Imenem_Inkvizitsii


Глава I.Очищение.Огни горящих костров освещали улицы города даже в самых тёмных его уголках. Впрочем, в мире-храме было непросто найти тёмные уголки в городах, особенно в столь значимом для сектора. Экклезиархия способна вложить весьма значимые средства для создания комофртных условий жизни для рядовых граждан на подвластном им мире. В конце концов, все они являлись служителями Министорума или же обслуживали сие сословие. К полудню на улицах собралось достаточно много народу – празднество было в самом разгаре, люди стремились поскорее покаяться в своих неправедных поступках и получить прощение. Такова была задумка Дня Сожжения Грехов, люди несли списки с указанием своих прегрешений, после чего священники решали достойны ли совершившие прощения или ценой ему будет нечто большее, чем покаяние, возможно что-то звонкое как тронные золотые. Разумеется просящий мог искупить грехи и другим путём, шагнув в огни костров, где сжигались списки после прощения. Однако не все из присутствующих имели возможность совершить свой выбор на месте. Кое-кто решил сделать выбор заранее, зная, что однажды у него просто не будет возможности добраться до мест празднества лично.Сквозь толпу проталкивались шестеро человек, четверо из которых несли на себе деревянный гроб. Граждане расступались, видя суровые лица впереди идущих носильщиков. Строго говоря, лица Кальтоса никто толком не видел, мало того, что оно было скрыто капюшоном красного балахона адепта Бога-Машины, так ещё и бионическая дыхательная система, вкупе с устаревшими моделями бионических глаз заменяли ему все части лица, кроме скул. Иерихону же с этим повезло больше – квадратное смуглое небритое лицо с мощными чертами украшали широкие брови с глубоко посаженными голубыми глазами. Маленький крючковатый нос дополнял физиономию бойца. Широкоплечий, мускулистый и высокий, за кого-то другого он бы просто не сошёл, хоть и выглядел слегка староватым для того – первые седины уже виднелись в его светло-каштановых волосах. Таков уж он был. Да и потёртая флак-броня этот образ только усиливала, благо хоть он без каски шёл – по состоянию его бронекостюма казалось, что война уже в соседнем квартале. Чуть позади шёл Рабалий, меньше всех, выделявшийся из своеобразной похоронной процессии. Худощавый, одетый в кожаную куртку, старые джинсы, под которыми было непросто узнать магнитные сапоги. Такие часто используют пустотники в условиях низкой или отсутствующей гравитации для разных дел. На ремне висела целая связка различного рода ключей и отмычек. По правую руку от него шёл, пожалуй, единственный, кто выглядел достаточно похожим на типичного местного имперца – мужчина средних лет в форме индитора, Никодим. По нескольким характерным значкам можно было безошибочно определить, что этот служитель Администратума является также библиотекарем улья Сибеллус закрытого корпуса. Позади них шли, по всей видимости, представители Ордена Милитанта Адепта Сороритас. Священник немалых лет выделялся на фоне местных экстравагантным внешним видом. Если седые волосы, идущие от висков по бокам, не доходящие до затылка и устремлённые вверх ещё можно было принять за нечто обыденное, как и инфракрасные очки, замаскированные под обычные бордового цвета, то изрядно потёртая роба, под которой с трудом, но можно было узнать флак-доспех и целая куча оборудования, которой тот был обвешен явно выдавали в нём экстраординарного служителя Культа Империалис. Рядом с ним же шла Сестра Битвы, немолодая женщина и глядя на отличительные знаки на её Силовой Броне, явно Супериор. Единственное, что казалось общим в этой разномастной группе, кроме некоего сокрытого намерения, печаль, коснувшаяся лиц каждого из них.Наконец, путь был окончен возле одного из соборов. Четверо осторожно поставили гроб на землю, дожидаясь когда очередь у костра сдвинется достаточно, чтобы требовалось переместить его. Сестра Супериор достала свиток, закрытый печатью с символом Инквизиции и сорвала её, дабы у священника, зачитывающего грехи не появилось смущения пред служителями организации. Был холодный полдень, солнце слабо пробивало своими лучами пелену облаков, которой заволокло небо.Глава II. ДобычаВ кают-компании вечером было достаточно людно, хоть заполонили её и вовсе не члены экипажа космического корабля. Кирт читал художественную литературу, ведя тонкими сухими пальцами по читаемым строчкам. Найденный некогда на Эйкридже ещё его Инквизитором, то был роман о временах Друзуса, о рыцарях и распространении веры в Бога-Императора Экклезиархией. Иерихон громко хлебал похлёбку, сваренную пару часов назад Никодимом. Вместе с Киртом они оставались в космосе, в стороне от миссии, которая была поручена остальным аколитам. Рабалий слушал музыку, подперев голову рукой и просматривая список музыкальных произведений на инфо-планшете. Из под его наушников громко звучал суровый бит, боевая мелодия и время от времени возникающие сэмплы с хоровым церковным песнопением. Антуан нервно ходил взад-вперёд по помещению, сцепив руки за спиной. Кальтос осторожно трогал пальцами левой, ещё органической руки свои бионические глаза. Их установили ему всего около часа назад, взамен повреждённых настоящих. Стук сапог офицера дополнял звук прихлёбывания супа и слабая какафония из наушников, называемая карманником музыкой. - Может хватит? – Иерихон вперил недобрый взгляд в Антуана. - Как вспомню строевую подготовку, сразу аппетит пропадает.- Что могло занять так много времени? – проигнорировав брата по оружию спросил Антуан, ни к кому конкретно не обращаясь.- Вероятно, у него проблемы, - ответил Никодим.- Вы можете сейчас связаться с ним? – офицер повернулся к библиотекарю.- Нет. Он не брал никаких вокс-кастеров, даже вокс-бусину оставил. Запретил спускаться под угрозой отлучения.Офицер лишь громко фыркнул. Бывший гвардеец отнёс тарелку к остальной немытой посуде.- Безответственно, - бросил Антуан, прислонившись спиной к стене, напротив Никодима.- Ты мало работал с нашим Инквизитором, чтобы сметь произносить это вслух! – отрезал гвардеец.- Я работал с достаточным, - он сделал упор на последнем слове. – количеством Инквизиторов, чтобы судить о том кто безответственен, а кто имеет представление о долге и риске, которому он подвергает своё дело, не учитывая свою смерть посреди расследования. Я видел десятки отлаженных групп аколитов, каждые из которых имели свои инструкции на случай смерти своего господина. Инструкции, которым они должны были следовать в случае его смерти. Вы всего лишь горстка аколитов, и никого более у него нет в подчинённых, кроме, быть может агентов на различных мирах. И в одиночку от культа вам не избавиться, если уж на то пошёл разговор.- Нам это не требуется, как это не требуется и нашему господину, - электронным голосом заговорил Кальтос. – Он отправился за информацией.- Его могут разоблачить, подставить, подвергнуть нечестивому ритуалу, его могут…- Просто задержать, - перебил Никодим офицера. – Ему не просто нужно оказаться в хранилище данных культа, ему требуется вынести оттуда всю информацию. Это необязательно цифровая база данных, это может быть целая библиотека с манускриптам, книгами и свитками. Я надеюсь, вы понимаете как сложно запомнить сходу большие массивы информации или хотя бы как сложно нечто подобное незаметно вынести в большом количестве.- Не тебе меня учить! В любой ситуации, в которой его заподозрят или разоблачат, вся операция ставится под угрозу. Знание, за которым он отправился, необходимо Тирантийскому Кабалу уже более двадцати лет!Рабалий снял наушники. И ненадолго обернулся. - Чо у вас?- Забудь, вояка из свиты Лорда-Инквизитора опять сердится на господина.- Хы, - карманник обернулся с довольным лицом на офицера. – чо не так, гражданин начальник? Не по понятиям Конклава Каликсис поступаем?Бесподобная ухмылка выходца из улья Вольг отразилась на лице Антуана явным отвращением. Тут в кают-компанию вошёл священнослужитель с сильно покрасневшими глазами, шмыгая носом. - Всё в порядке, брат-Тиммейус? – поинтересовался техножрец.- Да, Кальтос. Я отмолил наши грехи. Надеюсь, Император простит нас. Как твои глаза?- Теперь могу видеть в трёх спектрах. Но качество изображения оставляет желать лучшего.Священник только кивнул и подошёл к кастрюле, налить себе остывшего варева.- Э, давно вышли замуж друг за друга, голубчики?- Прикрой пасть, Рабалий, - гаркнул Иерихон.- Пока ты был на задании, они дважды вытаскивали друг друга чуть не с того света.- О! Ну так чо молчал, рассказывай! – ульевик резко и с неподдельным интересом подкатился к техножрецу на своей колёсчатой табуретке.- В следующий раз.- Тим! – обратился Рабаллий к священнику в надежде, что хоть он расскажет.- Не сейчас, я не хочу вспоминать.- Ну-у-у-у! Вот так каждый раз! – недовольный парень снова надел наушники и включил музыку.Вдруг вокс-вещатель кают-компании ожил и громко окрикнул помещение.- Орбитальный Шаттл заходит на посадку, инквизитор вернулся.Присутствующие поотрывались резко от своих занятий и выбежали встречать главный предмет недавних разговоров. Пару минут спустя, они уже несли его в медицинский корпус, где хирургеон при ассистенции сервитора вынимал из инквизитора пули. В окрававленной руке он держал массивный свиток.- Не можете представить как я счастлив, что выбрался, - сказал он с глазами, полными ужаса, вываливаясь из шаттла на руки аколитам. - Вы достигли цели? – спросил Антуан, ловя брошенный ему фолиант.- Я добыл лишь самое важное.Нэйс был тяжело, если не критически ранен и истекал кровью. Глядя на него, казалось, что он выбрался не иначе как чудом. Ближе к середине операции, обезболивающие препараты, принятые им ещё на планете, стали терять силу и казавшийся несломимым, Нэйс всё же начал кричать. Но прежде он успел поведать аколитам и Антуану часть произошедшего.- Когда я спустился в залы, то почти сразу понял – это необычная Ересь. Ни один из символов не похож ни на что из того, что я раньше видел. Чуть позже я перепишу на лист те, что запомнил. Надо будет отдать Ван Вайгенсу и порасспрашивать знатоков шифров и языков культов Губительных Сил.- Почему вы были там так долго? – офицер не унимался.- Дело в том, - кривясь лицом от ощущения боли, пробивающейся сквозь действие препаратов, начал Нэйс. – что они ещё вначале начали подозревать, что я не тот, за кого себя выдаю. Видимо тот культист, под личиной которого я пришёл, был там, но очень давно или всего один раз. Внешнее сходство мне не помогло, так что пришлось действовать быстро. Меня мельком провели по всем залам подземелья, не вдаваясь в подробность их устройства, словно для меня это должно было быть чем-то по умолчанию известным. Предоставили каморку, вроде кельи. После обеда должен был начаться некий ритуал. Я отлучился под предлогом того, что не взял некоторые необходимые принадлежности, благо додумался оставить сумку в келье. Оттуда я направился немедленно в крипту, где хранились записи. Допросил хранителя крипты.. засранец. Я часа полтора убил на него, прежде, чем он раскололся. Мне не повезло – пришлось целый шкаф перерыть, но я нашёл этот свиток. Там всё. Книга – дневник Ниотта. Этот безумец или основатель культа или знаток фундаментальных его ритуалов. Скоро всё закончится.- Инквизитор Нэйс. Инквизитор Зербэ и Кайден просят Вас поторопиться насколько возможно, - сказал Антуан и, чуть помедлив, добавил. – пусть и в разных формулировках.- Я не сомневался, - улыбнулся Нэйс.- Феномен произошёл уже семьдесят шесть раз.- Как семьдесят шесть!? – Нэйс дёрнулся всем телом.- Господин Инквизитор, прошу Вас, постарайтесь сохранить спокойствие и не двигайтесь, я уже второй раз Вас ненароком порезал, - просил Эйб, мастер хирургеон.- Недавно же было семьдесят, этого не может быть.- Шесть за последний год.Нэйс замолчал, глядя в потолок. Вдруг его лицо исказилось гримасой боли.- Передай капитану, отправляемся на Лахесис, немедленно. Времени совсем немного, Комус надо остановить.- Как вы выбрались? – спросил Никодим.- С большими проблемами. Я чуть не запутался в лабиринте катакомб. До самого шаттла я бежал под обстрелом. Сейчас я даже благодарен себе, что не принял обезбол до этой беготни. Я бы не смог довести шаттл с этой болью, я уже чувствую, как она возвращается.- Мы, можем чем-нибудь помочь, господин? – задал вопрос Кальтос.Нэйс снова скривился как от боли, наконец заметив что стало с глазами техножреца.- Нет, не думаю. Соболезную тебе, Кальтос. Рад, что ты жив.- Мы просим только служить.Аколиты медленно и нехотя уходили, Антуан тоже ушёл. Остался только Иерихон.- Мы выполнили миссию, сэр.- Сэр? – усмехнулся Нэйс. – Я не сомневался в вас, мои аколиты. Теперь ты снова меня так зовёшь, сэр?- Нет, я, извините, - смутился Иерихон. – Мы забываемся. Забываем, что вы нам не просто вышестоящий коллега, забываем, что вы гораздо старше. Что вы нам как некий учитель. Что вы…- Брось эту чушь, Иерихон Павсетт. Что на тебя нашло? Я не собираюсь умирать или что-то в этом духе. Что до остального, - здесь Инквизитор чуть помедлил. – пред Ним мы все равно. Субординация не всегда уместна.- Я помню-с, - гвардеец чуть не оговорился.Через несколько минут, варп-двигатели были запущены. Глава III. Острие ПроклятияНа Сеферис Секундусе приближался закат. Один из залов засекреченной крепости-форпоста Инквизиции на севере континента оглашали громкие споры двух высокопоставленных лиц в компании менее высокопоставленных. Высокий мужчина в робе священника поверх карапасной брони, глубокими морщинами на лице и седыми короткими волосами и лысый мужчина в силовой броне с множеством шипов, печатей и с исходящими от головы проводками. Инквизиторы.- Его убили. Другие варианты исключены! Я повторюсь – если бы он сейчас был жив, ваши астропаты бы уже неделю как получили сообщение.- Хорошо, Нэйс. Он умер! Его убили вместе со всей свитой! Что дальше!?- Нужно срочно вызывать штурмовиков и собирать флот. И сюда и к Сцинтилле. Если его теории подтвердились, эти еретики уже имеют свои сети на трёх мирах, по меньшей мере.- Ты или идиот или безумец, монах! Как обрушившиеся амбиции Вараака связаны с нами, как, чёрт возьми!?- У него была вся информация по нашей теме. Всё проходило через него, понимаешь? Еретики уже знают если не всё о Тирантийском Кабале, то очень многое. Вы почти все думали, что Звезда-Тиран происки культа Губительных Сил, но это не так и теперь, из-за его желания подчинить весь культ себе и разрушить изнутри, мы все под угрозой, - говорил Нэйс, сдерживая гнев на коллегу Райкасса.- Ты всё ещё не нашёл доказательств, полностью оправдывающих твою теорию! А эти крысы даже не посмеют сюда сунуться.- Не беспокойся, мои аколиты уже почти всю библиотеку осмотрели. Немного осталось.- Хмф!Вокс-кастер вдруг резко ожил и громко возвестил всех присутствующих голосом связиста о сообщении с орбиты.- Передача от крейсера «Рвущий Когти», связь, наконец, налажена, - сказал связист, после чего в эфире прозвучало само сообщение. – «Говорит... язь нарушена… бль легион… …она Несущих Слово на орбите..! …от ввязался в бой! ...ят к вам, высадка…!Здесь канал связиста резко прервал голос Хана, Инквизитора, командующего крепостью и её отрядами.- «Всем отрядам немедленно перейти в пункты сбора. Всем остальным, - он выдержал паузу. – готовьтесь, нас штурмует космодесант Хаоса.»Почти в унисон с последним словом, крепость содрогнулась. Здесь, Антуан покинул присутствующих.- Крысы не сунуться, за нами пришли ночные кошмары, - оскалившись бросил сопернику Нэйс.- Мы отобьёмся и точка. Они ничто пред истинной верой!- Ты хоть раз видел как ведут бой космические десантники!? – спросил бывший Экклезиарх, догадываясь об ответе.Здесь в помещение вбежало несколько взводов штурмовиков Инквизиции, становясь на позиции у прохода в крыло.- Видишь!? Они уже прорвались в холл! – крикнул со злобой Нэйс, указывая рукой на дверь.Едва он успел договорить, снаряды автопушек проломили дверь. Несколько космодесантников прорвались внутрь, начав обстрел имперцев. Один из них бежал с пиломечом прямо вперёд, игнорируя штурмовиков и явно собираясь вырезать Искателя Ведьм, Райкасса.- Нет, - только и успел прошептать Нэйс, убегая с Кальтосом в другое крыло.Инквизитор и представитель Адептус Механикус миновали бесчисленные коридоры крепости, стремясь к Рекклюзиаму крепости, являвшему собой также её библиотеку.- Лорд Хан, запрашиваю перекрыть сектора семь, четыре, пятнадцать, шестнадцать, семнадцать и двадцать два по восточному входу, - обратился Инквизитор к главнокомандующему по вокс-бусине.- Запрос одобрен, Инквизитор Нэйс, конец связи. Витраж в три человеческих роста, изображающий одного из святых, при жизни сотрудника Ордоса Инквиции, освещал огромный деревянный стол, на котором была разбросана куча книг. Священник, опоясанный плазменным пистолетом и выходец из Схоластики Псайкана с рюкзаком и разгрузочным жилетом нервно переговаривались, ища что-то в книжных текстах. Эхо их действий отражалось от каменных стен и гасло в книжных шкафах, вздымавшихся по краям коридора, ведущего к полукруглому углублению в стене, где двумя ступенями выше находился сей стол, около которого суетились аколиты.- Ну же, что могло занять так много времени!? – через дверь в это, левое крыло, вбежал Антуан, тревога и горечь отчётливо слышались в его голосе.- Я нашёл, я нашёл! - воскликнул Тимейус.Священник поднял книгу с пожелтевшими страницами, на одной из открытых двух страниц находились наброски космического десантника.- Читай! - Кирт, псайкер группы снял, наконец, рюкзак, готовясь немедленно отобрать книгу, если это была она.- В дальнейшем я ещё расскажу о сих врагах человечества, но теперь я вернусь к Ниотту, предателе, который застиг меня врасплох 417-ом году в системе Звёзд Мерири и которого я преследовал на протяжении всей военной кампании в 432-ом, - прочёл вслух сановник.- Отлично, самое время обратиться к Инквизиторам! - Антуан остановился на ступенях.Кирт зарычал, схватившись за голову и роняя книгу, затем и вовсе застонал. Тимеус подхватил падающего коллегу и осторожно положив на пол принялся горячо просить милости у Императора. Антуан подбежал и положил книгу с пола в рюкзак, оставшийся на столе и надел его.- Давай же, нужно взять его на руки, у нас нет на это времени!Псайкер открыл глаза, сияющие светло-голубым огнём, затем рот. Сперва беззвучно, затем из него вырвалось несколько возгласов. Затем, едва только коллеги подняли псайкера, всё прекратилось и его глаза стали прежними.- Они уже здесь, прорыв, он будет здесь! - он с ужасом показал на огромные ворота напротив. - Я чувствую как ткань реальности рвётся!- Что ты такое говоришь, Кирт? - ужаснулся Тиммейус, когда в воздухе возникли три громадных когтя, прочертивших прорез из Имматериума, от верха ворот до самого низа. Послушался ужасный рокот и всё здание сотряслось, когда дыра в пространстве расширилась и за порталом смутно увиделись очертания огромного демона. - Не может быть, - пролепетал Антуан. - Псайкеры не допустили бы этого!- На нас всех было совершено нападение, мне повезло - меня демоны оставили, я не держал барьер! - ответил Кирт. Из правого крыла снова открылась дверь и вбежали двое, техножрец и Инквизитор.- Уходите, немедленно! Нэйс махнул рукой в сторону входа в левое крыло. - Я выиграю немного времени!- Нет, это же просто глупо! Идёмьте с нами, - Антуан остановился, перед дверью, куда уже вбегали остальные.- Я знаю, что делаю, - инквизитор поставил на пол боевой молот, затем перехватил в обе руки плазменный бластер, который успел взять из личной кельи и принялся стрелять в кошмарное лицо чудовищу, появлявшемуся в реальности.Дверь закрылась, когда последний заряд кончился и он схватился за молот. Тварь попыталась войти в портал. Двуногий краснотелый монстр в пять метров ростом издал отвратительный рык, раскрывая пасть, усеянную острыми зубами и демонстрируя длинный язык. Одна лапа щупальцами плотно держала подобие меча с письменами на лезвии, другая же имела длинные бритвеннно-острые когти. Очертания демона всё ещё были смутными, но твари требовалось всего несколько секунд, чтобы войти, это было ясно как божий день. Сняв рюкзак, бывший Экклезиарх судорожно принялся искать мельта-бомбу. Найдя, он заложил её у края одного из гигантских шкафов, затем отбежал на прежнее место. Один рывок и чудовище ворвалась в мир, кривясь от литаний чистоты, что нараспев декламировал инквизитор. Тут справа от монстра мелькнул взрыв, обжёгший ему стопу, затем на него обрушился шкаф книг выше его ростом, заставив опуститься демона на колено. Разбежавшись, смертный взбежал по демоническому бедру и впечатал освящённый молот в лицо демона.Глава IV. Жизнь пред Троном
Просторная столовая, обустроенная со всем уютом и комфортом, являлась одновременно и кухней. Приятный запах разносился по всему помещению, возвещая присутствующим о том, что блюдо почти готово. Гаст стоял у плиты и пробовал суп на вкус. Иерихон, Рабалий и Кромвель громко спорили о девушках. Кальтос смазывал машинным маслом свой дуэльный лаз-пистолет. Антуан старался не замечать творящегося вокруг и просто читал данные о мире, в котором они в данный момент находятся. Орланкан находился относительно недалеко от их нынешнего места пребывания, но тем не менее аколитам не грозило обнаружение. Это место было маленьким схроном Инквизиции. Небольшой сетью катакомбом под густым лесом, оборудованной для пополнения припасов пищи и отдыха. Здесь было всё необходимое, для того чтобы и отдохнуть как следует, и подобрать наиболее подходящее снаряжение для феодального мира.- Хэй, народ! Еда готова! – Гаст рукавом стёр пот с морщинистого лба и тряхнул сединой.- Ништяк! – протянул карманник.- Так, помогите мне убрать всё это, - попросил товарищей Иерихон.Разбросанные по столу карты были убраны в считанные секунды; на останки от разделённого на всех брикета трупной муки ушло больше времени. Ульевик расставил по столу шесть тарелок, а механикум принёс столовые приборы. Стуча сапогами по полу, Гаст нёс кастрюлю к столу.- Аж сквозь прихватки горячо.- Слышите запах? – Кромвель расплылся в улыбке. – Вот это я понимаю кушанье, не то что привычные сух.пайки.- Кальт, разольёшь? – обратился Гаст к аколиту.- Да, конечно.Повар вернулся к плите и выключил её, после чего нарезал варёные яйца половинками и понёс доску с ними обратно. Когда в каждой тарелке оказалось по половинке яйца и наваристый суп, из спален вошёл Сид.- О, уже готово, - сонно заметил переписчик.- Садись скорее, а то без тебя начнём, - улыбнулся Гаст.- Тьфу ты, горячее! – обжёгся Рабаллий.- Возблагодарим Господа нашего Императора за милость жить ещё один день в здравии и наслаждаться пищей в непринуждённой обстановке. За радость служить Ему и возможность исполнять свой Долг пред Ним, - произнёс Гаст, сложив руками аквилу на груди- Воистину, - подхватили за ним Иерихон и Кромвель.- Приятного аппетита, - сухо отозвался Кальтос.- Из чего он? – спросил Кромвель.- Много чего на самом деле. Сыр, орехи, сливки, несколько специй с Лосса…- Сыр и орехи ощущаются особенно явно, - перебил Гаста Иерихон. – Мы с полком в последней моей кампании остановили продвижение еретиков, высадившихся на мире-храме. Дело обошлось без Сёстер Битвы, а святоши нам потом устроили званый ужин на все восемьдесят тысяч рыл в знак благодарности. Оно и ясно, нас было сто двадцать перед бойней. Так вот, с тех самых пор ничего подобного не ел.- Ты давно умеешь готовить? – осведомился Кальтос.- Ещё когда я был пилигримом, в свои сорок, я неплохо справлялся с этим. Помнится, я освоил кулинарию в полной мере, когда был на службе у Инквизитора Рэвиона. Мы с коллегами тогда как раз в первых миссиях побывали здесь, на Эйкридже и во время перелётов, я учился тонкостям готовки. Кстати, здесь я впервые и увидел Комус.- Ту фигню, за которой мы гоняемся? – спросил карманник.- Да.- И как оно, было круто?Гаст поднял голову и посмотрел неоднозначным взглядом на Рабаллия.- Честно говоря, я предпочёл бы никогда не вспоминать.Несколько полчаса спустя, все медленно стянулись к спальням. Кроме Антуана с Гастом. Офицер Имперской Гвардии в отставке и личный адъютант Лорда-Инквизитора Кайдена протирал стол, в то время как куда более приземлённая фигура, некогда служившая Императору лишь молитвами мыла посуду.- Это совершенно неприемлимо. Вы же позволяете им панибратство. Полное отсутствие субординации. Вам всадят десяток выстрелов в спину как только будут уверены, что смогут смыться незамеченными и достаточно далеко.- У всех нас свои методы, Антуан. Я предпочитаю доверять своим аколитам. Почему-то Инквизитору Скейн никто не предъявляет претензий.- Потому что она неуправляемая и своевольная. Арбитр чистой воды. Ей не понять до конца почему иерархия и структура Инквизиции устроена так сложно. Она упрощает ключевой аспект работы Ордосов в своей работе и рано или поздно поплатится за это.- Напомни, сколько она уже Инквизитор? Сорок лет? Пятьдесят? И никто до сих пор не стрелял ей в спину.- Она арбитр, даром что бывший. А вы? Священник?- Я никогда не рассказывал за что меня взяли в Инквизицию?- При мне – нет.- Корабль Вольного Торговца, где я был потерпел крушение на Федриде. Когда группа с моим участием отправилась на поиски пресной воды, я чуть ли не в одиночку перебил атаковавших группу альтаков молотом. Несбалансированным боевым молотом, доставшимся мне от отца.- Впечатляет.- При этом нараспев читая гимны Маккабеус Квинтуса. Дознавателем же я стал за умение решать вопросы мирным путём и без шума. При том, что в большинстве перестрелок, решающее слово было всегда за моим лонг-лазом.- Ваши взаимоотношения с аколитами должны строиться на прямом подчинении.- Антуан, вы ведь служили в высшем офицерском составе, так?- Так.- Помните Тактику Империалис?- К чему вы клоните, Гаст?- Хороший солдат подчиняется без сомнений. Хороший офицер отдаёт приказ без колебаний.- Именно так. К чему это?- Какие могут быть сомнения к тому, кому доверяешь? Какие у меня могут быть колебания в отношении тех, чьи способности я знаю и в чью надёжность верю?- Подчинение должно строиться не на доверии, а на слепой вере!- Мы не в полку, Антуан, как же вы не поймёте? Вы и сами давно видете, что Инквизиция – организация очень специфическая и что все по разному ведут свои расследования. Здесь у каждого свой подход во взаимодействии с прямыми подчинёнными. Я хочу видить в них не слепые болтики единого механизма. Я силён и крепок, подобно моей вере в Императора, но я не вечен как Он и Его Деяния. И кому-то из них придётся занять моё место.- Что ж, я начинаю понимать. Но не проще ли наладить отношения с преемником?- Я не знаю кто из них доживёт даже до следующего дня, как могу я быть уверенным кто из них обретёт в будущем достаточно опыта и раскроет потенциал настолько, что сможет меня однажды заменить?- Справедливый вопрос. Боюсь, что ответа у меня на него нет.- Я похоронил пятнадцать человек. Аколитов. И похороню ещё очень много. Но я хочу, чтобы они знали чего ради мы все идём на смерть и почему мы предстанем пред Троном. Я желаю, чтобы после моей смерти осталась не кучка дезориентированных граждан Империи, вытянутых из разных сфер и культур, а сплочённая команда, которая сможет без меня идти дальше.- В некоторой степени, это даже похвально, но вам не стоит быть с ними так близки.- Я привык относиться к смерти легко.- Неужели при таком отношении вам легко смириться со смертью подчинённых?Гастон поднял взгляд на собеседника. Сейчас они уже стояли друг напротив друга, и разговаривали со свободными руками.- Это не имеет значения – мы просим только служить.Гаст был выше офицера на полторы головы, но глядя на одежды адъютанта и его строгий вид, взгляд, казалось, что он гораздо выше. Во взгляде Инквизитора же читалось смирение пред судьбой.Глава V. «Во тьме ночной»- Будучи потомком аристократического рода, тесно связанного с Купеческим сословием, я не знал в детстве нищеты и не был обделён, как многие другие. Любознательный ребёнок с лёгкостью познавший знания о просторах Империума и его устройстве. Юношество однако проходило для меня тяжело - с каждым годом на потомка благородных кровей всё сильнее давил груз ответственности, который я никак не хотел принимать. Светским развлечениям я предпочитал изобразительное искусство, высокому обществу, общество дяди, что являлся Вольным Торговцем средней руки. Наконец, настал день, когда конфликт достиг пика, пришлось распродать всё своё имущество и уйти в самоизгнание, скрывая своё имя и личность, обретя презрение всех членов семьи, кроме разве что дяди, который имел так мало отношения к благородству и делам аристократии Сцинтиллы.Какое-то время я скитался с планеты на планету в поисках своего места, посредством торговых кораблей, однако всюду ощущал себя чужим, всюду ощущал отторжение людей к искусству коему так тяготел. Разочаровавшись в себе, я ударился в Веру. Достигнув, как мне думалось, вершины потенциала, там, на Вольге, я отправился в следующий мир, а затем и в следующий. Наконец, я совершил поход по Пути Друзуса в качестве пилигрима. Истратив большую часть своих сбережений на эвисцератор и снаряжение для своей миссии, мне довелось пройти от Сцинтиллы по Сеферис Секундусу, Латэ, Иокантосу, Эндриту, Тигрессе V, Маккабеус Квинтусу и Сентинелу лишь благодаря тщательно изученным торговым маршрутом, что с готовностью брали меня на пути благодаря сохранившимся с дядей связям. Путь же обратно на Сцинтиллу я взял на корабле пилигримов. Корабль был вынужден сделать аварийную посадку на Даске, потерпев столкновение с астероидами при выходе из Варпа. Нас застал мощный Варп-шторм перед этим. Я помню те дни, как будто это было вчера.Экклезиархи, если столь гордым названием можно было назвать кучку священников разной степени достатка брёл по слабо заметной толпе в болотах, в надежде выбраться к людскому поселению по карте. Третья неделя и полное отсутствие комментариев со стороны техножрецов корабля тонко намекали пассажирам на то, что застряли они надолго, но это было лишь маленьким неудобством, по сравнению с ужасами, что они пережили. Но самым первым был этот. Ропот людей постепенно нарастал, несмотря на просьбы вызвавшихся проводниками. Цвиг был одним из них и страх опасности нарастал по мере возрастания беспечности его коллег. В своих очках инфракрасного видения, он, как считал сам мог завидеть издали любую опасность. Кроме оружия и этой безделушки, ничего не выделяло его среди прочих пилигримов, разве что бледный цвет кожи и густой чёрный волос, характерный для членов его семьи.- Чудовища! – вскричал клерик в конце толпы, падая на землю.С неприятными воплями, оканчивающимися подобно мерзкому смеху клёкотом. Твари, подобные помеси гигантских летучих мышей и плотоядных червей с кучей зубов пикировали на группу. Найтвинги набросились крупной стаей на полтора десятка священнослужителей со всех сторон. Крики ксеносов и людей перемешались в единую какафонию, дополняюмую редкими звуками выстрелов. Но один звук, чистый и режущий слух перекрыл разом весь прочий шум и стенания. Эвисцератор. Цвиг не снимал пальца с руны активации, разрубая одного монстра за другим. Ситуация становилась хуже – люди начинали впадать в наркотической сон из-за Ночной Пыли, яда, выделяемого вблизи этими тварями. Даже ручной саблезуб одного действительно богатого исповедника терял свою хватку и рвал ксеносов в клочья всё медленнее и медленнее.- Именем Императора, да сгинут мерзкие отродья под ударами оружия его священной ярости! – кричал Цвиг сквозь ребризер.Вдруг, сквозь шум своего оружия, он отчётливо услышал удар рядом с собой. Едва аристократ обернулся, как перед его лицом промелькнул найтвинг, которого тут же сбил второй удар. Высокий короткостриженный блондин орудовал боевым молотом. Глубокие морщины на его лице и мудрый взгляд свидетельствовали о возрасте, неуклонно приближающемуся к пожилому, но отсутствие малейших признаков седины и бодрость, с какой он бился почти вызывали недоумение.- За Светоносный Собор и за Маккабеус Куинтус! – закричал он.В конце концов, все пиявки были убиты и сорваны с тел священников. Трём непосчастливилось предстать пред Троном – сердце одного попросту не выдержало, ещё двое были высосаны. Следующие полгода сделали из всех пилигримов воинов, достойных Имперской Гвардии. И только лишь спустя год после приземления, им удалось улететь. - Вернувшись на Сцинтиллу, я получил в дар вместо нищенской робы, в которой путешествовал, облачение священника. Много моих друзей из Министорума помогли в особо важном для меня событии – услышав из первых уст подтверждения моим подвигам на Даске, иерофанты согласились за чисто символическую цену освятить мой эвисцератор. Этот поход изменил меня, я обрёл истинное понимание себя и чего я желаю в этой жизни, - договорил Цвиг и пригубил бокал амасека.Ныне же он вовсе не был похож на того молодого аристократа. Седина и плеши проели его голову вдоль и поперёк, оставив нетронутыми лишь виски и область под затылком. Старость сказалась и на двух его собеседниках – санкционированном псайкере, лысом худом человеке с вдумчивым миролюбивым взглядом и престарелом и на третьем собеседнике, худощавом и очень высоком человеке с длинными, белыми почти как снег волосами.- Я понимаю, почему вы стали друзьями. На него это очень похоже. Вы ведь знаете как мой дознаватель его нашёл?- Наслышан. После нашего паломничества, пару лет спустя он был миссионером и умудрился выжить при кораблекрушении на диком мире.- Да, Гай был одним из пассажиров и оказался с ним в группе, отправившейся за водой. Мда-а-а, - протянул длинноволосый.- Он, конечно, не промах, но я слышал, что вы и сами его группу отправляли на задания, не предполагающие присутствие совсем неопытных аколитов, верно, Рэвион? – с интересом вопрошал Цвиг.- Да, я помню! – рассмеялся Инквизитор. – Где он только не был. Да и не только он.- Да, не только он, - повторил псайкер за ним.- Да ладно тебе, чего такого-то? – Рэвион отличался быстрым и торопливым говором. – Всего-то пару раз чуть не убили всю группу. В любом случае в первой миссии вы наткнулись на Амацци, а с ним пропасть тяжело.- Меня тогда ещё не было, я присоединился чуть позже, помните? Вы потребовали уничтожить еретический культ на Маре.- Оу! А вот это истории я не слышал! Расскажете, Мордехай? – спросил Цвиг.- Вот эта вот личность, - псайкер ткнул пальцем в Рэвиона. – послала нас в запретный мир вдесятером изничтожать целый культ бога войны.- Вы же справились, - не без улыбки развёл руки Рэвион, откинувшись на офисном кресле.- Нас сбили зенитным огнём последователи Кхорна. Ах да, я же не сказал – мы встретили на орбиту космодесант и убедив копией цифрового приказа Рэвиона, что мы аколиты Инквизиции, попросили помочь.
- Хах! Звучит невероятно! – поразился Цвиг. – Чем же всё кончилось?- Нас чуть не убили на поверхности дважды, а после долгих раздумий, капитан их роты дал приказ на орбитальную бомбардировку мары. - Неожиданно. А что за орден?- Не помню, честно говоря. Кровавые Ангелы что ли? Точно помню, что у них была красная силовая броня и что у капитана был бионический глаз, а сам он был со светлыми волосами. Они утеряли на планете священную реликвию своего ордена. Мы долго убеждали его, что согласно всем данным, планета слишком осквернена порчей Варпа. Самое жуткое было оказаться в одном из тамошних городов. Повсюду ракетно-зенитные комплексы, демоны. Даже несколько космических десантников из предательских легионов. Это было ужасно.- Ну живы же, значит нормально всё. Хотя с Марой, конечно, погорячились, - комментировал Рэвион. – На самом деле. Мне потом Амацци высказал за вас, вы ведь к нему обращались за данными посчёт культа. Ну и назначили расследовать дело его же. Ладно хоть отделался выговором, они ж ни пиктов, ни данных, ни доказательств никаких с Мары не притащили, а мне потом отчитываться перед Конклавом за несанкционированный Экстерминатус.- Ну, технически это был не Экстерминатус, а уничтожение планеты силами Адептус Астартес, - уточнил Мордехай.- Можно подумать это кто-то мог доказать, - усмехнулся Рэвион. – Гаст неплохим был парнем на самом деле – буквально третья миссия, а он накатал подробный отчёт по всей проделанной работе. Это было на этом. Как его. Акрейдж? Да, Акрейдж.- Эйкридж, - поправил священник, добивая алкоголь.- Вот, да, точно.- Так вот, вы говорили что-то о работе с Инквизицией, - напомнил Цвиг.- Ах да, вы же теперь Кардинал сектора, так?- Да, как насчёт послужить Инквизиции в качестве нашего агента внутри Министорума? Гаст был таким парнем до тех пор, пока не стал Инквизитором, после этого стало совершенно нереально совмещать две должности скрытно.- Я даже не знаю, вы просите меня сделать это как друга Гаста?- Мы просим тебя об этом как Инквизиторы.- Ну если уж именем Инквизиции…Глава VI. О реквестах и претензиях- Инквизитор Солдеван Теллас, признаёте ли вы, что призывали в мир демона, с целью заключения нечестивого соглашения?- Только ради установления связи со Звездой-Тираном!- Признаёте, что ответственны в по меньшей мере двух ритуалах жертвоприношений, противоречащих как Культу Империалис, так и всем известным культурам аборигенов Диких Миров в секторе Каликсис и примыкающих секторах?- Только затем, чтобы призвать Демона!- Признаёте ли вы, что поместили в своего аколита, Ганнера другого демона, создав тем образом демонхоста?- Мне были необходимы знания, чтобы совершить вышеуказанные ритуалы!- Это всё, господа присутствующие. Пред лицом Императора и Верховного Совета Конклава Каликсис, я обвиняю этого человека в Ереси и предлагаю присуждение статуса Экскоммуникатэ Трэйторис.- Нет! Вы не посмеете, я делал это ради Человечества, Кабал уже больше тридцати лет бесполезен. Я должен был воспользоваться силой Комуса, чтобы обратить Имматериум на пользу людям! Подумайте! Только с Эмпиреями мы войдём в Золотой Век и вернём Империуму былое величие! – кричал Солдеван.Его оправдания продолжали оглашать зал аудитории и замолк лишь после того как Инквизиторы единогласно продемонстрировали положительный жест в ответ на повторённый Арктусом вопрос о присуждении статуса. Здесь Солдеван не выдержал и, видимо, в отчаяньи пустил психическую волну, разбрасывая по залу присутствующих и их сиденья. Не успел он покинуть трибуну, как один из Инквизиторов, иптиссимус, судя по тому, что произошло далее, метнул ошеломительной силы силовую стрелу, мощью удара, свернув Солдевану шею. В ближайшие минуты две, тело еретика унесли, а порядок был восстановлен. Один единственный член Ордосов отправился в лазарет, ощущая проблемы с давлением, после преступления Солдевана. В следующие два часа, Инквизиторы Глобус Вараак, Райкасс, Гал Отрей, Синай, Ван Вайгенс и Нэйс зачитывали доклады или же высказывали ходатайства, требующие внимания Совета.- Тирантийский Кабал существует далеко не первый год, как вы все знаете. За прошедшие десятилетия удалось собрать не так много данных по расследованию феномена, пусть успехи так или иначе присутствуют. Я бы хотел вынести на обсуждение вопрос разногласий в Кабале. Я объясню – среди нас есть последователи разных течений мысли, как пуритане, так и радикалы. Хотя расследование заметно ускорилось, благодаря привлечению в Кабал Инквизиторов Ордо Скрипторум, всё резко замедляется резко противоположными взглядами подавляющего большинства членов Кабала. Инциденты последних двух лет, которые, как вы помните, также были вынесены на обсуждение, говорят сами за себя. Первые двадцать один год расследование шло своим чередом, но нас стало слишком много. Каждое собрание, учреждаемое Зербэ стало выходить из под контроля, если раньше отдельные из нас могли без страха делиться друг с другом информации и пусть очень медленно, но вместе подходить к разгадке аномалии, теперь же все действует совершенно порознь. Мне пришлось формировать полноценное отделение, в котором мы могли решать вопрос Звезды-Тирана без боязни спутать друг другу планы из недоверия и неприятия чужих взглядов и методов. Вопрос перераспределения кадров я оставлю за Лордами-Инквизиторами, но всё же вынужден просить о переводе в Кабал представителей Ордо Маллеус. После смерти Амацци я остался последним демоноборцем в группе и как Инквизитор я обеспокоен, что в случае выхода ситуации из под контроля, не смогу в одиночку остановить ни демонические вторжения, ни их возможные манипулятивные интриги, касающиеся Комуса, - наконец, договорил Нэйс.- Я лично рассмотрю Ваше ходатайство, Инквизитор Нэйс и соберу данные по последней деятельности Кабала. В ближайший месяц, Ваш запрос будет удовлетворён, - Лорд-Инквизитор Кайден ответил прежде, чем кто-либо успел и опомниться.Вскоре, после ещё одного доклада, Совет был окончен. Пять минут спустя, в Трезубце пересеклись две известные в здешних кругах личности, начавшие обмен любезностями издалека.- Фанатик в халате!- Безумная линчевательница!- Псих одетый робу!- Истеричка в доспехе арбитра!- Сумасшедший послушник!- Ненормальный детектив!- Верный священник.- Защитница правопорядка.- Святой во плоти.- Воплощение порядка.- Моё почтение.- Моё уважение.Двое, наконец, стояли друг напротив друга с невозмутимыми лицами. Взрыв хохота отражался эхом от стен Дворца Инквизиции.- Святой во плоти!? Это что-то новенькое, - Нэйс вытирал накатившие от смеха слёзы.- Истеричка значит, дряхлею с годами, видимо, - смеясь ответила Астрид. – Как твоё ничего?- Ничего, ничего. Жив. Ем, молюсь, люблю.- Не пропадай, сейчас Кабал зависит от тебя куда больше, чем от Антона. Нас стало многовато, как ты верно подметил на Совете.- Куда денусь? Ерунда, Зербэ во всём разберётся. Уверен, он больше всех вместе взятых работает над загадкой Комуса.- Может и так. Как Сила поживает?- Хорошо. На втором месяце.- Так она же…- Ничего, Мордехай её забрал со службы под предлогом нужды Инквизиции в её исключительных способностях.- Не шути с этим, удачи, боец, - работники Ордосов с громким хлопком дали пять друг другу и продолжили идти своими дорогами. Тем временем, в нескольких коридорах от них состоялся совершенно другой разговор.- Это выпады в Вашу сторону, Зербэ. И я надеюсь Вы понимаете, что мне придётся сделать, если данные Нэйса подтвердятся.- Лорд Кайден, я не могу принимать чью-то конкретную сторону в вопросах, касающихся методов служения Императору. Это будет явным предпочтением одного конкретного направления, что нарушит баланс сил в Кабале и лишь усугубит ситуацию.- Это не может быть оправданием. Как главы значительных групп Инквизиторов, мы обязаны время от времени принимать решения, которые будут расшатывать весы то в одну, то в другую сторону.- Это нарушит баланс сил.- До тех пор, пока силы в балансе, никто не может толком и с места сдвинуться, а постоянно меняя перевешивающую сторону, можно сподвигнуть противоположную на более решительные действия.Последующая беседа продолжалась недолго и вскоре Антон Зербэ отправился на одну из лун Сцинтиллы. Кайден же вызвал своего личного адъютанта.- Антуан, отправляйся в Тарсус и найди Инквизитора Нэйса. Я хочу чтобы ты стал моими глазами и ушами, следил за каждым его шагом и видел направленность работы указанного им отделения в частности и Тирантийского Кабала в целом. Я напишу письмо, согласно нему, ты будешь направлен к Нэйсу как помощник от меня лично. Это не будет ложью – я хочу, чтобы ты передавал его запросы напрямую – мы не можем на каждом сборе Ордосов выслушивать обвинения и жалобы в адрес друг друга. Не хватало нам только Эры Раздора в миниатюре, как полвека назад.- Будет исполнено, мой господин!Глава VII. По стопам АмацциАколиты Нэйса вскоре взбежали на крышу крепости Инквизиции, где находилась посадочная площадка с планетарным шаттлом. Иерихон один за другим совершал выстрелы в головы демонам внизу со своего лонг-лаза. Тщетные, ибо те отказывались умирать так просто. Казалось, Несущие Слово наравне с кровожадами заполнили всю местность вокруг форпоста.- Это бесполезно, их слишком много! – прокричал гвардеец товарищам.- Инквизитор Хан, ждём вас у шаттла! – Антуан крикнул по вокс-связи командующему обороной.- Отступайте без нас. Я двигаюсь к Рекклюзии, в живых только семь взводов, отступайте скорее, мы их надолго не задержем!- Он требует уходить, - Антуан повернулся к аколитам.- Мы не можем оставить господина! – с ужасом произнёс Тиммейус.- Скорее враг доберётся сюда, чем мы успеем найти и доставить сюда Нэйса! Ну же, доказательства у нас, надо отсюда убираться!Кирт принял на себя управлением планетарным шаттлом. Прежде чем набрать высоту, шаттл подался вперёд и чуть не упал на землю – умение псайкера было не так хорошо, как Нэйса. Здесь витраж Рекклюзиама разбился, выплюнув далеко в снег окрававленное белое пятно.- Мастер Нэйс! – с ужасом воскликнул Кальтос, прижатый к иллюминатору неудачным манёвром. Через несколько часов шаттл достиг «Рвущего Когти» и скрылся в его недрах.Аколиты с тяжестью приняли смерть своего господина, встретившего ту же судьбу, которую нашёл один из его собственных учителей, мастер Амацци. Как бы то ни было, книга, найденная Киртом была завершающим ключом к расследованию Тирантийского Кабала и вскоре была доставлена в Бастион Серпентис на Лахесисе, Сцинтиллианской луне. Кстати, предшествовавшая тому атака флота космодесанта Хаоса окончилась полным провалом, благодаря Старшему Астропату Сяо, принявшему сигнал бедствия, как только осада Сеферис Секундус началась. Массивный отряд штурмовиков Инквизиции с флотом был направлен а район планеты, однако ни рядом, ни на самой планете не осталось и следов порчи Хаоса и присутствия Губительных Сил, кроме учинённых разрушений. Тела всех трёх Инквизиторов были найдены и не без труда опознаны. Аколитам было позволено исполнить последнюю волю своего господина и те отправились на Маккабеус Квинтус, как раз в преддверии Дня Сожжения Грехов. Поредевшее отделение Нэйса как никогда близко подошло к тайне Комуса – Силы Хаоса никогда не являлись первостепенной причиной его возникновение. Действия Несущих Слово и данные об апостоле Ниотте, из дневника сотрудника Ордо Еретикус, подтвердили теорию о том, что еретики ищут информацию о культе Звезды-Тирана. Благодаря расшифровке свитка и фолианта, найденных в крипте культа, удалось узнать следующее место появления Чёрного Солнца и как нарушить ритуал его призыва. Глава VIII. ЭпилогОчередь подошла к концу и гроб просто поставили рядом с костром. Каллиграфическим почерком на нём было выгравировано имя. Гастон Нэйс. Сила подошла к одному из местных Экклезиархов со списком прегрешений Инквизитора, начатый им ещё в бытности аколитом, но свиток из протянутой руки перехватил вышедший из толпы мужчина. Псайкер санкционат, крепко сжимавший психосиловой посох и закутанный в плащ. В одно мгновение он призвал пламя в руку со свитком, сожгя его. С яростным криком Сила сорвала со своего плеча болтер. Аколиты же тоже повыхватывали оружие, но Рабаллий перекрыл линию огня Иерихона, а Цвиг держал конец острия эвисцератора у горла Никодима, Кальт же положил ладонь на руку Сила, но это и не требовалось – единовременно псайкер вытянул откуда-то Инсигнию, которая смотрела прямо в ствол болтера Сестры Битвы.- Именем Инквизиции, я аннулирую этот лист, как потенциально вредящий интересам Империума! – произнёс псайкер и поправил пальцами очки.Теперь уже с криком отчаянья, Сила упала на колени и залилась слезами. Аколиты поопускали оружие, Цвиг отошёл к Сороритке и присел, приобнимая её за плечо.- Вы, я так понимаю, Сила, да? – поинтересовался псайкер. – Гаст много о вас рассказывал. Никто не сомневался в его раскаянии за свои дурные поступки. Властью, данной мне Богом-Императором, я прощаю ему грехи, совершённые на службе Инквизиции.Плач женщины стал тише, растерянные соратники не знали что делать.- Меня зовут Мордехай. Мы с Гастом работали в одной ячейке аколитов под руководством интеррогатора Гая, а позднее под личным надзором Инквизитора Рэвиона. Возможно он рассказывал обо мне. Теперь уже в любом случае сжигать его не надо, - Мордехай указал на гроб.- Никодим, - обратился он к адепту Администратума. – Ты – дознаватель. От библиотекаря Сибеллуса ты прошёл извилистый путь сомнений и опасностей, но ты доказал господину не только исключительное холоднокровие перед лицом смерти, но и умение скреплять группу из разных людей в отряд с единой целью. Так говорил твой господин.Цвиг поднялся и уже начал уходить, когда громкое приветствие из толпы заставило Силу и аколитов обернуться.- Привет! Вот вы где! – Кричал Антуан и как-то стих, увидев гроб. – Я принёс сообщение от Инквизитора Кайдена – Вы становитесь одной из его доверенных ячеек аколитов. Никодим, твои ожидания оправдались, тебя отправляют на Титан.- А где Мордехай, - вдруг опомнился Ник.- Кто?- Инквизитор, друг мастера Нэйса.Тем временем, где-то в соседнем квартале два старых друга Гастона направлялись в космопорт, обсуждая дальнейшие планы.- Я слышал, ты поднялся на пост Кардинала, после смерти Игнатио.- Да, благо удалось вырваться и взять Силу с собой. Слушай, как тебя? Ещё раз? Мордехай?- Да. Тебя же Цвиг зовут?- Цвиг! – Кардинал сектора Каликсис протянул руку. – Каноптекус фон Хельцвиг, если полным именем.- Рэвион, если ты его помнишь, приглашает тебя на аудиенцию, на Ресхии.- Ты хотел сказать Решии?- Наверное да – никогда не был силён в Высоком Готике.- Цель разговора?- Вспомнить былые времена и поговорить о сотрудничестве с Инквизицией. Что скажешь?- Мы просим только служить!Авторство: Александр Пожарский.Специально для художественно-литературного конкурса Blood Soul.В заключение: Что ж, я до последнего не был уверен, что этот маленький фанфик зайдёт так далеко и тем более, что в дедлайн мне удастся сходу написать четыре главы, но это оказалось возможным. Рассказ написан по мотивам бэкграунда, взятого из первой редакции правил Дарк Хереси. Все названия миров и т.п. взяты из сего руллбука, многие персонажи – аналогично. Целью рассказа было показать мельком важность взаимного доверия, долга и смирения, которое порой является единственным выходом из лабиринта обстоятельств судьбы. События и настоящий момент, указанные и описанные в руллбуке, на конец произведения происходят 40 лет назад. Как вы заметили, хронология глав сильно нарушена, чтобы поэтапно подвести читателю к финалу, с которого это произведение началось. Так что ниже я укажу верную хронологию и примерные даты.V. Глава(середина) – наши дни.VI. Глава – 37,5 лет спустя.IV. Глава – 38 лет спустя.II. Глава – 39,5 лет спустя.III. Глава – 40 лет спустя.VII. Глава – 40 лет спустя.I. Глава – 40 лет спустя.VIII. Глава – 40 лет спустя.V. Глава(начало и конец) – 40 лет спустя. Также я хотел бы поблагодарить людей, без которых этого рассказа бы не было:Дмитрий Бурхацкий, наш ГМ. Мужик, без тебя не было бы Рэвиона, Гая и всей нашей пати, не было бы кхорнитов с зенитным и снайперским огнём и по-настоящему весёлой игры.Дима, который был Мордехаем, за единственного адекватного человека в тиме, без которого мы не пережили бы и половины всего ада, через который прошли.Всех остальных ребят нашей тимы, чьи персонажи, к сожалению, тупо не успели попасть сюда из-за дедлайна.Персональное спасибо Габриелю Ангелосу, без которого мы бы ни за что не уничтожили бы культ Кхорнитов на Маре.Дитель, за мотивацию и воодушевление.Никита Лукин, который вовремя меня пнул в первый раз, показав конкурс и второй раз, когда я про него успел забыть.

Приложенные файлы

  • docx 18279871
    Размер файла: 54 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий