Rekomendazii_po_diagnostike_i_lecheniyu_hronich


НАЦИОНАЛЬНЫЕ РЕКОМЕНДАЦИИХРОНИЧЕСКАЯ БОЛЕЗНЬ ПОЧЕК: ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ОПРЕДЕЛЕНИЕ, ДИАГНОСТИКА, СКРИНИНИГ, ПОДХОДЫ К ПРОФИЛАКТИКЕ И ЛЕЧЕНИЮ
Рабочая группа членов правленияНаучного Общества Нефрологов России.
Руководитель группы:
А.В.Смирнов (Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им.акад. И.П. Павлова)
Члены группы:
Е.М. Шилов (Первый Московский медицинский университет им. И. М. Сеченова)
И.Н. Бобкова (Первый Московский медицинский университет им. И. М. Сеченова)
М.В. Швецов (Первый Московский медицинский университет им. И. М. Сеченова)
В.А. Добронравов (Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им.акад. И.П. Павлова)
И.Г. Каюков (Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова)
А.М. Шутов (Ульяновский государственный медицинский университет)
Введение
На рубеже XX и XXI веков мировое сообщество столкнулось с глобальной проблемой, имеющей не только медицинское, но и огромное социально-экономическое значение – пандемией хронических болезней, которые ежегодно уносят миллионы жизней, приводят к тяжелым осложнениям, связанным с потерей трудоспособности и необходимостью высокозатратного лечения.
Патология почек среди хронических неинфекционных болезней занимает важное место из-за значительной распространенности, резкого снижения качества жизни, высокой смертности и приводит к необходимости применения дорогостоящих методов заместительной терапии в терминальной стадии – диализа и пересадки почки.
В то же время, развитие медицинской науки и фармакологии в конце XX века заложило основы для разработки ряда высокоэффективных и сравнительно дешевых подходов к профилактике, позволяющих существенно замедлить прогрессирование хронических заболеваний почек, снизить риск развития осложнений и затраты на лечение. Такие подходы оказались применимы к подавляющему большинству пациентов с почечной патологией, независимо от ее причины.
Данные обстоятельства требуют от систем здравоохранения принципиально новой стратегии в отношении дефиниции и стратификации тяжести хронической почечной патологии. Вместе с тем, в медицине (в том числе отечественной) до последнего времени отсутствовали не только общепринятые рубрикации различных стадий прогрессирования патологического процесса в почках, приводящего к тем или иным нарушениям их функции, но и универсальная терминология. Назрела необходимость выработки простых критериев и универсальной классификации, позволяющих оценивать степень дисфункции почек, прогноз и четко планировать те или иные лечебные воздействия [Смирнов А.В. и соавт., 2002; Смирнов А.В. и соавт., 2004].Общепризнанная трактовка тяжести поражения почек необходима также для решения медико-социальных и медико-экономических проблем. Только на основе универсальных подходов и единой терминологии можно проводить адекватную оценку заболеваемости и распространенности, составлять соответствующие региональные и национальные регистры пациентов и на этой основе рассчитывать потребность в соответствующих методах лечения, а также планировать необходимые финансовые затраты.
Исторически первая попытка решения этих проблем была инициирована в начале XXI столетия Национальным Почечным Фондом США (National Kidney Foundation - NKF). Проведенный анализ многочисленных публикаций по вопросам диагностики и лечения заболеваний почек, прогностической роли ряда показателей, терминологических понятий лег в основу концепции хронической болезни почек (ХБП - chronic kidney disease - CKD) [National Kidney Foundation KD: Clinical practice guidelines for chronic Kidney disease: Evaluation, classification and stratification. Am J Kidney Dis 2002;39 [Suppl 1]: S1-S266]. В дальнейшем в разработке данной модели принимали участие эксперты Европейской Почечной Ассоциации – Европейской Ассоциации Диализа и Трансплантации (ERA-EDTA) [European Best Practice…., 2002] и KDIGO (Kidney Disease: Improving Global Outcomes) [Levey AS и соавт., 2005; Levey AS и соавт., 2010].К настоящему времени понятие и классификация ХБП получила мировое признание. Проблему ХБП, начиная с 2003 г. неоднократно обсуждали на различных форумах отечественных нефрологов, в связи с чем, Пленум Правления Научного Общества Нефрологов России (Москва, 17-18 октября 2007 г), детально проанализировав данную проблему, счел необходимым разработку соответствующих Национальных Рекомендаций.
Раздел I. Хроническая болезнь почек, как важная медицинская и социальная проблема
Рекомендация 1.1
Внедрение концепции ХБП в практическую работу системы национального здравоохранения следует рассматривать как важный стратегический подход к снижению общей и сердечно-сосудистой смертности, увеличению продолжительности жизни населения, а также к снижению расходов на госпитальное лечение осложнений дисфункции почек и проведение заместительной почечной терапии.
Комментарий
Распространенность ХБП сопоставима с такими социально значимыми заболеваниями, как эссенциальная гипертензия и сахарный диабет. В среднем, признаки повреждения почек или умеренное/выраженное снижение скорости клубочковой фильтрации ожидаются у каждого десятого в общей популяции. При этом сопоставимые цифры были получены как в индустриальных странах с высоким уровнем жизни, так и в развивающихся странах со средним и низким доходом населения.
Результаты проведенных популяционных эпидемиологических исследований ХБП в России показали, что описываемые проблемы стоят перед отечественной нефрологией не менее остро, чем в развитых странах Европы, Азии и Америки, а распространенность как ранних, так и развернутых стадий достаточно высока (Смирнов А.В. и соавт., 2004 Добронравов В.А. и соавт., 2004; Бикбов Б.Т., Томилина Н.А., 2009; Швецов М.Ю. и соавт., 2011). Эти данные заставляют пересмотреть «традиционную» точку зрения на нефрологию, как узкоспециализированную область внутренней медицины.
Несмотря на то, что почечная смертность относительно низка за счет развитых технологий ЗПТ, ХБП является существенным фактором депопуляции за счет ее влияния на кардиоваскулярные события. Снижение функции почек необходимо рассматривать в качестве причины ускоренного развития изменений сердечно-сосудистой системы, что, по-видимому, объясняется теми метаболическими и гемодинамическими сдвигами, которые сопутствуют развитию почечной дисфункции и которые обеспечивают в такой ситуации формирование нетрадиционных факторов риска: альбуминурия/протеинурия, системное воспаление, оксидативный стресс, анемия, гипергомоцистеинемия и др. [Смирнов А.В. и соавт., 2005]. Взаимоотношения дисфункции почек и изменений сердечно-сосудистой системы носят многогранный характер и выстраиваются по типу обратной связи. В этом контексте, с одной стороны, почка может выступать как орган-мишень для действия большинства известных факторов, связанных с сердечно-сосудистыми изменениями; с другой – активно вмешиваться в формирование системных метаболических и сосудистых патологических процессов, являясь активным генератором и традиционных, и нетрадиционных факторов риска. Представления о заимообусловленности патологических процессов в сердечно-сосудистой системе и почках, двунаправленность действия факторов риска, клиническая предсказуемость конечных результатов такого сочетания, с одной стороны, позволяет представлять данные взаимоотношения как непрерывную цепь событий, составляющих кардио-ренальный континуум. С другой - открывает дополнительные перспективы первичной и вторичной профилактики не только сердечно-сосудистых заболеваний, но и ХБП. [Смирнов А.В. и соавт., 2005]
Нефрология является весьма затратной отраслью здравоохранения [Смирнов А.В. и соавт., 2006; Бикбов Б.Т., Томилина Н.А, 2009; Schiepati A, Remuzzi G., 2005; Xue J.L. и соавт., 2001; Bommer J., 2002], что, в основном, связано с высокой стоимостью проведения ЗПТ – диализа и трансплантации почки. По некоторым оценкам во всем мире на программы диализа в начале 2000-х годов ежегодно уходило 70-75 миллиардов $. [Xue J.L. и соавт., 2001]. Так, расходная часть бюджета системы Medicare, направляемая на обеспечение ЗПТ достигает 5%, тогда как доля этих пациентов составляет всего 0,7% от общего числа больных, охваченных данной системой [U.S. Renal Data System…2004].В России по данным Регистра Российского диализного общества в 2007 году различные виды заместительной почечной терапии получали более 20 000 человек, ежегодный прирост числа этих больных в среднем составляет 10,5%. В России средний возраст больных, получающих заместительную почечную терапию, составляет 47 лет, то есть в значительной мере страдает молодая, трудоспособная часть населения. На сегодняшний день, несмотря на определенный прогресс в развитии заместительной почечной терапии в России в течение последних 10 лет, обеспеченность населения РФ этими видами лечения остается в 2,5-7 раз ниже, чем в странах Евросоюза, в 12 раз ниже, чем в США [Бикбов Б.Т., Томилина Н.А., 2009], при сопоставимых затратах.Таким образом, двойное значение почечной патологии – медицинское и экономическое [Remuzzi G. и соавт., 2004; de Portu S. и соавт., 2011]- делает необходимым разработку и широкое применение в практике здравоохранения профилактических подходов (ренопротекции) в рамках концепции ХБП.
Раздел II. Определение, критерии диагноза и классификация хронической болезни почек
Рекомендация 2.1
Под ХБП следует понимать наличие любых маркеров повреждения почек, персистирующих в течение более трех месяцев вне зависимости от нозологического диагноза.
Комментарий
Под маркерами повреждения почек следует понимать любые изменения, выявляющиеся при клинико-лабораторном обследовании, которые связаны с наличием патологического процесса в почечной ткани (табл. 1).
Таблица 1
Основные маркеры повреждения почек, позволяющие предполагать наличие хронической болезни почек.
Маркер Замечания
Альбуминурия/протеинурия Стойкое повышение экскреции альбумина с мочой более 10 мг/сут (10 мг альбумина/г креатинина) – см. рекомендацию
Стойкие изменения в осадке мочи эритроцитурия (гематурия), цилиндрурия, лейкоцитурия (пиурия),
Изменения почек при визуализирующих методах исследования Аномалии развития почек, кисты, гидронефроз, изменение размеров почек и др.
Изменения состава крови и мочи изменения сывороточной и мочевой концентрации электролитов, нарушения КОС и др.(В том числе, характерные для «синдрома канальцевой дисфункции» (синдром Фанкони, почечные тубулярные ацидозы, синдромы Барттера, и Гительмана, нефрогенный несахарный диабет и др.)
Стойкое снижение скорости клубочковой фильтрации менее 60 мл/мин/1,73 кв.мПри отсутствии других маркеров повреждения почек (см. рекомендацию )Патоморфологические изменения в ткани почек, выявленные при прижизненной нефробиопсииДолжны приниматься во внимания, изменения, несомненно, указывающие на «хронизацию» процесса (склеротические изменения почек,изменения мембран и др.)
3-х месячное ограничение (критерий «стойкости») в качестве временного параметра определения ХБП было выбрано потому, что в данные сроки острые варианты развития дисфункции почек, как правило, завершаются выздоровлением или приводят к очевидным клинико-морфологическим признакам хронизации процесса.
ХБП – понятие наднозологическое, и в тоже время не является формальным объединением хронических повреждений почек различной природы. Причины выделения этого понятия базируются на единстве основных патогенетических механизмов прогрессирования патологического процесса в почках, общности многих факторов риска развития и прогрессирования заболевания при повреждениях органа разной этиологии и вытекающих отсюда способов первичной и вторичной профилактики.
Рекомендация 2.2
Диагноз ХБП следует устанавливать на основании следующих критериев:
наличие любых клинических маркеров повреждения почек, подтвержденных с интервалом не менее 3 месяцев;
любые маркеры необратимых структурных изменений органа, выявленные однократно при прижизненном морфологическом исследовании органа или при его визуализации;
снижение скорости клубочковой фильтрации (СКФ) < 60 мл/мин/1,73 кв.м в течение трех и более месяцев, вне зависимости от наличия других признаков повреждения почек.
Комментарий
Диагностика ХБП может базироваться на выявлении любых морфологических и клинических маркёров почечного повреждения в зависимости от клинической ситуации. Для постановки диагноза ХБП целесообразно руководствоваться следующим алгоритмом (рис. 1).

Рисунок 1. Алгоритм диагностики ХБП.
В соответствии с определением для диагностики ХБП необходимо подтверждение наличия маркеров повреждения почеек, как минимум, с 3-месячным интервалом. Такой же интервал необходим для подтверждения снижения уровня СКФ<60 мл/мин, в том случае, если СКФ<60 мл/мин выступает в роли единственного маркера ХБП. Для диагностики ХБП может оказаться достаточным однократного исследования, если оно недвусмысленно указывает на необратимые структурные изменения органа (данные визуализирующих инструментальных методов или прижизненного морфологического исследования).
Рекомендация 2.3
Для оценки СКФ в широкой (амбулаторной) клинической практике следует применять значения этого показателя, полученные на основании расчетных формул (рСКФ), включающих пол возраст, пациента и концентрацию креатинина в сыворотке крови; клиренсовые методы при необходимости точного определения СКФ у конкретного пациента целесообразно использовать в условиях стационара.
Рекомендация 2.3.1
Недопустимо использование только концентрации креатинина в сыворотке крови с целью оценки функции почек; у больных ХБП каждое определение концентрации креатинина в сыворотке крови или указание на него в медицинской документации должно сопровождаться расчетом СКФ.
Комментарий
Несмотря на то, что «золотым стандартом» измерения СКФ, по-прежнему, остаются трудоемкие клиренсовые методики с введением экзогенного гломерулотропного тест-агента для широкой практической работы вполне могут быть использованы и весьма простые способы расчета клиренса креатинина или СКФ, позволяющие обходиться только измерениями сывороточных показателей без сбора суточной мочи. Допустимым считается применение формул Cockroft DW, Gault MH [1976], MDRD (Modification of Diet in Renal Disease) [Levey AS и соавт., 1999] [Levey AS и соавт., 2000], широко применяемым на практике. Однако, по мере накопления данных, возникли серьезные сомнения в отношении точности MDRD-способов оценки СКФ. В основном, возражения против этих методов сводятся к тому, что они занижают истинные значения СКФ, особенно при высоких значениях данного параметра [Ibrahim S и соавт., 2008; Ma YC и соавт., 2006; Hallan S и соавт., 2004]. В свою очередь, это приводит к гипердиагностике ХБП и степени дисфункции почек. Кроме того, уравнения MDRD, получены при обследовании популяции Северной Америки, возможно, поэтому они довольно плохо приложимы к представителям других рас или этносов [Matsuo S. и соавт., 2009], что актуально для моногонационального населения РФ.
Все это стало стимулом для создания новых подходов к определению рСКФ. Одним из них стал метод CKD-EPI (табл. 2) [Levey A.S. и соавт., 2009]. По имеющимся сведениям оценки СКФ, произведенные с помощью CKD-EPI лучше соотносятся с данными, полученными референтными способами. В частности, они приводят к гипердиагностике 3-6й стадии ХБП [Delanaye P и соавт., 2010]. Кроме того, результаты исследований, выполненных в Научно-исследовательском институте нефрологии, показали, что стратификация стадий ХБП на основе CKD-EPI метода оценки СКФ очень близко совпадает с данными, полученными с помощью референтного метода с плазматическим клиренсом 99mTc-ДТПА (Каюков И.Г. и соавт, 2011).
Полученные данные позволяют рекомендовать CKD-EPI метод оценки рСКФ как наиболее пригодный в амбулаторной клинической практике в настоящее время.
Таблица 2
Уравнения CKD-EPI, 2009 г, модификация 2011 г.
Раса Пол Креатинин крови,мг/100 мл Формула
Чернокожие Женский ≤0.7 167*(0.993)Age*Cr/0.7)-0.328Чернокожие Женский >0.7 167*(0.993)Age*Cr/0.7)-1.21Чернокожие Мужской ≤0.9 164*(0.993)Age*Cr/0.9)-0.412Чернокожие Мужской >0.9 164*(0.993)Age*Cr/0.9)-1.21Азиаты Женский ≤0.7 151*(0.993)Age*Cr/0.7)-0.328Азиаты Женский >0.7 151*(0.993)Age*Cr/0.7)-1.21Азиаты Мужской ≤0.9 149*(0.993)Age*Cr/0.9)-0.412Азиаты Мужской >0.9 149*(0.993)Age*Cr/0.9)-1.21Испаноамериканцы и индейцы Женский ≤0.7 145*(0.993)Age*Cr/0.7)-0.328Испаноамериканцы и индейцы Женский >0.7 145*(0.993)Age*Cr/0.7)-1.21Испаноамериканцы и индейцы Мужской ≤0.9 143*(0.993)Age*Cr/0.9)-0.412Испаноамериканцы и индейцы Мужской >0.9 143*(0.993)Age*Cr/0.7)-1.21Белые и остальные Женский ≤0.7 144*(0.993)Age*Cr/0.7)-0.328Белые и остальные Женский >0.7 144*(0.993)Age*Cr/0.7)-1.21Белые и остальные Мужской ≤0.9 141*(0.993)Age*Cr/0.9)-0.412Белые и остальные Мужской >0.9 141*(0.993)Age*Cr/0.9)-1.21К ситуациям, в которых использование расчетных методов оценки СКФ не приемлемо:
нестандартные размеры тела; (пациенты с ампутацией конечностей)
выраженные истощение и ожирение (ИМТ<15 и >40 кг/м2);
беременность;
заболевания скелетной мускулатуры (миодистрофии);
параплегия и квадриплегия;
вегетарианская диета;
быстрое снижение функции почек (острый и быстропрогрессирующий нефритические синдромы);
перед назначением нефротоксичных препаратов;
при решении вопроса о начале заместительной почечной терапии;
больные с почечным трансплантатом.
При таких обстоятельствах необходимо воспользоваться, как минимум, стандартным измерением клиренса эндогенного креатинина (проба Реберга-Тареева) или другими клиренсовыми методами (обычно, плазматическими или почечными клиренсами комплексонов или рентгеновских контрастов).
Формулы MDRD, Коккрофта-Гальта, CKD-EPI, MCQ не применимы у детей.
Рекомендация 2.4
У каждого больного с ХБП следует выполнять исследование уровня альбуминурии/протеинурии, поскольку этот показатель имеет важное значение для диагностики ХБП, оценки прогноза ее течения, риска сердечно- сосудистых осложнений, а также выбора тактики лечения.
Рекомендация 2.4.1
Для оценки альбуминурии/протеинурии следует определять ее уровень в суточной моче или отношение альбумин/креатинин или общий белок/креатинин в разовой, предпочтительно утренней, порции мочи.
Рекомендация 2.4.2
Исследование экскреции альбумина с мочой следует проводить при уровне протеинурии <0.5 г/сутки (или ее эквивалента по определению отношения общий белок/креатинин)
Комментарий
Имеющиеся в настоящее время данные позволяют утверждать, что скрининг/диагностика ХБП только на базе рСКФ не может быть определен как клинически и экономически эффективная стратегия предупреждения развития терминальной почечной недостаточности (ТПН) и сердечно-сосудистых заболеваний. Одновременная оценка двух основных показателей – СКФ и альбуминурии/протеинурии - занимает центральное место в первичной диагностике ХБП также и потому, что эти показатели используются для определения прогноза, контроля течения и/или темпов прогрессирования на фоне терапии.
Следует иметь в виду, что для ранних (1-2) стадий ХБП характерно бессимптомное течение, а явные клинические симптомы, также как и изменения картины органа при его визуализации, как правило, указывают на далеко зашедший процесс. В клинической практике при отсутствии любых других признаков хронического повреждения почек СКФ повышенный уровень альбуминурии может быть единственным показателем, позволяющими подтвердить наличие субклинического течения ХБП. В особенности это касается медленно развивающихся почечных процессов, таких как сосудистые поражения почек в результате артериальной гипертензии и диабета и является принципиально важным для осуществления мер по вторичной профилактике сердечно-сосудистых осложнений и прогрессирования ХБП.
Альбуминурия/протеинурия в концепции ХБП-K/DOQI рассматривается как маркер ренальной дисфункции. Однако, физиологическое и клиническое значение этого показателя, конечно же, является более широким. Данный признак отражает, по крайней мере, следующие патофизиологические сдвиги:
повышение проницаемости клеточных мембран (размер-селективность, заряд-селективность);
изменения транспортных процессов в проксимальных канальцах;
повышение гемодинамической нагрузки на клубочек;
наличие системной и ренальной эндотелиальной дисфункции;
выраженность склерозирования гломерул и фиброзирования интерстиция почек, вследствие нарушений процессов транспорта белка в клубочках и канальцах с последующей активацией экспрессии профибротических цитокинов.
Учитывая все это, альбуминурию можно и нужно считать кардинальной интегральной характеристикой ХБП, а не только ее «маркером» [Смирнов А.В. и соавт.,2010].
Тем не менее, при использовании альбуминурии для диагностики и классификации ХБП существенным и пока дискутируемым моментом остается граница «нормальности» этого показателя [Levey A.S. и соавт., 2005; Levey A.S. и соавт., 2010; Смирнов А.В. и соавт., 2008; Смирнов А.В. и соавт., 2010].
Длительное время, «нормальным» уровнем альбуминурии считали мочевую экскреция альбумина <30 мг/сут. В «Рекомендациях Научно-исследовательского института нефрологии…» в качестве нижней границы был предложен уровень мочевой экскреции альбумина 15 мг/г (15 мг/сут) [Смирнов А.В. и соавт., 2008]. Однако накопленные в настоящее время сведения делают более обоснованной нижнюю границу нормы экскреции альбумина почками 10 мг/сут (или 10 мг альбумина/г креатинина), поскольку уровень экскреции альбумина с мочой в диапазоне 10-29 мг/сут отчетливо ассоциируются с повышением рисков общей и сердечно-сосудистой смертности [Schmieder R.E. и соавт., 2007; Klausen KP и соавт., 2005; Brantsma AH и соавт., 2005; Forman J.P., Brenner B.M., 2005, Levey A.S. и соавт., 2010].Проблема градации альбуминурии/протеинурии стала предметом дискуссии на последней Лондонской конференции KDIGO были оставлены текущие градации выраженности альбуминурии («стадии альбуминурии») – <30 мг альбумина/г креатинина, 30 -299 мг/г, >300 мг/г. Вместо традиционной терминологии «нормоальбуминурия- микроальбуминурия-макроальбуминурия/протеинурия» для описания градаций мочевой экскреции альбумина (МЭА) предложено использовать определения «оптимальный» (<10 мг/г), «высоконормальный» (10-29 мг/г), «высокий» (30-299 мг/г), «очень высокий» (300-1999 мг/г) и «нефротический» (>2000 мг/г). Использование терминов «нормоальбуминурия», «макроальбуминурия», «микоальбуминурия» в настоящее время представляется нежелательным. [Levey A.S. и соавт., 2010].
Рекомендация 2.5
В практической работе ХБП следует разделять на стадии в зависимости от значений скорости клубочковой фильтрации.
Комментарий
Суммарный анализ многочисленных публикаций, частично цитированных выше, показал, что почечный и кардиоваскулярный прогноз существенно зависит от величины СКФ. Поэтому уже в первом варианте классификации ХБП было предложено разделять ее на пять стадий [National Kidney Foundation KD: … 2002].
Этот основной принцип стратификации тяжести данного состояния сохраняется до настоящего времени. С другой стороны накопление новых данных заставило несколько его модифицировать. Прежде всего, это касается третьей стадии ХБП.
Такое разделение целесообразно, поскольку почечный и сердечно-сосудистый прогнозы не одинаковы в группах лиц с ХБП 3 ст. с СКФ от 59 до 45 мл/мин/1,73 м2 и от 44 до 30 мл/мин/1,73 м2. Если в подгруппе лиц с СКФ от 59 до 45 мл/мин/1,73 м2 весьма высоки сердечно-сосудистые риски при умеренных темпах прогрессирования ХБП, то у пациентов с градацией СКФ в пределах от 44 до 30 мл/мин/1,73 м2 риск развития ТПН оказывается выше, чем риск летальных сердечно-сосудистых осложнений [Levey AS и соавт., 2005; Go AS и соавт., 2004; Glynn LG и соавт., 2007; Levey AS и соавт., 2010].Целесообразность градации 3 стадии ХБП на две подстадии (3а и 3б) была обоснована в «Рекомендациях Научно-исследовательского института нефрологии Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. акад. И.П. Павлова: определение, классификация, диагностика и основные направления профилактики хронической болезни почек у взрослых», опубликованных в 2008 г. [Смирнов А.В. и соавт., 2008].
Позже необходимость такого подхода была поддержана другими отечественными специалистами [Швецов М.Ю. и соавт., 2011]. Кроме того, на представительной конференции в октябре 2009 г. в Лондоне эксперты KDIGO также пришли к консенсусу по этому вопросу. Поэтому в настоящее время следует рекомендовать следующую стратификацию тяжести ХБП по уровню СКФ (табл. 3).
Таблица 3
Стратификация стадий ХБП по уровню СКФ
Обозначение Характеристика функции почек Уровень СКФ
С1Высокая и оптимальная >90
С2Незначительно сниженная 60-89
С3а Умеренно сниженная 45-59
С3б Существенно сниженная 30-44
С4Резко сниженная 15-29
С5 Терминальная почечная недостаточность <15
Рекомендация 2.6
Каждую стадию ХБП следует индексировать в зависимости от выраженности альбуминурии/протеинурии; для случаев заместительной почечной терапии следует указывать ее вид – диализ (Д) и трансплантация (Т).
Комментарий
Имеющиеся к настоящему времени данные, включая и метаанализ более 1.5 миллионов наблюдений [Levey A.S. и соавт., 2010, 2011] определенно указывает, что риски общей и сердечно-сосудистой смертности, развития ТПН, острого повреждения почек и прогрессирования ХБП существенно отличаются в зависимости от уровня мочевой экскреции альбумина в любом диапазоне СКФ.
Градации альбуминурии/протеинурии, представленные в табл. 4, представляют собой модификацию стратификации стадий МЭА, предложенную KDIGO [Levey A.S. и соавт., 2010].
Таблица 4
Стадии альбуминурии/протеинурии
Стадии альбуминурии, описание и границы (альбумин, мг/креатинин, г) A0 Оптимальная <10 А1Повышенная 10-29 А2Высокая 30-299 А3 Очень высокая 300-1999 А3 Нефротическая ≥2000 Очевидно, что у больных получающих лечение постоянным гемодиализом или перитонеальным диализом, необходимость в индексации альбумурии/протеиурии отпадает.
Рекомендация 2.7
В любом случае ХБП следует стремиться к идентификации конкретной этиологической причины (или причин) развития повреждения почек (нозологии). В исключительных случаях диагноз ХБП может быть установлен без детализации (диагностики) ее причины или до проведения окончательной диагностики, или когда диагноз почечного заболевания не удается установить, несмотря на тщательно проведенное обследование.
Рекомендация 2.7.1
В медицинской документации на первом месте следует указывать нозологический диагноз и основные проявления заболевания; термин ХБП с указанием стадии по СКФ, индекса альбуминурии/протеинурии и вид ЗПТ следует отмечать после описания нозологической формы.
Комментарий
Следует подчеркнуть, что понятие ХБП, в первую очередь, направлено на необходимость выявления факта персистирующего повреждения почек и оценки их глобальной функции. В то же время, оно, ни в коей мере, не отменяет этиологического подхода к диагностике и терапии конкретного заболевания почек.
Более того, в последних предложениях KDIGO вновь подчеркнута необходимость установления нозологического диагноза и включение первичной патологии почек в концепцию ХБП [Levey AS и соавт., 2010], что соответствует традициям отечественной медицины. С другой стороны, при временной неопределенности конкретных причин повреждения почек или отсутствия возможности/необходимости установить этиологический диагноз, употребление термина «ХБП» с уточнением стадии позволяет определить подходы к оценке прогноза и объему лечебных мероприятий [Levey AS и соавт., 2005].
Термин ХБП должен указываться в диагнозе после описания нозологической формы и проявлений основного почечного заболевания. Примеры формулировки диагноза:
Аномалия развития почек: частичное удвоение лоханки правой почки. ХБП С1А0
Сахарный диабет тип 2. Диабетическая нефропатия. ХБП С2А2
Гипертоническая болезнь III ст. Риск 4*. Гипертензионный нефросклероз. ХБП С3аА1
Фокально-сегментарный гломерулосклероз. Нефротический синдром. ХБП С3аА3
IgA-нефропатия. Изолированный мочевой синдром. ХБП С1А3.
Мембранопролиферативный гломерулонефрит. ХБП 5Д (постоянный гемодиализ с 12.05.2010).
Аллотрансплантация почки от родственного донора от 18.04.2010. ХБП С3аА3Т.
* Для определения риска см. рекомендацию 4.3*
Следует отметить, что соответствующие изменения были внесены в МКБ-10, в которой устаревший термин «хроническая почечная недостаточность» был заменен на термин «хроническая болезнь почек» (код N18). Коды N18.1-N18.5 следует использовать для обозначения стадий ХБП (таблица 5).
Таблица 5
Соответствие стадий ХБП кодировке МКБ-10 (с изменениями от октября 2007 г.) *(http://www.who.int/classifications/icd/ICD-10%20Updates%202007.pdf)
стадии ХБП Код МКБ-10 (с поправками от октября 2007 г.)** Описание МКБ-10
С1N18.1 ХБП 1 стадии, повреждение почек с нормальной или повышенной СКФ (>90 мл/мин)С2N18.2 ХБП 2 стадии, повреждение почек с незначительно сниженной СКФ (60-89 мл/мин)С3а N18.3 ХБП 3 стадии, повреждение почек с умеренно сниженной СКФ (30-59 мл/мин)С3б С4N18.4 ХБП 4 стадии, повреждение почек с выраженным снижением СКФ (15-29 мл/мин) С5 N18.5 ХБП 5 стадии, хроническая уремия, терминальная стадия заболевания почек (включая случаи ЗПТ (диализ и трансплантацию)) * - для обозначения этиологии ХБП следует использовать соответствующие коды заболеваний**- кодом N18.9 обозначаются случаи ХБП с неуточненной стадией
Раздел III. Скрининг и мониторинг хронической болезни почек
Рекомендация 3.1
Под скринингом ХБП следует понимать раннюю диагностику как самой ХБП, так и факторов риска (ФР) ее развития.
Комментарий
Cущественное влияние на развитие и прогрессирование хронических заболеваний почек в той или иной популяции может оказать целый ряд факторов. К ним относятся распространенность некоторых инфекций, прием ряда лекарственных препаратов, алкоголь и курение, состояние окружающей среды, климат, характер и традиции питания, генетические особенности популяции и др. [Смирнов А.В. и соавт., 2002; Смирнов А.В. и соавт., 2004; Мухин Н.А. и соавт., 2004; Hsu C-Y и соавт., 2003; McClellan W.M. и соавт., 2003].Однако, наиболее интересно то, что многие факторы, ассоциирующиеся с развитием дисфункции почек, одновременно являются и «традиционными» сердечно-сосудистыми факторами риска, среди которых АГ, сахарный диабет СД, возраст, мужской пол, дислипидемия, ожирение, метаболический синдром, табакокурение.
С другой стороны результаты многочисленных исследований указывают, на то, что кардиоваскулярные риски, которые в кардиологии приято относить к нетрадиционным (анемия, хроническое воспаление, гипергомоцистеинемия, увеличение синтеза ассиметричного диметиларгинина, оксидативный стресс, активация ренин-ангиотензин-альдостероновая системы, стресс, гиперурикемия, натрийуретические факторы разного происхождения и др.) ассоциируются, а, скорее всего, причинно обусловлены прогрессирующей дисфункцией почек [Смирнов А.В. и соавт., 2005; Мухин Н.А. и соавт., 2004: Есаян А.М., 2002; Saito A. и соавт. 2010]. В «концептуальной модели» хронической болезни почек NKF и KGIGO предпринята попытка классифицировать ФР [Levey A.S. и соавт., 2005].
Выделены следующие группы таких факторов. Во-первых, ФР, повышающие восприимчивость почечной паренхимы к повреждающим агентам. Во-вторых, ФР инициации , повреждения почечной ткани. Затем, ФР прогрессирования почечного повреждения и, наконец, ФР терминальной почечной недостаточности которые имеют значение для вопросов профилактики у больных, получающих ЗПТ (табл. 6).
Таблица 6
Классификация и характеристика основных факторов риска ХБП [Levey A.S. и соавт., 2005]
Типы Определение Описание
Факторы,повышающие восприимчивость Увеличение восприимчивости почек к повреждению Пожилой возраст, семейный анамнез по ХБП, снижение массы почечной паренхимы; низкий вес при рождении; расовые и этнические отличия; низкий уровень исходного образования
Факторы инициации Вызывают непосредственное повреждение почек Диабет; высокое АД; аутоиммунные болезни; системные инфекции; инфекции мочевого тракта; мочевые камни; обструкция нижних МВП; лекарственная токсичность; наследственные болезни
Факторы прогрессирования Способствуют прогрессированию повреждения почек, после его возникновения и, ускоряют темпы снижения почечной функции Высокий уровень протеинурии; высокое АД; плохой контроль уровня гликемии при СД; дислипидемия, курение
Факторы терминальной стадии ХБП Увеличение сопутствующей заболеваемости и смертности при ТПН Низкая доза диализа (Kt/V); временный сосудистый доступ; низкий уровень альбумина; высокий уровень фосфора; позднее обращение
Однако, провести четкую грань, например, между, факторами инициации и прогрессирования ХБП невозможно. Поэтому, с практической точки зрения, целесообразно принять следующую градацию факторов риска, выделив немодифицируемые и модифицируемые ФР и разделив их на факторы развития и факторы прогрессирования ХБП (табл. 7,8). Хотя и в этом случае, отчетливо дифференцировать факторы развития от факторов прогрессирования не представляется возможным.
Таблица 7
Факторы риска развития ХБП
НемодифицируемыеМодифицируемые
Пожилой возраст Диабет
Мужской пол Артериальная гипертензия
Исходно низкое число нефронов (низкая масса тела при рождении) Аутоиммунные болезни
Расовые и этнические особенности Хроническое воспаление/системные инфекции
Наследственные факторы (в том числе семейный анамнез по ХБП) Инфекции и конкременты мочевых путей
  Обструкция нижних мочевых путей
  Лекарственная токсичность
  Высокое потребление белка
  Дислипопротеидемия  Табакокурение  Ожирение/метаболический синдром
  Гипергомоцистеинемия  Беременность
Таблица 8
Факторы прогрессирования ХБП
НемодифицируемыеМодифицируемые
Пожилой возраст Персистирующая активность основного патологического процесса
Мужской пол Высокие уровни
системного АД
протеинурии
Исходно низкое число нефронов (низкая масса тела при рождении) Плохой метаболический контроль СД
Расовые и этнические особенности Ожирение/метаболический синдром
  Дислипопротеидемия  Табакокурение  Анемия
  Метаболический ацидоз
  Беременность
  Нарушения кальций-фосфорного обмена (гиперпаратиреоз)
  Высокобелковая диета и повышенное потребление натрия с пищей
Рекомендация 3.2
Все взрослые пациенты с ХБП или наличием ее ФР должны находиться под постоянным медицинским наблюдением с определением рСКФ и уровня альбуминурии/протеинурии не реже 1 раза в год.
Комментарий
Проблема скрининга хронической болезни почек очень серьезна. Ее решение возможно только при тесном сотрудничестве медиков разных специальностей, в первую очередь, врачей общей практики, нефрологов, кардиологов, эндокринологов-диабетологов. Конкретные подходы, прежде всего, объем и частота исследований, к скринингу ХБП у представителей тех или иных групп риска должны включаться в соответствующие Национальные Рекомендации, как, например, это сделано в отношении скрининга диабетической нефропатии [Дедов И.И., Шестакова М.В., 2006].
Рекомендация 3.3
Каждый визит к нефрологу или другому специалисту, наблюдающему пациента с ХБП, должен сопровождаться регистрацией текущей стадии/индекса ХБП в медицинской документации.
Комментарий
Такой подход, позволяет, по мере накопления данных о течении ХБП, более точно оценивать темпы ее прогрессирования и планировать соответствующую коррекцию характера и объема лечебно-диагностических мероприятий.
Раздел IV. Профилактика и основные подходы к лечению хрониче5ской болезни почек
Рекомендация 4.1
Основой первичной профилактики ХБП является устранение или минимизация факторов риска ее развития в соответствии с принципами доказательной медицины
Комментарий
Подходы к первичной профилактике ХБП неотделимы от мероприятий по ее скринингу и выявлению факторов риска. Однако нетрудно заметить, что часть факторов риска развития ХБП (пожилой возраст, семейный анамнез по ХБП, уменьшение массы почечной паренхимы; низкий вес при рождении; расовые и этнические отличия – см. табл.6,7) относятся к немодифицируемым. Поэтому основой первичной профилактик ХБП является скрининг данного состояния, диспансерное наблюдение представителей групп риска и выдача медицинских рекомендаций по контролю модифицируемых ФР.
Рекомендация 4.2
Наличие ХБП следует считать важным независимым фактором риска развития и прогрессирования кардиоваскулярной патологии; пациенты с ХБП стадий С1-С2 и альбуминурией А1 относятся к группе среднего риска; пациенты с ХБП стадий С1-С2 и альбуминурией А2-А3 или ХБП стадии С3а, независимо от уровня альбуминурии/протеинурии относятся к группе высокого риска; пациенты с ХБП стадий С3Б – С5 независимо от уровня альбуминурии/протеинурии принадлежат к группе очень высокого риска.
Комментарий
Выраженность почечной дисфункции определяет риски развития почечных осложнений (ТПН, острого повреждения почек), а также тесно ассоциирована с кардиоваскулярной патологией. При этом даже умеренное снижение СКФ [Majunath G и соавт., 2003; Henry RM и соавт., 2002; Nitsch D и соавт., 2006; Segura J и соавт., 2004; Mann JFE., 2005; Vanholder R и соавт., 2005; Levey AS и соавт., 2010] или появление сравнительно небольшой протеинурии/альбуминурии связано с нарастанием риска развития кардиоваскулярных заболеваний и сопровождается повышением уровня общей смертности [Schmieder RE и соавт., 2007; Klausen KP и соавт., 2005; Brantsma AH и соавт., 2005; Forman JP, Brenner BM., 2005]. Все это дает основания рассматривать пациентов с ХБП, как важную группу сердечно-сосудистого риска и требует тщательной стратификации таких больных. При этом при оценке степени сердечно-сосудистых рисков следует пользоваться общепринятыми градациями [Рекомендации.НИИ нефрологии.., 2008].
Рекомендация 4.3
Вторичная профилактика ХБП должна быть одновременно направлена на замедление темпов прогрессирования ХБП (ренопротекция) и предупреждение развития сердечно-сосудистой патологии (кардиопротекция)
В этом отношении, важно понимать, что, казалось бы, разные направления превентивной нефрологии и кардиологии тесно перекликаются друг с другом, а одни и те же мероприятия по контролю факторов риска могут иметь двойной положительный эффект. Так, коррекция метаболических и гемодинамических изменений - гликемии, дислипидемии, урикемии, АГ, анемии и пр. - может приводить к снижению риска развития, темпов прогрессирования и сердечно-сосудистой, и почечной дисфункции. Это касается также и назначения определенной фармакотерапии, например, с использованием ингибиторов АПФ, блокаторов АТ1-рецепторов, блокаторов кальциевых каналов, статинов, как за счет их прямых, так и плейотропных эффектов. В практическом плане реализация основных мер по ренопротекции (см. табл.7) должна. Лечение сердечно-сосудистых заболеваний у больных с ХБП должно осуществляться на основе общепринятых международных и национальных рекомендаций, с учетом текущего состоянии функции почек в дополнение к проводимым ренопротективным мероприятиям.
Следует подчеркнуть, что чем больше факторов риска прогрессирования ХБП находится под контролем на фоне ренопротективной терапии, тем больше будет ее эффективность, как в отношении почечного процесса, так и в отношении сердечно-сосудистой патологии.
Рекомендация 4.4
Объем и направленность лечебно-диагностических мероприятий у больных с ХБП определяется выраженностью снижения функции почек (стадией ХБП)
Комментарий
Общие подходы к первичной и вторичной профилактике ХБП представлены в таблице 9.
Таблица 9
Направленность практических мероприятий по профилактике хронической болезни почек в зависимости от ее стадии
Стадия Рекомендуемые мероприятия
Наличие факторов риска развития ХБП Регулярный скрининг ХБП, мероприятия по снижению риска ее развития
С1 (нормальная функция) Диагностика и этиотропное лечение основного заболевания почек Коррекция общих патогенетических факторов риска ХБП с целью замедление темпов ее прогрессирования Диагностика состояния сердечно-сосудистой системы и коррекция терапии контроль факторов риска развития и прогрессирования сердечнососудистых осложнений
С2 (начальное снижение) Мероприятия по стадии 1 + Оценка скорости прогрессирования и коррекция терапии
С3 А и В (умеренное снижение) Мероприятия по стадии 2 + Выявление, профилактика и лечение системных осложнений дисфункции почек (анемия, дизэлектролитемия, ацидоз, гиперпаратиреоз, гипергомоцистеинемия, БЭН …)
С4 (выраженное снижение) Мероприятия по стадии 3 + Подготовка к заместительной почечной терапии
С5 (почечная недостаточность) заместительная почечная терапия (по показаниям) + Выявление, профилактика и лечение системных осложнений дисфункции почек (анемии, нарушений водно-электролитного, кальций-фосфатного баланса, ацидоза, гипергомоцистеинемии, белково-энергетической недостаточности)
Рекомендация 4.5
Пациентам с ХБП или наличием ее ФР при необходимости следует давать рекомендации по терапевтическому изменению стиля жизни
Комментарий
Результаты ряда сообщений свидетельствуют о том, что значения индекса массы тела (ИМТ) >25 кг/м2 ассоциируются с нарастанием риска развития ТПН при длительном наблюдении у молодых людей, даже при отсутствии у них специфической почечной патологии, артериальной гипертензии и сахарного диабета [Hsu CY и соавт., 2006]. Кроме того, следует иметь в виду, что гемодинамические сдвиги в почках (нарастание СКФ и фильтрационной фракции) отмечались у молодых здоровых людей с ИМТ 25≥ кг/м2 только при высоком потреблении соли [Krikken JA и соавт., 2007]. Поэтому пациентам с ХБП и(или) наличием ее факторов риска с избыточной массой тела должны даваться рекомендации по ее снижению.
Эпидемиологические исследования свидетельствуют, что курение это дозозависимый фактор риска снижения СКФ и появления микроальбуминурии [Pinto-Siersma SJ и соавт. 2000]. При этом негативное влияние курения на состояние почек имеет место, как у мужчин, так и женщин [Haroun NK и соавт., 2003]. Однако, наиболее ярко этот эффект проявляется у курящих гипертоников [Warmoth L и соавт., 2005].
Результаты исследования, выполненного в России, также показали, что у пациентов с коронарной болезнью сердца без явных признаков «первичной почечной патологии» величины рСКФ оказываются достоверно ниже, чем у никогда не куривших больных [Смирнов А.В. и соавт., 2006].
Хорошо известно, что высокий уровень поступления хлорида натрия с пищей четко ассоциирован с развитием и прогрессированием артериальной гипертензии, которая, в свою очередь, служит важным детерминантом повреждения почек и сердца. Однако повреждающее действие высокосолевых диет на целевые органы не исчерпывается их влиянием на системную гемодинамику. По-видимому, он может реализовываться механизмами, не связанными напрямую с ростом системного АД [Krikken JA и соавт., 2007; Ritz E, 2006; Ritz E и соавт., 2006; Burnier M и соавт., 2007].
Во всяком случае, на фоне высокого потребления соли усиливаются эффекты ангиотензина II и альдостерона. Кроме того, при значительном содержании хлорида натрия в рационе в эндотелии почек и аорты выявлялось нарастание экспрессии трансформирующего фактора роста-?, хорошо известного профибротического цитокина [Ritz E, 2006; Ritz E и соавт., 2006]. Как уже указывалось выше, уровень поступления натрия с пищей, по-видимому, определяет развитие гиперфильтрации у людей с избыточной массой тела [Krikken JA и соавт., 2007].
Имеющиеся в настоящее время данные дают основания рекомендовать для пациентов с ХБП или представителей групп риска суточное потребление натрия не более 2,4 г (<6,0 г поваренной соли).
Наконец, в настоящее время лекарственная нефротоксичность становится одним из важных факторов инициации и прогрессирования ХБП [Lopez-Novoa JM и соавт., 2011]. Особенно значимы в данном плане последствия непрерывного нарастания числа рентгеноконтрастных процедур. Имеющиеся данные однозначно свидетельствуют о том, что даже кратковременное транзиторное ухудшение функции почек после введения рентгеновского контраста ассоциируются с ухудшением почечного и сердечно-сосудистых прогнозов и нарастанием уровня общей смертности [Каюков И.Г. и соавт., 2007; Волгина ГВ, 2006а,б].
При профилактике ХБП, также, следует иметь в виду необходимость рекомендовать мероприятия по оптимизации физической активности и отказа от чрезмерного употребления алкоголя.
Рекомендация 4.6
Целевыми уровнями АД у пациентов с ХБП следует считать: систолическое артериальное давление 120-139 мм рт. ст., диастолическое - < 90 мм рт. ст.; для лиц с сахарным диабетом или протеинурией > 1,0 г/ сут, целевой уровень систолического АД – 120-129 мм рт ст., диастоличского < 80 мм рт. ст. Антигипертензивная терапия должна быть индивидуализирована, а снижения систолического АД менее 120 мм рт. ст. следует избегать.Рекомендация 4.7
У пациентов с ХБП и артериальной гипертензией, нуждающихся в фармакологической коррекции для достижения целевых уровней артериального давления, в качестве препаратов 1 линии следует назначить ингибиторы ангиотензин I-превращающего фермента (иАПФ) или блокаторы АТ1-рецепторов ангиотензина II (БРА), если их применение не противопоказано
Рекомендация 4.8
Пациентам с ХБП и наличием альбуминурии/протеинурии А2-А3 степени следует назначать иАПФ или БРА даже при отсутствии артериальной гипертензии, поскольку, указанные выше препараты обладают антипротеинурическим эффектом.
Комментарий
Повышенный уровень артериального давления (АД) одновременно может являться причиной и следствием ХБП и вносит свой вклад в негативный кардиоваскулярный и почечный прогноз. Поэтому терапевтические подходы, направленные на коррекцию гипертензии при ХБП, служат важным средством кардио- и ренопротекции [Segura J, Ruilope LM. Hypertension in moderate-to-severe nondiabetic CKD patients. Adv Chronic Kidney Dis 2011;18(1):23-27]
В процессе антигипертензивной терапии ХБП следует стремиться к достижению целевых уровней АД [Peterson JC и соавт., 1995;. Kidney Disease Outcome…, 2004; Joint Speciality Committee…, 2006; Chobanian AV и соавт., 2003; Williams B и соавт., 2004].
Однако при клинически явной протеинурии (>0,5 г/сут) целевой уровень АД понижается до 125/75 мм рт. ст. Тем не менее, представленные выше целевые уровни АД, не относятся к пациентам, перенесшим острый инфаркт миокарда, нарушение мозгового кровообращения или к больным с ХБП, начиная с 3б стадии. У таких пациентов целевые уровни АД должны индивидуализироваться, как правило, в границах 130-140 мм рт. ст. для систолического и 80-90 мм. рт. ст. – для диастолического.
Значительное число наблюдений показало, что снижение АД замедляет скорость прогрессирования ХБП и/или уменьшает риск развития кардиоваскулярных осложнений [Maki DD и соавт., 1995; Casas JP и соавт., 2005; Jafar TH и соавт., 2003; He J, Whelton PK, 1999; Ritz E., 2010].
Результаты одного из метанализов дали основания полагать, что величина снижения СКФ уменьшается на 0,18 мл/мин/1,73м2/мес на каждые 10 мм рт. ст. уменьшения среднего артериального давления [Maki DD и соавт., 1995]. Итоги исследования MDRD показали, что скорость прогрессирования ХБП увеличивается у пациентов с уровнем протеинурии <3,0 г/сут при величине среднего АД>98 мм рт.ст. То же самое характерно для больных с протеинурией >3,0 г/сут при величине среднего АД >92 мм рт.ст. [Peterson JC и соавт., 1995].
Необходимость применения иАПФ или БРА определяется тем, что препараты обоих классов проявляют рено- и кардиопротекторные свойства, независящие от их воздействия на системную гемодинамику.
Следует иметь в виду, что достичь целевых уровней артериального давления при использовании монотерапии крайне сложно. Обычно для решения данной задачи приходится применять комбинацию из двух и более лекарств с разными механизмами действия. Например, эффективной и патогенетически оправданной является комбинация прямого ингибитора ренина (алискирен) с БРА или иАПФ [Riccioni G, 2011]. Комбинирование применение ингибиторов АПФ и блокаторов ангиотензиновых рецепторов с теоретической точки зрения представлялось оправданным, поскольку они блокируют РАС на разном уровне. Результаты ряда ранних исследований, действительно, дали сведения указывающие на то, что сочетанное применение иАПФ и БРА может оказаться более эффективным, чем применение представителей этих фармакологических групп по отдельности [MacKinnon M и соавт., 2006]. Однако итоги недавно завершенного крупного многоцентрового исследования ONTARGET, показали, что комбинация телмисартана и рамиприла, действительно, обеспечивает лучший контроль альбуминурии. Тем не менее, частота нежелательных исходов («первичные почечные конечные точки») – переход на диализ (либо острый, либо хронический), удвоение концентрации сывороточного креатинина и смерть, оказалась достоверно большей при комбинированном применении телмисартана и рамиприла, чем при использовании каждого из препаратов по отдельности [Mann JF и соавт., 2008].
Поэтому комбинированная терапия может назначаться с осторожностью у больных с выраженной (нефротической) протеинурией, если монотерапия не дает эффекта.
Роль протеинурии в прогрессировании ХБП и развитии кардиоваскулярных осложнений при данном состоянии рассмотрена выше. В качестве основных антипротеинурических лекарств (и, одновременно, антигипертензивных препаратов, а также средств рено- и кардиопротекции) при ХБП применяются иАПФ и БРА. Назначение представителей этих фармакологических групп обязательно в III ст. ХБП независимо от уровня АД. В то же время данные препараты во многих ситуациях должны рассматриваться и на более ранних стадиях ХБП.
иАПФ или БРА следует назначать больным с ХБП вне зависимости от уровня АД, поскольку они оказывают ренопротективное действие не только гемодинамическим путем. Тем не менее, если уровень АД на фоне их применения не достигает оптимального (в большинстве случаев <130/80 мм рт. ст. - см. выше), необходимо присоединение гипотензивных средств других фармакологических групп. Клиническим предиктором эффективности ренопротективного действия препаратов является частичная (суточная протеинурия<2,5 г/сут) или полная (суточная протеинурия<0,5 г/сут) ремиссия протеинурии через несколько недель или месяцев после начала приема медикаментов.
При наличии избыточного веса (индекс массы тела >27 кг/м2) необходимо добиться снижения массы тела, что усиливает антипротеинурический эффект препаратов. В С3 ст. ХБП назначение ингибиторов АПФ следует проводить на фоне малобелковой диеты: 0,6-0,8 г/кг массы тела, что также увеличивает антипротеинурический эффект иАПФ прямыми ингибиторами ренина (алискирен).
При недостаточном антипротеинурическом эффекте применения любого препарата одной из групп (иАПФ или БРА) может использовано дополнение иАПФ или БРА недигиропиридиновыми блокаторами кальциевых каналов (БКК).
Ожидать приемлемый нефропротективный эффект от иАПФ или БРА можно только при строгом ограничении поваренной соли в рационе (не более 6,0 г/сут).
В общем случае при выборе тактики антигипертензивной терапии у пациентов с ХБП следует руководствоваться действующими рекомендациями [Национальные рекомендации…, М., 2008].
Рекомендация 4.9
У пациентов с ХБП необходима ранняя коррекция метаболических и гомеостатических нарушений, связанных с ренальной дисфункцией.
Комментарий
Дислипопротеидемия, ожирение и метаболический синдром. Гиперлипидемия ухудшает прогноз любого почечного заболевания, а гиполипидемическая терапия способствует сохранению функции почек [Fried ZF и соавт., 2001]. Однако лишь в последнее время внимание исследователей было обращено на изучение связи между дислипопротеидемией и функциональным состоянием почек у лиц без первичной патологии этого органа. В эпидемиологических исследованиях было установлено, что гиперхолестеринемия [Schaeffner ES и соавт., 2003], гипертриглицеридемия [Muntner P и соавт., 2000], и низкие значения холестерина липопротеидов высокой плотности [Schaeffner ES и соавт., 2003], являются независимыми предикторами снижения функции почек в общей популяции условно здоровых людей.
Избыточная масса тела и ожирение ассоциируются со многими гемодинамическими, структурными и гистопатологическими альтерациями почек на фоне метаболических сдвигов, которые предшествуют этим повреждениям. У индивидуумов с наличием этих расстройств более вероятно развитие ХБП и терминальной почечной недостаточности. Люди с избыточной массой и ожирением более подвержены развитию микроальбуминурии и, по крайней мере, при некоторых заболеваниях почек нарастанию альбуминурии и скорости прогрессирования почечной дисфункции. У таких индивидуумов более вероятно появление сахарного диабета и гипертензии. Диабетическая нефропатия, гипертонический нефросклероз, фокальный и сегментарный гломерулосклероз, рак почек, уратный и оксалатный нефролитиаз наиболее часто встречающиеся нефрологические и урологические заболевания в популяции у людей с ожирением. Имеющиеся данные позволяют полагать, что клинические и нефропатологические проявления, ассоциированные с ожирением, могут подвергаться обратному развитию или регрессу на фоне редукции ожирения вследствие уменьшения калорийности питания или хирургических вмешательств, снижающих гастроинтестинальную абсорбцию энергосодержащих веществ [Kopple JD, Feroze U, 2001].
Вероятность развития ХБП, очевидно, должна возрастать при сочетании нескольких факторов риска. Данное положение, находит подтверждение, например, при метаболическом синдроме. Оказалось, что распространенность ХБП (СКФ< 60 мл/мин) в общей популяции увеличивалась с 0,9%, в случае наличия одного фактора риска, до 9,2% если присутствовали все пять признаков метаболического синдрома. Соответственно этому распространенность микроальбуминурии возрастала с 4,9% до 20,1% [Chen J и соавт., 2004].
С другой стороны, имеются данные, свидетельствующие о том, что значение метаболического синдрома, как одного из потенциальных условий появления ХБП наиболее существенно у сравнительно молодых (моложе 60 лет) людей [Tanaka H и соавт., 2006].
Целесообразность применения гиполипидемических препаратов у больных ХБП определяется необходимостью замедления атерогенеза и прогрессирования почечного фиброза. В этих случаях вопрос о назначении гиполипидемической терапии, и в частности статинов как наиболее эффективных и безопасных препаратов должен решаться положительно [Смирнов А.В.., 2002]. При этом надо иметь в виду, как показали результаты одного из мета-анализов, включившего 50 исследований (30 144 пациента с различными стадиями ХБП), что по сравнению с плацебо статины достоверно уменьшают уровень общего холестерина в сыворотке крови, холестерина липопротеидов низкой плотности и суточной протеинурии. Однако существенного влияния на СКФ зарегистрировано не было. Под воздействием статинов, также, отмечалось значимое уменьшение частоты фатальных и нефатальных нежелательных кардиоваскулярных событий. Тем не менее, значимого эффекта в отношении общей смертности зарегистрировано не было. При этом позитивные последствия применения статинов существенно не зависели от стадии ХБП. Побочные эффекты препаратов отмечались редко и их частота достоверно не отличалась от таковой в группах пациентов, получающих плацебо [Strippoli GF и соавт. 2008].
В любом случае дизлипидемию у больных с ХБП С1-С3а стадий следует лечить в соответствии с текущими рекомендациями, разработанными для общей популяции [Диагностика и коррекция … . М., 2009].
Анемия. Анемия, как предиктор развития гипертрофии левого желудочка [Locatelli F. и соавт., 2003] и и ИБС [Muntner P. и соавт., 2005] ассоциируется с ухудшением качества жизни, ростом кардиоваскулярных осложнений и увеличением частоты госпитализаций у пациентов с ХБП желудочка [Locatelli F. и соавт., 2003]. Развивающаяся вследствие угнетения секреции эритропоэтина, и ухудшения снабжение костного мозга железом анемия способствует повышению нагрузки на сердце за счет тахикардии и увеличения ударного объема, что в свою очередь вызывает почечную вазоконстрикцию и задержку жидкости. В конечном итоге формируется замкнутый порочный патогенетический круг, описанный как «кардиоренальный анемический синдром», в котором ЗСН, ХБП и анемия взаимно усугубляют друг друга [Silverberg D.S. и соавт., 2004].
Коррекция анемии в С5д стадии ХБП в настоящее время является одним из основных принципов ведения таких больных. Более сложно оценить подходы к коррекции анемии на додиализных стадиях ХБП. Можно было ожидать, что раннеелечение анемии должно замедлять прогрессирование, как почечных, так и кардиоваскулярных повреждений. При этом следует иметь в виду, что с учетом, так называемых «плеотропных» эффектов эритропоэтина можно рассчитывать на его рено- и кардиопротекторные эффекты, независимо от влияния данного гормона на эритропоэз [Шутов А.М. и соавт., 2006].
Однако, следует иметь в виду, что результаты масштабных разработок (CHOIR, CREATE, TREAT и ряда других) привели к неоднозначным заключениям [Drueke TB и соавт., 2006; Locatelli F. и соавт., 2010; Macdougall IC и соавт., 2007; Singh AK и соавт., 2006]. В любом случае коррекция анемии требует осторожности, поскольку даже сравнительно невысокие уровни гемоглобина (более 120 г/л), которые могут быть достигнуты в процессе такого лечения, сопровождаются ухудшением почечного и кардиоваскулярного прогноза. Основные положения ряда имеющихся рекомендаций по данному вопросу суммированы в работе Locatelli F. и соавт. [2009]. В настоящее время идет активная доработка рекомендаций KDIGO, которые предполагается опубликовать уже в первой половине 2011 г. На данном этапе коррекцию анемии в додиализных стадиях ХБП следует проводить строго по показаниям в соответствии с Национальными Рекомендациями по коррекции анемий [2007].
Лечебное питание. Хорошо известно, что высокое потребление белка (в первую очередь животного) ассоциируется со своеобразными гемодинамическими сдвигами в почках, которые выражаются в снижении почечного сосудистого сопротивления, нарастании почечного кровотока и гломерулярной ультрафильтрации. На этом фоне уменьшается коэффициент гломерулярной ультрафильтрации (Kf). Снижение Kf в данных условиях рассматривается в качестве реакции, призванной ограничить неконтролируемый рост СКФ в отдельном нефроне. Понятно, что в такой ситуации уменьшение величины Kf должно приводить к усугублению интрагломерулярной гипертензии. Очевидно, такие изменения могут способствовать акцелерации почечных повреждений по гемодинамическому механизму [Кучер А.Г. и соавт., 2004; Кучер А.Г. и соавт., 2007]
Однако влияние значительного количества протеинов в рационе на состояние почек не исчерпывается только гемодинамическими эффектами. Например, на фоне повышенного потребления белка наблюдается нарастание конечных продуктов гликирования, которые запускают сложный каскад реакций, включающий генерацию активных форм кислорода. Последние, в свою очередь, активируют сигнальные пути митоген-активируемых протеинкиназ, протенкиназы С и активаторов транскрипции. Это сопровождается нарастанием экспрессии провоспалительных (NF- каппаB, моноцитарногого хемоаттрактантного протеина-1, фактора некроза опухолей-альфа) и профибротических (трансформирующего фактора роста-бета, фактора роста соединительной ткани, фактора роста тромбоцитарного происхождения) субстанций. В такой ситуации происходит трансформация канальцевых клеток в миофибробласты, что в конечном итоге приводит к тубулярной атрофии и фиброзу интерстиция. Свой вклад в формирование почечных повреждений в условиях высокого потребления белка вносит усугубление ацидоза и активация эндотелина-1 [Uribarri J и соавт., 2006; Wesson DE и соавт., 2007].
Необходимо отметить, что вопрос о взаимоотношениях между потреблением белков и состоянием почек крайне сложен [Lentine K и соавт., 2004; Pecoits-Filho R., 2007]. По-видимому, такие взаимосвязи определяются не только количеством, но и качеством пищевого протеина. Есть основания считать, что растительные белки оказывают меньшую нагрузку на почки, чем животные. При этом, протеины сои (даже при высоком потреблении белка) оказывают, возможно, не только меньшее негативное влияние на почечную гемодинамику, но и обладают кардиопротективным, нефропротективным и антисклеротическим действием [Кучер А.Г. и соавт., 2007; Uribarri J и соавт., 2006; Sacks FM и соавт., 2006].
В практике лечения больных в додиализных стадиях ХБП используется довольно много вариантов диетических предписаний, связанных с ограничением поступления белка, хотя результаты применения малобелковых диет (0,6-0,8-1,0 г белка/кг массы тела/сут) в плане замедления прогрессирования ХБП казались неоднозначными [Klahr S и соат., 1994; Hansen HP и соавт., 2002; Meloni C и соавт., 2002; Meloni C и соавт., 2004; Pijls LT и соавт., 2002]. Тем не менее, последние анализы накопленных данных дают основания полагать, что ограничение белка в рационе действительно дает умеренный позитивный эффект в плане почечного прогноза при ХБП [Fouque D, Laville M., 2009].
Кроме того, есть немало свидетельств того, что включение в МБД смеси эссенциальных аминокислот и их кетааналогов («Кетостерил») приводит к замедлению прогрессирования ХБП [Mitch WE, 2005; Prakash S и соавт., 2004; Teschan PE и соавт., 1998]. При этом длительное использование таких диет в додиализном периоде не сказыватеся негативно на результатах последующей заместительной терапии [Chauveau P и соавт., 2009].
Наконец, опыт многолетнего использования МБД с включением соевого изолята SUPRO 760 (0,3-0,4 г белка/ кг/ИМТ/сут на основе обычных продуктов питания плюс соевый изолят из расчета 0,3-0,2 г белка/кг/ИМТ/сут), свидетельствует о том, что такие рационы, действительно, могут замедлить прогрессирование ХБП, по крайней мере, у части больных [Кучер А.Г. и соавт., 2007].При формировании рационов у пациентов с ХБП можно руководствоваться рекомендациями JNC 7, модифицированных для ХБП (табл. 10) [Смирнов А.В. и соавт., 2009].
Таблица 10
Содержание макронутриентов и минералов в диете для пациентов с гипертензией, согласно рекомендациям JNC 7 и модифицированное для ХБП
Нутриент Стадия ХБП   Стадия С1-С4 Натрий, г/сут* <2,4 Общее количество жиров (% энергообеспечения) <30 Насыщенные жиры <10 Холестерин, мг/сут<200 Углеводы(%энергобеспечения)** 50-60   Стадии C1-C2 Стадии С3-С4 Белок, г/кг/сут-% энергообеспечения 1.4-18 0.6-0.8-1.0 Фосфор, г/сут1.7 0.8-1.0 Калий, г/сут>4 2-4 Примечание.* - не рекомендовано при «солевом истощении», **- исходя из того, что энергообеспеченность за счет белков, жиров и углеводов составляет 100%
Гомеостаз кальция и фосфора. Нарушения гомеостаза кальция и фосфора и проявления вторичного гиперпаратиреоза прогрессируют по мере снижения СКФ. При этом критическим значением рСКФ, при котором начинает наблюдаться подавление активности 1альфа-гидроксилазы в почках, повышение сывороточной концентрации неорганического фосфора, уменьшение концентрации кальция в сыворотке крови и нарастание уровня ПТГ считается 60 мл/мин/1,732. Эти изменения не только вызывают развитие остеодистрофии, но и способствуют кальцификации сосудов и мягких тканей и увеличивают уровень кардиоваскулярной заболеваемости и смертности на более поздних стадиях ХБП [Goodman WG и соавт., 2004].
За последние два десятилетия существенно расширены представления о кальций-фосфорном гомеостазе, его нарушениях при ХБП и подходах к коррекции этих расстройств. К наиболее крупным достижениям в физиологии и патофизиологии гомеостаза кальция и фосфора следует отнести открытие фосфатурических гормонов, прежде всего, фактора роста фибробластов 23 –ФРФ23 и расшифровке механизмов его действия на субцеллюлярно-молекулярном уровне с участием вспомогательного белка клото. Пересмотр представлений о роли внепочечной экспрессии 1альфа – гидроскилазы и возможном участии такого фактора в развитии внекостной (в том числе, сосудистой) кальцификации. Наконец, появление или начало широкого клинического внедрения целой серии принципиально новых классов фармакологический препаратов, воздействующих на разные стороны гомеостаза кальция и фосфора или минеральный обмен в костной ткани: бифосфонаты, кальциймиметики, активаторы рецепторов витамина D, севеламер, лантана карбонат и др. В нефрологии все это послужило причиной для создания новых концепций, например, «chronic kidney disease and mineral and bone disorders – CKD-MBD» (отечественный эквивалент: «минеральные и костные нарушения при хронической болезни почек – МКН-ХБП») и существенному пересмотру действующих рекомендации по диагностике, профилактике, контролю и лечению таких расстройств.
Заключение
Накопленные к настоящему времени сведения однозначно подтверждают, что проблема ХБП весьма актуальна не только для здравоохранения и медицины, но и для общества в целом, а необходимость применения концепции ХБП в практике отечественного здравоохранения не вызывает сомнений. Очевидно, что кроме основых положений, касающихся ХБП и изложенных в данном документе, также необходима разработка более детальных практических рекомендаций по конкретным направлениям ведения больных с дисфункцией почек.

Приложенные файлы

  • docx 18241862
    Размер файла: 189 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий