади Дорте взяла с собой только самое необходимое. Потом спрятала чемодан под кровать на тот случай, если Вера неожиданно зайдет домой, пока она собирает последнюю мелочь. Паспорт. Дорте вспомнила усилия матери, с трудом добившейся разрешения жить в Литве, мать даже изменила окончание их фамилии на литовское и сделала отдельные паспорта Вере и Дорте, хотя они были еще маленькие. Серого слоника с розовыми ушами, которого ей подарил Николай, Дорте тоже взяла с собой. Она всегда спала с ним. И записную книжку. До смерти отца она любила рисовать. Цветы и времена года. У нее в ящике лежало три альбома. После смерти отца никто ее рисунками не интересовался. Любимые книги хранились в шкафу со стеклянной дверцей. Некоторые отец читал им вслух. От нервного напряжения Дорте вспотела. Может, взять с собой какую–нибудь книгу? Такую, которую она сможет читать и перечитывать. Взгляд упал на «Анну Каренину» Толстого. Отец читал отрывки из нее, когда Дорте было двенадцать. После чтения он любил порассуждать, к чему приводит, когда все решает семья, и Вера горько плакала. Мать читала этот роман давно и теперь не позволила себе расчувствоваться. Наоборот, ей не нравилось, что отец читает книги для взрослых Вере, которая слишком чувствительна. Дорте схватила толстую книгу и сунула ее в чемодан. Осталось только незаметно уйти из дома, пока никто не вернулся. Она взяла с собой поесть и решила провести день на берегу в их с Николаем укромном месте. Наконец она написала письмо и приложила к нему адрес в Вильнюсе. В письме Дорте просила мать простить ее за то, что она взяла с собой отцовские часы, чтобы знать время, и что она любит ее и Веру. Она обещала быть экономной и посылать им деньги. Но не написала, что будет зарабатывать очень много. Зачем? Мать могла понять, что она уехала за границу. У Дорте было то же чувство, как когда она в первый раз заплыла туда, где ноги уже не достают дна. Если бы с ней ехал отец, он сказал бы, что погода им благоприятствует. Когда он был жив, они, бывало, ездили куда–нибудь на поезде. Выходили на незнакомых станциях, открывали для себя новые места. Они брали с собой бутерброды, но никогда не уезжали так далеко, чтобы не успеть к вечеру вернуться домой. Мать настаивала, чтобы они брали с собой плащи на случай дождя. И отец всегда отвечал ей, что погода благоприятствует их поездке. Слова «благоприятствует поездке» навсегда связались у Дорте с бутербродами и отцом. Интересно, как бы он отнесся к тому, что она отправилась зарабатывать деньги и посмотреть чужую страну с пакетиком бутербродов, но без плаща на случай дождя? Она сняла туфли, чтобы их поберечь, и по тропинке через рощу за домом шла босиком. Все равно ее никто не видел. А если и видел, то ничего не знал об ее планах. Она устроилась в тени под высоким вязом. Он нависал над ней, как ярко–зеленая крыша. С двух сторон дороги надежной стеной стоял кустарник. У самого берега еще цвели белоснежные кувшинки, ее с Николаем кувшинки. Несколько цветков завяли. Зато другие, совершенно свежие, как будто желали ей доброго пути. В условленном месте ей нужно было быть только в пять. Время текло ни быстро, ни медленно. Но сердце билось с трудом. Она съела бутерброды за три раза, запивая их водой. Дважды она слышала, как автомобили останавливались на заросшей травой дороге в двухстах метрах от нее. И снова, в который раз, смотрела на часы, большие, массивные. Стрелки двигались ужасно медленно. Металлический браслет был велик для ее запястья, поэтому Дорте пришлось сдвинуть часы почти до локтя. Наконец пришло время идти на дорогу. Она прождала почти час, прежде чем серый «ауди» на бешеной скорости вылетел на площадку для разворота, оставив две глубокие борозды. Сперва Дорте решила, что это не за ней, потому что в машине не было Нади. Потом она узнала Людвикаса. Другого мужчину она видела впервые. – Привет! Вот ты где! Садись назад! – велел Людвикас и выскочил из машины, чтобы помочь ей с чемоданом. – А где Надя? – робко спросила Дорте. – Надя догонит нас в дороге. Давай скорей. Мы уже опаздываем! – Куда? – спросила Дорте, садясь на нагретое солнцем сиденье. Ей показалось, что она села на раскаленные угли. – Договоренности, юная дама! Договоренности! – засмеялся Людвикас. Он был тот же и в то же время совершенно другой. Дорте не могла понять, чем имени но этот Людвикас отличается от прежнего. Может быть, голосом? От второго пахло чем–то сладким, противным. Как только Дорте закрыла за собой дверцу машины, Людвикас включил мотор, и они помчались по дороге. Окна впереди были наполовину открыты. На шоссе пыль и табачный дым окутали Дорте, ей стало трудно дышать. – Можно мне открыть здесь окно? – спросила она. – Там механизм не в порядке. Потерпи до остановки. У нас впереди окна открыты. Она сказала себе, что так и должно быть. Знакомство с миром имеет и приятные и неприятные стороны. Например, затылок незнакомца. На этой неделе он точно ни разу не мыл голову. Может быть, и на прошлой тоже. Сначала она ждала, когда он представится потом поняла, что этого не будет. Мать всегда говорила, что важно с первой минуты внушить уважение к себе, показать свою воспитанность. Очевидно этого человека не научили, что нужно представиться и назвать свое имя, если едешь в машине с незнакомой женщиной. – Извините, меня зовут Дорте. А вас? – спросила она сквозь шум мотора. Он быстро повернулся к ней и усмехнулся, но ничего не сказал. Может, он туповат, подумала Дорте и больше к нему не обращалась. – Его зовут Макар, – через некоторое время сказал Людвикас. – Он поедет с нами. Организовывать, устраивать. – Что организовывать и устраивать? – Такое путешествие не простая затея. – Да, конечно, – согласилась Дорте, надеясь, что не произвела на них впечатление наивной дурочки. Уже потом, после того как они останавливались у бензоколонки и Людвикас купил им какую–то еду в бумажных пакетах и безуспешно попытался открыть заднее окно, зазвонил его телефон. Он вытащил его, одновременно так резко повернув руль, что Дорте упала на сиденье, едва не задохнувшись. – Черт! Ладно, о'кей! Прекрасно! Мне все равно! – сказал Людвикас, выслушав сообщение, и, не попрощавшись, сунул телефон между сиденьями. – Надя не может найти паспорт. Приедет, когда получит новый. Все у нее не как у людей, – спокойно сказал Людвикас. Как будто знал об этом заранее. Черная тревога охватила Дорте. Она и представить себе не могла, что Нади с ними не будет. – Она всегда раскидывает свои вещи! Надеюсь, ты не такая? – Не знаю… Затылок Макара превратился в комок жирных волос, которые кто–то вытащил из канализационной трубы и прилепил к его затылку, чтобы мешать Дорте смотреть вперед. Вонь в машине сделалась невыносимой. – Я не могу ехать без Нади, – жалобным голосом сказала Дорте. – Еще как можешь, – возразил Людвикас. – Еще как можешь, черт бы тебя побрал! – словно усиленное эхо, раздался голос Макара. Он первый раз обратился к ней. – Нет! – твердо сказала Дорте. – Я хочу вернуться домой! – И как ты собираешься возвращаться, позволь узнать? Или ты думаешь, что мы потратим целый день на то, чтобы ты вернулась домой к мамочке? – спросил Людвикас незнакомым ей тоном. Он вообще стал не похож на себя. В баре он был совершенно другой. – Я могу поехать на поезде или на автобусе, – сказала Дорте, тут же вспомнив, что у нее в кошельке всего несколько мелких монет. Ведь ее предупредили, что деньги ей не нужны. Все расходы брал на себя Людвикас. – Успокойся! Надя приедет через несколько дней. Поспи там сзади, и тебе все сразу предстанет в ином свете. Скоро ты познакомишься с другими девушками. Может быть, уже завтра. – С какими девушками? – Это наши знакомые. Не эти слова усилили тревогу Дорте, а то, как мужчины переглянулись, пока Людвикас говорил с ней. Она увидела в зеркале лишь их быстрые взгляды, но они врезались ей в мозг. Мужчины вели себя так, словно она здесь не присутствовала или – что еще хуже – словно им было наплевать на нее. Словно она была пустым местом. Дорте покрылась испариной. В машине сделалось невыносимо жарко, но она стиснула зубы, чтобы они не стучали. Ландшафт летел мимо, вызывая неутихающее удушье, и оно только усиливалось от одного вида голов сидящих впереди мужчин. Лицо Людвикаса, которое она иногда видела в профиль на фоне синего неба, казалось вырезанным из черного картона. У Макара сзади на шее была татуировка. Якорь, сердце и бессмысленные завитушки, что должно было означать символ веры, надежды и любви. Его шевелюра заслоняла горизонт, как сероватая опухоль. Ты просто не привыкла уезжать из дома, пыталась внушить себе Дорте. Эта разумная мысль мало ей помогла. Через несколько километров Людвикас повернул голову и обнажил в улыбке белые зубы. Дорте была не в силах ответить ему улыбкой. Он помрачнел и больше к ней не оборачивался. Так они и ехали. Остановились они на перекрестке в маленьком городке с бензоколонкой. Дорте поинтересовалась, не Вильнюс ли это, и оба ее спутника захохотали. Словно она была смешным зверьком в клетке, выставленным на обозрение. Она решила не давать им повода для смеха больше, чем необходимо. Когда она вышла из уборной, Макар стоял возле двери, точно ждал ее. В этом не было надобности – она и без него знала, где стоит «ауди», – и у нее появилось неприятное чувство, что за нею следят. Было уже темно. Не считая освещенных окон в домах вокруг бензоколонки и фар машин, летящих по шоссе в обе стороны под слегка освещенным небом с оранжевыми пятнами на западе, было темно. Луна походила на желтую репу, от которой отрезали больше половины. Когда они проезжали мимо редких домиков, Дорте мечтала оказаться за одним из этих окон. Пусть она была не знакома с жителями домиков, но там, под лампами, шла спокойная и обычная жизнь. Все знали друг друга. И не собирались никуда ехать. Ни в какую Швецию. Занимались привычными делами и ничего не боялись. Читали книги. Ужинали, беседовали о прожитом дне. Как любили беседовать Вера, мать и она. Что–то они сейчас делают? Прочитали ее письмо и тревожатся за нее? Но они были не одиноки в своей тревоге. Дорте вдруг поняла, что самое тяжелое в таком путешествии – это чувство одиночества. Однако, не испытав его, никогда ничего не узнаешь. Тут уж никуда не денешься. Постепенно ты привыкнешь и начнешь думать по–новому. Все покажется легче и лучше. Ты словно освободишься и сможешь радоваться окружающему и людям, которых встречаешь. Когда она приедет в Швецию и начнет работать, ей уже не придется целый день сидеть в душном автомобиле вместе с этими типами. Никогда! Она больше не будет иметь с ними дела. Сейчас главное добраться до места. По обе стороны дороги темной стеной высился еловый лес. Свет фар выхватывал светлые полоски, скользил по жухлой траве и кустарнику. В одном месте он осветил остановку автобуса. В другом – плакат, предупреждающий о возможном появлении лося. Людвикас чертыхнулся, когда перед ними на дорогу выехал большой лесовоз. Обогнав его, он громко засмеялся и стукнул по рулю кулаком так, что клаксон вскрикнул от неожиданности. Вскоре Дорте поняла, что они уже в Вильнюсе. Повсюду вдоль дороги и в домах горел свет. Машин стало больше. Они подъехали к нависшим над дорогой большим домам и остановились перед одним из них. Черные деревья бросали тень на площадку. Во многих квартирах окна были темные, в некоторых – освещены, и на застекленных балконах стояли горшки с цветами. Кое–где зияли разбитые окна. В одном месте их завесили разноцветными одеялами. А рядом соседи покрасили зеленой краской балконную решетку. Как будто хотели от всех отличаться. Людвикас поднялся с Дорте на какой–то этаж и отпер дверь, на которой не значилась фамилия хозяина. – Мы здесь будем ждать Надю? – спросила Дорте. – Нет. Здесь мы с тобой поживем бесплатно, пока оформляются наши документы и билеты. Завтра они будут готовы. Но мне нужен твой паспорт. – Разве мы не пойдем туда вместе? По–моему, они должны увидеть меня лично. – Нет, я все сделаю сам. Так будет быстрее. Воздух в квартире был спертый, пахло пылью и потом. Макар зажег свет, и Дорте увидела несколько пар стоптанных футбольных бутс, посреди комнаты валялся футбольный мяч. Маленькая прихожая была забита одеждой и всяким хламом. – Кто здесь живет? – спросила Дорте. – Знакомый Макара. Ну, где твой паспорт? У меня назначена встреча, я и так опаздываю. – А я?.. Я должна здесь остаться? – Да. Но потом к тебе присоединятся другие девушки. Будете жить вместе. Одна ты не останешься. Не бойся! – Он обнажил зубы, словно желая подбодрить Дорте. Вот сейчас он стал почти таким же, каким был раньше, когда она видела его вместе с Надей. И все–таки Дорте не могла заставить себя улыбнуться, лишь молча протянула ему свой паспорт. Он схватил его и с усмешкой спрятал в карман куртки. – Здесь найдется что–нибудь поесть? – спросила Дорте. Не отвечая, он протиснулся мимо нее в чулан, который, по–видимому, служил кухней. Открыл холодильник. Лампочка осветила скудные припасы. Людвикас удовлетворенно свистнул и взмахнул рукой. На столе лежал незавернутый хлеб. Дорте потрогала его. Он был черствый, и от него не пахло Николаем. – О'кей? – спросил Людвикас. Дорте не ответила. Лишь когда он ушел, до нее дошло, что она находится в чужом городе и даже не знает, в каком именно. В чужой квартире, неизвестно чьей. Кто знает, сколько она здесь пробудет? Она забыла попросить ключ на тот случай, если ей захочется пройтись. Дорте подошла к двери, собираясь окликнуть Людвикаса. Но дверь оказалась заперта! Его шаги замерли вдали еще до того, как Дорте сообразила, что ей нужен ключ, чтобы открыть дверь изнутри. Она была заперта в этой чужой квартире! Но он, наверное, не знает этого. Было похоже, что он сам впервые попал сюда. Ощущение нереальности происходящего заставило Дорте прислониться к стене. Как будто ей снился кошмар, но проснуться она не могла. Она убедила себя, что это все от усталости и оттого, что она прежде никогда не оставалась одна. Дорте взяла себя в руки, повесила куртку на стул и стала осматривать квартиру. В ней была всего одна комната и крохотная ванная с ржавой раковиной. Сполоснув раковину, Дорте вымыла руки. Все тут выглядело ветхим и старым. Но это было не важно. Самым отвратительным был запах. Когда она зажгла все три лампочки, то увидела, что квартира не убиралась уже несколько месяцев. Она поискала в шкафах постельное белье, но нашла только старую спортивную форму, грязную майку, боксерские перчатки и пустые бутылки. Неубранный раскладной диван хранил следы того, кто когда–то на нем спал, подушка была примята посередине. Дорте попыталась открыть окна. Сперва они не поддавались. Потом ей удалось приоткрыть одно из них. Казалось, их вообще никогда не открывали, так что закрыть их тоже было трудно. Теперь с улицы в комнату хлынул поток воздуха, удушливого, смрадного городского воздуха, и шум уличного движения. Далеко внизу кто–то болтал и смеялся. Дорте отрезала кусочек хлеба. Сероватая серединка, во всяком случае, была съедобной, надо было только обрезать ее по краям. В холодильнике она нашла пачку масла, которую, к счастью, еще не открывали, и банку консервированного тунца. У консервов был вкус бумаги и постного масла. Но она все–таки поела, стоя у кухонного стола, при этом она думала о том, чем ее в последний раз угощала мать Николая. А когда это не помогло, она стала вспоминать, как пахло от самого Николая в последний вечер у реки. Стараясь не смотреть на не убранную с дивана постель, Дорте нашла пальто, чтобы ее прикрыть. Она почистила зубы, расстелила на диване пальто и легла, не раздеваясь, накинув на ноги свою куртку. Туфли поставила рядом, чтобы не ходить потом босиком грязному полу. Она погасила свет и, лежа, смотрела в окно, в которое был виден кусочек темного неба и огни в окнах высоких окрестных домов. Она думала о матери и о Вере. Они, конечно, уже спят. Ей вспомнился запах чистого проветренного постельного белья. Материнская вода для спрыскивания белья со слабым запахом лаванды и сонное дыхание, которое она слышала, если ей случалось уснуть последней. Верино – легкое и спокойное. Материнское – неровное, иногда переходящее в легкий храп. Словно мать уносила с собой в сон все дневные невзгоды и, где–то глубоко в горле, у нее шел долгий спор с самой собою. Когда спор становился слишком громким, мать быстро переворачивалась на другой бок. Сегодня вечером она наверняка молилась Богу, чтобы он поберег Дорте. Дорте сложила руки и в этой чужой комнате в чужом городе с чужими звуками услышала собственный голос: – Пресвятая Богородица, Матерь Божия, даже не знаю, как начать, но мама, наверное, чувствовала, что я должна уехать, и потому сказала, чтобы я не забывала молиться. Не знаю, считаешь ли Ты меня достаточно взрослой и достойной. Но есть вещи, которые мне давно хотелось с Тобой обсудить. Главное, что стало с папой? Я знаю, конечно, что он должен был умереть, но я не знаю, где он теперь. Ведь он почти не молился. Хотя, возможно, он молился без слов, про себя. Но он никогда не заставлял нас принимать участие в его молитвах, как это делает мама. Свои мысли папа держал при себе, даже когда разговаривал с нами. Например, я не знаю, как бы он отнесся к моей поездке в Швецию с чужими людьми только потому, что нам нужны деньги. Есть вещи, которых я никогда не узнаю, если Ты по доброте Своей не подашь мне знак. Понимаешь, мне так хочется, чтобы папа мог гордиться мною. Я никогда не спала одна в чужой комнате. Меня не радует даже то, что я приняла важное решение поехать за границу, чтобы стать взрослой и заработать там денег. Моли Бога, чтобы Он в милосердии Своем сохранил Николая. И маму, и Веру! Пошли им приятные мысли, чтобы они перестали бояться за меня. Аминь! 6 – Мы едем в одно роскошное место! – уверил ее Людвикас. – Огромный дом. Множество комнат. Большие гостиные и баня. Там ты познакомишься с разными людьми. Во всяком случае, с одной русской девушкой. Он стал насвистывать. И даже не очень фальшиво, но этот свист не успокоил Дорте. Ей хотелось задать много вопросов, но слов не было. Она могла бы сказать ему, что моется в бане только с членами своей семьи или со знакомыми, но никак не с чужими. Но это они поймут, когда она откажется идти в баню со всеми. Про это можно и не говорить. Она вообще не разговаривала с Людвикасом. Да и он с Макаром тоже. Макар был явно не из болтливых. У него были потные руки, она почувствовала это, когда он обнял ее за талию, помогая сесть в машину. Она попыталась вырваться, однако его пальцы впились в ее обнаженную руку. Дорте быстро убрала руку и села в машину Он засмеялся. Его смех прокатился по земле на многие километры. Он звучал все громче и громче. До тех пор, пока Дорте не поняла, что сжала зубы так крепко, что едва ли сможет снова разжать челюсти. Если я не перестану всего бояться, то лучше мне сразу вернуться домой, подумала она. Правда, у нее не было денег, но она могла позвонить по телефону матери Николая и попросить ее передать Вере или маме, что, к сожалению, ей нужны деньги на автобус, чтобы вернуться домой. Деньги можно и прислать, но ведь именно нужда в них и заставила ее уехать. Ей было стыдно обращаться к матери с такой просьбой. Вера была права, называя Дорте избалованным ребенком, над которым все трясутся. Отец посоветовал бы ей привыкнуть к миру. Он сидел бы в своем кресле и рассуждал на эту тему. Буднично, без тени раздражения. «Мир нужно принимать таким, какой он есть, и с добрым сердцем». Но ведь так должны считать все люди, подумала Дорте. Иначе у тебя ничего не получится, и ты будешь вечно зависеть от других. Не об этом она мечтала. И не это имел в виду отец, когда строил для нее планы, заставлял учиться и много читать. Однажды Вера плакала над чем–то прочитанным, а отец утешал ее, говоря, что все это лишь выдумано писателем. Но когда Вера спросила, чем действительность лучше, отец только с улыбкой покачал головой: «Нужно подготовить себя к худшему, но вместе с тем не терять доверия к людям». Пока что никто не сделал ей ничего плохого. Макар хотел просто проявить любезность, он не виноват, что у него потные руки и что он, наверное, не слишком умен. Если бы это были руки Николая, она бы замерла от блаженства и даже не заметила, потные они или нет. Может быть, она бы даже прислонилась к нему. А он бы обнял ее еще крепче. Так у них бывало. А теперь он ходит по Каунасу, и его теплые руки пахнут хлебом, но она не может этого почувствовать. К вечеру тени домов и деревьев удлинились и лежали на земле, словно сбитые кегли. Ландшафт пересекали зеленые, желтые и охристые полосы, небо на востоке было красным. Они свернули с шоссе и поехали по лесной дороге. По обе стороны не было ничего, кроме леса. Ни городков, ни церквей, ни полей, ни амбаров. Дорте подумала, что ей следует попросить у Людвикаса свой паспорт, но у нее не было повода сделать это. Нельзя спрашивать о паспорте, когда он сосредоточенно ведет машину. Ей хотелось и есть и пить – тот черствый хлеб не лез в горло, и она не позавтракала. Но ей не хотелось, чтобы ее сочли капризной и назойливой. Здесь все равно, наверно негде купить что–нибудь съестное. – Еще далеко? – спросила она через некоторое время. – Несколько километров. – Ответ выскочил из Макара, как черт из табакерки. Но, слава богу, он хоть что–то сказал. Воспоминание о его смехе постепенно стерлось. Голос его звучал лучше, чем смех. – Людвикас, а где мой паспорт? Верни мне его, а то потом я забуду, – быстро проговорила она. Слишком быстро. – Да не дергайся ты! Твой паспорт останется у меня, пока мы не сядем на паром. Я должен предъявить его вместе с билетом. У нас один групповой билет. Это гораздо дешевле, – сказал Макар. Дорте не предполагала, что ее паспорт окажется у Макара. Но тут она ничего не могла поделать. Очевидно, билетами ведал он. Людвикас включил музыку на полную громкость, и она больше ни о чем не спрашивала. От жажды у нее саднило горло. Словно кто–то надраивал его ежиком для мытья керосиновой лампы. – Мне хочется пить! – не выдержала она наконец. – Нам тоже! – буркнул Людвикас почти дружелюбно. – Но мы уже скоро приедем. Когда темнота покрыла землю и небо наверху казалось фиолетовым окном, до которого невозможно дотянуться, справа от дороги появилась изгородь. За изгородью по–прежнему шел лес, но более редкий и светлый – там были только лиственные деревья. Последнюю часть пути Дорте боролась с тошнотой, потому что ее спутники впереди без конца курили. Открытые окна не спасали. Дым все равно летел к ней на заднее сиденье. Один раз она вежливо попросила их курить поменьше, но Макар раздраженно велел ей замолчать. Она старалась не думать о том, как он ей не нравится. Однако это не помогло. Наконец Людвикас свернул на покрытый ракушечником двор, окруженный тремя домами. Когда Дорте вышла из машины, темнота окутала ее влажным покровом. После жары и спертого воздуха в машине ей показалось, что на улице даже холодно. Удушливо пахло хвоей и землей. Запах был такой сильный, что Дорте захотелось плакать. Наконец–то она сможет напиться! Неожиданно тишину нарушил злобный собачий лай. Из–за угла дома выбежала черная собака. Дорте в жизни не видела собак с такой большой головой. И огромной пастью. Забыв гордость, Дорте мгновенно снова оказалась в автомобиле. Не успела она захлопнуть за собой дверь, как чудовище с разинутой пастью уткнулось носом в окно. Из пасти у собаки текла слюна. Судя по лаю, чудовище давно не ело и сильно проголодалось. К счастью, оно забыло о Дорте и бросилось к окну переднего сиденья. Очевидно, решило сожрать Людвикаса первым. Мощные когти скребли лак машины, красная пасть то и дело открывалась, скаля острые зубы. Из пасти летела вспененная слюна. Дверь одного из домов резко распахнулась, на крыльцо вышел какой–то человек и позвал собаку к себе. Собака ответила только на третий зов и, виляя хвостом, побежала к нему. Зевая, она позволила надеть на себя ошейник с поводком. – Фу, черт, ну и зверюга! – воскликнул Людвикас, все еще немного дрожа. – Посторонним тут делать нечего, – заметил Макар и снова засмеялся своим противным смехом. Мужчины вылезли из машины, но Дорте продолжила сидеть на своем месте. – Давай выходи! – велел ей Макар, доставая из багажника их вещи. – Я боюсь! Она может опять прибежать. Людвикас и Макар поднялись на крыльцо и заговорили со стоявшим там человеком. Показав на Дорте они засмеялись. И опять ее охватило чувство, что ее просто не принимают в расчет. Она вдруг подумала, что не привыкла к мужскому смеху. Человек на крыльце не смеялся. Он увел собаку куда–то за дом. Дорте подождала еще немного, но когда Людвикас нетерпеливо махнул ей, она заставила себя выйти из машины и быстро взбежала на крыльцо. Ее снова окутал прохладный воздух. Одежда, давно прилипшая к телу, наконец отлипла. После духоты автомобильного плена и липкого сиденья ее кожа наслаждалась прохладой. Они вошли в большой темный холл с развешанными по стенам охотничьими трофеями и оружием. Камин занимал всю стену холла. Посреди широкая лестница вела на второй этаж. Пахло так, как обычно пахнет в нежилых помещениях. Коричневые абажуры на кованых бра, темная мебель вдоль стен. Окон в холле не было, только двустворчатая стеклянная дверь. Их провели на кухню с длинным столом посередине. Две молодые женщины, немногим старше самой Дорте, и мужчина с сонным дряблым лицом ели за этим столом. Пахло пиццей, пивом и едко – остывшей золой. И еще чем–то, напоминающим ароматизированные сигареты. На кухне было как в церкви, где люди не знают друг друга и не проявляют друг к другу никакого интереса, а просто сидят и ждут конца службы. в стене, у которой стоял кухонный стол, словно черные зеркала, темнели два высоких окна. Человек, что увел собаку, показал им их места за столом. Он не поздоровался с Дорте. Но повелительно кивнул одной из девушек У нее были красивые темные волосы и пухлые, красные губы. Глаза были прикрыты, казалось, она вот–вот заснет. Однако девушка тут же встала, как по команде, и, не говоря ни слова, принесла три стакана и три тарелки. Поставив их перед вновь прибывшими, она снова села на свой крайний стул. Никто не сказал «Привет!», не протянул руку, чтобы поздороваться. Все искоса смотрели на приехавших, точно опасались, что те пожаловали за кем–то из них. Или сердились на что–то, случившееся до их приезда, а может, просто оттого, что им помешали спокойно закончить трапезу. Дорте взяла свой стакан и нерешительно подошла к мойке набрать воды. Все следили за ней глазами, кроме Хозяина Собаки. Он смотрел сквозь нее. Встретиться с ним глазами было невозможно. Зрачки у него были как иглы. Она отвернулась от него, дала стечь воде, чтобы та пошла похолоднее, и набрала полный стакан. Руки ее трепетали, как тряпки на ветру. В эту минуту она поняла, что боится чего–то, чего еще даже не осознала. Ее мысли словно парализовало. Однако она обхватила стакан обеими руками и выпила воду, став ко всем спиной. Отец сидел в своем кресле, он закрыл книгу о духовных силах, положил очки на стол и провел рукой по глазам. «В некоторых первобытных обществах шаманы вызывают душу тех, кто им не нравится, и вселяют ее в куклу. Потом они протыкают куклу иголками, чтобы навредить или убить». Дорте обернулась. Мужчины смотрели на нее, но девушки сидели с опущенными глазами. – Садись и ешь! – приказал Хозяин Собаки по–русски. Голос у него был низкий и властный, казалось, ему хочется, чтобы этот ужин поскорее закончился. И чтобы Дорте побыстрее вымыла посуду. Другие девушки смотрели в свои тарелки. Дорте мечтала, чтобы кто–нибудь сказал что–нибудь обычное. Может быть, смешное. Но все молчали. Все над чем можно было смеяться, как будто исчезло. Присутствующие сосредоточились только на еде. Может, эти люди стесняются еще больше, чем она? Может, человек, почти приказавший им есть, просто невоспитан и поэтому не знает, как ведут себя в таких случаях? Может, все остальные молчат, потому что не хотят раздражать его или боятся поставить его в неловкое положение? Было похоже, что тут никто не знает друг друга. Макар и Людвикас тут тоже были чужие, не только она. Этим, наверное, и объяснялось странное поведение присутствующих. Видно, никто не объяснил Хозяину Собаки, что все было бы гораздо проще, если бы он вежливо обращался с людьми. Как всегда говорил отец, когда Вера на кого–нибудь сердилась: «Эти люди – твое собственное отражение, той тебя, какой ты не хочешь быть». Дорте села на указанное ей место, взяла кусочек пиццы, откусила и начала жевать с закрытым ртом. Проглотив, она обратилась к темноволосой девушке, которая подала им тарелки и стаканы: – Меня зовут Дорте, а тебя? Темноволосая глубоко вздохнула и уже хотела ответить, но, видно, передумала. Бросив взгляд на Хозяина Собаки, девушка стала молча разглядывать свою тарелку. Она держала ее обеими руками и чуть–чуть приподняла над столом, на тарелке все еще лежал большой кусок пиццы. Потом девушка поставила тарелку на стол и сложила руки на коленях. – Забыла свое имя? – спросил Хозяин Собаки голосом робота. – Ольга, – прошептала она едва слышно и наклонилась над столом. Дорте обернулась к другой девушке. У той были длинные светлые волосы, почти скрывавшие ее лицо. Она как будто спала. Но из–под волос блестели широко открытые глаза. – Марина, – быстро ответила та, начала собирать тарелки и ставить их в мойку. – Этот большой дом ваш? – спросила Дорте через некоторое время, кивнув Хозяину Собаки. Воцарилась тишина, и Дорте решила, что ее вопрос бестактен. Все опустили глаза. Хозяин Собаки, откинувшись на стуле, пил пиво. Пока он со свистом цедил напиток сквозь зубы, полоскал им горло и только потом глотал, его взгляд был прикован к чему–то вне комнаты. В конце концов Дорте ответил Людвикас: – Мы сняли его у одного знакомого. – Мы останемся здесь до утра? – спросила Дорте, еще надеясь, что их пребывание в этом доме не выйдет за рамки обычного. – Там видно будет, – буркнул Людвикас и искоса глянул на Хозяина Собаки. – Они все тоже получили работу в Стокгольме? – спросила она, пытаясь встретиться глазами с кем–нибудь из девушек. Но они отворачивались. – Какого черта вы притащили ее сюда? – заорал Хозяин Собаки. – Заткните ей пасть и ведите ее в баню! – Извините, – заикаясь, проговорила Дорте, – но я не могу идти в баню. Хозяин Собаки встал так резко, что опрокинул стул. – Разве я не велел вам заткнуть ей пасть? Макар! – прошептал он настолько внятно, что все другие звуки исчезли. И сплюнул пену, скопившуюся у него в уголках рта. Дорте не знала, что люди могут так обращаться друг к другу. Все это не имело никакого отношения к действительности. Воспитанные люди так не разговаривают. Ведь она только сказала, что не может идти в баню. А это ее личное дело. Она наклонилась к Людвикасу, сидевшему рядом с ней, и прошептала: – Я могу пойти туда… где мы будем спать. Где это? Неожиданно над ней навис Хозяин Собаки. Его пальцы, как когти, впились ей в шею, он почти приподнял ее со стула. У нее вырвался крик боли, когда он ударил ее коленом в живот. Она упала на пол. Одно мгновение она не могла дышать и только барахталась, лежа на спине. Все звуки, если они и были, исчезли. Лица вокруг стола превратились в несколько серых воздушных шаров, прикрепленных к краю столешницы. Кто–то проделал в них дырки там, где должны быть глаза. И все–таки они парили над столом. Это было невероятно. Однако на всякий случай Дорте прикрыла голову руками. Она успела вовремя. Носком сапога Хозяин Собаки стал подкидывать ее, как футбольный мяч. Дорте уже не помнила, что было раньше, а что – потом, потому что у ночи появился привкус свинца. Она не думала о последовательности, но твердо знала одно: все, что она помнит, – важно. А всего остального просто не могло быть. 7 – Ступайте в душ! – прохрипел Макар и издал неприятный смешок, он стоял в дверях, широко расставив ноги и сложив руки на груди. Ни дать ни взять – американский солдат, который командует военнопленными. Дорте однажды видела такую фотографию. К счастью, у Макара не было с собой автомата. Пахло сигарами. И чем–то еще – похоже, сильно нагретыми деревянными стенами. Очень сильно. Когда–то давно. Все было очень давно. Удушающе сладкий, тошнотворный запах, похожий на запах старого прогорклого сала. Особенно в первой комнате, где вокруг стола сидели мужчины со своими рюмками, бутылками и трубками. Пятерых из них не было в кухне во время ужина. Двое были совсем молодые, трое – почти старые. И еще Макар, Людвикас и Хозяин Собаки. Застывшие, как маски, лица. Такими масками одноклассники Дорте пугали друг друга. Наверное, мужчины просидели здесь уже довольно долго. Воздух был спертый от табачного дыма. Когда девушки вошли, маски повернулись к ним. Рты раскрылись. Глаза впивались в каждую проходящую мимо стола. – Лучше я пойду и лягу, – едва слышно пролепетала Дорте Макару, который крепко держал ее за плечо. Ольга и Марина молчали, они прошли прямо в маленькую комнату, где стояли скамейки для белья и были сделаны кабинки со шлангами для душа. – Ступай помойся! Ляжешь, когда тебе разрешат! – прохрипел Макар. Хозяин Собаки, сложив на груди руки, смотрел на них. Должно быть, он был болен. Причем опасно, у Дорте от его ударов все еще болели живот и ребра. Еле переступая ногами, она прошла в душ вслед за другими девушками. Ноги и руки ее не слушались, изо рта вырывались нечленораздельные звуки. Но вот дверь закрылась, и Макар исчез. Девушки начали раздеваться. Руки Дорте ей не подчинялись. – Быстрее, а то нам всем плохо придется, – сказала Ольга по–русски. – Что он нам сделает? – стуча зубами, спросила Дорте. – Не думай об этом. Только не спорь с ним. А то он озвереет! Забудь обо всем! Зато потом сможешь выспаться, – пробормотала Марина и открыла душ. Руки Дорте по–прежнему не действовали. Зубы стучали, как камешки в металлической коробке. Ольга уже разделась и собиралась встать под душ, но, увидев состояние Дорте, молча принялась ее раздевать. Туфли, брюки, майка, трусы. Быстро, быстро. Умело. Привычными руками она поднимала руки и ноги Дорте. – Зачем нам принимать душ? – стуча зубами, спросила Дорте, когда Ольга толкнула ее под струю воды. – Молчи! Мойся, и все! Не разговаривай, – сказала Ольга, у нее был голос человека, который уже очень давно не спал. Дорте не успела вытереться, как снова вошел Макар. Она прикрылась полотенцем и старалась дотянуться до своей одежды. – Пошли! Сейчас начнутся танцы! – засмеялся Макар. Широко открыв глаза, Дорте смотрела на девушек, которые, обернув полотенца вокруг бедер, выстроились перед Макаром. На это не надо обращать внимания, ведь это не имеет ничего общего с реальностью! Ни–че–го! В конце концов Дорте тоже удалось обернуть полотенце вокруг бедер. Когда Макар открыл дверь и вытолкнул их в комнату, где сидели мужчины, разговоры смолкли. Все маски повернулись к девушкам. Рты были черными дырами, из которых, как на морозе, шел пар. Двое из них оскалили ряды синеватых сосулек Зажженные сигары в темноте вспыхивали, точно красные глаза. Высоко в стене было открыто окно. Весь дым стекался туда. Страшно далеко на темном небе взрывались миллионы звезд. Все настоящее было бесконечно далеко. У Дорте отвис подбородок. Челюсти не попадали друг на друга, зубы стучали против ее воли. Кожа под мокрым полотенцем мгновенно словно истлела. И отвалилась кусками и каплями, как пылающий лед. – Господа, наконец мы подошли к самому главному. Макар! Открой дверь в святилище! Целиком! – Хозяин Собаки встал. Макар распахнул широкую дверь, покрытую затейливой резьбой. Она вела в комнату, где вокруг большой кровати стояло несколько кресел. Над кроватью висела люстра с длинными рожками и голыми лампочками в патронах. Мужчины гуськом вошли и расселись в креслах вокруг кровати. Проходя мимо девушек, они старались ухватить их. Дорте почувствовала грубую руку между ног, в то время как она изо всех сил прижимала к себе полотенце. Она чувствовала себя тряпичной куклой, описавшейся возле кухонного стола. Но опилки из нее уже высыпались. Еще немного – и она превратится в ничто. Мужчины сидели спиной к кровати. Только Хозяин Собаки стоял рядом с кроватью, словно директор цирка. – Ольга! Приготовь все! – приказал он все тем же низким металлическим шепотом. Ольга поставила одну ногу перед другой. Так она дошла до кровати. Расстелила сложенную белую простыню. Очень медленно. Видно, она уже проделывала это раньше. Больше она не прикрывалась полотенцем. Теперь оно лежало у ее ног, и она не сделала ни малейшей попытки поднять его. С кресел послышались аплодисменты. Яркий свет падал на худенькое тело Ольги, на большие синяки, которые в некоторых местах уже пожелтели. Дорте захотелось закричать «НЕТ!», но губы ей не повиновались. Они изо всех сил старались не разжаться. Звезды были настоящие! Небо тоже! Но только не это! Макар включил стоявший на полу проигрыватель, Ольга уже расстелила простыню. Сгорбившись, она подняла свое полотенце и почти проползла мимо мужчин к Дорте и Марине. Что–то похожее на польку звенело и дребезжало на полу вместе с проигрывателем. Звук полз по холодному полу, впивался в голые ноги девушек, поднимался по лодыжкам и икрам к бедрам и прятался где–то у них в животах. Лицо у Марины посерело. Остекленевшие глаза были опущены. – Марина, потанцуй! Потанцуй для нас! – приказал мужской голос. Сперва никто не тронулся с места, Марина как будто не слышала приказа. – Танцуй! – Голос прозвучал, как удар железного хлыста. Марина словно спала с открытыми глазами, она сделала несколько неуверенных шагов. Узел на полотенце развязался. Многочисленные лампочки осветили ее бедра и живот. Акварель из синих и желтых синяков. Одной рукой она еще пыталась удержать полотенце. Другую она подняла над головой странным бессильным движением. Волосы мокрой занавеской скрывали лицо. Ноги и бедра, как и плечи, были покрыты живописными синяками. Ей никак не удавалось попасть в ритм. Казалось, она еще не научилась ходить. Не надо плакать, внушала себе Дорте. Только не сейчас! Унижение Марины станет еще больше. Она пыталась придумать что–нибудь, чтобы прогнать эти мысли. Смотреть на что–нибудь. На железную ножку кровати, выкованную в виде звериной лапы с когтями. Дорте быстро перевела взгляд на окно. Табачный дым поднимался отсюда к звездам. Там, где сидели мужчины, был полумрак. Один начал аплодировать, другой нюхал что–то, лежащее в папиросной бумаге, чем он угостил и Макара. Третий развязал галстук и расстегнул ремень. – Брось полотенце! Покажи, чем ты можешь нас порадовать! – крикнул кто–то, расстегнул джинсы и засунул в них руку. Объяснить происходящее было невозможно. Как она попала сюда? Самый старый приподнялся в кресле и наклонился так, что его висящие усы почти касались бедер Марины, когда она, шатаясь, проплывала мимо. Старик вырвал у нее полотенце и, как спустивший мяч, бросил его под кровать. Марина сбилась с ритма. Собственно, она так в него и не попала. Покачнувшись, она чуть не упала на одного из мужчин. Одной рукой он тут же ущипнул ее за грудь, а другую засунул ей между ног. Девушка снова обрела шаткое равновесие, она была похожа на только что родившегося теленка. Тот, кто видел такое создание, не мог не испытывать к нему жалости. Но тут звучали только хохот и все заглушающая полька. Ольга и Марина, опустив головы, стояли на кровати на коленях друг против друга. Голые, они ждали приказа. Лицо Ольги сливалось с белой простыней, Марина все еще была серая. Глаза у нее больше ничего не выражали, они были пусты. Как дно засохшей лужи. – Засунь в нее палец! – крикнул тот, который что–то нюхал. – Ольга! Сунь в нее палец! Поцелуй ей сиськи! – крикнул Макар – стеклянный, пустой взгляд. Хриплый голос, но слова он выговаривал четко. Он покрутил в воздухе указательным пальцем. Однако сцена, по–видимому, не получалась. – Покажи ей! Покажи ей! – крикнул кто–то. Макар схватил какой–то предмет, который оказался сложенной битой. Раскрыл ее, и она стала в три раза длиннее. С битой в руке он нетвердым шагом двинулся к кровати. Мужчины в креслах зааплодировали. Как будто они уже знали все, что произойдет дальше. Глаза их были затянуты пеленой, лица застыли в ожидании, рты приоткрылись. Они все подались к кровати и громко сопели. Макар влез на кровать, опрокинул Марину навзничь и одним привычным движением раздвинул дрожащие телячьи ноги. Он приставил биту к ее промежности и надавил на нее. От крика Марины все кругом закружилось. Дорте почувствовала, как непонятная сила тянет ее к открытому окну. Звезды были совсем низко. Ей почти удалось исчезнуть отсюда. Но что–то не дало ей сбежать. Мать приготовила белые простыни для похорон отца. На это ушло много времени. Торжественность исходила изнутри. Из сердца. Горе тоже. Все знают, что рано или поздно человек умрет. Но только не отец. Оставшись одна в комнате, Дорте взяла книгу, ту, что отец читал вслух накануне вечером, пока не воцарилась эта тишина. Об индейских племенах, обожествлявших солнце. Время и действительность растворились и слились с картинками из книги и с простыней, которой обернули мертвое тело отца. Это было важно люди в комнате – нет. Они просто передвигались вокруг. При всем желании она не могла забыть серую кожу отца. Черты лица стерлись и смешались с картинками из книги про индейцев. Про тех, что приносили в жертву богу солнца своих дочерей. Голые девушки стояли на открытой белой площадке под палящим солнцем час за часом, мужчины ходили вокруг и смотрели на них. Потом темнело, и наступала ночь. Становилось холодно. Обожженная солнцем кожа покрывалась струпьями. И снова наступало утро. И снова их обжигало солнце. И снова на них смотрели глаза, не только чужие, но и любимые. Однако жертву следовало принести. Девичьи тела поникали. Но солнце продолжало жечь, хотя жизнь уже покинула жертвы. Бог должен получить свое, чтобы у людей был хороший урожай, хлеб, вода, военная удача, честь и слава. И чтобы женщины были послушными женами. И рожали новых дочерей. Дорте пришла в себя на полу, она лежала в собственной луже и без полотенца. Макар протащил ее по полу и швырнул на кровать. Долго–долго бита билась о доски пола. Дорте съежилась, чтобы стать невидимой. Сделаться тенью, которую никто не сможет поймать. К ней зашаркал старик с расстегнутой ширинкой, он сопел, как мехи. Наконец он склонился над ней, источая запах старого сала. – Сколько даешь? Она целка! – Хозяин Собаки подошел к сжавшейся в комок Дорте. Одна когтистая лапа легла ей на затылок, другая – на грудь. Он сделал известный жест. Мужчины засмеялись. Или это был вой? Сначала я должен пощупать, правда ли, что она целка. – Старик склонился над Дорте. Она барахталась в пустоте. Все было бесполезно. Рот у нее открылся сам собой. Потом закрылся. Зубы впились в губы. Она не могла разжать их, несмотря на отвратительный запах и вкус. Удар по голове, и звезды почти спустились на землю. Мать Николая стояла в звездном дожде с ватрушкой на тарелочке, и верхняя губа у нее была в муке. Через мгновение эта картина исчезла. И звезды исчезли. Все погрузилось в черноту. Из этой черноты вынырнуло что–то похожее на голоса, но сперва Дорте не понимала слов. Потом она оказалась в лодке, плывущей по реке. Голоса доносились к ней сквозь туман. Она не могла пошевелить ни ногой, ни рукой. Лодка накренилась, и кто–то хотел разорвать ее на две части. Боль заставила ее открыть глаза. Она была привязана, но не к лодке, а к кровати. Веревки впивалась в кожу. Руки. Пальцы. Ногти. Дыхание. – Сколько даешь? Грубый голос ответил издалека: – Евро. – Кто больше? – Я, если она правда целка. Но я тоже хочу сам в этом убедиться. – Через мгновение он был уже у кровати. – О'кей. Смелее. А следующий раунд? Кого интересует следующий раунд? Голоса жужжали, как пчелы. Отдавались нетерпеливые приказы. Установилась очередь. Первый платил вдвойне. Ноги приходили и уходили. Матрас прогнулся. Огромное тело прижало Дорте к подстилке. Изо рта у него воняло горечью. Громкий крик вырвался из Дорте, словно его из нее выдавили. На лицо ей грубо шлепнулось мокрое полотенце. Дышать она не могла и барахталась так, что веревка едва не перерезала ей запястья. Его слюна текла у нее по шее и по груди. В голове звучал стон. Она превратилась в горку фарша из человеческого мяса, в котором он копался. Наконец решительный толчок рассек ее на две части. Аплодисменты и крики «Браво!». Ритмичные толчки. Мокрое полотенце пыталось заглушить ее крик, но ему это не удавалось. Крик летел к окну, где Бог играл со своими звездами. Потом воцарилась тишина. Липкая слюна миллиметр за миллиметром ползла по ее коже. Мужчина стонал, он с трудом поднялся, натянул брюки на живот и, принимая аплодисменты присутствующих, поднял руки над головой. И снова матрас застонал. Другое тело, другое дыхание, другой запах. Мертвая хватка еще шире раздвинула ее ноги, и мужчина погрузился туда, что уже было разорвано другими. Стоны и толчки. Он кусал ее и пытался открыть ей рот, чтобы засунуть туда язык. Хищная птица пожирала то, что держала в когтях. После каждой тишины аплодисменты. Сколько раз они аплодировали? Иногда все погружалось в черноту. Один раз кто–то громко воскликнул: «Матерь Божия, Пресвятая Богородица!» Это вызвало вспышку гнева. Лицо Дорте размазали по матрасу, словно хотели заставить ее замолчать. Она закрыла глаза, чтобы защититься. Но запах крови все равно бил в нос. Держаться она могла только за веревки, которыми была привязана к кровати. 8 И настал вечер, и они легли спать. Мать сложила руки на одеяле и молилась. – Пресвятая Матерь Божия, молю тебя, сохрани моих девочек от искушения. Пусть они будут смелыми, пусть сердца у них будут горячими, а головы холодными. Внуши им, что верность и выдержка более драгоценный дар, чем случайные удовольствия. Позволь им дождаться настоящих мужчин, а не отдаваться первому встречному. Научи их отличить настоящую любовь от ненастоящей. Не дай им соблазниться богатством и вещами, пусть слушаются своего сердца. Пошли каждой из них хорошего мужа. Помоги им сохранить себя для этого избранника! Позволь им избежать позора из–за того, что они не охраняли свое тело, как святой храм… Аминь! Дорте открыла один глаз. Другой не открывался. А может, его вообще уже не было. Кованая люстра бросала на нее ледяной свет, и Дорте закрыла свой единственный глаз. Потом она лежала в большом металлическом решете, в котором мать обычно мыла овощи. Оно уже начало покрываться ржавчиной, потому что его годами не вытирали, вешая над кухонным столом. Решето царапало ей кожу. Особенно на щиколотках и запястьях. Потом она провалилась сквозь него и исчезла для самой себя. Через мгновение она уже снова лежала на металлической сетке. Что–то звякало, как пустые кофейные чашки в крутящемся цинковом тазу. Зубы. Она осторожно повернула голову и заставила себя снова открыть глаз. Руки были привязаны к кровати. Веревки впивались в тело, как струна для резки сыра. Если стиснуть зубы и сжаться, можно подвинуться на кровати так, что веревки ослабнут. Иначе они перережут ей руки. Лицо и шея у нее были чем–то измазаны. Она пыталась не думать, чем именно. Открыла рот, чтобы вдохнуть побольше воздуха. Губы были чужие, как комки глины, и у них был вкус свинца. Дорте попыталась облизнуться. Горло пересохло. Она уже очень давно не дышала и не пила. Челюсть у нее словно заклинило. Из живота вырвался гулкий звук. Он вытек из нее подобно густому супу из протухших яиц. Кресла были опрокинуты и валялись в беспорядке. Где–то здесь были Марина и Ольга, но она их не видела. Только слышала тихие голоса, словно шепот из глубокой ямы. Который час? Где отцовские часы? Дорте поглядела по сторонам. Повсюду были красные и бурые пятна. Как на обоях в доме, разрушенном наводнением. На простыне, на ней. Перед кроватью кто–то как будто выстрелил из водяного пистолета водой, смешанной с фруктовым нежно–розовым соком. Когда Дорте поняла, что это вытекло из нее самой, все вокруг исчезло. В красиво освещенном лесу, недалеко от тропинки, ведущей к реке, сегодня все было по–другому. Кусты облетели, трава пожухла. Повсюду валялись разбросанные одуванчики и фиалки. Кто–то соорудил здесь помост или веранду без перил. Когда Дорте сосредоточилась, она увидела своего отца и Федора Достоевского, привязанных к позорным столбам, между ними был еще какой–то третий человечек. Они находились на Семеновском плацу и ждали оглашения приговора. На телеге рядом с помостом стояли приготовленные гробы. Как в старину, из необструганных досок. Достоевский жаловался, что отец ничего не сделал. Отец пытался успокоить Достоевского, но его слова звучали не слишком убедительно. Неожиданно Дорте поняла, что к третьему столбу привязана она сама. На мужчинах были саваны, а она оставалась голая. Холод был насыщен позором. Из–за деревьев вышли солдаты. У них изо рта шел пар. Дорте хотелось, чтобы все поскорей закончилось. Но кто–то остановил время. Прибежал курьер с белой тряпкой и голосом дяди Иосифа объявил, что император прислал помилование. Отца и Достоевского ссылали на каторгу, но Дорте должна была до конца жизни простоять голая у позорного столба. Солдаты отвязали мужчин и увели их, Дорте умоляла солдат застрелить ее. Они хохотали и пялились на нее. Сердитым голосом Веры она крикнула, что отец найдет на них управу. На самом деле она просто хотела скрыть свое отчаяние. Скорее всего, у него не нашлось бы сил. К бесчисленным ружьям были привинчены штыки. Солдаты двинулись вперед. Приближаясь, они целились в нее. Гремел смех. Первый штык вонзился ей во влагалище, в плеву, в плоть. За ним следующий, и следующий. Она прислонилась головой к столбу и смотрела на небо. Высоко над ней на коленях у Бога сидела мать в траурном платье. У ног Бога спала черная собака. Не говоря ни слова, Марина и Ольга отвели Дорте в душ. Ноги не держали ее, и она легла на пол. Живой комочек под текущей сверху водой. В конце концов Марина разделась и вошла к ней в кабину. – Папины часы, – прохрипела Дорте, но ей никто не ответил. Марина намылила ее, избегая тех мест, где были открытые раны. И дала Дорте гибкий шланг, чтобы та сама подмылась. – Расставь ноги шире! Ты должна смыть всю эту пакость, – прошептала Марина и потянула ее за ногу. Прислонив Дорте к стене и раздвинув ей ноги, Марина направила струю воды в нужное место. Это было все равно что мыться в соляном растворе. Дорте пришлось уступить покрытым синяками рукам Марины. Обе молчали. Они сидели в луже воды, смешанной с фруктовым соком. Один раз она видела, как Людвикас бросил им на пол несколько полотенец. Лицо его растворилось в воздухе. Ольга и Марина вели себя так, словно он был слепой евнух. – У нее сильное кровотечение. И оно никак не прекращается, – сказала Ольга в открытую дверь. – Суньте ей полотенце между ног, и все будет в порядке. – Она не может идти. Нам придется нести ее через двор. Попроси его привязать собаку. Когда Дорте поняла, что это говорят о ней, голоса отодвинулись куда–то вдаль. Все казалось беспросветно мутным и плоским. То здесь, то там возникали пятна, как цветы на лугу в тумане. Голое тело Марины завертелось словно испорченная карусель. Неожиданно поднялось солнце и бросило в лужу перламутровые облака. Сегодня на реке не было барашков. Колокольня и лодка соседа покачивались на серебристой поверхности. Объявление с перечеркнутым якорем блеснуло Дорте с другого берега. Николай был близко, но она его не видела. Из–за слишком яркого света. – Это подарок для твоей матери, – смущенно сказал Николай и протянул ей что–то двумя руками. Красный марципановый цветок, пахнущий мылом. Задержав дыхание, Дорте прислушалась. Было совершенно тихо. Чувствуя себя разбитой, она все–таки уверила себя, что все в порядке. Просто она только что проснулась, потому что ей захотелось пописать. Пытаясь подняться с кровати, она поняла, что никогда раньше не видела эту комнату. Как она попала сюда? У стены стоял большой коричневый комод с зеркалом. Справа от кровати окно с мятыми занавесками. В просвет между занавесками сочился серый дневной свет. Все, на что он падал, как будто покрывалось пеленой. Напротив чернело чрево закопченного камина. Под потолком висела люстра с двумя рожками. В углу – кресло в желтых и коричневых пятнах. Это напомнило ей комнату в доме, который они называли баней. Кровать, кресла. Кто–то, поддерживая, завернул ее в плед и провел через двор. На ней была синяя в цветочек рубашка. Чужая. Дорте попыталась сесть, но у нее все было разбито. Промежность и живот горели, как обожженные. Из зеркала на нее смотрело чужое лицо. Серое, распухшее, в синяках. Губы и одно веко изуродованы. Ей хотелось всего лишь найти уборную, но она начала плакать. Отец спокойным движением открыл свою кожаную сумку и вынул оттуда принесенные книги, одну за другой. Положил их на стол и сказал: – Надо развивать фантазию, но в то же время следует держать ее в узде! Только после того, как он поставил сумку за книжную полку и отдал матери металлическую коробку, в которой брал с собой завтрак, только после этого все изменилось, как будто кто–то столкнул на пол уже сложенный пазл. Где–то внизу была и она, и в то же время ее словно не было. Дорте прислонилась к косяку и открыла дверь. Ведущие вниз перила лестницы означали, что она находится на втором этаже. Много закрытых дверей. За одной из них вполне могла прятаться черная собака. Или тот, кто ее увел. И мужчины. Дорте сделала шаг назад и закрыла дверь. В ней не было ни ключа, ни задвижки. Нужно было найти что–то, во что она могла бы помочиться. Она открыла тумбочку. Там было пусто. Огляделась вокруг. Трещины в обоях обозначили контуры маленькой двери. Чулан? Она с трудом доковыляла до двери и ногтями открыла ее. Темнота пахла влажными старыми тюфяками. Постепенно Дорте различила сложенные там вещи. Блеснуло стекло, и она, наклонив голову, вошла в чулан. Большое кашпо для цветочного горшка было как раз то, что она искала. Когда она присела над ним и хотела помочиться, ей показалось, что к ней прикоснулись раскаленным железом, и у нее перехватило дыхание. Зажиматься было бессмысленно, и она со стоном все–таки помочилась. Потом, опираясь на паутину, затянувшую стену, добралась до кровати. На простыне было большое кровавое пятно. На полу валялось полотенце в кровавых сгустках, похожее на тряпку, которой художник вытирает кисти. Она отвернулась, не зная, куда себя деть. Но ее так качало, что стоять она не могла. Она упала на кровать и натянула на себя жесткое чужое одеяло. Когда Дорте спрятала под него следы от струны для сыра на своих запястьях, ей стало легче. Чего не видно, того вроде и нет. Но это была ложь. – Ты не собираешься вставать? – услышала она голос Людвикаса, и дверь распахнулась. Он вошел в комнату с чем–то, от чего пахло кофе. Вид у него был самый обычный. Участвовал ли он во вчерашнем? Она не помнила. – Черт! Что за свинство ты тут развела? – сказал он и ногой отбросил под кровать кровавое полотенце. Вот тебе кофе. Некоторым его подают в постель! – прибавил он с широкой улыбкой. Ей навстречу скакнули его белые зубы. Она не подхватила его тон, молча протянула руку и взяла кружку с кофе. Людвикас стоял и смотрел на нее, пока она пила. Кофе был горький, и ее трясло. Но все–таки это было питье. – Видок у тебя, скажу я… Но это пройдет. Дня через два мы поедем дальше. В Швецию. Погода там сейчас замечательная. Я говорил с приятелем по телефону. Солнце и… – Уборная? – через силу проговорила она. – В самом конце коридора, на двери написано. У тебя есть халат? Он выжидающе смотрел на нее. Ее чемодан стоял у стены. Она и не знала, что кто–то поставил его туда. – Послушай, я попрошу Ольгу принести тебе халат. В бане их целая куча. Немного роскоши нам не повредит, верно? В ту же минуту ей стало ясно, что он один из тех. Он тоже принимал во всем участие. Наверное, она догадалась об этом, как только он вошел в комнату. Кружка была слишком тяжелая. С большим трудом Дорте поставила ее на тумбочку. Рука у нее все еще дрожала. Она спрятала ее под одеяло. 9 Стемнело, и злобно лаяла собака. Под колесами захрустел ракушечник. Яркий свет пробился сквозь плотные шторы. Хлопнула дверца машины. Дорте подошла к окну. Схватившись за подоконник, она стояла так, чтобы ее не увидели с улицы. Луна среди туч, огромных, как мешки с соломой, казалась сухим грибом. Лысая макушка Хозяина Собаки при свете дворового фонаря сияла как нимб. Люди вышли из трех машин. Две девушки. Одна, шатаясь, шла между двумя мужчинами, то ли она была пьяная, то ли больная. Другая спокойно шла рядом. Еще до того, как они приблизились к дому, называемому баней, вдруг возникла суматоха. Одна фигура отделилась и кинулась в лес. Сперва она стрелой промчалась под дворовым фонарем, потом ее контуры почти скрылись в темноте. Дорте надеялась, что у мужчин внизу не такой хороший обзор, как у нее. В одно мгновение все смешалось, раздались крики, и трое мужчин скрылись за баней. Дорте не поняла, кто убежал: та ли девушка, что, шатаясь, шла между мужчинами, или та, что спокойно шла рядом. Но она нутром чувствовала страх убежавшей. Привкус железа во рту человека, бегущего, чтобы спасти свою жизнь. Один из мужчин толкнул вторую девушку в пристройку и запер ее там. И все бросились в погоню. Словно за человеком с собакой тянулся темный плуг. Крики и лай удалились. Дорте не спускала глаз с леса. Я тоже! Мысль мелькнула, как молния. Надо бежать, пока они ищут другую! В панике она схватила скомканную одежду, которая лежала на чемодане. Натянула джемпер и джинсы на одну ногу, стоя на другой. Она всегда так делала. Но все было не «как всегда». Она упала на кровать. Вскоре она услыхала приближающийся лай. Погоня вернулась. Дорте заставила себя снова подойти к окну. На дворе полукругом стояли мужчины. Хозяин Собаки поднял кнут. Перед ним, поджав хвост и распластавшись по земле, ползала собака. Она не лаяла, как будто зная, что ее ожидает. Она скулила. Хозяин бил ее и кричал. Огромная собака попыталась притвориться мертвой. Но удары и крики не прекратились, в конце концов Дорте уже не слышала, скулит ли собака. Кто–то принес какую–то тряпку и бросил ее собаке. Собака лежала неподвижно. Однако когда хозяин заорал на нее, она взяла тряпку в зубы и поползла к нему на брюхе. Он сложил кнут и сунул его в карман кожаной куртки, наклонился над собакой и проорал какой–то приказ, пнув ее при этом ногой в бок. Собака с трудом встала и лизнула протянутую ей руку. Завиляла хвостом. Мужчина отстегнул цепь и прикрепил ее к своему поясу. Потом все ушли со двора. Дорте не имела представления о времени. Но, еще не видя вернувшихся из леса мужчин, она поняла, что они нашли девушку. Собака оглушительно лаяла, а мужчины смеялись. Луна пробилась сквозь тучи, чтобы следить за происходящим. Девушку тащили двое мужчин, одежда на ней была разорвана. На ногах у нее были сапожки на «шпильках», доходящие ей до колен. Клочья короткой маечки висели на одном плече. Тело было прикрыто только лунным светом. Вскоре на лестнице послышались тяжелые шаги и дверь Дорте распахнулась. – Ступай мыться! – усмехнулся Макар и зажег свет. – Нет, не надо, – простонала Дорте, зажмурившись от яркого света. – Вставай! – заревел Макар и сдернул с нее одеяло. Тут же появился Людвикас и хотел помочь ей надеть халат. – Это еще что за свинство? – воскликнул Макар, показывая на кровать. Простыня была вся в крови, хотя Марина дала ей чистую простыню и полотенце, чтобы заложить между ногами. – Черт бы ее побрал! Придется сказать как есть. Ею сегодня не попользуешься, – пробормотал Макар и с отвращением посмотрел на Дорте. – Нет, ты только подумай, две пизды пропадают! Что делать будем? Ведь они всё оплатили. – Пойди и скажи им! – велел Людвикас. – Почему я? – Потому! – рявкнул Людвикас и толкнул Дорте обратно в кровать. – Иду, иду, – буркнул Макар и пошел к двери. – А ты не зли их своими мольбами к Богу и Божией Матери! Сама виновата! Они совсем озверели, – бранил ее Людвикас. Через минуту Макар крикнул снизу, что кровавая пизда пусть лежит где лежит. Кто–то внизу чертыхался и объяснял, в чем дело. Людвикас пожал плечами, состроил Дорте рожу и ушел. Вскоре хлопнула дверь, и ракушечник захрустел под несколькими парами ног. Дорте встала, чтобы погасить свет. У нее было такое чувство, что кто–то накапал ей кислоты в глаз, скрытый под складкой желтой кожи. Ей было больно не только за себя, но и за девушку в высоких сапожках. Она сейчас, наверное, уже стоит под душем. На полу валялись джинсы, которые Дорте пыталась надеть. Она погасила свет и, хватаясь за мебель и стены, добралась до окна. Комод, стена, кровать, опять стена. Собака рыскала у кустов недалеко от крыльца. Дорте не могла понять, свободна она или привязана на длинный поводок О чем думает такое животное? Может, и ему тоже страшно? Кто–то говорил, что испуганные собаки самые опасные. Тошнота объяснила ей, что с побегом нужно подождать. Сначала надо немного отдохнуть. Кто–то был в ее комнате! Если она не откроет глаза, значит, она ничего и не узнает. Когда этот кто–то притронулся к ее руке, она вздрогнула с безмолвным криком, словно рыба, вытащенная на берег. – Как себя чувствуешь? Над ней склонилось лицо Ольги. Близкое и очень большое. С порами на носу и на подбородке. Синяки спустились ниже по шее, края у них пожелтели. – Я подняла их. Они валялись на полу… – Ольга положила на одеяло отцовские часы. Дорте взяла их и поднесла к лицу. Тридцать три минуты одиннадцатого. Стекло было разбито. Стрелки уцелели, но не двигались. Отцовские часы остановились. Несколько раз пролаяла собака. Дневной свет словно вплюнул мужской голос в открытое окно. И все затихло. – Позвони пекарю, скажи, что от меня. Пусть мама заберет меня отсюда, – прошептала Дорте. Ольга помотала головой: – У меня нет телефона… И вообще… Я даже не знаю, где мы. А ты знаешь? – В лесу… В самой середине леса. Надо все время держаться дороги, – решительно сказала Дорте. – Ты давно здесь? – Ее голос дребезжал словно треснувшее стекло. – Не помню… Кажется, неделю… – Я… Ты не можешь одолжить мне немного денег? Тогда я уеду домой… На автобусе… Мама… Ольга пыталась дать ей напиться. – Пей и возьми себя в руки. Я принесу тебе чего–нибудь поесть. Вот приедем в Стокгольм, и будет легче. Они хотят, чтобы у тебя прекратилось кровотечение, а то ты испачкаешь кровью всю машину. – А как это сделать? – прошептала Дорте, выпив еще немного воды. – Я не знаю, – пробормотала Ольга. – Стокгольм?.. – спросила через минуту Дорте. – Ну да. Ведь мы туда едем. Работать. – А собака тоже поедет с нами? – Не думаю. – Тогда мы можем… Мы с тобой… убежим… Сядем на поезд… Потом на автобус… – Они всегда запирают двери. Нам будет не выйти. А про автобусы я ничего не знаю. Они взяли с собой бутерброды и собирались поехать на автобусе. На целый день. Мать сложила все в большую корзину с кожаными ручками, которую отец нес на спине. Они всегда брали с собой два больших зонта. На всякий случай, говорила мать. Один полосатый – бело–красный. Другой – серый, в крапинку. Отец мягко укорял мать, говоря, что смешно брать с собой эти совершенно ненужные вещи. Но мать стояла на своем. Отец все равно забывал все, что говорил, если ему никто не возражал. И мать запрещала Вере перечить отцу. Зонты они брали, потому что так хотела мать. Уходя из дому, она несла их под мышкой. Но еще не доходя до школы, где также жил друг отца, она уже отставала ото всех из–за своей слишком тяжелой ноши. Отец не мог смириться с тем, чтобы все видели, как его жена тащит два больших зонта в придачу ко всему остальному. Поэтому он останавливался и добродушно вздыхал, а потом забирал у матери эти бревна , как он называл зонты. Мать приобрела их на аукционе. Там же она приобрела и старый рассохшийся стул, на котором никто никогда не сидел. И приводила веские, но непонятные остальным доводы, зачем он ей понадобился. Отец никогда не ворчал по поводу зонтов, когда уже нес их. Очевидно, он забывал о зонтах в ту минуту, как клал их на плечо. Словом, у школьного здания мать с улыбкой отдавала ему свои два «на всякий случай». Сама она несла старый кожаный рюкзак с одеждой, которая могла им понадобиться. Плед был засунут под клапан рюкзака. В руке мать держала плоскую корзинку с ножом. В ней она приносила домой грибы, цветы, шишки и целебные травы. Все, что казалось ей красивым, интересным или полезным. Едва они входили в лес, она превращалась в целеустремленного лунатика. То кидалась в сторону, то медленно брела, неожиданно застывая на месте по причине, известной только ей. Потом, широко раскрыв глаза и протянув руку, она наклонялась и клала что–то в свою корзинку. Когда они подходили к берегу озера, из–за туч выглядывало солнце. Мать садилась, загородившись зонтами, и вытягивала ноги за пределы двойной круглой тени. Если шел дождь, она приглашала остальных укрыться вместе с ней под зонтами. Вера считала, что Дорте занимает слишком много места. Это была неправда, но протестовать не имело смысла. Они приезжали всегда на одно и то же место. Там, на берегу, было очень красиво. И мирно, как выражались родители. Ветки деревьев свисали почти до воды. Некоторые даже полоскались в ней. Казалось, они касаются водной глади лишь для того, чтобы по возможности оставить на ней свой след. Но вода всегда бежала дальше, даже не подозревая о людях на берегу. Ветка ты или человек, какая разница? Стоило тебе отойти или позволить течению унести себя, поверхность воды разглаживалась, не храня никаких следов. Воде было достаточно самой себя. Отец ловил рыбу. Изредка на искусственную мушку, подаренную ему английским книготорговцем, которого он встретил в молодости, попадался карп. Но если рыба не клевала, отец не жаловался, он только вздыхал. – Что ж, будем ловить по старинке, – говорил он. Сматывал удочку и насаживал на крючок обычного дождевого червя. Прежде чем убрать мушку, он разглаживал ее перышки. Дорте с восхищением смотрела, как быстро он цепляет крючок к маленькому металлическому карабинчику. У отца была коробка со многими отделениями. Когда он снимал верхнюю часть, под ней оказывалось отделение, в котором поплавки и блесны ждали своей очереди. Крючки были изящно воткнуты в кусочки пробки, каждая в своем отделении. Со всеми этими вещами отец обращался благоговейно – ведь все они были неповторимы. Рыбалка отца была одной из причин, по которой они ездили на озеро. Другой причиной была корзинка матери, которую следовало время от времени пополнять. Эту привычку родители завели еще до рождения Веры. У них была фотография матери, на которой беременная Верой мать подставляет солнцу ноги. Однажды Дорте спросила, почему у них нет фотографии матери, беременной ею. – Так получилось, мама носила тебя в другое время года, чем Веру, – с отсутствующим видом объяснил отец. – Просто папа перестал интересоваться фотографией, – добавила мать. Дорте почувствовала себя немного задетой. Оказывается отцу было интересно фотографировать только Веру, но не ее. И еще ей стало жаль, что отец потерял интерес к делу, которое ему по–настоящему нравилось. Правда, к рыбалке он интереса не потерял. Поехать на рыбалку в выходной день, когда это позволяла погода, для него было так же естественно, как есть. Дорте казалось странным принимать участие в чем–то заведенном со дня ее рождения. А может быть и раньше. Тут уже все равно, нравится тебе это или нет. Конечно, когда Вера подросла, поездки на рыбалку ей наскучили. Она бы предпочла ездить в модные места, где можно погулять с друзьями. Мать подставила ноги солнцу. За зиму они становились совсем белыми, а летом делались коричневыми. Она поднимала юбки и подставляла ноги солнцу всюду, где только могла. Но никогда не делала этого в присутствии посторонних. Это называлось стыдливостью. 10 Всю дорогу, пока автомобиль летел мимо лесов, полей и городов, кровотечение было для Дорте мукой. Они сидели так тесно, что запах мог быть неприятен Марине и Ольге. Макар ругался, когда на остановках у бензоколонок ей надо было выйти в уборную и привести себя в порядок. Но когда, еще до парома, они все вместе ночевали в одной комнате, рассчитанной на двоих, Дорте была рада этому кровотечению. Ей велели спать на полу, и это ее нисколько не огорчило. Она лежала одна. На пристани, где они ждали прибытия парома, так воняло выхлопными газами, что им пришлось закрыть окна автомобиля. Макар ругался, но Людвикас велел ему заткнуться. В зеркало заднего обзора Дорте видела, как Макар достал какой–то бумажный пакетик и вынул из него таблетку. Людвикас приказал ему выбросить таблетку, но он не успел и глазом моргнуть, как Макар проглотил ее. Дорте не понимала, как можно глотать таблетки, не запивая их водой. Людвикас ворчал, что теперь ему одному за все отвечать, но Макар его уже не слышал. Дорте хотелось поскорей лечь. Никогда не видевшая моря, она по запаху поняла, что оно рядом. Вечное море пахло гнилью. Отец так красноречиво рассказывал им о его красоте и силе, что она мечтала когда–нибудь побывать на берегах Балтики, где он жил ребенком. Но о вони он никогда не говорил, значит, это воняло от нее самой. Она попыталась вспомнить, что говорил отец, но ее мысли были запаяны в песочные часы, которые никто не потрудился перевернуть. На пароме было столько народу, что, пока они добирались до своей каюты, Дорте опять стало нечем дышать. В одном месте она прислонилась к стене, но людской поток тут же увлек ее дальше. В каюте было три койки. Ольга и Марина получили одну койку на двоих, мужчины – по койке на человека, а Дорте приказали лечь под стол, потому что от нее слишком много грязи. Как будто Бог услышал ее молитвы, хотя она и не осмеливалась молить: «Сделай так, чтобы мое кровотечение не прекратилось до самого Стокгольма, а там все будет лучше». С Ольгой и Мариной все было наоборот. Пока горел свет, Дорте невольно все видела и слышала. Иногда слышалось «Нет!» или «Ну пожалуйста!». Несколько раз она видела голую ступню или целиком ногу, а то и голые волосатые тела мужчин, метавшихся между крохотным душем и своими койками. Они не трудились закрывать за собой дверь, когда справляли нужду. Плеск или журчание часто кончались смачным плевком. Когда они возвращались, Дорте старалась уползти подальше под стол, чтобы на нее не наступили. Постепенно стало вонять не только от нее. Едкий запах ночи, начавшаяся качка. Тошнота накатывала волнами. Несколько раз Дорте задремывала и просыпалась, ткнувшись лбом в картонную коробку. Куртка служила ей подушкой, пальто – одеялом. Собаки и ее хозяина с ними, к счастью, не было. Они появлялись, только когда Дорте пыталась заснуть. Кожаная куртка и колющие глаза. Голос Макара звучал как собачий скулеж, когда он говорил с Хозяином Собаки по телефону. Тот, кто распоряжался собакой, распоряжался всем. Один раз она выбралась из–под стола и распрямила спину. Прислонилась к стене, остальные сидели на своих койках. Потом все пили черный кофе и ели жареную картошку и колбаски из бумажных пакетов. Все выглядело почти буднично. Они просто ехали в Стокгольм. А дом в лесу был всего лишь позорным кошмарным сном, и никто не хотел признаться, что видел этот сон. Дорте осмелилась спросить, говорил ли Людвикас уже с владельцем кафе, у которого они должны работать. Людвикас ответил, что надо немного подождать. Макар молчал. Еще в машине Дорте пришло в голову, что на самом деле никакого кафе не существует. Это образовало пустоту. Но ведь в таком большом городе, как Стокгольм, должно быть много кафе! Там она и сама сможет найти себе работу. Пока Дорте ела и пила воду из бумажного стаканчика, она внушила себе, что не надо ничего бояться заранее. Хватит с нее и того, что есть. Уже снова лежа под столом, она поняла, что Макар сделал себе какой–то укол. Со своего места она видела только его плечо и склоненную спину. Его движения. И поняла, что произошло. Сперва, правда, она решила, что это инсулин, который вкалывают себе больные сахарным диабетом, как, например, дядя Иосиф. Но когда Людвикас велел Макару успокоиться, хотя тот еще ничего не сделал, Дорте поняла, что это наркотик. Сердце у нее забилось так, словно она тащила на себе весь этот паром. Вскоре Макар навалился на стол всем телом. Его ноги уперлись ей в бок. Грязные кроссовки были без шнурков. Он использовал ее как скамеечку для своих уставших ног. Протестовать было бессмысленно. Ему ничего не стоило ударить ее. Оставалось ждать, когда он переменит положение. Его длинные, похожие на когти пальцы свисали со стола. Иногда он вздрагивал и смеялся, тогда его голова стукалась о стол. Людвикас несколько раз чертыхнулся и толкнул Макара. Потом вытащил бутылку и налил водки в пластмассовый стаканчик. Ольга и Марина тоже должны были пить водку. Дорте, по счастью, никто ничего не предложил. Ольга не хотела пить, но Людвикас схватил ее за волосы и осыпал бранью, а Макар ожил и пригрозил, что сделает ей укол. Ольга сидела на койке, поджав под себя ноги. Дорте видела ее всю целиком. Она поднесла стаканчик ко рту. После первого глотка лицо у нее скривилось. Людвикас сидел рядом и смеялся. И снова поднес ей к лицу стаканчик с водкой. Так продолжалось раз за разом. Ольга пила. Ее глаза были похожи на глаза крестьянской лошади, оставленной под дождем. Когда стаканчик опустел, Людвикас наполнил его снова и снова заставил ее выпить. В конце концов Ольга совсем отупела. Тогда мужчины утратили интерес к этой игре и решили играть с девушками в карты. – Можно, Дорте ляжет у нас за спиной, пока мы играем? – спросила Марина. – Какого черта! Она и тут разведет свое свинство! – воскликнул Макар, окончательно проснувшись. – Еще чего! – поддержал его Людвикас. И они захлопали картами по столу. Когда девушки проигрывали, а это случалось почти каждый раз, они должны были что–то с себя снять. Ольга, сгорбившись, нависла над столом. Она открыла было рот, но тут же быстро сжала губы, словно испугалась, что ее вырвет. Хлопанье карт по столу сопровождалось театром теней на стене. Ольга выпила слишком много и не могла следить за игрой. Марине было позволено выпить меньше, но она плохо играла в карты и потому вскоре оказалась раздетой. Она хотела не снимать хотя бы трусики, но Макар вытащил из сумки биту. Дорте из–под стола не видела, но поняла, что Марина сняла с себя все. Когда обе девушки остались совсем голые, их заставили лечь на койку. Людвикас приказывал им, что делать, а Макар смеялся омерзительным грубым смехом. Дорте была рада, что все это происходит на койке у нее за спиной. Когда Людвикасу надоело это развлечение, он приказал, чтобы Ольга легла к Макару. – А я трахну Марину! – объявил он и сдернул ее с койки. Он повернул ее спиной к себе и велел держаться за стол. Нога Марины, прижатая к ноге Дорте, дрожала мелкой дрожью. Людвикас спустил брюки. Пока он трудился, они по его волосатым ногам соскользнули на пол. Колени то сгибались, то разгибались у самой щеки Дорте. Ноги Марины дрожали, как стрелка флюгера на доме дяди Иосифа. Марина раскачивалась и плакала. Тонкие пальцы впились в край стола. Макара и Ольгу Дорте, слава богу, не видела. Но они находились в нескольких сантиметрах от ее затылка. Взяв то, что хотел, Людвикас поднял штаны и прошел в душ. Оттуда послышался шум воды. И его посвистывание. Открыв дверь, он объявил, что должен пойти и заняться делами . – Не вздумайте чего–нибудь выкинуть, пока Макар спит! – пригрозил он. – Далеко вы все равно не уйдете! Ему никто не ответил. Когда дверь за ним захлопнулась, в спертом воздухе каюты стало легче дышать. Макар храпел. Ольга и Марина по очереди вымылись в душе. Ольга шла в душ шатаясь; едва она успела закрыть дверь, ее там вырвало. Потом они услышали, что она чистит зубы. Когда подошла очередь Дорте, она не могла встать. Спина превратилась в старый складной метр, который так долго был сложен, что заржавел и не открывался. Боль была нестерпимой. Для Дорте не нашлось чистого полотенца, но Марина дала ей прокладку. Все трое молчали, чтобы не разбудить Макара. Марина помогла Дорте постелить на полу плед. Все–таки помягче. Ольга и Марина лежали в койке над Макаром. Полусидя под столом, Дорте задремала. Дверь распахнулась, и Людвикас втолкнул в каюту двух мужиков. Зажег верхний свет, и тесная каюта превратилась в переполненный операционный зал. Один из пришедших был такой толстый, что в каюте сразу стало не повернуться. Людвикас подтолкнув его к верхней койке, где лежали девушки. Потом потянул Марину за ногу и велел ей спуститься вниз. Она запротестовала сонным умоляющим голосом. Макар тут же вскочил, как солдат, устыдившийся, что заснул на посту. Порывшись в сумке, он достал биту. Марина спрыгнула вниз в одних трусиках и майке. Людвикас старался устроить все так, чтобы всем хватило места. – Давай поднимайся, – рыкнул он на Макара, который уже успел снова лечь. Макар вскочил и уступил место жирному мужику. Марину швырнули к нему, как пустой мешок. Другой гость еле держался на ногах. Людвикас приказал Ольге спуститься с койки. Воздух в каюте был такой спертый, что его можно было резать ножом. Решив, что Ольга слишком медлит, Людвикас схватил ее за ногу и потянул вниз. Гость был раздражен и начал ругаться по–английски. Он считал, что здесь слишком много людей, и хотел увести Ольгу в свою каюту. От яркого света лицо Людвикаса было похоже на зеленую капусту. Неожиданно он стал вежливым и любезным, как в тот раз, когда показывал Дорте рекламные фотографии Швеции. На пальцах он пытался объяснить гостю, сколько тот должен доплатить, чтобы Людвикас с Макаром ушли из каюты. Тот отрицательно помотал головой, на что Людвикас только пожал плечами и хотел открыть дверь. Гость рассердился. Дорте не видела его лица, но поняла это по тому, как он закачался. В конце концов они сторговались. Гость достал пачку бумажек. Людвикас пересчитал их, сунул в карман и вышел. Maкaр сел на единственный стул и уставился в пространство. Но когда второй гость, который расположился с Ольгой, заорал на него по–английски, Макар мигом выскользнул за дверь. Верхний свет погасили, но дверь в душ осталась открытой. Падающий оттуда неровный свет скользил по полу, вторя движениям парома. Море было неспокойным. Дорте крепко закрыла глаза и уткнула нос в воротник джемпера. Важно держать себя в руках. Не думать. Всему когда–нибудь приходит конец. Злу тоже. Гость, которому досталась Марина, освободился первым. Чтобы избавиться от него, она помогла ему выбраться из койки и проводила до двери. Второй, с Ольгой, разошелся так, что койка под ним ходила ходуном. Его грубое пыхтение сменялось сипом, перемежавшимся коротким свистом. Дорте вспомнила звуки кузнечных мехов, которые слышала еще в Белоруссии. Кузнец подковывал лошадей. Мехи были кожаные и страшно сипели, тогда как скрежет железа, приводящего их в движение, был похож на урчание собаки. На кузнеца и на лошадь с печальными глазами сыпался дождь искр. Ольга не издавала ни звука. Дорте захотелось помолиться Пресвятой Богородице. Но Богородицу нельзя звать в такую каюту. Полоска света, падающая из хлопающей двери, то расширялась, то, уступив, снова сужалась. Дорте обхватила себя руками и думала только о том, что не она лежит там, в койке. Чем человеку страшнее, тем труднее ему думать о ком–нибудь, кроме себя. Когда гость закончил свое дело, он спрыгнул босиком на пол и зажег свет над койкой, чтобы найти свои брюки. Почесал мошонку. Вытер руку о простыню. Обнаружив под столом Дорте, он наклонился и уставился на нее. Его осоловевшие глаза были налиты кровью. Большой рот приоткрылся, и показались зубы, похожие на осколки разбитой тарелки. Решив, что она уже умерла, он выпрямился и, бормоча что–то себе под нос, дошел до двери. Очевидно, он чертыхался по–шведски. – Может, нам просто сбежать отсюда? – спросила Дорте, выбираясь из–под стола, чтобы распрямить спину. – Отсюда? – буркнула Марина. – И далеко ли мы убежим без паспортов, без денег и без билетов? – Попросим кого–нибудь нам помочь… – И, как думаешь, что случится потом? – Не знаю… – Людвикас и Макар сочинят какую–нибудь историю и вернут нас обратно. А потом забьют до смерти! Колени Дорте стукнули друг о друга. Кончики пальцев покалывало, все болело. Челюсти с трудом процеживали сквозь себя воздух и в то же время не давали черепу распасться на части. Вот когда она мечтала о Вериных приступах гнева! Счастлив тот, кто умеет драться! Бить изо всей силы! В кровь! Всегда быть победителем. Вера была сильна, как Хозяин Собаки, который бил собаку до тех пор, пока та не начинала вилять хвостом и ползать у его ног. У Дорте мелькнула мысль, что есть люди, к созданию которых Бог не имел никакого отношения. Мать в черной вязаной кофте поджала губы и строго на нее посмотрела. – Все люди равны перед Богом. Все мы творения Божии. – Не все, мама! – Все, каждый человек! Что мать, собственно, знала о людях? Посередине каюты возник отец, он смотрел на Дорте. – Ад вовсе недалеко, он у нас на земле, – сказал отец. Правый ус у него был закручен сильнее, чем левый. – Прекрати! – грустно сказала мать, слегка покачиваясь в полоске света. – А ты погляди вокруг себя! – Отец повел рукой. Мать растеклась, как вода из треснувшего кувшина. Тогда Дорте почувствовала на себе руки отца. Он поднял ее с пола и закутал в плед. Теперь он унесет ее в безопасное место. Потом попросит кого–нибудь спасти Ольгу и Марину. Не важно, что он их не знает. А зимой он соберет всех у печки в библиотеке, даже тех, кто не читает книг. 11 Первое, что Дорте увидела в Швеции, были подъемные краны, похожие на скелеты пеликанов, металлические контейнеры, автокары и бесконечную череду автомобилей. Казалось, что они все дерутся друг с другом за то, чтобы проехать первыми. Людвикас не смог завести машину, и какой–то человек, который встречал их с закрытым грузовиком, вытащил ее на берег на буксире. Людвикас говорил по–английски, вставляя в свою речь литовские ругательства. Встречающий знал кого–то на ближайшей бензозаправке, кто мог бы починить машину, и поэтому отбуксировал их туда. Там Людвикас поговорил с другим шведом, отдал ему ключи от машины, а они перебрались в грузовик. Людвикас, весь в поту, сел впереди рядом с шофером. Остальные ехали в кузове, держась за ящики и чемоданы. Лицо у Макара было кислое. Дорте посчастливилось, и она сидела далеко от него. Рядом с Макаром сидела Ольга. Она даже опиралась на него на поворотах, чтобы не упасть. Дорте вцепилась в решетку, отделяющую ее от кабинки водителя. Она смотрела в окошко кабины, хотя это было все равно что смотреть в окно тюрьмы. Удержать взгляд на чем–нибудь она не могла. Грузовик пролетал мимо. Несколько раз они останавливались на красный свет. Дома были чистенькие. Ни разбитых окон, ни обвалившихся балконов. Трудно было поверить, что эти дома простояли уже много лет. На мгновение мелькнули вода и деревья. Дорте потянулась, чтобы лучше видеть. Осторожно подвинулась на ящике, чтобы заскорузлая прокладка не слишком натирала промежность. Если сидеть легко, как перышко, можно обо всем забыть. Неужели ей придется самой ходить по этому городу и искать работу? Чем больше она об этом думала, тем проще все ей представлялось. Проехав некоторое время по узким улицам со старыми зданиями, они остановились в районе новостроек с высокими домами. Людвикас открыл заднюю дверь, чтобы выпустить их из кузова, несколько юнцов уставились на них. Они смеялись и обменивались взглядами. Уходя, несколько раз оглянулись. – Почему они смеялись? – спросила Марина. – Потому что людей в таких машинах не возят, – раздраженно ответил Людвикас. Макар за что–то ругал водителя. Людвикас велел ему заткнуться – не стоит привлекать к себе внимание. Макар замолчал, но с таким видом, будто он вот–вот выхватит свою биту. Когда он отошел за грузовик, Ольга прошептала: – У него больше нет ни таблеток, ни ампул, чтобы сделать укол. Дорте подтащила к себе свой чемодан и настороженно ждала, пока мужчины говорили о чем–то по–английски. Наконец они договорились, и Людвикас получил ключи. Какая–то молодая пара остановилась у стены дома, они весело прижались друг к другу и громко болтали. Язык был странный. Резкий и в то же время нежный. Он не походил ни на английский, ни на русский, ни на литовский. Дорте сразу поняла, что они оба рады встрече друг с другом. На девушке были джинсы и облегающий джемпер, который кончался выше пупка. Она прижалась голым животом к своему приятелю и откинула назад голову, совсем как Вера. Длинные волосы взлетели в воздух и в конце концов обвились вокруг головы. Парень обнял девушку и зарылся лицом в ее волосы. Так они и стояли, покачиваясь и прижимаясь друг к другу. Потом появилась молодая мать с ребенком в прогулочной коляске. Она наклонилась и, улыбаясь, что–то дала ребенку. Он поднял ручки, показывая куда–то вдаль. Проходя мимо Дорте, мать смотрела только вперед. Макар нетерпеливо замахал руками, чтобы они шли в дом. Девушки потащили свои вещи на третий этаж. Бетонные ступеньки глухо отзывались на их шаги. Дорте почудилось, что этот звук исходит изнутри ее самой. Когда они стояли в очереди, чтобы сойти с парома на берег, Ольга с Мариной поддерживали ее с двух сторон, чтобы она не упала. Теперь ей приходилось через шаг останавливаться и отдыхать. Несколько раз она соскользнула по перилам и села на лестницу. Последнюю часть пути Ольга и Марина опять поддерживали ее. – Ты похожа на покойника! – сказала ей Марина. – Отстань от нее! – велела Ольга и, подняв Дорте, поставила ее, будто мешок с картошкой. Дорте хваталась за перила. Они казались ей черной змеей. Змея, извиваясь, ползла вниз в головокружительно глубокую шахту и хотела утащить ее с собой. На пароходе ей все было безразлично. Но теперь, когда она почти поднялась по лестнице, Дорте решила, что сдаваться еще рано. Она вдруг почувствовала запах Николая, струившийся из этой шахты. И, сделав вид, что все в порядке, прислонилась к Ольге. Они прошли прямо в комнату, обставленную как гостиная. В ней было много дверей. Дорте воспринимала все словно в тумане, но вид комнаты ее не испугал. Стол и стулья из светлого, покрытого лаком дерева. Диван, кресла. Ольга посадила Дорте на стул у двери Марина обследовала, что было за другими дверьми. – Здесь на всех не хватит кроватей, – громко сказала она из спальни. – Ты поедешь в другое место, – сказал Людвикас и швырнул свою сумку в угол. – Куда? – испуганно спросила Марина. – Не знаю. Ближе к месту своей работы. В какой–то отель или что–то в этом роде. Теперь за тебя отвечает швед. Тот, который привез нас сюда, он вернется и заберет тебя. – Я могла бы спать на диване, – сказала Марина с дрожью в голосе. – Заткнись! – рявкнул Макар и погрозил ей кулаком. Марина отскочила в сторону и замолчала. Отойдя подальше от Макара, она прошептала Людвикасу: – Швед! Но ведь я не говорю по–шведски! Как мы поймем друг друга? Людвикас пожал плечами и объявил, что они сейчас пойдут и купят чего–нибудь поесть. – И что–нибудь для этой рваной пизды, а то мы утонем в ее кровище! – засмеялся Макар, он растянулся на диване и стал тыкать в сторону телевизора каким–то длинным предметом, лежавшим на столе. Оглушающий шум наполнил комнату, и на экране возникла группа музыкантов, которые дергались так, словно им под одежду засунули горящие головешки. – Из тебя все еще хлещет? – крикнул Людвикас, стараясь перекричать музыку. Дорте понимала, что надо ответить, но не могла. Ее трясло. Стуча зубами, она только кивнула. – Выключи его, к чертовой матери! – крикнул Людвикас и спросил, что надо купить. Макар встал с дивана, направил на телевизор тот длинный предмет и нажал на кнопку, но телевизор не выключился. Ольга подошла и выключила телевизор. Макар с глупой улыбкой уставился на погасший экран, потом снова лег и закрыл глаза. – Макар придурок, ни в чем ни черта не смыслит, – сказал Людвикас, бросив злобный взгляд в сторону дивана. Ольга сняла с Дорте туфли. Зубы у Дорте громко стучали Она пыталась ухватиться за спинку стула, но руки ее не слушались. – Дорте надо уложить! – сказала Ольга, подняла ее и хотела проводить в одну из комнат. – И не мечтай! – заорал Людвикас и, показав на спину Дорте, издал такой звук, как будто его рвет. – у нее видок будто она сбежала с бойни! Пусть только посмеет лечь, пока не вымоется! Ясно? Подвяжите ей ведро между ног, черт вас подери! Девушки помогли Дорте вымыться в душе. До нее никто не спал на этом постельном белье. Она подложила под себя несколько полотенец. Одно, сложив валиком, засунула себе между ног. Промежность ей будто натерли солью. Но она хотя бы не лежала под столом. Отец часто говорил, что важно научиться прощать самого себя. Важно потому, что только так можно простить других. Дорте не знала, многих ли простил; сам отец. И кого. Он никогда об этом не рассказывал. Что касается ее самой, тут было о чем подумать. Как, например, простить себе, что она уехала из дому? Но это потом. Главное, чтобы у нее кончилось кровотечение. Хотя оно и спасло ее. Однако она знала, что в жилах человека течет определенное количество крови и терять ее нельзя. Она попыталась сосчитать, сколько крови уже потеряла. Но быстро поняла, что решить эту задачку так же трудно, как улететь отсюда через окно. Они летели вместе, отец и она. Через горы, в лучах солнца. Им предстояло перелететь через Балтийское море, чтобы попасть на международный конгресс библиотекарей в Стокгольме. Летели они низко. Берега озер и протоков были резко очерчены. Воздух – совершенно прозрачен. Краски – незнакомы. Небо виделось им кроваво–красным островом в оранжевом море. Прозрачные облака все время двигались. То здесь, то там они напоминали вершины деревьев в бесконечном первобытном лесу. Светящиеся красные озера и величественные нагромождения гор постоянно меняли форму. Тут была только природа. Ни людей, ни иных живых существ. Только краски… и дрожащая тишина. Как будто Дорте приложила ухо к большой раковине. Внизу мелькал другой мир. Море, блестящее, черное, как шелковое платье матери. Но вблизи все принадлежало только отцу и ей – желтое, красное, переливающееся перламутром, меняющееся каждое мгновение. – Жизнь состоит из мгновений, которых мы не в силах заметить, потому что нас одолевает тревога за будущее, – прошептал отец, когда все под ними стало черным, как свежевырытая могила. – Там свет! Темнота – это только движение солнца, которым оно нас обманывает. 12 Дорте сидела на стуле, положив голову и плечи на стол. Руки распластались по столу, как небрежно брошенная одежда. От столешницы пахло деревом и клеем. Людвикас лежал на диване, он смотрел шведское телевидение и потягивал из бутылки. Несколько раз он что–то хрипло сказал ей. Очевидно, хотел выглядеть любезным. Дорте попыталась ответить, чтобы не раздражать его. Им было разрешено брать продукты из холодильника. Она знала, где стоит пакет с молоком. Еще раньше выпила большой стакан. Молоко здесь было не такое, как дома. С металлическим привкусом Словно оно долго хранилось в оцинкованной посуде. Но к этому она уже привыкла. Макара и Марины не было дома. Дорте не знала, сколько она пролежала в постели, пока Ольга и Людвикас возились в комнате. Жалюзи сторожили окно. Несколько раз ей приходилось вставать и одеваться, потому что к Ольге приходили клиенты. Она убедила себя, что Ольге хуже, чем ей. Но они об этом не говорили. Вот и сейчас Ольга была не одна. Дорте, должно быть, заснула, положив голову на стол, потому что вдруг услышала, как Людвикас говорит по–английски с каким–то человеком. Входная дверь хлопнула, и Людвикас сказал, что она может пойти и лечь. К пылающему огню внизу живота она уже привыкла. Было хуже, когда ей надо было помочиться. Тут она пасовала – каждый раз пасовала. Долго сидела, скрючившись, на унитазе, подавляя желание, и не могла решиться. Колени становились ватными, ноги с трудом носили этот жалкий комочек между кроватью и уборной. Она пыталась вызвать в себе Верин гнев, заставлявший Веру убегать из дому. Из–за любой мелочи. Перед тем как лечь, ей нужно было зайти в уборную, но она не хотела мешать Ольге смывать с себя следы клиента. Людвикас пустил телевизор на полную мощность. Иногда это было похоже на звериный рев. Дорте проснулась от того, что на соседней кровати плакала Ольга. Дорте шепотом окликнула ее, но та не отозвалась, тогда она на цыпочках подошла к ней и села на край кровати. – Прости, я заснула, – сказала она в темноту. – Ты знала, что так будет? – всхлипнула Ольга сквозь рев телевизора. – Нет… Я не знаю… – Нам придется принимать каждого, кого они к нам присылают! Я зарежусь, пусть сами зарабатывают эти проклятые деньги! – всхлипнула она. – А кафе? Разве мы не будем работать в кафе? – Нет! – Ты это знала? – спросила Дорте, ее голос тревогой прошелестел в воздухе. – Вообще–то нет… Я знала, что можно много заработать, сопровождая какого–нибудь богача в театр и что–нибудь в этом роде. Или приятно провести время с кем–нибудь, кто чувствует себя одиноким. Но выбор будет зависеть от меня. А Макару положено лишь двадцать шесть процентов от этих денег. На квартиру и всякое такое. А теперь Людвикас говорит, что мы ничего не получим, пока не выполним контракт. – Какой контракт? – Ну договор… Три месяца. Тогда, если захотим, мы сможем уехать домой. А теперь он говорит, что эта квартира такая дорогая, что он будет забирать все деньги. Ему нужно устроиться… И заключать новые контракты. Поэтому нам все время придется принимать клиентов… Людвикас выключил телевизор, и Ольга замолчала. Вскоре он зашел к ним, зажег верхний свет и внимательно посмотрел сперва на одну, потом на другую, словно они украли у него кошелек. – Что вы здесь делаете? О чем шушукаетесь? Я пойду прогуляюсь. Не вздумайте выкинуть какую–нибудь глупость. А то Макар вас просто убьет! Они молчали, пока не щелкнул замок входной двери. – Он запер нас снаружи. Нам отсюда не выйти. Дорте хотелось погладить Ольгу по щеке, но она испугалась, что это будет слишком по–детски. – Я не знала ни о каком договоре, кроме кафе, – прошептала она, и ей стало стыдно. Яркий свет резал глаза, поэтому она встала и погасила его. – Просто ужас, как у тебя стучат зубы! Иди и ложись! Говорить мы можем и лежа. Кроме нас, тут никого нет. – Ольга всхлипнула. Дорте послушно легла, ей стало жутко. Если она и выберется когда–нибудь отсюда, зубов у нее к тому времени уже точно не останется. – А где Марина? – спросила она в темноте. – Не знаю… Теперь она расплачивается за всех, – жестко сказала Ольга. Дорте глотнула воздуха, некоторое время она не могла говорить. Потом что–то вспомнила: – Как думаешь, здесь есть какао? – Какао? В порошке? – Да. Я бы сварила нам какао! Из пакетика. Как ты варила в первый день. Она встала и натянула на себя джемпер. Через силу прошла в уголок, где стояла плита, и включила там свет. Какао кончилось, зато она нашла баночку меда. Она не привыкла к электрическим плитам. Пришлось держать ладонь над конфоркой, чтобы узнать, ту ли ручку она повернула. Она подтянула к себе стул и села в ожидании. Иногда она вставала и пальцем пробовала, согрелось ли молоко. Потом выключила плиту и размешала мед в молоке.. Ольга взяла чашку обеими руками. Дорте поставила свою кружку на тумбочку, пока ложилась под одеяло. Держа кружку и глотая молоко, она старалась найти какое–нибудь утешение для Ольги. Наконец та спросила: – Ты никогда не была с мужчиной до той ночи?.. В бане?.. Одна дверца шкафа была открыта. Шкаф был пуст. Свет от лампочки над кроватью Ольги блестел на металлических «плечиках». Дорте подумала, что нужно встать и закрыть дверцу, но у нее не осталось сил, как будто она грела молоко несколько дней. – Какой еще бани? Ольга повернулась к ней и широко открыла глаза. – Ты уже не помнишь? Дом в лесу… – Важно подружиться с черной собакой, она боится, – услышала Дорте свой голос. Ольга молчала. Тишина была невыносима. Поэтому Дорте быстро сказала: – Мне кажется, я знаю, где Людвикас прячет наши паспорта! Когда она допила молоко, на дне кружки осталась желтая пленка. Наверное, она плохо размешала мед. А может, и вообще не размешала его. Она не помнила даже, нашла ли тут ложечку. – Где же он их прячет? – спросила Ольга. – В кожаном мешочке, который носит на шнурке на шее под рубашкой! – быстро сказала Дорте. Как будто это можно было забыть. – Надевайте все самое лучшее! Мы идем в город! – Людвикас зажег свет и стянул с Ольги одеяло. Его взгляд не оставлял сомнений: нужно повиноваться. Ольга помогла Дорте достать из чемодана платье. Пока они одевались, Людвикас три раза стучал в дверь ванной. В последний раз он мрачно выругался. Ольга намазала им лица кремом цвета загара и подкрасила губы. В зеркале Дорте увидела совсем другую женщину. Ольга прислушалась к тому, что происходило в гостиной. – К Людвикасу кто–то пришел, – мрачно сказала она, но все–таки закончила туалет. Дорте сунула запасные прокладки в красную лакированную сумку. На диване сидел худой человек в полосатом костюме. Ни старый, ни молодой. У него были глубоко посаженные глаза и почти бесцветные брови. Бледное лицо с крупным носом. Руки он сложил на груди и как будто оценивал девушек. Светлые, коротко подстриженные волосы с глубокими залысинами. Он выглядел так, будто несколько лет ничего не ел, а только сидел на диване в своей белой рубашке. Теперь он встал и сделал к ним несколько шагов. Костюм казался пустым, словно голова была надета прямо на ворот рубашки. Рядом лежал черный портфель с ремешком, чтобы носить на плече. Они с Людвикасом наверняка уже были знакомы, во всяком случае, они беседовали по–английски как старые знакомые. Людвикас был до приторности вежлив и подобострастен. Словно боялся, что гость сбежит. – I am Tom{1}, – сказал гость и по очереди пожал девушкам руки, точно в его визите не было ничего особенного. Рука у него была как у скелета, только теплая. Когда он приоткрыл рот, пытаясь изобразить подобие улыбки, Дорте могла бы поклясться, что спиртным от него не пахнет. Ольга чего–то ждала, стоя посреди комнаты. Руки у нее висели, точно плети, подбородок почти касался груди. Светлые волосы на затылке немного сбились, словно ветер хотел что–то в них спрятать и потому разворошил прическу. Но Ольга не выходила из дому с тех пор, как Людвикас вернулся вместе с гостем. – Том нас приглашает в ресторан! – лучезарно объявил Людвикас. Губы Ольги растянулись в улыбке, обнажив зубы. Дорте подумала, что она ни разу не видела, как Ольга улыбается. Сама она не была уверена, что выдержит такое развлечение. Но Людвикас толкнул ее в бок. – Выше голову. Надо выглядеть по–человечески. Том очень важная персона! – прошептал он ей по–русски. Деревья уже начали сбрасывать листву. Она лежала на тротуарах и в сточных канавах, мокрая от недавнего дождя. Дорте слышала, как капли стучат в окно. Здесь и там под уличными фонарями вспыхивали то желтые, то красные листья. Словно крупные украшения. Если бы она сейчас вырвалась из рук Людвикаса, ей пришлось бы бежать очень быстро, чтобы он ее не догнал. Но она понимала, что это невозможно. Туфли были не на резине, а на коже, и пропускали воду. Очень некстати. Туфли – ее единственная красивая вещь. К счастью, Том решил взять такси. Наверное, он был достаточно богат, поскольку путь оказался неблизким. Они ехали в центр города. По широкой улице с ярко освещенными витринами магазинов, заваленными блестящими вещами. Платья. Туфли. Посуда. Мебель. Непостижимо красивые вещи. Должно быть, Людвикас был прав, сказав, что в Швеции все богатые. Ольга улыбалась и глядела по сторонам. Она даже засмеялась, когда проезжали витрину с манекеном в красном платье. Шофер свернул в боковую улицу, потом в еще одну, уже более узкую. Вдруг на поверхности воды блеснули глаза Николая. Ресторан находился в подвале. Множество людей кружились друг с другом или танцевали каждый сам по себе. Громкая музыка мешала разговору. Правда, говорить Дорте и не хотелось. От дурноты путались мысли и подгибались колени, словно на ней был костюм космонавта, подбитый свинцом. Ей даже пришлось ухватиться за Ольгу, потому что пол стал ускользать у нее из–под ног. Очевидно, Том был знаком с официантом, который провел их к столику на четверых в глубине зала. Том и Ольга сели рядом. Людвикас и Дорте сидели спиной к шумному залу. Том налил всем вина. Дорте не протестовала, но к вину не прикоснулась. Ольга пила осторожно и часто улыбалась. Потом Том захотел танцевать с Ольгой, и они оба исчезли в шуме за спиной у Дорте. Людвикас наклонился к ней так близко, что их дыхание слилось. Дорте не смела отодвинуться. – Он хочет купить Ольгу, – радостно сообщил ей Людвикас, словно близкому приятелю. – Как это купить? – Ну, взять с собой в Норвегию. Он хорошо платит. Я его знаю. – Правда? – Да. По прошлым поездкам. Но тогда сделка не состоялась. Он очень привередливый. Норвежский стиль, понимаешь? И он платит сразу наличными. В евро или долларах. Дорте поняла, что не следует показывать, в каком она отчаянии из–за разлуки с Ольгой. Настроение Людвикаса было единственным, от чего она сейчас зависела. – И… и я останусь одна… в этой квартире? – все–таки жалобно спросила она. – Нет, мы переселим тебя к другим, так будет дешевле, – усмехнулся Людвикас. – К кому? – К Марине. И к девчонкам из первой партии! – гордо сказал он, словно первая партия была чем–то особенным. – Но ты должна побыстрей оклематься, теперь, когда Ольга уедет… В этой стране все так чертовски дорого. Хозяин квартиры требует, чтобы мы расплатились с ним до того, как съедем. А у меня нет наличных, так что расплачиваться с ним придется тебе! – Но у меня нет денег… Людвикас засмеялся, закатив глаза к потолку. Дорте зажала руки между коленями, чтобы скрыть, как они дрожат. Она боялась смотреть на контуры квадратного кожаного мешочка, проступавшие под его джемпером. Рядом с ними села какая–то пара. Оба смеялись над чем–то только что сказанным женщиной. На ней был топик с большим вырезом, украшенный жемчужинами. Они никого не видели, кроме друг друга. Если Дорте окликнет их и попросит помочь ей уехать домой, они ничего не поймут или просто не захотят с ней возиться. А Людвикас увезет ее с собой. В квартиру, где бита… – А куда поедет Ольга? – Она старалась, чтобы голос ее не выдал. – Не знаю. Только не в столицу, как там она называется… Словом, в другой город. Людвикас осушил рюмку и налил новую. Потом поднял пальцем подбородок Дорте, объявил, что ей идет краситься и что он хочет танцевать. Она пробормотала, что плохо танцует, но он сдернул ее со стула. В основном они не танцевали, а тряслись на месте, как камни в ведре. Ей становилось невыносимо, когда он прижимался к ней – руками и ногами, выгибаясь, точно ошпаренный рак. Терся об нее низом живота, словно хотел присосаться. Она старалась думать о Вере, которая плясала дома, если бывало хорошее настроение. Танцевать с Верой было весело. В толпе танцующих Людвикас увидел Тома и Ольгу и потянул Дорте за собой, расталкивая людей и делая какие–то жесты. Том захотел поменяться партнершами, на что Людвикас шумно согласился, а лицо Ольги погасло. Музыка грохотала, как разъяренный трактор. Дорте казалось, что она танцует со скелетом. Но от скелета пахло туалетной водой и чистым бельем. Если бы она не знала, что он купил Ольгу, как скотину, она бы решила, что он лучше Макара и Людвикаса. Он держал ее перед собой в вытянутых руках, точно ширму. К тому же с ним был его черный портфель. Том повесил его наискосок через плечо, словно ничего дороже у него не было. Иногда портфель упирался Дорте в ребра, будто протестуя против ее присутствия. К счастью, Том быстро захотел вернуться к столу. Людвикас выпил все, что было в бутылке, и Том заказал новую. Сам он почти не пил. Когда Людвикас попытался заставить Ольгу и Дорте пить, Том рукой остановил его. Тот подчинился, не пикнув, и Ольга посмотрела на Тома так, словно он был ее братом. Дорте почувствовала огромное облегчение оттого, что ее не принуждают пить вино. Оно было кислое, и от него тошнило. Том забеспокоился и собрался уходить, прежде чем Людвикас выпьет все. Тогда Людвикас спрятал бутылку под пиджак, но Том покачал головой и сказал что–то по–английски. Людвикас поставил бутылку на стол, но вид его не предвещал добра. Смех девушки за соседним столиком заглушил музыку. На ней были джинсы в обтяжку, едва прикрывавшие зад. Когда она наклонялась, из–под них выглядывал край розовой ткани, наверное, это были трусики. Талия и живот выпирали из джинсов, как колбаски. Может быть, кто–то тоже купил ее и потребовал, чтобы она одевалась так для привлечения клиентов? Девушка перестала смеяться, но Дорте еще долго слышался ее смех. Пока они шли, Том крепко держал ее за плечо. Время от времени он что–то говорил Людвикасу по–английски. Если бы он отпустил ее, когда они вышли на улицу, она могла бы убежать. От волнения у нее вспотели ладони. Он не отпустил ее, но все время оборачивался и что–то говорил Людвикасу. Она слышала свое имя и имя Ольги. Словно прочитав ее мысли, Людвикас подошел к ней с другой стороны и обнял ее и Ольгу. – Том хочет увезти тебя к себе в отель, – прогнусавил он в ухо Дорте. – Почему, ведь он хотел Ольгу… – попыталась сопротивляться Дорте, но замолчала, испугавшись, что Ольга услышит, как она подставляет ее вместо себя. Том остановил такси, и Людвикас впихнул туда Дорте, не отпуская ее. Они с Ольгой так и сидели, словно прикованные к нему. Том сел на переднее сиденье. Пока они ехали, Дорте уговаривала себя быть смелее и выпрыгнуть из машины, хотя прекрасно понимала, чем это может кончиться: она сидела слева, там ехали машины. Дверная ручка поблескивала в темноте. Дорте пыталась понять, в какую сторону ее надо повернуть. Такси притормозило у тротуара, мимо на бешеной скорости несся поток машин. Они сбили бы ее, как только она открыла бы дверцу. Дорте уже слышала звон разбитого стекла и скрежет металла. И видела себя в луже на мостовой. Том поговорил с шофером и расплатился с ним. Ольга и Людвикас вышли, чтобы выпустить Дорте из машины, так как дверца с ее стороны не открывалась. Людвикас наклонился и потянул ее за плечо. Судорожно сжимая перед собой свою сумочку, она чуть не растянулась на асфальте. Том скорее протащил, чем провел ее по тротуару. Дверь с медной ручкой распахнулась, и Дорте поглотил яркий свет. Она сразу увидела мужчин в креслах вокруг большой кровати. Рука Тома лежала на ее талии, словно железные когти. Портье за стойкой с отсутствующим видом протянул Тому ключи. Она могла бы убежать, когда Том на мгновение отпустил ее, чтобы поправить висевший на плече портфель. Но холл был огромен, как море, и Том, конечно, догонит ее прежде, чем она добежит до двери. Потом ее ждет бита. Том добр, пока ему нравится быть добрым, совсем как Людвикас. Через мгновение бежать было уже поздно. Том провел ее к лифту и нажал на кнопку четвертого этажа. В лифте перед Дверью была решетка. 13 Отец сидел с раскрытой книгой. Не о Данте в аду и не о бедных людях Достоевского. Это была большая книга о планетах. Над блестящей страницей раскрылся лепесток. Бабочка. Сейчас он спросит меня, почему я не дома, подумала Дорте. Но отец не спросил. Ничего не замечая, он листал книгу, словно не знал, что все изменилось и все разрушено. Наверное, это были мелочи для человека, прошедшего сквозь темноту туда, где он сейчас находился. Он показывал цветные иллюстрации и говорил глухим, немного сонным голосом. Время от времени он улыбался мимолетной улыбкой. Она лишь чуть–чуть трогала уголки его губ, за стеклами очков щурились глаза. Темные и блестящие. Комната была очень большая. Мебель и гардины темные. Две кровати, составленные вместе, с тумбочками с каждой стороны – никакой другой мебели она с первого взгляда не заметила. Открытая дверь вела в ванную. Дорте раньше никогда не бывала в отелях. Только знала, что они существуют. Том запер дверь и на мгновение замер с ключом в руке. Ключ был прикреплен к какой–то большой металлической штуке. И все–таки он сунул его в карман брюк, помог ей снять куртку и повесил ее на вешалку. Только после этого он раскинул руки, словно показывая собственные владения. Дорте стояла и смотрела на свои мокрые туфли. Потом почувствовала, что он взял ее под локоть, и они прошли в комнату, будто так условились. Ее взгляд скользнул по нижней части стен и по полу. Может, Том держит свою биту в чемодане? Чемодан стоял на подставке и был открыт. В нем лежали белье и аккуратно сложенные рубашки, так их сложила бы ее мать. Пара начищенных до блеска ботинок стояла каблуками к стене под вешалкой с верхней одеждой. Том усадил Дорте на ближайшую кровать, точно поставил коробку с ценным содержимым. Белоснежное постельное белье. Сняв башмаки, он показал на ее туфли. Она быстро сняла их. Он отнес обе пары к двери и поставил пятками к стене. Снял пиджак и повесил его на вешалку. Снял галстук и завозился с запонками. В полутьме на противоположной стене висела картина. Дерево на ветру под желтым небом. Отец вряд ли назвал бы это искусством. Из маленького шкафчика под столом Том достал бутылку воды, открыл ее и наполнил два стакана. Один он протянул Дорте и сел рядом с ней. Из полного стакана выплеснулось немного воды. Капли упали на тыльную часть ладони и потекли по руке. Дорте ощутила взгляд Тома, как ползущую капустную гусеницу. – Ты ведь еще совсем ребенок? – услышала она его вопрос по–английски, но сделала вид, что не понимает. Он с бульканьем допил свою воду. На шее подпрыгивало адамово яблоко. За окном на улице взвыла автомобильная сирена. Машина уехала, но звук еще долго держался в воздухе. Отцовские часы были тяжелые, хотя они больше и не показывали время. Том поставил оба стакана на тумбочку и поднял ее лицо за подбородок, чтобы она смотрела на него. Внутри у нее все похолодело, и она ничего не могла с этим поделать. Она нигде не видела биты, но кто знает, что еще может взбрести ему в голову. Однажды она читала, что люди, которые страстно хотят умереть, умирают на самом деле. Но Дорте не знала, хочет ли она умереть. Странно – не знать такой простой вещи. Она не двигалась. Он что–то сказал, но Дорте не поняла. Его рука погладила ее по волосам. Так же он гладил ее, когда они танцевали. И, словно понимая, о чем она думает, он заставил ее встать, и теперь они стояли перед кроватью. Его руки подхватили ее, точно он боялся, что она вот–вот рухнет, а ноги, как будто танцуя, сделали несколько шажков. Он напевал незнакомую ей мелодию. Голос звучал выше, чем при разговоре. Том вел ее, и она послушно перебирала ногами, закусив губы до крови. Через некоторое время он остановился, как будто сдался. В полумраке светилась его рубашка. Дорте захотелось писать. Собственно, с тех пор как они пришли, ей все время этого хотелось. Теперь она не знала, успеет ли дойти до уборной. Голосом полузадушенной мыши она попыталась объяснить ему это. Так или иначе, она схватила свою сумку и шмыгнула в ванную. Дверь здесь запиралась. То расслабляясь, то зажимаясь, она крепко зажмурила глаза. Не глядя на вынутую прокладку, она завернула ее в туалетную бумагу и бросила в стоящую тут корзину. Потом вымыла руки и лицо и вытерлась белоснежным полотенцем. Неожиданно ее охватило Верино упрямство, точно оно все это время пряталось у нее в сумочке. Она вынула из корзины использованную прокладку. Кровь уже проступила сквозь бумагу. Том за это время откинул одеяла на обеих кроватях. Не говоря ни слова, она вошла в комнату, держа перед собой прокладку. Мгновение он стоял как парализованный с открытым ртом, наконец хлопнул себя по лбу и покачал головой. – О'кей! О'кей! – сказал он с натянутой улыбкой, показал на кровать и развел руками. Потом поставил свой стакан с водой на дальнюю тумбочку и положил две из четырех подушек так, что они разделили кровати. И показал ей на одну из них. – О'кей? – повторил он. Дорте выбросила прокладку обратно в корзину, вымыла еще раз руки, закрыла дверь ванной и села на показанную ей кровать. Странные звуки, которые рвались из нее, остановить было невозможно. Она не видела, но чувствовала, что он стоит там. Через некоторое время звуки иссякли, словно вытекли в закрытое окно. Она рукой вытерла лицо. Он повернулся к ней спиной и начал раздеваться. Когда он, аккуратно сложив брюки по складке, повесил их на спинку стула, ключи упали на пол. Он поднял их и положил на тумбочку. Оставшись в полосатых трусах–боксерах, он показал на нее, словно хотел напомнить, что ей тоже следует раздеться. Но она продолжала сидеть, не двигаясь. Тогда он погасил лампу на тумбочке и повернулся к ней спиной. Несколько минут она продолжала сидеть, тяжело дыша. Повернув голову в его сторону, она увидела, что ключей на тумбочке больше нет. Может быть, он положил их под подушку? Она погасила лампу со своей стороны и разделась. Но брюки взяла с собой в кровать, а джемпер вообще так и не сняла. Осторожно протянув правую руку, она убедилась, что он не убрал разделявшие их подушки. Сперва Дорте лежала и ждала, что он вот–вот набросится на нее. Она напряглась. Но Том улегся поудобнее и плотнее закутался в одеяло. Вскоре по его дыханию она поняла, что он спит. Постепенно подбородок у нее перестал дрожать. В ступнях возникло странное тепло, оно поднялось к щиколоткам, а потом заполнило ее целиком. Она ощупала кровать, на которой лежала. Осмелев, даже пошевелилась. Легла на спину и открыла глаза. Свет с улицы белой полосой падал на стену. Скосив глаза в сторону, она могла видеть возвышение, бывшее телом Тома. Оно было похоже на гряду холмов. Дорте проснулась от его голоса и сразу вспомнила где находится. Том в трусах сидел на стуле у окна и говорил по телефону. Не шевелясь, она наблюдала за ним. Сначала его голос звучал спокойно и нейтрально, свободной рукой он почесал бедро. Потом в голосе послышалась твердость, иногда он отрицательно мотал головой или энергично кивал. Наконец он улыбнулся. – O'key! Yes! – сказал он, подходя к кровати. Там он склонился над Дорте и протянул ей мобильный телефон. – Алло? Дорте? – Она не сразу узнала голос Людвикаса. – Да… – Он не хочет брать Ольгу в Норвегию. Он хочет взять тебя! Он хорошо платит. – Кому он будет платить? Мне? – Не будь дурой! Он купил тебя! Никаких денег ты не получишь. С тобой были только расходы. Поездка, жилье, еда. И до черта грязи. – Куда?.. Куда я должна ехать? – А хрен его знает! Спроси у Тома, – сердито ответил Людвикас. – Я не понимаю, что он говорит. – Со временем поймешь! Я спущусь с твоими вещами, когда вы будете проезжать мимо. Вы уедете уже сегодня. Она не сводила глаз со склонившегося над ней мужчины. Со стены у него за спиной. С соска на его обнаженной груди. Темное пятно на гладкой коже. Из–под кожи выпирали ребра. Грудь поднималась и опускалась. Она смотрела на его еще висящую между ними в воздухе руку, готовую взять телефонную трубку. И вспомнила, что всю ночь проспала, не слыша собачьего лая или голоса Хозяина Собаки. Прокашлявшись, она сказала: – Не забудь отдать мой паспорт. И слоника, который лежит в кровати… Ольга знает… – Хорошо! Паспорт! Yes! – сказал Том с улыбкой, забрал у нее телефон и еще немного поговорил с Людвикасом. Закончив разговор, он потянулся, зевнул, дружески похлопал ее по плечу и показал на ванную, потом на себя. – О'кей? – спросил он. – О'кей! – ответила она и вздохнула, только когда он закрыл за собой дверь. Тогда она быстро сунула руку к нему под подушку, но ключей там не оказалось. Видно, он взял их с собой в ванную вместе с портфелем. Она надела брюки и легла в ожидании. Слышалось журчание воды. И его голос, поющий странную песню на этом мягко–жестком языке. Совершенно непонятном. Ей никогда его не выучить. Да и зачем? Как только она получит свой паспорт, она сумеет убежать домой. Вера скажет: «Глупая девчонка! Как это тебе пришло в голову уехать от нас!» Но они будут плакать от радости. Все трое. Мать не станет мучить ее расспросами. А раны зарастают. К счастью, они не на видном месте. Все скрыто. Никто ничего не узнает. Потому что она сама этого не знает. 14 Автомобиль был, конечно, новый – серый, блестящий. В нем отражались деревья и окна. Отражение в капоте проходивших мимо людей было выпуклое, как в кривом зеркале. Том открыл заднюю дверцу и поставил туда свой портфель. И сам отразился в этом зеркале. Дверца захлопнулась. Пока они ехали в ту квартиру, Дорте думала, что Ольга, конечно, сердится, что с Томом поехала не она. Может, она из мести не положит с ее вещами серого слоника? Когда Людвикас спустился вниз с ее чемоданом, Ольги с ним не было. Еще бы! Людвикас усмехнулся и протянул Дорте незавернутый пакет прокладок. – Прощальный подарок от Ольги, – хохотнул он. Дорте не ответила и положила пакет в сумочку. Ту, что Вера отдала ей, потому что сочла ее слишком детской. Красный лак и «молния» с кисточкой. Одно большое отделение и несколько маленьких. Том положил свой портфель на капот и дал Людвикасу какой–то конверт. Людвикас открыл его, вытащил несколько купюр, кивнул и начал считать. Потом еще раз кивнул и достал из своего мешочка на груди паспорт Дорте. Том стоял спиной к Дорте, поэтому она не видела, куда он спрятал паспорт, в портфель или в карман. Уже в дороге она все время думала, как ей лучше добраться до своего паспорта. Накануне вечером Том повесил пиджак на вешалку, ничего не достав из карманов. Но тогда у него еще не было ее паспорта. Она не представляла себе, где и когда он снимет пиджак в следующий раз. Не знала даже, куда они едут, Людвикас сказал ей на прощание: – Теперь ты принадлежишь Тому! Он оплатил все, что ты нам задолжала. Хороший парень, с ним приятно иметь дело. У него есть знакомая, она говорит по–русски. Сможешь с ней разговаривать. Но смотри, веди себя там прилично! Если у него будут с тобой неприятности или у тебя не прекратится кровотечение, тебя нам вернут, и тогда плакали наши денежки. Он обещал хорошо с тобой обращаться. Но если ты выкинешь какую–нибудь глупость, тебе не поздоровится. Он всюду найдет тебя. Будь уверена! Пока Том держал руль и вел машину, Дорте чувствовала себя почти свободной. Выехав из города, они через некоторое время остановились у бензоколонки. Том вынул ключ из замка зажигания, повернулся к Дорте и сделал знак, чтобы она шла за ним. Она нехотя вылезла из машины. На мгновение ей пришла мысль убежать. Но куда? Вокруг так светло. Он все равно найдет ее. Здесь никто не поймет того, что она говорит. Он взял ее за руку, словно они были влюбленной парой. В киоске он купил газету, с фотографией потного человека в футболке на первой странице, фрукты шоколад и четыре бутылки воды. Расплатившись, Том отвел ее за киоск, где были уборные, и ждал, пока она была в кабинке. Она так и не поняла, рискнул ли он сам зайти в уборную или стерег ее, боясь, как бы она не убежала в это время. Может, просто справил нужду в кустах? Вскоре он включил в машине музыку. – Бах! – сказал он, покачивая в такт головой, словно целиком отдался музыке. Она отметила, что ей, как и ему, приятно слушать эту музыку, с обеих сторон мимо летели дома и деревья. По временам она даже забывала, что с ней случилось и что ее ждет. Один раз, меняя позу, она приподнялась, опершись о сиденье. Прокладка натирала. Он искоса взглянул на нее и что–то сказал по–английски. Она не поняла, и он кивнул на заднее сиденье. Машина угрожающе вильнула к разделительной полосе. Дорте поспешно замотала головой. От одной мысли, как ее растрясет на заднем сиденье, ее замутило. Том свернул на боковую дорогу, отделенную от шоссе густым лесом, и остановил машину. Сердце у Дорте подпрыгнуло от страха. Что он еще надумал? Он вышел из машины, распахнул дверцу с ее стороны и склонился к ней. Она закрыла глаза. Металлический щелчок, раздавшийся, когда он отстегивал ее ремень, показался ей раскатом грома. В глазах зарябило. Он что–то сказал – но она опять не поняла – и сделал какую–то манипуляцию, отчего спинка ее сиденья откинулась назад. Телу Дорте оставалось только последовать за ней. Потом он взял плед с заднего сиденья и укрыл ее почти целиком. Выражение его лица напоминало выражение матери, когда она огорчалась за Веру. Оно оказалось слишком близко от Дорте. Нижняя губа была больше верхней, словно подчеркивала, кто здесь главный. – О'кей? – О'кей, – прошептала она. Наконец он как будто о чем–то вспомнил, наклонился глубже в машину и стал возиться с ее ногами. Снял с нее туфли, сперва одну, потом – другую. Его теплые руки сомкнулись вокруг ее ступней, она словно опустила ноги в горячую воду. В ту же минуту по ветровому стеклу забарабанили капли дождя. Порыв за порывом мягко стучали в окно. Пока он заворачивал ее ноги в плед, капли, собравшись в ручейки, побежали по его спине, по шее, очевидно, даже за уши, потому что в конце концов они повисли на мочке уха. Запахло влажной лесной почвой. Они проехали через еловый лес, мимо полей и селений, надписи на дорожных знаках ничего не говорили Дорте. Не отрывая глаз от дороги, Том вставил в проигрыватель новый диск. Время от времени они пили каждый из своей бутылки и ели шоколад. Должно быть, Дорте заснула. Вдруг она вздрогнула и проснулась. Машина стояла возле кафе, окруженного лесом и скалами. Ей нужно было в уборную. Перед тем как заснуть, Дорте выпила почти целую бутылку воды. Он тоже. Она сама отвинчивала для него пробку и давала бутылку, когда он протягивал руку и глядел на нее. И каждый раз он ее благодарил. Она надела туфли и вышла из машины. Лицо и шею обдало свежей прохладой. Некоторые деревья были еще зеленые, другие уже желтые и красные. На земле стояло ведерко, полное грибов. Почти как дома. И все–таки тут все было другим. Том обошел вокруг машины и взял ее под руку. Она не смотрела на него. Он поднял ее сумочку, которую она уронила во время сна, и протянул ей. Потом повесил на себя черный портфель, и они пошли по площадке между машин. Две ступеньки, крыльцо – и они оказались в кафе. Как будто зная, что ей надо, он показал на двери уборной. Дорте качнулась, когда он отпустил ее. Мохнатые пятна заплясали перед глазами. Дверь уборной запиралась изнутри, и Дорте оказалась одна. Оправившись, она взглянула в унитаз и увидела, что после нее там осталось что–то, похожее на борщ. Что же делается у нее внутри, если так выглядит ее моча? Два раза кто–то подергал дверь уборной, пока она отдыхала. Потом все стихло. Лицо в зеркале над раковиной было белое как бумага. Волосы прямыми прядями висели вдоль щек. Глаза напоминали старые оконные стекла. Губы в струпьях и в трещинах. Она достала гигиеническую помаду и намазала губы. Том ждал ее у двери. Он улыбнулся и что–то сказал ей. Голос был почти дружелюбный. Что–то о том, что им нужно поесть. Они подошли к стойке, уставленной мисками и блюдами. От них вкусно пахло. Том показал на цыпленка, салат и вопросительно посмотрел на нее. Она кивнула и попыталась объяснить ему, что ей хочется молока. Они нашли свободный столик, и Том снял тарелки с подноса. Ладони у него были узкие, пальцы длинные, по тыльной части ладони бежали большие вены. Суставы пальцев едва не прорывали кожу. Над столом висела большая лампа с полосатым абажуром. Свет резал глаза. Дорте попыталась достать вилку с ножом, которые были туго закручены в бумажную салфетку. Пальцы ее не слушались. Два раза пакет падал на стол. От усталости или еще от чего–то у нее кружилась голова. Она сдалась и опустила руки. Он что–то сказал по–английски. Она посмотрела на него и, кажется, поняла его слова. Глаза у Тома были голубые. Ярко–голубые. Он взял ее прибор и молча ловко снял с него салфетку. Протянул Дорте нож с вилкой и, не встречаясь с ней глазами, положил рядом салфетку. – O'key… little thing… O'key. Easy, easy… Please eat!{2} На одном кусочке цыпленка с краю выступила кровь. Дорте затошнило. Она спрятала этот кусочек под горкой риса и внушила себе, что хочет есть. Сначала она долго держала еду на вилке, потом подносила к губам. Рис упрямо не держался на вилке. Вскоре у нее на коленях насыпалась уже целая горка. Том первый кончил есть, он откинулся на спинку стула и вздохнул. Потом неожиданно произнес ее имя: «Дорте!» Словно лязгнула велосипедная цепь. Было темно, когда они въехали на какой–то двор. Наверное, это была усадьба. Двор окружали большие деревянные постройки. Перед Дорте тут же возникла черная собака и ее хозяин. Усадьбу плотно обступили большие ели. Они слились в единую черную стену, лишь верхушки отделяли их друг от друга. Холод охватил Дорте, как только Том открыл дверцу машины. Земля была твердая, точно камень, холод проникал сквозь подошвы. Некоторые окна были освещены. Том достал какую–то одежду из своего чемодана и сунул в сумку, потом взял в руку сумку и чемодан Дорте. Другой рукой он крепко обнял ее и повел через двор. В холле с массивной, темной мебелью за стойкой сидела какая–то женщина. На маленьких полочках у нее за спиной лежали ключи. К каждому был прикреплен кусочек оленьего рога. Том получил ключ и кивнул на входную дверь. Они должны были куда–то идти. В «баню»? Дорте покачала головой и отказалась уходить из холла. Когда Том заговорил с нею, его рот вдруг оказался у него на лбу. Она хотела схватиться за спинку стула, но промахнулась. Шерсть? Грубое шерстяное одеяло? Дорте с облегчением обнаружила, что она не раздета. С нее сняли только туфли. Она услышала треск и почувствовала запах горящих дров. Не открывая глаз, она поняла, что находится в комнате с открытым очагом, в комнате был еще кто–то кроме нее. Увидев лицо Тома, она все вспомнила. Но здесь не было кресел. Только стол и стулья из светлого некрашеного дерева. И никого, кроме Тома. Но в комнате было две двери. Обхватив сзади ее шею, он посадил ее и поднес к ее губам стакан с водой. Что–то сказал. Он хотел, чтобы она разделась и сняла брюки. Она всхлипнула, не сопротивляясь. Он отнес ее в ванную, где пахло нагретыми бревнами и мылом. Посадил на крышку унитаза и вопросительно посмотрел на нее. Она прислонилась к стене и кивнула. Он недолго постоял, отвернувшись от нее. Но она знала, что он следит за ней. Когда она чуть не упала, он протянул руки и держал их, не прикасаясь к ней – как перила. Потом он вышел и принес ее сумку и чемодан. Открыл чемодан и поставил рядом с ней. Наконец он вышел и закрыл за собой дверь. Дорте сползла на пол. Так было лучше, по крайней мере падать было уже некуда. Потом сосредоточилась на главном. Расстегнуть молнию. Спустить джинсы. Вспомнить, где в чемодане лежит ночная сорочка. Она искала ощупью, шаря руками, точно слепая. Сунула грязные трусики в пластиковый пакет, лежащий слева. Протянула руку за красной сумочкой. Открыла молнию. Достала прокладку. По спине у нее бежал пот. Она успела подумать, что ей плохо. И ударилась головой о крышку унитаза. Ее привел в себя громкий крик. Тут же зажегся свет. Она стояла у двери, цепляясь за круглую вешалку, и кричала. В кровати напротив нее сидел мужчина и пристально смотрел на нее большими совиными глазами. Том. От облегчения Дорте сжалась, точно выжатая тряпка. И сползла по стене на пол. Села. Ей нужно было время, чтобы вернуться в действительность. Непонятная речь Тома звучала из лодки, плывшей посередине реки, там, где было самое широкое место. Отец сидел на стуле и вслух читал о Вавилонском столпотворении, после которого каждый народ стал говорить на своем языке. По голосу казалось, будто у него начинается простуда. Дорте видела спиралеобразную башню к югу от Вавилона. Высотой в пятьдесят метров, она была построена в честь Набу, бога мудрости и писцового искусства. Отец протянул ей книгу, чтобы она прочитала сама, потом откинулся на спинку кресла и ждал. Она помедлила немного и наконец услышала свой голос: «Эта башня так и не была достроена, потому что подрядчики оказались слишком скупы. Один рабочий сорвался и разбился насмерть, но подрядчики просто убрали его труп и продолжали строительство. Позже еще несколько рабочих разбились насмерть. Подрядчики жаловались, что камни выпадают из кладки и это замедляет работу. Они больше думали о выпадающих камнях, чем о разбившихся людях. Богу это не понравилось, и Он наслал на них смешение, из–за которого они перестали понимать язык друг друга Это должно было напоминать людям, что Он покарает их, если они переступят грань, не думая о своих ближних. И когда люди перестали понимать речь друг друга, они стали чужими друг другу». Она дочитала, и воцарилась тишина. Ей хотелось, чтобы отец сказал что–нибудь, хотелось быть уверенной, что он понял все, что она прочитала. Но он молчал. – Вот бы увидеть это, – прошептала она, прижавшись щекой к его щеке. Отец ответил ей голосом человека, у которого начинается насморк, но она не поняла, что он пытался ей сказать. Бесконечное отчаяние скопилось у него в горле, как мокрота. 15 Том показывал ей все, и она старалась понять английские слова. Как включается свет, электрические конфорки, духовка. Где лежат кухонные принадлежности. Где она найдет чистые полотенца и постельное белье. В ванной все сверкало, словно чистоту там навела мать. Дорте предназначалась меньшая из двух спален. Комод, шкаф для одежды, тумбочка и постель. Постельное белье было свежее, на нем красовались маки. Книжные полки вдоль стен пустовали. Том показал ей только одну комнату, ту, в которой она будет спать. Может, владелец второй спальни просто отсутствует? Или там спит он сам? На кухне стоял холодильник, набитый продуктами. Молоко! Сидя за кухонным столом и глядя, как Том жарит яичницу с беконом и режет толстыми ломтями хлеб, она сразу выпила два стакана. Странно было смотреть, что готовкой занимается мужчина. Он нажал на какую–то кнопку на плите, и весь чад мгновенно вытянуло в висевшую над плитой воронку. В окне далеко внизу были видны городские огни. Вообще–то стекла были темные и блестящие, как лакированная шкатулка, в которой мать хранила свою брошку. Вот бы матери и Вере такую квартиру! Конечно, они привезли бы сюда ту мебель, которой мать особенно дорожила. Книжный шкаф. Обеденный стол с шестью стульями, который мог бы стоять перед окном в гостиной. Но могли бы оставить и новую, уже стоявшую тут. Взяли бы с собой все свои любимые мелочи. Серый слоник уже сидел на кровати Дорте. Она со стыдом вспомнила, как боялась, что Ольга из чувства мести не положит слоника в ее чемодан. Мать оценила бы шкафы для одежды. Дома они вешали одежду в углу за занавеской, там же стояла и кровать, на которой спали они с Верой. Может быть, мать спит теперь на ее месте? Тогда ей не приходится каждое утро складывать диван. Даже можно оставить кого–нибудь ночевать. Дорте попыталась представить себе, кто бы это мог быть. И как мать завтракает по воскресеньям. Но ни к чему хорошему эти мысли привести не могли. Она думала, что тут будут девушки кроме нее. Людвикас сказал, что кто–то даже говорит по–русски. Том не взял наверх из машины свой кожаный чемодан, значит он здесь не живет. Но когда он собрался уходить и остановился перед ней со своим неизменным портфелем в руках, она испугалась, что сюда придут чужие люди. Хотела о чем–то спросить, однако лишь пробормотала нечто невнятное и замолчала. Словно поняв ее страх, Том сказал: – Dorte, nobody can come in. You are safe{3}. Он улыбнулся ей, и она поняла, что он тоже устал. На лице появились глубокие морщины, выдававшие его тревогу, пробилась редкая щетина, и под глазами залегли темные тени. Он посмотрел на нее и на замок и отрицательно покачал головой. Потом показал ей ключи и прибавил: – Only for me – and Lara{4}. – Лара? – The lady from Russia. O'key?{5} Она кивнула. И, набравшись храбрости, спросила: – Passport? Он похлопал по портфелю и кивнул, словно хотел уверить Дорте, что сохранит ее паспорт, он даже не понял, что ей хотелось бы держать его при себе. Она показала на ключи, но он замотал головой и улыбнулся. Потом объяснил ей, как действует замок и предупредил, что она не должна выходить из квартиры, потому что не попадет обратно. Когда он ушел и Дорте услыхала звук спускающегося вниз лифта, ее тело само собой скользнуло по стене и оказалось на полу. Отсюда через открытую дверь ей было видно черное окно в гостиной. Большая серая птица пролетела мимо, широко раскинув крылья. Может, она была белая? Развернувшись, птица вернулась обратно. Она даже чуть не задела окно, но успела отклониться в сторону и исчезла. Сидя на полу, Дорте пыталась сосчитать, сколько дней и ночей они с Томом были в дороге. Как далеко она сейчас от дома? Она понимала, что в этом городе много тысяч жителей, и потому чувствовала себя еще более одинокой. Каким–то образом это было связано с ключами и с Томом. И с запахом коврика, сплетенного из волокон кокоса, обуви, стоявшей у стены, и всех этих чужих вещей, которые ее окружали. А еще со слабым запахом, напоминавшим о том, как Том жарил яичницу. Дорте заплакала. Позже, приняв душ и облачившись в голубой махровый халат, который лежал в ванной, она придвинула стул к окну гостиной, хотя и чувствовала себя очень усталой. Она находилась в высоком доме. Как только Том остановил машину и Дорте поняла, что они приехали на место, она увидела перед собой башню из отцовской книги о Вавилоне. Храм–зиккурат. Он должен был быть оплотом неба и земли, но на картинке походил на огромные кубики, стоящие один на другом. Этот дом тоже напоминал продолговатый кубик, только поставленный стоймя. Однако Дорте не успела испугаться высоты – тут было столько всего, чего она еще не знала! Неожиданно ей захотелось, чтобы Том оказался рядом, хотя он и запер ее в этой квартире. Захотелось рассказать ему об отцовской книге и двух Вавилонских башнях. Может быть, он даже бывал там. Но тут она вспомнила: наказание именно в том и состоит, что она говорит на никому не понятном языке. Во время поездки они с Томом обменялись несколькими словами по–английски. Но это трудно было назвать разговором. Он все время слушал музыку. Она успела хорошо познакомиться с Бахом. На какую кнопку нажал Том в лифте? Должно быть, эта квартира находится на одном из верхних этажей. Дорте представила себе, что сидит на балконе, который парит над чужим темным городом. Была уже почти ночь. Во всяком случае, очень поздно. Дорте вспомнила, что видела на тумбочке у кровати часы, но не обратила внимания на время. Она показала Тому отцовские часы, он даже попробовал завести их но безнадежно покачал головой. Отцовские часы не хотели больше отсчитывать время. Немного прояснилось, и в высоте замерцали звезды Более холодные и далекие, чем дома. Но те же самые звезды. Отец приносил книги о звездном небе. Ему нравилось говорить о космосе. Дорте запоминала названия звезд и созвездий, запоминала, как они выглядят. Малая Медведица, Большая Медведица, Пояс Ориона… Однако на здешнем небе она их не нашла. И из–за этой глупости Дорте снова заплакала. Глаза и нос она вытирала рукавом махрового халата. От него пахло соплями, мылом и мокрыми волосами. Далеко внизу, как земной Млечный путь, горели тысячи крохотных огоньков. Автомобили. Они двигались по одной линии между рядами фонарей. Кто–то прошел по лестничной площадке. Она вспомнила эхо их с Томом шагов, когда они шли от лифта к квартире. И двери по обе стороны площадки. Должно быть, в этом доме полно людей. Моясь в ванной, она два раза слышала, как поднимается лифт. Вот и теперь кто–то вошел в соседнюю квартиру. Чтобы увидеть кого–нибудь, ей пришлось бы открыть дверь и выйти на площадку. Можно было бы поставить туфлю, чтобы дверь не захлопнулась. Но что она скажет? К тому же пришедший мог оказаться мужчиной. Дорте принесла стакан молока и снова села у окна. Земля была бесконечно далеко внизу. Том открывал окно на кухне, чтобы получше проветрить после готовки. Тогда она об этом не подумала. Окно – это возможность. На тот случай, если все будет намного хуже, чем теперь. На стене у двери висел календарь с фотографиями парусников. Раскрытый на июле. Это был чужой мир. Ей следовало спросить у Тома, какой сегодня день. Но тут она вспомнила, что даже не знает, вернется ли когда–нибудь Том в эту квартиру. Допив молоко, Дорте решила спросить об этом у Лары, которая говорит по–русски. Важно было вести счет времени. Поддерживать порядок. Знать, сколько дней жизни уже израсходовано и никогда к ней не вернутся. Она пошла в свою комнату и посмотрела на часы, что стояли на тумбочке. Десять минут шестого. В любом случае это было неверное время. Дорте сняла с себя отцовские часы и положила их рядом. Может быть, Бог решил, что эта часть ее жизни не должна измеряться днями и часами? Дорте не была уверена, что решится лечь спать, хотя и очень устала. В конце концов она все–таки легла, оставив приоткрытой дверь в коридор. Так она по крайней мере сразу увидит, если кто–то войдет в квартиру. Но заснуть все равно не могла. Из–за звуков, разносившихся по дому, ей казалось, что она покоится в большом урчащем животе. Она лежала и слушала. Ждала. Сама не зная чего. Слушала стук собственного сердца. Оно стучало и стучало. Несколько раз она сжималась, заслышав шаги на площадке. Потом раздавался скользящий, металлический шум лифта. Хлопали двери. Движение машин под окном то утихало, то снова усиливалось. Один раз ей почудилось, будто кто–то пытается просверлить стену, но, очевидно, этот звук донесся с улицы. Ей пришло в голову, что к ней хотят проникнуть, просверлив стену. И вдруг, словно далекое «Аминь!» из материнской молитвы, до нее донесся гудок парохода. Дорте обхватила руку, лежавшую на одеяле. Кожа была гладкая, теплая, обычная. Как будто она лежала дома рядом с Верой. Это помогло. Она заставила себя думать, как хорошо, что она может растянуться на чистой постели, хотя в промежности у нее все ныло и горело. Когда в щель между гардинами проник свет и нарисовал тени на противоположной от кровати стене, она все еще не спала. 16 – Алло! Есть здесь кто–нибудь? Не успев проснуться, Дорте села на кровати. В низ живота, как всегда при резком движении, словно воткнули нож. Дверь в коридор была распахнута, но того, кто пришел в квартиру, она не видела. Она глотнула воздуха и прислушалась. Потянулась за халатом, встала. Кто бы там ни был, лучше встретить его стоя. Часы на тумбочке по–прежнему показывали десять минут шестого. Вытерпев обычную пытку, но не зажимаясь, хотя ей и надо было в уборную, Дорте босиком вышла в коридор. Незнакомая женщина вешала на круглую вешалку элегантную зеленую шубку. Казалось, она живет здесь и лишь ненадолго выходила по делам. Оглянувшись и увидев Дорте, женщина ойкнула. Как будто увидела что–то мерзкое, но ее золотистая рука тут же протянулась к Дорте. Дорте пожала крепкую, теплую ладонь. – Привет, Дорте! Меня зовут Лара, и я буду во всем тебе помогать. Том сказал, что ты не совсем здорова, но с этим мы справимся. Все это было сказано по–русски! Слова запрыгали по комнате, как мячики. Через минуту Дорте сообразила, что стоит босиком в голубом махровом халате и плачет на глазах у этой незнакомой женщины. Пристыженная, она выдернула у нее свою руку и вытерла лицо. Склонив голову набок, незнакомка, не изменившись в лице, наблюдала за ней. Потом подняла большую черную сумку и прошла на кухню. Дорте молча поплелась следом. Оторвав кусок от бумажного полотенца, рулон которого стоял на столе, она как можно тише высморкалась. От радости, что она понимает все, что ей говорят, у нее закружилась голова. Лара вытащила из сумки пакет и положила его на стол. Кухню заполнил запах Николая, отчего слез у Дорте не убавилось. Она оторвала еще кусок бумажного полотенца. Все это время незнакомка болтала без умолку веселым, глубоким голосом сельской жительницы: – Путешествие было не из легких, правда? Том говорил, ты попала в руки грубых мужиков. Ничего, мы во всем разберемся, и все обойдется. Конечно, обойдется! Все обходится. Только расслабься. Я тебе помогу. Все будет хорошо, – щебетала она, открыв дверцу холодильника. Что–то передвинула там с места на место. Вытащила мясной паштет, понюхала, сморщилась и выбросила паштет в помойное ведро, нажав на педаль. Потом достала из сумки блокнот и стала что–то записывать, как ревизор, исполняющий свои обязанности. Она снова вышла в коридор, открыла двери комнат и очень быстро осмотрела их, словно куда–то спешила. Дорте еще так и не дошла до уборной, но теперь это было вроде уже и не важно. Она слушала рассказ о том, как все будет хорошо, какая это замечательная квартира и какой сказочный город, а главное, что Том – славный парень. Слова Лары походили на песенки, которые Дорте слышала в детстве, или на чтение отца вслух. Все вдруг стало просто. И только потому, что эта женщина говорила по–русски. Вскоре Лара вернулась на кухню и включила кофеварку. В этой стране не умеют варить кофе. Ни кофейной мельницы. Ни банки с коричневыми зернами. Лара поставила на стол чашки и стаканы. Ее руки летали, как стремительные ласточки. Дорте опустилась на краешек стула. Лара повернулась к ней, словно только что обнаружила ее в кухне. – Приведи себя в порядок! Сейчас мы позавтракаем и поболтаем. Повинуясь приказу, Дорте ушла в ванную. Ей нестерпимо хотелось писать. Но она уже выплакала все слезы, услышав чудесные русские слова, теперь нужно было всего лишь перетерпеть боль. Сменив прокладку, она вымыла руки и умылась. Из зеркала на нее смотрело лицо прокаженной. Струпья на губах уже отвалились. Но губы еще кровоточили. Она прижала к ним туалетную бумагу, стараясь не замечать, как они разбиты. Ей не хотелось заглушать звук русских слов. На полке под зеркалом стоял флакон с кремом. Она намазала им лицо, причесалась и резинкой стянула волосы на затылке. Потом достала из чемодана чистые вещи, оделась и выползла в кухню. Ларе было лет тридцать. Глубокие морщины в уголках рта и на лбу напоминали морщины матери. Смуглая кожа, как у тех, кто каждый день работает на воздухе. Шея в мелких трещинках, будто старинная ваза. Волосы светлые и длинные, как у Веры. Но не такие блестящие. Скорее они походили на солому, долго пролежавшую под дождем. Лара сильно красилась. Улыбка часто, но лишь на мгновение освещала ее лицо. Все, что бы она ни делала, она делала быстро и ловко. Словно все время думала о чем–то другом или куда–то спешила. Ни худая, ни полная. Она как будто раз и навсегда втиснулась в узкие джинсы и облегающий джемпер. На бедрах у нее был металлический поясок, поблескивавший при каждом движении. Между пояском и джемпером виднелся валик голого тела. На завтрак Лара пила кофе, Дорте – молоко, она думала, что, наверное, Лара ей нравится потому, что говорит по–русски. – Том считает, что тебе надо отдохнуть несколько дней, пока ты не поправишься и не привыкнешь к новой обстановке. Он замечательный, но он должен быть уверен в тебе. – Что значит – уверен? – Ты не должна болтать с соседями или жаловаться им. Правда, они не понимают ни по–русски, ни по–литовски. Я вижу, ты измучилась в дороге? – Не знаю… – Дорте опустила глаза. – Том говорил, что ты даже в обморок упала от потери крови. – А–а… да… так было… – Это один из клиентов?.. Он был слишком грубый? Не отвечая, Дорте разглядывала свои руки. Ногти обломаны или обкусаны. Кожа на руках – серая. Руки у Лары были золотистые. – Ладно! Расскажешь только то, что хочешь. Сколько тебе лет? Восемнадцать? – Будет шестнадцать. Первого декабря… Лара сделала большие глаза, словно со стороны Дорте было ошибкой, что ей еще не исполнилось шестнадцать. – У тебя были клиенты в Стокгольме? – Нет. – Почему? Внезапно нахлынуло отвращение, и Дорте захотелось, чтобы этот разговор поскорее закончился. – Пожалуйста, скажи мне, который час? Часы на тумбочке остановились. – Конечно. Вот только поедим, – сказала Лара и взглянула на свои ручные часики. – Уже почти одиннадцать… Где это случилось? – Ее крупные губы поджались, словно она хотела их проглотить, но глаза не отрывались от Дорте. – Не помню… В какой–то бане, – прошептала она. Этого говорить не следовало. И думать об этом тоже. Губы и подбородок больше ей не подчинялись. Челюсти двигались так, словно рот у нее был набит хлебом. – Что он с тобой сделал? – Они сидели в креслах… – В креслах? Дорте кивнула и глянула в окно. Пальцы разжались, и хлеб выпал на тарелку. Пошел снег. На оконном стекле снежинки ложились друг на друга. Потом соскальзывали вниз. Где–то далеко из труб поднимался дым. Его мохнатая белая полоса разделялась на две части. Половинки уплывали каждая в своем направлении. Дорте не видела домов на другой стороне улицы, потому что до земли было страшно далеко. Только крыши. Плоские крыши. Скоро их целиком покроет снег. – Их было много? Дорте кивнула. – Они пользовались чем–то или обходились своими силами? – По–моему, пользовались. – Чем же? – Не знаю… У них были всякие штуки… Бита, бутылки… – Сволочи! – просипела Лара. Она поджала губы, помолчала и спросила: – Тебе больно? До сих пор? Дорте кивнула. – Когда ходишь в уборную? – Особенно тогда… – И спереди и сзади? – Как это? – Они совали свои штуки тебе в обе дырки? Дорте положила ладони на стол по обе стороны тарелки, на которую упал хлеб. Поверхность стола была мокрая, и она передвинула руки на сухое место Положила их на колени. Наконец она услышала Ларин голос: – Чтобы помочь тебе, я должна знать все во всех подробностях. – Не сзади… Спереди… – У тебя до сих пор идет кровь? – Да. Но уже меньше. – У тебя месячные? – Нет. – А когда они должны быть? – Не помню, – пробормотала Дорте, ей казалась, будто она сидит перед учителем, который решает, можно ли перевести ее в следующий класс. Она уже не была уверена, что Лара ей нравится, хотя та и говорила по–русски. – А ты помнишь, когда они были в последний раз? Дорте задумалась и положила голову на стол рядом с тарелкой. Смешно всхлипнула. – Через два дня после того, как Николай уехал в Каунас. – Кто такой Николай? – Сын пекаря. – Дорте взяла себя в руки и выпрямилась. – Когда он уехал? – улыбнувшись, спросила Лара. – Не помню… – Ты спала с ним до его отъезда? – Нет, – испуганно прошептала Дорте и подумала, что Лара ей точно не нравится. Половинка булочки с копченой колбасой лежала на тарелке Дорте, перевернутая кверху горбушкой. На ней были видны следы от ее зубов. Словно куснула собака. Рядом, как зеленый глаз, лежал блеклый кружок огурца. – Хорошо, пей свое молоко и ешь, – сказала Лара, помолчав. Дорте перевернула булочку, но есть не стала. Потом высморкалась в туалетную бумагу. – Sorry!{6} Прости за резкость, – сказала Лара и прикоснулась к ее плечу. – Ничего страшного… – Как это, ничего страшного! Я должна вести себя как воспитанный человек, даже если мир катится в тартарары! – воскликнула она и шлепнула себя по руке. Дорте невольно улыбнулась. Верхняя губа отозвалась на улыбку болью. – Что тебе нужно? – дружески спросила Лара. – Может, немного косметики? – Молоко. И прокладки… – Ты смотрела, что там у тебя делается? Заживает? Дорте опустила глаза и покачала головой. – Как я могу это увидеть? – Очень просто, надо только взять карманное зеркальце… Перед внутренним взглядом Дорте возникло ее истерзанное лоно, и она невольно скривилась. На такое добровольно смотреть нельзя! Во всяком случае в зеркало. – Можно, я посмотрю? – спросила Лара, словно речь шла об одежде. – Зачем? – А вдруг тебе нужен врач? Том считает, что нужен. – Что мне сделает врач? – Осмотрит и решит, что делать. – Для этого обязательно меня осматривать? – А как же? Но я постараюсь найти гинеколога–женщину. Дорте кивнула. Было бы очень хорошо, если бы ею занялся врач. Лара наклонилась к ней и приподняла ее волосы. – У тебя красивые волосы! Каштановые. Это прекрасно! – сказала она и склонила голову набок. – И красивые глаза, хотя вид сейчас больной. И ты такая стройная! Немного худовата… Но сложена отлично. Тебе надо немного прийти в себя, тогда мы пойдем и купим тебе кое–какую одежду. Белье… Это важно. Что тебе еще нужно? – спросила она и одобрительно улыбнулась. – Мой паспорт, – проговорила Дорте и все–таки откусила кусок булочки. – Он хранится у Тома. Тебе он ни к чему. – Без него я не могу вернуться домой. – Ты и не поедешь домой, пока не заработаешь денег на билет. Ты это знаешь. Кусок хлеба застрял у Дорте в горле. Она с трудом проглотила его. – Людвикас сказал, что я буду работать в кафе, – прошептала она и посмотрела Ларе в глаза. – Кто такой Людвикас? – Тот, кто привез меня в Стокгольм. Он сказал, что мы с Надей будем работать в кафе. – С Надей? – Да, это знакомая Людвикаса, она хотела, чтобы я поехала с ними. Но в назначенное время она не пришла… – Ей за это заплатили. – Как заплатили? – Заплатили, чтобы она уговорила тебя поехать вместе с ними. – Не может быть! – От удивления Дорте забыла закрыть рот. Лара задумалась, но только на мгновение. Потом губы ее растянулись в улыбке, она заморгала длинными ресницами. Они, как крылья дрозда, бились о ее щеки. – Ладно, плюнь на нее! Теперь все будет решать Том. Радуйся этому, после того как Людвикас так обошелся с тобой! Ты должна это понять, хотя тебе только пятнадцать! Правда? Ни одно кафе не возьмет на работу девушку, которая не знает норвежского. К тому же там мало платят по сравнению с тем, чего ты заслуживаешь. – А если бы я знала норвежский, я могла бы работать официанткой в кафе? – Да, возможно… – Тогда я хочу учить норвежский! Лара усмехнулась, но Дорте видела, что Лара относится к ней серьезно. – Норвежский язык трудный… Но я скажу Тому. Может быть, он тебя поддержит. Некоторые клиенты не очень–то хороши… в деле. Им хочется просто приятно провести время или поговорить. Тогда было бы здорово, если б ты немного знала норвежский. Старые мужчины часто бывают лучше молодых. Да и денег у них больше. Но тогда тебе придется задержаться здесь на некоторое время. За три месяца норвежский не выучишь. Я не совсем понимаю, на каких основаниях ты будешь здесь жить… Но Том что–нибудь придумает. – Что это значит? – Ты приехала по туристической визе, поэтому Тому надо все уладить, чтобы у тебя не возникло сложностей с полицией. – Я же ничего не сделала!.. – Конечно нет! Не волнуйся! Но Том заплатил за тебя. Теперь ты должна проработать здесь три месяца. То есть сначала ты должна выздороветь. А потом будешь получать двадцать пять процентов от того, что заработаешь, но сперва из этих денег вычтут твой долг Тому. – А сколько я должна Тому? – Не знаю. Но могу спросить. Считай поездку сюда. И то, что он заплатил за тебя Людвикасу. Плюс твое питание, жилье и приличная одежда. – И где же я буду работать? – Дорте едва расслышала собственный голос. С тарелки на нее бросились остатки булочки. Красная колбаса с белыми порами жира. В лакированной поверхности стола отразилось чужое лицо с трещинами у виска и на губах. Все краски были стерты. – Смотри, это твоя спальня, здесь ты будешь спать, а принимать клиентов – в другой комнате. Ты к этому скоро привыкнешь. Работа как работа, разве что в более тесном контакте друг с другом. Клиентам разрешается пользоваться душем, но ты не обязана пускать их в комнаты, которыми пользуешься сама. Мы ждем еще одну девушку из России. Но так для тебя даже лучше, будет с кем поговорить. Другие девушки у нас живут далеко не в таких условиях, как ты. Ты последняя инвестиция Тома. По–моему, он к тебе неравнодушен. – А где живет Том? – Нас с тобой это не касается. Он много ездит. Я сама общаюсь с ним в основном по телефону. – Он придет сюда? – Этого я не знаю… Лара с усмешкой посмотрела на нее. Потом неожиданно встала, схватила свою чашку, тарелку и поставила их в мойку. – Ты должна выучить норвежский, тогда сможешь разговаривать с ним без переводчиков. Я принесу тебе свои словари. Еще у меня есть кассеты. У меня на норвежский ушел целый год… Но, может, ты способнее меня, кто знает. – С кем я смогу говорить по–норвежски? – Со мной! Ведь я буду приходить каждый день. Приходить и уходить. Во всяком случае, до тех пор, пока ты не привыкнешь. Буду покупать тебе все, что нужно. Это моя работа. Со временем ты сможешь говорить с клиентами. Правда, только об обычных вещах. Душу перед ними не раскрывай. И самое главное: никогда им не жалуйся! Но прежде мы должны тебя залатать. Так что у тебя будет настоящий отпуск. – А что я должна буду делать? Какая у меня будет работа? – прошептала Дорте, не глядя на Лару. – О, господи! О чем только Том думал? Ребенок… – пробормотала Лара, стоя спиной к Дорте. Потом она медленно вернулась к столу. – Ты должна быть милой и нежной. Клиент сам знает, что ему делать. Тебе не обязательно смеяться или улыбаться ему. Но ты должна быть подкрашена. – У меня нет косметики. – Дорте схватила кусочек огурца и приложила его к разбитому глазу. Лара засмеялась и отбросила с лица волосы. – Так держать! Юмор – самое главное. Когда будешь принимать клиента, я или пойду прогуляться, или буду сидеть тут и ждать. Когда он снимет верхнюю одежду, ты покажешь ему ванную и предназначенную для вас комнату. Я покажу тебе, во что ты будешь одета. Потом все пойдет само собой. А когда все закончится, ему, может быть, захочется принять душ или подмыться. Тогда ты последишь, чтобы у него было чистое полотенце. Потом он должен уйти. Не позволяй ему расслабляться. Это первое правило. Только деловые отношения. Ни намека на дружбу! Даже когда ты выучишь норвежский! И не позволяй угощать себя водкой или вином. Или наркотиками! Даже курить нельзя. Том терпеть не может запаха перегара. В первое время я буду возвращаться сюда через час и проверять, все ли с тобой в порядке. Договорились? Гудели водопроводные трубы. Должно быть, в таком большом доме их очень много. – Сколько людей живет в этом доме? – спросила Дорте. Лара удивленно взглянула на нее, улыбнулась и, вынув из сумки блокнот, что–то записала. – Все будет прекрасно! Давай посмотрим твое белье. Тебе надо начать носить бюстгальтер. Это последнее, что ты будешь снимать с себя. Бюстгальтер и чулки. Такие возбуждающие чулочки! Может быть, еще корсет с бретельками. А сейчас покажи мне, что у тебя там творится! Они прошли в спальню Дорте. Лара постелила на кровать полотенце и объяснила, что она будет делать. Дорте легла на спину и согнула ноги в коленях, а Лара пошла мыть руки. Лучше всего было зажмуриться и ждать, когда все кончится. Наконец она почувствовала на себе Ларины руки. Это было терпимо, хотя и стыдно. Лара основательно ощупала ее. От боли Дорте жалобно пискнула. Потом между ее ног послышались сдавленные проклятья. – Чтоб им гореть в аду! В аду! – прошипела Лара и поднялась над ее животом, оскаленная, как дракон из сказки. А немного спустя, похлопав Дорте по плечу и отвернувшись, она заговорила, глядя в окно. Дорте и не подозревала, что в русском языке есть столько разных ругательств. 17 У женщины в белом халате было озабоченное лицо. Но ее не смутило имя, которое придумала Лара. Во всяком случае, она ввела его в свой компьютер. Лара заранее внушила Дорте две вещи. Первое: если она и убежит, когда они выйдут из дома, Том все равно ее найдет. Кроме того, он сделает так, что Лару тоже изувечат вместе с ней, и обе потеряют работу. И второе: Дорте вообще не должна открывать рот, пока они будут у гинеколога. Говорить будет Лара. Дорте знает только русский, она была в гостях у Лары. На обратном пути домой на нее напали или что–нибудь в этом роде. Но Дорте не хочет ни говорить об этом, ни заявлять в полицию. – Заявлять в полицию? – Ну да. В этой стране нельзя безнаказанно калечить людей, сразу угодишь за решетку. Правда, есть куча исключений. – Каких? – Не приставай ко мне с вопросами! Я не все знаю. Так кончалось всегда, когда она спрашивала Лару о чем–нибудь, а та не могла или не хотела ответить, думала в это время о чем–то своем и ей было не до ответов. Черная собака и Дорте как будто лежали рядом на этом страшном кресле, положив ноги в рогатки. Поскуливали, но лаять не смели. Но когда докторша ввела в Дорте инструмент, сдерживаться было уже невозможно. Лара переводила ей все, что говорила докторша, – сначала нужно разрезать и уже только потом зашить, потому что все начало срастаться неправильно. Но она сделает Дорте укол, чтобы та ничего не чувствовала и не мешала врачу работать. Дорте было безразлично, как это будет выглядеть, лишь бы перестало болеть. Она никогда не думала, что в таком месте можно что–то зашить, и ей было стыдно от яркого света. Сперва Лара сидела на стуле и слушала ее стоны. Но когда они стихли, она подошла поближе, словно хотела проверить, что все делается как надо. В конце концов ее загорелое лицо вынырнуло над коленом Дорте. Особенно явно ее тревога проступала в углубившихся морщинах на лбу. Докторша произнесла несколько слов – кажется, попросила Лару отойти от кресла. Но Лара только пожала плечами и осталась на своем месте, словно помощник ветеринара, лечившего корову. Когда все было кончено, докторша дала ей бумажное полотенце и прокладку, помогла спуститься и уйти за ширму. Дорте почувствовала облегчение, хотя пол был ледяной, а трусики – в крови. Опираясь на что–то похожее на табурет в баре, она оделась, пока Лара разговаривала с докторшей по–норвежски. Дорте догадалась, что Лара лжет. По ее голосу было ясно, что она опасается всего, введенного в компьютер. – Ты будешь как новенькая, но на это уйдет несколько недель. Швы сами рассосутся, тебе не придется снова идти к врачу. Она взяла у тебя анализ на ВИЧ. К тому же ты не забеременела. Я тебе говорю, будешь как новенькая. Здорово, правда? – спросила Лара, не дожидаясь ответа. Они уже снова шли по улице. – Тебе надо принимать антибиотики и железо. Анализы показали, что у тебя малокровие. Но с этим мы справимся, – утешила ее Лара. Дорте понимала, что идет как калека. Казалось, ноги у нее прикреплены к бедрам не так, как у всех людей. Она чувствовала себя еще хуже, чем раньше. И не могла дождаться, когда сможет лечь и принять обезболивающие таблетки. Но желание у нее было только одно: пусть ее кровотечение продолжается до тех пор, пока она не выучит норвежский настолько, чтобы ее взяли на работу в кафе. Лара, снова догадавшись, о чем мечтает Дорте, обняла ее за талию и сказала: – Не забивай себе голову всякими глупостями! Ничего не придумывай! Том хороший человек, он платит за тебя. Врач, лекарства и тому подобное. Но не пытайся его обмануть. Он добрый, пока не рассердится. А уж тогда даже я не смогу тебя защитить. – А что я могу сделать? – Убежать из квартиры. Пойти в полицию. Откуда я знаю, какая глупость взбредет тебе в голову? – У него мой паспорт. И у меня нет денег. – И только–то? Нет, тебя посадят за решетку и вышлют из страны, но перед тем о тебе напишут во всех больших газетах. С фотографиями и во всех подробностях! Может быть, и в литовских тоже. Тогда там, дома, все узнают, что у тебя здесь была за работа. Сердце Дорте подпрыгнуло. Нет–нет! Ни за что! Она онемела. Они тащились по тротуару к остановке автобуса. Дождь постепенно сменился снегом. – И ты, несмотря ни на что, на стороне Тома? – с трудом спросила Дорте. – Я на своей стороне. Несмотря ни на что. Но я работаю на Тома. – Где он? – Не думай об этом. Но я скажу ему, что ты соскучилась. – Ничего подобного. С чего ты взяла? – Тогда почему ты все время о нем спрашиваешь? – Я не спрашиваю! Это размолвка, или просто у Лары была такая манера разговаривать? Но когда у Дорте заболели швы и замерзли ноги, потому что туфли пропускали воду, она начала всхлипывать. – Перестань, это все глупости! – тихо сказала Лара. – Знаешь, когда ты будешь лучше себя чувствовать, мы пойдем в кафе и купим себе пирожных. Мы этого заслужили, – прибавила она. – Там тепло? – Конечно, тепло! Когда перед тобой поставят чашку горячего какао, ты поймешь, что жить в этом городе совсем неплохо! – Не пойму. Я думаю только о моих родных. – А что с ними? – Их вот–вот вышвырнут на улицу, ведь я до сих пор не прислала им денег. Дорте поняла, что Лара задумалась, потому что та вдруг замолчала. Потом толкнула Дорте в бок и нахмурила брови. – Я попрошу Тома, может, он пошлет им деньги, хотя ты еще не работаешь. Ты же не виновата, что с тобой такое случилось! Напиши мне имя и адрес твоей мамы. Я поговорю с ним. – Правда? – Честное слово! Но не обещаю, что он выполнит такую просьбу. Впрочем, не вешай нос. Когда у тебя прекратится кровотечение, мы пойдем покупать тебе белье. – Это необязательно, – пробормотала Дорте. – Еще как обязательно! Белье – самое главное. Или ты хочешь совсем опуститься? Лара принесла Дорте старый кассетный магнитофон. Крышка открывалась, стоило лишь посильнее надавить на кнопку. Оставалось только вставить кассету, закрыть крышку и нажать «Play». В магнитофон был еще встроен приемник. Голоса сливались в невнятный шум. А вот музыка ее радовала. Всякая музыка. Чаще всего передавали выступления поп–групп. Магнитофон был нужен для изучения языка, но никто не запрещал пользоваться и приемником. Теперь она была в квартире как будто уже не одна. Особенно в те дни, когда Лара не могла к ней прийти. Конечно, разговаривать с этими неизвестными людьми с помощью приемника было невозможно, но их голоса сами по себе служили Дорте утешением. Она могла слушать и учиться. С каждым днем она узнавала все больше норвежских слов. Все ее внимание было сосредоточено на запоминании слов, так что у нее уже не оставалось времени думать о другом. Случалось, она ловила себя на том, что сидит и кивает головой или повторяет слова. Совсем как в школе. Если не считать, что здесь в классе она была совершенно одна. Часы отца все еще отказывались отсчитывать время. Но Лара сумела завести те, что стояли на тумбочке. Сразу после того, как она разразилась русскими ругательствами, она так стукнула часами о тумбочку, что Дорте испугалась за стекло. Но это были добротные часы старой работы. Лара принесла ей желтые и розовые бумажки с клейкой полоской. Дорте писала на них норвежские слова и приклеивала ко всем предметам, что были в квартире. Иногда Лара помогала ей. У них была своего рода игра: Дорте не могла ничего взять, не назвав сперва эту вещь по–норвежски. Иногда Лара смеялась над ее произношением. Но смеялась незло, намерения у нее были добрые. Самым трудным были глаголы: действия Дорте были ограничены, и на них нельзя было прилепить бумажку. В те редкие дни, когда они выходили на улицу, Дорте только смотрела по сторонам. Лара произносила норвежские слова. Но к тому, что находилось на улице, тоже нельзя было прилепить бумажку, и Дорте быстро забывала эти слова. Их было слишком много. На улице речь становилась более сложной, чем та, что звучала в магнитофоне. Люди на улице, в магазинах, в кафе говорили совсем не так, как голос на кассете, которому она подражала; слова звучали иначе, и потому понять их было труднее. Дорте пожаловалась на это Ларе, и та объяснила ей, что в этом городе говорят на особом диалекте, который трудно понять даже самим норвежцам. Слабое утешение. Ведь жила–то она именно здесь. – Никогда не видела человека, которому норвежский давался бы так легко, как тебе! – отвечала Лара на жалобы Дорте. Наверное, из вежливости. Хотя вообще Лара вежливостью не отличалась. Отец всегда говорил, что Дорте надо учиться в художественной школе. Однако что–то в его голосе мешало ей поверить его словам. А может, виной тому были возражения матери, у которой относительно Дорте были свои планы. Однажды Дорте вернулась из школы и застала отца рассматривающим ее рисунки. – У тебя несомненно есть дар , – почти грустно сказал он. От смущения Дорте обдало жаром. – Но иметь дар – это еще мало. Мало даже иметь хорошую руку. Нужна еще одержимость. Умение жить только искусством. – Одержимость? – прошептала она и села к отцу на колени. – Да. Многие предпочитают вышивание, мама очень умно поступила, предпочтя именно его. Дорте смутилась, она не поняла, какое отношение мать имеет к ее рисункам. Она не знала, что мать любила рисовать. Вот отец другое дело. Он рисовал карты и делал наброски пейзажей, но никогда не доводил их до конца. – Хорошая голова ко многому обязывает, особенно женщину. Дорте не могла понять, нравится ли ей, как отец говорит о матери, да и о ней самой тоже. Он словно перечеркивал все, что сказал раньше. Гордость. О вышивках матери он говорил без всякой гордости. И когда мать вошла и обратилась к отцу с какой–то просьбой, он спустил Дорте с колен на пол, словно она была котенком, и вышел из комнаты. Больше он никогда не заговаривал о даре. А спустя десять дней на них опустилась тишина. Тишина смерти. Дорте не помнила, что она делала и говорила ли с кем–нибудь после этого. Рисовать она, во всяком случае, перестала. Со временем все, что было связано с Белоруссией, тоже исчезло. Исчезла жизнь, которую они вели, когда отец ежедневно возвращался с работы, ел, читал газету или, расположившись в кресле, разговаривал с ними. Все исчезло. Они не были богатыми, но не были и бедными. Их дом стоял на краю города в окружении полей и деревьев. Уехав из Белоруссии, Дорте еще долго слышала пение птиц, они начинали петь по утрам намного раньше, чем она просыпалась. Потом слышались осторожные шаги отца, старавшегося, чтобы половицы или ступени лестницы не скрипели у него под ногами. По утрам он любил пить кофе в одиночестве и варил его сам. Отец заведовал библиотекой в их городке. Кроме того, он преподавал в гимназии русскую историю и литературу. И почти всегда что–нибудь читал. Художественную литературу, книги о политике и языке и еще газеты. Или разговаривал с Верой и Дорте. Назвать беседой это было бы трудно, обычно он говорил о том, что в данную минуту занимало его самого. Но он так и не объяснил им, что подразумевал под одержимостью. А потом было уже поздно. Это стало всплывать уже после их приезда в Литву. Особенно когда Дорте открывала коробку с красками и подаренный отцом альбом для набросков. Но она тут же откладывала их, словно это были чужие вещи. 18 Николай наверняка ждет от нее писем. Она написала ему три письма, но так и не решилась попросить Лару их отправить. Он мог легко понять, что все написанное ею – ложь. От такого не отмоешься. И все–таки она писала ему. Как будто все было в порядке. Она работает официанткой в кафе шесть дней в неделю, один день у нее свободный. Тогда она ходит в кино и гуляет по берегу реки. Встречается с подругой, которую зовут Лара и которая говорит по–русски. Правда, она начала учить и норвежский. Писала ему про погоду и про вид из окна квартиры. Письма к Вере и матери Дорте тоже не отправляла. В них она тоже писала про то, чего не было, но могло бы быть. И что сбудется, когда она выучит язык и сможет найти себе обычную работу. Дорте сложила все письма в пластиковый пакет и спрятала его под своими двумя джемперами, она всегда следила за тем, чтобы они были чистые. Третий джемпер был на ней. Иногда она доставала письма и пыталась перевести их на норвежский. Но это еще плохо получалось. Она могла бы показать их Ларе и попросить ее исправить ошибки, правда, ей будет неприятно, если Лара увидит, что она лжет, ведь она–то все знала о Дорте. Знала, что кровотечение у нее прекратилось, но менструации еще не восстановились. Что она пьет много молока и черничного сока, потому что у нее недостаток железа. И какие норвежские слова она выучила после того, как они виделись в последний раз. Но об этих письмах Лара не знала ничего. Однажды Дорте нашла старое письмо к матери от бабушки. Бабушка обвиняла мать в том, что та опозорила их семью. Дорте никому не сказала, что прочитала это письмо. Даже Вере. Читать чужие письма нельзя. Но она поняла, что бабушка ей не нравится, несмотря на их кровное родство. Самое страшное, что бабушка с презрением писала о любви ее родителей друг к другу. Все остальное было не важно. Чего стоила одна такая фраза: «Адвокат на государственной службе никогда не отдаст свою дочь какому–то еврею из провинции». Дорте представила себе бабушку в виде старой лошади с седловатой спиной, грязной гривой и стертыми зубами. Ничего более отвратительного она в ту минуту вспомнить не могла. Но задолго до тою, как она нашла это письмо, они с матерью и Верой ездили в город, который теперь назывался Санкт–Петербург. На похороны дедушки. Сама поездка была похожа на сказку. Люди. Запахи. Паровозные гудки. Летящий мимо пейзаж, Дорте даже не успевала понять, что он настоящий. Таких больших квартир, как у бабушки, она не видела еще никогда. Стояла теплая осень. Во всех комнатах благоухали букеты цветов с прикрепленными к ним маленькими твердыми визитными карточками. Вера и Дорте – им было тогда десять и восемь лет – впервые попали в такой большой город. В новых лакированных туфельках они семенили среди взрослых, которые плакали и тихонько говорили о том, кого девочки не знали и кто теперь был уже мертв. К ним почти никто не обращался. Ведь отца с ними не было. Но они решили, что так даже лучше. Все здесь было не таким, как дома. Дедушкина секретарша открывала дверь, когда раздавался звонок, и вообще занималась всеми делами. Ночью она спала в чулане возле кухни. В доме была старая капризная собачонка, которая ненавидела всех, кроме бабушки. Когда Дорте хотела погладить собаку, та ее укусила. Мать потеряла самообладание, такой Вера и Дорте ее еще не видели. Но Дорте не плакала, хотя из руки у нее шла кровь. Она вообще забыла об укусе собаки, потому что боль матери была больше, чем ее собственная. Мать закричала: «Это чудовище давно пора усыпить!» Странная это была сцена – девочки никогда не слышали, чтобы мать кричала. Поднялся страшный переполох. Пришла бабушка и попросила мать не вести себя как избалованный ребенок. Но тут за мать вступилась Вера. «Она же твоя дочь!» – крикнула она. Сестра матери, которую они называли тетей, проговорила: «Бедная девочка!» – и ушла прочь. Дорте теребила пальцы и все время поправляла волосы. Бабушка сделала вид, будто не слышала Вериных слов, попросила секретаршу промыть и перевязать Дорте руку. Все взрослые делали вид, словно матери здесь вообще нет. В том числе и секретарша. Когда они легли спать, Вера назвала бабушку ведьмой. Это было до того, как мать пришла пожелать им доброй ночи и сказала, что они уедут на день раньше, чем собирались. Дорте поняла Веру. Думать об этом ей не хотелось. Но уже тогда стало ясно – мать здесь чужая, и вполне естественно, что она уехала к отцу в Белоруссию. Дорте поняла также, почему мать ездила в Петербург только на пару дней, когда хоронили кого–нибудь из близких. Дедушка в красивом костюме лежал в гробу. Но познакомиться с ним было уже невозможно. Кожа на лице была восковая, с грубыми порами. Словно кто–то шилом проделал у него на лице много крохотных дырочек. Кустистые брови выглядели так, будто дедушка наклеил их, чтобы пугать людей. Они были неправдоподобно большие. Как и волосы, что торчали из носа. Руки в белых перчатках сложены на груди. Между пальцами кто–то воткнул розу, ей следовало умереть вместе с дедушкой. От колеблющегося пламени свечей роза казалась темно–красной. Уже вернувшись домой, Дорте иногда снова видела ее перед собой. Так роза как будто получила вечную жизнь. Но о дедушке Дорте ничего не знала. Мать ездила в Петербург дважды. На похороны родителей. В последний раз она узнала, что ее часть отцовского наследства будет отдана какому–то курорту на Черном море, потому что там бабушка лечилась от нервов. Отец хотел, чтобы мать обратилась в суд, и потребовала то, что ей причиталось. Но мать сказала «нет». Дорте слышала, как они разговаривали, когда уже легли спать. Голос отца звучал строго, как у учителя. Но мать просто перестала ему отвечать. После смерти отца, когда они остались без денег, Вера пыталась поговорить с матерью. Адвокат! – сказала она голосом отца. – Нельзя требовать наследства после человека, за которого не можешь молиться, – без гнева сказала мать. Но этого было достаточно. Девочки сами побывали в Петербурге и всё видели. Дорте не с кем было упражняться в норвежском. Собственно, она могла говорить только с Ларой. Еще можно было разговаривать с Пресвятой Богородицей. Простые благодарственные молитвы Дорте произносила по–норвежски, но когда наступала очередь длинных и сложных, ей приходилось прибегать к русскому. В этих молитвах она просила о прощении и о том, чтобы ей было дано вернуться домой. Лара часто приносила с собой норвежские газеты, по которым Дорте училась читать. Это было трудно. Чтобы понять даже простейшие фразы, она пользовалась словарем. Входя в квартиру, Лара обычно кричала по–норвежски: – Добрый день, моя девочка! Но послушав, как Дорте говорит и как отвечает норвежский урок, она огорчалась и переходила на русский. Через город протекала река. Не очень широкая, но красивая. Из окна квартиры Дорте видела небольшую излучину. По мере того как она поправлялась после операции и ей становилось легче передвигать ноги, она часто просила Лару прогуляться с ней вдоль реки. Как правило, Лара находила предлог, чтобы избежать прогулки. Она предпочитала побродить по магазинам или посидеть в кафе и выпить какао или кофе со сливками. Прогулки вдоль реки ее не соблазняли. Но в тот день, когда она осмотрела Дорте и нашла ее здоровой, сама предложила. – Там очень красиво! Прогуляемся вдоль реки! – гордо сказала она, как будто все являлось делом ее рук Что, впрочем, было не слишком далеко от истины. Дорте не хотелось думать, чем ей грозит то, что ее нашли здоровой. Календарь показывал первое декабря, и она колебалась, стоит ли говорить Ларе о том, что это за день. Но потом отбросила эту мысль. День был холодный и ясный. Однако темноватый, солнце светило с неохотой. Они шли по людной улице и, остановившись у красного моста, долго смотрели, как внизу бежит вода, неся с собой птиц, ветки, мусор. Лодки. Берега здесь были не такие, как в Литве. Дома и машины вынудили природу отступить. Но она дарила тот же покой, что и в Литве. Неожиданно под мостом показалось лицо Николая. Черты расплывались, на лбу у него сидела утка. Они покинули реку и пошли по улице, где людские толпы двигались как упрямые косяки рыбы. Посыпал снег. Сухие белые зернышки кололи лицо и ложились на одежду. Ледяной ветер подкарауливал за каждым углом. На площади раскачивалась рождественская иллюминация, с фонарей и карнизов свисали гирлянды. Витрины были похожи на глянцевые картинки с изображениями ангелов и всяких блестящих мелочей. Люди ежились и жались к стенам домов, забегали в магазины. В одном месте два человека в форме собирали пожертвования в черный котелок. Из торгового центра доносилось пение – кажется, пели псалмы. Дорте, наклонив голову, придерживала рукой воротник куртки. – Скажи на милость, чего ты ревешь? – недовольно спросила Лара. – Не знаю. Надеюсь, маму и Веру не выставили на улицу. – Мы, во всяком случае, сделали все, что могли. И будь довольна! Лара имела в виду, что Том обещал перевести матери Дорте тысячу крон. Это были большие деньги! Дорте написала на желтой бумажке печатными буквами имя и адрес матери. Лара считала, что на Тома можно положиться, но Дорте не была в этом уверена. Она даже не помнила, как Том выглядит. – Почему ты не отправила им деньги сама? Тогда я могла бы пойти на почту с тобой? – спросила она. – Не стоило посылать их отсюда. – Почему? – Том не любит, когда начинает рыскать полиция, ведь твоя мать могла объявить тебя в розыск. Будь благодарна, если он вообще пошлет деньги, до сих пор с тобой были одни расходы! – Я знаю, – пробормотала Дорте. Она замерзла, но пыталась скрыть это: ей не хотелось возвращаться домой. Лара бросила на нее быстрый взгляд, потом перевела его на свою шубку и вздохнула. – Твоя куртка не годится для здешней зимы. Знаешь что. Давай пойдем и купим тебе что–нибудь теплое и красивое! Это поднимет тебе настроение! Я сама раскошелюсь! – объявила она и втолкнула Дорте в дверь магазина, откуда слышалось пение псалмов. Их обдало теплом, и Дорте забилась в угол, чтобы не мешать снующим мимо людям. Наконец они влились в общий поток. Люди рассматривали вещи, щупали их, переговаривались друг с другом. Хватали одежду с полок и бросали обратно, даже не взглянув на нее. От ярких красок и движения у Дорте закружилась голова. Шум. Тепло. Чужие лица. На нее никто не смотрел. Будто бы ее здесь и не было. Зазвонил Ларин мобильник. Она достала его, послушала, и из нее, как из мешка, посыпались норвежские слова. Наконец она широко улыбнулась и отключила телефон. – Поздравляю с днем рождения! Почему ты мне ничего не сказала? Том увидел в твоем паспорте, что сегодня тебе исполнилось шестнадцать! Звонил, чтобы поздравить. Я сказала, что ты промерзла насквозь и что тебе нужна теплая куртка и сапоги. И он велел, чтобы мы все это купили! – ликуя, воскликнула она и сунула телефон в карман. – Знаешь, что он ответил, когда я спросила, должна ли я прибавить эти расходы к тому, что ты должна ему? – Нет, – пробормотала Дорте. – Он сказал, о деньгах мы с Дорте сами договоримся! – Смех Лары поднимался откуда–то из живота. – Как это? – удивилась Дорте. – Не притворяйся! Радуйся, что ты ему нравишься. Это тебе выгодно. Они приобрели красную стеганую куртку и толстые белые зимние сапожки на искусственном меху и со шнуровкой. Вера бы сказала, что они сладенькие . Словно теплые руки, они обхватили ступни Дорте. Она вдруг вспомнила, как Том держал ее ступни, заворачивая ее в плед. Или она все это придумала? Куртка была легкая, как пушинка. Новенькая застежка–молния, видно, никогда не открывалась. Дорте отвернулась, чтобы Лара не видела, что она опять вот–вот расплачется. – Останься в сапожках, если они тебе нравятся! – сказала Лара, шаря руками по бокам, будто карманы у нее были повсюду. Вытянув губы трубочкой, она вытащила деньги и тут же крепко сжала их в руке. Для Дорте это было целое состояние. Расплатившись, Лара повертелась перед прилавком, словно демонстрируя свою шубку. – Надень и куртку, а твою одежку сложим в пакет! – Наверное, зря мы купили такие дорогие вещи? – спросила Дорте. – Три клиента. Но для тебя всего один или два, – прошептала Лара, потом повысила голос – Ведь приятно ходить и покупать все, что хочется, правда? Дорте жалела, что Лара упомянула клиентов. Теперь она будет думать об этом всякий раз, когда одевается, чтобы выйти из дому. Они зашли в кафе, чтобы отпраздновать день рождения Дорте. Яблочный пирог и горячее какао с шапкой взбитых сливок. Дорте не хотелось снимать куртку, но пришлось. Ей стало жарко. Она повесила куртку на спинку своего стула и прислонилась к ней. В кафе было полно народу. Какой–то мужчина в одиночестве читал газету, но большинству нашлось с кем поболтать. У всех были пластиковые или бумажные пакеты с подарками. Цветная рождественская бумага отовсюду смотрела на Дорте. Надо бы послать маме и Вере что–нибудь к Рождеству. Почтальон доставит им ее посылку. Сперва он свистнет под окном, сунув в рот два пальца. Это будет означать, что у него есть что–то для них. Потом Вера выбежит во двор. Дорте уже видела как сестра возвращается к матери с пакетом в руках. – Я, пожалуй, пошлю эту куртку Вере, моей сестре, – сказала она. Лара испуганно взглянула на нее и громко звякнула ложечкой о чашку. – Ни в коем случае! – заявила она. – Куртка нужна тебе самой. Здесь зимой бывает ужасно холодно. Несколько месяцев. И если ты заболеешь, то мы опять потеряем много денег. – Сколько платит один клиент? – прошептала Дорте, глядя в пространство, и обхватила чашку обеими руками. Чашка была теплая, и на ней были отпечатки ее губ. Она потерла чашку пальцем, чтобы стереть их. – Полторы тысячи за полчаса. Две пятьсот за час. Столько Том берет с особых клиентов. Хотя его в любое время могут вытеснить с рынка, – прошептала Лара, низко нагнувшись над столом. Губы у нее были пухлые и яркие. – Что такое особые клиенты? – Дорте тоже перешла на шепот. – Ведь ты почти девственница! Красивая, невинная. Ты сама не знаешь, как ты очаровательна! Выше голову и убеди себя, что ты можешь многого достичь. У тебя есть пять, максимум – шесть лет. А потом – все! Спортсмены стараются достичь высших результатов и побольше заработать, пока они в силе. Человек изнашивается. И клиенты это замечают. А тогда уже будет поздно. Но должна предупредить тебя. Не вздумай пить или колоться. Пока я за тебя в ответе, этого не будет. Слышишь? – А зачем мне пить или колоться? Лара задумалась, разглядывая Дорте из–под тщательно подкрашенных ресниц. – Не думай, будто я не знаю, что жизнь не всегда легка и приятна. Нельзя поддаваться соблазнам или стараться как–нибудь избежать неизбежного. Я сама попалась на этом. В результате моя фамилия Йенсен. – Почему Йенсен? – Потому что я поверила, будто норвежские мужчины святые и что, если я выйду замуж, у меня будет легкая жизнь. Однако тот тип оказался гангстером и дерьмом! Я бы его убила, но, к счастью для меня, эту работу проделал другой… – Какую работу? – Дорте сидела с открытым ртом. – Не заставляй меня рассказывать, я просто зверею, когда все вспоминаю! А здесь, в кафе!.. Просто учти, что не все норвежцы ангелы. Я знаю столько сволочей, что у тебя не хватит пальцев на обеих руках, чтобы их пересчитать. Да ладно, плевать! Теперь для тебя важно прилежно работать три месяца, и конец! Может, потом ты начнешь работать только на себя. Если будешь правильно себя вести и выучишь язык. – Так быстро его не выучить. Ведь мне не с кем разговаривать. – Мы же с тобой разговариваем! – Лара была задета. – Давай начнем прямо сейчас! Сапожки! – она нагнулась, показывая на новые сапожки Дорте. Дорте невольно сунула голову под стол и повторила то, что сказала Лара. На полу были лужи от растаявшего снега и грязные следы от подошв. За соседним столиком сидела молодая пара. На женщине были черные сапожки с меховой оторочкой. На одном молния застегнута не до конца. Носы задрались вверх, каблуки сбились. Серая полоска от уличной соли и сырости доходила до самых щиколоток. На ногах у мужчины были шерстяные носки и красные кроссовки. Он не потрудился даже зашнуровать их. Видно, в этой стране обувь носят не жалея. Так бывает, наверное, когда люди богаты и им не приходится думать, что сколько стоит. – Как сказать по–норвежски: «Норвежцы так богаты, что они не берегут свою обувь?» – спросила она. Лара засмеялась и сказала. Дорте повторила несколько раз, пока не заметила, что сидящие за соседним столиком обратили на нее внимание. Она сразу замолчала и опустила глаза. – Будем упражняться, когда останемся одни, – решительно сказала Лара. Еще когда они в первый раз вместе вышли из дома, она внушила Дорте, что не следует привлекать к себе внимания. Но это касалось только Дорте, ведь Лара понимала, что сама она выделяется из толпы. В том числе и своей манерой говорить по–норвежски. Дорте пришло в голову, что в новой одежде она может сойти за норвежку, если будет молчать. Оказавшись на улице, Дорте попыталась себе представить, каково быть обычным жителем этого города. Разговаривать, с кем захочешь. Ходить на какую–нибудь работу. Расплачиваться собственными деньгами. Открывать дверь своим ключом. Закрывать ее за собой и знать, что никто не войдет. Иметь подругу, с которой можно вместе посмеяться. Которая приходила бы к тебе не потому, что это ее работа. На углу смеялись молодые люди. В витрине за ними стоял рождественский ниссе{7} в красной шапке и с поварешкой в руке. Он автоматически кланялся миске с кашей, безуспешно пытаясь зачерпнуть кашу поварешкой. – Мы поедем на автобусе. Мне до вечера нужно навестить еще и других девушек, – сказала Лара. Она редко упоминала о них, но Дорте знала об их существовании. Пожилая дама остановила их и что–то спросила. Похоже, она заблудилась. Лара улыбнулась, объяснила и показала, куда ей идти, дама несколько раз поблагодарила ее. Дорте ждала, потупившись. – У тебя такой испуганный вид! Ты должна научиться смотреть людям в глаза! – сказала Лара, когда они остались одни. – Люди, которые не смотрят в глаза, внушают подозрение. Можно подумать, что они чего–то боятся, или глупые, или что–нибудь и того хуже. –Что хуже? – Может, они непорядочные, нечестные. Если клиент решит, что ты нечестная, он больше к тебе не придет. От сознания, что она может кому–то показаться нечестной, Дорте покраснела. Когда они подошли к большой церкви, она спросила, нельзя ли им зайти внутрь и поставить свечку. Но у Лары не было на это времени. Высокие деревья стояли в инее, и тучи громоздились друг на друга. Над крышами из самых высоких труб спиралями поднимался дым. – Как по–норвежски называется то, что делают клиенты?.. Лара громко захохотала. Это в ней больше всего нравилось Дорте. То, как она неожиданно и будто беспричинно начинала смеяться. Лара одна смеялась за двоих. – Ебля! – сказала Лара. Им навстречу попался мужчина, под расстегнутым зимним пальто на нем была лиловая рубашка. Он строго посмотрел на Лару и быстро прошел мимо. – Господи, ведь это был пастор! – Лара захлебнулась смехом и толкнула Дорте в бок. – Это неприличное слово? – Как сказать. Люди его употребляют. – А они говорят его своим детям? – Этого я не знаю. Смотря по тому, кто они сами. – Ты бы, например, сказала? – Ты с ума сошла! Это же похабщина! 19 Вечером Дорте вытирала волосы после душа, стараясь не думать о завтрашнем дне. Зеркало показывало, что ее лицо стало почти прежним. Только белый шрамик возле брови и синеватая припухлость над верхней губой напоминали о том, что ей хотелось забыть. Неожиданный звук сообщил Дорте, что в квартире кто–то есть. Ее и раньше пугали разные звуки, но сегодня он был особенно явственен. Сердце у нее подскочило. Она глотнула воздуха. Прислушалась. Кто–то там был, это точно! Очевидно, этот кто–то проник в квартиру, пока она стояла под душем. Лара никогда не приходила в такое время. К тому же она всегда кричала: «Дорте! Ты дома?» Как будто могло быть иначе. Не могла же она сама впустить кого–то в квартиру! На свой страх и риск. Без Лары. Дорте сбросила с себя полотенце и быстро надела халат, продолжая прислушиваться к тому, что происходит в коридоре. Кто–то шуршал одеждой и, кажется, пакетами. Потом послышались медленные шаги, пришедший разулся. Мягко, но уверенно он удалился, но вскоре вернулся и подошел к двери ванной. Дорте быстро заперла дверь. Щелчок замка прозвучал как выстрел. Шаги замерли словно пришедший прислушивался. – Это я. Том! Дорте еле дышала, уткнувшись подбородком в грудь. Потом, стараясь выиграть время, подвязала халат. Сперва она даже не поняла, почему чувствует облегчение, почти радость. Потом сообразила, что фактически понимает норвежские слова. Она сунула ноги в тапки с заячьими ушками и открыла дверь. Он стоял сразу за дверью в одних носках, без пальто и улыбался. Рубашка была не белая, как в прошлый раз, а голубая, в клеточку. Он был в джинсах и совершенно не похож на того, каким был в тот далекий вечер, когда жарил яичницу с беконом, а после запер ее здесь и ушел. Быстро обежав глазами коридор, она поняла, что он пришел без своего портфеля. – Happy birthday for you!{8} Ты такая красивая после душа! – весело сказал он, как будто они были старые знакомые, встретившиеся после долгой разлуки. Но она не подала виду, что поняла его слова. Ему незачем это знать, хотя она и помнила наставление Лары, что Тома лучше не злить. Дорте глотнула воздуха. Он снял пальто – наверное, решил побыть здесь некоторое время. – Я принес цыпленка, жареную картошку и колу, – сказал он и вопросительно поглядел на нее. Не получив никакого ответа, он взял пакет и отнес его на кухню. Там он выложил еду на тарелки, нарезал и красиво разложил помидоры и огурцы. Накрыл кухонный стол, положил ножи, вилки, поставил стаканы. Дорте стояла в дверях, не зная, что ей делать. – Ты собиралась ложиться? Ради меня можешь не одеваться, я пробуду недолго, – сказал он и повторил сказанное по–английски, потому что Дорте так ему и не ответила. Как будто от нее зависело, сколько он здесь пробудет! Она села на краешек стула и смотрела на жареного цыпленка, который цветом напоминал кожу Лары. Тот тоже был не совсем естественный. Том поглядел на нее, потом сказал: – Лара говорит, что ты уже немного понимаешь норвежский. – Да, немного… – До нее вдруг дошло, что со дня приезда она ни с кем не разговаривала, кроме Лары. Сколько же времени прошло с тех пор? – Замечательно! Лара говорит, что ты уже совершенно здорова… Это правда? Дорте почувствовала пустоту. Пустота нарастала, не позволяя ни кивнуть, ни отрицательно помотать головой. – Давай вместе поужинаем! Составь мне компанию! – сказал он и ловкими пальцами снял с цыпленка кожу. Дорте хотела сделать так же, но цыпленок улетел от нее, невзирая на свою жареную неподвижность. Нож и вилка не подчинялись пальцам, которые вдруг стали чужими. Она вспомнила, что такое уже было. Во время поездки с Томом. Он отложил нож с вилкой, выпил колы и посмотрел на Дорте сквозь опущенные, почти невидимые ресницы. Неожиданно он показал на себя и спросил: – Ты меня боишься? Не отвечая, она опустила глаза и покраснела. Но вспомнив, что Лара учила ее смотреть людям в глаза заставила себя встретить его взгляд. Потом взяла на вилку ломтик картошки и положила в рот. У картошки был вкус зубной пасты. – Ты учишь норвежский? – серьезно спросил он глядя на развешанные кругом бумажки с норвежскими словами. – Да, – прошептала она наконец. – Молодец! «Окно», – прочитал он вслух слово, написанное на бумажке, приклеенной к подоконнику. – Окно, – повторила она. Он улыбнулся с открытым ртом. Передний зуб был как будто вдавлен внутрь. Она не знала, понял ли Том, что она улыбнулась ему в ответ. Том сам убрал посуду на кухне, так же как в прошлый раз. Было видно, что он любит порядок. Тщательно вымыл тарелки, ножи и вилки горячей водой и сложил их на мойке. Кости бросил в пластиковый пакет, завязал его и поставил возле входной двери. Потом вложил в ведерко для мусора новый пакет. Дорте стояла у стола и смотрела на него, не понимая, что требуется от нее. К счастью, он не выглядел сердитым, хотя и убирал все один. Скорее даже добрым. Покончив с уборкой, Том поманил ее за собой в гостиную. – Сядем и поговорим? – предложил он. – Поговорить по–норвежски? – выдавила она из себя и села на диван. Ей тут же пришло в голову, что может быть, она села на его место. Ведь это была его квартира. Но было бы странно, если бы она сейчас встала. – Хорошо! – сказал он и уселся рядом с ней. Непринужденно, как садятся в машину. Сперва Дорте сидела как на иголках, пытаясь понять каждое слово, которое слетало с его губ. Потом поджала под себя ноги, укрыла их краем махрового халата и откинулась на спинку дивана, слушая его голос. Он оказался более высоким, чем она помнила. Как будто у Тома порвались голосовые связки. Иногда норвежские слова обретали для нее смысл. «Вы с Ларой подружились?», «Тебе здесь нравится?», «Я послал деньги твоей матери». Последнее заставило ее проговорить «Большое спасибо!». Он улыбнулся. Верхняя губа стала совсем узкой, а уголки губ еще глубже. Неожиданно он заговорил о музыке, тут было много слов, которых она не знала. Но вот он поднялся и вынул из кармана кожаной куртки, что висела на вешалке, какой–то круглый предмет. Открыл крышку и вставил диск. Потом воткнул в уши пробочки с проводами и нажал кнопку. Некоторое время он слушал, покачивая головой. Дорте старалась не смотреть на него. Наконец Том вынул пробки из ушей и вставил их в уши Дорте. Она отпрянула от него. Его пальцы оказались слишком близко. Но музыка постепенно успокоила ее, словно теплая вода. Руки неподвижно лежали на коленях. Зубы уже не были судорожно сжаты. Плечи опустились на диван, потянув за собой все тело, как будто, кроме нее, в комнате никого не было. – Красиво? – спросил он через некоторое время. Когда она, не поняв, вопросительно посмотрела на него, он спросил: – Хорошая музыка? – Да! – Оставь себе. У меня есть еще. Баха и Моцарта тоже оставь. А это был Сибелиус. Дорте невольно подняла на него глаза. Это получилось само собой. Что–то тут было не так. После всех Лариных наставлений она совершенно забыла, каким был Том, когда они оставались вдвоем. В машине. В гостиницах, где они ночевали. Предупреждения Лары исчезли, как что–то нелепое. И когда он положил голову ей на колени, поднял ноги на подлокотник дивана и закрыл глаза, Дорте оказалась застигнутой врасплох. Не знала, как ей себя вести. Она полулежала, чувствуя тяжесть его головы на своих коленях. Его тепло проникало к ней сквозь толстую махровую ткань. Он не двигался. Только грудь поднималась и опускалась. На клетчатой рубашке три пуговки были расстегнуты. Штанина на одной ноге задралась и обнажила щиколотку. Кожа над черным носком была почти белая. Живот – впалый. На лице кожа плотно обтягивала скулы. Он, конечно, слышал, что музыка уже кончилась, хотя наушники оставались у Дорте, потянулся и сменил диск. Потом повернулся на бок и поджал колени. Вскоре его рука осторожно скользнула под халат полежала там и забралась под ночную сорочку. Дорте замерла. Все ее поры застыли. Она не двигалась. Том, впрочем, тоже. Казалось, он просто бессознательно передвинул руку, когда повернулся. Постепенно к Дорте вернулось дыхание. Том не шевелился. Один раз он машинально, словно во сне, погладил ей щиколотку и бедро. Потом его теплая рука легла ей на колено. Она не знала, спит он или бодрствует. Небо за окном казалось затянутым непроницаемой пеленой. Снег ждал момента, чтобы обрушиться на город Фонари на холме над городом сливались в одну цепочку и сонно мигали. Когда музыка умолкла, Дорте продолжала сидеть неподвижно, словно на этом все должно было кончиться. Она постепенно очнулась – что–то изменилось. Наушники выпали у нее из ушей. Теперь ей на колени давил уже не его затылок, а лицо. Губы. Прижавшиеся к ее коже. Он не спеша положил ее на диван. Она почувствовала что–то влажное. Мягкое. Его щетина царапнула ей ногу. У нее перехватило дыхание, сердце подпрыгнуло. Это был его язык! Ей следовало отодвинуться, встать. Но она по–прежнему лежала. Как бабочка, уснувшая на подоконнике в начале осени. Он лизал ее, медленно и осторожно. Время от времени его рука скользила вверх и ложилась ей на живот. Или он замирал и переводил дыхание, словно к чему–то прислушиваясь. Дорте не подавала признаков жизни, она просто лежала неподвижно, но кровь, заполнив каждую жилку, сделала ее тело гибким и мягким. Один раз она даже чуть–чуть приподнялась ему навстречу. Тогда он подсунул под нее обе руки, поднял голову, обнажил ее живот и вздохнул, а потом она снова почувствовала на себе его губы. Она и не подозревала, что бывает такое ощущение. Не успев подумать, она подняла руки и обхватила его за плечи. Упругие мышцы под тонкой рубашкой двигались в такт с его прикосновениями. Дорте стала только точкой, и этой точки он касался языком. Все остальное, то, что было, что случилось или не случилось, куда–то исчезло. Второй раз она очнулась, когда он, крепко обняв, нес ее в постель. В темноте, не отпуская ее, он снял с нее халат. Потом положил на кровать и укрыл пуховым одеялом. Оба молчали. Когда темнота окружила Дорте стеной, потому что он закрыл дверь в коридор она поняла, что Тома в комнате уже нет. Что бы случилось, если бы она его окликнула. И что в таком случае она могла бы крикнуть? «Вернись! Не уходи от меня!» А если бы он все–таки ушел? Или засмеялся? Все было бы испорчено, стало бы невыносимым. Вот он запер за собой входную дверь, и простыня показалась Дорте холодной и опасной. Как непредсказуемая пустота. 20 – Где ты это взяла? Лара стояла посреди гостиной с круглым плеером в руке. Наушники беспомощно болтались на проводках. – Том! – ответила Дорте. – Том был у тебя? Почему ты сразу мне этого не сказала? – Ты же только что пришла… – Ну и что… О, господи! Ты должна была сразу же рассказать мне, что он был у тебя! – Ты ведь обычно сама говоришь с ним. – Не дерзи мне! – крикнула Лара и натянула короткий джемпер на пупок, там в узловатой складке висело маленькое золотое колечко, которое тут же выскочило наружу. – Я не хотела тебя обидеть. – Ладно, наплевать! Что он говорил? – Он говорил по–норвежски, я мало что поняла. Я поблагодарила его за то, что он отправил маме деньги. – Хорошо. А что ему было нужно? – Я не поняла… По–моему, он просто хотел отдохнуть. Лара подошла к ней и впилась в нее прищуренными глазами. – Отдохнуть? Что ты несешь? Послушай, девочка, не вздумай что–нибудь скрывать от меня! Мы должны быть заодно, или все кончится очень плохо. Во всяком случае, для тебя! – Он открыл дверь своим ключом… вчера, поздно вечером… – пропищала Дорте. Без Лары она осталась бы совсем одинокой. Лара швырнула плеер на стол. Наушники свалились со стола и попытались обвиться вокруг одной из его ножек. – Не вздумай заводить интриги против меня! Слышишь! Расскажи все, что было! Ни за что в жизни Дорте не рассказала бы то, что было. Она бы скорее умерла от стыда. И, стоя с бегающими глазами перед Ларой, она поняла, что ей уже стыдно. Стыдно потому, что ей понравилось все, что делал Том. Лара отвернулась и вздохнула. – Понимаешь, он сам не спит со своими девушками… – Даже с тобой? – невольно вырвалось у Дорте. Лара мгновенно повернулась к ней и процедила сквозь зубы: – Заткнись! – Но тут же сказала: – А черт его знает, с кем он там спит. И спит ли вообще с кем–нибудь! Он монах… Темный тип! Монах! Мне не раз казалось, что с ним что–то не так… – Что именно не так? – Забудь, что я сказала! И никогда не говори об этом! – Лара смахнула невидимую пылинку со своего джемпера. На нем были серебряные пряжки, и в них отражался свет. – Что он говорил обо мне? – спросила она. Дорте задумалась, она боялась сказать что–нибудь, из–за чего Лара могла бы снова обидеться. – Я почти ничего не поняла… Но он хвалил твою работу, – солгала она. – И еще он спросил… совсем ли я поправилась… Одно мгновение они стояли и мерили друг друга взглядом, наконец Дорте не выдержала. Она натянула воротник джемпера на голову и зарыдала. Стоя посреди комнаты. Тень Лары виднелась сквозь джемпер, купленный еще дома в «секонд–хенде». – Он к тебе неравнодушен, – услыхала она. – Подумай сама, поселил тебя в эту большую квартиру совершенно одну! Позволил себе такую роскошь! Мне он никогда ничего подобного не предлагал, хотя я делаю все, что он ни попросит. Ебал он тебя, что ли? – Перестань! – закричала Дорте так, что у нее зазвенело в ушах Воротник джемпера стал мокрым и липким. – Не кричи на меня! Возьми себя в руки! В эту минуту зазвонил телефон Лары. Она порылась в сумке, нашла его и ответила. Сказала несколько слов по–норвежски и снова стала слушать. Потом ушла в ванную и говорила оттуда, как будто боялась, что Дорте поймет, о чем она говорит по–норвежски, вернулась она мрачная, со складкой между бровями. – Что ты с ним сделала? Он хочет, чтобы у тебя был один свободный день в неделю! Кроме того, мы с тобой должны пойти и купить тебе одежду. – Мне ничего не надо, – пробормотала Дорте и поплелась на кухню варить кофе. Она подумала, что это облегчит ей разговор с Ларой. – Не прикидывайся! – шумела Лара, идя за ней следом. – Быстро ты насобачилась в этих делах. Да у тебя прямо талант! Так раскрутить Тома! Мне это никогда не удавалось. – Что значит – раскрутить? – Тома не интересуют проститутки. Мы его не возбуждаем. Он хочет, чтобы его дама принадлежала только ему. По мне, так пожалуйста. Меньше забот. Хотя во многих отношениях он мужик приятный… Но уж слишком требовательный. Прямо педант, – вздохнула она и принесла из прихожей покупки. Коричневый пакет с пирожными шлепнулся на стол прежде, чем она села. – В каком смысле требовательный? – спросила Дорте и вспомнила, как Том вчера убирал после еды. – Он ненавидит беспорядок и людей, которые не держат своего слова. Один раз он заставил Стига избить клиента, который плюнул на пол. – А кто такой Стиг? – Один из парней… Но у Тома и у самого тяжелая рука. По виду не скажешь, что он занимается каратэ или какой–то другой борьбой. Радуйся, пока не попробовала это на своей шкуре! – заключила Лара и ткнула в Дорте кружкой с кофе. Потом она развернула пакет и причмокнула от удовольствия. – В этом городе пекут замечательный «наполеон»! А вот лепешки–лефсе тут никуда не годятся! Дорте налила кофе, и Лара занялась «наполеоном». – Помнишь, я тебе говорила, что из России должна приехать девушка и что она поселится с тобой? А теперь он говорит, что она будет жить вместе с Мартой и Анной, хотя у них квартира гораздо меньше твоей. – Лара обожглась кофе и скривилась. – Пожалуйста, пусть живет со мной, – сказала Дорте и огляделась. Может, тогда ей будет не так грустно, было бы с кем поговорить. Она вспомнила Надю, которая наверняка обманула ее, но сразу же прогнала эту мысль. – Дуреха ты! Если Том что–то решил, то это закон, у него на тебя свои планы. – Уголки губ у Лары опустились. – Он велел передать тебе, чтобы ты написала матери, что у тебя все в порядке. Разумеется, мне придется прочитать твое письмо, прежде чем я его отправлю. Может быть, он пошлет ей еще денег. Дорте отставила стакан с молоком. Лавина облегчения выжала из глаз слезы. – Опять не слава богу? – пошутила Лара, наклонилась над столом и толкнула Дорте в плечо. – Что я должна написать? – всхлипнула Дорте. – Напиши, что ты живешь в большом городе, в красивом доме, расположенном в хорошем месте, с красивым видом из окна. Что тебе нравится гулять вдоль реки с подругой, с которой ты говоришь по–русски. Но никаких имен! Слышишь! Напиши, что ты работаешь в сфере обслуживания, что у нас много служащих. Что У тебя один выходной в неделю и хорошая зарплата. Что тебе здесь нравится и ты пока не знаешь, когда вернешься домой. Что ты учишь норвежский, что была в церкви и поставила свечку! Это твоей маме понравится. – Но ведь я этого еще не сделала. – О, боже мой! – Лара закатила глаза. – Послушай! Что касается Тома, тебе удалось невозможное. Если ты будешь продолжать в том же духе, ты сможешь получить мою работу, когда я вернусь в Россию. У меня там будет пансионат. – Пансионат? – Да. Я уже присмотрела один. Но сперва должен умереть его хозяин. Грязный солнечный свет пробился сквозь серое оконное стекло. – Да пойми ты, он старик. Словом, посмотрим. Дорте попыталась себе представить, каково ждать чьей–нибудь смерти, но у нее это не получилось. Вероятно, она была не так заинтересована в пансионате, как Лара. – Не думаю, что мне хотелось бы получить такую работу, как у тебя… – Еще бы! Ведь ты у нас принцесса! – фыркнула Лара. – Я хочу домой… Если бы ты знала, как я хочу домой… – прошептала Дорте. Лара растерялась, потом, как будто приняв решение, схватила Дорте за руки и добродушно их встряхнула. Ладони у нее были сухие и теплые, как у матери. – Ну–ну… Все это непросто, – проговорила Лара почти ласково. – Просто вообще ничего не бывает. Но, поверь мне, наше ремесло тоже может приносить радость. Если у тебя есть цель, настоящая цель, смириться с ним гораздо легче. Не забывай, что ты должна помогать матери и сестре! – Но мама… Ей бы это не понравилось… Она не должна знать об этом… – Конечно нет! Матерям такое знать ни к чему. Они годами столько вкалывали, не щадя себя, что заслужили право не знать. Заслужили спокойный сон и спокойную жизнь до самой смерти. Ты согласна со мной? А сейчас, пожалуйста, вытри нос! Видок у тебя тот еще! – Но ведь это страшный грех! Тело – это храм. После всего… я не решаюсь даже молиться, потому что знаю, Бог гневается на меня. Лара встала, оторвала большой кусок от бумажного полотенца и протянула его Дорте. Та послушно высморкалась, рука Лары лежала у нее на плече. – Послушай меня! То, что Бог на тебя гневается, – это страшная чепуха. Бог как раз любит таких, как мы. Безупречным людям Он не нужен. Они упиваются собственным совершенством и следят за грехами других. А вот мы, помогающие одиноким людям, мы любим своих ближних. Бог уважает нас, иначе и быть не может. Он видит, что ты держишься изо всех сил. Конечно видит. Он же не идиот! Он поможет тебе выучить норвежский за короткое время. Я верю, черт меня подери, что Бог гордится тобой. И, по–моему, тебе надо молиться по вечерам, чтобы Он не забыл тебя, – решительно заключила Лара. – Я почти не умею молиться. Не то что мама. Она разговаривает с Богом вслух обо всем на свете. Так можно многое узнать про нее. – Хм! Ты знаешь свою мать не только благодаря ее молитвам! – воскликнула Лара, массируя ей плечи. Это было больно, но в то же время приятно. – Мама замкнулась в себе после смерти папы. Кроме нас с Верой, у нее никого нет. Родители отказались от нее, потому что она выбрала не того мужа. – Как это – не того мужа? – Она выбрала моего папу. Для нас он был самым лучшим на свете, но ее семья его не приняла. – Вот сволочи! Расскажи подробнее! – Вера зовет бабушку злобной ведьмой, но мама и слышать об этом не желает. Говорит, что просто некоторым людям не дано понимать чужие трудности. А злой человек – совсем другое дело. – Она права. Но что же там все–таки случилось? Почему они не приняли твоего отца? – Они прочили маму за другого – за какого–то важного адвоката. – И этот начальник к ней сватался? – спросила Лара, затаив дыхание. – Да, он был старый и соблюдал все формальности. Мама рассказывала, что они были одни в беседке и она так испугалась, что убежала оттуда. – Сколько ей тогда было лет? – Кажется, восемнадцать. Бабушка считала, что это из–за мамы ее отец не получил той должности, которую ему обещали. Тот человек был начальником над всеми адвокатами и решил наказать папу. – Боже мой! Твой дед был адвокатом? – с уважением воскликнула Лара. – А ты оказалась здесь! – пробормотала она почти про себя. – А твоя мать молится? – спросила Дорте, прижавшись щекой к руке Лары. Воцарилось молчание. Руки Лары замерли на плечах Дорте. – Не знаю. Я ее никогда не видела. Даже не знаю, жива ли она. Я росла в Москве в детском доме. Когда жить там стало невмоготу, сбежала на улицу, – сказала Лара и глубоко вздохнула, а потом продолжала: – Приставала к прилично одетым мужчинам и пыталась выглядеть милой девочкой. Я просто прилипала к ним и старалась возбудить их. Сама не знаю, где я этому научилась. Скорее всего, на практике. Я старалась держаться поближе к оградам богатых домов или к дорогим гостиницам. Когда стемнеет. Одна. Не попадаться на глаза милиции и охране, но быть под рукой, когда им приспичит. Такой скромной, но настойчивой. Смотреть на них несчастными глазами и в то же время быть достаточно развязной. Это у меня получалось. – У тебя никогда не было дома? – испуганно спросила Дорте. – Иногда бывал. Если везло. Но вообще–то я все время слонялась по улицам. Толпу я никогда не любила. Там нужно доказывать свою силу или подчиняться тому, кто сильнее тебя. А сильной я не была, зато была привлекательной и доброй, – будто хвастаясь, сказала Лара. – Я хорошо помню первого старика, к которому я сунула руку в штаны. Инстинкт, так сказать. Рука у меня тут же стала горячей, честное слово. Я сделалась для него чем–то вроде домашней кошки, то появлялась, то уходила. Старик потерял все свои деньги во время последней реформы, но его сынок процветал за границей. Этот старик научил меня читать. Я ведь почти не училась в школе, помню только, что нас там лупили. Я дрочила его или сосала, как он хотел, а он щипал меня. Он жил один, у него всегда было что поесть, и я могла у него вымыться. У него были темные комнаты и куча пыльных книг. Я помню одну, она называлась «Анна Каренина». – Толстого? – воскликнула Дорте, но Лара не позволила себя перебить. – Очень грустная книжка. В конце Анна бросилась под поезд, – сказала она, но Дорте уже умчалась в свою комнату. – Мы со стариком были, можно сказать, друзьями! – крикнула Лара ей вслед. Дорте опустилась на колени и вытащила из–под кровати чемодан. Через мгновение «Анна Каренина» была уже у нее в руках. Когда она вернулась к Ларе, та широко раскрыла глаза и схватила книгу. – Да! – потрясенно воскликнула Лара. – Эта самая! – Это мамина книга, но я взяла ее с собой. Хочешь взять почитать? Лара полистала книгу и вздохнула. – Нет! Не хочу вспоминать то время. Хуже мне никогда не было! – Она бросила книгу на стол. Не встретив у Лары заинтересованности, Дорте закусила губы от разочарования и села. – А что потом стало со стариком? Лара опустилась на другой стул, она рассматривала свои ногти, прищурив глаза и вытянув губы трубочкой. – Я уже сказала, мы со стариком были, можно сказать, друзьями, но однажды я прихожу, а он, оказывается, умер. В доме была толпа жадных родственников, которые копались в его вещах. Стояла весна. Я спряталась за цветущей вишней в палисаднике и наблюдала за ними в открытое окно. Я никогда не бывала в театре, но, по–моему, это было похоже на театр. Правда, зритель был только один. Я. Они не заметили, как я проникла в дом. Фамилия старика была Белинский, он лежал в гробу без крышки. Они подвязали ему голову платком, чтобы рот не открылся, пока не окостенеет. Казалось, он прилег, потому что у него болят зубы. Книжка лежала на столе. «Анна Каренина». Я взяла ее себе. Глупо, конечно. Можно было взять что–нибудь ценное. Мне за нее почти ничего не дали. Лара замолчала, а Дорте пыталась представить себе все, что там происходило. – Сколько тебе тогда было лет? – спросила она. – Наверное, тринадцать. Старики стали вроде моей специальностью. Я находила их повсюду. У них были грустные глаза. Важно было выбирать тех, кто одет поприличней. Такие выгодней. По ботинкам сразу поймешь, чистоплотный человек или нет. Я запах издалека учую. – А что ты делала в праздники и в воскресенье? – спросила Дорте. – Заходила в открытые церкви и грелась там, пока меня не выгоняли. – Неужели оттуда выгоняли? – Да, и частенько. Я была оборванная и не очень чистая. Меня принимали за воровку или за кого–нибудь похуже. И были правы. – И тебя ни разу не поймали? – Почему же, ловили. Но если и сажали, это было не страшно. В подвалах и на улице были крысы. А в милиции было хотя бы тепло. – Но эти… Неужели они хотели тебя, ведь ты не мылась? – Знаешь что? Некоторым мужчинам до того не терпится найти дырку, чтобы кинуть палку, что они, если припрет, пользуют и собак! А от собак тоже воняет. – Собак? – с испугом воскликнула Дорте. – Забудь все, что я сказала. Ты еще так невинна. Этим и хороша. Том тоже так считает, – вздохнула Лара. 21 Коричневые ботинки с узором из дырочек на носках были начищены до блеска. Над ботинками – костюм и расстегнутое пальто. Огромное тело. Оно заполнило весь дверной проем. Дорте отвернулась. Кулаки сжались с такой силой, что ногти впились в ладонь. Она отступила в гостиную и попыталась закрыть за собой дверь. Подбородок дрожал, несмотря на все ее усилия унять дрожь. Она прислонилась к стене. В дверях стоял Хозяин Собаки. – Возьми себя в руки! Успокойся! И перестань вести себя как идиотка, – прошептала ей Лара. Она не сердилась, но говорила очень решительно. Гость снял пальто, повесил его на вешалку и скрылся в ванной. – Не… не уходи, пожалуйста, – заикаясь проговорила Дорте. – Не оставляй меня… одну! – Ее руки шарили в сразу погустевшем воздухе и пытались ухватиться за Лару. – Все в порядке, успокойся! Я буду на кухне, мне надо еще кое–кому позвонить. Он заплатил за час, но всего времени не использует. Вот увидишь. Пробудет самое большее полчаса, и то разве что устанет и захочет передохнуть, – сказала Лара, пытаясь освободиться от цеплявшихся за нее рук Дорте. – Он знает, что у тебя нет опыта. Это–то ему и понравилось. Помни, что ты особенная, и все будет хорошо. Это будет твое боевое крещение. Потом все пойдет легче. У тебя все замечательно зажило! Почти незаметно. А это просто работа. Как у тренера или медсестры. Низкий голос Лары звучал дружески и убедительно. Она подтолкнула Дорте в прихожую, а оттуда в комнату с красными бра. Гость был все еще в ванной. – Надень черный корсет, и чулки, и нижнее белье. Только быстро! Помни, Том обещал снова послать деньги твоей матери – это же аванс! Будь умной девочкой. Я задержу его, пока ты не будешь готова. Это культурный человек. Работает в пароходстве. Денег куча! Он тебе плохо не сделает. Дурочка, перестань стучать зубами! Никто не собирается тебя убивать. Просто ты выполняешь работу, за которую чертовски хорошо платят. За час ты получишь больше, чем президент Литвы! – бормотала Лара. В то же время она приладила на Дорте черный корсет с металлическими планками, нетерпеливым движением повернула ее и застегнула крючки. Потом помогла надеть чулки и правильно пристегнуть к ним подвязки. После этого она раздвинула ей ноги и велела намазаться кремом–смазкой для влагалища. – Бери побольше. Еще больше. Ведь это первый раз, – решительно сказала она. Дорте оставалось только повиноваться. – Все будет хорошо! – еще раз подбодрила ее Лара, а потом вышла и закрыла за собой дверь. Когда он вошел, Дорте сидела на кровати. Металлические планки впивались в тело. Даже если не шевелиться и выпрямить спину. Он снял башмаки и костюм. Его ноги подошли совсем близко. Кровать скрипнула, когда он сел. Он кашлянул, и она почувствовала его руку на своем плече. Глаза ее приковались к бра. Оно висело немного криво. Руки гостя сомкнулись вокруг нее, но Дорте заставила себя не замечать этого. Она была статуей. Одной из тех, которые видела на картинках Обнаженные юные девушки стояли в парке на пьедесталах или в большой зале с полукруглыми окнами и высоким потолком. Отлитые из металла или вытесанные из камня. В мире их было очень много. Люди прогуливались мимо или останавливались и глазели на них. Как хотели. Они могли подойти совсем близко и даже потрогать этих девушек. Прикоснуться к любому месту. Сделать с ними все что угодно. Особенно если их никто не видел. Статуи не обращали внимания на то, что происходило вокруг. Не видели ни птиц, строивших гнезда. Ни поломанных веток. Ни сорванных лилий. Ни собачьего дерьма, на котором можно было поскользнуться. Ни пластиковых пакетов, гонимых ветром. Ни разбитых бутылок. Ни людей на скамейках. Ни матерей с колясками. Не чувствовали мороза, приходившего каждую осень и сковывавшего льдом пруды и тропинки. Ничто не могло причинить вред такой статуе, даже если она изображала юную обнаженную девушку. О них никто ничего не знал. Люди могли подходить к ним, трогать, играть с ними. Прижиматься к их мраморным телам. Если в статуе есть дырка, можно всунуть туда свой член. Что с того? Ведь рано или поздно его вынут и уйдут. Статуя не чувствует чужой кожи или усиливающегося сопения. Что, наверное, самое омерзительное. Странный хриплый голос прошептал что–то, чего Дорте, к счастью, не поняла. Теперь влажное дыхание касалось ее шеи. Он наклонился и вытащил ее груди из корсета. Статуя сидела на кровати, опираясь на руки. Окно закрывали красные шторы, но они были задернуты неплотно. На белом комоде стояла лампа с таким же красным абажуром, как на бра. Справа от лампы была видна стена. В одном месте краска осыпалась, словно кто–то вырвал из стены крючок. Глухой и в то же время резкий звук подсказал ей, что входная дверь открылась и захлопнулась. Значит, Лара все–таки ушла. По какой–то причине все вдруг разладилось. У нее потекло из глаз и из носа. Она сжала губы и, помимо своей воли, сопела как будто наперегонки с мужчиной, который вдруг перестал сопеть. Но только на мгновение, потом он схватил ее пальцами за сосок Словно это был предмет, который он мог унести с собой. Она задержала дыхание. Нет! Мысль о том, чтобы смешать свое дыхание с его, была невыносима. К счастью, статуя одержала верх. Она снова окаменела и не издавала ни звука. Она больше не защищалась и не всхлипывала – позволила всему идти своим чередом. Отец часто говорил, что время – это обман, выдумка для тех, кто верит в начало и конец. Иногда оно несется стрелой, потому что ты счастлив и не можешь следовать за ним. Иногда ополчается против тебя, принимая сторону того, чего тебе хотелось бы избежать. Особенно когда ты мечтаешь, чтобы все неприятное прошло легко и быстро, как щелчок пальцев. Но в таком случае нужно хотя бы уметь щелкать пальцами. На серой стене возникли картины. Окна у них дома с двумя пеларгониями на каждом, полка с Вериными и ее любимыми разноцветными игрушками. Косы матери на белой ночной сорочке, когда она перед сном молилась на своем раскладном диване. Вот Вера вскидывает голову, когда у нее плохое настроение, и уголки ее губ опущены книзу. Только бы деньги Тома не пришли к ним слишком поздно! Неужели Веру и маму уже выбросили из дома и их мебель и чемоданы стоят на улице? – думала Дорте. Несмотря на то, что вообще–то статуи не могут думать. Мужчина расстегнул брюки и тихонько застонал. Хотел заставить ее расшевелить себя. Она увидела что–то морщинистое, волосатое и потное. Он приподнялся и показал ей, что надо делать, но остался недоволен. Потом он встал и хотел, чтобы она сделала ему минет. У Дорте стиснулись не только зубы, но и весь череп. Челюсти превратились в две железные полоски. Зазора между ними не было. Он трудился и жалобно пыхтел, можно было подумать, что ему больно. Наконец он сдался и начал снимать одежду. В свете, падавшем от красных абажуров, показались ляжки, покрытые черными волосами. Щиколотки отекли, на них давил слишком тяжелый груз. Носки, закрепленные резинками, он снимать не стал. Однако галстук, рубашку и белую майку положил на стул. Трусы с длинной ширинкой впереди туго облегали его живот, но свободно болтались на ляжках. Нелепо балансируя, он снял их и сунул вниз под стопку одежды. Это было чудно, ведь потом придется начать одеваться именно с них. Член, почти невидный из–под живота, болтался, как кусок теста. Неожиданно он повалил ее в кровать. Рывком отбросил рубашку и грубо, нетерпеливо засадил руку ей между ног. Из него вырвался звук, будто кто–то слишком сильно надул воздушный шар, а потом выпустил воздух. Шар прошипел где–то под потолком и шлепнулся на пол, как комок резины. Ей пришлось раздвинуть ноги. Одна ее щиколотка в черной сетке чулка уперлась в стену, гость продолжал трудиться. Ему пришлось нелегко. Он весь вспотел, и его пот закапал на Дорте. Статуя не испытывает ни боли, ни стыда. Она погружена в себя. В этом все дело. Он по очереди касался открытым ртом ее сосков и всхлипывал, как ребенок. Неожиданный звук заставил его, хлюпнув, остановиться и уставиться в пространство. Щелк! Это в соседнюю квартиру вторглась действительность. Тяжелые и легкие шаги. Хлопнула дверь, и все опять стихло. Он навалился на Дорте всей своей тяжестью. Кровать провисала, словно гамак. Его живот лежал между ними, как посторонний кожаный мешок. Мужчина плавал на своем животе, стараясь удержать равновесие, стонал и корчился, а его руки сновали по Дорте. Время от времени он старался поцеловать ее. Но она уперлась лбом ему в лицо, и он сдался. Когда он засунул в нее пальцы, хлюпнул Ларин крем. Наверное, его это обрадовало, потому что он довольно хмыкнул. Это хмыканье повторялось по мере того, как его пальцы проникали все глубже и глубже. Наконец он почувствовал, что готов, обхватил рукой свой член и прицелился. Гордо приподнявшись на одной руке, он грубо вошел в нее. Она услыхала крик. Гость тоже услыхал его и шикнул на Дорте, но толчки продолжались. Снова и снова. Он нашел ритм, совпадающий с его короткими, радостными вскриками. Статуя не чувствует отвращения. Она неподвижна и не мешает времени идти своим чередом. Поверхность окна в щели между занавесками превратилась в запотевшее зеркало. Где–то там была и она. Кружилась, свободная от всего. Лишь на мгновение, по ошибке, ее тело оказывалось в этой комнате. Оно лежало неподвижно с раскинутыми ногами и чуть согнутыми коленями. Taк было проще. Ее руки по бокам вцепились в простыню. Нужно было за что–то держаться. 22 Ей не нужно было с ними разговаривать. Но они этого даже не замечали. В каком–то смысле Лара оказалась права. Это можно выдержать. Потому что другого выхода все равно не было. В основном Дорте знала, что и как будет происходить. Сначала руки и то, чего она не могла предусмотреть. Потом тяжесть чужого тела. И все пронизывающая боль. Тут приходилось просто подчиняться здравому смыслу, как это называла Лара. Быть спокойной и терпеть, пока это длилось. Рассчитать заранее, сколько все продлится, невозможно. Особенно если клиентам трудно настроиться. Но, похоже, от них это не зависело. К тому же приходилось терпеть эту слизь. Лара объяснила ей про презервативы, но поскольку ее клиенты были люди здоровые, они платили дополнительно, чтобы обойтись без презервативов. Бывало, они, даже кончив, не спешили слезть с нее, и пока она лежала, слизь засыхала. Случалось, что все заканчивалось гораздо быстрее, если она помогала клиенту рукой. Тогда его тело не было к ней так близко. Если от клиентов дурно пахло, Лара весьма решительно советовала им сначала принять душ. В этом отношении Лара была незаменима. Лиц у них не было. Просто одни были тяжелее, другие – легче. У одних руки были более жесткие, у других – менее. Одни вели себя шумнее, другие – тише. Одни потели больше, другие – меньше. Возились кто дольше, кто меньше. Но постепенно Дорте уже стала различать их, понимать звуки и движения, которые говорили ей, что скоро все кончится. И останется только запах тухлых яиц. Когда захлопывалась входная дверь, Дорте могла наконец прийти в себя. Тогда она отрывала большой кусок от бумажного полотенца – рулон всегда стоял возле кровати – и тщательно вытиралась, чтобы с нее не капало, когда она пойдет в душ. Каждое утро она принимала таблетки, которые Лара дала ей, чтобы она не забеременела. Однажды Лара задержалась, и клиент позвонил прямо в дверь. Дорте никогда не слышала, как звонит дверной звонок, и ее бросило в дрожь. Позвонили еще раз, но она не двинулась с места. Потом все стихло. Через несколько минут прибежала запыхавшаяся и сердитая Лара с клиентом, которого не впустила Дорте. Она влепила Дорте здоровенную оплеуху и обругала по–русски. – Ты ведь сама сказала, чтобы я никому не открывала! – всхлипнула Дорте. Неожиданно Лара устыдилась. – Не обижайся на старую каргу! – сказала она и погладила Дорте щеку, которую только что ударила. Однажды пришел клиент, от которого пахло той же туалетной водой, что и от Тома. Лара впустила его прямо в комнату. – Он очень богатый и заплатил за все услуги. Если ты ему понравишься, он будет приходить постоянно, – радостно сообщила Лара, когда они стояли в ванной. – Все услуги? Что это такое? – Будь готова к тому, что он попросит тебя сделать ему минет. Или захочет употребить тебя сзади. Не бойся. Только получше смажь кремом все места. Надеюсь, стул у тебя сегодня был? Дорте плюхнулась на табуретку возле раковины. Пластиковое сиденье сразу прилипло к коже. – Нет, – прошептала она. – Нет, этого я не смогу! – Послушай, – процедила Лара сквозь зубы. – Все это время я была тебе как мать. И клиенты и я были очень терпеливы. Просто чудо, что они приходят снова и снова, несмотря на твои капризы! Я уже не говорю о терпении Тома! Ты должна привыкнуть к своей работе. Или я не выдержу и отдам тебя кому–нибудь из парней. Мы не можем неделями нянчиться с тобой. Пора уже стать взрослой! Понятно? – Лара… Пожалуйста… – рыдала Дорте. Оплеухи посыпались с обеих сторон. Но Дорте их почти не чувствовала. Она сложила руки, сунула пальцы в рот и прикусила. У пальцев был вкус мыла и соли. Лара снова набросилась на нее с пощечинами, а потом вышла из ванной. Дорте натянула на себя корсет. Металлические планки царапали кожу. Ей пришлось застегнуть крючки спереди и потом на себе повернуть корсет так, чтобы чашки бюстгальтера оказались на месте. После этого она вытерла лицо полотенцем. У нее текло из носа. Она громко высморкалась, словно можно было высморкаться раз и навсегда. Умылась, высморкалась еще раз, вытерла лицо и стала краситься, как ее учила Лара. В приоткрытую дверь она слышала, как Лара говорит с клиентом по–норвежски, извиняется, что пришлось ждать. Потом Лара зашла в ванную, оглядела Дорте и милостиво кивнула. – Так бы всегда! А теперь я ухожу! Он хочет остаться с тобой наедине. Все будет хорошо, помни это! Когда Дорте вошла, он, уже голый, лежал на кровати. Густые заросли на груди. Взгляд его тут же приклеился к ее коже. Она подошла и остановилась перед ним. Его руки обхватили ее талию, и он привлек ее к себе на колени. Сначала все было как всегда. Он вздыхал и время от времени подправлял свой член, прижимая его к ее попе. Потом поднял ее и насадил на свой член. Насадил жестко и стал двигаться вместе с ней, выпростав из корсета ее груди. Она смотрела на стену. На бра. И старалась не замечать висевшего рядом плаката. Но она знала, что на нем изображено. Справа сидела девушка; расставив ноги и засунув в себя пальцы, из–под опущенных век она смотрела в пространство. Рот был приоткрыт, кончик языка высунут. Другая девушка, поставив ногу на табурет, демонстрировала себя таким же образом. Груди у нее были величиной с воздушные шары. Волосатый возбуждался все больше. Но статуя у реки не позволяла вывести себя из равновесия. Вдоль берега цвели цветы. Тюльпаны и крокусы. И эти, маленькие голубенькие… как же они называются. Под бра, в том месте, где они с Николаем вытаскивали лодку на берег, колыхалась трава. Вдали тянулась светлая полоса пирса, во время дождя пирс всегда становился серым. Когда наступало мелководье, из воды выступали острые камни. Над рекой свисали ветви деревьев. Течение кружило воду, по ней шли пузыри, а она бежала дальше мимо камней, веток, купающихся в иле, железного хлама и всякого другого мусора. Оттенки зеленого, от темного в тени до белесоватого на солнце, переливались один в другой. То тут, то там они сверкали почти золотым блеском, как будто эльф взмахнул над ними волшебной палочкой. Цветы выпускали бутоны и распускались меньше чем за две секунды. На деревьях вдоль берега висели венки из цветов. На опушке тянули свои головки одуванчики. Берег реки исчез, когда клиент бросил Дорте на пол и потащил за волосы. Его член превратился в биту. Он крепко держал ее голову и попытался всунуть эту биту ей в горло. У биты был вкус солоноватой плесени. Когда Дорте чуть не вырвало, он со злобным хрюканьем повернул ее. И зажал, как в тисках, попой наверх, лицо ее уткнулось в простыню. Ее тело пронзил шест, который ритмично повторял одно и то же движение. Она закричала и услышала его хриплый смех, потом его зубы впились ей в шею. Правая рука Дорте сама собой оказалась сзади. Ногти вонзились во что–то мягкое. Тем не менее его крик был для нее неожиданностью. Он отпустил ее и, ругаясь, откатился назад. Освободившись от него, Дорте вскочила и выбежала из комнаты. В ванной она заперла дверь на ключ, боясь, что он разнесет дверь. Но он только постучал, продолжая ругаться. Вскоре захлопнулась входная дверь. Дорте стояла, тяжело дыша, и смотрела на свою руку. И снова почувствовала под ногтями его глазное яблоко. Отец однажды сказал, что река вечна. Она рождается из источников и родничков в горных трещинах набирает силу и становится непобедимой, пока не исчезает в море. Солнечные лучи, просвечивая через голую крону на берегу, бросали на воду широкую красную полосу. Все было тихо. По реке плыли три лодки. Она ясно видела тела гребцов. Медленные, упругие движения. Крыши домов в городке были склеены из черной бумаги. Черная полоска на фоне желтого неба. Тут и там, как растопыренные вороньи когти, торчали антенны, небрежно заброшенные в небо. Трубы тянули к вечности свои серые нити, сплетающиеся друг с другом. У края воды рос карликовый лес стеблей. Между ними пробивалось что–то зеленое. Скоро она поедет домой. К маминому обжигающе горячему борщу. Когда она уходила из дома, на столе лежала свекла. Теперь у мамы, наверное, красные руки и вода уже закипела. 23 Лара поставила в холодильник двухлитровый пакет молока, из–за чего Дорте поняла, что не совсем впала к ней в немилость. Но поток слов так и лился у нее изо рта. – Ты вела себя как идиотка! Он мог бы потерять зрение! – заявила она. – У него поврежден кровеносный сосуд и зрение ухудшилось! Пришлось даже обратиться к врачу. Теперь он требует назад свои деньги! С чего ты вдруг взбесилась? – Не делай этого! – быстро сказала Дорте. – Чего? – Не отдавай ему денег! – Думаешь, я полная дура? Но больше он к нам не придет, это уж точно! К тому же он может устроить какую–нибудь подлость, чтобы отомстить нам. – Что, например? – Откуда я знаю? Никому не открывай дверь! – Ты же знаешь, что я и так ее не открываю! Я тоже не дура! – Что за тон ты себе позволяешь? – в бешенстве крикнула Лара и с силой захлопнула холодильник – Думаешь тебе присвоят титул чемпиона мира по борьбе, потому что ты чуть не ослепила человека? А? Дорте не ответила. Но в охватившем ее чувстве было нечто почти незнакомое. Словно Вера прислала ей частицу своей ярости. – А? – повторила Лара, глаза у нее потемнели. – Я не желаю больше его видеть! Можете содрать с меня кожу, можете забить меня насмерть, но я не желаю его видеть! Я еще могу стерпеть, если они входят в меня спереди, но только не так! Следующего убью! Дорте с удивлением слушала собственный голос. И Лара тоже. Ее пухлые подкрашенные губы крепко сжались. Глядя на Дорте, она обеими руками схватилась за край стола.. – Что это с тобой? Ты никогда не была… такой бешеной… такой вульгарной! Ты честно заслужила парочку хороших оплеух! Но знаешь что? Я этого не сделаю! Пусть Том полюбуется, к чему приводит, когда он балует девушек и превращает их в своих фавориток! Радуйся, что он еще ничего не знает! Потому что тот мужик был одним из его лучших клиентов! – Ты ему все расскажешь? – тихо спросила Дорте. Лара вздохнула. Она, по обыкновению, стояла посреди кухни, упершись руками в бока. Четыре браслета с амулетами и брелоками звенели при каждом ее движении. Наконец она подошла к Дорте и почти прижала ее к столу. – Садись! Дорте послушно села. Она ждала. Лара тоже села. – У Тома хватает своих трудностей, чтобы добавлять к ним еще и эту. Я не знаю, как он отнесся бы к этому случаю, если б я ему все рассказала. К тому же он надеется, что ты отработаешь эту квартиру… – Она замолчала и прикусила губу. Открыв рот, Дорте уставилась на нее. – Всю квартиру? – прошептала она. – Нет, конечно… Но ты хоть понимаешь, что натворила? Если этот мужик вздумает мстить, он может очень нам навредить. – Каким образом? Глаза Лары стали круглые, как маленькие планеты… и чуть не выкатились из орбит. – Пустит слухи… Или заявит в полицию. Откуда я знаю? – Он знаком с Томом? – Нет, конечно. – Значит, Том ничего не узнает, если ты ему не расскажешь! Лара стукнула кулаком по столу. – Что и как – я и без тебя знаю! Слышишь? Дорте сочла уместным не защищаться. Несмотря на золотистый загар, Лара выглядела усталой. Через минуту она сказала со злорадством: – Можешь забыть о сегодняшней прогулке. Она обещала Дорте, что они пойдут гулять вдоль реки. Через мост. Может быть, даже зайдут в церковь, чтобы Дорте могла наконец поставить свечку. Дорте очень ждала этой прогулки. Алтарь, восковые свечи. Но больше всего ей хотелось увидеть берег реки. – Ну что ж, – пробормотала она, встала и открыла холодильник, чтобы налить себе стакан молока. Она выпила его, стоя спиной к Ларе. Вскоре она услыхала, что Лара протащила из ванной в прихожую пакет с грязным бельем. Ты тратишь безобразно много полотенец и простыней! – крикнула она. – Мы разоримся на этой стирке! – Она появилась в дверях, растрепанная, с капельками пота на носу. Голос у нее был сердитый. – Ты каждому клиенту стелешь чистую простыню? Дорте молча кивнула. – А надо просто перевернуть простыню на другую сторону! Использовать ее на все сто! – приказала Лара и ногой подтолкнула пакет к входной двери. – Мне это противно! Лара повернулась и приблизилась к лицу Дорте, грозя ей пальцем. Кольцо с большим красным камнем таило в себе угрозу. Дорте зажмурила глаза. – Черт подери, я заставлю тебя делать то, что я велю! Или я расскажу Тому, что ты артачишься. И уж тогда точно твоя мама больше не получит никаких денег! Услышав, что Лара отошла от нее, Дорте осторожно открыла глаза. Лара занялась кофеваркой, и Дорте поняла, что выговор на сегодня окончен. А когда они, как обычно, уселись за кухонный стол, – Дорте со стаканом молока, Лара с кружкой кофе, – обе как будто забыли обо всех размолвках. – На Рождество я на несколько дней уеду, – объявила Лара, откусывая булочку с вечной копченой колбасой. Губы ее двигались и кривились, потому что она говорила, не переставая жевать. – На Рождество? – Да. Ты ведь следишь за календарем и потому должна знать, что скоро будет Рождество, – сказала Лара. – Во всяком случае, у тебя будет несколько спокойных дней. Дорте осушила стакан с молоком, уже третий за это утро. – У меня не будет клиентов? – Пока я буду в отъезде, нет. Без меня это невозможно! В комнате стало как будто светлее. – Я уеду накануне сочельника, двадцать третьего. – А кто же мне принесет молоко? Лара откинула голову, тряхнув соломенной гривой, и засмеялась. – Занятная ты все–таки девушка! – воскликнула она – Каждый день к тебе приходят шесть или семь клиентов, а у тебя как будто нет других забот в жизни, кроме как свежее молоко! Знаешь что? Молоко прекрасно хранится в холодильнике. Я принесу достаточно, тебе будет с чем встретить Рождество! Дорте промолчала. Довлеет дневи злоба его. Темнота сгустилась. Главным образом у нее в душе. Стены комнаты с красными бра как будто засасывали Дорте в себя. Если Лара уедет, пыль покроет Дорте, и никто не будет об этом знать. И останется только тишина. Дорте решила не переворачивать простыни на другую сторону. Она надеялась, что Лара все–таки ничего не скажет Тому. Представить себе, каким Том бывает в гневе, ей было трудно. За день до отъезда Лара привела с собой двух мужчин в комбинезонах, которые принесли стиральную машину. Они установили ее в ванной, тем временем Лара шутила и смеялась с ними. Когда один из них ушел, Лара, войдя в гостиную, закрыла за собой дверь. – Ну вот, чудо установлено. Но тебе придется расплатиться с тем, кто его наладил, – сказала она и кивнула на прихожую. – Как расплатиться? – беспомощно спросила Дорте. – Как обычно. Тот, что повыше, у них главный. Это займет всего несколько минут. Я останусь здесь, почитаю пока инструкцию и потом научу тебя, как стирать. А сейчас ступай в комнату и приготовься! Дорте медленно встала и вышла в прихожую, пройдя мимо открытой двери в ванную. Высокий сложил инструменты в железный ящик. Когда она проходила мимо, он протяжно свистнул и вытер лицо рукавом рубашки. Не отрывая глаз от стены, Дорте прошла в комнату. Лара оказалась права. Все кончилось относительно быстро. Но пахло от него противно. Наступил последний день, теперь Лара вернется только через пять дней. Она не сказала ни куда едет, ни на чем. Впрочем, это Дорте было безразлично. Но само сознание, что ей это безразлично, было для нее важно. Она постаралась поскорее вымыться в душе, потому что Лара обещала дождаться ее, чтобы немного поговорить. Однако в конце концов у Лары уже не осталось времени ждать. Она ходила по квартире и давала указания. А когда ушла, все поглотила пустота. Дорте пришла в голову мысль открыть дверь и позвать первого, кто появится на площадке. Она знала слова «одна» и «я хочу домой!». Ей стало страшно, что она поддастся искушению. Нет, надо быть осторожной и не наделать глупостей. Вместо этого она снова пошла в душ. От частого мытья кожа у нее сделалась сухой. Особенно в промежности и с внутренней стороны ляжек. В большом пластмассовом флаконе крема почти не осталось. Это был уже третий. Лара упрекнула ее за транжирство. О клиенте с поврежденным глазом они больше не вспоминали, но было ясно, что Тому Лара ничего не сказала. А теперь решился вопрос и с простынями. Если бы у матери была такая машина, это сберегло бы ей руки. Машина была подобна живому существу – отмывая простыни, она пела. Они положили в ее блестящее чрево простыню и полотенце, нажали кнопку «90 градусов» и запустили машину. Тут же в нее полилась вода. И машина запела на несколько голосов. Неожиданно она как сумасшедшая застучала в пол. Словно хотела сказать, кто Дорте на самом деле. «Шлюха, шлюха, шлюха!» – с бешенством кричала машина. Все быстрее и быстрее. Дорте закрыла дверь в ванную. Закрыла дверь между прихожей и гостиной, включила плеер и вставила в уши наушники. Через некоторое время все стихло. Когда она вернулась в ванную, машина смотрела на нее большим стеклянным глазом. Закручивая в полотенце мокрые волосы, Дорте заметила, что все предметы вокруг вдруг потеряли форму. Она села на пластмассовую табуретку, прислонилась к стенке душевой кабины и ждала, когда пройдет дурнота. Потом надела махровый халат, сунула ноги в тапочки с заячьими ушами и прошлепала в гостиную. Взяла кассеты с норвежским языком и села на диван упражняться. Наконец она поняла, что не сознает того, что говорит. Голос звучал пискляво и отказывался произносить слова членораздельно. Тогда она встала и начала ходить. Из комнаты в комнату. Кроме одной. Остановилась перед стиральной машиной. Все было тихо, но Дорте помнила, как простыня и полотенце крутились там в мыльной пене. Круг за кругом. Она прогнала это видение и снова заходила по квартире. Неожиданно в памяти всплыла картина. У ее школьной подруги был хомяк. Он бегал в колесе, носик его дрожал, коготки царапали колесо. Хозяйка редко доставала его из клетки – за ним так трудно уследить! Хомячка было жалко, и в то же время он вызывал у Дорте отвращение. Она снова пошла, с трудом, шаг за шагом. Вокруг висели желтые бумажки и смотрели на нее как квадратные глаза. За темным оконным стеклом горели огни. Окна. Там жили люди. Она попыталась представить себе, что чувствует каждый из них. Но не смогла. Стала повторять вслух слова, написанные на желтых бумажках. Выключатель. Стол. Стул. Шкаф. Картина. Диван. Окно! Потом снова пошла в ванную. Душ. Унитаз. Стирка. Мыло. Зеркало. Взгляд наткнулся на что–то, отраженное в его блестящей поверхности. – Шлюха! – сказала она громко и пустила горячую воду. Подставила под струю руку, но тут же отдернула. Вода была как кипяток. – Шлюха! – повторила она, снова подставила руку под струю и держала ее, пока боль не стала невыносимой. Тогда она закрыла кран, верхняя часть ладони была багровой. Ее затошнило, но рвоты не было. Когда в гостиной стало совсем темно, Дорте поняла, что ей уже давно хочется пить. Но тут она оказалась бессильна, потому что все время прислушивалась, не раздастся ли звонок в дверь. А в кухне, где стояло молоко и была вода, звонка не слышно. Пока она кружила по квартире, на нее навалилась тоска. Словно кто–то выкачал из гостиной весь воздух. Или надышал в прихожей. Если б она и услышала сейчас дверной звонок, то все равно не открыла бы дверь. 24 – Как здесь темно! В коридоре вспыхнул свет и бросил к ее ногам желтый квадрат, похожий на окно. Затем в дверях, будто темная картонная фигура, появился Том. Она даже не слышала, как он открыл дверь? Он зажег свет в гостиной, и его лицо выступило из темноты, почти белое, словно лунный пейзаж. – Привет! Почему ты сидишь в темноте? – Во всяком случае, ей показалось, что Том сказал именно это. Он стоял в носках, но еще не успел снять шарф и кожаную куртку. Не ожидая ответа, он повернулся и снова вышел в прихожую. Слабо скрипнула вешалка. Он не выглядел сердитым. Значит, Лара ничего не сказала ему про клиента с глазом. Наконец Том вернулся, в одной Рубашке, осмотрелся по сторонам и спросил, все ли у нее в порядке. – Все хорошо, – заикаясь, произнесла она. Не зли Тома, подумала она и хотела встать. Но, потянувшись, поняла, что слишком долго сидела в одном положении. Ноги затекли и болели. Нащупывая подлокотник кресла, чтобы на него опереться, она почувствовала боль в руке и осталась сидеть, разглядывая свою руку. Красную, покрытую волдырями. Том тут же очутился рядом с ней. Схватил ее запястье и поднял всю руку вверх. Теперь они уже вместе разглядывали ее ожог. – Что это? – спросил Том. – Рука, – машинально ответила она. – Что случилось? Поскольку она не ответила, он сделал свои предположения, но она не поняла их. Конфорка? Духовка? Кипяток? Повторив это по–английски, но опять не получив ответа, Том прошел в ванную и стал рыться там в шкафчике. Показавшись в дверях, он снова что–то сказал. Одно слово она поняла: «автомобиль». Хлопнула входная дверь. Она задумалась о том, как это случилось, но теперь было бы глупо говорить ему правду, поэтому она встала и снова начала ходить. Гостиная, прихожая, спальня, ванная. От этого боль в руке не прошла, но Дорте хотя бы могла считать круги. Когда он вернулся, Дорте стояла в гостиной. Число сосчитанных кругов исчезло. Он раскрыл пластмассовую сумку, полную каких–то лекарств и бинтов. Дорте уже видела ее в машине. Они снова сели на диван, Том надел резиновые перчатки, вынув их из запечатанного пакета. Потом осторожно смазал ей руку какой–то мазью. Вокруг волдырей. Иногда он останавливался, потому что она вскрикивала. Один раз он поднял глаза и сказал: «Больно?», «Так хорошо?», «Левая рука, не правая. Хорошо!» Она пыталась понять его и выглядеть довольной, но это было трудно. В конце концов он, как заправский врач, забинтовал ей руку. Покончив с этим, он поднял баночку с мазью, чтобы Дорте поняла, что должна оставить ее себе. Мазь и бинт он положил на стол, застегнул на молнию свою сумку и поставил ее в прихожей возле вешалки. Только тут она вдруг сообразила, что не видит его черного портфеля. Потом Том прошелся по комнатам, совсем как она. Он тоже избегал заходить в ту комнату. После этого позвал ее, она нашла его в своей спальне. Наверное, она все–таки ждала, что он рассвирепеет оттого, что она чуть не выцарапала глаз клиенту, и начнет ее бить. Но ничего такого не случилось. – Хорошо! Порядок! Очень хорошо! – сказал он и открыл дверцы шкафа. Цветастое платье, доставшееся ей от Веры, слегка качнулось. Юбка клеш, слишком дамская, была ее единственной нарядной вещью. Джинсы, спортивные брюки. Куртка, в которой она приехала, и новая красная теплая куртка! Ей было неприятно даже подумать о том, что ее куртка могла бы висеть на вешалке в прихожей. Том показал на куртку и произнес что–то, чего она не поняла, но на всякий случай кивнула, как будто была с ним согласна. С правой стороны на полке лежали ее джемперы и топики. Аккуратной стопкой. И нижнее белье. Корсет и чулки, купленные Ларой, лежали в той комнате . Дорте испугалась, что он приподнимет белье и найдет пакет с письмами, которые она так и не отправила. Но, к счастью, он ни к чему не прикоснулся. Только кивнул и закрыл шкаф. Потом что–то пробормотал и показал на нее, наморщив лоб. Она поняла, что, по его мнению, у нее мало одежды. Пока они стояли у шкафа, он вдруг обнял ее за талию и привлек к себе. Она почувствовала его пальцы на шее под волосами и подумала, что ему ничего не стоит сжать их. И тут же ощутила на горле его сильные руки. Но он не задушил ее, его пальцы делали круговые движения, отчего она вся покрылась гусиной кожей. Невольно она прижалась головой к его груди. Но тут же отпрянула. Дорте иногда вспоминала, каким он был, когда они вдвоем ехали в машине. Их ночевку в гостинице. Мать назвала бы Тома добрым. Но, судя по рассказам Лары, его настроение могло быстро меняться. А его поведение здесь в последний раз! На диване. Конечно, она думала и об этом. Но он не должен делать этого здесь, в ее спальне! И снова она увидела перед собой лицо Лары, когда та говорила: «Не давай ему повода! Не серди его!» Но он не рассердился, просто отпустил ее и вывел из спальни, пытаясь что–то рассказать ей, но она поняла только несколько отдельных слов: «Поездка» и «Рождество». Ее бумажки с норвежскими словами имели существенный недостаток в них были только названия предметов и прилагательные. Но не было глаголов. А выучить язык без глаголов невозможно. Она подражала голосу на кассетах, но этого было мало. Как будто поняв, чего ей недостает, он взял блок желтых бумажек и поманил ее к себе на диван. Потом изобразил черточками несколько человечков, они бежали, сидели на стуле, ехали в машине, пили, лежали на диване, слушали музыку, в ушах у них были большие наушники, и над ними летали нотные знаки. Рядом с человечками Том писал слова и тут же произносил их вслух. Его почерк был похож на сухие веточки. Дорте повторяла слова, а он серьезно кивал и говорил: «Хорошо!» – или: «Еще раз!» Так они упражнялись некоторое время. От усердия Дорте порозовела. Неожиданно ему как будто надоело быть учителем, он встал и вопросительно посмотрел на нее. – Пить? – спросил он и как будто что–то поднес ко рту. – Да! Стакан молока, пожалуйста! – ответила она и тоже встала. На кухне, стоя рядом друг с другом, они выпили – он воду из–под крана, она молоко из холодильника. Потом снова наполнили свои стаканы и взяли их с собой в гостиную. – Послушаем музыку? – спросил он и приложил руку к уху. – Да, послушаем музыку! – повторила она, делая ударение на каждом слове. Она поставили стаканы на стол, он принес магнитофон и включил Баха. – Ляжем на диван? – предложил он и показал на лежащего человечка. У нее не было сил ответить ему, она просто легла, стараясь занять как можно меньше места. Он молча погасил верхний свет и лег рядом с нею. Ее забинтованную руку он осторожно положил себе на плечо. Потом вставил ей в ухо один наушник, себе – другой. Сквозь махровый халат она ощущала его жесткую голову. Где были его руки, она не знала, она их не чувствовала. – Бах! – сказал он сонным голосом. Потом замер и стал слушать. Мало–помалу боль в руке почти прошла. Но на этот раз Дорте не спала. И знала, что последует за тем, когда он вынет наушник из уха. Том разделся, сняв все, кроме трусов. Распахнул на ней халат, и она почувствовала нежное прикосновение чужой кожи. Сперва он долго лежал, просто прижавшись к ней, словно грелся. Свернувшись и держа между ними согнутые руки. Он ни разу не потревожил забинтованную руку Дорте. Дыхание его было ровным, точно он спал. Потом оно стало доноситься откуда–то снизу. Оттуда, где его руки скользили теперь теплыми тенями. Она только этого и ждала. Его губ. Его языка. – Нет! Не думай об этом! – решительно сказал Николай. Они лежали на ржаном поле, что не разрешалось. Ведь под ними стебли мялись и ломались. Но это было еще полбеды. – Если нас кто–нибудь увидит, то всем расскажет, – сказала Дорте, боясь, что ее единственное летнее платье измажется в земле. – Мы не делаем ничего дурного, просто лежим здесь, и все. Кроме того, все поймут, что виноват в этом я. – Почему? – Если бы я не привел тебя сюда, тебе такое и в голову бы не пришло. Он был прав, однако… – Ты же не притащил меня сюда под мышкой, – обиженно возразила она. – А мог бы. Ведь ты легкая, как перышко, – поддразнил он ее. Сначала улыбка задрожала у него в уголках губ, потом растеклась по всему лицу. Он был так близко, что его кожа сливалась с ее. Над ними на ветру дрожали колосья ржи. Почти слышался их золотистый звон. Но это был не звон, а комары, жаждавшие крови. Они гудели над Николаем и Дорте, их крылышки трепетали, и тельца были похожи на мышиный помет. Николай был особенно беззащитен перед ними, потому что прикрывал Дорте своим телом. Когда он спрятал лицо у нее на шее, ее глаза уставились прямо в солнечное око. Оно посылало им на землю беспредельное тепло. Много миллиардов лет оно берегло свою энергию только для одной этой минуты. Через освещенную прихожую Том пронес ее в полутемную ванную. Горела только лампочка над раковиной. Он нашел пластырь и закрепил пластиковый пакет на ее забинтованной руке. Потом пустил душ и снял с нее махровый халат. Когда он стал намыливать ее, Дорте замерла с закрытыми глазами и думала, что он промокнет. Его руки играли с ней. Но не в ней. Как будто он знал, что Дорте этого боится. Она наклонила голову, чтобы он не видел ее лица. Оно было слишком обнажено. Наконец он отпустил ее. Она не знала, что ей делать дальше, а он сидел на табуретке, набросив на колени полотенце, и смотрел на нее. От сознания, что он видит ее нагой, кожа у нее покрылась пупырышками. Она не двигалась, хотя выдержать эту неподвижность было трудно. И все это время она старалась не замочить забинтованную руку. Вода бурлила у ее ног и сливалась в водосток. Дорте напоминала гладкую, пахнущую мылом рыбку под струями воды. Ванная наполнилась паром. Том сидел, уронив Руки, такой же серьезный, с полотенцем на коленях. Руки его выглядели какими–то брошенными. Дорте не смела встретиться с ним глазами, но ощущала их как пылающий костер. Наконец он встал, выключил воду и закутал ее в махровую простыню. Потом бережно ее вытер, как будто думал, что у нее ожоги по всему телу. Она подняла руки, чтобы ему было удобнее. Обе, ту, что с пакетом, – тоже. Когда он хотел вытереть ей бедра, она сделала шаг ему навстречу, поскользнулась и потеряла равновесие. Он попытался удержать ее, но она упала на пол, ухватившись за первое, что подвернулось. Это были его трусы. Он наклонился над ней, опустив руки. Его жилистое тело было неподвижно, оно замерло, как будто чего–то ждало. Дорте подняла глаза и все увидела. Увидела, что низ живота у него совсем не мужской, он скорее напоминал женский. Теперь он меня убьет, подумала она. 25 Часы на тумбочке показывали чуть больше восьми, свет был еще скупой. Помедлив, Дорте сложила руки на одеяле. – Пресвятая Богородица, – начала она с закрытыми глазами. – Лара считает, что я должна просить Тебя помочь мне избавиться от чувства стыда. Вот я и прошу. Может быть, Ты не совсем хорошо знаешь Тома, но, конечно, знаешь, каким Бог создал его или как получилось, что он стал таким. Я многого не понимаю, но, думаю, Николаю было бы страшно тяжело, если бы он был таким, как Том. Том не рассердился на меня, хотя я все увидела. И когда он позже сказал, чтобы я написала маме, что мне здесь хорошо, я не могла ему отказать. Прости меня, что я позволила Тому послать ей эту ложь. Ты ведь понимаешь: я не могла написать ей, что мое тело перестало быть храмом. Спасибо и на том, что я сплю в хорошей постели и никто не мучает меня, что у меня достаточно еды и молока. Спасибо, Лара помогла мне, и я не осталась калекой, как Том. Не знаю, что он сделал, но прости его за все! И, пожалуйста, прости меня! Умоляю Тебя, подай мне какой–нибудь знак! Я буду ждать до завтра, или сколько захочешь. Пошли радость маме и Вере сделай их Рождество приятным. И Николаю! Аминь. Дорте заправила постель, потом надела тапки и халат. В комнате было холодно. Стены в прихожей злобно смотрели на нее. Входная дверь была коричневыми воротами, которые стерегли ее. На кухне эхо откликалось на каждый ее звук. Поэтому она взяла хлеб и стакан молока и ушла в теплую гостиную. Остановилась у большого низкого окна. Земля была покрыта снегом. Машины оставляли на мостовой широкие черные полосы. На крышах домов лежали белые шапки с тенями, выступами и возвышениями. Стеклянное небо было окутано морозом и зимним светом. Если она прижималась лицом к окну и смотрела вверх, ей было видно, как ветер гонит замерзшие облака. А внизу под огромными белыми шапками стояли блеклые домики. Деревья были похожи на засыпанную снегом капусту брокколи. Одно дерево было черное и невыразимо беззащитное. Том подтянул трусы, оделся, он держался будто ничего не случилось. Потом, когда они сидели в гостиной, он с улыбкой нарисовал человечка, который пишет письмо. У слова «мать» он поставил вопросительный знак. Письмо маме было давно написано, ей оставалось только принести его. Он посмотрел на письмо, но откуда он мог знать, что в нем написано? Наверное, Том не отправит письмо, пока Лара его не прочтет. Перед уходом он отнес Дорте в спальню и укутал перинкой, так же как в прошлый раз. И все–таки все было уже иначе. Она не притворялась, будто спит. Она даже чувствовала себя более спокойной: если он не наказал ее сразу, как она увидела его, значит, уже никогда этого не сделает. Дорте попробовала представить себе, как она идет по улице. У нее в кармане ключ. Она идет по делу и может в любое время вернуться в квартиру. Может быть, у нее назначена встреча с какими–нибудь знакомыми. Нет, лучше думать, что она должна встать, привести себя в порядок и пойти по делам в красной стеганой куртке и белых сапожках. Были у нее и другие желания. Невнятные мысли о том, что бы она могла сделать, если б хотела. Она бы отметила Рождество не одна и, может быть, рассказала, как они праздновали его дома. Люди внизу походили на игрушечные фигурки. Кого из них она должна встретить? Ту, в красной шапке, которая идет, наклонившись вперед от ветра? Или того, без шапки, который быстро сел в машину и завел мотор? Их было так много. Они бежали во всех направлениях, как одетые знаки препинания на снежной поверхности. Точка, запятая, точка с запятой. Один знак наклонился к своему автомобилю. Она попробовала толковать их как знаки Пресвятой Богородицы, но быстро сообразила, что это бесполезно. Она не шла по улице. Она сидела здесь. И не знала, сколько ей еще придется ходить между желтыми бумажками и упражняться в норвежских словах, стоять у окна, есть, слушать музыку. Входить с клиентами в ту комнату. Мыться под душем, почти сдирая с себя кожу. Быть пленницей пустоты. Неужели Том тоже все это чувствует? С кем он будет праздновать Рождество? Выходя в слезах из гостиной, она увидела, как отец перед рождественским обедом в сочельник встал и преломил квадратный колядочный хлебец. Обычно они делили его между собой, прощали друг друга и желали друг другу всего самого хорошего. Маленькие неровности на скатерти показывали, куда мать подложила стебельки соломы в память об Иисусе в яслях. В детстве Дорте была не в силах оторвать глаз от вазочки с маленькими пирожными. Мать обычно говорила, что они празднуют литовское Рождество ради отца. Но самого отца праздники мало интересовали, хотя он и зажигал свечи в еврейском подсвечнике. Мать, со своей стороны, не любила напоминаний о русском Рождестве и научилась готовить по старинным литовским рецептам. Двенадцать блюд без мяса. Селедка с сушеными грибами, которые она сама собирала. Селедка со свеклой, жареная рыба с морковью и салаты из вареных овощей с собственного огорода. Сейчас она подает домашний клюквенный кисель. Они почти не разговаривают, праздник есть праздник. Но Дорте знала, что Вера сгорает от нетерпения, когда ей наконец разрешат есть. Главное, не приставать, а думать можно о чем угодно. – Как приятно, что дядя Иосиф прислал письмо к Рождеству, – неожиданно сказала мать. Они ели, и все казалось мирным и приятным. – Вот человек, которым я особенно восхищаюсь, – сказал отец. – Просто невероятно, что ему пришлось пережить. Когда я видел его в последний раз, он рассказал мне о маленьких хитростях, к которым прибегал в тюрьме, чтобы не сойти с ума. – Милый, не надо сейчас об этом. – Мать попыталась перевести разговор на другую тему, но никто не обратил внимания на ее слова. – Какие хитрости? Что он тебе рассказал? – спросила Вера, затаив дыхание, и наклонилась к отцу. – Он пел про себя разные мелодии, которые напоминали ему о жизни. Читал про себя стихи. Беззвучно. Видел перед собой фотографию Анны, ту, что стояла в рамке у них дома. – Фотографию? А почему не саму Анну? – спросила Вера. Отец задумался, проглотил ложку супа, сказал матери: – Вкуснота! – и только потом ответил: – Нам трудно сохранять четкое представление о самом человеке, ведь лицо все время меняется. А фотография, напротив, способна запечатлеть мгновение. Поэтому мы и окружаем себя фотографиями. – Но как фотография могла спасти его рассудок? – не сдавалась Вера. – Особенность мысли в том, что никто не может отнять ее у тебя. Ты можешь решить, что не сдашься, и тогда никто не сможет помешать тебе так думать. Об этом никто даже не узнает. – Но если его будут бить, морить голодом и всякое такое? Он все равно сможет сам управлять своими мыслями? – прошептала Дорте. – Да, кое–кому это удается. Поэтому я и восхищаюсь дядей Иосифом, – серьезно ответил отец. – А кто его арестовал, немцы или русские? – спросила Вера и быстро взглянула на мать, которая, отловив ложку, с мольбой смотрела на отца. – Литовцы думали, что немцы освободят их от русских. Так же думали и многие евреи. Но на Рождество тысяча девятьсот сорок первого года немецкая Einsatzgruppen{9} вместе с местными литовцами уничтожила большую часть из двухсот тысяч литовских евреев, которые не успели бежать из Литвы до начала войны. – Милый, у нас Рождество… – взмолилась мать. – А что такого сделали евреи? – почти беззвучно спросила Дорте. – Достаточно и того, что они были литваки, евреи! В литовской компартии было много евреев, их обвинили в том, что коммунисты захватили власть. – Мы тоже литваки? – спросила Вера. – Кроме мамы. Ты с Дорте наполовину. А я полноценный литвак! – Тебе это неприятно или ты этим гордишься? – Вы совсем забыли о Рождестве, – сказала мать срывающимся голосом, еще чуть–чуть – и она рассердилась бы не на шутку. – Прежде всего я рад, что я свободомыслящий человек. Но я восхищаюсь дядей Иосифом! – Повернувшись к матери, он прибавил: – Ты права! Надо встретить Рождество! – Он поднял бокал и по очереди посмотрел на каждого. Его взгляд сказал Дорте, что он любит их всех. Она остановилась в прихожей. Что–то здесь было не так. Неожиданно она поняла! На комоде возле вешалки лежало что–то, чего там раньше не было. Она подошла и увидела сложенную карту. И тут же к ее ногам упала связка ключей. Она долго стояла перед дверью, потом приоткрыла ее. Площадка лестницы была освещена. Там никого не было. Ключи были зажаты в руке, а тело служило ограничителем для двери. Дрожащими пальцами она попробовала один из ключей. Он не подошел. Может, Том просто случайно забыл их у нее? Зато другой ключ мягко вошел в замок. Легкий щелчок – и металлический язычок отодвинулся в сторону. Это был ключ от квартиры! Несколько раз она открывала и закрывала замок, плечом придерживая дверь. По ее желанию квадратный язычок послушно открывал и запирал замок! У нее перехватило дыхание. Она снова вошла в квартиру, заперла за собой дверь и подняла карту, которая упала на пол. Знакомый изгиб реки, набережные с причалами, пакгаузы с острыми или закругленными коньками крыш. За мостом она увидела колокольню большого храма. Масштаб 1:50 ООО, 1:20 ООО и 1:5000, прочитала она. Внутри в карту был вложен пакет, на котором было написано: «Счастливого Рождества, Дорте!» Она открыла его и увидела пачку денег. Оставалось только пересчитать их. Тысяча пятьсот норвежских крон! Она еще никогда не держала в руках столько денег. Это был знак, о котором она просила! 26 Дорте положила карту в сумочку, чтобы карта не привлекала внимания. Перед уходом она записала на желтой бумажке, по каким улицам надо идти, чтобы прийти к церкви. Так ей будет легче вернуться назад. Все выглядело довольно просто. Ее дом был высокий, его нетрудно узнать. Она нашла на карте мост, который ей предстояло перейти. С Ларой они обычно ездили на автобусе, идущем другим путем, но не так уж далеко было до храма, чтобы она не смогла добраться туда пешком. По лестнице она тоже спускалась пешком. Один раз ей послышались шаги на нижней площадке, но она никого не встретила. Прежде чем выйти, Дорте попробовала, откроет ли ее ключ входную дверь, когда она вернется. Был некий соблазн в том, чтобы провести на улице несколько дней. Но второй ключ также действовал исправно. Ключи ей подчинялись. Если Лара вернется раньше, чем предполагала, и найдет квартиру пустой, она позвонит Тому, решив, что Дорте сбежала. А он ей скажет: «Я дал Дорте ключи!» Ей бы хотелось услышать, как он говорит именно эти слова. Пусть у нее все сложилось и не так, как она мечтала, но теперь она могла идти по тротуару и радоваться лаская пальцами лежавшие в кармане ключи. Могла любоваться белыми улицами и почти не затоптанными тротуарами и обрести относительный покой. Кругом было так тихо! Светило круглое, красное солнце. Она уже так давно не ходила по улицам без сопровождающего, что теперь ей все казалось нереальным. Голова как будто летела по воздуху. Приходилось соблюдать осторожность, чтобы не упасть. Еще и потому, что тротуары были скользкие. Мимо проходили люди, по одному или парами. Некоторые разговаривали друг с другом. Но чаще просто шли, подставляя лицо ветру и солнцу. Краски были яркие. И среди всей этой красоты маячила одна тень, исходившая от нее самой. Мысли, мешавшие ей в эту минуту, мысли, прочно прилипшие к ней и осквернявшие все, напоминавшие, что все это не для нее, а для других. Для незнакомых людей, с которыми она не могла даже поговорить. Для тех, кто проходил мимо, будто ее вообще не существовало. Она дошла до моста, здесь, совсем как дома, вдоль берега, точно битое стекло, лежал лед. Дорте вспомнила, что еще до того, как получила подарок Тома, велела себе думать только о хорошем. Даже когда все было хуже некуда. Но сегодня–то все было замечательно! Мать обычно говорила: «Человек – это то, что он ест и о чем он думает». Если это правда, она все–таки могла добиться своего. Ты справишься! – уговаривала она себя. Мороз щипал щеки. Дорте забыла смазать лицо кремом. Привыкнув сидеть дома, она не подумала, что кожа так чувствительна к морозу. Остановившись у фонаря и спрятав в карман купленные Ларой перчатки, она порадовалась новым, белым теплым сапожкам. Потом немного расстегнула молнию на куртке, чтобы лучше ощущать воздух, и вступила на мост. Уже на мосту она услыхала тяжелый металлический зов церковных колоколов. Она остановилась, держась за перила Небо набросило на крыши плащ абрикосового цвета и кучки облаков разделяла еле заметная темная черта. Под мостом спокойно текла вода. Дорте крепче ухватилась за перила и попыталась представить себе, что бы она почувствовала, если бы перевалилась через перила и полетела вниз. Куртка бы расстегнулась, и ветер ударил бы ей в грудь. Потом она бы испугалась и раскаялась в своем поступке. Почувствовала бы ледяной холод. Представить себе самый конец было невозможно. – Нет! Отпустив перила, она пошла на звук колоколов. Если следовать за людским потоком, никто не поймет, что она здесь чужая. Не узнает, что она шлюха, в руки которой случайно попал ключ. Словно падающая звезда, которую она ловила в детстве, вспыхнула надежда. Надо радоваться, пока можно. Найти церковь оказалось совсем просто. Она со своими башенками возвышались надо всем. Когда Дорте уже шла под заснеженными деревьями, она поняла, как церковь огромна. Серая и старая, с арками и орнаментом. Высоко наверху, словно колонны, высился ряд фигур, на плечах у них лежал снег. Это, должно быть, норвежские святые. В таком случае, их было много. Какое–то время она стояла под деревом, пока мимо нее шли в церковь люди. Колокола больше не звонили. Поток людей, которых и сосчитать невозможно, исчезал в желтом чреве церкви. Дорте подошла поближе. В конце концов она осмелела и встала в очередь. Люди толпились. В церкви было сумрачно. Окна с витражами не пускали внутрь ни дневной свет, ни внешний мир. Стеариновые свечи не могли осветить все стены и уголки. Они горели, образуя маленькие колеблющиеся нимбы, способные лишь создать настроение. Стены на каждый звук откликались эхом. Голоса, скрип стульев, шарканье ног. Шорох вещей, которые люди принесли с собой. Дорте оказалась неготовой к тому, что здесь окажется столько народу. Молоденькие девушки в многоярусных юбках и куртках или коротких пальто, казалось, пришли на праздник. Маленькая девочка сняла верхнюю одежду и показывала всем свое новое розовое платьице. Носик у нее был красный, как ягодка. Она тянула за руку женщину и что–то говорила звенящим голоском. Дорте подумала, что, наверное, в детстве такой же была и Вера. Люди вели себя как будто находились не в церкви, а искали свои места в цирке. Они не обращали внимания на торжественность и серьезность храма. Дорте в толкучке пробралась вдоль стены. Стараясь быть тоньше бумажки, она нашла себе свободное место, откуда могла бы видеть елку. Стулья были обиты золотисто–коричневой тканью. Она сложила руки на сумочке, чтобы случайно не задеть старую даму по соседству. С другой стороны от Дорте вертелся мальчик. Его ноги, словно барабанные палочки, стучали по ножкам стула. У мальчика текло из носа, и он все время громко шмыгал. Старшая сестра, сидевшая рядом, так сильно толкнула его, что он полетел на Дорте, но не угомонился. Женщина сзади, очевидно мать, сделала замечание девочке, а не мальчику. Дорте не чувствовала ни подозрительных, ни удивленных взглядов. Никто не заметил, что она пришла одна. А все остальное скрывала одежда. И все–таки она крепко прижала к себе локти и сжала колени. Было странно оказаться рядом с совершенно чужими людьми. Старую даму, как изгородь, окружал резкий запах духов. Когда заиграл орган и люди начали петь, дама не раскрыла свой псалтырь, однако издавала звуки, похожие на пение. Жилы на ее белых, лежавших на коленях руках проступали, как дороги на карте. А суставы выглядели белыми бездорожными холмами. Все были нарядно одеты. Однако никто не стремился выделиться. Все были равны. Семьи сидели вместе. Дорте заметила, что они не смотрят друг на друга, а внимательно рассматривают свечи, стены, потолок Появился хор в лиловых одеждах с вышитыми на груди крестами. Пение заставило людей опустить глаза. Едкий запах мокрой шерсти смешивался с ароматом духов старой дамы. Как ни странно, но они пели псалом «Oh happy day». У пастора был высокий и чистый голос. Но самого его Дорте не увидела. Звук лился из динамиков, хотя пастор находился где–то в церкви. Взгляды людей были обращены в одну сторону, всем, как и ей, хотелось посмотреть на пастора. Неужели он и правда сказал: «Не дергайте ниссе за бороду слишком сильно»? Наверное, правда. Потому что люди засмеялись. Мальчик пнул ее по лодыжке, но, по–видимому, не нарочно. Возможно, из–за того, что все в церкви смеялись. Как бы там ни было, она тоже пнула его в ответ. Он быстро повернулся и уставился на нее круглыми испуганными глазами. В церкви вдруг стало тихо. Но ненадолго. «Маски…», поняла Дорте. Пастор говорил, что не надо надевать маски перед Богом. Что Бог всегда видит наше истинное лицо. Она радовалась, что понимает отдельные слова, и общий смысл проповеди уже не имел для нее значения. А потом на нее накатило. Ее не спасло даже то, что она сидела в церкви. Шлюха в норвежской стеганой куртке. Люди встали. Дорте тоже. «Аминь», поняла она. И «Да будет воля Твоя». Это пастор всех благословил. И было непохоже, чтобы он исключил ее из общего числа. Когда все сели и шарканье ног затихло, перед нею отчетливо возникло лицо Тома. Она попробовала представить себе своих домашних, но не смогла. Потом заиграл орган, и Дорте сложила руки, чтобы молиться, но до Бога и Пресвятой Богородицы было так далеко! Раз или два из динамиков прозвучало имя дяди Иосифа. Это когда пастор читал Евангелие. Людской поток хлынул в двери церкви. На улице он разделился и потек в разные стороны. Маленькими группами пары останавливались и разговаривали друг с другом. Кое–кто смеялся. Покинув церковь и выбрав улицу наугад, Дорте шла, прижимаясь к стенам домов. Словно в том, что она идет одна, было что–то позорное. Тротуар не подметали. Под ногами хрустел песок. Витрины магазинов были завалены вещами, которые напоминали о празднике, так, видно, здесь принято на Рождество. Ниссе, ангелы, блестки, гирлянды, звезды. Но нигде не стояли ясли с Богоматерью и младенцем. Дорте пыталась представить себе, что сказала бы Вера при виде всей этой красивой одежды и обуви. Она так и видела, как Вера останавливается, показывает на что–нибудь и вздыхает. Пока она стояла перед витриной с постельным бельем и подушками, мимо прошла молодая пара. Они шли обнявшись, женщина подняла к мужчине лицо и смеялась над чем–то, что он сказал. Они ей ничего не сделали, но внутри вдруг возникла черная пустота. Вскоре Дорте поняла, что идет не в ту сторону. Пришлось доставать большую карту. Под фонарем она увидела, что может идти, как шла, и придет к мосту, по которому проходили они с Ларой. Когда она встала и сложила карту, неожиданно оказалось, что людей на улице уже нет. Все разошлись. По домам. Друг к другу. Улица и тротуары были сине–фиолетовые, и небо казалось панцирем, покинутым черепахой. Тут и там трубы выплевывали в него дым. Окна напоминали картинки на желтом фоне. Цветы, фигуры, лампы, занавески. Дома превращались в освещенные витражи. На некоторых окнах стояли зажженные свечи. Иногда пахло жареным мясом. А у них дома сейчас едят рыбу. Деньги Тома так и лежали в кармане джинсов. При ходьбе она ощущала их бедром. Даже если бы она нашла кафе или ресторан, где могла бы поесть рыбы, она не осмелилась бы войти туда. Люди сразу поняли бы, что она одна. Дорте прошла мост и хотела спуститься к реке. Но всюду, на сколько хватало глаз, были сугробы, дома или другие помехи. Мост был похож на китайский павильон. Красные столбы с крутой крышей образовывали портал с сугробами и маленьким шпилем. На снегу лежала его синяя копия. Дорте остановилась на мосту. Вдоль реки бок о бок стояли высокие пакгаузы. С темными окнами и запертыми воротами они застыли в неподвижности. Острые коньки крыш упирались в небо и отражались в воде. Кое–где висели сосульки, похожие на покрытые глазурью слоновьи бивни. Лишь в редких пакгаузах окна были освещены, что выдавало присутствие там людей. Дорте обдало холодным ветром, когда мимо нее прошествовала группа из четырех человек. Казалось, им понадобятся месяцы или даже годы, чтобы высвободиться из своих пальто, шуб, платков и шапок. Из открытых ртов вылетал пар, слова и смех. Они шли, наклонившись вперед, словно в хороводе, чтобы привлечь к себе внимание. Но все это продолжалось не больше мгновения, и она снова осталась одна. Мороз колол пальцы ног самыми острыми иголками в мире. Пора было идти дальше. Быстро. Она нашла дорогу домой – мимо церкви к мосту, по которому проходила раньше. И испытала что–то похожее на радость, поняв, что может сама решать, куда ей идти. Может, стоит переехать в дешевый пансионат и ходить по городу в поисках работы? Или сесть в поезд или на автобус? Но она быстро отогнала прочь эти мысли. Деньги. Того, что ей дал Том, не хватит даже на то, чтобы изучить норвежский. Том вернулся раньше Лары. Услыхав, как он крикнул «Привет, Дорте!» своим особым голосом, она поняла, что все время ждала этого. Черного портфеля с ним не было и сегодня. Зато он принес угощение. Мясо, картошку, брокколи. Этим утром она тоже ходила на прогулку, но, когда стемнело, вернулась в квартиру. Он увидел карту, и Дорте поняла, что ему хочется знать, где она гуляла. Она раскрыла карту и показала ему, он удивился дальности ее прогулки. Показав на реку, он что–то сказал, но она не поняла. Перед ними на столе лежали карта и мясо. Вот он отложил нож и вытер руки бумажным полотенцем. Потом обнял ее обеими руками и стал покачивать, шепча что–то ей в волосы. Ей показалось, что он говорит, что скоро они уже будут понимать друг друга, но, может, и что–нибудь другое. Масло зашипело, и он отпустил ее чтобы положить мясо на сковородку. Дорте вдруг нестерпимо захотелось снова ощутить его тепло, и она обхватила руками его талию и замерла так, а запах жареного мяса распространялся по кухне и чад вытягивало в вытяжку. Где–то в стене что–то загремело. Том не пытался освободиться и не оттолкнул ее. Пока он обжаривал куски мяса с обеих сторон, она стояла сзади него, прижавшись щекой к его клетчатому плечу. Иногда он оборачивался и смотрел на нее с таким выражением, будто только что нашел ее. Дорте уже не помнила, когда в последний раз ей хотелось есть. Они ели, поглядывая друг на друга, но молчали. Она понимала, что он пришел, потому что сам захотел этого. Его манера заходить в квартиру означала, что происходящее принадлежит только им. И никого не касается. Все, что Лара рассказывала о нем, исчезало и теряло значение. – Выходила сегодня? Холодно? – спросил он и похлопал себя по щекам. Дорте почувствовала, что покраснела еще больше, но кивнула. – Да, большое спасибо! – выдавила она из себя, но не знала, понял ли он, что она благодарит его за ключи и за деньги. – Спасибо… Деньги! – прибавила она. – He за что! – сказал он и улыбнулся почти смущенно, словно не хотел говорить об этом. Потом протянул руку к карте и спросил: – Церковь? – Да! – Она разволновалась. – Ходить церковь, люди! – Дорте развела руками, чтобы он понял, как много народу было в церкви. Она не поскользнулась, когда он стал ее вытирать, и не сдернула с него трусы. Он сам снял их в темноте, когда они лежали на диване, каждый со своим наушником в ухе. Когда он прижался к ней, она почувствовала, что он внизу все–таки устроен не совсем так, как она. Но и не как другие мужчины. Он был особенный. И его язык тоже. Как и в последний раз, он отнес ее в кровать и ушел, не сказав «до свидания» и не пожелав ей доброй ночи. Не пообещав, что придет снова. Но пока Лары не было, он приходил каждый вечер. Готовил еду. Рисовал своих человечков и писал слова. Дорте показывала ему на карте, куда она ходила днем, и он писал названия зданий и улиц, которые она должна была увидеть на другой день. Постепенно у нее накопилась целая стопка бумажек с его человечками и словами, которые она могла повторять, оставаясь одна. Ночью она просыпалась и слышала, как он говорит «Дорте» странным, словно сдавленным голосом. На третий вечер она встретила Тома в прихожей и стояла рядом, пока он снимал куртку и ботинки. На мгновение он прижался лбом к ее лбу, и она, раздувая ноздри, вдыхала его запах. Потом он бережно ее обнял. 27 – Том покупал тебе продукты? – удивилась Лара и тут же отвернулась от холодильника. Дорте была в душе и соскребала с себя последнего клиента. Теперь она пришла на кухню, чтобы спросить, как Лара съездила. – Нет, это я сама. – Так я тебе и поверила! И как, интересно, это у тебя получилось? – Том дал мне ключи и деньги. Лара уставилась в пространство, не веря своим ушам. Потом она подтолкнула Дорте к стулу и села сама, опершись локтями на стол и наморщив лоб. – Он подстроил тебе ловушку. Я поняла это еще до отъезда, Том вышел на тропу войны. Хотел подловить… Но, если ты убежишь, он все равно найдет тебя. Может быть, не сразу, но… И тогда твоя песенка – спета! Дорте чуть не сказала, что не верит ни одному слову из того, что Лара говорит о Томе, но с Ларой лучше было не ссориться. – Куда я убегу? – Не спрашивай меня! Я не даю советов, которые могут привести прямо в ад! – пробормотала Лара. и положила голову на руки, словно все это доставляло ей боль. Потом она встала, прошлась по кухне и снова плюхнулась на стул. – Я не убегу. А то бы меня уже давно здесь не было, – буркнула Дорте. Сперва Лара молчала, потом произнесла таким тоном, каким не разговаривают ни с родными, ни с друзьями: – Он говорил что–нибудь обо мне? Говорил, что хочет передать тебе мою работу? Что я не буду больше приходить? – Нет! Что ты! Но Лара была сама на себя не похожа, она как будто впала в транс. – Как прошла поездка? – спросила Дорте, чтобы сменить тему. – Поездка?.. А… да… – Лара пожала плечами, словно все забыла, забыла, что вообще куда–то уезжала. – Да, послушай, только что звонил старик, он придет через час. – Нет, Лара, пожалуйста! – Глупости! Я подожду здесь, пока он не придет. Старик приходил уже три раза. В основном он довольствовался тем, что Дорте дрочила его. Однажды он сосал ее пальцы на ногах, словно это мороженое. Он был спокойный. Очков не снимал, но вообще раздевался догола. Таким образом, избежать соприкосновения с его кожей было трудно. – Ты не можешь попросить его прийти в другой раз? Я только что приняла душ и устала… – Я не могу звонить ему ! Неужели ты этого не понимаешь? Они обе услышали, что в квартиру кто–то вошел, и переглянулись. Том! Он никогда не бывал здесь одновременно с Ларой. Дорте и Лара вскочили, словно пришел учитель или священник. Дорте даже подумала, что они трое могли бы поговорить по–норвежски. Том не крикнул «Привет!», и вешалка не скрипнула. Значит, он увидел висящую там Ларину шубку. – Лара! – Голос Тома, но чужой, незнакомый. Лара вздохнула и схватилась за край стола, как будто давно ждала этого. Потом она выпрямилась и вышла в прихожую, Дорте шла за ней по пятам. Некоторое время Том смотрел на Лару, не говоря ни слова. Лара начала отступать к двери гостиной. Шаг за шагом он следовал за ней в гостиную. Лицо его было неподвижно, как у каменного изваяния. Живыми были только жилы на шее. Они рвались на свободу. Лара закрыла руками голову, глаза молили о пощаде. Через секунду ее белая блузка покрылась беспорядочными красными пятнами. Удар заставил ее изменить положение, она отскочила, словно резиновая. Воздух как будто замер. Лицо Тома побелело, голубые глаза почернели. Ноздри расширились, и жилы на шее выступили, как трубы на кирпичной стене. Дорте, стоя в дверях прихожей, видела, как он еще раз поднял руку. Удар пришелся Ларе по щеке. Раздался хруст, как в тот раз, когда разбилась китайская ваза матери. Но Лара не разбилась. Она стояла, обхватив руками голову. Не жалуясь, не ловя ртом воздух, не вскрикнув. Чуть скосолапив широко расставленные ноги, она твердо держалась на высоких каблуках в белых сапожках на молнии, доходящих до колена. Кровь текла у нее из носа, капала на грудь и дальше, на пол. Носок левого сапога был в крови. Руки Тома висели неподвижно, пока они с Ларой смотрели в глаза друг другу. Можно было подумать, что все уже позади. Но нет. Он подошел к ней вплотную, приподнял, словно тряпичную куклу, и тут же она с растрепанными волосами пролетела через всю комнату. Стукнувшись о стену, Лара упала на полки с журналами и курсом по изучению норвежского языка. Когда Том опять целеустремленно направился к ней, Дорте бросилась к нему, упала на колени и обхватила его бедра. Она прижалась к ним лицом так, что у нее потемнело в глазах. – Том! Нет! Не надо! Том! – Она крепко вцепилась в него и ждала, когда он ее ударит. Словно узник, еще не осознавший, что у него на ногах кандалы, он попытался поднять ногу, но не смог. Почувствовав, что его мышцы расслабились, Дорте подняла голову. Взгляд у него был отсутствующий или удивленный, точно он прежде не сознавал, что она тоже здесь. Потом его лицо изменилось и стало пустым. Совершенно пустым. А из нее потоком, словно детские песенки или стихи, текли русские слова. Повторяясь снова и снова: – Том, милый, не бей ее, не бей, Лара такая добрая, Том, милый, Лара всегда такая добрая, Том, милый Том… Глянув между его щиколотками, она увидела вешалку в прихожей. Там стоял черный портфель. Том молчал и не двигался, пока Дорте не отпустила его, оставшись сидеть на полу. Его глаза подернулись бесцветной пеленой, проникнуть за которую было невозможно. Вдруг он рывком повернулся и вышел в прихожую. – Ключи! – услышала она, сразу поняв, чего он хочет. Она встала и вытащила ключи из кармана своей куртки. Она не ждала от него объяснений, ей хотелось только, чтобы он заметил ее присутствие. Но он взял ключи, не глядя на нее, поднял свой портфель и захлопнул за собой дверь, словно вышел из пустой квартиры, где ничего не случилось. Потом послышались его шаги к лифту, шум подошедшего лифта, открылась дверца, и наконец гудение лифта сказало им, что Том спускается вниз. Сначала Лара была лишь ворохом одежды, брошенным у полок, наконец она с трудом поднялась, держась за плечо и за руку. Лицо и одежда были в красных пятнах, из носа текла кровь. Но постепенно Лара распрямилась. Дорте принесла из кухни бумажное полотенце и оторвала большой кусок. – Почему он так сделал? – прошептала она, чувствуя, как к ней вернулась знакомая дрожь. Лара не ответила, она взяла весь рулон в ванную и закрыла дверь. Дорте услышала, что она пустила воду в раковину. Вода лилась долго. – Помочь тебе? – спросила Дорте, прижав губы к двери. – Нет, спасибо! – всхлипнула в ответ Лара. Дорте принесла новый рулон бумажного полотенца и принялась вытирать кровь с пола, со стен и с полок. Нашла пластиковый пакет, чтобы бросать туда испачканную бумагу и больше не видеть ее. В конце концов ей потребовалась мокрая тряпка. Лара все еще плескалась в ванной, значит, она не потеряла сознания. Дорте старалась вытереть все пятна, но они были повсюду. Когда до нее наконец дошло, что случилось, она уже не могла сдержать тошноту. Она бросилась на кухню, и там ее вырвало прямо в мойку. Блевотина, густая как cyп, застряла в дырочках мойки. Она пустила воду на полную мощность, но это не помогло. Пришлось поднять ведерко с мусором и пальцами выгребать все из раковины. Потом она подставила под струю рот, пила и сплевывала. А после – лицо и руки и слушала, как бежит вода. Наконец Лара вышла из ванной, закрыв лицо белоснежным полотенцем. – Пожалуйста, поставь чайник! – попросила Лара, прошла в гостиную и села на диван, подняв ноги. Сапожки она, наверное, сняла в ванной. На одном чулке была дырка на большом пальце. Алый ноготь проветривал свой лак. Лара откинула голову. Привычным, почти изящным движением она проверила, не запачкалось ли полотенце кровью, потом снова откинула голову. На лбу у нее была шишка и красное пятно на правой скуле. Ведь она обычно пьет кофе, подумала Дорте, но послушно поставила на плиту чайник. Насыпала чай в ситечко, вставила его в кружку и ждала, когда вскипит вода. О чем сейчас думает Том? Лара все еще лежала на диване, но постелила на грудь полотенце, чтобы прикрыть кровавые пятна. Могло показаться, что она просто была на вечеринке и сильно устала. Дорте протянула ей чай и попыталась встретиться с нею глазами, но Лара прижала полотенце к носу, проверяя, остановилась ли кровь. Кровь остановилась, Лара вздохнула и наконец взяла кружку с чаем обеими руками. – Поставить тебе музыку? – Нет, ради бога! – прохрипела Лара, как старая патефонная пластинка. – Что мне для тебя сделать? – через некоторое время спросила Дорте. – Отстать! Пей свое молоко! – сказал Лара, словно говорила с капризным ребенком. Дорте не хотелось молока, ее все еще тошнило, она сидела и с тревогой ждала, что скажет Лара. Но та пила чай и смотрела в пространство. Наконец это стало невыносимым. Дорте взяла учебник норвежского языка и ушла с ним на кухню. Там она села и стала смотреть в окно, не включая кассетник. Потом она вспомнила, что Лара договорилась со стариком. Видно, придется самой открыть ему дверь, потому что у Лары разбито лицо. Вскоре зазвонил Ларин телефон. Скрипучим голосом она произнесла несколько слов, которых Дорте не поняла. Потом стала ходить по гостиной. После «Черт бы их всех побрал!» в гостиной все стихло, и Дорте поняла, что разговор окончен. Через минуту позвонили опять. На этот раз Лара была преувеличенно любезна. Но тут же раздался звонок в дверь, и она быстро окончила разговор. Дорте вошла в гостиную, однако Лара была непроницаема. Казалось, будто ее смуглое лицо занесло песком пустыни. Шишка на лбу стала синей, Лара держалась за плечо, глаза ее бегали по комнате. Она чего–то боялась! Они услыхали шаги у двери и новый звонок. Обе уставились на дверь. – Не открывай! – почти неслышно прошептала Лара. – Старик… – Тсс! Позвонили еще несколько раз. Лара поднялась с дивана и стояла посреди гостиной, сжав кулаки. Звонок умолк, но Дорте еще долго слышала в ушах его звук. Наконец шаркающие шаги стали удаляться. – Как он мог подняться сюда? – прошептала Дорте, когда шум лифта объявил им, что опасность миновала. – Вошел с кем–нибудь из жильцов. – Ты думаешь, Том?.. Тебе страшно? – Ничего мне не страшно! – процедила Лара сквозь зубы. – Просто в таком виде я не могу иметь дела с клиентами. – Почему он это сделал? Сперва Лара крикнула «Отстань!» и «Не лезь не в свое дело!», но потом как будто передумала. – Он считает, что кто–то донес на него полиции. Вчера вечером он психанул, позвонил мне и обвинил черт знает в чем… Понимаешь… у меня есть друг, норвежец. И Тому это ужасно не нравится. Но я ни с кем не говорю о наших делах. Никогда! – А что могли донести? – Рассказали о двух девушках. Сейчас звонил Стиг, он уже перевез их в другое место. Дорте хотела спросить, кто такой Стиг, но потом вспомнила, что это парень, который стережет девушек. – Кажется, я знаю, кто донес на Тома, черт бы ее побрал, но не могу сказать этого Тому, – проворчала Лара. – Почему не можешь? – Потому что он велит Стигу ее убить! Ответить на это было нечем. Но вдруг Лара показала на Дорте дрожащим пальцем. – А скажи–ка мне, с кем ты тут беседовала, когда ходила гулять? – Ни с кем! – Хочешь сказать, что несколько дней ты бродила по городу и даже ни разу не попыталась с кем–нибудь поговорить? – Ни с кем… – прошептала Дорте. – Господи боже мой! Как это ты так устроена? – проговорила Лара. – Но тебя он даже не подозревает. Идиот! Сначала дает тебе ключи от квартиры, а потом швыряет об стенку меня! 28 Когда Дорте приходило в голову, что она сама придумала эти вечера с Томом, она вставала и раскладывала на столе желтые бумажки с нарисованными им человечками. Она убедила себя, будто рада, что Том забрал у нее ключи. Там, за стенами квартиры, все было непредсказуемо и опасно. Если Том так изменился, то могли измениться и другие люди. Тогда ей не поможет даже норвежская куртка. Больше всего Дорте мучила мысль, что, возможно, Лара права и ключи были расставленной Томом ловушкой. Она и раньше слышала, что ко всему можно привыкнуть, только не понимала, что это значит. В начале марта от ожога на левой руке остались только синеватые тени. Другие раны тоже постепенно подживали. При ярком свете они выглядели особенно безобразными. Все, начиная от рубцов до сорванной корочки. Вчерашние ранки были свежие и знакомые. День начался тогда, когда захлопнулась дверь за последним клиентом, время тут не играло никакой роли. Дорте вытерла промежность и сунула последнюю простыню и полотенце в стиральную машину. После этого она на скорую руку вымылась под душем. Вымыла дверные ручки, кран, крышку унитаза. Все места, к которым мог прикасаться клиент. Теперь она вела им счет уже по–другому. Это началось с того дня когда она поняла, что Том больше не придет, и стало своего рода необходимым очищением. Только тогда она могла быть самой собой уже до следующего дня. Стоя в кухне над мойкой, она острым ножом, которым Том резал мясо, делала у себя на руке столько глубоких надрезов, сколько у нее в тот день было клиентов. На левой руке. Если надрез получался слишком глубоким и кровь долго не унималась, Дорте крепко прижимала к ранке кусок бумажного полотенца, а когда кровь останавливалась, шла в душ. Там она соскребала с себя грязь, пока кожа не становилась розовой и в некоторых местах не начинала саднить. После чего она смазывала тело кремом из большого пластмассового флакона с дозатором. Свободного дня у нее так и не получилось. Когда уехали две девушки, ее нагрузка увеличилась. Приходилось работать и по вечерам. Левая рука стала полосатой. Лара приходила только после ухода последнего клиента. Часто Дорте не знала, сколько клиентов ей придется принять за день. Они должны были звонить в дверь условленным образом – три коротких звонка и три длинных. И все равно Дорте никогда не была уверена, что откроет нужному человеку. Несколько раз она не открывала дверь, потому что клиент звонил не так, как было условлено. Они жаловались Ларе, и та бранила Дорте. В первый раз Дорте заплакала, мысль о ссоре с Ларой была для нее невыносима. Позже она от усталости уже не принимала этого близко к сердцу. Во всяком случае, пока не ложилась спать и не начинала мучиться от бессонницы. Нынче первый клиент пришел еще до полудня. Поскольку они так плотно следовали один за другим, а в промежутках Дорте мучила тошнота, то поесть она не могла. В пять часов она наконец осталась одна и запустила стиральную машину. На руке было пять свежих порезов. Она вздрогнула, когда, одеваясь, неосторожно прикоснулась к собственной руке. Лара повесила шубку на вешалку и сказала, что побудет у Дорте некоторое время. Дорте даже обрадовалась, что на ней не махровый халат, а обычная одежда. Так можно было думать, что никаких клиентов и не было. – Я принесла тебе еще противозачаточных таблеток и снотворного! – прощебетала Лара и положила на стол в кухне два пакетика. – Помни, нельзя принимать больше одной таблетки снотворного зараз, а то желудок расстроится или вообще можешь не проснуться! Дорте несколько раз жаловалась Ларе, что не может спать от страха, что кто–нибудь придет и убьет ее, решив, что она донесла на Тома, или просто сдаст ее полиции. Обычно Лара говорила: «Никому ты не нужна! Ты просто избаловалась!» – или: «Возьми себя в руки!» – или: «Если бы у меня в голове было столько дурацких мыслей, как у тебя, я бы уже давно спятила!» – или: «Господи, у меня еще столько дел!» – и убегала. Но в тот день она сняла шубку. Дорте потянулась к шкафу, чтобы взять фильтры для кофеварки. – Что это у тебя? – воскликнула Лара и схватила ее за руку. – Кто это сделал? Дорте не знала, что ответить. – Кто из этой сволочи порезал тебе руку? – снова визгливо крикнула Лара. – Никто… Глаза Лары сузились, пока она рассматривала руку Дорте. – Или ты хочешь сказать, что здесь был Том… Что это он?.. – Нет! Это нож… – Какой еще нож? Дорте бессознательно включила кофеварку, вода начала капать, хотя в ней не было кофе и колба не была подставлена. Капли шипели на подставке, и брызги разлетались по столу. – Выключи кофеварку! – крикнула Лара и сама выдернула шнур. Потом схватила руку Дорте и снова стала ее разглядывать. – Ты спятила? Ты сама порезала себе руку? – Лара была близка к истерике. – Да, сама… Лара посмотрела на нее, как на инопланетянина, потом схватила за плечи и стала трясти. Дорте чуть не описалась, зажавшись изо всех сил. К счастью, зазвонил Ларин телефон, и Дорте, освободившись от ее рук, поспешила в уборную. Когда она вернулась, Лара все еще стояла с телефоном у уха. Ее темные глаза были широко открыты. Она слушала долго. Потом заговорила сама, задыхаясь и повторяя слова. Несколько слов Дорте поняла: «девушки, облава, полиция» и еще русская брань. И все пришло в движение. Лара вертелась, как волчок, подбегала к окну, смотрела на Дорте, не видя ее, ругалась, била кулаком по косяку двери и в конце концов остановилась посредине гостиной. – Тебе надо исчезнуть! – объявила она, не обращаясь к Дорте, и стала ходить из комнаты в комнату. Заглядывала в ящики, в шкаф, словно проводила неожиданную инспекцию квартиры. Дорте ходила за нею следом. – Куда? – жалобно спросила Дорте. – Не спрашивай! Я сама еще не знаю. Если они тебя схватят, то сначала посадят в тюрьму и допросят с переводчиком, конечно. А потом вышлют домой. Там тебе придется объясняться с литовской полицией и, может быть, тоже посидеть в тюрьме. Когда же тебя выпустят, мужики, которые тебя продали, снова схватят тебя. А тем временем меня здесь прикончит Том. Так что мы с тобой в одинаковом положении. Мне нечем дышать! – прохрипела Лара, отправилась на кухню и открыла там окно. Стоя у окна, она с такой силой вдыхала и выдыхала воздух, что живот у нее проваливался, а грудь вздымалась и опускалась. – Ладно! Сделаю, как он велел. Временно возьму тебя к себе домой. – К тебе домой? Но мои вещи? И курс норвежского? Лара повернулась к ней и буквально прорычала: – Делай, что я сказала! Уложи свой чемодан! Пошевели мозгами! Возьми все, чтобы тут не осталось твоих следов. Не забудь про норвежский курс, эти чертовы желтые бумажки и туалетные принадлежности. Все, что может выдать, что тут живет женщина. У тебя есть какие–нибудь записи? Адреса, телефоны? Бери все с собой. И эту проклятую книгу о той тетке, что бросилась под поезд. Я, как только ее увидела, сразу поняла, что она принесет нам несчастье! – просипела она под конец. И снова принялась за дело. Орлиным взглядом оглядывала она комнату за комнатой, таща за собой большой черный мешок для мусора и чемодан Дорте. Торопливо хватала все подряд. Понаблюдав за Ларой, Дорте бросилась помогать ей. – Лара! Я сложу свои вещи, а ты собирай все остальное, что, по–твоему, они не должны здесь увидеть! Так будет быстрее. Лара остановилась, посмотрела на нее и согласно кивнула. – Правильно! – решительно сказала она, протянула Дорте ее чемодан и сосредоточилась на том, что еще должно было попасть в мешок для мусора. Дорте слышала, как она неистовствует в той комнате. Заглянув туда, она увидела, что Лара стоит на кровати и срывает со стены плакаты с голыми девушками. Узкая юбка задралась выше колен, икры у нее оказались мощные, как у футболиста. Блузка выбилась из юбки, и верхняя часть золотистых бедер и талия вызывающе обнажились. Лара уже давно объяснила Дорте, что посещает солярий, чтобы не выглядеть бледным норвежским трупом. Через мгновение она была уже опять на полу. В бешеном темпе в мешок летели крем–смазка, корсет и чулки. А также все журналы с голыми девушками, демонстрирующими грудь, лоно или сфотографированными во всевозможных странных и неудобных позах. Случалось, клиенты листали их, пока ждали Дорте. Дорте пыталась сообразить, что еще могло бы выдать полиции ее пребывание в квартире и что нужно взять с собой. Занятая этими практическими мыслями, пока вещи отправлялись в мешок или в ее чемодан, она вдруг поняла, что Лара на самом деле не хочет брать ее к себе. И делает это только по приказу Тома. В конце концов Дорте не выдержала, подошла к Ларе и коснулась ее руки. – Лара, не сердись на меня! – Я и не сержусь! – вздохнула Лара через плечо и продолжала собирать вещи в прежнем темпе. – Принеси другой мешок! Этот уже полон! Дорте пошла в прихожую, чтобы взять там из шкафа новый мешок. Ей было ясно одно: Ларе страшно! И она рассказала Дорте лишь малую долю того, о чем думала или что ей было известно. Все, что она говорила, было тщательно взвешено, даже когда казалось, будто это только сейчас случайно пришло ей в голову. У Лары многие истории словно вытекали одна из другой и оправдывали одна другую. Однако знать их целиком нельзя никому, даже Тому. Особенно после того дня. Дорте догадалась, что Лара знала о девушках и их сторожах гораздо больше, чем Том. Она вспомнила, что много раз во время их прогулок они встречали людей, с которыми Лара, по–видимому, была знакома и с которыми обменивалась несколькими словами. О погоде, о здоровье, о том, что пишут газеты. О чем угодно. Но что–то подсказывало Дорте, что эти люди не знают настоящую Лару. Покончив со сборами, они еще раз обошли всю квартиру, проверяя, не забыли ли чего, обе вспотели от спешки. Ларины волосы висели как пакля, под мышками выступили темные пятна. Когда они открыли дверь на площадку, вид у Лары был измученный. В ожидании лифта она все время оглядывалась по сторонам и переминалась с ноги на ногу. Только увидев, что заказанное такси ждет их, она вздохнула с облегчением. На улице все было синим. Снег уже начал таять, но теперь, к вечеру, он был похож на синеватое стекло. Ветви деревьев окружала фиолетовая аура. У подъезда валялись банка из–под пива и бумажный стаканчик Возле изгороди – смятая газета с портретом какой–то фотомодели, порванная на животе. Трудно было понять, что она рекламировала до того, как ее порвали. Кому–то надоело читать газету, и он просто выбросил ее. Машины с жужжанием, как шмели, проносились мимо. Они летели, словно спешили кому–то за что–то отомстить. Сумка, чемодан Дорте и два больших черных мешка для мусора. И еще они сами. Лара назвала адрес, и когда машина тронулась с места, она провела по лицу обеими руками и воскликнула по–норвежски: – Ну и ну! Дорте молчала. Ларе вряд ли понравилось бы, что она говорит в такси по–русски. Дорога шла в гору. Наконец такси остановилось перед серым высоким домом. Окна, окна, окна. Лара расплатилась, и Дорте выбралась из машины. Красное низкое солнце выглядывало из–за стволов деревьев. Дом стоял рядом с парком или заросшим склоном. Громко, словно о чем–то предупреждая, кричала невидимая птица. Лаяла собака. Потом лай перешел в рычание. Дорте не видела собаки, но рычание все приближалось. Ее охватил парализующий страх. Неожиданно она снова вернулась туда! Шла через двор к бане. Она почувствовала присутствие Хозяина Собаки. Узнала запах ядовито–зеленых деревьев. Каким–то образом, пока еще не стало поздно, ей удалось вернуться к Ларе, и дрожь прошла. – Мы возьмем мешки наверх и там их разберем. Я сметала все подряд, – пробормотала Лара, глядя на мусорные контейнеры у стены дома. – Я теперь все время буду здесь жить? – спросила Дорте, когда Лара открыла замок подъезда. – Не приставай с дурацкими вопросами! – Лара боком отворила дверь. – Сейчас тебе нужно было срочно уехать из той квартиры. Может быть, они уже там. – Кто? – прошептала Дорте. – Полиция! Идем! Пошевеливайся! Подъезд был не такой шикарный, как там, где она жила раньше. Старый, обшарпанный. Пол относительно чистый – затертая коричневая плитка. Окна – пыльные. Края ступеней – неровные, словно обгрызенные, коричневые перила жалобно скрипнули, когда Дорте и Лара оперлись о них. Войдя в квартиру, Лара опустилась на табуретку и набрала номер на своем мобильнике. Пока шли гудки, она махнула рукой Дорте, чтобы та закрыла входную дверь. Наверное, ей никто не ответил, потому что она несколько раз набирала номер, держа трубку у уха. Снова и снова. Руки у нее дрожали. В конце концов она так и осталась сидеть, расставив ноги и уронив мобильник на колени. – Он не отвечает. То есть… его телефон молчит! Он поступил так, как мы с ним давно договорились. – Что он сделал? – Сломал телефон. Или вынул карточку. – Почему? – Чтобы никто не мог выследить нас или узнать номер, с которого мы звонили. 29 На комоде в прихожей стоял маленький бассейн с фонтанчиком и цветными лампочками на дне. Вода, журча, омывала маленькую черноволосую девушку, которая сидела на суковатом стволе из пластмассы. На голове у нее была косо надета поблекшая золотая корона, в руках девушка держала букет искусственных роз. Ее окружали гномы с разными инструментами в руках. Один из них склонил голову перед девушкой, словно только что преподнес ей цветы. На него так же непрерывно лилась вода. Ее журчание напоминало добрый шепот. С ним смешивалось тяжелое дыхание Лары. – Ой! – восхитилась Дорте и нагнулась над этим великолепием. – Это Белоснежка, – объяснила Лара, натужно дыша, и заперла дверь. Чемодан и мешки заняли всю маленькую переднюю. Лара расстегнула шубку и с гримасой понюхала у себя под мышками. – Черт бы все побрал! – сказала она по–норвежски, расстегнула блузку и одним движением сбросила ее вместе с шубкой. Шубка так и осталась лежать у ее ног, словно содранная шкура. Беззвучно и легко за нею последовали сапожки. – Раздевайся и будь как дома! – приказала она Дорте. Между передней и комнатой двери не было. Пустой проем. Дальше дверь вела в маленькую ванную. Лара зашла туда и оставалась там довольно долго. Дорте аккуратно поставила на полку для обуви свои сапожки и сапожки Лары, повесила на вешалку свою куртку и шубку Лары и оглядела комнату. Большое окно смотрело на рощицу с черными кронами. Рядом была дверь, выходящая на маленький балкон. На стене висела старинная картина – желтое хлебное поле с пролетающей над ним стаей похожих на ворон птиц. Но, конечно, копия, а не оригинал. Квартира Лары, хоть и небольшая, показалась Дорте сказочно прекрасной. Посредине комнаты располагались стол, покрытый красной скатертью с бахромой, и четыре стула. У одной стены приютилась книжная полка, где кроме книг были расставлены всякие безделушки. Прочитав названия на корешках, Дорте увидела здесь и русские и норвежские книги. Но вряд ли они относились к тем, которые отец называл настоящей литературой. В самом низу лежала стопка норвежских глянцевых журналов. На верхней полке красовались яркие русские матрешки. В углу был с виду совсем новый маленький камин из стекла и черного металла, который, по–видимому, недавно топили. У длинной стены стояли красный Диван и низкий журнальный столик. На табуретке У окна – маленький телевизор. Лара права: квартира Тома более современная и шикарная, но зато здесь был дом. Старое–престарое вольтеровское кресло, когда–то оно было черным, но со временем посерело. Перед ним – маленькая скамеечка для ног и сзади торшер. Отец бы сразу уселся в это кресло. С наклонного потолка свисали пять пунцовых искусственных роз, две русские куклы и лоза с гроздью зеленого пластмассового винограда. Два старинных фонаря, подвешенных к потолочной балке, наверняка тоже из России. На одном нарисован крестьянин, идущий за двумя волами. На другом – роза в черном узоре из листьев. Стены в комнате когда–то были желтые, а теперь цветом напоминали основательно полизанную сахарную глазурь. Занавесок на окнах не было. Наверное, потому, что все равно никто с улицы не мог сюда заглянуть. Спальня была не большая, но и не маленькая. Белая железная кровать, покрытая ярким лоскутным одеялом, стояла под окном, выходящим на крышу, вокруг разбросана дюжина подушек разного размера и формы. Вдоль стен – комод, стул и маленький секретер. Трехстворчатая дверь вела в чулан, где, должно быть, Лара устроила гардеробную. Узкая кухня, величиной с чулан, не имела двери и отделялась только занавеской из цветных деревянных бус, которые постукивали, когда кто–нибудь там проходил. Крохотное окошко, крохотный кухонный столик и шкафчик над ним. Кроме холодильника, раковины и старой электрической плиты с отбитой эмалью, на кухне ничего не было. Лара столько возилась, собирая вещи, что теперь заслужила чашку чая. Дорте вымыла руки, слила из крана воду, наполнила чайник и нашла нужную ручку, чтобы включить конфорку. Потом она проверила холодильник. Яйца, полпакета молока, немного ветчины, сыр. Хлеб в хлебнице. Дорте приготовила скромный ужин и поставила поднос на журнальный столик перед диваном. Чай как раз настоялся, когда Лара вышла из ванной в оранжевом халате и с мокрыми волосами. – Молодец! Большое спасибо! – Лара свернулась калачиком на диване. Казалось, что никаких неприятностей у них сегодня не было и Дорте прожила тут всю жизнь. Хотя она и не знала, где ей придется спать. Наверное, на диване. В квартире была только одна кровать. Здесь клиентов не принимали, разве что в самом крайнем случае. Но только не Лара! Когда Дорте это сообразила, свет сразу стал ярче и голова легче, руки стали лучше повиноваться, ступни согрелись и дыхание выровнялось. Первый раз за много месяцев она почувствовала, что у чая есть запах, а у еды – вкус. Ей не хотелось нарушать этот покой вопросами, может ли сюда нагрянуть полиция. – Лара! Твоя квартира самая красивая из всех, какие я видела! И она принадлежит только тебе! – Успокойся! – сказала Лара, но было видно, что ей приятно восхищение Дорте. В это время в передней зазвонил Ларин телефон. Она вскочила, лицо у нее застыло. Дорте слышала, как она разговаривает мягким деловым голосом. – Звонил наш старик. Я сказала ему, что ты больна. И некоторое время никого принимать не будешь, – объявила она, вернувшись в комнату. – Хорошо! – Дорте постаралась скрыть, что это лучшее из всего, что она слышала. – Мне нужно вставить в телефон новую сим–карту, – сказала Лара. – А что это такое? – Ты знаешь что–нибудь про мобильные телефоны? – Нет, – призналась Дорте. Диван скрипнул, когда Лара села на него и поджал под себя ноги. – Я тоже не специалист. Но без этой карты телефон не работает. И на ней все хранится. Телефонные номера и всякое такое. С перил балкона слетела черная птица. Там на маленьком железном столике стоял горшок с прошлогодними стеблями. – Не знаю, что нам делать. Будем ждать звонка Тома, – сказала Лара и обеими руками поднесла чашку к губам. У нее было два больших кольца, одно – золотое с красным рубином, другое – серебряное с черным камнем. Ногти, как всегда, ярко накрашены. Ноготь на указательном пальце сломался во время переезда. Между глотками чая она брала палец в рот, словно боялась на него смотреть. – Не будем терять мужества! – серьезно сказала Дорте, стараясь подбодрить и себя и Лару. Лара с удивлением посмотрела на нее. Потом засмеялась. Громко, но с нотками прежнего отчаяния. – Я всегда знала, что ты крепкой закваски! Все время знала! Иначе не стала бы столько с тобой возиться. Я интеллигентных девушек издалека чую. Ты права, мы не должны терять мужества! – Я не буду тебе обузой, – сказала Дорте. – Буду делать всю работу по дому и все, что скажешь. И буду сидеть в другой комнате, если тебе захочется побыть одной. Лицо Лары сморщилось, будто она вот–вот заплачет. Но, конечно, она не заплакала. – Чепуха! Я рада, что ты здесь. Я всегда чувствовала себя одинокой в этом городе. Каждый раз, когда я встречала кого–нибудь, кто мне нравился, между нами всегда стеной стояло… – Что? _ Что я веду жизнь, о которой не могу никому рассказать. Не знаю, поверила ли ты мне, что, как только ты выучишь язык, все будет в порядке? Если бы я могла… Ладно! Все это неправда. Фигня! Язык, конечно, помогает. Перестаешь чувствовать себя дурой и можешь разговаривать с людьми об обычных вещах. Но твое сердце… – Она наклонилась, прижав ладонь к груди. – Своими мыслями, огорчениями… ты все равно не сможешь поделиться ни с кем. Вот что означает быть чужой в чужом мире. Она перевела дух и замолчала, глядя на что–то невидимое между ними, потом заговорила снова: – Собственно, я всегда должна быть начеку. Иногда, пойми меня, Дорте, я так устаю, что, наверное, предпочла бы остаться в Москве на улице. Там я хотя бы могла быть собой. – Неужели ты в самом деле так думаешь? – прошептала Дорте. – Нет! Конечно, это все чепуха. Сентиментальная глупость! Чтобы я когда–нибудь добровольно вернулась в тот мороз, грязь или адскую жару московского асфальта? Я ненавижу Москву! – Как по–твоему, есть люди, которые могут говорить обо всем? Я имею в виду… о том, чего они стыдятся? – Наверное, нет, – задумчиво ответила Лара. – Но ведь не многим есть чего стыдиться. Взгляд Дорте упал на что–то, лежащее между подушек дивана. Это был очищенный грецкий орех. Он был похож на засохший мозг маленького животного. – Ладно, мы сделали все, что от нас зависело! До поры до времени. А теперь давай поговорим о чем–нибудь приятном, о чем–нибудь нужном! – заявила Лара и допила чай. – Я принесу из чулана матрас. Лишнее одеяло у меня тоже найдется. Знаешь что? Мы можем завтра съездить в «ИКЕА» и купить тебе раскладное кресло! Я видела такое кресло в каталоге… Не помню только, куда я его дела… Они не очень дорогие. Конечно, тебе придется экономить, ведь ты пока не работаешь. Но и банкротами нас с тобой тоже не назовешь. – Что такое «ИКЕА»? – Магазин. Там можно купить все что угодно. Класс! Тебе понравится. – Лара выбежала в спальню и открыла чулан под скошенным потолком. Оттуда виднелся только ее зад, похожий на большой махровый оранжевый апельсин. Потом что–то зашуршало, появился матрас в полосатом чехле и занял почти всю спальню. – Нет, это слишком хлопотно. Лучше я буду спать в гостиной на диване, – сказала Дорте, стоя в дверях. – Об этом не может быть и речи! Гостиная – для того, кто не спит или хочет побыть один. Смотри! Мы немного передвинем мебель и положим его здесь у стены, – с удовлетворением выдохнула Лара. Вскоре она все сделала по–своему, и спальня выглядела так, словно предназначалась для двоих. Секретер отгораживал железную кровать от матраса. – Знаешь что? Мы купим в «ИКЕА» какой–нибудь красивый плакатик и приклеим его с твоей стороны секретера. Чтобы тебе было на что смотреть, когда проснешься! 30 Зазвонил мобильник. Чертыхаясь, Лара с трудом нашла его в темноте. Прозвучало несколько коротких фраз. А потом уже было слышно только прерывистое дыхание Лары. – Где он теперь?.. Забрали?.. О, господи! А что случилось? Уехать? Почему? Лара была взволнована, во время разговора она зажгла свет и свесила ноги с кровати, потом вышла в гостиную и продолжала разговор уже там. Наконец она вернулась и остановилась посреди спальни в белой кружевной ночной сорочке. Она обхватила себя руками и смотрела куда–то сквозь Дорте и матрас на полу. – Они забрали девушек, когда Андрея не было дома. К счастью, он заподозрил неладное, увидев у подъезда полицейскую машину. Он не пошел в квартиру, смешался с толпой на тротуаре и смотрел, как полиция выводит девушек. Он уезжает из страны. Тома взяли в аэропорту. Дурак! Я ему говорила, что нужно ехать на север, через Финляндию. Они посадили его! – Лара неверным шагом вернулась в гостиную и упала на диван. Дорте встала и пошла за ней, стараясь представить себе, какое лицо было у Тома, когда его забирали. Скорее всего оно было совершенно невозмутимым. Как во время их поездки. Добрым. Они должны понять, что он не совершил никакого преступления, и отпустить его. – Нужно стереть их номер из моего мобильника, – пробормотала Лара и принялась за дело. – Нужно стереть все номера… – прошептала она, словно полиция уже стояла за дверью. Пальцы стучали по клавишам, как мягкие барабанные палочки. – Чьи номера? – Клиентов. И все остальные… – Ты сказала, что вы договорились выбросить свои телефоны или вставить новые карты, – прошептала Дорте. – Да! Это днем, а сейчас… Я не могу остаться без телефона. Вдали послышался шум бульдозера или какой–то другой тяжелой машины. И ровный гул автомобилей. Казалось, они едут прямо в комнату. Как будто за Ларой. И за Дорте тоже. Между тем мягко постукивала клавиатура телефона и карандаш что–то царапал в блокноте Лары. Наверное, она переписывала номера телефонов, боясь, что забудет их. – Ведь они могут найти и блокнот! – Замолчи! Не дергай меня! Если надо будет, я его съем! Дорте не осмелилась больше мешать ей. Но для нее было очень важно, что она находится рядом с Ларой, когда та улаживает дела. Конечно, она все уладит. Ей всегда все удавалось. Но Том? В тюрьме. Каково ему там? Может, и ему приходится спать там на матрасе, как ей у Лары? Вряд ли Тому приходилось раньше спать на матрасах. Она представила себе его худое, свернувшееся калачиком тело, прикрытое байковым одеялом. Как, интересно, выглядят одеяла в норвежских тюрьмах? А как в литовских? Кто знает, но наверняка в норвежских они гораздо лучше. Спать он, конечно, не может, лежит в темноте и смотрит в потолок. Закончив возиться с телефонными номерами, Лара как будто замерла в оцепенении. Глаза, казалось, вот–вот вылезут из орбит. Наконец она заговорила, но скорее сама с собой, чем с Дорте: – Они не знают, где я… Нет, это им неизвестно! Они даже не догадываются, что искать следует именно меня. Но если девушки… Нет, у них нет моего номера телефона. – А у девушек есть телефон? – Помолчи! Нет! Но они могут меня описать… рассказать, как я выгляжу. А если полиция схватит Андрея? И он все расскажет? – Ей было трудно дышать. – Что же тут страшного? Что он такого может сказать? – Не приставай ко мне со своей дурацкой болтовней! – огрызнулась Лара. – Но… Что такое знает Андрей? – все–таки прошептала Дорте и осторожно присела на старое кресло. – Вот именно, что он знает? Дай–ка подумать… – Он знает, где ты живешь? – Нет. Не знает! Но Том знает. Во всяком случае, приблизительно. – И он расскажет об этом полиции? – Может быть… Если решит, что это я его заложила. Нельзя доверять даже другу, если его допрашивает полиция. – В чем же они могут тебя обвинить? – Голос Дорте был еле слышен. Лара издала звук, похожий на грохот камня в цинковом ведре. Должно быть, она редко плакала. Это больше было похоже на бешенство. – Я помогала Тому три года. Занималась девушками, связывалась с клиентами, принимала от них деньги и хранила их, если Том был в отъезде. Он всегда мог на меня положиться. Без меня он бы со всем не справился. Но не думаю, что сейчас для него это важно. – То, что ты делала… это незаконно? – Незаконно? А откуда мне это знать? Ведь я русская! – Вот и скажи так, если тебя спросят. – Дорте, замолчи сейчас же, или я за себя не ручаюсь! Дорте встала и вышла в ванную. Там она задумалась – что может означать такой страх Лары? Это заняло некоторое время. И все–таки, когда она вернулась, Лара по–прежнему сидела неподвижно. – А девушки? – Дорте не могла удержаться от вопроса. – У них нет документов, поэтому их просто отправят домой. Но сначала полиция попытается все у них выведать. Может быть, заставит их выступить в качестве свидетелей. Тома они уже взяли, но они не знают, сколько еще людей с ним связано. Или кто стоит над ним. Кто донес на Тома? Должно быть, это Саша! Вот сучка! – Кому она донесла? – Одному из клиентов. Я и раньше не была в нем уверена. Слышала, что он говорил по–русски… – А их много, этих, над Томом? – Что ты все выспрашиваешь и выспрашиваешь! – раздраженно воскликнула Лара, вскочила и отправилась в спальню за халатом. Выйдя оттуда, она остановилась перед окном, широко расставив ноги. – Не могу же я все знать! Дорте поняла, что ей лучше сейчас помолчать. Но тут Лара повернулась и уставилась на нее. Подняв указательный палец, она начала рассуждать вслух. Как будто читала вслух книгу: – Конечно, над ним кто–то есть. Это точно! И у него много таких, как Андрей, Стиг и я. Он получал огромные деньги! Может, даже не в одном городе… Мне это и раньше приходило в голову, но, в общем–то, это не мое дело. Может, у него здесь есть еще девушки, кроме тех шестерых, о которых я знаю? Но я не понимаю, на что рассчитывал тот, кто донес на Тома. Если это Саша и ее вышлют домой, они все равно найдут ее и привезут обратно. И тогда вся ее семья, считай, пропала! – Семья? Стиг и Андрей знают про меня? – Знают только, что ты из Литвы. Не думаю, чтобы Том что–нибудь говорил им. Он мало кого так выделял. Думаю, только нас с тобой… О, господи! Почему я тебе все это говорю? – Потому, что ты одинока, и еще потому, что ты знаешь: на меня можно положиться, – сказала Дорте отцовским голосом. Лара не ответила, дико озираясь по сторонам. Схватила телефон и уставилась на него с ненавистью и отвращением. Потом подняла телефон к лицу и заговорила, как будто обращаясь к нему: – Спокойно! Спокойно! Не делай ничего необдуманного, например, не выбрасывай мобильник. Не раньше, чем ты узнаешь, что Андрей выбрался из страны. Если его схватят, он тут же как миленький все выложит. Я не рискну выйти из дому, пока не узнаю, что его уже нет в Норвегии! – Я могу покупать продукты и делать все, что нужно, – предложила Дорте, это было единственное, что пришло ей в голову, но Лара не ответила. Постепенно светало. Она могла бы пойти в спальню, чтобы посмотреть на часы или спросить время у Лары, но не сделала ни того, ни другого. Серая полоска незаметно переползла через балконные перила и завладела сухими стеблями в горшке. – Все! Я придумала! – объявила наконец Лара. – Мне надо на время уехать! – Куда? – Этого тебе знать не следует! – Но, Лара! А мне что делать? – Останешься здесь и будешь жить как ни в чем не бывало. Ты здесь живешь! Ведь только я знаю, где ты! Слышишь! Дорте сидела в старом кресле и следила, как Лара собирает вещи, было ясно, что ее путешествие обещает быть долгим. Когда все было готово и Лара несколько раз позвонила по телефону, она положила на стол в гостиной пятьсот крон. – Когда придут счета, пойдешь на почту и заплатишь за квартиру и за электричество, – сказала она, не уточняя, хватит ли на это пятисот крон. Дорте поняла, что сейчас лучше не приставать к Ларе с вопросами. Ведь оставались еще деньги, которые Том подарил ей на рождество. Она собиралась послать их матери. – Есть только две пары ключей, одни будут у меня, другие – у тебя. Будь спокойна, никто к тебе сюда не придет. Том наверняка надеется, что найдет тебя здесь, когда они его выпустят. Ты хоть понимаешь, что он к тебе неравнодушен? – Она обняла Дорте и поцеловала несколько раз в обе щеки. – Не покупай себе мобильник. Я слышала, что полиция наловчилась выслеживать людей по их телефонам. И не пытайся меня найти! Я напишу тебе письмо на свое имя. Так что открывай всю почту, какая будет. А вообще не оставляй нигде никаких следов. Номер телефона, адрес, имя. Будешь разговаривать с людьми, придумай себе другое имя. Назовись Анной. Коротко и легко запомнить. Чуть больше красься. Раз! И ты уже совсем другой человек. Понимаешь? Не бери меньше полутора тысяч. На улице в этом городе ты мужчину вряд ли подцепишь, а если и подцепишь, он может оказаться заразным. Зайди в аптеку и купи презервативы. В шкафчике в ванной найдешь несколько штук. Смотри всегда, как мужчина одет, прежде чем пойдешь с ним. Не ходи в сомнительные места. Лучше сразу убегай! Они бывают не такими ловкими, когда их припрет. Не заходи в одно и то же место несколько раз подряд. Держись подальше от охранников и полицейских машин! Заходи в отели или в бары в самом начале вечера. Хорошо одевайся. Не забывай требовать деньги вперед! Старайся не выглядеть шлюхой! Мужчины, которые живут в отелях, как правило, бывают чистоплотными и в состоянии тебе заплатить. Старайся, чтобы персонал отеля тебя ни в чем не заподозрил. Не прилипай к одному и тому же месту, как пиявка. Это опасно. Работай глазами. Сиди и читай газеты или норвежскую книгу, пей чай. Никогда не пей. И ни за что не приводи никого в квартиру! Слышишь? Никогда! Договорились? – Договорились! – проговорила Дорте с оптимизмом кошки, которую держат за шкирку. Дорте провожала Лару взглядом, пока та садилась в такси. Из глаз у нее текли слезы, словно она несколько часов резала лук. Когда такси уехало, она закрыла балконную дверь и стала мыкаться по квартире. Как улитка в ожидании дождя. Рассматривала разные вещи и ставила их на место. Положила руку на кухонный стол, открыла коробку с хлебом, закрыла, вышла в переднюю. Постояла там, глядя, как у Белоснежки журчит вода. Она журчала все время. Дорте так привыкла к этому звуку или была настолько не в себе, что уже не замечала его. Вскоре у нее возникла потребность в настоящем движении. В каком–нибудь деле. В изменениях. Она огляделась по сторонам. Первое, на что она накинулась, был матрас. Она утащила его обратно в чулан. Потом распаковала свои вещи. Туалетные принадлежности вместе с махровым халатом отправились в ванную. Коробочка со снотворным тоже. «Курс норвежского языка» лег на полку в гостиной, а плеер в тумбочку возле кровати. Книга об Анне Карениной осталась лежать в чемодане. Потом постелила на кровать свое белье и посадила на подушку серого слоника. Дорте легла в самом начале вечера. Если долг о спать, то время будет идти быстрее, и Лара скорее вернется. И хотя у нее было чувство, будто она не спала несколько суток, сон к ней не шел. Она встала за снотворным, но забыла об этом, решив проверить, заперта ли дверь и закрыта ли на цепочку. Все было в порядке. Неожиданно ей страшно захотелось и есть и пить. Съев два бутерброда с печеночным паштетом и огурцом и выпив все Ларино молоко, она поняла, что ей хочется услышать норвежскую речь. Дорте удалось включить телевизор, и она удобно устроилась в кресле. Шел фильм о девушке, которая по какой–то причине была несчастна. Дорте смотрела не с начала и потому не могла понять, что так огорчало героиню. Фильм шел на английском, но с норвежскими титрами. Если бы Лара была здесь, она бы сказала что–нибудь в таком духе: «У этих молоденьких дурочек вечно плохое настроение». Когда Дорте поняла, что никто не поможет девушке в фильме, она заплакала. 31 Сперва Дорте опасалась выходить на улицу. Она ловила все подозрительные звуки, раздававшиеся на лестнице или во дворе. Особенно ночью. Иногда она листала Ларины журналы и книги. Но смысл фраз исчезал раньше, чем она успевала их прочитать. Первые вечера она смотрела телевизор, не особенно вдумываясь в то, что там показывают. Через открытую дверь балкона она могла наблюдать за всеми, кто шел к подъезду. Молодая женщина неизменно везла коляску с ребенком. Дорте не видела ни как она спускает по лестнице ребенка и коляску, ни на каком этаже она живет. Женщина всегда была с ребенком одна. Старик с палкой, наклонив голову, выходил в определенное время утром и вечером. Сверху он казался скорченным, словно голова его сидела прямо на самостоятельно идущем пальто. Еще она видела мужчину в легкой куртке, этот передвигался только бегом. Он также выходил в одно и то же время – чуть раньше девяти. Однажды утром Дорте поняла, что потеряла счет дням. Снотворных таблеток в коробочке сильно поубавилось, скоро они кончатся. Порезы, сделанные в квартире Тома, зажили, о них напоминал лишь полосатый узор на руке. Лара была права. Оставалось только выучить норвежский «быстрее, чем черт читает молитвы», если она надеется найти работу. Но чтобы учиться, нужно что–то есть. Уже несколько дней она жила без молока, а теперь кончились и хрустящие хлебцы. Дорте оделась, причесалась и положила деньги Тома и Лары в разные карманы джинсов. Было надежнее иметь их при себе, если что–то случится и она не сможет вернуться домой. Потом она схватила сумку и заставила себя спуститься по лестнице. Светило солнце, и снега уже почти не осталось. Ноги как будто не ощущали ее тяжести, она скорее парила, чем шла, как невесомые космонавты в безвоздушном пространстве, которых она видела по телевизору. В глазах у нее рябило, яркий свет делал все ослепительно белым. Поскольку Дорте не спросила у Лары, где та покупает продукты, она какое–то время бродила по соседству с домом, пока не нашла магазин. Он был маленький и находился в подвале. Возле двери стояла стойка с газетами. На них была дата – 5 апреля. Она остановилась и полистала газеты. Но о Томе в них ничего не было. Смуглый и темноглазый продавец не заговорил с ней, хотя других покупателей в магазине не было. Сама Дорте не решилась раскрыть рот. По его виду она догадалась, что он тоже не особенно хорошо знает норвежский. И тем не менее он работал в этом магазине! Она взяла серую пластмассовую корзинку из штабеля у двери и положила в нее молоко, хлеб, сыр, печеночный паштет, огурец, шесть яиц и гроздь бананов. Вертя в руках пятисоткроновую купюру, она заставила себя посмотреть ему в глаза. – Ваш магазин? – спросила она. Сперва он с удивлением поглядел на нее, словно в первый раз увидел говорящего человека. Потом кивнул и пошевелил губами. Это должно было изображать улыбку. Тогда она произнесла уже давно заготовленную фразу: – Нет ли здесь для меня работы? Он оглядел ее с ног до головы и отрицательно помотал головой. – Мыть, убирать? Он опять помотал головой, вид у него стал почти огорченный. Потом пересчитал деньги, которые должен был дать сдачи, и принялся передвигать банки на полке. – Я старательная, – сказала она и пересчитала деньги, надеясь, что он нашел ее достаточно взрослой. Он повернулся и долго смотрел на нее, гладя рукой лысую макушку. Кудрявые волосы топорщились над ушами, как венок. Глаза были блестящие и темные, лицо круглое. То ли ребенок, то ли старик. Похоже, что добрый. – Я сам все делаю. Помощник стоит дорого. Попробуй спросить где–нибудь еще, – сказал он и положил ее продукты в пластиковый пакет. – Где? Он пожал плечами и махнул темной рукой, давая понять, что разговор окончен. Но когда она вышла на улицу, то заметила, что он стоит у окна и смотрит ей вслед. Это не испугало ее. Напротив, вселило мужество попытать счастья в других магазинчиках или кафе поблизости. Но она не нашла ни магазинов, ни кафе. В следующий раз придется взять с собой карту. Похоже, местные жители посещают магазины и кафе где–то далеко от дома. Дорте тем же путем вернулась домой и, проходя мимо магазинчика смуглого человека, в знак привета подняла руку. Но он казался лишь темной тенью внутри и ее не видел. – Что–то надо делать, доченька! – твердо сказал отец и взглянул на Ларин счет, лежащий на столе. – Если ты его не оплатишь, они тут же явятся сюда! Именно мысль об этом и не дает тебе спать по ночам. Он сидел, развалившись в Ларином кресле, поставив одну ногу на скамеечку. И чувствовал себя как дома. Дорте проглотила разочарование, не услышав от него другого совета. – Я не могу найти значок почты на карте, – жалобно проговорила она, не сказав, что цифрами в желтом кружочке обозначены гостиницы. – Здесь наверняка много почтовых отделений. Ты храбрая девочка. Ступай и найди почту! – Я не знаю, сколько мне еще придется жить здесь и ждать Лару. Может быть, эти деньги понадобятся мне на еду. – А ты хорошо искала работу? – Я была в двух кафе и одном магазине. Меня нигде не взяли. А в одном кафе даже спросили паспорт, – Всхлипнула она. По его лицу она поняла, что отец недоволен ею, хотя он этого и не сказал. Прикрыв одно веко, он смотрел на нее. Словно ждал, что она сама найдет какое–нибудь решение. – Наверное, они думают, что я ничего не умею… Или считают, что я слишком плохо говорю по–норвежски. – И ты хочешь, чтобы они оказались правы? – Нет… Но… – Тогда тебе придется что–то сделать! Начни с этого счета! Не думай сразу о всех трудностях. Думай только о том, что у тебя есть деньги, чтобы оплатить этот счет. Надо просто найти почту! – А вдруг они позвонят в полицию, потому что у меня нет паспорта? – Чтобы оплатить счет, паспорт не нужен. Но так или иначе, а тебе придется рискнуть, – сказал он и встал. Дорте положила карту в сумку. Она рассчитала, что после оплаты счета у нее останется на еду триста двадцать пять крон. Наконец она нашла здание с почтовым рожком и вошла внутрь. Она следила, не смотрит ли на нее кто–нибудь с подозрением или, может быть, переглядывается с другими. Но все были заняты своими делами. Дама, стоящая за ней, видимо, спешила и громко вздыхала. Двое впереди болтали, не закрывая рта, пока их не обслужили. Когда подошла очередь Дорте, она забыла все норвежские слова, которые заготовила заранее. Ее мгновенно обдало жаром. Даже лицо покрылось капельками пота. Но служащая в окошке взяла квитанцию и деньги Тома, шлепнула печать и положила сдачу, даже не удостоив ее взглядом. Как только Дорте оказалась на улице, ее охватила такая легкость, что она пошла куда глаза глядят и заблудилась. И неожиданно попала на совершенно незнакомую улицу. Когда она остановилась у стены дома, чтобы достать карту, рядом появилась полицейская машина. Дрожащими руками она спрятала карту в красную лакированную сумочку и пошла наугад вперед. Вскоре показались шпили церкви и впереди блеснула река. От радости Дорте присела на ближайшее крыльцо и дала себе клятву никогда больше не терять мужества. Отель был большой и стоял у реки. Бар располагался на площадке широкой лестницы. Трое одиноких мужчин сидели каждый за своим столиком. «Помни, что ты принцесса! А они все лишь бедные гномы!» – таково было последнее напутствие Лары. И, следуя ее совету, Дорте выбрала столик, соседний с тем, за которым сидел мужчина, одетый лучше других. Развернув норвежскую газету, она сделала вид, что читает. Сначала он не замечал ее. Сидел и набирал на телефоне разные номера. Тут все ходили с телефонами. Когда он поднял голову, Дорте попыталась улыбнуться так, как, по ее мнению, улыбнулась бы Лара. Сперва он был удивлен и, очевидно, пытался вспомнить, знаком ли он с нею, потом неуверенно улыбнулся в ответ. Она вытянула ноги и почувствовала, что у нее горит лицо. Быстро вытерла верхнюю губу и лоб, чтобы не казаться непривлекательной. Взглянув на нее еще несколько раз, он наклонился к ней и что–то сказал. Не поняв, она покачала головой и улыбнулась еще раз. – Я плохо говорить норвежский, – прошептала она. Он снова что–то сказал, и она решила, что он спрашивает, одна ли она пришла сюда в такой дивный вечер. – Да, – ответила она, зная, что может только улыбаться. Он произнес что–то горячо и быстро, и, поскольку Лара не объяснила ей, как происходят такие знакомства, Дорте решила, что он хочет предложить ей что–нибудь выпить. – Стакан молока, пожалуйста! – ответила она и улыбнулась как можно нежнее. Он подошел к стойке и вернулся с двумя стаканами. В одном безусловно было пиво, в другом – апельсиновый сок, не молоко. Он вопросительно посмотрел на нее и сделал вид, что хочет пересесть за ее столик. Она кивнула. Он поставил стаканы на стол и сел. – Ты живешь тут в отеле? – спросил он, и Дорте стало легко, потому что она его поняла. – Нет. Ждать друга. Не прийти. – Она быстро помотала головой. Он заговорил очень быстро. Но сообразив, что она его не понимает, смущенно засмеялся. Лицо у него было покрыто веснушками, глаза светлые, Красноватая кожа с глубокими морщинами. Она пыталась угадать, сколько ему лет: он был точно старше Тома. Он поднял стакан, она – тоже. Как будто они вместе выпивали. – Ты не норвежка? – спросил он. – Нет, русская. Говорить русский. Плохо норвежский. – Может, английский? – Плохо. – Жаль, я, к сожалению, не говорю по–русски. – Ты говорить норвежский медленно, я понимать, – предложила она. – Хорошо. Рад знакомству! – Спасибо. Рад знакомству. Здесь жить? – храбро спросила она и огляделась по сторонам. – Да, номер триста, если захочешь зайти, – улыбаясь, сказал он. – Я, туда? Он глянул на нее, может быть, немного смутившись, потом как будто принял решение, огляделся и несколько раз кивнул. – Сейчас? – спросил он. – Да! Он опять о чем–то спросил, и опять она не поняла. Я должна сказать ему: это стоит две тысячи крон, подумала она и почувствовала, что краснеет. Надо сказать прежде, чем мы поднимемся к нему. Но произнести это вслух так и не решилась. На галстуке у него были коричневые и желтые бабочки. Рубашка – кремово–желтая. Лара бы его одежду одобрила. Костюм был темный в едва заметную серую полоску. Дорте, по совету Лары, быстро оглядела его, не решаясь встретиться с ним глазами. В конце концов он сам спросил: – Сколько? Она опустила глаза и кашлянула, прочищая горло. – Две тысячи! – Не многовато? – прошептал он и тревожно поглядел по сторонам. – Мама, – шепнула она в ответ и посмотрела ему в глаза. – Где она… твоя мама? – Далеко… – уклончиво ответила Дорте, слыша в ушах наставления Лары. – Большая семья? – спросил он, положив свою руку на ее. Рука у него была теплая и влажная. Но не противная. Пока еще – нет. – Нет. Мама. Сестра. Нет работа, – услышала она свой голос. Раньше она никогда не говорила с клиентами. Ей стало даже приятно, хотя она помнила все предупреждения Лары. Какое облегчение, что тебя понимают! А если ему и могло прийти в голову, будто все это она придумала, чтобы выудить из него больше денег, ей было безразлично. – Номер триста. В красном флигеле. Я пойду вперед. Придешь после? – Он вопросительно посмотрел на нее. Она повторила все его слова, он встал и спустился по лестнице. 32 Он снял с себя пиджак, галстук и быстро закрыл за ними дверь. – Я вообще–то не опытен в таких делах, – сказал он. – Опытен?.. – Да. За деньги… – быстро произнес он и показал на лежащие на столе деньги. Пять пятисоток были красиво разложены веером. Дорте дважды поблагодарила его, убрала деньги в сумочку и замерла в ожидании. Номер был небольшой, с окном в углу. У подоконника этого единственного окна стояло нечто вроде софы. Он остановился у тумбочки с телевизором. Ему как будто требовалось время, чтобы собраться с духом. Но он тут же вытащил из тумбочки бутылки, бокалы и поставил их на стол. Потом показал ей на стул. Со своего места Дорте видела реку. Гладкую, как серебряная фольга. С белыми и красными полосками. Дома на берегу незаметно повторяли неровность, выше – ниже. Островерхая башенка, похожая на перевернутый рожок мороженого, упиралась в небо. Серый мост и множество лодок отражались в спокойно текущей воде. Николай снял башмаки, носки и закатал брюки. Он стоял в реке по колено в воде. Лицо у него было в муке, на носу – светлые веснушки. Во вьющихся каштановых волосах запуталось солнце. Уже очень давно она не видела его так отчетливо. Он поднял руку и что–то ей крикнул. Но вода поднялась, и он поплыл. Все дальше и дальше. Мужчина в кремово–желтой рубашке положил галстук с бабочками на стул. – Вина? – Нет, спасибо. Он отошел за бутылкой воды, наполнил стакан. Себе s он налил пива. – Ты давно здесь живешь? В Норвегии? – Он сел на кровать так, что маленький столик оказался между ними. Ноги у него были длинные, как у долгоножки. Рубашка натянулась на небольшом брюшке. Дорте покачала головой. – Ты очень молоденькая. Сколько тебе лет? – спросил он, снял башмаки и задвинул их под кровать. – Восемнадцать, – солгала она, не зная, правильно ли произнесла это слово. – Восемнадцать? – с сомнением повторил он. – А выглядишь моложе. – Я знаю, – призналась Дорте и посмотрела на свои руки. – И ты готова лечь со мной, пятидесятилетним мужиком, – сказал он, как будто все еще не веря этому. У него была красноватая шея. Рыжие волосы вились над ушами. – Да. Ты платить, – оправдалась она, обеими руками прижимая к себе сумочку. Все это было непохоже на то, к чему она привыкла. Дорте лихорадочно пыталась представить себе, что бы сделала Лара на ее месте. – Я в душ? – спросила она наконец. – Если тебе нужно, пожалуйста, но мне это все равно. – Может быть… потом? – Да, разумеется. – Он кашлянул. Наступило молчание. – Я снять платье? – тихонько спросила она. – Если хочешь. – Он опять громко кашлянул и вылил себе остаток пива. – Ты платить, – прошептала она. Он наклонился, чтобы заглянуть ей в глаза. Она не могла этого избежать. Ресницы у него были густые и ярко–рыжие. На правом глазу на белке лопнул сосудик. Но, очевидно, он этого не чувствовал. – Ладно… Забудь! – прошептал он, словно уже раскаивался в этой затее. – Я ходить? – спросила она. – Нет, – быстро сказал он и вытянул ноги еще дальше, словно хотел помешать ей уйти. Его руки доставали до ее стороны стола. Щеки у него были немного впалые. Уши слегка оттопырены. Видно, его мать не так следила за этим, как ее. И неаккуратно прятала зимой его уши под шапку. Тут бы Лара непременно улыбнулась. Но все было иначе, чем в той комнате . Этот мужчина вел себя так, словно был обычным человеком. – Очень приятно, что ты составила мне компанию, – выжидательно сказал он. И повторил: – Мне приятно! – Спасибо, – сказала она и хотела опять напомнить ему, что он ей заплатил, но удержалась. – Может, ты здесь переночуешь? – Он кивнул на кровать. Сначала она обрадовалась, что поняла всю фразу, потом вспомнила, сколько в ночи часов, и отрицательно покачала головой. – Где ты живешь? – спросил он. Она сделала вид, что не поняла вопроса, и он не стал повторять. Только встал и поднял ее со стула. Потом снял с нее куртку, затем топик. Он рассматривал ее частица за частицей, словно не был уверен, что делает все как надо. На это ушло много времени. Поняв, что он все–таки решился, она наклонилась, чтобы достать из сумочки презерватив. Достав, протянула ему, но он отрицательно покачал головой и отвернулся. Дорте быстро подумала, что все будет хорошо и без презерватива. Этот мужчина вряд ли чем–то болен. Выйдя из ванной, где она воспользовалась кремом–смазкой, Дорте сложила колготки, трусики и сумочку на стул, сняла юбку и легла на кровать. Он погасил свет и начал раздеваться. На фоне приоткрытого окна он выглядел темной тенью. Странный соленый запах проникал в комнату На окнах висели две пары занавесок. Одни – мрачные, желто–коричневые, другие – белые, прозрачные, похожие на подвенечную фату. Он лег к ней спиной и все–таки попытался надеть презерватив. Дорте не была уверена, что это у него получилось. Тем не менее она раздвинула ноги, чтобы он мог сразу, как повернется, овладеть ею. Тогда все скорее кончится. Но он продолжал лежать на спине, положив руки на грудь, и тяжело дышал. Может быть, он был как тот старик? Она положила руку на его член и пощупала его. Осторожно. Презерватива на нем не было, и когда член вырос у нее под пальцами, мужчина вздохнул с облегчением. Наверное, обрадовался. От него пахло стиральным порошком и спертым воздухом, она приподняла к нему низ живота, чтобы ему было приятнее. Прижавшись губами к ее шее, он, всхлипнув, вошел в нее. Без привычных грубых толчков, он только ритмично покачивался, совершенно спокойно. Словно настроился продолжать так всю ночь. Но вдруг он заторопился, будто испугался, что она встанет до того, как он кончит. Несколько дрожащих толчков, и все. Он лежал на ней, тяжелый и неподвижный, может быть, он спал. Она не успела подумать о том, что его голая, горячая кожа была слишком близко, как он скатился с нее. Робко повернулся к ней, зажег лампу у кровати и захотел увидеть ее глаза. Она с отчаянием уставилась в одну точку на его лбу. Красном, с капельками пота между бровями. Потом он откинулся на спину и начал говорить. Голос его прерывался. Но она поняла, что он счастлив… да, он благодарил ее, словно она легла с ним совершенно бесплатно. Один раз она чуть не напомнила ему, что он заплатил ей, было похоже, что он об этом забыл. Вместо того она попыталась улыбнуться ему. Все было так странно. Она никогда им не улыбалась. Он стал целовать ей грудь, обнял ее. Начал укачивать. Целовал ей плечи. Он был так близко, и все–таки она не отстранилась. Ведь он это делал от радости. Но нужно было вставать. Она взяла свою сумочку, одежду и ушла в ванную. Из нее текло, но ей не было так омерзительно, как всегда. Сегодня она снова начала принимать таблетки. Взяв его полотенце, она подмылась. С душем можно было подождать, пока она вернется домой. Когда она вышла из ванной, он был уже одет, в рубашке и брюках. – Тебе можно позвонить? – спросил он, обнимая ее. Она отрицательно покачала головой и надела куртку. – А можно увидеть тебя снова? Увидеть тебя снова? – повторил он. – Когда? – спросила она. Он подошел к письменному столу, открыл записную книжку, все время приглаживая непослушные волосы. – Сейчас посмотрим… Тридцать первого мая, в шесть часов внизу в баре? – Он смотрел на нее почти с мольбой. Когда она кивнула, его лицо расплылось в улыбке, и он быстро написал число и часы на бланке отеля. Она взяла бумажку, сунула в карман и вежливо сказала: – До свидания. Идя по коридору, она подумала, что раньше никогда не говорила «До свидания» своим клиентам. 33 Случалось, Дорте просыпалась ночью, и ей казалось, что кто–то вошел в квартиру, чтобы забрать ее. Но всегда это был сон или шум, доносившийся с улицы. Днем бывали минуты, когда ей удавалось убедить себя, что все в порядке. Она репетировала, что скажет, если встретит кого–нибудь на лестнице и у нее спросят, кто она: «Лара в отпуске. Я Анна, сняла у нее квартиру». Она уговаривала себя не бояться и помнить, что надо пожать руку. А если станут и дальше задавать ей вопросы, она улыбнется и сделает вид, что не понимает. Прежде всего, она должна быть приветливой и постараться, чтобы не подумали, будто она что–то скрывает. Шло время, на улице становилось теплее, и ей все больше хотелось посидеть на балконе, но она осмеливалась только пристроиться в дверях, так, чтобы ее не было видно снизу. Погибшие прошлогодние цветы она выкинула. Мешки с вещами, которые они привезли из квартиры Тома, разобрала. Все, что Лара взяла из той комнаты , кроме крема–смазки, Дорте выбросила. Часто на улице было пасмурно, но в ясные дни солнце светило из–за крыш и заглядывало в дверь балкона. Дорте сидела в балконных дверях и думала, что дома светит то же самое солнце. Деревья покрылись зеленой дымкой, и повсюду появились мелкие птички со своими песнями. Они начинали рано утром и не стихали, пока вечер не накрывал все своей лиловой папиросной бумагой. Если Дорте не смотрела телевизор и не повторяла за старым проигрывателем норвежские слова и выражения, она читала Ларины русские книги и норвежские журналы. Иногда она рисовала, но это всегда оканчивалось слезами. «Анна Каренина» все еще лежала в пустом чемодане под кроватью. Всякий раз, когда Дорте хотела достать ее, она вспоминала, как Лара сказала, что эта книга приносит несчастье. Слова отца – что эту книгу должен прочитать каждый культурный человек, отодвинулись в далекое прошлое. Содержания Дорте почти не помнила. Если не считать того, что герои часто говорили, как любят друг друга, а через минуту уже разговаривали так, словно полны друг к другу ненависти. Что они были богаты, но не были счастливы, и что они огорчались из–за мелочей и часто скучали. Отец называл эту книгу шедевром любовной психологии. Но Дорте помнила, сколько там тоски, а тоски ей и так хватало, и у нее не возникало потребности перечитать этот роман. Она пользовалась только именем «Анна», если у нее спрашивали, как ее зовут. Хотя имя у Дорте спрашивали очень редко. До этого просто не доходило. Она составила себе список мест, где есть надежда получить работу. Сначала она просто проходила мимо или заглядывала внутрь. Часто только через день она осмеливалась вежливо спросить: «Вам нужна помощь?» И даже варьировала слова. Сама она считала, что, поупражнявшись, хорошо запоминает фразы. Но, как правило, ей в ответ только качали головами и продолжали заниматься своим делом. Некоторые интересовались, кто она, откуда приехала и чем занималась раньше. Или просили показать паспорт и документы. После чего она вычеркивала это место из списка. Получив в десятый раз отказ, она уже не плакала, уходя оттуда. А спокойно шла в следующее место. Однажды утром ей стало плохо от всех этих унижений. Ее вырвало. Смешно зарабатывать деньги на еду, чтобы потом тебя стошнило. Больше уже никто не ходил в теплых куртках. Куртка Дорте, купленная дома в «секонд–хенде», была холодная, пальто – безнадежно старомодно. Раньше она никогда не думала об этом, но здесь над такими вещами смеялись. Кроме того, ей не следовало выделяться. В Ларином гардеробе осталось много одежды, но Дорте все было велико. Разве что джинсовая куртка более или менее подходила. Модные колготки – тоже. Она выбрала одни, похожие на черное кружево, потом нашла желтый джемпер и маленький шарфик того же цвета. Вертясь перед зеркалом в передней, Дорте поняла, что, будь куртка немного поменьше, она бы хорошо смотрелась на ней. Однако ограничилась тем, что просто перешила пуговицы, хотя от этого куртку немного перекосило. В большом торговом центре было полно магазинов и полно вещей, которые Дорте нравились. Постепенно она осмелела настолько, что брала платья и разглядывала их, будто собиралась купить, совсем как другие женщины. Там всегда толпилось много народа, особенно возле статуи слона. Казалось, не все ходят сюда за покупками. Некоторые кого–то ждали. Им было с кем поговорить. Как–то вечером Дорте увидела девушку, которая выглядела так, словно она чья–то собственность. На ней были такие тесные джинсы, что быстро их ни за что не снять, если к ней придет клиент. Дорте устояла против искушения поговорить с этой девушкой, сейчас главное – деньги. Однажды вечером она подкрасила глаза, губы и пошла во второй из отмеченных на карте отелей. В баре сидели только две пары. Дорте взяла стакан апельсинового сока и сделала вид, будто читает газету, лежавшую на столике. Одинокий мужчина в баре так и не появился, и она, заметив, что бармен поглядывает на нее с подозрением, быстро допила свой сок. Дорте стояла перед отелем, когда к нему на такси подъехал высокий мужчина. Он слегка покачивался, но выглядел вполне прилично. И хотя Лара наказывала ей избегать пьяных, Дорте сделала вид, что случайно с ним столкнулась. Он по–английски прогнусавил какие–то извинения, но ухватился за нее. Такси уехало, и она отчетливо произнесла: – Две тысячи крон! От него несло спиртным, лицо его, нависшее над ней, напоминало пересохшее болото. Однако он несколько раз сказал «Oh yes!» и повел ее с собою в отель. Проходя мимо стойки портье, он что–то громко говорил по–английски, словно выражал сожаление, что забыл об условленной встрече. Он был необуздан и причинил ей боль, зато все кончилось очень быстро. Когда она вышла из ванной, он лежал на спине и храпел. Рот был открыт, кожа на шее подрагивала, словно была на несколько размеров больше, чем нужно, точь–в–точь как Ларина куртка. Седые пряди разметались по подушке. Рубашки он не снимал, только брюки. Его член прилип к внутренней стороне ляжки, как кусок очищенного банана. Бумажник лежал на столе. Она уже получила от него свои две тысячи и устояла перед соблазном. Кража была бы еще одним грехом. Портье вскинула голову, когда Дорте проходила мимо, но ничего не сказала. Тысячу крон Дорте решила послать матери. Несколько дней ее мучил страх, что в банке у нее спросят паспорт, когда она будет обменивать деньги. Она всегда носила деньги с собой, когда уходила из дома. Сперва в косметичке. Потом нашла Ларины швейные принадлежности и пришила внутренний кармашек к джинсам. Сделала кармашек и в складке юбки. Она испробовала свои изобретения, сидя в Ларином кресле. Деньги приятно грели бедро. Служащий банка паспорт не потребовал, он только выразил сожаление, что у них не хватит литов, чтобы обменять тысячу крон. Она не сразу поняла, в чем заключается трудность. А сообразив, улыбнулась и сказала: – Большое спасибо! – взяла то, что у него было, и почти выбежала на весеннее солнце. Она знала, что посылать деньги в письмах не разрешается. Но тем не менее дома несколько раз обернула фольгой литовские купюры и вложила их в плотный конверт, который нашла у Лары в секретере. Потом написала несколько успокоительных слов матери и Вере; ее возвращение с почты напоминало триумфальное шествие. Она смотрела на встречных, не опуская глаз и не обращая внимания на то, что они ее не замечают. Однажды Дорте вынула из ящика письмо с русской маркой, конверт был надписан Лариным почерком. Дорте помчалась наверх, не думая о том, что ее кто–нибудь может услышать. Дома она села в кресло и вскрыла конверт. Моя дорогая подруга! Я живу хорошо и останусь здесь еще на некоторое время. Надеюсь, у тебя все в порядке. Наш общий друг ждет, когда ему скажут, сколько он еще проживет в той квартире. Может быть, газеты писали о нем? Не думай о человеке, которого ты знаешь только по имени, он находится за границей и больше никогда не вернется в наш город. Пишу это, чтобы ты поняла, как я забочусь о тебе. Надеюсь, ты неплохо зарабатываешь. Если ты уедешь до моего возвращения, потрудись заплатить за электричество и квартиру, а то у меня, когда вернусь, возникнут трудности. Сожги сразу же это письмо. Твоя верная и преданная подруга. Газет Дорте почти не покупала. Они были слишком дороги. Проглядывала некоторые, какие были в кафе, или останавливалась и украдкой читала их у стойки смуглого лавочника, когда покупала у него продукты. Но о Томе газеты ничего не писали. Пока она сидела с письмом в руке, ее слуха достиг какой–то звук, которому не было места в ее действительности. Дверной звонок! В голове у нее произошло короткое замыкание. Она даже не шевельнулась. Об этом не могло быть и речи. После третьего звонка все стихло. Дорте стояла и ждала, что звонивший разбежится и выломает дверь. Надо притворяться, что она не понимает по–норвежски. Особенно если он будет в форме. Тогда он попросит у нее документы. Паспорт. Письмо от Лары! Она еще не сожгла его! На площадке было тихо, но шум в ушах мешал ей что–нибудь предпринять. Может быть, звонивший еще вернется. Или ждет, что она каким–нибудь образом выдаст свое присутствие. Когда она наконец осмелилась выглянуть в окно, во дворе никого не было. Она прокралась в переднюю и послушала у двери. Тихо. Дорте долго стояла, прильнув ухом к дверной щели. Уверившись, что за дверью никого нет, она взяла Ларино письмо, подошла к камину и схватила лежащие рядом спички. Наклонившись над огнем, она ждала, когда бумага вспыхнет и обратится в сероватый пепел, похожий на крылья мотылька. Смочив водой туалетную бумагу, она собрала остатки пепла и спустила их в унитаз. Потом снова выглянула в окно. У мусорных контейнеров, спиной к ней, стоял какой–то человек. Ребятишки стучали мячом. Может, вовсе не он, а дети из шалости позвонили к ней в дверь? Мяч перестал стучать, и человек ушел. Воцарилась тишина, если не считать далекого гула города и журчания воды у Белоснежки. Но квартира Лары перестала быть надежным убежищем. Куда податься? Будь у нее сумка побольше, можно было бы взять в собой вещи на несколько дней и не возвращаться в квартиру. Дорте бродила по улицам. Внезапный порыв ветра чуть не сорвал с нее джинсовую куртку. Она пожалела, что не оделась теплее. Так она дошла до кафе, перед которым стояли столики и стулья. На одном стуле лежал синий плед. Сначала Дорте хотела присесть, но было бы странно сидеть тут закутавшись в плед. Она схватила его и убежала. К сожалению, у нее не оказалось с собой пластикового пакета, чтобы спрятать плед. И она снова решила обзавестись сумкой побольше. Дорте шла наугад. С каждым шагом она все дальше уходила от квартиры Лары. Ей помогала река. Дорте не выпускала ее из поля зрения. Кругом валялись принесенные ветром бумажные стаканчики с рекламой колы и трубочками, смятые пачки сигарет, одна голубая детская туфелька. Высокая мать–и–мачеха тянула свою головку из промерзшей земли, заваленной утоптанными листьями. Если бы Дорте возвращалась домой, она могла бы захватить цветок с собой. Встречные спешили мимо, недоступные, как на экране. Наконец Дорте вообще перестали попадаться люди. Все было чужим. Большие особняки. Деревья и изгороди. Под ногами трещали ветки, и Дорте скользила на прошлогодней листве. Лесная почва пахла вечностью. Сыростью. Несколько уток плавали у кромки воды. Когда они доставали что–нибудь со дна, их хвостики упирались в небо. Совсем как в Литве. Дорте закуталась в плед и села как можно ближе к воде. Когда она наклонялась, она видела жалкое, расплывчатое отражение девочки с растрепанными ветром волосами. И снова к ней вернулась мысль, что она существует только как отражение в воде. И напрасно она с чем–то борется, чего–то боится. Может, это начало смерти? Начало той последней стадии, когда перед освобождением надо еще немного помучиться в своей земной оболочке? Если она действительно уже достигла этой стадии, может, последнее усилие следует сделать самой? Запах сосны. Огня нет. Зато есть ледяной дым. Как в той бане. Дорте не поддалась панике, но ее охватила бесконечная усталость. Ветки кололи ей лицо. Однако она лишь чуть–чуть отвернула голову. Плед оказался очень кстати, он укрывал с головой, капли усеяли его, как бисер. Но настоящего дождя не было. Собака склонилась над ней, роняя изо рта слюну. Из ее пасти с острыми белыми клыками исходило зловоние. Глаза горели злобой. Рычание не оставляло сомнений. Собака наконец нашла ее. Где–то вдали послышался крик. Собака повернула голову, прислушалась и снова уставилась на Дорте налитыми кровью глазами. Она тоже чего–то боялась. Знала, что на нее посыплются удары, если она не притащит Дорте. Рыча, она схватила ее за рукав и потянула. Кто–то плеснул водой Дорте в лицо. Девочка жива, услышала она. Но глаз не открыла. Где–то рядом сопела собака. – Тебе плохо? – спросил женский голос. Не ответив, Дорте наконец открыла глаза и села. Кто–то протянул руку и помог ей. Седая женщина в зеленой ветровке. Чужая рука была мокрая и холодная, словно несколько дней пролежала в земле. А может, то был холод, шедший от самой Дорте? В воздухе висела изморось. Как она могла здесь заснут,, непонятно. – Ты больна? – спросила женщина, с трудом удерживая большую собаку. Собака повизгивала и тянула поводок. Крупный мужчина в высоких сапогах и ветровке подошел и взял у женщины поводок. – Сидеть! – прикрикнул он на собаку. Собака неохотно села. Она покачивалась, словно старик на шатком стуле. Дорте молча помотала головой. Возле того места, где она лежала, цвели лютики. Точно они распустились, пока она спала. Она встала и подняла плед – может, эти люди поймут, что он краденый. Глаза у женщины были добрые, но требовали объяснений. – Тебе нужна помощь? – Нет, спасибо! – как можно вежливее ответила Дорте. – Точно не нужна? – Точно не нужна! – повторила она и растянула уголки рта, надеясь, что это будет похоже на улыбку. Петляя между деревьями, она спиной чувствовала на себе их взгляды. Особенно собаки. Собственно, Дорте не знала, куда идти, чтобы вернуться домой. Ее немного шатало. Они шли следом за нею. Женщина что–то крикнула, но отвечать ей не стоило. Надо было просто идти вперед. Дорте пустилась бежать, дыхание обжигало. Следовало найти тропинку или дорожку, которая вела бы наверх. Это было важно. Следовало уйти от реки. Постепенно свинцовый привкус исчез. Она согрелась, сумочка билась о бедро. Когда вечер начал прятать от нее город, а дождь проник сквозь одежду, она поняла, что надо сделать выбор. Рискнуть и вернуться в квартиру Лары. Или ночевать под открытым небом, завернувшись в краденый плед. От влаги плед стал тяжелым, и какая–то женщина с раскрытым зонтом, проходя мимо, с удивлением смотрела на нее из–под изящно нарисованных бровей. Дорте выбрала квартиру. Дом выглядел мирным. Она вошла в подъезд. Возле лестницы молодая мать ставила на место прогулочную коляску. Взгляд Дорте скользнул по почтовым ящикам, крышка на ее ящике была открыта. Она уже хотела закрыть ее, когда вдруг увидела в ящике желтый конверт без марки. Она его вынула. На нем печатными буквами было написано «Лара». Дрожащими руками она сунула конверт в сумку и пошла наверх. Сначала она прислушалась у двери, но через несколько минут вставила ключ в замок и вошла к Белоснежке. Закрыла дверь, заперла ее на ключ и на цепочку. И снова прислушалась. Но все было тихо. Лишь доносился отдаленный шум уличного движения. И журчание воды, падавшей на Белоснежку. Не снимая обуви, Дорте прошла по комнатам. Словно вор. Заглянула в чулан и в шкафы. Повсюду. Вернулась в переднюю и сняла мокрые туфли и куртку. Запах влажного пледа напомнил ей о фермере, у которого она обычно работала. Она оставила плед у двери и прошла в гостиную. С тех пор как она ушла, тут ничего не изменилось. Или? Стеклянная дверца камина была приоткрыта! Неужели она забыла ее закрыть? Но этого не может быть! Дорте почувствовала запах холодной золы. Увидела маму и Веру с корзинками, они собирали грибы и разожгли костер. Дорте закрыла камин и осмотрела чулан, заглянула даже под кровать. Потом села в Ларино кресло и отдалась усталости, которая была так велика, что Дорте не знала, хватит ли у нее сил раздеться. За окном над крышами домов неслись облака. Мимо пролетела седая женщина с огорченным лицом. Интересно, отправили бы ее в полицию, если бы она сказала им, что у нее никого нет и она нуждается в помощи? А что сделал бы отец? Есть ли вообще какой–нибудь выход из ее положения, или она лишь по наивности надеется на это? Собака, во всяком случае, ее не тронула. Дорте не помнила, какая она была, черная или коричневая. Дождь разошелся уже вовсю. Но как бы там ни было, а она уже дома. Куда прячутся сейчас птицы? Ей удалось снять куртку и повесить ее на стул возле камина, чтобы она высохла. Потом Дорте прошла в ванную и разделась. Встала под теплый душ. Попыталась успокоить себя тем, что дверь заперта на цепочку. Но полагаться на это не следовало. Она не успела вытереться, как ее словно ужалила змея. Дверь легко можно вскрыть ломом. Дорте не могла вспомнить, когда молилась в последний раз. Бог не для таких, как она. Очевидно, теперь Он не помогает даже матери. Согрев немного молока, Дорте вспомнила о письме Ларе. Она принесла кружку в гостиную, поставила возле кресла и взяла в передней сумку. Сумка была еще мокрая. Двумя пальцами Дорте вынула из нее конверт. Лара велела ей открывать всю почту. Но это письмо без марки выглядело слишком личным. Может, это было письмо из Товарищества собственников, о котором говорила Лара? Наверное, приглашают на субботник. Она нерешительно открыла письмо пальцем. И неожиданно, еще держа письмо в руках, уже поняла, что в нем. Ее паспорт! И ни слова, кроме «Лара», на конверте. Неужели эти буквы писал Том? Они были непохожи на каракули на желтых листочках. Мысль работала быстро, во всяком случае, Дорте старалась думать быстро. Может быть, тот, кто звонил, просто хотел передать ей ее паспорт? Как он попал в подъезд, чтобы опустить письмо в ящик? Позвонил кому–нибудь из соседей или проскользнул вместе с кем–нибудь из входивших? Сунул письмо в ящик и ушел? Кто его послал, Том? Постепенно до Дорте дошло, что теперь у нее есть паспорт. Лара сказала, что на билет домой надо семь тысяч крон. Эти деньги следовало раздобыть во что бы то ни стало! 34 Тридцать первого мая она взяла с собой в сумку Ларин будильник, чтобы не опоздать. В некотором роде тот норвежец уже был ее знакомым. Они условились о встрече. Он даже сказал, что не привык покупать девушек. От этого Дорте почувствовала себя не такой грязной. По дороге в отель она думала, как бы заставить его заплатить ей немного больше. Дорте говорила себе, что это просто работа. Но вскоре работа кончится, и она поедет домой! Людвикас и Макар не имеют на нее никаких прав! Ведь Том заплатил за нее! Может быть, они давным–давно даже забыли о ней. Дорте купила большую черную сумку, и у нее почти не осталось денег. Но так было спокойнее. В сумку помещалось все, что ей нужно было иметь при себе, когда она уходила из дома. Она всегда с тревогой возвращалась в эту квартиру. Хотя и пыталась уговорить себя, что звонивший ей в дверь человек был тот же, который принес паспорт. И все–таки она всегда долго слушала у двери, прежде чем отпереть дверь в квартиру. Том, наверное, еще сидит в тюрьме. А может, они уже выпустили его на волю? Уж не он ли сам приходил сюда? В тех газетах, которые попадали ей в руки, о нем ничего не говорилось. А что, если он пытался ее найти? Она вдруг поняла, что не может доверять ему. Он не должен найти ее! Она хочет вернуться домой! Кроме ее клиента, в баре сидели двое мужчин и одна женщина. На нем был другой костюм, но тем не менее она легко узнала его. При ее появлении он встал. Как будто ждал, когда она соберется с силами. Лицо его выглядело так, будто последнее время он много бывал на солнце. Должно быть, где–то в Норвегии лето начинается раньше. Он протянул ей руку, как старой знакомой. Не близкой, тогда бы он ее обнял. – Приятно снова видеть тебя! – тихо и немного взволнованно сказал он, будто у стен были и глаза и уши. – Приятно снова видеть тебя! – повторила она и протянула ему руку. Словно они играли в какой–то пьесе и их реплики давным–давно были написаны кем–то другим. – Куртку? Она прижала руки к груди, чтобы показать, что хочет в ней остаться. Он отодвинул стул, и она села на краешек, сдвинув колени. – Пообедаешь со мной? Я знаю один хороший ресторан в пригороде. – В его глазах тоже застыл вопрос. Сначала она не поняла. Неужели он хочет накормить ее вместо того, чтобы дать ей денег? Когда она попыталась объяснить ему, что ей нужны деньги, все только запуталось. Она глотнула воздуха и попробовала себе представить, как бы на ее месте поступила Лара. – Деньги? И обед? – прошептала она на одном дыхании. Его загорелое лицо стало чуть–чуть краснее. Он с улыбкой наклонился к ней и тихо прошептал: – Да! Деньги и обед! И то и другое! Две тысячи крон! В эту ночь она проснулась от колик в животе. Ей приснилось, что она съела слишком много маминых цеппелинов с мясом и луком. – Значит, идем? – Он посмотрел на часы и встал, как будто куда–то опаздывал. Она тоже встала, но молчала. Неожиданно на лице у него выразилось смятение, он смотрел на входную дверь. В отель вошли несколько человек. – Встретимся на улице! – сказал он и, обогнав ее, быстро спустился по лестнице. Дорте постояла немного, а потом тоже вышла из бара. У входа он поздоровался с каким–то человеком. Другой раскинул руки ему навстречу и дружески похлопал по плечу. Он громко, вызывающе хохотал. Этот поток слов и жестов остановил знакомого Дорте. Встретившиеся говорили так быстро, что Дорте не поняла ни слова. Она просто, пройдя мимо них, вышла на улицу, словно никакого уговора между ними не было. И тут до нее дошло, о чем говорили его друзья. – Обедаем вместе? Она пересекла площадь, готовясь к тому, что на ужин у нее будет только кусок хлеба. И тут же услыхала за спиной быстрые шаги. Он догнал ее. – Спасибо тебе! Она не ответила, просто не знала, что в таких случаях говорят. Лара, конечно, сказала бы что–нибудь забавное, но у Дорте не хватало норвежских слов. – Мы поедем на машине! Я сейчас пригоню ее из гаража. Она поняла не сразу и удивленно подняла на него глаза. – Машина. Гараж. – Он показал к подножью холма. – Подождешь? Здесь? Она кивнула и остановилась со своей новой сумкой, зажатой под мышкой, чуть наклонившись вперед, как будто собиралась идти дальше. Однако не двигалась с места, изучая носки своих туфель и окурок сигареты со сломанным фильтром. Машина у него была серая, блестящая и большая. Внутри пахло кожей и жидкостью для мытья окон. Дорте полулежала на глубоком сиденье. Машина Тома не была такой шикарной. – Пристегнись, – тихо сказал он и положил руку ей на колено. Голос у него был спокойный, словно в машине он чувствовал себя в полной безопасности. Дорте начала послушно пристегиваться. Когда она изогнулась, чтобы закрепить ремень, юбка у нее задралась и обнажила ногу. Дорте быстро ее одернула. Скоро уже она будет ощущать деньги, спрятанные в складку юбки. Она никогда не летала на самолете, но подумала, что похожее чувство, должно быть, испытываешь при взлете самолета. Может, она сумеет вернуться домой на самолете? Мотор заработал, и машина тронулась. – Ох! – Она вздохнула и закрыла глаза. Он тихо засмеялся, и она снова почувствовала на колене его руку. На этот раз между ляжками. Дорте никак не могла избавиться от желания попросить у него немного больше денег, чем было условлено. Она заставила себя посмотреть на него, наклонить голову набок и улыбнуться. А думала она о туристическом бюро, которое уже нашла. – Это был мой коллега, – сказал он. – Завтра мы вместе идем на совещание. Он тоже приехал на день раньше… С твоей стороны было разумно не показать виду, что мы знаем друг друга. – Это далеко… куда мы ехать? – Нет, уже приехали. Последние солнечные лучи прятались за плакучей березой, листва которой только что распустилась. Береза напоминала большой розовый экран. Машина резко свернула, и все исчезло за рядом домов. А в Литве уже настоящее лето, подумала она и зажмурилась. Тюльпаны давно отцвели. Фруктовые деревья тоже. В этом городе она не видела ни одного фруктового дерева. Ей вдруг захотелось расспросить этого человека о самых обыденных вещах Она уже очень давно не разговаривала с Ларой. Дорте наелась быстро, и все–таки у нее на тарелке еще оставался кусок мяса. Следовало как–то изловчиться и забрать его домой. Если ее спутник выйдет в туалет, она стащит полотняную салфетку и завернет в нее мясо. Тогда она сэкономит деньги на еду. Хорошо, что у нее такая большая сумка. Теперь она как будто жила в этой сумке. Бутылка с водой, чистые трусики, джемпер, колготки. Крем–смазка, презервативы. Зубная щетка, крем для лица и косметичка, которую ей подарила Лара. Ну и разные другие мелочи. Блок желтых листочков, шариковая ручка. Паспорт она спрятала между подкладкой и картоном, укрепляющим дно сумки. Да, теперь она как будто жила в этой сумке. Дорте относилась к ней почти так же, как этот норвежец к своей машине. – У меня есть собака! Можно мне это взять? – неожиданно для самой себя спросила она и обеими руками схватила тарелку, когда официант хотел ее забрать. Он вежливо опустил руки, мгновение подумал и воскликнул; – Конечно! Я вам его заверну! – Целиком! – повторила она и с некоторым сомнением отдала ему тарелку. – Принесите моей племяннице самый лучший десерт, какой у вас есть, – сказал спутник Дорте и улыбнулся. – А мне чашку кофе. – У тебя есть собака? – удивленно спросил он, когда официант ушел. – Нет, – призналась она. – Но есть хотеть каждый день. Он пристально посмотрел на нее, и краска снова залила его лицо, он опустил глаза. Потом, наклонившись к ней, погладил по руке и быстро оглядел ресторан. – Меня зовут Ивар. Кажется, я забыл это сказать, – прошептал он. – Ивар? По–настоящему Ивар? – спросила она. – Ивар по–настоящему! – Он улыбнулся. Она кивнула и еще раз повторила его имя. – А тебя? – Анна, – машинально ответила она. – Анна по–настоящему? – с улыбкой спросил он. Скрестив под скатертью пальцы, она улыбнулась и кивнула. В это время к ним подошел официант с пластмассовой коробкой. Дорте взяла коробку и поблагодарила его. Коробка была теплая и довольно тяжелая. Она уже видела, как разогревает мясо на сковородке и по квартире распространяется дивный запах. Может, тут хватит даже на два обеда, если есть понемногу? Ей бы очень хотелось тут же открыть коробку и проверить, не обманул ли ее официант, но это было бы невежливо. Она осторожно поставила коробку на дно сумки, чтобы коробка не перевернулась. Когда они уходили, официант помог Дорте надеть джинсовую куртку и сказал Ивару: – У вас очень красивая племянница! – Я тоже так считаю! – согласился Ивар, он выглядел почти гордым. – Что такое «племянница»? – спросила Дорте, когда они уже сидели в машине. – Что? Ах, «племянница»! Это дочь брата или сестры. Если ты приходишься мне племянницей, то я тебе – дядей. – А дядя может спать с племянницей? – спросила она. – Лучше не спать, а то неприятностей не оберешься, – сказал Ивар и выехал на дорогу. – Почему ты ему так сказал? – Не знаю. Наверное, я трус. – Трус? – Ну да. Струсил… Не хотел, чтобы он подумал, будто я растлеваю малолетних. – Что такое «растлевать малолетних»? – Это когда подбирают на улице маленьких девочек и спят с ними, – пробормотал он. Дорте встревожилась. И так как он замолчал, она подумала, что, может, он передумал и высадит ее из машины, когда они подъедут к отелю. Но немного погодя он спросил: – А нам нельзя поехать к тебе домой? Сегодня в отеле слишком много знакомых. – Нет, пожалуйста, – вежливо ответила она. – Я так радовался нашей встрече, – почти униженно сказал он. – Но свои деньги ты все равно получишь. – Ни за что? – Слово есть слово. – Как это? – Я же обещал. И ты нуждаешься в деньгах. – Ты такой богатый? – вырвалось у нее. – Не жалуюсь, – признался он. – Тебе повезло! – Для этого я надрывался изо всех сил тридцать лет, – немного мрачно защитился он. – Надрывался? – Много работал! Мотор гудел, разговор зашел в тупик. – Извини, – сказала она, помолчав. – Это можно сделать в машине. Хотеть? – Ты знаешь, где бы мы могли поставить машину? – Поставить?.. Нет. В конце концов ей стало жалко его. Он такой добрый, собирается дать ей две тысячи крон ни за что. Потому что слово есть слово. Очевидно, он лучше, чем она. – Ты дать мне ключ от номера? Я идти в отель. Ты ставить машину. Я там, когда ты пришел. – Ты хочешь этого? – с надеждой спросил он. – Да! – решительно ответила она. Он полулежал на ней, отвернув от нее лицо. В комнате царили сумерки. Но сквозь гардины просачивался вечерний свет. Где–то на полную мощность был включен телевизор. Сердце Ивара стучало ей в бок, словно рвалось в нее. От него пахло тревогой, потом и туалетной водой. – Не всем можно управлять, – сказал он, издав звук, похожий на смешок, и положил ее руку на свой член. Тот стал как будто толще, но все–таки оставался вялым. Кожа на нем была нежная, как кожа на руках соседского младенца. – Прости! – сказал он, прижимаясь к ней. Наверное, Ивар бы не расстроился, если бы она сейчас ушла. Но почему–то ей этого не хотелось. Потом он неловко погладил ее спину и ягодицы. – Хочешь пить? – Да, пожалуйста! – ответила она, уткнувшись в его грудь. Это было все равно что разговаривать с меховой шкурой. Когда он встал и зажег свет у кровати, она натянула на себя одеяло. Он открыл окно, и соленый воздух ворвался в комнату, совсем как в прошлый раз. Телевизор уже приглушили. Тишина была почти полной. Повернувшись к ней спиной, он надел трусы. Глубокая расселина и волосы над поясницей являли собой странный ландшафт, который мгновенно изменился, как только Ивар встал. Некоторое время он повозился возле маленького холодильника, наливая в темноте в стаканы апельсиновый сок и пиво. Не глядя на нее, он, словно слуга, протянул ей стакан. – Видно, сегодня не мой день, – сказал он ей голосом человека, не выполнившего обещания. Она не знала, что на это ответить. Деньги уже лежали у нее в сумке. Кто–то прошел по коридору мимо их номера. Смех, звон бокалов. Потом наступила полная тишина, словно даже стены запрещали им дышать. Она выпила немного сока и потянулась за своей одеждой. – Ты должна идти? – Да… – С тобой приятно разговаривать. – Я плохо говорить норвежский, – с удивлением сказала она. – Вовсе нет, – запротестовал он и взял ее руку. – Но ты можешь говорить с человеком, ты знаешь? Правда? – С кем? – Человек, который не надо меня видеть. Он покачал головой и умоляюще посмотрел на нее. Словно пытался заставить ее понять то, чего он был не в силах выразить словами. – Я вообще мало разговариваю… почти ни с кем, – сказал он и снова схватил свой стакан с пивом. – Жена? – Это слово вырвалось у Дорте, хотя Лара предупреждала ее, что это запретная тема. Но это слово было на кассетах. Он покачал головой и допил пиво. – Нашла другого, – со странным смешком сказал он. Дорте промолчала, хотя все слова ей были понятны. Потом ей стало ясно, что он ждет, чтобы она что–нибудь сказала. Ей захотелось рассказать ему о Николае, который уехал из дома, чтобы выучиться на кондитера. – Дети? – спросила она. – Нет, к счастью! – воскликнул он так горячо, что Дорте подумала, что, наверное, все обстоит как раз наоборот. Она посидела, ощущая пустоту, возникшую между ними, потом сказала: – Надо ходить. Тогда он отставил стакан и обхватил ее обеими руками. В его жесте не было угрозы, но он был неожиданным. Передумав, он опять захотел овладеть ею. – Погладь меня! – попросил он шепотом. – Пожалуйста, погладь меня! Сперва ей показалось, что он просит подрочить его, как иногда хотели другие. Но он положил ее руки себе на шею. Она раскрыла ладони. Прижала к его спине и стала гладить наугад. Он сразу обмяк рядом с ней. Глубоко вздохнул и крепче прижал ее к себе. Ей не было ни больно, ни противно. Но Дорте к такому не привыкла. Она продолжала гладить его, они даже перевернулись в кровати. Гладила и гладила. Низ спины, тот волосатый ландшафт, и выше, гладкую впадинку, где прятался позвоночник, и еще выше – плечи и шею. К счастью, он не был потным, как многие из ее клиентов. Потом он повернулся и лег навзничь на спину, закрыл глаза, а она все гладила его грудь, плечи, руки и шею. Медленно, раскрытыми ладонями. Наконец по его дыханию она поняла, что он спит. Дорте осторожно встала, взяла свою одежду, сумку и прошла в ванную. Когда она вышла, он стоял у окна уже в брюках. Она надела куртку и пошла к двери. В два прыжка он оказался рядом с ней. – Ты мне так нравишься! – сказал он и обхватил ее руками. – Спасибо! Ты мне нравишься! – ответила она. – Жаль, что ты такая молоденькая. – Он приподнял ее волосы. – Это ничего. – Мы еще встретимся? Можно вместе пообедать. Поговорить и, может быть… – Когда? – Я еще не знаю, когда приеду в город. Как тебя найти? Телефон? Она помотала головой. Потом ей что–то пришло в голову. Она схватила блокнот, лежавший на тумбочке, написала «до востребования, Анне Карениной» и название улицы, где было почтовое отделение, из которого она посылала матери деньги. – Анна Каренина? – Он удивился, словно пытался вспомнить, откуда ему известно это имя. 35 Небо обрушило на город сразу все свои запасы воды. Деревья на склоне сердито вздрагивали под порывами ветра. Все сделалось серым с зеленоватым отблеском, как будто летом. А экран телевизора, напротив, вдруг стал черным. Сколько Дорте ни нажимала на пульт дистанционного управления и на все кнопки, изображения так и не появилось. Телевизор умер! Ей было жалко тратиться на еду, но приходилось, пока она зарабатывала деньги на билет домой. Она редко чувствовала себя голодной. По утрам ее тошнило, днем она привыкла есть мало и медленно. Но обходиться без молока она не могла. Несмотря на Ларино утверждение, что «Анна Каренина» приносит несчастье, она достала книгу из чемодана. И пока дождь хлестал по балкону, утешалась русскими буквами, одной украденной картофелиной и тремя ломтиками старого хрустящего хлеба, у которого был вкус бетона. На третий день Анна Каренина бросилась под поезд. Но Дорте устала от книги еще задолго до этого. Она уже не знала, на чьей стороне ее симпатии. Она понимала Вронского, понимала, почему он изменил Анне. Очевидно, он никогда и не любил ее, только хотел любить. В Ларином кресле слова казались более пустыми, чем они были дома. А может быть, она просто никогда не видела взрослых, любящих друг друга, кроме своих родителей. Ночью она проснулась от того, что ударила отца зеркалом по голове. Это так напугало ее, что она встала и повернула большое зеркало в коридоре лицом к стене. Она не помнила, за что так рассердилась на отца, и не была уверена, что ей хотелось бы это знать. Сон был даже более реальным, чем пробуждение. Она не только рассердилась на отца, но и ударила его, хотя и знала, что он уже умер. Дорте ходила от балкона до Лариной железной кровати, даже не взглянув на часы, не зная, утро сейчас или вечер. И когда она наконец села, то вспомнила, что уже давно не отмечала крестиком прошедшие дни. – Ты не пойдешь туда! – сказала мать и спрятала лицо в полотенце. – Дорогая, ты все понимаешь превратно! Эта девушка – моя соотечественница, и я помогаю ей учить русский, – немного надменно ответил отец. – Вчера сосед делал намеки. Это так унизительно… – На что он намекал? – На то, что ты любишь молоденьких девушек. Отец раздраженно фыркнул, потом отложил шляпу и обнял мать. Покачал ее в своих объятиях, как качал Веру, когда та ушибалась. Мать попыталась освободиться, но было видно, что ей этого совсем не хочется. – Правильно! Я люблю мою молодую красивую жену! И буду говорить это каждому встречному и поперечному. И соседям тоже. – Не валяй дурака! – Я и не валяю. Я говорю серьезно. Ты оставила все, чтобы выйти за меня замуж, а этим не шутят. Как ты могла подумать, что я когда–нибудь забуду об этой жертве? – Мужчины такие легкомысленные… – Ты несправедлива ко мне. Я не прощу, если ты будешь считать меня легкомысленным человеком! У тебя для этого нет никаких оснований. Ты знаешь, что до тебя я был неравнодушен только к одной женщине, но она умерла. Мать выглянула из–за полотенца и хотела улыбнуться, но у нее получилась лишь жалкая гримаса. Никто из них не обращал внимания на то, что Вера и Дорте сидят на лестнице и слышат каждое слово. – Что же мне теперь делать? – спросила мать и отошла к столу. Там она занялась яблоневыми ветками, которые срезала для выгонки. – Не знаю. Но если тебе это неприятно, я лучше не буду туда ходить. Мать с такой силой ткнула ветку в тонкую вазу, что удивительно, как стекло не треснуло. – Все поймут, что это из–за твоей ревнивой и несносной жены. – Поймут или нет, к делу не относится. А вот твои чувства касаются меня весьма близко. – Ты считаешь меня дурой? – Нет! Но я понимаю, что ты не доверяешь моей любви. – Думаешь, мы стоим друг друга? – спросила мать, безуспешно разглаживая скатерть обеими руками. – Нет! Ты гораздо лучше. Просто у меня хорошо подвешен язык. – Посмотри! Из почек капает нектар, хотя они еще не раскрылись, – мечтательно сказала мать и взяла ветку. Потом она закрыла глаза и сунула палец в рот. Отец подошел к ней и тоже попробовал нектар. Вдруг он как будто что–то вспомнил. Через мгновение он направился к своему креслу, сел и поставил ноги на скамеечку. – Вера! Сбегай к Ванечке и скажи, что я сижу, поставив ноги на скамеечку, и не могу к ней прийти, пусть она сама придет сюда! – Ты хочешь, чтобы я солгала? – удивленно спросила Вера. – А разве ты сама не видишь, как я сижу? – Вижу, но это только половина правды. Отец задумался, потом пригладил пальцами усы. – Вера, ты слышала наш разговор с мамой? Что, по–твоему, правда? Разве с маминой точки зрения правда не в том, чтобы я туда не ходил?.. – Да, но… – пробормотала Вера и быстро взглянула на мать. Тогда Дорте спрыгнула с лестницы и бросилась к двери. – Папа, это правда! Я пойду и скажу ей это! Дорте шла по улице, где овощи продавали прямо на тротуаре. Она промышляла так уже не раз, там редко кто–нибудь их сторожил. Если она была спокойна и сосредоточена, ей это удавалось. Крупной картошки ей хватало на два раза. Самые крупные картофелины были обернуты серебряной фольгой. Помидоры и яблоки легко спрятать в сумку. С бананами дело обстояло хуже, они продавались большими гроздьями. Сегодня она была такая вялая, что ей удалось унести только головку цветной капусты и два яблока. Уже дома Дорте пожалела, что из–за своей вялости не стащила также молока и хлеба. Но их продавали только внутри в магазине. Она со стыдом вспомнила, как в одном крохотном магазинчике она подошла к холодильнику, где стояло молоко. – Если ты хочешь что–то купить, поставь это сюда на прилавок! – раздался на весь магазин голос продавщицы, и все головы, как по команде, повернулись к ней. С тем магазином было покончено. Больше она туда не ходила. Унести хлеб, не заплатив за него, было почти невозможно. А он, как нарочно, благоухал, чтобы мучить людей. В последние дни она так настойчиво пыталась забыть о существовании хлеба, что ей не хотелось ничего другого. У смуглого лавочника на улице стояли только газеты. Но она вообще не хотела красть у него. Они как будто договорились, что она ничего не крадет, но просматривает газеты, лежавшие на подставке. Во всяком случае, он не делал ей замечаний, хотя дверь была открыта и он видел ее. И никогда не удивлялся, что она покупает только молоко. В тот вечер Дорте сварила себе суп. Красивые маленькие кусочки цветной капусты плавали в подсоленной воде. Она ела медленно, чтобы подольше растянуть удовольствие. Какой смысл начинать красть, если у тебя потом все равно будет рвота? Три раза ее отказались взять на работу, хотя она могла предъявить паспорт. Оставалось либо надеяться на чудо» либо искать клиентов. Тем временем деньги на билет домой постепенно таяли. В списке все кафе и магазины были уже вычеркнуты. Последним остался большой киоск. Девушка, стоявшая там за прилавком, сказала Дорте, что у них убирает большая фирма, и, пожав плечами, повернулась к следующему покупателю. У Дорте возникло неодолимое желание залепить ей оплеуху. Лара сказала бы, что глупо сдаваться в городе, где столько еды, денег и мужчин. Если у тебя не хватает смелости, значит, нужно стать смелее! Дорте надела юбку, желтый джемпер, джинсовую куртку, кружевные колготки и накрасилась так, как ее учила Лара. Потом встала в очередь, стоявшую в ночной клуб, хотя знала, что за вход туда нужно платить. Она пропустила вперед целующуюся пару, потому что за ними в очереди стояли два молодых человека. Один был пьян и повис на ограждении от улицы. Другой, на вид добрый, уговаривал товарища взять себя в руки, а то их не пропустят. – Угостишь меня? – улыбнулась ему Дорте. – А ты что, не можешь заплатить сама? – удивился он. – У меня нет денег. – Она слегка прислонилась к нему. – Твоя мама знает, где ты? – презрительно спросил пьяный. – Заткнись! – скомандовал другой и повернулся к Дорте. – Хорошо, но ты идешь только со мной! – Согласна! – ответила Дорте и встала рядом с ним, словно они были парой. Он обнял ее, защищая от холодного ветра, но ногам это не помогло. Полагаться на лето в этой стране было глупо. Она постукивала ногами, чтобы согреться. Очередь двигалась медленно, как улитка. Парень, обнимавший ее, спросил, как ее зовут, где она живет и еще что–то, чего она не поняла, потому что он говорил очень быстро. Она ответила, что ее зовут Анна. – А меня Артур! – крикнул он ей в ухо. Они уже подошли к охраннику, и тот сказал, что Дорте еще рановато ходить по ночным клубам. – Не глупи! Это моя девушка, ей почти двадцать! – галантно возразил Артур и подтолкнул ее к двери. В ту же минуту его товарища вырвало на башмак охранника. Раздались крики, брань, а Дорте с Артуром тем временем проскользнули внутрь. – Пусть сам выкручивается как знает! Мне уже осточертело вытаскивать этого алкаша, – с отвращением сказал Артур, протащив Дорте сквозь грохот басов и истерику гитар. Никакой группы на сцене не было. Звук лился из динамиков. Мало сказать, что все столики и стулья были заняты. Люди со стаканами пива, открыв рты, стояли чуть ли не на головах друг у друга. Почти все были моложе тридцати. Пахло чем–то похожим на мочу или блевотину. Артур увидел какого–то знакомого и подтолкнул Дорте дальше, к молодому парню с внешностью кинозвезды. Оба закричали что–то, но она не поняла. – Свейнунг! Я нашел девчонку! Чертовски хороша! Анна! – проревел Артур в конце концов и толкнул приятеля в грудь стаканом с пивом. – Не могла взять сумку поменьше? Ты что, продаешь травку на килограммы? – надменно спросил Свейнунг. К счастью, разговаривать в этом гаме было невозможно. Дорте показалось, что они не поняли, что она иностранка. Ей оставалось только растягивать уголки рта и ждать. Чего ждать, она и сама не знала. Еды тут никакой не было. Только грязь от чипсов на столиках. Золотистая картошка лежала, как маленькие кораблики, вытащенные на берег из пивного болота. Или падали на пол и погибали под шаркающими подошвами. Девушка с золотым пояском на спущенных до неприличия джинсах прижималась всем телом к молодому человеку, стоявшему у стойки. Над джинсами было голое тело. Груди наполовину вывалились из крохотного топика, словно она уже обслужила первого клиента. Но что–то в ее движениях подсказало Дорте, что если эта девушка и была шлюхой, то денег со своих клиентов она не брала. Танцующих было столько, что невозможно было пройти, не прижавшись к кому–нибудь или не наступив ему на ногу. К счастью, они с Артуром и не пытались танцевать. – Чертов кабак! И чертов грохот! – крикнул им Свейнунг. – Валим отсюда! Артур запротестовал. Он заплатил за вход, значит, уходить нельзя. Они начали препираться, но когда Свейнунг, пожав плечами, хотел уйти, Артур быстро допил пиво и подтолкнул Дорте к выходу. 36 Нетвердо держась на ногах, Свейнунг жарил отбивные. Его родители уехали отдыхать во Францию. Парни только что проглотили по таблетке и запили ее водой. Дорте повезло: они тоже хотели есть. Она поняла, что Артур уже бывал здесь. Знал, что уборные есть и на первом и на втором этажах. Он облегчился, не затворяя дверь, им на кухне было все слышно даже через несколько комнат. Дом был огромный. Дорте первый раз попала в дом, где было столько мебели и разных вещей. Бра, украшения, картины, подсвечники, зеркала, позолоченные рамы, люстры, большие растения – даже на полу в холле стоял в горшке большой куст. Пахло чем–то дурманящим – не то духами, не то какими–то благовониями. К отбивным Свейнунг толстыми ломтями нарезал хлеб. Все расположились на кухне вокруг большого стола. Пахло пригоревшим мясом, растительным маслом и чем–то еще. Очевидно, мусором, который слишком долго пролежал в мусорном ведре, стоявшем в углу. Неожиданно Дорте почувствовала тошноту. Но она обмакнула в жир кусочек хлеба и заставила себя медленно его съесть. Она уже очень давно не ела горячей пищи. Голод мучил ее, особенно по ночам. Снотворное у нее давно кончилось. Несмотря на дурноту, ей хотелось молока. Она произнесла слово «молоко». Оно прозвучало, как вздох беззубой старухи. Но Свейнунг понял ее, принес пакет молока из большого холодильника и бросил его на стол. Дорте успела заметить, что белое, освещенное чрево холодильника битком набито всякой едой. Она выпила стакан молока и попыталась есть отбивную, прислушиваясь к тому, что делается у нее внутри. Там словно сидел какой–то грызун, который приказывал ей есть побольше и тянул за кишки, если она ела недостаточно быстро. Свейнунг и Артур то пили пиво, то бегали в уборную. Когда пиво кончилось, Артур разозлился. Свейнунг куда–то вышел и вернулся с бутылкой чего–то покрепче. – Папаша озвереет, это дорогое пойло! – сказал он равнодушно. Пробка, коротко вздохнув, соскочила с бутылки. Он хотел налить и Дорте, но она отказалась. – Ты что, пьешь только молоко? – со смехом спросил Артур. – Да! – сказала она. Свейнунг откинулся назад и от смеха замолотил кулаком по столу. Дорте растянула уголки губ и сделала вид, что ее это не обижает. Но он так легко не сдался, поднес бокал ей к губам и велел сделать глоток. – Да отстань ты от нее! – сказал Артур. – Ах ты, говно! – Свейнунг, громко рыгая, схватил ее за подбородок и заставил открыть рот. Запах жеваной свинины и пива смешался с запахом крепкого, горького напитка. Дорте сморщилась. Закашлявшись, она сделала глоток в надежде, что Свейнунг сядет и забудет о ней. Тогда она скажет, что ей надо выйти в уборную. Когда между ними будет этот огромный холл, она сможет убежать. Лара бы посмеялась над ее глупостью – дура, на таких парней полагаться нельзя. Ее так мутило, что даже не пришло в голову забрать домой то, что осталось от ужина. Казалось, ей больше никогда в жизни не захочется есть. Но парни не унялись: она должна чокнуться с ними и выпить. Дорте попробовала сделать вид, будто пьет, но Свейнунг заметил это. – Это называется пить? Ну–ка, глотай! – крикнул он и проследил, чтобы она действительно сделала глоток. – Оставь ее! Девчонка не привыкла к крепкой выпивке. – Артур толкнул приятеля в бок. Тошнота чуть не задушила Дорте, она попыталась встать, но Свейнунг схватил ее и посадил к себе на колени. В желудке у нее шла борьба между съеденным и выпитым. Устав держать ее, Свейнунг перевалил Дорте, как мешок, обратно на стул. Она пыталась подавить подступающую рвоту, то сгибаясь, то разгибаясь, но это ей мало помогло. – Что–то наша девочка заскучала. – Свейнунг толкнул грязную тарелку так, что та проехала по столу. Обглоданное ребро упало на стол, оставив жирный след. После этого Свейнунг одним рывком подтянул Дорте к себе вместе со стулом. – Ну, хочешь меня? – прогнусавил он и засмеялся. – Размечтался! – сказал Артур. – Девчонка пьяна. – С чего же это? Литр молока и две капли спирта? Артур что–то сказал Дорте, но она не поняла. Конец он повторил. – Что ты все время молчишь? Откуда ты? – Россия, – ответила Дорте и тут же пожалела об этом. Но им это, по–видимому, было безразлично. – А что ты делаешь в Норвегии? Приехала погостить? – Глаза Свейнунга закатились под самый лоб. Дорте кивнула. – Чтобы заработать? – спросил Артур почти дружески. – Заработать? – растерянно спросил Свейнунг и уставился на нее, словно только что заметил. – Я так и понял, как только увидел тебя! – твердо сказал Артур. Дорте не ответила, она опустила глаза и крепко держалась за сиденье стула. Наступила тишина, если не считать радио, которое все время было включено в какой–то из комнат. Сейчас там передавали поп–музыку, время от времени мужской голос выкрикивал что–то непонятное. Дорте встала. – Уборная? – спросила она. – Или наверху, или первая дверь налево, – прогнусавил Свейнунг, словно это был урок, который он отвечал уже сотню раз. Теперь глаза его стали видны немного лучше. «Вот черт!» – услышала Дорте, уже выйдя в коридор. Она поднялась на второй этаж и немного посидела. Теперь, уже в уборной, ее перестало тошнить и рвоты не было. То, что Артур догадался, зачем она здесь, нисколько не облегчало ее положения. Нужно было незаметно выйти из дома. Собственно, ей оставалось только бежать. Может, они и не станут ее преследовать. Когда она вышла из уборной, у двери с широкой улыбкой стоял Свейнунг. Никто бы не подумал, что такой красивый человек может оказаться таким жестоким. – Сколько ты берешь? – Полторы тысячи, – ответила она, подчеркнув каждое слово. – Не дури! Две сотни. Мы же друзья! Она покачала головой и хотела пройти мимо. Внизу у лестницы стоял Артур и смотрел на них. – Нет! – сказала она и пошла вниз. – Пятьсот с каждого! – продолжал торговаться Свейнунг. – Полторы тысячи! – жалобно пискнула Дорте. Они приближались к ней с обеих сторон. Наконец она со своей прижатой к груди сумкой оказалась стиснутой между ними. На середине лестницы, откуда до входной двери было очень далеко. – Давай возьмем ее оба! Одновременно! Идет? – Стены подхватили голос Свейнунга. – Нет, отвали! Я один! – засмеялся Артур и потянул за Ларин джемпер. Дорте попыталась освободиться, но их было двое. Потных и твердых, как каменные стены. – Деньги… Вперед! – пискнула она, но раскаты их смеха заглушили ее голос. Они потащили ее в комнату, где стояла большая кровать, и зажгли свет. Пока они срывали с нее одежду, позор лился из трех белых фарфоровых колокольчиков, висевших на потолке. Наконец она осталась совершенно голой в незнакомой постели. Свейнунг натянул ее трусики себе на плечо, сумка валялась у двери далеко от кровати. Как поступила бы Лара в таком случае? – Полторы тысячи! – рыдала она. – К черту! Грязная девка! – Свейнунг освободил руку, чтобы запустить ее Дорте между ногами. – Шлюха! – радостно выдохнул он и всадил в нее пальцы. Она закричала и, чтобы защититься, попыталась поднять колени к подбородку. – Не так грубо! Полегче, свиной пиздюк! – выдохнул Артур. – Ты что, не видишь, что она плачет? – Ты пришла к нам, чтобы продать себя, черт подери! Тебя тут накормили и напоили! – крикнул Свейнунг и расстегнул брюки. – Я не знал, что приглашаю на вечеринку блядь, но раз уж ты тут!.. – Он засмеялся, шмыгнул носом и снова занялся ею. – Полегче! Полегче! – напомнил ему Артур. – Какого черта! Я хочу… – Презерватив! – хрипло крикнула Дорте, но по ним трудно было сказать, знают ли они вообще, что это такое. А потом было уже поздно. Свейнунг скинул штаны, вошел в нее и заходил туда–сюда мощными толчками. Его ладонь крепко держала ее грудь, а сам он расположился на ней, словно она была ковриком для занятия гимнастикой. Однако это его не удовлетворило, он неожиданно крепко схватил ее за ляжки, раздвинул их еще больше и продолжал свое дело с такой силой, что Дорте закричала от боли. Пища так и рвалась из нее. Над головой Свейнунга, подобно холодному солнцу, висело лицо Артура. Время от времени он высовывал кончик языка и делал удивленную рожу. Словно не думал, что его приятель справится со своей задачей. Наконец он сложил руки на груди и сел, широко расставив ноги. Дорте смотрела прямо ему в лицо. Ее глаза выражали беспредельное презрение. Другого оружия у нее не было. В какое–то мгновение она вспомнила забытые звуки и картины. Кто–то сидел во всех креслах. Их было больше, чем раньше. Ее должно было вот–вот вырвать. Она стиснула зубы. Наконец раздались стоны, по которым она поняла, что конец близок. – Тошнит, – проговорила она сквозь стиснутые зубы. Откуда она узнала это слово? Он ничего не слышал. Только когда она отвернула голову, чтобы струя блевотины не попала ему в лицо, он подскочил в воздух. Через мгновение он уже стоял на полу, с его члена капала сперма. Артур громко хохотал. Фарфоровые колокольчики под потолком слились в светящуюся троицу. Дорте свесилась с кровати и больше не сдерживалась. И тут же почувствовала омерзительный запах спермы и блевотины. – Чертова блядь! – удивился Свейнунг. Она стояла на коленях, согнувшись над унитазом. За дверью переругивались Артур и Свейнунг. Мысль о том, что он не надел презерватив, была хуже тошноты. Презервативы так и остались у нее в сумке. Она даже не помнила, когда у нее кончились противозачаточные таблетки. – Она должна все вымыть за собою! – орал за дверью Свейнунг. – Утихомирься. Я заберу ее отсюда. Не видишь, что ли, что ей плохо! Так, как ты, не ведут себя даже со шлюхами! – Кто, черт подери, тут вымоет за ней? – Сам и вымоешь. Или наймешь кого–нибудь! Бабок у тебя хватит! – Злишься, что не поебал ее первый? – Не дури! – Я думал, ты в деле? Откуда иначе ты достаешь колеса? – Заткнись, пока я тебе не врезал! Я больше этим не занимаюсь! Слышишь? Завязал! А вот ты… Паразитируешь на родителях! Скажешь, нет? Для тебя что женщина, что скотина! Дорте не могла понять, плохо или хорошо для нее, чтобы они поссорились. Голоса доносились словно издалека, хотя парни кричали. Особенно Свейнунг. Она воспользовалась полотенцем, чтобы подмыться и вымыть живот, потом оделась. Почистила зубы. Большая сумка была ее другом. Из зеркала на нее смотрело чужое лицо. Надо уходить. Прочь отсюда! Денег ей не дали, все съеденное она вытошнила. Зато она знала, как дойти до Лариной квартиры. Она была уже у самой двери, когда Артур догнал ее и схватил за руку. – Подожди! Свейнунг заплатит тебе пятьсот крон! – Какого черта! – крикнул Свейнунг. – Заплатишь! Иначе пеняй на себя! – прошипел Артур. – Это было чистое изнасилование! – прибавил он и с грозным видом направился к Свейнунгу, таща за собой Дорте. – Она блеванула до того, как я кончил! – пожаловался тот. – Она не виновата, что у тебя туго с еблей! И я тоже! – А ты что, ее сутенер? Я на мели. У меня нет денег! – взвыл Свейнунг и хлопнул себя по заднему карману. – Ты должен ей пять сотен! И я лично прослежу, чтобы она их получила! Или дури ты от меня больше не получишь! Слышишь? – Вид у Артура был грозный. Он подошел так близко к Свейнунгу, что брызги его слюны летели Свейнунгу в глаза, отчего тот моргал, словно курица на яркий свет. Он неохотно вынул пять сотен. Артур выхватил их у него из рук и был явно доволен всем произошедшим. – Пошли отсюда! – сказал он и потянул за собой Дорте. Они вышли на улицу. Листья в садах казались ядовито–зелеными, птиц почти не было слышно. Ночь была на исходе. Дорте мечтала оказаться одной в Лариной квартире. Но у Артура были другие планы. – Я спас тебя от Свейнунга, и ты должна отблагодарить меня за это один разочек, – заявил он. Не понимая всех слов, она поняла их смысл. Но голос его звучал уже не так грубо, как раньше. – Нужно деньги! Еда, – почти строго сказала она. – Я понял. Получишь две сотни на жратву, и я провожу тебя домой, – добродушно сказал он. – Не домой, – твердо сказала она. – Где же ты этим занимаешься? – Улица, – уклончиво ответила она. – Врешь! Она не ответила, только покачала головой. – Ладно! Топаем ко мне! – решил он и свернул в сторону. Идти было далеко, и Дорте еле передвигала ноги. В конце концов он отпер дверь какой–то развалюхи, окна в коридоре были заклеены картоном. Заляпанные занавески задернуты неплотно. В коридоре пахло вареной капустой и грязным бельем. Они поднялись но скрипучей лестнице и вошли в каморку с узкой кроватью, тумбочкой и стулом. Не говоря ни слова, он начал ее раздевать. – Деньги? – сказала она, запахнув на груди куртку. – Пятьсот за Свейнунга! – сказала она голосом Лары. – Раскатала губы! – Он вцепился в нее. – Вырвать! – пригрозила она и раскрыла рот, сосредоточившись на этой мысли. Артур поднял руку, словно хотел ударить ее, но она быстро, по–кошачьи увернулась. Он настиг ее у двери. – Ну, пожалуйста! Не уходи! – попросил он ее хриплым мальчишеским голосом. Дорте вышла из решительной роли Лары и ждала, когда он достанет пятьсот крон. Рука ее протянулась сама собой. Деньги так быстро сменили владельца, что Артур не успел даже закрыть рот. Дорте почувствовала в руке теплые бумажки и, когда он отвернулся, спрятала их в складку юбки. Потом она сняла куртку и колготки. Ее трусики остались у Свейнунга. Он похвастался, что у него в шкафу их не меньше четырех сотен. Кто–то в мягких шлепанцах прошаркал мимо двери. Мгновение было тихо, потом послышался сиплый старческий голос: – Господин Эклёв! Нельзя ли позаимствовать у вас красотку? – Нет, она стесняется! – заржал Артур, не вставая с кровати. Старик тяжело и глубоко откашлялся и удалился, не отрывая ног от пола, словно кто–то протащил по полу труп. – Кто это? – Владелец дома. – Артур хотел обнять ее, но промахнулся и нечаянно ударил ее в бок. Потом прогнусавил что–то слабым голосом. Она поняла только слово «Один». Он лежал на спине без штанов. Она обхватила пальцами его член и провела по нему туда–сюда, потянула, уж эту услугу Артуру она могла оказать после всего, что он сделал. Точно таким же движением она мыла дома решетку на перилах. Это была ее обязанность. Она всегда открывала дверь, чтобы запах мыла смешивался со свежим воздухом. Но здесь она вдыхала запах домашней грязи, плесени, пота… и слово «один», повторяя одно и то же движение, как будто мыла лестницу. Дорога домой оказалась долгой. О том, чтобы идти вдоль реки, не могло быть и речи. Дорте в кровь стерла себе ноги. Часы в часовом магазине показывали половину девятого. Так, скорее всего, и было – люди спешили на работу. Усталые лица, глядящие мимо глаза. От некоторых еще пахло душем. Кое–кто выглядел почти счастливым. Словно радовался ждущему его беспредельному миру. Дорте перестала оглядываться в страхе, что Артур идет за ней, чтобы узнать, где она живет. Они должны были встретиться на другой день у большой церкви. Он надеялся, что до отъезда в Осло сможет найти ей несколько клиентов. Но сейчас ей не хотелось об этом думать. У самой квартиры она купила себе поесть – молока, свежего, благоухающего хлеба, масла, сыра, ветчины и яиц. И, оказавшись уже в квартире, почувствовала себя почти богатой и беспечной. Первым делом она разделась и пошла в душ. Стояла под струями воды и намыливала все тело. Она пыталась не думать о том, что случилось, но, смазывая лицо кремом, все время помнила, что надо положить Ларины колготки и джемпер в тазик, наполнить его водой под душем и прибавить Лариного замечательного стирального порошка, который вытянет из них всю грязь. Потом она пустит воду на полную мощность и будет их полоскать до тех пор, пока вода не станет абсолютно прозрачной. И только после этого наденет махровый халат и отрежет кусочек хлеба, пахнущего Николаем. Но когда Дорте уже вытиралась и всем своим существом вспомнила, как мать готовила цеппелины, она все–таки заплакала. 37 – Я спокойно мог бы достать тебе пару клиентов, но это для тебя не жизнь, – сказал он и впился в нее узкими темными глазами. Дорте не ответила и поднесла ко рту бумажный стаканчик с колой. Артур хотел угостить ее кофе, какой Лара ни за что бы не стала пить. Растрепанные парни подпирали стену. Трезвыми их назвать было трудно, хотя полдень только что миновал. Темные волосы Артура висели слипшимися прядями, глаза перебегали с предмета на предмет. Щетина торчала, как колючая проволока на талом снегу. И все–таки его она не боялась. Во время разговора он четыре раза повторил слово «один», но она поняла только отдельные слова. – Я копить деньги. Ехать домой! – сказала она. – Нам с тобой хорошо вместе, верно? Когда разживусь деньгами, помогу тебе перебраться в Осло. Найду тебе там работу. – Работа? Какая? – В закусочных. За стойкой или на кухне. – Где? – В фирме «Антрепренёры». Я и сам там работал, – с гордостью сказал он. – Что они делать? – Приводят в порядок старые дома. Строят и ремонтируют… Я живу в таком доме. Большом, красивом. Лучший район в городе. Она спросила: неужели они держат закусочные? – Рабочим нужно есть. Они приезжают из Польши и бог знает откуда, – объяснил он. – Литва? – Почему Литва? Разве ты не русская? – Да. Россия и Литва. – Из Осло до Литвы не так далеко, – сказал он и толкнул ногой один из стульев за соседним столиком. Стул с пронзительным звуком проехал по полу. – Через Балтийское море. – Верно! Слушай, приезжай в Осло! – Артур воодушевился. – Спасибо. Почему ты помогать мне? Он опустил глаза, почесал свою колючую проволоку, косо усмехнулся и заявил, что она ему нравится. Потом, стыдясь, заговорил, что Свейнунг папенькин сынок и вообще мешок дерьма и что он, Артур, не должен был вести туда Дорте. – Он сидит на наркоте и бывает совсем чокнутым. – Замолчав, Артур протянул свои длинные ручищи и притянул к себе ее голову. Сначала Дорте испугалась, что он просто снимет с нее скальп, но он точно рассчитал расстояние. – Знаешь что, нам надо развлечься! – воскликнул он и ущипнул ее за щеку. Артур привел ее на большую площадь, где перед каруселями и лотереей стояли длинные очереди. У стойки мужчины и мальчишки стреляли в цель из чего–то похожего на игрушечное ружье. На полке рядком выстроились плюшевые мишки и другие мягкие игрушки. С третьей попытки Артур выиграл большого коричневого медведя, которого протянул ей с гордым поклоном. Дорте задумалась, что–то припоминая. И вдруг у нее вырвался смешок. Странный печальный звук. По лицу Артура она поняла, что что–то не так Прохожие с удивлением смотрели на них. – Что это на тебя нашло? – Артур был обижен. – Прости… – Она протянула руки к медведю. Но он вырвал его у нее из рук и швырнул обратно на стойку с ружьями. – Отказ от выигрыша приносит несчастье! – крикнула ему вслед девушка из тира. Дорте постояла, глядя в стеклянные глаза медведя. Потом схватила его. С медведем в одной руке и сумкой в другой она побежала за Артуром. – Прости, – еще раз сказала она. Он шел прочь, не оглядываясь. Она тащилась за ним. Они протолкались через толпу к выходу. Очевидно, с развлечениями на сегодня было покончено. Но когда они уже покинули площадь, Артур вдруг повернулся к Дорте, схватил медведя и сунул под мышку. Отец взял у матери зонты, положил их себе на плечо и, словно они были частью его самого, зашагал по дороге. Зонты прижали воротник его штормовки, смявшийся брезент натирал кожу на шее, но он этого даже не замечал. Проходя мимо школы, они увидели у окна учителя, и отец в знак приветствия поднял свободную руку. Движения его были раскованы, и он шел большим, свободным шагом. Мать, Вера и Дорте спешили за ним, словно никакого спора о зонтах не было и в помине. – Ладно уж! – примирительно сказал Артур и свободной рукой обнял Дорте. Она поняла, что должна что–то сделать в ответ, поэтому сжала его руку и серьезно сказала: – Спасибо, Артур! Он остановился и внимательно поглядел на нее. Его взгляд как будто приклеился к ее переносице или ко лбу. Потом Артур сглотнул и громко через ноздри втянул в себя воздух. Она услышала что–то вроде всхлипа, но не могла понять, что это означает. Мало–помалу его лицо засияло, как восходящее солнце. Он шел, прижавшись к ней так близко, как позволял медведь, отделявший их друг от друга, потом вдруг остановился, наклонился и дунул ей в лицо. Очень спокойно. Когда она попыталась обнять его двумя руками, медведь скользнул вниз, и Артуру пришлось подхватить его, поэтому он просто поцеловал Дорте в нос. Потом они долго бродили, держась за руки, он нес медведя, а она – свою сумку. Когда они оказались возле большой церкви, он зашел внутрь только потому, что этого хотелось Дорте. Людей в церкви почти не было, лишь эхо от старых шагов минувших столетий. Они посадили медведя между собой. Тут было так торжественно, что они почти не разговаривали. Уже потом, на улице, он неожиданно брякнул, что она ему нравится. Так река ломала лед недалеко от дома дяди Иосифа. Они сели на скамейку. Дорте пыталась вспомнить норвежские слова, чтобы они могли разговаривать. Но сумела только спросить о его семье. Он жестко рассмеялся. – Ты рехнулась? – Что такое «рехнулась»? – Нет у меня никакой семьи, – беспечно сказал он и поддал потрепанной кроссовкой по ядовито–зеленой кочке. – Умереть? – спросила она. – Может быть, – буркнул он, глядя вдаль: ему явно не хотелось говорить на эту тему. Г®j. – Мой отец умер, – сообщила она ему. – Вон оно что. – Ее признание не произвело на него никакого впечатления. – Я позвоню, когда у меня будут деньги тебе на билет. – Нет телефон. Такое показалось ему немыслимым, но в конце концов он пожал плечами, дал ей номер своего мобильного и сказал, что она может позвонить ему с телефона–автомата. Они замолчали. Вид у него был озабоченный. Словно что–то так мучило его, что он мог не выдержать и взорваться в любую минуту. Заметив, что она наблюдает за ним, он толкнул ее в бок. – Знаешь, а ведь я очень старый! – Старый? Нет! – Дорте удивилась. – Мне уже двадцать восемь! – грустно сказал он. – Сколько это? Артур подобрал палочку и написал число на песке. – Конечно, старый… для тебя. А тебе сколько, Анна? – Шестнадцать. – Она разглядывала свои руки и думала, что едва ли он верит, что ее зовут Анной. Пальцы ее шевелились, словно искали, за что ухватиться. Он грустно посмотрел на нее. Потом словно решил: будь что будет. С коротким смешком он получше пристроил медведя под мышкой. – А сейчас двинем ко мне и будем наслаждаться жизнью! – объявил он и поднял ее со скамьи. – Пятьсот крон, – серьезно сказала она, глядя ему в глаза. Он остановился и отпустил ее. – Послушай, Анна! Если хочешь, чтобы я помог тебе, забудь о том, что ты была потаскухой! Она крепко сжала свою сумку. – Еда! – сказала она, пытаясь встретиться с ним глазами. – Ладно! Ладно! Намек понят! Но тогда ты не будешь продаваться никому, кроме меня! Идет? – вздохнул он, вытащил бумажник и отдал ей четыреста крон – все, что у него было. – Согласна? – кисло спросил он. Не ответив, она спрятала деньги в карман. Вскоре он снова обнял ее. – В Осло ты сможешь жить у меня. Может, к тому времени я обзаведусь новой квартирой. Тебе надо из этого выбираться. Ведь мы с тобой пара? Правда? Дорте кивнула. Уж лучше быть чьей–то подружкой, чем чьей–то собственностью. Если она соберет достаточно денег до того, как Артур пришлет ей билет, она поедет не в Осло, а прямо домой! Стояло лето! Все было летним. Запахи. Листва. Пыль, если мимо проезжали машины. Зеленые эмалированные баки под водостоками церкви стояли сухими. Островерхие скворечники на ивах за домом чернели на фоне вечернего неба. Они были пусты. Птенцы уже разлетелись. За изгородью начинались поля. Скоро они превратятся в благоухающие тайники, в которых можно укрыться. Придорожные канавы пересохли, но трава уже давно скрыла собой весь мусор, какой проезжающие бросали из окон автомобилей. Дядя Иосиф дремал на застекленной веранде с закрытыми окнами. Облупившиеся доски–ветреницы с их резными узорами казались почти красивыми. Мать ушла к священнику и ни о чем не тревожилась. Через некоторое время Николай взял ее за руку. – Я пробуду дома все лето, – шепнул он, прижавшись губами к ее щеке. 38 Когда Дорте в очередной раз набрала в телефоне–автомате номер Артура и услышала, что номер заблокирован или что он недоступен, она сдалась. С тех пор, как они расстались, прошло три недели. Ей следовало примириться с тем, что он ее обманул. Весь день она чувствовала тяжесть. В голове. В теле. Не только из–за Артура, в ней самой что–то происходило. То, чего она не хотела знать. Лара сказала бы, что глупо расстраиваться из–за того, чего сама толком не знаешь. Пройдя несколько раз мимо одного кафе, она зашла в него. Это кафе не значилось в ее списке. Но, может, именно поэтому ей здесь повезет? В кафе в это время почти никого не было. Она подошла к стойке, и молоденькая девушка, вся в золотистых кудряшках, спросила, что ей надо. – Ищу работу. Нет ли тут места? – тихо, но отчетливо спросила Дорте. Девушка за стойкой взглянула на нее, как будто никогда не видела живого человека. И разразилась потоком непонятных слов. На стеклянной стойке стояло блюдо с морковными оладьями. Оранжевыми. Благоухающими. Дорте повторила заученные слова, и девушка позвала мужчину, находившегося в комнате за приоткрытой дверью. Он был похож на оленя. По крайней мере его глаза. Когда Дорте повторила свой вопрос, он ответил не сразу, но посмотрел на нее таким взглядом, словно увидел кошку среди мчащихся автомобилей. Потом поманил ее в комнату, из которой вышел. Она почувствовала, что должна сесть. К счастью, поблизости оказался стул. Нельзя сидеть, когда пришел просить работу, но Дорте ничего не могла с собой поделать. Да, ему нужна помощь, это она поняла, хотя прямо он этого не сказал. Он захотел узнать, кто она, откуда приехала, какую работу выполняла раньше и есть ли у нее рекомендации. Она об этом позаботилась заранее. Достала паспорт. Он быстро взглянул на паспорт и спросил, умеет ли она накрывать на стол. – Да. И на кухне. Мыть посуда. Рекомендация нет, – сказала Дорте как можно отчетливее. Он продолжал расспрашивать, что она умеет делать. Она пыталась отвечать, хотя и не выучила заранее нужных слов. – Ты не очень хорошо говоришь по–норвежски, – сказал он наконец. Она опустила глаза. Залилась краской, не только лицо, но и все тело. – Я не просить много денег, – прошептала она. Его оленьи глаза взмахнули опахалом из длинных ресниц. Несколько раз. – По–моему, тебе нужна помощь! – медовым голосом сказал он, взял телефонную трубку и начал набирать номер. Дорте вскочила со стула. В кафе никого не было, когда она бежала к двери. Может быть, девушка вышла в уборную. Неожиданно Дорте ощутила, что такое бешенство Веры. Бумажная салфетка со всеми морковными оладьями молниеносно исчезла в черной сумке. Сидя в передней Лары в туфлях и куртке, она подумала, что дешево отделалась. Снизу гном казался меньше, чем был на самом деле. На плечах и короне Белоснежки лежал тонкий слой пыли. Капли, ненадолго задержавшись на ней, падали в бассейн. Дорте достала салфетку с морковными оладьями и съела их, одну за другой. Словно они были нанизаны на один шнур. Она не владела больше своим телом. Внутри него свернулась змея и пожирала ее. Кончится тем, что змея съест ее всю целиком. Если Дорте не найдет выхода. Но уж раз она украла несколько морковных оладий, она могла позволить себе их съесть. Пока тошнота не заставит ее извергнуть все обратно. – У тебя есть документ, удостоверяющий личность? – спросила ее почтовая служащая со странной улыбкой, проверив предварительно, есть ли для Дорте письмо. Дрожащей рукой Дорте протянула ей паспорт. Служащая внимательно изучила его и подняла глаза. – Это твой паспорт? – спросила она, выговаривая имя Дорте так, будто только что научилась читать. – Да. – Но письмо адресовано Анне Карениной? – Это я! Служащая посмотрела на нее маленькими подозрительными глазками, вернула ей паспорт и пожала плечами. – Очень жаль, но я могу выдавать почту только тому, кто предъявляет настоящее удостоверение личности. Дорте поняла не все слова, но ей и так стало ясно, что письмо от Ивара останется здесь на веки веков, потому что у Анны Карениной не было паспорта. Дорте понимала, что должна что–то предпринять. Но отец не появлялся. И действительность была лишь мерцанием за перилами Лариного балкона. Несколько дней оказались черными, несмотря на сверкавшее солнце. Дорте убаюкивала себя мыслью, что, пока она спит или лежит в кровати, все наладится само собой. День и ночь перестали отличаться друг от друга. Открыты у нее глаза или закрыты, не играло никакой роли. Мысли стали удивительно спокойными. Они останавливались на первых попавшихся предметах. На искусственных цветах под потолком. На птицах, летающих возле балкона. На Белоснежке под струйкой воды. Николай угостил ее пирожными. Но она не могла их съесть. Под рукавами его рубахи подрагивали мышцы. Глаз не было видно из–за муки, которая осыпалась с его лица, как сухая белая пудра. – Ешь! – сказал он ей и улыбнулся, одна половина рта растянулась у него чуть больше, чем другая. Но как раз есть–то она и не могла. Он наклонился, чтобы освободить ее из тесной, душившей ее оболочки. Дорте хотела прикоснуться к нему, но он весь словно осыпался, потому что не мог понять того, что она должна ему сообщить. – Папа! – услышала она свой собственный крик. – Папа, что мне делать? Дорте его не видела, но знала, что он здесь. Она требовала, чтобы он был здесь! – Тише, не кричи так! – спокойно сказал отец. – Не надо себя жалеть. Ты прекрасно знаешь, что надо делать. Дорте сняла ноги с рогаток. В этом самом кресле ее когда–то зашивали. Тот же врач. Как только она встала с кресла, собака перестала выть, и Хозяин Собаки растворился в воздухе. Потом Дорте оделась, вышла из–за ширмы и остановилась с сумкой на плече, опустив руки. Докторша сняла перчатки и показала ей на стул, стоявший у письменного стола. Еще до осмотра она спросила у Дорте, как ее зовут и когда она родилась. Дорте пробормотала «Анна», и докторша с удивлением подняла на нее глаза, потом занялась своим компьютером. Может быть, она помнила ее с последнего раза и поняла, что она лжет? Но тем не менее она осмотрела Дорте. – Можно помогать мне? Аборт? – спросила Дорте. Сев на стул, она уже не спускала с докторши глаз. – Слишком большой срок, – серьезно ответила женщина в белом халате, словно речь шла о тысяче лет. – Стоит деньги? – У Дорте перехватило дыхание. – Не в этом дело. Но у тебя уже двенадцать недель! – ответила докторша так мягко, что Дорте поняла: деньги тут ни при чем. – А кто может? Помогать! Пожалуйста! – сказала Дорте упрямым голосом Веры. – Нет. Это запрещено, – спокойно, но так же упрямо ответила белая женщина. – Давай лучше поговорим о твоем положении. Тебе есть где жить? Отец ребенка, где он? – Как будто жужжала большая муха. Дорте достала из кармана куртки купюру в двести крон и по столу подвинула ее к белой женщине, пытаясь в то же время загипнотизировать ее глазами. – Платят не здесь. Но я спущусь с тобой, и тебе вообще не придется платить, – сказала белая женщина и отодвинула от себя деньги. – Мало? – спросила Дорте, покрывшись потом, дурнота и тошнота душили ее. Докторша покачала головой и протянула над столом руку, словно хотела погладить Дорте. – Надеюсь, ты понимаешь, что я должна зарегистрировать тебя, даже если ты не назовешь отца ребенка или свое имя? – Регистрировать? Полиция? – выдохнула Дорте, а ноги уже готовы были бежать. – Нет, только в журнале. Ты ни в чем не виновата. Быть беременной еще не преступление! Ты понимаешь все, что я говорю? – спросила белая женщина, и в комнату впорхнула улыбка. – Журнал? – Дорте с сомнением убрала деньги в карман. – Такое правило! – Докторша задумалась, вертя в пальцах шариковую ручку. – Ты незаконно приехала в страну? – Нет. Турист. – Ты была у меня несколько месяцев назад, верно? Дело ведь не только в беременности, у тебя есть и другие трудности. Правда? Дорте не ответила. На письменном столе стояло маленькое деревце. Сморщенный оранжевый плод висел на ветке вместе с редкими листьями. Другие лежали вокруг горшочка. – Я могу кое–кому позвонить, кто может о тебе позаботиться, – дружески сказала белая женщина. Слишком дружески. – Спасибо! – ответила Дорте, глотая воздух, и встала, еще не осознав этого. Докторша тоже встала. – Подожди! Мы здесь чтобы помогать! Дорте выбежала из кабинета. Докторша – за ней. Дорте слышала, как докторша что–то говорит дежурной за стойкой, и чувствовала на затылке их взгляды. Она чувствовала их, даже когда бежала вдоль стен домов. Люди спешили мимо, они проходили сквозь нее, даже не замечая этого. Компания девушек в летней одежде. Из–под коротких топиков и кофточек всем на обозрение были выставлены их пупки. Короткие юбки. Открытые рты, как у рыбок в аквариуме. Развевающиеся на ветру волосы. Девушки были ее возраста. Они смеялись, смеялись, смеялись… 39 В запахах была какая–то обнаженность. Особенно когда Дорте неподвижно сидела на первой попавшейся скамейке. Не важно где – главное была возможность отдохнуть. Весь город – дома, машины, деревья и небо – был синий, стеклянный. Взгляд ни на чем не мог задержаться. Вскоре над всем склонился тощий лунный серп. Потеряв надежду договориться с кем–нибудь возле отеля, Дорте пошла на ближайшую парковку. Лара назвала бы это «везухой», когда мужчина в чистеньком дорогом автомобиле опустил окно и спросил, не покатается ли она с ним. Он был хорошо одет и не старый. Она сказала «полторы тысячи» голосом, по ее мнению, похожим на Ларин. Он кивнул и дал газ, ни о чем больше ее не спрашивая. Дорте закрыла глаза и думала о том, что купит молоко у смуглого торговца. Когда все будет позади. Может, этот клиент высадит ее где–нибудь поблизости, тогда ей не придется долго идти пешком. Она открыла глаза, когда машина остановилась у реки среди густо растущих деревьев. Он пробормотал, что ему надо разложить сиденье, и попросил ее на минуту выйти из машины. Дорте взяла сумку и вышла. Видно, она слишком расслабилась, удобно сидя в машине, потому что не сразу смогла выпрямиться и встать. Оглянувшись, Дорте увидела, что вода смотрит на нее миллионами добрых глаз. Она была густо усыпана ими. Настоящее звездное небо. Дорте сделала несколько шагов и поскользнулась на мокрых листьях. Обретя равновесие, она испытала несказанную легкость. Словно все осталось уже позади. Словно работа сделана, и ей не нужно искать новой. Словно уже не было необходимости красть неохраняемую еду. Словно она только придумала, что будет письмо от Лары. Придумала желтые бумажки. Словно каждый культурный человек знает, что Анне Карениной не нужен никакой паспорт, где бы она ни находилась. Потому что ей не нужно копить деньги, чтобы вернуться домой. Все уже было оплачено! Наконец–то! Она сделала несколько шагов, скорее угадывая, чем слыша, как мужчина возится с сиденьями. Ноги сами собой, без всякого усилия с ее стороны, несли ее вперед. Над водой роились насекомые. В блеске воды, как спасательный круг, плавал лунный серп. В одном месте над пнем поднимался красивый зеленый свет. Он словно просачивался сквозь кружево. Дорте подошла к самой воде, все казалось так естественно. Почти хорошо. Как будто она сдала вступительный экзамен и знала, что оценка ничего не значит, потому что место в школе ей уже обеспечено. Ей было непонятно, зачем она постоянно таскает с собой эту тяжелую сумку. Всегда. Она опустила ее на землю и на ходу раскинула руки. Ледяная вода обхватила ее щиколотки, но это было уже не важно. Главное, заставить себя утонуть. Сдаться. Не барахтаться, не пытаться выплыть. Превратиться в случайный предмет, спокойно несомый течением. Ей уже не было холодно. А под ногами не было дна. Дорте искала для отца наживку. Покрытого иголочками ручейника, из тех, что жили на дне. Они прятались под облепившей их хвоей. И стебельками. Она входила в воду и ногами нащупывала на глубине эти оболочки из стебельков. Щуки обожали такую наживку. Отец сидел в своем кресле и точил заржавевшие крючки. Он выглядел усталым, поэтому Дорте не хотела ему мешать. Вода достигала ему уже выше щиколоток, но он ничего не замечал. Вокруг него корешками вверх плавали его книги, раскрытые переплеты напоминали раскинутые крылья. Некоторые действительно ценные старинные книги были уже испорчены. Например, иллюстрированная история Европы! Корешок был в пятнах, обложка размокла. А рядом покачивалась на воде книга, которая лежала на его ночном столике в то утро, книга называлась «Честав». – Папа, почему ты не спасаешь свои книги? – закричала она. Он не ответил. – Вытащи из воды хотя бы те, что ты еще не прочел! – в отчаянии кричала Дорте. Но он, как и раньше, сидел, не замечая ее. Какой–то человек в мокрых брюках склонился над ней. Он постучал ей по спине и хотел, чтобы ее вырвало. Она послушно сделала несколько попыток. У кого–то стучали зубы. Нет, людей было двое. Один упал в вереск. Встал, сделал несколько шагов наугад. Он тяжело дышал и смотрел на нее. Наклонился над ней и что–то сказал. Она не поняла. Он потянул ее, попытался посадить. Хотел увести с собой. У Дорте не было сил. Где–то вне ее раздался крик. Откуда и кто кричал, она не знала. Но крик разрезал воздух, как сирена. Человек велел ей замолчать. Слабо похлопал по щекам и сказал, что ничего ей не сделает. Дорте слышала, как он обещал сохранить ее сумку. Слышала его сквозь свой неумолкаемый крик. Он понес ее. Спотыкаясь. Пыхтя. Посадил в машину. Кожаное сиденье сразу намокло. С его костюма тоже текло, пока он, опершись об автомобиль, куда–то звонил. А крик тек из нее на ее мокрые колени. Он пристегнул ее ремень, потом сел со своей стороны. Телефон висел на крючке. Руки у него дрожали. У взрослого мужчины дрожали руки! Он звонил. О чем–то спрашивал. Ждал. Повторял. Наконец он сказал: – Мы сейчас же приедем! Немедленно! Мужчина в зеркальце заднего обзора. Щетина в уголках рта. Словно шипы на лепешке–лефсе. Жидкие волосы вокруг залысин. Глаза, перебегающие с телефона на нее, потом на руль и на что–то за пределами машины. Он сам, наверное, даже не подозревал, что его глаза мечутся по сторонам. Время от времени он умолял ее перестать кричать. Даже грозился высадить ее из машины. Как будто в этом была ее вина. Женщина в белом халате взяла ее руку и сделала ей укол. Последнее, что Дорте слышала, был крик, он все еще не умолк. Когда Дорте пришла в себя, горло болело как от ожога. Она хотела попросить белую тень дать ей попить, но у нее пропал голос. Мать рассказывала Богу то, чего она, строго говоря, не могла знать. Дорте сидела с ней в кровати и была гораздо меньше, чем на самом деле. Маленькая, как кукла. Голос у матери был странный, не такой, как всегда. Мать стыдилась ее. Мать рассказывала Богу о Ларе, которая уехала в Москву, чтобы открыть там пансионат. Но не о Томе, который сидел в тюрьме. Каждый раз, когда Дорте делали укол, мать переставала молиться. Поэтому она никак не могла перечислить Богу всех, кого обычно просила защитить. Мать была не такая, как прежде. Она как будто не понимала всю серьезность их положения. Почему–то там оказались кожаные сиденья автомобиля. Кожа была испорчена водой. Сперва она сделалась твердой, как картон, потом раскрошилась. Это точно. Сколько клиентов ей придется обслужить, чтобы возместить убытки? Наконец мать, кажется, перестала обманывать Бога. – Пресвятая Матерь Божия, – сказала мать, обращаясь теперь к Богородице. – Ведь Ты знаешь, как трудно найти хорошего клиента! Поэтому было бы хорошо, если бы Ты объяснила ему, что мы не можем заплатить за эту кожу. Нет, он был даже обходительный, поэтому я и прошу Тебя о нем позаботиться. У него дрожали руки, и он был небрежно выбрит. Он был очень любезен. Лунный серп купался в реке. Дорте искала что–то в траве, но не могла вспомнить, что она ищет. Потом она ощутила запах яичного крема и мелиссы. Мимо проплыло что–то теплое. Николай положил Лару в коробку из–под обуви и похоронил ее в песке. Она лежала, не двигаясь, с закрытыми глазами и короной Белоснежки на голове. На пупке поблескивало золотое колечко. – Лара! Ты умерла? – Дорте хотела вынуть ее из коробки и заставить проснуться. Но лицо Николая было таким бледным, что она поняла: будить Лару не следует. Через мгновение он исчез вместе с коробкой и всем остальным. А берега с профилем кивающего лунного серпа опрокинулись в реку. – Как это случилось? Дорте открыла глаза, свет был беспощаден. Белая фигура стояла у штатива, вернее у маленькой металлической виселицы. К виселице был прикреплен прозрачный мешок с резиновой трубкой. Белая фигура оказалась женщиной и обращалась к Дорте. Теперь она подошла поближе. Ее лицо расплывалось, словно гипс, который никак не мог затвердеть, и два стеклянных шарика неопределенного цвета перекатывались туда–сюда. Дорте пошевелила губами, но челюсти отказывались двигаться. Из мешка через трубку капала какая–то жидкость. При виде ее Дорте захотелось пить. Они, конечно, привязали ее к кровати резиновыми трубками. Виселица накрепко присоединялась к руке, и что–то было воткнуто между ног. Шевелиться ей было больно. Из–под одеяла виднелась трубка, соединенная с другим мешком, висевшим на кровати. Было бесполезно даже пытаться вспомнить, как она попала сюда или кто был этот клиент. Если бы сестра вышла, Дорте попыталась бы ощупать себя, чтобы понять, что с ней и может ли она встать с кровати. Она не была уверена, что все это происходит в действительности, а не во сне. Однако яркий свет проникал даже сквозь закрытые веки. Сквозь беспорядочное сплетение кровеносных сосудов она видела мешок, из которого капала жидкость. Значит, это все–таки больница. Что–то царапнуло пол, кто–то толкнул кровать так, что Дорте вздрогнула. Стул подвинули к кровати совсем близко. Привязанное запястье напряглось. На легкую боль не стоило даже обращать внимание. Вскоре кто–то взял ее за свободную руку. Чужое тепло и сухая кожа приникли к ее руке. Когда Дорте открыла глаза, рядом сидела женщина и смотрела на свои часы. – Тебе не надо много разговаривать. Скажи только, как ты себя чувствуешь. Но Дорте не позволила себя перехитрить, она не ответила. Лишь закрыла глаза и попыталась глотнуть. Казалось, что кто–то прошелся по ее горлу маминой польской теркой. – Мы хотели бы знать, сможешь ли ты сегодня немного поесть? Дорте не ответила. Ее мучила жажда. Хотелось смыть изо рта привкус свинца. Она осторожно провела кончиком языка по сухим, шершавым, как оберточная бумага, губам. Кто–то выжал ее и теперь сушил над газовой плитой. – Еще нам хотелось бы узнать, как тебя зовут… Поможешь нам? Дорте открыла рот, чтобы, если возможно, ей дали попить или хотя бы чем–нибудь смазали губы. Сестра обратила на это внимание, оторвалась от своих часов и что–то записала в блокнот. – Человек, который привез тебя, сказал, что ты понимаешь по–норвежски… Был соблазн ответить сестре или просто кивнуть головой, лишь бы ей дали напиться. В комнате потянуло свежим воздухом, словно одновременно открыли оба окна. Это было так приятно, что Дорте задремала. Несколько раз она слышала чей–то разговор, но не была уверена, что это происходит в действительности. Дневной свет резал глаза. Пусть они лучше не знают, что она проснулась. А то опять начнут ее расспрашивать. Сумка! Она по–прежнему лежала возле открытой тумбочки. Соседняя кровать все еще стояла пустая. Странно, что столько времени ей не понадобилось в уборную. Кто знает, как она с этим справится. Неожиданно Дорте увидела, что на нее надета рубашка, похожая на отцовскую пижаму. От этого она заплакала. Потом положила удобнее руку с резиновой трубкой и закрыла глаза. В конце концов она перестала плакать, но слезы еще слабо сочились из глаз, как вода из крана с прохудившейся прокладкой. О времени Дорте ничего не знала, потому что у нее не было с собой Лариного будильника. Отцовские часы у нее забрали и положили на тумбочку. Едва ли они стали работать, побывав в реке. Какие–то люди вошли и склонились над нею. Их было двое, они разговаривали так, словно она уже умерла или была невидимой. – Тот человек уверял, что она понимает по–норвежски! Но непохоже. Иначе мы бы уже поговорили с ней, – сказала сестра. – А какая его роль во всей этой истории? – спросил низкий женский голос. – Не знаю. Ее принимала не я. – Он что, родственник, знакомый, любовник? – Он не представился, когда привез ее. Сказал, что припаркует машину и вернется, но не вернулся. Вот и все, что мне известно о том, как она к нам попала. Организм сильно обезвожен, сама вся мокрая и вообще в ужасном состоянии. И все время кричала. Мы дали ей успокоительное. Похоже на нервный срыв. Теперь, я думаю, ей уже лучше. А тот человек просто хотел от нее избавиться. Она беременна. Не знаю, из какой она среды, но в сумке у нее и плеер с музыкой Баха, и крем–смазка для влагалища. – Привет! – произнес тот же низкий голос так близко, что Дорте почувствовала на лице дыхание незнакомой женщины. Но она не ответила, и когда та похлопала ее по руке – тоже. – Как его могли отпустить, не узнав фамилию и адрес? Непростительная халатность! – Я тут ни при чем! Не я ее принимала. Но мы обязаны сообщить о ней, надо как–то установить ее личность… У нас нет возможности возиться с нею. Все–таки это больница, а не приют для… – Мне совершенно ясно, что она нуждается в медицинской помощи, – сказал низкий голос. – Полиция не занимается такими случаями… пока она не совершила никакого преступления. Кто–то ведь должен ее знать. – Да, наверное… Может, она была у какого–нибудь психиатра. – Она ударилась головой? – Не думаю… В карте ничего такого не написано. – Можно мне поговорить с врачом и посмотреть ее карту? Тогда я, возможно, смогу начать расследование. Послышались шаги. Одна из женщин шла на пробковой подошве, которая слегка постукивала. Другая – в дорогих туфлях на резине. Дверь затворилась, и Дорте осталась одна. Полиция! Вот когда ее наконец схватят! Заставят говорить. А если она не захочет, ее будут допрашивать, пока она не сломается. Расскажет о Ларе. Том! Тогда весь остаток жизни ей придется прятаться от него. Все это промелькнуло у нее перед глазами. Литовская полиция? Шлюха! Беременная. Матери обо всем станет известно. Да мать просто умрет от стыда, независимо от того, утопится Дорте в реке или нет. А если и не утопится, если ей удастся не выдать Тома, ее не спасет даже то, что Том заплатил за нее. Макар и Людвикас все равно ее найдут. 40 Дорте отцепила от руки резиновую трубку и ощутила острую боль, когда выдергивала другую, прикрепленную между ногами. Собственной головы она не чувствовала, словно ее не было на обычном месте, а горло как будто покрылось сухой коркой. Свою одежду она нашла в шкафу, помятую, но сухую. Она не стала тратить времени на то, чтобы снять похожую на пижаму рубашку, надела сверху джинсовую куртку, а топик засунула в сумку. Натянула юбку на большие больничные трусы и проверила, лежит ли ее паспорт между подкладкой и дном сумки. Они его не нашли! Денег у нее не было. Двести крон она истратила на еду, в кармане куртки лежали только две десятки. В конце длинного коридора светилась надпись «Exit». Было похоже, что Дорте никто не стережет, но кто знает! В голове стучало, как в жестянке. Видно, туда перебралось сердце. Она прошла мимо сестры в белом халате, которая могла бы броситься за ней. Навстречу шли люди с бледными и плоскими лицами. Наверное, их здесь лечат от всяких болезней. С ними не стоило встречаться глазами. Может быть, они вообще ее не видят. Молодая женщина, закутанная в огромный платок, испуганно уставилась на нее. Тут никому не следовало доверять. Но и бежать тоже не следовало, надо было просто решительно идти вперед. Когда Дорте вышла из вращающейся двери больницы, воздух коснулся ее, как крылья бабочки. Пройдя несколько шагов, она села на скамью, чтобы собраться с силами. В промежности саднило от трубки. Она попыталась сосредоточиться, кажется, здесь она раньше никогда не была. Может быть, в больницу входят через одни двери, а выходят в другие? Без конца подъезжали и отъезжали такси. Люди с цветами и сумками. Если бы она могла доехать на такси до Лариного дома за свои двадцать крон! Пока она сидела, опустив голову на колени, вдруг, словно вырвавшись из сумы, на нее налетела паника. Ее ищут! Она вцепилась в скамейку и заставила воздух течь в сухое горло. Потом встала и покинула пределы больницы. Перешла дорогу. Нашла наконец улицу, где никого не было. Брела наугад, держась за кусты и изгороди палисадников. Колени дрожали, как желе, ноги не слушались. Ее заметил парень с тележкой для газет, прицепленной к багажнику велосипеда. Наверное, он решил, что я пьяная или наглоталась наркотиков, подумала она, пытаясь приободриться. Это было непросто. Когда парень, доставив газеты, возвращался обратно, он остановился возле нее, упершись одной ногой в землю. – Ты, кажется, не в форме? Она сделала вид, что не слышит, шагнула в сторону и пошла дальше, не держась за изгородь. – Прости, пожалуйста! Мне показалось, что тебе нужна помощь. Пока! – услышала она за спиной. Теперь она видела только тележку с газетами, его спину и заднее колесо велосипеда. Кепочку–бейсболку и полосатый джемпер. Но вот и они исчезли. Словно нити, скрытые в ветвях деревьев, утянули его сквозь; черно–синее мерцание. Разносчик газет на велосипеде? Может, и она могла бы получить такую работу? Для этого необязательно хорошо знать норвежский. Нужно было спросить, сколько он зарабатывает. Ей казалось, что она идет уже очень долго, но вот впереди показались шпили знакомой большой церкви. Теперь ей было легко ориентироваться, чтобы найти дом Лары. Она поняла, что ходила по кругу. В одном месте она увидела крыльцо и скамейку. Присела отдохнуть. Наклонилась к коленям. Отчасти чтобы спрятать лицо, отчасти чтобы не упасть. Неожиданно она услышала ровный гул машин и голоса людей. Как будто кто–то включил звук в телевизоре. Конечно, он был и раньше, но она его почему–то не слышала. Пошевелив ногой, Дорте вспомнила, что у нее в сумке есть полбутылки воды. Отвинтила крышку. Попробовала. Да, это была вода. Приставила горлышко бутылки к губам и стала с жадностью пить. Но что–то в ней как будто разладилось. Сколько бы она ни пила, утолить жажду не удавалось. В таком случае лучше поберечь воду. Она не больна. Просто ей хочется пить! Она сунула бутылку в сумку и пошла дальше. При первом же удобном случае она наберет в бутылку воды. Из реки? Гул машин и толпы усилился, словно выпитая вода разбудила ее чувства. Но нужно было идти, нужно было добраться до Лариной квартиры. Ноги стали как ватные. Солнце палило в лицо так, что на лбу выступила испарина. Дорте хотела снять куртку, но ведь под курткой была пижама, пришлось терпеть. Никто не ходит по улицам в пижаме. Ее просто примут за сумасшедшую. А может, она и в самом деле сошла с ума? Ей захотелось зайти в церковь. Посидеть там и подумать о Лариной Белоснежке. Это было бы правильно. Потом она поняла, что не сможет открыть тяжелую дверь. К тому же пришлось бы сделать большой крюк И все–таки она увидела, как подходит к ближайшему алтарю. Она уперлась лбом в стоящую впереди скамью и соскользнула на колени. Вот теперь надо помолиться. Но она не могла думать ни о чем, кроме Лариных комнатных цветов, которые в эти дни, должно быть, погибли без воды. Длинные, похожие на мечи листья с белыми прожилками превратились в коричневые палки. Дорте мечтала только о том, чтобы никого не встретить на лестнице. По взглядам прохожих на улице она поняла, что выглядит подозрительно. Когда она пыталась отпереть свой замок, пластырь с запекшейся кровью еще красовался на ее запястье. Ключ не слушался, и она подумала, что никогда не сможет с ним справиться. Пребывание в больнице сделало ее беспомощной. Она повертела ключ и снова вставила его в замочную скважину, понимая, что все равно дверь не откроется. Наконец она сообразила, что не может отпереть замок, потому что в него изнутри вставлен ключ. Дорте отпрянула к лестнице и спустилась на два пролета, чтобы ее не увидели из квартиры, там она прислонилась к стене. Потом спустилась вниз и заглянула в почтовый ящик, сама не понимая, чего ждет. Ящик был пуст. Мало что бывает таким пустым, как обычный почтовый ящик. Шмель, залетевший в открытое окно лестницы, не мог понять, куда он попал. С отчаянием и таким шумом, словно он медведь, шмель ломился в стекло, чтобы вылететь на улицу. Посидев немного на ступенях, Дорте ! с трудом опять поднялась к квартире. Поднимаясь, она услыхала, как хлопнула входная дверь и на лестнице послышались быстрые шаги. Мимо нее прошел мужчина в коричневых ботинках, от него пахло старой бумагой. Она уже видела его раньше с балкона. Он ничего не сказал, пробежал мимо и скрылся в какой–то квартире на втором этаже. Тем не менее сердце ее еще долго не могло успокоиться. На этот раз она приложила ухо к двери. Но услышала только журчание воды. И больше никаких звуков. Она перевела дыхание, подождала немного и позвонила в дверь. Странное хриплое ворчание старого звонка заставило ее вздрогнуть. Но дверь не открылась. После третьего звонка к журчанию воды примешался еще какой–то звук Кто–то в квартире вынул из замка ключ. Немного выждав, Дорте вставила в замочную скважину свой ключ и повернула его. И тут же ее схватили за шиворот и втащили в квартиру. 41 – Почему ты не сказала, что это ты? – процедил кто–то сквозь зубы и обнял ее. – Я же не знала, кто в квартире, – с трудом выдохнула Дорте, прижимаясь к мягкому телу Лары. – Где ты была? Что у тебя за вид! – Лара отстранила ее от себя и подозрительно оглядела. Увидела руку с окровавленным пластырем и вскрикнула: – Черт подери, никак, ты начала колоться! Вот идиотка! Комната пошла кругом. Дорте затянул какой–то дальний вибрирующий звук. Потом почему–то оказалось, что она лежит. Губы Лары – два ярких розовых лепестка – медленно шевелились над ней. И они дали ему напиться… Голос матери звучал смиренно, но очень отчетливо. В Библии постоянно кто–то кому–то давал напиться. Руки Лары поддерживали стакан, безошибочно угадывая время, которое требовалось Дорте, чтобы сделать глоток. Дорте лежала, положив голову на колени Лары, и смотрела на ее покрытые черным лаком ногти на ногах. Похожие на перезревшие вишни. Дорте пила и не могла напиться. Наконец она перестала пить и легла на диван. Лара сняла с нее туфли и куртку. – Что это за наряд? – воскликнула она. – Пижама! Ты была в больнице! Какого черта ты там делала? – Просто так… – Дорте стало стыдно. – Никто не ходит в больницу просто так! – Один клиент… – Избил тебя? – с возмущением спросила Лара. – Нет! Он вытащил меня из реки и… – Какой идиот бросил тебя в реку? – Никакой… – А какого черта ты сама полезла в реку? – Уже не помню… Пожалуйста… Не сердись на меня! Л ара так неожиданно плюхнулась на диван, что придавила волосы Дорте. От боли Дорте зажмурила глаза и схватила Лару за руку. Та приподнялась и вытащила из–под себя ее волосы, словно это был моток пряжи. – Я не сержусь! Просто меня берет зло, что мне пришлось оставить одну девчонку, у которой так мало ума, что она бежит топиться! Возразить было нечем. – Ты похожа на голодный скелет! Пойду приготовлю чай! – грозно объявила она, отправилась на кухню и загремела там посудой. Дорте прошла в уборную. Ей стало вдруг так легко от присутствия Лары, что она расплакалась. Вымыв лицо и руки и избавившись от пластыря, она поспешила на кухню, где Лара, стоя у кухонного стола, готовила бутерброды с сыром. Дорте встала сзади и, прижавшись к Лариной спине, только судорожно всхлипывала. – Лара! Ты принцесса! Я хочу быть твоим гномом! – Заткнись! Никогда не забывай, что принцесса – это ты! А все они – гномы! У них мозги как у крыс! – Бранясь, Лара поставила все на поднос, отнесла в гостиную и красиво накрыла стол. Потом опять плюхнулась на диван так, что пружины жалобно скрипнули. – Ты знаешь, что сдаваться нельзя? Никогда! – Почему? – Тебе дана эта жизнь, чтобы ты доказала самой себе, что ты живешь! И что твое время здесь не потрачено впустую. Ясно? – Лара откусила от бутерброда большой кусок и жевала его с таким же остервенением, с каким говорила. – Я пыталась, – буркнула Дорте, глядя на свой бутерброд. Есть ей вроде не хотелось. Она научилась терпеть постоянно мучивший ее голод. Он приходил и уходил. Всплывал ночным кошмаром или проявлял себя, когда она проходила мимо пекарни. Иногда от этого устаешь. В конце концов он превратился в привкус свинца во рту и грызущее чувство в желудке, будто там поселился хомяк. – Я тебе говорю, что ты должна доказать самой себе! Нужно иметь гордость. Кроме того, рано или поздно, а ты вернешься домой, к маме. Ведь правда? Дорте нечем было ответить, она только трясла головой, чтобы показать, что слышит каждое слово. – Конечно, вернешься! Ты получила свой паспорт? – Да, но что толку? Денег на билет у меня все равно нет. Кто его принес? – Мой знакомый. Но тебя это не касается. Ты его получила, и это главное. Ты с ним разговаривала? – Конверт лежал в почтовом ящике. Твой знакомый работает на Тома? – Дорте пыталась проглотить кусочек хлеба. – Не спрашивай! – Это Том дал ему мой паспорт? – Я же тебе сказала: не спрашивай! Объясни лучше, почему у тебя все так вышло? Ты делала все как я сказала? – Не знаю… Я встретила одного человека, он был рыжий и очень добрый. И еще одного, которого зовут Артур, он хочет, чтобы я приехала к нему в Осло. Обещал мне работу в закусочной. Но его телефон не отвечает. Я пыталась получить работу в кафе, но там были только морковные оладьи, – сказала Дорте и вытерла глаза. – Все, хватит! Высморкайся! – Лара грустно на нее посмотрела. – Надо держаться до конца. Ты такая понятливая, такая… соблазнительная! Спорим, ты просто сидела и жалела себя вместо того, чтобы стиснуть зубы и искать выход. Думаешь, я выжила бы, если бы была такой же тряпкой, как ты? Даже смешно! – Ты не все знаешь, Лара! Как ты не можешь понять? Мне с этим не справиться. – Дорте положила надкушенный бутерброд на тарелку и рукой вытерла под носом. – Справишься – не справишься, кому какое до этого дело? Всем приходится платить за еду, за жилье. Многие люди ненавидят свою работу, своего начальника… все на свете! Но у них есть воля идти вперед! Понимаешь? Такие и мы с тобой! Ты и я, Дорте, мы идем вперед. Мы с тобой не будем гнить в реке. Слышишь! – Лара стала жевать еще энергичнее. – Как ты съездила? – спросила Дорте, чтобы положить конец этому разговору, и сделала большой глоток из кружки. Чай имел вкус меда и лимона. Он был как Лара. Крепкий, сладкий и в то же время горьковатый. Надежный, на него можно было положиться… – Спасибо, хорошо! – Лара закатила глаза. – Вообще–то не очень. Жила у одной старой знакомой. Дела наши неважнецкие. Все только о себе и думают, что здесь, что в России, – вздохнула она и продолжала есть с большим аппетитом. – А тебя тут вытаскивают из реки, ты воскресаешь из мертвых… Тебя что, выбросили оттуда? Из больницы? – Нет, они говорили, что передадут меня полиции. Я вытащила обе трубки и ушла. – Какие еще трубки? – Одна была в руке, а другая здесь. – Дорте показала на низ живота. – Господи! Две трубки! Тебе было так плохо? И, вместо того чтобы радоваться, что осталась жива, ты не ешь даже того, что я, можно сказать, пихаю тебе в рот! – Лара рассердилась, потом остыла и сказала: – Между прочим, однажды в Москве я из–за куска хлеба подралась с огромной крысой. – Ты не могла драться с крысой! – Еще как дралась! Стояла зима, морозы были ужасные, холодно было даже в канализационных люках. Замерзнуть насмерть там, конечно, было нельзя, но еду, какую удавалось раздобыть, нужно было ой как беречь. Обычно я прятала ее за пазухой и делала вид, будто У меня ничего нет. Вообще я наловчилась добывать еду и иногда даже кое–что отдавала, лишь бы меня оставили в покое. Ведь я была еще маленькая. Моим единственным оружием были зубы. Они меня выручали. Большинство ребят были озабочены тем, чтобы раздобыть клей, а не жратву. – Клей? – Они тоже хотели получать от жизни удовольствие. Если у тебя есть клей, ты в своих лохмотьях ложишься, дышишь им и улетаешь. Правда, у некоторых от этого сносит крышу. И они становятся опасными. Фу, черт! Там был один, который никогда не мылся и даже шмотья не крал, чтобы хоть переодеться. От него воняло хуже, чем из самой канализации. Если он приходил и хотел засадить кому–нибудь в задницу, сопротивляться было бесполезно. Ты просто отключался от вони. – Что засадить? – Палку свою! Его этому научили взрослые дядьки, которым он продавался. Может, он был гомик? Кто его знает? Во всяком случае… Несколько раз у меня крали еду, когда я спала. Сильные отбирали еду у слабых. Часто я ела, закутав голову курткой, пока мои соседи спали. Но запах хлеба, пусть и сухого, заплесневелого хлеба, они чувствовали сквозь запах дерьма даже во сне и тут же просыпались. Если ты сама не отдашь им еду, ее отнимут силой, да еще и изнасилуют тебя. У больших парней был зверский аппетит и на то и на другое. Прямо обезьяны. Сидят в углу и дрочат, чтобы распалиться. У некоторых хватало на это сил, даже когда они были голодные или под дурью. – Это неправда! Затрещина зазвенела в ухе у Дорте раньше, чем она поняла, что случилось. – Никогда не смей обвинять меня во лжи! Слышишь? Я вру, только если нужно спасти жизнь или защитить близкого человека. И никогда не вру по мелочам друзьям. – А я тоже твой друг, Лара? – прошептала Дорте, держась за гудящее ухо. – Конечно! Я так испугалась, когда приехала и не застала тебя дома. Подумала, что тебя арестовали. Честно скажу, я испугалась больше за себя, испугалась, что ты меня сдашь. Так думают все, кому вечно приходится драться за жизнь. Но вообще–то я не верила, что ты проболтаешься. Боялась, что с тобой случилась беда. Понимаешь? Ты, конечно, храбрая, но еще совсем глупая. Человек, живший под маминым крылышком и всякое такое, на самом деле неприспособлен к жизни. Но ты быстро учишься. Ты меня понимаешь? В углу рта у Лары прилипла хлебная крошка. Она слегка дрожала, наконец Лара почувствовала ее и слизнула кончиком языка. – Лара, я должна сказать… – Как жалко, что они взяли Тома и нам пришлось лечь на дно! Теперь я понимаю: Том один из тех редких людей, кому можно доверять! Никого не сдал. Не то взяли бы и меня. И других. К счастью, я не знаю, где они сейчас находятся. Слушай! Если меня вызовут на допрос, я скажу, что знаю только тебя. Мы вдвоем, и больше никто. Работали сами на себя, без всяких посредников. Тут это не считается преступлением. И ты тоже так говори! Но надеюсь, что Тома судить не будут. Ты читала газеты? – Газеты? Нет, последние дни не читала. – Там нет ни имени, ни фотографии. Но история… Это точно о нем! Они хотят осудить его за торговлю людьми! Бред какой! Он ведь буквально спас тебе жизнь! Разве нет? Но он фигура покрупнее, чем я думала. Я прямо обалдела. Между прочим, что ты сделала с телевизором? – спросила Лара, шаря в поисках газеты. – Он сам испортился. Шел дождь… – Дурочка! Телевизор не может испортиться из–за дождя! – воскликнула Лара. Но тут она нашла газету и пробормотала, что вообще–то телевизор был старый. – Прокурор требует, чтобы ему дали пять лет! Считает, что есть еще несколько теневых фигур, – сказала она и развернула газету. – «Всем заправляют теневые фигуры. Они манипулируют девушками с помощью принуждения, силы, угроз, всячески унижают их человеческое достоинство. Наказание за простую торговлю людьми, согласно статье двести двадцать четыре Уголовного кодекса, всего пять лет тюрьмы. Но для девушек это современное рабство. Их насилуют и избивают. Страх быть высланными из страны и страх перед местью со стороны своих мучителей не позволяет девушкам выдать полиции эти теневые фигуры». Статья называется «Торговцы плотью». Лара швырнула газету на стол и застыла с открытым ртом. – Если они сломают Тома, нам всем конец, – безнадежным голосом сказала она. Дорте схватила газету и попыталась читать. Но все вдруг исчезло, как исчезает морозная дымка. «Торговцы плотью». – Это о Томе? О нас? – беззвучно спросила она. – Если тебя будут спрашивать, ты Тома не знаешь! Никогда о нем не слышала. Тогда у тебя на всю жизнь останется верный друг. Если же ты его предашь, он выйдет из тюрьмы и свернет тебе шею. Или велит кому–нибудь сделать это за него! – Как ты можешь говорить, что на Тома можно положиться, если он хочет убить нас? – Если мы проболтаемся, то получится, что заложили всех мы, а не он! Ясно? К сожалению, дурочка ты моя, я не могу вернуться обратно в Россию. Уж лучше провести несколько месяцев в норвежской тюрьме! Если меня заберут, я под присягой поклянусь, что не знаю Тома, видела его несколько раз в каких–то барах, не больше. Мне неизвестно, чем он занимается. И тебе тоже! Ты действовала на свой страх и риск! Слышишь? – А как я оказалась в Норвегии? – Привез какой–то человек, имени его ты не помнишь. Я встретила тебя в баре одного отеля. Какого – точно не помню. Дату я назову примерно ту, когда ты поселилась в квартире Тома. Когда это было? Дорте помотала головой. – Вот видишь. Люди легко забывают. По–настоящему опасны только те типы, которые точно помнят, когда и где они были и с кем встречались. – Она вздохнула. Дорте заметила нитку на рукаве больничной пижамы. Она собиралась снять пижаму, но это оказалось непосильной работой. Рука не действовала. Глаза закрывались сами собой. Плечи и ноги как будто потеряли всякую связь с остальным телом. Голос Лары доносился из пустого зала ожидания с каменными стенами. 42 – Он был добрый и не успел надеть презерватив. – А таблетки? – Я надеялась, что получу настоящую работу… Но в тот день я одну приняла. – В тот день! О, господи! – воскликнула Лара и сунула в лицо Дорте целый рулон туалетной бумаги, хотя рвота у той уже кончилась. Спустя какое–то время Дорте вытерла рот бумагой и прополоскала его. Потом почистила зубы и вышла в гостиную. Лара сидела у стола, обхватив голову руками. Дорте осторожно придвинула стул и села рядом. – Тебе нужно к врачу! Нужно избавиться от беременности! – Она не может… Слишком большой срок, – твердо сказала Дорте. – К тому же мама умрет от горя! – Послушай! Что хуже: что твоя мама умрет от горя из–за того, что ты забеременела, когда у тебя еще молоко на губах не обсохло, или от того, что ты сделала аборт? – Я не знаю… – Ну, видишь? Где ты была? Кто тебе сказал, что уже поздно делать аборт? – Врач… Которая меня зашивала. Лара вздохнула и вытянула губы трубочкой. Было видно, что она думает. – И ты, конечно, не знаешь, как найти того парня? – пробормотала она почти про себя. – Кто еще не пользовался презервативами? Из тех, с кем ты встречалась? – Я же тебе говорю… Артур, он меня увел из того дома… От Свейнунга. – Подумай как следует! Это тот парень, что дал тебе номер своего мобильника? Который не отвечает? Как его зовут, Артур или Свейнунг? – Артур… Лара закрыла глаза. – У тебя сохранился его номер? – Да. – Он знает об этом? – О чем? – Что у тебя будет ребенок? – Нет. Я тогда и сама не знала. Лара раздула ноздри и поджала губы, теперь они стали похожи на красную пробку. – Он приглашал тебя жить у него? – Ну не совсем… Его телефон не отвечает. – Ты знаешь его фамилию? Дорте задумалась. Что–то всплыло у нее в памяти. – По моему, Свейнунг или тот старик в коридоре назвал его «господин Эклёв». Но, может, я что–то путаю. – Артур Эклёв! Звучит неплохо! Я позвоню. – Его номер не отвечает. – Мы все выясним. В справочном бюро. Я скажу, что ты умираешь от любви. – Нет! Он даже не знает моего настоящего имени. Ты же сказала, чтобы я всем говорила, что меня зовут Анна. – Конечно. Я ему все объясню, но не скажу о ребенке. Ты просто переедешь к нему! – До отъезда домой мне хочется жить у тебя, – жалобно сказала Дорте. – Ты должна либо жить с Артуром, либо надо раздобыть денег, чтобы ты уехала к маме и рожала уже там. – Нет! Я не могу вернуться домой в таком виде! – Согласна! Значит, ты ставишь на Артура. На то, что он обещал найти тебе работу. – Я его почти не знаю. А почему мне нельзя остаться у тебя? – умоляющим голосом спросила Дорте. Лара начала ходить вокруг стола. Поначалу она молчала. Дорте стало жутко, она повернулась всем телом и следила за Ларой. – Мне угрожает по телефону один человек. Говорит, что все знает. Может быть, мне придется на него работать, чтобы он меня не выдал. – Она вздохнула. – Я не хочу втягивать в это и тебя. Теперь я тебя знаю. И не хочу быть виноватой, если ты опять пустишь себя на корм рыбам… Без Тома мне ничего не светит. Снимать эту квартиру мне не по карману. Скорее всего, придется найти какую–нибудь комнатушку. Понимаешь? Между ними выросла стена. Дорте не понимала. Это не могло быть правдой! У нее потекли слезы. Долгое время Лара сидела непривычно тихо, потом положила руку на плечо Дорте. – Не будь ребенком. Скоро ты сама станешь матерью, – мягко сказала она. – Я свяжусь с этим Артуром и скажу, что ты приедешь в Осло. – Я не знаю Артура… У меня есть жених дома, его зовут Николай. – Дорте плакала уже во весь голос. Лара помахала рукой перед лицом, словно отгоняла комаров. – Если ты скажешь еще хотя бы слово, я тоже пущу слезу! – пригрозила она. Дорте надолго замолчала. – Как вообще обращаются с новорожденными детьми? – всхлипнула она в конце концов. – Не знаю. В положенный срок они появляются на свет сами собой. Потом уже твое дело следить, чтобы ребенку не пришлось искать старикашек в пустынных парках, если, конечно, это будет девочка! – Тут в стране считается позором родить ребенка, если ты не замужем или не обручена? – Нисколько! В этой стране дети – тоже люди. Во всяком случае, пока их кто–то оберегает, – ответила Лара и пошла, чтобы взять спички с камина. – Дорте, девочка моя, сейчас я зажгу в честь тебя свечу! Из моих близких только тебе я могу быть матерью! Понимаешь? – Нет. – Банальная история, но не такая глупая, как твоя! Лара зажгла две красные свечи и снова села. – Он был один из тех взрослых парней, которые нюхали что попало, – начала она. – Вообще–то от клея в мозгах у человека появляется дырка, но тот парень еще настолько контролировал себя, что помог мне избавиться от ребенка. С помощью металлического прута от сломанной магазинной тележки, протертого красным спиртом. Но тебе этого делать нельзя! Все могло кончиться очень плохо. Из меня несколько недель лило, как из крана. Но все–таки я выкинула. А через десять лет, уже тут, в Норвегии, гинеколог сказал мне, что у меня внутри все нарушено и что о ребенке я не могу даже мечтать. Теперь я об этом уже не думаю. Но, конечно, с малышом мне было бы веселее. – Как бы я хотела, чтобы ты была гинекологом, – сказала Дорте. И Лара тут же обернулась к ней, с трудом сдерживая ярость. Руки уперлись в бока, лицо перекосило до неузнаваемости. – Когда ты перестанешь думать только о себе? – выдохнула она. Потом успокоилась и продолжала: – Я бы отдала год моей чертовой жизни, чтобы в одно прекрасное утро проснуться гинекологом с надежной зарплатой, вместо того чтобы продавать свою и чужие пизды всяким безмозглым идиотам! Такая уж была Лара. Была в ней какая–то тяжелая легкость, как у вола, тянущего плуг. Она тянула и тянула, и за ней на земле оставались глубокие борозды. Она шла только вперед, до самого конца поля. Там она останавливалась, поворачивалась и начинала пропахивать новую борозду в обратном направлении. 43 – Нет, мама от этого не умрет. – Отец улыбнулся Дорте. Он сидел в поезде напротив нее в застиранных, покрытых пятнами брюках цвета хаки. Они всегда были коротковаты и закатаны выше щиколоток. Теперь они обтянули колени отца, и казалось, что брюки ему малы, но он не обращал на это внимание. – Ей будет стыдно за меня… перед Богом. – Я знаю ее. Стыда мама не боится. Иначе она не выбрала бы меня… человека другого круга. Понимаешь, твоей маме всегда не хватало отца. Поэтому она и разговаривает с Господом Богом. На большой скорости поезд кренился, и Дорте пересела на свободное место рядом с отцом, чтобы держаться за него. Она хотела взять его за руку, но что–то мешало ей. Может быть, она стала слишком большая. Окно проглатывало вершины елей и выплевывало их У них за спиной. Облака спешили, словно хотели обогнать поезд. Под ногами железные колеса пели о тоске по дому. Они трясли Дорте, пытались швырнуть на пол, хотели, чтобы она поняла, что у нее нет будущего. Как раз недавно она дочитала «Анну Каренину». Анны больше не было в живых, и Вронский отправлялся на войну из жалости к самому себе. Конец был страшно растянут – скучный рассказ о людях, которых Дорте уже забыла, и о ребенке, которому могли сломать жизнь. – У мамы такие строгие правила. И мы с Верой должны жить только по ним. – Ты только дай ей время. В юности она не обращала внимания на то, что думают и говорят люди. Ты выросла и постепенно стала многое понимать. Мы тоже не были ангелами… – Но мама… Она даже не знает, что такое блядь! – Конечно, знает. Только не говорит об этом, чтобы защитить тебя и Веру. И вообще ей не свойственны такие слова. Мы уже говорили с тобой об этом. Помнишь? – О блядях? – Нет, о том, от чего мы с мамой должны вас защитить. Помнишь, она не хотела, чтобы вы слушали, как Анна поссорилась с Вронским и бросилась под поезд? Потом я понял, что она была права. Вы были еще слишком маленькие. Но в тот раз я с нею не согласился и продолжал читать. – Папа, а ты ходил к проституткам? До того, как встретил маму… Может, от одиночества… Задав этот вопрос, она поняла, что только ради него села рядом с отцом. Она боялась встретиться с ним глазами, если он ей ответит. Воцарилось молчание. И лишь ритмично постукивали колеса. – Дорте, пожалуйста, не унижай меня такими вопросами, – сказал он, помолчав. – У меня есть грехи, за которые я в ответе. Можешь их сосчитать, хотя с цифрами у тебя всегда были нелады, не то что у Веры. – Я не понимаю. – Помнишь, мы копали канаву, когда проводили к дому водопровод? Тогда еще стена гостиной повисла в воздухе, прежде чем под нее подвели опору, и наша свадебная фотография упала со стены и разбилась? Тот случай Дорте помнила. Мать считала, что это к беде, и отцу пришлось вырезать и вставить новое стекло. – Помнишь, Вера прочитала дату на фотографии и спросила, почему фотография была сделана через несколько месяцев после того, как мы поженились? – Да… – Хорошо. Не помню, что тогда мама ответила Вере, но из трусости сделал вид, будто не слышал вопроса. Ты понимаешь… Вера не только была в мамином животе на той фотографии с зонтом, когда мы наконец поженились, она находилась в нем уже почти четыре месяца. – Бабушка из–за этого на тебя рассердилась? – Конечно. Из–за того, что ей пришлось уступить. А у нее, как тебе известно, были совсем другие планы. – А та Дорте к тому времени уже умерла? – Да! Мы с ней были еще совсем юные. Она собиралась съездить к родителям в Данию, но ее автомобиль попал в аварию… Об этом я тебе уже рассказывал? – Я знаю, но почему Дорте назвали меня, а не Веру? – Это с самого начала было твое имя. Может быть, только поэтому я и встретил ее? Внезапно рядом возникла гора и бросила на скалы Целый поток воды. Неожиданно и грозно. На такое была способна только действительность. – А ты бы женился на маме, если бы она была проституткой? – осмелилась спросить Дорте. – Конечно. Я бы женился на ней, даже если бы она была Девой Марией. Как Иосиф, хотя ему пришлось и несладко. – Но Вера–то все–таки твоя дочь? – Да, и я очень этому рад! Но это не главное. Дети не собственность. Просто те, кому повезет, могут создать для них хорошие или не очень хорошие условия жизни, пока они не вырастут. – Тогда, значит, и проститутки не могут быть ничьей собственностью, что бы там ни писали газеты? – Ни в коем случае! Это лишь попытка унизить и растоптать человека. Есть люди, которые думают, что можно продать ближнего, не нанеся при этом никакого ущерба себе. – Не все попадают в тюрьму, как Том. Некоторые на этом наживают богатство. – Богатство не значит, что человек не навредил себе. Скорее наоборот. Душу купить нельзя. – Теперь ты говоришь как мама. – Мама – умная женщина. Я горжусь, что многому у нее научился. Они помолчали, и Дорте размышляла, не хочет ли он сейчас съесть бутерброд или попить воды. – Ты считаешь, что у Тома нет души? – Об этом я предоставлю размышлять ему самому. Там, где он сейчас находится. – А люди чувствуют, когда начинают терять душу? – Я могу отвечать только за себя. Я, например, это почувствовал! – И когда это случилось? – Когда я уехал от дяди Иосифа и Анны. Моих последних родственников, оставшихся в живых. Их сын тоже от них уехал. Там было слишком много горя. Все эти воспоминания о моих покойных родителях… – Я ведь почти ничего о них не знаю. – И это тоже моя обычная трусость, мне легче говорить о литературе, чем о реальной жизни. Но, по–моему, я тебе рассказывал, что в нашем роду было две ветви, обе ветви выросли на одном древе. Одна – торговала часами и золотом. Отец был старшим сыном и получил в наследство часовой магазин в Вильнюсе. Другая ветвь возделывала землю. Дядя Иосиф использовал свое наследство на то, чтобы купить усадьбу. – А что это за древо, на котором они выросли? – Древо еврейства. Я считал это проклятием, которое коснулось всех нас. У нас всё отняли. Мои родители спаслись только благодаря хорошим друзьям в Вильнюсе. Но отец считал себя виноватым, потому что он избежал смерти. Смерть мамы при моем рождении тоже была проклятьем, всю жизнь тяготевшим надо мной. Я не понимал этого, пока твоя мама не начала меня расспрашивать и мне пришлось отвечать. Думаю, отец протянул восемнадцать лет после ее смерти только из–за меня. А потом он закрыл все отдушины и окна и открыл газ. Дядя Иосиф пытался уберечь меня от всего этого, но я сбежал от него. В Ленинград. С собой у меня были только те часы, что сейчас у тебя, несколько книг, носки и нижнее белье. Мне повезло больше, чем тебе. Я встретил твою маму. Это лучшее, что у меня было. Я мог не горевать остаток жизни. Ты тоже не должна горевать. Уезжай! Иди дальше! – Думаешь, это возможно? – Возможно. Надо только решиться. И каждый день трудиться, чтобы это решение исполнить. Вообще странно, Дорте, что самым свободным и свободомыслящим человек бывает в дороге, – усмехнувшись, сказал отец. – Вот я сижу и говорю с тобой о том, о чем должен был бы поговорить еще при жизни. Но тогда я самым главным считал литературу. Кроме того, я боялся рассказать… – Что? – Что мама из–за меня порвала со своей семьей. – А я всегда думала, что ей самой этого хотелось. – Этого я уже никогда не узнаю. Мы оба были сумасшедшие. Но я влиял на нее. – От мамы как будто осталась половина в то утро, когда ты… Если любовь такова, что от человека остается только половина, когда другой умирает, то не знаю, способна ли я любить. Для Веры это уж точно невозможно. Она никогда не отдаст половину себя никому другому. Отец улыбнулся и наконец похлопал ее по руке. – Ты ошибаешься. От человека остается половина не тогда, когда другой умирает. – Нет? – Половина человека – это тот, кто никогда никого не любил. Дорте задумалась над его словами, потом спросила: – Как думаешь, может, моя правильная половина осталась с Николаем? Та, которая не шлюха? И я найду ее там, когда вернусь домой? – Я в этом не сомневаюсь! А если Николай не поймет этого, то ты встретишь другого. Ты не виновата в чужих грехах. – Но для мамы–то я уже навсегда буду опозоренной. К счастью, отец ответил не сразу, он глубоко задумался, иначе она решила бы, что он просто хочет ее утешить. – Ты помнишь: когда она вернулась домой после похорон бабушки, я спросил у нее, может ли она плакать. «Любая река может пересохнуть», – ответила твоя мама. – Да. И еще она сказала: «Трудно любить того, кто сам себя ненавидит», – прибавила Дорте. – Точно! И когда ты теперь вернешься домой, а это уже скоро, она безусловно подумает так я не могу ненавидеть Дорте, хотя я и не сумела ее защитить. Я должна идти дальше вместе с нею. Поезд сбавил ход и медленно подошел к станции. Дорте закрыла глаза, прислонилась к отцу и пыталась по звукам понять, что происходит. Двери то открывались, то закрывались. Люди входили и выходили. Переставляли багаж и тихо переговаривались между собой. Кажется, их было не много. Наконец кто–то кашлянул у нее над ухом. – По–моему, ты сидишь на моем месте, но это не важно, если я смогу занять твое. Дорте открыла глаза и увидела мужчину, ставившего свою сумку на полку рядом с коробкой, в которой лежал прощальный подарок Лары – фонтан с Белоснежкой. Лара проводила ее на вокзал и посидела в вагоне до отхода поезда. И все. Это было в ее духе. У мужчины были светлые густые волосы, свисавшие на одну сторону, как грива у лошади. Он взглянул на Дорте, улыбнулся и сел туда, где сидел отец. Вскоре он углубился в газету, а поезд отошел от перрона. Дорте достала свои бутерброды и начала есть; посмотрев на него поверх газеты, она тоже улыбнулась. Он сложил газету, принес кофе и достал большую плитку шоколада. Некоторое время они ели молча, глядя в окно. – Ты едешь в Осло или дальше? – вдруг спросил он, повернувшись к ней. – В Осло, – ответила она. Он произнес несколько длинных фраз, смысла которых она не уловила. Глотнув воздуха, она кашлянула и попыталась извинить себя тем, что плохо знает норвежский. Однако он все–таки понял, что она приехала из Литвы и никогда раньше не бывала в Осло. Что она уже несколько месяцев учит норвежский, но у нее не было времени, чтобы упражняться столько, сколько нужно. Когда он спросил, чем же она занималась, что была так занята, она скрестила пальцы на бутылке с тепловатой водой и сделала вид, что не может найти подходящих норвежских слов. А на его вопрос, что она будет делать в Осло, она, немного волнуясь, ответила, что будет работать в закусочной. – А я работаю в газете. – Он засмеялся и поднял газету. – Писать? – Да, я журналист, – сказал он и прибавил много слов, которых Дорте не поняла. Она только кивнула и снова стала глядеть в окно. – Ты давно в Норвегии? – спросил он, помолчав. – Нет. Недавно. – И где же ты будешь жить в Осло? – У одного друга, – ответила она и назвала адрес, который Лара заставила ее выучить наизусть. И тут же раскаялась – нельзя быть такой откровенной с чужим человеком. Поправив рукава джемпера, она почувствовала, что вспотела. Что–то в его взгляде сказало ей, что он понимает все, чего она недоговаривает. – Это лучший район в Осло, я тоже живу там, – сказал он, достал остаток шоколада и предложил Дорте. – Спасибо! – Она отломила кусочек. Он заставил ее отломить кусок побольше, доел остаток, скомкал обертку и сунул себе в карман. Словно нечаянно найдя там визитную карточку, он протянул ее Дорте. – На тот случай, если тебе понадобится друг, который знает город, – улыбнулся он. Один уголок рта у него стал глубже, и на щеке появилась ямочка. Странно было видеть ямочку у мужчины, хотя она и была у него только на одной щеке. – Спасибо! – Дорте протянула ему руку. Сперва он с удивлением взглянул на нее, а потом пожал ей руку. – Не стоит благодарности! Мы можем вместе поехать домой на такси, если тебя никто не встретит. – Друг встретить меня, – быстро сказала она. – Хорошо, и, пожалуйста, позвони мне. Можешь не беспокоиться, я не явлюсь к тебе без предупреждения, хотя я примерно представляю себе, где ты будешь жить, – прибавил он, и опять у него на щеке появилась ямочка. Дорте взглянула на карточку, прежде чем убрать ее в сумку. «Улав Стейнбакк–Эриксен». – Там указаны два телефона. Можешь звонить по обоим, но один – это на работе. – У меня нет телефон. Он опять с удивлением посмотрел на нее, но быстро отвел глаза. – Понимаю–понимаю. С мобильником удобно, но без него, конечно, спокойнее. В городе их полно. Люди ходят и как будто говорят вслух сами с собой, как дурачки. – Стоить много денег? – Нет, только если ты будешь много звонить. У тебя никогда не было телефона? Дорте помотала головой, и он перестал ее расспрашивать. Вскоре он скрестил на груди руки и закрыл глаза. Он был вовсе не старый, как ей сперва показалось. С закрытыми глазами он выглядел почти таким же юным, как Николай. Рот у него был как у девушки, а профиль – словно с римской монеты. Она достала плеер и вставила в уши наушники. Бах заставил ее задуматься о душе Тома. Но потом она вообразила, что поезд везет ее домой, в Литву. По осенней земле, через горы и озера, а она продолжает говорить с отцом о том, о чем они раньше поговорить не успели. И рядом с ней сидит человек, который и не собирается ее покупать. Должно быть, Дорте задремала, но, ощутив на себе взгляд соседа, она мигом проснулась. Их глаза встретились, и она увидела на его лице мягкое, смущенное выражение, словно внезапно проснулся он, а не она. – Что ты слушаешь? – О, извинить! Бах. Я мешать вам? – Нет, нисколько. Я предпочитаю джаз, но Бах тоже неплохо. 44 – Я тебя не забыл, куколка! – сказал Артур и толкнул ее в бок. – Почему ты сказала, что тебя зовут Анна? Дорте куда красивее. Редкое имя. Дорте не ответила. Он был какой–то другой, совсем не тот, каким она его помнила. Глаза его, на секунду задержавшись на ней, снова убегали в сторону. Но он не был раздраженным, чего она опасалась, только неловким. Часто прищуривался, отчего казалось, будто он ее оценивает. Складка в уголках рта, своего рода улыбка, то пропадала, то возвращалась. Темные, подстриженные ежиком волосы отросли, и теперь зачесаны набок. Мышцы на руках были больше, чем ей казалось раньше. Словно кто–то надул их, не сообразуясь с тем, пропорциональны ли они нижней половине туловища. – Кто тот мужик, что поднес тебе вещи? – Я не знать. Встретить в поезде, – объяснила она, умолчав о том, что он дал ей свою визитную карточку. Наступил вечер, и небо словно погасло. Но город поблескивал сквозь пелену дождя. Выглядел он очень живописно. Они долго шли по широкой людной улице. Вид у домов был какой–то грозный. Дорте и Артур поднялись на невысокий холм и пошли по длинной улице, по обе стороны которой росли деревья. Артур вел старый велосипед, ее чемодан то и дело соскальзывал с багажника. Вообще–то велосипед был не старый, но, видно, на нем много ездили. На руле болталась большая коробка с фонтанчиком и Белоснежкой. Дорте надеялась, что они выдержат эту дорогу, – Артур был не очень осторожен, и содержимое коробки подозрительно позвякивало. Он радовался приезду Дорте и ни словом не обмолвился о том, что она должна ему деньги за билет. Время от времени он называл ей здания и улицы. На нем была все та же джинсовая куртка, что и в прошлый раз, но джемпер – другой. Джинсы довольно грязные. Как и раньше. Штанины сзади мели землю. При каждом шаге джинсы издавали звук, похожий на жалобный стон. Дождь был несильный. И все–таки он быстро проник сквозь плащ, который Лара дала ей при прощании, – широкий, «на вырост». И сквозь тонкие, кожаные подошвы туфель. Ноги у Дорте были уже мокрые. Но, может, в квартире у него окажется тепло? – Еще далеко? – спросила она, когда показалось большое желтое здание, стоявшее само по себе на невысоком пригорке. – Нет! Вот наш замок! – ответил он, лавируя между машинами, чтобы перейти на другую сторону улицы. Дорте старалась не отставать от него. Неожиданно перед ними появился человек в кожаной куртке с большой черной собакой на поводке. Дорте выронила сумку, которая с глухим стуком шлепнулась на брусчатку. Собака отскочила в сторону и зарычала. Но тут же подняла голову и залаяла. Человек в кожаной куртке подозрительно посмотрел на Дорте. Она не сразу поняла, что случилось. Когда она оглянулась, Артур был уже на другой стороне улицы и махал ей оттуда. Человек с собакой исчез. – Какого черта! Ты что, собак боишься? – недовольно крикнул Артур, когда они наконец снова пошли рядом. Дорте не ответила, продолжая идти вверх по улице, на которую кусты и деревья бросали зеленую тень. Только бы забыть картины того кошмара. Они искажают действительность, от них пахнет кровью и тухлыми яйцами. Дом походил на большой замок с башней и высокими окнами. Артур открыл ключом массивную дверь в задней части дома, и они вошли в холл с множеством дверей и широкой лестницей, ведущий на верхние этажи. Но Артуру и Дорте надо было спуститься вниз. Дорте не задумывалась о том, что ее ждет, но мысль о подвале даже не могла прийти ей в голову. Дверь оказалась незаперта, Артур просто толкнул ее, вошел в комнату и поставил чемодан на пол. Потом повел рукой, словно показывал Дорте восьмое чудо света. Она остановилась в открытых дверях. Высоко в противоположной стене было окно со спущенной бумажной шторой. Тень от решеток и ствол дерева перечеркивали эту пергаментно–желтую поверхность. Как и ноги женщины и мужчины, которые прошли мимо. Они спешили. Может быть, они шли домой. Одни ноги сменяли другие. Окно словно показывало смазанный фильм о ногах. Комната была довольно большая. Мебель – разномастная. Клетчатая тахта в пятнах. На поцарапанный журнальный столик наброшена скатерть с давно вылинявшими клубничками. Перед ним два разных кресла, одно – с торчащей из–под обивки пружиной, другое, более солидное, обитое коричневым вельветом. В углу – разложенный достаточно широкий диван–кровать. У другой стены – старый холодильник, рядом раковина с краном. Стояли там также грязная плита с одной конфоркой, несколько стульев и небольшой обеденный стол с пластиковой столешницей и ножками из стальных трубок. В комнате было две двери. Та, в которую они вошли, и другая, поменьше, что вела то ли в стенной шкаф, то ли в чулан. – Ну вот и пришли! Располагайся! – сказал Артур и сдернул с себя куртку. – Мы внизу… как это назвать? – спросила она, поставила коробку с фонтанчиком и закрыла дверь. – Подвал. Да, но это временно, пока не будет готова квартира. Помнишь, я говорил тебе о квартире наверху, – сказал он и показал на потолок. Там висел абажур, похожий на перевернутый купол, в нем валялись дохлые мухи. – Но на это нужно время. Работяги, сама понимаешь, – прибавил он и подошел к кухонному столу, на котором стоял пакет с бутылками. Потом, словно что–то вспомнив, в два прыжка оказался около нее. Раскинув руки, похожие на ложки для спагетти, он обнял ее. Дорте поняла, что это просто от радости, и стояла, не двигаясь. – Снимай, к черту, свой плащ! Ты дома! – добродушно рявкнул Артур, отпустил ее и вернулся к бутылкам. Дорте неохотно подчинилась и повесила свой плащ на один из двух крючков у двери. Артур вынул из пакета бутылку с вином, порылся в ящике и в конце концов нашел штопор. Его спина согнулась, и голова несколько раз нетерпеливо дернулась из стороны в сторону. Наконец пробка подалась, и он тяжело вздохнул. Оставшись без плаща, Дорте бросила взгляд на свой живот. Ее тело изменилось. Одежда стала ей узка. Только вязаная кофта висела свободно, прикрывая то место, где джинсы почти не сходились. В поезде она сидела раскрыв молнию, под кофтой этого было не видно. Она вспоминала женщин с огромными бесформенными животами и утиной походкой. Собственно, она не верила, что это ждет и ее. Словно Бог послал ей беременность, чтобы только припугнуть, а потом Он одумается и потихоньку удалит плод из ее чрева, может быть, во сне. Все остальное было бы слишком нереально. Артур взял со стола два грязных стакана, сполоснул их над раковиной и протянул Дорте, чтобы она их держала. Потом наполнил стаканы красным вином, выражение лица у него сделалось солидным и важным. – Я не пью вина, – пробормотала Дорте. – Что? Но это вино особенное! – Он отставил бутылку и протянул Дорте стакан. – Спасибо, не надо! – сказала она, но все–таки взяла стакан, чтобы он не упал. – Глупости! Все женщины любят вино! За твое здоровье! – сказал Артур и подтянул Дорте к тахте. Потом принес бутылку и стал пить, широко улыбаясь и причмокивая языком. Дорте поднесла стакан к губам, но пить не стала. – Просто не верится, что ты все–таки приехала! Ущипни меня за руку или за задницу, чтобы я в это поверил! – сказал он и прижал ее к себе, при этом одним глотком опустошив стакан наполовину. Потом отпустил ее и налил себе еще. – Квартира? Наверху? Можно смотреть? – Сейчас? Нет, может быть, попозже… Мы это устроим. – Какая? – спросила Дорте, стараясь не приглядываться к этой комнате. – Красивая. Уютная… Что тебе еще надо? – Много комнат? – Да! Несколько комнат! Здесь ведь только эта… – Ванная? Своя ванная? – Конечно, там есть ванная! Кафель! Ванна! Все, что положено. Да, черт подери! Вот только отделку закончат. Там будет совсем иначе, не то что здесь! – Здесь много жить? – Здесь, в доме? Пока еще нет. Но понемногу дом заселяется. И это понятно. Лучший район… Спокойный. За тебя! – Спокойный? – Дорте подняла стакан, но пить не стала. – Ну да, я имею в виду, что женщинам здесь ходить неопасно, – сказал он со смехом человека, не совсем понимающего, что он говорит. – А мужчина? На улица. С собака? – неожиданно для себя спросила Дорте. – Собак и мужчин тут навалом. – Он засмеялся. – Да наплюй ты на них! Ты что, собак боишься? – Не знаю. – Забей ты на них! Они не кусаются. – А река? Видеть реку оттуда… сверху? – спросила она и показала на потолок. – Реку? Не–е… Не думаю. Может быть, фьорд. – А что это шуметь? Вода? – Она согнула ладонь раковиной и приложила к уху, в надежде, что он поймет. Говорить по–норвежски было трудно. Но через это надо было пройти. Надо упражняться. Это она понимала. – Не–е… наверно, это шум с улицы, – сказал он и подозрительно посмотрел на нее. Потом встал и с треском поднял бумажную штору. Открыл окно, насколько позволяла решетка, повернулся к Дорте и прислушался. Она тоже подошла к окну. Он не ошибся. Это был ровный гул уличного движения. Шорох резины на мокром асфальте. Постукивание обуви. – Почему? – спросила Дорте и показала на решетку. – Ах, это! Ну это чтобы никто сюда не влез. А то они быстро. Слишком близко к земле. Некрасиво, конечно… Ты это имела в виду? Зато надежно. Чертовски надежно! – сказал Артур с удовлетворением и захлопнул окно. – Почему? – опять спросила она и показала на бумажную штору. – Каждый человек имеет право на личную жизнь. Но там наверху можно танцевать в одних трусах, – сказал он и опустил штору. – Иди сюда, садись! – Он снова подвел ее к тахте. – Когда я начать работать в закусочная? – спросила она. – Мы еще успеем об этом подумать! – быстро ответил он и погладил ее по щеке. – Ты обещать! – Да–да! Но ты приехала раньше, чем я ожидал. – Надо работать. Ты понимать? – Господи, конечно! – сказал он и похлопал ее, словно она была диванной подушкой. – Не потерять себя, – пробормотала она в пространство, не понимая, откуда взяла эти норвежские слова. – Как это? – Другие хотят… Как это называть? Хотят, чтобы я делать… И конец – я ничто. Как это называть? – с отчаянием прошептала она. – Нет, не понимаю. Но ты говори, в конце концов я пойму. – Я становиться только вещь! – вдруг воскликнула она. Артур засмеялся. Но Дорте слышала, что в его смехе нет презрения, просто он наконец сообразил, что она пытается ему сказать. Она повернулась к нему, хотела улыбнуться. Хорошо бы он был более привлекательным! Когда он ее обнял и притянул к себе, она ощутила тепло его тела как нечто чужое, почти отталкивающее. Вскоре он отпустил ее, поднял стакан и одним глотком выпил вино. Она тоже подняла свой стакан, чтобы не раздражать его, но он, не глядя на нее, налил себе еще. – Тебе не нравится мое вино? – спросил Артур. – Я, знаешь, не каждый день покупаю вино в магазине. – Я не переносить вина. – А что же ты переносишь? – Стакан молока, пожалуйста! Он откинул голову и громко захохотал. – Чего нет, того нет! Один–то стаканчик вина можно выпить! – Нет! – быстро сказала она и, не думая, продолжала: – Я быть больница. – Лежала в больнице? Ты что, алкоголичка? – Алкоголичка? – Ну да. Тот, кто постоянно пьет? – спросил он удивленно, но с уважением в голосе. – Нет… Я хотеть… покончить… со всем. – Покончить? Лишить себя жизни? Она не знала, как ему ответить. Нужные слова были только в литовском. – Вот черт! И как же ты это сделала? – Река… – Так ты пыталась утопиться? – с уважением возгласил Артур. Он вздрогнул и быстро выпил еще. То, что он сказал, вообще–то не имело для Дорте значения. Главное – ее поняли. – И что же сказала твоя мамаша, когда ты бросилась в реку? – Она не знать. Она в Литва. – А я думал, ты из России? – Россия и Литва, – объяснила она. – Мама переживать папина смерть. Вера, сестра, не иметь работы. – Надо сказать «у сестры нет работы»! А ты просто говоришь подряд все слова. – Ему хотелось помочь ей, он продолжал: – А почему у нее нет работы? – Маленький город. Надо ехать прочь. – Знаешь, я начинаю все больше и больше тебя уважать. Ты не только красивая, ты даже в больнице побывала и пыталась покончить с собой! Почему ты это сделала? – Он провел пальцем под носом. Дорте опустила глаза и пригубила вино, помедлила, потом отставила стакан и попыталась найти слова. – Дыра? Да! Черная дыра! Наконец я быть только простыня… Я все мыться и мыться. Но это не помогать. Все было грязь. И темно. И тогда… я больше не мочь. – А что случилось? Я имею в виду… когда тебе стало невмочь? – живо спросил он, как будто она читала ему вслух или рассказывала интересную историю. Это заставило ее искать новые слова. По–всякому крутить их. Пробовать или отбрасывать. Начинать снова. А Артур сидел и внимательно ее слушал. Иногда он поправлял ее, чтобы слова шли в правильной последовательности. Или помогал найти более подходящее слово. Это было вроде игры. И эта игра сближала их. Дорте рассказала, что это случилось тихим и ясным вечером. В окно машины она видела пару, которая шла, обнявшись, и выглядела очень счастливой. Сперва Артур запротестовал – не может человек быть так завистлив, чтобы только от этого бросаться в реку, но в конце концов все–таки понял ее. Она увидела людей небезразличных друг другу. Не одиноких. А вот она – одинока. Дорте продолжала рассказ. О том, как мужчина, которому принадлежал автомобиль и который был о'кей, остановил машину в кустах у реки. Артур помог ей вспомнить слово «парковка». И она рассказала ему о крике. Она плохо все помнила, но крик был очень громкий. Она до сих пор помнит тот ночной крик. Или, возможно, то был какой–то другой крик… – Что эта сволочь себе позволила? – спросил Артур, он слушал с открытым ртом. Передний зуб у него был сломан. Обломок был темного цвета. Раньше Дорте этого не замечала, и ей захотелось спросить, как это случилось. Но с этим можно подождать. Ей и без того было трудно искать слова для истории, которую она рассказывала. Она поведала ему, что сбежала из автомобиля, даже не получив деньги. Думала только о том, как бы убежать. Подальше от всего. Было темно, но слышался шум реки. Она как будто вернулась домой, в Литву, объяснила Дорте. И пока она говорила, казалось, что она рассказывает не о себе, а о ком–то другом. – Бедная девочка! Вот сволочь! Ей пришлось объяснить ему, что как раз этот человек вытащил ее из реки, иначе бы она здесь не сидела. Он, конечно, богатый. Потому что машина у него была большая, блестящая и с кожаными сиденьями. Они промокли. И одежда, и она сама. И все–таки он отвез ее чуда, где ее приняли и сделали ей укол. Слава богу, что не опоздали, потому что горло у нее уже не выдерживало этого крика. Оно болело, как будто у нее была ангина. Но на следующий день или через день, она точно не помнит, ей пришлось уйти из больницы, потому что ее кровать понадобилась кому–то другому. – Ну а дальше? – Он жаждал продолжения. Тут ей пришло в голову, что надо рассказать, как она влезла в больничный шкаф за таблетками, которые положили бы всему конец. На самом деле этого не было, но Артур слушал с таким интересом, что она подумала, что так могло бы быть. Он сидел с открытым ртом и кивал или помогал ей найти нужные слова, чтобы продолжить историю. Врачи, суматоха, промывание желудка. Когда она умолкала, он сам придумывал, что происходило дальше. Они, каждый на свой лад, вместе рассказывали эту историю. Он предлагал разные варианты и довольно хмыкал, если они подходили. Но он считал, что с ее стороны было глупо сбежать оттуда. – А тот мужик? Ей пришлось объяснить, что мужик оказался на высоте. Ведь он мог оставить ее в воде и просто уехать оттуда. Его бы никто ни в чем не заподозрил. А ее он больше никогда бы и не увидел. – Теперь это все уже позади! И ничего не значит! Для меня ты чиста, как ангел небесный. Я человек широких взглядов. Сам знаю, какова жизнь. Знаю, как приходится ловчить, когда дела идут вкривь и вкось. Но река… Нет, блин! Я о тебе позабочусь! Сам я ушел из дома, когда мне было пятнадцать! С тех пор живу самостоятельно… в некотором смысле, – гордо сказал он и раскинул руки. – А почему ты уйти? – Меня выбросили! Как старый башмак! – Почему? – Нет, хватит! Мы празднуем твой приезд, а не копаемся в этом дерьме. Мне плевать, почему меня вышвырнули. Дело давнее. Я забыл это… заставил себя забыть, – проговорил он так быстро, что она с трудом поняла его, и то не все. – Прости! – сказала Дорте и поправила кофту так, чтобы она свободно висела на ней. Она совершенно забыла об этом, пока искала нужные слова. – Я тоже сердиться, когда мне стыдно, – прибавила она. – Я и не думал стыдиться! Какого хрена мне стыдиться? Я же не виноват! – Да, да! – Она была совершенно чокнутая! – Кто? – Моя мамаша, конечно. – Как это? – Какой смысл говорить об этой старой мрази, – сердито сказал он. – Прости! – Я, во всяком случае, не такой, как моя мамаша! – Откуда ты знать? – Я бы не выбросил своего сына на улицу, чтобы спокойно ебаться с первым встречным и поперечным! Я бы не заставлял своего сына бегать к отцу и просить у него денег, чтобы заплатить за квартиру. Старая сука! – Сука? – Ну да, старая собака! К счастью, она упилась до смерти… Мне от нее достался чемодан старых грязных платьев и стоптанные туфли, – сказал он с гримасой отвращения. – Ты не плакать? – Я? Нет! – Где отец? – А черт его знает! На похороны он не пришел. – Артур неожиданно захихикал. – Там были только я да еще одна старая тетка. Ну и пастор, конечно. К счастью, он не очень ее хвалил. – Но ты… быть там? – Все–таки она была моей матерью, – виновато сказал он и продолжал после недолгого молчания: – Я хорошо помню этого пастора… как он пожал мне Руку и высказал соболезнования. У него был тонкий нос… и тонкая рука… – Тонкая? – Да… Он как будто считал, что ему там не место, как будто эта работа ему не по душе. Вроде того, что он слишком чист для этого мира. Я сидел и смотрел на его нос, чтобы вся церемония не казалась такой серьезной . По–моему, когда серьезно – просто смешно. Сама подумай. Человек становится не похож сам на себя… Хуже не придумаешь! 45 Я всю ночь проспала рядом с человеком в каком–то подвале с незапертой дверью и решеткой на окне, думала Дорте, и от этой мысли ее начинало мутить. Но она хотя бы знала, где здесь уборная – дальше по коридору, в чулане без окна. Сквозь бумажную штору проникал дневной свет, он был яркий и почти красивый. Ветки куста бросали тревожную тень. Шум улицы звучал слишком близко, где–то совсем рядом кричали люди, поднимая что–то наверх. Потом послышался удар, будто кто–то бросил что–то в железный контейнер. От Артура несло какой–то кислятиной. Он лежал на спине и прерывисто храпел. Сперва он лег на тахту, потом стал проситься к ней. Это было уже после того, как он рассердился, что она не подпустила его к себе и ее вырвало. Когда он проговорил в темноту «Дорте!» и зашлепал к ней через комнату, таща за собой плед, она поняла, что протестовать бесполезно. Он лег, прижавшись к ее спине, и она убедила себя, что это Вера и что она уже дома. Конечно, от Веры так не воняло. И она не храпела, но тоже была теплой. Дорте выручило, что на ней были большая майка и трусики. В конце концов она заснула. Накануне, когда они помогали друг другу, рассказывая истории, все было хорошо. Она забыла, что сидит в подвале и что он еще не нашел для нее работы. Она даже выпила вместе с ним капельку вина, хотя оно было слишком кислое. Но вдруг он повел себя как клиент. Ее протесты не помогли, она только заставила его сначала погасить свет. А еще ей удалось уговорить его сделать это на тахте, а не на кровати. Он пробормотал, что хорошо бы ей немного пополнеть и что он скучал по ней. – Со мной ты в полной безопасности, – гордо сказал он и по ее просьбе поставил перед дверью стул. Но когда он уже овладел ею, она вдруг забыла то, что делала обычно, чтобы все поскорее кончилось, и начала плакать. Ее всхлипывания звучали как скрип ржавого велосипеда, с которым он ее встретил. Сперва Артур замер, положив руку ей между ног. Потом неуклюже погладил ее по спине. – Я думал, ты тоже хочешь… Теперь, когда нас двое… В последний раз ты хотела, помнишь? Что это вдруг на тебя нашло? Всхлипывая, она пробормотала, что он обещал ей, что у нее не будет клиентов, а будет работа в закусочной. – Послушай, ты! Я, черт бы тебя побрал, не клиент! Не начинай! И не думай, что я стану тебя умолять. Но как–то странно получается, я раздобыл денег тебе на билет и всякое такое. Считал, что мы с тобой пара!.. – Я думала… Как это говорить? – сказала она. – Не спрашивай меня! Не знаю я, «как это говорить», – передразнил он ее и заходил по комнате. После того как Артур несколько раз стукнул кулаком по столу, Дорте подбежала к раковине. Но тошнить ей было почти нечем. Она пустила воду и, жалобно постанывая, вымыла раковину. – И часто с тобой такое? – спросил Артур, он был скорее удивлен, чем сердит. – Почему ты не сказала, что тебя тошнит? – Он подошел к ней и протянул полотенце, взятое с кухонного стола. Потом зажег кривое бра на стене. – Я думал, ты к такому привыкла. Ладно, забудь, пожалуйста! Я что, я могу и подождать, – буркнул он и подошел к столу, чтобы налить себе еще вина, но бутылка была пуста. Он направился к холодильнику, заглянул в него и, чертыхнувшись, захлопнул дверцу. – У меня еще оставалось пиво! Чертов Бьярне… – Кто это? – спросила Дорте, не отнимая от лица полотенце. – Бьярне? Один парень, он иногда сюда заходит. Дорте промолчала и стала чистить зубы. Покончив с этим, она легла на тахту и прикрылась пледом. Сперва она хотела дождаться, чтобы он уснул, однако после того, как он пробормотал ей «спокойной ночи», она все–таки решилась лечь на кровать. А когда он чуть позже пришел, таща за собой плед, словно шкуру, она уже ничего не могла поделать. От Осло до дома оставалось уже полпути. Дорте было важно перестать бояться возвращения в Литву. Она уже привыкла ко всему приспосабливаться. Артур нашел для нее красный пластмассовый таз и ушел покупать еду, молоко и пиво. Приладив стул перед дверью, Дорте вымылась и вытерлась своей майкой. Потом принялась убирать комнату. Кухонный шкафчик, обеденный стол, кровать. Открыв шкафчик, она доставала оттуда одну вещь за другой, мыла и ставила на место. Она знала, что так же поступила бы и мать, независимо от того, сколько она собиралась тут прожить. В конце концов Дорте добралась до двери, которая никуда не вела. И за которую она, пока убирала, не дала себе труда заглянуть. С переполненных полок на нее обрушилась лавина каких–то предметов. Пустые пивные банки и бутылки из–под водки раскатились по полу. Оказалась здесь также коробка с видеокассетами и электрическая дрель. На полке среди всякого хлама и пустых картонок в коробочке лежал мобильный телефон, видеокамера и что–то похожее на три маленьких фотоаппарата. Она вынула телефон из коробочки и набрала случайные цифры, но телефон молчал. Тогда она вспомнила, что у нее есть настоящий номер на визитной карточке, которую в поезде ей дал ее попутчик. Она набрала номер – опять ничего. Или не было связи, или она неправильно пользовалась телефоном. Попутчика звали Улав… Поколебавшись, она спрятала телефон под подкладку в свою сумку, туда, где лежал ее паспорт, и собрала пустые жестянки и бутылки в пакет. После этого набрала в стакан воды и, закрыв глаза, выпила ее. Выпила с жадностью, словно только что выбралась из пустыни. Снова набрала воды, села на тахту и продолжала пить. Вскоре ей показалось, что в комнате стало даже почти уютно. Ее разбудил громкий мужской голос, донесшийся из глубины дома. Грубый гогот. Шаги. Кто–то что–то крикнул на незнакомом языке. Кто–то пробежал по лестнице, закричала женщина. Несколько секунд Дорте думала, что все это происходит у нее в голове. Во сне. Несколько раз такое уже бывало. Потом мужчина так заорал, что она поняла: он кричит в доме. И где–то близко. Раздались удары, за ними последовал крик боли. Артур до сих пор не вернулся. Было уже далеко за полдень. Дорте вскочила, и плед соскользнул на пол. Она хотела найти место, где можно укрыться. Крики женщины звучали теперь совсем рядом. Дорте придвинула стул к двери и снова села, зажав уши руками. На какое–то мгновение ей показалось, что за дверью грохочет поезд. Она не спускала глаз с двери, как будто могла увидеть, что за ней происходит. Ей захотелось в уборную, но выйти в коридор она не решалась. Наконец хлопнула дверь, и все стихло. Теперь до Дорте долетал только шум улицы. Постукивание высоких каблуков. Ботинки на резине, туфли на коже. Она прислушивалась и гадала, что надето на тех ногах, чьи тени она видела на своей шторе. Наконец она подошла к раковине, спустила давно ставшие тесными джинсы и, как могла, пристроилась на краю. И все время не переставала напряженно прислушиваться к звукам. Потом она убрала стул от двери, прилегла на тахту, укрылась пледом и сложила руки. – Пресвятая Матерь Божия! Прости, что я не молилась как следует. Мне как будто нельзя больше молиться. Сделай, чтобы все изменилось. Мне надо вернуться домой, или я не смогу больше жить. Прости мне мои мысли. Помоги мне думать хорошо – об Артуре, к примеру. Не сердись, что я взяла этот телефон, он все равно не работает. И сохрани маму и Веру. Мне так стыдно. Пусть никто не узнает… В дверь громко постучали, Дорте вздрогнула и села. В комнату заглянула рыжая женская голова. Потом показалась и вся женщина. Ее долговязая фигура походила на огромные ножницы в чехле, которые кто–то просунул в дверь. Блузка на груди натянута до предела, на короткой юбке сбоку разрез. Возраст женщины определить было трудно, но, возможно, она не старше матери. – Мне почудилось, что здесь кто–то разговаривает. Что ты здесь делаешь? – хриплым голосом спросила женщина. – Я… Я здесь жить, – ответила Дорте, стараясь быть спокойной и похожей на норвежку. – С каких это пор, позволь спросить? – Не дожидаясь ответа, Ножницы вошли в комнату, и большие карие глаза уставились на Дорте. – Где Артур, который притащил тебя сюда, не спросив разрешения? – Уйти. Купить еды. Ножницы, не представившись, начали жаловаться на Артура. Он уже неделю как не платит за квартиру, но теперь–то она получит с него деньги! Женщина наговорила еще чего–то, чего Дорте не поняла, а в конце сказала, что воздухом сыт не будешь. Это–то Дорте тоже хорошо знала. – Ваш дом? – спросила она. Ножницы изобразили презрение к недвижимости и громко заявили, что дом не ее. Она тут «Вахта». Это было похоже больше на должность, чем на имя. – Я исполняю грязную работу, управляя всеми этими олухами. Снабжаю их чистыми простынями, полотенцами, собираю плату за квартиру и убираю грязь. – Ты пить кофе? – неуверенно спросила Дорте и встала с дивана. – Кофе? Неужто Артур обзавелся чем–то, в чем можно варить кофе? Дорте понимала, что Вахта права. У Артура не было ни кофе, ни чая. И ничего, в чем можно было бы вскипятить воду, лишь одна большая кастрюля с ручкой. – Он пьет только водку и пиво! Откуда ты? И как здесь оказалась? – спросила Вахта. – Мы будем жить здесь, наверху. Там ремонт, – объяснила Дорте и показала на потолок. Вахта уставилась на нее, а потом закатила глаза к небу. – Ты что, дура? – спросила она. Дорте глубоко вздохнула и постаралась держаться как можно прямее. – Не надо так говорить! – Как хочу, так и говорю! – фыркнула Вахта. – Но почему–то мне тебя жалко. Что он вбил тебе в голову? В этом доме девушки не живут с мужчинами. От этого бывают одни неприятности! – Мы жених и невеста, – попыталась оправдаться Дорте, но Вахта продолжала твердить, что Артур привел в дом человека без ее ведома. В конце концов она дрожащим пальцем указала на Дорте и сказала что–то о том, что жить здесь вдвоем стоит в два раза дороже, чем одному. И прибавила: – Остерегайся, чтобы тебя не увидел Антрепренер! Дорте поглядела на коробку с Белоснежкой, которую еще не открыла. Вот и хорошо, ей все равно нужно выбираться отсюда. Вахта продолжала извергать поток слов, из которых Дорте поняла лишь малую часть. С Артура и Дорте она должна получать тысячу крон. За какое время, было неясно. Но это еще дешево для такого дорогого района. И она, возможно, ничего не скажет про нее Антрепренеру, если Дорте заплатит. То, что у Дорте нет денег, ее не трогало. – Так достань их! – строго сказала Вахта, смерив Дорте взглядом с головы до ног. – Вы знать, где есть работа? – спросила Дорте. – Подавать… в кафе. Магазин? Убирать? – Ты думаешь, что у нас здесь Биржа труда? Тебя нужно представить Антрепренеру. Ты здорова? – Здорова? – Да. Все, кто здесь работает, должны быть здоровы. – Вахта уселась на стул, лицо у нее вдруг стало даже добрым. – Послушай, мне хочется помочь тебе, ты могла бы мыть лестницу и площадки и таким образом хоть немного погасить долг за квартиру. Но мыть надо хорошо! – Согласна! Когда? – Я тебе скажу. – Вахта направилась к двери. – Кланяйся Артуру и скажи ему, что я о нем не забыла! 46 Артур не рассердился, что она нарушила систему в его чулане, как он выразился. Напротив, сказал, что все падает всякий раз, когда он открывает дверь, и что он собирался сделать там новые полки. Вахты он, по–видимому, не боялся, если не считать того, что она хотела показать Дорте Антрепренеру. – Чертова карга! – взорвался он. Но то, что Дорте будет мыть лестницу, его вполне устроило. Правда, когда Дорте рассказала, будто в доме кто–то кричал, он забеспокоился и задумался. – Это, конечно, Юлия. Вечно она со всеми ссорится. Не обращай внимания. Дорте попробовала объяснить ему, что там дрался какой–то сердитый мужчина, Артур покачал головой и не захотел говорить об этом. Взял пиво и лег на тахту. Она вынула из коробки готовую пиццу и поставила ее на стол. А потом спросила, почему у него в чулане лежит несколько фотоаппаратов. – Это вещи Бьярне, – объяснил он. Было похоже, что он даже не знает, что там лежит, поэтому она ничего не сказала о телефоне. После того как они поели, Артур захотел узнать, что находится в коробке под столом. Дорте рассказала ему о фонтане с Белоснежкой, и он пожелал немедленно распаковать его и смонтировать. Пока он доставал все из коробки, настроение у него неожиданно улучшилось, и ему захотелось выпить еще пива. Дорте принесла пива, а он, стоя на коленях, снимал с Белоснежки бумагу, в которую та была завернута. Они решили, что Белоснежка будет стоять на обеденном столе, чтобы провод доставал до розетки, а еще потому, что тогда она все время будет у них перед глазами. Артур разбирался, как установить Белоснежку, а Дорте принесла воды, чтобы заполнить колбу. Наконец осталось только воткнуть вилку в розетку. И когда вода заструилась по Белоснежке и самому маленькому гному, Артур ударил себя по ляжкам, засмеялся и несколько раз воскликнул «Вот черт!». Потом он пододвинул к столу стул и велел Дорте принести еще пива. Иногда он улыбался про себя и с удовлетворением высовывал кончик языка, словно фонтан был его изобретением. Через некоторое время Дорте спросила, почему вещи Бьярне лежат у него, но Артур только пожал плечами и пробормотал, что у Бьярне нет постоянного жилья. – Не думай об этом, теперь, когда ты тоже живешь здесь, он будет предупреждать о своем приходе. – Друг? – Друг? Да как сказать… Иногда он здесь появляется… Нет, не друг. У кого они есть, эти друзья, черт побери! Разве что у тех, у кого хватает на них средств. Дорте поправила венок на голове Белоснежки и букет, который она держала в руках. Он немного помялся во время переезда. – Я надо тебе сказать одна вещь, – проговорила она без всякого вступления и не приготовив заранее слов. – Что? – Может, ты сам заметить? – Что я должен был заметить? – спросил он, включая и выключая фонтан, потому что обнаружил, что первая струя бывает сильнее, чем следующие за ней. Дорте выпрямилась и положила руки на живот: – Беременная! Артур оторвал взгляд от Белоснежки и уставился на Дорте. – Вот черт! – Наконец он закрыл рот, подождал немного и спросил: – А кто же?.. – Он не закончил. – Ты! – Дорте скрестила на животе пальцы. – Ты уверена? Дорте кивнула. – Почему же ты не сказала об этом… раньше? Когда мы говорили по телефону? – Ты бы не хотеть, чтобы я приехать. Артур забыл о Белоснежке. Он положил руки на колени, опустил глаза и вздохнул. – Само по себе это не страшно. Но, боюсь, они не захотят, чтобы в доме жил ребенок. – Кто они? – Антрепренер. Председатель, – сказал он, рассматривая фигуру Дорте, словно первый раз ее видел. – Какой у тебя срок? – Ты знать. Четыре–пять. – Мы что, резинкой не пользовались? – Глаза У Артура сузились и сделались подозрительными. Дорте помотала головой и глотнула. Несколько раз. Некоторое время он смотрел на нее, потом притянул к себе на тахту и положил голову ей на плечо. Заметив, что Дорте вытирает глаза, он обнял ее и пробормотал что–то о Свейнунге. Она так сильно замотала головой, что несколько раз стукнула лбом ему в грудь и расплакалась уже не на шутку. – Ну–ну! Плевать мне, кто отец. Мне, черт подери, это по фигу! Когда мы встретились, я сразу понял, что ты какое–то время занималась этим делом. Должен сказать, что я неплохо соображаю. Давай лучше решим практические вопросы. Мы от него избавимся! – Уже поздно! – испуганно сказала Дорте и освободилась из его объятий. – Председатель знает человека, который это сделает… несмотря на срок. Она не ответила, встала рывком и отошла к окну. Там она остановилась, руки бессильно висели вдоль туловища. – Не будь ты такой обидчивой! Я просто хотел найти выход. Иногда достаточно только решиться, подумала Дорте и бросила взгляд на фонтан с Белоснежкой. Потом повернулась, взяла сумку, порылась в ней, проверяя, все ли необходимое на месте, ее чемодан, закрытый, стоял рядом с кроватью, она поставила его под вешалку, где висел плащ. – Что ты надумала? – Еще не знаю. Надо уйти отсюда! – Не глупи! Понятно, что я тебя ни к чему не принуждаю. Никто тебя ни к чему не принуждает. Ладно! Ладно! Садись! Никто тебя и пальцем не тронет! Честное слово! Дорте постояла немного, потом стала надевать плащ. Но Артур вскочил и встал между нею и дверью, без конца повторяя, что глупо быть такой обидчивой, что никто ее ни к чему не принуждает, что он уже привык к мысли о ребенке, и чем больше он думает об этом, тем больше привыкает к этой мысли, и что Антрепренеру вовсе необязательно что–либо знать. Он вырвал у нее из рук плащ, сделал из него тугой сверток и стал баюкать. Она рванула плащ к себе и хотела открыть дверь. – Ты все равно не выйдешь отсюда! – сердито сказал он. – Почему не выйдешь? – У тебя нет ключа! – С ключом входить. – А здесь без ключа и не войдешь, и не выйдешь! – У тебя есть ключ? – спросила она, не спуская с него глаз. Тут он заговорил о деньгах, которые взял взаймы у Антрепренера, и что она должна вернуть их ему перед тем, как уйдет. Дорте не хотела верить тому, что услышала. Может быть, она неправильно поняла Артура? – Я думать, ты помогать… – И правильно думала! Только успокойся! Но Антрепренер дал мне денег взаймы. – Я надо уходить! – решительно сказала она и хотела пройти мимо него. – Нет! Ни одна женщина не может выйти отсюда без разрешения Антрепренера! Дорте недоверчиво посмотрела на Артура, потом распахнула дверь и выбежала в коридор. С чемоданом и сумкой в руках она поднялась по лестнице к входной двери. Сперва она безуспешно пыталась найти замок, потом долго трясла внушительный засов и наконец поняла, что Артур прав. Дверь так и не открылась. 47 Дорте выжала тряпку и вставила ее в зажим на длинной ручке. Потом протерла тряпкой то место, которое уже вымыла. Полосы копоти и грязи почти отмылись. Она вспомнила красные руки матери и пожалела, что у нее нет резиновых перчаток. Но Вахта сказала, что для такой мелочи перчатки не нужны. В коридоре было темновато, хотя с потолка свисали три больших шара. Дневной свет попадал сюда только из расположенного высоко в лестничном пролете окна с толстыми стеклами. Дорте знала, за какой дверью живет Вахта, но никогда не видела, чтобы кто–нибудь выходил из других дверей. По крикам, звукам и мельканию мужчин, куривших справа от ее окна, она поняла, что это строительные рабочие, живущие в другой половине подвала, они пользовались отдельным входом, сделанным на уровне земли. Если она, подтянувшись, выглядывала за решетку, то видела каменное крыльцо. С того места, где сидели рабочие, до нее долетали их смех и разговоры. В каждом конце коридора было по двери, та, что находилась дальше от лестницы, вела на задний двор. Именно через эту дверь они с Артуром вошли в здание. Другой конец коридора заканчивался красивой старинной дверью с окнами из толстого стекла и завитушками наверху. Ее тоже нельзя было открыть. Дорте догадалась, что она выходит на улицу. Выросший живот мешал работе. Ребенок внутри буйствовал. Особенно по ночам. Дорте уже не ждала, что он исчезнет как–нибудь сам собой. Артур дал ей пару спортивных штанов, достаточно больших, и сказал, что она должна «держать живот при себе». Под этим он подразумевал, что она не должна никому показывать, что ждет ребенка, а то местные боссы могут выкинуть какую–нибудь «глупость». Неожиданно она услышала, что кто–то легко бежит вниз по лестнице. Голоса этих девушек она слышала и раньше – они жили на третьем этаже, – но никогда их не видела. Сейчас по лестнице бежала вниз бледная девушка с широко открытыми глазами. Она смотрела прямо перед собой и не заметила Дорте, стоявшую с ведром внизу у лестницы. Ведро опрокинулось, и девушка, вскрикнув, упала. – Простите, пожалуйста! – Дорте попыталась поднять девушку. Лишь тогда она увидела, что на девушке только ночная рубашка. В коридоре было холодно. Пока девушка вставала, Дорте обратила внимание, что она босиком. Длинные пальцы на ногах поджались, словно она цеплялась ими за пол. Дорте неловко пыталась выжать мокрый подол. И тут случилось то, во что она не посмела поверить, приняв за галлюцинацию. Это звучало как музыка. Куда прекраснее, чем музыка Баха. – Поставить ведро перед самой лестницей! Идиотка! – пронзительно прокричала девушка у нее над головой – по–литовски! – Я тебе помогу! – на том же языке ответила Дорте и схватила девушку за руку. Какое–то время они в изумлении смотрели друг на друга, гнев девушки еще не прошел. Потом она быстро оглянулась по сторонам, словно ждала, что кто–нибудь явится и прогонит ее. – Литовка? Когда ты приехала? – шепотом спросила девушка. – Да. В начале октября. Меня зовут Дорте. – Юлия, – пробормотала девушка и бросила недоверчивый взгляд на живот Дорте. – Почему они разрешили тебе оставить беременность до такого срока? Ты что, любовница Управляющего или, может, самого черта? – Нет–нет! Я живу здесь в подвале вместе с Артуром. – Они заставили тебя мыть пол, потому что ты ждешь ребенка? Я права? Доктор побоялся ковырнуть ребенка, опасаясь, что ты отправишься вслед за ним? Почему Юлия так говорит? По–литовски это звучало слишком грубо. – У тебя есть ключ? – Юлия приподняла ночную рубашку, подол прилип к икрам. Дорте покачала головой и сказала, что все покупки делает Артур. – Никто не должен отсюда выходить. Не знаю, сколько нас тут, но точно больше трех. Я тут уже два месяца. Все время работаю. Это ад… Где они нашли тебя? – Слова сыпались как горох. – Там, где я была раньше… Но теперь все будет хорошо. Юлия схватила ее за плечо и пристально посмотрела в глаза. – Послушай! Выкради у него ключ! И не забудь про меня! Я живу наверху, на двери табличка с надписью «Эдем». Но до рая тут далеко, – прибавила она со звуком, который должен был означать смех. Неожиданно на лестнице появилась Вахта. Она, конечно, подслушивала, потому что удивленной не выглядела. – Юлия! Get ready! То the room!{10}И ты, Дорте, отправляйся в подвал! Никакого мытья при гостях. Будешь мыть не вечером, а только рано утром! Дорте попыталась объяснить, что ей лучше мыть в это время, так как по утрам она плохо себя чувствует, но не смогла найти нужных слов. – Марш отсюда! – раздраженно сказала Вахта, поплыла по коридору и скрылась за какой–то дверью только затем, чтобы тут же высунуть оттуда голову и крикнуть: – Чтобы духу вашего здесь не было! – Почему она так рассердилась? – прошептала Дорте. – Ей не нравится, когда мы понимаем друг друга и она не может контролировать все, что мы говорим. Попробуй раздобыть ключ. Когда ты родишь, тебе снова придется работать. Это уж точно! И не забывай обо мне! – сказала Юлия и быстро поднялась по лестнице. Дорте стояла и смотрела ей вслед, потом вытерла пол и собрала свои ведра и тряпки. Спускаясь в подвал, она слышала, как Вахта говорит по телефону, направляясь к входной двери. Голос у нее был сладкий, как мед. Очевидно, она впустила клиента, который шел к Юлии. Дорте поняла, что он должен позвонить Вахте, когда захочет уйти. Потом послышались щелчок замка и шаги по кафельным плиткам пола. Дорте поднялась на несколько ступенек и увидела мужчину в синей куртке, который, стоя спиной к ней, растерянно оглядывался по сторонам. Но, словно инстинкт подсказал ему, что за ним наблюдают, он вдруг повернулся и встретился глазами с Дорте. Она отступила вниз и спрятала ведро в угол рядом с уборной. Он тут же оказался рядом. Она уже была готова скрыться в своей комнате, когда услышала его: «Подожди!» Во рту у нее пересохло, сердце громко стучало. Это был он! Улав из поезда заплатил Вахте, чтобы посетить Юлию! Перед Дорте разверзлась пропасть. Улав явился точно из другого мира. Светлые волосы свисали на одну сторону точно так же, как в поезде. Но он был всего лишь клиент! – Привет! Вот не ждал, что встречу тебя здесь! – сказал он, немного запыхавшись, словно занимался тяжелой работой. Потом подошел к ней. Совсем близко. – Нет! Ты идешь к Юлии! – с трудом проговорила она и, словно защищаясь, загородилась руками. – Но можно сначала немного поговорить с тобой? – О чем поговорить? Он проскользнул за ней в комнату. Потом закрыл дверь и загородил ее собой. Дорте оказалась в ловушке. Оба прислушивались к звукам, доносившимся из коридора. От яркой лампочки, горевшей под потолком, его глаза казались неестественно голубыми. Все было тихо. – Можно, я сяду? Она кивнула. – Ты здесь работаешь? – Мыть пол. Он чуть не сел на кресло, из которого торчали пружины, но она предупредила его коротким «Нет!», и он сел в другое. Она расправила плечи, но осталась стоять. – Я все думаю, каково тебе здесь приходится, – просто сказал он. Однако она не дала себя провести и промолчала. – Успокойся! Я на твоей стороне. Хочу вам помочь, – тихо сказал он, глядя на дверь. Она не подала виду, что поняла его, и стояла, как прежде. Одна нога у нее промокла. Подошва пискнула, когда Дорте пошевелилась. Поэтому она больше не двигалась. – Ты беременна? Дорте на мгновение охватил стыд. Он тут же отразился на лице. Ей было тяжело от его взгляда. И, словно поняв это, Улав встал и подошел к ней. Он был ненамного старше Николая. Рот у него был не такой, как в прошлый раз. Жестче. Наверное, он думал, что ее легко обмануть. Глаза казались чуть–чуть сонными, но когда он смотрел на нее, они становились беззащитными и в них появлялась как будто мольба. На нем были джинсы и куртка с вельветовым воротником, сильно потертая. Дорте узнала его серый шарф, длинный, несколько раз обмотанный вокруг шеи. – Ты можешь мне верить, – сказал он, потому что она продолжала молчать. – Я не принимать клиентов. Тебе идти Юлия! – твердо сказала она. Он развел руками и сказал, что был здесь раньше один раз, но не видел тогда Дорте и что он живет на соседней улице. Словно он целыми днями только и делал, что сидел у окна и следил за теми, кто сюда приходит. Совсем как соседи дома в Литве. – Ты боишься? – наконец спросил он. Боишься! Он произнес это норвежское слово, и она сразу поняла, хотя не помнила, чтобы учила его специально. В конце концов она вернула ему это слово, будто не знала, что с ним делать. «Боишься?» Конечно, она боится. Но как долго человек может бояться? – Ты здесь заперта, верно? – У Артура ключ. – Это он встречал тебя с велосипедом? Не двигаясь с места, она кивнула, подбирая слова. – Ты хотеть сказать полиция и нас забрать? – Нет! Не вас, а этих мужчин! Она покачала головой и попыталась объяснить ему, что забирают всегда только девушек. Это было трудно, и Дорте не была уверена, что он ее понял. – У тебя так и нет телефона? – выдохнул он и взглянул на дверь. Она глотнула воздуха, прикидывая, может ли он знать, что она украла телефон из кладовки Бьярне. Наконец она решилась. Быстро нашла в сумке телефон и постаралась объяснить, что он не работает. – Он новый. Тебе нужна сим–карта и батарейки. Это тебе трудно понять… Не беспокойся, телефон я беру на себя. У тебя остался мой номер? Она кивнула. – Спрячь его! И телефон тоже. Ты живешь одна? – Да. Артур тоже. Иногда. – Он знает про телефон? – Когда она отрицательно замотала головой, он улыбнулся и сказал: – Хорошо! Хорошо! – Потом большими шагами подошел к окну и увидел, что его можно открыть. Подергал решетку, словно думал, что она шатается. – Я осторожно постучу в окно. Ты откроешь. Позвони мне, когда телефон заработает. Если Артур будет дома, сделай вид, что ничего не слышишь. Я постучу только один раз. Все поняла? – Почему? Ты писать в газета? Полиция здесь? – Нет! Я хочу помочь тебе… и другим. Положись на меня! Как, кстати, тебя зовут? – прошептал он. – Дорте. – Дорте, – повторил он и улыбнулся, глаза его тоже улыбнулись. В это время хлопнула входная дверь. Послышался хриплый голос Вахты, ее шаркающие шаги целеустремленно приближались. В следующее мгновение Улав был уже за дверью, а Дорте успела спрятать телефон на дно сумки. В открытую дверь она видела, что Улав на лестнице столкнулся с Артуром. – Какого черта тебе здесь надо? – раздался голос Артура. – Прошу прощения! Я спустился по лестнице, вместо того чтобы подняться, и попал сюда. Такое бывает. Но женщина внизу дала мне понять, что я ошибся. Мне очень жаль! И он исчез, а Артур крепко схватил Дорте за руку. Она убедила себя, что Артура бояться нечего. Но все было так странно, вдруг они как будто оказались врагами. – Кто это был у тебя? По–моему, я его где–то уже видел, – проворчал Артур. – Я не знать. – Он уже бывал здесь раньше? А? Отвечай! Дорте замотала головой и со стоном попыталась освободиться. – Проклятая… чертова блядь! – Пожалуйста… отпустить! – взмолилась она. Артур разжал руку и оттолкнул ее от себя. Он как–то изменился. Она и раньше обращала на это внимание, но сегодня перемена была особенно явственна. Глаза. Артур был не просто пьян от пива, он стал похож на Макара. Лишь теперь Дорте почувствовала, что у нее промокли не только туфли, спортивные штаны тоже намокли и прилипли к щиколоткам. Когда дверь открывали, даже ненадолго, по комнате гулял ледяной ветер. Дорте хотелось спросить у Артура, нельзя ли достать обогреватель, но сегодняшний день для этого не подходил. Он сбросил потрепанную кожаную куртку и устроился с последней банкой пива. Потертая тахта жалобно скрипнула. Артур как будто исчез, он сидел и пустыми глазами глядел в одну точку. Дорте сняла мокрые спортивные штаны, надела сухие носки и махровый халат. И свернулась калачиком на кровати под жестким одеялом. Артур по–прежнему не двигался. Банка была уже пуста. Зловещее предчувствие Дорте заметно усилилось. В конце концов ей пришлось назвать его состояние словами, иначе она бы задохнулась. Пришлось спросить, почему у него такой вид, будто он принял наркотик. Но это была ошибка с ее стороны. Сперва он не ответил, однако весь напрягся, как натянутый лук, или приготовился ответить ударом на удар. Она подумала бы, что он вот–вот заплачет, если бы верила, что такое возможно. – Я? Наркоту? На себя погляди! Чучело! Дорте не знала, что означает слово «чучело», но вряд ли это был комплимент. А ведь они могли бы вместе поплакать, стать на свой лад товарищами. Кожу у нее на лице стянуло от засохшего пота. Волосы на затылке выбились из резинки. Единственное, что помогало Дорте не потерять рассудок, это мысль о телефоне, спрятанном в сумке. Весь следующий день Артур провел дома. В последнее время он приходил домой днем только затем, чтобы что–нибудь забрать или выпить пива, которое, как он утверждал, всегда должно быть в холодильнике. Теперь он лежал на тахте с закрытыми глазами и открытым ртом. Дорте не знала, спит он или бодрствует, но пыталась держаться как можно тише, чтобы не раздражать его. Ведь думать можно незаметно. Слишком много всего случилось за один день. И Юлия, и Улав. В следующий раз, когда Артур уйдет, она поднимется к Юлии. Поговорить. Хотя бы на минутку. Спросить, был ли Улав ее клиентом. Ведь она сама видела, как он отдавал Вахте деньги, но, может, он сделал это только затем, чтобы войти сюда. Неужели она не ошиблась в первый день, когда, услыхав крики, догадалась, что Артур привел ее в публичный дом? Что в ней такого, что ей попадаются только такие мужчины? Должно быть, в этой стране их пруд пруди. Они представлялись ей в виде лягушек, заселявших по весне глубокие лужи. Слизь и кваканье. Стало темно, и ей пришлось зажечь свет, чтобы нарезать хлеб, но Артур вскочил и так закричал, что Дорте тут же погасила свет. Когда он наконец успокоился, ей все–таки удалось отрезать два ломтика хлеба. Она взяла их в кровать и легла, чтобы удержать тепло. О том, чтобы чем–то заняться, не могло быть и речи, уж лучше попытаться уснуть. Поскольку Артур был дома, она могла бы пожелать ему «спокойной ночи», но, пожалуй, этого делать не стоило. Дорте проснулась от того, что Артур кричал на кого–то, кого она не видела. Она зажгла свет. Он, скорчившись, лежал в углу тахты. Было ясно, что он не понимает, где находится. Зрелище было жуткое, но Дорте уже устала бояться. Сначала она окликнула его, он ей не ответил, тогда она встала и села рядом с ним. Потрогала его за плечо и сказала: – Ну, ну, успокойся! – но это тоже не помогло. Неожиданно он приник к ней, ругая при этом своего отца, который не желает его знать, и покойную мамашу, эту чертову блядь. Весь мир – бардак, заявил он. Ей было нечего ему возразить. В комнате стоял ледяной холод. Дорте принесла одеяло с кровати и, чтобы согреться, укрыла им и пледом их обоих. Потом она заговорила по–русски обо всем подряд, в том числе и о том, чего не осмеливалась сказать ему по–норвежски. Он так плакал, что ее рука, обнимавшая его, все время вздрагивала. Вскоре халат у нее на груди, куда он уткнулся носом, промок насквозь. А она сидела и думала, решилась ли бы Лара довериться Улаву. Едва ли. Создание у нее в животе не шевелилось. Оно затихло. 48 – Ты его видишь? – Кого? Где? – Дорте села и поняла, что еще ночь, потому что окно было темным и рабочие еще не начали бросать мусор в контейнер. – Там! На улице! Стучали! – сказал Артур, показывая на окно. Дорте подошла к окну и попыталась выглянуть, но никого не увидела. – Там никого нет, – твердо сказала она. – Отойди оттуда, черт бы тебя побрал! Не стой так, он может тебя увидеть! Он только и ждет, когда ты избавишься от ребенка! Ясно тебе? Этот проклятый… Антрепренер! Он меня преследует. Бумажная штора просвечивает! Сквозь нее видно все, что делается в комнате, – прошептал Артур. Дорте огляделась по сторонам, потом схватила со стола скатерть, пододвинула к окну стул и влезла на него, чтобы повесить скатерть поверх шторы. Но ей это не удалось. – Помогать мне! Не сидеть так! – попросила она. Артур заковылял по комнате, взял другой стул и влез на него. Вместе, рискуя упасть, они сумели повесить скатерть на окно. Потом оба уселись на тахту и оглядели свою работу. – Теперь никто заглянуть к нам! – сказала Дорте. – Теперь никто не сможет заглянуть к нам, – добродушно поправил ее Артур и вытер нос рукавом джемпера. Она включила обогреватель, хотя было еще слишком рано. Когда она спросила у него, так что же сказал этот Антрепренер, или Председатель, Артур не пожелал отвечать и снова улегся спать. Но постепенно все–таки признался, что не сумел отдать ему долг и получил предупреждение. Они собираются прислать к ней клиентов. Говорят, что она, несмотря на свой живот, может делать минет или массаж. Поэтому он и рассердился, увидев на лестнице того человека. – Рассердиться? На меня? – Ей так захотелось закатить ему оплеуху, что она обеими руками вцепилась в плед. – Клиенты? Нет! Ты открыть дверь! Я уйти! – хрипло сказала она. – Они отобрали у меня ключ, – безнадежно прошептал Артур, глядя на свои руки. – Ты лгать! Почему лгать? – Я не лгу! – сказал он с видом человека, всю зиму не имевшего крова над головой. Дорте поднялась и стала ходить по комнате, рассекая животом пространство, точно плугом. Потом она зажгла свет над кухонным столом и налила себе молока. – Хочешь молока? – спросила она. – Ну его к черту! – с отвращением ответил он. Она пила молоко, стоя спиной к столу. Артур встал и подошел к ней. Он качался, как вешка на трясине. – Ты моя! Только моя! У меня никогда не было девушки, которая принадлежала бы мне одному. Никогда! Всегда найдется еще кто–то… Дорте внимательно посмотрела на него, потом ее охватило упрямое спокойствие, и она сказала, что они должны вместе что–нибудь придумать. Она даже вспомнила, как сказать по–норвежски спланировать . – Два сильные! – твердо сказала она и чуть не поведала ему о своем разговоре с Юлией, но что–то удержало ее от этого. – Они перевели меня к рабочим. Я должен был только забрать отсюда одежду.. Антрепренер говорит, что они вынуждены ужесточить правила. Дорте отставила пустой стакан. Она спросила, не думая: – Это он дает тебе наркотики? – С чего ты взяла? Дорте посмотрела ему в глаза. Зрачки у него были как у дохлой змеи. Раньше они тоже были таким. И наверное, часто, но ей не хотелось этого видеть. Взгляд наркомана. – Ты на себя не похож, – сказала она. Медленно, не торопясь, он шлепнул ее по щеке. Подождал мгновение и, так как она не издала ни звука, залепил еще несколько оплеух. Боли она не почувствовала. Нет. Только Верино бешенство. Дорте прижала пальцы к губам, и между пальцами у нее показалась кровь. Она взяла полотенце и, не глядя в зеркало, вытерла с лица кровь. Не зная, что ей делать с этим бешенством, она наклонилась и включила Белоснежку. Нужно было бы переменить воду и стереть с Белоснежки пыль. Но в журчании было что–то освежающее, поэтому она просто села рядом и стала следить за неровным потоком воды. Свет со дна заставлял капли переливаться всеми цветами радуги. Через некоторое время она почувствовала на плечах его руки. Они дрожали и были беспомощно влажными. – Послушай… я не хотел, черт меня побери… Ну бывает… вышел из себя. Ты способна вывести из себя даже камень. Ты это знаешь? И этот ребенок? Ведь он не от меня, правда? Она не хотела отвечать ему. Не теперь. – Мужчины никогда не знают этого точно. Мой отец тоже не знал. Болтал о том, что я не его сын. Господь совершил большую ошибку, позволив только женщине, и то в редких случаях, точно знать, кто отец ребенка. А? Из–за этого и получается столько путаницы, – заключил он, совсем обессилев после такой длинной речи. Дорте взглянула на окно. Должно быть, ночью стучал Улав. В кармане у Артура громко и пронзительно зазвонил телефон. Он достал его и быстро отошел к двери. Прислонившись к косяку, он говорил встревоженным и подобострастным голосом. Она поняла, что он сейчас же должен куда–то идти. Артур принес из чулана какую–то одежду и стал запихивать ее в сумку. Наклонившись и не совсем твердо стоя на широко расставленных ногах, он одной рукой запихивал вещи, а другой держал телефон. Умяв вещи в сумке, он оттолкнул ногой то, что не влезло. – Вахта? Да! Надо, чтобы при родах кто–то был… Ей нужна еда и всякое такое… Нет–нет, я понимаю, что тебя это не касается. Но… Да, я сейчас же приеду! Он закончил разговаривать, сунул телефон в карман и уставился в пространство. Казалось, что его глаза смотрят в разные стороны. – Послушай! Некоторое время меня не будет. Когда я вернусь, я все устрою. Все будет хорошо! Дорте только что вымылась в душе на первом этаже и с головой, обмотанной полотенцем, сидела у стола, когда вдруг услышала, что кто–то спускается по лестнице. Она ждала, что вот–вот в комнату заглянет Вахта. Но вместо нее в комнату ввалился какой–то громадный детина. Голова у него была выбрита наголо, на шее – татуировка. Башмаки напоминали баржи, а сигаретный дым окутывал его, словно горящую траву. – Вот так так? Да здесь, оказывается, кто–то есть? – удивился он. – Ты не стучать! – Что–что, не слышу? С каких это пор Артурова шлюха устанавливает свои порядки в этом доме? Стучать – не стучать! – Я, может быть, не одет… – Ах ты, боже мой! Или ты думаешь, я никогда раньше не видел раздутого брюха и потертой пизды? – Он закрыл за собой дверь и смотрел на нее словно на хлипкую мебель. Потом без приглашения сел на стул, чтобы закурить новую сигарету от старой. – Где мои вещи? Артур сказал, что ты должна была их запаковать. Наверное, это Бьярне, подумала Дорте, кивнула на чулан и сказала: – Там. – Давай тащи их! – приказал он. Она сняла