1310176_C4B2A_dubinchin_a_a_angliiskoe_kontrakt..

89504E470D0A1A0A0000000D49484452000001900000005F08020000013E1336D80000001974455874536F6674776172650041646F626520496D616765526561647971C9653C000081334944415478DA62FCFFFF3F0312F8BDB7E3DF85656CF9A71959D819060E30C29DB567C733A67F3F91E56C4E99B135BC1E1067B140A87DDBEE338119ECEC9CB1A95610C13F7F38AEB0EBF1555E1A007701436BD3F6675BB7DE03221969696F2FEF4D1B37292A2A424480E83F0C7C6F5104927FCE2DFB4F31F831CFFFE7DA2C3C0A4061C4FCFBC3FE3D2B18FEFE983FF7F0C9D3677C9D357EFEFCD9D395091401A24D5B1FC0FDF0E7E85466C3C85F0B437FB42AFD685100F9EAF7B71FF5E2206E93ECFF1F9FBED78A00D50005418A0FF642D4FC6890FC5127061239BBE447B3FC9FFD5D2C66C96C41534152408DBDFA3F67B801D97F2FAFFBD1AA0832E7D30BA63F7BDB7EFC66E0E1170592336636DC3DB2C6D92B819B8BF3FEC39B401120FAF3F33B22CAADB3FFFFFECE16BF9AE1E71788A18CAC5C1C8D2F39AAEF311B47FFEC3560646603AA014935CBFDBDBA95E1FFBF1F8DD20CAC1C10C50C7F7F33FCFFCBE2588692BAD97921B2CCBA41401E03332B239F04D3BF8B2B7FFCF831776E03905CD09D119456E91318D65894FCEFDFDF1F308012EB3F3EFDFFFA9A819D07C804BA0618303F67BA021DC1EADDC19EB51FE2029054EDA3FFEF41C1FCFFEF2FB6A8C510C55892D08F4F50F5A8B28CFFFFFC9A3BE30A8413E7FF8F5590EFE2F1739C1C6C872F2AC01525671BD239C5330103EDE38FEF1074ECDC6586DF7FD839D8D5F434E182516FFD204A3B3A3A80A4A8A828C8037171D7AF5F5757570F0B0B131611F1F1F171B077008A7FF8F0A1B2BC5C4A4ACAD7D7174842341ED8BF1F484A4A4AA2D9ADA000F2B98D8D4D4F4FCFDD3B77BC3CBD525352323332F603D583B258B3023C0B0808083437350319B111CD0DD57B8188D45C565652428C322E2E2E7737375CB2D0E2F465898078CF070909096666E65FBF7EBD7EFD9A616001B21BE51514210C6727A7EF6DAAFF070E000410235A9DF8738209A3BA3B9B67EBC00616D459BF16471C116E4796F8CBCCEDEA2E3650CE02D589BFABB98F5843CB889C629F1F3FBF0393D7BF7F7FB2521B6A1A33062CB4B66DBB0F644D9A54FCEBD7074E4E4E60CE3731764C48AC015517CCDC7EE030FBFFE636A3882AB02CC65A2A920480351293A6E7BF1B3BF118C57462E96270DDF7332FBBF5C183070E261AF74E6E3873763FA44264F9F516AD50061AFAEFD50D10FBFB075015D6200E62BF0559F0A35EECF7E6127875F97B5BD59FC3137FB42882BC0764D48B0349A00220972D783AAC929D02540CAA345B95FEEC6A0225EE698E4036D3334E1370DDF7FFF5BBF7F5058977EE3F3975E6D2AFDFBF211522A84E9C6080085B0E3E06462626318D9FBD863FFB8C4055182B37485C5809E8268EC657ACBE3D60754CA03ACE209CC5369FA30614157F0E4D6460E3067299758351D290750E8862E564F8F797C5ADEEFFEB3BC01A0C188A4C905A0F9898585939F5345566765698B84765C706212AC4B758829ABDF83C7BD139603031FCF9018EE23B40A7FCFF0DAB3DFFFF0355E70C0CFFEE1D06B720A458ECF2197E7D4533E4D73C3F589BF83B031333C83BA22AFF5E5E07B500664FB9C0C8F00F14B06C9C1F5E2DC8CD8879F5FC654C6E4378C824889604EBDBCC0661F4AE13935E5840EABED79FDEE5A64432FCFA2D2626CAC686A828216EBA7DFB36B00A03D680B367CD0272DBDADAD4D5D4E5E5E55B5A5A8099C6D0D070FEFCF94071607D0231575B5B7BE28409274E9C3873E68CB8B87852529298B8F8F1E3C70302028E1F3BB674F1E2DFBF7E5DBD7A75D9B26540136EDE0025563F5835EAEEEE0E2DE5172F5A7CE4C81120A3ADBE1268999C9C5C43F53E6085F8B78E07ADFC9D306102B0B6A64A511E1515C5C30332FFF6AD5B685288CAE7CB972FD2D2D240379D3A752A3E3E1E28F27369CC40553E0867FDAA15B2B5B585B0C56495FFBDB9378075224000F2AC35A8A9230ADFDC7B73932254AC4A81F2B4A6684B07192020A1A45AAC15147C8D08045BC0A875D4A9A24C211015546620D457854A1F82845ACDA03052147154C65245948741AA88F40104509E8A49B879F5DCDC0009F557A733FDC1FEB87376F7ECD9B3DF66F77C673339269A4E468643F3DCEC015B3EB0C4894B0B41D96437F7CE22E6211532258B05589A14F6CDA0DFFEA9C46412D2B3476323BF802DD76848BA31B08EC7DEAB988A6091856BAFCECEB6080A3853280CC43053D22D1008205EDEB871BDB0B05EA51A19575B72DB87993E60113587BB34E549444C3115716EE51B9EB532C325FFFB3A49691444A1F12AEDDEBF225BFB665EE5FE02810B642B2BEB62E9D1E8981D02811F8BF5DAB89E542A85E03863C64C95AACF7C7C5540CD92345B66C690D91956EAFFB8458745EDD503902D52A4E0D842837290FDE543631C8CA07C655993A75612B13F21389B9409F58FAF137117B415C9F82707D0B7286600BD54A0649A7C004DF27424115F46757D1B8AE084A93DAE1434B1A01D18673199FF31C68DC716AC27F397621FEED6D59C1883EAA5FED963E6AAE3D87B2B4C5934DD0C538CE50D88AD0BD2DF46082F510A599E0C0683B5476EA2EBE0FCCB7E76722B05D615AFDB0C35753769751AA57A64556842E10F128260B7DF2E45584C843EA62AF5D3A1E7FEA19F6DDB169677B852A79BB8CBAABC6F2D6DF9197B37CC82E7191D62ED69A6659AEDA9D39D31FF8D7A4513C0C8006E0102C491B15ED53E7B8C134216AC86AA5A3C9B10560028C4F61A74F63B60C160D083BE09206105C8E4F72B6027E04C60DC04CDB98D98A85DDFD988CEEFA5584B57233AD40938AAD39D880D32D46D214DFF2615BDE23ECC35FA759061A89341AA0C3D720065F4889FC95BA36313CE27DBE090E58CDA15D1831F3F79C0799BDAD5F0659F23DABF06992EE29454475BDCD5C9E1E295EACDB1AB3393B6A4649F54AB193A9DE5AC67A2B08CE7E62DE6F3991D519DA1FF89C52D607E34D69E44E7873230260534F04C673F84650348BD82711F9C43C4979AA6EEACD7B5DF6410D6A46CF37F909952EE195ED9C514FC88A31E4B47146ADAEF876D8DAE6E0B4892AA7EB57727D7D72763CFE6F59FAE719DB7F8CF860A44A3CD3B752E33E3F2F0C88BC97C6DBAA3792A4C3F3051366D9DD5225BA0D140E1118C8907EFC217ED56A7CD3239343A6230E8A8DD4B9B09649A316D16CB33427DC015D1A8D9FB7B6108B1E9D258E26A34482A8D2F640696A89D62C2A323AA2436D06BF8E150084217A944B4C6F8A37E413D57D103F5BA31413B6E4DDFDB429EE0B3D39FD166A95EE31775E1128233EAFD8EB00A56520BBDEB26E7F9BBA80B5E7AFCFC306A6FB1781473B1B9B328D0D7CAC61A79DD3AF7F0771F0478179FBF5C7357BE3EE6F0E4BB9361B573EB44FE01710008ACBFBF7F7979B98787477575756F6FAF482402412C1657555589535357AD5913121212131DF3A0E5814422F1F4F4CCCCCC0476D7DBD313151DDDD5D50504164C81111CC7572C5F7EAFBE3E88C70BE4F180B1B63E7A14B172A54AA5AAAFAF170A856D6D6D656565C1C1C1EF7B7A9E2E2A026E9A9595054B3D999F9F9B9BEBE3E3C3E3F1B45A6D6D6DADAF8F2FFF437E4E4E4E4040008AA2D7AE5DE3F3F9898989C34343D912496B6B6B4747C7F2B0B0B91C4E494949E6A143F2E66620E37575754E4E4E60477EFF3E756709B6AFDE7FB0D606D78EBCECC7F1699D1D4D39C7B628959CE25347787E5EF3E6BA6E8D8F543CEDF30AF868C3961D172F585CF05A84999238C782A369A82D55281440E3070606ECECEC80EF2A954A48AA1A1A1AEEDDBD8B6218C0D1DDDD2D4A1505050581327899B031019401356807F8685395959591EBD6C162643299838303AC99D6796A2C9017C0C0B8B8382B2BABC6C6C688F0707737B7BEBE3E0747476FAF05800E8D38C0575A4A9DD9BC6FF2360985E74B4A20B380ED7CD3DE1E2C171414A489C53D3D3DD537AA65B2731C0E272121817AA01B1C84D9592CEA4F096951516353536060E004575665B84AB2B2539253C65B20FD00520F02AC0DBEB0B3B13114A90747DDDDDD9D9D9D0D57920C53A92093EAAAD43768412E97435667DEC5F5E3C20F819695BB71C3D42BAF4E774C81E6F75FC9B37186A10E40149FEE802E3B8879472153B8FC2D00BB560215C59545ABBA7A41149545CC014190450477505C5090081A348A9E490CA0C688882218547081282288A2823A8E1AB73823C6B0B8A1C725CAC4E0388AE20682A82C511645E846109AAEAAEEAA9AF7BB9A4E77BB24E399339973983AFFD4F9F5EBD5AFFFDF7FFFFDF7EE7BEF6556CD1DD5952D58E343AE87AD707C34E1EC8775EEEB2DCC621E5D68399B727BF0092123D7C775BBB9562CEF3DC81D18F77F66A90DF564FB1BC3AFBCCB30E3AFFE556BAD238F766A6681C97FF55A0B23307E934841CA5B5E37D9DBF6A76892651184A9149A4EEC718AF0FCAA53314BD8B1C7943FDD50E16F70AAA4AC307DD74A30E1F84782201886696E910D1E384A1097E17B3FFBBF8FEEFEF192557464679DC534DD17D2C6BAF58973F9BA5C2E07530B0CD9A0A0283FBF602D0DC12A264D757D130C213CBE245C2623BF62CB40C9CA923F7C926C73ADEADC2A1DBB9914CF3BF1419169F8F61B135D4E191B9BCC9E3D2C2D7DC940B781508A8B8AC0287776760643599753481C055D94F186C2C83EBDC1BD7EC1273B708AA6FF0991502A106A64D41D0AFBEC26F3CBB50F0DE363D845AF623598854AC4629FF6F6C61F8EDD6A6D6D2D292D813278C8909E3D7BAA3D6D5C2864B4947CB938BEECDD528B4B6250320E5B5F4AA6382A4F45A1BAB49C3E844025F6C503FAA006D52137F7A7B68FE0C8D7F4E1E99AD95D4E569E8EA60F07F2857D5600C4F02DAF5DB5EDF43E3FE6C1692D2CA55BA1F74FD2928197CEC7E050188E10691CB59F527F25D0F996B97D84DCE8C03CBEAC51E5D20A32C5893E3C03314B797209A1243106C3599C56D07BFE7211EA8C9221C976D8A1B656BD0B4EEFAFBA7566CECCC9E0DC2D5AE42FC44540A02D04DDAE4CECF50E7D688477B5609F5E47C0535C05CC8ADCE206CEBD069602D75F5D4178CBEC6378B75E548A035B7B9F9323DF93B9B14F14B8837D5E2C709C00E61EA76841C4743BBF08A8F17991C06EB4C0D94F99B310C8B4F894B622709E28B0F7E27BF8156FD0DD01AF9EB2F50F054E1FF35FF177FAF862E5F938A3F84A654E18537C827B554DEDF397ACB8C756DF22777A0AC8924B1878BE4A582F4E8C8BA182ABF0058B261CDA99F2CB8D5357CE1C3C967B09C3B1C4988559FB52A0BBF86FE6F0F4DA526B3ECD601CAACB4928FC67861C6CFAD034DCDC010181AB1E22E413C7F5145C461046B50AFAB88BC3CE6302A168EA662A75805AE2853CD62A1CF7B5066CD15D0568E4386254384A1892744390ECD51D86343EB1C4D808E80211ABA8B7AC657B336E6229F48AD2E360D939E114940723B01AA23CBE88DAEE819BD9E1926E460975584B9DA0C43646BBA9189104EE0A8E3B78B0F093A9DED109696D5259F4E2393E8161D70B8BC64CF2815E82426248FDAD78D77A95E140FDD6A2B4A4FA12FAD85C4C6484F772C23A529F101704426025FD7D885AC1FD93DF2308395AFF02B9531213E5B938DCD456CD755A8FB387A691497DC90D363A935371549B38E47B555EB21617D4A2C6BF81F33594E136230DD15D819070F445C31C34031319634231E13E4733BC75B50219310433983D89553F2E9E3E736152DAB7A77EBC6AE7FEE9B2059F9314753EEB0CD80DBB77AF342066A8B72757C29AB04F2EA109B7D4F162C24F0F0AB0920F19E0164E98B25D33F186C76894D64399FB999225F94CD9798CD3DB3EE2D033466B9F610C4D67CCD24C2FC5111719517F9D8149BA6B11DADF99FB00A710013BD400DD05D5A30EC2C339003F82A1B2559AD3806B7B2950E0A0B14828ADCAD7099B82F9BA89659FDCEFB6A5A724585A989D3E9CEA392988B01C10303340C5B0AB577FC7D3688B027B7B1891181E020B25709DC2D6DC463A6AD73894C3A6EF304842CF62629420C7353EA1F7A178B678DE495EC528B3E6139E0B0C4E0C5E158232D2B618ADADEE92D88071DCBF7DB689BBF2F10BBD3F48BAA2381030EBC14981CB6462CC62B63C0F0975E65754AA9BD0ECF5C33A0992C6DDDFC6BC7851A5524F5CD6548F09AD12D62F01B7C7A2CFA89F73F678BB3AA56DDE034B2D117457E93387C5F501794A03E90AC745C1EE107F71984C7180EDC3D16D5D92646CDD3D0D46CC32A8223626DC43C8241B1040A3C497F4DF3E8333DE28A1968CEBCE810A0B48D17408ECA3DAE8BD13796681A251FD9808AA04233B8272F2466AEFC75A38DBB00242ADDB42B692EB2C711B0F3D1AF55D125BA2586B0EA305BEC1C8D1517327033D52AD46C94D78C3866167CC0E1930F844EED7E78F1F981030EF4AEE01583453E709DBD62D0D0D9911B4E4D044EF2F0D88879247DD57A475060B5ED0B3AF0309CE9F7E118BBA632C7B25670F66DAE37159858949D7D0D9331B5F365A7ED4F74DE2A1CDFBF5783714E1F1797979DEDEDEAE03D0D13676EC584F4F4F84F05A58D4D4D4C023BC85471B1B9BB0B030461D29727070F0F5F505EB0428478C18012DC3870F873A10444646F6B1B686161717172F2FAFB2B232F8C5CA5894386B6E6E4E51D4E8D1A3F99F868484409F983A059307AC1786854127D0556565A5A5254AEB82BF003D0FF0F334BD7BF72E2828707575B5B2B26A6B6D5D141E0E3F85F6D89898ECECECE33939FC8FCE9E3D2B10CDCD69A1BA5124A65BACFBFA65649C60717C57EADEFE8E76D545178317AEAE6F9049C4660694725244ACD7CBE36A6C6CDCB4699342A1888A8CB4524F72E488118F1E3D82B14646458D1C3972D6E7B37273736363638171454545C9C9E8200B9D3FBFA5A5C5C3C3E3E6CD9BE05AF1810FA84BA5D2EBD7AFD7D6D52D5FBE3C3C6C21740BAF76ECD89193936DD1AB974C2603EE54545424AE4799C44B972E7573739349A5999999E54F9EA0C148A5D009108C1A35AAA1A101E65C5A5A1A171707AFBA1A1BD7D6D63A3939454444040505D5D7D73F7FFEBC9F8343757535D000FDD66DDB2E5CB8C013070404848787230B7E7593A792245524A524295AA1387D3AD6C7FBA3DB258F2356A79AF7EC71F7C163595DBD6F40E020DFCF2C2D1C8052B72C91FF0923C47A073C45AD59B346241281B08087042DDB772023C8D1D1312121412A936E48DAE0EFEFBF75EBD68475EB6031E3E3E3FF9E9717171F5F5B53535C5C0C2336107E9812B0EC93C99397AD584E2A5098CEC7C7A77B8F1E20A7E87734AD52A9A607060E1F360CD600666E666616FC8521A2CB832583068203E7C6B70023E01E1C1C0CA36A6E6ED680051C77ABB010D615640D583C7EFC780549028B33323280A003A269AFC78C51342CFF4ABEF704EFFC9FF3BD7DBC8F1E3D7A263BA3F279D39DDB8515E5E5D1D1D12E2E834C4D3E5575D8782A4C94943CEEFDFB7C9C97D73FAE5DABACA8707074FC304D019BE8EEDDBBFF59EDD3AF5FBFAAAA2A46A522841ADCC5D4D4F4D5AB57BF656EA82FE6D92D941396BE1DEEF7EEDD93CBE5595959F6F6F61D596547A0112AE969E970074EDBD9D93D7A524E658676D2E88EF2DA1EAF8953A002BA10D86CAFBE52366E443CDA96067790C9E339C7B5F4D48180CE16DDD10F85314A3A77195FB5B5B5E55032066BD24D9394A81534E66901535FDA094361D89B4DD40FF3E2FDADAC6CED751B9D1C9D6EDE2AE49EE6937F1EC375D6EB7DA1303A2B9429CA41E6B88010F6F717CDCDD680019DF5FA9700EC3C075814D7D633B333DB68AB5295A0481041C55E50041B108D4284A8512CD188E56962E409C6174B5444631731168C40627922F686088A0DB01105A23411B000D2EBEEECCCEEFCE7EEAC80286812FFF7BD17B9DF7CFBCDDCBDF59C73CF39F7DE734E73C07A8334A82A6063D76249E10ACAE885A9578DB4935CD456293255E122826329A644423F952A720D8BCEEB5524719D46928E0B082B27AC25B510D61B88A92C97D9D4B5D4D835D57A2B81A9B5072DEF9C5881AEE593A0F6395B09CFDD64AF492D10FFE0094BC52A57B4CAB2FEE1B9C92442AD782F7D11EA5AC7EBDD886FEF13A65D5B40FFC1111657FE84DD687B65501AC131EFD20445099F3C7BB462CD570A5A41911428B10C43F3978F866D4CBBD8F681A76307DB36AD8C05A49065680527EAF79B8BCEA019E4E06F5A10F0A11016B354FF4AFF78B540A7F96A2291E4DEBDAB5BB6FBE39AF4CAED526DAD793BF38913BFA8A9ADDDB76F9F52A9183DFACB7163E788C5528651AA542A4E234C5502C9B01B76C2258F7049AB1634FC9D098BABCC576C7388E91B2F50D36F3E7CD69C8CF92D72AFAAAEA833A9E1935C2E9F366DDABA75EB3C3C3CEEDCB9C3DBF77A79FE63E830AFE6BBEF5078C0BA4D19E5DEDCE93D579C49EF7201414ABA2C23FB69ED9BD8CBEBD9F85D68541D1CFE9C0FCEDF2FA98B3295BB5D1A7A27BD0246658D6465E17F6C30DA2DB12AE578F1A5B0BBBDE35EA72A921426DDBDB47EE33C1B6B5B99AC958EAE84E358B902493DB1446C6666D6AF6FBF84C484C3870F474444689899F6B6F5E6CD0BC3868FE39A55F6734CBC8B15D9034246A18BFB3FB427B8BC0113E95163830576A35A48AAB172F2D9B68697A18A1F6DDF6CBAF0FF4D58B0EF2B8D0EBE63BB036F70A94C0804776EC7DDB811E5E7B7D9BE7B9FFDBFDEE4F3CF9CFA252AFA303AB96194F0545656A6A7A78380ABA95518B59159B56F979492969A9ABA637B70C8CF21C1C18B162E5CCF7B013595AAC56DD3C9C1B609BB4987777551E24A1F634229C6C8EBA84A19395BFD300A79A4B30A747302AB96AE167D97864B5B23C7B17D1EB099152D4AC625C8684A9D93A03C30095331A225193825E56A4BE8B5D698588636BC2A25468AE12FD265297B750B323A1050E2EFD2EB91B4DC1813EA087DCED0C1CEC8E3BF1146BD76125683E9B59D308214CE3849B4ED5E376414FF8614379E88A252B2BA98DED4830F34831B988BE65FADEF48A44B3A2D40162D7CCE0A131427E0D340F6F8823ACB90864D89FC7F7F47002A8FCE55A75D780DAC6AF1D21C7A972B579205B015FF90FF922EEDF890012F5D1939A26D4FE1F463DA157E7E397B3B145970A918642B40905C6DA9644D39222CD5D61E093DEF938A570CB8AFDF3C3B64B0472FBBC18A722DB5090424CB321F5B76138BCFCA7485818BE70C7173AA292CCA7D5A2057D24282EA6061A6A7AB8389848E23DD9E16169124F5F0E15D1F9F61BEF33758597669669EB9B2F156D143C9013E4DB1712D5B8DDFA94A3A84C9CBB8EA17981AE19ECFA7B70D40392A5ABCAC403BDB9840F6E65E409868E1DDE641ACBA7F8439B318131B505E3FF1269D1A141AB3977E0401CD44CEC684BACA435F0A278621C09E5C08C8C6758D09932E3C26845F9D24CCBA6BAA98225A6F5AE5E05DA3DF40E545199CBC9C68EFA07E14871CF7003D2FCDEC9A200AB95823D150CC24A0600125F43EC8FBC381287C67A9892EB4718981C8F73704C06047AEE2CD9EDB3C7DE36D3A8AE6C46873023AA89FDFA3377415F9A52A3674D578E0D1E2E54FB4F07C7096393E1FD600A97E7227C3CC47A5AE79D5A80396BD94C6F086665197630EC7C545169514E5DF3BA76418EF79CBDCA6F8CAF475A22376F4EE6A8BE94A878F9EE133C923333BEFFAB523AAA262B35E63747524A0DA975757BC851173CA78EB9D43CE2D213FFDB1397DB08D15616AC7D155AABBFB61F5B351CBC9817351D88DB25C584984F5887A3E3C02C5298165ADDC3F89FA6C0B7FD6A14ADCCDF30CE45783A10D074E8A98F31AEA649575540549BCF2851608DDC62A96B551675F6513760B6C47A9928F61CA1A91C69209072D9353E3FAE64D1DAD3051CB714DE02CDCC48E1C380F97CADE4C27DB1D315228FC621F733140F5DB21105BE27F65D51340EE4D16DBA6190AF51682FB23892B452ED84D0E5E837EE5F1F95C65016F224879EDA887ADC31C36710F2C06C4656BCB3052D470772FB0FB94776526D8D8B5CF25833925D6E811809464F08639431D3F9FF8B94F7E6AB4EF8AAD8FB3F316CDFC424F2AF29E34A57B1FFBDF33B2CDED46A854EACD7B8FE49754AD5ABA8110906B17CF912B6886A17B761BFA7AFB8D9E12B21B7627A479701036AEA0BF53A3D76B0323880D146B3BF15844BF8D1806BF2941F6712F37AD8A2A0C60018FD62215D5D41A996AA2BABC318957976074157B693D0D1480E3A2AF91451B629040A38C02D769D304EA3872A83FE5B9831AB351FDFB697A4B2F4580A5FAF18DC69A624C00600ED8152C0C6AD41A4C590D9C982B79DCA004AD1DB3BCA27E227F9DB00A91953DF1AA337B23B14858BBF2E6AD30179C6A2079453A5A98A3303A787D4E236461251915643B56CD357CD4187EE5FAF1CC47290D3319955AAAD731BFE085D748A7A3D7328CED06171717BD78F210ABA8124A25A347BBC75D4F38773E2AEF5981D7A8610E636698B73526709CA24441BB16A938AC51178D1E955AC5B1AA77070DD17E8046B1A8D07C2081DE106DEA4757782D841CF1BD967438B560C822B4AF7459A6B10D4564C7B134D973925634340822A058650E0C5F79486B7E86422C809241088065E2C69D11B91E99059D6AAD5D9BC00CB02B1076B8BE996841227059204A366E632359CF5E0D02DCA8B22EC99719C28326820BE8ED03EBA769E5C48F991CBE04E97FEF6D03C9C294055D46375380ECEA2E1CB31E2D424280EEF1EAC69CA0312B6315B89E312C038C0F1255376D468EA0B7B22DC91958086B9E5591AF70C588135BB2B293376C9915B43E8EA6EBD637666E62197BE9C864AFD183864A4526DDE34F84EC5CEB8F49C4BD46783F8A8F9C376756754DCD5CEFD15D6C3A2646FD3279CEF762B108F4FA99935731F2B79CDD330449107F60450227A0831C70919E629991787591FC7B19E8E9301FD078D42F1E22FCE1B8A09737C8AFBA08106F443F397235289BAAB4F38A759D80ABE37AA65C71A646FDC78413C395E19F239B78601842292E108AE6C62ABE9721E9000540596EC6BA1727901B04AC50609C020AC6095B04E1F4E37583C10901BD6308625726B6C29967EA697A655B8C12AB9FBE674B212DB5143EA0839DD09E83920A7A4D82BDC25BAB0087862A001FD50FA684457F756E22AC584E5E260928D3E80C85F2257AB8AE116C4D6022EAF2A788FA098A725B81B31931B7CF5DFE5DB7FEC009B4A2A4A4289981B192557EDCB19780A45E9E6309B66CFE32F92A722E7CF4E4B99519EC8FA82E03C65656D75CD8BFC5AE67572891FB30EBE8F9CBBE3E93D2B3F316AFD99E9291B76CE93195EAED27F83AAA179FB78A24C785FC55265F558889F5714AF267EAD2D56821EA18BEAA8EE460FAA6F86B1BBA0FEF944CC55515E0FA6D1B797AD4030AD40360D294B4FE8054B55CF727D3782157FBD6C673B3637AD98A41C0797A8E7CF830CB7386DFAA7FFAC80C74172CDF1AE03FCBDEEEE307198FDD478F08DD7FCCD3CDD9E32BFFDE7DBD3B7DDCF7ED63C648EFB2C97A0B6F34A9B2B4A4FFB584443E3EED8C6BE52A965537FFA8D5D899E8E363DC8678BABB620ADAD6F2A387374FCEF45F6B676DF9E0F221CF3123566EFED97D14F274313735CE7B5E585C5A51515EFCD666E131A6EF4BBB8D6C8AAA32333379E35A4C63FE7DF1E2C5CE36369B36A1C3FA88C3875BB74637429191915E5E88E9CA64328542316EDCB87EFD90EB43525292BE3E3A6D6A6F61919E9E7EFAF4E92E1A8B5B28565E5E3E7EFCF8CF3E43AE722CCB1A1818C08BA1A121E4C38BAB8BCBF0E1C3EDEDBBF5ECD143A954EEDEBDBB2E922FA631EDCECFCF878E5C478C183B76EC92C58B8D8D8DA191FBF7EF43B18282026323A3674F9191F58C19339C9D9D535353794B724C633A7E252E6EF8B061DDEDEDE1D3F7DB85D01AC330AD5A69AFB64C4D4C8283833D3D3DA165FE8A8C9F949999D98D6BD7F916F8E82790A08CBBBBBB5C2E8702FC4CA1B503FBD155849595D5B4A9C89FB663C78E8F1F3F0610F1B186CBCACB3B77469A227C8686861E3B7AD4D414D90F979595B56ADD1A643700C1C5058556183674683BCDAC757490C20AB05AECE7072FBABA68B70B33E5633B5A585840FB1E63C64C9E3C193EB3B3B35BB76E4D6834C42156839CFAC87F55B058538F0A17552BB859B3F798D80F8F8D8BC7F47437EE3980D5D456A45D6A676AAC392F657FDD19B83E2814542EE3D6B26113E60B48A17D4F8F66DAE41F25A372677E243DB634778C4B516781284E9E24401E0B04858585D1172E00A5BBA0709588331F3C7870FAF4E99A1D0C27168BE3E2E266CF9A959599A9A7AB9B919E0E2807DCCC983EFDCEEDDBA0F385ECD9831338EF610AD03C161979FCE85168161A847F2F44A19343C7C183A197E4E494EAEA6A40E4AA55AB5EDDF3711289043AC25F5E6D999B9B9324D9BD7B7718E1BAC040054DF3DE05B0064A4A4AA071F8174675521305A7B8A4243925252C3C1CDE376FDD02FF262626A202972FC7C4C4C00C9F6A526646464D4DB5542A55731C45919B376D1E37613C609D4773C3AB367E30F01E131D0D9A8CF764E461B771E3C63367CFC2CBB367CF2C2D2DEB6E44766CDF3E6182D6330C6AF9FED3D7CDD5156055525CFC203515600540D8F9D34FF06F685818C3B2FC6DCABCB973CBCBCA72F3F280E2F5F4F4F8EAF7EFDD5B1B18082082F633B31EC1FAA1691AE81831A13AFB48362D3A27D0C5D9D9DBDADACAD4D468E8902129C9F7542C7BFB56DACDC444BE0C2CA653274F26A7A43EBC7264D6D40971474316CE9E367BEA788E7E9C73EB4C87F61FED0DD93BA0FF002809901A3470A0AF6F7840406C33CFDE80BD74F0E0E60D3781D300E0F877580A274E9CF05BE40773A3282A3D2D0DFEEADBB72F7032A926C132E2A38A3A3A3A0238245269F48568037D7D60549079ECD831DE6A383A3A1A5A80326E6E6EC8309B6100AFF062D3C906600D8B3E3C2C0C784CEFDEBDFBF4E903F97BF6EC019656372468192812196C3B3A7EF2C927DFF9FB3B3838407940B9CFCC9990DFBF7F7F68074602186A2593C114E05FE02890038C043001656C3B778632468646A5A5A5D01A740A0560546DCDCCF2F2F28E444400E943473FEFDD0BBF29C9C9521D9D82FC7CA808BD5CBB768D1F09F4CE4F0105F5270804F9840403037D68991F3934022D4315187FFBF6ED812E8151E968122C18E80E45409F32452814422F816B02F92AFF3E7808C00B15815B03017DFDF5D7900F1D7DFBCD37F03275CA14186ABB76ED002CF0191E1E0E75C343C36406329150181B1B0B6DBD161FC44F28D9A0DDD68687859716972C5CE4CB7FDEBD7B1700CDBFA7A5A5C1FBF3E7CF79090229213EE1D4E95313C68FEFD1B3674D4D0D2038EA7C14146863D83A3C7C5F6A6A49E7CECE0C231710A450A45353535EA55085F5BD60383E4060E3F617C5F9F9B3673B585ADADAA11009959595E7CF9C9930E93F6A51181C149478EBD6FEFDFF8D31530EFCF28BF7546D80898B172E007C8C8C8D9D9C9D318D43CEA10307BCA74C69540574005857E61F7DF47EAC1B1ADC9CECAABAB435D5F5DF39E929935FF63A77CE1CE0D2995959404FB0C278531920E7ACAC2C9E0977EAD40958288C5B2296E43DC903DA5AB17CF94716160B162CA86B3924240496B2BDBD3D7B6EA9FAD96F429FB32D4AEEDF36352580547977D42B64EADA32FEF3E4F1E3363636414141F06E6464D4BF5FBFBEC069D5C84305D49D83070E3A3939D5D505F20A08581D161A9AF338A77194B7808ECAB3FFE25AD287EC79A23D698DDBC444AF144E3D22E8EC065B0FA024501484149596AEBDF3872D09A89F20A45FCAC4F898D858E064114722E4B572FE6E4E193E0E9318886645BDC77B8996F4DF9CFE98970E7B751B99F4736D49C1C5DACEEEFEBBB15616F8ABF61BB7126EA4DF8ABD7B6ACFB221BA6D0455CA8EAEC271BB1B7900B7A416C26A492DE94FA6FF1380BDEB00ABE2D8FE5B6EA74A93665040010B22A85840B157EC85D8B0628D26A2B1A03EC5124B7C768D1A7B41638F2558A3D8A38805452CB1804AEFDCBBF76EFB9FD9BD5C2E48D197BCFCDF9730DF7EBAECDD9D9D3973E6B49DF99DFF90B1782A9B4BBCC0BEBAC67F788417A66138CECBCC70DBDA448D66A46767DCBA561565AB18EB7354E1ADADFC9DED7CEAE31CABC04CEBB61AB9B34651839158F0184172850AEA8352976C91176B93F2B344658A351A2A6D176148935055AA18EB6386D2D127BEE6E3F6BC73097BE33896965890ACA6022C5C8E90C33F4E69879C92362B4C4CA4830F88106C55A58AB18A0B7D723A7B775782D79A8C6A6D4956FD59B5F3B854C2E6FA3C0E55CA79D9A41BD8FF6BCAE0AAF2BFC2587CD66B6665DD9775E627551F4672FF790E301E2715DAA4A6B15DF0EEAB24FEA3AA88FE8F662CFA9739CCDDDDD79ADC26FF9CFDF518439A79278EB3625FC92ADBE05055FEB68CA5FBA17D96CEEA91C7BA4FD47D38862B94AA9FCFECB230B76AD430C0C2CC8A61198E6518962925BAAC72AED68B1F2B5B5C5045FA7F1C636937B47A27F57D55231CE7994FA942A150ADFD6176CCF5330A21871FC3D03A5AAB90AB4C4CCC6AB97836A8DBC4CBD3CFD1BE26FC29C03AE8486DAAFFAD40D9775415F5FF418C451F9D949252F8AC56E4A770955CAE58BD71D6B51BBF28951FED9FE479AD566B616101FFB21C5B50902B2125B6368EBE3E019DDA0F70B3607DE387C8E67DA81A807F0463B177F7E45DDA78DBFB08C155B2119024253B762DB978F99852A12AC54F050505A1A1A10EF60EE7CF9F7F14FFD0C9A1E6D8B10BEAB8FBB02CC3B2345B9425D231FD701DF69A9815B4AAFC9D198B67B4F482EAD101CF256C450690542A8BDABF32FAEC7E454996D2E9744E4E4E070F1E4C4949E9D9B3A74AA5B2B2B28B88D8A65299735C19FBBA385C1A10DFDFBCD762A276DB8A9BA88B1A86B667D11A04046FE0E0C24C04CB9EF1521EF1B26A14F584DA3F0CE3CBDD4247360B23DD5AFF658D29C6C9A4FFED73DDF764055CA5549A9E39BD63EFBE95A0F84A7115ADD33DB8FF203323A371E3C6E6E6E62626261A4DC1AA55BF80062C93ABA0103C7DA5E1C9AE3B6A10952533E75EDF12125194C8F28AD0169496465B4FAB0AC6BDB98971E5321651AFD75FD99822B499A76733E4F5D4F22F708C2B53F165A4BF1B34C95BA130313333B7B6B6B6B4B49449650CC328948ADA6EEECB562CF769E8939D932DAEE7C784BCC086A4EEE50A3F263FBEEEEA7A7B07CB867C1E0E11F77B0C26001F88980555A5247558A27E8FE234423A35F732A6BC3D5BFF75C6E276F7BE17F8AC4C083FB95CF9EDB7BD92925EB4096A93939B9F939D939999999E9E2E97C92D2C2DDC6DDC1B7837B0B1B636B7B02049D28817492DA5AEB43FC9363DBD6EFD0B6DECAC100EA4546113A24592C9461CAB62A4D285D1CA7AAF2BB619B2DF68D7B7C270F2FF81B1B837B752EDBB137C41A9CF7F20A862624EEDDBB7E65FF3B6D4F8A23658570BE68FCECDCB157FA5B414954AA5A6A65EBF7EDDBC68E5BB5E33D20C4148282A5BA15455E20470D47DCF95BEBBFBCB423F233B1EF7FE3E128A66D54BBCF4F81436F11CC6D0B8D25CDA7F2B5143BF3C1FA1BB007FCB4D6583F46BD2753F76454BC44C6D6545FB63B9DFAFD227BEE13539184112B5DBC9FA6EA4F70DE6758530EF65A34E95B063B67442F99C1AF667E38F7F34A2946C4CB4EED018AC201DBC1863BF04559EF5AA8CEE370A217D42502A2101954916A6871662AEAEE55E5CC27485B2B1FACC6DCCA56548D3D16AA26E30F7FC6219553509FD0C6B0C7A516A4F2FCF4B7A7C4F58B9EAB6070371241DE612CE7A02F23AB56E671F312B13E1E82D0B3D546AB5267DF65FECFD9F304687CB4C243D56889B180418A3A8C10FBD4F97E22AA5C2243CBCDFC89133B66EBD44D35A9D8E8263EEBCCD8307FB2B14A5F7196B282D3801BEF53DEE3D4A1C327850ABC0C005910BA67CDD2372C18EEAF695ACC94FAB16885F1DFB59B341EC246EE76198A3083B4A6525025CF11A4EB7AB0FE1DE4E16B25DE0C207200E45CC203D1BBDBB8F52DF59E8F70902D5D0967610998C1623A5DCD3686ABE837CF20DB4051EE50A7B2AE235A0F7C4EE4150413CE89A9E865476460446061F9F9A8020814AC2CDC1537CEA9332EC1EF7367C413A97F614A136B0BA22002A8CCB4982FA45D02C7D0DD9AFD11BB505B8A34F19AF86AAF23F03AD0F51A014C216345887120A72EF1EA04FBA94DEA2655F5CA2F77C896E6674184100A1A839D6F29989B8A9905390A5516A26A9B04D9CD6F0184F1F1AC7797696F6DB2448ACC22C9657187F0D4C494D7AF4F0B7EF971FA228354D15871E340585FE4DDA3D7874038D074D8343D9AB63ABFEDDDBB46EE58FCBA42815915261E51AB867EF1EB0DFA55279C4DCD075AB4E7E1CE52A2133D9C264FB812E6FEF105F34F954C2A8B34002915E7AD4350A0C79E02A98F1E32F11D5BD50CAC16717B9E717B8F444C2D6A312ADFAE030971C8740899C7CA4C30E61694FB53FB487D1453894889A9476EF20C5543D92027B0DA1F910753A0A402B027246BB9928C9E3C3A3023452F97DF41B040C04DC83704160BA4B149296E311A28B4B33947600B84A807800C1497874AC6846219CA0EEB885133498B9FD231AFEA2368828299F333B39F4DD56610ECF3257D79567B4D0BB0620C802A5A5ECEBDF3075B6767513B06EB5CBEB2A22D3910BB5B619E22A5627EDB596F4EE431F9BCC3E39C53EFE59D27531C1BDBE91E43098D46A8CD336BA39D775B477A1F2D5461781F55449AF5FF4EA36A2A0B0B043609317570F27C79D59FC6D98522EBD1F179FF23A1925062AD424C41C321376CA4251C8955F87F792E38A5269214B1DAF6D0631D11195C4456426DACD9DB59B3B21E1243783CE904D866322E082103191F6590B5C854E40C1810B494874BB07564A5EFAC8784453B04B861FC50912B7AF27A625667EDB2E139151C534820649C9D2D2E0157AD31827242D264802A7E09695A06B908D06C16D929613C5A6E25294F20DAE105FF80BB88194906601A72F2DAF941D08D756A8AA80AFF4692081B18436108E3E9FCB58A4D0069409B39C20057B6717E23C462BFFFA37E82B4829D988E3A80B52159F9BCCE7BD47B3057AE713025C8528DF7B2D12BA12397D2642C25E5EF1CAB674424BB5A6C0CBC3B7C49C93C8060CF33133B354ABA9B4E4DFB0CC6C4C8E20592C6DADEBC96429E999F6D56D3121854A755BEB3EDD827EFAF9A208800BFF6666A7999A9857D0C77C853BFEF86665113782CF4049BD9020E15949A7F9FACEC7EE4388648C963472A7716B57E83374BE72FA0AC85892E6E38A99A0F938F6DE7EA023E1D50531A8DC4C7764BCACEF26F6FE018433C33148AB8A4A8AF83390D0606270ACB4D302EDC636BC603BFE35F14BA4FB2A5B8349C7AC12F59D217D0BC87584E804123D662D9880E83AA395765B525CAF930FFF2E8ECF7821C15FFD9AEDBB46CA96C089048FEFE1FDAB5E5EC5BA89E6D85933B7EC8F5A59CF4385E5E53F789C183C627A4E5E8193BD6DC2CD63EE4AC595DBF71DAC2C16AFDFF565EF8EDF4E1E01F6FB89B35731E1D3A1B98DA3465351D095C558165754324AAC0E6590E518F6E5153EFD19736109F7F82418C8283DA9E0631B03DEE18E0DF9671770B278F9174F53CCB575889A705B1199F8ECB7C212319EF02C564020F644398F18AEEB62E6E2520E2CD3BE9BE868C4CA62DE554EC8338C57800D8913BAFD43D1EBE42664837E64390A8E7D741406093777C0AD6A22D435B9299FF11CE55315EB90C8999B3F88B8B47CC69F1707065AC174E23803324C192C757D3DFEE80802EC833B15253C339EA571A9927B7B5B6FFE836968B459463EE6173DE97896C13EFA10CDF13C4948F85294D252DDBA8F0BEDE5F0DBEDFB53E6AF3AB76F8DA79B4B87C153309248CFCEED377AC6826F46AD9CFBD5B445EB73B2F38035D1E632947B5BCAB04CC58B09094E976DE6630F96A9DCB45CC9CD68256D916495B48FD0450DE37EBF86BC2421576C91F9615414967A6964400B6628E64A113C8481B134D9081685C7B072508A24CDC298D3B381B2DCB3F3C8B023A5D28E73D10FD96F10492CBFA868F85E5E11DFC5255EA0D5D9F26F1F1BDC85623FF2C626F49656C29E5EE0789C601F9F94B49E5AF47A3953B972FCECC253C8F9D59B89E5DD937C8F2F12E778A9E599A235061EB410212A6F6409566A816B594C87953CF0B4D464E32BAC86A9EBD1327C64EDD071114DDB0774096AAAA599888DC75D9CAB633259FFB0590AB96CDFF1B3693A935FAFC7860CEA3563FC90714311588A4B0D4F46ADFBA8FE52079FA56CC8A7277E6A8CA4CD0C240CA42A0EE67199D38ED3E93D1D831893C8C15695341D21691E561C9E163080454BA55CF308EE47097C47223D0886AAC0829CC858F65E155830F299CFE4D3E3914106735A554DBBBA711977BD8B43D8CF0D9155477AF743AC7673730921DD7C2C6A73D3117835973F8DB1806804C96315C1A4934D464A7AAED10BCB52CC234A2150A3FA5CE765B396849656C381D0A59E65B9EA362EA55FCDF2878F9CBF707863BF21330F1D88BA7DE70E9677363B3B3FA04D48636F8F2E41CDACAB991DD8BB7DE2F03ED3672D5BB17CD6D133BFC243AFDF266467A55998DB54E2E7499D90622A8A9D546220009545DD97F992A85E97CD78512A00C8A70A3C0AC2B828EE0AD21BC146164589C4B948D8B82303422247287E8657B3348843DCB99118A190765DC2FEB65D645F69E722CC99FC344CA602D3BBA24602174A15A4775FEED9453631FAE3E456DCBB7B282B364E6AFE850272382814E89126C7587D8B421ADD0C96B2C0CD7F026365BD16D0F52A0A9992AE01847B107374825E3895505DC283D56A8227CD67BEC44BC2B7B22F63705535DCB60EA1234D581E262C6F7C68197AFDD669B854667C91C5F97FFF785051CD5225971E3972C4A7A1B7ADABF79103EBAE45EF3E73F1C68091934787473A7B36F5ADEFE156D379C0E029F53DDD104538D6BC5AF552F57F7C508439FFC9189B48630A28815CC60BD26F88E8ABF339C5A63A9FF248B4502B7508C449C9DCDE69F469F2A6EEE048ED62D7E2BB04C06DE41F34EC5FAC0EC0C32F99DEBDDC973837C2CA6A0D7B6B1B6A00AB4593846379118757A6629F9DFFAFDAEDECE39FD17F2636953B3635053454AEF87B0C9F9F226E5C90341A488AB9DCC0DE4ABA53ACDCA3E7EAB605EBB67626A41C45E35A062B3E38825EBC7C18C8B03C7586F1758AC95FBA682F56A8DEBD76D693BB97BF9E383EF3CD238C01A2F08D7D1BC6C5DDA3693A6CCCA8E98BD6870EEC3E7FEA68D71AC8A47071F132AEA4BC83E0F23EEFB383A0BCD8B828A24663C13D2175FB87E83BAFCE2E92E7C32B1F7587FA02233E343CA53B3609F18D110A1C29AEBF001B56B052E96393910EA535B8CAEA933EB1A0D815F6F1B461E351685ED26D9972618670642226C370245031E2BFC4557C618618B89734AD7CF381B4D76A4467A989D854D497F38B9106D41680E226EBF544DE3118DF7B071B341D9F9688645A93E1120993CB53A47124432293A5A6BD55C855F171371A790719BFE9F2ADEBC1ED3B616A8D8D9565D489F377A377625ADD8E0327BAB7F5FF35FAD8850BE7333E24C75D3B8C156A6AB9BAACDEF693894A3EB0D754B6B0F235834A2A8DB0FC9C109FA91DD8E37CEE3BDDD6AE64CB09ECDDDD7C7612B5D88DB0AD8D42ED52255F982EEDB6B4D26AE4132E6BE654C395D5B42BEA118E3E5CCA6331082E1F8BF43835DF01294D947681914F8CE15E5DD3EEE82D049070C22DA8625988606A451F4A0838494A7139B2F378B0A0257E838DB8DC9B4F7BCA27C7E14EBE7F3E4FC954D45C6B3425E0D0E44882A6563EEBCC1DC4983BCC25343DA81C5E8BA207061C6F49BB99CCB5F5D0172AB206E1E0CD25C7A26F5354AEA4712821D565D13C096E9BE128A4D4B6D64E9616764F9EDD36BE0EF4BD76730FA6D5A66766AB14F284B833DF2EDE80C9A48F135FCD5BB1E5F737EF567E3BFCA77DABB0020DC330BBA34E289572FF26DDACAC9D8D2B29EFB0A21EE33675CA8DF488873195C69CE13559281CC773D24EF325FE6390B3C36AB9D40434600CA55C925FF271A3780A255C295A72A398972CD683B88A6778759674D06EBDCFCFE8901C8509DA622C8A82F2C836C1B4F9B889B56CF86123EF5C832AA40AC44FE3FA378285C7323886F3542ED9E84B7D22AAA2C6A0C405A0CD9912AE190AA769F3D1919F2ADC66B452089CB85244105F44195D813E967A4AF460F4EDA1854F5E340CBC6CF28D32288CAC405EDF80226F4631230139B3B4062C3CF42D559B47D46E2F0BD9A16F70D03469B7658273CD7329F1E2FBC4600DCECC35DD523356C617D39D6599E4A4272AA579564E8AA76773432C424B69FC3D5EFBD5AF7BF25C4C70707B9055B71F24F41A11DEB343E00F6B17083A91F50CECF7F4CE49386F10D8CFC6D2BC47DF487373DBCAD51A2EFDF24D17D305497F54CE83C1A4C9C6CDECFFA3877984B86C62851B4565108E3C95875BD6C0FEF105E61B82B657989743790AA4A031E525BC83AF429D03435B6C526012177B84BB6A6B5193D714BB8B4F1EDE9AD0AFDDFD47095A8619FF4D64C4D451FE0D3D3F3CB9845168DA8D9834E7F2ADFB75EBD404938BCE2F1C14DCE1C79F8ED999D5A44AA6E829DB0AC1654A3EFB4F0827835DF99F7195608FE3E6A59FC5C1AE2A191EFCC7968A0D4A04575E92F212BCE557EE174E3F9177A9B4EAFADEAD7856EB52C3F1BB1FF67768E93767C9469A61164E1BBB78DD4E3353D5A82F7B366AE0A5D668D0A7688C276512AD96D1F16A30CC2BADD9844B632DDDC9AAD1FB1B1502CC7BDFBCED5A9C64843C18151C39051938294D49CB9C363A64F490DE3B57CDDBB7FD7B57BFFA5B56CE69D7C26FFFF1733B7F3A35356C50724ABAD4D484D268394E8C6270951EB5B457C8B6B3CB6B62EBD6ADCF08E8BF0F1F3EF4F54556ED77DF7DE7E4E868676737AC08C9D2CFCFCFDFDFBF458B162228F7AB57AF1AD4AF6F6B6BBB6409FA8CE5E8E8F8F309E4D7F8F8F8A4A6A2487DE3C67EB17763EBD7D7A7A61E326448C46C8433082736D6D62E5F7CB15B8034DEB96367606020D41C1010101BABDF671B1111017FFA0BA5716314F6F4F2F27AF9E245F5EAD59B346E2CEE169930610234CFD1C161D95294760A1AD6A44993468D1AB5090A8A8F47B6C8E5CB973DEAD4717272DA28E01377EDDAB559B3667043CB962D8F1E414BFBA3A3A3DD5C5DADACAC3A76E8A0D56A753A5DC8C0814D9B366DDEBC395465200E34406C093C085D802B91F3E7DBD9DA4255AF5FA11560EFDEBD8347C41B1212C000C5FAF5EBD74C28700F26E0467768D71E5E141A8A56746DDFBE3D242464E2C489D09D39735006AB9A2E2E94A094A09BF06F46468693A3135405C414DB00F55FBC7871DFDEBD083CD7DABA678F1E98B81E4B8115720C495696015A4648E39E3C7F10FF6C78BF6E9890F7E642F4E52BB7E2164E1F1BDCB155B3A63E0CCBCAA4D2C8955BB6AC8F7CF9F63DDAA0CAE258651E218D2BFC7337913EE5AAC20F1F3E68D4C8D006E202995EBE7CB97AD5EAD434C41F30305BB76C191316F6FCF9F3CCCCCC79F3E65DBD8A3E5002C960E4A0E7F5EAD553C8E5BFFCF20BC243EFD9333939191C8B83070F4A2532BFC67EF0A7F88AF4F4747333B3B16163E14A4666665E5E9EABAB6B9B366D6647CC8EDA1FD53AA835F0A8881F0C252B2BABB0B0F0F6EDDB5A8A721190D3E1D50B172D02966DD8B061FD7AF53A77EEFCF0C1C3B4349442AC5AB56A3366CE78FFFEFDBA75EB82838367CE9801D5C2EBFAF7EF7FE9E2A5BA75BD9C9C9D810F5252523AB66FBF74F9F2BD7BF78E1E33BA4FDF3EC0E2D0188542D1A54B97B163C7C2A48206DCBF7FFFD0C183E102D8BA58801A1F0428E5810307028B2C5EB4E887AD5BD3D2D38F1F3FDEC8CF2F3B2B4BAD56E7E6E43C4948004611BBF0ECD9B313274EA4A7A577ED86D61D797A7A4E9F3EFDFCC50B7D7AF76ED9A2C5A0C1836362621E3D7CB870E1429878DDBB75835904E78B172F16C9151616367EC2F89C9C1C180B71B64377DAB56B676D6D0D7410891F36264C88CA775FED7771DF1D49256976650AABCE21035FDD8BD6EA6889842409024E162E988A1514620A79CCCD7B7DBB047124396C6070617AF6A01EEDCFC7DC54EB58A632C6B2E45FE176F52ABEE7C4C9934F9E3E15858D9B9BDBD3C4A7D3C2C3E31F3F56A9542F9EA1250F344D4BA5528904750784939999D9993367807C0E8E8E6BD7AD9B1A1E4E51DA050B16C8E5F2DDBB776FDDBAF5FB152B509C462A5DB46891C858AEB56A6DD9BAE5CE9D3BC3870F8761562A953035810B6BD7AE5DA63D2693C9C8229077300956AF5E0D2722F0FFAAD5AB9F3C7902DCF0E6CD1B1313136044F8E9C18307C025C78E1F9F3973E6D46FBE819634F06E00D7DBB76F3F67EE5CE0BFA4E4E473E7CEEDDCB95304EF87B703975CBF7913F886005794E74D4D4DA18306B876ACE813A9082E4C10045063FD860D23478EC404B07FE00010872099C4FC0006270C86DFD9D919260FEA785A1AD4090C07C4A959ABD6AF972F43C74D542A6B21638399A9E9F72B576EDBB6CDDDDD1DF8526562B276ED5A60BBA3478FDEBC791328B069D3A6A54B97AE11FA0EA33377EE5C90EBA0A932B3321169C8C6C302F2376831252F34F4E30327088954919B971F3666F637B3967324F1E8C90BCCCCA46B9720C45518F6E6C5EBBEC1ED74341375E474CB4675C7CD5E367AE6B2DEBD66D0B4B6BC3AC583C5C86E9AEF24430F56CC584E0E0E753D3D41266302F8B68787C7E8D1A34159A01409C2375189B4D8F9C82F280086181E1A3A78D0A01DDBB65D8D89115884F6F4F010A1EA81ED0E1D3A2C7C15E0A05A3860B480BEAD025B0D1C3010880535A3BC01F6F61B376C68D2B4898D8D8D0132BF92A8985C0E033CA0FF001033A0AFA11E906DC67E274850D0CEE81B7FD1FE0078045A2BA250C30DF5EBD53F7FFE1C8CB4A5A525C812B0013A74EC0837DC8B8BCBCDC9858B93264FAEC0FDE058D6B468311CFCA9516BA08680C040E3DB801AD22272813C43B41A360C683569E2C4F8870FA1E386ECF184905401A622DC0FE60154EE56AB1610EAFCB973626B5D6BD6848E003B823003CE03B905F3B9A9A0A9F5738E693DB739B587A1284E47131CAECECDA2F273598AD116AA31865BB36AA89D5D4244442B95929A387576F8DCEF7DFCEAFB070DECD46F3CBCF875F207073B9BBCEC5C998DE5D9F3319475FDCD3BA39E273EA5D4195061C58739F5CACA528296445658C092E8DBBF7F509B36D0E7FD070E00ED3CBDBC8028A062602067CD9C396AC40803354306868051A254A9DC6BD71E3F610228CAD9B36681A01E18120203D6B153A70DEBD79F3B7F4E08ACB07DFAF583C3DC1C21EE273C4DE8D1B3074CD90351078093A0E693A74EC14F3012F9F9F91545A82592CD9B50E673104516161689CF12410E81D502E6144811719C404B76ECD8113815CEE744CCD168343084707EFAF4E931A34621D46067E74E9D3AFD7BD5BF6532F996CD9B612CFBF6439FA5A3F6EF176B48494B4D7AFB76FDDAB5E5350398B87B70F0E6CDE8333618586099844F0B079103DD3710E7D0A143012D03C473F45DA4664DA0C995AB57815657AE5CA9E3E90922365710663CC7816E9D3E6DFAC2C8C83911113D7BF58246760B0E062B16480AE4022DD1A94B97C3870F474545C1B3C061414128687CECD871FD34D2E36F2FB09EFACD6E7737AFDAB55D2D2D2DB6FDB83533332D353573EF9ED37A44EEE327468486C24943EF06DD3A0625C5FE92F9E4B2738D1A9AF7B17C66FC82E91354A6662009AF5FBB06FF829C7074745ABAF46A056929E62DBA4ECDAFCE537915033B83217560FF7E3801B306BA0D2736D636D03130EADBB56D8BF2BD3839C154869F602CC17E3C75EAD4A54B97CC4CCDC0BA02A3F57962A2B985455C5C9C98A7242929094E6AD504F1E76248780116FA88E1C3813AA09240841C888A028638F4D34FA222131F342483183162848720FC80B2A00EE0049E029B17CE41B6C138DDBA750B5A026F07E317E640ECDDBB60A2C13DC0A3E616E653BF990A8F6C58BF015E01BD18327830CA88E1E101DA47CC4C01D20EAE780A72142A9C3F7FBE87A7278801EF060DE03A90026E331007F84F3C01A6842EC009D0442E93C13D376FDC983C6992988702DE652F14508262A20A7811FC048EC88BE7CFED1D1C940A859393332BE874F07BC04E87B675EBDA15341DB45C8FB08DE3E209541E1E1E6EA01ED8F2812D5B8248830603592323239BF9FB17EF8446F1F8335389B02B8619F0E8D1A3D3274FCF9C3D53FC133A9F5804C10DC2DCC7A79114A3BB76088A7BF28AC3C9885933D2D333BE9AFC158CDCDDBB77C12D7AF3E675B78E61B6363E66160EEC4759D4790CEF22DDE5DBC255DA61DE1F716B416E01BD448B0135B24E1D30AA80CA7FA56B5DCDCAEAD5EFBF8BC979FEA7CA8CE9D393DFBFDFB76F9FB0D483A9E1E202EA0C2C48F1D7CE9D3AB50C0800C3C8F891356BD680447FF6FCF91F7C75F14E68C2D98FB67067A3E7898B43DEBE7D7B363ABAA18F3E0F3B68E2A74F9F1A6E0E1D3AD4CAD2E2F295622E9C32650A703A98AB8297BEC3DDD52D7241A48F4FC3C3470EAF5E3DA369D3509290EA68B54A65C5B2BA9C9C4C2F470BBF1A17251D76FED12F6060426E28CE58FCDD92258620C25F567C1B3512FD86FFB5D27FC000B55A5DF4F59258BD72A5F19ACEF0A953EDAA572FF508984ADE425AB23F1CAA2F953962A907FBE2329C9C8D3EBB6DEB36C3F5D3A74E3F8E7F8C3426CBD6A953A756AD5AA04AEEFC76C770037834F02F280270439E263CCD484F5FB56AB5E1D7FE7DFBC3FDF014B4FBCB9010A4476629AAD237FC8D4B19294FB41116613D5BB70D6A3374C850C3C5D8BBB1E3C78D3F7BF6AC9D9D5DADA2026E94F8EBEBD7AFDB0405393838803A803BE10A38EDE0361B577BFDEA35B05DC0008473F53492D3E45451FF6F5CCA10E0B245391BE6554BF45F6AE1A34F469D9B9BEBEBE7CB6C66860AF9C44068818005DB2DFE713C380EDF4EFF9694902F5EBE14E2D401E08E65A4A308906BAD1268EF2D025A2201A9CDD34C5329E6A7E255DFE0FED6A56CCB4012995D7B793D5CFB10EB83CC1770A1417FDD8D8D05F7FEE08183B323668337A1902B7273737273729A376F0E367B7272B22147E88001FD398E37C4B58BD74D3C39ADDBDD5FB98C32DE515355FEA6CB21CA2FF485259AB9B65C419AF1453737375082A74E9E12FF04D5762F3676D7AE5D861BDEBE79BB76CDDAA3478EF608EE61FC20B5B625B5A96D958EF8E7AAC262B9D56E16D978A8764D33A24613D990FDE0578C1A394ACC6F5BB7AE972170FC2125655851AA4528CD9A370375D9A74F1F1F8347F9EB72FA4C842CEC2C5919C65A55F9FB2CB3F994CC14ECB38B74D4D034E917138EA5DDFE804931DDCBE7CFC1C6FAF84EF0076FDCB8BE79F396B49C82D3077EAC9D79813917895678B68FA8A275156395A334B3DF3247C64953EEDE7A87FB7FBD17B3F7C22D4A631678B9D877F2F79CDECECEEEDD05AE9AABA4C31CB27EAF2A2A5731D6A7711895CBC6EE43382DA98FD10E1971FF274E80492EAB5E9B776F4F341D85B6EC55952AC6AA2A55E5CF2DFF27407BD70110D5B1B56FDB5D7697A5F75E2C808AA8602F117B2FB18BC612BBB19BC4DE7B8B5113BBB11B8D51518CB1228A5DB18152044490DECB96DBFE337BD7A508C696F7F2F2EFBC8D0F96B973A79CF9CE77CE94F39F102C9E2EE15323B9F86B7CE2352C2B1A2B7C8D31348FE128161D25E328054F4858D28847FBEE399255E1BC86604A08A61867D5E89C2CBA8F4F8199B9624E01B86B53D2B3D5DB9720189221199201B03E3271AF1FB3777FE1A3FFC0F3E279425CA2F0CE336D986BDAA4505E8B1659B284112E6CF3E379744733CFE97E7D5325542BB45988E03102856E455BF9388A2D922A1315C54F2D73AE28F223C49A0C8C10630E0D88C6A3099F2EBA4BC80CC9900CC90058EF93D8D84BECD51FF0842B803539D6ED5EDB0DC85734A04913C01A8253E355C74BF8883A7304C5E36274E4569D629F71C226F394B43096975A10FEC3C9D6330D6B9086644806C0AAD4D8E3E8CBABB81B5B70757E8E4DBB24FB91058A7A3C4EA2DB97FF832E0C1EA7385C4CB18576D9C1AE2F378994699C6B0B5187C5845B63C3001B922119000B631F1D63FF9C87E7BF4A751A9C6C37B45856431B87F5BFEF67E5087451AD4DF63997E4EDB2E2E798570F51DBD9FADBFF0DC9900CE9FF1160F1AA7CE68F79D89D6D4516FE31EE73F3150114BAC29BFBECD52249522C922007168F692367321CF7616F01E422D962E7D45F1C53F6911223B2C312B2DE00C3781B9221FDBF002CBE3893DE3F107F159EEED02FDA7D114F88084EF379AB22164BC0904CCF48BEFFE8FAD90B87D3D35EF1184F10845CA63037B3B1B3757673A9E1E0E0666569273392CBA4C632B989D448AE3D7185F38067E8E8108BFEBFFCCDC40C29B7CC0DAD9EB0D448F59A6CB7906C3ED130EA866448FF5EC0521769F6F62112435FB98E8E73FD9E40F771339FE7DDE8B2162392209292E34E9DF9E5F6FD2BC5258512B18420DE75F99A7E3BB576733423D41F1899442205143335B53433B1B0B171B4B2B4B7B371B6B2B23337B3065CE328B959E1BD5A31D344742ED97B2BE9FBA561EC0DC990FE6D80459F9D8B5D5B9D6DDF23B2FA5A8005E2AF2E657B2F909248710C7FF2EC76C8B983118FC235B44602B045FEC50D910CC308875C2D2C2C3C3C3C9C9C9C0A0B0A636262727273588E6568B5D4C8D8D5A57A0DCF3A8E8E1E0E76AE2626E6C67213914822948C6BEFEDA729539BEC333ECFA760522BD1E8F328249221199221FD0B008BCF8AA37775E6D4CAFB3EDBB2150DB43EF58F0729112506E32E26E64148C82F0F22AE013D3202D87A675C719AA601A1A452699B366D82060FF60F08888888D8BF6FFFD5B0AB858585C2FD64602176EE34B461C37626A6163403FFD3F07FCD187186527825ADF77CB186F31B2AEEBFF3BFD3F12C8DEEB5E65814FAD6706AD7900CE953008B3E3B07BBB626C96D5CA4DB3C8A2DFAB8E53FC023A9549E9E9E74ECD8A6070FAEAA54251289D1BB418AE33800A31A356ACC9C39B37BF7EE1445059F3AB576EDDAE8E8689C80D200E3708D46D5A675DF7EFD27C9E426F03358851F031784D4ACF8B17FD4D7A4B1B5E8EB10FCA3EF8417C03D3346FD53208A7FA30D02C4AB0B453D37508D4757925395AFD983229AE362290ACBAA2926AA078A871E3508A221959B0819D19A9FDBA03084F807C752E2D545A27E3BA8FA03FF953D53C9B97AFAF70958C4FE28EFB52F6D07506CE1879628161BD1B4FAE68DB3D7C3439E3FBB4789C42449011251949861589E67CA42A4EE0225EDFDDA0D1A3458B27871A3C68DE3E3E3376CD8F0DD77DF0178C964283AA0DCB834DC2ACBB2948892C914EF8E01FCEE4472CA02995768FDCB8DA28619AFAD4D0EDC4F7A75FAF85EC4510C388CA574E2C5B395C688E695B99AADEDF8C2745C66FEA6311A9EA50DF3D390DE9228020395A697280C47B19650503FBCF2CCA2B27711F0FAC0C1FF76C0D294A8F7F4C25E3FB8EF7B305BB765E17D8D3E2323596E6EE6954BC7CE5FFC95C0B9BA75FDEAD4A9D6AA55436B2B6B1B6B1B854221925052A98C244913B909FC2B57A05B56E572B948AC9BDB0505052B962DEBD6BDBB582C964850186901AD2A24302D5FBF7EC9B0C2E07DFCCE2F9C67395C74B3F6A17A3153AC7FFD0A0B3A4ABE3B3ADCA75B810F8FA1C8A8C22922BA84F0EE22EEB713C371C3F434A4BF489A6251FF1DA44FB7CA2955EE4BF5F68E28021CF1EF0F15540EB0E85353B194BB0F7D36672BEA925CFEFBCC7AB0F272733242420E9C0ADEAD50983A3B57F7F6F2B3B57596CB4CA2631EDE7F70446B06563227B5CB7C9C700F92107206400AA04AB8F2FE1D9E28E06B9959C9C5C5594646728EFBA4133F5A3F1876DFEB07DF170B1D7EE9810D3A4C7A77FE1B797ED2ED37148C039548B59AFA0EB442C17B8BB3308D126D73A3A498D44C084BFD1F48287E5E498E368E318FE2A9CB2C4B03C809E3F271208BB69BE00680FED851F99F306519BE381B5317A04898A4183332C5E596EF6FD5F29A62247820F928C8BB18C9BCCCA2C2E35419B49AC63F3AFCB0F6CF19E6CDC8BFE256C095F2F3720E1FDE7CED7A48404060AF5E23BE1A3683A6350CA3D1634D976E4171B14F56AE9A04DF10045119F454A9105896A3B571778C242810A54AA56ADBA6AD8989C9915F0F2B14269999A9A1574EF6E8318CE5088D46FD899D4C70CA672E534C0A238D4F4F239CEA7FA23FEB1D9E0514B35588ABC931B8853B61E9593113A3A643D7B0B777F1AA4214F61E2775D31B7529C7D32A9C1051ADA651AD67941392D7119A6D1D75A601942CB7124FBA5901DDB884EB9A9DDD3091044106ABC12DDDC513C27091ACECAB99CB2B999BDB90A80148A1F1C2751385E3900C49CD455D5792BE7DE8E3E399BB7B7510A62E229B8CD6858B7DBBC945599A9FBE4011C94911AF2E809AE3260E74F08CAAE2675620FBA221487F00706BB6B4E4B31350D76977D889C79C231CEA55DEC75BDBF3AFEE6122A3F7C46551C725D417D3D1DB0E0DE59E9E44918985A42E249B8C79BB5D9A1393B93BBB048E5CF6F172798E8EE4228E621263A11CAAEF36A8127B6BA7EE9BF7A955D7D544DD7E9F9FA595ADD85FE8155D27F32CADF9B90D9FF6541B531EC596160F3B4E546F5311A65EDDA34FCFE4539FA0312245A53A098A6234681377ADEED0A8AA825CB28F7FA743BEE34B7270306CF532AF7B5C0DBF92FE5F511D16E1DA617D133CE7E656FCF696972E23D2CD5BBE6341106C358D46B57FDF86EFBE1D1817F764CCD879FBF7DF827F6D6C1C4B4A0A510CA632CC48AD56BA7B78AF59FDAB5CAE1038D4DB244B43D34525CA82A262A54A2D934AEAD7A9396A60B79F96CD0C3FB12DF9DEE9E407A787F6E9087FB4B3B34B4E495698281A063402520648177C7AEF8081FE3367F42B2A2C104B8C3ECD36E418527ACF7BA35ACD308786FC4DA720F9D70FB1BC248CA40474203C5A94F73B60F49F0B940B6CD9DBBB11818129CD01704808BB5A84AD37120246836EA4101931377E52CE52D07F948D1F41E86286EB3F953492443E117D06CAA83CB39EA65A60073084BE9798A0A0913C865B55236CBCD083A0EE8CCCD0B9D1935355CBAB51EDE651ADA6205C83728CADE1A9F2952953ECC96FF8E24C0CDA429020FD30BD5151A5F5946943EB202F9EF6A341CD040C15FE2A960A2B185AAD6A54BE75556B6C8E2E5B20AF65B2655B0D43FDE6AFE88369CFE4732911DC8B502092A539E556ECD3537C56DC5B0689B8B486F0035999AB0826ADB84C1E82AAF0529E65D0FCAFB21F50ADFE16165AAE62D0156CD555D277325EA6F3B5CFE2E548069FFD42B5CA5BB3AB3B9F9B84820F839E43EAD08370F0C3A5E628383AA08CD8988BBDAC5EEEA93932ACA2820EFB41395B41074F43CBE548C650F876DCC49E70A88BA600A015AAB08C7D7454BDD889BDBF5FC7B08089F17777159AF8C5598D228B4BAAF252B10C9399917A3F22B49657C0E8A17395AA62559EF25DCC05270896B037771D3964D6FACD338164D10C0B084512443557C7CEAD9BB46DD1D0B7560D8985193028BA44A9CDC0409D8D645221A81AB08A8533C62EF876DCA8C90B4F5DB89E804284E27A5E0638985F90F3CDA42E4D1BB51FFFF51206FAFD63B186807E22EC9EBA2EAC1F338E39BF88EAB0F0D32C4D1CA637AA0AC801B01E4D31686FFAE232AD271E47535D2CA3FC8796D37E078770D1E7742A08C6CCAEB664F849345AA563AB526FEFC867C68260E10013377E427E8D1EEB3FDDFA536F6B87E5A560C23A0090385B6FD0A265091ABC54BDBB3B729100A070B47A730BC9C4304C55C8461C01750D82C5DEDA41BA3525BCCBAD5A70B197B81757754D6069519BEF75CB117A0B87D5484606132E0DCB74C2602EE652B9567F60C74BC68796AB43EA63CDAE1EDA384D3AEE29991EF1B665CD9C5BA0C55F4AEB03C291AA80FCAA7CE6F64E5197959F66C6F1D06FE25E9B30F8941AFB4ACDB6F67C8E963362688A4A869F20DC9A94AB7966ECDF8058B8DE700334914CBE8B1B5B5556A5F76E5D7E0AA2ED2018804AA01B78563C701F51FEC26AFADC02F6E6CF8059C0D0B96767350783C4830FE8FE747A067B670F2EB7D6090621928CBD84DB963BF6AB3930908BBD8244C2C8843E3919E637022C366C039F111DEDB58D21E4E8A2854A2B07661D499A995AB66CD68D204865D5A1E8294A949199127C76EFEBB4C4D7A98945C5058D02DAF5EEDABF593DEB9E1D0325260A04C36A3586BC571C4D33EAAC9CB4CCACB3976FD67077A169DABB869BA5853905B04482FD43817188B3D8CE6D2BBA9F38FFFB998B1CCF9FBF7E4F66541A54542E37B975F7A28989E5B0C13395CAE28F1E4C8253E7CAEB169AF82AEEECE07CFB10F69F10D849620CA8C79C9B5FBA88F366A7156E5D43D47515289072D2F9F216D2F062639D3029ECC4430E579CB79491A8E78F9ADD3D9064E0046E64CADE3F00348DACD3EB53C417EA8981B5A55B075011CEFEE291C115F3595707E3883E3202550914AC328FBEB04CFCE5162EFB059FFC4050BF9AA35F439D098F966F44F935584FDAB52A1C0363B0C564C2471BD44455506AE4223E25FD9BFD3EFC5F526FE6DA2636F106D2E760BE755A0AA046FF36167588D898BD7F90ACD3BB2CA47E3E77D47FC323A5CAD76196D0F994F813AB8410449983098E054D11D97038F1D6F5FA54CBC95CD41944B44118806A45FFC9DC3F40350862EEEC61EFFC82093741219126414357402B48A2DE5B90422DD23E4E49D98883145F9CC547ECCFB26895250F2038D5BB6B4D92D4AB97CF1572531B1BA74A37400111A319FAF6BD4BAF5313A45263B01FA546C6B171F7372DD8E0E6E18A0292330CC772D76F45DC8E78AAD668ACCCCD1AF87AFB7A798E1BD10FA00EA3698C051A4FC5C727B9BA38001A417E56ADE10B8BBB77694D1298BF5FADCCA98B1F47C64A24A5DD2D12498C658A94D70956560E1FB72D4BC00D0D69F2D2AA7F9D17B3F89737B14F012CA4A5816FAB05F9100817A2DC04C9A73D55FFD49AB0F38191D0C316FBE02062BF12914046700B371CCC93B721D5C19770ACC741DD84798E13ECE3E308B03ECA8D8D039BA0955CC28D52F39067C986232A1F77CF56588F75209A889E18DBE026E8C657C9B0DFD57B7A2153174A20459A23C3C5234E1176A8DF10C92FC942A20C20E8D60CAC485D17AB0A70FD9C1149DFCB995599907D36E4C88C61AEFF884B8CB5F59111AE8D6150989BDBF8B448345E1CC35C5C2E1E71F22389CC3F2DA98BDF680B0ED9E994D187E36C69E773C90FB8A43B683948184D4A02E05E495FC82C08F7660219D70A31C53D39813508E2224F95EE97A695449DDE7865330E1E17755E8E1567232226B7046B9102EA8EE727A7BA8D54E262EA2F4FDE90D4EB8C649C48B57070D3540A585AD755B3963DA5C6A69191B7870C99F52CEA6EF7402F37AF6AD9C969DF2FDF1C1593F0F8797C97C0260DEBD58A8A4D7CF2EC454A7AE60F0B260F0DEA8DA960D24A52D25E7F39F2BBF8A4D776361640C100D472F20ABC3C5CE74F1EDEBC919FA9835DFB160D6F3F882C0B58C0D5EC9D6B98DBB996A8959FA68FD5298AA69E5257D9F310B2F1A84FF0AF1788BAADA102CA59ECCCCDEDCC85C5C07B61CE2302B2B59DA8EF3604372CCDA53F2F1D3C102663EB2A8BB6F4C012AEBF190B119FFD027985CABA15088A2FC955ADA85EDE13C7A3F7228F72992F49119715C717A6EBD6C291CC19E116AE55382FE564FDC16F716989B8E70F6A300A1815A6853FE6CCF7E2AFCF688DC1302DAA22BD4D36195BFA08BCEECD5635B47EF48E965681B248976FEB88953BDF8E169C71609DE62EA4FF5764FD8195C27DE5EEDE87478130223EA52E22EBF5175408E53F843E354DF0E9807A60A3CE903E5D2BA98BD494B9BC9AFE73717900E5D1520622CBFFAC553D30FAF8926CDD58732C6EEA8853E20F0662A0D207062217A756D2CAA83A0E2D08BE153B44F7984D4D34407AA1CD4DE20B5279E0DA6F3661F01C4BD8FA54093935CB854626D884700E17158B1DDFF396181460BAEA4556F8ABC448063663F396BDBA7409CA4E0E2B2988FBE35258494E9EA58DE5D2799306766F3F6A60B7A29292CDBF1C3333B7DAB56151F889EDD65696A84013C5854BD7EAB61D9C9593E7E7EDA990CB1AD5F56EDBAC41B736CD267CF5E58D074F231E3D0750D368E8A05EED65528920278056C6C6660E0EEE9FC0ADF4DE775625B2CC51D4C7531F2227E2A71A23E567B7B09A4617EB673B737915F24A6AFD53E5841E27DF3D634B8906F032909E0A8C43C7EA2A7C2A1B33B429842B650428DB87EDAB060B5732E284D6B7C582F872AF1F6AB67744C72448ED151AEA22AAD978F28D6F0BCD99DC449DA39A65700B8F72CB94EFFF52636B34DF4C1DD0BF72E4F5C3015CC4C67C71367375BD7A7935FAF4CCF762D4C911CCAD9D686510E69BD40CEC56DD94F0EA8C9BB9E8A6258E83E95D25E1801E23DEEEEA7F24C3CA7FAD554EDACEE719C2C6FB53AC595E27677839BF6D55C203A35CDA275A17215D526E82A07DD7EF4BF7283EFD2923B12EC61C0825F3975A01AC3953A925187ABC92C7E82A1D8D60AD72C59C88A3BF1EDA33FCD623138571CDE67D3BB66AF43C3EC5D9C54944E2AE8EF6A9E9997F5EBACAD32540A3A452C98BC457D5DD9DD66C3D44D34C5E41E1904163D2B37257FDB067D9F295DE8ED2888888C3A7CE27A5A43609F01D37ECCBF4B4CCD4F4AC1BC0B3D0A65374BAE8E6F53F3AB71F867FF28DCF1C41E68B6B3A67070379018DFD796506B9788C6D305521D22D24C5E72773694F09E700DCD8162D48916F4614747E55A938B374EC0123E456880894A51B826B795A45D732977853B3F74BEDE274E9E3B8C2161303B928D4AE25036ED2C881FAA1F061EB0396A066777761EF0C9719A353BFB492F468AE3706B52B4AF17C5EB23067788E211CFD3E7CBAA0968A06EF27ECCB453E479B360E0CD2AD884BCD912B572C472B27EFC00E9EA7FF9883711A4413181518836CFA332C39423BC1A4B84B43FEE9295455918C8DBD0C448CF4EBF7F67A85A8FD3C3DCC95FA898F8FE71E1F2FDD21F1CF485C4E02DA1EA5D310C0469D3F06AC689564C811C2B315D2384F4ED2BF8DD13513C779460586058E55161DA62015D7CF4A9E457E2B247872BDDCA241CA4D7E5FC0C28B3369CA84264C088CFB4BD540E204F0ABFCA21C922499779A8F1489E717523FEDFE7DDAC8BEBE017EB189AF0A34466BD7CF68D4B891CE44629891C34784DDBAF5DBEEB5DE8DFCD4699943C6CFCBCCC91B1FD4FDF6A3D883BF5F2129D2AFB6D7D9E3FB8EAB354B678E9BF47C3C4C89AB672EFDBCFF44E8AD885A35DC8DC4225EBBF15DAD2E09BF75A665931EA6A6569FC8B3088C5792D6687DB22893F8DC428323EF8F235FF254B71A05C660763C001651B33D72BA0B9E29B0E90A521175A22415E5A528934B89D07FCF336AD2A3857E1A7FB0F4B134D4877009E09E9DD58A1DDA9F053F5758AE7AF3EA0CF5A66608498D4C70B10C776C20EEBF4B4FE909BB5AA2CE2BD0892E7D2810ED7E02F8B2DC9C893A83C011F2004917CB886AAD3F177B25DC0119E702B3D3C522016B3725E2DDEE24E6DA463EE9B6CEE90BDC30E90EF2C894E3053A9D8F8B8C98CB2B891A6DABDA4654B9AFE71F96788063981A226DF5480A7F7B0FE07BFAE6DE743EE1DE54AB7DF311AC6B1755B9C470E2EDAB7DC1DE8B0F2B75F0336AC2B5092E3626EC6BB3D0FF82514949D817A15465322F2C14B291A7410DA3C1B5F444EA8EC389128C663035C8EC3BEA6B64243B7D71EFC91328CEF8B3D87BC3862F04AA55F51282C6CED52D35DDC7DACA14D368562E99F9FBB1331B37FEE073C9572C12999998CA15F2E7B12F06F6EAE85DC70BCBC89690E4BECD8B662CDD36FC9BEF57D42817D4F0F0E1C3ADFA8C964824353C9C678C197C64DFFA5973D76EDE7BDCC6D25CE83EA5B2A867CF71322BAB4255F1278E2B83111AFC6FF39B1224615F87D5830EB0C1F8EB985F7FAA41107B770F9FF70A2D2A53623E2D927970907ACBFFCD5C5D87E5A7E84081A5097357AAD9C44A27F0FBCF2BAA6E1FCDB310DD171263E6F64EDCB509E95371BB3F13B651E7EBE1792E3F55D4B255855320888010147D7C9CA072D1F1EF76F3CBDE4CCD6744A35DA98242A69544F540C2B1DEE79C90699178D90D873097AAC60E5E53CC3EFA4DA721600A39D6237CBAA093C665DC735CFC752EEE8A76A98482A101CC12755D8DFD6F262EE92E13BA56E7F6A6119D24DC9A7EBAF6A5BE98C99C9EAE134852C2DEDD47D50FAA003ADCCB9B68DF2929D1D17F1307B4890F3A38F07B2EE622B2524911883DE0291DF2BDA8C7868A357F11CABD0843379A80F1041CC2B509C54B4C45AA2C30E118428E572DFA1289F4C1FD4BC1C1DBA4526398689191B7125E3C7677AF4DD3556D34E74594C8D2CEF7497492BD9B2B5654DCBB53EBDEBD3B61469283BB0EAFFD69C3B6B5F34EFCB2BC303B17536BD046079218F9CD7C33856CC5D2F9D5BC7CC51469AC3086646E6E79EAE4A9E3BB5675EADD19CB2B00628669E8F9B327C427A65CBBF75822A608829A356BAFB35335B5B2E833C00C8F49986CE49AF8B805ACBFA4A8DE9DD19AA0D6FF0102C4469E825941FAF6167DF9B3664F4F61CB02028EB37360F8453DD6134EF5D1B0A53C64CE2DE092EFE984836330A99978F889D243D41F0DA1DE5D44FDF7D0BF8ED0391A4452FAC830D6B3A5A8C70FB89913CF327CCA7D740422E7CDD607752115F015D57038269C34121923265292CDDCDACE3DFB43B71503D0AAE554AAE56490303EF93E979F8262BE81CD8BB61D12DA5D5138D564CCC74D13F4DED427C8FC447BA0B57BDC12C399885F91AAD7ED0B61A173446D675501E5DACD1C1796F299D1A8459059A210F5DE5CC9CD68F506A9B7B6456C57BBFD828DB928426B0BFF231701813A01FE1E7B99CB7D893A3F271E1369975CB49223EAB9F1B3BC840A18CABDBAC3451CD1AE398AF99C44D52A6F51E0F744C057382581AE63FE98CB4685BCD9A0832C4AAAF752E124090E023CFA9C664767BEE035D2D330171E1E83D2449D96A33DD538C1E524326767219D2198B130DC162EA2EE6B28DCA6A638F3B971715A89C4A1AAAB44D16605B53A2CF47710695B6B97D4F404E056518F6F5577ACCB547D3086A088B02BC71B556BA9232C32E99EBDC7E6AFD93E6FD2F0B0DF77ACDB76C8BBA647FF7E5D300D939894D279C8340D4387EC5D676D61366CDA92B1837BFA547782F73A38DA766DBE0053AA30803611955B543274F8CC3B8F9E298C6512B1080CC0860D3ADA183BD0052AFC73307102E74D9589B8448EFD3D77FB216651AD35F7FC1C26F898D0A25E3697FA98EAB8D868F60B612B1DB25344523E2F49F34B6FADDAC7B5C71D08ADBB8AC5D42564BD0154E765F8678254D2A70BF15D14FDEB48B4B407654A8CB9E407C80064690461BA571B21892108D0816483A03756D58F5CF405EDE62CADFF55EB4D439E9D7673A956D330ED956A1A8042C17126D01975316EE5211E7C10B7F4F828BCD2C2CDB97915ED14AD19A87D7B01E9DA44D46F3B6EEA5879016229977813ED9916D08D2EA19A4FA8FC1E472313C2F30B60BEA864B07A806485FD58A9CDF24F4C9498CB8ED71CFD5A6BAFE1DA39CF8322C12D3CC4234F7DC6C367E2DE9BB9FA83E963A3F9A20C813ED397576217166B1D9ADA7E03F100B5A1CC0331A340319471AD2267EB37D7E94B2BD8F09F857D617C7EAAE6F030ADCC6B778AE124AA3914A5CA4727A5BAAE422D239C1B618F7F15B3A98555AB0F02C7356A5566568AA79BAFADAD9B8F4FB3EBE1BFBD487C92AD2AC609A2523FB744220B0ED955A79AB84DFB40AC440968F5FBF13F1E3E8D7EF5F402421F029F3A66D0E4796BDD1C6CC0B2BB7EF7318FBC5AECEA9F0E746BD77CFBAA593B0F071F3879DECADCD4CFA7C6975D034D4D4D308EA34B94A6E6A6EB97CD081A3BE7556A0681B3FDFBCFAE57BF430958829FE33C0D8F364A15592A1FF2963548AB6A1FF0A4C40458927687012EACFA11D6D5AB1CE3A043403DD83BBBB98C684C9587323B07085A11E0003E5CFA33F6E1AF7CEE4B3E3B1E9D054593C7143777060B8BF4EA42B8F8579C84320BB26E5FDD7C0644132BDE5EB106524DFAF5D76D9E00352BB7C6CBDC4082CB2CC5C3D16E232E2E948D390F40836E95D0142381935AE0569E84AD37BC02372BE7A9C5CDDD90DB9ED5EE0B37B6C6ADAB93757A973D3D8E5E5ABB27CFD1C8692551E0F6BE64EDEEEFD8734078B642DB6D84CAB31ADCCC51BB2E4A010DC4849D87558D1B29065B83706F4938D47957CFA053472C1055F4A516E0D0768DA6E3AA9CF55F4C47DC5F18569072BA9830B6C5FD87E8CC61306C2B5B8C473E1A64DA4BAA92848A2D42CEC48ADB3B401BA15BBC4B254AF32E37B9D858BB3FE6CDE55960E49A39A3126A7543077D700C979880D94BFAF6A9EA9465B92A69A792E0B003C64078B5C71C6A9756D5A422D8116E4D24339FF0AA42F6C9EF7C623897FB0A2B4C439511C96004710B77B256F72AFD95A458D47E017CB8CC18EEC9092EED29123C651EAA839102B41AC81859B70FE150BA3E83739971DCB6963192C030B3D914AF7A877693888D58E4DF45B72C90DA0668EDC14A90422C367AFCE4DAB5AB3F5D3EB65526976B542AB1489495930B8055D3D30DC811FC2A934931B1E8456C62F2EB740F677B674F37AD12D080CDC868E8D8E7716A0DED57BF768FAFA6BBDBDBFCB066365882F1F12F771D39DDB2A1DF93E8171B761EF274AB3B7CF82A1EF4EA673AFDC7E052177578DBB4A978DB0554ABE99821199221FDD3B823E84FCEBB97DBC3A39192BEB9A427C957150B87D76894659CD3CC3B5CD32C43DB98B9D7ACE6253391C7C7BEE471DCD5C97EC5A6BDD3270C1D32619E8B830DF0B281DDDBB56BDFD2D3A79AA7A70B46921889E7A765AFDB76F0875DBF02AE0FEBDB65F4E09ECAC2E2A282C291D347612C7BE68FCB9DDBB618D4A35D5E419152A50663D0D7A7959897A8D5259FC9438E1338ED537402691BE78606C9302443FA270296D663FF1D117BB67ED1CFA74D9790687BD52713160E179BC88D158E9C5279F64A78FF6EEDCF5FB9F92C36D1C1C2ECE4EE35C6A60A5C24CA484AB97C29FC654A9A99426E24950006992A1441BD3AD4F1F23C753EECE4F9B023A72F2E9C3262E392E9B57DBD3505454F62133B0636B3B5B1C8CD2FBC1B11055C55626C52CC176B30D567A257127B26D2AEF8165FBB37216C1778FFE6729C102043229168C38E95FBD2C8A834C4865AAD4E7EF5AAB0A808B2D9585B5BDBD894BD2C8C6559C8F0B603512A2D77E62E273B272525992008276767535353E14B8D46939595656666A6BFF5104A830A088FEBDF929F9F5F5252626363C36813540CAAA72F19F2A30B5D290A1AA253533C9F9A9A0A2543734C140A0747C7B2F9851C2AB5BA42D44878BCC2DD416A74150653E9CD68D0102813EA4FD3B4501F282D3131B1B8A8C8C5D555DF407D7DA0329919196A8D06DAE5ECEC2C97CBCB767885CCC0E545E24AB674A7A4A4646464405FB9B9B9956DAC3064E5AC16149049F2F688A7A7A5656767332CAB30368681783B8F1A3AF3AFBA055E5769C04DA843D95180949797F72A29096AE6E2EC6C666E5E21B35259C9190FE849FDB54E90A142BB2A88AB5099C48404184D7B3B3B5BBB52D30FC6054687D0DE510EBF26BF4ACECCCA747274B2B6D159B23939399007C459FF3A4190B47D2FD617929999A950A0A534A13215DE0E62595858686969297C098FC318E5E6E6C2CFE66666F60E0E509A0EB0703367AEDE30B7B015F5C5C7EFC9FA8BF9924F9CFC50EFC2C2ACA7CFEE68D87EED5B368E4B4AE9DCB975E74E5F8059A7004B9066E063636BE56F64F4243A2E32E645FD5A5E5DDB3633B134C748A2869F4FDFC13DDB771DE1EF5B73DC84A15851091417127A53A55451E6A67841E1EBF4AC576919D0DFC525B904817F967DC53C868B784D8BC22DA4890D597EF7D0FBA4B8B8B8F6EDDBC3B0EDDAB1A36FFFFEC297F7EFDFEFDAB52B4CD47DFBF675EFDEFDEBAFBF3E78F0200C58C70E1D6B7AD54C4E4E3E77EE5C6E5E9E8B93D3B9737F3A38A21D77A74F9F1E366C988585858D16C8A04098129E9E9E57AE5C81A915F9F4E9A041835FC4BFB0B5B5EDD6AD1B34FDCC9933AF53536BD7AEFDC7D9B3B1313113274D829AB8B8B85C0B0B539898C05F870C1902994343431D1D1D5FBC7811D83AB04459E2E3E3B36BD7AE79F3E69D3C79B24D9B36904D07D90CD3B973E79B376F060D1EBC63E7CE0BE7CFF71F3000E4A641FD06CD9A3585310DBD7A353232125AB474C992C953A62C5AB868DDFA75204620794E4E4E30150B0A0A40C240B84F9D3AD5AC59B3B25D3471E2C463C78E999898407D20279A3C3C0F90915F50D0B46953A8C39C59B37EDABAB59E5F3D9075232389AFAF6FF88D1BAF5FBF86D2162F5A3C79CA6468D4808103E115D5AA556B1318686A62F2F0D1A31B376FC24C9E3861E29AB56B1E3F7E0CF547156ED000800C5E91919E7EFBCE1D981EEEEEEEE7CF9F8719157A2574E0A081C5C5C56EAEAECD5BB478F9F2E58D1B37E011E8F61F7FFC11260C54262D2D0D687F5D3F3F14E69265E115504F987821212150F29EDD7BA64E9B0A2DF2AB5B17DA086D817A3E7AF408DEB262F98A499327AD59B366F1E2C5901F90D4DEDE1EFAADA8B0303B27A7D26EE9DBA70F3C0E6A06EAA6FF1226368C7BBFBE7D6114A0BDD028281FF2B46CD18212892E5EBC58585050D3CBEBE8D1A3D02EC80FE00EE308FD06AF83F742EBA004909FB367CFFAF921EF4F515151AB56AD40E460982003E4840CD0D875EBD681584286410307059F0E96C965EDDBB587B6FFF9E79F4F9E3EB5B4B0D8BD7B779BB66D376DDA3477EEDCDAB56AC964F2DCDC1CE8371083A8A82868F2E851A3D6AD5FBF6CD9B203070E80601CD87FA06B37748CA94F9F3ED0E1DF4C98B06E03DAA9B07AD5EA458B178160CF9E35AB61A3461D3A7480DE58BF7EBDF0F6DC9CDC162D5BC058C3A0C31BC3AE868D9F301EC0B1499326FE0D1A806682A2B437B560FBF7EFD7219CA8FD7C3AF95EBDA4432FB8C6F9B803897DD245E32CC65ACAEC09D26ECAFCD55BB7AF3BBAF798C9D3E85AB56A205F9AD67F29E0FFEF8783A3625F6EDBB61C2B2C4628A6D1BE544E1E3F7A7AE977631B36AA87151461C6F2A3C7CE1CFEFDDC895FD60178310C9B909422931AA16BBD3831578CF19ACF42AFC49DD4CB6CB917F880B3F8871E70D305581457D09FC297027CC3BF4B962C9931638687BBBBF88DDA04A169DBB66DD2ABA48D1B37AC5ABD06BE01510345D4BC7973C038F815300566112002A8CAF817F1DD7BF480C9B971E3C69123470A25ACDFB061F8F0E1803B008897AF5C01606AD1A2457C7CFCA14387C78C1D83A26797A91548674656C6D0A021DBB66F173498589BCA36445089822AF30F08B875EB16101C80187D8605F3E76FDABC79DFFEFD356BD63C70F000141E3468D0868DBA65F23D7BF67CFBEDB750C2DBF73582DA842FADACAC2E5CB800734FEB3760BA74EE7CE7DE3D9DE6A42823A9343D231D50DBCB4BB7810BA60AF4DBE2258B2911357EFCF86BD7AEC11B017CF5C5AE5CB972D5AA5521674366CD9E25DC580B8A7ADCB87100E84286559061F56AE86AF8FEB7DF7E1B330675CB8AE5CB274CD4C5D3CDCECAEAD8B1E3E1C3879F3D7B76E8D021E86AE899D65F7CB162D52A21C3E9E0E051A346C1B82425250160F5ECD5B379F366C60A05A083BE1AD3A74F0770B974E96287F6ED76ECD80185F4E8D163E74E5D40A6E3C78E8D9B30A1F26E11898061D5AD5BF7C48913FA2F7BF5EA75E9D225505179B9B94D9B35034609F539151CAC57CED3A64EDD7FE00060EBEFC78F3769DA148003940DD407141BA804E840901078BC2CAD0678827E133200B283C088B409FEDAB64D9B07111180A480C802BB59B868D18DF01BFDFAF7EBDBAF1F20088C17C047724A0AE00520A3BE5B468F19B377DF3E822441B4FCFDFDA16FE72F98D7A0417D6043682CB4C30139C3C3C3376DDE048204785DBF7E7DD088F03DD44D4FAF7EFA690B606EF366CDCEFDF927FC0A4A3DA2C90340700B4BDDFACC8A152B468C18015D049529A564A2C187F0DD9D7B66CE3C225B5F80DB7E2266D12CDDB6DDE8EDDBBF69D6A2F7F953BB19B52639E19593AB537C5C222E22DD5D9D3095BA5360537F5F2FAC50BB6B158D1EF93231253A2EB1539B66E802190DCD50E4E2451B6AD5F43871643306E45BA3B9FFF879C8955B5131B19E1E75DCAB372962D4FC27332C35266FC21CA9AE3CC7B59A4B3A35F8E87280EB8E1A33667050100C86C078A1C741D085BFFE7AE4D71D3B7780D08324797878C078C0CC0151A3484A6F82C7C6C682E401CB789BB1865D0B03650BA3BE70C18239B3670BB2086F0149B2B6B202A60084AE71E3C66BD7AE05699EBF7001A87AB94C06150010049D09B68999B9597DBFFADF7C33495F2CD4E4EEDDBBB232F6A695B535A086603B24C427CC9E33FB614444714909B036274747533333A1FEA04B01CE66CD9A357BF6EC23478F5E0F0FAF53A70E49512076501F8661DE9BD856B4B34058EDCA18232D5BB684D741139E4747C7C5C62D5CB410300BF80E3005773737A80FA86520326581007E85E92AD8C2D0F9F038D40DAAEAEAEA3A67CE1C1452C0C40458833EBFA5955540A3862F9392A0F3232222006B20C3BE0307B6FCFC33BA034E6BD7C0600D090A82490EF9EFDCB9F3E3C61FEFDDBF07B405CC49A072506768387423D88035BDBDE7CF9F0FF8059C1120009017EA06D4068AADB25B70FC6D634DB01FAF5FBB06540BEA00152E6B4A74ECD4E9F09123D0BAAB61610058C03E409301FF829A57FA061844A08DDDBB751332E85F07AF88861413037215131DEDECE454D61086AE0382F92CEA19987E1CCF832DE7E6527A580D0400BA0E386C4C0C3A8C3570E0C0880711870E1FF2A9554B5952626D6363676BBB67EF5ED0A926A6A6122309686B402BFDE3509319D3A78F193D1A201BDE0EB6C876AD1E8574EFDEBD654B973E7BFE1C7ACCC3DDCDCECE1ECC05B00F045F4419C89718135F6E9789D841CAE9C69A544EC3E11A4DB90F4D130CABFD30B886AEF057118F33CAE2C4B888A70F43092EB3B68FA24777F7E8E71123C74CAC5EBFAB558D2FA62FDD949196616E613A74E282A8E72F188C4F78955ABB411D74032F089C086DF07775756C1FD85484E331710967FE0C8D7A16B778E9CC3ADE3554AC5944A2E67C44BA639D96FB0E1CBE73EB41DF9EB30986C3D4AA8A95FCC08F464336D61C6C55BC990D5C4CB59DFD29C00712BC63DB36A54A550238A4525DBC7449402B907850D1CB962F03251F7AE54A7A7A3A2899E0E06010EBB21E93E8E7CF4183B9B9BA7DD9A792A8D4757D7D010B00B3962C5D9A969E9E9A96061FF8E1FC850B5BB76D03D504687536E4EC800103D233327ED9B3073005B41FC8314CE0D8B838A8D198D1639E473FEFD6BD1BD8177AAF41404000D456F81414167A7B7BAB944AB9B171F8F5EB1D3B757CF0E041FFFEFD41398309F0E7F9F360838025055D26F8A440E99D3A79526A6494F4EA55F5EAD5172E5C0876C7DB3EB80FF024E0387408B451FFCD9D5BB7A092A08A4D158A21438780A9029C14F280E57BE1E245604CD0EA0AEE1B40373078A110C15BF7E4C913E8844183067DF3CD376048722C8A23F7E0FEFDB2AE93A8C828F80140109A0F06083C3B74F060A104185330CC6BF9D4DAB4650BD88007F6EF1F3B76EC9DBB77BE1E39125E04DD02763D98BAD07C6838AFA58D414141C00514C60A98C9CE4ECEF3172CE8D0AE9D5E6F7D80CAA7E97A0D1A001A0276DCBD53EED810305FC1FF58BF1E82801F7EF88124C841830657AE8F55AA1F366E84CC830707BDFD8A1A356A38D8DB43330168525EBF16E40A3E2FE2E381CE809402D04087C3D08084646465E99F7DF2F8716E7636E8186F2F2F28A751A346BBF7EC06DD0010A652AB41AE40CE877FF515F4E7FD7BF72DCC2DC06CECAFF59608C80BDDBB76DD3AF82B74E3F871E38077C323D0E13005060F1E1C131B0B4628FC1AF1F0D11FE7CEEDDEB51BD88080F8E5F6B610365EA249B7F15D9D8372A7ECA796E7906E12922F2ACCCEC848789D12959A165D5C920DB2CDB1B8A3A3877F83769ED5FDC1EE5196B0797939C1A716B46EDD78D9CA95829714C6AF53A74EDE5EDEF3E6CF03C9DEBA79A3B58C919828D6FCB07BD7BAB98326CE4F7E9D6E69619691955BDD1DE17A4D0F973913BFAA56DD1D904B2435B22A29B9F3306AD2B0692D5AB5993A65D2F8A9B3C0C6E9D8A13DB436263A66F1E28559D95CCB56E32B7558BE7FD26046BDB01FEAAA4EB25F2C1095BF28FDA33C61954471856F00B09A376D0AB30BA6FAD469D3264D9A04937CF3962D60BB81384247018559BB1A6CE7ED2019CD9A3401D4839C228ABA7DF72E8C13CCB74913274E99366DF1A2C5DFCFFA7EEAD4A9070E1C00E31F34DEAF478F9E3D7B9624A9952B56849C39B375EB361854B00AA1E7CB5640E8A5EFBFFF1E2C82A8A8A84103078E1D370E41354956DA81B44653BB4E1D07070780C4336742C09468D8B0212873B0F8C0A603B50C6FA148F2FC9F7F0E1B364C43D33087816BC1839053B8C0FAA35D9F50AB2FBEF802AC3F30BE40E55EBA7C19F8C5A8915F2F5DB6ECC6CD9BD01668C277DF7D0756CCD3C848C800CC11BA08268C5A4BA904D31210193A168A02F03D70F0203032C860636D337CC4085024C0B3BE9934096C2EE0C24F9F3E05133B273737A04103C01DD0F680385042527232A816984ED04CE8E13B776EC3F7D5AA570F0C0C5CBD7A0D60DC899327CD2D2CC094BB7A25144C63B010A53219F41BD04CA8E1D0AFBE2A2E2A029A306EFC78A812B0306129E3837A038401FA13CCA8DEBD7A9D0909096C1D3861C2782864C3860D8F9F3C313335DBB56B27341034597A66A69F5FDD9BE1D7AF865E01B1894F489018A1C82F9B376D02300ABD7A1538549DDAB5C3AF5F0BBD72194647F07081FE3B7CF0A0A383032042FBF6EDAF5FBF5EBB76ED7163C7026A4313C0EA0764EFDDBB37C09620D5407006F447A94BD7AEE7FEF80332003081E5FB659F3E1D3A74008E0F7D0ED0292C71087225FCEBE2EA0296FBF061C3C2C2C24073C0236012C288E8270BF4124832001CD8C230EE00203076F05E63B9DCC3D3F3C4EFBF07079F069607F308BAB1F2EB0D343BBB522FC30EF3DDF33D3AD4ADE1E6ECE20ACD83218C8D8D9B3C65B27E5D263323030C5402E39BB76A69616155B604307F6FDFB97DF2E4C97AF57406CE932791CABCD4B4E4F8DE5F4DEA12D86CD5EC8935BD3C7089A4303D536E224F4DCDBC1311793CE4F285EB770A8B944D9B34024886067FF9E597601B2F58B0004AB81A7A15743E00567C627C44C4DDBABEDD3A7698C4B11A96A5B5E1733E6071934377237041F82267FA2136E0D02706CB010575E3C60D18033F3F3FBD87253737173421340198B0BDBD3D43D3E1E137C0E8285196787A7AC2189B9999814596959505B302E809583DA05BFAF6ED0BF341EF5102136CE9D2A5203AFBF6ED834784D522B014A29E3D03965EA35AF5C03681500E4C0F601F5001601CAE6E6EC2E3A9A9A9D05D802F609BE8D719618A3E8A8880C906F61414656969098FE8A10D5A0184022698E0AC055BE3EAD5ABAF5EBD8257008E80FE04A902DB13A60D2017940F720FED85792B9400520BE5C39750A68545B9A3C20F1F3E04CB08AC0CC053C17522BC0E7A098A82FCDF7FFBEDB69D3BC1D08337262624207EAAD1F8FB07B468A9CB2F7429A86230624002C15AF4F7F7077D7EEFFE7D280A20150A0783516F2CEBB50558C46E5AE7B43EBD4E4901C08A4F4C34353169D4B06140C386029A40074209305BF037661AFC0B331C4C4230EEF47D98FC2AF9D2A58B892F5F42CDDBB56B0724E5455C1C98305001B09D51D05F1C07B817FA50589184E657DA2D2021001F50BE7E14F45FEA4701ADF19594007643DFF21C5FAB964FF3E62D2C2C5139DFCD9C097AAE69D3A63367CED49338C07D1036101B60BED07CD088BEBEBE9566888C8A029A3F6FDE3CBD2D76233C3CBFA0005E0DF5D17B1201D3413EA192A0A2A0C053C1C12024F5FCFC5A07064293A1BD776FDFB6B3B76FD6BCB9BE8BA009A0273C3C3C0004DF2C6D6703564043401726A7A44065E04F60A7EB5BFDF8D1E3A8C8A70E8E8E2D5BB57A1EF50C14647A46BAADAD6DC70E1D40A441BB83AE05E554E57D2CECDD5F34BF8D257DBA89830EBF7DD93E88F2AD1BB75EBE4C50284C877E355461A228FBD739B3E7F8D6F5EDFF66BDACFCF2B6E6C78D1BDDDDDD647239CC3A4B4BAB468D1A83A50A139B2070C14C7DF6ECD9C2050B4F069F02889D307EFCE2254BDE34E951B76EDD603E1B194961624F9F316DC3FA353FFDBC55A1B070756D50CFAFBBBD830F4E50BCF6F682D22BA0F837B7F7E8FEE38B594935ECEE48720E6BEC241A7B09975BFD77B796941417C3348E78F870F5EAD5C0C0CBFE29363AFA8BD6AD73F3F240FF77E9D2E55FBCBF66DAE4C93F6DDBE6EEEE0EF6B2E09537A4BF4C53264DDAB86913F0A0E3C78F975B44A2E9C0D6AD1F3D7902130A6C2E50759566B876E3C6DC397396BC995F55A575EBD6012DB5B1B6BE74F162F59A35FFBB4D7ED705527CC16BCDEE9E5C46B478D02F64ED5EFA3D17AB56AD6AD6B4695CEC8BBCBCDC414183F5482C9040B54A2D9555725737E8B4D1A346171615027504EB147E5EBE6279556418D451D94D28D9D9D9607DDCBE7D7BD1C28540202F5FBA7CF4D75F41FF8C1E3B46EF708D898E9E3A6DF2B56B616666E67A1DAB55B7044018C01C4C83FAFE8DBF08A8D5AD709F1396C975DF4235186C107A4332A4FFA1F4D737DE712F6F6976F7C02989644CC8F2FD5735055960E55EBD1AAAA1E9D1A34703152FC7ADE6CC01DB01082158B3D7C2C27C6AD502AC013A1A1C1C0CEC11F8A4FE7505050563468F5EB6BC22664199569696D7AE5F07CA7AF1C285B06BD7807079D5AC191212A2D0AE71AC58B122253945A92CA959D3EBDBEFBEAD480C5976E58A959BB76C167C34807A60B08045191080CEEB31A7A6D2377E26EBF615F7DB857DF015B186644886F48F072C1D877C70903935C5C8D67D47728D24695D0B39656E6E366CF8F0B2798037FD76EC58D09021606CD7A95367EBD6AD60E300E702D4787B7F27BC57D854D9B66DDBE7CF9ED93B38989A9AC22373E7CE050AA6542AE1418AA27C7C7C66CE98D1A16347E1A9AD3FFF1C1B13FB3229C9C1C1BEAEAFDFC85123DF6FC545C55C5A41876D205D1B8BFAEFAA7088D7900CC990FE6D80A5E32F8F8EE19716E7A7BF3AABAAD767CD3989B8FC655DDA4581870F1FCE9B3BEF7AF875C0A900FF80A15F0D7D18F170E7EE9DD696D60D031A9A5B9A83390D2F05240213AF4BE7CE1B37FED8AC79339661CF9E3D3B7CF8B0A791915F8FFC7ADDFA4A8209035A9D0D395B585CD4BB57AFDF7E3BBE72D5CA264D9ABCBBC27C7602FDC76CF6D171B2767751EF2DE8760143322443FA9F4D1FB6D48AEEE5A8DBD73433A6EF996FD9B9266A9786A2EE6B0917DDADC740A3F2F3F2EAD7AF3F76DC18401CBD6FEBF6AD5B044EA8D4AA903F42060C18F0F8D16333739D5775EF2F7BAF5CB9121D1D8D698F2924A7A4801918D0B092B3C77BF7EE0D0DBD6A6965E5ECE2929D93939D930D24AE4A9C5217B2F70E30E717A28B335ACF44EB0686644886F4FF8D6155485CFC35FAD4542EF901E1DA48D465A5703B7DD9A4D6A8070D18147E235C2643F1B819863971E284BFBFFFDB45CD993DBBA0A0F0C71F7FC4894AB6AE4F9D3215889B4F2D9F0B172E2C5CB060CAD4A93D7BF6D46F8D2DC5A9925C26740D0A85C2A8C87A03449D97FFD757000DC9900CE9BFC6B02A24C2A38564EA3D845C99D1CCB905ECAE6E18CF119EAD2581D3D5CECD274F9FB57FEF6E6B0B53E1FE0096652D2D2D3D3C2AB96A12B06CE9B265559D631EF5F5A88484F8A0C14153A64DD9B17DFBD163C7944A65D3A6BA4BA9F9C234F6E151E6C6CF7CC673DCBA06D5FA3BE9FC57FF3337431A922119D27F8C61556E8E65C5D1D7B7E09127445C9186133FC9169D4920AF25634FD394B5EB35BA78F6C3E2E80E1A3494E1D9C64D9A4E9F3A63CBCF5B1414737CE3ACC10D6DBBD792F3E95150793048C9064348BFBEB84461184E43322403607D0A7AF17C71261B73094F0825531F727989EAA22214191C3E324B426187296C71B90DFAA66C5C62653EA7CC2394D9E9B10FF0922C53238262951209A5C1C484550DBC7A5BBC5A206EEF8B8B6586F13324433200D6DF9F38862FCAE28B33009B784D31BA019A79734D8C36DA823696AF1CDD146E6C831B29FEAEB85B86644886F43F95FE0FC37322AD28E4F69B0000000049454E44AE426082 "Английское контрактное право: Практическое пособие для российского юриста: заключение договора" (Дубинчин А.А.) ("Инфотропик Медиа", 2010) Документ предоставлен КонсультантПлюс www.consultant.ru Дата сохранения: 22.12.2013 "Английское контрактное право: Практическое пособие для российского юриста: заключение договора" (Дубинчин А.А.) ("Инфотропик Медиа", 2010) Документ предоставлен КонсультантПлюс Дата сохранения: 22.12.2013 КонсультантПлюс надежная правовая поддержка www.consultant.ru Страница из АНГЛИЙСКОЕ КОНТРАКТНОЕ ПРАВО ПРАКТИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ РОССИЙСКОГО ЮРИСТА ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДОГОВОРА А.А. ДУБИНЧИН Дубинчин Алексей Анатольевич, кандидат юридических наук, автор трех десятков публикаций по вопросам несостоятельности (банкротства), корпоративного права, налогообложения сделок с капиталом, трансграничных операций. Возглавляемая им правовая служба энергомашиностроительного холдинга в 2009 г. стала победителем конкурса "Лучшие юридические департаменты России", проводимого журналом "Корпоративный юрист" и компанией "Пайнз энд Мернер". Автор имеет опыт участия в структурировании и исполнении сделок M&A, создании совместных предприятий и заключении коммерческих контрактов, подчиненных английскому праву, а также праву ряда иных зарубежных юрисдикций. Предисловие Примерно двенадцать лет назад я, будучи молодым аспирантом, получил просьбу своего научного руководителя, профессора Владимира Сергеевича Белых, помочь ему со сканированием его собственной ранее изданной монографии по вопросу качества товаров в английском договоре купли-продажи. Это были времена эйфории, связанной с принятием и первым практическим применением нового Гражданского кодекса , и меня, как и других молодых преподавателей нашей кафедры, занимали вопросы вроде тех, что были связаны с применением прежних, еще союзных актов о поставке в условиях действия обновленного ГК или с позицией арбитражных судов, довольно неожиданно и существенным образом сузивших область возможностей использования норм о цессии. "Классика российской цивилистики", труды ученых дореволюционного этапа, в которых прослеживалось огромное влияние немецкой пандектистики, издание русскоязычных переводов германских кодексов - все это способствовало тому, что начинающие ученые если и обращались к опыту зарубежных правопорядков, то главным образом акцентировались на континентальных правовых традициях. Одним словом, английскому праву в наших мыслях места не находилось... Ту просьбу профессора я выполнил достаточно механически, хотя и оставил себе электронную копию его книги. Не прочитал, но, полистав, отметил очень много необычного, не укладывающегося в уже привычные догмы наших законов. Второй раз с английским контрактным правом я столкнулся года через два, когда, перебирая литературу в той части институтской библиотеки, куда пускали только преподавателей академии, я нашел учебник Ансона "Договорное право". Решил взять и сделать себе копию (это позволялось). Ее я даже прочитал, хотя и не полностью, и все же, несмотря на то что издание местами очень даже увлекало, ощущение того, что это никогда не понадобится в практической деятельности, не способствовало тому, чтобы впечатляющие своим изяществом и оригинальностью подхода правовые конструкции общего права надолго врезались в память. Прошло еще несколько лет, и как-то незаметно работы, связанной с соприкосновением с юрисдикциями, основанными на праве туманного Альбиона, становилось все больше и больше. Мой профессиональный лексикон стал наполняться всевозможными "эс-пи-эями", "эс-эйч-эями", "эскроу", "вэйверами" и другими терминами англосаксонского правового мира. То, что в годы учебы казалось невозможным и к чему ты себя, как следствие, не готовил, становилось реальностью. Тогда-то я и вспомнил про учебник Ансона. Его повторное прочтение уже не было тем поверхностным обозрением либо нацеленным только на расширение кругозора знакомством с материалом мира договорного права Англии, что имело место в двух описанных выше случаях. Я вникал в каждую деталь, ибо это было уже не тем, что ранее казалось чем-то весьма отдаленным, пригодным только для научных изысканий с компаративистским уклоном, это были уже вполне осязаемые, "напитанные жизнью" юридические построения. Определенная система в голове складывалась, но избавиться от некоего дискомфорта, от неспособности связать воедино те догмы, которые описывались в старом учебнике, и те, не побоюсь этого слова, модные британские словечки, главным образом связанные со сферой M&A, которыми оперировала значительная часть знакомых мне юристов, во многом не получалось. Для "преодоления пропасти" требовался еще более углубленный подход, расширение задействуемых источников информации за счет использования новейших английских публикаций. Трэйтель, Читти, Бэнжамин, Синклэйр, Чешайр, Тетлей - вот имена и одновременно прижившиеся в обиходе краткие названия книг, которые, по сути, олицетворили собой следующий этап "погружения" в англосаксонские принципы составления и исполнения контрактов. Уверен, что нечто подобное случилось в профессиональной жизни и многих из читателей. И дело не только в том, что в противном случае вы вряд ли заинтересовались бы этой книгой. Сами "масштабы бедствия", глубина проникновения английского права в современный российский юридический быт настолько велики, что сомнения в том, что очень многие из нас, отечественных юристов, уже не раз задавались вопросом необходимости "заполнения вакуума" в части постижения азов common law, совершенно отсутствуют. Постигать английское контрактное право можно по-разному. Можно поучаствовать в структурировании нескольких трансграничных сделок, подчиненных британским законам, послушать, что говорят юристы международных юридических фирм, участвующие в переговорах, одним словом, "повариться" в атмосфере транзакционной активности и много чего оттуда вынести. Если добавить к этому прочтение пары-тройки обзоров по ключевым конструкциям английского права, благо таковые достаточно часто выпускаются, причем даже отечественными адвокатскими конторами, то можно усвоить, скажем, как работает механизм warranties & indemnities, столь популярный при обсуждении больших корпоративных сделок в России. Другое дело, насколько при этом вы разберетесь в первооснове, в том "фундаменте", который и вызывает обсуждение вопроса выдачи гарантий и покрытий в сделках купли-продажи, подчиненных общему праву, сможете ли ответить на вопрос, каковы условия сделки при умолчании в части указанной темы. Возможно, что нет, поскольку базовый принцип - caveat emptor <1> останется за пределами вашего внимания, ибо его смысл и применимость в регулируемых английским правом транзакциях обсуждаются только в сравнительно толстых книгах, а не в алертах юрфирм или диалогах их партнеров и юристов. -------------------------------- <1> Пусть покупатель будет бдителен (лат.). Можно избрать другой путь. Британская и американская правовая литература, особенно в сфере акционерных вопросов, слияний и поглощений компаний, создания совместных бизнесов, а также всевозможных банковских операций, достаточно давно предлагает особый вид изданий - работы, где прикладной характер прочтенного является ярко выраженным, где принципиальные теоретические построения права как бы "проглатываются", приносятся в жертву главной цели автора - подготовить читателя к практическому применению нормативного материала, дать ему информацию, как с выгодой для себя или своего принципала использовать те или иные юридические конструкции, согласовать приемлемую версию контракта. В этих книгах вы вряд ли найдете много ссылок на законы или прецеденты, там будет минимальный анализ case law, но как использовать или, наоборот, обойти какое-то предписание, как защитить свою позицию, наиболее эффективным образом применив какой-то конкретный инструмент common law, эти книги научат. Другое дело, что и здесь остается множество вопросов. Во-первых, эти книги нужно знать, их нужно иметь в наличии. Во-вторых, они покрывают далеко не все области коммерческой практики, где столь традиционно использование англосаксонской правовой системы. В-третьих, и это самое главное, вполне понятное и оправданное пренебрежение фундаментом контрактного права, переход на своеобразный второй уровень, не вызывающий неудобств у юриста из Великобритании или США (первый уровень они уже постигли ранее, когда учились в правовой школе или университете!), может создать значительные сложности или вызвать вопросы у правоведов из юрисдикций континентального права. Скажем, вопрос, почему все тот же механизм warranties & indemnities нельзя реализовать, применяя к сделке продажи акций российское право, вряд ли найдет правильный ответ, если не разобраться в том, как британские специалисты подходят к конструкции promise в договорном контексте, соотнеся это с тем фундаментальным принципом контрактного права, согласно которому нарушение договора (по общему правилу) дает только иск об убытках. Наконец, можно пойти по третьей дороге, начав с фундаментальных основ учения о договоре в общем праве, осваивая материал классических работ, учебников и пособий по law of contract, стремящихся к универсализации получаемых изучающим сведений. По моему мнению, этот вариант наиболее продуктивен, и я надеюсь, что предлагаемый читателю труд сможет сослужить здесь определенную пользу. Если же вам удастся сочетать этот путь с чем-то иным из указанного выше, эффект будет только возрастать. Нравится это кому-то или нет, но приходится констатировать, что английское право пришло в Россию всерьез и надолго. Мы будем менять наши законы, вбирая в них все лучшее, что есть в образцовых моделях на Западе, но остановить или серьезно ограничить распространение этого регулятора в нашу экономическую жизнь мы, наверное, не сможем. Границы общения, торговые барьеры и расстояния в современном мире сходят на нет. Россия - часть мировой экономической и финансовой системы, а англосаксонская модель построения правопорядка - это то, что занимает лидирующие позиции в мире. ВВОДНАЯ ЧАСТЬ 1. Кому предназначена эта книга и как ею пользоваться? В Великобритании нет гражданского кодекса. Нет его в целом, применительно ко всему Соединенному Королевству, нет его и как составляющей правового массива, действующего в каждой из его отдельных частей: Англии, Уэльсе, Шотландии и Северной Ирландии. Вот футбольная сборная у каждой из этих составных, причем не абы как, а признаваемая ФИФА, участвующая во всех официальных турнирах, имеется, а гражданского кодекса нет... Этим в традиционном понимании российского юриста английское право "неприятно" отличается от правопорядков континентальных стран, каковые свои кодифицированные акты гражданского законодательства имеют, причем их русскоязычные версии в актуальном с точки зрения учета последних новелл и поправок состоянии оказываются доступны российским ученым-правоведам и практикам в сфере юриспруденции. В этой связи можно упомянуть, например, выпущенные под научным редактированием группы, возглавляемой профессором Вильфридом Бергманном, переводы Гражданского уложения Германии ( Gesetzbuch Deutschlands) и Торгового уложения Германии (Handelsgesetzbuch Deutschlands), которые претерпели уже три переиздания, последнее из которых датировано 2008 - 2009 гг. <1>, а также переведенные юристом Salans Владимиром Захватаевым Гражданский кодекс Франции, он же Кодекс Наполеона (Code Civil des , Code ), и Коммерческий кодекс Франции (Code de Commerce des ), увидевшие свет соответственно в 2006 и в 2008 гг. <2>. -------------------------------- <1> Гражданское уложение Германии / Пер. с нем.; науч. ред. В. Бергманн и др. 3-е изд., перераб. М.: Волтерс Клувер, 2008; Торговое уложение Германии. Закон об акционерных обществах. Закон об обществах с ограниченной ответственностью. Закон о производственных и хозяйственных кооперативах / Сост. В. Бергманн; пер. с нем. Е.А. Дубовицкая; науч. ред. Т.Ф. Яковлева. 2-е изд., перераб. М.: Волтерс Клувер, 2009. <2> Гражданский кодекс Франции (Кодекс Наполеона) / Пер. с фр. В. Захватаев; предисл. А. Довгерт, В. Захватаев; прил. 1 - 4 В. Захватаев; отв. ред. А. Довгерт. Киев: Истина, 2006; Коммерческий кодекс Франции / Предисл., пер. с фр., доп., словарь-справочник и коммент. В.Н. Захватаева. М.: Волтерс Клувер, 2008. Даже гражданское право Соединенных Штатов в этом ключе выгодно отличается от английского, предлагая три аналогичных по направленности источника на сей счет - Единообразный торговый кодекс (Uniform Commercial Code) и две наиболее известные неофициальные систематизации - Свод договорного права (Restatement (Second) of the Law of Contracts) и Свод деликтного права (Restatement of Torts, Second). И пускай первый не столь всеобъемлющ, как европейские кодексы, а вторые к числу источников можно причислить с рядом существенных оговорок, однако же подход как таковой все-таки наличествует, и, углубляясь в нюансы регулирования частноправовых отношений в Соединенных Штатах, вопрос, а от чего следует оттолкнуться, хотя бы применительно к обязательственному праву не возникает. Что же мы знаем в обсуждаемом контексте о Великобритании? Да, первое, что вспомнит любой российский юрист, это то, что "балом там правит" прецедент - вещь, конечно, в последнее время ставшая менее экзотической для отечественного правопонимания (интересно, есть ли еще кто-то, кто готов отстаивать точку зрения о том, что судебная практика на является источником права в России?), но безнадежно далекая от того, чтобы признать, что среднестатистический отечественный специалист в области правоведения возьмется за то, чтобы найти, например, ответ на вопрос, чем английская конструкция suretyship отличается от нашего поручительства, "порывшись" в массиве британских судебных решений. Второе, что следует отметить и что также является своеобразным штампом применительно к популярному описанию положения дел в сфере английского контрактного права, это то, что наряду с прецедентом источником права является и писаный закон (статут), причем с течением времени его влияние все более увеличивается. Это действительно так, и следует признать, что ряд статутов, например широко известные Акт о купле-продаже товаров (Sale of Goods Act) 1979 г., Акт о введении в заблуждение (Misrepresentation Act) 1967 г., Акт о недобросовестных условиях договора (Unfair Contract Terms Act) 1977 г., Акт о правах третьих лиц по договору (Contracts (Rights of Third Parties) Act) 1999 г. и др., играют весьма весомую роль в регулировании договорных отношений. Однако степень влияния статутного права на регулирование контрактных взаимосвязей участников экономического оборота переоценивать было бы делом крайне неосмотрительным. Круг областей, охваченных законодательным регулированием, весьма узок, и, самое главное, британский законотворец никогда не ставил и не ставит себе задачу решить вопросы общего (принципиального) характера, а скорее наоборот, действует с оглядкой на common law, в определенном смысле подстраивается под прецедентное право. Третий и, если так можно выразится, прикладной аспект обсуждаемой темы - состояние дел с переводной литературой, посвященной договорному праву Англии и Уэльса. Таковое должно быть признано плачевным, а если говорить конкретнее, то за последние 25 лет на русском языке не издавалось ни одного (!) произведения, сколько-нибудь комплексно комментирующего эту область британской юриспруденции. "Договорное право" Вильяма Ансона (Anson's Law of Contract), выпущенное издательством "Юридическая литература" в 1984 г., является последним системным исследованием договора в английском праве в русскоязычном варианте, причем после этого не было не только переводных работ, но и работ подобного охвата, написанных отечественными авторами. Нет, безусловно, говорить о том, что английское контрактное право было полностью забыто, совершенно неправильно. Взять хотя бы опубликованную проф. В.С. Белых монографию, посвященную исследованию вопроса качества товаров в английском договоре купли-продажи, увидевшую свет в начале постсоветского периода <1>, или качественный перевод Sale of Goods Act, выполненный Г.С. Васильевым и опубликованный в 2002 г. в журнале "Правоведение", или, наконец, книги А.А. Вишневского о банковском и вексельном праве Соединенного Королевства <2>. Но это были работы, посвященные только отдельным, да еще и весьма немногочисленным "участкам" английского договорного права. -------------------------------- <1> Белых В.С. Качество товаров в английском договоре купли-продажи. М.: Изд-во стандартов, 1991. <2> Вишневский А.А. Банковское право Англии. М.: Статут, 2000; Вишневский А.А. Современное вексельное право: женевская (Россия) и английская системы. М.: Статут, 2007. Возвращаясь же к учебнику Ансона, нельзя не упомянуть о весьма интересном случае. В свое время автору этих строк, участвовавшему в одном семинаре, в центре которого были вопросы английского права, удалось поинтересоваться мнением насчет этой книги хорошо известного в России британского юриста, партнера по международному арбитражу SJ Berwin Дэвида Голдберга. Специалист достаточно скептически отозвался об авторитете обсуждаемого учебника, сказав, что последние три десятилетия британские юристы изучают контрактное право Англии по учебнику проф. Трейтеля (Treitel on the Law of Contract), 12-е издание которого опубликовано издательством Sweet & Maxwell в 2007 г., а для последующей практической работы используют многократно переизданных Читти (Chitty on Contracts, двухтомное 30-е издание увидело свет также в издательстве Sweet & Maxwell в конце 2008 г.) и Бэнжамина (Benjamin's Sale of Goods, 7-е издание опубликовано тем же издательством в 2008 г.). Не считая возможным оспаривать эту точку зрения, я позволю себе единственное замечание. Если сравнить ту степень глубины, на которую в большинстве рассматриваемых аспектов English contract law погружается учебник Ансона, с тем, насколько детально аналогичный материал подан в самых авторитетных российских учебниках и комментариях, посвященных ГК РФ, то сравнение будет не в пользу последних. И это при том, что от отечественного юриста по определению потребуется значительно более высокий уровень знаний деталей "домашнего" договорного права, нежели зарубежного, в частности английского. Так что способен ли учебник Ансона удовлетворить потребности российского правоведа, это еще вопрос, но правда в том, что спорить о его естественном устаревании и, соответственно, сниженном уровне пригодности будет неразумным. Наконец, четвертой и, как может показаться читателю, слишком уж частной гранью обсуждаемой темы выступает то, что Великобритания не является участницей Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. Как прокомментировал эту ситуацию уже упоминавшийся Д. Голдберг, "если вы спросите английского юриста о Венской конвенции, он затруднится с ответом, в лучшем случае вспомнит другую Венскую конвенцию - из сферы международного публичного права, о праве международных договоров". По его словам, англичане и не планируют ратифицировать этот важнейший в сфере МЧП регулятор, поскольку исходят из того, что их собственное право, будучи избранным в качестве применимого к трансграничной сделке, более эффективно послужит интересам бизнеса договаривающихся сторон. Даже Соединенные Штаты, этот второй "флагман" системы общего права, присоединились к Венской конвенции , а Великобритания - нет. Действительно, проблема в некотором смысле носит частный характер, ибо международная купля-продажа - это еще не весь трансграничный экономический оборот, тем более что и в своем вопросе рассматриваемая Конвенция обходит ряд весьма важных в современном мире областей, не распространяя собственное действие на сферу обращения, например, ценных бумаг и иных финансовых инструментов. Однако преуменьшать значение обсуждаемого аспекта не стоит, так как товарный оборот в любом случае остается основой международного обмена, а сделки продажи товаров - наиболее распространенный в коммерческой практике договорный тип. А уж насколько часто английское право избирается сторонами трансграничных сделок в качестве применимого, читатель еще сможет оценить. Вот и получается, что если российский юрист желает разобраться в том или ином вопросе английского договорного права, то опереться, оказывается, не на что. Нет, безусловно, британские правовые интернет-ресурсы, в частности тот же www.bailii.org, предоставляют свободный доступ к феноменально значительному объему законодательного и прецедентного материала, но все-таки ставить себе задачу найти ответ в текстах судебной практики (case law), выделить в решениях небезызвестные ratio dicidendi и obiter dictum, а также правильно применить правило об обязательных (binding) и убедительных (persuasive) прецедентах, полагаю, решится не каждый из нас. Следует ли это делать вообще, т.е. предпринимать ли попытки разобраться в проблемах английского подхода к договорному регулированию экономических отношений - вопрос отдельный, и он будет рассмотрен самостоятельно далее. Но если допустить положительный ответ на него, то, как мне кажется, актуальность любой русскоязычной публикации, дающей отечественному правоведу-практику возможность прояснить картину в каком-то из аспектов английского контрактного права, становится достаточно очевидной. Пускай даже хотя бы на уровне вторичного, опосредованного восприятия материала, когда источником полученной информации становится не сам законодательный или прецедентный массив и даже не его комментарии, подготовленные британскими юристами, а всего лишь основанные на первом и втором элементах труды представителей российской правовой школы. В любом случае, как говорится, на безрыбье и рак рыба, и вакуум необходимо заполнять. По крайней мере автор этих строк исходит из этого. Конечно, к этому можно добавить, что любое исследование зарубежного правопорядка, будучи качественно проведенным, - это несомненное благо для внутреннего научного оборота. Но все-таки хочется еще раз подчеркнуть, и тем самым акцентировать внимание читателя на той основной мысли, которая выступала отправной точкой, когда задумывалась настоящая книга, а именно на том, что говоря о договорном праве Англии и Уэльса, необходимо понимать, что в принципе не поддающийся сомнению тезис "компаративистика - это всегда хорошо" становится "оттененным", отступает перед той проблемой гигантского характера, которая выражается в том, что английское контрактное право как регулятор есть, оно востребовано, оно популярно, но ориентированных на сколько-нибудь широкий круг практиков русскоязычных источников, дающих хотя бы его основы, его "систему координат", не имеется. Почему так происходит? Вопрос сложный, многогранный и уж точно не подразумевающий какой-то одной причины. Их, конечно же, несколько, попытаться выявить все, устанавливать вес каждой из них мы не будем, это лежит за пределами предлагаемого читателю исследования. Назовем лишь одну, далеко не последнюю, которую на страницах 10-го номера журнала "Корпоративный юрист" за 2006 г. емко выразил М. Соков, тогда и.о. заместителя генерального директора по правовым вопросам компании "Русал": "За рубежом юрист уже со студенческой скамьи начинает писать статьи в профессиональный журнал, издаваемый его вузом, затем продолжает это, работая в фирме, что положительно оценивается руководством. Такая практика выхода в свет приветствуется, ибо с помощью публикаций юрист формирует свой имидж и имидж своей компании. В России же тот, кто имеет знания и опыт, по разным причинам не стремится поделиться ими" <1>. -------------------------------- <1> Наши юристы получают возможность работать в рамках объемных проектов с интересными составляющими (интервью с и.о. заместителя генерального директора по правовым вопросам компании "Русал" Максимом Соковым) // Корпоративный юрист. 2006. N 10. С. 41. И это действительно так! Много ли при всем обилии юридической литературы, выпущенной в последние годы, читатель припомнит книг, авторами которых выступали бы представители российских офисов лучших международных юридических фирм? Боюсь, что не вспомнит вовсе. А между тем их уровень, в том числе владения инструментами, которые формируют специфические и наиболее востребованные практикой элементы договорного права Англии, сомнения не вызывает. Одним словом, тенденции налицо, удобных, эффективных подходов к практическому постижению института контракта в общем праве у российского специалиста, можно сказать, не имеется, что во многом объясняется специфичностью закрепления самого общего права, соответствующая информация и опыт превращаются в знание для "посвященных", своеобразное ноу-хау, которым владеет узкий круг юристов, что в целом нужно преодолевать. Такова поставленная автором задача, а что касается способов ее решения, подходов к изложению и оформлению материала, то здесь также требуется сделать несколько разъяснений. Первое, что следует отметить, - это то, что будет большим лукавством говорить, что все или какая-либо существенная часть английских судебных решений, цитируемых на страницах этой книги, оказались прочитанными мною, так сказать, в первоисточнике. Нет, подобным уровнем проникновения в глубины английского договорного права автор похвастать, к сожалению, не может. Предлагаемый читателю труд являет собой образец работы над "вторичным" материалом: в основу настоящей книги лег результат переработки и осмысления того, что по поводу договорного права Англии и Уэльса думают британские юристы. Иными словами, то, что в данной книге излагается применительно к тому или иному вопросу, не есть прямое цитирование текстов прецедентов или судебных отчетов (хотя такого рода ситуации также неоднократно встречаются), а есть изложение того, как конкретный акт британской системы судопроизводства либо определенный образец статутного права (здесь необходимо оговориться, последние зачастую цитируются дословно) звучит, толкуется и становится объектом размышлений у юристов Англии. При этом следует отметить, что обращение ко "вторичным" источникам - это не некий компромисс между обширностью материала и разумностью подхода к временным затратам, а по большому счету вполне допустимый стандарт работы, приемлемый даже для британского юриста. К примеру, партнер международной юридической фирмы Clifford Chance, специалист по банковскому и финансовому праву Логан Райт, отвечая на вопрос журнала "Закон", насколько верным является тезис о том, что всякий раз, когда юрист туманного Альбиона должен разобраться в том или ином вопросе права, он будет вынужден проштудировать огромное количество прецедентов, замечает: "Я как английский юрист при написании договора и необходимости проверить определенное положение права обращаюсь к книге, составленной видным правоведом, который обобщил основные принципы, содержащиеся в прецедентах. И такое состояние дел в английском праве не меняется веками" <1>. -------------------------------- <1> Российскому праву не хватает предсказуемости и единообразия практики (интервью с партнерами юридической фирмы Clifford Chance А.Н. Донцовым и Логаном Райтом) // Закон. 2010. N 4. С. 13. Изложенное совершенно не означает, что автор предлагает пренебрегать вниманием к первоисточникам. Наоборот, изучать английские прецеденты методом прямого обращения к тексту либо к отчету, суммирующему все самое важное, что извлекается из акта правосудия как руководство для будущих процессов, крайне необходимо. Весьма броской, хотя, быть может, и не вполне удовлетворяющей требованию репрезентативности иллюстрацией тому, насколько важным для юриста, работающего в стране общего права, является постоянное соприкосновение с судебной практикой, способен послужить следующий пример. Известнейший в международном масштабе специалист в области морского и коммерческого права, канадский профессор Вильям Тетлей, вспоминая в интервью журналу "Shipping and Transport International" о годах, проведенных в политике, и о том, как ему удавалось сочетать эту деятельность с юриспруденцией, которой он уделял время, засиживаясь допоздна вечерами, дал весьма примечательное пояснение: "Я находился в Квебеке, в 200 милях от дома, и чтение Lloyd's Law Reports было хорошим способом занять мое время" <1>. Lloyd's Law Reports, кто не знает, - это один из самых известных британских сборников судебных отчетов, особо популярный в среде правоведов-практиков в сфере бизнеса, и тот факт, что почтенный профессор именно его, а не массу другой юридической литературы и периодики поставил во главу угла, согласитесь, говорит о многом. -------------------------------- <1> A with Tetley. An interview with Professor William Tetley (McGill University) // Shipping & Transport International (2008). Volume & Number 2. P. 44. Одним словом, я бы советовал всякому, кто сталкивается в своей профессиональной жизни с common law, хотя бы разок-другой потратить несколько дней или недель на это чтение. Начните, к примеру, с широко освещавшегося в нашей прессе дела "Югранефть" против Абрамовича и др. (OJSC Oil Company Yugraneft v. Abramovich & Ors. (2008) EWHC 2613 (Comm), (2008) All E.R. (D) 299), благо что и фактура, описанная в деле, теснейшим образом связана с отечественной действительностью, что само по себе облегчает понимание некоторых нюансов. В решении по этому спору, количество страниц в котором, к слову сказать, переваливает за сотню, британский судья Кристофер Кларк весьма обстоятельно раскрыл современный подход английского права к конструкции подразумеваемого траста и последствий его нарушения, подробно нарисовал картину действия классических коллизионных привязок международного частного права в отношении специфических институтов права справедливости, "прошелся" по применению норм о злоупотреблении процессом и о порядке подачи иска к нерезидентам, имеющим с Великобританией существенно значимую связь, а также остановился на еще целой массе вещей, крайне познавательных для интересующихся британским правопорядком. Несмотря на то что это решение не является обязательным прецедентом, поскольку вынесено Высоким судом, а не Апелляционным судом и не Палатой лордов, юристы, практикующие английское право, говорят о нем с позиций ориентира высочайшего уровня, по крайней мере автору этих строк приходилось сталкиваться с очень серьезной его оценкой в качестве legal authority. Прочитав хотя бы два-три подобных акта правосудия, конечно же, похвалиться тем, что ты начинаешь понимать логику британских судей, невозможно, но, поверьте авторскому опыту, чтение тех же учебников по контрактному праву после этого происходит на совершенно ином уровне восприятия и проникновения в правовую материю. Второе, что следует отметить в части комментария к оформлению предложенного читателю материала, будет связано со ссылками на прецеденты, упоминаемые в настоящей работе. Безусловно, неподготовленный читатель будет испытывать затруднения, пытаясь расшифровать официальное описание прецедента (citation). Это вполне предсказуемый результат, ибо данный аспект британского права - это, без преувеличения сказать, целая наука. Однако же мы не будем углубляться в это направление и давать руководство к citation. Дело в том что обсуждаемый вопрос неоднократно затрагивался в русскоязычной компаративистике в последние годы, поэтому пытливый читатель без труда найдет себе дополнительный материал в рассматриваемой части. Я же ограничусь указанием на работы А.К. Романова <1> и Е.Р. Кибенко <2>, каждая из которых дает довольно полный инструктаж по тому, как понимать официальные описания прецедентов. Если же вы владеете английским языком, то обязательно загляните в Википедию, где на страничке Case citation (en.wikipedia.org/wiki/Case_citation) будет обнаружен довольно подробный комментарий по этому вопросу, причем расширенный, с охватом большинства значимых юрисдикций системы общего права. -------------------------------- <1> Романов А.К. Правовая система Англии: Учеб. пособие. М.: Дело, 2002. <2> Кибенко Е.Р. Корпоративное право Великобритании. Законодательство. Прецеденты. Комментарии. Киев: Юстиниан, 2003. Одновременно с этим следует оговориться, что, возможно, некоторые из упоминаемых автором актов английского правосудия вызовут замечания с точки зрения точности их описания. Дело здесь вот в чем. Во-первых, некоторые из работ, которые использовались мною при подготовке этого издания, ограничивали ссылку на прецедент упоминанием только спорящих сторон с добавлением, да и то не всегда, года появления решения по делу. В такой ситуации автору приходилось находить дополнительные реквизиты с помощью других изданий, цитирующих по всем правилам, а при отсутствии упоминания подобного рода дел и там - через Интернет. В последнем случае иногда случались расхождения, в итоге выбирался наиболее встречаемый на страницах сети вариант, естественно, с учетом авторитетности открываемых виртуальных страниц. Во-вторых, иногда встречались случаи, когда в разных публикациях одно и то же дело цитировалось по-разному. Например, довольно известный прецедент из сферы правового регулирования заключения контракта у Ансона цитируется как Morrison Steamship Co Ltd v. The Crown, а у Трейтеля упоминается как Morrison SS Co v. The Crown, при этом в другом месте у того же специалиста он уже именуется как Morrison Shipping Co Ltd (In Liquidation) v. King, The. И все же, как подсказывает мой собственный опыт разрешения подобного рода проблем, последние не так уж и критичны. Даже если вы располагаете неточным или неполным формальным описанием прецедента, отыскать его не составит слишком большого труда, так как современные поисковые инструменты, главным образом интернет-поисковики, дают возможности для расширенного изыскания, когда небольшой набор несколько отличающихся друг от друга комбинаций сочетания слов и символов приводит к отысканию правильного варианта цитирования британского судебного решения. Далее, продолжая серию оговорок частного характера, которые должны предварить переход к ознакомлению с основной частью настоящего издания, я должен упомянуть о следующем. Зачастую британские правоведы, обсуждая тот или иной конкретный вопрос, делают ссылки не на один, а на два или более прецедента, дающих в принципе одинаковый ответ. В подобных случаях только один, как правило, наиболее часто цитируемый или более старый по времени появления судебный акт оказывается упомянутым на страницах этой книги. Также и с источниками опубликования прецедентов: когда их несколько, опять же только один, преимущественно относящийся к когорте наиболее известных в Англии периодических изданий этой направленности, избирался автором для идентификации того или иного дела. Следующее замечание вводного характера будет затрагивать сущностную сторону вопроса, а именно подход к отбору тех судебных дел, цитирование или упоминание которых призвано решить задачу донесения до читателя сведений о том или ином институте английского договорного права. Последнее можно уподобить своеобразной мозаике: наполнение теоретического материала, выстраивание рисунка учения о договоре и, естественно, отражение всего этого в общеобязательных правилах поведения строится на отдельных прецедентах, которые, словно клетки, будучи соединенными и взаимно увязанными, составляют живой организм. Здесь любой аспект, даже самые основы основ, находит опору или выводится из решений судов. Естественно, законодательный массив также важен, но, как уже упоминалось выше, он скорее "встраивается в каркас" контрактного права, не претендуя на корректировку фундамента. Изложенное, как представляется, серьезным образом отличает common law от континентального права в области договорных отношений, где помимо того, что судебная практика - это только лишь своеобразное дополнение к кодифицированным актам, а значит, инструмент, дающий только детали в понимании механизма правового регулирования, существует и такая вещь, как римское право, этот "суперфундамент" гражданского права каждой из стран романо-германской правовой семьи. Что в данном случае имеется в виду? Попробую пояснить на конкретном примере. Возьмите хотя бы институт заключения договора. Континентальный юрист уже с момента своего профессионального "рождения" хорошо осведомлен, что соглашение возникает там и только там, где оферта совпадает с акцептом. Он не будет искать подтверждение этого правила в судебной практике, скорее всего, он даже не заглянет в свой гражданский кодекс, это - само собой разумеющееся, факт, не подвергаемый сомнению. Почему так происходит? Причиной всему рецепция римского правового наследия, находящая в данном случае практическое выражение в том, что задолго до того, как он, будучи студентом, "погрузился" в штудирование гражданско-правовых источников собственной страны, он уже получил представление об основных постулатах континентального учения о договоре из академического курса римского права. Британский правовед такой путь избрать не может, для него источником этих же самых постулатов служит все то же прецедентное право. Иными словами, case law дает ему информацию и о каких-то тонкостях в подходе к решению той или иной проблемы, и о самых общих представлениях в части того или иного института. Именно по этой причине, а также в силу пресловутой казуистичности в построении регуляторов контрактных отношений английский юрист, желающий подтвердить, что оферта должна совпасть с акцептом, будет цитировать, например, решение по делу Tinn v. Hoffman & Co, где было признано, что оферта продать 1200 тонн железа не может быть признана акцептованной, если отклик на нее содержал запрос на поставку только 800 тонн. И вот здесь кроется то самое основное, что я хотел бы разъяснить в рассматриваемой части. Дело в том, что внимательный читатель не увидит упоминания об этом деле в разделе , касающемся совпадения оферты и акцепта как условии возникновения соглашения сторон. Сделано это сознательно, ибо принцип, на котором построен отбор прецедентов в этой части, состоит в том, что следует пренебречь очевидным. А очевидное в случае с офертой и акцептом - это именно то, что они должны совпадать, причем требование о совпадении - это обязательный реквизит соглашения и в английском праве, и в праве континентальных стран. Поскольку автор исходит из того, что настоящее издание может быть интересно только тем, кто уже является дипломированным правоведом - специалистом в российском праве, подобные содержательно совпадающие основы англосаксонского и романо-германского права с точки зрения цитирования соответствующих судебных источников common law оказываются опущенными. Вместе с тем учитывая, что любое общее правило находит развитие в нюансах, а последние, естественно, оставлены без внимания уже быть не могут, первое (фундамент, основа) может быть обнаружено в тех отрывках, которые являются сосредоточением британской специфики и в настоящем издании наличествуют. К примеру, правило о совпадении оферты и акцепта может быть обнаружено в деле Lark v. Outhwaite, которое в отличие от дела Tinn v. Hoffman & Co в этой книге уже является упомянутым и из которого британские правоведы выводят правило, согласно которому акцепт может получить силу даже несмотря на то, что он отклоняется от формулировок оферты, если он выдвигает какое-то условие, которое закон в любом случае подразумевал бы (коль скоро отклонение возможно только в порядке исключения, с оговорками, значит, общее правило - отклонения быть не должно). Вместе с тем думаю, что будет не лишним заверить читателя в том, что изложенный принцип отбора английских судебных решений автор старался ограничить. Иными словами, опускать общие для двух правовых систем основы договорного права было скорее исключением, нежели правилом работы над книгой. Еще одна связанная с только что изложенным частность предлагаемого читателю подхода состоит в том, что в ряде случаев я позволил себе пренебречь некоторыми деталями и даже отдельными сферами английского контрактного права, каковые с практической точки зрения не слишком интересны. К примеру, вы не найдете исчерпывающего перечня случаев и ссылок на нормативные источники, устанавливающие ограничения свободы договора. Логика здесь предельно проста: зачем нам знать, что оказание коммунальных услуг, включая газоснабжение, подачу воды и электричества, не может быть произвольно прекращено или ограничено отдельным потребителям? Мы исходим из прикладного характера настоящей работы, направленности в сторону применения английского права главным образом в трансграничных операциях, а значит, сугубо "внутрианглийские" аспекты договорного права, да еще и совершенно не затрагивающие его основы и логику построения, не так существенны. Более важно в подобного рода случаях выделить тенденцию, что, опять же возвращаясь к изъятиям из принципа контрактной свободы, означает необходимость продемонстрировать (только отдельными примерами, тем более что их перечень постоянно меняется), что есть области, где свобода договора небезгранична. Но и здесь автор старался минимизировать пропуски, сокращая число зон изучаемого массива, которые остались бы неохваченными исчерпывающим образом. Есть в книге и другие случаи сознательных упущений, в частности, я не стал раскрывать содержание института последующей неправоспособности как основания для прекращения оферты, что, с одной стороны, обусловлено тем, что определенные аспекты темы сделкоспособности обдумываются к отдельному рассмотрению, а с другой - продиктовано тем, что опять же отсутствует универсальность, а с ней и практичность подхода в этом контексте (статус того или иного лица в английском праве, а именно отсюда черпает себе почву упомянутый институт, специфичен и, во всяком случае, отличен от его аналога в любом другом правопорядке, что и ведет к принижению интереса с точки зрения практика). Но, повторяю, указанные случаи крайне редки и, надеюсь, не обедняют настоящую работу. Далее внимательный читатель, полагаю, без особого труда и по прочтении уже нескольких первых страниц основного текста выделит две группы "выжимок" из судебных дел, упоминаемых в настоящем издании: первые будут довольно заметно пренебрегать подробностями обстоятельств споров, при разрешении которых английские судьи сформулировали то или иное правило договорного права, вторые же, напротив, будут заставлять читателя принять во внимание некий событийный ряд и где-то даже самому домыслить, как описанные факты и соответствующее мнение суда следует "переложить" в привычные для континентального юриста "оторванные от жизни" формулировки а-ля Gesetzbuch Deutschlands или Code ? Все дело в том, что уровни резолютивных обобщений или, грубо говоря, норм права, которые представляют собой одно-два, иногда несколько предложений, суммирующих судебное решение, могут быть разными. Широкая формулировка резолютивного обобщения - это его более высокий уровень, узкая формулировка - уровень ниже, она привязана к конкретным фактам рассмотренного судом дела. Британские юристы реализуют оба подхода. Попробую проиллюстрировать это. Вот, например, какую степень абстракции применительно к известному прецеденту из области правил о заключении договора, делу Powell v. Lee, позволяет себе один из учебников: "Договора не будет, если сообщение (об акцепте. - А.Д.) делается третьим лицом без полномочия, предоставляемого адресатом оферты, в обстоятельствах, демонстрирующих, что решение адресата оферты акцептовать еще не рассматривалось им как бесповоротное". А вот примерно так данный спор описывается в другом издании, посвященном английскому договорному праву: при отсутствии официального сообщения, сделанного от имени совета школы в целом, но полученного истцом от одного из членов совета, действовавшего в качестве частного лица, относительно того, что истец был избран на пост заведующего школой (впоследствии решение было отменено), договор не мог считаться заключенным, поскольку тот факт, что члены совета школы не уполномочили никого на такое сообщение, как это было обычно принято, предполагает, что они имели в виду возможность пересмотра решения. Оба варианта уровней обобщений, не имеющие, к слову сказать, четких разграничительных линий, что в числе прочего объясняется и тем, что зачастую в "выжимку" из судебного акта "вкрадываются" элементы обоснования, мотивировки, являются, как уже понял читатель, используемыми в данной книге. Возможно, кто-то найдет это использование беспорядочным, однако в любом случая я полагаю необходимым объяснить тот принцип, которым я, быть может не всегда и не вполне удачно, руководствовался. Авторская позиция основывается на том, что при всей привлекательности для нас, юристов, представляющих романо-германскую правовую семью, широких и абстрактных вариантов изложения необходимо помнить о пресловутой казуистичности англо-американского права в целом, упоминаемой практически в любом посвященном последнему материале. Соответственно, проникнуть в "дух" контрактного права Англии можно только не пренебрегая естеством подходов островных юристов, а значит, постигая правила, применимые к сфере контрактов, через фабулы дел. Однако же базовые принципы, ключевые нормы, формирующие тот или иной институт, в особенности когда они содержательно схожи с подходами римского права, можно довести по-континентальному "сухо", выстраивая тем самым своеобразный "каркас", "фундамент", на который "взгромождается" специфика общего права. Наконец, последнее, но от того не менее важное замечание относительно приемов подачи материала, предлагаемого читателю в настоящем издании, будет касаться объяснения причин, почему автор предпочел изложить задуманное им в виде уже упоминавшихся "выжимок" из английских прецедентов, а не как-то иначе. Тем более что предложенный мною вариант "сокращения" содержательной части используемых актов британского правосудия далек от типичной техники составления case report - отчета о судебном деле, используемой в Англии. В самом деле, не был бы более удачным ход, при котором текст основной части книги представлял бы из себя нечто более привычное, повествовательное, сочетающее в себе примеры из британской судебной практики, авторскую оценку таковых и комментарии других юристов? Да, возможно, такой вариант более предпочтителен с точки зрения восприятия материала: трудно не согласиться, что связанный текст читается более охотно и легко, нежели набор цитат или небольших переложений основной сути состоявшихся решений. Тем более что зачастую я позволяю себе заставить читателя домысливать нечто, "скользящее" исключительно между строк. Вот, например, открывая раздел о видах и типах контрактов, я делаю ссылки на два дела, а именно на Cehave NV v. Bremer Handelgesellschaft, а также на Reardon Smith Line v. Hansen-Tangen. При этом в первом случае приводятся слова судьи Роскилла, которые могут быть сведены к тому, что продажа товаров - это еще не все договорное право, но желательно, чтобы единообразные подходы принципиального характера действовали во всех "ответвлениях" последнего, а во втором излагаются обстоятельства дела, связанного с постройкой и фрахтованием судна, где Палата лордов отказалась проводить параллели между куплей-продажей и чартером. Что это означает применительно к типизации и классификации контрактов? А означает это следующее. Во-первых, то, что британская юриспруденция признает возможность выделения определенных видов (типов) контрактов в принципе. Во-вторых, то, что такое выделение случается не на ровном месте, а в силу определенных причин, главным образом из-за необходимости придать специфическое регулирование отдельным фактам проявления контрактных отношений. И, наконец, в-третьих, что это не приветствуется, но когда вопрос принципиален, общая для всех "гребенка" решительно отбрасывается в сторону. Легко ли сделать такие выводы по прочтении только двух предложенных автором абзацев? Допускаю, что для кого-то ответ будет отрицательным. И все же причина, по которой предпочтение было отдано именно той модели, которая нашла реализацию в данной книге, есть; она, на авторский взгляд, весома и кроется в двух основных моментах. С одной стороны, необходимо учитывать, что использованный мною формат уже давно и в целом неплохо прижился в отечественной литературе, имеющей направленность на исследование сложившейся судебной или арбитражной практики в той или иной сфере. Достаточно вспомнить такие признанные труды в области систематизации судебных решений по гражданским делам, как работы С.В. Сарбаша (двухтомник "Арбитражная практика по гражданским делам. Конспективный указатель по тексту ГК РФ", переживший уже 3-е издание <1>) и Д.В. Ломакина ("Судебно-арбитражная практика применения Федерального закона "Об акционерных обществах" <2>). В сфере налогообложения весьма авторитетны сборники, составляемые Д.М. Щекиным (его ежегодники под названием "Судебная практика по налоговым спорам" выпускались издательством "Статут" за 2003 - 2009 гг. <3>) и А.В. Брызгалиным (раз в год сборник "Судебная практика по налоговым и финансовым спорам" под его редакцией выходит в издательстве "Налоги и финансовое право" <4>). Имеются и периодические печатные издания, подобным же образом подходящие к анализу и подаче российских прецедентов, например ежемесячный журнал "Обзор арбитражной налоговой практики". Главное, такой подход, нацеленный на то, что соответствующие книги и периодика будут использоваться в качестве справочников и/или источников-ориентиров, от которых нужно оттолкнуться, погружаясь в тот или иной вопрос соответствующей правовой отрасли, находит положительный отклик у практиков. А это способствует той глобальной задаче, которую я поставил перед собой и озвучил выше. -------------------------------- <1> Сарбаш С.В. Арбитражная практика по гражданским делам: Конспективный указатель по тексту Гражданского кодекса Российской Федерации: В 2 т. 3-е изд., испр. и доп. М.: Статут, 2006. <2> Ломакин Д.В. Судебно-арбитражная практика применения Федерального закона "Об акционерных обществах": текст Закона с постатейными приложениями типовых казусов и ссылок на судебные акты. М.: Статут, 2005. <3> См. последнее по времени издание: Щекин Д.М. Судебная практика по налоговым спорам. 2009 / Под ред. С.Г. Пепеляева. М.: Статут, 2010. Первое издание этого ежегодника, которое обозревало налоговые споры за 2002 г., было выпущено в издательстве МЦФЭР: Щекин Д.М. Судебная практика по налоговым спорам. М.: МЦФЭР, 2003. <4> См., например: Судебная практика по налоговым спорам: основные судебные прецеденты современного российского налогового права / Под ред. к.ю.н. А.В. Брызгалина. Екатеринбург: Налоги и финансовое право, 2002; Судебная практика по налоговым и финансовым спорам: 2003 год. Ежегодное аналитическое издание группы компаний "Налоги и финансовое право" / Под ред. к.ю.н. А.В. Брызгалина. Екатеринбург: Налоги и финансовое право, 2004. С другой стороны, нужно признаться себе и читателю, что попытка взяться за какой-то более развернутый комментарий английского договорного права, каковой предполагал бы одновременно и претензию на энциклопедичность изложения, и сколько-нибудь серьезный критический анализ, и осмысление того огромного массива нормативных источников, каковой веками накоплен английской юриспруденцией, - дело настолько амбициозное, что решиться на такой шаг довольно трудно, причем, как показывает состояние дел в нашей литературе, не только автору, но и всему корпусу российских юристов. Возможно, это дело будущего, и такие книги будут следующим этапом закрепления нашего внимания и интереса к английскому праву. 2. Какова роль английского права в регулировании международных сделок? Полагаю, читатель согласится с тем утверждением, что трудно представить себе книгу, посвященную английскому либо любому другому иностранному праву, а равно той или иной его значительной части (каковую, несомненно, договорное право собой являет), в которой во первых строках не утверждалось бы, что осведомленность российского юриста о соответствующем правопорядке полезна и зачастую крайне необходима. Вот и я, задумывая эту книгу, поначалу собирался с мыслями о том, как подать соответствующий материал. Благо что дело это более чем благодарное: думаю, что подготовленный читатель и без меня знает, насколько English law проникло в наш юридический быт. Однако, собирая информацию о том, каковы "масштабы бедствия" и как российское и зарубежное юридические сообщества относятся к популярности английского права как применимого в международных сделках, я обнаружил, что сказать лучше, чем на эту тему уже высказались видные юристы-практики и даже российские бизнесмены, у меня вряд ли получится. Поэтому и решение, как подойти к раскрытию этого вопроса, отыскалось само собой. Ниже, конечно же, нисколько не претендуя на полноту собранных цитат, я привожу их высказывания. Надеюсь, читатель найдет удачным такой не вполне стандартный подход к защите актуальности проведенной мною работы. В конечном счете и сама книга, которую вы держите в руках, построена на основе минимизации собственно авторских измышлений и комментариев с предоставлением приоритета голосу первоисточников (правовых актов и прецедентов, а также, даже в большей степени, их интерпретаций британскими правоведами), а не тому, что относительно их содержания я думаю. Остается только добавить, что должности и позиции, занимаемые персонами, цитируемыми мною ниже, приведены на основе информации, представленной в источниках публикации соответствующих материалов и, соответственно, по состоянию на дату каждой из таких публикаций. Чарльз Фалконер, лорд-канцлер и Государственный секретарь по конституционным делам Великобритании: "Можно сказать, что английское общее право в сфере контрактов в настоящее время является предметом потребления, распространенным во всем мире. Оно стало таким по причине того, что оно представляет собой систему, которой люди отдают предпочтение. Оно обеспечивает предсказуемость последствий, юридическую определенность и справедливость. Оно является ясным и строится на обоснованных принципах, таких как возможность требовать строгого исполнения и отсутствие некой общей обязанности быть добросовестным. Эти принципы были сформированы в суровых испытаниях опытом и введены в действие штатом экспертов - судей и юристов. Данные обстоятельства сделали общее право лишенным конкуренции при выборе закона, который будет применим к коммерческим сделкам. То, что это по-прежнему остается общим правилом, важно как для Великобритании, так и для ЕС". (Вступительное слово на конференции по европейскому договорному праву. Лондон. 26 сентября 2005 г.). Конрад Цвайгерт, доктор права, профессор, Хайн Кетц, доктор права, профессор (Институт Макса Планка, Германия): "Почти треть человечества проживает в наши дни в странах, правовые системы которых испытали в той или иной степени воздействие общего права". (Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: В 2 т. / Пер. с нем. М.: Международные отношения, 1998. Том I. Основы. С. 329). Анатолий Аксаков, член Национального банковского совета, заместитель председателя Комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам Государственной Думы: "Российские финансовые посредники все чаще отказываются от использования российского права и заключают соглашения с заемщиками и кредиторами, используя английское право или право штата Нью-Йорк. Эта чрезвычайно тревожная тенденция пока не только не получила оценки, но и не исследована в полной мере". (Аксаков А. Предисловие к книге: Х.П. Бэр. Секьюритизация активов: секьюритизация финансовых активов - инновационная техника финансирования банков / Пер. с нем. М.: Волтерс Клувер, 2006). Дэвид Франк, партнер юридической фирмы Slaughter & May: "Если проанализировать заключаемые ныне сделки на различных мировых рынках, то станет очевидным, что в мире сегодня главенствует английское право: именно его в связи с простотой использования часто выбирают стороны в качестве применимого права в большинстве стран... Справедливости ради стоит сказать, что американское право тоже популярно. Но если раньше соотношение американского и английского права составляло примерно 50 на 50 процентов, то в настоящее время английское право явно доминирует". (Мы всегда были именно международной компанией (интервью с Д. Франком) // Рынок юридических услуг за рубежом. Великобритания. Приложение к журналу "Корпоративный юрист". I кв. 2008. N 1. С. 16). Андрей Зеленин, Дмитрий Дякин, Юридическая фирма "Магистр & Партнеры": "Вы никогда не задумывались, почему именно англо-американский подход к составлению договоров получил наибольшее распространение в современном мире? Конечно, этому можно найти разные объяснения, начиная с того что именно США и Великобритания проявляют наибольшую инвестиционную активность, а вместе с финансированием приходят и соответствующие контрактные проформы. Нам бы хотелось сосредоточить внимание на иной стороне этого вопроса. На наш взгляд, не меньшую роль в установлении главенства англосаксонского права и присущих ему шаблонных текстов на международной арене сыграли гибкость и, соответственно, удобство использования этих инструментов. Основанная в первую очередь на судебном прецеденте модель регулирования оказалась более востребованной при необходимости согласовать интересы субъектов трансграничных отношений - бизнесменов из разных государств". (Чарльз Фокс. Составление договоров: чему не учат студентов / Пер. с англ. М.: Альпина Бизнес Букс, 2007. С. 259). Эндрю Дарвин, управляющий директор по Европе, DLA Piper: "Во всем мире финансовые и корпоративные сделки основываются на нормах английского права. Английское право - наше национальное достояние, при этом многие положения международного права построены на принципах права английского. Оно пользуется заслуженной популярностью при заключении коммерческих сделок и часто избирается в качестве применимого законодательства при заключении договоров и ведении судебных разбирательств во всех точках мира". (Лондон - крупнейший рынок юридических услуг в Европе (интервью с Э. Дарвиным) // Рынок юридических услуг за рубежом. Великобритания. Приложение к журналу "Корпоративный юрист". I кв. 2008. N 1. С. 21). О.Н. Садиков, доктор юридических наук, профессор: "...положения английского права получили широкое распространение и применяются в США, бывших английских доминионах и многих развивающихся странах, являвшихся ранее английскими колониями". (Предисловие к книге: Ансон В. Договорное право. М.: Юридическая литература, 1984. С. 5). Сергей Островский, партнер юридической фирмы Ashurst: "...англичанам удалось экспортировать английское право за пределы Великобритании. Ранее российские сделки подчинялись самым разным системам права: стороны выбирали и шведское, и нью-йоркское право. Сегодня все чаще, особенно при проведении международных сделок, связанных с российскими компаниями и компаниями стран СНГ, стороны выбирают английское право в качестве применимого в случае возникновения споров. Соответственно, при этом документация, форма и содержание договора, все юридические вопросы, которые проистекают из контракта, правовая экспертиза - английские. А для случаев, когда сделку финансируют банки, важно то, что их стандартные договоры подчиняются английскому праву... Английское право очень гибкое, оно позволяет проводить большое количество сделок и договорных схем, которые другими системами права регулируются более жестко или ограничиваются. Для бизнеса это оказалось удобным, а потому и востребованным". (Мы не стремимся создать "супермаркет юридических услуг" (интервью с С. Островским) // Рынок юридических услуг за рубежом. Великобритания. Приложение к журналу "Корпоративный юрист". I кв. 2008. N 1. С. 32). А.А. Гольцблат, управляющий партнер юридической компании Goltsblat BLP: "То, с чем мы сталкивались, - это невозможность войти в определенную рыночную нишу, а именно заниматься крупными сделками по слиянию и поглощению, которые, к сожалению, по-прежнему требуют английского права. Почему я говорю "к сожалению"? Не секрет, что в России большинство таких крупных сделок реализуются с использованием английского права и, как правило, с помощью компаний, которые находятся за пределами России. Эта проблема российского права: на сегодняшний день наша правовая система такова, что невозможно полностью ее переделать или приблизить к английской. Для этого пришлось бы менять российское право институционально. Те шаги, которые сейчас предпринимаются и парламентом, и правительством для того, чтобы позволить заключать акционерные соглашения по российскому праву, недостаточны. Поэтому большинство сделок в ближайшие 5 - 10 лет будут и дальше заключаться по английскому праву". (Нельзя обманывать клиента (интервью с А.А. Гольцблатом) // Закон. 2009. N 2. С. 9 - 10). Юлия Загонек, юрист юридической фирмы SJ Berwin: "На практике мы видим огромное количество коммерческих договоров, которые по согласию сторон регулируются английским правом, причем не только в случаях, когда обе или хотя бы одна из сторон являются английским физическим или юридическим лицом, но и где все стороны иностранные. Лондон является и коммерческим, и финансовым центром, где заключаются крупнейшие международные сделки. Многие международные компании, да и физические лица, предпочитают разрешать свои споры в Великобритании в судебном или арбитражном порядке, поэтому английское право часто принимается как право договора. Англия имеет очень развитую правовую систему и устоявшуюся судебную структуру, репутации которой, несомненно, доверяют во всем мире. Я думаю, что английский язык также играет не последнюю роль, так как подчас является единственным общим языком сторон. Например, французская и российская стороны при взаимодействии скорее будут общаться по-английски, чем по-французски". (Клиент должен уметь представлять информацию (интервью с Ю. Загонек) // Рынок юридических услуг за рубежом. Великобритания. Приложение к журналу "Корпоративный юрист". I кв. 2008. N 1. С. 35). О. Балаян, юридическая фирма Lovells: "Тенденция такова, что многие вопросы в российском праве не урегулированы и выводятся в иностранные юрисдикции - в основном, если судить по прессе, в английское законодательство, потому что оно имеет много диспозитивных норм". (Из доклада на конференции, посвященной юридическим аспектам сделок по слиянию и поглощению, проходившей в Москве в сентябре 2005 г. (опубл.: Сопровождение сделок M&A в России: правовая защита инвестиций. М.: Альпина Бизнес Букс, 2006. С. 60)). Гарри Пэг, управляющий партнер лондонского офиса юридической фирмы Hogan & Hartson: "Все документы по международным сделкам оформляются сегодня в соответствии с английским правом... В Англии другая правовая система, нежели в континентальной Европе: здесь более стабильный гражданский оборот, а суды меньше вмешиваются в коммерческую деятельность сторон. Естественно, это не может не сказаться на выборе применимого права при заключении сделок: участники заинтересованы в том, чтобы принятое ими решение не могло быть пересмотрено кем бы то ни было в дальнейшем. Представляется, что именно в этом кроется основная причина того, что стороны зачастую выбирают английское право". (Конкуренция на современном рынке очень жесткая (интервью с Г. Пэгом) // Рынок юридических услуг за рубежом. Великобритания. Приложение к журналу "Корпоративный юрист". I кв. 2008. N 1. С. 38). Ольга Плешанова, руководитель арбитражной группы газеты "Коммерсантъ": "Вопрос о бегстве российского бизнеса за рубеж из-за неудобства правовой системы (прежде всего корпоративного права) обсуждался еще два года назад на встрече главы ВАС Антона Иванова с юристами крупнейших компаний. Господин Иванов тогда признал, что в России необходимы заимствования из более гибкой правовой системы Англии и США. В российском законодательстве действительно нет таких понятий, как траст (позволяет передать часть полномочий доверительному собственнику, сохранив при этом титул на имущество) или акционерное соглашение... О том, что вписать в российское законодательство элементы англо-американского права крайне сложно, скажет любой эксперт, но бегство российского бизнеса за рубеж тем временем продолжается. А с ним и проблемы российских бизнесменов, считающих иностранное право панацеей, но часто не знающих его содержание". (Плешанова О. Правила игры // Коммерсантъ. 2008. 21 мая. N 85(3902)). Хью Верриер, управляющий партнер московского офиса компании White & Case: "Если раньше стороны по сделке применяли преимущественно американское право, то сейчас используется по большей части английское". (Эстер М. Спешите в Москву за деньгами // Корпоративный юрист. 2007. N 2. С. 56). Олег Тиньков, председатель совета директоров банка "Тинькофф. Кредитные системы": "Раньше корпоративная Россия жила по понятиям. Теперь - по английскому праву. Сегодня я пытаюсь найти финансового директора и главного юриста, но не могу это сделать, потому что цены на этих специалистов в России ушли далеко в небеса. Почему? Любой бизнес в России делается по английскому праву. По нему идут поглощение, фондирование, лизинг, залог... По нему нанимаются турецкая строительная компания, которая возводит нам здание, и американский инвестиционный банк, проводящий нам IPO. По нему мы продаем машины и выпекаем хлеб. Это связано как с интеграцией России в глобальную экономику, так и с историческими причинами: бизнес давно делается через офшоры, а тот же Кипр живет именно по английскому праву. Но, если задуматься, это ведь абсурд. Мы работаем в России, делаем простейшие дела по типу "купил кирпич - построил дом". Но вынуждены действовать по законодательству других государств. Пора менять эту ситуацию. Если не устраивает наше право, давайте хотя бы документацию переведем на русский язык. А то уже не хватает юридических компаний для сопровождения сделок. На рынке жуткий дефицит людей, способных понимать этот птичий язык. Ведь для приобретения опыта такие специалисты должны пожить в Лондоне или в Нью-Йорке года два-три, а лучше - пять-шесть. Поэтому их объективно мало. Мы дошли до того, что даже Сбербанк переманивает у меня людей, знающих английское право. Дефицит приводит к серьезным издержкам, которые мешают российскому бизнесу конкурировать с иностранным". (Тиньков О. Об английском праве // Финанс. 19 - 25 мая 2008. N 19(254)). Дмитрий Степанов, партнер адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры", к.ю.н., адвокат, лектор Российской школы частного права: "...мы уже привыкли, что все сколько-нибудь серьезные сделки уходят в английское право. Нам, практикующим русское право, остается роль подмастерий, подающих болванки, которые нужно еще обточить "там", либо показывающим дубину в виде всевозможных ничтожностей, недействительностей и проч. на тот случай, если, не дай бог, стороны что-то предусмотрят в своем договоре, что не согласуется с российским гражданским правом". (Степанов Д. Конкуренция правопорядков - в поиске идеального закона о банкротстве (опубл. на сайте газеты "Ведомости" и персональной интернет-странице автора - dmitry-stepanov.livejournal.com)). Никита Прокофьев, руководитель практики по поиску и подбору юридических кадров компании Pynes & Moerner Executive Search Consultants: "...за последний год все большее число российских по местонахождению продавца, покупателя и актива сделок стали подчинять английскому праву". (Прокофьев Н. Корпоративные юристы топ-уровня: как не ошибиться в выборе? // Корпоративный юрист. 2007. N 12. С. 38). Один из руководителей юридических подразделений крупных российских компаний, номинантов конкурса "Лучшие юридические департаменты России - 2008": "Что меня в этом плане "напрягает" - это то, что все больше наш бизнес обращается к английскому праву. Я считаю, что это не очень хорошая тенденция. Во-первых, на российском рынке ограниченное количество квалифицированных специалистов, которые действительно знают иностранное право. Во-вторых, английское право - это совсем другая правовая семья, которая строилась по иным принципам, нежели российское право, хотя сейчас идет постепенное сближение". (Ведущие юридические департаменты России: анализ практики. Отчет по результатам качественного исследования / Сост. С. Львов, О. Максимова. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 75). Жан Марк Байссюс, генеральный директор Фонда развития континентального права (Франция): "Рынок юридических услуг крупных компаний в области международных контрактов сейчас составляет около 50 миллиардов долларов в год. При этом 99% от этой суммы получают адвокатские конторы англосаксонского права. Из 100 крупнейших адвокатских фирм в мире только две представляют континентальную систему права, одна французская и одна голландская. Эти цифры говорят о том, что при заключении крупных международных контрактов корпорации чаще всего используют англосаксонское право". (Цит. по: Потапова А.М. Развивать международное влияние континентального права и противостоять экспансии общего права // Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ. 2008. N 3; СПС "КонсультантПлюс"). Андрей Городисский, адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро "Андрей Городисский и Партнеры": "Действующее сейчас российское законодательство в целом является достаточно развитой системой правовых норм, регулирующих отношения участников коммерческой деятельности. Мы наблюдаем постоянную и динамичную модификацию положений законов, в особенности в области нашего корпоративного права. Однако некоторые виды правоотношений не получили пока должного отражения в законодательстве и правоприменительной практике. В частности, это касается сделок по слияниям и поглощениям. Как известно, участники большей части таких сделок в отношении находящихся в России активов подчиняются английскому праву, и производятся эти сделки на базе корпоративных структур, находящихся в странах англосаксонской системы права. Это обусловлено прежде всего тем, что участники сделок не могут быть уверены в эффективном исполнении в России таких достаточно стандартных для этих договоров условий и положений, как оговорки о заверениях и гарантиях, освобождении от ответственности, отказе от использования определенных средств правовой защиты". (Я очень дорожу своим статусом адвоката (интервью с А.М. Городисским) // Закон. 2009. N 12. С. 9). Максим Бульба, партнер международной юридической фирмы CMS: "Несмотря на то что последнее время наблюдается тенденция гармонизации различных систем права, англосаксонская модель при совершении сделок по слияниям и поглощениям и при регистрации бизнеса доминирует. Именно она предоставляет юрлицам самые лучшие возможности в сфере защиты своих интересов. Вряд ли в ближайшем будущем такое положение вещей изменится". (Максим Бульба: "В нашей юриспруденции ярко выражен приоритет формы над содержанием" (опубл. на интернет-портале "Право.ру")). А.Н. Донцов, партнер юридической фирмы Clifford Chance: "У нас по сделкам слияний и поглощений из двадцати сделок одна будет по русскому праву, одна - по американскому, все остальные - по английскому". (Российскому праву не хватает предсказуемости и единообразия практики (интервью с А.Н. Донцовым и Логаном Райтом) // Закон. 2010. N 4. С. 15). 3. Должны ли российские юристы практиковать иностранное право? Как может подумать читатель, само появление этой книги является достаточно недвусмысленным ответом на вопрос, вынесенный в заголовок данного раздела вводной части. Коль скоро эта книга существует, а ее автор уже ранее высказывался о том, что свое творение он позиционирует как скорее нацеленное на удовлетворение практических нужд коллег по цеху, нежели на обогащение цивилистической науки новой работой о зарубежном праве, значит, не трудно предположить, что ответ на вопрос, должны ли российские юристы практиковать иностранное право, будет положительным. Однако здесь имеется несколько важных "но", каковые я хотел бы раскрыть перед читателем, предваряя в очередной раз предлагаемую автором "выжимку" мнений на сей счет, высказанных отечественными практикующими юристами. Во-первых, мнение правоведов на сей счет не так однозначно, как по вопросу о масштабе проникновения и роли, которую английское право играет в международных сделках с участием российских компаний и активов, что уже само по себе заставляет задуматься о снижении уровня категоричности собственной позиции. Во-вторых, практика практике рознь, что применительно к обсуждаемому вопросу надлежит понимать в том ключе, что российский, а равно любой другой юрист, может применять иностранное право с той или иной степенью углубления, на разных уровнях сложности. Читатель, полагаю, согласится, что чтобы составить справку для менеджмента по вопросу разъяснения отдельных положений договора, заключенного на основе применения к нему права Англии и Уэльса, либо дать комментарий относительно принципиальных отличий той или иной правовой конструкции в российском праве и праве зарубежного государства, от юриста требуется то владение знаниями о соответствующей правовой системе, каковое будет, скорее всего, недостаточным, если самостоятельно вести судебное дело по спору из контракта, подчиненного иностранному праву, либо структурировать многоступенчатую, вовлекающую нескольких участников, сопровождаемую разными формами обеспечения сделку международного характера. В-третьих, отвечая на вопрос, где тот "порог", перед которым российский юрист, самостоятельно применяющий иностранное право, должен остановиться и сказать себе: "Все, дальше нам нужен квалифицированный специалист из соответствующей юрисдикции", можно задаться другим вопросом: а уверен ли читатель, что в случаях, когда применимым правом является наше, российское, мы не должны решать ту же самую проблему, отдавая себе отчет, что быть отличным специалистом и в хитросплетениях налогового законодательства, и в нюансах совершения сделок с недвижимостью либо ведении девелоперских проектов - это утопия? Всегда есть два "полюса": один - риски клиента (работодателя), каковые, бесспорно, повышаются в случае, если юридическую поддержку его деятельности осуществляет специалист, для которого соответствующая правовая система - не та, основные элементы которой он постигал, получая образование в молодости, другой - доступность, оперативность и дороговизна содействия иностранных специалистов. В случае, когда сделка, спор или проблема - сугубо внутрироссийские и мы решаем, привлекать ли внешнего консультанта, являющегося узким, а значит, по определению, более квалифицированным специалистом, "полюса" остаются прежними, меняется только тональность: вместо слова "иностранный" мы говорим "разбирающийся в частном вопросе". Одним словом, мнение автора этих строк - нужно искать золотую середину, т.е. исходить из того, что иностранное право практиковать, не будучи юристом, квалифицированным в соответствующей юрисдикции, все же можно, но вот то, как глубоко в этой части можно позволить себе зайти, целиком и полностью зависит от уровня подготовленности и наличия соответствующего опыта. Рискуя навлечь на себя обвинения в неуместности проводимых сравнений, все-таки замечу, что коль скоро весь мир не стесняется говорить по-английски, признав этот язык универсальным средством межнационального общения, хотя порой тот International или Business English, которым говорит остальная планета, оказывается малопонятен даже самим британцам, безапелляционно ограничивать себя в возможности и целесообразности практиковать английское право российские юристы не должны. В конечном счете, если английский язык завоевал весь мир, кто знает, не повторит ли его успех и английское право. О том, что common law может стать тем, чем для бухгалтеров всего мира стали МСФО или US GAAP, всерьез рассуждать можно уже сегодня... Илья Никифоров, юридическая фирма "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры": "На российском рынке действуют российские и иностранные юридические фирмы. Распространение на территории РФ юридических услуг по иностранному праву, на мой взгляд, чрезмерно и не работает во благо конкуренции. Я надеюсь, присутствующие в зале свободны от заблуждений, связанных с тем, что услуги в этой области можно оказывать не будучи сертифицированным адвокатом по иностранному праву. Иностранное право можно сравнить с живым, меняющимся организмом, в нем постоянно появляются новые сведения о последнем судебном толковании конкретных норм, о системе законодательства, о том, как соотносятся те или иные его положения". (Из доклада на втором юридическом форуме "Юридический бизнес в России", проведенном 12 апреля 2006 г. в Москве (опубл.: Особенности ведения юридического бизнеса в России: правила ведения бизнеса. Экономика и управление. Этика партнерства: Сб. статей. М.: Альпина Бизнес Букс, 2007. С. 54)). Константин Олефир, бывший заместитель генерального директора по правовым вопросам компании "Русал", начальник юридического отдела Deutsche UFG: "Сложно отказать в здравом смысле тем, кто говорит, что зарубежным правом должны заниматься иностранные специалисты и что российские юристы не должны консультировать своих клиентов по учебнику международного права. Но никак нельзя согласиться с мнением, что российским корпоративным юристам можно и дальше прожить без знания иностранных языков и без понимания, как минимум, основ зарубежного (чаще англосаксонского) права". КонсультантПлюс: примечание. Статья К. Олефир "Семь принципов построения успешного юридического департамента" включена в информационный банк согласно публикации - "Корпоративный юрист", 2006, N 10. (Олефир К. Семь принципов построения успешного юридического департамента // Эффективный юридический департамент: Сб. / Сост. О.А. Филимонова. М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 11). Дмитрий Афанасьев, председатель комитета партнеров адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры": "Все российские крупные сделки делаются, как правило, по английскому праву. Арбитражные оговорки в контрактах тоже часто включают Лондон. Поэтому мы сталкиваемся с английским правом каждодневно. Базовые вопросы мы решаем сами, а по серьезным проблемам привлекаем дополнительных консультантов, работающих в других офисах в Лондоне и являющихся ведущими специалистами в своей конкретной области". (Клиенту выгоднее работать с альянсом "лучший плюс лучший" (интервью с Д. Афанасьевым) // Рынок юридических услуг за рубежом. Великобритания; приложение к журналу "Корпоративный юрист". I кв. 2008. N 1. С. 44). Игорь Блинов, директор юридического управления группы компаний "Тройка Диалог": "...наши юристы время от времени работают с документами по иностранному (как правило, "общему") праву, используя свой богатый практический опыт и понимание основных концепций "общего" права, не являясь юристами, квалифицированными в соответствующей юрисдикции. Подобное практически невозможно на Западе. Но даже эта исторически сложившаяся в России практика постепенно уходит, и мы все ближе подходим к стандартам внутренних юридических служб развитых стран". ( Мы видим полную картину , что дает нам возможность осуществлять контроль за юридическими рисками компании (интервью с И. Блиновым) // Корпоративный юрист. 2006. N 10. С. 43). Брайан Зимблер, управляющий партнер московского офиса LeBoeuf Lamb Greene & MacRae: "Есть огромный спрос на юристов, владеющих основами иностранного права. В большинстве случаев требуется, чтобы юристы обладали знаниями в областях российского, американского и особенно английского права". (Эстер М. Спешите в Москву за деньгами // Корпоративный юрист. 2007. N 2. С. 56). Никита Прокофьев, руководитель практики по поиску и подбору юридических кадров компании Pynes & Moerner Executive Search Consultants: "...на рынке есть внушительное количество талантливых и известных юристов, проработавших многие годы в международных юрфирмах на сделках по английскому праву, которые вполне обходятся российским юридическим образованием, и не только в МГУ им. М.В. Ломоносова". (Прокофьев Н. Корпоративные юристы топ-уровня: как не ошибиться в выборе? // Корпоративный юрист. 2007. N 12. С. 39). Один из руководителей юридических подразделений крупных российских компаний, номинантов конкурса "Лучшие юридические департаменты России - 2008": "У нас (в юридическом департаменте - А.Д.) много специалистов, которые знают основы английского права. Некоторые специалисты в юридическом отделе - выходцы из иностранных фирм. Если же мы чувствуем, что нам нужна какая-то подстраховка, то мы обращаемся к иностранным фирмам". (Ведущие юридические департаменты России: анализ практики. Отчет по результатам качественного исследования / Сост. С. Львов, О. Максимова. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 366). Логан Райт, партнер юридической фирмы Clifford Chance: "...мы привлекаем российских юристов к работе с документацией, составляемой по английскому праву, но вся она проверяется английскими юристами. Я как партнер лично просматриваю ее всю перед подписанием. Целесообразность и эффективность вовлечения российского юриста в процесс согласования и составления документов по английскому праву вызвана тем, что в дальнейшем он в доступной форме на русском языке сможет донести стороне по сделке, что представляет собой документ и как он работает. Если держать английских и российских юристов изолированно друг от друга, утрачивается связь между сотрудниками. Например, в сделке, где российская компания выступает заемщиком по договору займа по английскому праву, юристы обеих правовых систем должны взаимодействовать. Как английский партнер я имею определенное представление о российском праве, но никогда не буду подписывать заключение по вопросам российского права. Любые подобные вопросы обсуждаются с российским партнером. Так же как и российский партнер при работе над сделкой, к которой подлежит применению английское право, взаимодействует с английским юристом, работу которого, в свою очередь, проверяю я. На мой взгляд, при взаимодействии с юристами разных правовых систем тем самым повышается квалификация, получается полезная практика". (Российскому праву не хватает предсказуемости и единообразия практики (интервью с А.Н. Донцовым и Логаном Райтом) // Закон. 2010. N 4. С. 14). 4. На основе каких источников была подготовлена настоящая книга? Оговорившись, причем не раз, что книга, которую читатель держит в руках, - это плод осмысления источников знания об английском договорном праве, которые я называю "вторичными", то есть работ других, главным образом британских, авторов - специалистов по контрактному праву, а также учитывая, что характер изложения основной части моего труда по целому ряду причин не подразумевает цитирования с указанием источника заимствования информации всякий раз, когда я обращаюсь к той или иной работе, из которой почерпнуты сведения об очередном элементе английского case law, полагаю, что не назвать те основные книги, которые использовал автор, было бы неправильным и, возможно, вызвало бы у читателя вопросы, в частности, насколько серьезного уровня публикации были привлечены, является ли проведенный анализ в достаточной мере глубоким с точки зрения авторитетности использованного материала и др. Однако список книг, приведенный далее, должен быть снабжен, точнее, предварен несколькими, с точки зрения автора, важными комментариями. Во-первых, нужно отметить, что хотя, как уже упоминалось, статутная часть английского контрактного права не так объемна в сравнении с частью прецедентной, все же цитирование primary, а также subordinate legislation на страницах настоящей книги неоднократно встречается. Основные правила, которых я придерживался, работая с актами Парламента и британской исполнительной власти, состояли в следующем: (а) цитирование производилось на основе использования текстов нормативных правовых актов, размещенных на официальных сайтах британских органов власти (в первую очередь на opsi.gov.uk); (б) в тех случаях, когда тот или иной цитируемый источник права уже имел русскоязычный перевод, опубликованный в отечественных изданиях, предпочтение отдавалось ему, если только вариант перевода не оценивался автором как некорректный или не вполне удачный; (в) если текст акта законодательства отыскать не удавалось либо положение дел требовало того, чтобы сфокусировать читателя только на отдельном аспекте интересующего правоположения, содержание соответствующей нормы приводилось в варианте переработки, при этом подобные случаи были весьма редкими; (г) последнее обстоятельство (редкость случаев отступления от оригинального текста актов) позволяло цитировать legislation, не ставя приводимый материал в кавычки, то есть исходя из презумпции того, что любое воспроизведение содержательной части парламентского или правительственного источника есть цитирование непосредственно по его тексту (к слову сказать, описывая судебные дела, я исходил из обратного, а именно, приводя выдержку из постановления суда, цитировал прецедент по всем правилам). Приводить список изученных статутов никакой необходимости нет, ибо их наименование на английском языке и год принятия я указываю в каждом случае их использования, но помнить, что они "вынесены за скобки" с точки зрения нижеследующего списка, полагаю, необходимо. Во-вторых, когда то или иное судебное дело цитировалось с одобрением в нескольких работах, я старался представить наиболее полную картину его фактических обстоятельств, а также нюансов суждений, если это было уместно, не останавливая свой выбор только на одном из вариантов интерпретации, предложенных разными авторами. Возможно, где-то это и привело к тому, что какая-то часть информации о конкретном споре выглядит как лишняя, но я исходил из того, что все привлекшие мое внимание авторы являются одинаково маститыми, а то, что для одного из них некая деталь имела значение, в то время как другой ею пренебрегал, не обязательно должно подвергаться моей личной оценке. В конце концов я старался представить подготовленный мною материал, если так можно выразиться, в "автономном" варианте, или, другими словами, в отрыве от контекста тех источников, откуда он был почерпнут. Поскольку каждая из включенных в перечень книг оставила след в настоящей публикации, хотя их значение, конечно же, неравноценно (более того, приходится констатировать, что в силу различий в понимании границ того, что должно охватываться стандартным подходом к английскому контактному праву, один-два раздела подготовлены мною исключительно на базе одной лишь только Chitty on Contracts), я посчитал необходимым указать их полный список . Наконец, в-третьих, дабы упредить возможное разочарование читателя сравнительной немногочисленностью задействованных в подготовке книги работ, должен сказать, что, с одной стороны, отчасти вынужден согласиться с подобным упреком, однако же с другой - хочу объяснить, что это продиктовано теми задачами, которые я поставил перед собой, когда приступал к написанию настоящей книги. Они (задачи) сугубо практические, а значит, многообразие точек зрения относительно интерпретации британских статутов и прецедентов не является самоцелью, не привносит дополнительной ценности. Главное, из чего исходил я, - это проинформировать российских практиков о состоянии дел в подходах английской юриспруденции к тому или другому аспекту договорного права, создать практическое пособие, выступающее в зависимости от ситуации либо исчерпывающим ответом на стоящий перед отечественным юристом вопрос, касающийся контрактного права Англии, либо только лишь отправной точкой, ориентиром, предшествующим работе непосредственно с case law, а также с англоязычными руководствами, посвященными отдельным договорно-правовым институтам и видам контрактов. Естественно, что работы общеразвивающего характера, дающие представление об устройстве правовой системы Соединенного Королевства, истории и становлении английского права, такие как хорошо известная в России книга профессора Эдуарда Джэнкса "Английское право" (М.: Юрид. изд-во Минюста СССР, 1947), в приведенный ниже список не попали, поскольку совершенно очевидно, что, предлагая зачастую весьма объемные обзоры в интересующей нас части, они вместе с тем не обеспечивают сколько-нибудь заслуживающей внимания и обработки глубины погружения в law of contract. Нет в нем и журнальных публикаций, хотя некоторые из них оказали мне неоценимую пользу при работе над книгой. Список использованной литературы Atiyah P.S., Adams John. N., Hector L. MacQueen. The Sale of Goods. 11th ed. N.Y.: Pearson; Longman, 2005. Benjamin's Sale of Goods. 7th ed. / A.G. Guest, Len Sealy, Francis M.B. Reynolds and others. L.: Sweet & Maxwell, 2006. Cases, Materials and Text on Contract Law / General editors H. Beale, A. Hartkamp, H. Kotz, D. Tallon. Oxford and Portland, Oregon: Hart Publishing, 2002. Chitty on Contracts. 13th ed. / General Editor H.G. Beale. Vol. I. General Principles. L.: Sweet & Maxwell, 2008. Furmston M.P. Cheshire, Fifoot & Furmston's Law of Contract. 15th ed. Oxford: Oxford University Press, 2007. Michael H. Whincup. Contract Law and Practice. The English System, with Scottish, Commonwealth, and Continental Comparisons. 5th ed. Kluwer Law International BV. The Netherlands, 2006. Pollock Frederick. Principles of Contract. A Treatise on the General Principles Concerning the Validity of Agreements in the Law of England and America. 4th ed. Philadelphia: The Blackstone Publishing Co., 1888. Treitel G.H. The Law of Contract. 12th ed. / By Edwin Peel. L.: Sweet & Maxwell, 2007. Ансон В. Договорное право / Под ред. О.Н. Садикова. М.: Юридическая литература, 1984. Халфина Р.О. Договор в английском гражданском праве. М.: Изд-во АН СССР, 1959. 5. Какие разделы английского контрактного права охвачены этой книгой? Британский учебник Cheshire, Fifoot & Furmston's Law of Contract воспроизводит высказывание судьи лорда Уилберфорса, который при рассмотрении дела New Zealand Shipping Co Ltd v. A M Satterthwaite & Co Ltd (1975) A.C. 154 отметил следующее: "Английское право, вверяя себя довольно формальной и схематической доктрине контракта, при собственном применении придерживается практичного подхода, причем нередко ценою принуждения фактов с трудом протискиваться в специально отмеченные прорези оферты, акцепта и встречного удовлетворения". Приведенная цитата - это, пожалуй, лучшее, что имеется, или, по крайней мере, наиболее говорящее из того, что мне удалось найти, где словами судей туманного Альбиона отражался бы подход к тому, что должно быть сделано для появления договора. Иначе говоря, английская практичность приводит нас к своеобразной формуле: заключение контракта есть там и только там, где присутствуют оферта, ее акцепт, а также встречное удовлетворение. Прибавьте сюда обсуждение вопроса о форме договора, и мы получим весь набор тех вопросов, которых следует коснуться, строя контракт в английском праве. С одной стороны, получается, что все вроде бы просто и даже несколько примитивно, но с другой - немногочисленность элементов, образующих область заключения контракта, не должна обманывать. Дело в том, что за столь привычными и ласкающими слух континентального юриста институтами, как оферта, акцепт и форма договора, скрываются целые "пласты" нормативного материала, отсутствующие, по крайней мере, в отечественном правопорядке из-за специфики английского law of contract либо банальной непроработанности соответствующих проблем в нашем законодательстве и практике его применения. Я говорю о таких вещах, как, например, блок правил, тестирующих договор на предмет намерений сторон создать правовые отношения, либо подход к юридическим последствиям того, что стороны оставили часть условий соглашения открытыми. Ну а то, что составной частью изучения этих классических дефиниций - оферты, акцепта и формы договора - является обсуждение весьма специфических тем вроде опциона, эстоппеля и подразумеваемого траста, наверняка будет уже совершеннейшим сюрпризом для читателя. Говорить в обсуждаемом ключе о встречном удовлетворении, я полагаю, вообще нет никакого смысла. Насколько данный институт абсолютно специфический, практически не находящий себе почвы для сравнения в романо-германской правовой семье, настолько же он и детализированный, разделенный на множество правил, каждое из которых вследствие многовекового процесса их сложения и видоизменения накопило огромное число источников, его объясняющих, а также собственных, вполне обширных, подразделов и изъятий из соответствующих норм. Таким образом, оферта, традиционно объединяемая с акцептом в институт, именуемый "соглашение", а также встречное удовлетворение и блок правил о форме контракта - это те три кита, на которых стоит заключение договора в английском праве. И именно эта логика положена в основу настоящей книги. При этом, безусловно, во многих случаях "кольчужка оказывается коротка" и покрыть все многообразие возникающих в гражданском и коммерческом обороте ситуаций правилами, привязанными только к этим трем китам, совершенно не получается. Но, во-первых, даже такая схематичность или, если угодно, зашоренность не мешает британцам проникать в глубины проблем, возникающих при достижении контрактного соглашения, каковые не только не находят столь же детальной проработки в континентальных правовых системах, но и в силу не меньшего традиционализма последних зачастую вовсе не ставятся. Во-вторых, в этой, если угодно, привязанности к стереотипам находит одно из проявлений знаменитая специфичность common law, уходящая в своих истоках в известную на весь мир характерную черту британцев - приверженность традициям. Ряд английских источников, а точнее, та их часть, которая выделяет несколько совершенно типичных разделов контрактного права Англии, объединяя их под "вывеской" заключения договора, все-таки расширяет приведенный выше охват. Так, курс Ансона в соответствующей части содержит дополнительную главу "Условия договора", которая оказывается посвященной анализу предписаний о прямо выраженных и подразумеваемых условиях, толковании положений договора вообще и условий об освобождении от ответственности в частности. Chitty on Contracts, также выделяя блок о заключении контракта и включая в него "классику" в виде глав "Соглашение", "Встречное удовлетворение" и "Форма", расширяет его за счет глав "Ошибки", "Введения в заблуждение", а также "Принуждения и недолжного влияния". Как видно уже из одних только заглавий, совпадение выделенного не наблюдается, к тому же большинство других известных автору источников contract law, также не забывая указанные темы, рассматривает их самостоятельно, в отрыве от вопроса о заключении договора. Это первая причина того, что я решил пренебречь указанными разделами контрактного права туманного Альбиона в настоящем издании. Вторая же состоит в том, что часть из неохваченного, а именно то, что связано с введением в заблуждение и подразумеваемыми условиями, настолько, с одной стороны, важно и практически востребовано в английском правопорядке, а с другой - обладает более чем серьезной спецификой, что мое решение состояло в том, чтобы рассмотреть их более обстоятельно, придав им некоторую "рельефность" за счет включения в блок о тех наиболее важных особенностях договорного права Англии, которые, несомненно, будут полезны в среде российских юристов. Этот посвященный самым примечательным чертам британского контракта массив материала - предмет следующего издания, которое, уверен автор, не заставит себя долго ждать. Наконец, говоря о разделах английского договорного права, охваченных этой книгой, необходимо упомянуть, что я счел необходимым предварить основную часть частью вводной или подготовительной, посвященной понятиям и принципам common law of contract, причем таковая получилась достаточно обширной. Причин тому несколько. Во-первых, хотя настоящая работа и предполагает, что читатель будет в какой-то мере подготовлен (не искушен, не начитан, но наделен минимумом знаний об устройстве договорного права Англии) в интересующей нас сфере, но наличие информации о том, как британский контракт соотносится с такими институтами, как универсальные, всеевропейские права человека или сугубо островная конструкция траста, будет не лишним и позволит быстрее разобраться в том или ином вопросе, постигнув, хотя бы элементами, "дух" английского договорного права, что так желательно для понимания его "буквы". Во-вторых, уже отмечавшаяся схематичность подхода contract law, не позволяющая включить в группы правил и предписаний о соглашении, встречном удовлетворении и форме некоторые, несомненно, самым непосредственным образом связанные именно с заключением контракта вопросы, также требует этого. Теснейшее, играющее гораздо более значительную роль, нежели на континенте, взаимодействие и взаимопроникновение договора и деликта, которое не позволяет пренебречь вниманием к этой связи уже с самых первых шагов жизни контракта, определяет появление соответствующего раздела в подготовительной части. Точно так же можно сказать и о феномене документа за печатью, в котором может содержаться договор и которому в таком случае будет трудно "вписаться" в структуру из трех китов, на которых держится появление контракта в праве Великобритании. В-третьих, книга, как уже утверждалось, написана для российского юриста, и поэтому совершенно пренебрегать привычной для нас структурой построения материала с присущими ей наличием категориального аппарата, различными классификациями, а также нормами-принципами было бы неправильным. В связи с этим в разделе "Основные понятия и принципы" вы найдете и определение собственно самого договора, и вычленение односторонних и двусторонних контрактов, и положения о свободе договора, а также его обязательности для сторон. Правилен ли описанный подход к отражению основополагающих подходов и правил контрактного права Англии и Уэльса, насколько удачна предложенная автором структура построения книги в целом, впрочем как и любые иные вопросы и замечания, касающиеся настоящего издания, автор с готовностью обсудит с любым из заинтересованных читателей. Письма и сообщения можно направлять на адрес электронной почты: [email protected] ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ 1. Основные понятия и принципы Договор <1> - это обещание либо набор обещаний, которые право будет обеспечивать юридическими санкциями (Chitty on Contracts, 26th edn. 1989. Vol. I. Para 1). -------------------------------- <1> Здесь и далее по тексту употребление термина "договор" основано на его синонимичности с понятием контракта, что, по мнению автора, является более употребительным вариантом использования этого слова, нежели предлагаемый в отдельных работах подход, когда договор понимается как синоним соглашения. "Не все соглашения являются контрактами, но любой контракт - это соглашение": в этой формуле автор настоящих строк ставит дополнение "или договорами" после термина "контракт", но есть точка зрения, согласно которой термин "договор" в соответствующем числе должен идти сразу вслед за термином "соглашение". См., например: Романов А.К. Право и правовая система Великобритании. М.: Форум, 2010. С. 28. Договор представляет собой соглашение, дающее начало обязательствам, которые являются принудительно исполнимыми либо признаваемыми законом (Chitty, A Practical Treatise on the Law of Contracts (1834). P. 1 - 2). "Каждое соглашение и обещание, имеющее исковую силу согласно закону, является контрактом" (Pollock, Principles of Contract. A Treatise on the General Principles Concerning the Validity of Agreements in the Law of England and America. 4th edn. 1888. P. 79). Сделка <1> - это соглашение, посредством которого два или более лица обмениваются обещаниями либо осуществляют обмен обещания на исполнение (The American Law Institute's Restatement of Contracts. 2 edn. Para. 3). -------------------------------- <1> Вероятно, в данном случае это будет наилучшим переводом слова "bargain". Обещание, содержащееся в deed <1>, является могущим быть принудительно осуществленным в судебном порядке лицом, в пользу которого оно признается данным, безотносительно к тому, является ли таковое лицо осведомленным о нем или нет, так что коль скоро документ за печатью может дать силу контракта соглашению, последнее само по себе не является необходимым для обеспечения правовой санкцией обещания, которое документ за печатью содержит (Xenos v. Wickham (1866) L.R. 2 H.L. 296). -------------------------------- <1> Наиболее традиционно переводится как "документ за печатью", хотя старое английское правило гласило: все deeds являются документами за печатью, но не всякий документ за печатью представляет собой deed. Этого же, наиболее устоявшегося, подхода будем придерживаться и мы, хотя опять же следует учитывать, что в отношении физических лиц требование приложения печати как условие действительности подобного рода документов было упразднено, а что касается компаний, то здесь данное требование также по сути было нивелировано, поскольку Парламент разрешил им использовать альтернативный, не требующий проставления корпоративной печати, способ изготовления deed. 1.1. Фундаментальные принципы договорного права (свобода договора и его обязательная сила) Отклоняя идею о том, что доктрина нарушения, затрагивающего саму суть контракта, представляла собой норму-принцип права, отрицающую возможность существования соглашений об обратном, то есть допускала ее использование, чтобы опротестовывать оговорку об изъятии из общего правила, суд решил, что такое положение вещей ограничивало бы общий принцип английского права, согласно которому стороны свободны включить в договор все, что они посчитают приемлемым (Suisse Atlantique d'Armement Maritime SA v. N.V. Rotterdamsche Kolen Centrale (1967) 1 A.C. 361). Базовый принцип общего права в сфере контрактов выражается в том, что стороны договора сами вольны определять, какие основные обязательства они будут принимать (Photo Production Ltd v. Securicor Transport Ltd (1980) A.C. 827). Правовая политика благоволит поддержке международной торговли. Коммерсантам должна быть предоставлена предельная свобода в согласовании контрактов (Homburg Houtimport B.V. v. Agrosin Private Ltd (The Starsin) (2003) UKHL 12, (2003) 3 W.L.R. 711). "Контрактное право является частью права обязательственного. Английское обязательственное право касается источников обязательств и средств правовой защиты, которые суд может предоставить лицу, по отношению к которому обязательство принято, за неисполнение последнего добровольно лицом, его на себя принявшим. Обязательства, которые исполнены на добровольной основе, не требуют вмешательства суда, действующего по нормам статутного и общего права. Они не дают начала какому-либо основанию для иска. Английское право, соответственно, сталкивается с контрактами как источником обязательств. Базовый принцип, который контрактное право стремится проводить в жизнь, состоит в том, что лицо, делающее обещание другому, должно его сдерживать. Этот основной принцип подчиняется исторически сложившемуся изъятию, согласно которому английское право не дает адресату обещания средство правовой защиты на случай невыполнения обещавшим своего обещания, если только обещание не было сделано в особой форме, например за печатью, либо адресат обещания не обещает взамен совершить в отношении обещавшего нечто, что он в противном случае совершить был бы не обязан, то есть предоставляет встречное удовлетворение за обещание. Каждое обещание, которое обещающий делает в пользу адресата обещания путем вступления в договор с ним, образует обязательство выполнить его, лежащее на обещающем как должнике в пользу адресата обещания как кредитора. Если он не сделает это добровольно, наличествуют два вида средств правовой защиты, которые суд может предоставить лицу, по отношению к которому обязательство принято. Он может заставить должника заплатить кредитору определенную сумму денег, чтобы компенсировать ему потери, которые последний понес как следствие неисполнения должником возложенного на него обязательства. Это средство правовой защиты по общему праву в виде взыскания убытков за нарушение контракта. Но существуют и определенные виды обязательств, которые суд способен заставить должника исполнить фактически. В некоторых случаях средство правовой защиты в виде обязания исполнения путем указания об исполнении договора в натуре или путем запрета также является пригодным. Прежде оно было доступно только в суде права справедливости. Но коль скоро суд общего права может издавать и обеспечивать принудительное исполнение приказов о выплате денежных сумм, когда обязательство само по себе представляет собой обязанность заплатить определенную сумму денег, то даже суд общего права мог бы заставить лицо, принявшее на себя обязательство, исполнить его" (Moschi v. Lep Air Services Ltd (1973) A.C. 331). Сторона, которая стала участницей договора, приняв на себя безусловные обязательства, останется ответственной, невзирая на то что обстоятельства, существовавшие в период времени ее вступления в договор, на время его исполнения изменились (Paradine v. Jane (1674) Aleyn 26). Тщетность освобождает от ответственности по договору, но надлежащий тест для нее состоит в том, отличается ли исполнение контракта радикально в сравнении с тем, которое было обещано при его заключении (Davis Contractors Ltd v. Fareham Urban DC (1956) A.C. 696). Суд должен отказать в предоставлении освобождения ввиду тщетности, если речь идет о том, что исполнение просто более обременительно, нежели как оно представлялось сторонам при заключении договора (British Movietonews Ltd v. London and District Cinemas Ltd (1952) A.C. 166). 1.1.1. Отдельные ограничения свободы договора Владелец гостиницы, равно как и перевозчик общего пользования, не правомочны отказать в размещении потенциальному потребителю их услуг без достаточного повода (Clarke v. West Ham Corp (1909) 2 K.B. 858). Недопустимо уклоняться от заключения контракта, руководствуясь половым признаком (Sex Discrimination Act 1975 s. 6(1)(c)). Запрещается отказывать в заключении договора исходя из расовых предубеждений (Race Relations Act 1976 s. s. 4(1)(c), 17, 20, 21). Не может служить основанием к отказу во вступлении в договорные отношения инвалидность лица, желающего заключить контракт (Disability Discrimination Act 2005). 1.2. Значение добросовестности и аналогичных ей понятий при заключении и исполнении договора Руководящий принцип подлежит применению ко всем контрактам и операциям. Добрая совесть, являющаяся таковым, препятствует каждой из сторон во втягивании другой в сделку, умалчивая о том, что ей частным образом известно, и основываясь на незнании другой стороны о соответствующем факте либо на том, что последняя полагает противоположное. Но каждая сторона также может быть невинно безмолвна относительно открытых для обоих причин реализовывать то или иное свое мнение (Carter v. Boehm (1766) 3 Burr. 1905). Во многих системах гражданского права и, возможно, в большинстве правовых систем за пределами мира общего права законодательство об обязательствах признает и приводит в исполнение доминирующий принцип, согласно которому в совершении и выполнении контрактов сторонам следует действовать добросовестно. Это не означает, что они просто должны не обманывать друг друга (подход, который любая правовая система должна приветствовать); эффект данного принципа, вероятно, наиболее подходящим образом передается такими образными выражениями, как "играй честно", "говори правду" или "держи карты на столе открытыми". По существу, это принцип честной открытой коммерции. Характерная черта английского права состоит в том, что оно не связывает само себя подобным руководящим принципом, но выработало отдельные решения в качестве ответа на проявившиеся проблемы по части несправедливости (Interfoto Picture Library Ltd v. Stilletto Visual Programmes Ltd (1989) 1 Q.B. 433). В английском контрактном праве не существует универсальной доктрины добросовестности. Стороны, понесшие ущерб, свободны действовать так, как они пожелают, но при условии, что они при этом не действуют в нарушение условий договора (James Spencer & Co Ltd v. Tame Valley Padding Co Ltd, Unreported, April 8, 1998 CA (Civ Div)). Понятие обязанности продолжать переговоры на добросовестной основе по своей сути является несовместимым с позицией противостояния, присущей сторонам, когда они вовлечены в таковые, и неработающим на практике (Walford v. Miles (1992) 2 A.C. 128). Тайный совет отклонил требование об исполнении обязательства в натуре в отношении договора продажи земельного участка в пользу приобретателя, каковой уплатил цену на 10 минут позднее срока, притом что последний, как было прямо выражено, имел существенное значение для исполнения платежной обязанности. Тайный совет отверг тот аргумент, что суды обладали усмотрением в части того, освободить или нет сторону от договорных последствий просроченного исполнения. При этом было разъяснено, что принцип, согласно которому право справедливости будет ограничивать принудительное обеспечение соблюдения прав, когда было бы нечестно настаивать на их соблюдении, имеет заманчивую широту охвата. Но причины, по которым суды отвергли подобного рода обобщения, основываются не просто на правовых источниках, но и на соображениях бизнеса. В качестве таковых выступает следующее. Во многих формах сделок велико значение того, что если нечто, в отношении чего договор предусмотрел специальное положение, случается, сторонам следует с определенностью знать, что условия контракта будут обеспечены правовой санкцией. Существование неопределенной дискреции в части возможности отклонять принудительное обеспечение выполнения договора на почве того, что это было бы недобросовестным, является достаточным, чтобы породить неопределенность. Но необходимость в обратном, то есть в определенности, касается не всех типов операций (Union Eagle Ltd v. Golden Achievement Ltd (1997) A.C. 514). Одной из традиционных ролей права справедливости, выступающего в качестве отдельного набора норм и правил, было ограничение реализации строгих юридических притязаний в определенных отношениях, где это считалось бы противоречащим доброй совести (O'Neill v. Phillips (1999) 1 W.L.R. 1092). Палата лордов признала, что сторона не лишена возможности полагаться на формальную недействительность договора просто лишь по тому основанию, что было бы недобросовестно поступать таким образом, если такое полагание имело место в отсутствие однозначного заверения о действительности контракта (являющегося обещанием, подлежащим принудительному осуществлению само по себе), на котором необходимо было основывать эстоппель <1>. Также было указано, что и без погружения в вопросы категоризации различных классов эстоппеля кажется возможным, что еще до того, как обратиться за помощью к идее недобросовестного поведения в конкретных обстоятельствах, может быть построена определенная легко узнаваемая структурная конструкция (Actionstrength Ltd v. International Glass Engineering IN.GL.EN. SpA (2003) UKHL 17, (2003) 2 All E.R. 615). -------------------------------- <1> Estoppel в самом общем виде можно перевести как лишение права возражения. Повсюду в мире общего права спорным остается вопрос, до какой степени обязательства действовать добросовестно должны быть обнаружены в договорных отношениях (Dymocks Franchise Systems (NSW) Pty Ltd v. Todd (2002) 2 All E.R. (Comm) 849 (PC)). 1.2.1. Частные случаи применения понятий добросовестности, справедливости и разумности Было объявлено, что партнерство является договором доброй совести и что это означает, что будущие партнеры несут перед друг другом обязанность раскрыть все существенные факты, относительно которых каждый из них осведомлен и в отношении которых другие ведущие переговоры о создании партнерства лица могут не иметь представлений (O'Neill v. Phillips (1999) 1 W.L.R. 1092). Тайный совет признал, что кредитор по ипотеке должен реализовывать собственные полномочия добросовестно и исключительно для целей получения платежа по долгу, хотя, принимая во внимание указанную цель, он может осуществить свои полномочия таким путем, который влечет неблагоприятные последствия, выпадающие на долю заемщика (DownsviewLtd v. First City Corp Ltd (1993) A.C. 295). Апелляционный суд, решая вопрос о юридической силе прямо установленного обязательства вести переговоры на основе принципа добросовестности, которое составляло часть договора, дополняющего сложную серию контрактных договоренностей, касающихся приобретения, модернизации и сдачи в наем нефтедобывающей платформы, и предусматривало, что предметом основанных на начале доброй совести переговоров должна выступить стоимость модернизации платформы для ее использования на строго определенном нефтяном поле, притом что на платформе произошел пожар, приведший к дополнительным потерям, подошел к нему с точки зрения применимости и возможности обеспечить правовой санкцией следующим образом. Суд указал, что существуют три традиционных возражения против допущения принудительного обеспечения соблюдения обязательства добросовестно вести переговоры: (1) подобное обязательство представляет собой соглашение о заключении договора в будущем и, таким образом, слишком неопределенно, чтобы быть обеспечено правом; (2) представляется крайне затруднительным, если не невозможным, сказать, когда в ситуации доведения прошедших переговоров до их конца подобное завершение осуществляется добросовестно или недобросовестно; (3) поскольку никогда не будет известно, стали ли бы причиной достижения соглашения в целом именно добросовестно проведенные переговоры либо каковы бы были условия некоего соглашения, если таковое было бы достигнуто, невозможно оценить, каковы были бы убытки, вызванные нарушением указанного обязательства. Первое из приведенных возражений имеет небольшой вес в данном контексте, так как прямо выраженное обязательство проводить переговоры на основе принципа добросовестности содержалось в договоре, каковой, что признавалось, относился к обеспеченным правовой санкцией. Третье возражение способно быть преодоленным, поскольку обязательство вести переговоры в рассматриваемом случае касалось ограниченных аспектов дополнительных издержек, вызванных модернизацией платформы, и, таким образом, если соглашение не оказывалось бы достигнутым, суд мог бы самостоятельно определить возникающие убытки, каковые были бы, вероятно, такими же, как разумная цена модернизации. Напротив, второе возражение, по всей вероятности, дает почву к серьезнейшей проблеме, а именно к тому, что понятие доведения переговоров до их окончания не на добросовестной основе является до некоторой степени труднопостижимым. Однако сложность данной проблемы не должна выступать оправданием для суда, чтобы воздерживаться от уместной помощи, исходящей от сторон, декларируя при этом безоговорочное отсутствие обеспечения правовыми санкциями в отношении данного обязательства. Вместе с тем суд добавил, что в отсутствие обмана обнаружить недобросовестность было бы делом неправдоподобным (Petromec Inc v. Petroleo Brasileiro SA Petrobras (N 3) (2005) EWCA Civ 891, (2006) 1 Lloyd's Rep. 121). Апелляционный суд, решая дело, обстоятельства которого таковы, что в типовом контракте между частной школой и родителями одного из воспитанников содержалось прямо закрепленное условие, требующее от директора школы совещаться с родителями и по общему правилу действовать справедливо перед тем, как поставить вопрос об исключении воспитанника из учебного заведения, указал, что справедливость представляет собой гибкий принцип и обладает высокой чувствительностью к фактам, при которых происходит ее применение. Такое положение дел наличествует независимо от того, является ли обязанность действовать справедливо закрепленной публичным правом или имеющей договорную природу. Многое зависит от контекста принятия решения, а также процедурной системы, в рамках которой оно принимается, природы решения, того, кто его принимает, а также как это происходит, от того, что поставлено на карту и чем жертвуют, определяется тем, что оказывается им затронутым, равно как и цепью событий, ведущих к нему (Gray v. Marlborough College (2006) EWCA Civ 1262, (2006) E.L.R. 516). Договор в силу содержащихся в нем условий может предусматривать, что определенное действие одной из сторон или ее агента будет вести либо затрагивать ответственность другой стороны. В этом случае такое действие, чтобы достичь данного эффекта, должно выполняться на справедливой основе. Поэтому в ситуации выдачи сертификатов архитектором, выступавшим агентом собственника в отношении надлежаще выполненных строительных работ, сертификация признается юридически действительной, только если агент действует справедливо в отношении обоих сторон контракта (Pawley v. Turnbull (1861) 3 Giff. 70). Фрахтовый контракт предусматривал, что исходящий от капитана судна нотис о готовности получить на борт груз будет в случае задержки временем уведомления, от которого начинается отсчет срока так, чтобы позволить судовладельцу предъявить требование в части демереджа. Суд счел, что в ситуации доказанности того факта, что нотис о готовности был дан капитаном или старшим офицером судна с осознанием того, что он был ложным, то есть когда можно было говорить об их осведомленности о неготовности судна к погрузке, отсчет срока для расчета демереджа с указанного момента был не имеющим силы. По смыслу там присутствовало требование действовать добросовестно (Colbelfret N.V. v. Cylclades Shipping Co Ltd (The Linardos) (1994) 1 Lloyd's Rep. 28). В соглашении о личном найме подразумевается условие, требующее добросовестного отношения и лояльности во взаимодействиях работника и работодателя (Johnson v. Unisys Ltd (2001) UKHL 13, (2003) 1 A.C. 518). Палата лордов признала, что наниматель, который знал, что его работники имеют серьезные с финансовой точки зрения права в соответствии с условиями их контрактов о найме (касающиеся повышения их пенсионных привилегий), в ситуации, когда пребывание работника в неведении относительно этих прав выглядело разумным (поскольку указанные права проистекали из коллективного соглашения, условия которого не были знакомы работнику), был обязан предпринять все разумные шаги для информирования работников относительно имеющихся у них прав (Scally v. Southern Health and Social Services Board (1992) 1 A.C. 294). Было подтверждено, что в условиях, когда бонусная схема работника дает работодателю очень широкую дискрецию относительно платежа и размера бонуса, такая дискреция должна тем не менее реализовываться добросовестно, рационально и с допущением компромиссов (Horkulak v. Cantor Fitzgerald (2004) EWCA Civ 1287, (2005) I.C.R. 402). В договоре передачи прав на фирму и ее деловые контакты подразумевается условие, согласно которому продавец не вправе подстрекать клиентов его бывшего предприятия вновь иметь дело с ним, поскольку получить деньги и затем фактически вторично овладеть предметом продажи представляется совершенно нечестным, хотя при этом суд и не согласился с тем, что продавец не управомочен конкурировать с собственным контрагентом - приобретателем в отсутствие прямо закрепленного положения об этом (Trego v. Hunt (1896) A.C. 7). Ипотечная компания обладала полномочием, сформулированным в крайне общих выражениях, в части изменения процентной ставки в договоре потребительского кредита. Проведя параллели с публичным правом, апелляционный суд признал, что данное полномочие не было совершенно нестесненным, и указал на наличие подразумеваемого условия, согласно которому компании не следовало осуществлять его нечестно, с ненадлежащей целью, с элементами раздражительности либо произвольно. Вместе с тем подразумевание условия о том, что процентная ставка не могла бы быть установлена таким образом, что ни один рациональный займодавец, действующий разумно, не стал бы поступать точно так же, было не тем же самым, что заявить о запрете кредитору устанавливать чрезмерно высокую процентную ставку (Paragon Finance Plc v. Nash (2001) EWCA Civ 1466, (2002) 1 W.L.R. 685). В деле, касавшемся договорной лицензии на использование места на пристани, предназначенного для причаливания яхт, прямо выраженные условия оговаривали, что лицензия управомочивает предоставлять право причаливания третьему лицу на период от одного месяца до года при условии, что такое третье лицо будет предварительно одобрено лицензиаром, который управлял мариной. В этих обстоятельствах Апелляционный суд разъяснил, что основания, по которым одобрение выдачи сублицензии могло бы быть удержано, были ограничены теми, что касались личности самого сублицензиата, а также варианта его предполагаемого пользования этим правом, и, во всяком случае, не могли бы быть совсем неразумными, произвольными, случайными либо недобросовестными. Вместе с тем суд отказался считать подразумеваемым контрактом условие о том, что указанное одобрение следовало полагать объективно допущенным, поскольку ни признаков того, что со всей очевидностью стороны не подумали бы о необходимости упомянуть об этом, ни необходимости придать договору коммерческой эффективности не имелось. Таким образом, суд согласился с тем, что следует имплементировать определенные ограничения на реализацию договорного права одной из сторон, сформулированного в общих выражениях, но в то же время сделал вывод, что подлежащий применению стандарт не должен быть чрезмерно обременительным (Lymington Marina Ltd v. MacNamara (2007) EWCA Civ 151, (2007) Bus. L.R. D29). 1.3. Акт о правах человека 1998 г. и контрактное право Настолько, насколько это является способным к осуществлению, законодательные, а равно и подзаконные нормативные акты должны истолковываться и приводиться в действие тем способом, который является совместимым с правами, закрепленными Конвенцией <1> (Human Rights Act 1998 s. 3(1)). -------------------------------- <1> Речь идет о правах, закрепленных Европейской конвенцией о правах человека и Протоколами к ней, но только в той их части, которая перечислена в секции 1 Акта о правах человека 1998 г., построенной по принципу перечисления номеров статей Конвенции и Протоколов к ней ( первого и шестого ) с последующим их воспроизведением в приложении 1 к Акту. Если суд <1> удостоверяется в том, что законоположение <2> является несовместимым с правом, закрепленным Конвенцией , он может принять декларацию о такой несовместимости (Human Rights Act 1998 s. 4(2)). -------------------------------- <1> В данном случае термин "суд" применительно к Англии и Уэльсу охватывает Высокий суд, Апелляционный суд и Палату лордов. <2> Имеется в виду предписание, содержащееся в тексте законодательного акта. Если суд <1> удостоверяется в том, что правоположение <2> является несовместимым с правом, закрепленным Конвенцией , и что (безотносительно к какой-либо возможности отмены) связанные с ним законодательные акты препятствуют устранению такой несовместимости, он может принять декларацию о несовместимости (Human Rights Act 1998 s. 4(4)). -------------------------------- <1> Понятие "суд" толкуется аналогично секции 4(2) Акта о правах человека 1998 г. <2> Имеется в виду правило поведения, установленное подзаконным нормативным актом, принятым в порядке реализации нормотворческих полномочий, предоставленных соответствующим субъектам актами законодательства. Органу государственной власти является непозволительным действовать таким способом, который является несовместимым с правом, закрепленным Конвенцией (Human Rights Act 1998 s. 6(1)). Понятие "орган государственной власти" так, как оно используется в секции 6 Акта о правах человека 1998 г., включает: (a) суд или трибунал, и (b) любое лицо, некоторые из функций которого являются функциями публичной природы, но не включает каждую из палат Парламента, либо лицо, выполняющее функции в связи с процедурами в Парламенте (Human Rights Act 1998 s. 6(3)). Лицо не является органом государственной власти исключительно на основании секции 6(3)(b), если речь идет о конкретном акте <1> и сущность этого акта является частноправовой (Human Rights Act 1998 s. 6(5)). -------------------------------- <1> Понятие "акт" в данном случае включает в себя и невыполнение какого-либо действия, что разъяснено в секции 6(6) Акта о правах человека 1998 г. Акт о потребительском кредите 1974 г. <1> содержал положения, каковые имели своим результатом отрицание возможности принудительного осуществления в судебном порядке следующих из договора кредиторских прав, а также сопровождающего их обеспечения на случай неисполнения некоторых из его требований. Отвечая на вопрос, являлись ли указанные положения несовместимыми с правами, закрепленными Европейской конвенцией о правах человека, в их применении к кредитору, в обстоятельствах, когда эффект соответствующих законоположений состоял в лишении суда полномочия принудительно осуществлять соглашение, если предписанное законом условие в интересах кредитора в нем не упоминалось, причем невзирая на то, что никакого ущерба кому-либо таким упущением не причинялось, Апелляционный суд постановил, что судебное учреждение, являющееся само по себе органом государственной власти, не должно действовать способом, не согласующимся с правами, закрепленными Европейской конвенцией о правах человека. Согласно его позиции, указанные положения Акта 1974 г., которые требуют от суда отвергнуть какую-либо возможность принудительного осуществления в судебном порядке к выгоде кредитора, в несоразмерных и необъяснимых пределах нарушали право последнего на справедливое и публичное разбирательство дела согласно ст. 6(1) Европейской конвенции о правах человека. Соответственно, Апелляционный суд реализовал свою дискрецию в пользу объявления соответствующего положения Акта 1974 г. несовместимым с указанной Конвенцией . Однако это решение было пересмотрено Палатой лордов ввиду временного фактора применения Акта о правах человека 1998 г. к операциям частных лиц, включая контракты; в отличие от Апелляционного суда, отправной точкой для которого послужила обязанность суда в соответствии с секцией 6 Акта о правах человека 1998 г., Палата лордов начала разбирательство с вопроса, применимы ли секции 3 и 4 этого Акта с обратной силой к фактам, имевшим место до их появления, а именно к договору потребительского кредита, заключенному и подлежавшему исполнению до вступления в силу нормоустанавливающих положений указанного Акта 2 декабря 2000 г. Палата лордов единогласно постановила, что в обстоятельствах данного дела секции 3 и 4 Акта о правах человека 1998 г. не должны быть признаны применимыми к договору, заключенному и подлежавшему исполнению до вступления в силу названного Акта. Для большинства лордов-судей эта позиция была достигнута признанием того, что в то время как секции 2 - 4 Акта о правах человека 1998 г., несомненно, могут применяться к нормативным актам, принятым до их вступления в силу, данные секции не должны быть интерпретированы таким образом, чтобы позволить оспаривание законодательных актов, которые затрагивают сделки, породившие права и обязанности, в отношении которых стороны стремятся добиться обеспечения принудительного исполнения друг против друга. Как заявил один из судей, "правовые последствия согласно гражданскому закону сделки или событий должны быть установлены путем обращения к закону того времени, когда они имели место быть. Они не могут поступать таким образом, если позднее законодательство могло дополнить либо сократить эти права и обязанности". С учетом отсутствия воздействия секций 3 и 4 Акта о правах человека 1998 г. на договор, заключенный до их вступления в силу, позиция Апелляционного суда, полагавшегося на секцию 6 указанного акта, была нивелирована, ибо данная секция не может юридически порочить судопроизводство, направленное на снабжение правовым эффектом прав и обязанностей, существовавших до принятия Акта о правах человека 1998 г. Как результат, Апелляционному суду не следовало рассматривать вопрос совместимости с правами, закрепленными Европейской конвенцией о правах человека, положений Акта о потребительском кредите 1974 г., которые отказывали в принудительной реализации контракта в пользу кредитора (Wilson v. First County Trust Ltd (N 2) (2003) UKHL 40, (2003) 3 W.L.R. 568). -------------------------------- <1> Consumer Credit Act 1974. Суд постановил, что если исключить действие секции 3 Акта о правах человека 1998 г., реализация оговорки о праве на разрыв договорных отношений, существовавшей в контракте основной аренды, не прекращала субарендные договоры, заключенные арендатором по основному контракту с разрешений, выданных в соответствии с последним, даже несмотря на то, что основной арендодатель оказывался неспособен взыскать арендную плату согласно договоренностям о субаренде. Суд нашел, что дело Wilson v. First County Trust (N 2), разрешенное Палатой лордов, не препятствует применению секций 3 или 4 указанного Акта к вопросам, возникающим из договоров, заключенных до его вступления в силу, до тех пор, пока такое применение не умаляет уже признанных за лицом прав либо иным образом не создает несправедливость. Отметив как крайне подходящую ссылку в деле Wilson v. First County Trust (N 2) на пример влияния законодательства, вводимого в действие в период между началом арендных отношений и их завершением, когда такое законодательство способно затронуть права и обязанности, возникающие в соответствии со сделкой, суд указал, что в рассматриваемом им деле самым ранним, когда любое из уже признанных за лицом прав могло бы быть признано как возникшее согласно оговорке о праве на разрыв договорных отношений, существовавшей в контракте основной аренды, был день вручения нотиса, составленного на основе этой оговорки. Если и до того времени, пока оговорка о праве на разрыв договора оставалась не получившей юридического эффекта, права и обязанности любой из сторон, выступающие в качестве возможного результата ее реализации, оставались просто условными (возможными при определенных обстоятельствах), но не признанными (не гарантированными). Коль скоро этот нотис был вручен после того, как секция 3 Акта о правах человека 1998 г. вступила в силу, признанных прав, каковые создали бы препятствия воздействию указанной секции на законодательные положения, применение которых, как утверждалось, наносило ущерб праву собственности основного арендодателя, закрепленному статьей 1 первого Протокола к Европейской конвенции о правах человека, на соответствующий момент не существовало. Более того, по мнению суда, тот факт, что указанный нотис был вручен только четыре дня спустя даты вступления в силу секции 3 Акта о правах человека 1998 г., более несправедливым применение данной секции не делал, учитывая то, что Акт 1998 г. присутствовал в своде законов около двух лет до того, как был введен в действие (PW & Co v. Milton Gate Investments Ltd (2003) EWHC 1994 (Ch.), (2003) All E.R. (D) 58 (Aug)). Акт о правах человека 1998 г. не требует от суда, который сам по себе выступает в качестве органа государственной власти в значении, придаваемом этому термину в секции 6 указанного акта, интерпретировать контракт, заключенный до введения в действие Акта 1998 г., таким способом, который приводил бы его в состояние согласованности с правами, закрепленными Европейской конвенцией о правах человека в части правомочий третьих лиц в отношении контракта, поскольку источники общего права, в частности Prenn v. Simmonds, утверждают, что суду следует обращать внимание на фактические обстоятельства в том их виде, в котором они наличествовали в период заключения договора, когда он разрешает вопросы толкования контрактных условий (Biggin Hill Airport Ltd v. Bromley LBC, The Times, January 9, 2001, (2001) 98(3) L.S.G. 42, reversed on other grounds (2001) EWCA Civ 1089, The Times, August 13, 2001 (2001) 98(33) L.S.G. 30). Цель секции 6(1) Акта о правах человека 1998 г. состоит в том, чтобы те органы, за акты которых государство признается несущим ответственность перед Европейским судом по правам человека, были подчинены установленному внутригосударственным правом обязательству не допускать действий, не совместимых с правами, закрепленными Европейской конвенцией о правах человека, при этом фраза "орган государственной власти" является для целей указанной секции "по существу отсылкой к органу, чья природа является правительственной в широком смысле этого слова". Факторы, которые подлежат принятию во внимание при решении вопроса, является ли та или иная функция, осуществляемая соответствующим органом, публичной в значении, используемом в секции 6 названного выше Акта, включают пределы, до которых в выполнении данной функции соответствующий орган является либо публично финансируемым, либо реализующим установленные статутом полномочия, либо замещающим центральные правительственные или местные власти, либо предоставляющим публичную услугу (Aston Cantlow and Wilmcote with Billesley Parochial Church Council v. Wallbank (2003) UKHL 37, (2004) 1 A.C. 546). Апелляционный суд признал, что решения лондонского Ллойда, вынесенные в соответствии с полномочиями, которые содержались в его внутренних регламентах, по одобрению миноритарного выкупа в отношении четырех синдикатов, членом которых выступал заявитель (что, как он утверждал, причинило вред его праву на справедливое судебное разбирательство, а также праву собственности, закрепленным статьей 6 Европейской конвенции о правах человека и статьей 1 первого Протокола к ней), не являлись предметом для оспаривания путем механизма судебного пересмотра на основании секции 6 Акта о правах человека 1998 г. или как-либо еще. По мнению суда, отношения между Ллойдом и его членами были всецело добровольными и имевшими договорную природу, а права членов по участию в синдикате регулировались исключительно условиями контрактов с их управляющими агентами. В контексте применения секции 6 указанного Акта цели Ллойда были полностью коммерческими, а не правительственными, даже в широком смысле последнего выражения. Применительно к рассмотренному случаю скорее Управление по финансовым услугам, действующее в соответствии с Актом о финансовых услугах и финансовых рынках 2000 г., выступало в роли последнего, то есть преследующего правительственные цели, являясь той организацией, которая была бы ответственной перед Страсбургским судом (R. (West) v. Lloyd's of London (2004) EWCA Civ 506, (2004) 3 All E.R. 251). Коммерческая компания, обеспечивающая уход на дому, кормление, а также медсестринские услуги на основании договора, не была действовавшей как некий субъект, "некоторые из функций которого являются функциями публичной природы" (в значении этой формулировки так, как она используется в секции 6(3)(b) Акта о правах человека 1998 г.), даже несмотря на то, что выполняя эту работу, компания действовала, осуществляя исполнение контракта с местными властями, которые заключили его в поддержку реализации их законом установленной обязанности осуществлять мероприятия по обеспечению жилыми помещениями лиц, испытывающих потребность в заботе и внимании, каковые являются недоступными для них всеми иными способами. Обосновывая данное решение, Палата лордов указала следующее. Органы государственной власти, признаваемые таковыми для любых целей, такие как правительственные министерства, местные власти и полиция, с точки зрения указанного Акта, находятся в том положении, что все их действия и акты, включая те, что связаны с заключением, исполнением и нарушением контрактов, подпадают под действие его секции 6(1), как бы они ни проявляли признаки, позволяющие ставить вопрос об их частноправовой природе. Однако в данном случае сущность деятельности организации, которая обеспечивала указанные виды ухода, а именно ее частный, ориентированный на извлечение прибыли характер, природа обязательства, в отношении которого нуждающееся лицо добивалось обеспечения принудительного исполнения, а это был контракт, регулируемый частным правом, а также принятие во внимание широты распространения возможного эффекта от противоположного решения, которое потребовало бы от любой коммерческой компании и ее работников, которые осуществляют деятельность того же существа, что и операции местных властей, реализующих предоставленные законом полномочия, также быть подчиненными Акту о правах человека 1998 г., являются основаниями, чтобы отвергнуть возможность применения секции 6(1) указанного акта (YL v. Birmingham City Council (2007) UKHL 27, (2007) 3 W.L.R. 112). По обстоятельствам дела суд был готов предположить, что решение местных властей не вступать в новый контракт с поставщиком услуг из частного сектора для обеспечения мест в доме престарелых, который ранее заключался во исполнение законодательно наложенной на местный орган обязанности, подпадало под действие секции 6 Акта о правах человека 1998 г. так, чтобы потребовать оценки последствий такого решения относительно его совместимости с правами, закрепленными Европейской конвенцией о правах человека, в части интересов тех, кто проживал в доме на момент принятия указанного решения и кто был вынужден сменить место проживания, предоставляемое местными властями, как следствие решения последних не заключать договор (R. (Haggerty) v. St. Helen's BC (2003) EWHC 803 (Admin), The Times, April 30, 2003). Заключая договор с поставщиком услуг, представляющим частный сектор, для целей обеспечения исполнения функций согласно Акту о государственной помощи 1948 г., местный орган власти должен учитывать права, закрепленные Европейской конвенцией о правах человека, применительно к их действию в отношении лиц, проживающих в приютах (R. (Heather) v. Leonard Cheshire Foundation (2002) EWCA Civ 366, (2002) H.R.L.R. 30). Местная власть действует в качестве органа государственной власти в отношении предоставления общественного жилья, что, соответственно, налагает на нее законодательно установленную обязанность предпринимать шаги по обеспечению надлежащих условий в домах, которые она предоставляет так, чтобы права их нанимателей на уважение частной и семейной жизни, гарантированные статьей 8 Европейской конвенции о правах человека, не были нарушены (Lee v. Leeds City Council (2002) EWCA Civ 6, (2002) 1 W.L.R. 1488). Работодатель, представляющий государственную сферу, должен не допускать тайного прослушивания телефонных переговоров своих работников, поскольку такого рода действия несовместимы с правами последних, закрепленными Европейской конвенцией о правах человека (Copland v. UK (2007) 45 E.H.R.R. 37). 1.4. Выделение видов (типов) контрактов; односторонние и двусторонние, неформальные и формальные контракты "В принципе, нет ничего сложного в том, чтобы усмотреть, почему право, связанное с контрактами купли-продажи товаров, должно отличаться от права, касающегося исполнения других договорных обязательств, идет ли речь о договорах фрахтования или иных типах контракта. Купля-продажа товаров является только лишь одной из отраслей того более широкого, что представляет собой контрактное право. Крайне желательно, чтобы одни и те же правовые принципы подлежали применению к контрактному праву в целом и чтобы особые правовые принципы не следовало применять к различным отраслям этого права" (Cehave NV v. Bremer Handelsgesellschaft mbH (1975) 3 All E.R. 739). Ответчики согласились зафрахтовать танкер, который еще не был построен, у японской судоходной компании, а позднее заключили субконтракт фрахтования с апеллянтами. Договор в деталях описывал спецификацию судна и идентифицировал его как "Осака номер 354". Это означало, что танкер подлежит постройке силами "Осака шиппинг компани" и относящаяся к нему судостроительная верфь имеет номер 354. Фактически "Осака" имела настолько много заказов на постройку, что работа была отдана на субподряд на верфь "Ошима", где судно строилось как "Ошима 004". Построенное судно было во всех отношениях соответствующим спецификации, но ввиду того, что в это же самое время танкерный рынок претерпел обрушение, апеллянты попытались отказаться от судна как не обнаруживающего тождества с договорным описанием. Данный аргумент со всей очевидностью имел под собой крайне мало оснований, но он получал определенную поддержку в делах об описании предмета договора применительно к купле-продаже товаров. Палата лордов не испытывала сомнений, что эти дела созрели для пересмотра, но тем не менее отметила, что "заражать" остальную часть контрактного права должно быть позволено не в каждом случае и что коль скоро рассматриваемое нарушение имело техническую природу, отказ апеллянтам позволен быть не может (Reardon Smith Line v. Hansen-Tangen (1976) 3 All E.R. 570). Термином "односторонний контракт" обозначается договор, в соответствии с которым только одна сторона берет на себя обязательства (New Zealand Shipping Co Ltd v. A.M. Satterthwaite & Co Ltd (1975) A. C. 154). Односторонняя сущность контракта не означает, что в нем имеется только одна сторона, а также что нет необходимости соблюдать требования об акцепте и о предоставлении встречного удовлетворения другой стороной (Carlill v. Carbolic Smoke Ball Co (1893) 1 Q.B. 256). Неформальные контракты могут быть устными или совершенными в письменной форме (Rann v. Hughes (1778) 7 T.R. 350n). 1.4.1. Договоры, содержащиеся в документах за печатью Утверждение завещания, хотя бы и производимое в форме документа за печатью, не может рассматриваться в качестве deed (R. v. Morton (1873) L.R. 2 C.C.R. 22). Любая норма права, которая (a) ограничивает материалы, на которых документ за печатью может быть составлен, (b) требует проставления печати для того, чтобы создание инструмента в качестве документа за печатью физическим лицом было юридически действительным, (c) приказывает, чтобы полномочие, которое дается одним лицом другому для целей формального вручения <1> инструмента в качестве документа за печатью от имени первого, предоставлялось в форме документа за печатью, отменяется (Law of Property (Miscellaneous Provisions) Act 1989 s. 1(1)). -------------------------------- <1> Delivery. Инструмент не будет считаться документом за печатью, если только (a) по его внешнему виду не проясняется, что он является предназначенным выступать в качестве документа за печатью и такое предназначение дано лицом, его создавшим, либо, в зависимости от обстоятельств, лицами, являющимися сторонами такового (либо путем именования его документом за печатью, либо путем указания на то, что он подлежит совершению или подписанию в качестве документа за печатью, либо как-либо еще иначе), и (b) он не является надлежаще совершенным как документ за печатью (i) указанным лицом либо лицом, уполномоченным совершить его от имени или по поручению первого лица, или (ii) одной или более из указанных выше сторон либо лицом, уполномоченным совершить его от имени или по поручению одной или более из этих сторон (Law of Property (Miscellaneous Provisions) Act 1989, as amended by Regulatory Reform (Execution of Deeds and Documents) Order 2005 (SI 2005/1906), s. 1(2)). Для целей подсекции (2)(a) инструмент не будет считаться по своему внешнему виду проясняющим, что он является предназначенным выступать в качестве документа за печатью, просто потому, что он совершен с приложением печати (Law of Property (Miscellaneous Provisions) Act 1989, as amended by Regulatory Reform (Execution of Deeds and Documents) Order 2005 (SI 2005/1906), s. 1(2)(a)). Инструмент считается надлежаще совершенным в качестве документа за печатью физическим лицом, если и только если (a) он подписан (i) им в присутствии свидетеля, который подтверждает подпись, или (ii) по его указанию и в его присутствии, а также в присутствии двух свидетелей, каждый из которых подтверждает подпись, и (b) он формально вручен как документ за печатью (Law of Property (Miscellaneous Provisions) Act 1989, as amended by Regulatory Reform (Execution of Deeds and Documents) Order 2005 (SI 2005/1906), s. 1(3)). Когда солиситор или лицензированный юрист, ведущий дела по передаче недвижимости, либо агент или работник солиситора или лицензированного юриста, ведущего дела по передаче недвижимости, в ходе или в связи со сделкой имеет целью формально вручить инструмент в качестве документа за печатью от имени лица, являющегося стороной этого инструмента, в интересах приобретателя будет неопровержимо презюмироваться, что он наделен такими полномочиями, которые дают ему право формально вручить инструмент (Law of Property (Miscellaneous Provisions) Act 1989, as amended by Regulatory Reform (Execution of Deeds and Documents) Order 2005 (SI 2005/1906), s. 1(5)). Документ признается надлежаще совершенным компанией в качестве документа за печатью для целей секции 1(2)(b) Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г., а также для целей права Северной Ирландии, если и только если (a) он является надлежаще совершенным компанией и (b) формально вручается в качестве документа за печатью (Companies Act 2006 s. 46(1)). Для целей подсекции (1)(b) документ презюмируется быть формально врученным по его совершении, если намерение противного не является доказанным (Companies Act 2006 s. 46(2)). В соответствии с правом Англии и Уэльса, а равно Северной Ирландии документ признается совершенным компанией (a) путем приложения ее корпоративной печати либо (b) подписанием согласно следующим положениям (Companies Act 2006 s. 44(1)). Документ признается надлежаще совершенным компанией, если он является подписанным от имени компании (a) двумя подписями уполномоченных лиц или (b) директором компании в присутствии свидетеля, который подтверждает подписание (Companies Act 2006 s. 44(2)). Следующие лица считаются уполномоченными лицами для целей подсекции (2): (a) каждый директор компании и (b) в случае с частной компанией, в которой имеется секретарь, либо в случае с публичной компанией - секретарь (или любой совместный секретарь) компании (Companies Act 2006 s. 44(3)). Документ, подписанный в соответствии с подсекцией (2) и прямо оговоренный, в каких бы то ни было словах, выступать в качестве совершенного компанией, имеет тот же самый эффект, как если бы он был совершен за корпоративной печатью компании (Companies Act 2006 s. 44(4)). Документ считается надлежаще совершенным компанией и настоящее правило является установленным в пользу приобретателя, если он имеет целью быть подписанным в соответствии с подсекцией (2). Термин "приобретатель" означает добросовестного приобретателя за надлежащее встречное удовлетворение и включает нанимателя, держателя залога или другое лицо, которое за надлежащее встречное удовлетворение приобретает интерес в имуществе (Companies Act 2006 s. 44(5)). В соответствии с правом Англии и Уэльса, а равно Северной Ирландии компания посредством инструмента, совершенного как документ за печатью, может уполномочивать другое лицо, вообще или в отношении конкретных вопросов, как своего поверенного для совершения документов за печатью либо других документов от ее имени (Companies Act 2006 s. 47(1)). Документ, к которому применяется настоящая секция <1>, подлежит рассмотрению в качестве (a) составленного письменно и (b) подписанного каждым физическим лицом, а также скрепленного печатью каждой корпорации, чьи электронные подписи он имеет (Land Registration Act 2002 s. 91(4)). -------------------------------- <1> Речь идет о документе в электронной форме определенного типа, имеющем дело с зарегистрированными правами на землю, до тех пор, пока данный документ предусматривает время и дату, когда он приобретает юридическую силу, содержит электронную подпись каждого лица, которым он подразумевает быть удостоверенным, пока каждая электронная подпись является сертифицированной и пока также иные условия из числа установленных правовыми нормами являются соблюденными. Документ, к которому применяется настоящая секция, для целей любого узаконения подлежит рассмотрению в качестве документа за печатью (Land Registration Act 2002 s. 91(5)). Акт о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. предусматривает, что документы могут выступать в качестве deeds без использования слова "deed", но также и то, что документ подлежит признанию в качестве deed, только если из формулировок самого документа (по его внешнему виду) с очевидностью следует, что он был предназначен выступать в качестве deed. При этом слова, которые демонстрируют желание сторон относительно того, что данному документу следует выступать в качестве юридически связывающего, недостаточны: то, что является необходимым, выражается в чем-то, показывающем, что стороны стремились к тому, чтобы придать документу экстра-статус являющегося документом за печатью (HSBC Trust Co v. Quinn (2007) EWHC 1543 (Ch.), (2007) All E.R. (D) 125 (Jul)). Не существует ни одного законодательного требования о том, что наименованием, используемым в основной части документа за печатью, должно выступать зарегистрированное наименование компании, а не ее торговое имя, в связи с чем применяется правило общего права, согласно которому лежащее вне документа доказательство является допустимым, чтобы идентифицировать договаривающуюся сторону, когда ее личность не очевидна из содержания документа за печатью (OTV Birwelco Ltd v. Technical & General Guarantee Company Ltd (2002) 4 All E.R. 668). "Для того чтобы поставить печать, ни воск, ни сургуч, ни лист бумаги, ни даже оттиск не являются необходимыми" (Ex p. Sandilands (1871) L.R. 6 C.P. 411). Для целей признания документа выполненным как документ за печатью будет достаточным, чтобы на нем был напечатан кружок, содержащий буквы "L.S." <1>. Вместе с тем документ может не нести в себе никаких признаков проставления печати в принципе, но при этом считаться документом за печатью, если имеется доказательство того, что данный документ предназначался быть совершенным как документ за печатью (First National Securities Ltd v. Jones (1978) Ch. 109). -------------------------------- <1> Locus sigilli - место для печати. В отсутствие доказательства того, что данный документ предназначался быть совершенным как документ за печатью, подписание документа, нашедшее выражение в словах "подписан, скреплен печатью и формально вручен" <1>, дает основание для того, чтобы подписавшая сторона была лишена права отрицать, что скрепление печатью состоялось (TCB v. Gray (1986) 1 Ch. 621). -------------------------------- <1> Signed, sealed and delivered. "Когда контракт должен быть документом за печатью, тогда должно наличествовать формальное вручение, чтобы совершить его", однако "действенность документа за печатью зависит от того, чтобы он был скреплен печатью и формально вручен лицом, его совершившим, но не зависит от прекращения этих действий путем удержания его во владении последнего" (Xenos v. Wickham (1863) 14 C.B.(N.S.) 435). Формальное вручение документа за печатью не означает, что он должен быть буквально передан в руки другой стороны, а означает такое его вручение, которое соответствует старому юридическому смыслу этого термина, а именно: акт, совершенный, чтобы продемонстрировать намерение быть связанным (Vincent v. Premo Enterprises Ltd (1969) 2 Q.B. 609). Проставление даты не является необходимым для действительности документа за печатью (Goddard's Case (1584) 2 Co.Rep. 4b). В обстоятельствах, когда физическое лицо подписало инструмент, который по его внешнему виду подразумевает выступать в качестве документа за печатью, и официально вручило его, очевидно удостоверив подписью свидетеля, оно может быть лишено права отрицать действительность данного документа за печатью на том основании, что очевидно подтверждающая подпись не присутствовала на тот момент времени, который совпадал с подписанием документа указанным физическим лицом (Shah v. Shah (2001) EWCA Civ 527, (2002) Q.B. 35). Условное официальное вручение документа за печатью <1> не требует того, чтобы это было оговорено прямо: если из совокупности фактов, сопровождающих сделку, с необходимой разумностью может быть выведено, что написанное было вручено так, чтобы оно не имело эффекта в качестве документа за печатью, пока определенные условия не будут выполнены, оно будет действовать только после выполнения таких условий (Murray v. Earl of Stair (1823) 2 B. & C. 82). -------------------------------- <1> Автор избрал такой способ перевода устойчивого выражения английского юридического языка "delivery a deed as an escrow". Документ за печатью может быть условно официально вручен путем передачи в руки солиситора, который действует в интересах всех сторон (Millership v. Brookes (1860) 5 H. & N. 797). Документ за печатью может быть официально вручен путем передачи в руки солиситора, действующего в интересах лица, в пользу которого был составлен этот документ, и такое вручение будет считаться совершенным условно, когда из всех обстоятельств сделки с очевидностью следует, что передача сама по себе не выражала намерение выступать в этот момент времени официальным вручением документа лицу, в пользу которого он составлен (Watkins v. Nash (1875) L.R. 20 Eq. 262). Входило ли в намерения сторон, участвовавших в совершении, передаче и получении документа за печатью, официальное его вручение под условием или без такового, подлежит выяснению исходя из их заявлений либо из сопутствующих обстоятельств, предшествующих или совпадающих по времени (но не следующих за ним) с вручением инструмента (Bowker v. Burdekin (1843) 11 M.W. 128). Когда акт о передаче правового титула является совершенным продавцом и вверенным его солиситору с намерением того, что он будет передан в руки приобретателя при закрытии сделки, тогда в отсутствие особых обстоятельств будет подразумеваться, что акт о передаче правового титула является совершенным в порядке эскроу на условиях уплаты покупной цены и (когда это уместно) выполнения приобретателем юридических формальностей (Kingston v. Ambrian Investment Co Ltd (1975) 1 W.L.R. 161). При условном совершении акта о передаче правового титула продавцом должен быть установлен лимит времени, в течение которого условия эскроу требуется выполнить. Соответственно, если продавец уведомлением делает время существенным условием договора и приобретатель в пределах временного отрезка, оговоренного в уведомлении, не выполняет условие, для последнего более не является возможным оказаться выполненным (Glessing v. Green (1975) 1 W.L.R. 863). Подразумеваемое положение, согласно которому отсутствие встречного платежа за передачу правового титула означает, что акт о такой передаче является официально врученным под соответствующим условием, может быть опровергнуто другими обстоятельствами, сопровождающими официальное вручение (Bank of Scotland Plc v. King (2007) EWHC 2747 (Ch.), (2007) All E.R. (D) 376 (Nov)). Документ за печатью, официальное вручение которого произведено под условием, вступает в силу в отношениях между дарителем и одаряемым ретроспективно, а именно с даты его официального вручения, а не с даты, по состоянию на которую соответствующие условия оказываются выполненными (Alan Estates Ltd v. W.G. Stores Ltd (1982) Ch. 511). 1.4.1.1. Правовые последствия облечения договора в документ за печатью Договор, содержащийся в документе за печатью, является юридически действительным даже против той его стороны, которая осталась не извлекшей из него никакой выгоды (Morley v. Boothby (1825) 3 Bing. 107). Суд, рассматривающий дело по праву справедливости, не будет выносить решение, которое принуждает к исполнению договора в натуре, хотя и содержащегося в документе за печатью, если таковой совершенно не подразумевает встречного удовлетворения (Wycherley v. Wycherley (1763) 2 Eden 175). "В праве справедливости, когда по крайней мере ковенантор <1> находится в силе либо когда испрашивается реальное исполнение такой (безвозмездной) ковенанты <2>, оно едва ли присуждается, если дается вообще, на основании более прочном, чем если бы таковая содержалась в инструменте, не подкрепленном печатью" (Kekevich v. Manning (1851) 1 De G.M. & G. 176). -------------------------------- <1> Один из общеупотребимых вариантов перевода термина covenantor - должник по договору за печатью. <2> Covenant в данном случае - это обязательство из договора за печатью. Если процедура передачи правового титула не завершена, какие-то действия остаются подлежащими совершению и при этом смена владельца имущества осуществляется на безвозмездной основе, право справедливости не будет защищать интересы лица, которое должно получить правовой титул без предоставления встречного удовлетворения (Milroy v. Lord (1862) 4 De G.F. & J. 264). "Сторона, которая совершает документ за печатью, выступая в суде общего права, лишается права говорить, что факты, установленные этим документом, не являются правдиво изложенными" (Baker v. Dewey (1823) 1 B. & C. 704). Принцип, согласно которому сторона, совершающая документ за печатью, лишается права говорить, что факты, установленные этим документом, не являются правдиво изложенными, распространяется и на факты, отраженные во вводной части <1> документа за печатью (Lainson v. Tremere (1834) 1 Ad. & El. 792). -------------------------------- <1> In recitals. В том случае, когда вводная часть документа за печатью предназначается для утверждения только одной из сторон, его подписавших, лишение права оспаривать истинность написанного ограничивается в применении только этой стороной, а намерения сторон всегда в подобных случаях подлежат установлению путем толкования инструмента (Stroughill v. Buck (1850) 14 Q.B. 781). Доктрина, основанная на деле Baker v. Dewey, применяется только в отношениях между сторонами документа за печатью и теми, кто заявляет требования через них, и только тогда, когда подается иск о принудительном осуществлении правомочий, непосредственно следующих из документа за печатью, а не побочно вытекающих из него (Carpenter v. Buller (1841) 8 M. & W. 209). Доктрина, основанная на деле Baker v. Dewey, подлежит применению только при условии, что утверждение, содержащееся в документе за печатью, является ясным и недвусмысленным (Bensley v. Burdon (1830) 8 L.J.(O.S.) Ch. 85). Правило Baker v. Dewey не препятствует заявлению фактов и обстоятельств, опровергающих написанное в документе за печатью, даже несмотря на то что они могут прямо возражать против утверждения, сделанного в тексте указанного документа (Collins v. Blantern (1767) 2 Wils.K.B. 341). Доктрина, основанная на деле Baker v. Dewey, не лишает сторону, ограниченную в возможности отрицания фактов, установленных документом за печатью, права утверждать, что последний не имеет юридической силы согласно закону (Doe d. Preece v. Howells (1831) 2 B. & Ad. 744). Когда документ за печатью подвергается существенному изменению лицом, являющимся стороной в этом документе, на хранении у которой он находится, либо третьим по отношению к сделке лицом, он теряет юридическую силу, но если изменение незначительно, он не становится недействительным (Pigot's Case (1614) 11 Co. Rep. 26B). Иск из договора за печатью не может быть предъявлен после истечения двенадцати лет с даты, в которую возникло основание для предъявления иска (Limitation Act 1980 s. 8(1)). 1.4.1.2. Изменение и прекращение контракта, содержащегося в документе за печатью По общему праву договор, содержащийся в документе за печатью, может быть изменен или прекращен только другим договором, также облеченным в документ за печатью (Kaye v. Waghorn (1809) 1 Taunt. 428). В праве справедливости контракт, содержащийся в документе за печатью, способен быть изменен или прекращен устно (Webb v. Hewitt (1857) 3 K. & J. 438). Если иное не установлено настоящим или любым другим актом, каждый суд, отправляющий правосудие в Англии или Уэльсе по любому гражданскому делу или вопросу, будет продолжать применять общее право и право справедливости на основе того, что какие бы конфликт или расхождение между нормами права справедливости и нормами общего права в отношении такого вопроса не имелись, нормы права справедливости будут превалировать (Supreme Court Act 1981 s. 49(1)). 1.5. Конкуренция исков из договора и из деликта Истцы, члены синдикатов, действующих на британской организованной площадке страхования и перестрахования Lloyd's of London, которые согласились принять неограниченную ответственность в отношении определенных долей риска, подлежащего покрытию на страховом рынке, но которые сделали это через определенные формы согласительных процедур, обратились с деликтным иском о небрежности, касающейся управления принятием рисков к страхованию, к агентам-распорядителям, в отношениях с которыми у истцов имелась, как было признано, договорная связь. Формулирование требований в рамках внедоговорного иска было обусловлено тем, что период исковой давности в отношении иска из контракта к этому времени истек. Палата лордов, отвечая на вопрос, вправе ли были истцы выбирать, предъявлять ли им иск из договора либо основывать свои требования на деликте, указала то, что на агентах-распорядителях лежала обязанность проявлять заботу в недопущении деликтной небрежности в отношении членов синдикатов Lloyd's of London, каковая выводилась из принципа, установленного в деле Hedley Byrne & Co Ltd v. Heller & Partners Ltd, согласно которому лицо, обладающее специальными навыками и квалификацией, может нести обязанность проявлять заботу под страхом совершения деликта путем принятия на себя ответственности по отношению к другому лицу независимо от того, являются ли отношения с ним договорными либо нет. Кроме того, Палата лордов, констатировав факт того, что в некоторых правопорядках, тяготеющих к римско-правовым традициям, в частности во Франции, конкуренция договорного и деликтного иска запрещена, соответственно, при наличии контрактных отношений иск должен следовать из договора (доктрина "non cumul"), указала, что "ситуация в странах общего права, включая, конечно же, Англию, является исключительной, и таковая основывается на том, что общее право возникло в рамках процессуальной системы, не подвергшейся влиянию римского права". Суд с одобрением процитировал судебные решения других стран общего права, допускавшие предъявление деликтного иска при наличии контрактных отношений, в частности решение Верховного суда Канады по делу Central Trust Co v. Rafuse, где было указано, что "параллельная или альтернативная ответственность из деликта не будет позволена, если ее последствием будет разрешение истцу обойти или избежать применения контрактных исключений или ограничений ответственности за действие или упущение, которое будет образовывать деликт. С допущением этой оговорки, когда существует параллельная ответственность из деликта и из договора, истец имеет право отстаивать такое основание иска, которое представляется как выступающее наиболее выгодным для него в отношении любого конкретного юридического последствия". В итоге Палата лордов заключила, что "никакого прочного основания для правила, которое автоматически ограничивает истца либо деликтным, либо контрактным средством правовой защиты, не существует", хотя при этом было сделано дополнение, что такое универсальное право выбора является "подчиненным выяснению, не является ли деликтное обязательство столь несовместимым с соответствующим контрактом, что при применении обыкновенных принципов стороны должны признаваться выразившими согласие с тем, что деликтное средство правовой защиты подлежит ограничению или исключению" (Henerson v. Merrett Syndicates Ltd (1995) 2 A.C. 145). 1.5.1. Решения, предшествовавшие делу Henderson v. Merrett Syndicates Ltd Между правилами об объединении двух типов исковых требований, из контракта и из деликта, в одном судебном производстве, с одной стороны, и вопросом, был ли истец управомочен выбирать, на каком из двух оснований (договорном или из причинения вреда) строить свой иск, - с другой, должна быть проведена разграничительная черта, притом что второе (возможность выбора основания иска) должно быть позволено (Brown v. Dixon (1786) 1 T.R. 274). Признание права истца на выбор формы для преследования ответчика по суду - иском из договора или деликтным иском - не означает, что там, где есть контракт, требование из деликта позволит пренебречь прямо выраженными условиями договора об ограничении ответственности (Nicholson v. Willan (1804) 5 East 507). "Не существует ничего, что заставляло бы истца выбирать ту форму, которая может быть наиболее удобна ответчику. Как раз сама идея выбора привносит то, что истец может реализовывать его к своей собственной выгоде" (Ansell v. Waterhouse (1817) 6 M. & S. 385). Суд отказал в возможности объединения исков из присвоения чужой движимости (деликт) и о возврате недолжно уплаченного (договорное требование), указав, что "существует явное различие между исками ex contractu и ex delicto. Здесь <1> он вытекает из нарушения контракта, и стороне не должно быть позволено осуществлять предпринимаемые процессуальные действия, формулируя свое исковое требование ex delicto" (Orton v. Butler (1822) 5 B. & Ald. 652). -------------------------------- <1> В рассматриваемом деле. Истцы наняли ответчика в качестве брокера для продажи льняного масла на комиссионной основе. Последний сделку совершил, но в нарушение контракта совершил поставку без оплаты и в адрес ошибочного (а впоследствии ставшего неплатежеспособным) лица. Истцы предъявили иск из деликта, утверждая, что на брокере лежала обязанность проявлять разумную заботу, следующая из коммерческого характера его деятельности или рода занятий, которому он себя посвящал. Ответчик возражал этому, заявляя, что истцам следовало подавать иск из контракта и только такая форма его преследования по суду была бы надлежащей. Палата лордов подтвердила решение, вынесенное в пользу истцов, указав, что "там, где присутствует контракт, и нечто подлежит совершению в ходе работы, которая составляет предмет данного контракта, если наличествует нарушение обязательства, связанного с нею, истец вправе требовать компенсации либо из деликта, либо по договору" (Brown v. Boorman (1842) 3 Q.B. 511, (1844) 11 Cl. Fin. 1, HL). "...их светлости не должны полагать, что существует нечто, что было бы на пользу развитию права в отыскании ответственности из деликта там, где стороны пребывают в договорных взаимоотношениях" (Tai Hing Cotton Mill Ltd v. Liu ChongHingBank Ltd (1986) A.C. 80). Истцу был причинен вред в результате дорожного происшествия в Эфиопии в то время, когда он работал там по контракту со своим английским работодателем. Поскольку он не смог взыскать возмещение вреда в стране его причинения с лица, которое было виновным, иск был подан к работодателю с той аргументацией, что последний был обязан либо застраховать истца на случай такого рода инцидентов, либо проконсультировать пострадавшего на предмет того, что он должен был самостоятельно получить необходимую страховку. Апелляционный суд, отказавшись признать наличие подразумеваемого условия в договоре о найме относительно страхования или обязанности предоставить консультацию о положении работника, иск, сформулированный как требование о выплате сугубо экономического ущерба <1> из-за деликта небрежности, не удовлетворил. При этом суд, не поддержав довод о том, что ответчик добровольно принял на себя указанные обязательства, отметил, что "там, где между сторонами существует контракт, и в период заключения договора или по причинам его наличия происходит какое-либо добровольное принятие на себя ответственности, если таковое происходит вообще, представляется нереальным пытаться отделить обязанность проявлять заботу, которая возникает из отношений, порожденных контрактом, от такой же добровольно принятой на себя обязанности, но не допущенной специально условием договора, взятым само по себе". Суд с одобрением цитировал дело Tai Hing Cotton Mill Ltd v. Liu Chong Hing Bank Ltd, дополнив решение указанием на то, что "суд не склонен расширять обязанность проявления заботы, которую ответчик несет перед истцом, путем наложения обязанности из деликта, каковая... не содержится в каком-либо прямо выраженном либо подразумеваемом условии договора" (Reid v. Rush & Tompkins Group Plc (1990) 1 W.L.R. 212). -------------------------------- <1> Pure economic loss. "...это никогда не было законом, чтобы истец, который имеет выбор преследования по суду из контракта или из деликта, мог проиграть по договорному иску, однако все же преуспеть по иску деликтному; и если это даже было законом, оно перестало им быть после дела Tai Hing Cotton Ltd" (National Bank of Greece SA v. Pinios Shipping Co (N 1), The Maira (1990) 1 A.C. 637). 1.5.2. Конкуренция договорного и деликтного исков при предконтрактной ответственности Сторона в контракте вправе взыскивать убытки, возникшие вследствие преддоговорного заявления другой стороны, каковое склонило истца к заключению соглашения, предъявив иск из деликта об обмане и невзирая на то, что право на убытки из деликта будет заявлено в условиях инкорпорирования оговорки об искажении фактов в договор, если заявление, побудившее к заключению контракта, впоследствии оказывается мошенническим (Pasley v. Freeman (1789) 3 T.R. 51). Оговорка, сделанная до заключения соглашения об аренде гаража относительно того, какое количество бензина может "пропускаться" через гараж, была инкорпорирована в контракт и тем самым давала основания для предъявления иска о нарушении договорной гарантии, однако суд посчитал в такой ситуации правомерным заявление внедоговорного иска о небрежности при условии, что истец окажется способным продемонстрировать условия для существования обязанности проявлять заботу согласно делу Hedley Byrne & Co Ltd v. Heller & Partners Ltd (Esso Petroleum Co Ltd v. Mardon (1976) Q.B. 801). Сторона в договоре не может исключить ответственность в виде возмещения убытков за свой обман, допущенный в отношении другой стороны, когда соответствующий иск предъявлен как деликтный (S. Pearson & Son Ltd v. Dublin Corp (1907) A.C. 351). Сторона в договоре с несовершеннолетним не может устранить защиту по мотиву несовершеннолетия, требуя возмещения убытков на основании деликтного иска о намеренном введении в заблуждение, который предъявлен к такому несовершеннолетнему исходя из того, что он обманным путем исказил факт, касающийся его возраста. Как указал суд, "если во власти истца была бы возможность преобразовать то, что вытекает из контракта, в деликт, это было бы концом той защиты, которую право предоставляет не достигшим возраста совершеннолетия" (Jennings v. Rundall (1799) 8 T.R. 335). Лицо, предъявляющее иск из деликта в случае введения в заблуждение при заключении договора, вправе требовать взыскания убытков только так, чтобы поставить себя в то положение, которое наличествовало бы, если заверение и, соответственно, контракт не были бы совершены, но не так, как если бы заверение оказалось правдивым (Doyle v. Olby (Ironmongers) Ltd (1969) 2 Q.B. 158). Если суд обнаружит, что сторона в договоре дала контрактное обещание или гарантию того, что ее преддоговорное заявление было правдивым, то в этом случае он вправе присудить убытки против нее за нарушение контракта так, чтобы поставить ее в положение, как если бы указанное заявление оказалось правдивым (Brown v. Sheen and Richmond Car Sales Ltd (1950) 1 All E.R. 1102). В том случае, когда сторона в договоре добровольно приняла на себя ответственность за нераскрытие каких-либо фактов на преддоговорной стадии, незаявление о таковых может послужить основанием для внедоговорного иска о небрежности (Banque Keyser Ullmann SA v. Skandia (UK) Insurance Co Ltd (1990) 1 Q.B. 665). Ответчики, местная власть, сделали предложение, адресованное ограниченному числу лиц, представить к определенному числу в адрес места их нахождения запечатанные заявки на выдачу лицензий на эксплуатацию локального аэропорта. Истец такую заявку представил, сделав это в оговоренное время, но вследствие небрежности штатных сотрудников местного органа последний эту заявку к сведению не принял и не рассмотрел, что привело к неприсуждению лицензии истцу. Иск об убытках из нарушения контракта был удовлетворен в Апелляционном суде, основанием для чего послужило то, что четко сформулированный местной властью запрос о представлении заявок, которые подлежали выполнению в строго определенной форме и представлялись в конкретно оговоренный срок, вкупе с теми обстоятельствами, что к участию в тендере было приглашено ограниченное число участников и устроитель последнего являлся публично-правовым образованием, что, в свою очередь, накладывало дополнительную фидуциарную обязанность по отношению к налогоплательщикам действовать так, чтобы проявлять разумную предусмотрительность в управлении их общими финансовыми делами, то есть в данном случае обеспечить рассмотрение всех без исключения поданных заявок, давал основание для существования подразумеваемого договора, по условиям которого организатор тендера дал обещание рассмотреть все соответствующие требованиям заявки. Соответственно, суд нашел отсутствие необходимости в том, чтобы выяснять, мог ли истец инициировать судебное разбирательство деликтным иском о небрежности (Blackpool and Fylde Aero Club v. Blackpool BC (1990) 1 W.L.R. 1195). 1.5.3. Деликты, совершаемые в ходе исполнения контракта "Когда приписываемое нарушение обязанности возникает из основания ответственности, являющегося независимым от личного обязательства, принятого в силу договора, оно представляет собою деликт и оно может быть деликтом даже несмотря на то, что, как может случиться, в отношениях сторон договор существует, если указанная обязанность появляется независимо от контракта" (Jarvis v. Moy, Davies, Smith, Vandervell & Co (1936) 1 K.B. 399). Если должник угрожает другому лицу, своему кредитору, тем, что он не будет выплачивать долг, причитающийся указанному лицу, если кредитор не согласится принять в погашение сумму, меньшую той, что должна быть выплачена, должник может быть ответственен перед кредитором в рамках деликта запугивания <1> (D. & C. Builders Ltd v. Rees (1966) 2 Q.B. 617). -------------------------------- <1> Tort of intimidation. Иск был заявлен банком против своего клиента о возмещении непрямых (экономических) убытков, причиненных утверждаемой небрежностью последнего, проявленной при ведении своего собственного счета. Тайный совет решил, что банковский клиент в соответствии с договором имел единственно обязанность действовать честно в отношении ведения своего счета в банке и, соответственно, не был подчинен обязанности соблюдать более высокий стандарт, а именно проявлять разумную осторожность при этом, которая могла бы быть выведена либо из подразумеваемого контрактного условия, либо из нарушения обязанности проявлять заботу в рамках деликта небрежности, на наличии чего настаивал истец, подавший внедоговорный иск, который, по сути, обходил договорное условие об определенном, более низком, стандарте поведения стороны контракта (Tai Hing Cotton Mill Ltd v. Liu Chong Hing Bank Ltd (1986) A.C. 80). В условиях, когда кредитор в соответствии с принципами права справедливости не был обязан предпринимать какие-либо действия к выгоде лица, давшего ему поручительство, никакой обязанности соблюдать осторожность под страхом допущения деликтной небрежности возникнуть не могло (China and South Seas Bank v. Tan (1990) 1 A.C. 536). Большинство судей Апелляционного суда отказались интерпретировать контракт о выполнении вазэктомии (мужской стерилизации) как подразумевающий обязательство, что пациент в результате будет переведен в состояние бесплодия, признав, что договор содержал исключительно обязательство проявлять разумную степень заботливости в предупреждении последнего относительно возможности быть способным к воспроизведению потомства в будущем, и именно этот стандарт заботы, присущий деликтному требованию, подлежал применению (Thake v. Maurice (1986) 1 Q.B. 644). Турагент был признан ответственным за смерть одного из клиентов на основе доказанной небрежности, проявленной одним из его агентов, несмотря на то что на его стороне проявление небрежности отсутствовало. Причиной этому послужило то, что контракт включал обязательство, согласно которому услуги, подлежащие оказанию турагентом, должны были оказываться с разумной заботливостью (Wong Mee Wan v. Kwan Kin Travel Services Ltd (1996) 1 W.L.R. 38). Иск был подан участниками британской организованной площадки страхования и перестрахования Lloyd's of London, будучи обращенным к их агентам, иным чем агенты-распорядители, занимающиеся размещением и принятием страховых рисков, а именно к тем, кто, вступив с истцами в договорные отношения, консультировал последних на предмет выбора синдикатов, действующих в рамках Lloyd's of London, а также организовывал вступление в синдикат, после того как таковой оказывался выбранным, оставляя другим само управление страховыми операциями. Ответчиками признавалось, что на них лежала контрактная обязанность перед истцами, в соответствии с которой страхование будет осуществляться с соблюдением разумной степени заботливости и квалификации так, чтобы агенты оставались непосредственно ответственными перед участниками синдиката за непроявление разумной заботливости и квалификации со стороны агента-распорядителя любого из синдикатов, которому такое принятие страховых рисков было делегировано. Вместе с тем истцы утверждали, что их агенты, подбиравшие синдикат, также имели перед ними обязанность проявлять заботу под страхом совершения правонарушения из небрежности, и эта обязанность имела точно такое же содержание, являясь по сути "параллельной" той, что следовала из контракта. Позиция истцов основывалась на мнении Палаты лордов, выраженном в деле Henderson v. Merrett Syndicates Ltd, согласно которому любая ответственность из деликта не должна пониматься как несовместимая с условиями контракта. Суд постановил, что "основанная на общем праве обязанность проявлять заботу терпит неудачу перед специальным обязательством или обязанностью, налагаемой прямо выраженными условиями контракта, за исключением того случая, когда в отношении такой основанной на общем праве обязанности проявлять заботу может быть продемонстрировано, что по своему характеру она не способна быть передоверенной для целей деликтного закона". Поскольку приведенное исключение подтверждения по обстоятельствам дела не нашло, аргументация истцов была отвергнута (Aiken v. Stewart Wrightson Members Agency Ltd (1995) 1 W.L.R. 1281). Когда оговорка об освобождении от ответственности таковую только ограничивает, иск из деликта, предъявленный с учетом такого ограничения, может быть правомерен (White v. John Warwick & Co Ltd (1953) 1 W.L.R. 1285). Истец был младшим врачом в госпитале и выполнял работу в соответствии с контрактом о найме, который оговаривал рабочую неделю в 40 часов и предусматривал возможность отработки еще 48 дополнительных часов. Истец утверждал, что, выполняя договор, он периодически работал сверх своих 88 часов каждую неделю и, как следствие этого, стал болен. Вопрос, который требовалось разрешить Апелляционному суду, состоял в том, следует ли исключить иск о признании того, что от истца не может быть потребовано выполнение контрактных обязанностей в течение более чем 72 часов в неделю, при этом с учетом того обстоятельства, что истец полагался на обязанность собственного работодателя проявлять разумную заботу о здоровье сотрудника на работе, каковая, как утверждал истец, существовала и как вопрос контракта, и как составляющая деликта из небрежности. Ответчик занимал противоположную позицию, заявляя, что прямо выраженное условие договора относительно количества часов работы в неделю ограничивало воздействие соответствующего подразумеваемого правоположения и что никакая более широкая деликтная обязанность на него наложена быть не может. Большинство судей отказалось исключить требование истца, однако причины к этому были различны. Один из судей нашел, что несмотря на то, что нивелировать подразумеваемое условие прямо установленным договорным положением является вполне возможным, таковое в данном случае этого сделать не пыталось. Второй судья, в целом соглашаясь с мнением первого, нашел, что подход, примененный Тайным советом в деле Tai Hing Cotton Mill Ltd v. Liu Chong Hing Bank Ltd, "показывает, что когда существуют договорные взаимоотношения между сторонами, их соответствующие права и обязанности подлежат анализу исключительно в терминах контракта без смешения обязательств из деликта и из договора. Из этого с неизбежностью следует, что круг обязанностей, которые одна сторона несет перед другой, будет определен условиями контракта между ними". Далее он отметил, что рассматриваемая оговорка контракта согласно собственным предписаниям не накладывала на доктора абсолютного обязательства вырабатывать экстрачасы, а просто предоставляла ответчику дискрецию относительно числа сверхурочных часов, которые подлежали отработке, и признал, что такое усмотрение работодателя следует оценивать, подчиняя его обычной обязанности не причинять вреда истцу. Третий член суда, заявив особое мнение, признал, что прямо выраженное условие отвергало воздействие подразумеваемой оговорки об обязанности работодателя обезопасить своего работника, и никакое деликтное обязательство не могло бы быть сколько-нибудь более значимым (Johnstone v. Bloomsbury Health Authority (1992) Q.B. 334). Распорядитель на скачках, который действовал на основании лицензии от жокейского клуба, был признан неспособным преследовать судебным порядком членов комитета, назначенных в соответствии с правилами этого клуба, за деликт из клеветы в отношении публикации отчета о его роли в конкретном заезде, поскольку, приняв свою лицензию, он выразил согласие с правилами, согласно которым публикация такого отчета была специально разрешена (Chapman v. Ellesmere (1932) 2 K.B. 431). Если условия медицинского обслуживания приводят к физическому контакту с пациентом, таковой в порядке опровержимой презумпции образует побои или оскорбление действием, но если больной является способным дать согласие и таковое дает относительно воздействия, оказанного на него, это согласие исключает ответственность как из договора, так и из деликта (Sidaway v. Governors of the Bethlem Royal Hospital (1985) A.C. 871). Суд признал, что солиситор был вправе воспользоваться иммунитетом в отношении ответственности за небрежность, проявленную в его действиях и управлении делом клиента, при этом указанный иммунитет был одинаково применим и к иску из контракта, и к внедоговорному требованию (Saif Ali v. Sydney Mitchell & Co (1980) A.C. 198). Апелляционный суд, посчитав невозможным наложить обязанность проявлять заботу под страхом совершения деликта из небрежности в отношении собственника, не соблюдавшего меры безопасности применительно к недвижимости в период ее сдачи в аренду, согласился с ее возложением на то же лицо, но не как на домовладельца, а как на проектировщика переданных в наем помещений, что касается проявления разумных мер безопасности в его проекте применительно к нанимателю, то есть лицу, в отношении которого можно было заблаговременно ожидать, что его интересы окажутся затронутыми причиненным ущербом. При этом суд указал, что ведущий прецедент, поддерживающий иммунитет собственника недвижимости в таком случае, Cavalier v. Pope, должен быть истолкован ограничительно ввиду того, что в то время, когда соответствующее решение состоялось, "контрактные обязательства расценивались как исключающие обязанности из деликта, и договорные взаимоотношения всецело определяли права и обязательства связанных сторон, впрочем как и права третьих лиц" (Rimmer v. Liverpool City Council (1985) 1 Q.B. 1). Истцы указали ответчикам, агентам по сделкам с недвижимостью, что они хотели бы приобрести собственность в Лондоне с намерением сдавать ее в наем, то есть для использования, как они прояснили, которое требовалось им в целях извлечения выгоды из налоговой скидки в отношении доходов от прироста капитала, которые они уже получили. За некоторое время до найма агентов один из работников последних заверил истцов о том, что он знал о местных планировочных требованиях, которым им было бы необходимо соответствовать, чтобы добиться позволения использовать какую бы то ни было недвижимость, которую они приобретут, для указанных целей. Однако объект, который ответчики предложили, а истцы приобрели, не мог быть использован для сдачи в наем согласно соответствующим правилам о планировании. В первой инстанции судья постановил, что агенты несут внедоговорную ответственность из небрежности, но не отвечают за нарушение контракта в силу того, что в нем отсутствовало прямо выраженное условие, согласно которому ответчики были бы должны изучать планировочный вопрос. Агенты подали апелляцию против этого решения относительно их обязательств из деликта, но со стороны истцов апелляции применительно к той части решения, которая была против них, не последовало. Перед Апелляционным судом ответчики привели тот довод, что любая обязанность проявлять заботу под страхом деликта, которую они могли бы нести перед истцами, не должна была бы быть шире, нежели прямо выраженные или подразумеваемые условия договора между ними, и заявили, что решение судьи об условиях их контракта означало, что они не могли бы быть ответственными за деликт. Однако Апелляционный суд, найдя опору в позиции Палаты лордов в деле Henderson v. Merrett Syndicates Ltd, отмел этот аргумент, указав, что нет никакой причины, почему обязанность проявлять заботу так, как она рассмотрена в указанном деле, не может возникнуть, когда одни и те же стороны вступили в договорные отношения, включающие более ограниченные обязательства, нежели те, что следуют из обязанности проявлять заботу под страхом деликта. В таких обстоятельствах обязанность проявлять заботу под страхом деликта и обязанности, налагаемые контрактом, будут "совпадающими, но не равнообъемными". Соответственно, суд, пересматривавший дело, нашел, что судья в первой инстанции был правомочен полагаться на фактический контекст, более широкий, чем контрактные договоренности между сторонами спора, чтобы признать наличие обязанности проявлять заботу, ведущую к совершению деликта (Holt v. Payne Skillington (1995) 49 Con. L.R. 99). Апелляционный суд постановил, что если контракт о личном найме не содержит прямо выраженного или подразумеваемого условия, которое налагало бы на нанимающего на работу обязанность информировать нанимаемого о праве, вытекающем из такого контракта, то для тех же целей не может быть наложено и никакой обязанности проявлять заботу в рамках деликта небрежности, которая основывалась бы на принятии на себя ответственности или как-то иначе (Outram v. Academy Plastics Ltd (2000) I.R.l.R. 499). Несовершеннолетний, взявший напрокат кобылу просто для прогулки верхом, который был предостережен при найме, что она не пригодна для конкура, одолжив ее другу, который именно таким образом привел лошадь к гибели, был признан несущим внедоговорную ответственность за треспас <1>, каковая была "всецело независимой от какого-либо договора". Деликт был признан состоявшим в позволении совершить нечто, от чего несовершеннолетний согласно прямо выраженному условию контракта обещал воздерживаться (Burnard v. Haggis (1863) 32 L.J.N.S. 189). -------------------------------- <1> Деликт противоправного нарушения чужого владения с причинением вреда. Фирма солиситоров была подвергнута судебному преследованию за профессиональную небрежность истцами, их клиентами, каковые были проконсультированы, что определенная ограничительная ковенанта не затрагивала земельный надел, который они намеревались приобрести (в то время как такая операция этим рестриктивным условием охватывалась). Требование истцов о присуждении разницы между стоимостью недвижимости с указанным ограничением и без такового было отклонено судом. Хотя суд согласился с тем, что по общему правилу возмещение убытков за нарушение контракта должно приводить пострадавшую сторону к такому положению вещей, каковое имело бы место, если данный договор был бы исполнен, это не означало, что истцы должны оказаться в ситуации лучшей, чем когда солиситоры-ответчики исполнили бы свою обязанность, то есть в ситуации, как если бы последние гарантировали, что их мнение относительно ограничительной ковенанты является правильным (Ford v. White & Co (1964) 1 W.L.R. 885). Иск из деликта был подан финансовой компанией против оценщика дома, предназначавшегося выступать предметом обеспечения по ссуде. Палата лордов постановила, что истец мог взыскивать убытки за небрежность, проявленную ответчиком, представляющие собой разницу между тем, сколько обеспечивающая обязательство недвижимость могла бы стоить, если была бы продана (меньше чем затраты на продажу), и суммой, которую финансовая компания предоставила взаймы, полагаясь на произведенную оценку. При этом было отвергнуто требование истца о том, что ему следует позволить взыскать интерес, который был им ожидаем к получению с заемщика по операции, но получить который оказалось для него невозможным. Палата лордов согласилась с аргументом оценщика о том, что удовлетворение такого иска поставило бы его в положение, как если бы он гарантировал исполнение ссудного договора заемщиком (Swingcastle Ltd v. Alistair Gibson (1991) 2 A.C. 223). 1.5.3.1. Деликты, совершаемые в ходе исполнения контракта, когда между причинителем вреда и претерпевшим ущерб отсутствует прямая договорная связь (privity of contract) Палата лордов признала, что субконтрактор, который отвечал за изготовление и настил полов и который изготовил хотя и неопасное, но дефектное покрытие для пола, мог быть признан несущим обязанность проявлять заботу в отношении собственника здания, где проводились напольные работы, в результате которых последний был вынужден произвести замену пола. Большинство судей нашло, что хотя между сторонами и отсутствовала privity of contract <1>, но они пребывали в особых отношениях, которые "только немного не доходили до прямых договорных взаимосвязей" (Junior Books Ltd v. Veitchi Co Ltd (1983) 1 A.C. 520). -------------------------------- <1> Доктрина договорной связи - принцип, в самом общем виде означающий, что контракт может служить источником взаимных прав и обязанностей только для его участников и он никак не может служить обоснованием для защиты интересов третьих лиц или для возникновения прав в пользу последних. При наличии цепочки контрактов и, соответственно, лиц, в них участвовавших, состоящей из владельца здания, главного строительного подрядчика, субподрядчика и производителя стекла, которое поставлялось для установки в здании, спор возник из-за того, что стекло оказалось не соответствующим спецификации, и главный строительный подрядчик, урегулировав претензии с владельцем здания, заявил иск об убытках вследствие совершения деликта небрежности против производителя стекла, основывая его на тех экономических потерях, которые истец понес вследствие разрешения спора с владельцем здания и которые были вызваны недостатками, обнаруженными в поставленном стекле. Апелляционный суд отказал в иске. В его решении было указано следующее: "Так же как право справедливости исправило дефекты общего права, таким же образом и деликтное право заполнило пробелы, оставленные другими основаниями иска, когда интересы правосудия требовали того. Я не усматриваю такого пробела в данном случае, поскольку не существует ни одной причины, почему требования, начавшиеся с претензии владельца здания, не должны последовать вниз по договорной цепочке" (Simaan General Contracting Co v. Pilkington Glass Ltd (N 2) (1988) Q.B. 758). Оценщик был привлечен кредитором по закладной для составления отчета об объекте собственности небольшой стоимости, который планировался к приобретению истцом. Последний покупку совершил и при этом полагался на указанный отчет, но как результат претерпел экономические потери. Палата лордов единогласно постановила, что оценщик нес перед истцом обязанность проявлять заботу в данных обстоятельствах, каковые включали и факт того, что оценщик был осведомлен о том, что истец будет проинформирован о содержании консультаций оценщика и что он будет действовать, полагаясь на них. Далее судьи признали, что предусмотренный договором отказ контрагента оценщика от права преследовать последнего, в соответствии с которым оценщик осуществлял свою деятельность, не препятствовал появлению обязанности проявлять заботу под страхом деликта на основании того, что это было несовместимым с каким-либо добровольным принятием на себя ответственности, но подлежало квалификации в качестве оговорки об освобождении от ответственности и подчинялось тесту проверки на разумность, установленному Актом о несправедливых условиях контракта 1977 г. (Smith v. Eric S. Bush (1990) 1 A.C. 831). Суд не признал обязанность проявлять заботу за страховыми брокерами, нанятыми компанией, в условиях, когда речь шла о том, что такая обязанность существует не в отношении этой компании, а применительно к ее директорам (Verderame v. Commercial Union Assurance Co Plc, The Times, April 2, 1992). Солиситор продавца при совершении операции передачи правового титула на недвижимость не несет обязанности проявлять заботу перед покупателем в том, что касается ложных заявлений (Gran Gelato Ltd v. Richcliff (Group) Ltd (1992) Ch. 560). Палата лордов признала, что в условиях наличия двух контрактов: первого - агентского - между истцами, членами синдикатов, действующих на британской организованной площадке страхования и перестрахования Lloyd's of London, с одной стороны, и агентами-андеррайтерами, в чьи функции входил выбор синдикатов для участия истцов, а также организация вступления в них последних, когда такой выбор оказывался сделанным, - с другой, и второго - субагентского - между агентами-андеррайтерами, с одной стороны, и агентами-распорядителями, непосредственно занимавшимися подбором и принятием страховых рисков, - с другой, последние тем не менее несут обязанность проявлять заботу перед членами синдикатов напрямую, положив в основу своего решения то обстоятельство, что агенты-распорядители приняли на себя ответственность, будучи осведомленными о положении своих конечных принципалов и обязавшись исполнить поручение для их выгоды, причем такое поручение, которое было связано с проявлением ими специальных навыков. Вместе с тем была допущена оговорка, предостерегающая от универсализации данного подхода: проведя аналогию с делом Simaan General Contracting Co v. Pilkington Glass Ltd (N 2), Палата лордов указала, что в ситуации обычного строительного контракта, когда генподрядчики договариваются с владельцем здания, а затем привлекают субподрядчиков или поставщиков материалов (каковые зачастую оказываются номинированными указанным владельцем) и последние причиняют физический вред имуществу владельца здания, последний лишен права прямого иска к причинителю вреда на базе того, что таковой был небрежен в исполнении своих функций в рамках строительного проекта, поскольку иск не зависит от принятия субконтрактором (подрядчиком) на себя ответственности перед претерпевшим вред, хотя последний и причинитель вреда и обнаруживают определенную связь между собой, выражающуюся, например, в том, что субконтрактор (подрядчик) может быть защищен оговоркой об освобождении от ответственности, не только имплементированной в его договор с генподрядчиком, но и одобренной собственником строения (Henderson v. Merrett Syndicates Ltd (1995) 2 A.C. 145). Солиситор, который по небрежности не оформил завещание до смерти завещателя, нес обязанность проявлять заботу под страхом деликта небрежности в отношении лица, предполагавшегося наследником по указанному завещанию, притом что в любом случае, следовало ли признать наследника правомочным подать деликтный иск либо его необходимо было признавать способным только на требование из договора (если таковой имелся бы между тяжущимися лицами), контракт в рассмотренном случае существовал между завещателем и солиситором-ответчиком (White v. Jones (1995) 2 A.C. 207). Истцы были владельцами груза, чья собственность была утрачена, когда судно, на котором груз перевозился, затонуло. Они подали иск об убытках против судовладельцев на базе того, что гибель судна была вызвана неспособностью последних действовать с должной заботливостью в отношении мореходности судна в начале вояжа, но они также предъявили требования о возмещении убытков к обществу по надзору за постройкой и эксплуатацией судов, один из сюрвейеров которого инспектировал судно в течение плавания и рекомендовал, чтобы судно продолжило свой вояж. Палата лордов нашла, что со времен дела Dorset Yacht Co Ltd v. Home Office, разрешенного в 1970 г., установившейся нормой права является то, что соображения честности, справедливости и разумности, точно так же как элементы предсказуемости и близости отношений сторон, являются важными для установления обязанности проявления заботы под страхом деликта небрежности, какова бы ни была природа вреда, который был нанесен истцу, то есть и в случае, когда истец претерпел убытки в отношении своего имущества. Признав отсутствие по обстоятельствам дела элемента того, что истцы полагались на деятельность сюрвейера, чтобы дать почву для обнаружения конструкции принятия на себя ответственности в том смысле, который был ей придан в деле Henderson v. Merrett Syndicates Ltd, суд в то же время был готов предположить, что в отношениях владельцев груза и общества по надзору за постройкой и эксплуатацией судов присутствовала достаточная близость, однако он нашел, что наложение обязанности проявлять заботу было нечестным, несправедливым и неразумным, поскольку в противном случае соответствующее положение вещей обходило бы сделку между судовладельцами и собственниками груза. Кроме того, принимая решение об отказе в привлечении к ответственности указанного общества, Палата лордов учла некоммерческий характер его деятельности, а также ограниченность прав истца в отношении первого ответчика, вытекающую из применения Гаагских правил, что являлось очевидным для участников спорных отношений (Marc Rich & Co AG v. Bishop Rock Marine Co (1996) 1 A.C. 211). Второй ответчик, М., на протяжении нескольких лет работавший в сфере торговли диетическими продуктами, создал компанию, первого ответчика, для предоставления франшиз на концепцию магазинов здоровой пищи. М. был управляющим директором и основным акционером, имея, помимо себя, только двух работников. Истцы обратились в компанию с намерением приобрести франшизу, при этом они вели переговоры с одним из работников компании, но вместе с тем полагались на брошюру, изготовленную последней, где рекламировался опыт М. в сфере торговли. Истцы вступили в соглашение о франшизе с компанией, но товарооборот магазина оказался существенно меньшим, нежели тот, что прогнозировался компанией. Они осуществляли торговлю только 18 месяцев и все это время несли потери. Вопрос, который был поставлен перед Палатой лордов, состоял в том, нес ли М. обязанность проявлять заботу перед истцами так, чтобы позволить последним добиваться его персональной ответственности в виде возмещения убытков из-за потерь, вызванных заключением ими договора о франшизе. Суд, решив, что этот вопрос требует выяснения, сообщал ли директор либо кто-нибудь еще от его имени, будь то прямо или косвенно, будущим франчайзи, что он принял личную ответственность по отношению к указанным потенциальным франшизополучателям, заключил, что в деле нет достаточных доказательств, чтобы продемонстрировать принятие М. на себя такой ответственности. Несмотря на то что брошюра, изготовленная компанией, формировала представление о том, что знание ею дела, которым она занимается, следует из опыта М., в отсутствие чего-то большего и, в частности, при неподтверждении факта непосредственных переговоров М. с истцами обязанность проявлять заботу не возникает. Кроме того, при решении спора Палата лордов заключила, что коль скоро суд обнаруживает, что ответчик принял на себя ответственность по отношению к истцу в том смысле, в котором это словосочетание использовалось в деле Henderson v. Merrett Syndicates Ltd, необходимость в том, чтобы выяснять, было ли честным, справедливым и разумным накладывать на него ответственность за сугубо экономические потери, устраняется (Williams v. Natural Life Health Foods Ltd and Mistlin (1998) 1 W.L.R. 830). Л., работодатель, в соответствии с условиями контракта о найме принял на себя обязательство перед Б., своим работником, организовать для последнего схему страхования на случай нетрудоспособности, но при условии получения на это акцепта от страховщиков. Б. был зарегистрирован как участник соответствующей программы и впоследствии стал нетрудоспособным, однако требование Л. из факта возникшей нетрудоспособности, обращенное к страховщику (П.), было отклонено последним. Вследствие этого Б. заявил иск об убытках из деликта небрежности против П. на базе того, что страховщик был небрежен, отказывая ему в страховых выплатах (при этом всеми сторонами было принято, что прямая договорная связь между застрахованным и страховщиком отсутствовала). Утверждение П. о том, что претензия истца должна быть исключена, было принято судами, при этом существование обязанности проявлять заботу на стороне страховщика было отвергнуто, а принятие П. на себя ответственности перед Б. отметалось "очень тщательно структурированной договорной системой, каковая ставила барьер между работником и страховщиком", хотя суд вышестоящей инстанции при этом и признал, что "наличие контрактного режима не является с неизбежностью губительным для иска такого, как поданный работником... тем не менее он является веским аргументом против существования указанной обязанности" (Briscoe v. Lubrizol (2000) P.I.Q.R. P39). Палата лордов указала, что в ситуации, когда банк, получив судебный приказ о "замораживании" активов другого лица, тем не менее позволил последнему свободно распорядиться своим имуществом, он не мог быть привлечен к ответственности на основе признания наличия у него обязанности проявлять заботу по отношению к лицу, к чьей выгоде судебный приказ был выпущен. Причиной этому в числе прочего послужил вынужденный характер принятия банком той позиции, которую он занимал (запрет был наложен судом, не являясь ограничением, которым банк связал бы себя добровольно данным в соответствии с контрактом обещанием) (Customs and Excise Commissioners v. Barclays Bank Plc (2006) UKHL 28, (2006) 3 W.L.R. 1). 1.6. Договор и траст: возникновение второго между участниками первого Солиситор, который был нанят ипотечным кредитором, планировавшим выдачу ссуды для приобретения недвижимости должнику, чье долговое обязательство должно было быть обеспечено ее залогом, произвел перевод тех денег, которые он получил для выдачи ипотечного кредита, до получения разрешения сделать это. Суд посчитал, что солиситор должен быть признан ответственным за нарушение траста в отношении указанной денежной суммы, если только он не сможет оправдать свои действия (Target Holdings Ltd v. Redferns (1996) 1 A.C. 421). Компания А. передала взаймы сумму денежных средств компании Б. под условием, что таковые будут использованы для выплаты дивидендов последней. Деньги были переведены на отдельный счет, специально открытый для указанных целей с осведомленностью об этом банка С. После этого компания Б. претерпела процедуру добровольной ликвидации. Палата лордов решила, что компания А. имеет право притязать на сумму, удерживаемую С. и не выплаченную в качестве дивидендов. Договоренности о предоставлении займа, каковые были выведены из подразумеваемого условия контракта, согласно которому стороны пришли к соглашению, что деньги будут возвращены, если дивиденды не окажутся выплаченными, демонстрировали очевидное намерение "создать вторичный траст к выгоде займодавца так, чтобы он возник, если первичный траст - выплатить дивиденды - не смог бы быть доведен до конца" (Barclays Bank Ltd v. Quistclose Investments Ltd (1970) A.C. 567). Партнер в фирме солиситоров выписал чек на счет клиента, а затем проиграл всю полученную сумму в казино. Солиситоры подали иск к последнему, а также к банку, утверждая, что он был ответственным в соответствии с подразумеваемым трастом. Апелляционный суд занял позицию, согласно которой банк был бы связан подразумеваемым трастом в отношении своего клиента в том, что касается ведения счета последнего, только в тех обстоятельствах, когда банк также пребывал бы в ситуации нарушения договорной обязанности проявлять заботу, причем содержание этой обязанности должно было бы быть определено в контексте первичного договорного обязательства банка, каковое состояло в том, чтобы оплачивать чеки своего клиента в соответствии с полученным мандатом, и каковому следовало быть лимитированным только за счет случаев, когда существует "серьезная или реальная возможность, хотя и не означающая правдоподобности, что его клиент мог бы оказаться лишенным своего имущества обманным путем" (Lipkin Gorman v. Karpnale Ltd (1989) 1 W.L.R. 1340). 2. Соглашение "Соглашение представляет собой юридическое действие, посредством которого два или более лица объявляют свое согласие относительно некоего акта или дела, которое надлежит сделать либо не делать некоторым или одному из этих лиц для выгоды других из них" (Foster v. Wheeler (1887) 36 Ch.D. 695). "Первейшим и наиболее существенным элементом соглашения является согласие сторон. В нем должны присутствовать соединение двух мнений в одном и одинаковое намерение" (Pollock, Principles of Contract. A Treatise on the General Principles Concerning the Validity of Agreements in the Law of England and America. 4th edn. 1888. P. 80). Лицо является связанным соглашением, каково бы его действительное намерение ни было, если разумный человек был бы убежден, что он изъявил согласие с условиями, предложенными другой стороной, и что другая сторона, исходя из этого убеждения, вступает в договор с ним (Smith v. Hughes (1871) L.R. 6 Q.B. 597). Когда видимость согласия одного лица вступить в договор основывается на ошибке другого, вызванной проявленной им небрежностью, соглашение отсутствует (Norwich Union Fire Insurance Society Ltd v. Price (1934) A.C. 455). 2.1. Возникновение соглашения Когда договор предполагается совершенным путем переписки между сторонами и последующее сообщение, отличающееся от первого, направляется в ответ на него, суд должен исследовать переписку для выяснения, имели ли место оферта одной стороны и акцепт другой (Gibson v. Manchester City Council (1979) 1 W.L.R. 294 (1979) 1 All E.R.972). Если лицо допускает другого работать на него при таких обстоятельствах, когда ни один разумный человек не предположит, что последнее имело в виду выполнить работу бесплатно, первое лицо будет обязано заплатить за работу. Выполнение данной работы есть оферта, позволение выполнить ее или молчаливое согласие с тем, что она выполнена, составляет акцепт (City of Moncton v. Stephen (1956) 5 D.L.R. (2d) 722). В ситуации, когда стороны ведут переговоры через единого брокера, который в конечном счете получает их согласие на одинаковых условиях, договор признается заключенным (Pagnan SpA v. Feed Products Ltd (1987) 2 Lloyd's Rep. 601). Когда стороны обусловили связанность договором подписанием и обменом формальными контрактами, сторона может быть признана делающей предложение заключить договор в момент представления подписанного контракта своему контрагенту для обмена, каковое будет считаться принятым, когда обмен подписанными контрактами произойдет (Christie Owen & Davies v. Rapacioli (1974) Q.B. 781). 2.1.1. Вывод из поведения Соглашение может следовать из одного только поведения: намерение сторон выражается в их поведении, и заключение об их намерении более или менее легко сделать исходя из обстоятельств дела (Wright & Co Ltd v. Maunder (1962) N.Z.L.R. 355). Лицо, которое садится в автобус или берет такси, тем самым обязуется оплатить стоимость проезда до пункта назначения, даже если оно не выразило прямого обещания это сделать (Wilkie v. London Passenger Transport Board (1947) 1 All E.R. 258). В случае, когда фрахтователи судна согласились на перевозку стальных заготовок по определенной ставке фрахта, а около половины предъявленного груза, принятого судовладельцем к перевозке, состояло из различных товаров, для которых ставка фрахта была значительно выше, чем ставка для стальных заготовок, согласованная по чартеру, было признано, что надлежащий вывод из этих фактов состоит в том, что стороны заключили новый договор: поведение фрахтователей свидетельствовало о просьбе к судовладельцу перевезти замененный груз на условиях оплаты ими фрахта по ставке, существующей для груза этого наименования, а судовладелец принял их оферту и имел право на более высокую ставку фрахта за данную часть груза (Steven v. Bromley & Son (1919) 2 K.B. 722). Выход для участия в гонках и обязательство подчиняться их правилам, известным двум владельцам яхт, одна из которых затонула от взаимного столкновения, достаточны, когда эти правила устанавливают ответственность одной стороны перед другой, для создания договорного обязательства, предусматривающего такую ответственность (Clarke v. Earl of Dunraven and Mount-Earl, the Satanita (1897) A.C. 59). В условиях, когда ответчик при пожаре на собственной ферме позвонил в полицию Аптона и попросил прислать пожарную команду, таковая прибыла и потушила огонь, хотя, как оказалось, ферма ответчика, входившая в полицейский округ Аптона, находилась в округе пожарной команды Першора, суд нашел, что иск команды Аптона, вызванной оказать услуги вне своего округа, об оплате ее услуг должен быть удовлетворен, поскольку договор следует считать заключенным между ответчиком и командой Аптона, разумно принявшей вызов (Upton-on-Severn R.D.C. v. Powell (1942) 1 All E.R. 220). 2.2. Оферта Оферта представляет собой выражение желания вступить в договор на оговоренных условиях, сделанное с намерением того, что оно должно стать связывающим, как только оно окажется принятым лицом, которому оно адресуется (Sturer v. Manchester CC (1974) 1 W.L.R. 1403). Видимое намерение быть связанным с точки зрения вступления в договор на определенных условиях может быть достаточным, то есть предполагаемый оферент может быть признан обязанным, если его слова или действия являются таковыми, что побуждают разумное лицо полагать, что он намеревается быть связанным, даже если в действительности он не имеет такого намерения. По этой причине университет, предложивший потенциальному студенту место вследствие допущенной опечатки, был признан обязанным (Moran v. University College Salford (N 2), The Times, November 23, 1993). Видимое намерение быть связанным с точки зрения вступления в договор на определенных условиях может быть достаточным. Это было признано в ситуации, когда солиситор, будучи проинструктированным собственным клиентом урегулировать иск за 155 тысяч долларов, по ошибке предложил урегулирование за большую сумму, а именно за 150 тысяч фунтов стерлингов (OT Africa Line Ltd v. Vickers, Plc. (1996) 1 Lloyd's Rep. 700). Если лицо предлагает нечто к продаже за определенную цену и контрагент акцептует данную оферту, первый не сможет избежать ответственности, просто продемонстрировав, что его действительное намерение состояло в том, чтобы предложить продаваемое за большую сумму, либо что он планировал оферту, касающуюся товара, отличного от того, что обозначался в оферте (Centrovincial Estates, Plc. v. Merchant Investors Assurance Co Ltd (1983) Com.L.R. 158). Является ли лицо действительно связанным акцептом его видимого предложения вступить в договор, зависит от направленности мыслей предполагаемого адресата оферты (The Hannah Blumenthal (1983) 1 A.C. 854). Если адресат оферты действительно полагает, что оферент намеревается быть связанным собственным предложением, первый может настаивать на выполнении вторым его видимой оферты, даже если оферент с точки зрения собственного сознания не имел требуемого для такого случая намерения (The Splendid Sun (1981) 1 Q.B. 694). Если адресат оферты осведомлен о том, что вопреки объективной видимости оферент не имеет требуемого для такого случая намерения быть связанным договором, оферент не будет обязан принять акцепт (Ignazio Messina & Co v. PolskieLinie Oceaniczne (1995) 2 Lloyd's Rep. 566). Если адресат оферты не сформировал собственного мнения относительно намерения оферента вступить в договор на определенных условиях так, что он не полагает, что оферент имеет таковое, не является осведомленным, что у последнего требуемого намерения нет, оферент будет признан связанным, только если его действия являются таковыми, что побуждают разумное лицо полагать, что оферент имеет требуемое намерение, и если адресат оферты в действительности придерживался этого убеждения (The Leonidas D (1985) 1 W.L.R. 925). Если адресат оферты не сформировал собственного мнения относительно намерения оферента вступить в договор на определенных условиях так, что он не полагает, что оферент имеет таковое, не является осведомленным, что у последнего требуемого намерения нет, оферент будет признан связанным, если его слова или действия побудили бы разумного человека считать, что оферент имеет требуемое для такого случая намерение до тех пор, пока не будет доказано, что адресат оферты знал, что оферент не имеет подобного намерения (The Golden Bear (1987) 1 Lloyd's Rep. 330). 2.2.1. Оферта и приглашение вести переговоры Предложение, сделанное одной стороной в адрес другой, не является офертой, если оно прямо оговаривает, что автор сообщения не должен быть им связан просто в силу извещения о согласии, сделанного другой стороной, а будет обязан только тогда, когда он подпишет документ, в котором данное предложение будет содержаться (Financing Ltd v. Stimson (1962) 1 W.L.R. 1184). Сообщение может быть приглашением вести переговоры даже в том случае, когда оно содержит слово "оферта" (Spencer v. Harding (1870) L.R. 5 C.P. 561). Сообщение может быть признано офертой даже тогда, когда прямо выражено, что оно будет акцептом (Bigg v. Boyd Gibbins Ltd (1971) 1 W.L.R. 913). Сообщение может быть признано офертой несмотря на то, что оно требует от лица, которому оно является адресованным, сделать оферту (Harvela Investments Ltd v. Royal Trust Co of Canada (CI) Ltd (1986) A.C. 207). Объявление в периодической печати о том, что определенное лицо имеет для продажи петухов и кур породы Брэмблфинч, не является неправомерной офертой на продажу живых диких птиц, а представляет собой приглашение вести переговоры (Partridge v. Crittenden (1968) 2 All E.R. 421). Объявление о том, что будет проводиться учебный экзамен, не является офертой, адресованной кандидату (Rooke v. Dawson (1895) 1 Ch. 408). Демонстрация товаров, снабженных ценниками, в витрине магазина не является офертой на продажу таких товаров, а представляет собой приглашение, адресованное потребителю, делать оферту на покупку (Timothy v. Simpson (1834) 6 C. & P. 499). Владелец магазина, располагающий на полках магазина самообслуживания товар с указанием на нем определенной цены, не обязан продавать товар по данной цене и вообще продавать его. Потребитель делает оферту на покупку, когда представляет выбранные им товары для платежа, при этом продавец в этот момент вправе акцептовать или отклонить ее (Pharmaceutical Society of Great Britain v. Boots Cash Chemists (Southern) Ltd (1953) 1 Q.B. 401). Демонстрация цены, по которой бензин может быть продан на автозаправке, является подобием приглашения вести переговоры (Esso Petroleum v. Commissioners of Customs & Excise (1976) 1 W.L.R. 1). Оферта на покупку бензина на автозаправке является сделанной потребителем и акцептованной при совершении продавцом действий по заливу бензина в бак (Re Charge Card Services (1989) Ch. 497). Объявление, помещенное в витрине магазина и гласящее: "Мы сразу даем скидку в 20 фунтов стерлингов на любой телевизор", было охарактеризовано как длящаяся оферта (R. v. Warwickshire CC Ex p. Johnson (1993) A.C. 593). В деле, обстоятельства которого таковы, что турпутевка, включающая проезд, проживание, питание и экскурсии, бронировалась через туроператора, который был членом ассоциации-ответчика, при этом уведомление, помещенное на резиденции туроператора, среди прочего гласило, что в случае финансовой несостоятельности члена ассоциации до начала турпоездки последняя осуществит возврат денежных средств, ранее выплаченных за путевку. Апелляционный суд решил, что эти слова образовывали оферту со стороны ассоциации, поскольку, основываясь на требовании разумности, они могли бы быть расценены как таковая любым членом общества, бронирующим поездку через члена ассоциации (Bowerman v. Association of British Travel Agents Ltd (1995) N.L.J. 1815). Прайс-лист торговца вином с указанием цен против наименований или сортов вина означает лишь приглашение к переговорам, а не ряд оферт, иначе винопродавец был бы обязан каждому лицу, которое акцептует его оферту, продать определенное вино (Grainger & Son v. Gough (1896) A.C. 325). Вывеска с указанием меню ресторана, а равно его вручение потребителю не признаются офертой (Guildford v. Lockyer (1975) Crim.L.R. 236). Уведомление у въезда на автоматическую автопарковку может быть офертой, которая подлежит акцептованию путем въезда на таковую (Thornton v. Shoe Lane Parking Ltd (1971) 2 Q.B. 163). Указание в железнодорожном расписании на то, что данный поезд отправляется в определенное время, признается офертой, могущей быть принятой пассажиром, пришедшим на станцию для покупки билета (Denton v. Great Northern Railway Co (1856), (1856) 5 El. & Bl. 860). Автоперевозчик признается делающим оферту пассажирам, намеревающимся воспользоваться его услугами, самим фактом курсирования автобусов (Wilkie v. LPTB (1947) 1 All E.R. 258). Перевозчик делает оферту в адрес пассажира в тот момент, когда выдает билет, при этом данная оферта признается акцептованной посредством удержания пассажиром билета без каких-либо возражений на этот счет (Cockerton v. Naviera Aznar SA (1960) 2 Lloyd's Rep. 450). Оферта перевозчика, адресованная потенциальному пассажиру, является сделанной в тот момент, когда пассажир заявил о необходимости предоставить ему место в транспортном средстве, предложенное в билете. Соответственно, когда пассажир запрашивает билет для проезда, он делает приглашение вступить в переговоры, а оферта, содержащаяся в билете, может быть акцептована им даже несмотря на тот факт, что провозная плата уплачивается третьим лицом, в частности работодателем пассажира (MacRobertson-Miller Airline Service v. Commissioner of State Taxation (1975) 8 A.L.R. 131). В ситуации, когда продажа пассажирских билетов производилась заблаговременно, причем через турагента, было признано, что контракт признается заключенным, когда перевозчик демонстрирует, что он акцептует бронирование, даже если при этом выпуск билета будет произведен позднее (The Eagle (1977) 2 Lloyd's Rep. 70). Заявление о фактах, сделанное лишь для информации, не может рассматриваться как оферта, и его принятие не создает действительного договора. Поэтому в условиях, когда лицо, телеграфировавшее своему партнеру: "Продадите ли вы нам Бампер холл пен? Телеграфируйте минимальную цену, ответ оплачен", получило ответ: "Минимальная цена за Бампер холл пен 900 фунтов стерлингов", после чего отправило обратное послание: "Согласны купить Бампер холл пен за 900 фунтов стерлингов, запрошенных вами", было признано, что договор не был заключен, поскольку сообщение минимальной цены не делало оферту, а давало дополнительную информацию, а третья телеграмма представляла собой оферту, несмотря на то что была названа акцептом (Harvey & Anor v. Facey & Ors (1893) UKPC 1). Компания, которая обращается к публике, предлагая подписаться на ее собственные акции, по закону не является делающей оферту на продажу этих акций. Она приглашает неограниченный круг лиц обращаться за ними, резервируя за собой право решать, как много выделить и выделить ли вообще определенное количество акций каждому заявителю (Harris' Case (1872) L.R. 7 Ch.App. 587). Когда компания предоставляет право выпустить акции в отношении уже существующих акционеров, управомочивая каждого из последних приобрести то количество новых акций, которое является пропорциональным доле акций, исчисляемой в сравнении со всем акционерным капиталом, которой акционер уже владеет, письмо, информирующее акционера о его праве, расценивается как оферта (Jackson v. Turquand (1869) L.R. 4 H.L. 305). 2.2.1.1. Аукционные продажи При аукционной продаже предложенная покупателем цена является только офертой, от которой можно отказаться до удара молотка (Payne v. Cave (1789) 3 T.R. 148). Договор купли-продажи на аукционе считается заключенным в момент, когда аукционист ударом молотка или иным обычным образом объявляет окончание торга, до такого объявления любой участник может отозвать свое предложение (Sale of Goods Act 1979 s. 57(2)). Может быть объявлено, что при продаже на аукционе применяется правило о стартовой или минимально допустимой цене, право делать ставки также может быть выговорено для себя непосредственно продавцом или от его имени (Sale of Goods Act 1979 s. 57(3)). Если при продаже на аукционе право участия оговорено прямо (но не иным образом), продавец или лицо, действующее от его имени, может участвовать в торгах (Sale of Goods Act 1979 s. 57(6)). Когда имущество выставляется на аукцион с условием о резервированной цене, договор не будет признаваться заключенным, если аукционист по ошибке обозначит акцепт предложения, которое будет ниже, чем резервированная цена (McManus v. Fortescue (1907) 2 K.B. 1). При продаже земли должно быть явным образом заявлено, проводится ли аукцион по продаже земли с оговоркой о резервированной цене или нет (Sale of Land by Auction Act 1867 s. 5). Когда аукцион проводится без оговорки о резервированной цене, договор купли-продажи между лицом, сделавшим наивысшее предложение, и собственником имущества заключен не будет, если аукционист отказывается акцептовать указанное предложение. Но аукционист в таком случае несет ответственность по отдельному дополнительно возникающему договору между ним и лицом, сделавшим наивысшее предложение, подразумевающую, что условие о резервированной цене будет отсутствовать (Warlow v. Harrison (1859) 1 E. & E. 309). Простое объявление об аукционе не является офертой на его проведение (Harris v. Nickerson (1873) L.R. 8 Q.B. 286). 2.2.1.2. Тендеры Заявление о том, что определенные товары подлежат продаже посредством тендера, не является по общему правилу офертой, так что лицо, делающее такое заявление, не оказывается связанным обязательством продать их лицу, давшему самое высокое предложение. Равным образом не является офертой заявление, приглашающее подавать заявки на поставку товаров либо выполнение работ. Соответственно, лицо, приглашающее к участию в тендере, не обязано покрывать издержки участника тендера, связанные с таким участием, если только оно прямо не обязывает самого себя акцептовать самую высокую оферту на покупку или самую низкую оферту на продажу в зависимости от направленности тендера (Spencer v. Harding (1870) L.R. 5 C.P. 561). В деле, обстоятельства которого таковы, что приглашение представлять тендерные заявки, направленное местной властью семи заранее отобранным сторонам, указывало, что заявки, представленные по истечении оговоренного срока на их подачу, не подлежали рассмотрению, было признано, что устроители тендера являются связанными договором в части обязанности рассмотреть (хотя и не акцептовать) заявки, представленные в пределах указанного срока (Blackpool and Fylde Aero Club Ltd v. Blackpool BC (1990) 1 W.L.R. 1195). В ситуации, когда тендерное предложение является сделанным на неопределенную величину, в частности на поставку "такого количества (не превышающего 1000 тонн), которое вы можете заказать", лицо, которому данное предложение сделано, не будет нести ответственности просто в силу факта его акцепта. Оно станет связанным только тогда, когда разместит заказ в отношении соответствующего товара, и не является обязанным делать это в принципе, если только не оговорило обратное прямо или в силу с необходимостью подразумеваемого положения в приглашении к участию в тендере. В свою очередь, лицо, сделавшее такое тендерное предложение, не управомочено аннулировать его, если за обязательство исполнять заказы дано некое встречное удовлетворение (Percival v. London County Council Asylum, etc. Committee (1918) 87 L.J.K.B. 677). Лицо, подавшее тендерное предложение и получившее от организатора тендера заказ в пределах тех величин, которые в указанном предложении были объявлены, является обязанным исполнить его (Great Northern Railway Co v. Witham (1873) L.R. 9 C.P. 16). Приглашение представлять оферты на покупку акций было адресовано двум лицам и утверждало, что потенциальные продавцы заранее связывают самих себя акцептом наивысшей оферты. Одно из лиц, которому приглашение было адресовано, дало заявку на фиксированную сумму, в то время как другой адресат приглашения представил отсылочное предложение, гарантирующее уплату либо фиксированной суммы, либо определенной суммы сверх заявки, сделанной другим, в зависимости от того, какая цифра из двух будет наивысшей. Было признано, что отсылочное предложение является недействительным, а представление первой оферты привело к заключению договора. Палата лордов подчеркнула, что по условиям приглашения к участию в тендере заявки должны были быть поданы на условиях конфиденциальности, так что ни одно из лиц, их подавших, не знало бы сумму заявки любого другого. При таких обстоятельствах цель приглашения подавать тендерные заявки, каковая состояла в том, чтобы определить самую высокую цену, которую лица, являвшиеся адресатами приглашения, желали уплатить, была бы нивелирована позволением акцепта отсылочного предложения (Harvela Investments Ltd v. Royal Trust Co of Canada (CI) Ltd (1986) A.C. 207). 2.2.2. Последствия публичной оферты Оферта путем объявления вознаграждения за оказание услуг, адресованная публике в целом, прежде всего предоставляет возможность принятия ее любым лицом, которому она стала или станет известной. Однако договорное обязательство уплатить вознаграждение возникает только тогда, когда лицо совершит обусловленные услуги, а не ранее (New Zealand Shipping Co Ltd v. A.M. Satterthwaite & Co Ltd (1975) A.C. 154). Когда вознаграждение предлагается за информацию и она поступает к оференту из нескольких источников, принято считать, что тот, кто предоставит информацию раньше, имеет право на вознаграждение (Lancaster v. Walsh (1838), (1838) 4 M. & W. 16). Объявление или обещание награды за информацию, ведущую к аресту или осуждению лица, совершившего преступление, рассматривается в качестве оферты (Gibbons v. Proctor (1891) 64 L.T. 594). В условиях, когда компания объявила, что уплатит 100 фунтов стерлингов тому, "кто заболеет эпидемическим гриппом или иной болезнью, причиненной простудой, после приема курительных шариков три раза в день в течение двух недель, согласно письменным указаниям", добавив, что в Альянс банк внесен депозит в 1000 фунтов стерлингов, "чтобы показать нашу серьезность в этом деле", было признано, что определенная женщина, употреблявшая курительные шарики, как было предписано в указаниях, и заболевшая гриппом, имеет право на обещанную награду по предъявленному иску. Оферта в данном случае могла быть принята рядом лиц, а акцепт заключался в исполнении ее условий (Carlill v. Carbolic Smoke Ball Co (1893) 1 Q.B. 256). 2.2.3. Сообщение оферты Оферта может быть сделана явно выраженным образом либо следовать из поведения (Datec Electronic Holdings Ltd v. United Parcels Service Ltd (2006) 1 Lloyd's Rep. 16). Лицо, которое заключило договор о продаже товаров и затем сделало предложение в отношении отличных товаров (или отличного количества), может быть признано давшим своими действиями оферту о продаже тех товаров, которые оно предложило (Hart v. Mills (1846) 15 L.J.Ex. 200). В том случае, когда бездействие оферента, связанное с предполагаемым отказом от права или средства правовой защиты, является единственно присутствующим, то есть не комбинирует с какими-либо сопутствующими обстоятельствами, которые могут дополнительно свидетельствовать в пользу того, что причиной бездействия является указанный отказ, маловероятно признание такого бездействия офертой в силу как его двусмысленности, так и возможности толкования на другой основе, такой как инертность или забывчивость либо просто нежелание стороны, в отношении которой ставится вопрос о предположительно сделанной оферте, давать повод для предъявления встречных требований (Unisys International Services Ltd v. Eastern Counties Newspapers Group Ltd (1991) 1 Lloyd's Rep. 538). В том случае, когда бездействие оферента, связанное с предполагаемым отказом от права или средства правовой защиты, является единственно наличествующим, оферта отсутствует и простой факт того, что другая сторона полагала обратное, не является достаточным, чтобы признать оферту возникшей (The Antclizo (1988) 1 W.L.R. 603). Истица, зная о вознаграждении, предоставила информацию, которая привела к обвинению в нападении с целью убийства, сделав это лишь "для облегчения своей совести и в надежде на будущее прощение", в связи с чем была признана вправе требовать вознаграждение, поскольку ее действия могут считаться акцептом оферты (Williams v. Carwardine (1833) 4 B. & Ad. 621; 110 E.R. 590). Ответчик направил истцу письмо с предложением продать ему 800 т чугуна по цене 69 шиллингов за тонну, а также дополнительное количество по той же цене. В тот же день истец направил ответчику письмо с предложением купить 800 т по цене 69 шиллингов, а также дополнительное количество по более низкой цене. Письма разошлись в пути. Истец утверждал, что, во всяком случае, состоялся договор на 800 т по цене 69 шиллингов за тонну. Суд решил, что ответчик не был связан одновременными офертами, каждая из которых была сделана независимо от другой. Наличие двух волеизъявлений создать одну и ту же сделку не образует договора, пока одно из них не сделано со ссылкой на другое (Tinn v. Hoffmann & Co (1873) 29 L.T. 271). Истец был нанят для управления судном ответчика и руководства группой исследователей. Во время экспедиции он оставил свой пост, однако помог привести судно обратно, но ответчик не знал об этом. Было решено, что истец не вправе получить вознаграждение за оказанные услуги, поскольку ответчик не имел возможности принять услуги или отказаться от них в то время, когда они оказывались. Если оферта не была сообщена стороне, которой она предназначалась, отсутствует возможность ее отклонения, поэтому нет и презумпции согласия, в том числе выводимой из молчания (Taylor v. Laird (1856) 1 H. & N. 266). Если условия договора содержатся в билете, расписке или документе стандартной формы, при определенных обстоятельствах будет достаточно, если лицо, представляющее документ, выполнило все разумно необходимое, чтобы обратить внимание на условия договора той категории лиц, к которым принадлежит другая сторона (Parker v. South Eastern Railway (1877) 2 C.P.D. 416). Для целей установления, в каком конкретно суде может быть подан иск, вытекающий из договорных отношений, было признано, что оферта, направленная по почте, квалифицируется как сделанная в том месте, где располагалось почтовое учреждение (Taylor v. Jones (1871) 1 C.P.D. 87). Оферент не является связанным офертой, направленной им по телеграфу, каковая оказалась искаженной в результате технических сбоев так, что демонстрировала размещение заказа на количество товара, отличное от того, которое покупатель желал приобрести (Henkel v. Pape (1870) L.R. 6 Ex. 7). 2.3. Акцепт Не будет считаться акцептом отклик лица, которому была сделана оферта на продажу товаров, гласящий о его намерении разместить заказ (OTM Ltd v. Hydranautics (1981) 2 Lloyd's Rep. 211). Не будет акцептом предложения продать определенный товар сообщение лица, которому такое предложение было адресовано, содержащее просьбу о направлении инвойса (Michael Gerson (Leasing) Ltd v. Wilkinson (2000) Q.B. 514). Акцепт, данный в условиях неведения об оферте, не может создавать договор, поскольку недостаточно, чтобы желаниям сторон случилось совпасть. Действие или обещание, конституирующее акцепт, должны быть даны в обмен на оферту, что должно учитываться даже тогда, когда лицо, однажды узнавшее об оферте, к моменту предполагаемого акцепта забыло о таковой (R. v. Clarke (1927) 40 C.L.R. 227). 2.3.1. Совпадение оферты и акцепта Требование того, что акцепт должен быть безусловным, не означает, что должно быть точное словесное соответствие между офертой и акцептом. Акцепт может получить силу даже несмотря на то, что он отклоняется от формулировок оферты, если он выдвигает какое-то условие, которое закон в любом случае подразумевал бы (Lark v. Outhwaite (1991) 2 Lloyd's Rep. 132). В случае с сообщением, которое вводит новое условие, оговаривая при этом твердый акцепт предшествующего предложения, договор будет признан заключенным согласно положениям первоначальной оферты, а не той, что фактически имела место при добавлении ранее не заявленного условия (The Master Stelios (1983) 1 Lloyd's Rep. 356). Если стороны, достигнув соглашения, решили изложить его в формальных документах, цель которых состоит только в том, чтобы просто зафиксировать согласованные условия, но один из документов, служащих достижению указанной цели, изложен аккуратно, тогда как другой - нет, различие между ними не препятствует признанию договора заключенным. В таком случае суд может исправить второй документ, и договор будет действовать на условиях первого (Domb v. Isoz (1980) Ch. 548). Лицо предложило своему партнеру купить ферму за 1000 фунтов стерлингов. Партнер согласился дать 950 фунтов. Оферент отказался, и тогда партнер заявил, что дает 1000 фунтов, а после того, как лицо, инициировавшее переговоры, отказалось вернуться и к своей первоначальной оферте, он попытался добиться исполнения якобы возникшего договора. Суд решил, что договор заключен не был, поскольку оферта купить ферму за 950 фунтов являлась отказом к первоначальной оферте, сопровождающимся встречной офертой (Hyde v. Wrench (1840) 3 Bea 334). Акцептант мог принять оферту на покупку определенного количества чугуна по цене 40 шиллингов за тонну, оплата наличными, хотя запросил по телеграфу оферента о дополнительной информации в отношении возможных условий кредитования. Он не имел намерения отклонить оферту и самому направить встречное предложение, а хотел лишь сделать деловой запрос (Stevenson, Jaques & Co v. McLean (1880) 5 Q.B.D. 346). Приобретение автомобиля с полным оформлением "под ключ" не означает акцепт оферты компании застраховать машину, если имеются доказательства того, что водитель намеревался страховать авто в другой страховой компании (Taylor v. Allon (1966) 1 Q.B. 304). В деле, факты которого таковы, что оферта на строительство терминала по обслуживанию перевозки грузов, сделанная в рамках тендерных котировок, предусматривала альтернативу в виде либо фиксированной цены, либо цены, варьирующейся в зависимости от стоимости труда и материалов, а адресат оферты заявил об акцепте предложения, суд постановил, что договор заключен не был, поскольку отсутствовал ясно выраженный выбор в вопросе, какой вариант условия о цене является согласованным (Peter Lind & Co Ltd v. Mersey Docks & Harbour Board (1972) 2 Lloyd's Rep. 234). В ситуации продолжающихся предконтрактных переговоров, когда каждая сторона может сделать уступки или выдвинуть новые требования и участники переговоров могут по их завершении не прийти к согласию относительно того, что они когда-либо окончательно оговорили, суд должен проанализировать переговорный процесс в целом и решить, договорились ли стороны об одинаковых условиях или нет. Если ответ будет положительным, договор будет наличествовать, даже если обе стороны или одна из них имели оговорки, не нашедшие прямого выражения в ходе переговоров (Kennedy v. Lee (1817) 3 Mer. 441). Субконтракт на строительство был признан возникшим (даже несмотря на то, что стороны еще не достигли соглашения на тот момент, когда подрядчик приступил к работам), поскольку в течение периода выполнения работ остающиеся вопросы были разрешены путем дальнейших переговоров. Договор в данном случае имел ретроспективный эффект, то есть покрывал действия, совершенные до того, как окончательное соглашение было достигнуто (G. Percy Trentham Ltd v. Archital Luxfer Ltd (1993) 1 Lloyd's Rep. 25). В ситуации, когда договаривающиеся стороны продолжают переговоры по договорным условиям несмотря на то, что имеются внешние признаки того, что они уже достигли соглашения, подразумевая одни и те же положения, суд должен будет оценить весь ход переговоров для решения вопроса, подразумевал ли внешне видимый безусловный акцепт, что соглашение имело место на самом деле (Hussey v. Horne-Payne (1878) 4 App.Cas. 311). Если внешне видимый безусловный акцепт, выраженный при проведении длительных переговоров по условиям будущего контракта, давал основание утверждать, что соглашение имело место на самом деле, то обстоятельство, что стороны продолжили переговоры после этого, по общему правилу не будет затрагивать существование договора (Perry v. Suffields Ltd (1916) 2 Ch. 187). Обязательная сила устного договора не будет затронута или видоизменена одним лишь фактом того, что после его заключения одна сторона направляет другой документ, который содержит условия, в значительной степени отличающиеся от тех, которые были устно согласованы (Jayaar Impex Ltd v. Toaken Group Ltd (1996) 2 Lloyd's Rep. 437). Истцы направили партию виски ответчикам на хранение. Их водитель вручил ответчикам накладную, подразумевающую инкорпорирование условий перевозки - отдельного документа в редакции истцов. На накладной ответчиками был проставлен оттиск штампа "получено в соответствии с условиями <ответчиков>". Было признано, что это означало контр-оферту, каковую истцы акцептовали, передав товар, и договор, соответственно, инкорпорировал условия ответчиков, а не истцов (BRS v. Arthur V Crutchley Ltd (1967) 2 All E.R. 785). Когда конфликтующие одно с другим сообщения являются произведенными сторонами и расцениваются как встречные оферты и договор в итоге является результатом акцепта действием, он должен рассматриваться как заключенный на условиях финального документа из серии, приведшей к установлению контрактных отношений (Zambia Steel & Building Supplies Ltd v. James Clark & Eaton Ltd (1986) 2 Lloyd's Rep. 225). Продавцы, предложив поставить машину за определенную сумму, сделали оферту так, что она прямо выражала свое подчинение определенным условиям и оговоркам, включая пункт об эскалации цены, согласно которому сумма, должная быть уплаченной покупателями, была поставлена в зависимость от цен, превалирующих на дату поставки. Ответным сообщением покупатели подали заказ на машину по форме, выдвинувшей их собственные условия и оговорки, которые отличались от аналогичных, заявленных продавцами, в части отсутствия в их числе пункта об эскалации цен и ряда других аспектов. Форма заказа также содержала отрывной талон, подлежащий подписанию продавцами и возврату покупателям, который утверждал, что продавцы акцептовали заказ "на условиях и с оговорками, приведенными в настоящем документе". Продавцы, подписавшие отрывной талон, возвратили его, сопроводив письмом, заявляющим, что они приняли заказ в соответствии с их собственной офертой. Данное сообщение от продавцов было признано являющимся акцептом встречной оферты, исходившей от покупателей, так что итоговый контракт основывался на условиях покупателей, а продавцы оказались неправомочны в части извлечения выгоды из пункта об эскалации цены. Ответ продавцов на сообщение, содержащее заказ покупателей, не являлся превалирующим, хотя он и был "последним выстрелом" в серии сообщений, поскольку имевшаяся в нем ссылка на первоначальную оферту была сделана не для цели повторения всех условий этой оферты, а только для цели идентификации предмета договора. Для продавцов было бы возможным превратить свое последнее сообщение во встречную оферту, недвусмысленно сославшись в ней не только на предмет договора, но и на все ее другие условия. В таком случае договор не был бы признан заключенным, поскольку покупатели со всей очевидностью еще до того, как машина была поставлена, дали понять, что они не согласны с пунктом об эскалации цены (Butler Machine Tool Co Ltd v. Ex-Cell-O Corp. (England) Ltd (1979) 1 W.L.R. 401). 2.3.2. Сообщение об акцепте По общему правилу когда оферта сделана, для возникновения обязывающего договора необходимо, чтобы она не только была акцептована, но и чтобы акцепт был сообщен (M'Iver v. Richardson (1813) 1 M. & S. 557). Акцепт не был признан последовавшим, несмотря на то что было доказано, что лицо, в отношении которого утверждался статус акцептанта, изложило его на листе бумаги, однако просто хранило последний у себя, не сообщая оференту (Kennedy v. Thomassen (1929) 1 Ch. 426). В обстоятельствах, когда компания приняла решение акцептовать заявление о подписке на акции, издала соответствующую резолюцию, но не сообщила об этом подписчику, договор был признан незаключенным (Best's Case (1865) 2 D.J. & S. 650). Когда лицо решает акцептовать оферту и купить товары, инструктируя свой банк насчет платежа в пользу продавца, но ни банк, ни оно само не дают уведомления об этом в адрес продающей стороны, договора не будет (Brinkibon v. Stahag Stahl und Stahlwarenhandelsgesellschaft mbH (1983) 2 A.C. 34). Если лицо сообщает об акцепте только собственному агенту, договорные отношения не являются установленными (Hebb's Case (1867) L.R. 4 Eq. 9). Апеллянт в течение определенного времени поставлял ответчику уголь и кокс без формального соглашения. Затем было предложено, чтобы между сторонами был заключен договор, и его проект был подготовлен агентом ответчика, после чего направлен апеллянту. Тот, в свою очередь, заполнил бланк (включил фамилию арбитра) и добавил в договор ряд слов. Затем он его подписал и возвратил ответчику с пометкой "одобрено". Агент ответчика положил бумагу в ящик своего стола, где она и оставалась. Стороны осуществляли заказы и поставляли уголь на установленных условиях, но когда между ними возник спор, апеллянт заявил, что не был связан соглашением. Палата лордов с этим не согласилась, поскольку, включая арбитра, апеллянт дополнил проект договора по существу, исходя из чего его нельзя считать окончательной офертой, которая была акцептована апеллянтом путем подтверждения. Последнее обосновывалось тем, что акцепт не содержал тех же условий, что и оферта. Не был измененный договор и офертой, акцептованной контрагентом, так как было признано недостаточным, что агент ответчика молчаливо согласился с офертой, положив письмо в свой стол, что само по себе не могло означать акцепт. Акцептант должен совершить что-либо для выражения своего намерения акцептовать, мысленного решения сделать это непозволительно мало. Вместе с тем истец был признан связанным договором, поскольку последующий заказ и принятие угля представляли собой убедительное доказательство вступления сторон в договорные отношения на условиях, изложенных в проекте (Brogden v. Metropolitan Railway Co (1876-77) L.R. 2 App.Cas. 666). Эффект от сообщения о принятии оферты, доведенного до агента оферента, зависит от сущности агентских полномочий, а именно от того, правомочен ли он получать акцепт либо вправе только пересылать его оференту (Henthorn v. Fraser (1892) 2 Ch. 27). Если оферент знает о состоявшемся принятии оферты, хотя уведомление об этом не было доведено до него адресатом оферты, договор считается заключенным (Bloxham's Case (1864) 33 Beav. 529 (1864) 4 D.J. & S. 447). Признание договора невозникшим, если оференту стало известно об акцепте его оферты или он был проинформирован об этом, даже если акцепт был сообщен ему не акцептантом, исключая определенные случаи, выглядит неразумным (Levita's Case (1867) 3 Ch.App. 36). При отсутствии официального сообщения, сделанного от имени совета школы в целом, но полученного истцом от одного из членов совета, действовавшего в качестве частного лица, относительно того, что истец был избран на пост заведующего школой (впоследствии решение было отменено), договор не мог считаться заключенным, поскольку тот факт, что члены совета школы не уполномочили никого на такое сообщение, как это было обычно принято, предполагает, что они имели в виду возможность пересмотра решения (Powell v. Lee (1908) 99L.T. 284). Оферент будет лишен права возражать факту того, что акцепт им получен, в обстоятельствах, когда, разговаривая по телефону, он не уловил слова акцепта, но тем не менее не запросил повторить их вновь (Entores Ltd v. Miles Far East Corp. (1955) 2 Q.B. 327). Если акцепт отправлен по телексу в пределах времени рабочего дня, но не был прочитан никем в офисе оферента, будучи расшифрован там соответствующей машиной оферента, последний не вправе утверждать, что принятие оферты не последовало (The Brimnes (1975) Q.B. 929). Если сообщение об акцепте, направленное телексом, оказывается полученным за пределами часов рабочего дня, оно возымеет действие с началом следующего рабочего дня (The Pamela (1995) 2 Lloyd's Rep. 249). Оферта может прямо выраженно или подразумеваемым образом отказаться от требования того, что акцепт должен быть сообщен (Argo Fund Ltd v. Essar Steel Ltd (2005) EWHC 600 (Comm), (2005) 2 Lloyd's Rep. 2003, affirmed (2006) EWCA Civ 241, (2006) 2 Lloyd's Rep. 134, without reference to this point). Оферта может быть акцептована путем совершения действия, в частности с помощью поставки или отправления почтой товаров в ответ на предложение купить их (Harvey v. Johnston (1848) 6 C.B. 295). Если лицо, которому сделано предложение (запрос), подразумевающее встречное удовлетворение за оказание определенных услуг, приступает к их оказанию, акцепт признается наличествующим (The Kurnia Dewi (1997) 1 Lloyd's Rep. 533). Арендатор может акцептовать оферту в отношении нового срока использования, просто оставшись в занимаемых помещениях (Roberts v. Hayward (1828) 3 C. & P. 432). Если арендатор по прошествии срока пользования остается в занимаемых им помещениях, это не будет признаваться принятием оферты об аренде на новый срок при условии, что он выразил отказ на соответствующее предложение (Glossop v. Ashley (1921) 2 K.B. 451). В обстоятельствах, когда уведомление на упаковке компьютерного программного обеспечения гласило, что вскрытие упаковки будет означать акцепт на условиях, на которых поставка была произведена, и покупатель вернул товар с невскрытой упаковкой, было признано, что акцепт не последовал (Beta Computers (Europe) v. Adobe Systems (Europe) 1996 S.LT. 604). 2.3.2.1. Акцепт в односторонних договорах Когда одно лицо обещает уплатить другому 100 фунтов стерлингов, если оно доберется из Лондона в Йорк, имеет место оферта в одностороннем договоре, означающая, что обещание заплатить дано не в обмен на обещание другой стороны, а обусловлено действием (или воздержанием от действия) последней (Rogers v. Snow (1573) Dalison 94). Обещание платежа лицу, когда взамен от него требуют воздержаться от курения на год, представляет собой оферту в одностороннем договоре (Hamer v. Sidway 124 N.Y. 538 (1881)). Сделка, первоначально сконструированная как односторонний договор, способна стать взаимно накладывающей обязательства (The Eurymedon (1975) A.C. 154). Когда лицо, которому сделано обещание заплатить за работу при условии ее выполнения, приступает к таковой (в частности, счищает с дома, подлежащего перекрашиванию, старую краску), оно может быть признано подразумеваемо давшим обещание завершить ее, то есть на этой стадии договор становится двусторонним и обе стороны будут связаны им (The Unique Mariner (1979) 2 Lloyd's Rep. 37). Оферта в одностороннем договоре может быть принята путем полного исполнения требуемого действия или бездействия (Daulia Ltd v. Four Millbank Nominees Ltd (1978) Ch. 231). В одностороннем договоре для принятия оферты делать предварительное уведомление об акцепте в адрес оферента не требуется (Bowerman v. Association of British Travel Agents (1995) N.L.J. 1815). Отец, приобретя дом в ипотеку, позволил своему сыну и невестке проживать в нем, а также сообщил им, что если они будут выплачивать ипотечные взносы, дом станет их, когда кредит будет полностью погашен. Пара стала жить в доме и произвела определенное число ипотечных взносов, но они не связывали себя тем, что точно продолжат их выплату. Было признано, что такая договоренность образует договор, каковой не мог быть после смерти отца аннулирован его личными представителями. Суд указал, что обещание отца представляло собой односторонний договор - обязательство в отношении дома в обмен на действие по выплате взносов. Оно не могло быть отозвано им, коль скоро пара приступила к исполнению действия, но оно перестало бы связывать его, если они оставили бы его незаконченным и неосуществленным, что ими допущено не было (Errington v. Errington and Woods (1952) 1 K.B. 290). Если длящееся поручительство (то есть гарантия, данная за какого-либо заемщика в отношении серии его будущих обязательств по возврату ссуды, например, полученной траншами) является неделимым, когда каждая ссуда не образует отдельную сделку, оно не может быть отозвано после того, как кредитор начал действовать в соответствии с ним путем выдачи кредита основному должнику, даже если при этом договор о поручительстве является односторонним в том смысле, что кредитор не давал какого-либо обещания в пользу гаранта (в обмен на поручительство) выдать кредит должнику (Lloyd's v. Harper (1880) 16 Ch.D. 290). Договор, который возникает между банком, выпустившим кредитную карту в пользу одного из своих частных клиентов, и розничным торговцем, каковому указанное лицо представляет карту для оплаты, является односторонним контрактом, так что оферта банка может быть акцептована в рамках взаимодействия ритейлера и потребителя даже до того, как акцепт будет сообщен в банк (First Sport Ltd v. Barclays Bank Plc (1993) 1 W.L.R. 1229). Когда агент по продаже недвижимости привлекается для продажи дома, то несмотря на то обстоятельство, что на агента не налагаются обязательства совершить что-то, в связи с чем указанное привлечение может быть квалифицировано как односторонний договор, клиент (оферент) может без каких-либо правовых последствий для себя отозвать свои указания агенту при условии, что он сделает это до того, как возникнет требование об уплате комиссии, причем даже невзирая на тот факт, что агент (адресат оферты) приложил значительные усилия для поиска покупателя (Luxor (Eastbourne) Ltd v. Cooper (1941) A.C. 108). 2.3.3. Отказ от сообщения По общему правилу акцепт оферты должен быть сообщен лицу, которое сделало оферту, для того чтобы две воли могли совпасть. Пока это не сделано, воли могут оставаться разобщенными и будет отсутствовать то согласие, которое необходимо в силу норм английского права для создания договора. Однако эта доктрина требует пояснения: поскольку сообщение об акцепте требуется в интересах лица, сделавшего оферту, он может отказаться от такого сообщения, если желает так поступить. Несомненно, что когда одно лицо в оферте, сделанной им другому лицу, в ясно выраженной или подразумеваемой форме укажет, что особый способ достаточен для придания сделке связующей силы, необходимо лишь, чтобы лицо, которому сделана оферта, следовало указанному способу акцепта, и если лицо, делающее оферту, укажет в ней в ясно выраженной или подразумеваемой форме, что будет достаточно действия в соответствии с предложением без уведомления его об акцепте, выполнение этого условия является надлежащим акцептом, не требующим извещения. По этой причине, когда изготовители курительных шариков предложили исполнение их условия, этого было достаточно для признания их обязанными, когда некое лицо выполнило условие без уведомления об акцепте оферты (Carlill v. Carbolic Smoke Ball Co (1893) 1 Q.B. 256 (C.A.)). Когда лицо письмом сообщает своему партнеру, что оно примет и оплатит определенные товары, если последний пошлет их ему, такая оферта может быть акцептована путем посылки товаров (Newcomb v. De Roos (1859) 2 E. & E. 271). Если душеприказчики извещают лицо, получающее по завещанию ежегодную ренту, о том, что они предлагают выкуп ренты за наличные, и это лицо без каких-либо дальнейших сношений с ними перестает получать ренту, договор о купле-продаже ренты заключенным не признается (Kennedy v. Thomassen (1929) 1 Ch. 426). 2.3.4. Молчаливый акцепт В условиях, когда лицо сделало письменное предложение о покупке лошади, принадлежащей его племяннику, за 30 фунтов стерлингов и 15 шиллингов, добавив: "Если я ничего более не услышу о ней, я буду считать лошадь своей за 30 фунтов и 15 шиллингов", и на письмо не последовало никакого ответа, но племянник предложил аукционеру выделить лошадь из продаваемого имущества его фермы, так как намеревался зарезервировать ее для собственного дяди, а аукционер, в свою очередь, лошадь по ошибке продал, к последнему был подан иск со стороны дяди в связи с присвоением чужой собственности. Суд решил, что поскольку племянник никогда не сообщал дяде о принятии оферты до аукциона, сделка о переходе права собственности на лошадь к последнему не состоялась, и поэтому требование неправомерно (Felthouse v. Bindley (1862), 11 C.B. (N.S.) 869, 142E.R. 1037(Ex. Ch.)). Если оферент предусматривает, что акцепт может быть выражен молчанием или бездействием, явно выраженное акцептантом намерение принять предложение (или неблагоприятное для него действие, совершенное в расчете на оферту) будет обязывать оферента (Fairline Shipping Corp. v. Adamson (1975) Q.B. 180). Акцепт может усматриваться, если акцептант получает выгоду от предложенного исполнения, которое он имел разумную возможность отвергнуть (St. John Tug Boat Co Ltd v. Irving Refining Ltd (1964) S.C.R. 614). Если оферент посылает адресату незаказанную банку джема при обстоятельствах, из которых следует, что он ожидает ее оплаты, он должен иметь возможность получить стоимость банки, если адресат получит выгоду от такого исполнения в результате использования джема (Weatherby v. Banham (1832) 5 C. & P. 228). Если иное положение не будет согласовано сторонами арбитражного соглашения и состав арбитража окажется убежденным в том, что наличествовала чрезмерная и непростительная задержка на стороне истца в части осуществления арбитражного преследования и что данная задержка дает повод или, вероятно, даст повод для существенного риска того, что справедливое разрешение вопросов, возникающих в соответствующем деле, не является возможным, либо создала или, вероятно, создаст серьезный ущерб ответчику, состав арбитража может вынести решение, отклоняющее иск (Arbitration Act 1996 s. 41). В обстоятельствах, когда об оферте ходатайствует ее адресат и ее форма оговаривает, что молчание может означать акцепт, аргумент о том, что договор не возникает, поскольку молчаливое принятие предложения, будучи допущенным, создаст неоправданные трудности для адресата оферты, связанные с необходимостью деятельного ее отклонения, теряет силу (Alexander Hamilton Institute v. Jones 234 Ill. App. (1924)). Когда предложения розничного торговца о покупке товаров у оптового продавца в прошлом акцептовались простой отправкой товара и это стало обычной для них практикой деловых отношений, оферент может не без оснований склониться к тому, чтобы полагать, что молчание означает акцепт, а если оптовый продавец желает быть не связанным договором, он должен дать уведомление об отклонении предложения (Cole-McIntyre-Norfleet Co v. Holloway 141 Tenn. 679, 214 S.W. 87 (1919)). Неправомерный отказ от исполнения договора, допущенный одной стороной, может быть акцептован несовершением другой стороной таких дальнейших шагов в порядке исполнения данного договора, каковые ожидались бы от нее быть совершенными, если она рассматривала бы договор как все еще пребывающий в силе (Vitol SA v. Norelf Ltd (1996) A.C. 800). Когда адресат оферты демонстрирует проявление того, что оферта будет считаться акцептованной, если он не проявляет признаков противоположного, признается, что на его стороне с учетом хода предшествующих переговоров возникает прямо принятое на себя либо подразумеваемое обязательство высказаться, неисполнение которого может быть признано означающим молчаливый акцепт (The Argabele (1985) 2 Lloyd's Rep. 496). Обязательство высказаться, которое исходя из хода переговоров или поведения адресата оферты возникает или подразумевается в связи со сделанной офертой, означает, что его неисполнение может дать основание полагать, что молчание составляет акцепт, только оференту, но не адресату оферты (Yona International Ltd v. La Reunion Frangaise, etc. (1996) 2 Lloyd's Rep. 84). Молчание способно конституировать акцепт в силу действия обычаев торговли или ведения коммерческих дел в определенной сфере (Minories Finance Ltd v. Afribank Nigeria Ltd (1995) 1 Lloyd's Rep. 134). Если A. обнаруживает B. действующим в условиях ошибочной веры в то, что A. пребывает в связывающем его и B. обязательстве, а также совершающим соответствующие действия способом, согласующимся только с тем, что имеются все основания полагать такое обязательство наличествующим, что было бы невыгодным для B., будь он в состоянии понимать, что впоследствии A. откажется от обязательства, на стороне A. имеется обязательство раскрыть в пользу B. то, что предполагаемое обязательство не существует (Spiro v. Lintern (1973) 1 W.L.R. 1002). В обстоятельствах, когда истица обратилась за приобретением и оплатила облигации на базе недвижимости, каковые были распределены в ее пользу на условиях обычного страхового полиса ответчиков, а спустя семь месяцев, в течение которых она удерживала данный документ, потребовала возврата произведенного ею платежа, утверждая, что договор не заключался, требование было отвергнуто по основанию, согласно которому вышеупомянутое обращение представляло собой оферту, каковая получила акцепт посредством выпуска полиса. Но также в дальнейшем было признано, что даже если полис образовывал встречную оферту, таковая нашла себе акцепт через поведение истицы, которая ничего не делала и не говорила в течение семи месяцев, то есть простое бездействие было признано достаточным, чтобы составить акцепт (Rust v. Abbey Life Ins Co (1979) 2 Lloyd's Rep. 355). 2.3.5. Акцепт почтой или телеграммой Если акцепт дается почтой, он считается совершенным, когда письмо отправлено (Dunlop v. Higgins (1848) 1 HL Cas 381). Если акцепт дается телеграммой, то он признается совершенным, когда телеграмма сдана (Bruner v. Moore (1904) 1 Ch. 305). Письмо признается отправленным, когда оно помещено под контроль почтовой службы или одного из ее служащих, уполномоченных к получению писем для отправки (Brinkibon v. Stahag Stahl und Stahlwarenhandelsgesellschaft mbH (1983) 2 A.C. 34). Вручение письма, содержащего акцепт, для отправки почтальону, уполномоченному доставлять письма, не является его отправкой по почте (Re London & Nothern Bank (1900) 1 Ch. 220). Оферта, направленная тому, кто не состоит в непосредственном общении с оферентом, остается открытой, и ее можно акцептовать до истечения времени, указанного оферентом, или разумно необходимого, учитывая характер сделки. Поэтому когда письмом, датированным 2 сентября, ответчики предложили истцам продать некоторое количество шерсти, добавив слова "при получении вашего ответа ближайшей почтой", что подразумевало получение ответа 5 сентября, если бы письмо, содержащее оферту, было адресовано правильно (была доказана небрежность, выразившаяся в том, что ответчики неверно указали адресата оферты), а истцы, получившие письмо только 7 сентября, отправили акцепт в тот же день, но он был получен ответчиками 9 сентября, иск о нарушении договора, причиной которому послужило то, что 8 сентября, то есть до получения акцепта, ответчики продали шерсть другому лицу, должен был быть разрешен на основе того, что фактическое получение письма о принятии оферты, будучи единственно возможным моментом, начиная с которого договор признается заключенным, привело бы к тому, что никакой контракт никогда не мог бы быть заключен по почте (Adams v. Lindsell (1818) 1 B & Ald 681, 106 ER 250). Письменная оферта, врученная непосредственно, была акцептована по почте, и было решено, что с учетом обстоятельств, позволявших сознавать, что согласно сложившимся у людей обыкновениям почта может быть использована как способ сообщения, договор заключен с момента такого акцепта, причем таковой являлся совершенным с момента сдачи его на почту (Henthorn v. Fraser (1892) 2 Ch. 27 (C.A. 1892)). По общему правилу было бы неразумным откликаться почтовым сообщением на оферту, сделанную телеграммой (Quenerduaine v. Cole (1883) 32 W.R. 185). Сообщать о принятии оферты почтой, если акцептант был осведомлен о том, что почтовое сообщение нарушено, будет неразумным (Bal v. Van Staden (1902) T.S. 128). Оферент всегда может потребовать фактического извещения об акцепте, оговорив тем самым отступление от правила о том, что акцепт почтой или телеграммой признается совершенным в момент соответствующей отправки (Holwell Securities Ltd v. Hughes (1974) 1 W.L.R. 155). Само существо оферты или обстоятельства, при которых она была сделана, могут указывать на то, что требуется извещение, и правило о том, что акцепт почтой или телеграммой признается совершенным в момент соответствующей отправки, неприменимо (New Hart Builders Ltd v. Brindley (1975) Ch. 342, (1975) 1 All E.R. 1007, (1975) 2 W.L.R. 595). Оферент несет риск задержки или утери письма с акцептом. Поэтому в ситуации, когда ответчик предложил купить паи компании истца и секретарь компании, в свою очередь, подготовил письмо об их выделении ответчику и отправил его по почте, однако письмо не пришло по назначению, а компания была объявлена несостоятельной, в связи с чем ответчик отказался нести ответственность за платеж по паям, суд решил, что он тем не менее является ответственным (Household Fire and Carriage Accident Insurances Co Ltd v. Grant (1879), 4 Ex. D. 216 (C.A.)). Если опоздание или утеря письма с акцептом произошли по вине акцептанта, в частности когда акцепт был неправильно адресован или не полностью оплачен, он имеет эффект, если получен оферентом в течение времени, когда обычный акцепт был бы получен (Getreide-Import-Gesellschaft m.b.H. v. Cotimar S.A. Compania Industrial Comercialey Maritima (1953) 2 All E.R. 223, (1953) 1 W.L.R. 793). В обстоятельствах, когда акцепт, направленный почтой, был утерян или доставлен с опозданием, что явилось следствием того, что отправление было снабжено ошибочным либо неполным адресом, то есть отправителем письма была проявлена небрежность, правило о том, что акцепт признается совершенным в момент отправки почтой, неприменимо. Неверно направленный акцепт должен возыметь действие (если это будет возможно в принципе) в тот момент, который является менее благоприятным для стороны, ответственной за неправильное отправление, каковой может быть и оферент, некорректно написавший адрес для корреспонденции в его пользу (LJ Korbetis v. Transgrain Shipping BV (2005) EWHC 1345 (Q.B.)). Не существует какого-либо общего правила, когда речь идет о мгновенной связи между оферентом и акцептантом, о том, что, если оферент явно или в подразумеваемой форме указал способ акцепта и он как способ связи оказался неблагоприятным или недостаточным, оферент принимает риск на себя. Данное правило относится только к двум формам связи (письмом и телеграммой) и составляет исключение из общего подхода о том, что акцепт должен быть сообщен оференту. По этой причине в ситуации, когда истец, английская компания, правление которой находилось в Лондоне, телексом направил ответчику, американской компании с местонахождением правления в Амстердаме, оферту с предложением продать определенное количество металла, а ответчик акцептовал его тем же способом, суд признал, что договор был заключен, когда истец получил ответ, а это имело место в Лондоне, что, в свою очередь, повлияло на выбор применимого права (английского) при определении правомерности процессуального действия (Entores Ltd v. Miles Far East Corporation (1955) 2 Q.B. 327). Если в период, когда акцепт был направлен почтой в адрес контрагента его отправителя, но еще не достиг последнего, указанные стороны заключили договор, затрагивающий предмет соглашения, заключенного посредством направления названного акцепта почтой, приоритет будет иметь то соглашение, к которому стороны пришли в результате направления акцептантом названного акцепта (Potter v. Sanders (1846) 6 Hare 1). 2.3.6. Предписанный способ акцепта Если оферент испрашивает выполнения условия, согласно которому акцепт должен быть направлен по определенному месту, таковой, будучи заявленным где бы то ни было, но не в указанном месте, не будет связывать его (Frank v. Knight (1937) O.Q.P.D. 113). Если акцепт запрошен в письменной форме, оферент не будет связан договором, если акцепт совершен устно (Financings Ltd v. Stimson (1962) 1 W.L.R. 1184). Договор может быть признан заключенным, если подразумеваемый акцепт (который сам по себе безрезультатен в силу невыполнения требования о соответствии оговоренному методу его совершения) может быть расценен в качестве встречной оферты и если эта встречная оферта затем принимается лицом, которому таким образом сделано встречное предложение (Wettern Electric Ltd v. Welsh Development Agency (1983) Q.B. 796). Оферент, указавший в условиях оферты определенный способ ее акцепта, вправе считать себя несвязанным, пока акцепт не совершен или не сообщен указанным способом. Однако если условие о способе акцепта включено по настоянию оферента и в его интересах или для его выгоды, он может путем поведения или иным образом отказаться строго следовать ему при условии, что интересы акцептанта серьезно не нарушены (Manchester Diocesan Council for Education v. Commercial & General Investments Ltd (1970) 1 W.L.R. 241). Способ акцепта иной, нежели избранный оферентом, но не менее выгодный для него не должен считаться препятствующим признанию договора заключенным, если только оферент не указал, что акцепт должен быть сделан определенным образом и не иначе (Tinn v. Hoffman & Co (1873) 29 L.T. 271). В ситуации, когда доказано, что предписанный способ акцепта фактически установлен акцептантом или для защиты в первую очередь его интересов, акцепт, допущенный им, когда он совершен способом иным, нежели оговоренный, может означать, что акцептант отказался от ранее сделанной оговорки о методе принятия оферты, а следовательно, таковое должно рассматриваться как действительное, если только не будет показано, что неиспользование оговоренного метода акцепта причинило ущерб оференту (Robophone Facilities v. Blank (1966) 1 W.L.R. 1423). 2.3.7. Отзыв акцепта Телефонный звонок или телеграмма, отменяющие акцепт, будут действительными, если они получены оферентом ранее письма об акцепте, сданного акцептантом на почту для отправки (Household Fire and Carriage Accident Insurances Co Ltd v. Grant (1879), 4 Ex. D. 216 (C.A.)). 2.4. Прекращение оферты "Оферта может быть прекращена путем ее отзыва, отклонения, в связи с истечением срока, наступлением условия, со смертью и последующей неправоспособностью" (Chitty on Contracts, 30th edn. 2008. Vol. I. P. 190). 2.4.1. Отзыв оферты Ответчики направили истцу оферту, предлагавшую, что если он учтет векселя другой фирмы, они гарантируют оплату таких векселей на сумму до 600 фунтов стерлингов в течение 12 календарных месяцев. Некоторые векселя были истцом учтены и полностью оплачены, после чего ответчики до истечения 12 месяцев отозвали свою оферту, однако истец продолжал учитывать векселя. Некоторые из последних не были оплачены, и тогда к ответчикам был предъявлен иск из гарантии. Было решено, что отзыв оферты является обоснованным возражением против иска. Гарантия была офертой на срок в 12 месяцев, содержащей обязательство за выполнение действия, т.е. гарантию за учет, значит, каждый учет превращал оферту в соответствующее обязательство, но оферта в целом могла быть в любое время отозвана, за исключением случаев учета, произведенного до извещения об отзыве (Offord v. Davies (1862) 12 C.B. (N.S.) 748). Оферта за печатью безотзывна, поскольку такой документ есть то, что нельзя устранить (Beesly v. Hallwood Estates Ltd 1 All E.R. 90). Компания истца объявила, что ее интересуют предложения на поставку чугунных изделий в период между 1 ноября и 31 октября следующего года. Ответчик направил ей предложение поставить необходимые товары на таких условиях и в таком количестве, чтобы компания могла выдавать заказы время от времени, и его предложение было акцептовано компанией. Некоторое время заказы выдавались и исполнялись на условиях предложения, однако впоследствии ответчик отказался исполнить очередной заказ, в связи с чем компания предъявила иск из нарушения договора. Поскольку предложение ответчика содержало условия оферты, которая могла быть принята в любое время в течение последующих 12 месяцев, а акцепт предложения не создавал сам по себе договора, выступая лишь уведомлением компании о том, что она рассматривает предложение как длящуюся оферту, которая с ее стороны может быть принята, когда товары ей потребуются, тогда как, соответственно, акцепт длящейся оферты создавал каждый новый заказ, и ответчик мог отозвать оферту лишь на будущее с обязательством исполнить уже выданные заказы, суд признал ответчика нарушившим договор (Great Northern Railway Co v. Witham (1873) L.R. 9 C.P. 16). Отец пообещал сыну и невестке, что дом, где они жили, будет принадлежать им, как только они выплатят взносы по закладной на эту недвижимость, и они с его ведома начали их выплачивать. Суд нашел, что такое обещание не может быть отозвано: обещание отца представляет собой односторонний договор - обещание передачи дома в обмен на действие по оплате взносов. Оно не может быть им отозвано, поскольку супружеская пара начала выполнять действие, однако оно может перестать связывать его, если они прекратят платежи или выплатят их не полностью (Errington v. Errington and Woods (1952) 1 K.B. 290). Когда работа выполнена и расходы понесены в результате добросовестного отношения к условному обещанию, должник становится обязанным не отзывать свое обещание, и если он это делает, к нему может быть предъявлен иск об убытках или о Quantum meruit (Morrison SS Co v. The Crown (1924) 20 L1.L.R. 283). Акцепт, направленный по почте, будет превалировать над почтовым же сообщением об отзыве оферты, направленным ранее, чем первый, если отзыв еще не достиг адресата оферты, когда таковой направлял акцепт почтой (Harris' Case (1872) L.R. 7 Ch.App. 587). В ситуации, когда ответчики письмом от 1 октября сделали оферту истцам, прося сообщить ответ по телеграфу, а истцы, получив письмо 11 октября, немедленно дали ответ требуемым способом, в то время как ответчики 8 октября отправили почтой письмо, отзывающее оферту, которое поступило к истцам только 20 числа, суд нашел, что должны быть поставлены два вопроса: (1) порождает ли отзыв оферты какие-либо последствия до его сообщения; (2) равносильна ли отправка по почте письма с отзывом оферты сообщению об этом лицу, которому послано письмо? Было решено, что, во-первых, отзыв оферты не имеет значения до получения сообщения и, во-вторых, что факт отправки письма по почте сам по себе не означает, что сообщение об отзыве оферты сделано. Поэтому акцепт, посланный истцами 11 октября, не мог быть затронут тем фактом, что письмо ответчиков с отзывом уже находилось в пути (Byrne & So. v. Leon Van Tienhoven & Co (1880) 5 C.P.D. 344). Основания, по которым акцепт считают завершенным с отправкой его по почте, не имеют значения для отзыва или изменения оферты. Отзыв или изменение не могут иметь большего правового значения, чем сама оферта, пока они не доведены до сведения лица, которому сделана оферта (Henthorn v. Fraser (1892) 2 Ch.D. 27 (C.A.)). Сообщение об отзыве оферты, сделанное в адрес компании, чья почта получается, вскрывается и сортируется в нескольких офисах, а затем распределяется по различным департаментам для работы с ней, признается имевшим место в момент, когда письмо было вскрыто при нормальном ходе дел или было бы вскрыто, если ход дел был бы нормальным (Eaglehill Ltd v. J Needham (Builders) Ltd (1973) A.C. 992). Оферта не считается отозванной простым действием, не совместимым с ее содержательной частью, в частности если отчужден предмет договора, в целях заключения которого оферта была сделана (Stevenson, Jacques & Co v. McLean (1880) 5 Q.B.D. 346). В обстоятельствах, когда 10 июня ответчик передал истцу предложение продать недвижимость (несколько домов) за определенную сумму, указав, что оно остается в силе до 9 часов утра 12 июня, однако 11 июня он продал имущество другому лицу, не известив об этом истца, каковой фактически все-таки оказался проинформированным (лицом, действовавшим без полномочий от ответчика), но тем не менее в срок сообщил акцепт (о покупке дома), а впоследствии предъявил иск об исполнении договора в натуре, Апелляционный суд решил, что договора между спорящими сторонами не возникло, ибо истец, вне всякого сомнения, знал, что ответчик более не собирается продавать недвижимость ему, столь же четко и ясно, как если бы последний прямо сообщил ему об этом (Dickinson v. Dodds (1876), 2 Ch.D. 463 (C.A.)). Оференту, отозвавшему оферту без сообщения об этом акцептанту, предоставляется возможность доказать, что акцептант знал об отмене оферты из заслуживающего доверия источника (Cartwright v. Hoogstoel (1911) 105 L.T. 628). Первоначальная оферта может быть отозвана путем выставления последующей оферты, если об этом позволяют говорить сущность обоих оферт и обстоятельства, при которых они были сделаны (Pickfords Ltd v. Celestica Ltd (2003) EWCA Civ 1741). Поскольку для лица, сделавшего оферту публике, например обещание выплатить вознаграждение за информацию, влекущую арест преступника, убедиться в том, что уведомление об отзыве оферты дошло до каждого, кто был осведомлен о ней, является невозможным, достаточным будет принять разумные шаги, чтобы довести данный отзыв до внимания таких лиц, даже если фактически до сведения всех из их числа сообщение не дойдет (Shuey v. US 92 U.S. 73 (1875). 2.4.2. Отклонение оферты Оферта прекращается с ее отклонением (Tinn v. Hoffmann & Co (1873) 29 L.T. 271). Адресат оферты, который предпринял попытку акцептовать оферту на новых условиях, не содержащихся в оферте, то есть сделал встречную оферту, не может впоследствии принять первоначальную оферту (Hyde v. Wrench (1840) 3 Beav. 334). Сообщение, направленное адресатом оферты оференту и имеющее форму вопроса относительно готовности последнего изменить условия оферты, с необходимостью встречной офертой не является: оно может представлять собой просто вопрос или запрос информации, сделанный без намерения отклонить условия оферты (Stevenson Jacques & Co v. McLean (1880) 5 Q.B.D. 346). Если оферта сделана в отношении продажи дома по оговоренной в ней цене, вопрос, готов ли намеревающийся произвести отчуждение продавец понижать цену, не будет означать отклонение оферты при условии, что вопрос может быть расценен как заданный в качестве просто "пробного камня" (Gibson v. Manchester CC (1979) 1 W.L.R. 294). 2.4.3. Истечение срока оферты или наступление условия Слова "эта оферта остается в силе до 9 часов утра 12 июля, пятницы" позволяют акцептанту принять оферту, если она не отозвана, в любое время до названного часа, после чего оферта утратит силу (Dickinson v. Dodds (1876), 2 Ch.D. 463 (C.A.)). Оферта о поставке товара определенного сорта по определенной цене в течение года с данной даты является офертой, которая может стать договором путем выдачи заказа, если таковой сделан до истечения года, считая с даты оферты (Great Northern Railway Co v. Witham (1873) L.R. 9 C.P. 16). Предложение гарантировать платеж любого векселя, дисконтированного другому лицу, в течение года с данной даты является офертой, которая может стать договором путем дисконтирования векселя, если таковое произведено в течение года, считая с даты оферты (Offord v. Davies (1862) 12 C.B.(N.S.) 748). Если из обстоятельств, при которых сделана оферта, в частности при оферте по телеграфу, можно предполагать, что требуется срочный ответ, оферта должна быть признана утратившей силу, если акцептант не сообщил срочно об акцепте или избрал способ связи, который задержит его сообщение об акцепте (Quenerduaine v. Cole (1883) 32 W.R. 185). Оферта, которая не содержит прямо оговоренного условия, которое ограничивало бы срок ее действия, прекращается по прошествии разумного периода времени (Cemco Leasing SpA v. Rediffusion Ltd (1987) F.T.L.R. 201). В деле, где ответчик письмом от 8 июня предложил купить паи компании истца, но ответа не получал до 23 ноября, когда был извещен, что паи ему выделены, что повлекло с его стороны отказ в их принятии, было решено, что оферта утратила силу вследствие задержки компанией извещения о ее акцепте, и обязанность принять паи отсутствовала. Суд казначейства указал, что акцепт сделанной оферты должен был иметь место в течение разумного времени, промежуток же в несколько месяцев слишком велик (Ramsgate Victoria Hotel Co v. Montefiore (1866) L.R. 1 Ex. 109). Знание оферентом о намерении акцептанта сохранить действие оферты может исключить утрату офертой силы даже по истечении того, что называют разумным периодом времени (Manchester Diocesan Council for Education v. Commercial and General Investments Ltd (1970) 1 W.L.R. 241). В ситуации, когда ответчик подписал соглашение, по которому обязался купить в рассрочку у компании автомобиль, но таковое содержало условие о том, что оно становится обязывающим только после акцепта посредством его подписания по поручению компании, и до совершения такой подписи компанией автомобиль был похищен ворами, а впоследствии найден в поврежденном состоянии, соглашение фактически представляло собой оферту, поскольку предусматривало акцепт со стороны компании, в связи с чем суд решил, что эта оферта могла быть акцептована, если бы автомобиль оставался в основном в том же состоянии, в каком находился, когда была сделана оферта. Поскольку это было не так, оферта утратила силу и договор не возник (Financings Ltd v. Stimson (1962) 3 All E.R. 386). Предложение о страховании жизни лица не может быть акцептовано после того, как оно получило серьезные увечья падением со скалы (Canning v. Farquhar (1885) 16 Q.B.D. 722). 2.4.4. Последствия смерти Принятие акцептантом оферты в случае смерти оферента последствий не имеет, поскольку оферта прекращается со смертью автоматически и знание об этом не имеет значения (Dickinson v. Dodds (1876), 2 Ch.D. 463 (C.A.)). Акцепт, сообщенный личным представителям оферента, не связывает их, если только оферта не могла быть отозвана оферентом при жизни (Errington v. Errington and Woods (1952) 1 K.B. 290). В условиях, когда действовало длящееся поручительство в отношении банковского овердрафта, что подразумевало оферту гаранта, акцептуемую банком время от времени, в зависимости от выдачи ссуд своему клиенту, и при этом каждая такая выдача представляла собой отдельный акцепт, превращающий оферту в обязывающий договор, принятие акцептантом оферты было возможным, несмотря на смерть оферента (Bradbury and Others v. Morgan and Another (1862) 1 H. & C. 249). Оферта в рамках длящегося поручительства является прекращенной, если банк, имевший право акцептовать данную оферту время от времени, знает о смерти гаранта, а личные представители последнего не имеют согласно завещанию полномочий на продление поручительства (Coulthart v. Clementson (1879) 5 Q.B.D. 42). Оферта в рамках длящегося поручительства является прекращенной, если оставление ее в силе для банка, имевшего право акцептовать данную оферту время от времени, будет несправедливым с точки зрения обременения имущества гаранта (Harris v. Fawcett (1872-73) L.R. 8 Ch.App. 866). Если длящаяся гарантия явным образом предусматривает, что она может быть прекращенной только путем уведомления, данного поручителем или его личными представителями, смерть гаранта, если таковая даже известна банку, в пользу которого гарантия было выдана ранее, не будет прекращать действие последней, поскольку специальное уведомление должно быть произведено (Re Silvester (1895) 1 Ch. 573). Оферта во всяком случае прекращается со смертью акцептанта, его личные представители не могут акцептовать оферту от имени наследников (Re Cheshire Banking Co (Duff's Executor's case) (1886) 32 Ch.D. 301). В обстоятельствах, когда предложение продать акции было сделано в 1911 году в адрес директоров компании, а попытка акцептовать данную оферту была предпринята в 1919 году остающимися в живых из числа лиц, которые были директорами в 1911 году, а также наследниками тех из директоров, кто скончался в промежутке времени между указанными годами, предполагаемый акцепт был признан не имеющим силы, при этом суд попутно отметил, что оферта, сделанная лицу, которое в соответствующий момент времени было при жизни, но которое скончалось до того, как оферта была акцептована, больше уже не является офертой в принципе (Reynolds v. Atherton (1921) 125 L.T. 690, affirmed (1922) 127 L.T. 189). Предложение приобрести рентные облигации было акцептовано солиситорами аннуитета уже после того, как последний в отсутствие осведомленности солиситоров скончался. Такой акцепт был признан не имеющим силы на том основании, что полномочия солиситоров были прекращены со смертью их клиента, а принятие оферты было совершено по ошибке (Kennedy v. Thomassen (1929) 1 Ch. 426). 2.5. Незавершенные договоры Пока все существенные условия договора не согласованы, нет связывающего обязательства. Соглашение о достижении соглашения в будущем не является договором, также нет договора, если какое-либо существенное условие не установлено, не предписывается в подразумеваемой форме правом и документ не содержит какого-либо "механизма" для его определения (Foley v. Classique Coaches Ltd (1934) 2 K.B. 1 (C.A.)). 2.5.1. Неопределенность условий Суд признал, что соглашение о приобретении товаров на условиях рассрочки было слишком неопределенным для того, чтобы быть обеспеченным правовой санкцией, поскольку существует множество видов соглашений на условиях покупки в рассрочку с широчайшим разбросом договорных условий, так что сказать, на каких условиях стороны намеревались вступить в данный договор, является невозможным (G. Scammell & Nephew Ltd v. Ouston (1941) A.C. 251). В условиях, когда никаких доказательств того, что обратное является обычной практикой для контрактов в соответствующей области, не обнаружилось, соглашение с учетом оговорки о военных действиях было признано чрезмерно неопределенным, чтобы создать связывающий стороны договор (Bishop & Baxter Ltd v. Anglo-Eastern Trading Co (1944) K.B. 12). Оговорка о подчинении соглашения условию о забастовке или локауте была признана препятствующей возникновению договора по причине отсутствия достаточной определенности его условий (Love & Stewart Ltd v. S Instone & Co (1917) 33 T.L.R. 475). Соглашение, содержащее указание "при условии положений о форс-мажоре", было признано слишком неопределенным (British Electrical, etc. Industries Ltd v. Patley Pressing Ltd (1953) 1 W.L.R. 280). Когда договор заключается при условии удовлетворенности одной из сторон, он может быть признан необязывающим соглашением по причине его недостаточной определенности (Stabilad Ltd v. Stephens & Carter Ltd (N 2) (1999) 2 All E.R. (Comm) 651). Одно лицо купило у другого лошадь и обещало "дать на 5 фунтов стерлингов больше или купить у последнего еще одну лошадь, если эта принесет ему счастье". Было решено, что такое обещание слишком неясно и неопределенно, чтобы принять его во внимание в суде (Guthing v. Lynn (1831) 2 B. & Ad. 232). Обещание лица, заключившего договор, что "если оно будет удовлетворено им как потребитель", то "благожелательно рассмотрит" предложение о возобновлении договора, было квалифицировано на основе того, что в этих словах нет ничего, что создавало бы правовое обязательство (Montreal Gas Co v. Vasey (1900) A.C. 595). В обстоятельствах, при которых лицо согласилось уплатить агенту по продаже недвижимости комиссионное вознаграждение, если тот "окажет содействие в поиске человека, готового подписать документ, могущий стать обязывающим договором", соглашение было признано слишком неопределенным, чтобы получить принудительную защиту (Jacques v. Lloyd D. George & Partners Ltd (1968) 1 W.L.R. 625). Возникновение договорных отношений было поддержано судом в условиях, когда стороны достигли соглашения о загрузке угля в Гримсби "на условиях обычной гарантии угольной шахты", поскольку суду были представлены доказательства в отношении условий, по обыкновению содержащихся в такого рода гарантиях в Гримсби (Shamrock SS Co v. Storey & Co (1899) 81 L.T. 413). Обязательство предоставить в аренду магазин "в превосходном месте" не было признано чрезмерно неопределенным, чтобы не быть обеспеченным правовой санкцией, поскольку данное выражение было обыкновенно употребимым лицами, занимающимися бизнесом в сфере торговой недвижимости, так что его значение могло бы быть определено с помощью показаний эксперта в суде (Ashburn Anstalt v. Arnold (1989) Ch. 1). Деловые люди часто фиксируют наиболее важные соглашения в неотработанном и общем виде, способы выражения, достаточные и ясные для них в ходе их дел, могут показаться далеко неполными или неточными для тех, кто незнаком с их деятельностью. Поэтому в обязанности суда входит истолковать такие документы справедливо и широко, не прибегая к излишней проницательности или тонкости для обнаружения дефектов, наоборот, суд должен стремиться применять старый принцип английского права: verba ita sunt intelligenda ut res magis valeat quam pereat (интерпретации, которая придает силу, оказывается предпочтение в сравнении с той, которая делает недействительным). С учетом этого в ситуации, когда истцы заключили с ответчиками соглашение о покупке у них в 1930 г. партии русской мягкой древесины, и в договоре содержалось условие об опционе на покупку древесины в 1931 г., однако не были указаны ни сорт, ни размер или качество древесины, ни порядок транспортировки, но истцы захотели воспользоваться опционом, в связи с чем ответчики заявили, что это условие слишком неопределенно и нечетко, чтобы говорить о ясном намерении быть связанным, и что оно представляет собой лишь соглашение о проведении переговоров относительно будущего договора, Палата лордов решила, что в свете предшествующих сделок, заключенных сторонами, имело место достаточно ясно выраженное намерение быть связанным: недостающие неясные условия опциона могут быть выявлены исходя из условий, содержащихся в самом договоре, и на основе обычной практики торговли древесиной (Hillas & Co v. ArcosLtd (1932) 147 L.T. 503 (H.L.)). В обстоятельствах, когда поставщик одежды в розничную сеть исходил из того, что между ними существует подразумеваемый договор, так что прекращение установившихся отношений постоянных партнеров возможно только по уведомлению, отвечающему требованию разумности, одним из оснований для отказа в требованиях явилось то, что "не существовало объективных критериев, исходя из которых суд мог бы оценить, что было бы разумным как относительно количества, так и цены" (Baird Textile Holdings Ltd v. Marks & Spencer Plc (2001) EWCA Civ 274, (2002) 1 All E.R. (Comm) 737). В ситуации, когда соглашение о продаже товаров предусматривало поставку "франко-борт... подходящий датский порт", было признано, что таковое не является слишком неопределенным: оно означало, что покупатель связан обязательством по выбору порта для погрузки (David TBoyd & Co v. Louis Louca (1973) 1 Lloyd's Rep. 209). В ситуации, когда оферта и акцепт (действием) наличествуют, однако стороны затруднены в определении того, какие условия заключенного договора будут действовать, суд счел возможным импортировать в последний проект соглашения между ними (Brogden v. MetropolitanRy (1877) 2 App.Cas. 666). При затруднениях в определении содержания договора при акцепте оферты действием было признано, что определяющее значение будет иметь договор, ранее заключенный одной из сторон толкуемого контракта и третьим лицом (Pyrene Co Ltd v. Scindia Navigation Co Ltd (1954) 2 Q.B. 402). Суд будет предпринимать все разумные усилия, чтобы придать смысл очевидно бессмысленным фразам, но даже если эти усилия будут тщетными, присутствие таких фраз в тексте не будет с необходимостью порочить соглашение (The Tropwind (1982) 1 Lloyd's Rep. 232). Когда металлопродукция была продана на условиях, которые были четко определены, за исключением оговорки о том, что продажа была подчинена обычным условиям акцепта, однако подобных обычных условий не существовало, было признано, что фраза является бессмысленной, но это не лишает юридической силы договор в целом: слова были отделены и проигнорированы (Nicolene Ltd v. Simmonds (1953) 1 Q.B. 543). Фраза в тексте договора, содержащая в себе внутреннее противоречие, будет отделена от остальных контрактных положений и проигнорирована без ущерба юридической силе документа в целом, если усилия суда по устранению такого противоречия окажутся безрезультатными (Scammel v. Dicker (2005) EWCA Civ 405), (2005) 3 All E.R. 838). В ситуации, когда арбитражная оговорка предусматривала разрешение любого спора арбитражем в Лондоне и любого другого спора арбитражем в Москве, суд не стал принимать оговорку во внимание и разрешил сам спор (ERJ Lovelock v. Exportles (1968) 1 Lloyd's Rep. 163). 2.5.2. Неполнота соглашения Если в ходе переписки соглашение достигнуто, необходимо выяснить, является ли оно полным или, помимо выраженных как согласованные, в намечаемом договоре имеются иные условия, которые еще находятся в стадии согласования и без урегулирования которых стороны не имеют намерения заключить договор (Hussey v. Horne-Payne (1879) 4 App.Cas. 311). Договора не будет, если соглашение об аренде упустило необходимость определить, с какой даты начинает течь срок аренды (Harvey v. Pratt (1965) 1 W.L.R. 1025). В условиях, когда соглашение о продаже участка земли предусматривало, что цена будет уплачена в рассрочку и что после каждого платежа должно передаваться право собственности на пропорциональную часть земли, было признано, что, поскольку невозможно выделить каждый раз подлежащую передаче часть земли, это делает соглашение в целом неполным и потому не могущим быть принудительно исполненным (Bushwall Properties Ltd v. Vortex Properties Ltd (1976) 1 W.L.R. 591). Соглашение не должно решать задачу добиться согласования всех мелочных деталей (First Energy (UK) Ltd v. Hungarian International Bank Ltd (1993) 2 Lloyd's Rep. 195). Цена в договоре купли-продажи может быть установлена договором, или согласована позднее способом, установленным в договоре, или определена обычной практикой отношений сторон (Sale of Goods Act 1979 s. 8(1)). Если цена не определена так, как указано в пункте (1), покупатель обязан заплатить разумную цену (Sale of Goods Act 1979 s. 8(2)). Если договор об оказании услуг не устанавливает вознаграждение, подлежащее уплате за оказанные услуги, таковое должно быть уплачено в разумной сумме (Supply of Goods and Services Act 1982 s. 15(1)). "Разумная цена может совпадать, а может и не совпадать с текущей ценой товара в порту отгрузки в период времени, точно соответствующий тому, когда такая отгрузка является совершенной. Текущая цена на определенный день может быть непомерно высокой из-за случайных обстоятельств, как то вследствие того, что товар был преднамеренно удержан самим продавцом, или таких как цена в других портах в непосредственной близости, а также по различным другим причинам" (Acebal v. Levy (1834) 10 Bing. 376). В случаях, когда определение цены в договоре купли-продажи должно быть произведено на основе обычной практики отношений сторон либо исходя из требования о разумной цене, суд допускает иск о quantum meruit или quantum valebant, то есть иск о возмещении разумной стоимости товаров или услуг (British Bank for Foreign Trade Ltd v. Novinex (1949) 1 K.B. 628). В обстоятельствах, когда поставщики согласились купить у Короны все излишки палаток "по цене, которая будет согласована между ними, как только окажется количество, достаточное для продажи, и они будут предложены поставщикам для продажи", Палата лордов решила, что договор не был заключен, а статья 8 Акта о купле-продаже товаров 1893 г. <1> в данном случае неприменима, так как в ней речь идет о молчании в отношении цены, а соглашение предусматривало, что стороны впоследствии согласуют подлежащую оплате цену (May & Butcher Ltd v. The King (1934) 2 K.B. 17(n)). -------------------------------- <1> Каковая в интересующей части содержательно совпадает с текстом аналогичной статьи Акта о купле-продаже товаров 1979 г. Оферта о продаже паба на условиях "свободное помещение, пригодное для въезда" за 7 тысяч фунтов стерлингов было акцептовано без оговорок. Суд признал, что имел место обязывающий контракт вопреки тому факту, что многие важные положения, такие как дата закрытия сделки, а также вопрос о выплате депозита, были оставлены открытыми (Perry v. Suffields Ltd (1916) 2 Ch. 187). Покупатель и продавец достигли соглашения по "важнейшим условиям сделки: продукции, цене, количеству, сроку отправки, группе портов, пригодных для погрузки, а также руководящим условиям для контракта". Было постановлено, что соглашение получило силу договора даже несмотря на то, что стороны еще не достигли договоренности по определенному кругу важных вопросов, таких как конкретный порт для погрузки и размер погрузочных и некоторых других платежей (иных чем цена), каковые могли при определенных обстоятельствах стать причитающимися в соответствии с договором. Тем самым суд встал на позицию, согласно которой стороны выразили намерение быть связанными немедленно и вопреки тем фактам, что дополнительные существенные условия признавались подлежащими согласованию позднее и что даже неспособность достичь такого соглашения не лишила бы договор законной силы, если только без такого согласования договор не становился бы неосуществимым или чрезмерно неопределенным для того, чтобы быть исполненным принудительно (Pagnan SpA v. Feed Products Ltd (1987) 2 Lloyd's Rep. 601). В обстоятельствах, когда соглашение об оказании услуг сроком на 10 лет определяло размер вознаграждения, подлежащего уплате за оказанные услуги, только за первый год из двухлетнего периода его фактического действия, неспособность сторон определить величину оплаты на последующие года не воспрепятствовала суду, чтобы постановить, что стороны намеревались вступить в 10-летние договорные связи, а в текст контракта подразумеваемым образом включалось условие о разумной цене услуг, которые будут оказаны в периоды, следующие за первым годом действия договора (Mamidoil-Jetoil Arab Petroleum Co SA v. Okta Crude Oil Refinery AD (2001) EWCA Civ 406, (2001) 2 Lloyd's Rep. 76). Соглашение не является недействительным по мотиву неопределенности просто потому, что факты, от которых его юридическая сила зависит, не являются известными в момент его совершения: требование определенности оказывается выполненным, если такие факты являются способными к выяснению и становятся установленными (без необходимости в дальнейших переговорах) после заключения соглашения (Welsh Development Agency v. Export Finance Ltd (1992) B.C.L.C. 148). 2.5.2.1. Соглашения при условии обмена контрактами В деле, где в силу письменного соглашения ответчик согласился арендовать дом на определенный период времени и за определенную плату, но при условии составления и одобрения формального договора, было признано, что договор не был заключен. При этом суд указал, что если лицо имеет письменное предложение или соглашение, содержащее оговорку о заключении формального договора, который будет подготовлен, это означает именно сказанное: такое соглашение зависит от формального договора, подлежащего подготовке (Winn v. Bull (1877) 7 Ch.D. 29). В случае соглашения при условии обмена контрактами продавец подписал находившийся у него экземпляр договора, сообщил об этом покупателю и просил последнего подписать имеющийся у того другой экземпляр договора и немедленно его прислать. После того как покупатель выполнил требования продавца, последний отказался от договора, ссылаясь на то, что свой экземпляр договора он только подписал, но не отправил покупателю. Суд согласился с этим аргументом и признал, что если даже условия формального договора были согласованы, обязывающего стороны правоотношения не будет, пока обмен контрактами не произойдет (Eccles v. Bryant & Pollock (1948) Ch. 93). При продаже земли каждая из сторон договора должна подписать документ, содержащий все условия, которые были прямо согласованы, и передать другой стороне или отправить по почте (Law of Property (Miscellaneous Provisions) Act 1989 s. s. 2(1), (3)). Если, вступая в соглашение о продаже земли, стороны условились, что документы со всеми условиями сделки, подписанные ими, будут направляться почтой, процесс обмена признается завершенным по получении второго из направленных документов (Commission for the New Towns v. Cooper (Great Britain) Ltd (1995) Ch. 259). Если соглашение заключено на условиях того, что стороны обменяются формальными контрактами, такой обмен может состояться при помощи телекса (Domb v. Isoz (1980) Ch. 548). Если соглашение достигнуто при условии обмена формальными контрактами, определенные технические сбои при направлении соответствующих документов телексом или факсом могут быть проигнорированы (Harrison v. Battye (1975) 1 W.L.R. 58). Требование об обмене формальными договорами, если стороны, пришедшие к соглашению, условились об этом, может быть опущено, если они пользуются услугами одного и того же солиситора (Smith v. Mansi (1963) 1 W.L.R. 26). Если соглашение сторон, в отношении которого они договорились о применении оговорки "при условии обмена контрактами", облечено в форму документа за печатью, требование об обмене формальными договорами соблюдать не нужно. Договор будет признаваться заключенным, как только документ за печатью будет надлежаще оформлен (Vincent v. Premo Enterprises Ltd (1969) 2 Q.B. 609). Стороны свободны в возможности создать обязывающий договор, заключив соглашение, исключающее условие об обмене формальными контрактами, и показав тем самым свое намерение быть с этого момента юридически связанными (Law v. Jones (1974) Ch. 112). Когда одна сторона в соглашении, достигнутом с оговоркой "при условии обмена контрактами", своим последующим поведением поощряет другую полагаться на то, что она не выйдет из договорных отношений в силу несоблюдения названной оговорки, и вторая сторона действует в ущерб себе, первая может быть признана ответственной на основе "лишения права возражения в отношении собственности" <1> (Attorney-General of Hong Kong v. Humphreys Estate (Queen's Gardens) (1987) A.C. 114). -------------------------------- <1> Proprietary estoppel, представляющий одну из разновидностей эстоппеля в английском праве. В обстоятельствах, когда документ, содержащий слова "при условии обмена контрактами", предусматривал тщательно разработанный график, налагающий на приобретателя обязанность одобрить проект договора (при условии допущения только тех правок, которые могут быть признаны разумными), а также требовавший от него после этого произвести обмен контрактами, суд, признав наличие чрезвычайного и исключительного контекста, постановил, что стороны намеревались быть юридически связанными при подписании первоначального документа, несмотря даже на тот факт, что последний содержал оговорку об обмене контрактами, каковая с учетом конкретных обстоятельств свидетельствовала только о том, что еще не урегулирован ряд незначительных деталей сделки (Alpenstow Ltd v. Regalian Properties Ltd (1985) 1 W.L.R. 721). При продаже земельного участка на условиях тендера в контрактные документы по ошибке была вписана оговорка "при условии обмена контрактами". Данные слова были признаны бессмысленными, так как при тендерной продаже земли намерение сторон состоит в том, чтобы вступить в обязывающий договор, как только оферта на покупку окажется принятой (Michael Richard Properties Ltd v. St Saviour's Parish (1975) 3 All E.R. 416). Если продавец, вступив в соглашение с оговоркой "при условии обмена контрактами", одновременно с этим подписывает дополнительный документ, накладывающий на него обязательство не вести переговоры по поводу объекта продажи с третьими лицами, при этом срок действия такого обещания строго определен, его усмотрение в части прекращения соглашения с указанной выше оговоркой является ограниченным (Pitt v. PHH Asset Management Ltd (1993) 1 W.L.R. 327). 2.5.2.2. Требование совершения формального документа Когда имеет место указание на то, что соглашение должно быть воплощено в формальный письменный документ, последствием такой оговорки является признание того, что данное соглашение рассматривается сторонами как неполное или как непредназначенное быть юридически связывающим, пока условия формального документа не согласованы и сам документ должным образом не исполнен (в частности, не подписан) (BSC v. Cleveland Bridge & Engineering Co Ltd (1984) 1 All E.R. 504). Включение в договор слов "при условии заключения договора" фактически делает соглашение недействительным даже в том случае, когда был внесен депозит (Coope v. Ridout (1921) 1 Ch. 291). Соглашение о продаже или аренде земли связывает стороны, если условия будущего формального договора имеются и известны сторонам, а не только предполагаются. По этой причине в обстоятельствах, когда имела место устная оферта на покупку земельного участка и оференту было сообщено, что земельный участок должен быть куплен на определенных отпечатанных условиях, после чего оферта, которая еще сохраняла силу, была акцептована с соблюдением условий и деталей, имеющихся на плане, договор был признан заключенным, поскольку оферта имела в виду именно эти условия (Rossiter v. Miller (1878) L.R. 3 App.Cas. 1124). Когда была сделана оферта на покупку земельного участка с тем, что "если оферта будет акцептована, вносится депозит и подписывается договор на условиях аукциона", после чего оферта была акцептована "в соответствии с договором, как об этом согласились", акцепт ясно воспроизвел условия договора, упомянутые в оферте, и создал договор (Filby v. Hounsell (1896) 2 Ch. 737). Если стороны используют в оферте слова "предварительное соглашение", они тем самым с самого начала соглашаются считать себя связанными, даже если указали, что позднее должен быть составлен формальный документ (Branca v. Cobarro (1947) K.B. 854). Договор страхования по общему правилу рассматривается как совершенный, как только страховщик парафирует страховой талон, демонстрирующий главные условия контракта, даже если предполагается составление формального полиса (Ionides v. Pacific Insurance Co (1871) L.R. 6 Q.B. 674). Если документы или письма, на которые полагаются как на основание договора, предусматривают совершение его между сторонами в будущем, то является вопросом толкования, представляет ли собой совершение будущего договора условие сделки или это только выражение желания сторон, касающееся способа, которым уже согласованная сделка должна быть фактически исполнена. В первом случае не возникает договора, подлежащего принудительному исполнению, потому что условие не выполнено или потому что право не признает соглашение превратившимся в договор. Во втором случае имеется связывающий стороны договор, и ссылка на более формальный документ может быть отвергнута (Von Hatzfeldt-Wildenburg v. Alexander (1912) 1 Ch. 284). Если соглашение не приобрело договорной силы вследствие того порока, что требование совершения формального документа осталось невыполненным, сторона такого соглашения, в пользу которой состоялось исполнение, может быть признана ответственной по отдельному предварительному контракту, появляющемуся в наличии, когда одна сторона приступила к оказанию услуг, потребованных другой, и управомачивающему первую сторону на разумное вознаграждение за эти услуги (The Kurnia (1997) 1 Lloyd's Rep. 553). Обязанность отвечать за исполнение, из которого ответственная сторона извлекла выгоду, в условиях, когда таковое было произведено по соглашению, предполагавшему обязательное совершение формального документа, когда он совершен не был, может следовать из подразумеваемого траста (Banner Homes Ltd v. Luff Development Ltd (2000) Ch. 372). 2.5.2.3. Условия, оставленные открытыми Соглашение о продаже палаток предусматривало, что цена, даты платежа и способ доставки должны подвергаться согласованию время от времени. Суд признал, что соглашение было неполным, поскольку существенные вопросы были специально оставлены сторонами как подлежащие урегулированию (May & Butcher Ltd v. The King (1934) 2 K.B. 17(n)). Аренда, в отношении которой предусматривалось, что арендная плата подлежит согласованию, не являлась обязывающим контрактом (King's Motor (Oxford) Ltd v. Lax (1970) 1 W.L.R. 426). Даже когда вопросы, оставленные неразрешенными, представляются обладающими относительно невысокой важностью, договора не будет, если из его слов и выражений либо из иных обстоятельств следует, что стороны не намеревались быть связанными, пока согласие по этим вопросам не будет достигнуто (The Gladys (1994) 2 Lloyd's Rep. 402). Стороны не будут связаны положением, требующим того, чтобы оставшиеся неразрешенными вопросы были согласованы ими, если такое положение образует часть соглашения, которое само по себе не является обязывающим, поскольку оно было достигнуто без какого-либо намерения вступить в договорные отношения (Orion Insurance Plc v. Sphere Drake Insurance Plc (1992) 1 Lloyd's Rep. 239). В деле, где истцу принадлежали автозаправочная станция и примыкающая к ней недвижимость и он продал последнюю ответчикам под условием, что им следует вступить в соглашение о приобретении бензина для целей собственного бизнеса по автомобильному инструктажу исключительно у него, после чего такое соглашение было должным образом совершено, но нарушено ответчиками, приводившими доводы в пользу того, что оно не обладало достаточной полнотой, ибо предусматривало, что бензин следует закупать по цене, согласовываемой сторонами время от времени, Апелляционный суд, отказав в этом аргументе и приняв во внимание те особенности, что стороны соблюдали договоренности несколько лет, таковые включали арбитражную оговорку в необычной до некоторой степени форме (была интерпретирована как подлежащая применению "к любому случаю недостижения согласия относительно цены"), а также то, что соглашение в части закупок бензина образовывало часть более значительной сделки, по условиям которой ответчики приобрели примыкающую недвижимость по цене, каковая, без сомнения, основывалась на предположении, что они будут обязаны приобретать весь необходимый им бензин у истца, постановил, что за неимением соглашения уплате подлежала разумная цена (Foley v. Classique Coaches Ltd (1934) 2 K.B. 1). Договор страхования может быть заключен на условиях о премии, которая подлежит урегулированию, когда требуется немедленное покрытие страховкой, но времени входить в обсуждение всех деталей тотчас же у сторон нет. Такое соглашение является вполне действительным, и уплате подлежит премия, размер которой отвечает требованию разумности (Gliksten & Son Ltd v. State Assurance Co (1922) 10 Ll.L.Rep. 604). Опцион на покупку земельного участка по цене, которая подлежит согласованию, не является обязывающим контрактом, но если он предусматривает критерии, по которым определяется цена, то он связывает стороны (Brown v. Could (1972) Ch. 52). Если землевладелец соглашается предоставить покупателю право купить по цене, которая подлежит согласованию, коль скоро землевладелец пожелает осуществить продажу, то есть покупателю предоставляется преимущественное право покупки, обязывающее соглашение наличествует (Pritchard v. Briggs (1980) Ch. 339). Соглашение, предоставляющее преимущественное право покупки, обязывает землевладельца предложить земельный участок приобретателю по цене, по которой он приготовился продавать. Если приобретатель принимает такую оферту, неопределенности в отношении цены не существует (Smith v. Morgan (1971) 1 W.L.R. 803). Правило о том, что если покупатель, имеющий преимущественное право покупки, принимает оферту продавца, неопределенности в части цены не существует, действует и тогда, когда стороны описывают указанное право как опцион, но его истинная правовая природа состоит в предоставлении преимущества приобретения (Fraser v. Thames Television Ltd (1984) Q.B. 44). Положение о том, что плата за наем по договору фрахтования в определенных случаях подлежала "справедливому снижению на сумму, которая должна быть взаимно согласована", было признано достаточно определенным, чтобы быть обеспеченным правовой санкцией: было заявлено, что "справедливо" означает "беспристрастно и разумно" и что "предписывалось применение совершенно объективного стандарта" (Didymi Corp v. Atlantic Lines & Navigation Co Inc (1988) 2 Lloyd's Rep. 108). Когда соглашение предусматривало платеж фиксированного процента стоимости на открытом рынке, а предметом сделки выступали акции частной компании, было признано, что данная формулировка не обеспечивала достаточно определенный критерий, поскольку в такой ситуации наличествовала более чем одна формула для расчета рыночной стоимости акций в такой компании (Gillatt v. Sky Television Ltd (Formerly Sky Television Plc) (2000) 1 All E.R. (Comm) 461). Договорное условие, согласно которому регулирование ставки процента определяется как изменяющееся по уведомлению, сделанному кредитором, является полностью действительным (Lombard Tricity Finance Ltd v. Paton (1989) 1 All E.R. 918). Если по соглашению сторон изменение процентной ставки может производиться односторонним волеизъявлением кредитора, усмотрение последнего ограничивается подразумеваемым условием, что он не должен осуществлять такое правомочие "нечестно, для ненадлежащих целей, капризно и деспотично" (Paragon Finance Ltd v. Staunton (2001) EWCA Civ 1466, (2001) 2 All E.R. (Comm) 1025). Арбитражная оговорка может предусматривать, что арбитраж будет проводиться в одном или нескольких местах, выбор которых производится одной из сторон соглашения, и такое положение дел признается правомерным (The Star Texas (1993) 2 Lloyd's Rep. 445). Соглашение не является неполным просто в силу того лишь факта, что предусматривает достижение определенности по оставшимся неразрешенным вопросам в арбитраже (Arcos Ltd v. Aronson (1930) 36 Ll.L.R. 108). Если стороны определили, что вопросы, согласие по которым не было достигнуто, будут решены судом, данное обстоятельство само по себе не приводит к неполноте соглашения (Alstom Signalling Ltd v. Jarvis Facilities Ltd (2004) EWHC 1232 (TCC), 95 Con L.R. 55). Если заключено соглашение о продаже товаров с условием, что цена определяется оценкой третьего лица и оно не может сделать или не делает оценки, соглашение прекращается, но если товары или часть из них уже переданы покупателю и использованы им, он обязан уплатить за них разумную цену (Sale of Goods Act 1979 s. 9(1)). Если соглашение о продаже товаров с условием "по оценке" совершено без назначения третьего лица, которому следует таковую выполнить, соглашение в действительности представляет собой контракт о продаже по разумной цене, и если никакой оценщик не будет назначен, а стороны окажутся не в состоянии иным образом прийти к договоренностям о стоимости, договор останется соглашением о продаже по разумной цене в соответствии со статьей 8 Акта о купле-продаже товаров 1979 г. (F&G Sykes (Wessex) Ltd v. Fine Fare (1967) 2 Lloyd's Rep. 52). Условия аренды давали арендатору возможность приобрести занимаемую недвижимость "по такой цене, которая может быть согласована в отношении ее двумя оценщиками, по одному из которых надлежит назначить" каждой из сторон договора аренды. В условиях отказа арендодателя от назначения оценщика Палата лордов постановила, что возможность выкупа не отпала по мотиву неопределенности. Такое положение вещей при правильном толковании означало наличие соглашения о продаже по разумной цене, подлежащей определению оценщиками, а оговорка о том, что каждой стороне следует номинировать одного из оценщиков, была только вспомогательной и несущественной (Sudbrook Trading Estate Ltd v. Eggleton (1983) 1 A.C. 444). Если согласованный сторонами механизм решения вопроса, оставленного открытым, в частности определения цены, оказывается нереализованным, суд может самостоятельно заменить его, определив цену с помощью экспертных показаний, если даже причиной тому послужил не отказ одной из сторон привести указанный механизм в действие, а уклонение номинированного оценщика от осуществления оценки (Re Malpass (Deceased) (1985) Ch. 42). Если продажа с условием "по оценке" является согласованной и оценка в последующем оказывается произведенной, соглашение не может быть расстроено просто на основании того, что оценщик был небрежен либо приступил к оценке некорректным методом. Как указал суд, "это просто контрактное право. Если два лица соглашаются, что цену имущества следует определить оценщику, на назначение которого они согласны, и он честно дает эту оценку, они связаны ею. Если же там присутствует обман или сговор, последствия, конечно же, будут другими" (Campbell v. Edwards (1976) 1 W.L.R. 403). 2.5.2.4. Договор о заключении договора в будущем Соглашение "составить документ о разделе имущества, содержащий следующие оговорки" (краткое описание сути которых затем давалось), было признано обязывающим контрактом (Morton v. Morton (1942) 1 All E.R. 273). Предоставление опциона на покупку может быть признано контрактом, посредством которого одна сторона связывает саму себя обязанностью вступить в дальнейшем в договор, если другая сторона того пожелает (The Messiniaki Bergen (1983) 1 Lloyd's Rep. 424). Соглашение, содержащее простую договоренность вести переговоры, не является договором, "поскольку оно является слишком неопределенным, чтобы иметь обязывающую силу" (Courtney & Fairbairn Ltd v. Tolaini Bros (Hotels) Ltd (1975) 1 W.L.R. 297). Соглашение о проведении переговоров не налагает какого-либо обязательства участвовать в них или в максимально возможной степени стремиться достичь договоренностей (The Scaptrade (1981) 2 Lloyd's Rep. 425). Соглашение о локауте (запрете вести переговоры), сопровождавшее переговорный процесс сторон относительно условий продажи бизнеса, было признано недостаточно определенным, поскольку не определяло период времени, в течение которого продавцы не должны были вести переговоры с третьими лицами. Палата лордов единогласно отвергла тот аргумент, что подразумеваемым считалось условие, требующее от продавцов добросовестно продолжать переговоры с покупателями до тех пор, пока продавцы продолжают желать осуществить продажу в принципе, поскольку такое договорное условие само по себе является слишком неопределенным, чтобы быть обеспеченным правовой санкцией. Утверждаемая обязанность по своей сути была несовместима с позицией обычной договаривающейся стороны: в условиях, когда ответчики согласились продать имущество покупателям за 2 миллиона фунтов стерлингов и продали его третьей стороне точно за эту же сумму, а истцы требовали убытков в размере 1 миллиона фунтов стерлингов, базируя свой иск на том, что согласно фактам, известным им, но не известным продавцам, объект сделки стоил 3 миллиона фунтов стерлингов, признание того, что обязанность добросовестно вести переговоры существует, ведет к неизбежному выводу, что она является наложенной на обе стороны так, что требовать от продавцов согласия продать за две трети истинной стоимости, когда факты, касающиеся оценки, являются известными покупателям, но не раскрыты (как принцип добросовестности требовал бы) продавцам, могло быть затруднительным (Walford v. Miles (1992) 2 A.C. 128). Соглашение не будет слишком неопределенным, если возможно подразумевать временной лимит, каковой не является привязанным к обязательству сторон вести переговоры (Compere Associates Ltd v. Halsey (2004) EWHC 1317 (Ch.)). Даже если сторона является подчиненной связывающему ее обязательству вести переговоры, она не будет нарушившей его, если она оказывается не в состоянии прийти к соглашению по причинам, затрагивающим ее собственную коммерческую выгоду (Phillips Petroleum Co UK Ltd v. Enron Europe Ltd (1997) C.L.C. 329). Соглашение сторон, которое прямо оговаривает, что они должны приложить все разумные усилия для достижения согласия по условиям контракта, не представляет собой ничего более, чем соглашение о проведении переговоров с присущим последнему отсутствием силы обязывающего договора (Little v. Courage (1995) 70 P. & C.R. 469). Когда стороны достигли соглашения по всем важнейшим пунктам так, чтобы продемонстрировать, что они действительно намереваются быть юридически связанными этим соглашением, но ряд пунктов остались открытыми, суд впоследствии может исходить из подразумеваемого условия, согласно которому стороны должны добросовестно провести переговоры так, чтобы урегулировать остающиеся несогласованными детали, подлежащие инкорпорированию в формальный документ, который фиксирует все условия договора между ними (Donwin Productions Ltd v. EMI Films Ltd, The Times, March 9, 1984). 2.6. Намерение создать правовые отношения Контракты не должны беспечно подразумеваться, а судам следует быть уверенными, делая вывод о том, что стороны намеревались создать договорные отношения (Blackpool and Fylde Aero Club v. Blackpool BC (1990) 1 W.L.R. 1195). Вопрос, планировали ли стороны соглашения, достигая его, считать, что документ получит силу контракта, должен получать ответ на основе толкования текста всего документа в целом, в том числе и когда он содержит в себе оговорку, позволяющую предполагать такое намерение (R. v. Lord Chancellor's Department Ex p. Nangle (1991) I.C.R. 743). Возможно, что должник не будет предполагать, что его обещание может привести к возникновению какого-либо правового обязательства, однако если разумный человек при этом будет считать, что тем самым он будет намерен вступить в договор, должник будет обязан исполнить свое обещание (Carlill v. Carbolic Smoke Ball Co (1893) 1 Q.B. 256 (C.A.)). Соглашение способно возыметь действие как аренда, даже когда сдающее в наем имущество лицо исходило из соображений, что оно вступит в силу на условиях лицензии, то есть юридический эффект соглашения не является предопределяемым субъективными намерениями одной из сторон (Street v. Mountford (1985) A.C. 809). При заключении обычных коммерческих сделок бремя доказывания того, что в намерение сторон не входило создание юридически связывающих отношений, лежит на той стороне, которая настаивает, что такой эффект не подразумевался (Edwards v. Skyways Ltd (1964) 1 W.L.R. 349). При решении вопроса, представила ли сторона в споре, утверждающая, что в намерение участников четко сформулированного соглашения не входило создание правовых отношений, достаточные доказательства того, что юридический эффект не предполагался, на решение суда будут влиять значимость соглашения для сторон и факт того, что одна из них действовала, полагаясь на него (Kingswood Estate Co v. Anderson (1963) 2 Q.B. 169). Сторона в споре (спортивная федерация), утверждавшая существование подразумеваемого договора в отношениях между ней и атлетом, являвшимся его членом, выполнила приходящуюся в случае с такого рода контрактами на нее обязанность по доказыванию существования намерения сторон связать себя правовыми отношениями, подтвердив наличие договора тем, что спортсмен долгое время соревновался в соответствии с правилами федерации и последние имели силу контракта по причине того, что непрерывные долгосрочные отношения базировались на программе и правилах, сформулированных языком договорного стиля и предполагающих наложение взаимных прав и обязательств (Modahl v. British Athletic Federation (2001) EWCA Civ 1447, (2002) 1 W.L.R. 1192). Когда продажа дома была произведена так, что наличествовала специально сделанная оговорка, что дом продается не при условии обмена контрактами, обе стороны будут связаны совершенной сделкой, даже если одна из них субъективно полагала, что она не была бы обязанной, пока обычный обмен подписанными контрактами не состоялся бы (Tweddell v. Henderson (1975) 1 W.L.R. 1496). Сторона в соглашении, которая не намеревалась быть им юридически связанной, не будет иметь обязательств, обеспеченных правовыми санкциями, если направление ее мыслей было действительно известно другому участнику соглашения (Pateman v. Pay (1974) 263 E.G. 467). Сторона, которая фактически не имела намерения быть связанной соглашением, не вправе ссылаться на объективную видимость присутствия такого намерения у его участников для того, чтобы признать контрагента обязанным по договору (Lark v. Outhwaite (1991) 2 Lloyd's Rep. 132). Участники делового отношения могут предусмотреть, что они не имеют намерения принять на себя юридические обязательства, и суд в этом случае будет рассматривать их обязательства как обязательства чести. Поэтому в деле, обстоятельства которого таковы, что претендент, утверждавший представление выигравшего билета футбольной лотереи, одно из условий которой гласило, что проведение лотереи и всего, что с ней связано, не должно "быть направлено или давать повод к правовым отношениям", не мог предъявить в суде иск, подлежащий принудительному исполнению (Appleson v. Littlewood Ltd (1939) 1 All E.R. 464). Истец - американская фирма - заключил договор с ответчиками - двумя английскими фирмами, изготовлявшими трафареты для обоев, о том, что последние предоставляют ему право на продажу их изделий в США и Канаде и выполняют его заказы. Агентское соглашение было заключено в 1913 г. сроком на три года с правом продления его действия и с условием, что сторона, желающая прекратить договор, обязана предупредить своего контрагента об этом за шесть месяцев, но одновременно с этим предусматривало: "Настоящие договоренности не признаются вступившими в силу, так же как настоящий меморандум не является подписанным как формальное и юридическое соглашение, а являются исключительно точным выражением и письменной фиксацией целей и намерений участвующих сторон, в отношении которых каждая из них благородно примет на себя обязательства". В условиях, когда договор действовал до 1919 г., в течение которого английские фирмы без всякого предупреждения отказались исполнить уже полученные и акцептованные ими заказы, было признано, что такая оговорка отрицала договорные намерения сторон, а ответчики не отвечают за ущерб, причиненный истцу внезапным прекращением договора (Rose & Frank Co v. J.R. Crompton & Bros Ltd (1925) A.C. 445). Намерение породить договорные отношения не было отвергнуто в ситуации, когда арбитражная оговорка в соглашении о перестраховании предусматривала, что "настоящий договор будет интерпретирован как благородно достигнутая договоренность, а не как юридическое обязательство". Контракт в целом, несомненно, выражал намерение быть обязывающим стороны, а цель процитированной фразы состояла только в том, чтобы освободить арбитра "до некоторой степени от строгих юридических правил" при толковании соглашения (Home Insurance Co Ltd v. Administratia Asigurarilor (1983) 2 Lloyd's Rep. 674). В ходе переговоров о заключении фрахтового контракта собственник судна заявил: "Мы являемся договорившимися в духе доброй воли". Было постановлено, что слова "в духе доброй воли" не отрицали договорного намерения: если они вообще имели какой-то эффект, то он означал только лишь дополнительную договоренность, что во внимание следует принимать повреждения судна, о которых обе стороны, и судовладелец, и фрахтователь, были осведомлены (Hanjin Shipping Co Ltd v. Zenith Chartering Corp. (The Mercedes Envoy) (1995) 2 Lloyd's Rep. 559). Истцы на протяжении приблизительно 30 лет выступали основным поставщиком одежды для ответчиков - ведущей розничной сети. Когда ответчики осуществили расторжение соглашения, притом что такое прекращение отношений было обозначено моментом завершения шедшего тогда производственного сезона, истцы стали взыскивать убытки, основывая собственный иск среди прочего на утверждаемом ими подразумеваемом договоре, возникшем между сторонами, каковой, по их мнению, запрещал прекращать соглашение, исключая ситуацию отвечающего требованиям разумности уведомления, подлежащего отправлению за три года до желаемой даты аннулирования взаимных обязательств. Иск был отклонен на основании отсутствия какого-либо намерения породить юридические отношения. Одним из факторов, на которых данное заключение базировалось, было то, что ответчики (как сами истцы утверждали в своем исковом заявлении) преднамеренно воздерживались от вступления в долгосрочные договорные отношения с истцами, чтобы сохранять гибкость de facto долгосрочных коммерческих связей, установившихся между сторонами. Из этого следовало, что истцы должны были считаться принявшими риск, неотъемлемо присущий таким отношениям в отсутствие определенной договорной защиты (Baird Textile Holdings Ltd v. Marks & Spencer plc (2001) EWCA Civ 274, (2002) 1 All E.R. (Comm) 737). В ситуации, когда соглашение "в принципе", предусматривавшее реконструкцию с последующей продажей жилищной собственности, оставляло иные, помимо предмета сделки, аспекты договорной схемы подлежащими урегулированию путем дальнейших переговоров, суд счел, что сила контракта у такого соглашения отсутствовала до тех пор, пока оставшиеся неразрешенными спорные пункты не окажутся согласованными и воплощенными в тексте формального договора между сторонами, каждая из которых до этого момента считается связанной в отношении другой стороны только обязательством чести (Cobbe v. Yeoman's Row Management Ltd (2008) UKHL 55, (2008) 1 W.L.R. 1752). Ответчик подтвердил и обнародовал, что он дал бы 100 фунтов стерлингов тому, кто обещал бы взять замуж его дочь при его согласии. Суд признал, что было бы неразумным, если бы ответчик должен был быть связанным такими общими словами, произнесенными, чтобы призвать поклонников к действиям (Weeks v. Tybald (1605) Nov. 11, 74 E.R. 982). Производитель в собственной рекламной продукции утверждал, что изготавливаемый им товар является надежным и что он не потребует никакого ремонта. Данные утверждения не давали почву для признания существования контракта между ним и дилером, приобретшим этот товар через посредника, поскольку они не были предназначены и фактически не воспринимались как действующие в качестве прямо выраженных гарантий (Lambert v. Lewis (1982) A.C. 225). Различие между простым условием договора и простым сообщением зависит от того, имели ли стороны намерение своим заявлением создать договор. Поэтому в ситуации, когда истец подписался на акции компании после разговора с менеджером ответчиков, каковой склонил истца поверить, что компания (новый выпуск акций которой был предложен на рынке ответчиками) представляла собой предприятие по производству каучука и изделий из него, но она не оказалась таковой, и истец заявил, что ответчики дали гарантию того, что компания является производящей каучук и каучукосодержащую продукцию, было признано, что ничего из сказанного менеджером не должно иметь последствия дополнительного договора (Heilbut, Symons & Co v. Buckleton (1913) A.C. 30). Устное заявление, сделанное в ходе переговоров, не будет иметь последствий дополнительного соглашения, когда условия основного контракта демонстрируют, что стороны не имели намерения произвести этим заявлением такой эффект. Таким образом, основной договор, содержащий оговорку о полноте соглашения, исключает ссылку на предконтрактные утверждения при определении взаимных прав и обязанностей сторон (Inntrepreneur Pub Co (GL) v. East Crown Ltd (2000) 2 Lloyd's Rep. 611). Когда сторона в ходе переговоров об аренде сделала заявление о своем намерении относительно собственных будущих действий в соответствии с арендным договором, но переговоры после этого были продолжены, и окончательный вариант соглашения оказался несовместим с названным заявлением, суд счел, что данные обстоятельства отрицали договорное намерение в отношении имевшего место утверждения так, что оно не могло иметь последствия дополнительного контракта (Business Environment Bow Lane Ltd v. Deanwater Estates Ltd (2007) EWCA Civ 622, (2007) NLJ 1263). В условиях, когда муж получил назначение на официальный пост на Цейлоне, а при возвращении с женой в Англию в отпуск обнаружилось, что она не может поехать на Цейлон снова по состоянию здоровья, он в устной форме дал обещание выплачивать ей месячное содержание в 30 фунтов стерлингов до тех пор, пока она не приедет к нему. Муж не произвел таких выплат, и жена предъявила к нему иск. Апелляционный суд нашел, что хотя у мужа и жены была возможность заключить договор о содержании, в данном случае они не имели намерения заключить сделку, которая могла быть принудительно исполнена, а природа спорного соглашения такова, что оно сродни соглашению двух сторон прогуляться вместе или принятию предложения прийти в гости, то есть ситуации, когда в обычной обстановке никто не подумает, что такое соглашение ведет к созданию договора (Balfour v. Balfour (1919) 2 K.B. 571). Победитель соревнования, устроенного гольф-клубом, не вправе в судебном порядке требовать свой приз, поскольку ни один из тех, кто был вовлечен в турнир, даже не предполагал, что он столкнется с какими-либо юридическими последствиями, вытекающими из объявленных условий и их принятия участником соревнования (Lens v. Devonshire Club, The Times, December 4, 1914). Соглашение между членами группы друзей, касающееся исполнения группой музыкальных произведений, не предназначается для того, чтобы иметь эффект контракта (Hadley v. Kemp (1999) E.M.L.R. 589). Предоставление возможности бесплатного проживания для близких друзей не означало заключения договора, поскольку это был поступок щедрости, совершенный без какого-либо намерения вступить в правовые отношения (Heslop v. Burns (1974) 1 W.L.R. 1241). В обычных бытовых или общественных отношениях презюмируется, что намерение создать правовую связь отсутствует, даже если состоялся обмен взаимными обещаниями и обещание предусматривает встречное удовлетворение (Buckpitt v. Oates (1968) 1 All E.R. 1145). Когда мужчина до заключения брака дал своей будущей жене обещание, что предоставит ей дом для проживания, если она выйдет за него замуж, она была вправе требовать принудительного выполнения обещанного, несмотря на то что обещание было неформальным и сделанным в рамках личных отношений (Synge v. Synge (1894) 1 Q.B. 466). Даже когда женщина, находящаяся в фактических брачных отношениях с мужчиной, не делала ничего для поддержания и увеличения стоимости дома, в котором они проживают, обещание мужчины, что дом продолжит быть пригодным для нее и детей этой пары, было признано подлежащим обеспечению правовой санкцией в качестве договорной лицензии, поскольку ранее указанная женщина выселилась из своей использовавшейся на условиях аренды квартиры, полагаясь на это обещание (Tanner v. Tanner (1975) 1 W.L.R. 1346). Предоставление женатым мужчиной дома в пользу своей любовницы не давало основания для возникновения юридически связывающего обещания, что ей должно быть позволено оставаться в данном доме, поскольку было доказано, что женщина не строила отношения, полагаясь на это (Horrocks v. Forray (1976) 1 W.L.R. 320). В ситуации, когда ответчики - пожилая супружеская пара - договорились с истцами, которые были моложе их на 20 лет, о том, что если истцы продадут свой дом и будут жить с ответчиками, совместно неся расходы по хозяйству, ответчик-супруг по завещанию оставит им часть наследства, в связи с чем истцы продали свой дом и переехали к ответчикам, ответчики по причине, связанной с тем, что в отношениях двух супружеских пар возникли трудности, отказались от соглашения, потребовав, чтобы истцы нашли себе другое жилье, и утверждая, что соглашение было не чем иным, как семейным соглашением. Однако суд нашел, что из обстоятельств дела вытекает намерение сторон установить правовые отношения (Parker v. Clark (1960) 1 All E.R. 93). Пожилая дама израсходовала 600 фунтов стерлингов на приобретение комнаты, добавленной к дому ее зятя, основываясь на понимании того, что она будет жить там весь остаток своей жизни. Когда около года спустя она добровольно покинула свое жилище, было признано, что в таких обстоятельствах не наличествовал договор займа на сумму в эти 600 фунтов стерлингов (Hussey v. Palmer (1972) 1 W.L.R. 1286). В условиях, когда соглашение между тремя женщинами, которые проживали в общем доме, подразумевало, что для целей участия в конкурсе, связанном с модным показом и устроенном одной из газет, они отправят один купон для их совместного участия и разделят приз, каковой любой из участников конкурса мог бы выиграть, соглашение о таком разделе суд посчитал юридически связывающим (Simpkins v. Pays (1955) 1 W.L.R. 975). Неформальное обещание одного из родителей выплачивать ребенку денежное пособие в период обучения по общему правилу не признается договором, но оно может стать им, если оно будет являться частью договоренностей, достигнутых для побуждения ребенка к посвящению себя каким-то занятиям с тем, чтобы поступить для обучения на определенном курсе (Jones v. Padavatton (1969) 1 W.L.R. 328). Подарок в виде квартиры, сделанный матерью в пользу дочери под условием, что последняя будет заботится о дарительнице, не означал договора, поскольку намерение придать ему контрактную силу выявлено не было (Ellis v. Chief Adjudication Officer (1998) 1 F.L.R. 184). Когда мать приобрела дом как место для проживания ее сына, а также невестки под условием, что им следует уплачивать в ее пользу 7 фунтов стерлингов каждую неделю до полной выплаты покупной цены, было признано, что такое положение дел означает договорную привилегию, каковую мать не могла бы отозвать, пока любой из представителей молодой пары поддерживал бы платежи (Hardwick v. Johnson (1978) 1 W.L.R. 683). Если исполнение, которое надлежит произвести каждой из сторон соглашения, было оставлено на усмотрение этих сторон, договор заключен не будет (Carmichael v. National Power plc (1999) 1 W.L.R. 2042). Истец согласился выполнить работу в пользу лица, которое решило, что оплате подлежит "такое вознаграждение, которое должно быть признано справедливым". Иск о выплате разумного вознаграждения был отклонен, поскольку обещание произвести платеж представляло собой наем по обязательству чести и с очевидностью свидетельствовало в пользу отсутствия юридической связанности (Taylor v. Brewer (1813) 1 M. & S. 290). Когда соглашение со всей очевидностью имело последствия заключения договора, усмотрение, предоставленное им одной из сторон, не могло формулироваться так, чтобы быть осуществляемым для целей, противоположных тем задачам, которым служил сам инструмент, дающий дискрецию (Equitable Life Assurance Society v. Hyman (2002) 1 A.C. 408). Усмотрение, возможность которого предоставлена стороне договора в части исполнения последнего, может быть ограничена судом, если он признает, что оно должно осуществляться на рациональной основе и добросовестно (Horkulak v. Cantor Fitzgerald Ltd (2004) EWCA Civ 1287, (2005) I.C.R. 402). Местные власти наняли истца в качестве учителя на дому для детей, которые были не способны посещать школу. Договоренность не связывала истца необходимостью акцептовать, а власти - предлагать истцу обучение любого ученика, но коль скоро истец согласился заниматься с каким-то из учащихся, он был обязан выполнить принятое на себя обязательство в отношении конкретного ребенка, а местный орган обязан обеспечить работу в связи с данным учеником до тех пор, пока занятия с указанным ребенком не начали выполняться. Таким образом, возникла серия контрактов, заключенных в отношении каждого из учеников, предложение заниматься с которыми было сделано и принято истцом, хотя первоначальные договоренности сторон, во исполнение которых ученики в последующем распределялись этому учителю, не имели договорной силы (Prater v. Cornwall CC (2006) EWCA Civ 102, (2006) I.C.R. 731). В ситуации, когда договор о продаже земельного участка предоставлял продавцу право на расторжение, если покупатель будет настойчиво требовать или возражать чему-то, что продавец не способен или не желает выполнить (изменить), договор наличествует, а суд будет контролировать осуществление полномочия расторгнуть его, настаивая на том, что продающая сторона не вправе заявлять о расторжении произвольно, в силу возникшего раздражения, без разумных оснований, не говоря уже о том, что она должна при этом действовать добросовестно (Selkirk v. Romar Investments Ltd (1963) 1 W.L.R. 1415). Коллективные договоры, заключаемые в процессе коллективных переговоров между нанимателями и профсоюзами, не являются соглашениями, могущими быть принудительно исполненными через суд, поскольку в обычной атмосфере обмена мнениями по хозяйственным вопросам стороны не имеют намерения заключить договор, подлежащий принудительному исполнению (Ford Motor Co Ltd v. A.U.E.F.W. (1969) 2 All E.R. 481). Коллективное соглашение признается неопровержимо презюмируемым как не достигнутое сторонами с намерением быть контрактом, обеспеченным правовыми санкциями, если только оно не совершено в письменной форме и прямо не предусматривает обратного (Trade Union and Labour Relations (Consolidation) Act 1992 s. 179(1), (2)). Презумпция того, что коллективное соглашение не является достигнутым, чтобы иметь силу договора, не может быть преодолена указанием на то, что стороны будут связаны данным соглашением, поскольку такая формулировка может означать только то, что в данном случае имеет место обязательство чести (N.C.B. v. N.U.M. (1986) I.C.R. 736). Бесплатный проездной билет, выпущенный транспортной организацией, обязывал последнюю в пользу одного из ее работников. Поскольку его выпуск состоялся в рамках курса привилегий, сопровождающих наем работников в этой организации, он не означал заключения обязывающего контракта (Wilkie v. L.P.T.B. (1947) 1 All E.R. 258). В ситуации, когда бесплатный проездной билет был выдан престарелому пенсионеру, суд постановил, что имело место обязывающее перевозчика соглашение, причиной чему послужило то, что заявление о выдаче билета было изложено в формуляре, выполненном с применением типичного для контракта языка (Gore v. Van der Lann (1967) 2 Q.B. 31). В обстоятельствах заявления британским правительством в период Первой мировой войны о том, что суда под нейтральным флагом, зашедшие в порты Соединенного Королевства, могут быть оставлены там по решению властей, если выполняются определенные условия, не усматривалось никаких признаков намерения установить договорные отношения. Это было просто заявление о намерении действовать определенным образом в оговоренных ситуациях (Rederiaktiebolaget Amphitrite v. R. (1921) 3 K.B. 500). Договоренности, которые предполагаются просто для того, чтобы ввести в действие прежде существующие контрактные права, договором не являются, так как стороны не имеют намерения заключить новый контракт (Beesly v. Hallwood Estates Ltd (1960) 1 W.L.R. 549). В ситуации, когда соглашение сторон, давшее силу их правам, существовавшим до этого на основании ранее заключенного между ними договора, состоялось в обстановке неведения, что этот договор прекращен (его участники полагали, что он все еще существует между ними), второе по времени заключения соглашение было признано не имеющим силы контракта (G.F. Sharp & Co v. McMillan (1998) I.R.L.R. 632). Если из поведения сторон следует, что, достигая соглашения, они не просто придавали эффект совершенной ими ранее сделке, но также вступали в новый договор, содержащий дополнительные условия, намерение создать правовые отношения не должно быть отвергнуто (Furness Withy (Australia) Pty Ltd v. Metal Distributors (UK) Ltd (The Amazonia) (1990) 1 Lloyd's Rep. 238). Намерение участников сделки связать себя правовыми обязательствами не подлежит отрицанию просто потому, что действия одной из сторон, утверждавшей, что якобы новый контракт существует, и совершавшей их в связи с ним, состояли в исполнении договора между ним и третьим лицом (Pyrene v. Scindia Navigation Co Ltd (1954) 2 Q.B. 402). Было признано, что в отношениях между священнослужителем и церковью договора не существует, поскольку таковые не были примером того, когда стороны намереваются породить контрактные взаимосвязи между ними самими так, чтобы сделать соглашение принудительно реализуемым при помощи судов (President of the Methodist Conference v. Parfit (1984) Q.B. 368). Назначение лица в качестве священнослужителя одного из младших рангов породило договор о личном найме для целей законодательно установленного запрета на дискриминацию по половому признаку в такого рода контрактах, так как в данном случае отсутствовала какая-либо бесспорная причина проводить различие между постом, ассоциируемые с которым обязанности являются преимущественно религиозными, и должностью также в пределах церкви, когда это не так, в силу чего договоренности о найме между религиозным учреждением и священнослужителями следовало бы признать не подлежащими квалификации в качестве не порождающих правовые отношения с присущей этому ранее степенью легкости (Percy v. Board of National Mission of the Church of Scotland (2005) UKHL 73, (2006) 2 A.C. 28). Требование о присутствии намерений породить договорные отношения было признано выполненным вопреки тому факту, что условия принятия на службу утверждали, что "государственный гражданский служащий не имеет договора о найме", а точнее, имел письмо о назначении (R. v. Lord Chancellor's Department Ex p. Nangle (1991) I.C.R. 743). В отношениях между офицером полиции и главным констеблем договорных отношений не существует (White v. Chief Constable of the South Yorkshire Police (1999) A.C. 455). Служба в полиции абсолютно аналогична соглашению о найме, так что констебль признается имеющим права и несущим обязанности, как если бы он состоял в контрактных отношениях (Waters v. Commissioner of Police to the Metropolis (2000) 1 W.L.R. 1607). Определенность соглашения и намерение создать правовые взаимосвязи были признаны отделенными друг от друга требованиями, каждое из которых должно быть удовлетворено (Bear Stearns Bank plc v. Forum Global Equity Ltd (2007) EWHC 1576). Степень точности условий, выраженных соглашением, может влиять на определение того, имели ли стороны намерение создать правовые отношения. По этой причине обещание мужа, адресованное его покинутой жене, позволить ей оставаться в супружеском доме было сочтено не имеющим силы договора, поскольку оно не подразумевалось им и не понималось ею как обладающее контрактной основой или эффектом. Обещание было чрезмерно неопределенным: оно не указывало, как долго и на каких условиях жена может оставаться в доме (Vaughan v. Vaughan (1953) 1 Q.B. 762). Преднамеренное использование неясных формулировок было признано отвергающим договорные намерения в ситуации, когда застройщик достиг взаимопонимания с фирмой солиситоров для использования услуг последних в связи с предложенным проектом в сфере девелопмента, но ни одна из сторон не вступила в четко выраженное обязательство (J.H. Milner & Son v. Percy Bilton Ltd (1966) 1 W.L.R. 1582). Соглашение о выполнении строительных работ за предварительную ориентировочную цену в 100 тысяч фунтов стерлингов не определяло с необходимой точностью объем работ, в связи с чем суд заявил, что оно не является обеспеченным правовыми санкциями, поскольку не было достигнуто с намерением создать юридическую взаимосвязь (Monovan Construction Ltd v. Davenport (2006) EWHC 1094). При разграничении случаев, когда неопределенность соглашения ставит вопрос об отсутствии у сторон намерения породить правовые отношения и когда таковая может быть преодолена в принципе, в частности при помощи стандарта разумности, необходимо исходить из того, что тот род неопределенности, на основании которого договорное намерение может быть отвергнуто, наличествует в ситуации, когда соответствующее требование основано не на прямо выраженном соглашении, а на соглашении, в отношении которого имеется утверждение о том, что оно является подразумеваемым из поведения (Baird Textile Holdings Ltd v. Marks & Spencer plc (2001) EWCA Civ 274, (2002) 1 All E.R. (Comm) 737). Ответчик был директором двух компаний, первая из которых была акционером второй и в отсутствие ответчика приняла решение продать свои акции. На состоявшемся позднее заседании совета директоров данное решение было аннулировано после напряженной дискуссии, в течение которой ответчик заявил, что он покрыл бы все убытки, которые компания, являющаяся потенциальным продавцом, могла бы понести, сохрани она долю в акциях. Было признано, что ответчик не был ответственен по данному обязательству. Никто на заседании не расценивал его заявление как контракт: оно не было внесено как таковое в книгу протоколов, и самое большее, о чем думали коллеги по совету, это то, что он связал себя обязательством чести (Licences Insurance Corporation v. Lawson (1896) 12 T.L.R. 501). Когда было достигнуто соглашение, по условиям которого домовладелец согласился не требовать принудительного исполнения судебного постановления о введении во владение, вынесенного против арендатора, каковой допустил просрочку арендных платежей, суд постановил, что данное соглашение не создавало нового договора о найме, поскольку стороны с необходимой очевидностью не имели такого намерения: достигнутое соглашение единственно имело эффект того, что превращало арендатора в "правонарушителя, которого терпят" (Burrows v. Brent LBC (1996) 1 W.L.R. 1448). Топливная компания снабжала гаражные хозяйства разменными жетонами, которые назывались "монеты Мирового Кубка", инструктируя их о том, что необходимо использовать один жетон для приобретения каждых четырех галлонов бензина. Данная схема рекламировалась силами самой топливной компании, а также при помощи постеров, расклеенных на гаражах. Большинством в четыре голоса против одного Палата лордов признала, что контракт продажи монет в данном случае отсутствовал, но при этом указанное большинство разделилось на две равные части в вопросе, имелся ли здесь в принципе какой-то договор в отношении жетонов. Те, кто мыслили, что контракт был, полагались на охват бремени доказывания, а также на тот аргумент, что топливная компания представляла себе сделку определенного рода между собственником гаража и автомобилистом. Но такое обоснование касалось скорее намерений топливной компании, нежели мыслей предполагаемых сторон договора. В отношении намерений последних более реалистичной была позиция другой части судей, которые, анализируя намерения участников отношений, опирались на формулировку рекламы, в которой монеты были заявлены как бесплатные, а также на минимальную стоимость самих жетонов как таковых, что и служило основаниями для вывода об отсутствии договорных намерений (Esso Petroleum Ltd v. Commissioners of Customs and Excise (1976) 1 W.L.R. 1). Представитель фирмы экспедиторов сообщил клиенту (с которым фирма имела длительные деловые связи), что впредь его товары будут запаковываться в контейнеры и что последние будут перевозиться под палубой. Около года спустя один такой контейнер перевозился на палубе и был потерян. При рассмотрении дела в первой инстанции судья постановил, что приведенное выше обещание не было предназначено тому, чтобы быть юридически связывающим экспедитора, поскольку оно было дано в порядке проявления обычной любезности, не касаясь какой-то конкретной деловой операции и без определенности относительно продолжительности действия в будущем. Апелляционный суд, однако, признал, что данное обещание действительно имело силу контракта, найдя принципиальную основу собственному решению в степени важности, придаваемой клиентом тому обстоятельству, что перевозка принадлежащих ему товаров производится под палубой, а также в факте того, что последний не согласился бы с новым способом перевозки, если бы не сделанное обещание. Таким образом, суд второй инстанции придал больший вес субъективному намерению клиента, нежели объективному тексту договора и обстоятельствам, в которых спорное обещание было сделано (J. Evans & Son (Portsmouth) Ltd v. Andrea Merzario Ltd (1976) 1 W.L.R. 1078). 2.7. Соглашения под условием Термин "условие" в контрактном праве - это "слово-хамелеон, приобретающее то значение, которое диктуют ему ближайшие его соседи" (The Varenna (1984) Q.B. 599). Слово "условие" может иметь отношение к событию, а может относится к положению договора, как это имеет место во фразе "условия продажи" (Property and Bloodstock Ltd v. Emerton (1968) Ch. 94). Когда одно лицо соглашается в течение недели выполнить работу в пользу другого за определенную плату, подлежащую внесению в конце недели, договор становится обязывающим немедленно после его заключения, но заказчик не будет ответственным за платеж, пока исполнитель не реализует свое обещание в части проведения работ, что говорит о наличии не условия, зависящего от обстоятельств, а условия, заключающего в себе обязательство (Roadworks (1952) Ltd v. Charman (1994) 2 Lloyd's Rep. 99). Если лицо дает обещание выплачивать другому денежное содержание, пока последнее не вступит в брак, имеет место ситуация, когда договор, обязывающий в предшествующий период времени, прекратит свое действие по наступлению события, представляющего собой отменительное условие (Brown v. Knowsley BC (1986) I.R.L.R. 102). В ситуации, когда соглашение о продаже патента было оформлено, но одновременно с этим стороны договорились, что ему не следует быть соглашением, если третье лицо не одобрит изобретение, патент на которое представлял собой объект сделки, последнее одобрения не дало и было признано, что покупатель не был ответственным за отказ от исполнения, поскольку письменное соглашение не было соглашением вовсе. Если эти слова понимать буквально, каждая сторона могла бы отказаться от договора даже до того, как третье лицо предоставило свое мнение (Pym v. Campbell (1856) 6 E. & B. 370). Лицо приобрело земельный участок у другого под условием того, что заем, предоставленный продавцу и обеспеченный залогом недвижимости, будет переведен на него. Суд решил, что приобретатель не мог отказаться от сделки до истечения времени, отведенного для ее закрытия: он был связан обязанностью ждать в таком случае, чтобы увидеть, смог ли продавец договориться о переводе (Smith v. Butler (1900) 1 Q.B. 694). Если становится очевидным, что условие не наступило либо что оно не может больше наступить в пределах периода времени, определенного в договоре, стороны не будут более пребывать в состоянии наличия дальнейших обязательств из контракта (North Sea Energy Holdings NV v. Petroleum Authority of Thailand (1997) 2 Lloyd's Rep. 418). Последствием ненаступления условия является то, что договор, его содержащий, признается прекращенным, при этом то обстоятельство, что условие было названо как отлагательное, данному выводу не препятствует, если фактически оно было отменительным (Total Gas Marketing Ltd v. Arco British Ltd (1998) 2 Lloyd's Rep. 209). Экскаватор был продан под условием, что он будет способен вынимать грунт по определенной норме на земельном участке покупателя. Отказ последнего предоставить возможность для должного опробирования суд счел нарушением, а именно тем, что одна из сторон соглашения действовала так, что вопрос наступления или ненаступления условия был сопряжен с препятствиями, чинимыми ею (Mackay v. Dick (1881) 6 App.Cas. 251). Профессиональный футболист был продан в другой клуб за плату, часть которой подлежала перечислению только после того, как он забьет 20 голов. Еще до того, как он сделал это, новый клуб перестал включать его в состав первой команды, в связи с чем покупатель был признан совершившим нарушение контракта, так как не предоставил футболисту разумной возможности забить 20 мячей (Bournemouth & Boscombe Athletic FC v. Manchester United FC, The Times, May 22, 1980). Подразумеваемое положение договора, согласно которому на стороны налагается обязанность не препятствовать наступлению условия, не означает, что лицо будет считаться нарушившим, если оно не делает ничего (Taylor v. Rive Droite Music Ltd (2005) EWCA Civ 1300, (2006) E.M.L.R. 4). Если преднамеренность в препятствовании наступлению условия не выявлена, подразумеваемая обязанность стороны договора не чинить помех наступлению условия признается не нарушенной (Blake & Co v. Sohn (1969) 1 W.L.R. 412). Обязанность не препятствовать наступлению условия означает, что лицо будет считаться нарушившим, если оно совершает действия, которые квалифицируются как незаконные. По этой причине действия компании, пообещавшей своему работнику предоставить возможность получения бонуса, но лишившей его таковой до того, как уплата бонуса стала делом должным, суд счел позволительными, поскольку компания не просто уволила работника, а ликвидировала предприятие (Thompson v. ASDA-MFI Group Plc (1988) Ch. 241). Подразумеваемое положение договора не чинить препятствий наступлению условия, под которым он заключен или действует, может быть исключено прямой оговоркой противоположного содержания, в частности указанием, делающим действие договора зависимым от удовлетворенности одной стороны предметом договора или иными аспектами, касающимися исполнения, предоставленного другой стороной (Micklefield v. SAC Technology Ltd (1990) 1 W.L.R. 1002). В ситуации, когда судно было куплено при условии удовлетворительного обследования, было признано, что покупатель не был связан обязательством, если он высказал свое неудовлетворение, несмотря на тот факт, что такое высказывание представляло собой умышленное действие с его стороны, которое препятствовало наступлению условия (Astra Trust Ltd v. Adams & Williams (1969) 1 Lloyd's Rep. 81). Если покупатель, являющийся стороной в контракте, который заключен под условием того, что он будет удовлетворен результатами обследования предмета договора, декларирует свою удовлетворенность, продавец будет связан обязательством продать, даже если проверка не была объективно удовлетворительной (Graham v. Pitkin (1992) 1 W.L.R. 403). Если товары переданы покупателю на условиях "на одобрение", "продажа или возврат" или похожих условиях, право собственности переходит к покупателю, (a) когда он извещает продавца о своем одобрении или принятии товаров либо совершает любое другое действие, подтверждающее сделку, (b) если он не извещает продавца о своем одобрении или принятии товаров, но удерживает их, не уведомляя об отказе, то если установлен срок для возврата товаров - по истечении этого срока, а если такой срок не установлен - по истечении разумного срока (Sale of Goods Act 1979 s. 18, r. 4). Когда предложение о найме на работу делается при условии хороших рекомендаций и потенциальный работодатель не оценивает представленные рекомендации как удовлетворяющие его, он не будет связан обязательством принять на работу лицо, откликнувшееся на оферту (Wishart v. National Assciation of Citizens' Advice Bureaux (1990) I.C.R. 794). В обстоятельствах, когда предложенное соглашение о роялти, касающееся использования изобретения производителем, было достигнуто "при условии детальной оценки возможностей производства и реализации на рынке сбыта", суд счел, что усмотрение производителя в части решения вопроса, вступать в договор или нет, было "освобождающим от какого-либо обязательства действовать разумно или добросовестно", а также признал, что коль скоро его удовлетворенность не озвучивалась другой стороне, соглашение не приобретало силы договора (Stabilad Ltd v. Stephens & Carter Ltd (N 2) (1999) 2 All E.R. (Comm) 651). В ситуации, когда судно было продано "при условии удовлетворительного завершения двух пробных рейсов", было заявлено, что такая оговорка подлежала толкованию как "подчиненная требованию добросовестности" (The John S Darbyshire (1977) 2 Lloyd's Rep. 457). Было признано, что сторона, от чьей удовлетворенности предметом договора или какими-то из аспектов его исполнения зависит действие контракта, должна по меньшей мере предоставить возможность либо не препятствовать инспекции, на которую ссылается соглашение (The Merak (1976) 2 Lloyd's Rep. 250). Земельный участок был продан под условием того, что приобретателю следует получить планировочное разрешение, чтобы использовать землю как транспортную станцию. При таких обстоятельствах суд постановил, что приобретатель был связан обязательством предпринять все разумные усилия для получения разрешения, но он был свободен от ответственности, когда его усилия не увенчались успехом (Hargreaves Transport Ltd v. Lynch (1969) 1 W.L.R. 215). Когда товары являются проданными при условии выдачи экспортной или импортной лицензии, сторона, в чьи обязанности входит ее получение, при отсутствии доказательств в пользу противного не дает абсолютного обещания того, что лицензия будет ею получена, а только принуждается предпринять все разумные усилия для достижения данного результата (Re Anglo-Russian Merchant Traders and John Batt & Co (London) Ltd (1917) 2 K.B. 679). Основные обязательства купить и продать не будут приобретать силу, если экспортная или импортная лицензия оказывается не полученной, но если сторона, которой следовало предпринять все разумные усилия для ее получения, не сделала этого, она будет ответственна за убытки, если только она не сможет показать, что любые такие усилия, которые ей следовало бы предпринять, неминуемо были бы безуспешными (Overseas Buyers Ltd v. Granadex SA (1980) 2 Lloyd's Rep. 608). В ситуации, когда соглашение требует одобрения или согласия третьей стороны, оно должно быть получено (достигнуто), и основные обязательства не будут возникать, пока этот вопрос остается нерешенным, то есть отказ третьей стороны приведет к тому, что они не будут иметь силы (Shires v. Brock (1977) 247 E.G. 127). Признавать сторону, нарушившую договор, заключенный под условием в части выполнения взятого на себя обещания предпринять все разумные усилия для того, чтобы условие оказалось выполненным, ответственной за полный объем исполнения по контракту, приходящегося на нее, что базируется на допущении фикции наступления условия, является неверным (Little v. Courage Ltd (1995) 70 P. & C.R. 469). Когда условие, под которым достигается соглашение, является введенным исключительно в интересах одной из сторон, последняя вправе отказаться от условия. В таком случае она может прибегать к средствам судебной защиты на основании контракта, как если бы условие оказалось выполненным фактически (Wood Preservation Ltd v. Prior (1969) 1 W.L.R. 1077). Когда условие, лежащее в основе договора, является введенным исключительно в интересах одной из сторон, последняя вправе отказаться от него. В этой ситуации иск против такой стороны, следующий из контракта, может быть подан, как если бы условие оказалось выполненным фактически (McKillop v. McMullan (1979) N.I. 85). 3. Встречное удовлетворение Встречное удовлетворение выступало в качестве единственного доказательства намерения сторон быть связанными, но такое доказательство могло быть равным образом представлено письменной формой соглашения, по крайней мере когда речь шла об определенных коммерческих договорах, в частности по обстоятельствам данного дела - о письменном обязательстве акцептовать переводной вексель (Pillans v. Van Mierop (1765) 3 Burr. 1663). Опекунша недвижимости дала письменное обязательство заплатить из личных средств деньги, на которые претендовал истец в связи с данной недвижимостью. Встречное удовлетворение по обязательству отсутствовало, но утверждалось, что соблюдение формы, предписываемой действовавшим тогда законом (письменная запись или меморандум), делало встречное удовлетворение необязательным. В Палате лордов позиция, согласно которой соглашения иные, нежели документ за печатью, выступали обязывающими без встречного удовлетворения просто потому, что они были составлены письменно, была отклонена, при этом один из судей заявил: "Бесспорной истиной является то, что каждый человек в силу естественного права обязан выполнить свои обязательства. Также верно, что право этой страны не предоставляет никаких средств и никакой судебной защиты для принуждения к исполнению соглашения, совершенного без надлежащего встречного удовлетворения. Такое соглашение является nudum pactum ex quo non oritur actio <1>, и что бы ни означала эта сентенция в гражданском праве, в нашем праве она должна пониматься только в вышеуказанном смысле. Право Англии подразделяет все договоры на соглашения за печатью и простые соглашения, но нет какого-либо третьего их вида, такого как письменные договоры, как пытались утверждать некоторые юристы. Если они совершены просто в письменной форме, а не за печатью, они являются простыми договорами и встречное удовлетворение должно быть доказано" (Rann v. Hughes (1778) 7 T.R. 350n., 4 Bro. P.C. 27). -------------------------------- <1> "Голое" соглашение - это такое, из которого не возникает иска. Завещатель незадолго до своей смерти выразил желание, чтобы его вдова в течение жизни пользовалась домом, в котором он проживал, либо получала 100 фунтов стерлингов. После смерти его душеприказчики, принимая во внимание указанное желание, пообещали передать вдове дом на срок ее жизни либо на срок, пока она продолжает оставаться вдовой, при условии и с оговоркой о дальнейшем согласовании, что ей следует уплачивать один фунт ежегодно в отношении аренды земельного участка, а также поддерживать дом в исправности. В судебном процессе о нарушении данного душеприказчиками обещания было заявлено, что в качестве встречного по отношению к нему удовлетворения выступает собственное обещание вдовы выплачивать указанную сумму и содержать дом в исправности. Возражение о том, что данное заявление упускает из виду другую часть встречного удовлетворения, а именно желание завещателя, было отклонено. При этом судья указал: "Мотив и встречное удовлетворение - это не одно и то же. Встречное удовлетворение означает нечто, что имеет с точки зрения права определенную ценность и исходит от истца" (Thomas v. Thomas (1842) 2 Q.B. 851). Неформальное безвозмездное обещание не означает заключения договора (Re Hudson (1885) 54 L.J. Ch. 811). Недействительность неформального безвозмездного обещания поддерживается тем обстоятельством, что его принудительное исполнение могло бы причинить вред третьим лицам, таким как кредиторы лица, давшего такое обещание (Eastwood v. Kenyon (1840) 11 A. & E. 438). Обещание сделать подарок может представлять собой необдуманный поступок, а требования совершения документа за печатью, равно как и предоставления чего-то ценного взамен, обеспечивают по крайней мере определенную защиту против опасности (Beaton v. McDivitt (1988) 13 N.S.W.L.R. 162). Надлежащее встречное удовлетворение, с точки зрения права, выражается либо в некотором воздержании от действия, ущербе, потере или ответственности на стороне лица, которому дается обещание, либо в определенном праве, интересе, прибыли или выгоде для лица, такое обещание давшего (Currie v. Misa (1875) L.R. 10 Ex. 153). Когда лицо, в пользу которого состоялось обещание, претерпевает ущерб, хотя при этом давший обещание не извлекает выгоды, требование о встречном удовлетворении считается выполненным (O'Sallivan v. Management Agency & Music Ltd (1985) Q.B. 428). Встречное удовлетворение представляет собой просто цену, за которую обещание оказывается купленным (Dunlop Pneumatic Tyre Co Ltd v. Selfridge Ltd (1915) A.C. 847). Подразумеваемые обещания способны образовывать встречное удовлетворение в отношении друг друга (Thorensen Car Ferries Ltd v. Weymouth Portland BC (1977) 2 Lloyd's Rep. 614). Простое предложение, не соответствующее уровню обещания, является недостаточным, чтобы признать его в качестве встречного удовлетворения (The Kaliningrad and Nadezhda Krupskaya (1997) 2 Lloyd's Rep. 35). Обещание расценивается в качестве встречного удовлетворения для целей встречного обещания, только если исполнение первого также расценивалось бы аналогичным же образом (Thorp v. Thorp (1702) 12 Mod. 445). Возможность причинения определенного ущерба лицу, в пользу которого дано обещание, может рассматриваться как убыток, образующий встречное удовлетворение, безотносительно к вопросу, был ли указанный ущерб причинен фактически. Данный принцип был положен в основу решения по делу, обстоятельства которого следующие. Дядя написал истцу - своему племяннику, который был обручен и должен был жениться, что он рад слышать о намерении последнего вступить в брак и, поскольку он обещал оказывать помощь первое время, счастлив сообщить, что будет платить 150 фунтов стерлингов ежегодно в течение своей жизни или до тех пор, пока годовой доход племянника, получаемый от профессии барристера, не достигнет 600 гиней. Истец женился, его заработок так и не достиг 600 гиней. Уплата ежегодной ренты задерживалась: дядя умер, и истец предъявил иск к его душеприказчикам. Дело было решено в пользу истца, при этом возможность причинения ущерба на стороне племянника была найдена в том, что он, "возможно, самым существенным образом изменил свое имущественное положение и склонил к тому же предмет своей любви, а также, возможно, принял на себя денежные обязательства, которые бы вылились в финансовые затруднения", если бы в обещанном доходе было отказано (Shadwell v. Shadwell (1860) 9 C.B.(N.S.) 159). Аргумент, согласно которому истец мог бы изменить свое положение вследствие выданной гарантии, был отклонен, то есть было признано требующимся, чтобы действие или воздержание от такового на стороне лица, в пользу которого дано обещание, составляло цель давшего обещание, к достижению которой он стремился (Offord v. Davies (1862) 12 C.B.(N.S.) 748). В условиях, когда компания объявила, что уплатит 100 фунтов стерлингов тому, "кто заболеет эпидемическим гриппом или иной болезнью, причиненной простудой, после приема курительных шариков три раза в день в течение двух недель, согласно письменным указаниям", истица предоставила встречное удовлетворение за обещание ответчиков посредством использования курительных шариков, но то, что она подхватила грипп, было только условием для ее правомочия требовать принудительного осуществления указанного обещания. Лицо, в пользу которого состоялось обещание, оказалось исполнившим условие, но такое исполнение не было затребовано лицом, это обещание давшим (Carlill v. Carbolic Smoke Ball Co (1893) 1 Q.B. 256). Когда одно лицо пообещало другому заплатить 10 тысяч фунтов стерлингов, если первое добьется продажи ему некоего объекта третьим лицом (что и было сделано), было признано, что не имелось ничего, кроме условного обещания без встречного удовлетворения, поскольку от второго лица не требовалось сделать какие-то шаги, способствующие продаже третьим лицом принадлежащего ему имущества в пользу давшего обещание (Dickinson v. Abel (1969) 1 W.L.R. 295). Если выполнение условия лицом, в пользу которого было дано обещание, является истребованным со стороны обещавшего либо может быть разумно оценено как истребованное, такое выполнение может образовывать встречное удовлетворение. Поэтому когда одно лицо пообещало другому, что передаст ему земельный надел, если тот, кому обещание было адресовано, построит на нем дом, последний может требовать принудительного исполнения обещания после того, как он его построит (Raffaele v. Raffaele (1962) W.A.R. 29). Одно лицо пообещало заплатить 3 тысячи фунтов стерлингов другому, если последнее учредит школу. В течение периода обустройства школы давший обещание принимал активное участие в процессе. Суд решил, что лицо, в пользу которого было дано обещание, предоставило встречное удовлетворение путем учреждения школы; запрос относительно того, что ему следовало действовать именно таким образом, мог быть выведен из того факта, что обещавший выразил собственное намерение принять участие в ее управлении (Re Soames (1897) 13 T.L.R. 439). 3.1. Адекватность встречного удовлетворения Суд по общему правилу не должен вдаваться в вопрос, адекватной ли ценности было предоставлено встречное удовлетворение (Haigh v. Brooks (1840) 10 A. & E. 309). Суд не обязан интересоваться, является ли соглашение неестественным или односторонним с позиции адекватности встречного удовлетворения (Gaumont-British Pictures Corp v. Alexander (1936) 2 All E.R. 1686). Ни одна сделка не будет опровергнута, если такое опровержение будет являться следствием обычного взаимодействия сил ее сторон (Lloyds Bank Ltd v. Bundy (1975) Q.B. 326). Простая неэквивалентность встречного удовлетворения, если только она не "такова, чтобы шокировать совесть и достигать степени убедительного и решающего доказательства обмана", не является сама по себе основанием для отказа в исполнении договора в натуре (Coles v. Trecothick (1804) 9 Ves. 234). Право справедливости признает общее правило о том, что недействительность договора не может быть вызвана просто причиной неадекватности встречного удовлетворения (Cheale v. Kenward (1858) 3 D. & J. 27). Право справедливости может отказать в исполнении договора в натуре, аннулировать либо изменить его условия на том основании, что стороне, которая мыслится нуждающейся в специальной защите, не предоставлялась адекватная ценность за ее обещание (Tennent v. Tennents (1870) L.R. 2 Sc. & Div. 6). Право справедливости откажет в поддержке лицу, которое не предоставило существенного встречного удовлетворения, но несмотря на это может добиваться обеспечения принудительного соблюдения обещания по закону, поскольку оно было дано в форме документа за печатью либо поддержано номинальным встречным удовлетворением (Jefferys v. Jefferys (1841) Cr. & Ph. 138). Принципы права справедливости, ограничивая обеспечение средствами правовой защиты, характерными для них, безвозмездных обещаний, не затрагивают действительность уже совершенного подарка (T Choithram International SA v. Pagarani (2001) 1 W.L.R. 1). 3.1.1. Номинальное встречное удовлетворение Десять шиллингов, уплаченных за перевод долга, были признаны номинальным встречным удовлетворением, несмотря на то что они были фактически внесены, поскольку составляли символическую сумму (Turner v. Forwood (1951) 1 All E.R. 746). Муж продал ферму, в отношении которой была заявлена стоимость в 40 тысяч фунтов стерлингов, своей жене только за 500 фунтов. Было признано, что для целей секции 13(2) Акта о налоге на недвижимость 1925 г. супруга являлась "приобретателем за деньги или стоимость, выраженную в деньгах", так что продажа в ее пользу превалировала над незарегистрированным правом покупки недвижимости, которое было предоставлено одному из сыновей супружеской пары. Необходимость решать, являлось ли встречное удовлетворение за недвижимость номинальным, отсутствовала, однако суд заявил, что он испытал бы "величайшие трудности" в признании этого, а также то, что задача поставить знак равенства между номинальным и неадекватным или даже чрезвычайно неадекватным встречным удовлетворением погрузила бы закон в расследование, в отношении которого было невозможно предположить, что оно даже подразумевалось Парламентом, то есть в вопросы адекватности цены. По обстоятельствам дела 500 фунтов стерлингов были действительно уплачены и представляли собой нечто большее, чем просто символическую сумму, так что встречное удовлетворение не было номинальным (Midland Bank & Trust Co Ltd v. Green (1981) A.C. 513). Любая существенная цена, то есть цена более чем, скажем, 5 фунтов стерлингов, будет предохранять размещение в объекте недвижимости на условиях аренды от признаваемого осуществленным за номинальное встречное удовлетворение (Westminster CC v. Duke of Westminster (1991) 4 All E.R. 136). 3.2. Предшествующее встречное удовлетворение Встречное удовлетворение за обещание должно быть дано взамен обещания. Если лицо осуществляет в пользу другого действие и по прошествии определенного периода времени это второе лицо дает какое-то обещание первому, то есть между действием и обещанием имеется интервал во времени, то обещание может оказаться не подкрепленным встречным удовлетворением, а действие первого лица будет означать предшествующее встречное удовлетворение, признаваемое ненадлежащим (Dent v. Bennett (1839) 4 My. & Cr. 269). Если гарантия в отношении вещи выдана после того, как она была продана, встречного удовлетворения за гарантию не существует (Thorner v. Field (1612) 1 Bulst. 120). Устная гарантия в отношении того, что продаваемая лошадь здорова и не имеет дефектов, была выдана во время продажи, однако суд признал, что гарантийное обязательство не было подкреплено встречным удовлетворением, поскольку презюмировалось, что гарантия недействительна за неимением письменного доказательства ее наличия (Roscorla v. Thomas (1842) 3 Q.B. 234). Если обещание заплатить денежную сумму было сделано в отношении лица после прекращения договорных отношений с ним и единственным встречным удовлетворением со стороны последнего выступали услуги, оказанные ранее, то есть до указанного прекращения, наличествует предшествующее встречное удовлетворение так, что обещание оплаты не будет являться обязывающим, а платежи, все-таки произведенные в данных обстоятельствах, в налоговых целях были признаны произведенными безвозмездно (Murray v. Goodhews (1978) 1 W.L.R. 489). При обещании заплатить денежную сумму, сделанном в отношении лица после прекращения договорных отношений с ним, встречное удовлетворение состояло не в ранее оказанных в пользу обещавшего услугах, а в отказе от прав, которые оставались не реализованными (не оплаченными) и проистекали из первоначального контракта (Bell v. Lever Bros Ltd (1932) A.C. 161). Определяя, является ли встречное удовлетворение предшествующим или нет, суд не обязан применять хронологический тест со всей возможной строгостью. Если встречное удовлетворение и обещание по существу представляют собой одну операцию, точный порядок, в котором эти события случились, не имеет решающего значения (Thornton v. Jenkyns (1840) 1 Man. & G. 166). Признавать или не признавать встречное удовлетворение предшествующим, составляет вопрос факта, и, соответственно, формулировки соглашения на этот счет не являются определяющими. По этой причине обещание, данное "за встречное удовлетворение в виде выполняемой вами" определенной работы было признано являющимся безвозмездным, поскольку данная работа уже была выполнена (Re McArdle (1951) Ch. 669). Обещание, сделанное "за встречное удовлетворение в виде выплаченных вами сегодня авансом 750 фунтов стерлингов", было признано обязывающим, так как было подтверждено, что аванс был внесен в то же самое время, что и выдано обещание (Goldshede v. Swan (1847) 1 Ex. 154). Бремя доказывания того, что встречное удовлетворение не является предшествующим, лежит на лице, испрашивающем обеспечения обещания правовой санкцией (Savage v. Uwechia (1961) 1 W.L.R. 455). Действие, совершенное ранее того времени, когда состоялось обещание, может выступать встречным удовлетворением, если данное действие должно было быть выполнено по требованию лица, давшего позднее обещание (Southwark LBC v. Logan (1996) 8 Admin.L.R. 315). Применительно к обстоятельствам дела, в котором владельцы определенных прав на патенты обещали своему управляющему треть этих патентов в качестве встречного удовлетворения за его услуги по содействию им, Апелляционный суд отклонил ссылку на то, что встречное удовлетворение было в прошлом, и указал, что действие, совершенное ранее того времени, когда состоялось обещание, может быть признано встречным удовлетворением при условии, что должно было осознаваться, что платеж за услуги последовал бы, а если платеж был обещан заблаговременно, то он должен был быть способным подлежать взысканию в судебном порядке (Re Casey's Patents (1892) 1 Ch. 104). Обещание оплатить работу, выполненную до того, как оно оказалось сделанным, если таковая образует приемлемое с точки зрения права встречное удовлетворение, расценивается как фиксация величины подлежащей оплате суммы (Kennedy v. Broun (1863) 13 C.B.(N.S.) 677). Предшествующая работа, каковая не была выполнена по требованию лица, давшего после этого обещание, либо работа, за которую платеж не был ожидаем, либо работа, оплата за которую хотя и была ожидаема, но не являлась юридически возместимой, не образуют встречного удовлетворения за последующее обещание оплатить ее (Rondel v. Worsley (1969) 1 A.C. 191). Истцы пообещали ответчикам, что в течение одного года они не будут продавать определенные акции в компании, в которой ответчики были основными акционерами. Это обещание делалось по требованию ответчиков, каковые были озабочены необходимостью предотвратить падение стоимости своего собственного пакета, которое могло быть вызвано внезапной продажей акций истцов. Позднее ответчики предоставили истцам гарантию, замещавшую ранее заключенное соглашение, признанное менее благоприятным для истцов, в которой они пообещали компенсировать истцам любые потери, которые последние могли бы понести, если в течение года акции подешевели бы. Тайный совет отклонил тот аргумент, что встречное удовлетворение за указанную гарантию являлось предшествующим, обосновав это тем, что обещание истцов не продавать свои акции выступало в качестве юридически действительного встречного удовлетворения за гарантию. При этом хотя обещание было сделано до того, как гарантия оказалась выданной, оно давалось по требованию ответчиков и при понимании, что истцы взамен выпущенной гарантии предприняли шаги для получения ответчиками определенной формы защиты против риска падения стоимости названных акций (Pao On v. Lau Yiu Long (1980) A.C. 614). Когда единственным встречным удовлетворением за обещание должника, фиксирующее дату платежа, выступает сама прошлая задолженность обещающего перед лицом, в пользу которого обещание дается, такое встречное удовлетворение признается предшествующим так, что указанное обещание не становится связывающим в контрактном смысле (Hopkinson v. Logan (1839) 5 M. & W. 241). Опекун молодой девушки сделал заем, чтобы оплатить ее содержание и образование, а также улучшить ее имение. После того, как она достигла возраста совершеннолетия и вышла замуж, ее муж пообещал опекуну выплатить сумму займа. Суд отклонил иск опекуна, основанный на этом обещании: простое существование предшествующего натурального обязательства произвести возмещение в пользу опекуна не равнялось встречному удовлетворению за обещание супруга (Eastwood v. Kenyon (1840) 11 A. & E. 438). Надлежащим встречным удовлетворением за вексель является предшествующий долг или обязательство. Такой долг или обязательство рассматриваются в качестве надлежащего встречного удовлетворения независимо от того, подлежит переводной вексель оплате по предъявлении или в определимое в будущем время (Bills of Exchange Act 1882 s. 27(1)(b)). В том случае, когда должник письменно за собственной подписью признает долг, он будет считаться возникшим на дату такого признания, но не ранее ее <1>. Последующие признания, совершенные в пределах такого увеличенного срока или сроков, имеют те же последствия, но коль скоро долг становится просроченным в смысле истечения исковой давности, право на его судебное взыскание восстановлению последующим признанием не подлежит (Limitation Act 1980 s. s. 29(5), 29(7), 30(1)). -------------------------------- <1> Приведенная норма фактически означает увеличение срока исковой давности, даже если единственным встречным удовлетворением в таком случае выступает предшествующий долг. 3.3. Требование, согласно которому встречное удовлетворение должно исходить от лица, в пользу которого состоялось обещание Два лица (A. и B.) вступили в брак. После брака их отцами C. и D. соответственно был заключен договор, по которому каждый должен был выплачивать A. определенную сумму денег и который предоставлял A. право на иск в отношении истребования таких сумм. После того, как C. и D. умерли, A. предъявил иск к душеприказчикам D., требуя уплаты обещанных ему денег. Суд решил, что иск не может быть предъявлен. A. не только не являлся стороной по договору, но от него также не исходило какого-либо встречного удовлетворения. Соответственно, обязательство в том, что касалось A., было безвозмездным (Tweddle v. Atkinson (1861) 1 B. & S. 393). Встречное удовлетворение должно исходить от лица, в пользу которого состоялось обещание, что означает, что лицо, которому обещание сделано, может добиться его принудительного исполнения, только если оно самостоятельно предоставило встречное по отношению к обещанию удовлетворение (Barber v. Fox (1862) 2 Wms. Saund. 134, n.(e)). От лица, в пользу которого обещание состоялось, не требуется представлять встречное удовлетворение полностью: оно может добиться принудительного исполнения обещания, встречное удовлетворение по которому было обеспечено одной частью им, а другой - его партнером по полученному совместно обещанию (Fleming v. Bank of New Zealand (1900) A.C. 577). В то время как встречное удовлетворение должно исходить от лица, в пользу которого состоялось обещание, не требуется, чтобы оно было внесено в пользу именно обещавшего (Re Wyvern Developments Ltd (1974) 1 W.L.R. 1097). Требование о предоставлении встречного удовлетворения считается выполненным, если лицо, которому адресуется обещание, претерпевает определенный ущерб по требованию обещающего, хотя при этом не предоставляет корреспондирующих выгод последнему. По этой причине предоставление работы может быть признано встречным удовлетворением (Jones v. Padavatton (1969) 1 W.L.R. 628). Наем жилого помещения признается предоставлением встречного удовлетворения, хотя никаких последствий в форме прямой выгоды для давшего обещание это действие не порождает (Tanner v. Tanner (1975) 1 W.L.R. 1346). Встречное удовлетворение считается предоставленным, если лицо, которому дано обещание, по требованию обещавшего обеспечивает преимущества третьей стороне. Таковым, в частности, признается вступление в договорные отношения с последней, когда давший обещание косвенным образом извлекает выгоду в силу того обстоятельства, что он и третье лицо являются ассоциированными компаниями (International Petroleum Refining Supply Ltd v. Caleb Brett & Son Ltd (1980) 1 Lloyd's Rep. 569). В ситуации, когда товары приобретаются и оплачиваются с использованием чека, эмитент последнего дает обещание продавцу, что чек будет оплачен, а продающий товары предоставляет встречное в отношении данного обещания удовлетворение посредством поставки товаров потребителю (R. v. Lambie (1982) A.C. 449). При использовании в расчетах за товары кредитной карты встречное удовлетворение в связи с обещанием лица, выпустившего карту, произвести платеж предоставляется в форме дисконта, который дается поставщиком товаров эмитенту карты (Customs & Excise Commissioners v. Diner's Club Ltd (1989) 1 W.L.R. 1196). Отношения между ученицей барристера и членами палаты, предложение о прохождении обучения в которой она приняла, были признаны обладающими договорной природой даже несмотря на то, что обучавшаяся не вносила плату за свое обучение. Требование предоставления встречного удовлетворения было выполнено посредством того, что ее соглашение о принятии уроков "предусматривало объединение отобранных кандидатов, от которых следовало ожидать соперничества друг с другом за право быть нанятым в качестве совладельца", а также с помощью того, что "члены палаты могли усмотреть выгоду в развитии тесных связей с учениками, которые планировали практиковать как барристеры, работающие по найму, или за границей". Оба эти фактора подчеркивали выгоды для давших обещание (членов палаты), которые были вызваны усилиями лица, которому это обещание было дано (ученицей барристера), хотя никаких убытков последнее не претерпевало (Edmonds v. Lawson (2000) Q.B. 501). Исполнение существующей договорной обязанности (или обещание исполнить такую обязанность) может образовывать встречное удовлетворение, если лицо, дающее обещание, извлекает из этого факта выгоду. В этом случае такая выгода исходит от лица, в пользу которого обещание дано, в чем состоит выполнение требования о том, что она (выгода) предоставляется именно им, даже несмотря на то что фактически такое положение дел может не причинять ущерба адресату обещания в том смысле, что он уже был обязан выполнить рассматриваемое действие (Williams v. Roffey Bros & Nicholls (Contractors) Ltd (1991) 1 Q.B. 1). 3.4. Требование, в соответствии с которым встречное удовлетворение должно иметь определенную ценность Естественная привязанность сама по себе не является достаточным встречным удовлетворением, так же как и другие, основанные на сугубо сентиментальном элементе мотивы для обещания (Bret v. JS (1600) Cro.Eliz. 756). A. имел два паровых котла и по просьбе B. разрешил взвесить их при условии, что котлы будут возвращены в таком же состоянии, в каком были предоставлены. Для того чтобы взвесить котлы, B. разобрал их на части и вернул в таком виде. A. предъявил ему иск за нарушение данного обязательства. Судья признал ответственность B., указав: "Встречным удовлетворением является то, что истец по просьбе ответчика согласился разрешить ответчику взвесить котлы. Я полагаю, что ответчик считал, что он получит определенную выгоду. Во всяком случае, ущерб истца состоит в том, что он расставался со своим имуществом, пусть даже на самое короткое время... Сами стороны в момент заключения договора должны решить вопрос о соответствии встречного удовлетворения и обязательства, а не суд тогда, когда договор должен быть исполнен" (Bainbridge v. Firmstone (1838) 8 A. & E. 743). Было признано, что сын не предоставил встречное удовлетворение за обещание собственного отца не преследовать его судебным порядком по выданному им векселю, пообещав, в свою очередь, что он не будет докучать отцу своими жалобами, как это он имел обыкновение делать, на то, что лишен тех благ, которыми пользуются его братья (White v. Bluett (1853) 23 L.J.Ex. 36). Если предполагаемое встречное удовлетворение состоит в обещании, относительно которого обе стороны испытывают сомнения в возможности его исполнения, однако же говорить о том, что таковое совершенно невозможно и участники сделки об этом осведомлены, нельзя, договор может быть расценен как правомерно заключенный (Smith v. Harrison (1857) 26 L.J. Ch. 412). Обещание воздерживаться от определенного образа жизни, каковой никогда не подразумевался обещавшим как тот, которого он старался добиться, не образует встречное удовлетворение (Arrale v. Costain Civil Engineering Ltd (1976) 1 Lloyd's Rep. 98). Когда обещание обеспечивает побуждающий мотив для действия или воздержания от такового, требование о встречном удовлетворении будет выполнено даже несмотря на то, что при этом имеются также и альтернативные стимулы, воздействующие на сознание и волю адресата обещания, поскольку последний избирает вариант действий (бездействия), являющийся условием выполнения обещания (Bricom Investments Ltd v. Carr (1979) Q.B. 467). Встречное удовлетворение будет признаваться иллюзорным, когда оно предполагается состоящим из обещания, условия которого оставляют исполнение целиком на усмотрение лица, дающего обещание в качестве встречного удовлетворения за обещание другого (Stabilad Ltd v. Stephens & Carter Ltd (N 2) (1999) 2 All E.R. (Comm) 651). Обещание может быть иллюзорным, если оно сопровождается имеющей силу оговоркой, исключающей какую-либо ответственность обещающего за его нарушение (Firestone Tyre & Rubber Co Ltd v. Vokins (1951) 1 Lloyd's Rep. 32). Обещание приобрести "столько угля, сколько я могу решить заказать" будет иллюзорным встречным удовлетворением за контробещание продавца осуществить его поставку, каковое, следовательно, не могло быть подвергнуто принудительному исполнению (Wickham & Burton Coal Co v. Farmer's Lumber Co 189, 179, N.W. 417 (1923)). Обещание приобрести все необходимое покупателю количество определенного товара у конкретного поставщика представляет собой по крайней мере четкое обязательство не иметь дел на этот счет с кем-либо еще и по этой причине признается надлежащим встречным удовлетворением (Dominion Coal Co Ltd v. Dominion Steel & Iron Co Ltd (1909) A.C. 293). Договор производителя о продаже всей выпускаемой им продукции определенному покупателю является обязывающим даже несмотря на то, что первый не связал себя обещанием произвести какое-то количество этой продукции в принципе (Donnell v. Bennett (1883) 22 Ch.D. 835). Возражение относительно того, что обещание представляет собой исключительно иллюзорное встречное удовлетворение, может быть устранено, если такое обещание исполняется: подобное фактическое исполнение способно образовывать встречное удовлетворение даже невзирая на то, что лицо, которое его предоставило, не было юридически обязанным его предоставить (Cambridge Nutrition Ltd v. BBC (1990) 3 All E.R. 523). Суд счел, что выполнение условия, сформулированного как "если вы придете в мой дом", могло считаться встречным удовлетворением за обещание выплаты 50 фунтов стерлингов (Gilbert v. Ruddeard (1608) 3 Dy. 272b(n)). Действие по совершению документа за печатью может выступать встречным удовлетворением за обещание уплатить денежную сумму, хотя данный документ за печатью и был недействителен (Westlake v. Adams (1858) 5 C.B.(N.S.) 248). Составление завещания одним лицом способно быть встречным удовлетворением за обещание другого составить (и не отменять) подобное же завещание, даже если при этом завещание первого лица является отзывным (Re Dale (1994) Ch. 31). Ответчики дали объявление в своей газете, предлагая консультации по вопросам капиталовложений. Вопросы и ответы должны были по усмотрению ответчиков помещаться в газете. Истец обратился с письмом о консультации и просил сообщить имя надежного биржевого маклера. Ответчики рекомендовали маклера, который в действительности был не восстановленным в правах банкротом. Денежные суммы, которые в результате такой рекомендации истец послал маклеру, были им незаконно присвоены и утрачены. Истец потребовал у ответчиков возврата этих сумм. Апелляционный суд признал его требование правомерным, указав, что если бы ответчики решили опубликовать письмо в своей газете, это могло бы привести к увеличению ее тиража. Возможность такой выгоды являлась достаточным встречным удовлетворением для их оферты (De la Bere v. Pearson (1908) 1 K.B. 280). Встречным удовлетворением по обязательству оплатить определенные счета являлась передача документа, который рассматривался в качестве гарантии, но оказался лишенным юридической силы. Суд решил, что отсутствие ценности у переданного документа не может служить защитой против иска из обязательства, отметив: "Обязательство ответчика побудило истцов расстаться с тем, что они могли бы сохранить, а ответчик при помощи этого обязательства получил то, что он желал" (Haigh v. Brooks (1839) 10 A. & E. 309). Даже просто показать лицу определенный документ будет достаточным, чтобы встречное удовлетворение считалось предоставленным (Sturlyn v. Albany (1587) Cro.Eliz. 67). Встречное удовлетворение было найдено в простом акте ведения переговоров несмотря на то, что таковой не обязывает адресата обещания, за которое такое встречное удовлетворение было предоставлено, довести переговоры до успешного завершения (Sepong Engineering Construction Co v. Formula One Management Ltd (2000) 1 Lloyd's Rep. 602). Производители шоколада продавали грампластинки с записью мелодии под названием "Rockin Shoes" по 1 шиллингу и 6 пенсам плюс 3 обертки от их 6-пенсовых плиток шоколада. Для целей ответа на вопрос, являлось ли в таких условиях обещание продажи грампластинок за обертки обязывающим, было признано, что представление последних формировало часть встречного удовлетворения, хотя обертки и обладали крайне низкой стоимостью и фактически всегда выбрасывались. Поскольку цель продажи записи состояла в расширении продажи шоколада, обусловленное доказательство такой продажи являлось частью встречного удовлетворения (Chappell & Co Ltd v. Nestle Co Ltd (1960) A.C. 87). Фишки для азартных игр предоставлялись игорным клубом одному из своих членов (и затем проигрывались). В ситуации, когда деньги, уплаченные членом клуба последнему, были украдены, а клуб, который получил их на добросовестной основе, чтобы отвергнуть иск действительного владельца о возврате денег, выставил тот аргумент, что им было предоставлено ценное встречное удовлетворение за них, суд, акцентируясь в первую очередь на том, что основной вопрос данного дела состоит не в определении возможности обеспечения обещания принудительным исполнением, а в защите интересов третьей стороны - жертвы состоявшейся кражи, счел, что фишки не могли быть квалифицированы как встречное удовлетворение за деньги, которые член клуба уплачивал, и в числе причин для данного вывода было указано то, что, во-первых, "фишки сами по себе не стоили ничего", во-вторых, они "оставались собственностью клуба" и, в-третьих, стороны расценивали фишки как просто "удобный механизм для облегчения игры" (Lipkin Gorman v. Karpnale Ltd (1991) 2 A.C. 548). Обещание безвозмездно передать собственность, в отношении которой установлены либо имеются обременения, связывает передающего, если одариваемый взамен обещает исполнить обязательства, относящиеся к такой собственности. Поэтому обещание безвозмездно передать право аренды дома являлось обязывающим, поскольку лицо, в пользу которого такая передача была произведена, в свою очередь, пообещало выполнить ковенанты правопредшественника, установленные соглашением о найме, а именно осуществлять ремонт, производить страхование и вносить арендную плату (Price v. Jenkins (1877) 5 Ch.D. 619). Обещание безвозмездно передать фригольд на дом юридически связывает дарителя, если одариваемый таким образом обещает выплатить оставшиеся неуплаченными взносы по закладной или другие платежи (Merritt v. Merritt (1970) 1 W.L.R. 1121). Обещание безвозмездно передать частично оплаченные акции будет связывать передающую сторону, если одариваемый обещает произвести выплаты по последующим требованиям, которые могут быть заявлены по данным акциям (Cheale v. Kenward (1858) 3 D. & J. 27). 3.4.1. Мировая сделка и отказ от преследования по суду Обещание не предпринимать мер, направленных на обеспечение принудительной реализации обоснованного требования, является юридически действительным встречным удовлетворением за обещание, данное взамен ему (Greene v. Church Commissioners for England (1974) Ch. 467). Кредитор, которому причитается определенная денежная сумма, способен дать должнику обещание о предоставлении отсрочки в обмен на обещание должника выплатить повышенный процент или предоставить дополнительное обеспечение. В этом случае наличествует юридически действительное встречное удовлетворение за последнее из обещаний: должник извлекает выгоду, состоящую в переносе на более поздний срок выплаты денежного долга, в то время как кредитор претерпевает ущерб, состоящий в том, что на время отсрочки он лишается возможности пользоваться своими деньгами (Crowther v. Farrer (1850) 15 Q.B. 677). В ситуации, когда встречным удовлетворением со стороны кредитора является предоставление отсрочки (рассрочки) для уплаты долга и кредитор выражает свое согласие воздерживаться от взыскания в течение строго ограниченного периода времени либо стороны упускают необходимость точно оговорить срок, на который сдвигается дата расчетов, должник также признается извлекающим выгоду, а кредитор - претерпевающим ущерб, при этом в случае, когда период отсрочки четко не закреплен, суд будет подразумевать, что кредитор обязался бездействовать в указанной части в течение разумного времени (Payne v. Wilson (1827) 7 B. & C. 423). Встречным удовлетворением будет признаваться обещание отказа от юридически обоснованного возражения (Banque de l'Indochine v. J.H. Rayner (Mincing Lane) Ltd (1983) Q.B. 711). Обещание воздержаться от проведения арбитражных процедур будет достаточным встречным удовлетворением (The Leonidas D (1985) 1 W.L.R. 925). Работник, будучи уволенным по сокращению штатов, в обмен на определенные выплаты в его пользу пообещал отказаться от всех требований в отношении работодателей, "какой бы природы они ни были или могли бы быть". В момент такого отказа требования выплаты убытков, связанных с причинением ущерба деловой репутации, признавались недоступными для работников в связи с нарушением их договоров о найме, но возможность их предъявления была подтверждена более поздним решением Палаты лордов. В связи с этим было признано, что общая формулировка отказа была недостаточно ясной, чтобы показать, что "стороны намеревались предусмотреть отказ от прав и воздержание от требований, которые они никогда не могли бы предполагать в принципе", чем суд, по сути, показал несклонность в подразумевании в данном случае того условия, о котором сторона не была осведомлена и не могла бы быть осведомленной (Bank of Credit and Commerce International SA v. Ali (2001) UKHL 8, (2002) 1 A.C. 251). Обещание не добиваться принудительного исполнения требования, которое являлось юридически недействительным, не признавалось встречным удовлетворением за обещание, данное взамен, поскольку давший последнее обещание, если он не был ответственен за исполнение указанного требования, не извлекал никакой выгоды из обещания не преследовать его по суду, в то время как давший первое обещание не терял ничего, отказываясь от не имеющего ценности права (Jones v. Ashburnham (1804) 4 East 455). Обещание букмекера не преследовать своего клиента по суду в части суммы, составляющей проигрыши в заключенных пари, не являлось встречным удовлетворением за обещание, данное взамен клиентом, поскольку сделки пари не имели <1> законной силы (Poteliakhoff v. Teakle (1938) 2 K.B. 816). -------------------------------- <1> В период действия Gaming Act 1845, утратившего силу с 2007 г. с введением в действие Gambling Act 2005. Когда требование является вызывающим сомнения с точки зрения закона, обещание отказаться от его выдвижения будет надлежащим встречным удовлетворением за контробещание уплатить определенную денежную сумму (Haigh v. Brooks (1839) 10 A. & E. 309). Обещание отказаться от требования считается юридически действительным встречным удовлетворением за обещание другого лица, даже несмотря на то что указанное требование со всей несомненностью необоснованно с точки зрения права, если при этом лицо, совершающее отказ, полагает, что требование правомерно и оно предъявлено по основаниям, отвечающим требованию разумности (Cook v. Wright (1861) 1 B. & S. 559). Ответчик согласился предоставить истцу определенное обеспечение в качестве встречного удовлетворения за отказ истца выдвигать требование против правительства Гондураса. Претензия была беспочвенной, но не было доказательств того, что истец знал об этом. Суд решил, что встречное удовлетворение по соглашению имелось, обосновав это в числе прочего следующим. Если бы допущение того, что отказ от юридически недействительного требования, в отношении которого лицо, совершающее такой отказ, имеет искреннее мнение о его действительности или по меньшей мере полагает, что требование имеет достаточные шансы на успех, образует надлежащее встречное удовлетворение за обещание другого, якобы должного по указанному требованию, было отвергнуто, в таком случае ни в одном деле, где присутствует вызывающее сомнения притязание, компромиссное решение не могло бы быть возможно, а тот, против кого обращено это требование, не мог бы вместо того, чтобы быть досаждаем исками, избежать неприятностей, которые таит в себе любое сутяжничество (Callisher v. Bischoffsheim (1870) L.R. 5 Q.B. 449). Если требование со всей несомненностью необоснованно с точки зрения права, но при этом лицо, предлагающее совершить отказ от него, утверждает, что требование правомерно, отказ будет квалифицирован в качестве встречного удовлетворения только при условии, что обещающий отказаться не утаил от адресата требования факты, которые, если они были бы известны последнему, дали бы ему возможность противостоять данному требованию (Miles v. New Zealand Alford Estate Co (1886) 32 Ch.D. 267). В отношении необоснованных с позиции закона требований условием, при котором отказ от их предъявления может служить в качестве встречного удовлетворения за обещание другого лица, является то, что обещавший отказаться должен продемонстрировать, что он со всей серьезностью намеревался добиться принудительного осуществления своего требования (The Proodos C (1980) 2 Lloyd's Rep. 287). Соглашение об урегулировании, основанное просто на ошибке его сторон в вопросах факта, может быть признано недействительным по причине наличия этой ошибки (Gloyne v. Richardson (2001) EWCA Civ 716, (2001) 2 B.C.L.C. 669). В том случае, когда соглашение о достижении компромисса в отношении требования оказалось исполненным той стороной, которая согласилась произвести действие, в частности уплатить определенную денежную сумму в обмен на воздержание другого от принудительного осуществления требования, а впоследствии выяснилось, что указанное воздержание в силу действующих норм произвести эффект встречного удовлетворения не могло, уплативший деньги не будет управомочен на их возврат, если платеж был совершен с указанием на то, что он связан с исполнением (закрытием) сделки, поскольку выплаченная сумма рассматривается как совершенный подарок (Woolwich Equitable BCv. IRC (N 2) (1993) A.C. 70). Фактическое бездействие в части непредъявления требования может выступать доказательством подразумеваемого обещания не предпринимать мер по принудительному востребованию долга (Re Wyvern Developments Ltd (1974) 1 W.L.R. 1097). Принятие чека в оплату долга может быть доказательством обещания не преследовать должника по суду до тех пор, пока в отношении данного чека не допущен отказ в платеже либо по меньшей мере не истек срок, отвечающий требованию разумности (Baker v. Walker (1845) 14 M. & W. 465). Фирма ответчиков была должна 22 тысячи фунтов стерлингов своему банку, каковой настоятельно требовал от них предоставления определенного обеспечения. Должники пообещали сделать это, передав банку товарораспорядительные документы на некоторые товары, но последний не давал встречного обещания не преследовать их судебным порядком. Такая передача не состоялась, и банк предъявил иск об исполнении обязательства в натуре. Было признано, что встречное удовлетворение за обещание ответчиков имелось, так как в условиях, когда должники осознавали, что кредитор не сомневается в вопросе, инициировать ли процедуру обеспечения принудительного исполнения собственной претензии, банк предоставил, а ответчики получили "определенный уровень воздержания от совершения действий", что создало для них определенную выгоду, которую они не извлекли бы, если бы не заключили соглашения (Alliance Bank v. Broom (1864) 2 Dr. & Sm. 289). Когда встречное удовлетворение состоит в фактическом воздержании от иска (а не в бездействии, основанном на прямо выраженном обещании поступать так), требование о том, что кредитор должен сохранять воздержание в течение разумного периода времени, не действует. В данном случае достаточно того, что должник имел "определенную продолжительность воздержания" (R. v. H.M. Attorney General for England and Wales (2003) UKPC 22). Должник совершил заклад страхового полиса в пользу своего кредитора. Было признано, что кредитор, не знавший ничего о состоявшемся закладе, не предоставил встречного удовлетворения за него, просто воздержавшись от судебного преследования в связи с предшествующим долгом, но кредитор был бы назван предоставившим встречное удовлетворение, если он был бы проинформирован о закладе и если именно в силу этого он фактически воздержался бы от взыскания долга по суду (Wigan v. English & Scottish Law Life Assurance Society (1909) 1 Ch. 291). При решении вопроса, являлось ли фактическое бездействие кредитора ответом именно на предоставленное должником встречное удовлетворение либо первый воздерживался от предъявления иска ко второму по иной причине, необходимо исходить из того, что кредитор со всей очевидностью будет бездействующим в силу получения встречного удовлетворения, когда должник прямо попросил его воздержаться от принудительной реализации требования (Crears v. Hunter (1887) 19 Q.B.D. 341). Просьба должника не осуществлять мер по принудительному взысканию долга способна быть не только непосредственно доведенной до кредитора, но и подразумеваемо выраженной. В последнем случае фактическое воздержание от предъявления иска также может быть признано реализуемым в силу полученного кредитором встречного удовлетворения (Fullerton v. Provincial Bank of Ireland (1903) A.C. 309). Во время рассмотрения дела о разводе муж пообещал выплачивать своей бывшей жене 100 фунтов стерлингов в качестве ежегодного содержания. В иске о принудительной реализации данного обещания последняя среди прочего выдвигала тот аргумент, что она предоставила за него встречное удовлетворение в виде воздержания от обращения в суд за получением решения о присуждении алиментов. Но ее аргумент был отклонен, поскольку данное бездействие не было осуществлявшимся ни по прямой, ни по подразумевавшейся просьбе бывшего супруга (Combe v. Combe (1951) 2 K.B. 215). 3.4.2. Исполнение уже существовавшей обязанности Государственный служащий не может требовать обеспечения принудительного исполнения обещания уплатить ему денежную сумму за исполнение лежащих на нем как таковом обязанностей (Wathen v. Sandys (1811) 2 Camp. 640). Лицо не считается предоставившим встречное удовлетворение путем воздержания от осуществления деятельности, которая является криминальной, в частности от уголовно-наказуемой клеветы (Brown v. Brine (1875) L.R. 1 Ex.D. 5). Обещание совершить платеж в качестве награды за информацию, которая могла привести к аресту опасного уголовного преступника, было признано подлежащим обеспечению мерами принудительного исполнения, хотя в момент принятия такого решения действовало правило, согласно которому лицо, имевшее такие сведения, было обязано сообщить их в полицию и, более того, признавалось совершившим правонарушение, если оно не поступало таким образом (England v. Davidson (1840) 11 A. & E. 856). Атторней, который был вызван в суд для представления доказательств на стороне ответчика, получил от последнего обещание о выплате ему по одной гинее за каждый день в случае явки. Такое обещание суд счел как обещание без встречного удовлетворения, поскольку атторней уже был обременен обязанностью явиться в суд (Collins v. Godefroy (1831) 1 B. & Ad. 950). Свидетель эксперт вправе договариваться о платеже за участие в судебном процессе, и такой контракт будет действителен (Goulden v. White Barca (2000) 1 W.L.R. 167). Шахтовладельцы, опасаясь насилия со стороны забастовщиков во время всеобщих волнений в угольной промышленности, запросили более высокий уровень защиты у полиции, нежели тот, который полиция, разумно полагая, нашла необходимым, а именно потребовали установления специальных постоянных постов на шахтах и обещали произвести платеж в связи с этим в размере 2200 фунтов стерлингов. В Палате лордов было признано, что полицейский орган обеспечил встречное удовлетворение за это обещание, предоставив экстразащиту (в виде усиленной охраны), и, соответственно, мог требовать обеспечения его принудительного исполнения (Glasbrook Bros Ltd v. Glamorgan CC (1925) A.C. 270). Футбольный клуб был признан ответственным перед полицейским подразделением за издержки, понесенные в связи с обеспечением правопорядка и патрулированием на футбольных матчах, так как хотя запрос о предоставлении полицией "специальных услуг" не заявлялся, он был признан подразумевавшимся исходя из того, что охраняемые мероприятия не могли безопасно проводиться без оказания таких услуг (Harris v. Sheffield United FC Ltd (1988) Q.B. 77). Отец незаконнорожденного ребенка обещал его матери, с которой они жили раздельно, выплачивать один фунт стерлингов каждую неделю, сделав следующую оговорку: "...при условии, что ты сможешь доказать, что о ребенке хорошо заботятся и он счастлив, а также что ей позволено решать самой, желает ли она переехать и жить с тобой". Мать стала осуществлять заботу о ребенке, и в связи с этим было признано, что она могла требовать принудительного исполнения обещания отца, хотя и была обязана ухаживать за ребенком в силу закона (Ward v. Byham (1956) 1 W.L.R. 496). Жена оставила своего мужа. Он вступил с ней в соглашение, которым обязался еженедельно платить ей 30 шиллингов, если она будет сама себя содержать и обязуется не обращаться к нему за помощью. Когда он просрочил платеж, жена предъявила к нему иск. Возражая, он утверждал, что в то время по соглашению не было встречного удовлетворения. Поскольку жена оставила мужа, она была обязана сама себя содержать и никоим образом не имела права рассчитывать на его помощь. Апелляционный суд решил, что муж обязан платить. Если бы жена сделала искреннее предложение вернуться, его обязательство содержать ее возобновилось бы. В таком случае обязательство жены представляло бы для него определенную ценность, поскольку ее содержание было бы, вероятно, установлено судом в размере согласованной суммы - 30 шиллингов в неделю. Соглашением она также бы лишалась возможности обращаться к мужу за помощью для приобретения предметов первой необходимости. Возможность этого, следовательно, представляла, по мнению большинства судей, достаточную выгоду для того, чтобы считаться встречным удовлетворением, при этом позиция, согласно которой жена, уйдя из семьи и обязуясь содержать себя, пообещала сделать лишь то, что уже была обязана сделать, притом что выполнение уже существующей обязанности само по себе должно считаться достаточным встречным удовлетворением, осталась в меньшинстве (Williams v. Williams (Enforceability of Agreement) (1957) 1 W.L.R. 148). В ходе плавания из Лондона в Балтийское море и обратно с судна сбежали два матроса, и капитан, будучи не в состоянии заменить их другими, обещал оставшимся членам команды поделить между ними заработную плату двух беглецов, если судно будет доведено до порта приписки. Суд решил, что данное обязательство не является связывающим, указав при этом: "Соглашение ничтожно ввиду отсутствия встречного удовлетворения. Здесь не было предоставлено никакого встречного удовлетворения по дополнительной оплате, обещанной оставшимся на судне матросам. Перед тем как отплыть из Лондона, они обязались при возникновении каких-либо чрезвычайных обстоятельств во время плавания делать все, что в их силах. Дезертирство части судовой команды должно рассматриваться как возникшее во время плавания обстоятельство, столь же чрезвычайное, как и смерть части экипажа. Соответственно, оставшиеся на судне лица обязаны в силу их первоначального договора сделать все возможное, чтобы довести судно в целости до порта назначения" (Stilk v. Myrick (1809) 2 Camp. 317). Перевозчик не вправе требовать обеспечения принудительного исполнения обещания выплаты дополнительной провозной платы сверх той, что была согласована за доставку товаров в обозначенный пункт выгрузки (The Proodos C (1980) 2 Lloyd's Rep. 390). Обещание должника производить выплаты периодическими взносами в установленные сроки, что уже являлось его обязанностью, не было сочтено встречным удовлетворением за обещание кредитора не инициировать процедуры банкротства в отношении имеющегося долга (Vanbergen v. St Edmund's Properties Ltd (1933) 2 K.B. 223). Поскольку в ситуации, когда обещание дается за исполнение того, что причитается с адресата обещания по ранее заключенному им договору, обещающий не получает никакой признаваемой правом выгоды, кроме того, что уже является должным в его отношении, такое обещание не обеспечивается правовой санкцией за неимением встречного по отношению к нему удовлетворения (Technip-Coflexip SA v. Tube Tech International Ltd (2005) EWCA Civ 1369, 106 Con.L.R. 32). Сумма, подлежавшая уплате за плотничные работы, которые выполнялись по субконтракту, заключенному для целей исполнения договора на ремонт и отделку нескольких квартир, составляла 20 тысяч фунтов стерлингов, но позднее заказчик этих работ пообещал произвести дополнительные платежи в пользу исполнителя, каковой взамен никаких дополнительных обязательств не принимал. Указанное обещание было сделано, поскольку собственный сюрвейер заказчика признал, что изначально согласованная сумма в 20 тысяч фунтов стерлингов была слишком мала, а также поскольку заказчик опасался, что исполнитель (каковой находился в финансовом затруднении) будет не способен завершить свою работу вовремя, так что подвергнет заказчика опасности наказания за задержку в соответствии с условиями договора на ремонт и отделку квартир. Было признано, что обещание произвести дополнительные платежи поддержано встречным удовлетворением в форме практической выгоды, полученной заказчиком от факта выполнения исполнителем своих обязанностей в соответствии с первоначальным контрактом между ними. Суд также учел, что никакой угрозы нарушения оригинального договора со стороны исполнителя не исходило, более того, инициатива соглашения, содержание которого составляло обещание дополнительной оплаты, принадлежала заказчику, и помимо этого отметил, что жесткий подход к встречному удовлетворению, следующий из дела Stilk v. Myrick, "более не был необходимым или желательным" (Williams v. Roffey Bros & Nicholls (Contractors) Ltd (1991) 1 Q.B. 1). Когда отклонение должника от исполнения обязанности, предусмотренной изначально заключенным договором, сопровождается обещанием кредитора предоставить нечто дополнительное, помимо уже обещанного по первоначальному контракту, и указанное отклонение способно быть квалифицированным как принуждение, второе обещание, будучи вызванным таким принуждением, может быть оспорено по данному основанию (The Universe Sentinel (1983) 1 A.C. 366). Если обещание выполнить что-то за действия должника сверх обещанного по первоначальному соглашению дано в условиях, когда такое обещание считается сделанным под принуждением, фактически оказанным в отношении кредитора не исполняющим своих обязательств должником, тот факт, что последний при этом принимает на себя дополнительные обязательства, препятствовать аннулированию второго обещания кредитора не будет (The Alev (1989) 1 Lloyd's Rep. 138). Если отказ адресата обещания исполнить оригинальный контракт в действительности не означал принуждения, обещание не может быть оспорено просто по тому лишь основанию, что такой отказ означал злоупотребление названным адресатом доминирующей переговорной позицией (Pao On v. Lau Yiu Long (1980) A.C. 614). Адресат обещания может предоставить иное встречное удовлетворение за новое обещание, данное сверх того, что уже предусматривалось изначально заключенным договором, сделав или пообещав сделать нечто большее, чем причитается с него по оригинальному контракту. По этой причине матрос правомочен требовать дополнительного вознаграждения, если в ходе плавания он получил материальный стимул и, соответственно, пообещал выполнить дополнительные обязанности (Hanson v. Royden (1867) L.R. 3 C.P. 47). Судостроители потребовали повышения согласованной цены за супертанкер на том основании, что валюта, в которой цена подлежала уплате, обесценилась. Договор требовал от судостроителей предоставить гарантию надлежащего исполнения, и было признано, что они предоставили встречное удовлетворение за будущее обещание собственников танкера покрыть повышение цены, изменив в сторону увеличения объем собственной ответственности по гарантии исполнения контракта (The Atlantic Baron (1979) Q.B. 705). Лицо, в пользу которого дано обещание, выходящее за пределы того, что ему положено по договору, может быть признано предоставившим встречное удовлетворение, когда до того, как указанное обещание окажется сделанным, возникнут обстоятельства, которые будут оправдывать его отказ исполнить первоначальный контракт, но оно совершит действия по его исполнению. Поэтому экипаж судна может быть оправдан в части отказа завершить плавание по причине того, что многие из членов команды оставили судно, так что завершение рейса таило в себе опасности того рода, который первоначально не предполагался. Если оставшиеся матросы оказались побужденными продолжить плавание обещанием дополнительного вознаграждения, они выполнили нечто, что они не были обязаны совершить, и, соответственно, могли требовать взыскания доплаты (Hartley v. Ponsonby (1857) 7 E. & B. 872). Договор в прямо выраженной или подразумеваемой форме может предусматривать пересмотр шкалы заработной платы время от времени. В таком случае соглашение о выплате более высокого (или о принятии более низкого) заработка будет юридически связывающим (Pepper & Hope v. Daish (1980) I.R.L.R. 13). Обещание одного лица исполнить обязательство, которое лежит на другом (либо исполнение такого обязательства), способно образовывать встречное удовлетворение за прямо выраженное или подразумеваемое обещание третьего лица - кредитора в указанном обязательстве, данное в пользу первого лица (Brandt v. Liverpool, etc. SN Co (1924) 1 K.B. 575). Фирма стивидоров произвела разгрузку товаров с судна другого лица. Часть товаров принадлежала третьему лицу, каковое пообещало стивидорам не преследовать их по суду за повреждение товаров. Было признано, что фирма стивидоров предоставила встречное удовлетворение за это обещание посредством разгрузки товаров, причем даже в условиях, когда они уже ранее обязались по контракту с другим лицом произвести разгрузку, то есть суд счел, что исполнение договорной обязанности, выгоды от которого приписаны третьему лицу, может образовывать встречное удовлетворение за обещание другого (The Eurymedon (1975) A.C. 154). Лицо, вступив в договорные отношения с компанией, затем отказалось исполнять контракт, если акционеры этой компании не дадут ему гарантию от убытков, которые могли бы случиться как следствие исполнения одного из условий договора. Гарантия была предоставлена в обмен на обещание указанного лица выполнить свои контрактные обязательства в пользу компании и впоследствии квалифицирована судом как юридически обязывающая, основанием для чего послужило то, что "обещание исполнить либо исполнение прежде существовавшего договорного обязательства в отношении третьей стороны может быть правомерным встречным удовлетворением". При этом суд учел, что данная гарантия не являлась выданной безвозмездно в коммерческом смысле этого слова, поскольку гаранты имели долю в компании, а та, в свою очередь, была заинтересована в исполнении контракта (Pao On v. Lau YiuLong (1980) A.C. 614). 3.5. Встречное удовлетворение при расторжении или изменении договора Соглашение о расторжении договора будет порождать свое собственное встречное удовлетворение всякий раз, когда каждая сторона имеет нереализованные права, вытекающие из контракта, в отношении другой стороны, договор имеет силу и ни один из контрагентов не пребывает в состоянии его нарушения (Foster v. Dawber (1851) Ex. 839). Соглашение о расторжении нарушенного договора, права из которого сохраняются за обеими из его сторон, будет считаться соответствующим требованию о предоставлении встречного удовлетворения, но только при условии, что допустившими нарушение признаются оба его участника (Morris v. Baron & Co (1918) A.C. 1). Встречное удовлетворение при расторжении договора выражается в том, что каждая из его сторон обещает отказаться от своих прав и требований в отношении другого партнера по первоначальному контракту (Argo Fund Ltd v. Essar Steel Ltd (2005) EWHC 600 (Comm), (2005) 2 Lloyd's Rep. 203). Если при расторжении договора только одна из его сторон обещает отказаться от реализации своих прав, следующих из оного, а другая сторона не делает встречного обещания аналогичной направленности, обещание первого лица будет "всецело односторонним и не поддержанным каким-либо встречным удовлетворением" (Collin v. Duke of Westminster (1985) Q.B. 581). Освобождение от уплаты долга может быть только тогда по-настоящему произведено и он в действительности окажется аннулирован путем подписания соглашения, когда взамен предоставлено достаточное встречное удовлетворение или соглашение достигнуто в форме документа за печатью (Commissioner of Stamp Duties v. Bone (1977) A.C. 511). Расторжение договора после его нарушения одной из сторон требует отдельного встречного удовлетворения (Atlantic Shipping & TradingLtd v. Louis Dreyfus & Co (1922) 2 A.C. 250). Покупатель товаров может согласиться освободить продавца, каковой стал ответственным за убытки, вызванные непоставкой товаров, если продавец выплатит ему определенную сумму. Договор об освобождении продавца таким образом от ответственности представляет собой соглашение о замене исполнения, а выплата оговоренной суммы - его исполнение, совершив которое просрочивший поставку должник освободится от возмещения убытков (British-Russian Gazette Ltd v. Associated Newspapers Ltd (1933) 2 K.B. 616). Замена исполнения, которая не является исполняемой в момент заключения соответствующего соглашения, а переносится на будущее время, может быть обеспечена правовой санкцией со стороны суда по требованию лица, в пользу которого такая замена является обещанной (Henderson v. Stobart (1850) 5 Ex. 99). В случае заключения соглашения о замене исполнения в будущем сторона, пообещавшая новое исполнение, может быть освобождена от предоставления прежде оговоренного, если при правильном толковании будет установлено, что пострадавшая от дефекта предшествующего исполнения сторона в удовлетворение своего первоначального основания для иска действительно приняла именно обещание своего контрагента (Elton Cop Dyeing Co v. Broadbent & Son Ltd (1919) 89 L.J.K.B. 186). Когда потерпевшая сторона не давала правонарушителю свой акцепт относительно урегулирования первоначального основания иска в части принятия именно обещания совершить действие иное, нежели первоначально положенное, в отсутствие прямо выраженного соглашения, говорящего об обратном, соглашение о замене исполнения даст обязанному лицу освобождение от оригинального основания иска уже в момент достижения соглашения об указанной замене (а не только тогда, когда оно будет фактически выполнено), но с подразумеваемым отменительным условием, что оно будет аннулировано с ретроспективным эффектом в случае, когда нарушитель окажется не в состоянии исполнить его в соответствии с оговоренными в нем условиями (Jameson v. CEGB (2000) 1 A.C. 455). Мировое соглашение в рамках дела о несостоятельности предусматривало, что фактическое предоставление вновь обещанного кредиторам будет означать отлагательное условие для указанного соглашения. Суд согласился с тем, что до того, как названный факт не будет иметь место, должник останется должным согласно первоначально заявленным требованиям (Johnson v. Davies (1999) Ch. 117). Если держатель переводного векселя по созревании или после созревания векселя абсолютно и безусловно отказывается от своих прав против акцептанта, вексель погашается. Отказ должен быть совершен в письменной форме, за исключением выдачи переводного векселя акцептанту. Ответственность любой стороны может прекратиться отказом держателя до созревания, по созревании или после созревания переводного векселя, но ничто в настоящей статье не влияет на права держателя, должным образом не осведомленного об отказе (Bills of Exchange Act 1882 s. 62). То же самое встречное удовлетворение, которое существовало в старом соглашении, считается подразумеваемым в новом соглашении, которое замещает прежнее (Stead v. Dawber (1839) 10 A. & E. 57). Соглашение сторон предусматривало изменение контракта в части валюты, в которой подлежал осуществлению платеж. Указанное изменение само по себе содержит встречное удовлетворение, даже несмотря на возможность того, что вновь определенная валюта для расчетов способна впоследствии обесцениться в отношении прежде согласованной, поскольку в дату изменения договора ясность в вопросе, как эти две валюты будут двигаться одна по отношению к другой, отсутствует, а значит, обе стороны могут извлечь выгоду из изменения контракта (W.J. Alan & Co Ltd v. El Nasr Export & Import Co (1972) 2 Q.B. 189). Если изменение договора, будучи рассмотренным в целом, способно быть выгодным каждой из сторон, требование о встречном удовлетворении будет выполнено, даже хотя конкретное условие изменений является установленным в пользу исключительно одной из сторон (Ficom SA v. Sociedad CadexLtd (1980) 2 Lloyd's Rep. 118). Изменение в договоре относительно места, где платеж подлежит совершению, может быть определено к выгоде каждой из сторон и, соответственно, способно обеспечивать встречное удовлетворение за обещание кредитора принять частичный платеж в качестве окончательного расчета. Но оно не будет иметь такого эффекта, если вновь вводимое условие создает выгоду единственно для должника (Vanbergen v. St. Edmund's Properties Ltd (1933) 2 K.B. 233). Владельцы многоквартирных домов договорились со своими нанимателями о передаче квартир в долгосрочную аренду на условиях, требующих среди прочего производить взносы на ремонт и содержание кровли. Во время переговоров кровля находилась в состоянии, требующем ремонта, и собственники пообещали совершить его "за наш собственный счет". Было признано, что один из нанимателей предоставил встречное удовлетворение за такое обещание, подписав соглашение о найме и фактически заселившись на оговоренных условиях, и что, соответственно, данное обещание, фактически изменившее арендный контракт еще до стадии его заключения, было обязывающим как акцессорный договор. Из этого следовало, что владельцы недвижимости не могли требовать принудительного исполнения спорного условия найма (Brikom Investments Ltd v. Carr (1979) Q.B. 467). 3.5.1. Отказ от права "Слово "отказ" <1> охватывает множество ситуаций, различных по своей юридической природе" (The Laconia (1977) A.C. 850). -------------------------------- <1> Именно так в данном случае наиболее целесообразно перевести слово "waiver". Заявленный отказ может означать полное прекращение и аннулирование договора, и такое словоупотребление предполагает, что расторжение является поддержанным встречным удовлетворением (Price v. Dyer (1810) 17 Ves. 356). "Говорить, что от требования нужно отказаться, будет некорректным. Если право является приобретенным, избавить или освободить от него можно только документом за печатью или при наличии встречного удовлетворения" (Atlantic Shipping & Trading Co Ltd v. Louis Dreyfus & Co (1922) 2 A.C. 250). Использование термина "отказ" в контексте правила, согласно которому договор, требующий составления в письменной форме либо подкрепления собственного существования письменными доказательствами, способен быть только расторгнут устно, но не изменен, может означать ссылку на не имеющую силы корректировку контракта (Hickman v. Haynes (1875) L.R. 10 C.P. 598). Термин "отказ" может использоваться в значении, аналогичном воздержанию от какого-либо действия, когда одна из сторон договора отказывается от своего права, и в этом смысле необходимо различать подобные ситуации и случаи, в которых отказ означает изменение контракта (The Kanchenjunga (1990) 1 Lloyd's Rep. 391). Сторона в договоре, требующая воздержания от исполнения, не может отказаться принять таковое на измененных условиях. Поэтому если продавец по требованию покупателя поставляет товары в более поздний срок, нежели предписано контрактом, покупатель не вправе отказываться принимать их на том основании, что поставка была совершена после истечения срока, оговоренного в оригинальном соглашении (Levey & Co v. Goldberg (1922) 1 K.B. 688). Совершение и принятие исполнения по договору на новых условиях относительно срока, когда в основании совершенных изменений лежит требование одной из сторон контракта о воздержании от исполнения, выполненное другой, означает, что исчисление убытков, если договор исполнен все-таки не надлежаще, производится на базе того, что нарушение имело место по окончании продленного периода (Ogle v. Vane (1868) L.R. 3 Q.B. 272). Если приобретатель по запросу продающей стороны соглашается принять поставку в более поздний срок, а затем отказывается от принятия исполнения по истечении периода, отводимого на поставку изначально достигнутым соглашением, но в пределах продленного срока, продавец будет не вправе реализовывать права, следующие из воздержания, каковое не является обязывающим в качестве контракта (это не более чем отказ), ибо в данном случае договоренность о переносе поставочных сроков состоялась устно, хотя должна была (в силу действовавшего правила) получить письменную форму, и, соответственно, он будет не управомочен на иск об убытках за указанный отказ, поскольку названный перенос был произведен исключительно в его пользу, не давая никаких выгод покупателю (Plevins v. Downing (1876) 1 C.P.D. 220). Покупатель хлопка согласился с тем, что продавец осуществит поставку в более поздние сроки. Было признано, что первый ответственен за убытки в связи с безапелляционным отказом принять поставку после того как срок, изначально оговоренный для этого в контракте, оказался истекшим, то есть суд согласился, что сторона, к выгоде которой возможность воздержаться от исполнения была предоставлена, способна требовать обеспечения принудительного соблюдения договорных условий в соответствии с их новым содержанием (Hartley v. Hymans (1920) 3 K.B. 475). Лицо может молчаливо согласиться на способ платежа иной, нежели тот, что оговорен контрактом, так, чтобы показать, что новый способ является ставшим согласованным. В этом случае оно не вправе впоследствии отказываться от исполнения своей части договора просто по той причине, что другая сторона не исполнила своего обязательства уплатить строго в соответствии с изначально согласованными условиями (Panautsos v. Raymond Hadley Corp of NY (1917) 2 K.B. 473). Отказ, понимаемый как воздержание, отличается от изменения контрактных условий, которое поддерживается встречным удовлетворением, тем, что он изменяет права сторон, предусмотренные оригинальным договором, не безотзывно. Сторона, предоставляющая возможность временно воздержаться от исполнения обязательства, по общему правилу может отказаться от предоставления такой возможности при условии, что она дает отвечающее требованию разумности уведомление о своем намерении сделать это в адрес той стороны, к выгоде которой указанная возможность ранее была предоставлена (Banning v. Wright (1972) 1 W.L.R. 972). Договор о продаже автомобиля предусматривал его передачу 20 марта. Машина не была передана в означенный день, но покупатель продолжил настаивать на продаже и в конце концов 29 июня заявил продавцу, что он должен получить автомобиль самое позднее 25 июля. Суд признал, что покупатель не мог безапелляционно отказаться от принятия машины просто потому, что первоначально согласованная дата передачи уже миновала, причиной чему являлось то, что он продолжил настаивать на поставке, но в то же время суд счел, что он мог бы заявить такой отказ, дав продавцу уведомление о необходимости передать автомобиль в разумный срок и столкнувшись с его невыполнением последним. Поскольку в данном случае уведомление действительно предоставляло продавцу разумный срок, чтобы передать машину, покупатель был оправдан в своем отказе принимать авто после 25 июля (Charles Rickards Ltd v. Oppenhaim (1950) 1 K.B. 616). Отказ-бездействие может становиться безотзывным как результат последующего события: если покупатель демонстрирует, что он желает принять товары отличного качества в сравнении с тем, которое прежде было оговорено контрактом, и продавец, полагаясь на эту гарантию, ведет себя так, что устраняет свое правомочие поставить товары качества, предписанного договором, покупатель впоследствии не правомочен отозвать свое согласие на изменение параметров заказа (Toepfer v. Warinco AG (1978) 2 Lloyd's Rep. 569). Различие между отказом, понимаемым в смысле воздержания от действий по исполнению контракта, и отказом, квалифицируемым изменением договора, может зависеть от намерения сторон. Заявление является воздержанием, если сторона, делающая его, намеревается зарезервировать правомочие по отзыву, и признается изменением контрактных условий, если она выражает намерение навсегда отказаться от своих прав по договору (Stead v. Dawber (1839) 10 A. & E. 57). 3.5.1.1. Доктрина, основанная на деле Hughes v. Metropolitan Ry (лишение стороны права возражения по причине ее предшествующего поведения) Владелец недвижимости направил своему нанимателю уведомление, требующее от последнего провести ремонт арендуемого имущества в пределах шестимесячного срока. В течение этих шести месяцев он начал вести переговоры с нанимателем о выкупе аренды. Когда переговоры провалились, владелец немедленно потребовал лишить своего контрагента арендных прав на том основании, что последний не произвел ремонта. Иск был отклонен, при этом суд указал, что коль скоро одна сторона подводит другую к тому, чтобы "полагать, что строго определенные права, вытекающие из договора, не будут осуществляться путем обеспечения их принудительной реализации либо будут отложены или приостановлены, лицо, которое при обратном развитии событий могло бы требовать обеспечения принудительного осуществления этих прав, не будет иметь возможность обеспечить их правовой санкцией, когда это будет несправедливым, учитывая те деловые отношения, которые имели бы таким образом место между сторонами". Арендодатель своим поведением склонил нанимателя к тому, чтобы предполагать, что в период переговоров он не будет реализовывать свое право требовать лишения последнего арендных прав. Поэтому собственник не мог отказать в пользовании имуществом немедленно, как только переговоры потерпели неудачу, а должен был предоставить нанимателю разумный срок начиная с даты завершения переговоров для того, чтобы сделать ремонт (Hughes v. Metropolitan Ry (1877) 2 App.Cas. 439). Доктрина, основанная на деле Hughes v. Metropolitan Ry <1>, предполагает, что бремя доказывания необходимых для ее применения фактов лежит на лице, получившем обещание или заверение (Habib Bank Ltd v. Tufail (2006) EWCA Civ 374). -------------------------------- <1> В англоязычных источниках при упоминании названной доктрины, как правило, используются словосочетания "promissory estoppel" и "equitable estoppel", каковые автор в части перевода счел возможным объединить под формулировкой "лишение стороны права возражения по причине ее предшествующего поведения". Принципы, следующие из решения по делу Hughes v. Metropolitan Ry, применяются только в том случае, когда наличествует обещание либо заверение или заявление, но также понимаемое как обещание (James v. Heim Galleries (1980) 256 E.G. 819). Применение доктрины лишения стороны права возражения по причине ее предшествующего поведения требует того, чтобы обещание предназначалось для влияния на юридические взаимоотношения сторон, и хотя оно не обязательно должно быть положительно выраженным, присутствие ясности или недвусмысленности является необходимым (Spence v. Shell (1980) 256 E.G. 55). Для того чтобы применить выводы, сделанные в деле Hughes v. Metropolitan Ry, будет достаточным, если обещание побуждает своего адресата разумно полагать, что другая сторона не будет настаивать на строгой реализации собственных прав (Bremer Handelsgesellschaft mbH v. Vanden Avenne-Izegem PVBA (1978) 2 Lloyd's Rep. 109). Доктрина лишения стороны права возражения по причине ее предшествующего поведения не подлежит применению, когда один контрагент в сделке сообщает другому, что он реализует собственное право на расторжение договора, существующего в отношениях между ними, если только этот другой не уплатит к назначенному сроку денежную сумму, предусмотренную контрактом в пользу первого, так как применение указанной доктрины в ситуации, когда лицо просто заявляет о своем намерении принудительно реализовать имеющееся у него право, исключается (Drexel Burnham Lambert International NV v. El Nasr (1986) 1 Lloyd's Rep. 356). Для применения принципов, следующих из решения по делу Hughes v. Metropolitan Ry, необходимо, чтобы обещание имело ту же степень определенности, каковая была бы необходима, чтобы снабдить обещание договорным эффектом, если оно было бы поддержано встречным удовлетворением. Соответственно, если заявление не могло бы повлечь последствий заключенного контракта из-за того, что оно чрезмерно неопределенно, или оно недостаточно точно, чтобы означать оферту, или оно не удовлетворяет требованиям, предъявляемым к безусловному акцепту, оно не будет побуждать к действию и соответствующую доктрину (The Winson (1980) 2 Lloyd's Rep. 213). Цель требования, согласно которому обещание или заверение должны быть четкими или недвусмысленными, состоит в том, чтобы защищать сторону от потери принадлежащих ей прав просто по той причине, что она предоставила определенную индульгенцию, совершенно не настаивая на строгом выполнении контракта (The Scaptrade (1981) 2 Lloyd's Rep. 425). Если сторона переговоров выражает готовность пойти на определенные уступки для урегулирования спора, возникшего из договора, такой шаг сам по себе не будет отвечать требованию ясности (недвусмысленности) обещания для целей применения доктрины, основанной на деле Hughes v. Metropolitan Ry (London & Clydebank Properties v. HM Investment Co (1993) E.G.C.S. 63). Простое декларирование желания продолжить переговоры недостаточно для того, чтобы ссылаться на него как на отвечающее требованию ясности либо недвусмысленности обещание, дающее основание ссылаться на принцип, следующий из дела Hughes v. Metropolitan Ry (Seechurn v. Ace Insurance SA (2002) EWCA Civ 67, (2002) 2 Lloyd's Rep. 390). Требование ясности (недвусмысленности) обещания или заверения, рассматриваемого применительно к вопросу о возможности применения доктрины лишения стороны права возражения по причине ее предшествующего поведения, не будет считаться выполненным, если одна из сторон на всем протяжении переговоров настаивает на строгом выполнении всех условий договора (VBerg & Son Ltd v. Vanden Avenne-Izegem PVBA (1977) 1 Lloyd's Rep. 500). Обещание не будет ясным (недвусмысленным), если основанием для применения принципов, следующих из дела Hughes v. Metropolitan Ry, указывается то обстоятельство, что лицо приняло менее того, что оно было правомочно требовать, при этом подчинив собственный шаг прямо выраженной оговорке о сохранении за собой собственных прав (Finagrain SA Geneva v. P. Kruse Hamburg (1976) 2 Lloyd's Rep. 508). Отсутствие возражений относительно дефектов в исполнении договора не достаточно для применения доктрины, выработанной в деле Hughes v. Metropolitan Ry, если понесшая ущерб сторона не знала либо не могла бы разумно предполагать, что недостатки имели место (AvimexSA v. Dewulf & Cie (1979) 2 Lloyd's Rep. 57). В ситуации, когда договор исполнен с недостатками, однако возможность надлежащего исполнения сохраняется и кредитор может запросить его, сам факт неуказания на такие недостатки с необходимой четкостью не говорит о сделанном кредитором обещании воздерживаться от реализации имеющихся у него прав (The Mihalios Xilas (1979) W.L.R. 1018). Незаявление возражений в отношении ставшего известным дефекта или недостачи в пределах разумного срока после обнаружения может быть расценено как недвусмысленное проявление намерения стороны, в отношении которой допущено нарушение, не настаивать на строгом соблюдении ее прав (Hazel v. Akhtar (2001) EWCA Civ 1883, (2002) P. & C.R. 17). Когда дефект в исполнении либо недостача полученного хотя и не были известны стороне, претерпевшей нарушение контракта, но были очевидны или могли бы быть обнаружены ею, если она предприняла бы шаги, отвечающие требованию разумности, принципы, закрепленные решением по делу Hughes v. Metropolitan Ry, могут быть применены (Bremer Handelsgesellschaft mbH v. C. Mackprang Jr (1979) 1 Lloyd's Rep. 221). Если в отношениях сторон более чем один вопрос является спорным, эмфатическая уверенность в том, что только один дискуссионный пункт является определенно важным, сама по себе не подразумевает какого-либо недвусмысленного заверения, что от обязательности выполнения других частей сделки посредством данного акцента заявлено согласие к отступлению (The Athos (1983) 1 Lloyd's Rep. 127). Простая бездеятельность по общему правилу не будет достаточной для того, чтобы полагаться на доктрину, выводимую из дела Hughes v. Metropolitan Ry, поскольку трудно вообразить, как молчание или бездействие могут быть чем-то иным, нежели допущением двоякого толкования (The Leonidas D (1985) 1 W.L.R. 925). "Нет никаких оснований для того, чтобы говорить, что простая задержка, какой бы длительности она ни была, разрушает договорное право" (Amherst v. James Walker Goldsmith & Silversmith Ltd (1983) Ch. 305). Простое невозбуждение искового производства, расцениваемого обеими сторонами как невозможное, не означает обещание отказаться от притязания (Collin v. Duke of Westminster (1985) Q.B. 581). Обещание или заверение должно выступать не единственным, но одним из побудительных мотивов поведения лица, выступившего адресатом такового. Данное требование, представляющее собой условие для применения доктрины лишения стороны права возражения по причине ее предшествующего поведения, не будет выполнено, если можно продемонстрировать, что поведение указанного лица в принципе не было подвержено влиянию, которое было способно оказывать обещание (Raiffeisen Hauptgenossenschaft v. Louis Dreyfus & Co (1981) 1 Lloyd's Rep. 345). Доктрина, основанная на выводах суда по делу Hughes v. Metropolitan Ry, может быть применена даже несмотря на то, что адресат обещания или заверения не претерпел какого-либо ущерба, который был бы вызван тем, что он полагался на обещание или заверение своего контрагента не предпринимать действий, направленных на реализацию его прав либо на их принудительное осуществление, и совершил то, что ранее он совершать был не обязан (W.J. Alan & Co Ltd v. El Nasr Export & Import Co (1972) 2 Q.B. 189). Для применения принципов, выводимых из решения по делу Hughes v. Metropolitan Ry, будет достаточным, чтобы лицо, получившее обещание от другого, что этот последний воздержится от реализации своих прав, изменило свою позицию, полагаясь в этом изменении на указанное обещание так, что было бы несправедливым позволить обещавшему действовать несовместимо с этим обещанием (The Post Chaser (1981) 2 Lloyd's Rep. 695). Условием применения доктрины лишения стороны права возражения по причине ее предшествующего поведения является то, что адресат обещания должен действовать таким образом, что он больше не сможет быть возвращен в положение, в котором он пребывал до того, как предпринял свои действия (Maharaj v. Chand (1986) A.C. 898). Истец выдал ответчику закладную на обстановку дома в качестве обеспечения по полученному займу. Закладная управомачивала ответчика вступить во владение мебелью, если истец окажется неспособным осуществлять платежи в той периодичности взносов, которая была оговорена соглашением о займе. Когда наступил срок внесения четырнадцатого взноса, истец запросил дополнительное время на платеж, и ответчик заявил ему, что он "неделю не обращал бы на это внимание". Три дня спустя он вступил во владение обстановкой, поскольку получил сведения, что наймодатель истца вознамерился наложить арест на нее в обеспечение уплаты долгов по арендной плате. Было признано, что завладение мебелью, произведенное ответчиком, было оправданным, поскольку предоставление дополнительного периода времени для расчетов не было подкреплено встречным удовлетворением, также отсутствовали и предпосылки для применения выводов, следующих из дела Hughes v. Metropolitan Ry. В отношении последнего суд высказался таким образом, что неправомерного поведения со стороны ответчика не усматривалось, поскольку угроза ареста имущества истца, включая то, что выступало предметом сделки с ответчиком, была реальной, а в этих обстоятельствах порицать последнего за изменение его позиции было бы неверным (Williams v. Stern (1879) 5 Q.B.D. 409). Если лицо, давшее обещание, отзывает его, суд может признать такое поведение правомерным, а отзыв справедливым (в свете решения вопроса о выполнении требований, которые необходимы для применения доктрины лишения стороны права возражения по причине ее предшествующего поведения) при условии, что указанное обещание было получено на основе непозволительных действий, совершенных адресатом обещания (South Caribbean Trading Ltd v. Trafigura Beheer BV (2004) EWHC 2676, (2005) 1 Lloyd's Rep. 128). В 1938 г. по лицензии и документу за печатью апеллянты предоставили ответчикам право импортировать, производить, использовать и продавать определенные материалы (твердые металлические сплавы), изготовленные в соответствии с их патентом. Лицензия на использование патента предусматривала, что лицензиаты должны выплачивать компенсацию всякий раз, когда они производят материалов, чье производство основано на патенте, больше, чем оговоренное количество. В период Второй мировой войны собственники патента добровольно согласились приостановить действие обязательства выплачивать компенсацию, имея в виду, что после окончания войны будет достигнуто новое соглашение. В 1944 г. между сторонами возник спор, а в 1945 г. апеллянты заявили, что отказываются от временного приостановления платежей и вправе получить компенсацию начиная с 1 июля 1945 г. Это требование не было поддержано, поскольку отказ был преждевременным, так как уведомление, определяющее новые условия, ответчикам направлено не было. В 1950 г. апеллянты предъявили иск, требуя выплаты компенсации с 1 января 1947 г., то есть с момента, когда для ответчиков полностью стало ясным, что апеллянты решили вернуться к условиям первоначального соглашения. Палата лордов решила, что патентодержатели оказались правомочными вновь требовать платежей после истечения разумного периода времени, последовавшего за представлением уведомления, а решение данного вопроса в том ключе, что владельцы патента полностью лишились права на платежи, было бы несправедливым, что с точки зрения права справедливости дает суду дискрецию в вопросе определения прав сторон (Tool Metal Manufacturing Co Ltd v. Tungsten Electric Co Ltd (1955) 1 W.L.R. 761). Аренда земельного участка для застройки обязывала нанимателя завершить строительство не позднее чем к 1885 г. Арендодатель согласился отложить исполнение этого обязательства, но в 1886 г. в период, пока указанное приостановление по-прежнему оставалось в силе, земельный участок в порядке принудительного отчуждения отошел в собственность железнодорожной компании, так что исполнение обязательства нанимателя стало невозможным. Последний в судебном порядке взыскал с железнодорожной компании установленную законом компенсацию на том основании, что аренда земли под застройку все еще сохраняла обязывающий характер, но его обязательство произвести постройку было полностью аннулировано как невозможное к исполнению в буквальном смысле слова, то есть последующие обстоятельства дали доктрине, выводимой из дела Hughes v. Metropolitan Ry, погасительный эффект (Birmingham & District Land Co v. L & NW Ry (1888) 40 Ch.D. 268). Продавец земельной собственности 15 августа указал, что он не стал бы настаивать на 30-м августа как дате завершения контракта. Было решено, что позднее никакого вопроса о восстановлении даты завершения договора в прежнем варианте возникнуть не могло, так как "время было слишком коротким". Течение времени, хотя и не делало исполнение оригинального обязательства невозможным, тем не менее означало, что требовать исполнения в первоначально установленный срок даже по прошествии разумного отрезка времени после уведомления было бы в высокой степени несправедливым (Ogilvy v. Hope-Davies (1976) 1 All E.R. 683). Муж в ходе процедуры развода пообещал, что будет выплачивать бывшей супруге по 100 фунтов стерлингов ежегодно в качестве постоянного содержания. Последняя, полагаясь на данное обещание, воздержалась от обращения в суд с требованием о выплате алиментов. Такое бездействие не образовывало встречного удовлетворения за обещание бывшего супруга. Суд счел, что доктрина, выводимая из дела Hughes v. Metropolitan Ry, не управомочивает жену на взыскание обещанных сумм, поскольку она только лишь препятствует принудительному осуществлению наличествующих прав, но не создает полностью новых и не расширяет охват существующих притязаний. По выражению одного из судей, "ввиду того, что этот принцип <1> сам по себе не дает основания для предъявления иска, он не может устранить необходимость встречного удовлетворения, когда оно является важным элементом основания для предъявления иска. Доктрина встречного удовлетворения установлена достаточно прочно, чтобы быть "опрокинутой боковым ветром". Ее негативные последствия в последнее время были в значительной степени смягчены, но она до сих пор остается кардинальным условием заключения договора" (Combe v. Combe (1951) 2 K.B. 215). -------------------------------- <1> Лишение стороны права возражения по причине ее предшествующего поведения. Доктрина лишения стороны права возражения по причине ее предшествующего поведения действует в качестве "щита", но не "меча" (The Proodos C (1980) 2 Lloyd's Rep. 390). Арендодатель сообщил своему арендатору, что он не будет затруднять себя сборами той мизерной арендной платы, которую ранее уплачивал последний. Было признано, что пользование арендованным имуществом с освобождением от арендной платы не означало незаконного владения, поскольку арендодатель в силу доктрины лишения права возражения по причине предшествующего поведения был устранен от реализации возможности получения владения на основании того, что арендные платежи не уплачивались. Вместе с тем суд указал и то, что арендатор не мог бы полагаться на произведенное им завладение, чтобы разрушить иск арендодателя о признании того, что он оставался владельцем собственности на основании фригольда, соответственно, доктрина, основанная на выводах по делу Hughes v. Metropolitan Ry, может не только предоставлять, но и лишать адресата обещания защиты (Smith v. Lawson (1998) 75 P. & C.R. 466). 3.5.1.1.1. Доктрина, основанная на деле Hughes v. Metropolitan Ry, и смежные правовые конструкции Суд признал, что заверение кредитора, что он не будет требовать принудительного исполнения денежного обязательства, как представляющее собой заявление о намерении или обещание, являющееся достаточным для целей постановки вопроса о применении доктрины, выводимой из дела Hughes v. Metropolitan Ry, но не утверждение о существующем факте, не дает основания для действия института лишения права возражения из-за неправильного представления о фактах у противной стороны, когда это неправильное представление создано действиями данной стороны <1> (Jorden v. Money (1854) 5 H.L.C. 185). -------------------------------- <1> Estoppel by representation. "Promissory estoppel был далеко отодвинут от схожего с ним estoppel by representation of fact и, кажется, более похож на отказ от договорных прав" (Woodhouse AC Israel Cocoa Ltd v. Nigerian Produce Marketing Co Ltd (1972) A.C. 741). Лишение стороны права возражения по причине ее предшествующего поведения и отказ от договорных прав представляют собой "два способа обозначения в точности одной и той же вещи" (Prosper Homes v. Hambro's Bank Executor & Trustee Co (1979) 39 P. & C.R. 395). Доктрина лишения права возражения по причине состоявшегося соглашения сторон <1> может применяться, когда две стороны сделки действуют, основываясь на предполагаемом ими фактическом положении вещей или состоянии права, при этом такое предположение либо оказывается разделяемым обоими сторонами, либо выдвигается одной из них и находит молчаливое согласие у другой (The Indian Endurance (N 2) (1998) A.C. 878). -------------------------------- <1> В оригинале - estoppel by convention или estoppel by agreement. В случае с доктриной лишения права возражения по причине состоявшегося соглашения сторон последние будут устранены от возможности отрицать истинность допущения определенного положения фактов или правовых норм, если позволить это было бы несправедливым в отношении одной из них либо обоих сразу. По этой причине в ситуации, когда соглашение о передаче в чартер круизного лайнера от имени собственников заключалось агентами, при этом и первые, и вторые на всем протяжении переговоров полагали, что комиссия за эту сделку будет подлежать оплате в соответствии с условиями ранее заключенного между ними контракта, однако при правильном толковании выяснялось, что этот договор не давал агентам таких прав, было решено, что estoppel by convention препятствует собственникам судна полагаться на верную интерпретацию более раннего соглашения так, что агенты оказались оправданы в своих действиях по удержанию суммы комиссионных из средств, полученных ими от фрахтователей (The Vistafjord (1988) 2 Lloyd's Rep. 343). Лишение права возражения по причине состоявшегося соглашения сторон будет действовать и в том случае, когда позволение отвергать предполагавшееся при совершении сделки состояние фактов или предписаний правового характер вело бы к возникновению вопиющей нечестности в отношении одной из сторон (Credit Suisse v. Borough Council of Allerdale (1995) 2 Lloyd's Rep. 315). Estoppel by convention не зависит от наличия ясного и недвусмысленного заверения или обещания (Troop v. Gibson (1986) 277 E.G. 1134). Возможность применения доктрины лишения права возражения по причине состоявшегося соглашения сторон способна возникнуть, когда лежащее в основе совершенной сделки предположение базировалось на ошибке, совершенной самотеком одной из сторон, полагавшейся на допускаемое, и молчаливо поддержано другой, хотя общее предположение сторон само по себе и должно быть точно выраженным и не разрешающим иметь более одного смысла (Smithkline Beecham Plc v. Apotex Europe Ltd (2006) EWCA Civ 658). В условиях, когда стороны заключили мировое соглашение, которым был прекращен спорный иск, при этом урегулирование спора в части отказа от заявленных требований сопровождалось предоставлением встречного удовлетворения, необходимость полагаться на estoppel by convention для того, чтобы установить факты в споре, отсутствует, так как указанное соглашение считается обязывающим как контракт (Colchester BC v. Smith (1992) Ch. 421). Лицо, которое вело переговоры о долговом финансировании (A.), договорилось с банком (B.) о предоставлении займа в пользу своей дочерней структуры (C.) для целей приобретения и расширения собственности на Багамах. Было согласовано, что займ подлежит обеспечению залогом приобретаемой собственности, а также гарантией от A. Последний в тексте гарантии пообещал B. в качестве встречного удовлетворения за предоставление им займа "уплатить Вам... все денежные средства... причитающиеся... Вам" от C. Такая формулировка была неподходящей, поскольку займ в пользу C. был выдан не напрямую B., а одним из его дочерних банков (D.), но за счет денежных средств, предоставленных B. Поэтому если гарантия была бы прочитана буквально, она не была бы применимой к данному займу, поскольку никакие деньги не являлись причитавшимися от C. в пользу B. Апелляционный суд, однако, занял позицию, согласно которой такая дословная интерпретация уничтожала бы намерение сторон, и признал, что при правильном толковании гарантия подлежала применению к займу, выданному D. Но даже если гарантия при ее верной интерпретации не вела бы к такому результату, A. был бы лишен права возражать тому, что она покрывала займ от D., поскольку при проведении переговоров о займе A. и B. предполагали, что гарантия в действительности охватит его, а также в силу того обстоятельства, что B. продолжил впоследствии действовать, основываясь на данном предположении, и предоставил несколько отсрочек платежа в отношении займа в пользу C., а также другого займа, выданного напрямую B. в адрес A. При этом никакого различия тот факт, что указанное допущение не было вызвано каким-либо заверением со стороны A., а брало начало из собственной ошибки B., не привносил: в данном случае имел место estoppel by convention, а не estoppel by representation (Amalgamated Investment & Property Co Ltd v. Texas Commerce International Bank Ltd (1982) Q.B. 84). Для того чтобы создать условия для действия доктрины лишения права возражения по причине состоявшегося соглашения сторон, ошибочное предположение лица, требующего выгод от данного вида эстоппеля, должно быть разделяемым или молчаливо принимаемым стороной, которую позволено будет лишить возможности возражать, при этом обе стороны должны сами по себе действовать на базе разделяемого ими допущения (Thor Navigation Inc v. Ingosstrakh Insurance (2005) EWHC 19 (Comm), (2005) 1 Lloyd's Rep. 547). Estoppel by convention требует того, чтобы каждая из двух сторон действовала, полагаясь на допущение, которое сообщено ее контрагенту (The Captain Gregos (N 2) (1990) 2 Lloyd's Rep. 395). Лишение права возражения по причине состоявшегося соглашения сторон не будет применяться, когда каждая из сторон спонтанно совершает свою особую ошибку и, соответственно, отсутствует факт последующего поведения стороны, выступающей адресатом требования о лишении возможности возражать, из которого какое-либо молчаливое согласие с ошибочным допущением другой стороны могло бы быть выведено (The August PLeonhardt (1985) 2 Lloyd's Rep. 28). Сторона не может ходатайствовать о применении estoppel by convention, чтобы воспрепятствовать контрагенту в отрицании фактов, на которые она ссылается как на согласованные в отношениях между ними, если данная сторона позднее отказалась от соглашения. Причиной этому будет служить то обстоятельство, что в таких условиях более не будет несправедливым позволять контрагенту полагаться на истинное состояние дел (Gloyne v. Richardson (2001) EWCA Civ 716, (2001) 2 B.C.L.C. 669). Компания предъявила иск из профессиональной небрежности в отношении фирмы солиситоров, которым было сообщено, что следующий иск, базирующийся на той же самой небрежности, будет подан против них управляющим директором компании. Иск компании был урегулирован мирным путем на условиях, которые ограничивали некоторые из требований персонального иска директора к солиситору, и когда директор позднее выдвинул другие требования против солиситоров, было признано, что злоупотребление процессуальными правилами отсутствовало. Данное заключение основывалось отчасти на доктрине лишения права возражения по причине состоявшегося соглашения сторон: один из лордов-судей заявил, что условия урегулирования базировались на совместном предположении, что если директор стал бы вести то судебное преследование, иск, инициирующий которое, он фактически заявил, то это не образовывало бы злоупотребление процессуальными правилами, и позволить солиситорам нивелировать это предположение было бы несправедливым. Однако другой лорд-судья высказался в том ключе, что он "с большой неохотой приступил бы к обсуждению estoppel by convention", поскольку указанное совместное предположение, по его мнению, представляло собой предположение по вопросам права - тип допущения, каковой, исходя из его позиции, не дает почвы для применения этого вида эстоппеля (Johnson v. Gore-Wood & Co (2002) 2 A.C. 1). Лишение права возражения по причине состоявшегося соглашения сторон не действует, касаясь будущего, так что коль скоро совместное предположение обнаруживает себя как ошибочное, данный вид эстоппеля теряет способность быть применимым к предстоящим сделкам (Hiscoxv. Outhwaite (1992) A.C. 562). Когда совместное допущение сделано так, что оно предшествует договору, каковой оказывается заключенным на его основе, estoppel by convention будет действовать на всем протяжении периода существования договора (Centrica Plc v. Premier Power Ltd (2006) EWHC 3068 (Comm)). Estoppel by convention не может, будучи взятым сам по себе, создавать новые основания для иска (Russell Bros (Paddington) Ltd v. John Elliott Management Ltd (1995) 11 Const.L.J. 377). Лишение права возражения по причине состоявшегося соглашения сторон способно отнять у ответчика защиту и, следовательно, дать истцу возможность выиграть иск, каковой в противном случае он проиграл бы, но в этой ситуации estoppel by convention не создает нового основания к иску ввиду того, что факты, его образующие, существуют независимо от данного вида эстоппеля (The Amazonia (1990) 1 Lloyd's Rep. 238). Сторона не считается ответственной на базе доктрины лишения права возражения по причине состоявшегося соглашения сторон, когда предполагаемое соглашение, будучи составленным, окажется не имеющим силы вследствие обнаружившегося отсутствия намерения сторон вступить в договорные отношения (Orion Insurance Plc v. Sphere Drake Insurance (1992) 1 Lloyd's Rep. 239). Estoppel by convention не подлежит применению, если соглашение сторон, в связи с заключением которого он заявлен как действующий, оказывается безрезультатным вследствие дефекта формы (Yaxley v. Gotts (2000) Ch. 162). Сторона контракта не подлежит лишению права возражать на основе доктрины estoppel by convention, если инкорпорированное в соглашение договорное условие, в отношении которого данный эстоппель является заявленным как должный действовать, было юридически недействительным (Godden Merthyr Tydfil Housing Association (1997) 74 P. & C.R. D1). Доктрина лишения права возражения по причине состоявшегося соглашения сторон не мешает лицу полагаться на действительные правовые последствия признаваемого контракта только лишь по причине того, что стороны заключили его под влиянием ошибочного взгляда на эффект, который он производит (Keen v. Holland (1984) 1 W.L.R. 251). 3.5.2. Частичная уплата долга Пиннель предъявил к своему должнику иск об уплате долга по денежному обязательству, а именно о взыскании 8 фунтов стерлингов 10 шиллингов, подлежащих уплате 11 ноября. Должник ссылался на то, что по настоянию Пиннеля он уплатил ему сумму в 5 фунтов стерлингов 2 шиллинга 2 пенса 1 октября и что Пиннель принял это в полное погашение долга. Суд решил, что уплата в тот день меньшей суммы в погашение большей не являлась исполнением целого (Pinnel's case (1602) 5 Co.Rep. 117a). Истица получила судебное решение против ответчика в отношении долга в размере 2090 фунтов стерлингов 19 шиллингов. Шестнадцать месяцев спустя должник попросил время на платеж. В связи с этим стороны заключили письменное соглашение, согласно которому кредитор принял на себя обязательство не предпринимать никаких разбирательств где-либо в обмен на немедленный платеж со стороны должника суммы в 500 фунтов стерлингов и при условии уплаты им оговоренных рассроченных взносов в последующем до того, как сумма в 2090 фунтов стерлингов 19 шиллингов окажется выплаченной. По прошествии приблизительно пяти лет, когда должник выплатил все полагавшиеся с него деньги, кредитор заявил требование о взыскании процентов на присужденный долг. Палата лордов признала этот иск подлежащим удовлетворению, поскольку кредитор имел намерение предоставить должнику только отсрочку уплаты, а не пренебречь процентами (Foakes v. Beer (1884) 9 App.Cas. 605). "Согласно английскому общему праву кредитор в погашение долга может принять все что угодно, кроме меньшей суммы денег. Он может принять лошадь, или канарейку, или синицу, если он так пожелал, и это будет соглашением о замене исполнения. Однако в силу наиболее странной особенности английского общего права он не может принять 19 шиллингов 6 пенсов за 1 фунт стерлингов" (Couldery v. Bartum (1881) 19 Ch.D. 394). Истцы, небольшая строительная фирма, выполнили строительные работы для ответчика и представили счет, часть которого на сумму приблизительно 482 фунта стерлингов осталась невыплаченной. Через шесть месяцев, после того как платеж был в первый раз затребован, жена ответчика (действовавшая от его имени) предложила истцам 300 фунтов стерлингов в качестве окончательного расчета. Они приняли данное предложение, поскольку пребывали в крайне затруднительном финансовом положении, при этом в дело были представлены определенные доказательства, которые служили подтверждением того, что супруга должника была осведомлена об этом. Суд постановил, что истцы были правомочны требовать остаток суммы, при этом его решение в числе прочего основывалось и на том, что требование платежа за выполненные работы было урегулированным с точки зрения истребовавшейся суммы: первоначально контракт не фиксировал цену работ, подлежавших выполнению, и если бы 300 фунтов стерлингов были бы приняты истцами на этом этапе, при неурегулированности величины требования, могло бы быть признано, что данный акцепт означал окончательное разрешение спора и отсутствие какого-либо долга сверх выплаченного на стороне ответчика. Однако истцы представили счет на оплату, каковой был оставлен ответчиком без протеста, что было сочтено его подразумеваемым согласием с тем, что сумма к выплате указана корректно (D & C Builders Ltd v. Rees (1966) 2 Q.B. 617). Общее правило, согласно которому выплата меньшей суммы в день, когда должно было произойти погашение более значительного долга, не может быть признана удовлетворением требования в целом, не применяется, если требование кредитора либо его величина являлись оспариваемыми на началах доброй совести (Cooper v. Parker (1885) 15 C.B. 822). Факт того, что сумма, полученная кредитором от должника по требованию, представляющему собою предмет спора между ними, является намного меньшей, нежели та, что была изначально затребована, может служить доказательством тому, что получатель не акцептовал передачу данной суммы в качестве полного урегулирования претензии (Rustenburg Platinum Mines Ltd v. Pan Am (1979) 1 Lloyd's Rep. 19). Если ответчик признает свою ответственность за сумму меньшую, чем истребуемая с него, выплата такой признанной части не является встречным удовлетворением за обещание истца принять этот платеж в режиме окончательного урегулирования спора в части более значительной суммы. Причиной этому служит то, что коль скоро обязывающее признание обязанности заплатить меньшую сумму состоялось, ее выплата означает не более чем исполнение того, что на данной стадии является легально причитающимся с ответчика (Ferguson v. Davies (1997) 1 All E.R. 315). Работник получил травму при исполнении своих обязанностей. Законодательство, действовавшее в месте выполнения работ, давало ему бесспорное право против работодателей на фиксированный размер единовременно уплачиваемой суммы, который составлял 490 фунтов стерлингов, и, кроме того, предполагалось, что он также имел основанное на общем праве правомочие преследовать работодателей в судебном порядке в связи с деликтом на сумму убытков, размер которых не был определен. Было решено, что никакое обещание, которое пострадавший мог бы сделать в части отказа от предъявления основанного на общем праве иска, не было бы обязывающим его в силу совершенного работодателями платежа в сумме 490 фунтов стерлингов. Последние не обеспечили какого-либо встречного удовлетворения за такое обещание, поскольку, совершая указанный платеж, они просто делали то, что они уже были обязаны сделать (Arrale v. Costain Civil Engineering Ltd (1976) 1 Lloyd's Rep. 98). Встречное удовлетворение за обещание кредитора принять частичный платеж в качестве окончательного урегулирования долга может быть обеспечено совершением должником действия, которое он ранее в соответствии с контрактом совершать не обязывался (Re William Porter & Co (1937) 2 All E.R. 361). Обещание судостроителя уменьшить цену, которую покупатели согласились уплатить, было признано поддержанным встречным удовлетворением, при этом один из путей, которым покупатели это встречное удовлетворение обеспечили, состоял в акцепте сдачи судна в день, оговоренный для такого принятия. Даже если покупатели уже были связаны обязательством по получению заказанного в указанный день, они тем не менее все-таки предоставили судостроителю выгоду, сделав это, поскольку они были основной клиентурой и их отказ от принятия строившегося для них судна мог привести к отмене или неразмещению заказов другим действительными или потенциальными заказчиками (Anangel Atlas Compania Naviera SA v. Ishikawajima-Harima Heavy Industries Co Ltd (N 2) (1990) 2 Lloyd's Rep. 526). Когда арендодатель обещает принять частичный платеж в качестве окончательного урегулирования задолженности по арендной плате, арендатор может обеспечить встречное удовлетворение за указанное обещание путем воздержания от преследования контрагента по суду в связи с нарушением последним обязательства по содержанию недвижимости в исправном состоянии (Brikom Investments Ltd v. Carr (1979) Q.B. 467). Кредитор получил от отца должника 9 фунтов стерлингов в погашение долга в 18 фунтов стерлингов. Суд решил, что частичный платеж, произведенный третьим лицом, если он был принят кредитором в режиме окончательного урегулирования ответственности должника, является юридически обоснованным возражением против следующего после этого иска кредитора, обращенного к должнику, о выплате остатка долга. Взыскание с сына оставшихся 9 фунтов стерлингов было бы обманом в отношении отца, поэтому произведенный отцом платеж делает невозможным удовлетворение требования к сыну (Welby v. Drake (1825) 1 C. & P. 557). Когда кредитор договаривается с третьим лицом не преследовать по суду должника и тем не менее впоследствии предъявляет к последнему требование, третье лицо может вступить в процесс так, чтобы добиться прекращения дела (Snelling v. John G Snelling Ltd (1973) 1 Q.B. 87). Ответчик, армейский офицер, был в долгу перед истцами по простому векселю. Последние приняли платеж в меньшей сумме от отца офицера, который приложил к письму, написанному кредиторам его сына, подписанный им чек, причем сделали это в качестве окончательного урегулирования вексельного требования. Было решено, что истцы более не могут в судебном порядке истребовать остаток долга с ответчика, поскольку простой вексель был погашен: положение дел было точно таким же, как если бы вексель оказался зачеркнутым. При этом суд решил данное дело, не сочтя сколько-нибудь значимым, имелись ли контрактные отношения между истцами и ответчиком, что было обусловлено тем, что аннулирование простого векселя способно освобождать лицо, ответственное по нему, независимо от наличия договора и без предоставления встречного удовлетворения (Hirachand Punamchand v. Temple (1911) 2 K.B. 330). Должник, который не может погасить требования перед всеми своими кредиторами в полном объеме, вправе побуждать их вступить в соглашение с ним самим и с каждым из кредиторов о принятии последними дивиденда в качестве окончательного урегулирования их требований. Кредитор, акцептовавший дивиденд в соответствии с таким соглашением, не может впоследствии преследовать должника судебным порядком в отношении остатка его первоначального требования (Good v. Cheesman (1831) 2 B. & Ad. 328). В ситуации, когда должник вступил в компромиссное соглашение со всеми и каждым из кредиторов, но сумма (меньшая в сравнении с оригинальным долгом), которая подлежала уплате в соответствии с таким соглашением, осталась не выплаченной, требование к должнику восстанавливается в первоначально существовавшем объеме (Evans v. Powis (1847) 1 Ex. 601). Причина тому, что в случае заключения должником и кредиторами компромиссного соглашения и выплаты первым в пользу последних суммы, причитающейся согласно условиям указанного соглашения, пускай таковая и является меньшей в сравнении с оригинальной задолженностью, отдельный кредитор не вправе взыскивать по суду остаток его долга, состоит в мошенничестве, каковое в случае допущения требовать оставшуюся сумму оказывается совершенным таким отдельным кредитором в отношении других (Wood v. Roberts (1818) 2 Stark. 417). Вступая в компромиссное соглашение с кредиторами и получая тем самым обещание последних ограничить сумму своих претензий только тем, что будет причитаться им согласно указанному соглашению, должник может предоставить встречное удовлетворение, обеспечив тот результат, что третье лицо выступит в качестве поручителя по обещанию должника заплатить дивиденд, который составлял предмет компромиссного соглашения (Bradley v. Gregory (1810) 2 Camp. 383). Компромиссное соглашение между должником и каждым из его кредиторов, согласно которому должник выплачивает своим контрагентам суммы меньшие, нежели оригинальный долг перед каждым, не требует предоставления должником встречного удовлетворения за согласие кредиторов отказаться от остатка, поскольку все без исключения кредиторы извлекают выгоду из данной договоренности: они уверены в том, что получат определенную выплату, в то время как в борьбе за приоритет, каковая имела бы место, если компромиссное соглашение не было бы достигнуто, они могли бы не получить ничего вообще (Garrard v. Woolner (1832) 8 Bing. 258). 3.5.2.1. Частичный платеж в качестве окончательного урегулирования долга: подход права справедливости В 1937 году многоквартирный дом по договору за печатью был сдан ответчикам на 99 лет в наем за ежегодную плату в 2500 фунтов стерлингов. В 1940 году собственники дома согласились снизить ежегодную плату за наем до 1250 фунтов стерлингов, поскольку многие квартиры простаивали несданными из-за условий военного времени. После окончания войны наймодатели потребовали полный размер арендной платы за два последних квартала 1945 года, и суд удовлетворил их иск (он был подан администратором держателей облигаций компании истцов) на основании того, что результат толкования соглашения 1940 года дает основания считать последнее предназначавшимся к применению, только пока сохраняются условия военного времени. Вместе с тем было оговорено, что собственники дома столкнулись бы с препятствием в виде доктрины, основанной на деле Hughes v. Metropolitan Ry, если они потребовали бы взыскания по суду полной суммы арендной платы за период, который охватывался соглашением 1940 года. Судья указал, что "логичный результат, без сомнения, состоит в том, что обещание принять меньшую сумму, если действия производились согласно ему, является связывающим несмотря на отсутствие встречного удовлетворения" (Central London Property Trust Ltd v. High Trees House Ltd (1947) K.B. 130). Учитывая, что результатом применения доктрины, основанной на деле Hughes v. Metropolitan Ry, является приостановление, а не аннулирование права кредитора, в ситуации, когда должник пребывал в условиях длящегося обязательства выплачивать периодические платежи, а кредитор первоначально дал, а затем отказался от своего обещания, оказывавшего решающее значение на объем и время исполнения обязательств должника, было признано, что кредитор правомочен требовать выплат в полной сумме только по тем взносам, срок платежа которых наступает после истечения разумного периода времени после уведомления кредитора об отказе от собственного обещания (Banning v. Wright (1972) 1 W.L.R. 972). В ситуации, когда долгосрочная аренда квартир предусматривала, что наниматели в числе прочего будут уплачивать взносы для покрытия определенных издержек домовладельцев, связанных с содержанием дома в надлежащем техническом состоянии, при этом в ходе переговоров, завершившихся подписанием договоров найма, собственники дали обещание произвести ремонт крыши за свой собственный счет, что означало заключение акцессорного контракта с одним из первоначальных нанимателей, препятствующего наймодателям в принудительном осуществлении против такого нанимателя договорного положения о компенсации собственникам дома издержек на ремонт крыши, суд признал, что иски о возмещении указанных издержек не могли быть предъявлены против цессионариев и субцессионариев оригинальных арендаторов, базируя собственную позицию на принципе, извлеченном из дела Central London Property Trust Ltd v. High Trees House Ltd: и первоначальные наниматели, и их правопреемники, все без исключения, основывались на обещании домовладельцев и в связи с этим приняли новые обязательства, вступив в долгосрочную аренду квартир (Bricom Investments Ltd v. Carr (1979) Q.B. 467). 3.6. Лишение права возражения в отношении собственности Лишение права возражения в отношении собственности <1> возникает в определенных ситуациях, в которых лицо совершило действия, полагаясь на убежденность в том, что оно обладает либо приобретет в будущем права в или над земельной собственностью. Когда требования данного вида эстоппеля оказываются выполненными, собственник недвижимости теряет возможность отрицать существование таких прав и, более того, может быть принужден к их предоставлению (Jones v. Jones (1977) 1 W.L.R. 438). -------------------------------- <1> Как уже указывалось ранее, автор избрал именно такой, возможно небезупречный, вариант перевода англоязычного словосочетания "proprietary estoppel", одним из изъянов которого, в частности, является недостаточная сфокусированность на применении данной доктрины в отношениях, связанных с оборотом недвижимости, что имеет место на самом деле. Однако с учетом крайне редко встречающихся в русскоязычных источниках предложений перевода этого термина я полагаю возможным пользоваться именно этим решением. Даже если землевладелец не побуждает к совершению ошибки относительно существования права либо его пределов на стороне лица, эту ошибку совершающего, он может быть устранен судом от извлечения выгод, следующих из указанной ошибки, особенно если он пребывал в состоянии осведомленности об ошибке либо активно одобрял ошибающуюся сторону в ее действиях, основанных на ошибочной убежденности (Wilmott v. Barber (1880) 15 Ch.D. 96). Основанием для применения доктрины лишения права возражения в отношении собственности выступает потворство владельца недвижимости, когда из его действий либо заверения может быть выведено обещание другому лицу относительно того, что адресат обещания имеет юридически признаваемый интерес в недвижимости либо что он будет создан в его пользу (Lloyds Bank Plc v. Rosset (1991) 1 A.C. 107). Отец оформил меморандум, предоставляющий поименованное в нем поместье своему сыну с целью обеспечения тому условий для самостоятельного обзаведения собственным жильем. Сын потратил 14 тысяч фунтов стерлингов на строительство дома на данном земельном участке. После смерти отца было признано, что он был правомочен притязать на безусловное право собственности в отношении земельного участка, титул на который был ему передан. Кроме того, суд, обосновывая свою позицию, попутно отметил, что в ситуации, когда одно лицо (A.) передает дом другому (B.), но делает это без формального трансферта правового титула, а впоследствии переданный таким образом дом оказывается включенным с ведома A. в акт распоряжения имуществом по случаю заключения брака B., A. будет обязан завершить передачу правового титула стороне, требующей этого в соответствии с брачным документом (Dillwyn v. Llewelyn (1862) 4 D.F. & G. 517). Услуги, оказанные обещавшему - собственнику земельного участка и связанные с управлением его собственностью, а равно любые иные действия адресата обещания, которые ведут к улучшениям либо повышению стоимости недвижимого имущества, сами по себе не являются необходимым условием для действия доктрины proprietary estoppel. Таковая может быть применена также в том случае, когда адресат обещания обеспечил собственнику земли некую выгоду иного характера, либо даже когда никакого преимущества не было получено последним в принципе (Tanner v. Tanner (1975) 1 W.L.R. 1346). Орган местной власти (A.) своими действиями заверил землевладельца (B.), что последний имел право прохода со своего земельного участка через примыкающие земли, принадлежащие A. Полагаясь на это заверение, B. продал часть собственного участка так, что единственным доступом с оставшейся у него части земли на ближайшую публичную магистраль оказался проезд по праву прохода через земли A. Суд решил, что B. имел право пересекать участок A. для целей доступа на сохранившуюся за ним землю. Способное в будущем причинить вред полагание, лежавшее в основе решения B. продать часть земельной собственности, вызвало в данном случае к действию доктрину лишения права возражения в отношении собственности даже несмотря на то, что A. как давший обещание не получил каких-либо выгод для себя (Crabb v. Arun DC (1976) Ch. 179). Обещание может дать основание для применения proprietary estoppel, даже если оно не является прямо выраженным, а только подразумевается из того факта, что стороны действовали на основе общего допущения, что одна из них была обладавшей правом пребывать в пределах собственности другой (Re Sharpe (1980) 1 W.L.R. 219). Обещание, которое дает основание для применения лишения права возражения в отношении собственности, должно быть дано в условиях, при которых дающий обещание намеревается дать его так, чтобы адресат обещания полагался бы на него, и оно должно побуждать последнего полагать, что он был либо будет наделен определенным правом, хотя при этом требование того, что это право должно быть юридически корректно образованным, отсутствует. Руководствуясь этим, суд принял решение о применении указанного вида эстоппеля в ситуации, когда истец около 40 лет работал в сельскохозяйственном предприятии ответчика, полагаясь на часто повторяемые последним обещания оставить истцу большую часть поместья ответчика, а также имея иные, помимо неоднократных подтверждений, основания доверять обещанному. Суд указал, что данные ответчиком обещания были "большим, нежели заявление с намерением оставить его способным быть отозванным". Применительно к последнему (возможности отзыва) также было признано, что лишение истца того, что он должен был получить по обстоятельствам данного дела, представляло собой ущерб такой степени существенности, что "делало нечестным или несправедливым позволение заверению быть не соблюденным", при этом, как решил суд, степень такой существенности должна была выясняться по состоянию на момент, когда лицо, давшее заверение, предприняло попытку нивелировать его (Gillett v. Holt (2001) Ch. 210). Proprietary estoppel не действует, если обещание прямо отвергает какой-либо юридический эффект, который оно могло бы вызвать. По этой причине суд не усмотрел причин для применения данного вида эстоппеля в ситуации, когда соглашение о передаче определенного числа квартир было подчинено оговорке "при условии заключения контракта", соответственно, сторонам было хорошо известно, что результат употребления этих слов состоял в отрицании намерения быть юридически связанными (Attorney-General of Hong Kong v. Humphreys Estates (Queen's Gardens) (1987) 1 A.C. 114). Доктрина лишения права возражения в отношении собственности может быть применена, когда одна из сторон соглашения поддерживает веру другой в том, что данное первой стороной обещание не будет отозвано, и вторая сторона действует с ущербом для себя, полагаясь на эту веру (Cobbe v. Yeoman's Row Management Ltd (2006) EWCA Civ 1139, (2006) 1 W.L.R. 2964). Право, в отношении которого адресат обещания полагает, что оно является возникшим, должно быть правом в отношении собственности давшего обещание. По этой причине заявление полномочного органа в сфере землеустройства относительно того, что собственник земельного участка не нуждается в выдаче разрешения на застройку своей земли, не было способным породить условия для применения proprietary estoppel (Western Fish Products Ltd v. Penwith DC (1981) 2 All E.R. 204). Одно лицо (A.) пообещало другому (B.) продать определенный земельный участок, чтобы дать B. возможность осуществить его застройку, а также дало B. обещание купить у последнего принадлежащий ему другой участок так, чтобы B. смог профинансировать строительные операции на участке, купленном им у A. B. осуществил строительство, оговаривавшееся в первом из обещаний, данных A., и было постановлено, что доктрина лишения права возражения в отношении собственности обеспечивала B. средством правовой защиты в отношении второго из обещаний (каковое не имело контрактной силы) даже несмотря на то, что это обещание касалось только земли, принадлежавшей B. Суд признал, что данная доктрина не могла бы действовать, если второе из обещаний, данных A., оставалось бы единственным и не формировало бы часть операции, также касающейся и земли A. (Salvation Army Trustee Co v. West Yorks Metropolitan CC (1981) 41 P. & C.R. 179). В спорах, связанных с применением принципа proprietary estoppel, земельный участок если и не является обязательным предметом, то во всяком случае должен составлять часть предмета судебного разбирательства (Re Basham (1986) 1 W.L.R. 1498). Условием лишения права возражения в отношении собственности является то, что адресат обещания должен полагаться на обещание либо заверение в ущерб себе. При этом обещавший вправе доказывать, во всяком случае бремя доказывания лежит на нем, что данное им обещание в действительности не выступало тем побуждающим фактором, который заставил его адресата, полагаясь на него, совершить определенные действия, и что последний совершил бы их в любом случае, даже если спорное обещание отсутствовало бы (Greasley v. Cooke (1980) 1 W.L.R. 1306). В ситуации, когда proprietary estoppel, заявленный к применению в обстоятельствах дела, связанного с предшествующими действиями сторон под влиянием обоюдно совершенной ошибки относительно их прав на земельный участок, требует демонстрации того, что лицо, опирающееся в споре на данную доктрину, совершало собственные действия исключительно по причине того, что получило обещание другой стороны, и, не будучи убежденной в действительности такого обещания, не допустило бы того, чтобы понести существенный ущерб на своей стороне, указанное лицо должно быть способным показать, что его поведение в отношении собственности фактически в качестве побуждающего фактора имело личное убеждение в том, что оно обладало интересом в ней (Taylor Fashions Ltd v. Liverpool Victoria Trustees Co Ltd (1982) Q.B. 133n). Доктрина лишения права возражения в отношении собственности не будет действовать просто потому, что некто оказал услугу другому лицу в ожидании получения какой-то неопределенной выгоды в соответствии с завещанием последнего: действие должно касаться некоего оговоренного актива, интерес в котором на основе указанной доктрины утверждается (Layton v. Martin (1986) 2 F.L.R. 277). 3.6.1. Правовые последствия применения доктрины лишения права возражения в отношении собственности Если землевладелец обещает позволить адресату обещания оставаться на принадлежащем первому земельном участке с формулировкой "пока я не решу продать его", в этом случае адресат обещания не может, просто потратив деньги на инвестиции, повышающие стоимость участка, приобрести какое-либо право остаться там на более длительный период (E & L Berg Homes v. Gray (1979) 253 E.G. 473). В случае если суд признает доктрину proprietary estoppel подлежащей применению по обстоятельствам дела, то с учетом условий и характера обещания, давшего основание для действия соответствующего вида эстоппеля, адресат обещания может быть признан правомочным приобрести титул неограниченного права в недвижимости <1>, которая являлась объектом данного обещания (Dillwyn v. Llewelyn (1862) D.F. & G. 517). -------------------------------- <1> Conveyance of the fee simple in the property. Сын построил дом для собственного проживания по предложению отца на земельном участке, принадлежавшем последнему. Результатом применения доктрины лишения права возражения в отношении собственности стало то, что сын был признан имеющим право только занимать этот дом для проживания в нем (Inwards v. Baker (1965) 2 Q.B. 29). Адресат обещания, совершив, полагаясь на него, действия, направленные на повышение ценности земельного участка лица, это обещание давшего, был признан правомочным к пользованию зданием с прилегающим участком земли на условиях найма, поскольку обещание, как было установлено, касалось только того, что будет предоставлено право такого рода (J T Developments v. Quinn (1991) 62 P. & C.R. 33). Результатом применения proprietary estoppel стало признание того, что адресат обещания получил право оставаться в спорной недвижимости, пока ее дети не закончат школу (Tanner v. Tanner (1975) 1 W.L.R. 1346). Допустимым способом решения вопроса справедливых последствий применения доктрины лишения права возражения в отношении собственности в условиях, когда спорное обещание представляло собой заверение относительно того, что его адресат окажется правомочен проживать и пользоваться недвижимым имуществом, будет наделение последнего правом долгосрочного, не подлежащего цедированию найма с номинальной платой за пользование на условиях, обеспечивающих, чтобы право пребывания оставалось исключительно персональным (Griffiths v. Williams (1978) E.G. Digest of Cases 919). Когда обстоятельства таковы, что основания для применения proprietary estoppel против собственника земельного участка наличествуют, данный вид лишения права возражения равным образом применим и против третьего лица, которое утверждает, что позднее получило титул на землю в виде подарка от указанного собственника (Voyce v. Voyce (1991) 62 P. & C.R. 290). A. построил дом на земельном участке, принадлежавшем совместно ему и B., каковой согласился с тем, что он не должен был иметь титула в отношении дома и обменял бы свою долю в земельной собственности на другой участок земли. Договоренности не имели силы контракта, поскольку другой участок не был идентифицирован с достаточной определенностью, в связи с чем было признано, что B. должен быть лишен права утверждать свой титул на дом, но в то же время он является правомочным притязать на компенсацию потери своей доли в земельной собственности (Lim Teng Huan v. Ang Swee Chuan (1991) 1 W.L.R. 113). Когда обещание выражается в позволении доступа его адресату к земельному участку, принадлежащему последнему, через участок лица, которое такое обещание дает, результат применения доктрины лишения права возражения в отношении собственности будет состоять в наделении адресата обещания сервитутом либо лицензией на определенных условиях (E R Ives Investments Ltd v. High (1967) 2 Q.B. 379). Если следствием применения proprietary estoppel является присуждение адресату обещания сервитута или лицензии для доступа на чужой земельный участок, условия такого сервитута или лицензии, если только они не согласованы спорящими сторонами, могут быть определены судом, который конкретизирует пределы разрешенного права пользования, а равно размеры платежей, которые могут быть затребованы с адресата обещания за осуществление указанного права. При этом при решении последнего вопроса суд может учесть поведение обещавшего, имевшее место после того, как основания для применения данного вида эстоппеля возникли: в данном случае после того как истец продал часть земли, полагаясь на позицию ответчика, последний действовал, не предостерегаясь блокирования доступа истца к оставшейся части его собственности (Crabb v. Arun DC (1976) Ch. 179). Суд констатировал, что в случае действия доктрины лишения права возражения в отношении собственности выбор средств правовой защиты, применяемых по обстоятельствам дела, является максимально гибким и преследует цель достижения того результата, который будет наиболее справедливым с учетом фактов взаимоотношений сторон (Roebuck v. Mungovin (1994) 2 A.C. 224). Истец работал в качестве садовника-разнорабочего у пожилой вдовы на протяжении приблизительно 17 лет, не получая оплаты, и в последние годы ее жизни, когда она стала слабеть, также обеспечивал личный уход за ней. Делал он это в ответ на ее утверждения, что "он будет в порядке" и что "все это когда-нибудь будет принадлежать ему". Последнее заявление касалось ее дома и его обстановки, оцененных после смерти вдовы в 435 тысяч фунтов стерлингов, в то время как все ее имущество получило оценку в 1285000 фунтов. Апелляционный Суд присудил истцу 200 тысяч фунтов как являющиеся суммой, наиболее соразмерной тому ущербу, который имел место на стороне истца и был обусловлен гарантиями, данными ему. При этом суд руководствовался следующими соображениями. Дискреция суда в вопросах выбора средства правовой защиты в делах, связанных с proprietary estoppel, не является совершенно нестесненной, в расчет должны приниматься ожидания истца, степень его убежденности в той ее части, которая была сопряжена с понесенными им расходами или ущербом на его стороне, а также должно выдерживаться требование пропорциональности между указанными ожиданиями и ущербом. Для целей соблюдения такой пропорциональности внимание должно быть сфокусированным на уровне определенности обещания, давшего основу ожиданиям. Когда это означает заверение относительно того, что интерес в оговоренном имуществе будет передан взамен совершения определенных действий, в таком случае приказ о принудительном обеспечении исполнения в натуре данного обещания (коль скоро указанные действия были выполнены) может являться надлежащим средством правовой защиты. Когда же, с другой стороны, условия обещания являются менее точными, означая только то, что гарантия неясной выгоды будет предоставлена в пользу адресата обещания так, что ожидания, проистекающие из нее на основе требования разумности, являются по крайней мере объективно неопределенными, в этой ситуации суд не будет в полной мере давать эффект ожиданиям, каковые лицо, которому обещание адресовалось, возможно сформировало на самом деле, если они являются "неясными, либо непомерными, либо выходящими за пределы соразмерности с ущербом, который претерпел истец". В подобных случаях денежная компенсация, вероятно, должна быть наиболее уместным средством правовой защиты и должна быть пропорциональна понесенному ущербу, но не нуждается быть его точным эквивалентом (Jennings v. Rice (2002) EWCA Civ 159, (2003) 1 F.L.R. 501). Доктрина лишения права возражения в отношении собственности была применена, когда мужчина сообщил женщине, с которой он прежде проживал в браке, что дом, который ранее был местом их проживания, принадлежит ей. Позднее женщина потратила приблизительно 230 фунтов стерлингов из своих ограниченных сбережений на проведение ремонта в нем и некоторые улучшения. Апелляционный суд, опираясь на жестокосердие в стремлении выселить адресата обещания, проявленное мужчиной, обязал последнего передать женщине титул неограниченного права в недвижимости. При этом утверждение о том, что она должна иметь не более чем безотзывное разрешение занимать дом, было отвергнуто, поскольку, как указал суд, оно не защищало бы ее от добросовестного приобретателя, который купил бы дом у мужчины (Pascoe v. Turner (1979) 1 W.L.R. 431). Адресаты обещания израсходовали 700 фунтов стерлингов на обустройство бунгало, принадлежавшего обещавшему, в надежде на подразумеваемое обещание (не предназначенное иметь силу контракта), что они смогут жить в нем, как будто бы это был их дом. Апелляционный суд постановил, что предоставление адресатам обещания права занимать бунгало неопределенный срок означало бы наделение их гораздо большим интересом в этой недвижимости, нежели предполагалось сторонами, и что наиболее подходящим средством правовой защиты было возмещение им издержек, понесенных в связи с произведенными улучшениями недвижимости (Dodsworth v. Dodsworth (1973) E.G. Digest of Cases 233). Денежная компенсация была признана наиболее адекватным средством правовой защиты в ситуации, когда в силу специфических обстоятельств, принятых судом во внимание, а именно ссоры, произошедшей между членами семьи после того, как возникли основания для применения proprietary estoppel, вариант действия данного вида эстоппеля, который подразумевал бы совместное проживание и взаимодействие между участниками спора, был сочтен нецелесообразным с точки зрения принудительного обеспечения исполнения (Burrows and Burrows v. Sharp (1991) 23 H.L.R. 82). Компенсация в денежной форме будет наиболее уместным средством правовой защиты, когда обещание, которое дает основание применению доктрины лишения права возражения в отношении собственности, не может с учетом того, что его исполнение подразумевало бы совместное проживание под одной крышей пары, чьи отношения уже прекратились, быть обеспечено правовой санкцией (Clough v. Kelly (1996) 72 P. & C.R. D22). В случае если суд, применяя proprietary estoppel, присуждает истцу денежное возмещение, его размер может быть оценен как затраты на произведенные улучшения в собственности лица, дававшего обещание, которое послужило основанием для иска, осуществленные за счет истца (Hussey v. Palmer (1972) 1 W.L.R. 1286). Денежная компенсация, применяемая в качестве средства правовой защиты, когда наличествуют обстоятельства, вызывающие к действию доктрину лишения права возражения в отношении собственности, оценивается как отвечающая требованию разумности стоимость права пользования, базирующаяся по презумпции на затратах адресата обещания на равнозначное альтернативное размещение (Baker v. Baker (1993) 25 H.L.R. 408). В ситуации, когда истец работал в сельскохозяйственном предприятии ответчика, полагаясь на часто повторяемые последним обещания оставить истцу большую часть поместья ответчика, присужденное в пользу первого выражалось частью в виде доли в собственности, которой данные обещания касались, частью в денежном платеже, возмещавшем истцу устранение из сельскохозяйственного бизнеса, осуществлявшегося с использованием этой собственности (Gillett v. Holt (2001) Ch. 210). Адресат обещания, породившего спор о применении proprietary estoppel, произвел значительные вложения в собственность, но ко времени проведения судебных разбирательств уже в течение 20-летнего срока осуществлял пользование недвижимостью, занимая ее на бесплатной основе, а также был выгодно трудоустроен, в то время как обещавшая, напротив, была вдовой, проживающей на доходы от социального пособия. Иск адресата о признании за ним разрешения пожизненно оставаться в доме был в этих обстоятельствах отклонен, а давшая обещание женщина признана правомочной сохранить владение (Sledmore v. Dalby (1996) 72 P. & C.R. 196). 3.7. Применение доктрины встречного удовлетворения в отдельных ситуациях Несовершеннолетний может требовать обеспечения принудительного исполнения обещания, данного в его адрес в соответствии с контрактом, даже несмотря на то, что единственным встречным удовлетворением за это обещание является его обещание, каковое не связывает его по причине факта недостижения совершеннолетия (Holt v. Ward Clarencieux (1732) 2 Stra. 937). Когда противозаконность обещания, данного в соответствии с договором, характеризует действия только одной из его сторон, сторона, которая делает неправомерное обещание, не может претендовать на обеспечение принудительного исполнения встречного обещания, если незаконное обещание образует единственное встречное удовлетворение за контробещание, при этом встречное обещание не будет обеспечено правовой санкцией и в том случае, когда сторона, давшая противозаконное обещание, исполнила его (Wyatt v. Kreglinger & Fernau (1933) 1 K.B. 793). Если одно из обещаний является дефектным в силу определенного статута, положения данного статута могут решать проблему, может ли лицо, давшее юридически порочное обещание, предъявлять иск, основанный на встречном обещании (Laythoarp v. Bryant (1836) 2 Bing.N.C. 735). Когда какой-либо статут признает обещание недействительным, но не предусматривает последствия такой недействительности в том, что касается судьбы обещания другой стороны, недействительное обещание не считается надлежащим встречным удовлетворением (Clayton v. Jennings (1760) 2 W.Bl. 706). Украденные деньги были использованы похитителем для азартных игр в клубе, членом которого он состоял, и было признано, что клуб не получал данные деньги за надлежащее встречное удовлетворение так, чтобы быть правомочным удерживать их против требований собственника денежных средств, потерпевшего от кражи, поскольку клуб не обеспечил встречное удовлетворение за платеж, сделанный в его пользу членом клуба с целью его допущения до игры, обменяв деньги на игровые фишки и пообещав заплатить либо даже действительно заплатив своему члену какие-либо из ставок, которые у последнего выиграли, ибо, что касается собственно обещания клуба, таковое признавалось недействительным в силу указания закона, а применительно к исполнению обещания составляющий его платеж со стороны клуба в пользу игрока был ничем иным как добровольно совершенным подарком в пользу победителя (Lipkin Gorman v. Karpnale Ltd (1991) 2 A.C. 548). Суд решил, что оферта на продажу земли, которая оговаривала, что она будет оставаться открытой до пятницы, могла быть отозвана в четверг, поскольку подобное обещание не является связывающим, если только его адресат не предоставил некое встречное удовлетворение за него (Dickinson v. Dodds (1876) 2 Ch.D. 463). Когда страховщик парафирует страховой талон в соответствии с договоренностями о выдаче генерального полиса, такое положение дел расценивается как выдача постоянного открытого предложения, которое страхователь вправе акцептовать время от времени, подавая соответствующие заявления, при этом обязательство страховщика признается связывающим даже несмотря на то, что встречное удовлетворение за его подразумеваемое обещание не отзывать постоянное открытое предложение отсутствует (Citadel Insurance Co v. Atlantic Union Insurance Co (1982) 2 Lloyd's Rep. 543). Когда товары выставляются на аукцион, каковой проводится без оговорки о резервированной цене, и договора купли-продажи между лицом, сделавшим наивысшее предложение, и собственником имущества признано заключенным быть не может, ибо аукционист отказался акцептовать указанное предложение, последний в таком случае несет ответственность по отдельному дополнительно возникающему обещанию, признаваемому существующим между ним и лицом, сделавшим наивысшее предложение, при этом для целей решения проблемы встречного удовлетворения за указанное обещание признается, что победитель аукциона претерпевает ущерб, выражающийся в том, что в силу сделанного им предложения он принял на себя риск быть связанным договором купли-продажи, а аукционист извлекает выгоду, так как предложение является находящимся в сфере его влияния (Barry v. Davies (2000) 1 W.L.R. 1962). В случае, когда соглашение двух участников партнерства о выбытии одного из партнеров предусматривает, что долги партнерства, приходившиеся в соответствующей доле на выбывающего, переходят к остающемуся, встречное удовлетворение за согласие кредиторов с такой сделкой будет выражено в том, что средство правовой защиты против единственного должника может оказаться более легким с точки зрения принудительной реализации, чем такой же инструмент, применимый против нескольких должников, каждый из которых является платежеспособным (Lyth v. Ault (1852) 7 Ex. 669). В обстоятельствах, когда одно лицо сохраняет движимое имущество другого, обещая при этом нечто большее, чем просто присматривать за вещью, выполнение требования о предоставлении собственником в пользу хранителя встречного удовлетворения осуществляется не только в том случае, если последний извлекает прямую выгоду из сделки, но и если первый возмещает или обязуется возместить какие-либо расходы, которые хранитель понес в связи с исполнением принятого им на себя обещания (CCC Films (London) Ltd v. Impact Quadrant Films Ltd (1985) Q.B. 16). 4. Форма договора Общее правило английского права состоит в том, что контракты могут совершаться без соблюдения формальностей (Beckham v. Drake (1841) 9 M. & W. 79). 4.1. Отдельные случаи изъятий из общего правила о форме договора Любой акт передачи правового титула на земельный участок либо любого интереса в отношении его является недействительным для целей такой передачи либо образования владения земельным участком, если только он не совершен в форме документа за печатью (Law of Property Act 1925 s. 52(1)). Ничто в предшествующих положениях данной части настоящего Акта не будет затрагивать создание устным путем прав арендатора, дающих владение на срок, не превышающий трех лет (независимо от того, предоставляется ли арендатору правомочие продлить указанный срок или нет), по той наилучшей ставке арендной платы, которая может быть разумно получена без взимания денежного побора в пользу земельного собственника (Law of Property Act 1925 s. 54(2)). Переводной вексель - это безусловный письменный приказ, адресованный одним лицом другому, подписанный лицом, выдавшим его, требующий от лица, которому он адресован, уплатить по требованию или в определенное или определимое в будущем время определенную денежную сумму указанному в переводном векселе лицу, или его приказу, или держателю векселя (Bills of Exchange Act 1882 s. 3(1)). Акцепт недействителен, если он не соответствует следующим условиям: (a) он должен быть написан на переводном векселе и подписан плательщиком. При этом достаточно простой подписи плательщика без каких-либо дополнительных слов; (b) он не должен выражать намерение плательщика выполнить свое обещание каким-либо другим способом, кроме уплаты денег (Bills of Exchange Act 1882 s. 17(2)). Закладная, совершенная или выданная в качестве обеспечения платежа денежной суммы лицом, ее совершившим или выдавшим, будет недействительной, если она не совершена в соответствии с формой бланка, являющегося приложением к настоящему Акту (Bills of Sale Act (1878) Amendment Act 1882 s. 9). Регулируемый документ <1> не признается надлежаще совершенным, если (a) документ в установленной форме, содержащий все предписанные условия и соответствующий положениям секции 60(1), не является подписанным назначенным способом как должником или нанимателем, так и кредитором или собственником либо лицом, действующим от имени одного из двух последних, и (b) документ не включает в себя все условия соглашения, иные чем подразумеваемые условия, и (c) документ в случае, когда он представлен либо направлен должнику или нанимателю для подписания, не находится в таком состоянии, что все его условия признаются удобочитаемыми (Consumer Credit Act 1974 s. 61(1)). -------------------------------- <1> Регулируемый документ означает соглашение о потребительском кредите между физическим лицом (должником) и любым иным лицом (кредитором), посредством которого кредитор предоставляет должнику кредит на любую сумму. В некоторых случаях указанный термин охватывает также соглашения о найме. Договор купли-продажи или иного распоряжения интересом в земельном участке может быть совершен только в письменной форме и только путем инкорпорирования всех условий, относительно которых стороны прямо и недвусмысленно пришли к соглашению, в один документ либо, когда происходит обмен договорами, в каждый из таковых (Law of Property (Miscellaneous Provisions) Act 1989 s. 2(1)). Условия могут быть инкорпорированы в документ либо будучи включенными в него, либо путем отсылки к некоему иному документу (Law of Property (Miscellaneous Provisions) Act 1989 s. 2(2)). Документ, инкорпорирующий условия, либо, когда происходит обмен договорами, один из документов, инкорпорирующих их (но не обязательно один и тот же), должен быть подписан каждой стороной договора или от ее имени (Law of Property (Miscellaneous Provisions) Act 1989 s. 2(3)). Когда договор купли-продажи или иного распоряжения интересом в земельном участке удовлетворяет требованиям настоящей секции только по причине ректификации одного или более документов во исполнение приказа суда, такой договор будет возникать либо будет считаться возникшим с такого времени, которое может быть определено в этом приказе (Law of Property (Miscellaneous Provisions) Act 1989 s. 2(4)). Ничто в настоящей секции не затрагивает создания или действия непреднамеренных и подразумеваемых трастов, а также трастов, возникающих в силу закона (Law of Property (Miscellaneous Provisions) Act 1989 s. 2(5)). Никакой иск, направленный на то, чтобы возложить на ответчика обязанность из какого-либо отдельного обещания отвечать за долг, неисполнение обязательства или неправомерное поведение другого лица, не должен быть предъявлен, если не существует письменного доказательства указанного обещания (Statute of Frauds 1677 s. 4). 4.1.1. Применение секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. "Акт 1989 года представляется обладающим новой и отличной философией в сравнении с тем, какую имели Статут об обманных действиях 1677 года и секц. 40 Акта 1925 года <1>. Устные контракты более не являются позволенными... Очевидно, что Парламент имел намерение, чтобы такие вопросы, как был ли договор в принципе и каковы были условия контракта, без труда выяснялись путем обозрения единого документа, которому предписано конституировать договор" (Firstpost Homes Ltd v. Johnson (1995) 1 W.L.R. 1567). -------------------------------- <1> Имеется в виду Акт о праве собственности. 4.1.1.1. Круг охватываемых операций Секция 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. подлежит применению к соглашению с исполнением в будущем, то есть соглашению, которое было совершено в тот период времени, когда ни одна из его сторон не имела какого-либо вещно-правового интереса в недвижимости (Singh v. Beggs (1996) 71 P. & C.R. 120). При достижении условного соглашения, когда уступка арендных прав была поставлена в зависимость от получения согласия на это от владельца недвижимости, суд признал, что требования секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. должны были выполняться (Representative Body of the Church in Wales v. Newton (2005) EWHC 631 (QB), (2005) All E.R. (D) 163 (Apr)). Корректировка бенефициарных интересов сторон в чистых доходах от продажи дома была признана не образующей распоряжения интересом в этом доме (Lancashire Mortgage Corp Ltd v. Scottish and Newcastle Plc (2007) EWCA Civ 684, (2007) All E.R. (D) 68 (Jul)). Решая вопрос, применяется ли секция 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. к контрактам, посредством которых сам договор осуществляет трансферт интереса (в противоположность случаю, когда контракт только лишь налагает обязательство сделать это), в обстоятельствах достижения устного соглашения об изменении условий возврата займа в соответствии с совершенным договором вторичного залога суд постановил, что такое соглашение не охватывается положениями названной секции. Согласно решению суда, законодательная история секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. и секций 51 - 55 Акта о праве собственности 1925 г. (последние касаются непосредственно распоряжения интересом, в то время как первая говорит о договорах для распоряжения интересом) раскрывает тот факт, что разграничение между контрактами для распоряжения землей и контрактами именно (непосредственно) распоряжения землей было последовательно проведенным. Вторичный залог попадает во вторую из названных категорий и, соответственно, оказывается вне границ секции 2 Акта 1989 г. Предписания этой секции не должны применяться к инструментам, требования к форме либо доказыванию наличия которых устанавливаются секциями 51 - 55 Акта 1925 г. Как результат любое изменение вторичного залога также не охватывается секцией 2 Акта 1989 г. (Target Holdings Ltd v. Priestley (1999) Lloyd's Rep. Bank. 175). Апелляционный суд признал, что залог, совершенный в форме документа за печатью, должен удовлетворять требованиям к последнему, содержащимся в секции 1 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г., а не формальным требованиям к контракту для распоряжения интересом в земельном участке, которые закреплены секцией 2 того же самого акта (Eagle Star Insurance Co Ltd v. Green (2001) EWCA Civ 1389). Изменения к контракту продажи интереса в земельном участке, каковые были сочтены существенными в силу того обстоятельства, что указанная вариация предпринимала попытку передвинуть предусмотренную договором дату завершения сделки и, соответственно, период, когда каждая сторона могла бы сделать временной фактор существенным путем отправки уведомления о завершении сделки, были признаны требующими выполнения условий, содержащихся в секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г., что означало предписание контракту так, как он был изложен после изменения, быть совершенным письменно, инкорпорированным в единый документ и подписанным каждой из сторон договора или от ее имени либо при обмене контрактами указание каждому из документов быть совершенным таким же образом (McCausland v. Duncan Lawrie Ltd (1997) 1 W.L.R. 38). Апелляционный суд постановил, что секция 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. не применяется к соглашению, по условиям которого сторона контракта заявляет отказ от договорного положения, внесенного в текст к ее выгоде, поскольку такое соглашение не изменяет контракт (Glen Courtney v Corp Ltd (2006) EWCA Civ 518). Суд, рассматривая спор относительно того, образует ли соглашение о межевании между соседствующими землевладельцами "договор купли-продажи или иного распоряжения интересом в земельном участке" в рамках значения этого словосочетания, использованного в секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г., одобрил проведенное судами в период до принятия этого акта разграничение между соглашениями, которые конституируют обмен землей, и теми, которые по мысли сторон просто предназначаются к тому, чтобы "провести демаркационную линию" в условиях неясных границ, на которые опираются документы на титул. Для того чтобы контракт выступал документом, направленным на продажу или иное распоряжение земельным участком в значении секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г., "частью действительных либо подлежащих приписыванию сторонам намерений при вступлении последних в договор должно быть то, что контракту подлежит приводить к продаже или иному распоряжению землей. Факт того, что эффект их договора состоит в том, что земля либо интерес в таковой в действительности оказывается в вещно-правовом смысле переданным в условиях, когда такой эффект не был ни предвидим, ни запланирован, а равно когда он был нечто, что должно было быть предвидимым или запланированным, но в действительности ни тем, ни другим не оказалось, не является решающим аргументом" (Joyce v. Rigolli (2004) EWCA Civ 79). Решая вопрос, являлся ли опцион, предоставленный продавцом земельного участка, "договором купли-продажи или иного распоряжения интересом в земельном участке" в том смысле, в котором данная формулировка упоминается в секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г., суд согласился с тем, что ответ должен быть утвердительным, но вместе с тем признал, что уведомление, которым данный опцион был реализован, под действие указанной секции не подпадало. При этом суд пояснил, что секция 2 Акта 1989 г. "была предназначена тому, чтобы предотвращать споры по поводу того, вступили ли стороны в обязывающее соглашение, либо из-за того, какие условия были согласованы ими. Она предписывает формальности для фиксации их взаимного согласия. Но только предоставление опциона зависит от согласия. Исполнение опциона представляет собой односторонний акт. Если покупатель был бы вынужден получать встречную подпись продавца на уведомлении, посредством которого опцион реализуется, это разрушило бы истинный смысл последнего" (Spiro v. Glencrown Properties Ltd (1991) Ch. 537). В условиях, когда оговорка в соглашении о найме была сочтена как должная образовывать преимущественное право на стороне землевладельца, каковое относилось к интересу в земельном участке его арендатора, и последний уведомил первого об обстоятельствах, дающих основания для возможности земельного собственника приобрести этот интерес в порядке реализации указанного права, Апелляционный суд признал, что любой акцепт землевладельцем этой оферты со стороны арендатора, содержащейся в его нотисе, мог бы иметь эффект только посредством контракта и, соответственно, вынужден был бы подчиняться формальным требованиям секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. (Bircham & Co, Nominees Ltd v. Worrell Holdings Ltd (2001) EWCA Civ 775, (2001) 82 P. & C.R. 34). Апелляционный суд нашел, что залог по праву справедливости, который возникает из депозита документов на титул, находит свое основание в подразумеваемом контракте и что такого рода контракт может существовать, только если выполняются строгие формальные требования секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. (United Bank of Kuwait Plc v. Sahib (1997) Ch. 107). Суд признал, что соглашение о землеустройстве, достигнутое в отношениях между застройщиком и местными властями в порядке секции 106 Акта о городском и сельском землеустройстве 1990 г., выступало контрактом для целей формальных требований, содержащихся в секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г., и, как следствие, постановил, что оговорка в указанном соглашении, каковая обязывала застройщика передать правовой титул на недвижимость не идентифицированному на момент возникновения данного обязательства приобретателю (ассоциация домостроителей), нарушала упомянутые формальные требования из-за отсутствия подписи этого приобретателя (Jelson Ltd v. Derby City Council (1999) E.G.C.S. 88). Договор о локауте, то есть такое соглашение, согласно условиям которого будущий продавец земельного участка к выгоде возможного его покупателя соглашается в течение строго определенного временного отрезка не вести переговоры с каким-либо иным потенциальным приобретателем о продаже, в силу своей негативной природы не считается контрактом купли-продажи какого-либо интереса в земельном участке и, соответственно, не подчиняется условиям, выдвинутым секцией 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. (Pitt v. P.H.H. Asset Management Ltd (1994) 1 W.L.R. 327). В случае, когда два завещателя составляют взаимные безотзывные завещания в отношении недвижимости, которые представляют собой контракт, способный быть принудительно исполненным против имущества оставшегося в живых, формальные требования секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. должны быть выполнены, поскольку "принятое на себя обязательство не отменять завещательное распоряжение имуществом в сущности есть то же самое, что обещание совершить такое распоряжение" (Healey v. Brown (2002) 19 E.G.C.S. 147). Апелляционный суд признал, что мировая сделка между двумя сторонами уже исполненного контракта продажи недвижимости, в соответствии с которой покупатель в числе прочего согласился продать собственность на условиях "свободное помещение, готовое для въезда" по наилучшей цене, которая будет доступной на открытом рынке (так, чтобы оказаться в состоянии уплатить цену по ранее произведенной покупке в пользу продавцов), не являлась договором, предназначенным для продажи или иного распоряжения интересом в земельной собственности в пределах значения этого термина, использованного в секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. Обоснованием такому выводу послужило то, что несмотря на тот факт, что мировая сделка требовала от покупателя продать имущество третьему лицу, сама по себе она продажу собственности не затрагивала (Nweze v. Nwoko (2004) EWCA Civ 379, (2004) 2 P. & C.R. 33). Разрешая вопрос, требует ли урегулирование спора по положениям части 36 Правил гражданского судопроизводства 1998 г., когда оно предполагает продажу либо иной акт распоряжения интересом в земельном участке, учета требований секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г., в частности того, чтобы такое урегулирование оформлялось одним документом, а не двумя под страхом отклонения возможности обеспечить его принудительное исполнение, суд постановил, что "несмотря на то, что предложение согласно части 36 <1> вполне способно создавать контракт и, возможно, делает это в подавляющем большинстве случаев", оно может быть приведено к принудительному исполнению судом даже тогда, когда по некой причине договора не существует, поскольку "режим части 36 не зависит от контрактного права": обязательства сторон исполнить принятое предложение об урегулировании спора представляют собой sui generis, опираясь на юрисдикцию суда "отправлять правосудие в соответствии с законом аккуратным, упорядоченным и эффективным способом" (Orton v. Collins (2007) EWHC 803 (Ch.)). -------------------------------- <1> Это официальное именование данного процессуального инструмента, предусмотренное статьей 36.2(1) Правил гражданского судопроизводства 1998 г. Сделка по созданию совместного предприятия, включающая в качестве собственного элемента строительство недвижимости, каковое оформлялось множеством индивидуальных контрактов, будучи взятой целиком, была сочтена способной вбирать в себя договоры, подпадающие под формальные требования секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. При этом такое положение вещей было признано могущим остаться неизменным, даже если контракт был бы обозначен как партнерство. Заняв указанную позицию, суд отклонил аргумент, основанный на прецеденте XIX века Forster v. Hale, согласно которому устное соглашение о партнерстве может быть надлежаще совершенным, но если имущество партнерства будет включать земельный участок, тогда последний признается находящимся в подразумеваемом трасте у партнерства. В обоснование этого был выдвинут тезис о том, что Акт о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. создал правило, которое запрещает заключение устных договоров о продаже или ином распоряжении земельным интересом, даже если они облечены в партнерскую форму (Kilcarne Holdings Ltd v. Targetfollow (Birmingham) Ltd (2004) EWHC 2547). Применительно к ситуации, когда договоренности сторон, достигнутые по широкому кругу вопросов, выходящих за пределы сделок с недвижимостью, включают в себя соглашение, касающееся распоряжения интересом в земельном участке, судья указал следующее: "...если стороны выбирают вариант с вычленением части условий их композитарной сделки в отдельный договор, обособленный от письменного земельного контракта, который инкорпорирует оставшиеся из условий, я не могу увидеть в секции 240 ничего такого, что обеспечивало бы возражения ответчика на иск о судебном обеспечении принудительного соблюдения земельного контракта, с одной стороны, или отделенного договора - с другой. Каждый из них стал посредством контрактного выбора сторон обособленным договором" (Tootal Clothing Ltd Guinea Properties Ltd (1992) 64 P. & C.R. 452). Стороны вступили в соглашение, в соответствии с которым ответчики обязались приобрести у истца земельный участок, каковой он, в свою очередь, должен был выкупить, подготовить и разработать по их указанию. Апелляционный суд счел, что такое соглашение образовывало единую схему и не могло бы быть разделено на две изолированных друг от друга договоренности, одну, включающую распоряжение землей, и другую, не включающую этого (Godden v. Merthyr Tydfil Housing Association (1997) 1 N.P.C. 1). Суд, разрешая спор, связанный с решением вопроса, могут ли стороны композитарной сделки отделить часть ее условий, не касающихся напрямую сделки с землей или интересом в ней, обособив их в отдельном договоре, не выполняющем формальные требования секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г., высказал свою позицию следующим вопросом: "Если сторонам дозволяется таким простым способом обходить последствия секции 2, то что в таком случае составляло ту проблему, в отношении которой было произведено парламентское узаконение?" (Grossman v. Hooper (2001) EWCA Civ 615). 4.1.1.2. Содержание формальных требований В ситуации, когда было признано, что единый договор содержался частично в переписке между сторонами, а частично в письменном документе, под которым стояли подписи обоих и который не включал прямой отсылки к соглашению, достигнутому сторонами ранее, когда указанная переписка велась, требования секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. не были сочтены выполненными, ибо не все из прямо выраженных условий договора были заключены в один документ, как это требовалось (Dolphin Quays Development Ltd v. Mills (2006) EWHC 931, (2007) 1 P. & C.R. 12). Владелица земель фермерского хозяйства дала устное согласие директору компании продать последней недвижимость по цене в 1000 фунтов стерлингов за акр. После этого директор отпечатал письмо, которое заявлялось как следующее договоренностям с собственницей о продаже земли по указанной цене, оставив место для проставления подписи последней, а также снабдив его приложенным планом, который демонстрировал обсуждаемый участок выделенным в цвете и который был подписан директором (только он, но не письмо). Апелляционный суд признал, что в этих обстоятельствах требования секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. соблюдены не были, поскольку письмо и план образовывали два документа (первый, ссылающийся на второй как являющийся приложенным к первому), но при этом письмо, каковое предположительно содержало в себе контракт, не было подписано директором от лица компании. Однако при этом суд отметил, что несмотря на то, что письмо так, как оно было оформлено, не содержало обязательство компании приобрести указанное имущество, последняя могла бы обратиться в суд за исправлением письма для того, чтобы оно отражало устную договоренность (Firstpost Homes Ltd v. Johnson (1995) 1 W.L.R. 1567). Реализовав свое полномочие допустить ректификацию (внесение поправок) в условия документов, обмен которыми был произведен усилиями солиситоров сторон с использованием телефонной связи, так, чтобы включить в их содержание условия ранее устно заключенного договора, Апелляционный суд признал, что позволение такой корректировки умаляет законодательное значение секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г., каковая направлена на предотвращение споров о том, вступили ли стороны в обязывающее соглашение и какие условия были согласованы, но вместе с тем указал, что допустимость ректификации демонстрирует, что "направленность действия Акта <1> на то, чтобы требование включения в контракт всех его условий выполнялось, со всей очевидностью не должно быть столь негибким, чтобы причинять трудности или распространять несправедливость в тех случаях, где присутствует ошибка, приводящая к простительному несоблюдению положений данного Акта" (Robert Leonard (Developments) Ltd v. Wright (1994) N.P. C. 49). -------------------------------- <1> Имеется в виду тот же самый Акт о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. Было признано, что суд не мог бы разрешить ректификацию документа так, чтобы включить все условия предполагаемого контракта, в ситуации, когда существовало прямо выраженное соглашение опустить соответствующее условие или условия при изложении достигнутых договоренностей на письме, поскольку ошибка как обязательное требование для разрешения внесения поправок в названных обстоятельствах себя не выявляла (Oun v. Ahmad (2008) EWHC 545 (Ch.), (2008) All E.R. (D) 270). Выражение "обмен договорами", хотя и не является специально юридическим термином, обладает следующими особенностями: "1. Каждая сторона составляет либо является предоставившей документ, который инкорпорирует все те условия, каковые стороны согласовали и каковые являются предназначенными для записи в их предложенный договор. Условия, по которым было достигнуто согласование, могли быть согласованными как устно, так и письменно, либо частично устно и частично письменно. 2. Документы упоминаются как контракты либо часть контракта, хотя при этом необходимость в том, чтобы они были таким образом озаглавлены, отсутствует. Они являются предназначенными тому, чтобы иметь эффект в качестве формальных документов на титул и должны быть способны по их внешнему виду являться объективно описываемыми как контракты, имеющие этот эффект. 3. Каждая сторона подписывает свою часть в ожидании того, что другая сторона также оформила либо оформит корреспондирующую часть, которая инкорпорирует те же самые условия. 4. В момент оформления ни одна из сторон не является связанной условиями документа, который она совершает, их взаимным намерением является то, что никто из них не будет обязан до того момента, как в отношении оформленных частей не будет произведен обмен. 5. Акт обмена являет собой формальное представление своей части в действительное либо подразумеваемое владение другой с намерением того, что стороны станут действительно связанными, когда обмен произойдет, но не перед ним. 6. Способ обмена может быть согласован и закреплен самими сторонами". Сформулировав приведенные правила, Апелляционный суд признал, что они не были выполнены при простом обмене подписанными письмами об оферте и об акцепте, причем даже в условиях, когда каждое из писем содержало одни и те же прямо выраженные условия (Commission for the New Towns v. Cooper (Great Britain) Ltd (1995) Ch. 259). Сторона может подписать документ, направленный на распоряжение интересом в земельном участке, проставив исключительно свои инициалы, при условии, что становится очевидным, что она намерена таким образом подтвердить все условия заверяемого документа. Рукописное нанесение инициалов, парафирующее документ, способно считаться его подписанием, но простое парафирование корректив, внесенных в последний, на полях страницы не конституирует подпись для целей секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г., поскольку в действительности не доказывает согласие со всем документом (Newell v. Tarrant (2004) EWHC 772, (2004) 148 S.J.L.B. 509). Подпись требуется от каждой стороны в контракте, но не от каждого из участников соответствующей операции трансферта прав или передачи правового титула на недвижимость (RG Kensington Management Co v. Hutchinson (2002) EWHC 180, (2003) 2 P. & C.R. 13). 4.1.1.3. Последствия несоблюдения формальных требований "Эффект требования о том, что он должен быть совершен в письменной форме, состоит в том, что договор в отношении продажи или иного распоряжения интересом в земельном участке не обретает своего существования, если стороны не обеспечивают соблюдение формальных статутных предписаний" (Treitel. The Law of Contract. 12th edn. 2007. P. 195). "Это правда, что секцией 2(8) Акта 1989 г. <1> предусмотрено, что секция 40 Акта о праве собственности 1925 г. будет прекращать действовать, но доктрина частичного исполнения является доктриной права справедливости, и в определенных обстоятельствах возможно, что кто-то будет полагаться на нее" (Singh v. Beggs (1996) 71 P. & C. R. 120). -------------------------------- <1> Имеется в виду Акт о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. В ситуации, при которой продавец сделал обещание относительно состояния своего титула, чтобы склонить покупателя к обмену контрактами, вопрос, поставленный перед судом, был выражен в том, были ли выполнены формальные требования секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. в условиях, когда договор в двух экземплярах был надлежаще подписан сторонами и ожидал указанного обмена, но затем, непосредственно перед обменом, некоторые условия претерпели пересогласование и были подтверждены путем обмена письмами. Суд признал, что из секции 2 упомянутого акта следует, что такие условия должны бы были оказаться инкорпорированными в контракт о продаже, если бы письмо ссылалось на него, но в то же время он посчитал возможным истолковать устное соглашение относительно новых условий как независимый дополнительный договор, каковой оставался действительным до тех пор, пока сам по себе он не являлся продажей интереса в земельном участке (Record v. Bell (1991) 1 W.L.R. 853). Стороны вступили в переговоры и обменялись корреспонденцией (таковая в полном объеме сопровождалась оговорками "при условии заключения контракта") применительно к возобновлению аренды, при этом обсуждение касалось положения в проекте арендного договора, связанного с ковенантами арендатора в части ремонта. Арендный контракт был оформлен с дополнением по рассмотренному вопросу, но, как утверждалось арендатором, не тем способом, который ранее был согласован. Соответственно, последний оспаривал, что такое достигнутое в ходе переговоров соглашение могло бы получить эффект в качестве дополнительного договора. Апелляционный суд согласился с тем, что ответ на вопрос, следует ли рассматривать предконтрактное заявление, сделанное в ходе переговоров, как имеющее договорную силу, опирается на отыскание объективного намерения сторон, основанного на совокупности доказательств. Суд заявил: "...право, касающееся дополнительных контрактов, является твердо установившимся, но применительно к продажам или аренде земли нуждается быть применяемым с осмотрительностью, если не с подозрением, на которое ссылался Лорд Мултон в деле Heilbut Symons v. Buckleton. Таким образом, если обещание, заявленное выступать в качестве дополнительного договора, в действительности является одним из условий, служащих продаже или иному распоряжению землей, оно будет не подлежащим обеспечению со стороны суда правовыми санкциями в случае его неисполнения, если только оно не содержится в письменном контракте, требуемом секцией 2 <1>... При совершении обычной операции передачи правового титула в коммерческом обороте с обоими сторонами, представленными опытными солиситорами, обычным делом структурирования сделки выступает необходимость обеспечить, чтобы все согласованные условия оказались помещенными в договор, а также акт передачи правового титула, трансферт или арендное соглашение. Соответственно, тот, кто утверждает о существовании дополнительного контракта в отношении условия, не включенного указанным образом в сделку, должен показать, что он был предназначен иметь договорный эффект отдельно от документов, обычных для передачи правового титула" (Business Environment Bow Lane Ltd v. Dean Water Estates Ltd (2007) EWCA Civ 622, (2007) L. & T.R. 26). -------------------------------- <1> Речь идет о секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. A. устно договорился с B. о предоставлении последнему нижнего этажа дома, который он пообещал приобрести в обмен на предоставление B. труда и материалов для того, чтобы перестроить дом, создав в нем набор квартир, а также управление вновь образованным жилым фондом посредством сдачи квартир в наем. Дом был выкуплен на имя сына A. C., каковой впоследствии отказался предоставить B. какой-либо интерес в собственности. При разрешении спора в первой инстанции было признано, что C. одобрил устное соглашение между A. и B. и что C. и B. были связаны конструкцией proprietary estoppel <1>, влекущей наделение B. правом 99-летней аренды нижнего этажа. Апелляционный суд поддержал этот вывод, отвергнув аргумент A. и C., основанный на секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г., и предпочтя при этом положиться на основание, обнаруженное в подразумеваемом трасте, а не в конструкции prorietary estoppel, хотя и найдя их работающими совместно в обстоятельствах данного дела ("когда подразумеваемый траст основывается на общем намерении сторон, он является крайне близким, если вообще как-то отличимым от proprietary estoppel"). Несмотря на то что устное соглашение между A. и B. не имело юридической силы по причине, связанной с действием упомянутого акта, каковой аннулировал возможность сохранения контракта, не удовлетворяющего требованию о наличии письменной формы, по причине его частичного исполнения, данное соглашение могло быть обеспечено санкциями за его неисполнение со стороны суда на основе подразумеваемого траста в обстоятельствах, когда если бы действовало старое право, можно было бы полагаться на частичное исполнение при условии, что таковое имело место быть (Yaxley v. Gotts (2000) Ch. 162). -------------------------------- <1> См.: раздел 3.6.1 настоящей книги. Истец ссудил денежную сумму компании, где один из ответчиков был управляющим директором. Данный заем предназначался выступать покрытым залогом дома согласно соглашению об обеспечении, подписанному директором и его женой. В связи с этим возник вопрос, распространяются ли на указанное обеспечительное соглашение формальные требования секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. или нет. Апелляционный суд, основываясь на обстоятельствах дела, нашел, что имело место установление "эстоппеля, частично совпадающего с подразумеваемым трастом" так, что описанные отношения подпадали под защиту секции 2(5) указанного акта, поскольку ответчики поощряли истца в его ложном представлении относительно того, что соглашение порождало обязательство, обеспеченное принудительным исполнением с помощью суда (Kinane v. Mackie-Conteh (2005) EWCA Civ 45, (2005) W.T.L.R. 345). В том случае, когда суд признает, что так называемая справедливость дела Pallant v. Morgan должна действовать, то есть в обстоятельствах, аналогичных тем, при которых A., договорившемуся с B. о том, что первый приобретет определенное имущество к совместной выгоде A. и B. в обмен на обещание B., основанное на этих договоренностях, воздержаться от попыток приобретения этой же собственности, и пытающемуся оставить купленное имущество только для себя, с исключением выгоды для B., правом справедливости будет запрещено это сделать, интерес B., вытекающий из соглашения, достигнутого с A., не будет поражен действием секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г., так как право справедливости применяется в данном случае способом, аналогичным подразумеваемому трасту (Kilcarne Holdings Ltd v. Targetfollow (Birmingham) Ltd (2004) EWHC 2547). Суд признал, что доктрина эстоппеля была вполне доказуемой с точки зрения получения эффекта в обстоятельствах соглашения, которое вносило изменения в контракт продажи интереса в земельном участке, то есть договоренности, каковая не имела юридической силы в связи с несоблюдением требуемых письменных формальностей (McCausland v. Duncan Lawrie Ltd (1997) 1 W.L.R. 38). Строительный подрядчик заявил иск об убытках из нарушения устного соглашения, достигнутого с ассоциацией домостроителей, согласно которому он согласился приобрести конкретную стройплощадку, получить разрешение на проектирование для строительства семи домов, а также подготовить площадку под застройку. Ассоциация домостроителей выразила согласие компенсировать подрядчику затраты на приобретение стройплощадки и проведение указанных работ, а также пообещала, что она заключит с последним контракт на строительство домов. В суде в ответ на заявление ассоциации о том, что указанное соглашение не соответствовало формальным требованиям секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г., подрядчик привел тот аргумент, что коль скоро обе стороны вели переговоры о заключении договора, игнорируя положения упомянутой секции, ответчик в силу действия доктрины estoppel by convention <1> не имел права полагаться на ее предписания так, чтобы отвергать то обстоятельство, что соглашение в самом деле было достигнуто в отношениях между сторонами. Этот довод, как высказался суд, "неминуемо заставляет утверждать, что несмотря на то, что Парламент предписал, чтобы контракт, касающийся распоряжения землей, который совершен иначе, чем в соответствии с секцией 2, не имел юридической силы, ответчикам говорить так не позволено... Этот аргумент невозможен... Если это со всей серьезностью было бы сделано, было бы трудно понять, почему такое положение не должно действовать, чтобы избегать сознательно допущенных ограничений секцией 2 практически во всех случаях". В признании соглашения действительным было отказано (Godden v. Merthyr Tydfil Housing Association (1997) 74 P. & C.R. D1). -------------------------------- <1> См.: раздел 3.5.1.1.1 настоящей книги. A. обещал своему компаньону B. на протяжении приблизительно десяти лет, что он завещает ему бизнес, в котором тот работал, получая очень низкую заработную плату, однако умер, не сделав этого. Апелляционный суд решил, что B. имел право полагаться на конструкцию proprietary estoppel, строя отношения с душеприказчиками A., и, соответственно, указал им выплатить B. доходы от продажи бизнеса. Если B., напротив, утверждал бы, что его договоренность с A. имела контрактную основу, притом что предметом такого договора выступало бы обещание одного завещать бизнес в обмен на согласие другого работать, получая более низкий доход, его иск был бы отклонен ввиду невыполнения формальных требований секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. (Wayling v. Jones (1995) 2 F.L.R. 1029). Владелец недвижимости и ее предполагаемый арендатор вели переговоры о заключении договора 10-летней аренды земельного участка для целей разведения овец. Данные переговоры проводились через солиситоров, представлявших собственника и его будущего контрагента, и с оговоркой "при условии подписания контракта", но при этом владелец участка выдал вероятному арендатору разрешение вступить во владение и рассматривать овец как своих собственных. В таких обстоятельствах Апелляционный суд посчитал очевидным, что стороны не намеревались быть юридически связанными до оформления документов, необходимых для того, чтобы придать сделке правовой эффект, и никакой эстоппель не действовал так, чтобы воспрепятствовать собственнику недвижимости в осуществлении его законного права отказаться от оформления указанных документов и отвергнуть сделку, если только не могло быть продемонстрировано, что поступить таким образом с его стороны было бы нечестным, несправедливым или недобросовестным (James v. Evans (2000) 42 E.G. 173). Суд указал, что "...доктрина эстоппеля может применяться, чтобы модифицировать и нейтрализовать действие секции 2(2) <1>; и что секция 2(5) <2> способна охватывать случаи основанной на праве справедливости интервенции proprietary estoppel, каковой совпадает либо частично перекрывается концепцией подразумеваемого траста, причем даже несмотря на то, что секция 2(5) прямо proprietary estoppel не упоминает" (Lancashire Mortgage Corp Ltd v. Scottish and Newcastle Plc (2007) EWCA Civ 684, (2007) All E.R. (D) 68 (Jul)). -------------------------------- <1> Имеется в виду секция 2(2) Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. <2> Также подразумевает структурный элемент Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. "Если наличествует подразумеваемый траст, суд обыкновенно должен придать ему эффект, зачастую распоряжаясь о трансферте соответствующего вещно-правового интереса, тогда как если присутствует эстоппель, суд будет предоставлять средство правовой защиты, которое отражает суть справедливости в конкретном случае" (Representative Body of the Church in Wales v. Newton (2005) EWHC 631 (QB), (2005) All E.R. (D) 163 (Apr)). Компания, которая владела зданием, на устной основе достигла принципиального соглашения с девелопером о том, что она продала бы ему это здание, если он получил бы разрешение на строительство для целей его перестройки. Данное соглашение определяло цену продажи, а также конструкцию платежа, который подлежал бы осуществлению, если валовая выручка от перепродажи здания превысила бы определенную сумму. Директор компании поощряла девелопера в его ожиданиях, что ее компания выполнит соглашение, даже если она решила бы не делать этого, а попыталась бы передоговориться о большей денежной сумме, однако затем она (действуя от имени компании) изменила своему слову, сделав это в тот день, на который пришлось получение разрешения на строительство. Апелляционный суд признал, что секция 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. не препятствует применению proprietary estoppel, пояснив, что его действие "не нарушает публичный порядок, лежащий в основе секции 2(1) Акта 1989 г., путем либо прямого, либо косвенного принуждения к исполнению соглашения так, чтобы оно делало тщетным достижение цели секции 2. Эстоппель в данном случае базируется не просто на существовании данного соглашения. Он был основан на факте того, что девелопер был склонен и поощряем полагать, что компания по долгу чести расценивала соглашение как обязывающее и не отказалась бы от его условий, если он получил бы разрешение на строительство, а также на том, что он полагался на эти одобрения и потворства, и, кроме того, на том, что для компании было бы нечестным основывать свою позицию на строгом подходе к юридической формализации ее прав". Вместо того чтобы присудить в пользу девелопера разумную денежную сумму, покрывающую затраты на осуществление действий, предпринятых с целью получения разрешения на строительство (каковые, будучи присужденными, не вели бы к восстановлению справедливости, поскольку не отражали бы ожидания истца в части прибылей от возросшей стоимости недвижимости с завершенным согласованием возможности произвести перестройку), Апелляционный суд подтвердил решение судьи, рассмотревшего дело в первой инстанции, которым в пользу девелопера была присуждена половина интереса в увеличении стоимости недвижимости после получения разрешения на строительство. Свое решение суд объяснил следующим образом: "...в каждом деле фундаментальным вопросом для суда является решение, какое средство правовой защиты требует правосудие, чтобы соответствовать праву справедливости. Значимые факторы включают сущность ожиданий, порожденных поведением ответчика; ущерб, понесенный истцом в надежде на заверения ответчика; категоричность, с которой поведение ответчика при правильном подходе может быть признано недобросовестным; и необходимость в определенной соразмерности между ожиданиями истца и понесенным им или ею ущербом". Рассмотрев указанные факторы применительно к обстоятельствам дела, суд признал, что избранное средство правовой защиты наиболее соответствует принципам права справедливости. Палата лордов, пересмотрев дело, приняла решение, что конструкция, именуемая proprietary estoppel, не может быть применена в условиях, когда лицо (в данном случае девелопер), желающее положиться на данную доктрину, не способно показать что-либо, в силу чего другое лицо (в данном случае собственник недвижимости) могло бы быть лишено возможности полагаться на определенный интерес в земле или отрицать его, а вместо этого способно продемонстрировать только лишь ожидание, что это другое лицо вступит в договор с ним на условиях, некоторые из которых остались подлежащими окончательному согласованию. Было указано, что "proprietary estoppel не может быть испрошен в помощь тому, чтобы превратить в подлежащее принудительному исполнению соглашение, которое законом объявлено недействительным. Утверждение о том, что собственник земли может быть лишен возможности отстаивать, что соглашение не имеет юридической силы из-за несоблюдения требований секции 2, является... не приемлемым. Такое отстаивание является ничем не большим, чем то, что предусматривает закон. Право справедливости, без сомнения, противоречить ему не может" (Cobbe v. Yeoman's Row Management Ltd (2006) EWCA Civ 1139, (2006) 1 W.L.R. 2964 reversed by Cobbe v. Yeoman's Row Management Ltd (2008) UKHL 55, (2008) 1 W.L.R. 1752). Утверждения, содержащиеся в решении Палаты лордов, вынесенном по делу Cobbe v. Yeoman's Row Management Ltd, в том, что касается секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г., были сделаны "откровенно мимоходом" так, что "остается обычным порядком вещей то, что если все иные требования для того, чтобы иск, основанный на proprietary estoppel, оказался удовлетворенным, выполняются, данный иск не будет терпеть неудачу единственно потому, что он совмещается с соглашением, каковое конфликтует с секцией 2. Результат анализа такого положения может состоять в том, что суд дает эффект proprietary estoppel путем признания либо установления подразумеваемого траста, и это ровно то, что позволяет секции 2(5) <1> быть примененной" (Herbert v. Doyle (2008) EWHC 1950 (Ch.), (2009) W.T.L.R. 589). -------------------------------- <1> Речь также идет о структурном элементе Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. "Идея того, что большая часть обоснования в деле Cobbe <1> была адресована необычным фактам этого дела, поддерживается дискуссией в параграфе 29 <2>, относящейся к секции 2 Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. Возможно, что секция 2 представляла для девелопера проблему, поскольку он пытался потребовать применения эстоппеля, чтобы защитить право, каковое в известном смысле было контрактным по своей природе... а секция 2 устанавливает формальности, которые требуются для действительного соглашения, касающегося земли". Оговорившись таким образом, Палата лордов применительно к рассматриваемому делу пояснила, что не находит, чтобы "секция 2 имела какое-либо влияние на иск, такой как в данном случае, который представляет собой прямое требование из эстоппеля без какой-либо договорной связи. По этой причине не было никаких сомнений в том, что ответчики... справедливо воздерживались от любых аргументов, основанных на секции 2" (Thorner v. Major (2009) UKHL 18, (2009) 1 W.L.R. 776). -------------------------------- <1> Имеется в виду решение Палаты лордов по делу Cobbe v. Yeoman's Row Management Ltd, разбиравшееся несколько выше. <2> Упомянутого решения. "...секция 2 <1> имеет отношение только к тем договорам, которые еще только подлежат исполнению в будущем. Она не релевантна к контрактам, которые были завершены. Если стороны делают выбор в пользу того, чтобы выполнить устный земельный договор либо земельный договор, который в каком-то ином отношении не соответствует секции 2, они свободны поступить таким образом. Коль скоро они действуют так, в этом случае то обстоятельство, что контракт, который они завершили, не был совершен с выполнением требований секции 2, становится не существенным" (Tootal Clothing Ltd v. Guinea Properties Ltd (1991) 64 P. & C.R. 452). -------------------------------- <1> В данном случае подразумевается часть Акта о праве собственности (Прочие положения) 1989 г. 4.1.2. Применение секции 4 Статута об обманных действиях 1677 г. Положение секции 4 Статута об обманных действиях 1677 г. применяется как в случаях, когда ответственность, в отношении которой дана гарантия, является основанной на договоре, так и в случаях гарантии по внедоговорному обязательству (Kirkham v. Marter (1819) 2 B. & Ald. 613). Положение секции 4 Статута об обманных действиях 1677 г. не подлежит применению, когда обещание отвечать за другое лицо является данным кредитору, но не должнику (Eastwood v. Kenyon (1840) 11 A. & E. 438). Обещание уплатить долг другого, если он окажется в состоянии неплатежа, представляет собою гарантию (Lep Air Services v. Rolloswin Investments Ltd (1973) A.C. 331). Индемнити - это обещание покрыть потери кредитора, возникшие из основного контракта. При этом слова "долг, неисполнение обязательства или неправомерное поведение другого лица", которые использованы в секции 4 Статута об обманных действиях 1677 г., означают, что данная секция применяется только тогда, когда имеется определенное лицо, иное, чем гарант, которое (лицо) признается первично ответственным, что не является присущим индемнити (Birkmyr v. Darnell (1704) 1 Salk. 27). Ответственность основного должника в случае выдачи гарантии за последнего является первичной, а ответственность гаранта - вторичной, соответственно, если по некой причине основной должник оказывается не ответственным, то и гарант также не отвечает. Обещание, данное при индемнити, образует первичную ответственность, каковая возникает даже несмотря на то, что лицо, которому такое обещание дается, не имеет обеспеченных правовой санкцией прав в соответствии с основным договором (Yeoman Credit Ltd v. Latter (1961) 1 W.L.R. 828). Из существа гарантии следует, что таковая не может наличествовать, если основного должника никогда не было (Lakeman v. Mountstephen (1874) L.R. 7 H.L. 17). Обещание отца уплатить долг перед кредитором его сына, если при этом кредитор освобождает сына от соответствующей обязанности, означает индемнити, а не гарантию (Goodman v. Chase (1818) 1 B. & Ald. 297). Если лицо, дающее обещание, принимает обязательство не просто осуществить платеж, если основной должник оказывается не в состоянии сделать это, но и "предоставить кредитору средства в любом случае", то это означает индемнити, хотя основной кредитор и продолжает существовать (Guild & Co v. Conrad (1894) 2 Q.B. 885). Секция 4 Статута об обманных действиях 1677 г. была признана не подлежавшей применению в ситуации, когда ответчик пригласил клиентов в фирму фондовых брокеров на условиях, что он должен будет получать половину заработанных комиссий, но при этом будет и выплачивать половину потерь, которые будут случаться при совершении фондовыми брокерами операций с такими клиентами. Обещание покрывать убытки было исполнимым в судебном порядке, хотя и данным устно, поскольку оно формировало часть более сложной сделки, в совершении которой ответчик был заинтересован, пребывая в качестве ином, чем гарант (Sutton & Co v. Grey (1894) 1 Q.B. 285). Гарантия, выдаваемая агентом в форме делькредере, не подпадает под действие Статута об обманных действиях 1677 г., так как основная цель агентской сделки на условиях делькредере состоит в том, чтобы облегчить принципалу усилия по продаже и получить за эту продажу агентскую комиссию. "Хотя она может закончиться ответственностью за выплату долга другого, это не является непосредственной целью, ради достижения которой предоставляется встречное удовлетворение" (Couturier v. Hastie (1852) 8 Ex. 40). Если приобретатель товаров, удерживаемых третьим лицом - кредитором их продавца в качестве обеспечения выплаты долга последнего, склоняет указанного кредитора передать приобретенные товары ему, обещая взамен погасить долг продавца, если таковой не сделает это самостоятельно, такого рода обещание не охватывается Статутом об обманных действиях 1677 г., поскольку основная цель указанного обещания состоит в том, чтобы обеспечить защиту своей собственности, а не гарантировать долг другого (Fitzgerald v. Dressler (1859) 7 C.B.(N.S.) 374). Правило секции 4 Статута об обманных действиях 1677 г. было признано неприменимым в условиях, когда гарантия была выдана с целью защитить активы компании, в которой гарант был акционером со значительной долей участия (Harburg India Rubber Comb Co v. Martin (1902) 1 K.B. 778). Меморандум о гарантии не требует того, чтобы указывать встречное удовлетворение, каковое дается за выдачу гарантии (Mercantile Law Amendment Act 1856 s. 3). Меморандум о гарантии должен содержать все существенные условия контракта (Howkins v. Price (1947) Ch. 645). Если условие гарантии оказалось упущенным в меморандуме, таковую оформляющем, истец может отказаться от этого условия, если оно служит единственно к его выгоде, а не обслуживает более важные цели, и потребовать принуд