Re-Start


Re-Start.
Часть первая.
«Четырнадцать лет», или «Сломана трость».
Ей было всего четырнадцать, когда судьба злорадно посмеявшись сыграла с ней злую шутку.
***
Девочка набрав полную грудь воздуха, наконец набралась смелости постучаться в двери из темного дерева. С той стороны откликнулись не сразу, и девочка нарошно повернув ручку заглянула в кабинет учителя.
Он был один, с виду чуть подавленным. Арлиа рассеяно огляделась, и вошла в кабинет закрыв за собой дверь. Учитель не сразу поднял взгляд.
- Мисс Алая,- усмешка окрасила его уста, когда девочка остановилась перед его столом.- С чем вы ко мне пожаловали?
Арлиа протянула мужчине журнал и дружелюбно улыбнувшись произнесла:
- Вам следует его заполнить, иначе завуч разозлиться!- вполне справедливо заметила девочка. Он оглядел ее оценивающим взглядом.
Она была хороша собой: невысокого роста, с темными кудрявыми локонами и походила на куколку. А он так устал, ему нужна была разрядка.
- Ты всегда была слишком добра,- заметил он.
Мужчина привстал со стола, потопал к двери под пристальным взглядом темных синих очей любознательной ученицы девятого класса. Он повернул ключ в замочной скважине и выудил его из замка забросив в карман.
Неожиданно для самой себя, Арлиа почувствовала, как ее сердце заколотило внутри, а кровь прилила к щекам.
Зачем он закрыл двери?
Мужчина потянулся и уверенной походкой подошел к девочке. Она прижала к своей маленькой груди толстый журнал - единственная преграда разделяющая их. Ее тельце дрожало, будто осиновый лист.
Его сильные руки разжали ее объятия вытягивая журнал, который в следующую секунду был отброшен в сторону. Девочка шумно сглотнула и отступила на пару шагов. Мужчина очертил расстояние между ними в один шаг и в следующее мгновение его руки сжали ее узкие плечи.
- Не бойся,- он улыбнулся лишь одним уголком губ, а тело девочки перестало ей поддаваться. Она оцепенела в его холодных руках. Учитель поддался вперед и его уста быстро накрыли ее губы в мягком поцелуе.
Неожиданно для самой себя, девочка ответила на него, чуть не умело, по-своему, но этого было достаточно для того, чтоб поцелуй перерос в более углубленный, а его руки скользнули по ее спине. Арлиа хотела закричать, завопить что мощи, да только ее хваленная храбрость утопала в новых и незнакомых ощущениях. Голос застыл комом в горле:
"Безвольная!",- завопили ее мысле в голове, когда руки учителя проскользнули под майку. Он медленно исследовал каждый участок ее бледной коже, чуть пощипывая пальцами. Девочка ощутила, как пелена слез накрывает ее глаза. Мужчина бродил подушечками пальцев по позвоночнику, заставляя девочку изогнуться дугой, и его губы медленно побрели вниз усеивая поцелуями ее шею. Она крихтела, стараясь вымолвить спасительные слова, да только вырывались лишь хриплые звуки из груди. Учитель резко вздернул рукой снимая с девочки ее майку и отбрасывая ее в сторону. Силы так и не вернулись к ней, а мужчина продолжал играть с ее телом как ему того хотелось. Она действительно становилась его марионетОдежда падала на деревянный пол, открывая все самое сокровенное, что имелось, а закрытая дверь и занавешанные окна скрывали от общего обозрения игру.
Тело девочки не слушалось, оно извивалось под ним, ровно, в такт под мелодией его действий. Мужчина толкнул девочку на диван, продолжая жадно усыпать ее кожу поцелуями, пробежать по коже языком, местами покусывать и посасывать. Грязная игра переростала в кошмар.
Как бы ей хотелось в тот самый момент провалиться, исчезнуть, забыться.
Он остановился лишь на миг, стягивая с себя рубашку. Ремень был отброшен, и брюки тоже. Его тело напоминало резьбу из белого мрамора руками искусного художника. На миг ей захотелось пробежаться по нему пальчиками.
Он обвил ее руками поигрывая пальцами по позвоночнику и нащупав застежку бюстгальтера, в миг расправился и с ним.
Мужчина вернулся к губам девочки покрывая их своими и жадно впиваясь устами, посасывая нижнюю губу.
Искуссно протолкнул язык внутрь ее рта, он стал ласкать ее язычок, переплетал их, пока его руки бегали по ее телу. Сильные ладони накрыли ее грудь, и в миг он зажал ее соски между двумя пальцами импульсивно массируя. Девочка застонала. Язык продолжал сплетаться с ее языком, а пальцы потягивать и мять соски. Мужчина с силой вдавил ее тело в диван, чувствуя ее каждой клеточкой. Она забывалась. Мужчина провел языком по ее небу, затем по губам и продолжил ласкать поцелуями ее тело, спускаясь по бледной шейке. Он навис над ней всем телом и цепкой хваткой вдавливил ее запястья в кожаный диван, не давая никаких шансом на сопротивление и так обмякшему тельцу.
Скользкий язык пробежался по затвердевшим соскам и девочка резко прикусила нижнюю губу не позволяя желанному стону снизойти.
Она давно закрыла глаза все еще надеясь, что все это жуткий сон.
Она ощущала его прикосновения везде. Грязь. Стыд. Позор.
"Ничего этого нет!",- вторила она себе.
Он прикусил ее сосок и стон сорвался с уст девочки, а влажные язык охватывал кожу. Уста стали ласкать кожу спускаясь все ниже и ниже. Руки отпустили запястья и покрыли внутренню часть бедра. А поцелуи становились все жарче и жарче.
Внезапная краткая вспышка боли: что-то чужеродное оказалось у нее внутри. Она вскрикнула.
- Тише! Тише!- шептал он ей на ухо. Тело девочки извивалось стройной змеейкой. Он двигался быстро, иногда притормаживая, словно дразня ее и вымаливая стоны.
Боль постепенно утихала, о потери девственности напоминали только капли крови, что виднелись на ее ягодицах. Дыхание сбивалось на ритмичные вздохи, и стоны все чаще вырывались наружу.
Он стал двигаться еще более медленно, чувствуя ее удовольствие. А девочка выгибала спинку. Он обхватил руками ее бедра, приподнимая ее тельце для большего удобства. Окунаясь, погрубаясь в нее все глубже и глубже. Она стонала, извивалась.
Он терзал ее еще минут десять, доведя до сочного оргазма. Крики стали более откровенными. Удовольствие было на своем пике. И семенная жидкость сорвалась. Он кончил одновременно с ней. Мужчина вытащил свой член из нее.
Она всхлипнула, а он лег рядом, чуть приобнимая ее уже горячими пальцами и массируя плечи.
Запах пота и крови пробудил ее эмоции и девочка сорвала его цепкие объятия со своего тела. Она осознала, что только что произогло. Она вскочила так быстро, что он не сумел ничего предпринять.
Быстро собрав одежду, девочка рванула к двери совсем позабыв, что она закрыта, а школа давно пуста.
Слезы струей проделывали путь по ее щекам, а руки не оставляли попытки открыть дверь.
А он уже стоял сзади. Резкий удар с его стороны выбил из ее тощих рук всю одежду, которая тихо рассыпалась по полу. Синие глаза девочки были пропитаны ужасом. Истерика закипала внутри, а он пригвоздил ее к стене покрывая ее губы мокрым и страстным поцелуем.
Цепкие захваты, скользкие прикосновение, его губы везде, а боль вспышкой порабощала ее дыхание импульсивно проникая под самую кожу. Стоны вновь заливали помещение. Он уложил ее на пол и вновь погрузился внутрь девочки. Ему нравился ее голос, ее мольба, ее крики. Он скользил медленно, протяжно, слушаяя ее мольбу.
Он отпустил ее лишь тогда, когда наигрался с ней в сласть.
Полностью разбитая она вернулась домой не чувствуя собственного тела. Родителей дома не было и она облегченно выдохнув поплелась в ванную желая быстрее смыть с себя: Грязь. Стыд. Позор.
На следующий день он не замечал ее даже в упор, а девочка ощущала заметную дрожь лишь от одного дуновения легкого ветерка. А он не чувствовал укора совести.
Еще через день, он оставил ее после уроков на дополнительные. Когда она пришла, он ожидал ее у себя в кабинете. Учитель по алгебре был довольно строгим, как педагог и весьма властным в разговоре.
- Ты кому-нибудь рассказала?- поинтересовался он не поднимая на нее своих глаз.
- Нет,- ее голос дрожал и она не решалась отходить от двери.
- Почему?- его вопрос настиг ее врасплох.
- А вы хотели, чтоб я рассказала?- спросила Арлиа.
- Нет,- покачал он головой.
- Тогда, к чему вопрос?- недоумевая спросила она.
- Из чистого интереса.
Она хмыкнула.
- Я могу уйти?
Он поднял на нее свои глаза. Зеленые, словно капля росы на листве.
- Пожалуй,- он приподнялся со стола.- Нет.
Она не сдвинулась с места, когда он очертил между расстояние и оказался прямо напротив нее.
Его рука скользнула вокруг ее талии, а вторая повернула ключ в двери. Он поддался вперед:
- Сначала я возьму кое-что у тебя,- его горячее дыхание опаляло ее слух. Мужчина всем телом придавил ее к деревянной двери.
Сегодня его светлые волосы были в художественном беспорядке, а сквозь белую футболку просвечивали рельефы тела. Сумка спала с плеч девочки. Он был моложе своих коллег. Куда красивее, чем и выделялся.
Она не сводила своих глаз с его лица, а он не теряя даром времени сильнее прижал ее к себе, и впился губами в ее губы, кусая их до крови. Он протолкнул язычок в привычной манерее начиная ласкать ее язык. Свободная рука скользнула по ее бедрам нащупывая ремень ее джинс. А вот ее руки скользнули вверх по его плечам, она обвила его шею, заставляя мужчину надавить весом на ее грудь. Пальцы лихорадочно запутались в его волосах, а губы целовали его в ответ. Мужчина нурнул рукой под ее джинсы, поглаживая пухлые ягодицы. А другая рука заставила девушку изогнуться так, чтоб он мог ласкать устами ее шею, кусая бледную кожу. Она тихонько застонала. Бежать еж было некуда.
Он поднял ее за бедра и усадил на парту. Шаловливые ручонки нырнули под блузку и быстро сняли ее с девочки, а затем отбросили в сторону.
Она легла на парту, а он навис над ней.
- Надо же,- прошептал он повторно впиваясь ей в губы. Пальцы расправились с застежкой бюстгальтера и отбросили его в сторону. Горячие ладони накрыли бледную кожу, начиная массировать грудь. Губы спускались на шею. Язык скользил по коже. Он зажал ее соски меж пальцами и девочка застонала. Ее руки покоились у него на спине, начиная впиваться в кожу. Губы обхватили сосок. Он зажел его, обласкал языком, а руки тем временем растегивали ее джинсы. Он оторвался от нее, чтоб стащить с себя джинсы и отбросить их в сторону. Затем он избавил от джинс и ее.
Руки пробежались по бедрам и стянули трусы. Затем он быстро снял трусы с себя. Она уже закрыла глаза. Он вошел в нее и гортанно застонал. Арлиа выгнулась всем телом, его руки держали ее за бедра. Он ускорил темп. Дыхание участилось. Становилось невыносимо жарко. На ко е появлялась испаринка. Алая застонала. Мужчина чувствовал ту власть над ней, которую так долго добивался.
Он погрузился в нее, чувствуя, как приходит сладостное удовлетворение. Оргазм охватил обоих и затем мужчина кончил в нее.
- Вот так,- улыбнулся мужчина и вышел из влагалища девочки.
Потом он упал сверху на нее и они лежали так какое-то время.
- Зачем вы делаете это?- спросила Арлиа.
- Потому, что хочу,- справедливо заметил он.
- Это незаконно,- констатировала она.
- Знаю.
Она хотела еще что-то сказать, но он накрыл ее уста жарким поцелуем, заставляя слова застыть.
Он оставлял ее после уроков все чаще и чаще, сначало через день, потом и вовсе каждый день. Она подчинялась его зависимости. Она стала его марионеткой. Неужели, так и проявляется та славная любовь?
Время бежало слишком быстро и девятый класс заканчивался. Ученики могли спокойно оставить школу и поступить в колледж по желанию или перейтив старшую школу.
Арлиа долгое время зависила он несносного учителя по алгебре, мечтая скорее завершить учебный год.
А потом... Он уехал. Бросил, даже не оставив записки, не обмолвившись с ней и словом. Лишь переспал и бросил будто куклу, с которой взял все, что смог. Ее жизнь сломалась. Мечты крушились на глазах. Еще совсем недавно, она усердно училась в музыкальной школе и готовилась к певческой карьере, но когда во время репетиции песни на выпускной ее обозвали бездарной и некчемной - она ощутила ту пустоту, которая со временем начала разрывать ее душу. И рана стала невыносимо глубокой. Где-то просочилась информаиця об ее интрижке с учителем по алгебре. Смешки стали не стерпимы. Алая еле прожила последние пару недель. Без него, без друзей, но зато с огромной дырой в душе.
Арлиа бросила школу, получив среднее образование и против воли родителей подалась в контрактники. Всего три года обучения в Богом забытом казарме. Но стала одним из лучших курсантов. Алая прослужила пять лет своей Родине выполнив обещанную клятву.
А потом, вернулась туда, откуда все началось.
«Двадцать два года», или «Спустя восемь лет».
***
- На концерт можно только лишь по билету,- покачал охранник гладко выбритой головой глядя на девушку в джинсовой куртке сверху вниз.
- Ну поймите же!- как-то даже
театрально воскликнула обладательница восхитительных миндалевидных глаз оттенка
"морской волны".- Мне очень важно туда попасть! Я вовсе не
концерт смотреть пришла, а передать одному человеку очень важное послание,- девушка бестыже захлопала пушистыми ресничками.
Охранник недоверчиво взглянул на юную особу и отрицательно покачал головой:
- Не проканает.
- Да ну?- в синих глазах проскользнула долька отчаяния
мгновенно сменившаяся негодованием вскипевших в самых темных тонах бездонных очей.- Да вам, что так трудно?!
- Следующий!- объявил охранник.
- Но...
- Следующий!- он демонстративно отпихнул девушку в сторону и принялся принимать билеты людей идущих в длинной цепи.
Девушка возмущенно запротестовала, но на нее никто и внимания не обращал.
"Как же все запущенно",- подумалось ей, когда она оглядела длинную живую цепь.-" И вот разве скажешь ему, что просто нужно проверить действительно ли пять минут назад я видела своего парня с другой барышней, которые заходили на концерт?!",- подумалось девушке и она машинально потерла лоб между бровями, а затем хмыкнув скрестила руки на груди и уставилась на вывеску.
Все они пришли лицезреть новый проэкт запущенный в Торронто более трех недель назад.
"Re-Start Music" - шанс многих людей попасть на аллею славы или одним глазком увидеть любимого кумира.
Арлиа Алая - девушка вокальную мечту которой разбили еще в девятом классе, когда на репетиции выпускного ей выдвинули вердикт бесталанной личности. Именно поэтому, она даже не стала думать о таком великолепном шансе опозориться перед глазами жителей Торронто.
Девушка пообещала родителям попытаться удачно сдать экзамены и продолжить дело отца в юридической компании.
А вот взглянуть одним глазком на то, как разбиваются мечты многих самовлюбленных людей девушка совсем не против. Однако, дело в том, что она не брала с собой денег, поэтому такие мелкие развлечения
ей не по карману.
Тяжко вздохнув Арлиа потопала прочь от здание из красного кирпича.
"И все же проверить надо. Иначе, потом будет не так весело!",- с такими мыслями Алая свернула.
...
Тихонько, затаив дыхание, девушка спрыгнула с металлического подоконника на мягкую ковровую дорожку не издав ни единого звука. При этом ее уста искривила удовлетворенная усмешка в приподнятом уголке губ.
"Нужно отдать должно военной подготовке!",-
заметила девушка.
Она выпрямилась, расправив плечи в стороны и гордо вздернув подбородок в привычной походке потопала по коридору.
Длинный, протяжный с множеством окон и различных
дивных прелестей искусства настенах цвета персика. Арлиа с любопытством сквозившем в ее глазах следовала по коридору осматривая стены.
- Эй!- послышалось сзади раздраженным женским голосом.- Почему опаздываем?
Арлиа не успела и оглянуться, как кто-то подхватил ее под локоть и и быстрыми шагами поволок куда-то вперед.
- Ты последняя, а ходишь не известно где!- ругалась женщина.
Девушка узнала этот голос. Еще бы! Такой писклявый тон трудно не запомнить!
Затаив дыхание она подняла голову вверх, чтоб как следует оглядеть женщину. Но не успела она было и спросить вопрос застывший комом в горле обладательница светлых локонов завернула за угол и в тот момент Арлию усадили в кресло и развернули к зеркалу.
- Твое имя?- у женщины в руках был лист и она выжидающе взглянула на девушку.
- Арлиа Алая,- представилась
девушка и неохотно взглянула в зеркало.
- Вид у тебя напуганный,- с усмешкой произнесла светловолосая, а Арлиа как раз
вспомнила ее имя: Кэйт Блейд.
Одна из известнейших ведущих в Торронто.
- Не бойся, мы не кусаемся!
А ведь вид действительно был не самый лучший: спутанные темные волосы ниспадали с плеч до самой поясницы, а миндалевидные глаза обрамленные пушистыми ресницами излучали некий страх перед незнание ближайшего будущего. Под глазами притаились темные круги, а пухлые бледно-розовые уста были чуть приоткрыты.
- Какую песню ты будешь исполнять?- поинтересовалась Кэйт.
- Что?- даже как-то растерянно переспросила Арлиа.
- Песню? Название песни, которую ты выбрала для исполнения?- кажется мнение Кэйт о девушке упало.
- Ах!- изумленно распахнула глаза Арлиа.
- Быстрее! Времени не так много!- воскликнула Кэйт и взглянула на часы.
- Эм...- Алая призадумалась и тут же просияла.- Zombie, The Pretty Reckless!
- Ох, рок? Ничего себе! Ты намеренно идешь в команду Энди? Ну постарайся!- девушка со снисходительной улыбкой похлопала Арлию по плечу.- Так, вы! Приведите исполнительницу в порядок! Она у нас будет сегодня рок-певицей,- подмигнула обладательница изумительной шевелюры и просеменила в сторону выхода.
Обладательницу темных кудрей бросило в дрожь. Вот в зеркале помимо ее отражения появилось отражение еще одной жгучей шатенки. Она хмыкнула, встала в позу и оценивающе окинула взглядом Арлию.
- Ладно. Приступим!
...
Я знала правила пения на зубок. В музыкальной школе нас обучали достаточно хорошо, пока моей правильной мамочке на нашептали про то, что ее доченька увлеклась роком. Но это было слишком давно! И сейчас, когда стук от каблуков отдавался по каждому зеркалу в длинном коридоре (по словам Кэйт он приведет меня к большому позору или великой карьере), я чувствовала, как дрожу всем телом. Что-то застыло комом в горле. Мне действительно было страшно. В моих планах не было ничего подобного. Я перестала мечтать о певческой карьере (разве, что в ванной вспоминала, но не об этом сейчас). А теперь, приходится ворошить прошлое, разрывать старын зажившие раны, чтоб опомниться и не стать посмешищем перед публикой. Я знала слова песни, я знала каждую ее нотку. Плеер! Я вытянула из кармана косухи вовремя заброшенный музыкальный проигрыватель.
Тут мне пришлось остановиться. Я машинально вскинула взгляд на право, в сторону кристального полотна. Из зеркала на меня смотрела знакомая незнакомка. Ну, знаете, бывает же так? Когда видишь на улице знакомого человека, но ты точно знаешь, что никогда его не видел! То же самое сейчас испытавала я, глядя на отражение из которого, дрожа словно осиновая нить на меня смотрела девушка.
У нее были мои большие, миндалевидные глаза ярко синего цвета, сравнительно с морской гладью. Они порой казались бездонными, темно- синими и менялись контрастом относительно эмоциям. Сейчас в их синеве проскальзывал страх.
У нее были мои длинные, прямые черные волосы, которые красиво контрастировали с глазами.
У нее была моя мерцающая на свету, жемчужная кожа. Но у меня никогда не было темных кругов под глазами! Однако сейчас, под темным слоем теней, которыми были обрамлены глаза их было почти не заметно. У нее были мои четко очерченные пухлые губы, но у нее они были цвета спелой черешни, а не привычно бледно- розовые.
Мотоциклическая куртка или
просто "косуха" отлично сидела, и плавно огибала каждый изгиб на теле поверх черной майки с белой надписью в честь известной рок- группы. Темные джинны охватывали ноги, а под коленом начинались сапоги. На поясе свисало пару легких цепей, которые так же поблескивали на сапогах.
И еще одна, пожалуй не лучшее сходство, девушка в отражении была тощей, не имеющей пышных форм, но и не была пустышкой с квадратной фигурой: узкие плечи, небольшая грудь, а вот бедра отличались пышностью. Девушка из отражения не была красавицей, лишь обычной девушкой, но было в ней что-то...
Внезапный удар барабанной дроби и по телу пробежала дрожь. Я отвернулась от отражения взглянула вперед, в сторону наполненного людьми зала. В центре была возвышающаяся платформа (из коридора в котором я стою, туда проходила дорожка), и большие сидения развернутые спинками к ней - должно быть там сидят тренера.
Я понятия не имела, что могу вот так вот влипнуть! Мне так не хочется стать посмешищем, и пережить то происшествие давностью восьми лет. Мне хватило! Мне не хотелось больше выслушивать о своей бездарности! Мое сердце жутко колотилось и казалось вот-вот вырвется из груди, а кровь била в виски.
У меня всегда из-за волнения перед выступлением появляется что-то вроде взгляда в туннель, я не смотрю налево и направо и не могу импровизировать. Я очень нервничала. Выходя на сцену втаком состоянии, я чувствовала себя зажатой в корсет. Из-за шума в ушах я совершенно забылась и не услышала, как меня представили.
Но меня что-то толкнуло выйти именно в этот момент. Я тихо потопала в сторону платформы вслушиваясь в игру музыки.
Наконец я встала у микрофона и обвила его пальцами. Нужно было забыть обо всем. Выключить ненужное из жизни, вычеркнуть из происходящего всех и вся. Так я и сделала. Я закрыла отяжелевшие веки и перед глазами появилась привычная картинка моей душевой и легкая улыбка наплыла на уста, как раз, когда заиграла музыка.
***
Выслушать очередной трехминутный бред?
Нет, Энди совершенно сбит с толку, его почву за этот день уже выбили. И он сейчас будто чувствует, как земля под ногами, которую он с трудом вернул себе начинает трескаться от негодования.
Он сел на кресле поудобнее, прислонился к спинке спиной и
закрыл глаза, всем сердцем надеясь, что это исполнение окажется лучше предыдущего, хоть на чуть-чуть! И главное, откуда у людей только уверенность берется, заявляться сюда и утверждать, что у них есть талант к музыке?
Ему следовало успокоиться. Иначе он не сумеет трезво оценить будущее исполнение. Хорошо, что по задумке они лишь слушают, а ведь могло быть и так, что им бы пришлось еще и видеть тот кошмар. А так, юноша мог смогойно не вслушиваться.
Вот Блейд представила имя исполнительницы.
" Хм... Арлиа? Довольно странное имя",- справедливо заметил Энди мысленно. Послышались робкие шаги, выдающие волнение девчушки.
Когда заиграла музыка, рок- музыкант чуть было вслух не застонал!
Он знал эту песню, и она довольно часто играла в его плейлисте. Ох, как он надеялся! Как он желал, чтоб рок здесь никто не тронул! А теперь он вынужден слушать, как его любимую песню испортят.
Какая-то надежда все же грела его душу. Возможно, обладательница дивного имени все же сумеет растопить тот холод, который в течении дня парализовал его нервы.
Он втянул воздуха носом, а она запела:
"I'm not listening to you
I am wandering right through
resistanceWith no purpose and no drive
'Cause in the end we're all alive, alive...".Ее голос был чуть хрипловатый, будто от гречущей смеси курения и алкоголи. Но эта смесь не раздражала слух, а наоборот - ласкала:
"Two thousand years I've been awakeWaiting for the day to shake...".Она пела красиво, точно, не слетая с цепи, не разрывая глотки душераздирающими криками, из-за которых юноша был готов пойти на преступление. Ее уникальный тембр не промахивался, попадая в каждую нотку:
"To all of you who've wronged meI am, I am a zombie
Again, again you want me to fall on my head
I am, I am, I am a zombie
How low, how low, how low will you push meTo go, to go, to go, before I lay, lay down dead...".Уникальный тембр пробирался сквозь кожу заставляя довериться голосу. Была внутри нее какая-то пустота, которую так ясно передавала песня.
Послышался первый: "Бип!",- кто-то потянул свои загребущие рученку к ее тембру:
" Blow the smoke right off the tube
Kiss my gentle burning bruise...".Ей удалось проникнуть в самую суть, в самую глубь. Ей удалось заставить его поверить ее словам. Она пела красиво, сдержанно, четко.
"I'm lost in time
And to all the people left behind
You are walking dumb and blind, blind...".Второй громогласный: "Бип!",- развернул еще одно кресло. Энди так же захотелось взглянуть глазком на обладательницу уникального тембра, который так удачно играл в песне:
" And two thousand years I've been awake
Waiting for the day to shake...".Голос завораживал, он буквально подцепил юношу.
" Dear all of you who've wronged me
I am, I am a zombie
Again, again you want me to fall on my head
I am, I am, I am a zombie
How low, how low, how low will you push meTo go, to go, to go, before I lay, lay down dead..."."Бип!",- прозвучал совсем близко. Должно быть даже поп-принцесса прониклась ее голосом.
" Oh dead, Oh dead, Oh dead",- пропела исполнительница так, что у многих напрочь перехватило дыхание.
" To all of you who've wronged me
I am, I am a zombie
Again, again you want me to fall on my head...".Он распахнул глаза достаточно резко, словно сделав глоток жизни. Глаза за долю секунды вернули ему всю ясность. Он нажал на кнопку и громогласный: "Бип!",- обернул его кресло в сторону исполнительницы.
" I am I am I am a zombie
How low, how low, how low will you push me...".Энди оценивающим взглядом окинул исполнительницу сверху вниз.
" I am I am I am a zombie
How low, how low, how low will you push me...",- вторила она музыке.
А ее глаза были закрыты, а свободная рука плавно пересекала воздух, одновременно со звуком ее голоса.
" To go, to go, to go, before I lie down dead",- последние фразы слетели с уст и песня перестала обволакивать зал. Все стихло. Лишь на долю секунду. Зал ожил взрываясь аплодисментами. А девушка распахнула глаза. Улыбка сменилась рассеянностью, что казалось очень милым.
Энди подпер голову кулаком и принялся наблюдать за неловкими движениями девушки.
***
С последним словом музыка перестала литься из динамиком и я опустилась на землю, словно лишенная крыльев. Мое сердце непрестанно колотилось и все вокруг стало возвращать реальность. Я слышала громкие хлопки, потом, кто-то обвил мои плечи и я машинально распахнула глаза.
- Воу! Это было круто!- завопила что мощи Кэйт вытянувшись рядом со мной во весь рост.- Настолько круто, что ты развернула в свою сторону все четыре кресла!
Она по-дружески похлопала меня по плечу, а я рассеянно глядела перед собой. Ведь, если честно, я и понятия не имею про то, что значили сказанные ею слова.
- До этого такое удалось лишь одной исполнительнице!- произнесла Кэйт в микрофон.- Что же привлекло тренеров?
Я подняла голову, чтоб ознакомиться с теми, кто сидел на тех креслах, которые до этого были повернуты ко мне спиной. За все время моего исполнения, я ни разу не распахнула глаза. Наверное страх! Однако, лица людей, которых до этого я видела лишь на обложках журналов, глядели с неким любопытством. И смотрели они в мою сторону. Что было бы странно, ведь раньше я предпочитала место неведимки в обществе. Меня не особо привлекают камеры и вспышки, но вдруг, это та дорога, которую я искала?
Мне нравится музыка, разве это не главное? Меня несколько удручало, что повернулись все кресла. Должно быть, мне предстоит что-то сделать, чтоб попасть в чью-нибудь команду.
Меня не особо привлекала перспектива попасть в команду поп-принцессы Астре Миньенет,
или в команду оперной певицы (наверняка, там одни высоконотные, скучные старики не имеющие никакого представления о том, что такое "плейстейшон"!). Но оставался выбор между rnb. Там сидел Дилан Вайс. Сказать честно, а в жизни его светлые кудри больше похожи на смазанные гелем колючки!
А вот последнее кресло делало вид, что ему до меня нет дело. Рок- музыкант! Он был молод,
тепноволос и красивее любого манекена, которого мне довдилось увидеть.
Если мне предоставят выбор, я естественно захочу пойти к нему! А вот, хочет ли он, чтоб я присоединилась к его команде? Он же так же повернулся! Как иначе!
- И так, интересно бы узнать мнение наших тренеров по поводу выступления!- Кэйт не стала дожидаться, когда стихнут аплодисменты и тут же продолжила.- Что вас заинтересовало в юной исполнительнице? Астер? Вы же предпочитаете музыку несколько другого стиля,- заметила ведущая.
- Действительно!- согласилась Миньенет, а люди вторили ей хлопками.- Однако то, как Арлиа исполнила эту песню заворожило меня! Я была бы очень рада видеть ее в своей команде. Думаю, мы сработаемся!
" А я так не думаю!",- воскликнула я, но сама лишь улыбнулась ей.
Дальше эстафету приняла оперная певица:
- Твой голос, твой тембр, он невооброзим. И то, как ты способна играть с голосом, меня просто поразило! Я уверена, что в случае твоего присоединения к моей команде, я научу тебя куда большему искусству!
Я рассеянно улыбнулась, и оживленно закивала.
Дилан же задумчиво улыбнулся
своей привычной дерзкой
ухмылкой:
- Пожалуй, невозможно не согласиться с мнением остальных,- констатировал мужчина.- Мне понравилась так же и внешность Арлии. Стиль готика тебе к лицу! Было бы интересно поиграть со стилями. Взглянуть насколько твой голос способен адаптироваться! Собственно, я был бы рад твоей персоне в своей команде!
Мне стало не по себе, но я не показала виду.
- А Энди?- поинтересовалась Кэйт.
Юноша не охотно взглянул на меня. Или лишь показал вид, что ему тошно на меня смотреть? С чего такая неприязнь?
- Я долго пытался понять, чей голос я слышу,- начал красавец.- Ты сумела обуздать волну, Арлиа. Я не говорю, что ты обязана вступать ко мне,- у него был приятный бархатный тембр.- Ты должна это решить сама. Я просто скажу, что буду рад видеть в своей команде.
Он будет рад? Он будет рад! А я то как буду рада!
Именно с этой небольшой долей
секунды, я осознала чего так долго желала всем сердцем! Мне не нужна была папина юридическая контора или мамин кондитерский магазин!
Мне не улыбалась судьба вечно капаться в бумагах, от которых зависит чья-то судьба, когда я сама не ощущаю своей собственной! Я не разделяю маминого стараяния испечь сладкого и угостить добрых людей! Уж лучше вернуться на военную службу!
Я хочу дарить себя публике, хочу купаться в музыке и восполнять ту дыру и пустоту образовавшуюся внутри меня давным давно. Я хочу петь, хочу чтоб меня узнавали на улицах, хочу чтоб мой голос звучал на радио, хочу переиграть свою жизнь!
И сейчас, мне улыбнулась новаясудьба, и я готова дотянуться донее! Я готова.
- Твой черед, Арлия?- произнесла Кэйт.
Пускай, я оказалась здесь по чистой случайности и своей злорадности. Меня уже не заботило ничего кроме той перспективы, которую разрушили давным давно! Она вновь распахнула теплые объятия окрыляя меня. Я хочу хоть не на долго окунуться в музыку. Отныне, музыка - мой мир.
- Я...- начала было я но меня перебила барабанная дробь.- Хочу в команду Энди!
Юноша сначало удивленно захлопах глазами, а затем улыбнувшись самой прекрасной
улыбкой, которую я когда-либо
видела, он подняла с кресла подобщий гул хлопков. Люди вопили его имя и фото вспфшкиокрашивали зал. Он направлялся ко мне, а Кэйт подтолкнула меня. Я чуть рассеянно глядя себе под ноги,
потопала в его сторону.
- Добро пожаловать!- произнес он, и хоть на малую долю минуты, заключил меня в свои объятия. Я как можно не заметнее втянула его запаха: ваниль. Энди похлопал меня по плечу.
- Надеюсь сработаемся,- усмешка на его устах завораживала. А в реальности он куда красивее, чем на обложках журнала!
- Угу,- кивнула я.
Сработаемся!
Энди проводил меня в помещение, где собрались люди, чьи голоса стали его выбором.
Коридор казался длинным, наверное, даже слишком, из-за того молчания, которое усугубляло появлению новых мыслей. И при свете светодиодных ламп, которыми были усеяны кристальные поверхности стен, я впервые сумела разглядеть его как следует.
Оказывается он был выше меня на целую голову! Бледное лицо было усеянно черными чернилами делая его типичным представителем своего течения. Знать бы, каков он на самом деле. Если снять эту маску, что останется от того красивого юноши с обложек журналов, плакатов и заставок? Сквозь темную футболку проглядывали рельефы мускулистого тела, но если глядеть из далека, он казался тощим. Его руки были усеяны наколками с различными готическими символами. Короткостриженные волосы цвета молочного шоколада были зачесаны на бок, и забавно торчали словно тонкие иглы.
Молчание не тяготило ни меня, ни, похоже, его. Я краем глаза наблюдала за юношей.
Я не знаю, когда его уже известная рок-группа выползла. Служба забрасывала меня по всему миру, мне было не до новинок музыки. Это лишь в последнию неделю я наверстала упущенное за восемь лет.
Сказать честно, но мне нравилось быть отрезанной от мира. Там, где единственным твоим другом и помощником был ствол и медецинская аптечка, никто не требовал от тебя большего, чем ты мог бы дать. Там не нужны были чувства и милосердие. Я повидала многое. Стала сильнее, и, возможно, умнее, пускай и не знала той школьной программы за 10-12 классы. Я не получила Высшего образования, однако, я получила кое-что более важное: урок жизни по выживанию в любых условиях.
Я была в составе 104 батареи, где каждый сновал за себя. Ты мог либо показать свои способность, либо проиграть. Говорят, генерал долгое время бродил меж батареями выбирая лучших контрактников. Он приметил пять из них. Каждая батарея была вынуждена отдать выбранного генералом солдата и распрощаться. Я была одной из них.
Мне нравилась та атмосфера, которой делился с нами генерал на протяжении пяти лет.
Нас было пятеро. Юнцы не знающие еще настоящих битв. Юнцы, чьи тела были истерзаны тренировками. Тренировки! Тренировки! Тренировки! Мы были чем-то похожи, а в чем-то различны. Так я стала частью личной гвардии генерала Свона. Мы были специальным отрядом, его личной выручкой. Нам были введены специальные сыворотки, которые ожидали нас довольно приличное время. Именно они подарили нам особые данные, которые выделяли нас из толпы солдат. Генерал пускал нас лишь на особо важные миссии, которые не доверял другим высоко поставленным солдатам. И куда нас только не забросила судьба! Мы видели кровь, блеск стали, треск пули, безжалостные смерти, рвущие душу крики... А бывало, мы сами становились их причиной.
Выполнив последнюю миссию успешно, мы вернулись в штаб с торжествующим видом. Генерал был нами доволен и позволил нам отдохнуть в течении года.
А я бы не прочь вернуться туда. К пороху, к стали, к смерти.
Я машинально встряхнула головой выбрасывая лишние мысли из разума.
Когда я вернулась в Торронто, мне было несколько непривычно. В конце концов, я отвыкла от той атмосферы, которая царила в городе. Повсюду плакаты с новой знаметитой рок-группой, латки забиты популярными товарами. И я, бродящая по улице в военной форме привлекая общее внимание. Было забавно наблюдать за перекошенными лицами.
Когда-то я любила этот город.
Это я так в краце выложила свою драматическую историю жизни. Кстати, я ведь так и не осознала, что именно подтолкнуло меня пойти на контрактника. Скорее всего, все произошедшее со мной на то время лишила меня всяких желаний. Я могла искать лишь смерти.
Однако есть и плюсы! Я смогла хорошенько подзаработать.
Родители так и не приняли моего ухода из школы, из их жизни. Им меня просто не понять. Ну и ладно! Они видели для меня другое будущее. Да я собственно тоже. Пока в один день, в одной школе, один учитель по алгебре не решил поиметь одну четырнадцетилетнюю девочку. Только никто не думал о последствиях. Удовольствие, личный наркотик, который не мог дать отпор и сопротивляться. Завязалась грязная игра.
Ох! Какой же я была дурой! Безвольной! Слабохарактерной! Повелась на его рассказы, на его обещания, отдавалась ему сполна, а что получила? Ничего хорошего! Он целый год имел меня, как личный сорт героина и в конце года уехал! А потом, я получила облучение позора на всю свою оставшуюся жизнь.
Прекрасно! Просто замечательно!
Ну вот, я опять готова расплакаться! Слезы уже наворачивались на глаза готовые сползти по щекам. Только этого мне не хватало.
Гадство! Я вытерла глаза тыльной стороной ладони.
Весь этот бред блуждающих по моей голове в миг стих, когда перед глазами возникла просторная комната. Мне пришло остановиться, чтоб рассмотреть помещение: огромнейших (я таких еще не видела!) размеров белых диван простирался у стены приятного бирюзового цвета, стеклянный стол стоял у дивана. На стендах висели плакаты с изображением группы Энди. Забавно. А ведь я узнала о группе совершенно недавно. И то, я лишь слушала их песни, потому, что старшая сестра включала свою колонку на весь дом.
Я не торопясь вошла в комнату наполненною людьми, которые попали в команду рок-певца. Они все доброжелательно улыбались и казалось были рады моему появлению (мне все это казалось странным!).
- Знакомьтесь, последняя участница нашей команды, Арлиа Алая,- удивительно, но мне понравилось, как звучало мое имя из его уст. Юноша подтолкнул меня вперед, а я неспеша присоединилась к толпе. Все здоровались и мне приходилось изредка кивать и лучезарно улыбаться. От чего я отвыкла.
Я все же сумела протиснуться в толпу и занять свободное место. Только сейчас мне довелось хорошо разглядеть присутствующих. Надо же. Их лица буквально светились. Горящие глаза уставились в сторону Энди, который встал напротив нас.
Людей здесь было не много. Если быть точно: шесть человек вместе со мной. И, что поразило меня, здесь люди были разных возрастных категорий. И кажется, я была самой молоденькой!
Меня бросило в ужас и я еле сдержалась от искушения скорчить рожицу.
У меня низкий, чуть хрипловатый голос, а все виной моя пагубная привычка. Я подцепила ее, когда мы очищали одну военную базу. Но не об этом сейчас!
Я сконцентрировала все внимание на рок-музыканте и устремила поток своего внимания на него.
- И так,- тем самым он призвал всех закрыть рты.- Поздравляю всех, кто попал в мою команду. Я всем вам очень благодарен и буду рад с вами работать. Надеюсь, вы ответите мне тем же,- его бархатный голос звучал мягко и вкрадчиво.- До следующего выступления неделя! Мы решили устроит внутрикомандный батл. Уже завтра я предоставлю список и вы сможете узнать своего противника и песню, которую будете исполнять. Так же, вам предстоит подготовить финальную общую с командой Астер сцену. Там должен совмещаться вокал и танцы. Репетиции начнуться с девяти утра. Не опаздывайте!- предупредил он.- Есть вопросы?
Я озадаченная новыми сведениями огляделась. Все же у кого-то сверхумного созрел вопрос.
- Да, Энн?- юноша вскинул одну бровь и улыбнулся одним уголком губ. На миг мне показалась, что женщина может растаять! (она раскраснелась и смущенно потупила взор в пол!)
- Выходит, нас окажется три пары?- спросила она чуть осипшим, внезапно, голосом.
- Именно,- кивнул Энди.
- А что станет с теми, кто проиграет?- поинтересовалась еще одна девушка.
- Тренера имеют право забрать одного из выброшенных участников себе в команду,- заявил Энди. Придумают же.
- Значит в команде останется всего четыре участника?- вдруг образумилась я и удивилась, как уверенно звучал мой голос.
- Да,- кивнул Энди.
- А составлять пары будете вы? Или кто-то другой?- откуда только в моей пустой голове взялись вопросы?
- Я, конечно,- мягко ответил парень.
- Можно идти?- поинтересовалась уже чувствуя на себе пристальные взгляды поклонниц. Кажется им не понравилась, что я так просто забрала у них слово.
- Только не забудь, что завтра к девяти,- напомнил он.
- Не забуду,- так и хотелось добавить: "красавчик", но я сдержалась от искушения.
И вот я попрела вон из помещения, пытаясь лихорадочно вспомнить, как мне выйти. Попала то в здание я через окно.
Блуждала по зданию я уйму времени, пока не натолкнулась на охранника. Того самого, которому я глазки строила. Он, на мое счастье, вышвырнул меня из здания.
Остаток дня я бродила по знакомым окрестностям Торронто освежая свою память.
Потом, вернулась домой. Моя мама разлеглась на диване и читала новый выпуск своего любимого журнала.
Она была так увлечена, что не заметила моего появления. Я прошмыгнула в свою комнату.
Когда вечерние процедуры были сделаны, я укуталась в теплый халат, вставила в уши наушники и легла на кровать.
В плеере красиво звучал голос Энди на фоне взрывной роковой музыки. Ох! Этот ритм, этот тембр! Я будто в тайне упивалась песнями его группы, потому, что никому в жизни не скажу, что мне нравится его музыка (а вдруг прознает и решит, что я типичная тупоголовая фанатка?). Нет, такого исхода я не хотела бы.
Я не заметила, как уснула, а проснулась я от того, что над ухом помимо голоса Энди разрывалась в диких воплях мама. Кажется, она рвет и мечет уже продолжительное время.
Я долго пыталась думать, что мне это мерещатся ее быстрые и нервные шаги из стороны в сторону:
- Арлия!- она сильно застрясла меня за плечи.- Что за черт?!
Уймись уже. Я спать хочу.
- Арлиа Алая!- слова были сказаны мне прямо в ухо, которое не было занято наушником.
Ох! Даже спать по-человечески не дают.
- Очнись уже!
Придется открыть глаза и стать центром очередного скандала.
Я медленно, сквозь сон, через силу подняла отяжелевшие веки и фыркнула:
- Сколько время?- мой голос конкретно осип и я почти его не слышала. Мой вопрос естественно был проигнорирован.
- Скажи мне, что это шутка?!- завопила мать бросая мне журнал.
Я лихорадочно сквозь сон в оцепеневшей реакции, рефлекторно протягиваю руки, чтоб поймань журнал.
Я долго недоумевая уставилась на страницу, пытаясь вспомнить алфавит.
- Ты же обещала, что попытаешься поступить!- взорвалась она отчеканивая шаги из стороны в сторону.
Только сейчас до меня дошел смысл фразы, которую я уже раз десять перечитала:
" Наконец, наш красавец, рок-певец Энди Бирс из стомильйонного фанатского полка выбрал счастливицу, которая заняла последнее место в его команде!".
Так, а чего мама кричит? Я опустила глаза чуть ниже. Ох, воу! Здесь опубликовали фотографию из моего выступления! И, воу! Она еще и удачная! Я с интересом изучала изображение. Надо будет найти на их сайте...
- Арлиа! А как же твое будущее?- мама, видимо, все еще надеется, что после армии я могу захотеть учиться дальше. Поправочка! Я солдат по крови и призванию, а учиться - занятие не для меня.
- Мама, успокойся!- попросила ее я, как можно мягче.
- Да как мне успокоиться?! Ты можешь жить нормально?! Моя дочь бросила девятый класс и ушла в армию! Как я могу успокоиться?- возмущенно заверещала она.- Ты только вернулась. Спустя восемь лет! Что по-твоему я должна делать?
- Пойми и ты меня,- говорила я, как можно тише, устало потирая лоб между бровями.- Мне уже не вернуться в привычную для вас степь! Я даже не знаю на сколько я вернулась...
- Ах, ты еще не знаешь?- перебила она мои слова.- Учится ты не хочешь, а участвовать во всяких конкурсах - есть все!
- Меня могу вызвать в любой момент. По миру дейстует множество военных организаций. И когда я понадоблюсь генералу,- я уверенно сверкнула глазами.- Я прийду ему на помощь. Там мое будущее. А в Re-Start Music я попала по чистой случайности!
- Арлиа!
- Мама!
- Неужели ты с этим согласна?- кажется, она до сих пор не поняла.
- Да,- звонко ответила я.- Да! Да! Да!
Должно быть в моих полных уверенности глазах заискрились молнии.
Она отшатнулась от меня так, будто я ее оттолкнула. Какое-то время мы зло смотрели друг на друга в полной тишине.
Затем, мама вырвала журнал из моих рук, и вышла, ничего не произнеся на последок, из комнаты оставив меня в полном замешательстве одну.
Спустя минуту весь бред бурливший в моей голове стих.
Уже завтра мама забудет об этом разговоре.
Я надела оба наушника и включила музыку по новому кругу, стараясь забыться в звуках голоса Энди.
И все же, я люблю рок!
«Новая партия» или «Сыграть с нуля».
Ноющая боль в руке ударила в голову, а следом разрослась паутиной по всему телу. Неохотно распахнув отяжелевшие веки, я присела на кровати. Закатав рукава ночной рубашки, я возмущенно закатила глаза.
Жемчужная кожа покрылась алыми рубцами от места, где запястье покрывала белая шелковая лента скрывающая портативный энергореактор, поддерживающий мою жизнь начиная от того момента, как в мое тело ввели сыворотку.
Я испустила тяжелый выдох и медленно, стараясь не прикасаться длинными бледными пальцами к тонкой коже, разматывала ткань. Избавившись от ленты, я затаила дыхание. Кожа вокруг реактора покрылась темным багряным цветом, местами темнее, местами светлее. От железной каемки протягивались жуткие рубцы, а внутри сверкал сам реактор.
"Генерал, что это?",- непроизвольно я сжала кулас со всей силы и тот час же поморщилась от боли, пульсирующей вокруг коемки.
"Ах, это? Портативный энергореактор!".
Я сильно стиснула челюсти, так, что послышался скрежет зубов.
"Что он делает в моей руке?!".
"Жизнь тебе спасает!",- я вспоминаю тот его взгляд, будто я сморозила глупость.
"В смысле?".
"Сыворотка вызвала отторжение в твоем теле. Ты умирала. Другого выхода, как использовать ядерный электрореактор, не было".
Я до сих пор не знаю, как действует эта штука. Но благодаря ей, я все еще здесь. Даже сыворотка действует. Я использую по большей степени лишь "Прицел", так как, мне поручают убийства. Кого мне только не приходилось убирать с дороги. Всегда была одна и таже причина: слишком много знает.
Ушедший из армии, должен понести свой крест в могилу. Это, если по-русски, значит здохнуть сразу. Ведь многие ушедшие занимались сливом информации другим органам. А мы занимаемся тем, чего выполнить обычный военный не мог. Очистка от мусора? Кажется так это называется. Однако, мы выполняли и другие задания. Генерал спас нас, а мы в свою очередь выручаем его. Такая вот задача!
Я аккуратно надавила двумя пальцами в содержимое реактора. Разгоряченная жидкость сначала ошпарила кожу, а потом, я по привычке нанесла ее вокруг железной каемки. На глазах рубцы и синяки стали исчезать.
Облегченно выдохнув, я обратно замотала лентой запястье, скрывая весь ужас последствия военной карьеры. А у меня репетиция!
Когда все орудия массового поражения были спрятаны под одеждой, я зацепила волосы заколками с двух сторон и улыбнувшись своему отражению в зеркале я удовлетворенно захихикала. С виду милая, если не знать, какую тонну металолома она перетаскивает вместе с собой. На нас ведутся охоты: ФБР, ЦРУ и внутригосударственные органы безопасности. Я должна быть готова к любому исходу. Меня все еще лихорадит от того, с каким спокойным видом генерал отправил нас отдыхать. Что-то странное затишье. Когда мне ждать бурю?
Девушка из отражения нахмурила тонкие бровки и надула бледно-розовые губки. Будто фарфоровая кожа, мерцала от единого прикосновения луча солнца. Майка и джинсы создавали слегка неопрятный вид, а перебентованные запястья - опасный. Белые ленты скрепляли мой секрет. На левой руке (как там его?): ядерный энергореактор, хранящий в своих железных и радиоактивных оковах мою жизнь. А на правой: наколка состоящая из цифр (мой кодовый номер, в нем содержиться вся информация военного).
Сегодня мне захотелось заколоть волосы наверх, привычка! Ноги обутые в кеды стали предпоследним штрихом. Натянув кожаную куртку, я положила телефон и плеер в карман. Вроде бы все, что нужно. Текста песен нам не выдавали. А значит больше и таскать нечего. Ссылаясь на выше сказанное, я потопала к двери. Но тут меня передернуло. Нам с мамой так и не представилось возможности поговорить. Значит показываться ей на глаза не стоит. Тогда, как мне выйти?
Глаза лихорадочно оглядывали мою небольшую комнатку. Окно! Я рванула к стеклянной завесе и распахнув окно, взглянула вниз.
- Весело,- случайно сорвалось с уст, при виде трех этажей, которые мне предстояло преодолеть. Ладно. Бывало и хуже.
Я ломанула в оконную раму, выступая ногами вперед. Автоматическое окно закрылось.
И вот я уже скользу ладонями и ногами по стене. Падение замедлилось и я почувствовала себя человеком-пауком! Лихорадочное чувство радости и любопытства охватило тело. Оттолкнувшись от стены, я отправила тело в воздух и машинально кувыркнувшись, я приземлилась на ноги. Плавно. Мягко. Аккуратно.
Самодовольно усмехнувшись, я отряхнула джинсы. Так, а теперь куда?
Вот тут я и застряла. Победитель по жизни. Что тут сказать? Когда моя память - дырка от бублика.
***
Охранник с сквозившим в глазах любопытством смотрел на меня сверху вниз. Сквозь черные солнцезащитные очки можно было разглядеть, как охранник сузил глаза. Кажется, он мне не доверяет.
- Ты, видимо, с первого раза не понимаешь?- поинтересовался охранник.
Я изумленно распахнула глаза, и изо всех сил показалаж свою обиду.
- Мне нужно внутрь!- завопила я и протестующе вскинула руку.
- Вчера тебе тоже нужно было внутрь,- заметил охранник.
- Есть такое,- пролепетала я, а потом с еще более непоколебимым видом заявила.- Я одна из участниц! Мне нужно на репетицию!
- А где твоя карточка? Участница!- кажется его сильно забавляла ситуацию возникшая вокруг.
Кстати, что еще за карточка? Мне не выдавали никакую карточку!
- Хорст,- послышался сзади приятный бархатный голос. На мое плечо легла рука, плавно, мягко, но она вызвала бурю эмоций, которые буквально пронзили мое тело мириадами молний. Я шумно сглотнула не решаясь оборачиваться. Голос я и так узнала.
- Пропусти девушку,- продолжил голос и я явно ощутила в нем усмешку из-за чего машинально насупилась.- Она из моей команды.
Ненавижу чувствовать себя беспомощной. Я же его одной левой уделая! Его! И его чертового охранника! И глазом моргнуть не успеют!
- Мистер Бирс? Эта девушка, должно быть, вчера...- я не дала ему договорить, машинально наступив ему на ногу. Охранник взвизгнул так, что я отшатнулась назад, упераясь спиной о грудь стоящего сзади юноши. Он успел ухватить меня за плечи, благодаря чему мы не грохнулись. Я облегченно выдохнула, а охранник проклинал меня всеми известными миру проклятия прыгая на одной ноге у двери.
- Ой!- наигранно воскликнула я прикрыв уста ладошкой.- Я случайно! Прошу прощения!
- Вот...- он внезапно помолчал, а потом вскинул указательный палец в мою сторону.- Реинкарнация коровы!
- Что?!- взорвалась я, сбрасывая со спины рюкзак.- Ты хоть знаешь, кому это сказал?
Ну, все. Я завелась. И это уже было заметно по дымящим ушам и самоуверенной походкой с которой я приблизилась к охраннику. Человек-гора выкатил грудь, и гордо вскинул бодбородок. Я закатала рукова до локтей и сплюнув в сторону впервые за эти дни ощутила себя человеком. Это то, что я действительно умею на самом деле. Надирать людям задницы, при этом даже не запачкавшись. Этому меня здорово обучили за восемь лет службы. Не стоит вести себя, как воспитанный человек с теми, кто этого не понимает. Иначе, они начинают принимать воспитанность за слабость.
Мне наконец предстояло размять кулаки. Кажется охранник был уверен, что его рост дает ему превосходство над мной. Очень, жаль!
Мне было достаточно сделать один единственный прыжок, отправив тело в воздух, что коснувшись ногой стены, оттолкнуться повторно маневрируя в воздухе. Машинальный кувырок по воздуху, я машинально занесла ногу для удара. Вот, я уже переношу всю силу в ноги, и со всей дури ударяю охранника в челюсть так, что послышался хруст. Охранник схватился за место удара, а я успела занести вторую ногу для удара. Мощный хук в грудь.
Руки моментально касаются о землю беря под контроль весь вес тела, и я перекатываясь назад, и я следом гордо выпрямляюсь, глядя как охранник падает на землю.
- Ой-йо-й!- я опомнилась слишком поздно. Заправляя выбившуюся прядь за ухо, я заметила испуганный взгляды со всех сторон.- Черт!
Я ринулась в сторону, вроде как, Хорста. Кажется, его вырубило.
- Вот таким людям доверяют свою жизнь,- саркастически прошептала я, пытаясь нащепать пульс на руке охранника.
- Должно быть, он просто не расчитывал, что у девушки может быть сила орангутанга,- послышалось над ухом.
- Что?!- я резко подняла голову обращая пылающий взгляд на Энди.
- Все, все!- он вытянул руки перед собой.- Я уже понял, что с тобой шутки плохи.
Я фыркнула. Наконец под тонкой бледной кожей прощепались вибрации. Пульс был ровным. Он спал. И что мне с ним делать? Не оставлять же, в конце концов, здесь? Его жизнь на моей совести.
- Так,- выдохнула я.
- Давай-ка, я позову кого-нибудь, кто сможет о нем позаботиться. Если он жив, конечно,- опомнился Энди.
- Он жив,- невозмутимо ответила я.
Он был так спокоен, невозмутим и прекрасен, что у меня от злости перехватывала дух. Черт возьми! Только, что, при нем, хрупкая с виду девушка вырубила охранника. А он? Типо... Ничего. Все в порядке. Обычное дело! Я каждый день вижу, как охранников вырубают девушки.
Я выдохнула, стараясь избавиться от излишек адреналина. Тело все еще горело, я была готова наброситься на любого, кто мог мне чем-то не понравиться. Энди ласково сжал мои плечи и подтолкнул к двери.
- От того, что ты тут стоишь, никакого толку,- вкрадчиво пояснил он.
Сумка уже покоилась на моих плечах, когда я наконец могла видеть здание со стороны парадного входа. Тут мне пришлось остановиться. Рок-музыкант потопал куда-то в совершенно другую сторону, оставив меня (одну!) в большущем холле. Или он надеется, что я вдруг сама все найду? Ну да. Я же типо вчера тут была. И все такое.
В общем, я присела на мягкие диванчики, которые выстроились у стены и стала ждать Бирса.
Когда я сказала, что "завелась",- я сказала это в прямом смысле. Ярость все еще прожигала меня, а глаза нарошно прощупывали каждого человека, который проходил мимо. Подключались особенности моего зрения: выводя прицел на каждого, кого мне приходилось увидеть. Я сидела, вцепившись длинными пальцами в край майки. В голове уже прорисовывались картинки кровопролития, которого так ожидал зверь внутри меня. Да, именно зверь. Никто не знает до конца, к чему привела нас сыворотка. Я живу за счет атомного энергореактора, который заставляет мое сердце гнать кровь по застывающим жилам. Это все равно, что быть телефоном, которым не мог прожить без зарядки. Но, даже так, реактор связывает меня нитями, подключая сыворотку в любой опасный момент. Стоит мне разозлиться, я обращаюсь в зверя (не внешне!), который живет охотой. Чей ген был в моей дозе сыворотки.
Генерал говорил, что зверя выбирали по темпераменту человека, которому сыворотка была предназначена.
Я проводила много времени в одиночестве, осуждая пылкость товарищей. Генералу это напомнило одну пуму, которую он встречал всего раз в жизни.
"Пантера",- в голове всплыл голос генерала Свона. Он рассказывал о ней с таким восхищением, что я ненароком возгордилась.
"Она была черна, как ночь, а ее янтарные очи! Видела бы ты это кошку! Она восхитительна! Ее рефлексы, охотничьий инстинкт! Я чуть было не попался",- мне показалось, что я вновь сидела за тем деревянным столом, в кругу своих новых друзей, а генерал рассказывал, как прошла его новая миссия, в горных лесах.- "Местные жители, ну той деревни, которую мы спасли, называют ее пантерой!".
В каждой сыворотке разный ген, дающий разные особенности, но в совокупности с нашими генами, сыворотка обратила нас в настоящих охотников. Я не могу найти подходящих слов, чтоб это описать. Это все равно, что в теле душа зверя.
Пускай и внешне я хрупкая и никчемная девушка, которая по сути способна лишь укорачивать длину своей юбки (что ко мне не относится, я предпочитаю джинсы) - но! Это хрупкое тело давно во власти интересов и желаний того зверя-кукловода, который сидит внутри. Собственно, как так я это понимаю. Ученые не подозревали, что сыворотка окажет настолько сильное действие. Да и мы, собственно, так же.
Кстати, сыворотки нам вкололи лишь тогда, когда нам исполнилось восемнадцать. Типо, чтоб опала родительская опека, и мы могли сами решать свою судьбу (хотя на самом деле все зависит от настроения чиновников, которые являются финансистами проэкта!).
Мы стали лучшими охотниками военной базы. Мы выполняли такие миссии, которое другим военным и не снились: повышенная выносливость, необязательное регулярное питание, повышенные физические возможности (в том чисте и ловкость плюс меткость), охотничьи инстинкты зверя (которые играют самую важную роль), звериные рефлексы. Многие ученые были заинтересованы в создании универсальных военных, для захвата территории. Японские ученые победили! Ну, я думаю, никто в этом и не сомневался.
Однако есть минусы, и все они выплывают из-за раздражимости. Так, что пора мне записываться на курсы йоги!
У других, таких же как и я, гены других хищников. Но по сути, сыворотка на каждого действовала по одной и той же системе.
Испустив тяжкий выдох, я проследила глазами, за тем, как занесли в здание Хорста (на носилках). При том, как мне сильное хотелось в голос рассмеяться, я осуждающе покачала головой делая вид, что была удручена случившимся. Никто из присутствующих все равно не знает, что это я его вырубила. Мысленно, но все-таки я его предупреждала. Сам виноват! Ох, как же бесит!
Вот я и сидела так, делая глубокие успокаивающие вдохи, еще какое-то время ожидая музыканта. Сидеть без дела - не сахар я вам скажу. Еще учитывая, что в армии нас всегда учили беречь свое время. "Оно не резиновое, дети!",- всегда разрывался в диком оре майон гоняя нас по минному полю с дивной ухмылкой на бледных устах. Он был уже приклонного возраста, с проступающей сиденой и видными морщинами на лбу. Но это никак не мешало быть ему извергом. "Мы в свое время и не такое вытворяли! А вы?! Дурачье!",- кричал он нам в след. Я помню, как подкашиваются ноги, когда добежав до конца минного поля, ты понимаешь, что ты еще жива!
Что бы еще такого вспомнить? Это, собственно, единственное, чем я способна сейчас заниматься.
Помниться, мы бродили у берега реки, в поисках рыбы, о которой нам рассказывал генерал. Никто и не подумал взять оружия! Ну конечно! Кто подумает, что на солдатов так просто кому захочется напасть, чтоб украсть улов. Бедные беженцы из одной деревни, которую сожгли до тла (а кто нам так и не рассказали), так обрадовались, когда мы им предоставили всю корзину.
В первые дни службы было действительно тяжело. Не сколько физически, а сколько - в плане духовном. Мне было трудно свыкнуться с мыслью, что я оказалась настолько импульсивной! Подумаешь, что тебя бросил мужчина (который был старше лет на десять), при том, что обещал вечную любовь. Ох, как можно было быть настолько глупой?! Он был сильнее меня физически. И рядом с ним я чувствовала себя в безопасности. Странно, верно? Ведь все началось из-за глупого насилия, когда мне поручили принести журнал учителю по алгебре. Но я не думала, что эта миссия обернется для меня катастрофично.
И вот бросила я обучение, ринулась в армию! Хотелось поиграть в войнушку, о которой мне рассказывал дедушка! Доигралась. Теперь в моем запястье напрочь засел ядерный энергореактор, который стал, как моим спасением, так и "Ахилесовой пятой". Если пробить реактор - мне крышка. Все вернется на круги своя.
Мне порой приходиться напоминать себе, что это далеко не сон.
Весь этот бред бурливший в моей голове мгновенно стих, когда послышался знакомый бархатный голос. Я подняла глаза на рок-музыканта, который с явным любопытством наблюдал за мной:
- Ты что тут делаешь? Репетиция на диване не проходит,- в его голосе послышался сарказм.
- Я. Просто. Думала!- мгновенная блестящая ложь с капелькой правды.
- Думала?- удивленно спросил он.
- О своем, о женском,- добавила я приподнимаясь с дивана.- И тем более, без тебя вряд ли репетиция начнется.
- Сначала репетиция танца,- Энди не стал дожидаться меня и потопал вперед. Мне пришлось за ним бежать.
- Что за танец?- спросила я, когда нагнала его.
- Сейчас узнаешь,- ухмыльнувшись ответил он. Я озадаченно нахмурилась, но продолжила идти следом.
Мы прошли длинный белый коридор и оказались у двери, откуда доносилась музыка.
Рок-музыкант подтолкнул дверь вперед, и она со скрипом распахнулась.
Тут мне пришлось остановиться, чтоб осматреться. Обстановка заставила меня ойкнуть и отшатнуться. Это был огромных размеров зал: кресла цвета спелой вишни окружили огромную платформу, которая возвышалась в самом центре. Ребята растянулись по всей ее ширине, выполняя неловкие движения следом за хореографом.
- Зачем этот танец?- поинтересовалась я.
- Это завершающая программа. После выступлений, когда имена участников, которые продолжат участие в проэкте, станут известны, им предстоит станцевать этот танец,- я в который раз удивилась, как красиво звучал слегка охрипший голос певца. Мы переглянулись. И одновременно усмехнулись.
- Вместе с командой Астер?- спросила я, заметив, как поп-принцесса сидела сложив ногу на ногу в кресле.
- Да. И тебе тоже надо танцевать,- напомнил он.
- Точно,- выдохнула я.
Я целую минуту решала: остаться и бросить вызов танцам, или убежать, как последняя трухила. Пришлось остановиться на первом, я прислушалась к здравому смыслу.
И вот, я уже бросила сумку в одно из кресел. И грациозно, покачивая бедрами, я просеменила в сторону платформы.
- О, вот и последняя!- кажется хореограв была несказанно рада. Энди уже уместился на кресло рядом с Астер и с любопытством наблюдал.
- Доброе утро,- громко заявила я и быстро запрыгнула на сцену, пропустив мимо глаз ступени. Ребята уставились на меня, как на дикарку. Я проигнорировала их взгляды и заняла свободное место в последней линии.
- Отлично!- хореограф хлопнула в ладоши призывая наше внимание.- Повторяем движения за мной!
Вот заиграла музыка. От нее тело двигалось само по себе. Женщина была пухлой, и ее движения выдавались очень даже милыми.
Мы начали повторять. Я не наблюдала за другими. Просто повторяла движения хореографа. Сначало выходило неловко, а потом уверенность заполоняла всю пустоту внутри и движения начинали казаться живыми. Тогда, я просто стало играть телом под музыку. Движения набирали оборотов. В каждом читалась резкость и дерзость моего характера, нетерпимость отражалась в скорости выполняемых трюков.
С наступлением припева, я стала вытворять невообразимое: малые прыжки, чуть скользив ногами по платформе, я отправляла тело в воздух. Кувырок по воздуху и я приземлилась на ноги без единого промаха.
Пушинка, я решила временно называть хореографа так, показывала все новые движения. Я старалась, как можно точнее их отображать.
После множеств прокруток, когда ноги уже были не в силах держать тело, Пушинка решила сделать перерыв. Облегченно испустив выдох, я спрыгнула с платформы. В сумке меня ожидала бутылка с водой!
Ребятня же просто попадала на платформу. Я с усмешкой, в ответ на злобные взгляды, грациозно просеменила к своей сумке, которая ожидала меня. Я спокойно засела на кресло и достала бутылку воды.
Вода уже, как бы ни было жаль, не была холодной. Но я отпила пару глотков и заложила бутылку в сумку.
- Арлиа?- послышалось чуть удивленное над головой.- Арлиа Алая?
Я тут же подняла голову. Когда я сталкиваюсь с любознательными взглядами, мне всегда не ловко. Взгляд юноши, который предстал перед моим взором, истолковать я не могла. Цвет охры источал слишком много чувств, которые даже мой "прицел" не мог определить.
"Райли Найт",- предстали зеленые небольшие буковки у выделенного синим контуром юноши.
- Да,- кивнула я.- А мы знакомы?
- Ты меня не помнишь? Мы учились в одной школе, до того, как ты ушла после девятого класса. Просто, я был на выпуск раньше. Райли Найт,- наконец представился он в подтверждению того, что определил "прицел".
Я недоумевая уставилась на него:
- Да, точно...- я сосредоточилась, пытаясь вспомнить образ выского парня, с глазами цвета охры. Такого мне не забыть никогда. Предшествующие классы не сильно отличались в значении общения.
Мне всегда казалось, что они подобны малой крепости, в которую никого не хотели бы впускать. Райли? Забавно, что не запомнила его красивых округлых глаз. У Бирса они миндалевидные, очерченными черными чернилами, наполненные теплым шоколадом, а глаза Найта были непотнятного орехового цвета: будто они еще не определились, быть им карими или зелеными.
- Надо же, я не думал, что встречу тебя,- сказал он так, будто действительно не верил собственным глазам.
- Как видишь,- я пожала плечами.- Я здесь.
Райли присел на соседнее кресло:
- Ходило множеств слухов. О той аварии два года назад,- тихо признес парень.- Говорят, что это была страшная катастрофа и выживших не осталось. Твоим родителям пришло письмо о твоей гибели. И вот теперь, ты сидишь здесь. Будто ничего и не случилось,- он многозначительно взглянул на меня на последних нотках своих слов.
- Я...- ничего не помню.- Чудом выжила.
- Это здорово,- заметил он.
- А ты, что здесь делаешь?- мне нужно было скорее перевести стрелки на новую волну, иначе я узнаю новые подробности своей жизни, о которых я не помню (вот значит почему моя мама плакала, когда вернулась? А ведь мне и в голову не приходило, что перед тем, как я распахнула глаза в больничной палате, что я... Умерла).- Мой отец спонсирует этот проэкт,- ответил Райли и слегка глупо улыбнулся.
- Надо же!- я несколько удивленно воскликнула. На самом деле я давно прочитала всю информацию о нем блягодаря прицелу, который успел пробить его по всем базам данных.
Он был чист. Как альбомный новый лист. Его отец Грегор Найт известный крупный предпрениматель. Занимается расточительством денежных средств. А его сын учится на экономическом факультете международной экономики, готовиться занять место отца.
- А сам участвуешь?- в спешке добавила я.
- Да, я в команде Астер,- он усмехнулся осматривая лежащих на платформе ребят.- А ты? Ты поешь? После того случая?
Интересно, а о каком случае он внезапно вспомнил? Я, конечно, понимаю, что он здесь не при чем, что слухи вокруг маленького городка распространяются с небывалой скоростью, но все же! Я ненавижу, когда люди затрагивают эту тему.
- Да,- мой голос прозвучал стойко, подобно удару стальному лезвию, а лицо обратилось окаменевшей и посеревшей гримасой. Видимо, юноша чуть испугался быстрым эмоциональным переменам на моем лице.
- Это дойстойно уважения,- добавил он мягко и вкрадчиво. Его слова заставили кровь прилить к моим щекам, и я в спешке зарылась лицом в темные локоны.
- Честно,- еще добавил он.- Я бы так не смог!
- Конечно!- воскликнула я.- Я тоже не смогла. И никогда не смогу поверить.
- Но ты здесь,- констатировал он. Я все же подняла голову и чуть сузив очи попыталась пронзить его холодным взглядом. Однако, он улыбался. Я изумленно затаила дыхание, мои глаза расширились, а слова вымолвить так и не получилось.
- Так, продолжаем! Ребята, у нас мало времени!- металась Пушинка из стороны в сторону.
«Эксперимент», или «Пять лет назад».
День первый.
- Бенджамин Бирс?- послышались тонкие голоса над головой черновласого мужчины. Они были высокими, чуть бледнее любого в захудалом кафе и их глаза, две узкие щелки, зыркали с небывалой прытью.
- Боюсь, вы меня с кем-то спутали,- голос мужчины оказался куда грубее и тоном ниже, чем у представителей науки. Он повторно уткнулся в газету, намеренно не спуская глаз с предложения, которое читает уже не в первый раз.
Ученые засели за стол на против него: бесцеремонно, быстро, с деловитым видом.
- Мы знаем, генерал Свон,- голос второго азиата был куда приятнее его приятеля.- Но в неофициальной обстановке, положено обращаться по настоящим именам.
Резко газета была выпущена из рук опытного бойца и с шуршанием листов пала на гладкую поверхность стола. Глаза генерала сузились, и смола цветов заиграла в предостороженности.
- Кто вы?- заведение было полно гостей, и окруженные общей суетой, военный и его назойливые собеседники не могли придумать ничего более дружеского разговора.
Тяжелый чемодан грохнулся об пол, и азиат положил руки на стол, сцепив тонкие и бледные пальцы рук в единый замок.
- Мы ученые, мистер Бирс,- представился все тот же черноволосый юноша. Он был ростом выше, и его шевелюра была пышнее, нежели у его товарища, который был полноват и невысокого роста напоминал скорее колобка, чем ученого.
- И, что вам могло понадобиться от просто пенсионера?- поинтересовался Бенджамин. Сейчас черты его лица разглядились и он выглядел готовым к разговору.
- Мы знаем многое о вас, и знаем, что вы далеко не "простой пенсионер",- тихим голосом промолвил тот, что бы выше.
- Мы были бы рады поговорить с вами без принуждения и всего прочего,- заметил второй юноша.
Мужчина решался целую минуту. А затем, испустив тяжелый вдох ответил:
- Чего вы хотите?
- Мы представляем новый проэкт,- мигом оживился низкорослый парень.
- Военный проэкт,- добавил второй.
- Я подал в отставку, ничем помочь не могу!- заявил Бенджамин. Он хотел было встать, когда заметил, как засуетился персонал: у каждого угла в комнате сидело по паре вооруженных людей, готовых мигом броситься на помощь японцам. Он показал более раслабленный вид и вернулся в беседу.
- В чем суть вашего проэкта?- он сделал заинтересованный вид, когда внутри прикидывал все последствия любых своих будущих движений.
- Мы хотив создать универсальных бойцов!- заявил колобок.
- И нам нужен тот, кто сможет научить их быть настоящими бойцами,- продолжил начатую речь второй японец.
- Универсальных бойцов?- переспросил генерал.
- Именно,- подтвердил обладатель сапфировых глаз.
- Мы создали сыворотку. Особую сыворотку. Она сможет снабдить солдата всеми нужными в бою качествами, для поражения любого противника.
- И чиновники с радостью начнут спонсировать проэкт.
- Для этого вам нужен был я?- понял Бирс.
- Так оно и есть,- в один голос согласились японцы.
Бенджамин заметно напрягся.
- Вас возобновят на должности генерала, вне всяких сомнений, вне всяких подозрений,- уверенно произнес низкорослый.
- Вашей семье предоставят защиту. Не бейспокойтесь. Все под контролем,- уверенно произнес второй собеседник.
Отступать было уже некуда.
- Хорошо. Я помогу вам.
День второй.
Генерала действительно без всяких проблем возобновили на его былой должности и охотно приняли с распростертыми объятиями в уже родной коллектив. Ученые Томоэ и Фукуяма, что приходили в тот день в кафе, следовали за Бирсом куда бы тот не шел. И назойливо стучали ему на слух об его первых шагах вхождения в проэкт.
День пятый.
Генералом было отобрано пять сильнейших курсантов. Выпускники военного учебного заведения были избраны по особым критериям: они все были не прочь избавиться от жизни. Ознакомленные со своими задачами, они были готовы приступать к выполнению проэкта.
День седьмой.
Чиновники принялись за спонсирование проэкта. Они охотно предложили свои услуги во всех сферах в которых ученым и военной организации нужны были денежные средства. Сыворотка была притоготовлена на день ранее, а сама процедура намечена на следующий день.
День восьмой.
Выделенные денежные средства были использованы на оборудование лаборотории. Солдатам вкололи сыворотку. В течении недели они будут находиться под пристальным надзором ученых.
День пятнадцатый.
Бенджамин нервно осматривал помещение, где словно обездвиженные глиняные куклы, лежали его солдаты. Сзади послышались поспешные шаги и вскоре на плечо мужчины упала чья-то рука. Генерал не позволил себе оплошности и спокойно обернулся, чтоб взглянуть в глаза ученого.
Круглое лицо японца не выражало никаких эмоций, а узкие глаза метались по помещению. Пока в миг не замерли на телах солдат.
- Как успехи?- опомнился генерал Свон. Его голос прозвучал как никогда звонко.
- Трое из пяти полностью освоили сыворотку,- он сделал небольшую паузу собираясь с мыслями и продолжил.- У двоих началось отторжение.
Дрожь не тронуло застывшее тело военного, но его глаза заметно вспыхнули.
- Как так? Вы не должны были допускать оплошности!- он обратил испепеляющий взгляд на Томоэ.
- Мы выполнили все, как того тебовалось!- ученый не был агрессивен, но его несколько напугала реакция военного.- Дело в том, что в организмах солдат сработал защитный механизм,- поспешил он объяснить.- Началось отторжение. Это дело природы.
Генерал задумчиво переглянулся с ученым и нахмурившись, покинул палату.
День двадцатый.
Чиновники не были довольны результатом: три из пяти. Тогда был подписан указ о возобновлении более старого проэкта и выделены средства на новую операцию.
День двадцать третий.
Трое солдат, которые перенесли сыворотку без особых осложнений были отправлены на тренировочную базу под наблюдением майора Харфилла. Генерал Свон остался наблюдать за пострадавшими курсантами, чтоб не допустить новой оплошности.
День двадцать пятый.
Тела юноши и девушки прекратили функционировать. Остатки сыворотки начали крушить организм на мелкие крошки. Такая реакция на сыворотку настораживало ученых и они начали полную подготовку по возобновлению давнишнего проэкта.
День двадцать девятый.
Когда лаборотория была полностью оснащена и готова к операции, тела курсантов были спрятаны в капсулах в спиртованном растворе.
Суть проэкта была в укреплении костей жертв сыворотки, чтоб скелет солдат мог с легкостью удерживать реактор, который будет поддержить жизнеспособность военных. Для этого требовалась полная пересадка остатков раздробленных костей юноши и девушки на новый алмазный скелет.
День тридцать второй.
Операция прошла успешно. Без осложнений.
Генерал застыл у высоченного стеклянного огряждения. Он наблюдал, просто стоял за стеклом, не способный произнести ни слова. Он слышал их крики. Он словно ощущал их боль на себе.
Генерал бы никогда в жизни не подумал, что такие операции вообще возможны. Но потом он вспомнил, что проэкт был выдуман японцами и осознал, что теперь он точно видел в этой жизни все. Теперь, когда тела солдат были полность "переоборудованы", они словно мерцали в прозрачной воде. Алмазные кости скелета чуть проступали гладкими линиями на коже. Они были бледными, такими хрупкими. Генерал не мог без жалости наблюдать за юношей и девушкой.
Отныни тонкая кожа солдат обтягивала не хрупкие человеческие кости , а скелет из чистого алмаза. На запястьях хранился внедренный ядерный энергореактор, поддерживающий жизнь в их телах. Оставалось, лишь ожидать, чтоб они очнулись.
День тридцать третий.
Под кожей проступил первый импульс крови и тела были вытащены из капсул на койки.
День тридцать четвертый.
Первым очнулся юноша: Джереми Крэйд. Первые дни он мог двигаться, а со временем освоился и мало по малу начинал совершать обходы по коридорам, следом, по этажам, а чуть позже и вовсе иузчил здание выделенное ученым.
День тридцать девятый.
Наконец, девушка так же очнулась. Арлиа Алая оказалась весьма прыткой особой, которая и вовсе не заметила подмены собственного скелета. Девушка быстро преодолела все трудности, хоть и была озадачена тем, что при ее хрупком внешнем виде, она казалась такой тяжелой.
День сорок первый.
Солдаты были отправлены на обучение. Генерал присутствовал на каждой тренировке солдат в течении месяца.
День семидесятый.
Первая миссия.
Вложенные средства оправдали себя в качестве работы универсальных бойцов. Множество всемирно известных организаций делало заказы на различные убийства. Солдаты стали палачами, а их заказчики - бывшими друзьями. Каждый военный, подавший в отставку, должен был быть убит не зависимо от вклада в трудовую базу скрытой войны. Любой, кто попытался пронести багаж мимо и расскрыть многие кровавые бойни, о которых мир и не знал, становиться персональным клиентом палачей.
За каждую выполненную миссию они получали уйму денег и молва о них расходилась вокруг. Чтновники оказались весьма довольными результатами. Даже те двое, что изначально были жертвами, вышли среди сильнейших. Отныне они работали, как силовая атака и выносливость палачей. Вся грязная работа, сил выполнить которую не было у обычных военных или так, о которой никто знать не должен выполнялась ими на протяжении пяти долгих и насыщенных лет. Численность жертв возрастала, а заказы становились все тяжелее и тяжелее.
Генерал отправил их в досрочный отпуск. Значит ли это, что их догнала их же участь?
"Кто знает слишком много...".
"Кто имеет силы рассказать...".
"У кого хватит смелости противостоять...".
"Кто решил пронести багаж...".
"Всех их ждет одна и та же участь...".
"Никто не выживет".
***
Задыхаясь, я рывком села на кровати. Тело ломило от знойной усталости, а легким не хватало воздуха.
- Арлиа Алая! Вставай, скоро Рейчел приедет! А ты все спишь! Представляешь, что она подумает?- послышался голос мамы снизу.
Еще было темно. Мое одеяло скомканное лежало на полу. Я то думала, почему я мерзну? Ну, еще окно настеж открыто.
Отлично. Класс! Просто замечательно! Я услышала как барабанит по ставням дождь. Тяжелые капли, словно те импульсы в моей голове, били с оглушительным ревом. Или, я просто схожу с ума.
Я опустилась обратно на кровать. Сон немного отступал. Нужно было б морально подготовиться к встрече с старшей сестрой. Когда я вернулась, дома ее уже не было.
Как оказалось, она выскочила замуж за какого-то предпринимателя. Мне предстоит встретиться с ним.
Я взглянула на темно-синий потолок и молча выдохнула воздуха. Он был тяжелый и сгущался вокруг будто маленькая тучка. Хотя на самом деле, отяжелела атмосфера во всем доме. С самого моего приезда. Было что-то не так. И я не могла понять, что же именно?
Пришлос приложить кучу усилий, чтоб заставить груду внутри меня зашевелиться. Я чувствовала себя просто чудовищно. А все эти триклятые танцы!
Я одела футболку и джинсы, что было в принципе для меня типично, кое-как расчесалась. Из зеркала на меня по прежнему глядела уставшая девчонка, которая, казалась тощей и жутко хрупкой. Все тело отяжелело. Это так типично для меня.
Раньше, до того, как я ушла в армию, я была куда красивее и тело было пышнее. А сейчас, я каждый день сталкиваясь со своим отражением вижу ее: тощую и некрасивую брюнетку. Пять лет ее глаза цвета молочного шоколада врываються мне в душу мелкими осколками.
На ее теле было множество длинных ссадин, местами, рубцов и шрамов, и кости проглядывали сквозь тонкую и бледную кожу. Она почти мерцала. Местами на руках ярым синим цветом простилались вены. Черные волосы зачесанные назад напоминали стручающийся водопад ниспадающий к пояснице. Бледные губы были искусаны. Такой я есть во всей своей красе. Ну уж прошу прощения, что негде разогнаться.
Забавно, что ни у меня, ни у Джереми (сосед по несчастью!) не проглядывали мышцы на руках, как у остальных наших товарищей. Я осталась обычной, тощей, некрасивой брюнеткой с уймой комплексов и алмазным скелетом. Если бы мать узнала, насколько сильно меня изменили, она бы больше ни за что в жизни не отпустила в меня. Но, я думаю, она обрадовалась, что у меня на мне не проявились тренировки в виде кубиков пресса, бицепсов и тому подобному. Хотя, если честно, я тоже. Пускай на меня из зеркала будет глазеть хрупкая, тощая, некрасивая, бледная, костлявая брюнетка с алмазным скелетов, чем мегаженщина!
Ведь, насколько бы ни была б я такой, но такая я уж есть. Без лишней краски и фальши. Я довольна тем, кем являюсь. Визажисты на проэкте чудом загримеровали меня. Я изувечена. Но мне это нравиться. Это я. Да. Все. Точка! Высказалась!
Иногда мне просто необходимо так убеждать саму себя в том, что таким, как я, вполне можно жить.
Фух... Бледные губы дрогнули расплываясь в улыбке. Мне точно пора к мозгоправу. Давно пора. Уже нужно в то момент, когда я в первые поцеловала учителя в ответ. С этого начались все отклонения. А теперб я убеждая себя, что вполне красиво быть такой. Мне просто нужно это сказать вслух:
- Тощая. Некрасивая. Костлявая. Бледная. Брюнетка.- Все, очевидно даже хуже, чем множно подумать.
Я встряхну головой, прогоняя все мысли прочь и просто заставила себя проигрывать мысленно песни из любимых кинофильмов.
Я отыскала в шкафу любимую пайту и нацепилас сверху. Следом закрыв окно, я вышла из комнаты.
Однако, от того мне не полегчало. Открывать и так очевидное не сладко.
Стоило мне только спуститься, как все мысли улетучились. Я услышала знакомую песню в исполнении знакомого голоса. Прошмыгнув на кухню, я заставила себя остановиться. Ну и ну!
- Трансляция концерта,- промолвил Роб выдувая стакан сока. Младший брат с любопытством глазел на мое выступление.
Мне стало трудно дышать. Выхватив пульт со стола, я выключила телевизор.
- Эй!- завопил братик.- Да что с тобой?! Вполне не плохо спето.
- Ага,- буркнула я усаживаясь за стол.- Где мама?
- Вышла на улицу,- ответил Роб тут же переметнувшись к приготовление бутерброда. Я усмехнулась, и так же принялась к приготовлению завтрака.
В скоре к нам присоединилась вся семья. Правда было несколько неловко в молчани под хмурыми взглядами, но закончив трапезу мы принялись за уборку.
***
Я словно во сне, подогнув колени, приподняла с пола у входной двери конверт.
Мои руки задрожали. Я словно ощутила звон алмазных костей, когда глаза очнувшись от забытия возобновили изображение. Запечатанные конверт, из чистой бумаги, имел лишь несколько инициалов: Б. Б. - Бенджамин Бирс. Генерал Свон прислал мне лист от настоящего своего имени. Это, однозначно, дурной знак. Мне нужно было уединиться, скрыться прочь от любопытных глаз матери и младшего брата. В конверте был заказной лист.
"Почему именно Торронто, генерал?",- тогда в моем голосе сквозило чистое любопытство.
"А почему бы и нет? Возвращайся домой. Тебя наверняка ждет семья. Почувствуй себя живой",- он тогда загадочно улыбнулся и лишь сейчас, мне кажется, я начинаю догадываться причиной такого скорого отпуска.
- Так от кого письмо?- любознательно поинтересовалась мать, прижав к груди стопку из журналов.
- Должно быть друзья из базы,- я как можно беззаботней улыбнулась и улыбнулась.
Глаза матери в миг преобразились в цвете молочного шоколада. Она взмахнула пышной шевелюрой и проследовала в гостинную. Я же, в свою очередь, прошмыгнула в сторону лестницы. Переступая через две ступени, я проскользнула мимо второго этажа и в скоре оказалась на третьем. На стенах все еще горели светильники, освещая беспросветный коридор,
я зашла в комнату и тут же закрыла дверь. Руки по-прежнему дрожали в предвкушении нового задания или в крайнем случае, обычного послания от генерала Свона. Я присела на кровать и уместившись по удобнее, облокатившись спиной и спинку кровати, стала внимательно изучать сам конверт. Глаза машинально проскользнули светодиодом по конверту и красные лучи обступили лист. Он был чист.
Я испустила облегченный выдох и открыла конверт. Внутри имелась фотография мужчины в преклонном возрасте с проступившей сединой и довольно знакомым лицом.
- Билл Баркенс?- хмыкнула я всматриваясь в снимок. Здесь он находился на главной площади в Торронто.
Надо же! Кто бы мог подумать, что подав в отставку, он вернулся именно в этот забытый всеми святыми силами город. Однако, то, что он подал в отставку, стало очевидным. Иначе, что бы его фото делало в конферте письма адресованного мне? Никак иначе.
Я просунула руку внутрь и нащупала еще лист. Здесь имелись сведения о последнем местонахождении и все возможные способы поймать бывшего майора. Я усмехнулась. Пару слов было выделено красным маркером.
Еще в конверте имелся набор пуль в ствол, который мне выдал генерал для самообороны, а так же пару метательных дротиков. Еще имелся транквилизатор и более тонкие пули, для винтовки. Вот для чего генерал заставил меня забрать снайперское ружье.
Я машинально сжала в кулачке пули. Послышался холопок двери, и вскоре на нижних этажах прослыли движения. Послышались голоса по ту сторону окна, а следом донеслось и:
- Арлиа! Рейчел приехала!
Я быстро заложила все обратно в конверт и с незамысловатым видом забросила его под подушку. Затем вскочив с мягкой постели бросилась к окну. Раздвинув длинными бледными пальцами две длинные линии жалюзей, я сузила глаза. Их машина уже припарковалась у обочины. Я заметно нахмурилась при виде того, как покорно опустились плечи моей старшей сестры, когда ее муж настойчиво ей что-то выговаривал. Он был рассержен, и его руки жутко дрожали еле удерживая коробку. Сестра свесила голову и лишь изредка кивала. Будто пронивившаяся девчонка, она подчинялась его словам. Мне было трудно расслышать их разговор и я тот час приоткрыла окно в режиме "форточки". Свежий воздух затрепетал волнами по помещению. И наконец я уловила слова, которые четко чеканил муж Рейчел:
- Опять! Да сколько раз мне тебе повторять, что я не хочу видеть твою долбанную семью?!- рассерженно повторял он и громко захлопнул дверцу сияющего "вольво" с ноги.- Ты хоть представляешь, что мне приходиться переживать? Ты должна понимать, что я не обязан твоей семье ничем!
Моя сестра всегда была такой сильной, а теперь какое-то пузатое чмо делает ей выговоры? Почему она продолжает туоп глядеть в асфальт? В моих глазах, она всегда была опорой, а сейчас этот урод читает ей нотации? Я не знаю, что так случилось, но у меня зачесались руки. Вот бы кто на него заказ накатал! Я бы с превеликим удоволствием пристрелила его. С виду он был высоким и сквозь тонкую рубашку проглядывала мускулатура. Он не был "пузатым", но его зализанные гелем светлые волосы напоминали мне желе. Не знаю почему такая странная ассоциация. Кароче, он мне не нравится. И мне не нравится, что моя сестра покорно ему вторит.
- Рейчел!- завопила мать, с распахнутой двери. Вот показалась копна черных волос и лицо мужа быстро сменилось улыбчивой гримасой. Я громко фыркнула.
- Как я рада вас видеть!- слова матери были искренними.
- И мы вас, миссис Алая,- а вот голос мужа казался фальшивым. Либо он меня настолько сильно раздражал, что другой стороны медали мне в нем просто не суждено убить и в ночч с сегодняшнего дня на следующее, а с крыши соседнего дома буду целиться в его волосатую голову.
Что за мысли? Я что есть силы встряхнула головой.
Скользкий, однако, тип. Мне нужно было бы выйти и хоть для приличия переметнуться с ними фразами. Показать, так сказать, свое воспитание. Там, можно пожать, или сломать, руку этому фальше-мужу. Я предпочитаю второй вариант. Первый слишком не серьезный, а так, сломав ему руку, левую, я смогу показать ему, что здесь, ему, не курортная зона. Учитывая, что нашу семью он уже не взлюбил, я окачательно в пух и прах разобью все его намерения. И плевать, что моя сестренка может меня возненавидеть. Я открою ей глаза, как положено родной кровушке. Вообще, мне нужно поговорить с ней наедине, когда все будут заняты. Осталось лишь дождаться того момента.
Я продолжительно время просидела в комнате, подслушивая разговоры, которые доносились снизу. А потом, когда все разбрелись по своим делам, я дождалась, когда моя сестра останется одна в своей комнате, и тогда решилась действовать.
Хватило совсем чуть-чуть храбрости и уверенности, тогда я сжав руку к кулак легонько постучалась.
- Входите,- послышалось с той стороны.
Тогда я подтолкнула дверь вперед предварительно повернув ручку и вошла в комнату, тихо прикрыв за собой дверь.
Она как раз раскладывала вещи по шкафам. Я оценивающе осмотрела ее, пока сестра была занята и не поднимала своих глаз на гостя. Тогда я решила подать голос, в качестве намека, что неплохо было б и поздороваться:
- Вид у тебя измученный,- мой голос пронзил тишину цверенно и хрипло. Пагубная привычка отозвалась в легких очередных странным звуком. Ее руки задрожали и блузка тихо выпала прямо на мягкую постель. Медленно, словно во сне она обернулась.
- Если это все твое замужество, советую срочно подавать на развод!- в спешке добавила я.
- Арлия!- завопила сестра бросаясь в мою сторону. Я была сбита с толку такой быстрой реакцией. Сестренка заключила меня в свои удушливые объятья и мне даже показалась, что против них даже алмазные ребра не выстоят.
- Тихо-тихо! Хочешь увидеть мою кукурузку? Я так не думаю!- саркастическим тоном произнесла я.
Теперь мы были практически одного роста, и я с легкостью могла обнять ее за плечи и дружески похлопать по спине. Она была всего на пару сантиметров выше. Волосы цвета молочного шоколада были заплетены в тугую косу, от которых до сих пор приятно тянуло миндалем: ее любимый шампунь.
- Ох! Как я рада тебя видеть!- всхлипнула она, а я испугалась, что она вот-вот разрыдается.
- Я тоже,- улыбнулась я и чуть отстранилась, что взглянуть в ее глаза. Большие, заплаканные с пушистыми ресничками и в янтарном цвете плесали огни, по которым я всегда скучала. Под глазами черные круги и размазанная тушь, делали сестренку похожей на мертвеца. Даже ее до этого приятный оливковый цвет кожи казался бесцветным.
- А ты выглядишь болезненно,- констатировала Рейчел с усмешкой на устах.
- Последние пять лет, это мой привычный вид,- ответила я слегка пожав плечами.- Говорящая рыбья кость.
- Я так и поняла,- кивнула она.- Когда ты вернулась?
- Я уже неделю, как в Торронто,- ответила я, проследив за ней взглядом. Сестра села на кровать и с интересом осмотрела меня.
- Восемь лет прошло,- ее голос показался таким далеким, словно сестру затягивали путья времени обратно, в наше безоблачное детство.
- И не говори,- произнесла я скрестив руки на груди.
- Рассказывай, чем занималась?- любопытство просковило в ее дрожащем голосе.- Я видела твое выступление. Я и подумать не могла, что ты решишься.
Я нахмурилась.
- Я не решалась, все случилось случайно,- как можно безмятежней пожав плечами, я постаралась выглядеть спокойной.
- Тем не менее, ты развернула в свою сторону все кресла. Многим понравилось. И мне тоже,- Рейчел медленно сложила блузку и положила в комод у кровати.
- Не знаю, что из этого выйдет.
- Просто пой от души, как ты обычно это делала,- посоветовала Рейчел.
- Чтоб меня вновь обвенили в бездарности?- усмехнулась я.
- Нет, чтоб победить и поверить в себя.
- Тогда мне нужно другая жизнь,- слегка ироничная улыбка исказила мои уста и тогда я поняла, что самое время перевести стрелки.- Единственное чем мне стоит заниматься, так это военным делом, а вот тебе стоит пересмотреть вариант развода.
В миг черты ее лица переменились и хмурость легла тенью на глаза. Огоньки исчезли и сестра вновь принялась перебирать одежду.
Я фыркнула:
- Ты с ним не счастлива, верно?- спросила я.
- Я люблю его,- сырость ее слов будто хлыстом ударила меня по лицу и я отшатнулась назад.
- Любовь...- пробурчала я.- Такая сентиментальность.
- Тебе не понять,- сказала, как отрезала Рейчел.- Ты права. Чтоб зажить нормально, тебе просто нужна другая жизнь.
Я усмехнулась.
- Именно,- и с этими словами я развернулась лицом к двери и вышла из комнаты сестры.
На самом деле, Рейчел чертовски права. Моя жизнь была изувечена так же, как и мое тело давным давно. И теперь она метается между убийствами, выпивкой, сигаретами и грязным сексом. Увы, меня не исправить.
Будто к утверждению свои собственных мыслей и доводах сестры я, уже вечером была готова достать винтовку и перестрелять всех и сразу. Не выдержав атмосферу которая накалялась в доме, мне пришлось отправиться в небольшой бар, через пару улиц. Там жуткая выпивка, но всегда можно найти кого-нибудь, кто желает снять напряжение. Лучшее место, где можно убить время.
Громко хлопнув дверью, я закурила и потопала по темному асфальту по знакомой тропинке. Сегодня в баре было не много людей, и я решила начать ночные приключения с того, что требовалось смочить горло. Пепел опадал горстками на язык, и жгучий привкус табака впивался в глотку. Запах алкоголя буквально пропитывал воздух. Я присела за барную стойку и попросила официанта налить чего по-крепче. Дальше было дело техники.
Время начало растягиваться, словно резина, видимо я уже достаточно выпила. Голова кружилась и люди вокруг преображались принимая обличия различных зверей. Я усмехалась, будто имбицилка и осматривала гостей. У кого длинные рога, а у кого огромные глаза, еще у кого-то клыки уперались в пол. Я допила последний стакан, и встала. Координация ни к черту, но, что поделать?
Вокруг все вертелось, словно я сидела в ритмично завывающей каруселе и непрестанно глядела в окно. Словно во сне я дотопала до дверей, а потом, мне стало плохо.
Помню только, как меня вывернула за кустами до которых я вовремя добралась, а потом мне предложили помощь. Так я оказалась в чей-то машине в полной невминяемости.
Затем, скорее всего я отрубилась. Так, как вскоре перед глаз все окончательно поплыло и темнота стала заглатывать меня.
"Утро", или "Время завтрака".
Вода становилась все горячее и горячее. Арлия подставлялась под струи воды, позволяя каплям омывать ее тело, нежно касаясь всех порезов, шрамов и увечий на бледной коже. Она мерцала, а четко очерченные кости проглядывали под тонким слоем кожи. Она была столь хрупкой, что казалось, лишь еле уловимое дуновение ветерка способно сбить девушку с ног. Каждая кость алмазного скелета столь отчетливо выперала под тонким слоем бледной кожи, что девушку можно было с легкостью использовать вместо скелета на уроках биологии в медецинских учреждениях и школах. Но это вовсе не делало ее страшной, а наоборот, выглядело мило. Это все последствия операции.
Она пыталась вспомнить, что произошло вчера и как она оказалась в чужом доме, но на ум ничего так и не вернулось.
Сколько раз она обещала себе быть исправной? А ведь она почти неделю вела себя по правилам. И что? Стоило приехать ее сестре, как девушка не сумела совладать с собственными эмоциями. Теперь, оставалось лишь продолжить уже начатое и завершить эту нелепую пьесу.
Девушка аккуратно вспенила черные волосы, а затем вновь подставилась горячей воде. Она хлынула на лицо, смывая темные пятна, оставляя лишь мерцающий цвет бледно-белой кожи. Арлиа принялась смывать шампунь, гель для тела, а следом выключила кран. Вода прекратила ниспадать каплями на тело и мокрые волосы прилипли к спине. Девушка распахнула дверцу душевой кабинки и схватилась за полотенце. Потом и сама выползла изкабинки.
На небольшой тумбочке покоился темплый банный халат. Девушка нагнувшись, накрыла голову полотенцем и закрутила его рогаликом на голове. Затем нырнула под теплую ткань халата и надела тапочки.
Она по-прежнему терялась в догадках, в чьем же номере она находилась. Именно: номере. Интерьер выказывал дорогую стоимость номера, а банные принадлежность: к уюту и комфорту. Арлия уже осознавала, что попала в руки состоятельного человека.
Девушка потопала туда, откуда доносились звуки. В номере имелась так же белоснежная кухня, где за столиком сидел уткнувшись в газету тот самый состоятельный человек.
Арлия не сразу вошла в комнату, а предворительно осмотрела красивое помещение. Две кухонные стены в светлых тонах обрамляли стены, а между ними стоял небольшой столик со стульями. За один из которых вскоре уселась девушка.
- Так,- от его слуха не укрылось появление гостьи за столом.- Что же такая юная девушка забыла в клубах?
Он аккуратно сложил газету на стол. Теперь перед Арлией открылось лицо мужчины. Он был молод, однако старше ее, возможно, на один десяток лет. Ухоженные светлые кудри зачесанные назад и голубые глаза сквозили любопытством по девушке. Однако, он был в самой обычной одежде.
- Мне просто нужно было выпить,- прохрипела Арлия.- У вас есть закурить?
Вопрос показалось, несколько озадачил мужчину, но вскоре, он открыл перед ней железную коробочку с набором дорогих сигар. Девушка затаила дыхание.
Она вытянула одну сигару, когда мужчина уже протянул ей зажигалку.
Она закурила и тут же почувствовала себя намного лучше. Затянувшись, она выпустила дым из уст и ее уста искривила улыбка.
- Я благодарна вам за помощь.
- Не за что,- он неопределенно пожал плечами.
Арлия вновь затянулась, буквально впиваясь в сигару всем существом и вытягивая из нее все соки, позволяя пеплу изнутри осыпаться на язык. Выпустив клубок дыма, она с интересом оценивающе осмотрела мужчину:
- Жаль, я ничем не могу вас отблагодарить,- ответила она.
- Этого не обязательно.
Она удивленно захлопала глазами. Однако, если ему ничего не нужно, то ей еще как нужно. И уходить с пустым и разбитым внутренним миром наполненных жуткими и несуразными мыслями девушка не собиралась.
Она приподнялась с кресла, встряхнула головой позволяя полотенцу спасть с головы.
Грациозно покачивая бедрами, девушка очертила между ними расстояние. Мужчина лишь с любопытством наблюдал за ней. Она бесцеремонно присела на его колени лицо к нему и тогда в его глазах впервые зажегся огонь желания.
Она переложила его руки к себе на талию, а своими тонкими ручками обвила его шею.
- Как на счет,- девушка приоткрыла уста и медленно провела язычком по верхней губе.- Этого.
Она припала к его устам, слишком быстро, словно яркая вспышка позволяя жуткому и ненасытному желанию очнуться внутри мужчины. Он ответил на поцелуй. Тягучая лента сомкнулась и мужчина вцепился руками в ее талию притягивая девушку к себе всем телом. Он чувствовал жар ее тела сквозь майку, внутри проснулся пульсирующий зуб: он уже не мог ничего с собой поделать, а желание свирепствовало.
Она оторвалась от него и взглянула в его туманные глаза.
- Хочу...- единственное, что смог произнести мужчина. Девушка улыбнулась.
- Хочу!- уже уверенне завопил он. Тогда его руки скользнули ниже, и жаркие ладони легли на ее ягодицы. Она прильнула к нему всем телом и вновь впилась в губы. Страстно, властно и грубо. Он проник язычком в ее рот, а она охотно прильнул своим язычком к нему, позволяя мужчины облизывать его и ласкать как ему будет угодно.
Его руки скользили по ее спине, спускались вновь ниже, затем поднимались. Поцелуи ускоряли темп, жар становился невыносимым. Тонкие бледные пальцы скользнули под его майку. Кубики пресса вмиг напряглись. Она играла на них, и сквозь поцелуй послышался стон. Девушка стала медленно приподнимать майку. Мужчина же лизнул ее язычок, а затем скользнул мокрыми жаркими поцелуями по ее щеке. Вскоре его язык лизнул ее подбородок и девушка охотно подставила шею под его жаркие поцелуи. Язычок властно пробегал пой нежной коже, а руки шаловливо стягивали халат с плечей подставляя бледную кожу. Ее дыхание становилось прерывистым, и девушка зарылась пальчиками в его волосы не позволяя мужчины отстраняться от нее.
Он был ненасытен. Язык скользил по коже, а губы покрывали кожу поцелуями. Он покусывал, местами посасывал ее нежную кожу. Он развязал пояс халата, и медленно стянул его до поясницы открывая небольшую грудь своей власти. В его глазах не осталось человечности. Все поглотило желание.
Он сначало нежно накрыл ладонями ее грудь, затем сомкнул пальцами соски. Поцеловал ее в шею вновь и проделал мокрую дорожку к грудям. Девушка застонала, а он прильнул устами к соскам. Медленно язычок принялся увлажнять кожу вокруг соска. Руки скользнули под халат снизу, затем под трусики. Девушка выгнула спинку еле сдерживая срывающиеся стоны. Он стал потягивать сосок зубами и тут же увлажнял его языкок. Он захватывал устами все больше и больше. Халат окончательно пал с ее тела. Он прильнул ко второму не обработанному соску. Губы властно впились в кожу. Из ее груди все чаще вырывались тихие стоны, как и из его. Он прикусил соск зубами и стон из уст девушки сорвался громче. Тогда его палец зашел внутрь ее. Стон сорвался громче. Сосок в его рту набух и он оторвался от него и вновь прильнул к ее губам властным и жарким поцелуем. Его палец попрежнему был внутри нее, а поцелуй заглатывал все стону.
Язык скользнул в ее ротик и стал лизать ее язык.
Он грубо и слишком быстро вытянул и нее палец и осознал, что больше ждать не мог. Он схватил ее за ягодицы и приподнял, следом привстал со стула, и усадил ее на стол. Он оторвался от нее и Арлиа помогла ему избавиться от штанов, а следом и от трусов. Он прильнул к ее устам, настойчиво посасывая верхнюю губу. Затем уложил на стол не отрываясь от губ.
Краткая вспышка, и он медленно стал входить в нее. Арлиа изогнулась и стон сорвался с ее губ. Он чуть ускорил темп и их дыхание забилось унисон. Затем он вновь помедлил.
Он вслушивался в ее стоны, купаясь в мелодии ее голоса. Мужчина продолжал идти внутри нее, дразняще. Затем он обхватил руками ее ягодицы и стал подтягивать ее к себе ускоряя темп. Она прильнула к его устам и настал мощный взрыв удовольствия. Семенная жидкость жгучим пламенем обожла ее изнутри. Они кончили оба, почти одновременно, а поцелуй забирал воздух из легких. Он не выходил из нее, а продолжил лишь целовать и целовать. Она блуждала руками по его спине, плечам подтягивая ближе к себе. Он вновь покрывал поцелуями ее шею, плечи, руки.
А потом, он вытащил из нее член и лег сверху. Его уста еще продолжительное время осыпали ее тонкую кожу поцелуями, а язык скользил по выступающим костям. Все продолжалось, пока оба обессиленно не опустили руки. Они лежали так еще какое-то время.
Горячая кожу покрылась испаринкой, а запах спермы заполонил помещение. Они переплелм пальцы:
- Так, как тебя зовут?- поинтересовался вдруг он, опомнившись, что даже не узнал ее имени.
- Не важно,- отмахнулась она, целуя его в шею. Теперь ее мокрый язык лизал его кожу.
- Нет, важно!- не согласился мужчина.
- Тише,- она обвила руками его шею и притянула к своим устам. Она поцеловала его требовательно и настойчиво, а он ответил грубо и властно. Его член уперался в ее ногу и время от времени семенная жидкость выливалась на ее кожу. Они не открывались друг от друга. Он проскользнул язычком в ее рот. Он улегся более удобнее, давая волю свои рукам, которые тут же легли ладонями на ее мягкую и взбухшую от бесконечных поцелуев грудь. Поцелй углублялся, а мужчина продолжал играть пальцами с ее грудью. Он застонала, когда он сжал между пальцами соски. Языки непрестанно преплетались и лизали друг друга. Он посасывал ее губы одну за другой, а руками сжимал ее грудь. Она постанывала, но не позволяла ему прекращать.
Он потягивал ее соски, продолжал массировать ее грудь. Ее набухшие губы становились все слаще и слаще, словно никтар да него. Он не мог остановиться и целовал ее, целовал, целовал. Она извивалась под ним и постанывала.
Он оторвался от ее губ через силу, чтоб взглянуть в глаза.
- Так, как твое имя?- не унывал мужчина.
- Арлия,- ответила девушка, и тут же потянулся к нему целуя его в щеку, затем в подбородок, потом провела языком по его шее, собирая горячие капли пота.
- А Ваше имя?- поинтересовалась она, вновь лизнув его шею.
- Питер,- ответил мужчина.
- Ммм,- издала она не переставая лизать язычком его шею. Затем она принялась целовать его накаченную грудь, кубики пресса. Он резко схватил ее за запястья укладывая на стол и прильнул губами к ее груди. Она выгнулась, а он схватил зубами и так набухшие соски. Она стат сосать ее сосок, а руками пригвоздил ее запястья к столу. Он сосал сначала один сосок, потом второй, затем лизал ее грудь. Опускался поцелуями все ниже и ниже.
Поцеловал ее внутреннюю сторону бедра. Он стал гладить руками ее влажную киску, а поцелуями усеивать бедра. Затем он поцеловал киску, провел по ней язычком. Девушка тихонько застонала. Удовольствие перекрывала край чаши и перед ее глазами начиналь темнеть, когда он погрузился в нее. Она чувствовала его внутри себя. Чувствовала, как его руки скользят по ее телу. Чувствовала, как внутри разливается горячая жидкость. А потом, все прекратилось, она провалилась.
А он продолжал играть с ее телом. Покрывая тело поцелуями, посасывая кожу, оставляя жуткие засосы. Он погружался в нее вновь и вновь, чувствуя прилив желания все больше и больше. Девушка разрывалась между реальностью и сном. Она ощущала его руки, губы, язык везде. Она отвечала его поцелуям, отвечала стонам, извивалась под ним. А он продолжал и продолжал.
Пока на ее теле не осталось ни единого живого места. Зализанная кожа покрылась синяками и алыми разводами. Груди и пухлые губы взбухли. На шее было множество засосов. Белая жидкость искрилась на внутренней стороне ее бедра.
Она смогла открыть глаза лишь на следующее утро, когда солнечные лучи проскользнули через занавешенные шторами окна. Его нигде не было. Тело девушки ныло. Оставаться здесь ей никак не хотелось. Впервые она ощутила себя изношенной.
В спешке, Арлия приняла душ, отыскала свою одежду разбросанную по всему номеру. Она рванула из отеля с такой скорость, опасаясь, что он поймает ее.Оказавшись на свежем воздухе, она облегченно выдохнула.
Часть вторая.
"Рискнуть", или "Дать второй шанс".
У вас порой бывает ощущение, что вы будто огромная выжатая губка? Так вот, если да, то вы меня сейчас отлично понимаете. Я еле двигала ногами, и спускалась по ступеням отеля, словно раненая. Еще никогда ранее, мне не приходилось испытавать подобную усталость. Из меня будто выжали все соки.
Так я топала прочь из отеля, мысленно давая себе подзатыльника. Очередное безрасудство с моей стороны. Однако, сколько времени я потеряла? Кажется, целый день.
Внезапно, что-то сильно схватила меня под локоть.
- Тебя подбросить куда-нибудь?- послышался уже знакомый голос, от которого я так старательно пыталась скрыться.
Я подняла глаза, чтоб взглянуть в его лицо и прочитать в глазах чувства, которые он испытывал.
- Было бы не плохо,- заметила я.
Он был красив, и казалось, будто он искрился светом. Солнечные лучи задорно играли на светлых прядях, привычно зачесанных назад, а голубые глаза любознательно изучали мое лицо.
Ему удивительно шла рубашка пастельно-синего цвета и брюки.
- Вот и отлично,- улыбнулся Питер, и подтолкнул меня вперед, в сторону стоящей у обочины машины. "Форд" ожидал хозяина продолжительно время.
Питер открыл перед мной дверцу, приглашая в салон машины, и закрыв за мной дверь, обогнул спереди машину и уместился на водительское место.
- Прости, я был слишком груб с тобой,- его голос напоминал целую палитру из различных чувств.- Я должен был тебя отпустить сразу, как только ты очнулась...
Я пододвинулась в его сторону, но Питер не стал смотреть на меня. Тогда я легонько коснулась пальцами его подбородка, поворачивая его лицом в свою сторону.
Мужчина не успел ничего предпринять, как я прильнула к его разгоряченным устам самым нежным поцелуем, на который была способна. Палитра его чувств ворвалась в мой внутренний мир, и я впервые ощутила себя в безопасности.
За закрытой дверцей машины, огражденной холодным металом от окружающего мира, казалось, ничего не могло разрушить тот момент, когда Питер ответил. Разгоряченные уста впились в мои губы страстным поцелуем. У меня перехватило дыхание. Он притянул меня ближе, перекидывая одну ногу через его бедро, он провел рукой вдоль моего бедра. А второй рукой он гладил меня по щеке. Новые волны охватывали меня полностью, затягивая во все новые и головокружительные ощущения.
Его язычок скользнул в мой ротик и тогда я властно лизнула его язык. Он усмехнулся и оторвался от моих губ, все еще не убирая рук от лица.
- Ты не должен извиняться,- тихо прошептала я, обхватив ручками его лицо.- Все было чудесно.
Он накрыл мою ладонь своей горячей рукой:
- Повторим?- спросил он целуя мою ладонь.
- Запросто,- улыбнулась я и потянулась к нему вновь. Он обхватил руками мое лицо, и прильнул разгоряченными устами к моим губам.
Сладострастный привкус нектара его губ сводил с ума и я углубляла поцелуй машинально, не произвольно, воспаляя желание в груди. Я перелезла на его колени, чувствуя, как накаляется жар тела и в машине становится невыносимо жарко. Мы изредка прерывались, хватая ртом воздух и вновь впивались губами, разрывая кожу до крови. Я чувствовала ее на языке, такую соленую, с привкусом металла. Его руки скользили по моей спине, опускались ниже хватая ладонями ягодицы. А мои руки покоились на его шее. Он оторвался, чтоб набрать воздуха в легкие, а я провела языков по его губам, слизывая капли крови, затем поцеловала в щеку и проделала мокрую дорожку по его шее. Капли пота и похоть, все смешалось в единой палитре чувств и было росто плевать, что если так продолжить бесцеремонно целоваться в машине, можно попасть на первую полосу журнала. Он подставился под мои поцелуи, и я ощутила власть над ним.
Сладострастие вырывалось хриплым звуком из груди, и мои руки стали нервно растегивать пуговицы его рубашки. Тогда он остановил меня, сжав мои пальцы своими.
- Не сейчас,- отрицательно покачал головой Питер. Я изумленно распахнув глаза, стала хлопать ресницами в полном недоумении.
Спустя минуту, когда мой разум обрел контроль над похотью и жаром тела, я слезла с него и вновь уселась на сидение.
- Прости,- отмахнулась я.
- Куда тебя отвезти?- поинтересовался он.
- На Гранд-стрит,- быстро ответила я.- Там мой дом.
- Хорошо,- он повернул ключ в зажигателе и загудел словно зверь мотор машины. Он мягко двинулся с места, а я уставилась в окно. Молчание всегда меня угнетало, особенно, когда внутри бушевало ураганом жуткие чувства. И видимо, внутри него тоже.
- Давай встретимся как-нибудь?- спустя долгого молчания предложил он.- Давай,- я неопределенно пожала плечами.- Когда? И где?
- Я заеду за тобой сегодня в семь,- улыбнулся он лишь одним уголком губ.
- А, у тебя разве нет жены там и детей?- спросила я и в миг ощутила себя полной дурой.
- Нет, это лишние обязательства и заботы,- ответил он, устремив свой взгляд на дорогу. Машина бесшумно скользила по дороге.
- А где ты работаешь?- я вспомнила интерьер в его номере.
- Моя семья владеет сетью банков в Англии, а сейчас, я, как владелец, прилетел в Торронто подписать договор для распростронения здесь сети банков.
- Это... Здорово!- воскликнула я, взглянув на него. Мы переглянулись и Питер улыбнулся. А ведь ему не дашь больше тридцати. Здорово иметь династионные корни.
Машина плавно повернула на знакомую улицу и вскоре остановилась, притормозив напротив моего дома.
Питер, как истинный джентельмент, открыл перед мной дверцу.
- Спасибо,- улыбнулась я, выскользнув из машины. Мужчина захлопнул за мной дверь. Почти машинально, он обвил рукой мою талию, и притянул к себе ближе. Разгоряченные уста накрыли мои губы, и мы слились в поцелуе. Нежный и хрупкий мир растворял все вокруг, не оставляя ничего в замен, кроме удовольствия и желание не заканчивать поцелуй. Я через силу разорвала поцелуй, и легонечко чмокнула его в щеку.
- До вечера?- поинтересовался Питер.
- До вечера,- кивнула я, и грациозно покачивая бедрами потопала по тропинке в дом. Я чувствовала спиной взгляд Питера, и обернулась лишь у самой двери. Я пыталась доказать себе самой правдивость тех слов, которые я сказала сестре. Но, может быть, я оказалась не права и на самом деле, я достойна жизни лучше, чем та, на которую меня толкнуло прошлое. Возможно, именно он станет моим вторым шансом.
Легкая улыбка с его уст непроизвольно вызвало улыбку на моем лице. Я махнула ему рукой на прощание и скрылась за дверью. Послышался звук урчания мотора и машина так же рванула с места.
Стоять у двери и вспоминать бескорысное прошлое у меня не было времени. И бросив краткие ругательства на последок, я рванула в свою комнату. Вчера я не смогла выбраться на репетицию, но сегодня идти следует. Иначе Энди вышвырнет меня из своей команды.
Возможно мое возвращение в Торронто и есть путевка в счастливое будущее? Я, кажется, нашла свое призвание и, возможно, свою будущую любовь. Так держать, Арлия Алая, так держать!
В спешке натянув джинсы и новую футболку, я расчесалась и заколола волосы наверх. Схватив свою сумку я побежала на репетицию.
Сегодня она состояла из тренировок танца и песни. Сказать честно, не знаю почему, но я буквально вся светилась и, видимо, это заметил каждый, кто увидел меня.
На танцах меня заставили выйти вперед и выбрали парней, которые будут исполнять ту песню, под которую нам предстоит танцевать.
- Ты сегодня в ударе!- заметил Райли, которого так же заставили выйти вперед. Стоящие сзади должны были выполнять обычные движения, а на предстояло зажечь публику.
- Спасибо,- улыбнулась ему я в точности повторяя движения хореографа.
До выступления оставалось две недели, за которые мы были обязаны отточить свои навыки.
Дальше нас направили в студии, где нам предстояло тренироваться петь. Текст пенси я уже выучила, оставалось лишь спеть. А петь мне предстояло с Натали: светловолосая девушка, обладающая пышными формами и колким, буквально испепеляющим взглядом. Еще она непрестанно строила глазки Энди. Кажется музыкант специально проспукает их мимо глаз. Райли рассказал мне, что ее отец спонсирует проэкт. Что-то навеевает меня на мысль, что мне не долго в проэкте осталось. Однако, я старалась петь свою часть так, чтоб Натали чувствовала во мне достойного и сильного соперника.
Я пела скорее для себя, чем для остальных. И Энди похвалил меня за мое старание. Значит, возможно, у меня и есть шанс.
***
Оставались считанные секунды перед приездом Питера, и я перебрала сотни комбинаций из одежды. Но так ничего и не выбрала. Устало выдохнув я отбросила дурацкое платье с кружевом на кровать. Я не заметила, как тихонько приоткрылась дверь в комнату. Рейчел с любопытством наблюдала за мной:
- Кто он?- внезапно раздался ее голос.
- Ты о чем?- сморозила я, и тут же ощутила себя нелепо глупо.
- Ты никогда в жизни не крутилась перед зеркалом, когда куда-то собиралась. Значит, ты делаешь это для кого-то. Вот мне и стало интересно, кто он?- задорный огонек полыхал в глазах цвета молочного шоколада.
- Его зовут Питер,- усмехнулась я.- И мы идем гулять. А у меня один дибилизм в шкафу!
Сестренка рассмеялась и прошла в комнату присаживаясь рядом со мной:
- Давай-ка посмотрим, чем я смогу помочь,- хитро улыбнулась Рейчел. Я изумленно распахнула глаза:
- Ты серьезно?!
В шкафу Рейчел всегда была полно модных новинок. Сестра считалась самой красивой девушкой в нашей школе и половино девушек бы души по продавали, чтоб хоть капельку быть похожей на нее.
- Именно,- улыбнулась она подталкивая меня в сторону двери.
Вскоре, когда общими усилиями мы подобрали мне одежду, Рейчел помогла мне с прической. Питер, как и было обещано, приехал ровно в семь.
Первым делом мы поехали в кафе, которое находилось неподалеку от отеля в котором разместился мужчина. И только тогда, когда перед моим носом появилась тарелка с пирогом, я вспомнила, что за сегодняшний день это первое, что я съем. И в отличие от многих девушек, которые ходят на свидание, я наелась до отвала и заставила потом Питера вместе со мной бродить по городу пешком, что растрясти то, что я съела. Ну, женская логика же! Однако, как оказалось, Питер не любил долгие прогулки. За то я узнала о нем много интересного. Половину из которого вскоре забыла.
Вечер удался на славу. Затем, Питер отвез меня в свой номер в отеле. Знакомые стены, запах и обстановка.
Как только дверь захлопнулась, мужчина тот час же пригвоздил меня к стене впиваясь в мои уста страстным и жарким поцелуем. У меня перехватывало дыхание. Он был настойчив и требовательным. И я ответила тем же. В спешке почти сдирая друг с друга одежду, мы бросали ее на пол без особого разбора. Жар заполонил душевную пустоту и все мысли буквально выветрились из моей головы. И я окончательно растворилась в нем, а он во мне. Я ощущала его близость всем телом. От каждого касания все внутри разрывалось от сладостного желания.
***
Питер всегда желал казаться обольстительным, нежным и терпеливым рядом с девушками и женщинами. Однако, как только его глаза впервые увидели фигуру хрупкой брюнетки, он потерял весь контроль. Всегда стараясь быть элегантным и вежливым с другими он терялся рядом с ней. В ней не было особой красоты, она тощая и костлявая, и лишь мерцающая бледная кожа, к которой он с таким трепетов касался, и кости, которые так сильно проглядывали. Ему нравилась именно она. Не требовалось роскоши, она и есть тот неограненнй алмаз, который искал он всю жизнь. И ничего больше не нужно. Она рядом с ним. Сказка роскрыла лепестки принимая их с распростертыми объятиями.
Так шло время. День за днем, следом и неделя. Он забрал ее к себе, чтоб каждый день упиваться ее красотой. Обычный день, она рядом. Больше ему нечего искать.
Бывало он сидел, карпел над новыми бумагами, а девушка одним приходом поднимает настроение. Она приносит чашку кофе, и длинными бледными пальцами проводит по его плечам снимая напряжение. А он хвать за руку и притягивает ее к себе, словно она была куклой. И девушка не удержав равновесия, будто лепесток опавший в розы падает на его колени. А он притягивается к ней, целует в пухлые губки упиваясь в сладострастном нектаре.
А бывает, когда Арлиа учит текст песни, он подкрадывается сзади незапно, присаживается рядом и обнимает ее за плечи. Бывает утром ранним, когда солнце лишь восходит, она бродит по кухне, готовит их общий завтрак.
Бывает ему не спиться, и он просит ее спеть. Тогда приятный голосок своими нотками заполоняет спальню. Бывает она приходит к нему на роботу, а бывает он заглядывает на ее репетиции. Их пара быстро покоряла вершины. Их фото высвечивались на обложках журналов, и звание красивейшей пары многими людьми присуждалось. Он - владелец крупней сети банков в мире, а она - начинающая певица. Больше не было тех слов за спиной, все забыли о школьной истории. Жизнь наверстывала упущенное. И Арлиа впервые гордо шагала на улице с высоко приподнятой головой, а он рядом, приобнимает ее за талию и люди с улыбкой провожают их взглядами. В первые дни, еще до улыбок, увидев в его паре ее, их челюсти припадали к земле и нервы сдавали свой пост. Больше никто не смел испачкать ее совесть, она была не одна, он не один. Каждый скрытый разговор потерял свой смысл, теперь девушка сумеет переиграть свою судьбу. На репетициях ее голос звучал с каждым днем все увереннее и увереннее, а движения в танце казались все грациознее и грациознее.
Больше не ходили сплетни о девочке, что по глупости стала живой игрушкой для своего учителя. Она стала другой. И люди вокруг нее изменились.
Дни продолжали свой отсчет. Бренный, скользкий и вечный отсчет. Забавный, грозный и жуткий мир.
Оставался всего час до ее выступления и в волнении девушка перечитывала текст песни вновь и вновь. Питер проскользнул в гостинную не издав ни единый звук. Он подкрался сзади, и хвать ее за хрупкие плечи и повалил на длинный диван. Смешок сорвался с уст девушки. Текст вылетел из рук, а уста Питера уже не произвольно отыскали ее губы накрывая их горячим поцелуем. Он навис над ней всем телом, а руки удерживали запястья. Губы властно впивались в ее губы. Вот его язычок проскользнул в ее рот, и она охотно играет с ним. Он отпустил ее руки, позволяя им в миг зарыться пальцами в его волосы. Он стал целовать ее шею, а девушка смеялась. Трепет охватывал их души соединяя воедино палитру из чувств. Его язык оставлял мокрый след на ее шее опускаясь ниже. А ее руки ловко снимали с него футболку. Он позволил ей снять с него одежду. И девушка припала губами к его мускулистой груди, и ее язычок скользил по смуглой коже. Приятный аромат геля для душа опьянял разум. Из головы девушки вылетело совершенно все. Она опрокинула его на спину и они оба упали на пол устеленный мягким ковром. Она сидела сверху на нем, и мужчина охотно обхватил руками ее за бедра. Она нагнулась к нему и скользким язычком прошлась по его губам. Вновь и вновь, а его руки опустились на ее ягодицы и властно сжимали их со всей силы, заставляя смешки вырываться из ее груди. А девушка чмокнула его в шею и тот час провела там языком. Он растегнул ее бюстгалетр и зубами сорвал с тела предоставляя своей власти ее грудь. Он притянул ее к себе хватая устами соски. Она выгнулась давая ему полную власть над своим телом. Он посасывал, потягивал ее сосок, а руками стягивал трусики. Жар ее тела возбуждал его и желание возгорало невыносимым ударом внутри.
Он обхватил руками ее бедра, а его язычок скользил по ее коже, вдоль животика. Он подтянул ее к себе, усаживая так, что его губы властно покусывали кожу на внутреннее стороне бедра. Стон сорвался с ее уст, когда его язык скользнул по ее киске. Он умело играл с ее стелом, заставляя ее выгбаться и стонать. Он поцеловал ее в клитор, тут же лизнув язычком. Его язычок скользну в глубь и она застонала. Руки массировали ее ягодицы. Он любил слушать ее голос, утопать в ее стонах. Они занимались любовью каждый день, и каждый раз он вслушивается в ее стоны, как в первый раз. Питер умел доставлять удовольствие. Вновь ухватив ее за бедра, мужчина усадил ее на свой член, войдя внутрь нее, он ощутил невыносимый жар. Вспышка удовольствия поглотила обоих. Он притягивал ее, нанизывая сверху, притягивал за спинку, хватая устами соски. Они словно слились в единое существо. Хриплый звук вырвался из его груди. Стоны вырывались из ее груди. Он сосал ее сосок, и притягивал сильнее и сильнее, тем самым ускоряя темп.бешеный оргазм заставлял обоих стонать.
Ей хватало лишь сил уператься ладонями в пол, а стоны были все громче и громче. Он зашел в нее полность и семенная жидкость разлилась внутри нее жгучим потоком. Они оба кончили, но он не поспешил выходить и нее, а продолжал потягивать зубами и губами сосок.
- Я уже опаздываю...- сквозь стон прошептала девушка. А он резко опрокинул ее, и оказался сверху. Арлиа обвила ногами его бедра. Жидкость вновь смочила ее изнутри, а его губы накрыли ее уста. Поцелуй становился требовательным, кричащим о своем желании. Она отвечала ему нежным поцелуем, а он агресивно посасывал ее верхнюю губу.
Потом резко разорвав поцелуй он вытыщил член из нее. Разочарованные выдох сорвался из ее уст.
- Продолжим ночью,- он чмокнул ее в шею.
- Ладно,- она нашла в себе сил подняться на ноги и собрать всю одежду.
***
Когда она забежала в здание, она уже слышалась, как заиграла музыка песни, которую она должна была петь. Ее заколотило от страха.
Как-то раз она подслушала разговор о том, что выбор между ней и Натали предопределен. Дело в том, что ее отец, видимо, очень влиятельный. Если Энди остановит свой выбор на Арлии, он потеряет крупный контракт. Поэтому девушка поставила перед собой четкую цель: она споет, будто в последний раз.
Ее уже усадили на кресло у зеркала и визажист с жуткой скоростью принялся за работу.
Питер занял местов зале, и Арлия знала, что он будет смотреть на нее. Это пугало ее не меньше. Ей бы не хотелось пасть в его глазах.
Работа была выполнена в считанные секунды. Натали как раз пропела свои слова и видимо готовилась спеть и партию соперницы, но дверь захлопнулась и Арлия успела набрать полную грудь воздуха и ее голос поглотил помещение в крике: "Ха-а-а-а...-а!".
Энди облегченно выдохнул и облокатился спиной и спинку сидения.
- Любовь - война,- шепчет в микрофон Арлия.- Не плачу я. Не плачу я, люблю тебя.
Ноты быстро перехватывает Натали:
- Теряет небо цвет, чёрно-белая битва. Солнце спрятало свой свет. Темнеют сумерки и меняются незримо. А-ах, и мир плывёт в моих глазах. Пусть даже так, тебя всё равно люблю я. Все знаю я, но что делать мне сейчас. Да что я могу? Как я могу? Вот дура я... Теперь же...
Арлия забралась на платформу и в миг перехватила ноты в взрывном припеве под звук рвущей душу гитары и крики людей:
- Начинается она! Любовь - это война!- ее черное платье красиво обволакивало шелком тело.- Тебя увидеть с кем-то кто заменил меня!- ветерок игриво играл с черными уложенными волосами.- И чувство чистое, теперь зовут грехом!- глаза цвета молочного шоколада с вызовом смотрели на тренеров.- Тебе я своё сердце покажу, клянусь я в том!- пропела девушка.- Любовь - война, не плачу я, люблю тебя,- прошептала в микрофон Арлия.
Музыка более спокойных тонов переходит к Натали и блондинка выступает вперед. Арлия красиво восполняли звуки без слов движением тела. Натали запела:
- А мегафон, в который кричала я - давно сломался он. Выбивалась я из сил... Но ты и не взглянул, ты меня не заметил. Аах, о светлых небесах забыть пора, их больше я не увижу. Я не могу стереть свою любовь, да что я могу? Как я могу?
Арлиа распахнула глаза и перехватила дыхание:
- Поверь, не плачу я, смотри не плачу я,- шептала в микрофон девушка, когда вновь забурлила взрывающая душу музыка и она пропела.- ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! В битве встретимся мы, выстрел в сердце буду ждать! Нет времени нам средства осторожно выбирать! Развевалось на ветру моё платье, словно флаг,- она демонстративно всколыхнула свободной рукой черную ткань длинной юбки платья.- Ты на меня посмотришь, я тебя заставлю! Да-а-а!- ее голос звучал уверенно и сильно.- К перехвату будь готов! Ведь все еще жестокая война моя любовь! Она глуха, слепа она. Один твой поцелуй меня пробудит ото сна-а-а...- последние слова завершили песню и зал взорвался в аплодисментах.
Энди удовлетворенно улыбнулся. Юноша ожидал подобного еще с тренировок. Он определился со своим выбором еще тогда.
- Хах!- воскликнула с улыбкой Кейт, вскочив на платформу девушка просеменила к исполнительницам и встав между ними и обняла каждую по очереди, что-то нашептав им на ухо.
Былая уверенность Арлии, с которой девушка пела свои слова, тут же испарилась и теперь она, словно приросла к полу, потупила глаза вниз, делая вид, что нашла что-то занимательное на носках туфлей. Натали же стояла с гордо приподнятым подбородком и смотрела прямо на тренеров.
- И так, хотелось бы услышать мнение тренеров,- продолжила ведущая.- Астер?
Поп-принцесса потянулась за микрофоном. Откинув густую прядь волос за спину, она миловидно улыбнулась:
- Ну, что я могу сказать? Сошлись два таланта на одной сцене. Такая плавная Натали, которая начала песню, и Арлия, которая буквально взорвала зрителей своим внезапным появлением. Все выглядело так, будто происходило противостояние в душе одного человека. Вот, Натали поет о то, что не способна ни на что, когда Арлия, в свою очередь, возвращает инициативу в свои руки,- Астер многозначительно посмотрела на обоих девушек.- Но, как бы ни было жаль, одна из них должна покинуть проэкт. И я рада, что такой выбор нужно сделать не мне. Молодцы, все было здорово!
Хлопки разошлись по всему залу оглушая слова и звуки.
- Спасибо, Астер!- дополнила Кейт.- Рилан, что скажешь?
Оперная певица с любопытством сквозившем в глазах смотрела на исполнительниц и охотно потянулась за микрофоном:
- Это было сильно!- первое, что громко произнесла оперная певица.- За две недели, ваши вокальные способности возросли. Было очень приятно слушать ваше пение. Спасибо вам за выступление!
- Спасибо, Рилан!- добавила Кейт.- Что скажет нам Дилан?
Певец хмыкнул, но спустя минуту своего молчания, он произнес:
- Все было сделано слишком хорошо, чтоб я поверил, что все так просто. Энди, твои ребята необычайно сильны,- он многозначительно взглянул на рок-музыканта.- Нежность Натали и норов Арлии в свовокупности создали целый ряд эпизодов в моей голове. Соглашусь с Астер. Выбор сложный.
- Спасибо, Дилан,- добавила Кейт и обернулась в сторону Энди. Бирс откинулся на спинку своего кресла и задумчиво осматривал девушек.
- Как бы ни было печально, пришло время выбора!- объявила ведущая и по помещению заиграли искры в сопровождении с музыкой. Люди затихли, а Энди стал тянуть время. Так было положено, хоть никто из тренеров не любил затягивать выборы. Он должен выбрать между чуть хрипловатым голосом Арлии и милозвучным голосом Натали.
- Я выбираю...- заговорил рок-музыкант опустив свой взгляд.- Арлию!
Девушка изумленно распахнула глаза, когда после слов Энди, ведущая подняла руку победителя батла. Из-за хлопков мощных ладоней, ничего более слышно не было. Будто во сне, Арлия потопала в сторону Энди, который вышел из-за крсела. Юноша приобнял девушку за плечи и поздравил с победой. А затем отправился к Натали.
Оглушительные свисты отдалялись и Арлия вскоре скрылась за дверьми. По пути она выслушала множество поздравлений.
***
Будто во сне, я топала по длинному коредору и кивала всем, кто проходил мимо. Я долгое время пыталась осознать, что происходящее вовсе не сон и я действительно прошла дальше. Выходит, Энди пошел на такой риск. Нужно будет поблагодарить его.
Я зашла в гримерочную комнату, которая оказалась пустой. Множество зеркал отображали мою походку, которой я очертила расстояние от входа, до своей сумки, которая находилась на одном из столиков.
Не успела я и раскрыть сумку, как сзади открылась дверь. Я резко обернулась.
- Питер!- воскликнула я изумленно выдохнув.- Как тебя пропустили?
- Ну, у меня связи,- напомнил он.- Поздравляю!- Питер в пару шагов очертил расстояние между нами становясь ко мне в плотную.
- Спасибо,- улыбнулась ему я.- У нас еще танец. А потом я домой.
- Знаю,- он взял мое лицо в свои горячие ладони и поцеловал в губы. Его разгоряченные уста так сладостно впивались в мои, что я почти машинально ответила. Он целовал меня так нежно, будто боялся, что я вот-вот растаю.
Кажется, он опять терял голову, а вместе с ним и я. Тогда поцелуй из нежного превратился в яростный, наполненный страстью. Он подхватил меня одной рукой под коленями, а второй обвил плечи не отрываясь от губ и усадил на стол. Теперь наши лица были напротив и он вновь поцеловал меня в губы, а я ответила. Его рука проскользнула под юбку длинного платься, приподнимая ткань и властно хватая меня за ягодицы. Его язычок уже проскользнул в мой ротик, а я руками обвила его шею притягивая ближе. Контроль вот-вот рухнет, и было плевать, что кто-то застукает. Если он рядом, мне на что угодно наплевать.
Я чувствовала, как удовольствие от единого поцелуя пронизывал все тело возбуждая каждую клеточку моего тела.
- Я буду ждать тебя,- произнес он в перерывах между поцелуями.
Через силу разорвав поцелуй, он отошел от меня, а я слезла со стола поправляя атласную ткань платья.
- Я пойду,- Питер усмехнулся и развернувшись ко мне спиной ушел.
Спустя какое-то время гримерка наполнилась людьми. Я переоделась в джинсы и топ и визажист принялась закалывать мои волосы наверх.
Когда все было готово, учасники, которые прошли батлы, вышли на затемненную платформу.
Я встала впереди по самому центру. И была очень рада увидеть Райли.
Музыка заиграла и парни сзади начали петь. Я стала двигаться в ритм музыке. Как и полагалось, выполнялала абсолютно каждое движение, которое должна была. Прожекторы вспыхивали со всех сторон по очереди. Мы были будто танцевальным колективом. Двигались одновременно и ритмично.
Когда пошел брейк, танцевала лишь наша тройка, а те, что сзади выполняли обычные движения, чтоб не сбиться с дыхания и спеть как полагается.
В конце мы встали в позы и под дикие вопли и аплодисменты сошли со сцены.
Питер забрал меня так быстро, что я не успела отыскать Энди и попращаться с Райли.
Короче говоря, моя жизнь сново преобретает смысл. Все вокруг меняет свое обличие, и я готова принять перемены. Восемь лет назад я бежала из города заливаясь слезами, а теперь - он открывает мне новые перспективы. И я без страха хватаюсь за них, как за спасительные ленты, пускай они и могут оборваться.
"Охота", или "Убить, или быть убитым".
У большинства особей женского пола основной слабостью в жизни являются дорогие и красивые вещи способные подчеркнуть их природную красоту. Я никогда не страдала дифицитом внимания. У нас в армии такие штучки отбили. Спустя долгие годы службы, меня покорила лишь одна вещь - снайперская винтовка. Оружие всегда было моей слабостью. И это единственное о чем я могу разговаривать часами на пролет.
В нашей команде я была снайпером — тоесть, специально обученный солдат (самостоятельная боевая единица), в совершенстве владеющий искусством меткой стрельбы, маскировки и наблюдения; всегда поражает цель, как правило, с первого выстрела. Задача снайпера — поражение командного и связного составов, секрета противника, уничтожение важных появляющихся, движущихся, открытых и замаскированных одиночных целей (вражеских снайперов, офицеров и др.). Я обожаю свою работу.
Впервые я осознала свое место в армии, когда увидела крупнокалиберную снайперскую винтовку Barrett M82A1 с ночным прицелом. Это моя единственная и самая настоящая любовь на всю жизнь. Винтовку специально создали для того, чтобы уничтожать неразорвавшиеся морские мины. Новинкой в то время заинтересовались военные и сейчас такие винтовки уже организовали свою особую нишу. На расстояние приписываемой оружию дальности огня крупнокалиберный патрон способен пробить любой бронежилет. Но на больших дистанциях очень сложно, даже практически невозможно попасть в человека. И такие винтовки позиционируются как, в основном, оружие для борьбы с техникой, даже легкобронированной. Впервые я увидела ее, когда ее только лишь испытывали. Я была лишь курсантом. Но уже тогда осознала, свое призвание в жизни. Оно забурлило в моей крови. И я отношусь к своей работе с трепетом прекрасно зная свои обязанности. Хотя впервые получить винтовку в качестве оружия я смогла уже после операции. Я постаралась как можно быстрее наверстать упущенное, чтоб не смотря на тяжесть алмазных костей внутри меня и палящего кожу ядерного реактора, я сумела показать, что дойстойна той работы, которую выбрала.
Barett M82 - это дальнобойная высокоточная полуавтоматическая винтовка. К тому же самая дальнобойная винтовка в мире. Разработали оружие довольно давно, в 1982 году, несмотря на это она и сейчас является лучшей в своем классе. Это подтверждают характеристики винтовки. Масса винтовки Barett M82 равняется 14 килограммам. И это на самом деле тяжелая штука. Стрельба из нее ведется с укрепленной позиции. Ножки винтовки следует устанавливать на плацдарм, а приклад упирать в плечо. Стоит отметить, что отдача у оружия минимизирована массой винтовки и дульным тормозом, что очень удобно. Как и масса, размеры винтовки довольно впечатляющие. Длина ствола 508 или 737 миллиметров. На разгон пуле дан почти метр. И это обеспечивает ей хорошую скорость и непревзойденную кучность стрельбы. Пуля вылетает из ствола со скоростью 900 метров в секунду! Цифра действительная впечатляющая! (Это 3240 километров в час). Само орудие имеет длину равную 1450 миллиметрам. Это почти полтора метра, поэтому такое сооружение носить не так то просто. Ну и самый ошеломляющий факт: прицельная дальность винтовки – почти два километра. А если точнее, то 1800 метров. И на такой дальнем расстоянии пуля, которая вылетела из винтовки, с вероятностью сто процентов поражает цель. Если учитывать мощность Barett M82, то после намеченного пути пуля пролетит еще примерно полкилометра. Винтовка Barett M82 предназначена для поражения техники и разных технических устройств противника. Именно поэтому оружие и является крупнокалиберным. Размер патрона у такой штуки 12,7×99. Впрочем, если вникать в суть, то винтовка использует те же самые патроны, которые и стационарные пулеметы. И использовать ее можно лишь при получении особого разрешения от генерала Свон. Тем более, винтовку я использовала лишь на крупных миссиях. Хотя мне часто прихоидлось выполнять мелкие заказы. Примерно такие же, как тот, который прислал генерал. Убийства такого типа требуют другого оружия. Например: L115. Оружие это достаточно новое. Первые экземпляры снайперской винтовки L115 начали поступать в британскую армию в начале 2008 г. Винтовка достаточно специфическая, хотя по внешнему виду этого не скажешь. Классическая компоновка, ложа и приклад из углепластика, на конце ствола глушитель. Очень похожа на английскую снайперскую винтовку L96. Кстати, выпускает обе винтовки фирма Accuracy International. Ну и что? А вот что. Разработана эта винтовка не под стандартные снайперские армейские патроны 7,62х51 мм (7.62 NATO) или 12,7х99 мм (.50 Browning), а под специальный, самый современный патрон для высокоточной спортивной стрельбы на большие расстояния. Патрон 8,59х70 мм (.338 Lapua Magnum), разработанный для сверхвысокоточной спортивной стрельбы и охоты на крупную дичь на расстоянии более 1000 ярдов (900 м) американской компанией Lazzeroni Arms Co в 1994 году.
Говорят, при тестировании данного оружия один из снайперов сказал: «Это настоящая машина смерти. Раздаётся хлопок и цель падает. Противник ничего не увидит и не услышит». Тихий, практически неслышный выстрел и огромная дальность прицельного выстрела делают эту винтовку почти идеальным снайперским оружием. Среди снайперов снайперскую винтову называют "молчаливой смертью". В настоящее время это неофициальное название в снайперской тусовке стало практически общепринятым. Недостаток у винтовки один. Нестандартный боеприпас. Если патроны на поле боя кончатся, попросить их у армейских снайперов или пулемётчиков будет невозможно. Да и патроны компании Lazzeroni Arms Co, которыми стреляет L115, весьма дорогостоящие даже в своем классе высокоточного оружия и выпускаются только по спецзаказу, ограниченными партиями. Я патроны получаю на военной базе, где мне прописывает их генерал Свон. Я довольно трепетно отношусь к выбору огнестрельного оружия. Ведь порой от снайпера зависит весь исход миссии: его победа или проигрышь. А сам снайпер зависит от орудия в его руках.
Пускай снайпер и целится с определенного расстояния с помощью винтовки, среди списка его орудий должно быть хоть одно ручное короткоствольное неавтоматическое или самозарядное (реже автоматическое) огнестрельное или пневматическое оружие - пистолет. Я могу перечислить на пальцах лучшие, например: Glock 17(поначалу про этот пистолет с пластиковым корпусом ходило множество слухов, например, был распространен миф, что оружие не фиксируется металлодетекторами в аэропортах); Beretta M9 / Beretta 92FS. В 1980-х армия США решила отказаться от стоявшего много десятилетий на вооружении Colt М1911 45-го калибра. Причина этого — введение в армиях стран НАТО единых стандартов: основным патроном стал 9×19 мм Парабеллум. Был объявлен конкурс, на финишную прямую в котором вышли Beretta 92S и Sig Sauer P226, только они отвечали всем предъявленным требованиям. QSZ-92 (CF-98-9), SIG Sauer P226, Heckler & Koch USP (P8). Последний пистолет в моей экипировке обязателен в двух экземплярах. И не потому, что он лучше остальных, а потому, что я привыкла.

Приложенные файлы

  • docx 18152923
    Размер файла: 141 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий