Landshaft

Введение
Многие естественные науки при изучении природы географической оболочки рассматривают ее отдельные компоненты (горные породы, почвы, воды, воздух, рельеф, биоту), являющиеся фрагментами сфер, ее слагающих, – литосферы, атмосферы, гидросферы, биосферы. Лишь физическая география изучает все части сфер географической оболочки и ее природные компоненты как единое целое в их взаимосвязи и взаимодействии, в соответствии с чем она делится на две ветви:
1) общую физическую географию, или общее землеведение;
2) региональную физическую географию, или ландшафтоведение.
Термин ландшафтоведение (die Landschaftkunde) впервые, по свидетельству немецкого ученого Карла Тролля, предложили в 1884 г. Оппель и в 1885 г. Виммер для названия новой отрасли наук о Земли.
Ландшафтоведение, как и любая наука, появилось не в одночасье. Время его рождения относят к разным датам (в интервале 25-30 лет) и связывают с исследованиями В.В. Докучаева (конец 80-х – начало 90-х гг. XIX в.), Г.Н. Высоцкого (1903), А.А. Борзова (1912), Л.С. Берга (1913).
Ландшафтоведение – наука, изучающая природные и антропогенные ландшафты, или природно-территориальные комплексы, – геосистемы регионального и локального ранга как структурные части географической оболочки. Ландшафтоведение – часть физической географии; следовательно, строго говоря, у него не может быть особого объекта исследования, отличного от объекта физической географии в целом.
Объектом исследования ландшафтоведения является ландшафтная сфера как сложный многоуровневый природно-территориальный комплекс (ПТК).
Предметами исследования ландшафтоведения в таком случае будут
1) локальные и региональные комплексы разных типов;
2) морфологическая структура ПТК и их организация;
3) функционирование и динамика природно-территориальных комплексов;
4) антропогенная трансформация и формирование природных ландшафтов и др.
Ландшафтоведение как самостоятельная наука стоит в одном ряду с такими частными физико-географическими науками, как гидрология, климатология, геоморфология, биогеография, почвоведение и др. Каждая из этих наук внесла определенный вклад в развитие ландшафтоведения. В свою очередь, идея о природно-территориальном комплексе легла в основу ландшафтного подхода к изучению отдельных компонентов природы.
Кроме географических дисциплин, к ландшафтоведению близки и другие науки о Земле, в особенности геология, а также геофизика и геохимия. На стыке ландшафтоведения с последними возникли новые отрасли науки (дочерние дисциплины ландшафтоведения) – [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Геохимия ландшафта – один из разделов ландшафтоведения, занимающийся изучением закономерностей миграции, рассеяния и концентрации химических элементов в ландшафтных комплексах. Основной метод изучения – метод сопряженного анализа.
Теоретические основы геохимии ландшафта были разработаны в 40-х гг. XX в. Б.Б. Полыновым. В эти годы в науке разрабатываются основы учения о водной, воздушной, биогенной миграции химических элементов. В 60-е гг. устанавливаются принципы и методы классификации геохимических ландшафтов, разрабатывается идея геохимических барьеров (М.А. Глазовская, А.И. Перельман и др.). С 70-х гг. интенсивно развиваются исследования геохимии техногенных ландшафтов (Н.С. Касимов, В.А. Алексеенко, И.А. Авессаломова и др.)
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Геофизика ландшафтов – особое направление в ландшафтоведении; стало развиваться в 60–80-е гг. XX в. Занимается изучением массоэнергообмена и передачи информации в ландшафтах.
По происхождению геофизика ландшафта – наука пограничная, так как она методами физики решает задачи географии. У ее истоков стояли А.А. Григорьев, М.И. Будыко, Д.Л. Арманд, позже – Н.Л. Беручашвили, А.Д. Арманд, К.Н. Дьяконов и др.
Основная форма организации работ в геофизике ландшафтов – это получение экспериментальных данных в ходе полустационарных и стационарных исследований.
В центре внимания геофизики ландшафта находятся вопросы взаимодействия абиогенных компонентов, изучаемые по результатам балансов.
Метод балансов позволяет рассматривать потоки вещества и энергии, поступающие в ПТК и выходящие из него, а также внутренние преобразования и связи процессов внутри комплекса. Среди множества балансов наибольшее распространение получили радиационный, тепловой и водный.
Радиационный баланс рассчитывается по формуле
R = Q(1 – A) – Eэф,
где R – радиационный баланс;
А – альбедо;
Еэф – эффективное длинноволновое (тепловое) излучение;
Q – суммарная солнечная радиация.
Основная приходная часть теплового баланса – поглощенная солнечная радиация (R):
R = H + L(E + T) + G.
Главными статьями расхода являются турбулентный теплообмен теплотой между подстилающей поверхностью и атмосферой (H), затраты тепла на испарение как физическое (LE), так и транспирацию растений (LT), где L – скрытая теплота парообразования. Поток тепла может быть направлен не только в атмосферу, но и в земную кору (G).
Водный баланс рассчитывается по формуле
О = С + И,
где О – осадки,
С – сток,
И – испарение.
Помимо этого, ландшафтоведение тесно связано с экологией. Появилось новое научное направление – [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Ландшафтная экология изучает взаимодействие биотической составляющей ландшафта с абиотической и социально-экономической средой. Термин «ландшафтная экология» введен в 1939 г. немецким ученым К. Троллем. Введение понятия ландшафтной экологии способствовало сближению ландшафтных и социально-экологических подходов в изучении пространственно-временного взаимодействия природных процессов и явлений в рамках экосистемы.
Для ландшафтоведов представляет большой интерес научные исследования по биологическому метаболизму, трофическим цепям. В то же время выводы экологов приобретают большую значимость и конкретность, если они опираются на строгую географическую территориальную иерархию, на географо-картографический метод и другие представления, подходы и методы, присущие географической науке.
Значителен круг вопросов, которыми можно определить задачи ландшафтоведения.
Основные из них перечислены ниже.
1. Изучение и картографирование ПТК.
Эта задача очень актуальна, так как ландшафтные карты находят широкое использование в изыскательских, проектных и научно-исследовательских работах.
2.  Типизация и классификация ландшафтов.
Имеет важное теоретическое значение.
3. Внутриландшафтный синтез.
Изучение взаимодействия структурно-генетического, эволюционного и функционально-динамического направлений. Предполагает выяснение истории формирования ПТК, закономерностей их развития для составления ландшафтного прогноза. Познание структуры ландшафтов помогает установить внутренние взаимосвязи ПТК.
4. Расширение полевых и реанимация стационарных исследований по унифицированной программе.
5. Разработка методов использования дистанционной многоканальной информации с относительно высоким разрешением и методов ее анализа.
6. Развитие теории и методологии ландшафтного планирования и управления.
Эта задача автоматически включает
оценку воздействия хозяйственной деятельности человека на ландшафты;
решение проблем ландшафтного нормирования;
сохранение ландшафтного разнообразия;
решение проблем природных (экологических) рисков и страхования;
комплексную оценку земель и природных ресурсов;
оптимизацию размещения производственной и иной деятельности.
На протяжении всей истории ландшафтоведение было связано с практическими потребностями общества. Природные комплексы составляют жизненную среду человечества. От их благополучия зависит бесперебойное воспроизводство таких жизненно важных ресурсов человечества, как свободный кислород, вода, почвенное плодородие и биомасса.
Проблема взаимодействия природы и общества в связи с решением насущных народнохозяйственных задач и необходимостью охраны и оптимизации природной среды в последние десятилетия становится центральной в географических исследованиях и рассматривается как с теоретических, так и сугубо прикладных позиций.
Решительный поворот физико-географических исследований к рассмотрению вопросов, непосредственно связанных с народным хозяйством, породил прикладные направления в ландшафтоведении – сельскохозяйственное, в том числе [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], градостроительное и др.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Мелиоративное направление – учение о коренном улучшении свойств ландшафтов и повышении их продуктивности. К числу важнейших задач мелиоративного ландшафтоведения принадлежит разработка принципов и методов мелиорации ландшафтов, анализ взаимодействия мелиоративных сооружений с ПТК, прогноз функционирования ландшафтно-мелиоративных систем и др.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Рекреационное направление – наука, изучающая закономерности формирования и функционирования территориальных рекреационных систем, исследующая их морфологическую структуру, динамику. Вообще рекреационная география возникла на стыке физической географии, экономической географии, географии населения и медицинской географии. Роль же ландшафтоведения заключается в оценке природных ресурсов для целей рекреации, определении устойчивости ландшафтов к рекреационным нагрузкам, исследовании рекреационной комфортности и емкости.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Медицинское ландшафтоведение – раздел медицинской географии, изучающий эпидемиологическую обстановку ПТК, их влияние на здоровье и развитие болезней.
Главная цель исследований медицинского ландшафтоведения заключается в выявлении закономерностей развития и размещения имеющихся источников инфекции в рамках определенных ландшафтов, а также в выявлении возможностей возникновения на их территории новых инфекций. Выявлению природных очагов болезней человека способствуют медико-ландшафтные исследования. Составленные на их основе карты в значительной мере облегчают выявления характера источников инфекций, возможность появления новых очагов болезней населения, разработку мер по борьбе с болезнями и их зоогенными носителями. Наряду с этим медико-ландшафтные исследования позволяют выявить ландшафты, обладающие лечебным эффектом и оказывающие благоприятное воздействие на здоровье человека.
Каждый вид прикладных комплексных физико-географических исследований имеет свои конкретные задачи и особенности и нуждается в специфических методических приемах. Вместе с тем все они имеют единую «генеральную» цель, общую методологическую основу, основные этапы исследования, а также единые методы.
Общность цели заключается в том, чтобы подвести под природопользование комплексную научную базу. Методологическая основа прикладных исследований состоит в признании объективности существования единой системы «природа-общество» и возможности познания как всей системы в целом, так и каждой из слагающих их подсистем в качестве самостоятельного целого.
Изучение природной подсистемы ведут не только ландшафтоведы, но и специалисты других естественных наук. Однако простым суммированием данных различных наук невозможно получить полную характеристику природно-территориальных единств. Поэтому комплексные физико-географические исследования общенаучного типа, специально нацеленные на выявление закономерностей пространственного размещения, сложности структуры, динамических и функциональных аспектов ПТК, должны стать основой любого вида прикладных исследований для целей рационального природопользования
1. Концептуальные основы ландшафтоведения
1.1. Системная парадигма. Геосистемный подход к изучению естественных и антропогенных объектов
Зародившаяся на рубеже XIX–XX вв. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] стала естественной реакцией на засилье редукционизма в науке. Однако широкое осознанное внедрение системных идей и подходов в естественно-научные исследования началось с середины XX в. Этому в значительной мере способствовали два важных события: а) появление общей теории систем, главным создателем которой стал Л. Берталанфи; б) зарождение науки об управлении, связях и переработке информации – кибернетики. С тех пор системный подход получил всеобщее признание, а понятие система – множество взаимодополняющих толкований.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Системная парадигма (греч. paradeigma) – это совокупность теоретических и методологических установок, определяющая общий стиль научного мышления и практику конкретных исследований на том или ином этапе развития науки.
В Философском словаре (1987, с. 427) находим следующее определение: «Система – совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях между собой и образующих определенную целостность, единство».
В Понятийно-терминологическом словаре «Геоэкология и природопользование» (2005, с. 464) приведено такое определение: «Система – саморазвивающаяся и саморегулирующаяся упорядоченная материально-энергетическая совокупность, существующая и управляемая как относительно устойчивое целое при преобладании внутренних связей над внешними». В числе важнейших свойств системы необходимо отметить следующие:
- [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ];
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Необходимость разнообразия – одна из важнейших в теории систем; предполагает наличие структурных элементов, взаимосвязанных между собой; каждый из них может существовать в системе только потому, что получает что-то от других элементов; такая связь элементов возможна лишь тогда, когда элементы неоднородны.
- [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ];
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Эмерджентность – наличие качеств, которые не наблюдаются ни у одного из элементов системы в отдельности. Краткая формула принципа эмерджентности: целое больше суммы его частей, например, свойства ландшафта не равны сумме свойств составляющих его элементарных ландшафтов и они не выводятся из их свойств.
- [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ];
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Взаимодействие со средой в качестве особого, самостоятельного единства посредством прямых и обратных (положительных и отрицательных) связей.
- [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Иерархичность структуры – когда система, состоящая из подчиненных структурных элементов, сама выступает элементом вышестоящей, объединяющей системы.
Если взглянуть на состояние теории и методологии ландшафтоведения 1950–60-х гг., то можно убедиться, что перечисленные общесистемные свойства находили место в анализе и характеристиках природно-территориальных комплексов.
Значительную веху в становлении системного ландшафтоведения представляют работы Виктора Борисовича Сочавы 1960–70-х гг. Во «Введении в учение о геосистемах» он писал: «Основная теоретическая задача, которую поставил перед собой автор, – обеспечить возможность системного подхода в физической географии, подготовить ее сердцевину – ландшафтоведение – к восприятию системных идей, показать целесообразность системной концепции в географии» (1978, с. 13).
В 1963 г. В.Б. Сочава ввел термин «[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]». Многие исследователи этот термин понимают однозначно с ПТК. Существуют и другие мнения. Понятие «система» охватывает не только ПТК, но и множество других природных (речная система), природно-хозяйственных (транспортная система), социально-экономических систем (геотехносистема). А.Г. Исаченко (1991) отмечает, что «геосистема» – более широкое понятие, чем ПТК, ибо последнее применимо лишь к отдельным частям географической оболочки, ее территориальным подразделениям, но не распространяется на географическую оболочку как целое, поскольку комплексы Мирового океана не являются территориальными.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]1.2. Основные понятия ландшафтоведения
Основная идея современной физической географии – это идея взаимной связи и взаимной обусловленности природных компонентов, составляющих частные сферы географической оболочки. Исторически она конкретизировалась в двух направлениях и привела к представлениям о географической оболочке, или ландшафтной сфере, с одной стороны, и о природно-территориальном, или географическом комплексе (ПТК), с другой.
Становление понятия «природный территориальный комплекс» как целостного единства, сформировавшегося в результате развития и дифференциации географической оболочки Земли, относится к концу XIX – началу XX вв. Связано оно с именами выдающихся ученых естествоиспытателей В.В. Докучаева, Г.Н. Высоцкого, А.Н. Краснова, Г.Ф. Морозова, Л.С.Берга, Л.Г. Раменского, Б.Б. Полынова, А.А. Борзова и др.
Разные исследователи называли изучаемые комплексы по-разному: ландшафтные зоны и географические комплексы, ландшафты и микроландшафты, фации и экотопы. Разной была степень внутренней сложности изучаемых объектов, а иногда просто отличались названия, но сущность объектов сохранялась: в любом случае это были территориальные сочетания взаимосвязанных компонентов природы.
Понятие о ПТК как конкретном локальном или региональном сочетании компонентов земной природы легло в основу ландшафтоведения. Взаимосвязь географических компонентов и реальность образуемых ими сложных материальных комплексов проявляется в изменении от места к месту, т.е. в их пространственной приуроченности. Географические компоненты взаимосвязаны не только в пространстве, но и во времени, т.е. их развитие также происходит сопряжено.
Существует множество определений такого сложного понятия как «природно-территориальный комплекс», или «ландшафтный комплекс». Одно из них принадлежит Анатолию Григорьевичу Исаченко. Он определяет ПТК как «пространственно-временную систему географических компонентов, взаимообусловленных в своем размещении и развивающихся как единое целое» (1991, с. 6).
В наиболее общем виде, природно-территориальный комплекс – это исторически сложившаяся, территориально устойчивая совокупность взаимосвязанных и взаимообусловленных природных компонентов и их комплексов, функционирующих и развивающихся длительное время как единое целое, продуцируя новое вещество, энергию и информацию.
Природно-территориальные комплексы могут быть разной степени сложности и размерности. В единой иерархической системе таксономических единиц намечается три уровня организации:
глобальный (континенты, океаны, пояса, ландшафтная оболочка);
региональный (ландшафты, районы, провинции, области, страны);
локальный (фации, урочища, местности).
2. История развития учения о ландшафте
2.1. Предпосылки развития учения о ландшафте
Появление новой науки определяется ходом развития человеческой мысли и накоплением ранее неизвестных фактов, ее развитие – логикой исследования. Возникновение ландшафтоведения стало возможным только после накопления большого количества материалов о природе земной поверхности. Вместе с тем, переход от анализа к синтезу, т.е. к представлению о природно-территориальных комплексах, невозможен без опоры на фундаментальные законы естественных наук. Но условия для этого появились лишь к концу XIX в. В частности, важными импульсами для ландшафтоведения явились естественные предпосылки: открытие новых закономерностей, фактов, методов исследования в смежных науках – биологии, биогеографии, почвоведения, геологии и др. Особую роль в этом сыграли труды Ч. Дарвина, М. Ломоносова, А. Гумбольдта, К. Риттера.
Изучая историю науки, нельзя забывать и о важности социально-экономических предпосылок: заказов государства на природно-хозяйственное районирование территории России для лучшего управления и хозяйственного освоения отдаленных территорий.
Наиболее заметны исследованиями и значимы результатами были научные экспедиции Российской академии наук (1768–1784), которые охватили огромные территории нашей страны и дали первый материал для ее научного описания участникам экспедиций П.С. Палласу, А.И. Гильденштедту, И.И. Лепехину и др. Но более глубокий анализ взаимосвязей между географическими компонентами присущ исследователям первой половины XIX в.: Э.А. Эверсману, А.Ф. Миддендорфу, Н.А. Северцеву, И.Г. Борщову, П.П. Семенову-Тян-Шанскому и др., совершившим многочисленные экспедиции на Урал, в Поволжье, Восточную Сибирь, Тянь-Шань и другие регионы нашей страны.
В последние десятилетия XIX в. наиболее дальновидные русские ученые и общественные деятели осознали, что решение проблем сельского, лесного хозяйства требует понимания взаимосвязей между компонентами природной среды и синтетического охвата природы конкретных территорий.
Таким образом, в XIX в. сложились как естественно-научные, так и социально-экономические предпосылки для зарождения учения о ландшафте.
2.2. История развития ландшафтоведения
История и состояние ландшафтоведения в разные периоды времени привлекали к себе внимание ряда ученых: Т. Д. Александрова (1989), А.Г. Исаченко (1957, 1991, 2006), Л.К. Казаков (1999, 2007), И.И. Мамай (2008), В.А. Николаев (1988) и др. В работах вышеупомянутых авторов представлена разнообразная периодизация развития отечественного ландшафтоведения. Проанализировав многочисленные публикации, выделяем на основе периодизации В.С. Преображенского (1988) (с дополнениями автора) в истории ландшафтоведения три этапа развития науки, границы которых достаточно условны.
2.2.1. Первый этап – зарождение, проверка и распространение концепции (1880–1940)
К концу XIX в. в науках о природе, в том числе и в географии, обозначился кризис в изучении сложных систем, не познаваемых путем разложения на составные части. Специализация в исследовании природных ресурсов – минеральных водных, лесных, земельных – все усиливалась, что содействовало формированию частных географических дисциплин, относительно слабо связанных между собой.
В физической географии одними из первых осознали эту ситуацию А. Гумбольдт, К. Риттер, В.В. Докучаев, позже – Л.С. Берг. Каждый из них понимал, что, оставшись без собственного предмета исследования, география исчезает как единая наука. Стало неясным, чем должна заниматься собственно география, если существуют климатология, биогеография, почвоведение, геоморфология и т.д. Вопрос о судьбе географии породил оживленную дискуссию.
На этом фоне в России формируется мощная географическая школа. Основателем ее стал профессор Петербургского университета Василий Васильевич Докучаев ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]). В.В. Докучаев хорошо понимал отрицательные стороны далеко зашедшей дифференциации естествознания. Он вплотную подошел к созданию новой науки «о тех многосложных и многообразных соотношениях и взаимодействиях, а равно и о законах, управляющих вековыми изменениями их, которые существуют между так называемой живой и мертвой природой», изучение которых составляет «лучшую и высшую прелесть естествознания» (Докучаев, 1949).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 1. Василий Васильевич Докучаев (1846–1903)
Русский естествоиспытатель, основатель современного научного генетического почвоведения и зональной агрономии. Научная работа В.В. Докучаева начиналась с геологии. Его диссертация на степень магистра называлась «Способы образования речных долин Европейской России» (1878).
Монография «Русский чернозем», являющаяся докторской диссертацией (защищенной в 1883), принесла В.В. Докучаеву мировую славу и заслуженно считается основой генетического почвоведения.
Комплексный подход к природе как целостному образованию нашел себя в книге «Наши степи прежде и теперь» (1892).
Вершиной научного творчества Докучаева стало обоснование закона мировой зональности в брошюре «К учению о законах природы» (1899). Он сформировал основы учения о естественно-исторических (а не только почвенных) зонах, о связи их с особенностями деятельности людей. Это одно из крупнейших обобщений века, где фиксируется внимание на теснейшей связи «между растительным, животным и минеральными царствами, с одной стороны, человеком, его бытом и даже духовным миром, с другой».
Идеи и предложения В.В. Докучаева были основаны на комплексных многолетних экспедиционных исследованиях. Три большие экспедиции, организованные им, работали 15 лет: Нижегородская (1882–1886) и Полтавская (1882–1892) по оценке земель и Особая экспедиция Лесного департамента (1892–1896). В итоге были созданы новые методы географических исследований – полевое тематическое картирование с учетом генетических факторов.
Представление В.В. Докучаева о широтных и вертикальных «естественно-исторических зонах» составило главное содержание русской научной школы в физической географии.
Научная школа, созданная В.В. Докучаевым, являясь исключительным явлением, сочетала университетскую подготовку с обучением в поле, во время экспедиционных работ. «Родовое дерево» Докучаева не имеет аналогов в мировой науке. Его непосредственными учениками были В.И. Вернадский, Ф.Ю. Левинсон-Лессинг, Н.М. Сибирцев, К.Д. Глинка, А.Н. Краснов, Г.И. Танфильев, Г.Н. Высоцкий, Г.Ф. Морозов.
Ко второму поколению принадлежат Л.И. Прасолов, Б.Б. Полынов, С.С. Неуструев, В.Н. Сукачев, А.Е. Ферсман.
К третьему поколению «докучаевцев» можно отнести И.П. Герасимова, М.А. Глазовскую, А.И. Перельмана и др.
В первые десятилетия XX в. идея об объективном существовании закономерных  взаимообусловленных территориальных сочетаний природных компонентов, подкрепленная накопленным опытом комплексных исследований с различными практическими задачами и на разных территориальных уровнях детальности воплотилась в понятии о ландшафте.
В течение десятилетия (1904–1914) научное представление о ландшафте в разных формах было сформулировано независимо друг от друга учениками и последователями В.В. Докучаева – Г. Ф. Морозовым ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]), Г.Н. Высоцким ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]), А.А. Борзовым, Р.И. Аболиным.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 2. Георгий Федорович Морозов (1867–1920)
Основоположник российского лесоведения. В работе «Исследование лесов Воронежской губернии» (1913) сформулировал свой взгляд на ландшафт.
Ландшафты – это естественные единицы, на которые распадается природа любой территории, они представляют собой «как бы фокусы, или узлы, в которых скрещиваются взаимные влияния общего и местного климата, с одной стороны, рельефа, геологических условий – с другой, растительности и животного мира – с третьей и т.д.».
Называл лесоводство «географическим промыслом» и считал, что лесоводов и мелиораторов надо готовить на отделении прикладной географии географических факультетов.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 3. Георгий Николаевич Высоцкий (1865–1940)
Выдающийся русский ученый-лесовед. Самостоятельно развивал представление о ландшафте, который предпочитал называть русским термином «естественная округа», или «местность».
В статье «О карте типов местопроизрастаний» (1904) Высоцкий отметил, что различные местности должны отличаться однообразием условий местопроизрастания соответствующих растительных сообществ. В этой мысли заключено представление о морфологии ландшафта. Высоцкому также принадлежит идея создания синтетических карт, которые впоследствии стали называться ландшафтными картами.
Однако научное понятие «ландшафт» в российскую географическую науку ввел Лев Семенович Берг ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]), ибо он впервые в статье «Опыт разделения Сибири и Туркестана на ландшафтные и морфологические области» (1913) высказал мысль, что ландшафты представляют собой предмет исследования географии.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 4. Лев Семенович Берг (1876–1950)
Ландшафтно-морфологическая школа Л.С. Берга развивала идеи В.В. Докучаева. Заведуя кафедрой Ленинградского государственного университета, Л.С. Берг заложил теоретические основы современного ландшафтоведения, первым осуществил зональное физико-географическое районирование СССР. Ландшафт у него был объектом изучения, а его территориальное размещение – предметом.
На рубеже 1920–30-х гг. наблюдается интерес географов к методологическим и теоретическим проблемам науки. Толчок к дискуссиям и теоретическим поискам дала работа Л.С. Берга «Ландшафтно-географические зоны СССР» (1930). Во введении к этой книге дается краткое изложение основ учения о ландшафте.
Интересны взгляды на ландшафт Леонтия Григорьевича Раменского ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 5. Леонтий Григорьевич Раменский (1884–1953)
Известный российский географ и геоботаник, специалист в области луговедения, доктор биологических наук, один из основоположников учения о морфологии географического ландшафта.
В своих работах «О принципиальных установках типологии земель» и «Введение в комплексное почвенно-геоботаническое исследование земель» (1930-е гг.) одним из первых акцентировал внимание на том, что географический ландшафт состоит из разнородных образований.
Главная географическая идея первой половины XX в. – идея районирования. К этому периоду относятся работы С.С. Неуструева (по Оренбургской губернии), Р.И. Аболина (по Средней Азии), Л.И. Прасолова, А.И. Безсонова. Опыт районирования дал возможность сформулировать принцип провинциальности, что явилось наиболее существенным вкладом в ландшафтную теорию.
Второе направление развития ландшафтно-географических идей двадцатых годов XX в. связано с детальными полевыми исследованиями на сравнительно небольших площадях, сопровождающимися составлением крупномасштабных ландшафтных карт. Пионерами ландшафтной съемки явились Б.Б. Полынов, А.Д. Гожев, И.В. Ларин.
Еще одним важным научным результатом детальных ландшафтных исследований было появление первых идей в области динамики и эволюции ландшафта.
Таким образом, в 30-х гг. XX в. отечественные географы приблизились к созданию учения о ландшафте, однако разработанной ландшафтной теории еще не существовало: четкие представления об объеме понятия «ландшафт» и его морфологических частях так и не были разработаны.
2.2.2. Второй этап – становление учения и учебной дисциплины (1945–1965)
Второй этап называют временем признания географами научной самостоятельности ландшафтоведения и его прикладных возможностей. Он пришелся на период «холодной войны», бурного роста экономики, научно-технической революции. Рост экономики требовал оценки всех имеющихся природных ресурсов страны. Государство поддерживало все исследования такого рода, что позволяло организовывать крупные экспедиции. Поэтому послевоенные годы в ландшафтоведении ознаменовались возобновлением и распространением ландшафтных съемок. Инициаторами их выступили географы Московского университета под руководством Николая Адольфовича Солнцева ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]). Развертывание полевых исследований имело решающее значение для дальнейшей разработки теории ландшафта. Основное внимание привлекали вопросы, связанные с ландшафтной съемкой и созданием ландшафтных карт: морфология ландшафта, принципы выделения фаций и урочищ, их систематика, критерии и объем ландшафта, проблема ландшафтных границ и т.п. В процессе этих работ в Московском университете сформировалась ландшафтная школа Н.А. Солнцева.
В 50-х гг. XX в. ландшафтные исследования велись группами сотрудников Ленинградского, Львовского, Латвийского, Воронежского, Киевского и других университетов. Это значительно укрепило позиции ландшафтоведения, в то же время обозначив целый ряд новых проблем, среди которых – разработка методики ландшафтного картографирования, полевых исследований, теоретизация новых материалов. Как раз эти вопросы и рассматривались в 1955 г. на первом Всесоюзном ландшафтном совещании, организованном Географическим обществом в Ленинграде. С 1955 по 2006 гг. было проведено 11 таких совещаний.
Именно в это время началось формирование разных ландшафтных школ: сибирской (В.Б. Сочава), воронежской (Ф.Н. Мильков), ленинградской (А.Г. Исаченко), львовской (Г.И. Геренчук), тбилисской (Н.Л. Беручашвили).
В 40-х гг. XX в. Борис Борисович Полынов ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]) разработал основы геохимии ландшафта – нового научного направления, имеющего дело с изучением миграции химических элементов в ландшафте. Другое новое направление, имеющее близкое отношение к ландшафтоведению, а именно биогеоценология, связано с именем В.Н. Сукачева.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 6. Николай Адольфович Солнцев (1902–1991)
Российский ландшафтовед, доктор географических наук, профессор кафедры физической географии и ландшафтоведения географического факультета Московского университета (с 1965).
Главная научная заслуга Н.А. Солнцева – создание теории современного ландшафтоведения. Ее основа – представление об иерархической структурной организации географической оболочки. Им было сформулировано представление о природных территориальных комплексах как объективно существующих системах, обосновано место ландшафта, как основной единицы географии, исследованы взаимосвязи в ландшафте, как между компонентами, так и между морфологическими единицами.
В ландшафтоведении Н.А. Солнцев выделяет следующие разделы: историю, морфологию, динамику, систематику, методику исследования, прикладное ландшафтоведение.
В 1947 г. он начал читать новый оригинальный курс «Основы ландшафтоведения» студентам кафедры физической географии СССР МГУ, организовал первую ландшафтную практику в Красновидово (1949 г.).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]В 1959 г. при кафедре физической географии МГУ открылась первая в стране лаборатория ландшафтоведения под руководством Н.А.Солнцева.
1960-е гг. характеризовались небывалым ростом популярности ландшафтоведения. Оживились работы по ландшафтной индикации, уточнялись принципы физико-географического районирования. Опубликованы первые монографии, подводящие итоги ландшафтных исследований (В.С. Преображенский, А.А. Видина, Ф.Н. Мильков, А.И. Перельман), а также первое учебное пособие по ландшафтоведению «Основы ландшафтоведения и физико-географического районирования» Анатолия Григорьевича Исаченко ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]) (1965).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 8. Анатолий Григорьевич Исаченко (р. 28.5.1922)
Известный физико-географ и картограф, доктор географических наук (1963), профессор географического факультета Санкт-Петербургского государственного университета (с 1964), с 1973 по 1983 гг. заведовал кафедрой физической географии.
Исследовал общие закономерности физико-географической дифференциации, разработал принципы и методы классификации ландшафтов, физико-географического районирования, составления ландшафтных карт. Теоретически обобщил историю развития географических идей.
Основные работы: «Основные вопросы физической географии» (1953); «Физико-географическое картирование» (ч. 1–3, 1958–1961), за которую удостоен золотой медали им. П.П. Семенова-Тян-Шанского (1963); «Основы ландшафтоведения и физико-географическое районирование» (1965, 1991); «Развитие географических идей» (1971); «Оптимизация природной среды» (1980);  «Ландшафты СССР» (1985); «Природа мира. Ландшафты» (соавтор) (1989), «Теория и методология географической науки» (2004).
Появились обзорные ландшафтные карты отдельных республик и областей как элементы содержания комплексных атласов. Были заложены основы динамики ландшафтов. Существенный вклад в развитие нового направления ландшафтоведения, который Виктор Борисович Сочава ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]) назвал структурно-динамическим, внес основанный в 1957 г. Институт географии СО АН СССР в г. Иркутске. При нем были организованы первые ландшафтно-географические стационары в Сибири (Харанорский, Приангарский, Тугрский, Нижнеиртышский). В 1964 г. Институт географии АН СССР организовал Курский стационар. Позднее появились стационары при некоторых университетах (на Кавказе, при Тбилисском университете – Марткопский).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 9. Виктор Борисович Сочава (1905–1978)
Российский геоботаник и географ, академик АН СССР (1968 г.). С 1959 по 1976 гг. – директор Института географии Сибири и Дальнего Востока Сибирского отделения АН СССР (г. Иркутск).
Основные труды посвящены классификации ландшафтов и растительности тундры и тайги, геоботаническому районированию и картографированию растительного покрова СССР («Растительный покров на тематических картах» (1979), «Географические аспекты сибирской тайги» (1980), «Проблемы физической географии и геоботаники» (1986) и др.).
В.Б. Сочава создал новое направление в науке – учение о геосистемах («Введение в учение о геосистемах» (1978)).
Одновременно с полевыми исследованиями активно изучались возможности и принципы прикладного использования ландшафтных представлений. В 1960-е гг. были успешно выполнены многочисленные работы для сельского хозяйства, районных планировок, создания зон отдыха, изучения поверхностного стока, медицинской географии.
Этап завершился разработкой таких разделов ландшафтоведения, как «морфология ландшафтов», «методы ландшафтных исследований», «прикладное ландшафтоведение».
2.2.3. Третий этап – формирование системно-географической базы и методического перевооружения (1965–1990)
Этот этап пришелся на время постепенного снижения темпов роста экономики, сокращения государственной поддержки науки. В то же время со всей остротой встали проблемы сохранения, восстановления и улучшения ландшафтов Земли как жизненной среды человеческого общества. Существенный вклад в разработку научных основ решения этих проблем призвано внести ландшафтоведение. Поэтому не случайно с середины 1960-х гг. наблюдается поворот ландшафтоведов к вопросам изучения структуры, функционирования и динамики ландшафтов, а также техногенного воздействия на них.
Важная особенность этого этапа – массовое появление материалов космических съемок, а также широкое использование системных представлений и таких понятий как целостность, организованность, функционирование, состояние, устойчивость.
В это время в стране уже работали 12 ландшафтных стационаров и полустационаров. К вышеупомянутым добавились стационары в Сибири (Южно-Минусинский, Северо-Обской), Мещере (Лесуново, Окский заповедник, озеро Белое), в Карпатах (Черногорский). Результаты их наблюдений позволили сделать интересные теоретические выводы и представления (состояния ПТК, инвариант, саморегуляция).
Для функционально-динамического исследования ПТК большое значение имеют разработанные методы: комплексной ординации (В.Б. Сочава (1978), А.А. Крауклис (1979)), геомассовый (Н.Л. Беручашвили (1986)), геофизический (Н.Л. Беручашвили (1986), К.Н. Дьяконов (1988), Г.П. Миллер, В.П. Петлин (1985)).
Сформировалось геофизическое направление, истоки которого восходят к работам А.А. Григорьева и Д.Л. Арманда. Интенсивно развивается геохимия ландшафтов, благодаря трудам М.А. Глазовской и А.И. Перельмана.
В конце 1980-х гг. анализировались опыты построения землеведческих и ландшафтоведческих теорий, уроки и тенденции развития теории ландшафтоведения. Начали активно обсуждаться теоретические и методологические аспекты исследования в переходных зонах, изучения подводных ландшафтов, вопросы ландшафтной экологии, теории и практики исследования геосистем, их устойчивости.
Были продолжены ландшафтные работы в таких прикладных направлениях как региональное проектирование и планирование, мониторинг, природопользование, прогнозирование, оценка, нормирование, управление. Внимание уделено также методологии антропогенного ландшафтоведения. Курс «Ландшафтоведение» стали читать студентам многих географических факультетов страны.
2.3. Современное состояние науки
Современный этап в истории ландшафтоведения отсчитывается с начала 1991 г. и поныне. Назревшие к этому времени внутренние проблемы ландшафтоведения совпали с резкой переменой внешних факторов его развития. Разрушение Советского Союза, социально-экономическая и идеологическая перестройка нанесли удар по науке. Единое содружество ученых распалось на отдельные национальные школы, резкое ухудшение финансирования привело к сокращению научных исследований, потере кадров и т.д.
Тем не менее, ландшафтоведение продолжает разрабатывать новые фундаментальные закономерности. Для обогащения собственной теоретической базы оно начинает использовать не только подходы точных и биологических наук, но и представления современной философии и культуры.
Расширился арсенал методов ландшафтных исследований: фрактальный и многомерный анализ космических снимков (В.И. Кравцова, В.А. Николаев и др.); палеоботанические и радиоуглеродные методы для выявления хода развития ландшафтов; ландшафтно-археологические методы; методы математического моделирования (Т.Д. Александрова, А.Д. Арманд, А.М. Берлянт, А.С. Викторов Ю.Г. Пузаченко и др.). Созданы ландшафтные геоинформационные системы (Н.Л. Беручашвили, И.С. Гарелик, В.Г. Линник, В.С. Тикунов, А.М. Трофимов и др.).
По-прежнему активно ведутся ландшафтно-прикладные работы. На первое место вышли исследования, имеющие экологическую направленность: ландшафтно-экологическое картографирование, оценка загрязненных территорий, нормирование (В.И. Булатов, К.Н. Дьяконов, А.В. Дончева, А.Г. Исаченко, Н.С. Касимов, Э.Г. Коломыц и др.).
Опубликованы учебники и учебные пособия по ландшафтоведению, геофизике и геохимии ландшафтов, методам ландшафтных исследований.
Важнейшим методологическим достижением ландшафтоведения следует считать то, что оно выработало общенаучный метод, или подход, применение которого имеет широкие перспективы не только в самой географии, но и обширной сфере гуманитарных исследований. Сущность этого подхода состоит в анализе явлений и проблем в связи с ландшафтной структурой территории и в зависимости от комплексного воздействия природной среды. Объективная оценка роли географической среды в жизни и развитии общества в сочетании с ландшафтным подходом открывает новые возможности для объяснения закономерностей в расселении, хозяйственном освоении территории, ее демографической емкости и т.д.
2.4. Ландшафтоведение за рубежом
В географии зарубежных стран ландшафтоведение развивалось иначе, чем в России. В конце XIX – первой половине XX вв. там господствовал хорологический подход (А. Геттнер, Р. Харшрот, В.Финч и др.). Считалось, что любое деление земной поверхности не может быть объективным. По А. Геттнеру география должна просто описывать «предметное заполнение пространств Земли, не пытаясь устанавливать какие-либо законы». Ландшафт рассматривался только как пейзаж, либо произвольно выделенная часть территории (А. Деманжон, Р. Бланшар, Ж. Брюн, Э. Де Мартони).
На этом фоне выгодно отличались взгляды [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], А. Пенке (Германия) и В. де Ля Бланша (Франция). Однако и в их работах недооценивается необходимость изучения взаимосвязей между компонентами ландшафта и применения генетического подхода.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Зигфрид Пассарге (1867–1958)
Немецкий географ, путешественник, профессор высших учебных заведений в Бреславле (с 1905) и Гамбурге (1908–1935); считается главой-основателем гамбургской школы ландшафтоведов.
Одновременно и независимо от русских ученых разрабатывал представление о ландшафте. З. Пассарге считал, что ландшафтоведение представляет «ствол географического дерева», физическое землеведение – его «корни», а страноведение – «крону» (1929).
Исследователь различал естественные, «расхищенные» и «культурные» ландшафты. В 1908 г. в работе, посвященной ландшафтам в Африке, Пассарге писал, что главная задача географа: изучение естественных ландшафтов. В 1913 г. немецкий географ посвятил ландшафтам теоретическую работу, в которой он пытается определить природные компоненты, установить ландшафтообразующие факторы.
З. Пассарге обосновал сложную таксономическую систему ландшафтных единиц. Самыми мелкими из них он считал «ландшафтные части» – Landschaftsteile (строительный камень). Именно эти составляющие могут быть твердо установлены. Что же касается самого ландшафта и более крупных «ландшафтных пространств», то их выделение решается субъективно.
Им были опубликованы «Основы ландшафтоведения» (1920), «Описание ландшафта» (1929), «Проблемы культурно-географических пространств» (1933).
З. Пассарге считал ландшафтную географию самостоятельной наукой, был первым в истории науки профессиональным ландшафтоведом.
В 40–60-е гг. XX в. в Германии пришли к выводу, что у географии должен быть свой объект исследования – ландшафт (Э. Нееф, Й. Шмитхюзен, Г. Бобек и др.). Немецкие исследователи различали морфологию и экологию ландшафта (К. Тролль), предлагали внутри ландшафта выделять от 3 до 5 уровней морфологических единиц (экотоп, геохоры, географическая оболочка).
Во Франции начало современному ландшафтоведению дали работы Жана Бертрена (1968). В них обсуждались понятия «ландшафт», «геосистема», «таксономия».
С 1950-х гг. ландшафтные исследования развиваются в Польше (Е. Кондрацки). В настоящий период ландшафтоведение в Польше базируется на детальных исследованиях природных и антропогенных ландшафтов, крупномасштабном картографировании и районировании страны. В 1993 г. создана Независимая польская ассоциация ландшафтной экологии под руководством А. Рихлинга.
Все проводимые в настоящее время ландшафтные исследования в Европе можно классифицировать следующим образом:
ландшафтная методология и классификация,
оценка воздействия на ландшафт,
ландшафт в контексте сохранения Всемирного наследия,
междисциплинарные исследования, связанные с мониторингом геосистем.
Ландшафтным исследованиям стало уделяться большое внимание при планировании и принятии решений на всех уровнях: локальном, региональном, национальном, общеевропейском. Несмотря на все увеличивающее значение ландшафтных исследований, они все еще часто остаются фрагментарными и плохо скоординированными. Менее всего ландшафтные исследования развиты в Греции и Португалии, в то время как во Франции, Германии, Польше, Словакии, Ирландии и др. сложились свои собственные ландшафтные школы.
В англоязычных странах, по мнению А.Г. Исаченко (1971), к идее географического комплекса близко подошли Ф. Анерт и Д. Миллер. Ландшафтный подход в Англии, США, Австралии, Канаде пробивает себе путь от практики прикладных территориальных исследований для городского, сельскохозяйственного и лесного планирования.
2.5. Международное сотрудничество
Начало международного сотрудничества в области ландшафтоведения относят ко второй половине 60-х гг. XX в.
В 1966 г. в Польше проведен симпозиум стран по физико-географическому районированию. С 1967 г. в Словацком Институте биологии ландшафта каждые три года проходят международные научные симпозиумы, на которых обсуждают теоретические проблемы «биологии ландшафта», «экологии ландшафта» и другие вопросы. Сотрудничество осуществляется на уровне дискуссий и обмена информацией.
На пятом симпозиуме в 1974 г. возникает идея создания международной организации, объединившей исследователей природных и антропогенных комплексов – Международной ассоциации ландшафтной экологии (IALE).
В 1981 г. в Нидерландах был проведен I конгресс этой ассоциации. В 1984 г. в Дании проходил уже международный симпозиум IALE. Из программы и решений ассоциации вытекает, что ландшафтная экология понимается как широкая междисциплинарная область, охватывающая различные аспекты взаимодействия природы и общества. Идеи ландшафтоведения занимают здесь важное место.
Более тесная координация была налажена с 1976 г. между географами стран – членов СЭВ (Совет экономической взаимопомощи) по теме «Экологические основы планирования и развития оптимальных структур ландшафта». Совещания проводились регулярно, особую активность проявляли немцы и чехи со словаками. СССР был представлен только Институтом географии АН СССР. Тем не менее, результаты этой работы отразились в создании толкового словаря «Охрана ландшафтов» (1982), в котором приводится согласование ландшафтной терминологии.
Большой вклад в развитие европейского ландшафтоведения внесла рабочая группа «Ландшафтный Синтезис» в рамках Международного географического союза, объединившая географов и экологов различных европейских школ.
Принятие в 2000 г. Европейским Советом Ландшафтной конвенции стало новым этапом в развитии ландшафтных исследований в Европе. В настоящее время конвенцию подписали 32 страны. Ее цель – побудить органы власти к принятию мер на всех уровнях для защиты, управления и планирования ландшафтов в Европе.
При досадной языковой изоляции развитие науки о ландшафте в России и за рубежом шло практически параллельными путями, сокращало общий круг проблем. Преодоление изоляции на рубеже веков привело к пересечению этих путей и взаимному обогащению, что отразилось в многочисленных конференциях, симпозиумах, совместных экспедициях и выполненных работах, причем сотрудничество происходит уже на уровне отдельных учебных заведений, научных институтов многих стран.
В июле 2007 г. в Нидерландах состоялся VII Конгресс Международной Ассоциации ландшафтной экологии (IALE). Участвовало около 750 человек со всех континентов, в том числе и из России. Новым президентом IALE избран K. Bruce Jones (США). Следующий конгресс состоится в 2011 г. в Пекине (Китай).
3. Общие закономерности пространственно-временной организации геосистем
Геосистемы, взаимодействуя друг с другом, образуют иерархическую систему соподчиненных ландшафтных комплексов разного ранга. Наиболее распространенной является таксономическая схема, состоящая из трех уровней (см. гл. 1.2). Каждый из этих иерархических уровней содержит несколько подуровней структурно-функциональных организаций геосистем – от ландшафтной оболочки до фации.
Дифференциация ландшафтной оболочки на природные комплексы зависит от разных по мощности, масштабам и месту действия природных факторов.
Формирование геосистем планетарного и регионального уровней обусловлено сложными взаимоотношениями двух энергетических факторов – лучистой энергией Солнца и внутриземной энергией, их неравномерным распределением, как в пространстве, так и во времени (внешние факторы).
Локальная дифференциация геосистем обусловлена функционированием и развитием самого ландшафта, т.е. действием внутренних процессов: эрозией и аккумуляцией текучих вод, работой ветра, ледника, вечной мерзлоты, жизнедеятельностью биоты.
3.1. Проявление общих зональных и азональных закономерностей и особенностей в региональной дифференциации суши
3.1.1. Широтная зональность как результат определяющего воздействия солнечной энергии
Природная зональность – одна из наиболее ранних закономерностей в науке, представления о которой углублялись и совершенствовались одновременно с развитием географии.
Еще в V в. до н.э. греческие ученые находили наличие природных поясов на известной к тому времени Ойкумене (обитаемая часть). Так, например, Эвдоникс (Евдокс) из Книда различал пять зон: тропическую, две умеренные и две полярные.
Несколько позже римский философ и географ Посидоний (135–51 гг. до н.э.) еще более развернул учение о природных зонах, отличающихся одна от другой климатом, растительным покровом, гидрографией, особенностями состава и занятий населения. Учение о зонах у римского ученого приобрело гипертрофированную форму: широта местности оказывает влияние не только на растения, животных, народы, но и на вызревание драгоценных камней. Всего Посидоний выделял 13 поясов.
Эволюция представлений древнегреческих географов о широтной зональности показана на [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Несмотря на различные недостатки высказываний древних ученых, выдвинутая ими идея о широтной зональности явилась крупным достижением античной географии.
Велик вклад в учение о зональности немецкого естествоиспытателя Александра Гумбольдта ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
Зональный принцип был использован уже в ранний период физико-географического районирования России, относящийся ко второй половине XVIII – началу XIX столетия. К этому периоду относятся географические описания России А.Ф. Бишинга, С.И. Плещеева, Е.Ф. Зябловского.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 10. Эволюция представлений о широтной зональности (по А.Б. Дитмару, 1980)
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 11. Александр Гумбольдт
Под широтной (географической, ландшафтной) зональностью понимается закономерное изменение физико-географических процессов, компонентов и комплексов от экватора к полюсам.
Основные причины зональности – форма Земли и положение нашей планеты относительно Солнца, а предпосылка – падение солнечных лучей на земную поверхность под углом, постепенно уменьшающимся в обе стороны от экватора. Не будь этой космической предпосылки, не было бы и зональности. Но очевидно также, если бы Земля была не шарообразной, а плоской, то лучи падали бы на ее поверхность всюду одинаково.
Кроме перечисленных причин, выделяют и другие: расстояние от Земли до Солнца, масса Земли, наклон земной оси к плоскости эклиптики, неоднородность поверхности земного шара.
3.1.2. Периодический закон географической зональности
Открытие В.В. Докучаевым географических зон как целостных природных комплексов было одним их крупнейших событий в истории географической науки. После этого на протяжении почти полувека географы занимались конкретизацией и наполнением этой закономерности: уточнялись границы зон, делались их подробные характеристики, внутри зон выделялись подзоны и т.д.
Принципиально новый вклад в решение проблемы зональности был сделан АА. Григорьевым и М.И. Будыко (1956), которые подвели под явление зональности физический и количественный базис и сформулировали периодический закон географической зональности, лежащий в основе структуры ландшафтной оболочки.
Закон гласит: со сменой физико-географических поясов ландшафтные зоны и их самые общие свойства периодически повторяются.
Согласно А.А. Григорьеву и М.И. Будыко, он отражает реально существующую дифференциацию ландшафтной оболочки на природные зоны, в основе которой лежат различные суммы приходящего радиационного тепла и атмосферной влаги. Это положение было формализовано при помощи введения радиационного индекса сухости:
K1 = R/LO,
где K1 – радиационный индекс сухости,
R – годовой радиационный баланс,
L – скрытая теплота парообразования,
О – годовая сумма осадков.
Этот индекс показывает отношение полезного запаса радиационного тепла к тому количеству тепла, которое нужно затратить, чтобы испарить все атмосферные осадки в данном месте. Вычисленные коэффициенты наглядно показывают, что соотношение тепла и влаги может быть одинаковым в разных географических поясах ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
Установленная законом периодичность проявляется в том, что величины К1 меняются в различных природных зонах от 0 до 4-5. Трижды между полюсами и экватором радиационный индекс сухости близок к 1. Этим значениям соответствует наибольшая продуктивность ландшафтов.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]3.1.3. Главные закономерности зональной дифференциации земной поверхности
Широтная зональность сказывается буквально на всех компонентах ландшафта. Однако степень ее проявления в разных компонентах ландшафта неодинакова и распределяется по убывающей в таком порядке: климат – растительность – животный мир – почвы – воды – рельеф – горные породы. Рассмотрим основные закономерности зонального распределения природных процессов и компонентов:
1) [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ];
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Первым непосредственным результатом зонального распределения лучистой энергии Солнца является зональность радиационного баланса земной поверхности, вследствие чего отчетливо выделяются экваториальный, тропические, умеренные и полярные и др. географические пояса (всего 13).
Поступление солнечной радиации уменьшается от экватора к полюсам. В идеальном варианте – в соответствии со следующей закономерностью:
S = S0 cos a,
где S – количество солнечной радиации, поступающей к земной поверхности на конкретной широте;
S0 – количество солнечной радиации, поступающей на поверхность, перпендикулярную солнечным лучам;
а – широта места.
Теоретически следовало бы ожидать, что радиационный баланс максимален на экваторе, но этот максимум смещается на пространство между 20 и 30° с.ш. Причина: на этих широтах атмосфера наиболее прозрачна для солнечных лучей. А над экватором в атмосфере много облаков, которые задерживают, рассеивают и поглощают коротковолновую радиацию.
2) [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ];
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Вся лучистая энергия, которая достигает Земной поверхности, преобразуется в тепловую энергию. Основная закономерность в распределении тепла по земной поверхности – зональность – позволяет выделить тепловые (температурные) пояса. Выделяют семь тепловых поясов: жаркий, два умеренных, два холодных и два вечного мороза.
Тепловые пояса не совпадают с поясами освещения, образующимися по астрономическим законам, т.к. тепловой режим зависит не только от освещения, но и от ряда других факторов (схема 2).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Схема 2. Зональное распределение тепла на земной поверхности
Границами тепловых поясов являются изотермы. По обе стороны от экватора, приблизительно до 3° с.ш. и ю.ш., находится жаркий пояс, ограниченный годовой изотермой +20 0С (ареал распространения дикорастущих плодоносящих пальм. В средних широтах находятся умеренные температурные пояса, ограниченные изотермами +10 0С самого теплого месяца. С этими изотермами совпадает граница распространения древесных растений. Два холодных пояса лежат между изотермами +10 0С и 0 0С. Они в общих чертах совпадают с зонами тундр. Вокруг полюсов находятся пояса вечного мороза, в которых температура любого месяца ниже 0 0С. Здесь лежат вечные снега и льды.
3) [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ];
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Важнейшие следствия неравномерного широтного распределения тепла – зональность воздушных масс и циркуляции атмосферы.
Под влиянием неравномерного нагрева и испарения формируются воздушные массы. Они различаются по плотности, влагосодержанию, температурным свойствам. Выделяют четыре основных зональных типа воздушных масс:
экваториальные (теплые и влажные);
тропические (жаркие и сухие);
бореальные (прохладные и влажные);
арктические или антарктические (холодные и сухие).
Неодинаковый нагрев и вследствие этого различная плотность воздушных масс вызывают их перемещение – циркуляцию (схема 3). Если бы Земля не вращалась, то нагретый воздух поднимался бы вверх от приэкваториальных широт и растекался к полюсам. То есть в северном полушарии постоянно дули бы северные ветры, а в южном – южные. Но отклоняющее действие вращения Земли (сила Кориолиса) вносит в эту схему существенные поправки. В результате в тропосфере образуется несколько циркуляционных зон:
экваториальная (низкое давление, штили);
тропическая (высокое давление, восточные ветры);
умеренная (пониженное давление, западные ветры);
полярная (высокое давление, восточные ветры);
еще по три переходных зоны – субарктическая, субтропическая, субэкваториальная. Всего 13 циркуляционных зон.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Схема 3. Распространение давления и ветров на земном шаре
4) [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ];
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
С зональностью циркуляции атмосферы тесно связана зональность увлажнения. Зональность распределения осадков имеет некоторую специфику: существует три максимума и четыре минимума (схема 4).
Однако количество выпадающих осадков еще не определяет условий увлажнения. Так, в заболоченной тундре и в пустынях Средней Азии выпадает около 200 мм осадков. Для оценки условий увлажнения надо учитывать не только выпадающие осадки, но и испаряемость – максимально возможное испарение, которое определяется температурой. Испаряемость не тождественна испарению, то есть фактически испарившейся величине влаги. На суше, испарение всегда меньше испаряемости.
В 1905 г. Г.Н. Высоцкий впервые ввел показатель климатического увлажнения (К2) для характеристики природных зон европейской России. Этот коэффициент (по Н.Н. Иванову) равен отношению количества осадков (О) к испаряемости (Ио), т.е. определяется широтностью как термических условий, так и циркуляционных особенностей атмосферы.
Выделяют следующие зоны увлажнения:
(К2 > 1) – избыточного увлажнения – лесные ландшафты разных типов;
(К2 около 1) – нормального увлажнения – лесостепи, саванны;
(К2 < 1) – недостаточного увлажнения – сухие степи, полупустыни и пустыни.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Схема 4. Зональность распределения атмосферных осадков
5) [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ];
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Формы гидрологической зональности разнообразны. Зональность теплового режима вод в связи с общими особенностями распределения температуры по Земле очевидна. Зональными чертами обладает минерализация подземных вод и глубина их залегания. В тундре и экваториальных лесах подземные воды ультрапресные и близко залегают к дневной поверхности. В аридных районах (сухих степях, полупустынях и пустынях) подземные воды – солоноватые и соленые, глубокого залегания. Зональными также являются [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Коэффициент стока:
тундра – 0,75;
тайга – 0,65;
зона смешанных лесов – 0,3;
лесостепи – 0,17;
степи и полупустыни – от 0,06 до 0,04.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Зональны соотношения между разными видами стока:
в ледниковом поясе (выше снеговой линии) сток имеет форму движения ледников и лавин;
в тундре преобладает почвенный сток;
в тайге – грунтовый сток;
в степях и полупустынях – поверхностный сток;
в пустынях стока нет.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Также зонален режим рек и их питание.
В экваториальном поясе – речной сток круглый год обильный (Амазонка, Конго).
Для тропиков и субтропиков (восточные окраины) – летний сток (преобладание летних осадков) (Ганг, Меконг, Янцзы, Замбези, Парана).
В умеренном и субтропическом поясе для западных окраин существует 4 режима стока:
1) в Средиземноморье – зимний сток;
2) на реках Британских островов, Франции, Бельгии, Нидерландов, Дании – преобладание зимнего, но при сильном испарении летом;
3) восточная часть Западной Европы и Южная Европа, США – преобладание весеннего дождевого стока;
4) Восточная Европа, Сибирь, север США, юг Канады, юг Патагонии – преобладание весеннего снегового стока.
В бореальном субарктическом поясе летом на реках снеговое питание, зимой стока нет (северные окраины Евразии и Северной Америки).
В высокоширотном поясе вода весь год в замерзшем состоянии (Антарктида, Арктика).
6) [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ];
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Ярким отражением влияния зональности на геохимические процессы является распределение типов коры выветривания, характер почвообразования.
В арктической пустыне преобладает физическое выветривание – морозное. В коре почти нет глин, и она состоит из малоизмененных первичных материалов.
В тундре из-за низких температур деятельность микроорганизмов мала, поэтому биологический круговорот не интенсивен, наблюдается ослабленная минерализация органических остатков. Подвижными химическими элементами являются H  и Fe.
В лесной зоне морозное выветривание затухает, сильнее становится химическое выветривание. Кора состоит из глинообразных и железистых продуктов (Al2O3, Fe2O3). Влага перемещается по почве вниз и удаляет щелочи и щелочные земли. Почвы – кислые подзолистые, в горизонте Е накапливается SiO2, а Al2O3, Fe2O3 вынесены в нижележащие горизонты. В выветривании велика роль гуминовых кислот. Распространенные элементы – H, Al, Fe, Si. В дефиците Co, J, F, Mo.
В степной зоне кора сиаллитно-карбонатная, сложенная лессовидными продуктами. К распространенным элементам относится Na, Ca, Mg. Круговорот атомов быстрый, при разложении органики образуются гумусовые, угольная кислоты, нейтрализующиеся Ca. Поэтому почвы (черноземы) не обладают кислой реакцией.
В полупустынях умеренного пояса происходит накопление Ca, Na, Mg, K. Растворы слабощелочные и нейтральные.
В пустынях господствует физическое выветривание (дефляция), химическое из-за недостатка влаги подавлено. Почвенная влага движется вверх, и в коре накапливаются соли Na, Ca, Mg.
Во влажных тропиках и субтропиках очень сильно идет и физическое, и химическое выветривание. Из почв вымываются и переходят в воду Na, Ca, K, Cl, S, Mg. Малоподвижные Fe, Al, Ti образуют коллоидные остатки, которые остаются в коре (сиаллитно-ферритная и аллитная), придавая ей ярко-красный цвет.
7) [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ];
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Встречаются утверждения, что в рельефе земной поверхности зональность не проявляется. Рельеф в этом отношении не составляет исключение. Все процессы, связанные с прямым или косвенным участием солнечной энергии (выветривание, деятельность ледников, ветра, текучих вод и т.д.) имеют зональный характер.
В арктических и антарктических пустынях существуют специфические формы рельефа – нагорные ледниковые равнины, ледниковые шапки, потоки, снежные заструги.
Для тундр специфичны термокарстовые впадины, бугры пучения.
В заболоченной таежной зоне – гряды (гривы) и межгрядовые понижения.
В степях – овраги, балки, просадочные солончаковые западины.
В полупустынях и пустынях – эоловые формы разных типов: дюны, барханы; котловины выдувания.
8) [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Соответственно главнейшей закономерностью дифференциации ландшафтной оболочки является зональность в распределении ландшафтов, т.е. закономерная смена природных зон (территории суши со сходными природными условиями) от экватора к полюсам. Схематично зональная структура всей суши представлена на [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в виде зонального деления обобщенного континента. Такую форму имела бы суша земного шара, если ее собрать в единый массив путем суммирования площадей материков по всем параллелям.
В названиях ландшафтных зон прослеживается ботанический признак, так как растительность отражает внешний облик зоны, является чутким индикатором разнообразных природных условий. При этом необходимо учитывать, что
ландшафтная зона не идентична ни почвенной, ни геоботанической и никакой другой зоне, выделяемой по отдельному признаку;
облик зоны создается не только современными природными условиями, но и историей формирования;
зональность Северного полушария не является зеркальным отражением зональности Южного полушария.
Классификации ландшафтных зон Земли многоуровневые и неоднозначны по содержанию ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Таблица 1
Классификации ландшафтных зон (по С.В. Калеснику, 1970; А.Г. Исаченко, 2004)
По А.Г. Исаченко, 2004
По С.В. Калеснику, 1970

Пояс
Зона
Пояс
Зона

Полярный
1. Ледяная и полярнопустынная
Северный холодный
1. Арктические пустыни
2. Тундра
3. Лесотундра и редколесье

Субполярный
2. Тундровая
3. Лесотундровая
4. Лесолуговая
Южный холодный
4. Антарктическая ледяная пустыня
5. Тундрово-луговая

Бореальный
5. Таежная
6. Подтаежная
Умеренный
6. Тайга
7. Смешанные и широколиственные леса
8. Лесостепь
9. Степь
10. Полупустыня
11. Пустыня
12. Средиземноморская
13.Субтропические вечнозеленые и смешанные леса
14. Субтропическая саванна
15. Субтропическая пустыня и полупустыня

Суббореальный
7. Широколиственно-лесная
8. Лесостепная
9.Степная
10. Полупустынная
11. Пустынная



Предсубтропический
12. Лесная предсубтропическая
13. Лесостепная и ариднолесная
14. Степная
15. Полупустынная
16. Пустынная



Субтропический
17. Влажнолесная
18.Средиземноморская
19. Лесостепная
20. Степная
21. Полупустынная
22. Пустынная
Жаркий
16. Тропический лес
17. Тропическая саванна
18. Тропическая пустыня
19. Тропические дождевые леса

Тропический и субэкваториальный
23. Пустынная
24. Опустыненно-саванновая
25. Типично саванновая
26.Лесосаванновая и редколесная
27. Лесная переменновлажная
25.



Экваториальный
28. Лесная (гилейная)



Зональность выражена и в Мировом океане, как в поверхностной толще воды, так и на океаническом ложе. На это указывали В.В. Докучаев, С.В. Калесник, К.К. Марков и другие естествоиспытатели.
Естественно, полной аналогии в распределении географической зональности материков и океанов быть не может. На материках ведущее значение в дифференциации географической оболочки на природные зоны имеют различия в соотношении тепла и влаги; в региональной дифференциации океанических поверхностей решающая роль принадлежит термическому и гидродинамическому фактору.
Зональным изменениям в океанах подвержены температура поверхностных вод, их плотность, соленость, распространение планктона и нектона, биологическая продуктивность. В соответствии с распределением планктона в Мировом океане выделяются арктическая, северная умеренная, тропическая, южная умеренная и антарктическая зоны.
Анализ явлений зональности требует генетического подхода. Зоны не возникают мгновенно, они имеют свою историю существования и свой возраст. Современная зональность сложилась в основном в кайнозое. Зона в экваториальном поясе существовала еще до начала неогена. Зоны умеренного пояса претерпели изменения в четвертичный период из-за похолодания и аридизации. Зона тундры в современных границах существует только 12 тысяч лет.
Основной причиной изменения границ зон служат макроклиматические изменения. Вслед за климатом изменяются и другие компоненты. Эти изменения происходят с разной скоростью. Наибольшей инерцией отличаются самые консервативные элементы ландшафта – рельеф и геологическое строение.
3.1.4. Азональность – проявление внутренней энергии Земли
В ландшафтной оболочке Земли помимо процессов, подчиняющихся закону зональности, важную роль играют процессы азональные, т.е. не зависящие от распределения солнечной радиации. Еще В.В. Докучаев представлял природные зоны не как идеальные правильные полосы. Он утверждал, что зональность – это схема или закон, а природа – не математика, где все должно быть четко определено.
Ландшафтные зоны далеко не всегда имеют вид сплошных полос, вытянутых параллельно друг другу. Одни зоны развиты только в периферийных частях материков (широколиственные леса), другие (пустыни, степи) тяготеют к внутренним районам. В пределах одной и той же зоны могут быть большие физико-географические различия (тайга Западной и Восточной Сибири), в горах вместо широтных зон возникают высотные пояса. Все эти отклонения или нарушения широтной зональности говорят о том, что она проявляется неодинаково в различных условиях – на суше, океане, горах, равнинах, в приокеанических и внутриконтинентальных частях.
Зональность – не единственная географическая закономерность, и только ею невозможно объяснить всю сложную природу физико-географической дифференциации.
К азональным процессам относят движения земной коры, которые влекут за собой морские трансгрессии и регрессии, образование разломов, складок, горных сооружений, интрузивных тел, вызывают извержения вулканов и землетрясения.
Азональность охватывает все черты региональной физико-географической дифференциации, которые обусловлены тектоническим развитием Земли. С этой точки зрения к азональности следует отнести и секторность, и высотную поясность, так как в основе их лежит одна первичная причина – дифференциация земной коры как результат действия эндогенной (внутренней) энергии.
3.1.5. Секторность
Дифференциация земной поверхности на материки и океаны – самое главное выражение азональности, которое оказывает влияние на многие географические процессы и явления:
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ];
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
В силу различия физических свойств (отражательной способности и теплоемкости) поверхности материков и океанов над ними формируются воздушные массы с разными свойствами – температурой, давлением, влагосодержанием. Поэтому зональные типы воздушных масс (кроме экваториальных) делятся на подтипы: континентальные и морские. В результате между ними возникают градиенты давления, континентально-океанический перенос воздушных масс накладывается на зональную циркуляцию воздушных масс, сильно ее усложняя. Примером служат муссоны (ветры, дующие зимой с суши на море, летом с моря на сушу).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ];
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Дополнением к перераспределению тепла и влаги являются морские течения, способные благодаря высокой теплоемкости воды перераспределять огромные количества тепловой энергии между прибрежными районами материков и океанов. Тем самым теплые течения смягчают температуру и увлажняют территорию (Северо-Атлантическое, Куросио). Холодные течения не только понижают температуру, но и усугубляют сухость климата (Перуанское течение, Бенгельское течение).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
По мере удаления от океана вглубь материка уменьшается количество осадков. Из общего количества осадков, выпадающих над материками (103 тыс. км3/год), адвективные (принесшие) составляют 37 тыс. км3/год, а 66 тыс. км3/год выпадают за счет испарения с суши. По мере продвижения вглубь суши морские воздушные массы теряют влагу, оставляя большую часть ее на периферии материков. В пределах тайги наблюдаются 3-4-кратные различия в количестве осадков между приатлантическими и внутриматериковыми ландшафтами. Еще контрастнее ситуация в субтропических и тропических широтах.
Ярче всего сказывается распределение суши и моря через параметр, который называется степень континентальности климата – К3.
Предложено немало методов определения степени континентальности климата ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]). Большинство авторов берет при этом за основу годовую амплитуду средних месячных температур.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
По С.П. Хромову показатель континентальности рассчитывается по формуле:
К3 = (А – 5,4 sin
·) / А,
где К3 – индекс континентальности;
А – фактическая годовая амплитуда температуры в данном месте;

· – широта места.
Эта формула показывает, какая доля амплитуды температуры в данном месте создается за счет наличия суши. За нуль континентальности принята чисто океаническая амплитуда температуры, близкая к 4 0С, точка наблюдения находится в центре южной части Тихого океана.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
По Н.Н. Иванову показатель континентальности рассчитывается по формуле:
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
где К3 – континентальность в % от средней планетарной величины (которая принята за 100 %);
Аг – годовая амплитуда температуры воздуха;
Ас – суточная амплитуда температуры воздуха;
Д – недостаток относительной влажности воздуха в самый сухой месяц;
F – широта места.
Весь диапазон континентальности климата для идеального континента разбит Ивановым на 10 ступеней, или поясов континентальности: от крайне океанического с К3 = 48 % до К3 > 214 % (крайне континентальный) (табл. 2).
Таблица 2
Пояса континентальности (по Н.Н. Иванову, 1959)
№ п/п
Климат
Индекс, %

1
Крайне океанический
Менее 48

2
Океанический
48–56

3
Умеренно океанический
57–68

4
Морской
69–82

5
Слабо морской
83–100

6
Слабо континентальный
101–120

7
Умеренно континентальный
121–146

8
Континентальный
147–177

9
Резко континентальный
178–214

10
Крайне континентальный
Более 214

Все географические компоненты, так или иначе, реагируют на азональную дифференциацию: по мере удаления от океана в глубь материка происходит закономерная смена растительных сообществ, почвенных типов, животного мира. В 1921 г. это явление В.Л. Комаров назвал меридиональной зональностью. В настоящее время принят термин секторность.
Физико-географические сектора – крупные региональные единицы, обычно простирающиеся в направлении, близком к меридиональному, и сменяющие один другого по долготе.
Так, в Евразии насчитывают 6 секторов. В каждом секторе зональность приобретает свою специфику. В приокеанических секторах зональные контрасты сглажены, для них характерен лесной спектр зон от тайги до экваториальных лесов. Континентальный спектр зон отличается преобладающим развитием полупустынь, пустынь, степей ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 13. Типы ландшафтов в Евразии (по А.Г. Исаченко, А.А. Шляпникову, 1989):
а – арктические, б – тундровые, в – лесотундровые, г – приокеанические луговые и лесолуговые,
д – таежные, е – подтаежные, ж – широколиственные, з – лесостепные, и – суббореальные степные, к – суббореальные полупустынные, л – суббореальные пустынные,
м – субсредиземноморские, н – ариднолесные восточноазиатские, о – лесные восточноазиатские переходные к субтропическим, п – субтропические влажные лесные, р – средиземноморские,
с – субтропические пустынно-степные и пустынные, т – тропические пустынные,
у – тропические опустыненно-саванновые, ф – субэкваториальные лесо-саванновые,
х – субэкваториальные лесные, ц – экваториальные лесные.
Часто секторная дифференциация направлена вкрест простирания широтных ландшафтных зон, т.е. сектора секут различные зоны. Ландшафтные зоны остаются непрерывными в тех случаях, когда на протяжении определенной широтной полосы сохраняются однотипные условия теплообеспеченности и увлажнения. Если же в одной широтной полосе наблюдаются резкие изменения увлажненности от сектора к сектору, происходит смена зон, в этом случае широтная полоса складывается из разных зон – аналогов по теплообеспеченности. Примером может служить цепочка зон субтропиков, вытянутых между 30 и 40 параллелью северного полушария:
средиземноморская (влажные жестколистные леса);
западный отрезок субтропической семиаридной зоны (лесостепи, степи, полупустыни);
субтропическая (пустыни);
восточный отрезок семиаридной переходной зоны;
субтропическая влажнолесная зона.
Поскольку протяженность секторов по долготе в ряде случаев накладывает ограничения на распространение ландшафтных зон, такие зоны называются укороченными, вплоть до того, что длина у них короче ширины (степная зона Северной Америки, полупустыня Южной Америки).
3.1.6. Высотная ландшафтная поясность в горах, ее связь с зональностью
Закономерное изменение природных условий и ландшафтов с высотой называется высотной поясностью.
Высотная поясность – еще одна из главнейших закономерностей региональной дифференциации наземных ландшафтов, проявляющаяся наиболее ярко в горах. Ее также называют высотной зональностью, вертикальной зональностью, вертикальной поясностью.
Высотная поясность лишь очень условно может рассматриваться как аналог широтной зональности. И в формировании широтных зон, и в формировании высотных поясов решающую роль играет тепловой фактор, но сущность его различна: зональность в своей первооснове связана с изменением угла падения солнечных лучей, а высотная поясность – с удалением местности кверху от уровня океана.
Причиной высотной поясности является изменение теплового баланса и соответственно [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] с высотой.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Температура с высотой земной поверхности уменьшается
Причем количество солнечной радиации с высотой растет (примерно на 10 % на каждые 1 000 м вверх). Это обусловлено уменьшением мощности и плотности атмосферы и резким убыванием содержания водяного пара и пыли, а следовательно, сокращением потерь радиации на поглощение и отражение в атмосфере. Но длинноволновое излучение земной поверхности растет с высотой быстрее, и в результате радиационный баланс очень быстро уменьшается и температура воздуха падает.
Условия увлажнения также существенно изменяются по мере поднятия в горы, но эти изменения по своей направленности не совпадают с широтно-зональными. Влагосодержание воздуха с высотой сильно уменьшается. Распределение осадков в большей степени зависит от орографических особенностей.
Между высотными поясами и широтными зонами, как правило, существует только внешнее сходство (в растительности). Среди широтных зон есть зоны не только теплового, но и динамического происхождения (области субтропических максимумов атмосферного давления). Аналогичных им по происхождению высотных поясов быть не может. А многим высотным поясам (например, альпийским лугам, высокогорным холодным пустыням Тибета и Восточного Памира) вообще невозможно найти широтно-зональные аналоги.
Даже если взять зону тундры на равнине и горную тундру в достаточно высоких горах умеренных стран, то между ними существует разница в структурно-функциональных особенностях. В высокогорный тундре инсоляция более интенсивная и нет столь характерных для равнинных тундр условий освещенности, как многосуточный полярный день и полярная ночь.
Количество высотных поясов зависит от местоположения и высоты гор. Чем выше горы и чем ближе они расположены к экватору, тем богаче у них набор поясов. Изменение количества поясов можно рассмотреть на примере Уральских гор, протянувшихся с севера на юг в меридиональном направлении (рис. 14).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 14. Влияние географической широты на набор высотных поясов
По степени выраженности различают [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] высотную поясность. Каждой равнинной зоне свойственен особый тип высотной поясности: тундровый, таежный, хвойно-широколиственный, лесостепной, степной и другие типы. Будучи обобщенным понятием, тип высотной поясности в зависимости от местных климатических и геолого-геоморфологических условий находит свое конкретное выражение в структуре высотной зональности. Пользуясь терминологией С.А. Захарова, в одних случаях наблюдается инверсия (включение) высотных поясов, в других – [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], в третьих – миграция (взаимопроникновение).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
При полной поясности наблюдается весь возможный в условиях данной равнинной природной зоны набор высотных зон, что мы видим на примере Кавказа, Альп. Там выделяется 6-7 основных высотных поясов.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
При срезанной поясности выпадают или верхние пояса вследствие небольшой высоты гор (Средний Урал), или нижние пояса вследствие большой абсолютной высоты «базисной» зоны (Восточный Памир, Центральный Тянь-Шань).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
На примере гор Сихотэ-Алиня рассмотрим выпадение высотных поясов.
В южной части Сихотэ-Алиня, расположенной в дальневосточной широколиственной зоне, высотный спектр представлен следующими поясами:
1) широколиственных лесов – до 500 м;
2) смешанных кедрово-широколиственных – до 800 м;
3) горно-темнохвойная тайга – 1 300 – 1 500 м;
4) пояс редколесья из каменной березы и горных тундр – до 2 000 м.
В средней части Сихотэ-Алиня нижнего пояса нет, а в северной части роль основания высоно-поясного ряда переходит к горно-темнохвойной тайге. На Камчатке выпадают все три перечисленных пояса, и первый этаж образует пояс каменноберезняков (рис. 15).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 15. Высотная поясность гор Сихотэ-Алинь (по Б.П. Колесникову, 1961)
Наряду с абсолютной высотой важнейшим фактором ландшафтной дифференциации гор служит экспозиция склонов.
Под влиянием последней возникает асимметрия высотной поясности, т.е. различие высот одноименных поясов на противоположных склонах. Асимметрия бывает двух типов: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Инсоляционная (солярная, абсолютная) асимметрия означает ориентировку склонов по отношению к сторонам света (юг, север, восток и запад) и соответственно к солнечному освещению. От солярной экспозиции зависит тепловой, водный режим склонов. Южный склон прогревается сильнее, испарение идет более интенсивно, поэтому он суше. В умеренных широтах влияние солярной экспозиции сказывается сильнее. Так, в лесостепной зоне сильнее залесены склоны северной экспозиции, а на склонах южной ориентации господствуют степные ландшафты (схема 5).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Схема 5. Солярная асимметрия высотной поясности
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Циркуляционная (относительная, ветровая) асимметрия связана с разным поступлением влаги на наветренные и подветренные склоны гор. Степень выраженности фактора экспозиции зависит от простирания горных хребтов. При параллельности направлений горной цепи и воздушного течения циркуляционная асимметрия не развивается. Наоборот, она очень яркая, когда горная цепь перпендикулярна к путям влагоносных потоков воздуха (схема 6).
В поясе западного переноса основную массу осадков получают западные склоны (Урал, Кордильеры), в муссоном секторе – восточные (Сихотэ-Алинь, Большой Водораздельный хребет). В горах Алтайской системы и Гималаев наибольшее количество осадков выпадает на южных и юго-западных склонах. То есть у наветренной стороны гор в связи с вынужденным поднятием воздушных масс и усиленным выделением атмосферных осадков образуются ландшафты барьерного подножия, а у подветренной – ландшафты барьерной или дождевой тени.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Схема 6. Ветровая асимметрия высотной поясности
Тесно связана с высотной ландшафтной поясностью ярусность горных ландшафтов, т.е. подразделение гор на низкие, средневысотные и высокие. Ярусность отражает этапы формирования горной системы, возраст отдельных ее частей, характер экзогенного расчленения, климатическую дифференциацию.
Климат низких гор близок к климату соседней равнины, высокие горы испытывают наибольшее влияние атмосферы, тогда как в средневысотных горах особенно велика роль восходящих воздушных масс. Все это накладывает свою печать на ландшафтную дифференциацию горных стран.
3.1.7. Интразональные ландшафты
Наряду с ландшафтами, характерными только для определенных географических зон, существуют и ландшафты, которые встречаются в виде вкраплений не в одной, а сразу в нескольких природных зонах. Это интразональные ландшафты (от лат. «intra» – внутри). Такие ландшафты возникают, когда какой-либо из факторов, важных для образования ландшафта, настолько сильно выражен (водный режим), что подавляет или меняет влияние других факторов (климата).
Интразональных ландшафтов довольно много: болота (рис. 16); пойменные участки (рис. 17), солончаки, мангровые леса и др.
3.2. Локальная дифференциация ландшафтной оболочки
Локальная, или топологическая, дифференциация отличается от региональной не только масштабами проявления, но, прежде всего, сущностью факторов. В основе локальной мозаики геосистем лежат внутренние географические причины: функционирование и развитие самих ландшафтов.
К наиболее активным факторам внутриландшафтной дифференциации относятся следующие:
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ];
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Выветривание (механическое или физическое и химическое) – совокупность процессов разрушения и химического изменения горных пород под воздействием климатических условий, воздуха, воды, организмов.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ];
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Эрозионная и аккумулятивная деятельность текучих вод – размыв водными потоками земной поверхности в одних местах и одновременный перенос и отложение продуктов размыва в другом.
Эрозионные и аккумулятивные процессы противоположны по роли, но едины по существу, совершаются одновременно одним потоком и не способны существовать и развиваться обособленно друг от друга.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ];
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Карст – процесс растворения водой горных пород (известняк, доломит, гипс и др.). В результате образуются особые формы просадочного рельефа: воронки, провалы, котловины.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Термокарст – процесс вытаивания подземного льда, заключенного в верхней части многолетнемерзлой зоны, и связанного с этим проседания поверхности и образования отрицательных форм рельефа.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ];
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Дефляция (развевание, выдувание) – воздействие ветра на рельеф, связанное с захватом, отрывом от поверхности и переносом в воздушном потоке частиц почвогрунта.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ];
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Суффозия – образование просадочных блюдец, впадин на поверхности почвогрунтов в связи с выщелачиванием (растворением) и выносом грунтовыми и атмосферными водами мелких минеральных частиц.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и другие экзогенные процессы.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Оползень – смещение (сползание) масс горных пород по склонам под действием силы тяжести при участии поверхностных или подземных вод.
Эти процессы формируют рельеф земной поверхности, т.е. создают множество разнообразных мезо- и микроформ рельефа – участков (местоположений), отличающихся по взаимному расположению, относительной высоте, экспозиции, крутизне и форме склона.
При тех же зональных и азональных условиях может создаваться большая пестрота местоположений и происходит перераспределение солнечной радиации, влаги, минеральных веществ. В результате каждое местоположение будет характеризоваться своим микроклиматом, тепловым, водным и минеральным режимом.
Таким образом, ландшафт (неделимый по зональным и азональным факторам) распадется на локальные геосистемы, однородные по вещественному составу и структуре поверхностных отложений, мезо- и микроформам рельефа, влагообеспеченности, температурному режиму. Благодаря избирательной способности организмов к условиям среды биоценозы дифференцируются по местоположениям.
В конечном счете, в результате взаимодействия биоценоза с абиотическими компонентами конкретного местоположения формируется элементарный ПТК – фация, которая рассматривается как предельная ступень физико-географической иерархии.
4. Ландшафт и его свойства
4.1. Понятие о ландшафте
Ландшафт – широко распространенный интернациональный термин. Он происходит из немецкого языка (die Landschaft): «ланд» – «земля», «шафт» – суффикс, выражающий взаимосвязь, взаимозависимость. Впервые термин «ландшафт» появился в немецкой географической литературе в начале XIX в. Термин заимствован из общелитературного немецкого языка, где он связывается, как правило, с визуальными впечатлениями от пейзажа, картины природы, местности: большой, обозримый простым взглядом участок поверхности, отличающийся от соседних участков характерными индивидуальными чертами.
Англичане (а вслед за ними и американцы) заимствовали свой термин «лэндскейп» у голландцев (Landschap) в начале XVII в. Французский синоним ландшафта – пейзаж, впервые зафиксирован в словаре 1549 г. Робертом Этьеном.
В отечественную науку термин «ландшафт» введен А. Гумбольдтом. В русской географии термин «ландшафт» укрепился благодаря работам Л.С. Берга и Г.Ф. Морозова как синоним ПТК.
По мере развития самой науки определение ландшафта менялось, развивалось.
Одно из первых [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] дает Л.С. Берг (1925). Это определение получило широкое признание у русских ученых, а именно П.П. Семенова-Тян-Шанского, С.С. Неуструева. В дальнейшем в работах Л.С. Берга определение ландшафта изменялось, уточнялись отдельные детали.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
По Л.С. Бергу: « область, в которой характер рельефа, климата, растительного и почвенного покрова сливаются в единое гармоничное целое, типически повторяющееся на протяжении известной зоны земли».
К настоящему времени в классическом ландшафтоведении сложилось несколько групп определений термина «ландшафт»: общая, региональная, типологическая.
1. Общее представление
Ландшафт рассматривается только как природное образование любого ранга и размера. Общая трактовка термина «ландшафт» содержится в работах Д.Л. Арманда, Ф.Н. Милькова.
В их понимании синонимами ландшафта выступают ПТК, географический комплекс. Можно говорить: ландшафт Русской равнины, ландшафт Кавказа или Полесья, болотный ландшафт, лесной ландшафт. Такая точка зрения широко распространена в научно-популярной географической литературе. В конце 1940-х гг. Н.А. Солнцев предложил в качестве эквивалента ландшафта в его самом широком понимании понятие о природном территориальном комплексе, оставив за термином «ландшафт» обозначение основной таксономической единицы в иерархии ПТК.
2. Региональная трактовка
В соответствии со второй трактовкой, ландшафт определяется как конкретный индивидуальный ПТК, как неповторимый комплекс, имеющий географическое название и точное положение на карте ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]). Такая точка зрения высказана Л.С. Бергом, А.А. Григорьевым, С.В. Калесником, Н.А. Солнцевым, А.Г. Исаченко и др.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 18. Ландшафты Рязанской Мещеры (по И.И. Мамай, 1985):
Условные обозначения морено-водно-ледниковых равнин: 1 – Тумской; зандровых равнин: 2 – Радовицкий; 3 – Бахметьевский; 4 – Головановский; 5 – Гусевско-Колпинский; 6 – Селецкий; 7 – Келецкий; долинно-зандровых равнин: 8 – Строганецкий; 9 – Чирятинский; 10 – Гусевско-Куршинский; 11 – Криушинско-Шехминский; 12 – Пранский; зандрово-озерных равнин: 13 – Клепиковский; наложенных аллювиальных равнин: 14 – Белоомутский; 15 – Солотчинский; 16 – Шумашьский; 17 – Ижевский; 18 – Гавриловский; 19 – Пронско-Спасский; 20 – Федякинский; 21 – Коростовский; 22 – Ерахтурский; островных аллювиальных равнин: 23 – Санский; 24 – Кузьминский; карстующих аллювиальных равнин: 25 – Казарский; 26 – Рубецкой;
границы: I – Мещеры; IIа – между видами ландшафтов; IIб – между подвидами ландшафтов; III – местностей; IV – Рязанской области; V – озера; VI – реки; VII – центр области; VIII – прочие населенные пункты
Одно из наиболее полных [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] дано коллективом ландшафтной лаборатории МГУ под руководством Н.А. Солнцева (1963). Близкое к этому по смыслу, но существенно модернизированное [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] дает В.А. Николаев (2000).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
По Н.А. Солнцеву: «Ландшафт – это генетически однородный природно-территориальный комплекс, имеющий одинаковый геологический фундамент, один тип рельефа, одинаковый климат и состоящий из свойственного только данному ландшафту набора динамически сопряженных и закономерно повторяющихся в пространстве основных и второстепенных  урочищ».
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
По В.А. Николаеву: «Ландшафт – геосистема региональной размерности, состоящая из связанных генетически и функционально локальных геосистем, приуроченных к одному типу рельефа, одной морфоструктуре, и отличающаяся специфическим местным климатом»..
В вышеперечисленных определениях ландшафта авторы обращают наше внимание на состав более простых ПТК в пределах ландшафта. Такая трактовка получила название определение ландшафта «снизу».
Вместе с тем ландшафт – один из многих ПТК, из которых состоит ландшафтная оболочка. Поэтому А.Г. Исаченко (1991) дает [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
В региональной иерархии наблюдается переход от наименьшей единицы геосистемы к укрупненной (от фации к сфере).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
По А.Г. Исаченко: «Ландшафт – генетически целостная геосистема, неделимая по зональным и азональным признакам с единым геологическим фундаментом, однотипным рельефом, общим климатом, однообразным сочетанием гидротермических условий, почв, биоценозов и специфическим планом внутреннего строения».
3. Типологическая трактовка
Каждый ландшафт индивидуален, или, по выражению Л.С. Берга, неповторим. Но это не значит, что в природе нельзя найти похожие ландшафты. Принципиальное качественное сходство тех или иных ландшафтов по происхождению, структуре, морфологии дает основание классифицировать их, т.е. объединять в виды, типы, классы. В почвоведении существует понятие о типах и видах почв, в геоморфологии – о типах рельефа, а в ландшафтоведении можно говорить о типах, родах и видах ландшафта.
Познание типологических комплексов основывается, в отличие от региональных единиц, на изучении не единичного и индивидуального, а общего, что свойственно всему данному типу. В отличие от региональной трактовки, типологические ландшафты классифицируются не по признаку пространственной смежности, а по принципу однородности, аналогии ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 19. Холмисто-моренно-озерный ландшафт Русской равнины (по Г.И. Марцинкевич, Н.К. Клицуновой, А.Н. Мотузко, 1986);
1 – моренные холмы с еловыми зеленомошно-черничными лесами, злаковыми лугами, пашней на дерново-слабо- и среднеподзолистых и слабоглееватых супесчано-суглинистых почвах; 2 – озовые гряды с сосновыми  лишайниково-кустарничковыми лесами, пашней, на дерново-слабо- и среднеподзолистых песчано-супесчаных почвах; 3 – камы с сосновыми лишайниково-кустарничковыми, реже еловыми кустарничково-зеленомошными лесами на дерново-слабоподзолистых песчаных  почвах, пашней на дерново-слабо- и среднеподзолистых супесчано-суглинистых почвах; 4 – ложбины стока с озеровидными расширениями, пушистоберезовыми осоковыми лесами, низинными гипново-осоковыми болотами на торфяно-болотных почвах, злаковыми и мелкоосоковыми лугами на дерново-глееватых и глеевых почвах; 5 – плоская пойма со злаковыми гидромезофитными лугами на дерново-глееватых и глеевых почвах
Поэтому, если для региональных единиц характерна непрерывность ареала, то для типологических единиц, напротив, – разорванность ареала. При этом термин «ландшафт» применим к категориям различного классификационного ранга (пустынный ландшафт, ландшафт песчаной пустыни, ландшафт сыпучих барханных песков).
В различных региональных единицах, удаленных друг от друга на сотни и тысячи километров, возникают однотипные, внешне сходные ПТК. Лесостепной тип известен не только на Русской равнине и в Западной Сибири, но и у подножий Кавказа, в Северо-Восточном Китае, Северной Америке.
4.2. Свойства ландшафтов
С последней четверти XX в. в географической литературе отмечается тенденция к вытеснению слова «ландшафт» термином «геосистема», предложенным в 1963 г. В.Б. Сочавой (см. гл. 1.1).
Структура любой системы складывается из элементов и связей между ними. Элементы системы, являясь признаками объекта при заданном масштабе исследований, сами могут рассматриваться как системы более низкого уровня в другом масштабе. Если сопоставить понятие о системе и ПТК, то можно обнаружить, что ландшафты обладают многими свойствами сложной динамической системы. Знание свойств, их количественное выражение необходимо не только при изучении ландшафтов, их классификации, но и при работе с ними: использовании, обустройстве, восстановлении.
В настоящее время различают несколько групп свойств ландшафтов: общесистемные, межсистемные и внутренние.
Общесистемные свойства рассмотрены в главе 1.1.
К межсистемным свойствам ландшафта относится устойчивость, степень обособленности ландшафтов друг от друга, прямые и обратные связи, круговороты вещества и энергии.
Существует множество понятий [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Реализуется она в трех общих формах (по М.Д. Гродзинскому, 1993):
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Устойчивость (по В.В. Козину, В.А. Петровскому, 2005) – способность геосистемы сохранять или восстанавливать свою структуру и характер функционирования при изменении условий среды или после отклоняющего воздействия внешних и внутренних факторов, природных и антропогенных.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ];
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Инертность или резистентность – способность при внешнем воздействии сохранять исходное состояние.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ];
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Восстанавливаемость – способность возвращаться в исходное состояние после того, как ее структура и функция были нарушены.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Пластичность – наличие у геосистемы нескольких состояний в пределах ее инварианта и способности переходить из одного состояния в другое.
Чем разнообразнее внутреннее устройство геосистемы, чем более неоднородны его компоненты и морфологическая структура, тем ландшафт устойчивее ко всем отклоняющим воздействиям, в том числе и антропогенным.
Степень устойчивости геосистемы прямо пропорциональна таксономическому рангу территории. Простейшая единица в иерархическом ряду геосистем – фация – наименее устойчива к внешним воздействиям и легко, в кратчайшие сроки, поддается изменению, вплоть до уничтожения исходного состояния. Напротив, ландшафтной сфере свойственна наибольшая устойчивость.
К главным внутренним свойствам ландшафта относят ее целостность: систему нельзя свести к сумме ее частей – компонентов.
Из взаимодействия компонентов возникает нечто качественно новое, например, способность продуцировать биомассу. «Продуктом» геосистемы, т.е. результатом ее функционирования как единого сложного механизма, служит почва – новый компонент, который не мог бы образоваться от механического сложения воды, материнской породы и органической массы; именно целостность геосистемы порождает почву. Целостность геосистемы проявляется в ее относительной автономности и устойчивости к внешним воздействиям.
При исследовании ландшафтов как геосистем применяются две [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]5. Природные компоненты и факторы ландшафтообразования
5.1. Геосистемы как совокупность взаимосвязанных в пространстве и времени компонентов
Природные компоненты – это составные части геосистемы (ПТК), взаимосвязанные процессами обмена веществом, энергией, информацией.
Природными компонентами являются: верхняя часть земной коры, приземные воздушные массы, природные воды, почвы, растительность и животный мир. Кроме того, в качестве особых географических компонентов обычно различают рельеф и климат.
Компоненты неорганических геосфер образуют особую подсистему, которую называют геомой, а компоненты биосферы – биотой. Почвы рассматриваются как промежуточная или биокосная подсистема.
Компоненты обычно разделяются на элементы, характеризующие их отдельные свойства или состояния. Элементы земной коры – геологическое строение, литологический состав пород, тектонический режим; воздушных масс – типы воздушных масс, циркуляция атмосферы; растительности – ярусы растительных сообществ; почв – горизонты.
В пределах геосистемы все природные компоненты образуют различные сочетания, выступающие структурными частями любой геосистемы – от ландшафтной сферы до фации. Учитывая это, Н.А. Солнцев предложил называть полными природные комплексы, в которых присутствуют все компоненты, и неполноразвитыми, если отсутствуют два или более компонентов (горные страны, ландшафты Антарктиды и др.).
Компоненты ландшафта разделяются на [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] с учетом их функций в геосистеме (А.А. Крауклис, 1979).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Инертные – минеральная часть и рельеф (фиксированная основа геосистемы).
Мобильные – воздушные и водные массы (выполняют транзитные и обменные функции).
Активные – биота (саморегуляция, восстановление, стабилизация геосистемы).
Природные компоненты обладают свойствами, которые можно разделить на [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]: вещественные, энергетические, информационно-организационные.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
1. Вещественные свойства – механический, химический состав и физические свойства (например, минералогический состав горных пород, газовый состав воздуха, гумусированность почв).
2. Энергетические свойства – температура, давление, потенциальная и кинетическая энергия, энергия гравитации, биогенная энергия (например, температура воздуха, воды, запасы питательных элементов в почве).
3. Информационно-организационные свойства – структура, пространственная и временная последовательность, взаимное расположение и связи. Структурную информацию можно видеть в закономерном сочетании форм рельефа, чередовании напластований горных пород, мозаичной пятнистости почвенного и растительного покрова.
Н.А. Солнцев выдвинул и обосновал идею о неравнозначности природных компонентов, в основе которой лежит разделение их на [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], ведущие и ведомые.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Основные компоненты: земная кора, вода, воздух, растительность, животный мир.
Производные компоненты: климат, рельеф, почвенный покров.
Учитывая последовательность возникновения компонентов в процессе формирования ландшафтной сферы и степень их воздействия друг на друга, Н.А. Солнцев пришел к выводу, что ведущий компонент – земная кора. Все остальные компоненты, постоянно испытывая на себе воздействие литогенной основы, по отношению к ней выступают как ведомые, т.е. более слабые.
В связи с этим основные природные компоненты можно расположить в один ряд с учетом убывания степени устойчивости и возрастания степени зависимости: земная кора, воздух атмосферы, воды гидросферы, растительность – животный мир.
Многие географы (Мильков, Исаченко, Сочава) оспаривают точку зрения Н.А. Солнцева о неравнозначности природных компонентов и ведущей роли среди них литогенной основы.
5.1.1. Земная кора и рельеф
Земная кора через состав горных пород и рельеф задает жесткий, весьма инерционный каркас формирующихся на ней природных комплексов. В одной природной зоне на разных по механическому составу породах формируется разная растительность. Так, лесная зона умеренного пояса на глинистых и суглинистых породах характеризуется ПТК с еловыми лесами, а на песчаных породах с преобладанием сосновых лесов.
Горные породы разного механического и химического состава определяют различия в соотношениях и объемах стока поверхностных и подземных водотоков.
В юго-восточной части эпигерцинской Западно-Сибирской плиты, где расположена Томская область, фундамент земной коры опущен на глубину до 4 км, и поэтому породы его не оказывают большого влияния на ландшафты. Такую же малую роль играют древние породы осадочного чехла, которые мощным слоем покрывают фундамент.
Наиболее существенно воздействуют на ПТК Томской области геологические отложения четвертичного периода: водно-ледниковые, древнеаллювиальные, болотные и другие.
Рельеф представляет собой свойство литосферы, тесно связанное с геологическими породами. Известно наличие высотной поясности в горах и ее изменение в зависимости от высоты и экспозиции склонов. Перераспределяя воду атмосферных осадков, рельеф определяет увлажнение в природных комплексах. Именно различие рельефов территории и формирующихся на них ПТК определяет неодинаковую потенциальную и кинетическую энергию, сосредоточенную в ландшафтах. Реализуется эта энергия, прежде всего, в виде различных эрозионных процессов, а также в структурных элементах самого рельефа.
Особенности рельефа преломляются через вертикальное строение геосистемы: чем сложнее рельеф, чем быстрее сменяются его типы, тем больше мелких подсистем выделяется в ландшафте. Существует ряд категорий и характеристик рельефа, используемых для ограничения геосистем разного уровня.
При оконтуривании геосистем первостепенное значение имеет генетический тип рельефа. Однако, как и типам четвертичных отложений, типам рельефа свойственна комплексность форм. Поэтому важно, чтобы рельеф был одновозрастным и сформировался в однотипных условиях под влиянием одного и того же фактора (водно-ледникового, речной аккумуляции, болотообразования).
Для территории Томской области характерен равнинный рельеф (юго-восток Западно-Сибирской равнины). В геоморфологическом отношении на территории области выделяют три различных генетических типа равнин:
денудационно-аккумулятивные,
озерно-аллювиальные,
аллювиальные равнины.
5.1.2. Воздушные массы и климат
В развитии природных комплексов велика роль климата. Климатические особенности территории слагаются из множества показателей – поступления солнечной радиации, температур и влажности воздуха, сумм атмосферных осадков, направления и скорости ветров.
Первостепенное значение имеют процессы циркуляции воздушных масс, обусловливающие провинциальные особенности климата. Воздушные потоки в атмосфере, перенося тепло и влагу из одних районов в другие, сглаживают гидротермические различия между различными компонентами геосистем.
Более того, ветры способны формировать мезо- и микроформы рельефа (дюны, барханы, котловины выдувания, останцы и др.)
Все метеорологические показатели, регистрируемые постоянной сетью метеорологических станций и геофизических обсерваторий, составляют мезоклимат. Это понятие ближе всех прочих характеризует климат ландшафта. Ввиду того, что сеть стационарных постов наблюдений не охватывает многообразие геосистем, климаты их определяют по климатическим картам. Устоявшимся термином «микроклимат» обычно обозначают климатические особенности мелких ПТК – фаций.
Для территории Томской области характерен континентальный климат с холодной зимой и умеренно-теплым летом, довольно значительным количеством осадков (от 400 до 600 мм). В формировании климата нашей области главную роль играют континентально-умеренные и континентально-арктические воздушные массы, летом отмечаются также континентально-тропические воздушные массы.
5.1.3. Природные воды и почвы
Природные воды в ландшафте представлены большим разнообразием: текучие, стоячие, поверхностные, подземные и все их семейства. Воды отличаются режимами, интенсивностью круговорота, минерализацией, химическим составом и др. Они зависят от соотношения зональных и азональных условий, внутреннего строения самого ландшафта.
Вода является одним из самых теплоемких веществ на земле (1 кал/грамм 0С). Кроме того, она характеризуется очень большими затратами поглощаемого и выделяемого тепла при фазовых переходах (лед, вода, пар). Поэтому вода играет важную роль в теплообмене между регионами, а также компонентами и элементами внутри геосистем.
Важную роль в формировании геосистем играют грунтовые воды, от которых зависит степень увлажнения и дренированность территории. Глубина залегания грунтовых вод, наличие или отсутствие связи их с атмосферными осадками влияют на характер самых малых ПТК – фаций. Для более крупных геосистем эти особенности выражаются в появлении интенсивно, умеренно, слабо дренированных и недренированных комплексов.
Небезразличны для состояния геосистем и поверхностные воды. С водными потоками осуществляются основные виды обмена и миграции химических элементов как между компонентами ландшафтов, так и между самими ландшафтными комплексами, или геосистемами.
На территории Томской области площадь открытых водоемов – рек и озер – составляет 2,5 % всей территории. В пределах области насчитывается более 600 рек, общей протяженностью около 40 тыс. км, более 110 тыс. пресных озер.
Средняя заболоченность нашей области составляет около 30-40 %, а в отдельных случаях (юг Васюганья, Кетско-Тымское междуречье) она достигает 70-75 %.
Почва – продукт функционирования ландшафта, то есть продукт устойчивого длительного взаимодействия и совместного развития основных природных компонентов геосистем.
В.В. Докучаев назвал почву «зеркалом ландшафта». Она отражает в себе не только современные процессы его функционирования, но и прошлые этапы развития ландшафта (почва – «память», почва – «момент»). Почва содержит в себе трансформированные процессами ландшафтогенеза неорганические составляющие геоматических компонентов, органические остатки и живое вещество биоты, поэтому В.И. Вернадский назвал почву биокосным компонентом.
Вне ландшафта почва сформироваться не может. Так, если нет биоты, то в поверхностном слое Земли формируются коры выветривания. Почва является важным элементом геосистемы, хотя в некоторых из них она может отсутствовать (горные страны, Антарктида).
В пределах Томской области сформированы следующие типы почв: подзолистые (наиболее распространены), дерново-подзолистые, болотно-подзолистые, дерново-глеевые, болотные, серые лесные, черноземные и пойменные.
5.1.4. Растительность и животный мир
Растительность и животный мир – обязательные компоненты ландшафтных геосистем, но менее мощные по своему влиянию на формирование их региональной структуры.
Растительность превращает солнечную энергию в биологическую и аккумулирует ее в ПТК в виде свободной энергии органического вещества живых организмов, мортмассы и законсервированного органического вещества горных пород. Этим она создает основу и поддерживает в стабильном состоянии биогеохимический круговорот веществ.
Растительность определяет микроклиматические особенности ПТК локального уровня, может способствовать мелиорации, влияет на водный режим территорий, на интенсивность испарения и транспирации влаги.
Большое влияние оказывает растительность [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], устойчивость геосистем в тех или иных условиях окружающей среды.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
В северных районах растительность поддерживает и стабилизирует мерзлотный режим в почвогрунтах, определяя устойчивость местных ландшафтов.
В районах с избыточным увлажнением растительность заметно определяет противоэрозионную устойчивость ландшафтов.
В аридных, засушливых районах сдерживает ветровую эрозию, движение масс песков и т.д.
Таким образом, растительность, с одной стороны, является основой биопродуцирования геосистем (основание трофической пирамиды), с другой, – это элемент, связывающий и стабилизирующий геосистемы.
По зонально-провинциальному делению растительного покрова Западно-Сибирской равнины территория Томской области входит в состав двух природных зон – тайги (средняя, южная и подтайга) и лесостепи. Растительность области подразделяется на лесную, болотную, луговую  и водную.
Животный мир – подвижный компонент, но, тем не менее, подчиняющийся основным закономерностям формирования и развития геосистем. Распространение  животных теснейшим образом связано с кормовыми ресурсами природных комплексов, что обусловлено, главным образом, ресурсами и продуктивностью растительности.
Но этот компонент играет важную роль в ускорении и поддержании целостности биогеохимического круговорота веществ в геосистемах. Именно животные консументы разных порядков, потребляющие живое вещество, и редуценты являются необходимыми звеньями биогеохимического круговорота вещества и энергии в геосистемах. Благодаря их деятельности большая часть дефицитных химических элементов, изъятых растениями из неживой природы, возвращается в верхние горизонты почв, обогащает их и дает возможность для лучшего развития следующих поколений живых существ. Тем самым животный мир оказывает существенное влияние на формирование почв, стабилизирует их структуру и состав.
Положение Томской области на стыке лесостепи и тайги Западно-Сибирской равнины с горно-таежными лесами Кузнецкого Алатау определяет богатство и разнообразие животного мира.
5.2. Ландшафтообразующие факторы
В общенаучном плане под фактором подразумевается некоторое активное деятельное начало, определяющее характерные черты или отдельные свойства процесса системы; движущая сила какого-либо процесса или явления, определяющая его характер или отдельные черты.
Ландшафт подвержен воздействию многих факторов: дифференциации и интеграции, развития, размещения и т.д. Природными факторами в связи с этим называют те свойства природных компонентов, а также внешней природной среды, которые оказывают определенное влияние на другие природные компоненты и на геосистему в целом.
Выделяют две категории факторов: внутренние и внешние.
Наиболее сильными факторами, определяющими обособление одной природной геосистемы от другой, принято считать рельеф земной поверхности, ее геологическое строение, местный климат, гидроморфизм территории. Эти факторы действуют внутри ландшафтной оболочки и поэтому относятся к категории внутренних ландшафтообразующих факторов.
Но так как природные геосистемы являются открытыми, на них оказывают воздействие факторы внешней среды. К внешним факторам ландшафтогенеза относятся макроклимат, глубинные тектонические структуры и тектонические движения земной коры, вещественно-энергетические влияния смежных или отдаленных природных геосистем (например, селевые потоки, низвергающиеся вниз по долинам вплоть до подножия гор; пыльные бури, зародившиеся в пустыне и достигаюшие оазисов предгорий; абразионно-аккумулятивная деятельность моря на побережье).
Географическое положение геосистемы, ландшафта – особый внешний фактор. Он называется позиционным. Его анализ необходим для понимания роли и места геосистемы среди других. Характеристика любого ландшафта обязательно начинается с оценки его географического положения, его позиции в системе объемлющих ландшафтно-географических единиц.

6. Границы ландшафта
6.1. Понятие о границах
Все науки имеют круг «вечных» проблем – задач, решение которых актуально на всех этапах развития данной дисциплины. Ландшафтоведение, и география в целом, не исключение. Для них одной из подобных проблем является проблема границ ландшафтов и естественных географических границ в целом. Ведь еще Семенов-Тян-Шанский говорил: «Проведение естественных границ есть начало и конец каждой географической работы».
Естествоиспытатели считают, что ПТК любого ранга имеют объективно существующие границы, не зависящие ни от желания исследователя, ни от целей исследования. Еще на заре ландшафтоведения Л.С. Берг говорил, что границы ландшафта объективны, они существуют в природе и не должны проводиться произвольно, или субъективно. Однако на практике исследователи нередко сталкиваются с трудностями по выявлению пространственных рубежей. На карте все границы изображены тоненькими линиями, и подразумевается, что на них все географические объекты сразу резко переходят один в другой.
Вопрос о границах природных комплексов в течение десятилетий был предметом дискуссии. Особенно жаркая дискуссия по этому вопросу шла в 1950-х гг. О накале страстей говорит такой факт, что в одном номере научного журнала порой выходили как статья на тему линейности границ, так и критика этой статьи.
В дальнейшем развитие идеи о границах ландшафта продолжалось, высказывались различные определения понятия «граница ландшафта». Д.Л. Арманд считал, что естественная граница – линия, вдоль которой резко меняется какой-либо компонент либо его свойства. Однако далеко не всегда границы между ПТК представляют собой линии, точнее, границы линиями почти никогда не представлены. Территории отделены друг от друга не линиями, а переходными пограничными полосами. И все зависит от ширины этой полосы и от высоты, с которой на нее смотрят.
Итак, граница между ПТК – это полоса различной ширины, в пределах которой отмечаются более быстрые по сравнению с ядром количественные изменения, приводящие к качественно иным явлениям. Даже граница, выраженная берегом моря, гребнем хребта или каким либо другим барьером, также не простая линия, а полоса, в пределах которой некоторые ПТК более низкого ранга можно отнести как к одной, так и другой, соседней геосистеме более высокого ранга.
6.2. Виды границ
Границы геокомплексов можно разделить на несколько видов:
по форме проведения ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]),
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Схема 8. Виды границ по форме проведения:
а – прямые, б – волнистые, в – зубчатые, г – пальчатые или затечные, д – дендритные
по функциональным признакам ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]),
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Схема 9. Виды границ по функциональным признакам (по Б.Б. Родоману):
А – конвергентные,
Б – дивергентные,
В, Г – градиентные и процессные
Дивергентные – к таковым относятся границы, разделяющие потоки воды, воздуха, минерального вещества и направляющие их в разные стороны. Они соответствуют водораздельным гребням, осевым зонам максимумов атмосферного давления, другим образованиям.
Конвергентные границы, напротив, располагаются там, где сходятся потоки, происходит их конвергенция. К ним относятся тальвеги, ложбины, осевые зоны минимумов атмосферного давления и др.
Градиентные (пороговые) границы соответствуют зонам наибольшего изменения параметров, т.е. наибольшему градиенту. Как градиентные можно рассматривать границы между лесной и травянистой растительностью, береговую линию и т.д.
Процессные границы фиксируют смену процесса, например переход от зоны преимущественно плоскостного смыва к зоне линейной эрозии.
по выраженности ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Схема 10. Виды границ по выраженности:
А) резкие или четкие границы – ширина переходной полосы (а) много меньше протяженности ландшафта (б);
Б) постепенные – ширина (а) соизмерима с протяженностью ландшафта (б);
В) переходные – полоса с постепенным переходом от одного ПТК к другому, когда точно не установлено местоположение границ
Характер горизонтальных границ, степень их выраженности зависит и от времени обособления природного комплекса. Как правило, чем меньше возраст территории, тем четче и резче границы.
В дифференциации ландшафтов на ПТК более низкого ранга ведущее значение имеет литогенная основа и рельеф, но и в этом случае полное территориальное совпадение геоморфологических районов и ландшафтов наблюдается не всегда. Объясняется это тем, что при выделении геоморфологических районов наибольшее внимание уделяется литогенной основе (ее генезису, возрасту, отложениям и др.). Основным же критерием индивидуальности, качественной определенности и генетического единства ландшафта является морфологическая структура. При выявлении границ ПТК необходимо исходить из анализа взаимодействия всех компонентов природы в пределах исследуемой территории, а не ограничиваться выявлением ведущего фактора обособления геосистем.
Ландшафт – трехмерный объект, у него должны быть внешние (верхняя и нижняя) границы в литосфере и тропосфере. Существует представление (В.Б. Сочава), согласно которому каждой таксономической единице геосистемы соответствует определенный слой в географической оболочке: чем выше ранг геосистемы, тем больше ее вертикальная мощность. По В.Б. Сочаве, вертикальная мощность лесной фации 20–50 м, ландшафта – 1,5–2 км, ландшафтной провинции – 3–5 км, а широтной зоны – 8–17 км. Но подобное чисто теоретическое суждение эмпирически трудно доказать.
Верхняя граница ландшафта, расположенная в тропосфере, – неопределенная. К ландшафту относят нижний слой тропосферы мощностью до 50 м (по верхушкам древесных растений). Выше внешние границы становятся расплывчатыми, хотя прослеживается движение воздуха, перенос пыльцы, спор, полеты насекомых и пернатых. Пределы ландшафта в атмосфере находятся там, где его влияние на атмосферные процессы исчезает.
Рассмотрим положение нижней границы ПТК. При определении нижней границы могут наблюдаться так называемые «простые»  ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]) и «сложные» ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]) случаи. Лучше всего для выявления местонахождения нижней границы пользоваться климатическим показателем – годовым колебанием температуры почвогрунтов (до глубины 20-30 м). Именно до этого слоя проникает действие солнечной радиации за годичный промежуток времени. Горные породы и почва (деятельный слой), находящиеся выше слоя постоянных температур, влияют на микроклиматические процессы, протекающие в надземной части комплекса.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 20. Нижние границы ПТК («простые случаи») (по Н.Л. Беручашвили, 1990):
А) граница фации проходит по границе двух различных коренных пород (например, песчаников и известняков);
Б) граница фации проходит по границе коренной горной породы (известняк, песчаник, гранит) с породами аккумулятивного происхождения (аллювий, пролювий, коллювий);
В) граница проходит по уровню грунтовых вод (не сезонные колебания).
1 – почва, 2 – аккумулятивные отложения, 3 – грунтовые воды, 4 – песчаники, 5 – известняки, 6 – граница
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]6.3. Экотон
Экотон – граница (переходная полоса) между смежными ландшафтными комплексами, характеризующаяся повышенной интенсивностью обмена между ними веществом и энергией, разнообразием экологических условий и, как следствие, высокой концентрацией органической жизни.
Соприкасаясь своими краями, соседние области как бы смешиваются в пределах пограничной полосы, и она приобретает промежуточные, переходные свойства. Топкая жижа на берегу озера – это и вода, и земля; редко стоящие деревья на опушке – что-то среднее между лесом и лугом. Пограничные полосы отличаются от областей, которые они разделяют, и по внешнему виду, и по строению (плотную стену кустарников на опушке нельзя причислить ни к лесу, ни к лугу). Английский ученый Клементс ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]), давший им это название, даже не мог предположить, насколько точным и метким оно окажется.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 22. Английский ученый Клементс
Понятие «экотон» широко используется в экологии и биогеографии и территориально обозначает некоторую переходную полосу, иногда достаточно широкую, между двумя или несколькими различными сообществами. В.Б. Сочава называет экотоном буферное сообщество с характерной расплывчатостью границ.
Экотонам свойственен так называемый краевой эффект: увеличение разнообразия и плотности объектов, в частности живых организмов, а также мозаичность их пространственного размещения.
Краевой эффект характеризует экотоны как зоны повышенного «напряжения» взаимодействий и как выражение пространственного континуума. Виды организмов на экотонах часто отличаются более высокой терпимостью к условиям среды.
В свете современного развития концепции ландшафтоведения вполне правомерно расширение понятия экотона при изучении всего спектра ландшафтообразующих процессов и явлений в различного рода переходных зонах, т.е. зонах контакта резко контрастирующих природных сред. В этих случаях, по-видимому, уместно говорить о географических экотонах.
Вместе с тем нельзя просто отождествлять геоэкотон с любой природной границей. Исходя из первоначального значения самого понятия «экотон» (oikos – дом, tonos – напряжение), под географическим экотоном следует понимать только те пограничные зоны, полосы, линии, через которые осуществляется взаимодействие между соседними территориями и которые, следовательно, характеризуют определенную плотность горизонтальных связей, объединяющих эти территории в векторные (коннекционные, парагенетические, каскадные и т.д.) ландшафтные структуры.
Географический экотон – понятие структурно-функциональное, применимое к парадинамическим, в том числе и парагенетическим, рядам природно-территориальных комплексов любого таксономического ранга – от фациального до планетарного.
Выделяются микро-, мезо- и макроэкотоны.
Микроэкотоны возникают как переходные полосы между парцеллами в пределах одной ландшафтной фации. Как микроэкотоны можно рассматривать и переходные зоны малой величины. Обычно размеры биоценозов не превышают 20–40 м (в лесу ширину порядка высоты деревьев). В качестве примера можно привести т.н. «окна» в лесном сообществе. При соприкосновении синузий или парцелей тоже возникают микроэкотоны. Существованием микроэкотонов объясняется видовое разнообразие лесолугов, которые часто рассматриваются как самостоятельные краевые сообщества. Извилистый край леса и береговая линия водоема образуют множество микроэкотонов.
Мезоэкотонами являются краевые участки сообществ, имеющих средние размеры: опушка леса, край болота, лиман и другие прибрежные полосы водоемов, лесные полосы среди сельскохозяйственных угодий.
К макроэкотонам относятся так называемые зоно-экотоны (лесотундра, лесостепь на равнинах, субальпы в горах и т.п.).
Еще более высокий уровень «экотонизации» географической оболочки представляют мегаэкотоны – глобальные переходные зоны от континента к океану, простирающиеся далеко вглубь территорий и акваторий. В пределах бывшего СССР Ф.Н. Мильков выделяет две такие мегасистемы: Атлантико-Евразийскую и Дальневосточно-Тихоокеанскую. Они приурочены соответственно к двум основным тектоническим типам окраин материков: пассивному атлантическому и активному тихоокеанскому.
7. Структура ландшафта
Понятие структуры ландшафта имеет три аспекта, соответствующие трем этапам развития и усложнения этого понятия.
7.1. Морфологический аспект структуры
Первоначальное представление сводилось к тому, что под структурой понималось расположение составных частей в пространстве. В этом представлении заключен пространственный, или морфологический аспект.
Первые соображения о морфологии ландшафта были высказаны Л.Г. Раменским. В научную теорию они оформились в трудах Н.А. Солнцева и его московской ландшафтной школы.
Под морфологической структурой ландшафта понимается
1) состав слагающих ландшафт природных геосистем локальной размерности, именуемых морфологическими единицами ландшафта;
2) взаиморасположение морфологических единиц в пространстве, т.е. территориальная организация ландшафта;
3) парагенетическая сопряженность морфологических единиц;
4) латеральный энерго-массообмен между морфологическими единицами
Известно, что каждому уровню организации материи свойственна своя структура. Чтобы познать объект, надо исследовать наряду с его структурой как минимум – структуры ближайших к нему одного-двух, а иногда более уровней организации. Структурными элементами фации являются компоненты, урочищ – фации, ландшафта – фации, урочища, местности.
В каждом ландшафте слагающие его морфологические единицы определенным образом пространственно организованы. Они закономерно сменяют друг друга, нередко ритмично повторяясь. На общем фоне они формируют «узор, рисунок или текстуру» ландшафта.
В основном текстура ландшафта зависит от особенностей его литогенной основы (геологическое строение и рельеф). Выделяют [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Встречаются текстуры (рисунки): дендритовые, перистые, пятнистые, ячеистые, параллельно полосчатые, веерные, концентрические и некоторые другие (рис. 23).
Во многих случаях взаимное расположение локальных геосистем не обнаруживает какой-либо видимой закономерности, и морфологический узор выглядит беспорядочно-пятнистым.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 23. Морфологическая структура ландшафтов:
а) пятнистая, б) параллельно-полосчатая
Также предпринимались попытки систематизировать разнообразие морфологических текстур, свести их к некоторому количеству типов. Например, пятнистые текстуры могут быть сформированы процессами суффозии. Но за внешним сходством морфологического рисунка часто скрываются принципиальные генетические и структурно-функциональные различия. Те же самые пятнистые узоры могут быть образованы процессами карста, термокарста, дефляции. Поэтому целесообразнее классифицировать морфологические типы ландшафтов и именовать их по генетическим признакам. Упоминая эрозионный, холмисто-моренный, суффозионно-просадочный, криогенный и т.п. типы морфологии, мы даем представление о факторах или причинах, создавших внутреннее разнообразие ландшафта.
Параллельно с опытом качественной классификации морфологических ландшафтных структур возникло направление, связанное с поиском [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]7.2. Функциональный и динамический аспекты структуры
При дальнейшем развитии понятия возник его функциональный аспект, требующий обращать внимание на способы соединения частей, т.е. на внутренние системообразующие связи.
В ландшафте существуют две системы связей – вертикальные и горизонтальные.
Вертикальная структура связей возникает между отдельными компонентами. Но компоненты в общепринятом значении не вполне соответствуют составным частям вертикальной структуры ландшафта. Из чего состоят компоненты? На какие части их можно разбить? Чтобы ответить на эти вопросы с точки зрения ландшафтоведения, надо попытаться найти такой путь, который позволил бы обнаружить интегральные показатели, при помощи которых можно характеризовать все части ПТК и все его состояния. Этот вопрос является предметом пространственно-временного анализа ПТК.
Все геосистемы – будь то наземные, подводные или водные – стратифицированы, т.е. распадаются по вертикали на ряд ландшафтных слоев – [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Каждый геогоризонт отличается от других преобладанием в своем составе тех или иных природных тел – геомасс: аэральных, гидромасс, педомасс, зоомасс, мортмасс, литомасс, фитомасс.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Геогоризонты – такие части ПТК, которые характеризуются определенной массой, специфическим функциональным назначением, а также скоростью перемещения в пространстве и изменением во времени.
Геогоризонты можно рассматривать как подсистемы вертикального разреза природной геосистемы. Существует их иерархия: выделяются [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Геогоризонты (основные) первого порядка в наземных геосистемах (снизу вверх):
литогидрогенный (горизонт грунтовых вод + горные породы);
литогенный (толща горных пород в пределах зоны гипергенеза);
биопедогенный – биокосный (почвенный горизонт с органикой, которая его насыщает, включая корни растений);
аэрально-биогенный (надземная часть растительного покрова, животный мир, приземный воздух);
аэральный (нижняя часть тропосферы).
Названные геогоризонты разделяются на геогоризонты более низких порядков.
В лесном фитоценозе (биогенный) выделяются ярусы: древостой, кустарниковый, кустарничковый, травянистый, моховой.
Морфологический профиль педомасс распадается на горизонты.
Толща горных пород может состоять из нескольких слоев покровных и коренных отложений.
Грунтовые воды тоже стратифицированы: сверху могут плавать линзы пресной воды, а ниже их будут подстилать более тяжелые минерализованные воды.
Геомассы и геогоризонты применительны для изучения элементарных ПТК – фаций. Представление о геогоризонтах было разработано Ю.П. Бялловичем (1960) и развито впоследствии в трудах Н.Л. Беручашвили.
Состав и взаимное расположение частей – важные элементы понятия о структуре ландшафта, но сами по себе они еще не объясняют способа соединения частей, т.е. того, что составляет главное в представлении о структуре. Между геосистемами и между их блоками существуют многообразные связи, которые можно классифицировать по их физической природе, направленности, значимости, тесноте, устойчивости и другим признакам. Первооснову этих частей составляет обмен энергией, веществом и информацией. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] между частями системы могут быть односторонними и двусторонними, прямыми и обратными.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Связь односторонняя, прямая – А Б.
Связь двусторонняя, обратная (непосредственная) – А  Б.
Кроме непосредственной, обратная связь бывает цепочной – [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Обратная связь – способность системы воздействовать на приходящий извне импульс. Обратная связь бывает положительной и отрицательной.
При положительной связи процесс, вызванный действием того или иного фактора, сам себя усиливает. Примером может служить образование лавин, камнепадов, селей в начальной стадии. Также примером может быть [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Выросла на поляне молодая береза и подготовила удобное местоположение для грибов-подберезовиков под одеялом из опавших листьев. Выделения березовых корней составляют хорошую добавку к грибному питанию. Налетели споры, поселились. И подземные части грибов начали разлагать минеральные вещества в почве. Корни березы легко усваивают образовавшиеся питательные вещества. Сигнал вернулся к дереву, образовалась обратная связь. Оба партнера в этой паре – и гриб, и дерево – получили реальную пользу.
При отрицательной обратной связи начавшийся процесс сам себя гасит. Отрицательные обратные связи появляются в том случае, когда реакция ПТК направлена на погашение внешнего импульса и восстановление равновесия. Такие связи в ландшафте преобладают. Отрицательные обратные связи [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Обратная отрицательная связь между солнечной радиацией, океаном и облаками.
Солнце греет и начинает посылать (летом) немного больше энергии, чем обычно, океан и атмосфера включают программу-восстановитель, которая состоит из нескольких последовательных изменений:
- повысилась температура воды;
- усилилось испарение;
- больше водяных паров в воздухе;
- больше облаков над океаном.
Ослепительно белые облака сильнее отразят солнечные лучи и отправят их обратно в космос, Земля получит в итоге меньше энергии. Температура воды в океане становится прежней. Если, наоборот, солнечного тепла поступает меньше, то вода становится холоднее, облаков меньше, океан получит больше солнечной радиации и температура снова выравнивается.
Пример обратной отрицательной связи, когда система разрушается – образование озера.
Если озеро начинает зарастать кубышками и водяными лилиями у берегов и рдестом – со дна, то оно обречено. Растения берут себе в союзники донный ил и вместе с ним образуют программу-разрушитель. Водной растительности для размножения нужна теплая вода, теплой она становится при обмелении. Постепенно озеро зарастает, поверхность затягивается ряской, рыбы покидают его, озеро превращается в болото с окнами чистой воды.
С отрицательными обратными связями связана способность геосистемы к саморегулированию.
Однако пока не появился третий аспект – временной или динамический – понятие о структуре ландшафта оставалось статичным. С введением динамического аспекта структура ландшафта стала рассматриваться не только как некоторая организованность его составных частей в пространстве, но и как упорядоченность смены его состояний во времени.
Итак, структура ландшафта – взаиморасположение, взаимосвязь составных частей в пространстве и упорядоченность смены его состояний во времени.
8. Морфологические единицы ландшафта
8.1. Понятие о фации
Элементарной единицей морфологической структуры ландшафта принято считать геосистему ранга фации (от лат. fades – «наружность», «форма» или facies – «лицо», «облик»).
В географическую литературу термин «фация» был введен в 1930-е гг. Л.Г. Раменским. Фацию он рассматривает как мельчайшую единицу ландшафта, вся территория которой характеризуется однотипным происхождением и экологическим режимом и, соответственно, биотой.
После того как Н.А. Солнцевым была разработана теория морфологии ландшафта, представление о фации как элементарном ПТК получило всеобщее признание. По определению Н.А. Солнцева (1949), фация – это природный территориальный комплекс, на всем протяжении которого сохраняется одинаковая литология поверхностных пород, одинаковый характер рельефа и увлажнения, один микроклимат, одна почвенная разность и один биоценоз.
В характеристике слагающих фацию компонентов звучит признак однородности, которая сохраняется на местности лишь на очень небольших участках. Поэтому размеры фаций невелики (от первых м2 до нескольких км2).
Благодаря однородности всех компонентов фации, разделить ее на более мелкие ПТК практически невозможно. При таком делении исчезает комплекс как таковой. А.Г. Исаченко, Н.А. Солнцев и другие исследователи отмечают, что при попытке дальнейшего деления фации она распадется на отдельные элементы. Примерами таких элементов являются болотные кочки, кучи муравейников, деревья, кротовины и др. Подобные внутрифациальные образования получили название парцелл.
Дифференциация ПТК более крупного ранга на фации, прежде всего, обусловлена изменениями рельефа, глубины залегания грунтовых вод, реже другими причинами.
Обычно фация занимает один элемент или часть элемента микрорельефа. Примером фации может быть пятно солончака, вершина песчаной гряды и др. Часто встречаются фации, занимающие часть элемента мезорельефа, например, подножие делювиального склона, притеррасную избыточно влажную часть поймы, днище крупной западины и т.д. ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Схема 11. Фации крупной заболоченной западины
(по Н.Л. Беручашвили, В.К. Жучковой, 1997):
1 – подводная, 2 – крупноосокового болота с торфянисто-перегнойно-глеевой почвой,
3 – мелкоосоково-влажнотравно-злакового луга на перегнойно-глеевой почве, 4 – разнотравно-злакового луга на темно-серой лесной глееватой легкосуглинистой почве
Полное название фации должно отражать название растительной ассоциации, почвенной разности и элемента литогенной основы. Последовательность названий этих компонентов природной фации может быть различной. Часто на первом месте стоит название элемента литогенной основы, например, фация пологовершинной поверхности водно-ледниковой песчаной равнины с сосняками лишайниково-зеленомошными на торфянисто-подзолистых почвах.
Первичная географическая информация, получаемая на площадках или точках полевого наблюдения и описания, относится именно к фациям. Особенно большое значение фации приобретают как основные объекты стационарных исследований. Фации давно выделялись и картографировались в процессе ландшафтной съемки, но под разными названиями, так что у этого термина есть немало синонимов: эпиморфа, элементарный ландшафт, микроландшафт, биогеоценоз, экотоп.
Огромное разнообразие фаций определяет актуальность их систематизации.
Для систематизации фаций в пределах одного ландшафта В.Б. Сочава и А.А. Крауклис разработали [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Идея факторально-динамических рядов исходит из представления о наличии в каждом ландшафте некоторой фоновой нормы, т.е. фации, типичной для данных зональных, секторных, высотных и других особенностей ландшафта.
Такой нормой, или как бы эталоном, служит коренная плакорная фация, расположенная на хорошо дренированном местоположении с суглинистыми грунтами. Остальные фации рассматриваются как отклонения от нормы и группируются в ряды по каждому фактору. Так, фации, формирующиеся в условиях преимущественного воздействия субстрата, образуют сублитоморфный ряд, при усиливающемся влиянии увлажнения – субгидроморфный, при воздействии многолетней мерзлоты – субкриоморфный.
Поскольку степень отклонения от нормы может быть различной, в каждом ряду различаются фации мнимокоренные, с относительно слабыми отклонениями, и серийные, формирующиеся при гипертрофированном воздействии одного из факторов, обычно неустойчивые и подверженные частой перестройке.
При классификации фаций необходимо находить критерии, которые имеют определяющее значение в формировании фаций и универсальный характер, т.е. применимы если не ко всем, то к подавляющему большинству ландшафтов. Этим условиям отвечает местоположение как элемент орографического профиля.
Как известно, важнейшие различия между фациями обусловлены их положением в ряду сопряженных местоположений. Фации закономерно сменяют друг друга по профилю рельефа на общем зонально-азональном фоне данного ландшафта. Поэтому важно установить основные типы местоположений, которые в условиях каждого конкретного ландшафта должны соответствовать определенным типам фаций.
Еще в 1906 г. Г.Н. Высоцкий предложил различать четыре типичных местоположения схематического орографического профиля в равнинных условиях:
водоразделы и склоны с отдаленным уровнем грунтовых вод (плакоры);
ложбины на водораздельной поверхности;
нижние части склонов с близким уровнем грунтовых вод;
понижения с выходами грунтовых вод.
Впоследствии Б.Б. Полынов, развивая идеи геохимии ландшафта, подошел к классификации элементарных ландшафтов исходя из оценки условий миграции химических элементов. В основе его классификации также лежит идея сопряженности фаций в закономерном ряду местоположений, причем в качестве главного фактора, как и у Раменского, выступает водное питание и сток.
Б.Б. Полынов различал три большие группы элементарных ландшафтов – [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
1. Элювиальные фации располагаются на приподнятых местоположениях, где грунтовые воды лежат так глубоко, что не оказывают влияния на почвообразование и растительный покров ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]8.2. Понятие об урочище
Термин «урочище» введен в науку Л.Г. Раменским в 1938 г. Этимология этого древнерусского слова неоднозначна, вероятнее всего оно произошло в результате взаимодействия человека с природными комплексами.
В широком понимании, урочище – это участок, выделяющийся по природным условиям среди окружающей территории. К этой категории можно отнести лощину, балку, овраг, долину ручья, старицу, прирусловой вал и т.д.
В ландшафтоведении урочищем называется природно-территориальный комплекс, состоящий из генетически связанных между собой фаций, занимающих обычно целиком всю форму мезорельефа (выпуклую, вогнутую или плакорную) и объединенных общей направленностью движения вод, переноса твердого вещества и миграции химических элементов ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]). Вследствие этого урочища чаще всего четко ограничены и легко распознаются на местности. Особенно четко оконтуриваются урочища в условиях расчлененного рельефа с частым чередованием положительных и отрицательных форм мезорельефа: холмов и котловин, балок и межбалочных пространств, гряд и ложбин и т.д. Пространственное совпадение урочищ с определенными формами рельефа является важнейшим диагностическим признаком при их выделении. Важно также указать преобладающие в урочище растительные сообщества и почвы.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 24. Урочище балки (по Н.Л. Беручашвили, В.К. Жучковой, 1997):
А. Днище балки, фации: 1 – выровненная основная поверхность, луговая, с дерновыми глееватыми легкосуглинистыми почвами, 2 – присклоновое понижение, осоково-болотное, с перегнойно-глеевыми почвами, 3 – русло временного водотока. Б. Склон северной экспозиции, фации: 4 – прибровочная нивальная ниша с изреженным луговым травостоем на дерновых слаборазвитых легкосуглинистых слабонамытых почвах, 5 – слабопокатый вогнутый солифлюкационный склон, луговый, с кустарником на серых лесных легкосуглинистых слабонамытых почвах. В. Склон южной экспозиции, фации: 6 – крутой склон, выпуклый, со светло-серыми лесными лекгосуглинистыми сильносмытыми почвами, с разнотравно-злаковым лугом с участием ксерофитов, 7 – делювиальный шлейф, пологонаклонный с темно-серыми легкосуглинистыми намытыми почвами под злаково-разнотравным лугом. ГД – линия профиля
В зависимости от морфологического строения различают простые и сложные урочища. Если в урочище каждый элемент формы мезорельефа занят только одной фацией, мы имеем дело с простым урочищем. Если же хоть один из элементов занят группой фаций, такое урочище называется сложным ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
В любом ландшафте встречаются разнообразные урочища, но не все они в равной мере определяют внешний облик и свойства ландшафта. Среди урочищ выделяют основные и второстепенные.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Схема 13. Виды урочищ в зависимости от морфологического строения:
а) простое урочище, б) сложное урочище
Основные урочища часто повторяются в ландшафте и занимают большие площади. Например, на эрозионных равнинах – это урочища, сформировавшиеся в балках, оврагах, межбалочных пространствах. Основные урочища подразделяются
на доминантные – фоновые, занимающие большие площади, например, плакорные или склоновые;
субдоминантные – встречаются часто, играют важную роль в морфологии ландшафта, но по площади не преобладают (прирусловые валы, суффозионные западины, овраги).
Второстепенные урочища встречаются нечасто, занимают незначительные пространства, но они придают ландшафту специфические черты. Второстепенные, или дополняющие урочища нередко связаны с отдельными отрицательными формами рельефа (эрозионными, карстовыми и др.). Часто такие урочища вскрывают историю развития ландшафтов (реликтовые) и раскрывают тенденции их будущего развития.
Второстепенные ландшафты бывают
редкими – несколько урочищ на ландшафт;
уникальными – единственное урочище.
8.3. Понятие о местности
К природно-территориальному комплексу низшего ранга относится и местность. Это понятие не получило до сих пор четкого определения в ландшафтной литературе и его содержание трактуется по-разному. Наиболее распространены следующие три точки зрения:
а)  «местность» – общее понятие, равнозначное термину «природный территориальный комплекс» (В.С. Преображенский, Н.В. Фадеева, Л.И. Мухина и др., 1959);
б)  «местность» – территориальные единицы, выделяемые главным образом по топологическому признаку (Ф.Н. Мильков, 1956);
в)  «местность» – морфологическая единица ландшафта более высокого ранга, чем урочище (К.И. Геренчук, 1956; А.Г. Исаченко, 1960; Н.А. Солнцев, 1961).
В самом общем виде, в качестве географической местности рассматривается «наиболее крупная морфологическая часть ландшафта, характеризующаяся особым вариантом сочетания основных урочищ данного ландшафта» (Н.А. Солнцев, 1963, с. 155).
Географическая местность служит связующим звеном между локальными геосистемами ранга урочищ и ландшафтом. Местности могут встречаться в пределах одного ландшафта и отсутствовать в другом. В ходе конкретных исследований не всегда удается провести четкую грань между собственно ландшафтом и географической местностью. Местность всегда сопряжена не с одной мезоформой рельефа, а с их морфогенетической совокупностью. Происхождение местностей связано с изменениями литогенной основы в ландшафте. Эти изменения не столь велики, чтобы вызвать формирование различных ландшафтов, но достаточны, чтобы придать некоторые специфические черты отдельным его частям.
Обособление местностей может быть вызвано варьированием на пространстве ландшафта литологического состава поверхностных отложений (покровные суглинки, глины – водно-ледниковые пески и т.д.) ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]), комплексов форм рельефа (гривисто-ложбинная – бугристо-западинная пойма), интенсивности современных рельефообразующих процессов (интенсивная овражная эрозия на приречной равнине – замедленное развитие овражно-балочной сети на удаленных от рек участках ландшафта) и т.д. Каждый из таких вариантов отличается от соседних участков либо набором урочищ, либо их специфическими чертами, либо особенностями их размещения.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]9. Временной аспект и генезис геосистем
9.1. Понятие о возрасте ландшафта
Современные ландшафты – исторически сложившиеся природные и природно-антропогенные геосистемы. В их структуре сосуществуют и взаимодействуют элементы различного генезиса и возраста, возникшие в ту или иную геологическую эпоху и живущие по сей день.
Начиная с В.В. Докучаева, ландшафтоведение всегда проявляло повышенный интерес к историко-генетическим проблемам (Л.С. Берг, Б.Б. Полынов и др.).
Изучение процессов возникновения ландшафтов, закономерностей их эволюции, выявление основных этапов их развития имеет как научно-теоретическое, так и практическое значение, поскольку позволяет установить их современное положение на линии общего развития природы и является необходимым условием прогноза.
Как отмечает Н.А.Солнцев, «ландшафты начинают формироваться тотчас же после освобождения земной коры от вод или ледниковых покровов, но не остаются в первозданном виде в течение последующего времени, а постепенно преобразовываются в другие ландшафты с иной морфологической структурой и биотой».
Возраст ландшафта – отрезок времени, прошедший с момента возникновения современной типовой структуры ландшафтов или, другими словами, это отрезок истории развития ландшафта, в течение которого сохраняются одинаковыми его строение и структура.
Смена старой типовой структуры ландшафтов на современную происходит под влиянием изменений климата, тектоники, деятельности человека, саморазвития.
Наиболее древние ландшафты Земли наблюдаются в тропическом поясе, самые молодые – в полярных и умеренных широтах, где физико-географические условия неоднократно менялись на протяжении четвертичного периода.
Из генетических рядов ландшафта самый молодой – антропогенный, где во многих случаях возникновение ландшафтов может быть строго датировано историко-археологическими документами. Большой молодостью отличаются и некоторые ландшафты вулканогенного и флювиального (эрозионно-аккумулятивный) рядов.
Возраст ландшафта может быть относительный (позднеголоценовый ландшафт) и абсолютный, выраженный в годах (возраст позднеголоценного ландшафта 2 100 лет).
Можно определить возраст конкретного ландшафта или любого генетического типа ландшафта довольно точно, если существуют необходимые фактические данные. Например, возраст аллювиальных равнин вообще больше 3 млрд лет, поскольку достоверно установлен аллювий такого возраста, ландшафтов хвойных лесов – 280-300 млн лет.
9.2. Проблемы возраста ландшафта
По проблемам возраста современных ландшафтов, несмотря на множество работ, в котором она рассматривается, сделано мало. Главная причина слабоизученности проблемы возраста  ландшафтов заключается в большой ее сложности.
Рассмотрим три основные проблемы, касающиеся возраста ландшафта, и имеющиеся варианты решения этих проблем.
Первая проблема заключается в определении момента начала образования ландшафта. То есть ученые не могут прийти к одному мнению по поводу определения отправной, исходной точки определения возраста ландшафта.
Остановимся на некоторых имеющихся вариантах решения этой проблемы.
1. По мнению некоторых исследователей (Г.И. Юренков), абсолютный возраст ландшафта правомерно исчислять от возникновения литогенной основы ландшафта (рельефа и литологического состава пород), поскольку именно она играет решающее значение в дифференциации ландшафтов на более мелкие ПТК.
Однако если платформа существует с архея, то совершенно не значит, что ландшафты здесь архейского возраста. Даже на территории, освобожденной ото льдов только 10–15 тыс. лет назад, ландшафты не раз сменялись вследствие трансформаций климата, которые вели за собой смещение ландшафтных зон.
Таким образом, возраст ландшафта неправомерно исчислять возрастом его геологического фундамента или возрастом суши, на которой он развивался. Совпадение возможно лишь в том случае, когда ландшафт формируется на молодых участках морского дна. На таких территориях еще не успели смениться ландшафты, и мы наблюдаем процессы их формирования.
2. Возраст ландшафта, по мнению Н.А.Солнцева, следует считать с момента появления всех его компонентов, после чего ландшафт начинает развиваться. Обычно знание возраста одного компонента для определения древности геосистемы недостаточно. Надо различать возраст ландшафта и возраст его составляющих. Отдельные компоненты могут быть старше. Теоретически возраст ландшафта определяется тем моментом, с которого появилась его современная структура. Практически установить этот момент очень сложно, потому что новая структура сменяет старую постепенно, а не внезапно. Качественный скачок также имеет определенную продолжительность. На протяжении долгого времени «старый» и «новый» ландшафт сосуществуют, они как бы перекрываются. Даже после резких перемен между ними сохраняется преемственность – элементы прежнего ландшафта переходят по наследству новому ландшафту, полностью переходит геологический фундамент и морфологические черты рельефа, долго сохраняются также реликтовые почвы.
Другая проблема определения возраста заключается в выявлении соответствия между возрастом ПТК и его размерами (сложностью структуры).
Например, А.Г. Исаченко полагает, что возраст ландшафта тем больше, чем выше таксономический ранг территории. Для фаций это утверждение верно. Возраст фации всегда небольшой. По длительности существования можно выделить [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
1. Кратковременные (менее 10 лет). Их образование связано с активными геоморфологическими процессами: обвалами, осыпями, оползнями, селями и т.д.
2. Средневременные (до 1 тыс. лет) – фации горных стран. В отличие от первых преобразование фаций и их смена происходят не только за счет изменения форм рельефа, но и в результате изменения почвенного покрова, а также других компонентов.
3. Длительновременные (более 1 тыс. лет). Их смена большей частью связана с изменениями почвенного и растительного покрова на равнинных территориях.
Еще одна проблема – стабильность и долговечность ландшафтов в голоцене – дискутируется более или менее предметно уже долгое время.
Первое представление о том, что природа Земли в голоцене была почти одинаковой в каждом отдельном месте и существенно не менялась во времени. Например, представление «об извечности или отвечности степей» берет свое начало еще с позапрошлого столетия и в ряде областей удерживает свои позиции и доныне.
Второе представление зародилось в конце XIX – начале XX вв., когда были получены палеоботанические (споро-пыльцевые) анализы голоценовых образцов, преимущественно торфяников, в Скандинавии установлены довольно резкие изменения растительности, климата и существования ландшафтов. Впервые стратиграфическое расчленение голоцена выполнил Р. Сернадер в 1894 г. Для этого он использовал схему чередования периодов континентального и океанического климатов, предложенную в 1876 г. Блиттом для Норвегии. Впоследствии схема получила широкое признание для Северного полушария, и стала называться [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Палеоклиматическая схема Блитта–Сернандера
Периоды:
пребореальный,
бореальный,
атлантический,
суббореальный,
субатлантический.
В Западной Сибири за последние тысячелетия природные зоны также неоднократно изменяли свое местоположение вследствие изменения климата ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]). Некоторые изменения считались очень резкими. Особенно часто в литературе упоминается и обсуждается суббореальный ксеротермический период.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Таблица 3
Палеоклиматическая схема голоцена Западно-Сибирской равнины
 (по Хотинскому (1977), Жукову (1977), Савиной, Хотинскому (1982), Архипову, Волковой (1994), Лисс и др. (2001), Лапшиной (2003) и др.)
Периоды голоцена
Временные границы
Климат
Ландшафты

Субатлантический
2500-0
Неоднократные колебания климата. Похолодания отмечались на рубежах 2370, 1400-1200, 600-800 (малый ледниковый период) лет назад. Примерно 300 лет назад начался современный этап, характеризующийся общим потеплением и аридизацией климата.
Ухудшение климата вызвало обеднение состава древесной растительности на севере равнины, на юге – распространение березово-сосновых редколесий. В периоды потеплений в центре равнины произрастали кедровые, кедрово-березовые формации, на юге – березовые и сосново-березовые леса с участием ели и пихты, на востоке – пихтовые.

Суббореальный
5000-2500
В целом близок к современному. Средние температуры января от -19 до -250С, июля до +170С. Среднегодовое количество осадков до 500 мм.
На рубеже 4500 лет назад в зоне современной тундры исчезли леса. В центре равнины в составе лесов резко уменьшилось участие кедра, исчезла пихта. В лесах южных районов сократилась роль широколиственных пород, кроме липы. Лесостепь заняла современную зону степей. Появление очагов заболачивания и в лесостепи.

Атлантический
8000-5000
Самый теплый и влажный период голоцена (6000-5500 - климатический оптимум). Среднегодовая температура в северо-таежной зоне составляла +3, а зоне тундры +90С.
Максимальная экспансия лесной растительности на север. В юго-западной части равнины в составе лесов присутствовали широколиственные породы – вяз, липа, дуб. Максимальное распространение темнохвойных – кедра, пихты и ели. На юге доминировали мезофитные и ксерофитные разнотравно-злаковые степи.

Бореальный
9000-8000
Климат был также холоднее современного. Средние температуры января от -16 до -260С, июля от +6 (на севере) до +220С. Среднегодовая температура изменялась от -6,5 до -8,50С. Среднегодовое количество осадков от 400 до 600 мм.
Широкое расселение древесной растительности. На территории современной тундры - арктическая пустыня, типичная и ерниковая тундра. Территория современной лесотундры занята лиственнично-еловыми, березово-еловыми редколесьями. Весь юг Западной Сибири покрыт сосново-березовыми и елово-березовыми лесами.
Непрерывное торфонакопление.

Пребореальный
9000-10000
Климат пребореального периода был несколько холоднее современного. Отклонения от современных температур июля и января в сторону понижения в центре Западной Сибири составляли соответственно 13 и 70 С. Среднегодовое количество осадков 400 мм.
 Преобладающими типами ландшафтов Западной Сибири являлись тундровый и лесотундровый. Похолодание привело к продвижению к югу границы лесотундровой зоны на 400 км.
Лесотундры представлены елово-лиственничными и лиственнично-березовыми породами. На территории лесостепной зоны преобладали елово-березовые и сосново-березовые с елью леса и господством марево-полынных ассоциаций. Первые очаги заболачивания.

По мнению ряда исследователей, достаточно резких изменений климата, вызвавших значительные передвижения климата зон по широте, в голоцене было много. За период 10–12 тыс. лет порядка 25 раз, половина из которых были в той или иной мере ксеротермическими. Это чередование теплых и холодных, сухих и влажных этапов в голоцене происходило примерно через 500–700 лет.
Необходимо подчеркнуть, что хотя проблема резких и частых изменений климата Земли в голоцене теперь поставлена и в первом приближении уже решена положительно, в региональном отношении ее убедительного решения еще нет, особенно по лесостепи.
10. Динамика ландшафта
10.1. Понятие о динамике ландшафта
Природно-территориальные комплексы относятся к динамическим системам, в которых постоянно происходят круговороты вещества и энергии. Круговороты эти не полностью замкнуты, поэтому, развиваясь, геокомплексы постепенно претерпевают изменения.
Кроме того, геосистемы могут менять свои состояния во времени и пространстве, адаптивно реагируя на изменения внешней среды. В большей степени за счет этого свойства они способны сохраняться. Знание свойств, закономерностей структурной организации, функционирования и развития геосистем позволяют оптимизировать их хозяйственное использование, прогнозировать и предусматривать меры защиты от возможных неблагоприятных природных явлений.
Заметный вклад в изучение и понимание данного свойства ландшафтов внесли ученые Иркутской, Московской, Ленинградской и других ландшафтоведческих школ – В.Б. Сочава, А.Г. Исаченко, В.А. Николаев, И.И. Мамай, М.А., К.Н. Дъяконов, Н.Л. Беручашвили, А.А. Крауклис и др.
Что же такое состояние и динамика геосистем?
Состояние природной геосистемы – это определенный тип и упорядоченное соотношение параметров ее структуры и функционирования, ограниченные некоторым отрезком времени.
При переходе от одной стадии развития к другой (молодость – зрелость – старение), от сезона к сезону и в разных погодных условиях, геосистемы изменяют свои [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Примеры состояний:
зимние, летние;
влажние, засушливые;
снежные, бесснежные и т.д.
При смене погодных условий, времени суток и года, разных по климатическим параметрам лет и многолетних периодов, связанных с циклами солнечной активности, геосистемы, изменяя структуру и функционирование, адаптивно к ним подстраиваются.
Так, в ландшафтах южной тайги Западной Сибири в течение года наблюдаются следующие изменения их состояний.
Зимой – замедляются процессы фотосинтеза, разложения и минерализации органики; отсутствует поверхностный и внутрипочвенный сток, промерзают почвы, в структуре ландшафта появляется сезонный компонент - снежный покров, на водоемах образуется лед.
Весной – процессы снеготаяния сопровождаются стоком талых вод, активным плоскостным смывом и линейной эрозией на склонах агроландшафтов, половодьями на реках.
Летом – активно идет фотосинтез, биопродуцирование и минерализация органических остатков.
Смена одного состояния другим, сопровождающаяся изменением структуры и функционирования ПТК, называется динамикой геосистем.
Некоторые географы относят к динамике только обратимые изменения геосистем, не ведущие к качественному преобразованию ландшафта, а необратимые изменения относят к развитию. Однако на уровне видов или типов ПТК существуют инварианты не только функционирования, но и развития, поэтому мы будем придерживаться традиционного, устоявшегося в разных науках понимания термина «динамика».
Различают несколько видов ландшафтной динамики (Казаков, 2007): функционирования, развития, эволюции, катастроф, восстановления, антропогенная динамика.
10.2. Виды динамики ландшафта
Функциональная динамика – это в основном периодически повторяющиеся в определенной последовательности серии состояний геосистемы (суточных, сезонных, погодных и др.).
Характеризуется и проявляется в основном в форме ритмов и циклов; включает
процессы обмена веществом и энергией с внешней средой (метаболизм геосистемы);
внутренние круговороты вещества и энергии;
адаптивные обратимые изменения состояния геосистемы под влиянием ритмических и случайных изменений внешней среды в пределах определенного ее инварианта.
Широко известные проявления циклической функциональной динамики – [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Суточные – смена дня и ночи влечет за собой изменения в температуре, влажности и движении воздуха на протяжении суток. Суточная ритмичность свойственна процессам выветривания, разрушения и перемещения горных пород. Испарение и конденсация влаги, выделение и поглощение кислорода и углекислого газа растениями подчинены суточным ритмам.
Н.Л. Беручашвили ввел понятие о стексах – как среднесуточных состояниях геосистем. Закономерную смену стексов на протяжении суток он именует поведением геосистем.
Сезонная динамика связана с положением Земли относительно Солнца и наклоном земной оси. Сезонные изменения на компонентах ландшафта проявляются резче, чем суточные. Они выражаются не только в определенной последовательности от сезона к сезону, но и в средней продолжительности. Продолжительность суточных и сезонных фаз – не постоянная величина, она колеблется в зависимости от изменений солнечной активности. Более или менее достоверно установлены различные ритмы гелиогеофизические по происхождению.
Динамика развития – это направленное изменение  геосистемы, прослеживаемое на фоне колебательной ритмики, характеризующееся необратимыми изменениями структуры и состояний ПТК от их зарождения до отмирания. Она определяется неполной замкнутостью круговоротов, генетической предопределенностью и типом геосистемы. Динамика развития геосистемы подчиняется определенным закономерностям, которую можно выявить с использованием методов ландшафтных аналогий, поэтому она относительно легко прогнозируется.
Знание времени полного жизненного цикла геокомплексов, их отдельных элементов и этапов развития позволяет определить возраст геосистемы и прогнозировать опасные процессы, сопровождающие те или иные стадии развития.
Динамика эволюционная – характеризуется постепенными, последовательными, непрерывными и направленными необратимыми (коренными) изменениями.
Эволюционная динамика обусловлена:
медленными, но длительными направленными изменениями во внешней среде;
внутренними спонтанными процессами исторического саморазвития.
Для проявления эволюционной динамики длительность направленных изменений внешней среды должна значительно превышать характерное время динамики саморазвития природных комплексов.
Революционная ландшафтная динамика, или динамика катастроф, проявляется в форме резких скачкообразных необратимых изменений структуры, следовательно, и изменения состояния геосистем.
Она обусловлена относительно случайными, быстрыми, порой катастрофическими процессами внешней среды, ведущими к сильным разрушениям ландшафтных структур регионов. К ним относятся такие разрушительные природные процессы, как обвалы, лавины и сели в горах, ураганы, катастрофические ливни и наводнения, вулканические извержения, пожары. Кроме природных процессов сильные разрушения структуре ландшафтов наносит неумеренная хозяйственная деятельность.
Динамика восстановления – последовательное стадийное изменение ландшафта после прекращения природных или антропогенных его нарушений от начала восстановления или зарождения до устойчивого состояния.
Саморазвитие геосистем после катаклизмов сопровождается следующими стадиями:
1) зарождение геосистемы на новой литогенной основе (осушенное дно озеро после прорыва завала, свежая осыпь, отложение селя, промоина и т.д.);
2) становление геосистемы, характеризующееся повышенной функциональной и структурной изменчивостью, возникновением биоты и почвы;
3) стадия зрелости геосистемы, характеризующаяся стабилизацией и соответствием всех элементов ее структуры окружающей среде.
В зависимости от степени и типа нарушенности геосистемы и ее внутренних способностей к самовосстановлению характерные времена периода восстановления существенно различаются.
Антропогенная динамика геосистем обусловлена хозяйственным воздействием на природную среду: вырубка, распашка, строительство. В большинстве случаев антропогенная динамика осуществляется природными процессами: эрозия, дефляция, заболачивание, засоление. Но эти природные процессы вызваны и активизированы хозяйственной деятельностью человека.
Динамика функционирования и восстановления стабилизирует геосистемы, повышает их устойчивость. Динамика эволюции и развития, природных и антропогенных катастроф ведет к медленным или быстрым необратимым качественным изменениям и преобразованиям ландшафтов. Все виды динамик, накладываясь друг на друга, неразрывно связаны между собой и характеризуют прошлое, настоящее и будущее ландшафтов
11. Учение о природно-антропогенных ландшафтах
11.1. История формирования представлений об антропогенизации ландшафтов
Вопросы взаимоотношений человечества и природы, человека и ландшафта с начальных этапов развития физической географии ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]) постоянно были в центре внимания практически всех ученых.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
В IV в. до н.э. древнегреческий философ Платон писал о серьезных изменениях в облике ландшафтов древней Эллады из-за сведения лесов, распашки земель и интенсивного выпаса скота на склонах гор. В результате здесь на смену горно-лесным субтропическим ландшафтам пришли разреженные, низкорослые ксерофитно-кустарниковые заросли.
В середине XVIII в. в работе «Естественная история» Ж. Бюффон характеризовал человека как существо, способное трансформировать природу с пользой для себя, подчиняя ее своим интересам.
В первой половине XIX в. о негативном действии человека на ландшафты писал Жан Батист Ламарк: « назначение человека как бы заключается в том, чтобы уничтожить свой род, предварительно сделав земной шар непригодным для обитания».
В 1864 г. в Лондоне вышла книга Марша «Человек и природа, или О влиянии человека на изменение физико-географических условий».
Во второй половине XIX – начале XX вв. в России публикуются [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] о влиянии человеческой деятельности на окружающую природу.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
В.В. Докучаев в монографии «Наши степи прежде и теперь» (1892), А.А. Измаильский в работе «Как высохла наша степь» (1893) показали, как многовековая деятельность человека привела к коренному изменению южнорусских степей – их истощению, в результате чего засухи стали более частыми и более губительные для урожая.
А.И. Воейков в двух статьях под общим заголовком «Воздействие человека на природу» (1894) проанализировал огромный фактический материал о последствиях стихийного вмешательства человека в природу и показал примеры активного преобразования природы человеком.
Однако, несмотря на обширный опубликованный материал, в целом ландшафтоведение долгие годы не занималось преобразованными ландшафтами, сконцентрировав свое внимание на изучении естественных ПТК.
Только в 1930-е гг. в зарубежной географии получила широкое признание идея «культурного ландшафта». Ее сторонники рассматривали природу как обрамление человека с его культурой и хозяйственной деятельностью. Идея культурного ландшафта, но по совершенно новой трактовке, была высказана Л.Г. Раменским в работах 1930-х гг. Он указал, что под влиянием человека природные ландшафты превращаются в культурные, а составляющие их фации приобретают культурные модификации. Это была первая работа по морфологии антропогенного ландшафта.
В конце 1930-х гг. появляется термин – антропогенный ландшафт, предложенный русскими учеными А.Д. Гожевым, Б.Н. Городковым, впоследствии забытый до начала 1960-х гг. Именно в это время вышла книга И.М. Забелина «Теория физической географии», в которой автор разделяет антропогенные ландшафты на природно-антропогенные и культурные.
Указанные работы подготовили почву для оформления в 70-е гг. XX в. нового научного направления ландшафтоведения, получившего название антропогенного. Во главе этого направления стоял Ф.Н. Мильков ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]), опубликовавший по данной проблеме ряд трудов и создавший в Воронежском университете школу антропогенного ландшафтоведения. Это направление активно развивали его ученики – А.Б. Ахтырцева, В.И. Булатов, Н.И. Дудник, В.Б Михно, А.И. Нестеров, В.И. Федотов и др.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 26. Федор Николаевич Мильков (1918–1996)
В 1970–1990-х гг. формируются представления о различных природно-хозяйственных, природно-технических, геотехнических, фитокультурных, агроландшафтных геосистемах (Т.В. Звонкова, Ю.Г. Саушкин, А.И. Перельман, В.А. Николаев, А.В. Дончева, Л.К. Казаков и др.).
11.2. Понятие об антропогенном ландшафте
Существуют разные подходы к пониманию антропогенного ландшафта:
1) к антропогенным ландшафтам следует относить ландшафты, в которых человек изменил любой компонент;
2) к антропогенным ландшафтам относят только те, у которых человеческая деятельность привела к изменению литогенной основы;
3) к антропогенным ландшафтам относят только те, которые человек создал своей деятельностью, и их в природе ранее не существовало.
По мнению Ф.Н. Милькова, антропогенными ландшафтами следует считать как заново созданные человеком ландшафты, так и все природные комплексы, в которых коренному изменению под влиянием человека подвергся любой из компонентов, в том числе и биота.
Антропогенными комплексами в равной степени являются курган в степи, земляной оборонительный вал, пруд в балке, березовая роща на месте вырубленного ельника.
Под воздействием человеческой деятельности формируются ландшафты, которые хотя и сохраняют естественный характер и подчиняются природным закономерностям, несут и антропогенное содержание в виде культурных растений, измененных свойств почвы, измененного режима подземных и поверхностных вод и т.д.
Антропогенные ландшафты являются важными объектами деятельности по рациональному использованию природных ресурсов и охране природы. Это связано с двумя обстоятельствами:
во-первых, значительная часть таких ландшафтов создана для выполнения ресурсовоспроизводящих (поля, лесонасаждения) и средоформирующих (населенные пункты), рекреационных функций;
во-вторых, в процессе своего функционирования антропогенные ландшафты продолжают участвовать в формировании газового состава атмосферы, круговорота воды, в процессах миграции элементов и т.д.
Антропогенные ландшафты, имея природную основу, в своем развитии подчиняются тем же закономерностям, что и природные. Заброшенные человеком антропогенные ландшафты, как правило, стремятся вернуться к своему первоначальному состоянию.
11.3. Основные типы антропогенных ландшафтов
Большое количество антропогенных ландшафтов предопределяет множество вариантов их классификаций. Группировка исследуемых объектов по тем или иным признакам, их типизация и классификация позволяют лучше разобраться, запомнить множество их разных свойств.
Полная классификация антропогенных ландшафтов может быть разработана на основе последовательного использования нескольких оснований деления.
Первую классификацию дает в своей работе В.П. Семенов-Тянь-Шанский (1928). Он предложил изучать две группы ландшафтов – культурные и неизмененные. Такие в чистом виде встречаются редко, поэтому есть и переходные ступени: дичающие, одичавшие, полудикие. Данная классификация строится на основании степени изменения (антропогенной трансформации) природного ландшафта.
На 40 % площади суши человек преобразовал ландшафты почти полностью. В результате некоторые зональные типы ландшафтов исчезли, другие были трансформированы, так что возникли антропогенные модификации природных ландшафтов. Из 96 зональных типов ландшафтов, выделяемых на равнинах мира, около 40 типов исчезли или были коренным образом преобразованы.
По степени антропогенной трансформации современные ландшафты мира могут быть разделены на две большие группы:
1) [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ];
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Коренные (условно коренные) ландшафты – это зональные типы ландшафта, не подвергшиеся прямому воздействию хозяйственной деятельности, то есть практически не трансформированные.
К условно коренным относятся ледниковые, некоторые тропические пустыни, подавляющая часть высокогорных районов, значительные части ландшафтов бореальных лесов и тундры, а также заповедники и другие, строго охраняемые территории
2) [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Природно-антропогенные ландшафты подразделяют
на вторично-производные ландшафты, сформировавшиеся на месте первичных в результате хозяйственной деятельности в настоящем или прошлом, существующие в относительно устойчивом состоянии на протяжении десятилетий или первых столетий, благодаря естественным процессам саморегулирования. Среди них мелколиственные леса Русской равнины, ксерофитные кустарники и леса Средиземноморья, деградированные степи, трансформированные саванны;
антропогенно-модифицированные ландшафты с весьма высокой степенью трансформации, управляются, с одной стороны, как природные системы, а с другой стороны, в очень большой степени зависят от деятельности человека. К ним относятся агроландшафты, сильвикультура (участки целенаправленного выращивания древесины), рекреационные территории (парки);
техногенные ландшафты управляются преимущественно человеком. Это города со всей инфраструктурой, места добычи и переработки минеральных ресурсов, гидротехнические сооружения
Эта идея господствовала в течение многих десятилетий. Но есть и другой подход, который предложил Ф.Н. Мильков (1981). Он ввел в антропогенное ландшафтоведение новые классификации, обусловленные особенностями возникновения и функционирования комплексов под воздействием на них различных социально-экономических факторов, а также собственными качественными особенностями этих ландшафтов ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
В последние годы появились классификационные схемы антропогенных ландшафтов, основанные на новых критериях, таких как тип природопользования, этнокультурные особенности, степень окультуренности и др. (Казаков, 2007).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Таблица 4
Антропогенные ландшафты (по Ф.Н. Милькову, 1981)
Критерии
Классы
Типы

По генезису
Техногенные
Карьеры с отвалами, гидростанции с водохранилищами, насыпи дорог с кюветами.


Подсечные
Поля, пустоши, поселки на месте вырубленного леса.


Пирогенные
Поля, пустоши, поселки и др. на месте выжженной коренной растительности


Пашенные
Пашни на месте распаханной целины


Пастбищно-дигрессионные
Выгон обусловленный неумеренной пастьбой домашних животных

По целенаправленности возникновения
Прямые (запрограммированные)
Пашни, сады, города и т.д.


Сопутствующие
Известняково-карстовые пустоши - денудационные бедленды, эрозионные рытвины и овраги, вторичные солончаки и болота, оползни, термокарстовые ландшафты, развеваемые пески

По длительности существования и степени саморегулирования
Долговечные, саморегулируемые
Курганы, земляные валы, древние карьеры и отвалы, карстовые пустоши, вторичная болотная марь.


Многолетние, частично регулируемые
Пруды, пойменные и суходольные луга, лесные полосы.


Кратковременные, регулируемые
Пашни, возделываемые сады; селитебные ландшафты, дороги.

По содержанию[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]Сельскохозяйственные ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ])
Полевой, лугово-пастбищный, садовый, садово-полевой


Промышленные
Собственно промышленные



[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Карьерно-отвальные ландшафты формируются в местах открытой добычи полезных ископаемых. В зоне размещения карьеров наблюдается полная деградация всех компонентов ландшафта (рис. 27).
Провально-просадочные ландшафты образуются в результате подземной разработки горных пород. На многих давних участках возникают провальные воронки и колодцы.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 27. Карьерно-отвальный антропогенный ландшафт (ЗАО «Черновец», Кузнецкий угольный бассейн) (фото Ю. Собяниной)
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]






Дорожные
Железнодорожные, автомобильные, трубопроводы, ЛЭП


Селитебные
Сельские



Городские






[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Лесные антропогенные ландшафты представлены тремя классами:
условно естественные (подвергаются воздействию человека в виде техногенных выбросов из атмосферы и т.д.) (рис. 28);
вторичные или производные (вырастают на месте вырубок и антропогенных гарей);
лесокультурные (лесопосадки, парки, скверы, бульвары и т.д.) (рис. 29).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 28. Условно-естественный ландшафт – лес, подвергшийся розливу нефти (Томская область)
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 29. Лесополоса среди агроландшафтов юго-востока Томской области
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Условно-естественные, вторичные, лесокультурные


Культовые
Пещерные монастыри, церкви и др.


[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Рекреационная антропогенная система состоит из взаимосвязанных подсистем: отдыхающих, туристов, природных комплексов, материальной базы и рекреационной инфраструктуры, обслуживающего персонала и органа управления.
Природные комплексы составляют одну из самых важных подсистем рекреационной системы, поскольку уже само наличие участка природы с благоприятными климатическими условиями, красивыми пейзажами, разнообразной растительностью и близостью водоема обусловливает возникновение здесь простейшей рекреационной системы (отдыхающие – природный комплекс). Специфическими характеристиками природных комплексов как подсистем рекреационной системы являются их емкость, устойчивость, комфортность, разнообразие, привлекательность.
В настоящее время природные комплексы почти всегда включают в себя искусственные образования (рис. 30).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 30. Рекреационный ландшафт в Таиланде (фото И. Вершининой)
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]



Водные
Водохранилища, пруды, каналы


[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Дорожно-беллигеративные, военно-технические сооружения и оборонительные системы, беллигеративные бедленды.

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]12. Методы ландшафтных исследований
12.1. Понятие и виды ландшафтных исследований
При изучении геокомплексов применяют ряд подходов, приемов, составляющих стройную систему методов, отражающих взаимосвязь изучаемых объектов, их свойств и взаимодействие географических наук.
Методика ландшафтоведения может быть отражена с помощью разных классификационных схем. Множественность методов, используемых при комплексных физико-географических исследованиях, требует определенной их систематизации. При этом систематизация производится по различным признакам, что обусловливает множественность классификаций методов.
Рассмотрим классификацию методов (по степени универсальности) ландшафтных исследований по Б.М. Кедрову (1967). Все научные методы в естествознании он делит на три основные группы: общие, особенные и частные.
Наиболее общими методами исследования природы являются сравнительный, исторический, системный методы.
Особенные методы тоже находят применение во всем естествознании и не ограничиваются рамками какой-либо формы движения материи, но они касаются не всего исследуемого предмета в целом, а лишь одной определенной его стороны или же определенных приемов исследования. В соответствии с этим, к группе особенных могут быть отнесены следующие методы исследования ландшафтов: картографический, математический, моделирования, прогнозирования, районирования, эксперимента.
И, наконец, частные методы – это специальные методы, связанные со специфическим характером той или иной формы движения материи (химические, физические, биологические, геологические). Частные методы ландшафтных исследований: геохимический, геофизический, палеогеографический, аэрометоды, космические методы и др.
Дальнейшая детализация классификации Б.М. Кедрова, проведенная В.К. Жучковой и Э.М. Раковской (1982), позволила выделить [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Специфические методы являются вариантами общих, особенных и частных методов, своеобразие которых обусловлено особенностями предмета исследования. В ландшафтоведении специфическими являются методы площадной ландшафтной съемки, профилирования, ландшафтного картографирования, балансов, сопряженного анализа, методы ГИС (географические информационные системы) и др.
Конкретные методы – это составные части специфического метода, то есть простые методы и приемы решения частных задач, логическая последовательность которых указывает путь решения стоящей перед исследователями научной проблемы (метод отбора образцов, определения содержания того или иного химического элемента, измерения климатического показателя и т.д.).
Все многообразные специфические методы ландшафтоведения могут быть сгруппированы в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в зависимости от того, какой аспект ландшафтной структуры в каждом конкретном случае наиболее важен: пространственный, генетический, функциональный. Все методы этих классов помогают раскрыть свойства и особенности ПТК как целостных образований, специфику их функционирования и тенденцию грядущих изменений.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Каждому классу соответствует свой специфический метод исследования ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Таблица 5
Соотношение целей, задач и методов исследования (В.К. Жучкова, Э.М. Раковская, 1982)
Классы решаемых задач
Аспект изучения ландшафтной
структуры
Цель
Основной метод сбора материала
Основной специфический метод решения задачи

1. Изучение свойств и пространственного размещения ПТК
Пространственный
Описание
Маршрутный
Ландшафтное картографирование

2. Изучение становления ПТК
Генетический
Объяснение
Ключевой
Ретроспективный анализ

3. Изучение функционирования ПТК
Функциональный
Предсказание
Стационарный
Сопряженный анализ

4. Исследования для прикладных целей
Прикладной
Использование
Камеральный
Оценочные методы

12.2. Ландшафтное профилирование
При проведении ландшафтной съемки широко применяется метод ландшафтного профилирования, главное достоинство которого состоит в том, что он позволяет выявлять взаимосвязи между компонентами природы внутри ПТК и сопряженность самих комплексов друг с другом.
С помощью профилей устанавливаются доминирующие и дополняющие урочища и их приуроченность к определенным формам рельефа, составу горных пород, уровню залегания поземных вод и выявляются закономерности, присущие более сложным ПТК. На комплексных профилях, в отличие от ландшафтной карты, лучше выявляются вещественно-энергетические связи.
Наиболее ярко латеральные и радиальные связи выражены в ландшафтных катенах. Термин «катена» в переводе с английского означает «ряд», «цепочка». Впервые он был введен в науку английским почвоведом Дж. Милном. При этом под ландшафтной катеной понимается функционально-динамическое сопряжение геосистем, последовательно сменяющих друг друга в направлении от местного водораздела к местному базису денудации (реке, озеру, днищу депрессии рельефа и т.п.) (В.А. Николаев, 2000).
Катена может заканчиваться не водоемом, а, например, сухой котловиной или делювиальным шлейфом, и тогда сопряжение будет неполным.
Катенарный ряд (профиль) фаций, подурочищ, урочищ объединяется в целостную геосистему однонаправленным потоком вещества и энергии сверху вниз по склону. В нем участвует жидкий, твердый, ионный, поверхностный и подземный сток, а также перемещение почвенно-грунтовых масс под воздействием гравитационных склоновых процессов (обвально-осыпных, аллювиально-делювиальных и других процессов).
Таким образом, катена отражает все склоновые процессы и явления, взаимодействие которых образует более сложные системы, чем элементарные ландшафты.
В природе существуют ландшафтные катены различных геосистемных уровней: микро, мезо, макро, мегакатены.
Микрокатены объединяют фации, расположенные цепочкой от микроповышения до микрозападины. При этом перепад высот в микрокатенах может не превышать 0,5–1 м ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 33. Микрокатена долины р. Арламовки, правого притока р. Басандайки Томь-Яйское междуречье, Томская область):
I–IV – урочища и подурочища: 1 – ивовый осоково-высокотравный лес, 2 – кострово-разнотравный луг, 3 – пашня, 4 – светло-серые тяжелосуглинистые глееватые почвы, 5 – серая эродированноая тяжелосуглинистая почва, 6 – озерно-аллювиальные отложения глин, суглинков, супесей среднего и верхнего неоплейстоцена, 7 – серая лесная маломощная среднесуглинистая почва, 8 – серая намытая мощная легкосуглинистая почва
Мезокатены сочленяют подурочища и урочища, расположенные на сопряженных положительных и отрицательных формах рельефа ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]). Мезокатены являются «визитной карточкой» ландшафта и образуют его характерное пространство.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 34 а, б. Ландшафтный профиль ВВ (мезокатена) долины р. Басандайки (правого притока р. Томи, Томская область):
I-XVI – элементарные ландшафты; 1 – сосново-березовый лес, 2 – разреженный разнотравный луг, 3 – бобово-разнотравный луг, 4 – осоково-бобово-разнотравный луг, 5 – березовый лес, 6 – клеверо-разнотравный закустаренный луг, 7 – лабазниково-осоковый закустаренный луг, 8 – злаково-бобово-разнотравный луг, 9 – ивово-черемуховый осоково-разнотравный лес,  10 – ивовый лес, 11 – осиново-березовый лес, 12 – ежово-бобово-разнотравный луг, 13 – пески, 14 – средний суглинок, 15 – легкий суглинок, 16 – глина, 17 – супесь, 18 – тяжелый суглинок, 19 – песчано-галечниковые отложения, 20 – светло-серая лесная почва, 21 -  луговая почва, 23 – примитивно-слоистая почва, 24 – дерново-поверхностно-глеевая, 25 – делювиальные отложения, 26 – иловато-глеевая почва, 27 – серая лесная поверхностно-глеевая почва, 28 – суглинки
При среднемасштабных исследованиях анализируются межландшафтные макрокатены ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]). Они прослеживаются вдоль границ контрастных ландшафтных провинций.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 35. Региональная ландшафтная катена «ополье – полесье»
(Н.Л. Беручашвили, В.К. Жучкова, 1997):
1 – коренные дочетвертичные породы, преимущественно мел, мергель; четвертичные породы: 2 – суглинистая морена, 3 – лессовидные суглинки, 4 – флювиогляциальные пески; почвы: 5 – серые лесные, 6 – дерново-подзолистые и болотные; 7 – пашня; 8 – сосново-мелколиственные леса с примесью широколиственных пород; 9 – луга; 10 – болота
Наиболее крупная каскадная система (мегакатена) – «континент–океан». Самый же крупный земной бассейн р. Амазонки занимает площадь свыше 7 млн км2. Ему соответствует целая физико-географическая страна Амазония.
Хотя термин «катена» появился только в 30-е гг. XX в., катенарные сопряжения изучались еще во времена В.В. Докучаева. Такие объекты ввели в практику географических исследований ученики В.В. Докучаева Г.И. Танфильев, Г.Ф. Морозов и Г.Н. Высоцкий около ста лет назад. В качестве удачного примера можно привести комплексный профиль участка лесостепи из знаменитой книги Г.Ф. Морозова «Учение о лесе», впервые изданной в 1920 г.
Этот профиль сопровождается планом, так что в совокупности получается объемное трехмерное изображение сравнительно небольшого пространства, отчетливо дифференцированного на последовательно сменяющие друг друга географические комплексы ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 36. Размещение природных комплексов в лесостепи Воронежской области
(по Г.Ф. Морозову, 1920):
Природные комплексы: 1 – приводораздельные участки со сложными дубравами на оподзоленном черноземе; 2 – верхняя часть правобережного склона с ясеневыми дубравами на темно-серых лесных почвах; 3 – нижняя часть правобережного склона с дубравами на темно-серых лесных почвах; 4 – овраги с кустарниковыми зарослями; 5 – понижения с угнетенными дубравами на солонцах; 6 – речная пойма с заливными лесами из черной ольхи и других лиственных деревьев на аллювии; 7 – дюнные всхолмления надпойменной террасы с сосновыми борами; 8 – левобережный склон, переходный к водоразделу, со сложными борами (с дубровым подлеском) на черноземных супесях; 9 – междюнные впадины с заболоченными борами на торфяных почвах.
Почвообразующие породы: а – валунный суглинок (морена); б – пойменный аллювий; в – боровые пески; г – супеси на морене; д – торф
Каждый из девяти комплексов отличается своим положением в рельефе, материнской породой, почвой, растительностью. Если бы по этому профилю проводились наблюдения над микроклиматом, уровнем грунтовых вод и другими природными явлениями, то и в них непременно обнаружились бы различия по участкам профиля.
Составление ландшафтных профилей может быть либо самостоятельной задачей, либо вспомогательным этапом в целях ландшафтного картографирования или физико-географического районирования.
Выбор линии профиля производится с тем расчетом, чтобы профиль пересек все наиболее характерные для исследуемой территории формы рельефа, учитывается также разнообразие геологического строения и современного растительного покрова. Гипсометрическая линия профиля, к которой привязываются все данные ландшафтных наблюдений, в зависимости от заданной точности и масштаба может быть составлена по топографической карте или получена путем инструментальной съемки.
При описании природных комплексов точки на профиле закладываются на основных элементах рельефа, полученные на них данные наносят в условных знаках на гипсометрическую кривую. Всего на профиле, в зависимости от сложности его строения, может быть от 4 до 10 точек, на которых будут отбираться образцы проб компонентов. Большее количество точек может отвлечь на детали и затушевать основную картину изменения распределения химических элементов в вертикальном профиле сопряженных фаций.
На традиционных ландшафтных профилях, кроме точек отбора проб, закладывается ряд основных точек полного комплексного описания, с тем, чтобы охватить все разнообразие встречающихся по профилю ПТК.
При движении по профилю важно не только сделать подробные описания, но и выявить природные комплексы, нанести между ними границы.
В зависимости от масштаба работ изменяется и характер профиля, его протяженность, частота расположения точек описания и взятия образцов на анализы. При мелком и среднем масштабах исследования профиль может сопровождаться на отдельных участках фрагментами более крупного масштаба, более детально вскрывающими связи между компонентами природы и комплексами. Крупномасштабные профили сами по себе достаточно детальны, но при необходимости и они могут «раскрываться» более подробно на отдельных характерных участках.
12.3. Методика построения типологических ландшафтных карт
12.3.1. Составление ландшафтных карт
При составлении ландшафтной карты широко используются:
ландшафтно-индикационное моделирование;
принцип фотоструктурного единства (при ландшафтном дешифрировании аэро-и космофотоснимков);
результаты электронной обработки дистанционных материалов;
анализ тематических карт природоведческого содержания и др.
Сохраняет свое определяющее значение ландшафтная съемка – полевой метод изучения и картографирования ландшафтов с установлением межкомпонентной ординации.
Очень острым является вопрос о качестве ландшафтных карт. По мнению И.И. Мамай (2004), созданные на основе имеющихся методик ландшафтные карты должны строго соответствовать следующим условиям:
в основу составления ландшафтных карт должна быть положена полевая ландшафтная съемка с выдержанной густотой точек комплексного описания, установленной для выбранного масштаба карт;
необходимо, чтобы ПТК, изображенные на карте в соответствии с избранным масштабом, отражали морфологическую структуру основной единицы и обнимающих их комплексов более высокого ранга;
в легендах карты должна присутствовать характеристика ПТК с описанием всех природных компонентов.
Только карты, отвечающие всем этим требованиям, могут быть названы кондиционными ландшафтными картами общенаучного типа.
Привлекаемые для разработки содержания ландшафтных карт тематические карты очень информативны. С помощью геологических карт анализируются структуры земной коры, глубинные разломы, породы четвертичного возраста. От состава вышеуказанных пород, являющихся материнскими почвообразующими породами, зависит формирование почв, одного из важнейших компонентов ландшафта.
Анализ рельефа на геоморфологических картах способствуют определению структуры геокомплексов, их границ и размеров. Изображенные на этих картах отдельные формы рельефа (карстовые воронки, конусы выноса, балки, овраги, западины и т.д.) являются самостоятельными геосистемами локальной размерности, и их границы определяют распространение элементарных ландшафтов.
Геоботанические и почвенные карты раскрывают многие динамические свойства ПТК. На этих картах показываются также изменения антропогенного характера.
При создании традиционных карт (на основе тематических) велика роль субъективных моментов, что связано с использованием для разных участков территории различных методов и привлечением множества исследователей. Кроме того, «возраст» использованных данных может измеряться годами и даже десятилетиями.
Для составления и обновления содержания ландшафтных карт успешно применяются дистанционные данные разного разрешения и с разных носителей. Аэро- и космофотоснимки способствуют определению закономерностей морфологии ландшафтов, их сопряженности, отраженной в рисунке фотоизображении.
Обладая высокой обзорностью, космические снимки дают основание судить о ландшафтах как структурных составляющих физико-географических провинций и зональных областей. Построение средне- и мелкомасштабных ландшафтных карт по дистанционным материалам теперь куда менее трудоемко, чем ранее, и выполняется в более сжатые сроки. Но главное многократно повышается достоверность карт.
Часто ландшафтная карта настолько насыщена материалом, что становится трудночитаемой. Эта проблема в настоящее время решается методами геоинформационного картографирования, созданием ГИС (геоинформационных систем), с помощью которых можно по желанию быстро и автоматически накладывать ту или иную нагрузку на имеющуюся контурную основу. При этом контурная часть базируется на ландшафтной основе и является единой для ряда отраслевых карт. Такой метод еще до внедрения ГИС-технологий был удачно использован при создании атласа Алтайского края.
С середины 1990-х гг. геоинформационные технологии стали приобретать большое значение в качестве инструмента познания и управления окружающей среды. Методика геоиформационного картографирования разработана и постоянно совершенствуется рядом авторов: Н.Л. Беручашвили (1992), П.А. Барроу (1996), А.М. Берлянт (1997, 2001, 2005), И.К. Лурье (2000), Н.В. Коновалова, Е.Г. Капралов (1997), В.В. Хромых (2000), К.Н. Дьяконов, А.В. Дончева, (2002) и другими авторами.
Электронных ландшафтных карт в России создано пока еще мало, в основном они крупномасштабные. Пример электронной среднемасштабной ландшафтной карты – ландшафтные карты Республик Мордовии, Татарстана (1:200 000), Тверской области (1:500 000), Приморского края (1:500 000).
Изданные карты и атласы и в настоящее время, и еще долго будут иметь самостоятельное значение наряду с электронными картами.
12.3.2. Оформление ландшафтных карт
В оформлении ландшафтных карт единство отсутствует. Стандарты не выработаны, точнее, «не узаконены». Наилучшим способом следует считать цветной фон, так как он придает наибольшую выразительность карте для передачи информации.
Цветовые различия стараются сочетать с природными особенностями ландшафтов. При мелкомасштабном картографировании оранжевыми и красными цветами обозначают ландшафты аридных областей ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]), а зелеными и синими – образования северных таежных ландшафтов ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]) (И.П. Заруцкая, Н.В. Красильникова, 1989).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рекомендуемые цвета для оформления средне и крупномасштабной ландшафтной карты:
склоновый тип местности – красный, розовый;
плакорный тип местности – светло-коричневый;
пойменный тип местности окрашивается зеленым;
надпойменно-террасовый тип местности окрашивается в желтый цвет.
Если есть подразделения среди перечисленных типов местности, то их окрашивают в тот же цвет, но более насыщенным тоном.
Штриховые и значковые обозначения обычно имеют подчиненное значение. Часто с помощью систем штриховок показывают антропогенные преобразования ландшафтов.
Независимо от характера оформления карты рекомендуется сохранять на ней соответствующую легенде оцифровку выделенных контуров ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]). Это необходимо потому, что цветовая окраска или одноцветная штриховка может оказаться обманчиво близкой для разных комплексов (к тому же краски со временем могут выцветать), и чтение карты без индексов в контурах будет затруднено.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Контурное оформление с оцифровкой дает широкие возможности для разработки на их основе отраслевых природных или же прикладных карт. Незаменимы они также в полустационарных, экспедиционных исследованиях состояний ПТК – на них наносятся данные наблюдений.
Кроме перечисленных способов оформления ландшафтных карт, используют разнообразные значковые изображения. Значками можно показать субдоминантные ПТК малых размеров, не укладывающиеся в масштаб карты.
12.3.3. Типы легенд ландшафтных карт и их содержание
Удобство использования карты в большой степени зависит от того, как построена ее легенда. Известны разные способы построения легенд для ландшафтных карт. Наиболее типична традиционная текстовая (описательная) форма с условными знаками в виде одной колонки и текстовыми пояснениями к ним.
Наиболее приемлема текстовая легенда ландшафтной карты, отражающая три-четыре наиболее показательных признака: рельеф с материнскими породами, почвы и растительность ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]). Более детальные характеристики выносят в текст. Текстовые легенды чаще используют для мелкомасштабных ландшафтных карт на сравнительно небольшие по площади регионы с малым набором видов ПТК.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
1 – моренные холмы с еловыми зеленомошно-черничными лесами, злаковыми лугами, пашней на дерново-слабо- и среднеподзолистых и слабоглееватых супесчано-суглинистых почвах; 2 – озовые гряды с сосновыми  лишайниково-кустарничковыми лесами, пашней, на дерново-слабо- и среднеподзолистых песчано-супесчаных почвах; 3 – камы с сосновыми лишайниково-кустарничковыми, реже еловыми кустарничково-зеленомошными лесами на дерново-слабоподзолистых песчаных  почвах, пашней на дерново-слабо- и среднеподзолистых супесчано-суглинистых почвах; 4 – ложбины стока с озеровидными расширениями, пушистоберезовыми осоковыми лесами, низинными гипново-осоковыми болотами на торфяно-болотных почвах, злаковыми и мелкоосоковыми лугами на дерново-глееватых и глеевых почвах; 5 – плоская пойма со злаковыми гидромезофитными лугами на дерново-глееватых и глеевых почвах
Для практических целей на обширные по площади территории более пригодна легенда, в которой приводится развернутый перечень показателей (включая элементы климата, условия увлажнения, почвы и т. д.). Такую легенду рационально строить в табличной или схематичной формах ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]). Еще в 20-е г. XX в. авторы первых ландшафтных карт (Б.Б. Полынов, И.В. Ларин) строили легенды к ним именно в табличной форме – очевидно, исходя из удобства практического использования.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Таблица 6
Природные территориальные комплексы окрестностей Ленинграда (фрагмент)
(по А.Г. Исаченко, 1998)

п/п
Рельеф
Поверхностные отложения
Дренированность и увлажнение
Почвы
Растительность
Категории оценки







инженерной
сельско-хозяйственной
рекреационной

1
Холмисто- и грядово моренный комплекс
Мощные валунные суглинки
Интенсивный дренаж на склонах, заболачивание в котловинах
Пестрые с преобладанием слабоподзолистых на склонах и торфянисто-подзолисто-глеевых в котловинах
Ельники черничные, кисличные, дубравно-травяные, с/х угодья
III
III
II

2
Холмисто-котловинный камовый комплекс
Мощные пески и супеси
То же
Поверхностно- и скрыто-подзолистые иллювиально-железисто гумусовые
Сосняки брусничные, вересковые, лишайниковые, с/х угодья
III
III
I

3
Возвышенное известняковое плато
Маломощные карбонатные валунные суглинки
Интенсивный карстовый дренаж, нормальное увлажнение
Дерново-карбонатные, оподзоленные, выщелоченные и типичные; дерново-слабоподзолистые
Ельники сложные, вторичные мелколиственные леса, с.-х угодья
II
I
III

4
Повышенные волнистые моренные равнины
Бескарбонатные валунные суглинки
Кратковременный застой поверхностных вод
Дерново-сильно- и среднеподзолистые глееватые
Ельники черничные и кисличные, вторичные мелколиственные леса, с/х угодья
I
II
III

5
Низменные плосковолнистые озерно-ледниковые равнины
Ленточные глины и суглинки
То же
Дерново-сильноподзолистые глееватые
То же
III
II
III

6
То же
Пески
Хороший дренаж, кратковременная верховодка
Поверхностно-подзолистые и подзолы иллювиально-гумусово-железистые
Сосняки брусничные, вересковые, травяные, лишайниковые
I
III
I-II

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Схема 14. Выделение техногенных ландшафтов Томь-Яйского междуречья (З.Н. Квасникова, 2003)
Такие легенды компактны и выразительны. Преимущества их формы заключаются в ее обозримости, в удобстве сравнения геосистем по любому признаку.
В сводных легендах для избежания перегруженности часто используют индексы, обозначающие генетические разновидности почв, литологического состава горных пород, типа увлажнения, лесных и луговых ценозов. Подбор показателей может быть разным в зависимости от назначения. Если, например, ландшафтная карта будет использована для оценки потенциала природных комплексов, можно привести морфометрические характеристики рельефа (крутизна, длина, форма, экспозиция склонов, линий токов), особенности местного климата или микроклимата, характеристику естественной дренированности и увлажнения, растительного покрова (современное состояние и характерные виды) и т.д. Здесь же в отдельной графе можно указать оценочную категорию каждого выдела.
13. Ландшафтное картографирование
13.1. Цели, задачи, значение
Ландшафтному картографированию принадлежит важное место в истории развития ландшафтных идей. При своем зарождении ландшафтное картографирование имело двоякую цель:
- познание природных особенностей поверхности Земли;
- использование полученных сведений в прикладных целях.
Среди большого многообразия ландшафтных карт различают карты общенаучные и прикладного назначения.
Общенаучные карты природных территориальных комплексов и их описание являются основой основ, на их базе «достраиваются» другие, более глубокие и специализированные виды научных исследований или же прикладные разработки. В результате таких исследований создаются оценочные, проектные, прогнозные и другие прикладные ландшафтные карты.
В ходе крупномасштабной полевой ландшафтной съемки формировались представления о морфологической структуре ландшафтов, их иерархическом системном устройстве. В процессе составления обзорных средне- и мелкомасштабных ландшафтных карт разрабатывались принципы и методы классификации ландшафтов.
Постепенно круг прикладных проблем, решаемых при помощи ландшафтных исследований, стал расширяться. Ландшафтные карты стали применяться при геологических съемках, изучении распространения вечной мерзлоты, для прогнозирования поверхностного стока, при медико-географических исследованиях, при проектировании мелиоративных систем, в районных планировках, при создании водохранилищ и т.д.
В сочетании с дистанционными аэрокосмическими материалами ландшафтное картографирование стимулировало в последние десятилетия XX в. зарождение и развитие особого научного направления – ландшафтной индикации. Данное направление имеет большое значение в решении экологических проблем: ландшафтной индикации загрязнений и мониторинга окружающей среды, допустимых нагрузок на ландшафты, экологической экспертизы, прогноза развития территории.
13.2. Виды ландшафтных карт
Ландшафтные карты различают по масштабу, категории отображаемых объектов и содержанию. 
В зависимости от категории отображаемых объектов ландшафтные карты бывают следующих видов.
1. Типологические. Объектами таких ландшафтных карт служат типологические комплексы – типы урочищ и фаций, типы местностей, типы ландшафтов, классы ландшафтов.
2. Региональные. На картах отображены региональные комплексы, составляющие объект физико-географического районирования – районы, провинции, зоны, страны, пояса.
3. Регионально-типологические. Показывают совмещенное размещение типологических и региональных комплексов.
По масштабу ландшафтные карты делят на три основные группы:
1. Мелкомасштабные – 1:1 000 000 и мельче.
Большинство известных ландшафтных карт, на которых представлены собственно (индивидуальные) ландшафты, имеют масштабы от 1:1 000 000 до 1:2 000 000. Более мелкомасштабные карты могут отобразить лишь типологические группы ландшафтов, а не каждый в отдельности.
2. Среднемасштабные – 1:500 000 – 1:100 000.
Главный объект среднемасштабных карт – местность.
3. Крупномасштабные – 1: 50 000 и крупнее.
Ландшафтное картографирование равнинных территорий на фациальном уровне чаще всего проводят в сверхкрупных масштабах от 1:100 до 1:500, не мельче 1:2 000. Подурочища хорошо изображаются в масштабах 1:2 000 – 1:10 000. Урочища  изображаются на картах масштаба в интервале от 1:10 000 до 1:50 000.
Ландшафтные карты делятся по содержанию (тематике) на общенаучные и специальные (прикладные).
Универсальный характер общенаучных ландшафтных карт, дающих наиболее полный синтез природных условий территории, определяет широкие возможности их практического применения. Общенаучные ландшафтные карты могут служить основой для составления прогнозных карт, на которых отражаются ожидаемые изменения географических комплексов в результате хозяйственной деятельности человека.
Прикладное ландшафтное картографирование базируется на основе ландшафтных карт общенаучного содержания. При этом создаются различные прикладные ландшафтные карты:
- сельскохозяйственные (агропроизводственные, мелиоративные);
- рекреационные;
- градостроительные;
- инженерно-ландшафтные;
- медико-ландшафтные;
- ландшафтно-экологические и др.
Ландшафтное картографирование для целей сельского хозяйства
Основная цель физико-географических исследований для целей сельского хозяйства – комплексное изучение земель и их оценка для разработки агротехнических приемов использования земель и их мелиорации, для землеустройства сельскохозяйственных мероприятий, для полного кадастрового учета земель и т.д.
Составлено множество разномасштабных карт физико-географического районирования и ландшафтного картографирования для целей сельского хозяйства. Они опубликованы в виде иллюстраций к статьям и отдельным монографиям («Физико-географическое районирование центральных черноземных областей», 1961; «Физико-географическое районирование нечерноземного центра», 1963 и др.), а также в некоторых географических атласах.
В 1966 г. А.Г. Исаченко составил карту сельскохозяйственной оценки ландшафтов Северо-Запада Европейской части СССР на основе ландшафтной карты той же территории ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 37. Сельскохозяйственная оценка ландшафтов Ленинградской, Новгородской
и Псковской областей:
I. Наиболее благоприятные: 1 – равнины на карбонатных безвалунных суглинках с кратковременно-избыточным увлажнением; 2 – равнины на карбонатных валунных суглинках, преимущественно хорошо дренируемые.
II. Относительно благоприятные: 3 – равнины на карбонатной морене, слабодренируемые; 4 – равнины на бескарбонатной морене и двучленных наносах, слабодренируемые; 5 – равнины на ленточных глинах, слабодренируемые; 6 – равнины на супесях и песках, преимущественно дренируемые;
III. Малоблагоприятные: 7 – равнины песчаные, слабодренируемые; 8 – холмистые моренные возвышенности с пестрой сменой почв, материнских пород и гидротермических условий, с эрозионной опасностью и мелкоконтурностью земель; 9 – холмистые камовые возвышенности с участками песчаных равнин, с частой сменой условий увлажнения и мелкоконтурности земель; 10 – сельговые ландшафты с гранитными грядами и слабодренированными ложбинами; 11 – озерные заболоченные поймы; 12 – преимущественно болотные равнины.
Теплообеспеченность ландшафтов: а – относительно высокая, б – средняя, в – низкая, г – очень низкая
В границах природных комплексов производилась агрогеографическая оценка территории Башкирии (Ф.А. Максютов, 1963), Воронежской области (Ф.Н. Мильков, К.А. Дроздов, 1966; М.В. Гончаров, А.И. Нестеров, Н.Г. Петров, 1969), Черновицкой области Украины (Я.Р. Дорфман, Э.М. Раковская, 1975) и другие.
Ландшафтное картографирование для целей рекреации
В конце 1960-х гг. проведением комплексных физико-географических исследований для целей рекреации стали заниматься географы Московского, Ленинградского, Тартуского, Львовского, Пермского университетов, Института географии АН СССР и ряда других организаций. Этому способствовало превращение организации отдыха в специфическую отрасль хозяйства, для развития которой требовались природные ресурсы.
Одна из первых работ такого рода – ландшафтная карта лесопаркового пояса Москвы, составленная В.К. Жучковой, Е.Д. Смирновой, Э.М. Раковской и М.Н. Варламовой (1963).
В 1969 г. было проведено районирование территории СССР для целей строительства учреждений отдыха В.К. Жучковой, Э.М. Раковской и Е.Д. Смирновой. В этом же году была опубликована работа Ю.А. Веденина и Н.Н. Мирошниченко по оценке природных условий СССР для организации крупных зон отдыха и туризма. В 1975–1976 гг. Э.М. Раковской проведена оценка природных комплексов Черновицкой области Украины для целей рекреации ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 38. Карта оценки природных комплексов Черновицкой области для цели рекреации (по Я.Р. Дорфману, Э.М. Раковской):
1 – наиболее благоприятных (а – для отдыха на воде, б – для отдыха в лесу, в – для горного пешего туризма); 2 – благоприятные (а – для отдыха у воды, б – для отдыха в лесу); 3 – относительно благоприятные, занимающие выположенные территории с небольшими участками лесов; 4 – неблагоприятные с низкими природно-эстетическими качествами
В географических атласах республик, краев, областей появляются ландшафтные карты с рекреационной оценкой ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]) За последние годы в статьях сборников конференций, семинаров и т.д. опубликовано большое количество разнообразных ландшафтно-рекреационных карт, включающих характеристику ПТК и их интегральную оценку.
Ландшафтное картографирование для целей инженерно-хозяйственного освоения территории
Инженерно-ландшафтные исследования состоят в оценке геосистем с точки зрения условий инженерного освоения, а также в изучении воздействия сооружений на ПТК. Критерии инженерной оценки природного комплекса чрезвычайно многообразны, они дифференцируются в зависимости от конкретной задачи. Поэтому такие изыскания бывают инженерно-геодезическими инженерно-геологическими, инженерно-гидрометерологическими, инженерно-экологическими и др.
При проведении инженерно-экологических исследований предусматривается составление ландшафтных карт.
Достоинство ландшафтного метода инженерной оценки состоит в том, что все положительные и отрицательные факторы учитываются совместно, во взаимной связи и по единой естественной системе территориальных единиц. На стадии предпроектной разработки и подготовки технико-экономического обоснования проекта оптимальным объектом оценки служит ландшафт. В качестве примере приведем инженерно-оценочную классификацию ландшафтов Ленинградской области, составленную А.Г. Исаченко (1998) ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 40. Оценка условий инженерного освоения ландшафтов Ленинградской области (А.Г. Исаченко, 1998), условные обозначения приведены в табличной форме.

Таблица 7
Оценка условий инженерного освоения ландшафтов Ленинградской области (А.Г. Исаченко, 1998)
Группы ландшафтов
Основные инженерные ограничения
Основные факторы, благоприятствующие инженерному освоению

1
Поверхностное переувлажнение, водораздельные торфяники
Устойчивые моренные грунты, небольшие уклоны

2
Густая гидросеть, локальное грунтовое переувлажнение
Устойчивые песчано-гравийные грунты, небольшие уклоны, стройматериалы (песок, гравий)

3
Высокое стояние грунтовых вод, водораздельные торфяники, густая гидросеть
Устойчивые песчаные грунты, небольшие уклоны

4
Карст
Небольшие уклоны, хороший дренаж, стройматериалы (известняк, доломиты)

5
Пересеченный камовый рельеф, переувлажнение в понижениях
Относительно устойчивые грунты, стройматериалы (песок, гравий)

6
Поверхностное переувлажнение, слабые грунты, водораздельные торфяники
Наличие крупных площадок, стройматериалы (кирпичные глины)

7
Пересеченный рельеф, густая гидросеть, глубокие долины
Устойчивые моренные грунты, стройматериалы (валуны, гравий)

8
Пересеченный рельеф, трещиноватые кристаллические породы, переувлажнение в ложбинах
Стройматериалы (граниты)

На последующей стадии разработки инженерных проектов, когда разрабатывается задание, важно дать анализ условий по урочищам, с детальной ландшафтной картой масштаба 1:100 000 и крупнее.
Существует опыт создания комплексных крупномасштабных оценок территории для отдельных отраслей народного хозяйства с заметным преобладанием направления, связанного с добычей, транспортировкой и переработкой нефтеуглеродного сырья, а также промышленного и гражданского строительства ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
Ландшафтное картографирование для целей градостроительства
Целью прикладных физико-географических исследований для градостроительства является научное обеспечение организации оптимального природопользования при строительстве и эксплуатации городов. От своеобразия природных условий во многом зависят особенности расселения, тип застройки и архитектурно-планировочные решения. Эта зависимость и лежит в основе ландшафтных исследований для градостроительства.
В 60-х гг. XX в. появляются работы Я.Р. Дорфмана (1964, 1966), А.С. Крюкова (1967), В.Д. Стерлигова (1964), в которых градостроительные исследования основываются на комплексном подходе.
В конце XX – начале XXI вв. появилось много работ, в которых научной основой для прикладных исследований служит ландшафтная карта города, с изображением местностей и урочищ
Ландшафтно-экологические исследования городов получили наибольшее развитие с середины 1990-х гг.: В.И. Булатов (г. Барнаул, 1990), Н.С. Касимов, М.Г. Сергеев, А.И. Перельман, Н.С, Э.Г. Коломыц (гг. Тольятти, Калининград (Московская обл.), Москва, Магнитогорск, Братск, 1995-2000), В.И. Стурман, Ю.С. Бушкова, В.М. Габдулин (г. Ижевск, 2000), М.А. Патова (г. Нижний Новгород, 2001), Г.Е. Гришанков, Е.А. Позаченок, Т.В. Бабенко (г. Симферополь, 2004), В.З. Макаров, И.В. Пролеткин (г. Саратов, 2006), З.Е. Антонова, Н.Л. Мухортова (г. Великий Новгород, 2006), А.Р. Шакирова (г. Томск, 2007) ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]) и другие.
Иногда прикладные физико-географические исследования проводят специально для решения конкретных градостроительных задач:
типизация ПТК для градостроительства;
создание архитектурно-планировочного плана города;
проведение специальных тематических исследований (при разработке проектов благоустройства);
функциональное зонирование и т.д.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]Ландшафтно-экологическое картографирование
Начало комплексному экологическому картографированию в России было положено в 1989 г. В этом году был создан авторский оригинал одной из первых комплексных экологических карт – «Карты наиболее острых экологических ситуаций СССР» масштаба 1:8 000 000. В последующие годы данная карта неоднократно совершенствовалась и уточнялась. В 1996 г. она была издана под названием «Карта состояния окружающей природной среды Российской Федерации», масштаб 1:8 000 000 (Б.И. Кочуров, Н.А. Жеребцова, О.Ю. Быкова и др.), а в 1999 г. переиздана под названием «Экологическая карта России». В начале XXI в. создана карта «Антропогенные нагрузки на ландшафты России» (А.Г. Исаченко), масштаб 1: 30 000 000 ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
Основным содержанием экологических карт является оценка современной ландшафтной структуры и свойств ландшафтов, оценивается степень благоприятности условий жизни населения и нарушенности ландшафтов. При этом в характеристику территориальных единиц включаются как природные особенности, так и характер природопользования. Отдельно на картах отмечаются очаги и центры загрязнения среды, их объемы и характер вредных выбросов.
Такой принцип положен в основу «Эколого-географической карты РФ» (1:4 000 000, 1991), «Экологической карты Ленинградской области» (1990), «Экологической карты Московской области» (1993).
Экологическая оценка ландшафта – это определение степени пригодности природно-ландшафтных условий территории для проживания человека и какого-либо вида хозяйственной деятельности (Б.И. Кочуров, 2003).
Экологическая оценка и картографирование ландшафтов может проводиться по различным направлениям; основные из них:
1) [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ];
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
При экологической оценке природно-ландшафтная дифференциация территории рассматривается как пространственная реальность, обладающая определенными особенностями, проявляющимися в экологически значимых свойствах ландшафтов.
Отбор этих свойств – один из ключевых моментов в ходе исследования. Для выявления ландшафтной дифференциации территории составляется таблица-матрица, где каждому иерархическому выделу ландшафта даются основные характеристики и определяются экологически значимые свойства. Для примера в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] приведен фрагмент природно-ландшафтной дифференциации Амурской области, выполненной при проведении экологической оценки и картографирования региона.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Таблица 8
Природно-ландшафтная дифференциация территории Амурской области (фрагмент)
(по Б.И. Кочурову, 2003)
Типы
ландшафтов
Экологически значимые природные факторы


ценные
неблагоприятные

1.Долинно-пойменные на крупных и средних реках с преобладанием луговых почв
А) высокая естественная биопродуктивность (прирост фитомассы – более 16 т/га в год);
Б) бонитет почв достаточно высокий (0,5–0,7);
В) ценность земель как луговых и рекреационных угодий;
Г) месторождения стройматериалов и поделочных камней
А) опасность высоких паводков;
Б) опасность дефляции почво-грунтов

2. Аллювиально-аккумулятивные слабонаклоненные равнины с широколиственными лесами и остепненными лугами на лугово-черноземовидных почвах
А) естественная биопродуктивность - средняя (8-11 т/га в год);
Б) бонитет почв – высокий (0,75–0,99);
В) видовое разнообразие растительного и животного мира
А) повышенная естественная минерализация вод;
В) опасность дефляции почвогрунтов

3. Пластово-денудационные равнины на терригенных породах с участками озерно-аллювиальных грунтов, подтаежные и широколиственно-лесные ландшафты с буро-таежными и буро-лесными почвами
А) естественная биопродуктивность – средняя (6-8 т/га в год);
Б) леса с низким приростом – порядка 1,3 м3/га в год;
В) местообитания ценных диких и промысловых животных;
Г) топливные ресурсы: буроугольный бассейн и нефтегазоносные площади;
Д) бонитет почв 0,55–0,65
А) слабая дренированность территории, создающая опасность аккумуляции загрязняющих веществ;
Б) повышенная минерализация вод;
В) островная многолетняя мерзлота

2) [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ];
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Оценка экологически значимых свойств тесно связана с определением природного потенциала ландшафта. Экологический потенциал, по мнению А.Г. Исаченко (1990), не следует смешивать с ресурсным и потенциалом устойчивости. Экологический потенциал определяется климатическими условиями, наличием водоемов, биотическими факторами (продуктивность, лесистость, гнус, состав леса и др.), другими свойствами (бальнеологические источники, аттрактивность и др.) ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]; [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 44. Экологический потенциал ландшафтов Российской Федерации
(А.Г. Исаченко, 1998)
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Таблица 9
Экологические типы ландшафтов России (А.Г. Исаченко, 1998)
Типы ландшафтов
Климатическая характеристика

А. Равнинные
I. Неблагоприятные
1. Арктические пустыни
2. Арктические тундры
3. Субарктические тундры
4. Лесотундра
5. Болота
6. Северные пустыни
II. Малоблагоприятные
7. Лугово-лесные ландшафты
8. Северная тайга восточносибирская
9. Северная тайга западносибирская
10.Северная тайга восточноевропейская
11. Средняя тайга восточносибирская
12. Полупустыни
13. Степи восточноевропейские
14. Степи южные западносибирские
III. Относительно благоприятные
15.Средняя тайга дальневосточная
16. Средняя тайга западносибирская
17. Средняя тайга восточноевропейская
18. Южная тайга среднесибирская
19. Степи южные восточноевропейские
20. Степи южные западносибирские
IV. Благоприятные
21. Подтайга среднесибирская
22. Южная тайга западносибирская
23. Южная тайга дальневосточная
24. Южная тайга восточноевропейская
25. Подтайга западносибирская
26.Подтайга дальневосточная
27. Подтайга восточноевропейская
28. Лесостепь западносибирская
29. Степь северная восточноевропейская
V. Наиболее благоприятные
30. Широколиственно-лесные дальневосточные
31. Широколиственно-лесные и лесостепные восточноевропейские
32. Степные предкавказские
33. Субсредиземноморские причерноморские
34. Влажные субтропические причерноморские
Б. Горные
I. Неблагоприятные
35. Арктические и субарктические низко- и среднегорья
36. Гольцовые высокогорья таежной зоны
37. Редколесья и стланиковые среднегорья тайги
II. Малоблагоприятные
38. Хвойно-лесные низкогорья средней тайги, среднегорья южной тайги и подтайги
39. Горнолуговые высокогорья
III. Относительно благоприятные
40. Хвойно-лесные низкогорья южной тайги и подтайги
41. Степные низко- и среднегорья степной зоны
V. Благоприятные
42. Широколиственно-лесные низко- и среднегорья южных гор
С резким недостатком тепла и избытком влаги




С резким недостатком влаги

Со значительным недостатком тепла и избытком влаги
Со значительным недостатком влаги
С недостатком тепла и избытком влаги



С недостатком влаги
С некоторым недостатком тепла
С некоторым недостатком влаги


Оптимальное соотношение тепла и влаги

3) [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Устойчивость ландшафтов может быть определена по отношению к конкретным видам воздействий (химическое, физическое, механическое) ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]), как их способность принять и рассеять (обезвредить, очистить, захоронить) определенное количество веществ и энергии, без утраты способности к самопроизводству.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 45. Устойчивость ландшафтов к кислотным выбросам ТЭС
(К.Н. Дьяконов, Т.В. Звонкова, 1992):
категории относительной устойчивости: 1 – 0,01; 2 – 0,01–0,19; 3 – 0,02–0,04; 4 – 0,05–0,15; 5 – 0,2–0,3; 6 – 0,4–0,5; 7 – 0,6–0,8; 8 – 0,9–1,0
Довольно часто предметом исследований становится выявление относительной или потенциальной устойчивости ландшафтов, когда антропогенные воздействия рассматриваются не конкретно, а в общем виде. В этих случаях внимание исследователей целиком сосредотачивается на тех свойствах и состояниях компонентов ландшафта, которые способны проявить себя и сохранить ландшафт.
По результатам исследований геоморфологических особенностей территории, типов почвенного и растительного покрова, режима увлажнения и торфонакопления А.М. Адамом (2003) проведена классификация природно-территориальных комплексов Западной Сибири по степени их устойчивости к техногенным воздействиям ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 46. Карта-схема устойчивости природно-территориальных комплексов Западной Сибири к техногенным воздействиям. Масштаб 1: 7 500 000 (А.М. Адам, 2003)
Полученные в результате ландшафтно-экологических исследований картографические модели ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]) и составленные на их основе прогнозы ложатся в основу концепции рационального природопользования. Для территорий разрабатываются рекомендации по нормированию техногенной нагрузки, устанавливаются ее критические величины, определяются формы воздействия и принципы восстановления и сохранения природной среды.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Таблица 10
Ландшафтно-экологические карты, созданные на рубеже XX–XXI вв.
Название карты
Год
Масштаб

Эколого-географическая карта России
1991
1:4 000 000

Карта экологических ситуаций в границах бывшего СССР
1992
1:8 000 000

Экологическая карта России
1999
1:8 000 000

Карта экологических ситуаций Украины
1991
1:2 500 000

Экологические ситуации Аральского региона
1991
1:2 500 000

Экологические ситуации Амурской области
1993
1:1 500 000

Экологические ситуации Центра Европейской части России
1994
1:1 500 000

Карта экологических ситуаций северных территорий России
1992
1:4 000 000

Ландшафтно-экологическая карта Томской области
1995
1:500 000

Ландшафтно-экологическая карта юга Тюменской области
2000
1:1 500 000

Геоэкологическая карта Астраханской области
2002
1:500 000

Ландшафтно-экологическая карта Татарстана
2003
1:200 000

В настоящее время в нашей стране при создании концепции рационального природопользования ландшафтно-экологические исследования становятся приоритетными, они полностью согласуются с концепцией перехода Российской Федерации к устойчивому развитию.
13.3. Ландшафтные карты России и Ближнего Зарубежья
Ландшафтное картографирование развивалось параллельно с разработкой теории ландшафтоведения и методов изучения ландшафтов. Эта работа в основных чертах была завершена к середине 60-х гг XX в. До этого комплексные физико-географические и ландшафтные карты несли в себе отпечаток теоретической неопределенности, поскольку не существовало четких представлений о ПТК, их таксономических рангах, диагностических признаках выявления, способах обнаружения в природе, типологии и классификации. Отсюда разностильность ландшафтных карт этого периода.
Одной из первых комплексных карт была трехверстная почвенно-оценочная карта Княгиненского уезда Н.М. Сибирцева (1892 г.). На ней, кроме почв, были показаны леса, кустарники, выходы коренных пород и морены.
Г.Ф. Морозов (1920) считал, что типы лесонасаждений совпадают с ландшафтами. В его книге «Основания учения о лесе» приведен план типов лесонасаждений, который А.Г. Исаченко (1961) справедливо рассматривает как крупномасштабную ландшафтную карту.
Первыми картами ландшафтных зон стали «Карта физико-географических областей Европейской России» Г.И. Танфильева (1896, масштаб 1:11 550 000) и «Схематическая карта ландшафтных зон России» Л.С. Берга (1913 г., масштаб 1:28 000 000) ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
Ландшафтные карты в более точном значении этого слова появились в 20-х гг. XX столетия. Они были составлены Б.Б. Полыновым (1926, 1927) для Донских террасовых песков, Лахтинской впадины и некоторых ландшафтов Монголии.
И.В. Ларин (1926) занимался крупномасштабным ландшафтным картографированием в Прикаспии, нанося на карту так называемые микроландшафты, которые, скорее всего, совпадают с урочищами.
А.Д. Гожев (1929, 1930) составил ландшафтные схемы песков Среднего Дона, Терско-Дагестанских песчаных массивов и северной части песков «Большие Барсуки». Выделенные на них единицы соотносятся с современными урочищами, местностями, ландшафтами.
Очень близки к ландшафтным картам почвенно-ботанические карты Р.Г. Аболина (1929, 1930), составленные для некоторых районов Казахстана и Киргизии.
Итоги этого картографирования были подведены М.А. Первухиным (1932), который на первом Всесоюзном географическом съезде (1933) призвал к проведению сплошной, как он называл, «топологической» съемки всей страны. Однако эта идея не получила поддержки. С начала 30-х и до середины 40-х гг. XX в. ландшафтная съемка практически не проводилась.
Очень важным этапом становления принципов и методов ландшафтного картографирования стали работы по крупномасштабной ландшафтной съемке, начатые по инициативе Н.А. Солнцева сотрудниками Московского университета (1945–1955). Работы подобного рода начались и в других университетах страны: Ленинградском (1951–1955); Воронежском (1954); Латвийском (1949) и др.
Эти работы позволили уточнить теоретические взгляды на ПТК разных рангов и создать методику их выявления и картографирования. Создание классификации ландшафтов позволило в эти и последующие годы составить целую серию ландшафтных карт.
О крупномасштабных ландшафтных картах достаточно полных сведений нет, потому что они хранятся в фондах университетов страны и практически не публикуются. В научной литературе такие карты представлены лишь в виде небольших фрагментов в сборниках научных статей и монографий. Определить площадь, которую они покрывают, не представляется возможным. Между тем, именно они представляют практический интерес, особенно сейчас, когда требуются экологические экспертизы любых проектов – от крупного предприятия, национального парка и до рыночной точки.
Среднемасштабные ландшафтные карты публикуются также редко, и в основном в качестве приложений к монографиям. Каталогов таких карт не существует. Примерами таких карт можно назвать карты Рязанской области (масштаб 1:750 000), Московской, Калужской, Свердловской областей (масштаб 1:500 000), Орловской, Брянской и Калужской областей (1:1 000 000), Брянской области (масштаб 1:300 000), значительной части Тверской области (1:500 000; 1:200 000), юго-восточной части Томской области (1:200 000) и др.
Общее количество среднемасштабных ландшафтных карт незначительно. Потребность же в таких картах велика, особенно для решения различных прикладных задач, для научной экспертизы проектов, охватывающих большие территории (при строительстве железных и автомобильных дорог, трубопроводов, линий электропередачи, создания сети особо охраняемых природных территорий) и т.д.
Что касается мелкомасштабных карт, то они покрывают как всю территорию России, так и ее отдельные регионы. Мелкомасштабные ландшафтные карты доступны и широко используются для решения прикладных проблем федерального и регионального уровней, а также в учебных целях.
Среди первых – «Ландшафтная карта СССР» масштаба 1:4 000 000, которая была составлена А.Г. Исаченко в 60-х гг. XX в.
В 1987 г. под руководством И.С. Гудилина в Гидроспецгеологии создана «Ландшафтная карта СССР» масштаба 1:2 500 000, в 1989 г. на географическом факультете МГУ под редакцией Н.А. Гвоздецкого, Т.В. Звонковой, Г.С. Самойловой составлена «Ландшафтная карта России и сопредельных государств» масштаба 1:8 000 000.
 В 1991 г. А.Г. Исаченко составлена карта «Ландшафтные зоны и страны бывшего СССР» ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ])[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 48. Карта «Ландшафтные зоны и страны бывшего СССР» (А.Г. Исаченко, 1991):
Ландшафтные зоны: 1 – арктическая; 2 – тундровая; 3 – лесотундровая; 4 – лесолуговая; 5 – таежная; 6 – южно-таежная; 7 – широколиственно-лесные (европейская и дальневосточная); 8 – лесостепная; 9 – степная; 10 – полупустынная; 11 – пустынная; 12 – субсредиземноморская (с фрагментами средиземноморской и барьерной влажно-лесной).
Ландшафтные страны: I – Фенно-Скандия (Балтийский щит); II – Восточно-Европейская (Русская равнина); III – Карпатская; IV – Крымско-Кавказская; V – Уральская; VI – Западно-Сибирская; VII – Алтайско-Саянская; VIII – Среднесибирская; IX – Северо-Сибирская; X – Байкальская; XI – Монгольско-Даурская; XII – Северо-Восточная Сибирь; XIII – Курило-Камчатская; XIV – Амурско-Приморская; XV – Восточно-Казахстанская; XVI – Туранская; XVII - Среднеазиатская горная; XVIII – Туркмено-Хорасанская.
В 1977 г. опубликована ландшафтная карта юга Восточной Сибири, масштаба 1:1 500 000 (под ред. В.Б. Сочавы), в 1995 г. составлена ландшафтная карта Красноярского края (Д.М. Киреев, В.Л. Сергеева), масштаба 1: 20 000 000.
В 2004 г. в Атласе Ханты-Мансийского А.О.- Югры опубликована карта «Ландшафты России» (под ред. А.Г. Исаченко) масштаба 1:18 000 000 ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
Мелкомасштабные ландшафтные карты в областных и краевых атласах покрывают около половины России:
Атлас Республики Коми (1964);
Тюменской области (1971);
Алтайского края (1978) ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]);
Якутской АССР (1981) ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]);
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 51. Карта «Физико-географическое районирование Якутии» (П.Д. Павлов, 1981)
Кемеровской области (1996) ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]);
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Рис. 52. Ландшафтная карта Кемеровской области (1996)
(Н.Н. Назаров, 1997)
Пермской области (1999) ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]);
Астраханской области ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]);
Оренбургской области (1999) ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]);
Хабаровского края (2000) ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]);
Омской области (2002) ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]),
Ханты-Мансийского А.О. (2004) ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]), и др.
Масштабы ландшафтных карт в приведенных атласах от 1:1 500 000 до 1:15 000 000.
Подводя итоги современного состояния ландшафтного картографирования в России, приходится констатировать существование большого разрыва между хорошо разработанной теорией и методикой и малым количеством средне- и крупномасштабных ландшафтных карт.
О том, что ландшафтная карта – важнейший источник информации, итог определенного этапа исследования и фундаментальная основа для дальнейших теоретических и прикладных построений, говорят многие исследователи. Так, например, А.Г. Исаченко (1980) писал: «По логике вещей, прикладным ландшафтным исследованиям должна предшествовать общегосударственная ландшафтная съемка, проводимая по единой программе и методике, безотносительно к тому или иному частному целевому назначению, ибо таких назначений может быть великое множество».
13.4. Физико-географическое районирование Томской области
Томская область располагается в юго-восточной части Западно-Сибирской равнины в пределах координат: 56–610 с.ш. и 75–89,50 в.д. Почти вся территория, за исключением южной ее части, располагается в зоне тайги и отличается большим разнообразием природных условий.
Для юго-восточной части Западно-Сибирской равнины, в пределах Томской области, физико-географическое районирование выполнено рядом авторов. Г.Г. Григор, З.П. Коженкова, Н.Ф. Тюменцев провели первое физико-географическое (комплексное) районирование Томской области (1962).
До этой работы проводилось частичное районирование области (почвенное – К.А. Кузнецов (1937, 1949, 1951), Н.Ф. Тюменцев (1952) и другие; геоботаническое – В.В. Ревердатто (1927, 1931), Л.В. Шумиловой (1951) и др.).
Итогом комплексного районирования Г.Г. Григора и других авторов стало выделение в пределах таежной зоны Томской области 3 подзон и 10 районов.
В 1988 г. физико-географическое районирование Томской области проведено В.С. Хромых. На схеме районирования большая часть территории области отнесена к зоне тайги. В пределах зоны автор выделяет три подзоны: среднюю, южную и мелколиственных лесов. Для последней подзоны нет аналогов ни в европейской, ни в восточной тайге. Кроме зоны тайги на юге Томской области В.С. Хромых выделяет зону лесостепи. Территория области равнинная, поэтому между природными зонами и подзонами резкой границы не наблюдается.
Область располагается в 9 природных провинциях, охватывая почти целиком одну из них (Васюганскую), значительные части еще трех (Кетско-Тымской, Кетско-Чулымской и Обской пойменной) и небольшие участки остальных пяти ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).

Приложенные файлы

  • doc 18326517
    Размер файла: 6 MB Загрузок: 0

Добавить комментарий