21_shestidesyatye_gody_v_russkoy_kulture_Litsa


Литературное движение 60-х годов. Демократическое течение в литературе и роль журналов в его развитии («Русское слово», «Современник»). Тема «новых людей» и женской эмансипации. Изображение крестьянства. Формирование нового типа романа и его теории.
60-Е ГОДЫ В русской литературе прошли под знаком решительной демократизации художественного сознания и идеологической борьбы ,связанной с наступлением второго этапа освободительного движения.
Поколению 60х было свойственно мессианство. Считали себя равными Христу, хотели сделать новую религию. Осуждали поколение сороковых, поскольку у них происходили изменения только в духовной сфере, а теперь, в 60е, изменения происходят и во внешнем мире.
Следствие: прогресс естественных наук и религии. .Расцветает искусство. 1863 – бунт в Академии художеств, все отказались сдавать экзамен по античной истории. Хотят только про современность. На картинах тема угнетения русского народа в искусстве.
Мощно развивалась музыка ( «Могучая кучка», Мусоргский). Но противится музыки княгиня Елена Павловна. Говорит, что русской музыки быть не может.
Особенности культуры того времени (все из-за Чернышевского).:1. усиление демократических тенденций (демократизация искусства).2. Усиление национальных традиций3. (поучение) усиление дедактизма4. Усиление журнальной борьбы. Журналист-критик считает себя выше писателя. Он даже имеет право дописать эпизоды к готовым произведениям.
С усложнением общественной жизни, с нарастанием политической борьбы. на смену художественного универсума Пушкина пришла более резкая специализация в литературу по отдельным школам, направлениям и даже жанрам. Приблизительно в это же время — в 50-х и на рубеже 60-х годов — и совершается исторический поворот во всем ходе освободительного движения: дворянский его период сменяется разночинским (или буржуазно-демократическим.Крестьянское движение встретило живой отклик в среде всех подлинно демократических элементов русского общества. Период «шестидесятых годов» имел огромное значение в формировании и развитии революционного движения русской демократической интеллигенции.
Большинство изданий -принадлежало к либерально-монархическому лагерю. Им противостояли «Современник», «Русское слово» и сатирический журнал «Искра».
Либерально-западнической ориентации придерживались также «Отечественные записки» и «Библиотека для чтения», хотя направление их проявлялось менее отчетливо.
Величайшим представителем разночинского этапа русского революционного движения является Чернышевский.
«...Чего-чего не набито в них сплошь и рядом, — говорил об «Отечественных записках» Чернышевский, — западничество, славянофильство, умеренность и крайний образ мыслей, и все это обвито непроницаемым туманом. Как будто соединены листы, вырванные из «Русского вестника» и «Современника», из «Русской беседы» и «Русского слова», с обрывками из покойного «Москвитянина» и прежних «Отечественных записок» времен Белинского... Одна статья дергает журнал туда, д А Писарев сказал об «Отечественных записках» так: «...Их цвет — бесцветность; их тактика состоит в том, чтобы говорить, ничего не высказывая... Почему они молчалинствуют — по расчету или по умственной убогости — решать не берусь: может быть, по тому и по другому вместе»[135][10]. Впрочем, когда Катков начал бешеную травлю «Современника», «Отечественные записки» высказывались более определенно, горячо поддерживая этот поход реакции против революционной демократии. другие сюда.
Н. Г. Чернышевский
Русский человек на rendez-vous 1858
Размышления по прочтении повести г. Тургенева "Ася".
Чернышевский даёт более широкую картину, связанную с современным ему русским обществом, а именно — с образом «положительного героя» повестей и романов, который в ряде ситуаций проявляет неожиданные отрицательные свойства характера (нерешительность, трусость). Прежде всего, эти черты проявляются в любви и личных отношениях. 
(Ромео он называет героя Аси. Джульеттой- саму Асю.) "Да..." И что же делает наш Ромео (так мы будем называть героя повести, фамилия которого не сообщена нам автором рассказа), явившись на свидание с Джульеттой? С трепетом любви ожидает Джульетта своего Ромео; она должна узнать от него, что он любит ее,-- это слово не было произнесено между ними, оно теперь будет произнесено им, навеки соединятся они.  Она сидит, как испуганная птичка, закрыв лицо от сияния, являющегося перед ней солнца любви; Ромео говорит своей Джульетте... и что же он говорит ей? "Вы передо мною виноваты,-- говорит он ей; -- вы меня запутали в неприятности, я вами недоволен, вы компрометируете меня, и я должен прекратить мои отношения к вам; для меня очень неприятно с вами расставаться, но вы извольте отправляться отсюда подальше". Что это такое? Чем она виновата? Разве тем, что считала его порядочным человеком? Он обманул нас, обманул автора. Да, поэт сделал слишком грубую ошибку, вообразив, что рассказывает нам о человеке порядочном. Этот человек дряннее отъявленного негодяя. От многих мы слышали, что повесть вся испорчена этой возмутительной сценой, что характер главного лица не выдержан, что если этот человек таков, каким представляется в первой половине повести, то не мог поступить он с такой пошлой грубостью, а если мог так поступить, то он с самого начала должен был представиться нам совершенно дрянным человеком.  Быть может, если бы характер этот был таков, каким желали бы видеть его люди, недовольные грубостью его на свидании, если бы он не побоялся отдать себя любви, им овладевшей, повесть выиграла бы в идеально-поэтическом смысле. Но точно ли ошибся автор в своем герое? Если ошибся, то не в первый раз делает он эту ошибку.
 Далее автор подвергает анализу любовную линию ряда произведений Тургенева («Фауст», «Рудин») для того, чтобы понять, ошибся автор в своём герое или нет (повесть «Ася»), и приходит к выводу, что в произведениях Тургенева главный персонаж, олицетворяющий «идеальную сторону», в любовных делах ведёт себя как «жалкий негодяй». «В „Фаусте“ герой старается ободрить себя тем, что ни он, ни Вера не имеют друг к другу серьезного чувства. Он держит себя так, что Вера сама должна сказать ему, что любит его. […] В „Рудине“ дело кончается тем, что оскорбленная девушка отворачивается от него (Рудина), едва ли не стыдясь своей любви к трусу».     Чернышевский задаёт вопрос: «Может быть, эта жалкая черта в характере героев — особенность повестей г. Тургенева?» — И сам же отвечает: «Но вспомните любой хороший, верный жизни рассказ какого угодно из нынешних наших поэтов. Если в рассказе есть идеальная сторона, будьте уверены, что представитель этой идеальной стороны поступает точно так же, как лица г. Тургенева.
«Таковы-то наши "лучшие люди" - все они похожи на нашего Ромео» - говорит Чернышевский. И он считает, что это – общественная проблема, а не отдельно взятый случай. Недаром не один Тургенев обратил внимание. Что касается самой Аси, то она спасена – для нее лучше поплакать пару недель и найти кого-то более достойного, чем всю жизнь провести с таким человеком, как Н.Н. Чернышевский считает, что сочувствующие Асе должны радоваться трагической сцене. «Так, но в том-то и беда, что едва ли встретится ей человек более достойный; в том и состоит грустный комизм отношений нашего Ромео к Асе, что наш Ромео - действительно один из лучших людей нашего общества, что лучше его почти и не бывает людей у нас». Такие «лучшие люди» будут поначалу восхищаться Асей и благоговеть перед ее характером, однако как только придет время проявиться этому характеру, что начнется: «Помилуйте, как это можно, ведь это безумие! Назначать rendez-vous молодому человеку!» и прочие возмущения-негодования.
«Пошлость, которую он сделал, была бы сделана очень многими другими, так называемыми порядочными людьми или лучшими людьми нашего общества; стало быть, это не иное что, как симптом эпидемической болезни, укоренившейся в нашем обществе» - пишет Чернышевский. Далее он разбирает, почему то, что сделал Н.Н., можно считать не виной его, а бедой – обстоятельствами, в которых он оказался. Все из-за того, что он слишком мелочен и пошл, чтобы понять высокие чувства Аси. А мелочно и пошло общество в целом. «Прикасающийся к смоле зачернится», и от этого никуда не деться. Н.Н. просто-напросто не может понять Асю, потому что оказался в обществе, где этого не понимает никто. И он из-за этого упустил момент своего счастья, который никогда не возвратится.
В завершение статьи Чернышевский приводит развёрнутую аллегорию, когда в ситуации долго длящейся и изнурительной судебной тяжбы слушание откладывается на день. «Что мне теперь делать, пусть скажет каждый из вас: умно ли будет мне поспешить к моему противнику для заключения мировой? Или умно будет пролежать на своем диване единственный остающийся мне день? Или умно будет накинуться с грубыми ругательствами на благоприятствующего мне судью, дружеское предуведомление которого давало мне возможность с честью и выгодой для себя покончить мою тяжбу?» Статья заканчивается цитатой из евангелия: «Старайся примириться с своим противником, пока не дошли вы с ним до суда, а иначе отдаст тебя противник судье, а судья отдаст тебя исполнителю приговоров, и будешь ты ввергнут в темницу и не выйдешь из нее, пока не расплатишься за все до последней мелочи» (Матф., глава V, стих. 25 и 26).
Что такое «обломовщина»? Добролюбов. "Отечественные записки", 1859
Н. А. Добролюбов в своей знаменитой статье “Что такое "обломовщина"?” писал об этом явлении как о “знамении времени”. С его точки зрения, Обломов — это “живой, современный, русский тип, отчеканенный с беспощадной строгостью и правильностью”. Добролюбов понимал “обломовщину” социально — как аллегорию крепостного права. Что же это за явление — “обломовщина”? Куда уходят ее корни и почему она так могущественна? Вероятно, она разрушила судьбы многих людей, а может быть, повлияла на судьбу всего русского народа. Добролюбов понимал “обломовщину” как социальное явление, некую аллегорию крепостного права. И. А. Гончаров прослеживает ее страшное влияние на примере одного человека — Ильи Ильича Обломова. “В Гороховой улице, в одном из больших домов... лежал утром в постели, на своей квартире, Илья Ильич Обломов”, — такими словами начинается роман и таким мы узнаем главного героя. Мы видим Обломова за самым его любимым и привычным занятием — лежанием на диване. Но ведь когда мы знакомимся с Обломовым, он находится в возрасте тридцати двух-тридцати трех лет. Естественно ли это, когда молодой человек целыми днями лежит на диване и испытывает при этом “чувство мирной радости”? Однако Обломов ничего не хочет знать о труде. По его мнению, для этого есть другие люди, а он — барин. Лежа на диване и обдумывая планы переустройства своей усадьбы, он представляет себе вечное лето, вечное веселье, вкусную еду и покой. “Кто же я? Что я такое? Пойдите спросите у Захара, и он скажет вам: "Барин!" Да, я барин и делать ничего не умею!” — говорит Обломов. Он презирает людей, занимающихся трудом, и гордится тем, что ни разу еще не натянул сам чулок на ноги. Диван, халат и туфли становятся определенными символами его жизни. Это — символы лени и апатии. У Обломова нет желания служить, да и просто выходить из дома. Круг его общения сузился едва ли не до одного Захара. Суета большого города не для него. Ведь он родился и вырос в Обломов-ке, где текла тихая, спокойная жизнь, “полная удовлетворенных желаний, разумных наслаждений”. Такая жизнь и стала обломовским идеалом. Детству Илюши Обломова посвящена отдельная глава романа, которая называется “Сон Обломова”. Кода ее читаешь, становится ясно, что Илью Обломова “превратили в кисель” прежде всего те условия, в которых он воспитывался в детстве. Обломовка и есть та почва, на которой взросла и укоренилась “обломовщина”. Это типичный пример крепостного поместья, где источником существования является труд крепостных крестьян. Все обитатели Обломовки оторваны от внешнего мира: “Интересы их были сосредоточены на них самих, не перекрещивались и не соприкасались ни с чьими”. Все силы обломовцев направлены на удовлетворение своих потребностей: “Забота о пище была первая и главная жизненная забота в Обломовке”. Мать Илюши с утра до вечера занималась “делом” — выбором блюд для завтраков, обедов и ужинов. Впрочем, не менее важным “занятием” в Обломовке считался сон: “...всепоглощающий, ничем не победимый сон, истинное подобие смерти”. Косность — основа жизни обломовцев. Они неотступно придерживаются старых традиций и обычаев, завещанных им предками. Им необходимо, чтобы все дни их жизни походили один на другой. Духовный мир обломовцев беден и ограничен. Их интересуют только бытовые проблемы, которые за них решают крепостные крестьяне. Обломовцы никогда не задаются вопросом: “Зачем дана жизнь?” Их жизнь течет, “как покойная река”, и все дышит “первобытной ленью”. Родители старались уберечь Илюшу от труда как от тяжкого наказания — ведь для этого существуют “Захар да еще 300 Захаров”. И что же в результате? Илюша Обломов, который от природы был живым и любознательным мальчиком, приучился смотреть на все окружающее глазами обломовцев. Из-за барского воспитания его “ищущие проявления силы обратились внутрь и никли, увядая”. Воспитание, полученное Ильей Обломовым, обусловило его характер, его нравственные понятия и отразилось на всей его судьбе: “Началось с неумения надевать чулки, а кончилось — неумением жить”. Обломов ничего не сумел сделать полезного ни для общества, ни для себя. Единственное, что он мог, — это лежать на диване, мечтать и сокрушаться, что “сказка не жизнь, а жизнь не сказка”. Обломову доставляли дискомфорт любые вторжения в его мирное существование. Такой тревожащей силой стал Андрей Штольц, который пытался возродить Обломова к жизни. Он всеми силами старался уберечь своего друга от неминуемой гибели. И на какой-то миг Обломова увлекла перспектива обновления: “Идти вперед — это значит вдруг сбросить широкий халат не только с плеч, но и с души, с ума, вместе с пылью и паутиной со стен смести паутину с глаз и прозреть”. Но боязнь жизни оказалась сильнее. Не помогла Обломову и встреча с Ольгой Ильинской. Сначала любовь захватила его, и он стал мечтать о счастье. Он даже как будто помолодел. Ольга, так же как и Штольц, пыталась пробудить Обломова к деятельной жизни, сделать его полезным для общества. Но ей не удалось этого добиться. “Обломовщина” победила чувство любви. Обломов испугался новых волнений и тревог, изменения привычного образа жизни. После разрыва с Ольгой Обломова опять потянуло к прежней, спокойной и ленивой, жизни. И он нашел для себя последнее прибежище — дом Агафьи Матвеевны Пшеницыной, которая создала для него примерно те же условия, что были когда-то в Обломовке. Таким образом, все вернулось на круги своя. С Обломовки началась жизнь Ильи Ильича, Обломовкой и закончилась. Когда-то Ольга спросила Обломова: “Отчего погибло все? Кто проклял тебя, Илья? Что сгубило тебя? Нет имени этому злу...” — “Есть, — сказал он чуть слышно... — "Обломовщина"!” Так, в конце концов, сам Обломов нашел слово для обозначения того зла, которое погубило всю его жизнь.Чернышевский.( в этой статье можно найти ответ на вопрос « новое в изображении народа»
Не начало ли перемены?
(Рассказы Н. В. Успенского. Две части. Спб. 1861 г.)Чем г. Успенский привлек внимание публики, за что он сделался одним из любимцев ее? До сих пор он писал только такие крошечные рассказы, в которых не могло поместиться ни одно из качеств, обыкновенно составляющих репутацию хороших беллетристов…Только в четырех можно отыскать что-нибудь похожее на повесть, да и то, какую повесть? — самую незамысловатую и почти всегда недосказанную. "Старуха"; рассказывает, как попали в солдаты два ее сына;( В другой пьесе стал мещанин рассказывать о своей покойной жене Грушке, досказал дело до женитьбы, да не случилось ему ничего сообщить, как он жил с Грушкою после свадьбы. В третьем рассказе повел речь г. Успенский о том, в какой гнусной бедности жил студент медицинской академии Брусилов, но не довел речи ни до какой развязки: лежит Брусилов больной в каком-то "углу" комнаты, за столом в которой извозчики считают деньги, за стеною которой пьяный сапожник бьет свое семейство, и над которой во втором этаже идет пляска,— на том и кончено; что же сталось с Брусиловым? Умер, что ли, он или как-нибудь оправился? — Ничего неизвестно. Есть еще рассказец о чудаке Антошке, но и тут ничего не выжмешь, кроме того, что Антошка был мастер на нелепые проказы. Вот вам и все четыре пьески, в которых есть если не что-нибудь целое, то хоть половина чего-нибудь, что стало бы целым, если бы было докончено. А в остальных двадцати пьесах не спрашивайте и того: это все только маленькие отрывочки, как будто листки, вырванные из чего-нибудь, а из чего — и догадаться нельзя.
У г. Успенского не обнаруживается никакой тенденции, да и пишет он так себе, не заботясь как будто бы ни об остроумии, ни об изяществе. Тенденции никакой нет. набросал на листочках и молодец- считает Чернышевский.
Есть у г. Успенского другое качество, очень сильно нравящееся лучшей части публики. Он пишет о народе правду без всяких прикрас.
Давным-давно критика стала замечать, что в повестях и очерках из народного быта и характеры, и обычаи, и понятия сильно идеализируются.
Чернышевский рассуждает о Акакие Акакиевиче (гоголь).
В общем, он говорит, что в принципе его сослуживцы то в бедности его не виноваты. А даже напротив они ничего так ребята. «сослуживцы хотели устроить подписку для покупки ему шинели. Правда, подписка не состоялась, но только по случайным обстоятельствам, в которых сослуживцы никак не были виноваты, и, может быть, на другой месяц, когда осталось бы у чиновников несколько лишних денег, действительно собрали бы они рублей пять-шесть на починку старой шинели. По крайней мере, желание у них было, и кое что они, вероятно, сделали бы. Да ведь они уж и сделали кое что: разве они не радовались покупке новой шинели?»
«Скажите же, пожалуйста, в ком заключалась причина бедствий и унижений Акакия Акакиевича? В нем самом, только в нем самом»
В общем, во всем виноват сам.
«Зачем же Гоголь прямо не налегает на эту часть правды об Акакие Акакиевиче,— на эту невыгодную для Акакия Акакиевича часть правды, выставленную нами?.... Можно говорить об нем только то, что нужно для возбуждения симпатии к нему. Сам для себя он ничего не может сделать, будем же склонять других в его пользу.» Таково было отношение прежних наших писателей к народу. Читайте повести из народного быта г. Григоровича и г. Тургенева со всеми их подражателями — все это насквозь пропитано запахом "шинели" Акакия Акакиевича.
«Прекрасно и благородно,— в особенности благородно до чрезвычайности. Только какая же польза из этого народу?» Для нас польза действительно была, наслаждение получали от ощущением нашей способности трогаться, умиляться, сострадать несчастью, проливать над ним слезу.
А теперь не то. Являются какие-то мальчишки,— по примеру "Русского вестника" и "Отечественных записок", называющих мальчишками, если судить их слова по нашим прежним привычкам, то не видишь в них даже любви к народу, которой мы так гордились, по крайней мере, нет в них никакой снисходительности к нему, и не отыщешь в их рассказах ни одного похвального словечка.Вот первый рассказ "Старуха". Один сын ее пошел в солдаты за то, что хотел взять назад свою жену от приказчика, который жил с нею. Какая идеальная история готова рисоваться перед вашею фантазиею, по привычке к прежнему приукрашиванию! Сильная привязанность жены к мужу, изверг-приказчик, насильно отнимающий красавицу-жену, вопли жены, страшные сцены ее напрасного сопротивления животному буйству и так далее, и так далее. Нет, у г. Успенского ничего такого не говорится. Сама старуха, мать пропавшего из-за жены сына, рассказывает дело таким образом:
В общем, баба то красивая(жена) Варвара, а муж не очень ,оспа все дело испортила.. Его петрушей из-за этого завали.(петр семеныч). позвали их на барский двор, петруша собрался, а та на него зевнула и говорит»сам иди я дорогу то найду».старик там был ковырял лаптенки ,он пожурил её типо что так ведет себя. она психанула ,дверью хлопнула и ушла с петром. Старуха тем временем качала ляльку их. Ну пришли они с барского двора. Сделал варварку нашу приказчик работницей на кухне(ну вы понимаете о чем я)).тут чернышевкий замечает, что насилия тут нет никакого. все по согласию.
Стала работать, тут на селе стали смеяться над петькой , семья его потребовала обратно варьку то. Ну понятно что варя там замутила с холостым приказчиком и мужа то она не любила. Ну чернышевкий говорит, что петр со своим семейством захотели разорвать связь Варвары с приказчиком только для прекращения сплетен и насмешек.
рассказ г. Успенского "Обоз". В этом маленьком очерке нет ровно никаких особенных происшествий: среди сильной метели кое-как дотащился обоз до постоялого двора; мужики поотогрелись, и один из них позабавил товарищей на сон грядущий анекдотом о том, какие здоровенные лошади были у какого-то неизвестного извозчика; под этот рассказ усталые мужики крепко уснули. Дальше тоже не случилось ничего особенного(в общем далее следует отрывок.: утром мужики должны рассчитаться с хозяином. Хозяин их спрашивает о всякой ерунде, чтобы они поскорей рассчитались, но те поняли, что нужно следить за расчетом. все они в конце концов запутались с деньгами, так и отдали деньги ничего не  отдали деньги и уехали с постоялого двора, не сосчитав, сколько они должны заплатить и правильно ли требует с них хозяин. Ведь г. Успенский выставил нам русского простолюдина простофилею.
В общем чернышевский говорит, что если мужику холодно или голодно, то он исправить то это может. Что он не делает, а только от этого всего несчастия его окружающего, жену бьет свою. В этом и глупость.
Предшественники идеализировали мужицкий быт, а в рассказах успенского показана вся правда ,без соплей!
«Особенность таланта г. Успенского состоит в том, что он говорит о мужиках без церемоний, как о людях, которых он сам считает и читатель его должен считать за людей, одинаковых с собою, за людей, о которых можно говорить откровенно все, что замечаешь о них. Он нимало не стесняется в их обществе.
«Книгу г. Успенского наверное отбросила бы она с негодованием на автора, рассказывающего о наших мужичках такие грязные пошлости. Очерки г. Успенского производят тяжелое впечатление на того, кто не вдумается в причину разницы тона у него и у прежних писателей. Но, вдумавшись в дело, чувствуешь, что очерки г. Успенского -- очень хороший признак. Мы замечали, что решимость г. Успенского описывать народ в столь мало лестном для народа духе свидетельствует о значительной перемене в обстоятельствах, о большой разности нынешних времен от недавней поры, когда ни у кого не поднялась бы рука изобличать народ. Мы замечали, что резко говорить о недостатках известного человека или класса, находящегося в дурном положении, можно только тогда, когда дурное положение представляется продолжающимся только по его собственной вине и для своего улучшения нуждается только в его собственном желании изменить свою судьбу. В этом смысле надобно назвать очень отрадным явлением рассказы г. Успенского, в содержании которых нет ничего отрадного.»
Если вы одеты не бог знает как богато, если вы человек простой по характеру и если вы действительно любите народ, мужик не отличает вас ни по разговору, ни по языку от своей братьи, отпущенников; это свидетельствует о том, что в числе людей, принадлежащих по своим интересам к народу, есть уже такие, которые довольно похожи на нас с вами, читатель. говорите с мужиком просто и непринужденно, и он поймет вас; входите в его интересы, и вы приобретете его сочувствие. Это дело совершенно легкое для того, кто в самом деле любит народ,-- любит не на словах, а в душе.»

Приложенные файлы

  • docx 18336442
    Размер файла: 34 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий