Bazhenova Nadezhda Gennadievna


Bazhenova Nadezhda Gennadievna
Candidate of Pedagogics,
Assistant Professor
Chair of the French Language
Mari State University
Yoshkar-OlaБиблия как основа образов и притчей «Маленького принца» Антуана де Сент-Экзюпери
The Bible as a Basis of Images and Parables of «The Little Prince» by Antoine de Saint-Exupéry
В статье рассматривается понятие притчи. Раскрывается связь произведения «Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери с библейскими образами и притчами. Автор статьи интерпретирует образы и притчи данного произведения с целью духовного образования.
The article deals with the notion of a parable. It reveals the Biblical images in 'The Little Prince' by Saint-Exupéry. The authors tries to interpret the images of the literary work with the aim of spiritual education of younger generations.
Ключевые слова. Притча, Библия, иносказательный рассказ, сказка, мудрость.
Key words: parable, the Bible, allegoric story, fairy tale, wisdom.
Выдающееся произведение Антуана де Сент-Экзюпери «Маленький принц» носит определение сказки-притчи. Что такое сказка каждый знает, а что же такое притча? На этот вопрос архиепископ Аверкий Таушев отвечает: «Слово «притча» представляет собой перевод греческих слов παραβολή и παροιμίες. Παροιμίες — в дословном переводе означает: краткое изложение, выражающее правило жизни (таковы, например, «Притчи Соломона»). Παραβολή — это целый рассказ, имеющий глубокий смысл и в образах, взятых из повседневного быта людей, выражающий высшие духовные ценности. Евангельская притча — это παραβολή». [14].
Притча, как указано в Евангелии, являлась одним из ключевых приемов проповедей Иисуса Христа. «Все сие Иисус говорил народу притчами, и без притчи не говорил им», — свидетельствует евангелист Матфей. [Мф. 13, 34].
В Библейской энциклопедии находим следующее определение: «притчи Христовы — наставления, заимствованные из подобий окружающей природы или примеров, взятых из обыкновенной жизни человеческой, которые Господь нередко предлагал Своим ученикам и народу в поучение и назидание». [2, с.731].
В «Полном церковно-славянском словаре», составленном протоиереем Г. Дьяченко, дается другое определение: «Притча — загадка; загадочное, мудрое изречение, пословица; поучительное изречение; образ». [12, c. 503].
Протоиерей Виктор Потапов также указывает на то, что в основе греческого слова παραβολή есть идея сравнения. «Притча, - пишет он, - это своего рода «расширенная метафора», сравнение, иллюстрация духовного на примере повседневного. Восточному складу ума свойственно говорить и учить в форме сравнения, ему свойственно выражаться загадками, которые возбуждают любознательность и располагают к размышлению. Притчу надо понимать как некое использование символов, то есть образов, взятых из земных реальностей, чтобы обозначить ими реальности богооткровенные и нуждающиеся в большинстве случаев в глубинном объяснении. В Своих притчах Христос нередко брал примеры из природы или современной Ему общественной, хозяйственной и религиозной жизни». [13].
Вот как это поясняет святой Иоанн Златоуст: «Господь говорил притчами для того, чтобы сделать слова Свои более выразительными, облечь истину в живой образ, глубже запечатлеть ее в памяти, и самые дела представить глазам». [5].
Итак, со времени первохристианской Церкви притчей называется история, рассказанная Иисусом Христом как иллюстрация к Его учению. По мнению епископа Александра Милеанта Иисус Христос излагал Свое учение в форме иносказательных рассказов по нескольким причинам. «Во- первых, Он говорил о глубоких духовных истинах, постичь которые было нелегко Его слушателям. А конкретный и яркий рассказ, почерпнутый изВестник ЧГПУ 1’2011 186 жизни, мог запомниться на многие годы, и человек, старающийся понять смысл этого рассказа, мог размышлять о нем, углубляться в его содержание и, таким образом, постепенно понять скрытую в нем мудрость. Во-вторых, люди, не вполне понимающие учение Спасителя, могли бы по-своему перетолковать его, распространяя его в искаженном виде. Притчи сохраняли чистоту учения Христова тем, что облекали его содержание в форму конкретного повествования. В-третьих, притчи имеют то преимущество перед прямым поучением, что они не только содержат в себе общий Божественный закон, но демонстрируют его применимость, как в частной, так и в общественной жизни. Евангельские притчи замечательны еще тем, что, несмотря на прошедшие века, они нисколько не утратили своей наглядности и очаровательной красоты. Притчи являются живыми свидетелями того тесного единства, которое существует между духовным и физическим миром, между внутренней причиной и ее проявлением в жизни». [10].
Диакон Андрей Кураев считает, что «притчи — это аллегория, в которой слушатель должен узнать себя. Евангельские притчи — это не просто житейские иллюстрации некоторых нравственных истин, а обращение к совести человека: понимаешь ли ты, что происходит с тобой? Персонажи ее не наделяются каким-то строго определенным характером. Они не описываются, и сказитель притчи не дает их психологического портрета. Персонаж притчи — это чистый субъект нравственно-религиозного выбора. Это один из основных принципов построения библейского текста: он взывает к самоопределению человека, к выбору». [6, c. 186-187].
Важно заметить, что некоторые притчи Иисус Христос объяснял ученикам Своим наедине, а самую большую часть оставлял без объяснения с целью овладеть вниманием слушающих и приучить их к размышлению, чтобы они «посредством чувственного, земного, сами разъясняли себе в возможных подробностях вышечувственное и небесное». [2, с. 731].
Таким образом, наводящие задачи, рекомендуемые психологией педагогики, когда слушателю дается серия однотипных задач, построенных по одному принципу, который подсказывает их решение, были использованы Иисусом Христом в Его учении почти две тысячи лет тому назад.
«Великий пианист Святослав Рихтер, - пишет Б.А. Ганаго, - как-то открыл один из своих секретов: «Самое главное — неожиданность. Неожиданность производит впечатление». Если тема и основная идея беседы объявляются заранее, то что остается разгадывать слушателю, о чем размышлять? Да и сама проблема может показаться аудитории ненужной, неинтересной. В нее надо вовлечь. Вероятно, лучше начинать с какой-либо интриги, загадки, с какого-то действия или события. Так поступал Христос, говоря: «Вышел сеятель сеять...». [Мк. 4, 3]. Будучи заинтригован неразъясненной притчей, слушатель сам на подсознательном уровне станет сопоставлять увиденные в своем воображении картины и, если Бог даст, придет к открытию смысла. Но это будет его догадка, его открытие. Вот почему идея не должна лежать на поверхности, декларироваться, вкладываться в память не прижитой, не пропущенной через свой жизненный опыт. Как заметил один режиссер, идея «ходит в шапке-невидимке». Потом, в минуту озарения, она проникнет в сознание, в сердце слушателя, и станет его жизненной позицией, его мировоззренческой установкой.
Многообразны свойства притчи. Иногда она — лишь намек, нацеленный как бы на другого, бьющий мимо. А раз нет прямой наводки, нет и защитной, оборонительной реакции. Значит, этот намек попадает в душу слушателя и вызывает размышления, ассоциации, дающие всходы. Притчи можно использовать как повод для выхода на тему беседы, как предлог для совместного обсуждения. Образы притч могут быть и примером для подражания». [5].
Таким образом, Христос открыл нам не только вечные истины, но и, по словам Б.А. Ганаго, «указал методологию благовенствования, ... учил ассоциативному, образному мышлению. Притча облекает истину в образ, а образ пробуждает к жизни бесчисленные индивидуальные ассоциации. Помните, как Маленький принц С. Экзюпери, встретив в пустыне потерпевшего аварию летчика, просил нарисовать ему барашка. Что ни рисовал летчик, все не устраивало малыша: не тот барашек. В конце концов, раздосадованный летчик, чтобы отвязаться от назойливых просьб, нарисовал ящик с дырочками и предложил малышу мысленно посадить туда такогоВестник ЧГПУ 1’2011 188 барашка, который ему подходит. Каково же было удивление летчика, когда на лице Маленького принца он увидел радость. Ящик с мысленно посаженным в него барашком давал простор воображению, призывал к творчеству. Ящик оказался лишь толчком, семенем, и малыш был рад данной ему возможности самостоятельно думать, представлять, воображать». [5].
Почему Сент-Экзюпери выбрал жанр притчи реализатором своих размышлений над сущностью человеческого бытия? Первопричиной этого является его религиозное христианское воспитание и образование. «Mать писателя, - констатирует Ольга Новикова, - была глубоко религиозным человеком, и ее вера выражалась не только в словах и обязательном посещении церкви по воскресеньям, но составляла основу жизни семьи. Дети жили в атмосфере любви и заботы. После смерти отца семейства, несмотря на материальные затруднения, графиня де Сент-Экзюпери устроила Антуана и его младшего брата Франсуа в один из лучших иезуитских колледжей, где они чувствовали себя вполне свободно: воспитатели-монахи не навязывали детям правил поведения, предпочитая обращаться к их совести — голосу Бога в человеке». [11].
Данный факт наводит нас на мысль о том, что необходимо знать основы христианства и книгу всех книг – Библию, прежде всего, Евангелие, то есть библейскую книгу Нового Завета, описывающую жизнь и учение Богочеловека Иисуса Христа, чтобы правильно понять притчи «Маленького принца».
В четвертой главе «Маленького принца» автор нас предупреждает, что он не хотел бы, чтобы его книгу читали ради забавы, настаивая, таким образом, на серьезном, вдумчивом прочтении его произведения. Попытаемся последовать этому совету.
Прежде всего, обратим внимание на название книги. Откуда этот герой? Конечно, из сказки. Сказка, как и притча - древнейший жанр устного народного творчества. Она учит человека жить, вселяет в него оптимизм, принимает веру в торжество добра и справедливости. За фантастичностью сказочной фабулы и вымысла фактически неустанно скрываются реальные человеческие отношения. Подобно притче, в сказке фактически неустанно обнаруживается нравственная и социальная правда. За, как может показаться, простым и несложным сюжетом и насмешкой скрывается глубокое содержание. Автор затрагивает в ней в отвлеченном виде через иносказания, метафоры и символы темы космического масштаба: добра и зла, жизни и смерти, человеческого бытия, истинной любви, нравственной красоты, дружбы, непрерывного одиночества, отношения личности и массы и многие другие.
Сказка «Маленький принц» написана не столько для детей, сколько для взрослых, «которые еще не совершенно утеряли детскую впечатлительность, по-детски открытый взгляд на мир и способность фантазировать. Сам автор обладал этим по-детски вострым зрением». [8].
«Мы довольно долго обманывались, - пишет А. Сент-Экзюпери, - относительно роли интеллекта. Мы пренебрегали сущностью человека. Мы мыслили, что хитрые махинации низких душ имеют все шансы содействоватьторжеству благородного дела, что ловкий эгоизм может подвигнуть на самопожертвование, что черствость сердца и пустая болтовня имеют все шансы основать братство и любовь. Мы пренебрегали сущностью. Зерно кедра так или иначе превратится в кедр. Зерно терновника превратится в терновник. Отныне я не хочу судить людей по доводам, оправдывающим их решения...». [9].
Итак, вернемся к нашему главному герою. Он воплощает в себе, на наш взгляд, несколько образов: во-первых, автора, например, в отношениях с розой, во-вторых, небесного человека или ангела, ведь маленький принц говорит в третьей главе пилоту: «Значит, ты тоже явился с неба» и в некоторых случаях Иисуса Христа, который уже в 12 лет не по годам ребенка был мудр, объясняя первосвященникам ветхозаветные пророчества. Покажем это на примерах. Так, в 25, а затем и в 26 главах Маленький принц признается, что он действительно упал с неба и его звезда покажет это место. Вспомним в этой связи Вифлеемскую звезду, которая указала путь волхвам к месту рождения божественного младенца Иисуса Христа, также пришедшего с Небес. «Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, сущий на небесах». [Ин. 3,13].
В следующей 27 главе автор утешается тем, что Маленький принц вернулся на свою планету, так как, на рассвете, он не нашел его тела.
Это обстоятельство напоминает нам о факте воскресения Иисуса Христа, тело которого также рано утром не нашли во гробе. «По прошествии субботы Мария Магдалина и Мария Иаковлева и Саломия купили ароматы, чтобы идти помазать Его. И весьма рано, в первый [день] недели, приходят ко гробу, при восходе солнца, и говорят между собою: кто отвалит нам камень от двери гроба? И, взглянув, видят, что камень отвален; а он был весьма велик. И, войдя во гроб, увидели юношу, сидящего на правой стороне, облеченного в белую одежду; и ужаснулись. Он же говорит им: не ужасайтесь. Иисуса ищете Назарянина, распятого; Он воскрес, Его нет здесь. Вот место, где Он был положен». [Мк. 16, 1-6].
Рассмотрим теперь заявленную в названии данной статьи проблему в порядке следования глав «Маленького принца».
-22860461010В первой главе произведения автор раскрывает, по нашему мнению, свои впечатления от прочтения историй ветхозаветных книг Библии. Так, девственный лес представляется нам райским садом, в котором произошло падение первых людей. Рисунок 1 Сент- Экзюпери, изображающий удава, глотающего хищника, напоминает нам о древнем змее, подползшем к Еве в райском саду и обманом лишившим ее райской жизни, уговорив съесть запретный плод.
428625218440Второй рисунок автора книги, так называемая шляпа, вероятно является следствием прочтения ветхозаветной истории о пророке Ионе, который был послан Богом в Ниневию [книга пророка Ионы, глава 1, стих 2], однако не послушался Его и был вразумлен Им во чреве кита [книга пророка Ионы, глава 2, стихи 1-11].
Во второй главе маленький принц просит автора нарисовать ему барашка. Почему именно барашка? – спросит вдумчивый читатель. По нашему мнению, барашек Сент-Экзюпери - это не что иное как евангельская овечка, которая слышит голос пастуха и идет на него. [Ин. 10, 27]. Этот образ часто встречается в Библии и воплощает в себе образ христианина, который слышит голос Бога в своей душе и старается Его слушать.
Маленькому принцу не нужна ни больная (грешная), ни старая (нераскаянная), ни рогатая (строптивая, гордая, злая) овечка, то есть баран. Ему нужна овечка, живущая долго, ведь грех умерщвляет душу.
В третьей главе автор говорит о свободе человека в выборе своего жизненного пути. Бог создал человека свободным в выборе добра и зла, Ему нужны не рабы, а сыны. И маленький принц вслед за Ним не собирается привязывать своего барашка, ведь барашек может идти только прямо, так как путь к Богу узкий и на нем невозможно заблудиться, следуя Евангельским заповедям и учению святых отцов, которые уже прошли этот путь.
Глава пятая повествует нам притчу о баобабах. Многие ассоциируют ее с экологическими проблемами, некоторые с фашизмом, видя в рисунках этой главы свастику. Однако, на наш взгляд, эту притчу нельзя понимать поверхностно, как это произошло, например, с учениками Иисуса Христа.
Когда Он сказал им: «Берегитесь закваски фарисейской и саддукейской». [Мф. 16, 6], они подумали, что не взяли хлебов, хотя Иисус Христос говорил им об учении фарисейском и саддукейском.
Так и в притче о баобабах Сент-Экзюпери говорит о духовном, а не о материальном. Экологические проблемы и фашизм – это лишь следствие духовных проблем человечества, связанных с умножающимся злом.
Мы согласны с мнением Анны Лелик [2] о том, что баобаб — это грех. Невидимые семена баобаба – это мысли, слова, чувства, которые всеваются в душу из вне. Они могут быть добрыми и злыми. Соответственно добрые нужно взращивать, а злые полоть.
Автор рассказывает нам о том, как маленький нежный росток — грех, не вырванный вовремя — растет и крепнет, каменеет и разрывает душу на куски, лишая ее возможности произрастить что-то живое. Святым Отцам удалось вырвать семя баобаба-греха из своей души. Нам же приходится вести ежедневный осмотр своей души и вырывать ростки баобабов Таинством покаяния. Иначе — прогноз неутешительный. Не вырванный вовремя росток превращается в монолитное дерево греха, который, заслоняя собой свет, обрекает душу (планету) на погибель.
Маленькому принцу очень важно, чтобы барашки питались баобабами, ведь овечка, как было указано выше – это образ истинного христианина, который борется с грехом и в высшем своем подвиге берет на себя грехи другого человека, как это сделал Иисус Христос, взявший на себя грехи всего мира. [Ин. 1, 29].
Далее Сент-Экзюпери замечает, что даже стадо слонов может не справиться с одним баобабом. В связи с тем, что человек создан со свободной волей, если он позволит вырасти на поле свой души какой-нибудь страсти, то, если он потом захочет избавиться от нее, ему будет это очень сложно, а без
Бога и невозможно сделать, ибо Иисус Христос сказал: «Без меня не можетеделать ничего» [Ин. 15, 5] имеется ввиду доброго, конечно. В пятой главе автор «Маленького принца» призывает нас к утренней молитве: царице всех добродетелей. «— Есть такое твердое правило, — сказал мне позднее Маленький принц. — Встал поутру, умылся, привел себя в порядок — и сразу же приведи в порядок свою планету». [1, с. 32]. Он характеризует это как дело скучное, но легкое, напоминая нам евангельские слова «бремя мое легко». [Мф. 11, 30], но для того, чтобы достичь Царствия Божия, необходимо трудиться над собой. [Лк. 16, 16].
Кроме того, Сент-Экзюпери замечает, что угроза баобабов мало известна. Это согласуется с евангельскими словами о том, что людей, понимающих опасность умножения греха и борющихся с ними очень мало. [Лк. 12, 32].
В девятой главе автор рассматриваемого произведения продолжает тему очищения от страстей. Так вулканы – это, наш взгляд, страсти. Действующие вулканы - действующие в человеке страсти, такие, например, как гнев, который, если не подавлять, периодически будет извергаться из недр души. Потухший вулкан – это побежденная страсть, однако она может в любой момент вновь заявить о своем существовании, поэтому Маленький принц также чистит ее на всякий случай, ведь «никогда не знаешь что будет» и «мы слишком малы чтобы чистить наши вулканы». [1, с. 44].
Таким образом, Сент-Экзюпери наводит нас на мысль, что человек самостоятельно не способен избавиться от страстей, ему нужна помощь Бога, ведь как было процитировано выше: «Без меня не можете делать ничего». [Ин. 15, 5]. Поэтому чистка вулканов подразумевает, на наш взгляд, молитвенное обращение к Богу, покаяние и все то, что ведет к избавлению от страстей. Вот как высказывает ту же идею протоиерей Артемий Владимиров в беседе с детьми: «Пусть читает молитву до всякой ссоры взрослых, поутру, именно с тем, чтобы Господь Бог не попустил вулкану заворчать и огненной лаве раздражения, гнева излиться вовне». [4, с. 24].
Четырнадцатая глава посвящена фонарщику, который, по нашему мнению, отражает образ и жизнь праведного человека или даже истинного монаха, так как:
1) фонарщик постоянно трудиться и праведник не имеет ни минуты на отдых;
2) фонарщик, как и монах, несет ответственно даже незначительное послушание, что согласуется с евангельскими словами «верный в малом во многом верен». [Мф. 25, 21];
3) авторская характеристика фонарщика как человека нелепого, презираемого всеми остальными перекликается с евангельскими словами «и будете ненавидимы всеми за имя Мое». [Мф. 10, 22]. И действительно, как люди не понимают работу фонарщика Сент-Экзюпери, так и хулят жизнь монаха, праведника.
4) Сама профессия фонарщика, связанная со светом, выбрана автором, на наш взгляд, не случайно и хранит в себе следующие евангельские высказывания: «Вы свет мира». [Мф. 5, 14] и «Так да светит свет ваш перед людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославили Отца вашего Небесного». [Мф. 5, 16].
5) И наконец, автор называет планету фонарщика благословенной, что не нуждается в комментариях, ведь благословение принадлежит только Богу, а люди благословляют друг друга только именем Божиим.
Необходимо также отметить, что «можно быть одновременно верным и ленивым». [1, с. 58], ведь нет человека без греха, ибо «дух бодр, плоть же немощна». [Мф. 26, 41]. Маленькому принцу нравится фонарщик, его единственного он назвал бы своим другом, ведь подобное к подобному стремиться. Однако планета фонарщика очень маленькая, на ней нет места для двоих, так как слово монах происходит от др.-греч. μοναχός «одинокий», из μόνος «один» [3]. Поэтому мы склонны в фонарщике видеть, прежде всего, праведного монаха, тем более что в разговоре с приятелями Сент-Экзюпери часто повторял: «Будь я верующим, я стал бы монахом…». [11].
Цифра семь, в шестнадцатой главе появляется также не случайно, так как это число сокровенное. В неделе семь дней, число которых восходит к истории сотворения Богом мира, в музыке семь нот, в радуге семь цветов, в православной церкви семь таинств, семь смертных грехов и семь добродетелей, семь Вселенских Соборов и т.д. Главной идеей этой главы является, по нашему мнению, идея о непрестанной молитве, которая бесконечно совершается в мире, так как в то время когда кто-то ночью отдыхает, у других день и есть возможность молиться и приносить бескровную жертву на литургии, то есть божественной службе, которая совершается, как правило, утром.
В семнадцатой главе змея говорит о том, что она возвращает в землю того, кого она касается. Эти слова напрямую пересекаются с заупокойной молитвой об умершем человеке: «земля еси и в землю отыдеши», так как первый человек Адам был создан Богом из земли и после смерти, как известно, он туда возвращается. Но так было не всегда. Адам был создан для вечности.
Его не должна была коснуться смерть, если бы он правильно использовал данную ему Богом свободу. Однако древний змей – дьявол через Еву принес человеку смерть сначала духовную, а затем как следствие и телесную. Змея Сент-Экзюпери отличается мудростью, ведь в Евангелии говорится: «Будьте мудры, как змеи». [Мф. 10, 16].
В восемнадцатой главе Сент-Экзюпери напоминает нам о своих корнях, то есть близких людях и предках, истории своего рода, своей семьи, страны, мира. Ведь если мы о них забываем, то это нас действительно беспокоит.
В двадцать третьей главе автор высказывает, на наш взгляд, мысль о том, что люди тратят деньги и время на земные лекарства и отказываются просто пойти к источнику воды, текущей в жизнь вечную, то есть, таинству Причастия, которое излечивает душу верующего человека от всех болезней душевных и телесных. Эта мысль подтверждается и в следующей 24 главе, где Сент- Экзюпери говорит о необходимости воды для сердца человека. В послании апостола Павла к евреям читаем: «Итак, братия, имея дерзновение входить во святилище посредством Крови Иисуса Христа, путем новым и живым, который Он вновь открыл нам через завесу, то есть плоть Свою, и имея великого Священника над домом Божиим, да приступаем с искренним сердцем, с полною верою, кроплением очистив сердца от порочной совести, и омыв тело водою чистою, будем держаться исповедания упования неуклонно, ибо верен Обещавший». [Евр.10, 19-23]. Согласно не только религиозным воззрениям, но и последним научным данным, сердце является не только главным «чувствилищем», но также органом духовного познания. «Глаза слепы. Искать надо сердцем» советует нам маленький принц в двадцать пятой главе, ведь «народ сей ослепил глаза свои и окаменил сердце свое, да не видят глазами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их». [Ин. 12, 40].
Люди не знают что ищут, так как мало кто задумывается о смысле жизни и еще меньше тех, кто находит истинный смысл жизни. Автор Маленького принца признается в 25 главе, что он понял, что он искал: источник живой воды, текущей в жизнь вечную, так как «вода эта была не простая. Она родилась из долгого пути под звездами, из скрипа ворота, из усилий моих рук. Она была, как подарок сердцу. Когда я был маленький, так светились для меня рождественские подарки: сияньем свеч на елке, пеньем органа в час полночной мессы, ласковыми улыбками».
Интересно, что вода эта оказалась в деревенском колодце, не свойственном для пустыни, да и деревни рядом не было, как указывает автор. Все вышесказанное напрямую перекликается со следующим евангельским отрывком: «Иисус, утрудившись от пути, сел у колодезя... Приходит женщина из Самарии почерпнуть воды. Иисус говорит ей: дай Мне пить. Ибо ученики Его отлучились в город купить пищи. Женщина Самарянская говорит Ему: как ты, будучи Иудей, просишь пить у меня, Самарянки? Ибо Иудеи с Самарянами не сообщаются. Иисус сказал ей в ответ: если бы ты знала дар Божий и Кто говорит тебе: дай Мне пить, то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую. Женщина говорит Ему: господин! тебе и почерпнуть нечем, а колодезь глубок; откуда же у тебя вода живая? Неужели ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодезь и сам из него пил, и дети его, и скот его? Иисус сказал ей в ответ: всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять, а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную». [Ин. 4, 6-14].
В данной статье мы изложили свои мысли на понимание великого произведения Сент-Экзюпери. Кроме того, что его интересно перечитывать и находить все новые идеи, мы не отрицаем и того факта, что каждый смотрит «со своей колокольни» и можно комментировать и интерпретировать высказывания героев рассматриваемого произведения по-разному. Поэтому мы призываем наших читателей лишь к вдумчивому прочтению «Маленького принца» с пользой для души и не претендуем на окончательное решение заявленной в данной работе проблемы.

Приложенные файлы

  • docx 18352949
    Размер файла: 62 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий