ekzamen

1. Белозерская культура археологическая культура эпохи финальной бронзы (XIIX вв. до н. э.), распространённая в степной полосе Украины и Молдавии, отдельные памятники представлены на Нижнем Дону, Надкубанье и Крыму. В 80-х гг. XX в. выделена как самостоятельная археологическая культура исследователями В. В. Отрощенко, И. Т. Черняковым и В. П. Ванчуговым. Памятники представлены поселениями, некрополями, мастерскими, кладами и единичными находками. Жилища землянки, полуземлянки и наземные с каменной основой. Некрополи представлены курганными и грунтовыми могильниками. Иногда составляют единый комплекс. Обряд предусматривал захоронение умершего в прямоугольной яме, перекрытой деревянным настилом, в скорченном положении на боку, реже на спине, кисти рук перед лицом, ориентировка головой на юг. Погребальный инвентарь представлен одним-двумя округлобокими сосудами, реже изделиями из металла. Племена белозерской культуры приняли активное участие в формировании киммерийской культуры.
Первые памятники белозерской культуры были исследованы ещё в конце XIX в., но целенаправленное изучение древностей началось только с 20-х гг. XX в., когда сотрудниками Херсонского исторического музея В. И. Гошкевичем и И. В. Фабрициус исследовали материалы поздней бронзы на Алёшковских песках, что на нижнем Днепре, и раскопали Лукьяновский курган у г. Каховка. Позднее А. В. Бодянским во время охранных раскопок в зоне строительства ДнепроГЭСа был обнаружен и исследован ряд могильников белозерской культуры под каменными закладами[2]. В 1947 г. О. А. Кривцовой-Граковой был открыт эпонимный памятник у Белозеского лимана в г. Каменка-Днепровская Запорожской области[3]. Исследовательница, опираясь на материалы раскопок, выделила белозерский этап в развитии срубной культуры в Северном Причерноморье, который, по её мнению, предшествовал сабатиновскому Позднее в 19531955 г. В. А. Ильинской и Д. Я. Телегиным были произведены раскопки на двуслойном поселении Ушкалка на Днепре. Было установлено, что белозерский слой перекрывает сабатиновский[5]. Таким образом, схема последовательности развития срубной культуры О. А. Кривцовой-Граковой не выдержала испытания временем и была значительно переработана. В 60-х гг. в ходе охранных раскопок в зоне строительства Краснознаменской оросительной системы и Северо-Крымского канала было открыто большое количество белозерских памятников, что позволило А. И. Тереножкину разработать их датировку[6]. С накоплением археологических материалов стало ясно, что белозерская культура ничего общего с срубной культурно-исторической общностью не имеет. В 80-х гг. исследователями В. В. Отрощенко, И. Т. Черняковым, В. П. Ванчуровым была выделена самостоятельная белозерская культура эпохи финальной бронзы[2][7].
Происхождение белозерской культуры

До выделения в середине 80-х гг. ХХ в. самостоятельной белозерской археологической культуры, исследователи О. А. Кривцова-Гракова, А. М. Лесков и А. И. Тереножкин рассматривали её памятники как поздний этап развития племен срубной культурно-исторической общности. В свою очередь, И. Н. Шарафутдинова и И. Т. Черняков отстаивали их принадлежность поздним памятникам сабатиновской культуры. На данном этапе исследования проблемы происхождения белозерской культуры большинство исследователей считает, что она сформировалась на основе предшествующих культур эпохи поздней бронзы: барежновско-маёвской срубной культуры, сабатиновской и культуры Ноуа. Само сложение культуры происходит около XII в. до н. э., когда исчезают культуры, с которыми связан расцвет бронзового века на континенте, и наступает финальный период эпохи бронзы, который некоторые исследователи рассматривают как переходный к эпохе железа. Именно к этому времени относится движение «народов моря». По мнению ряда исследователей, в их состав могли включиться и племена сабатиновской культуры. Подтверждением данной гипотезы может служить появление в находившейся на пути «народов моря» Трое VII B степной валиковой керамики. Что интересно, приблизительно в это время прекращается жизнь практически на всех сабатиновских поселениях Северо-Западного Причерноморья. С востока на свободные территории проникают срубные племена, которые смешиваются с малой частью оставшегося сабатиновского населения, что приводит к сложению белозерской культуры в междуречье Молочной и Прута[2]. Определённую роль в формировании белозерской культуры приняли и племена культуры Ноуа. Существует и другая точка зрения, согласно которой белозерская культура является результатом проникновения в регион племён фракийского гальштата, но данная гипотеза не подтвердилась[2][8].
Белозерская культура

Беозерская культура была распространена в степной полосе Украины и Молдавии, немногочисленными памятниками представлена на Дону, Крыму и Надкубанье. Эпонимным памятником является белозерское поселение эпохи финальной бронзы, исследованное в 1947 г. О. А. Кривцовой-Граковой у Белозерского лимана в г. Каменка-Днепровская Запорожской области. Датируется по субмикенским фибулам XIIX вв. до н. э. Сформировалась на основе культур эпохи поздней бронзы: сабатиновской, бережновско-маёвскской срубной и Ноуа. Комплексы белозерской культуры были выделены в середине 80-х гг. XX в. исследователями В. В. Отрощенко, И. Т. Черняковым и В. П. Ванчуровым. Памятники представлены поселениями, некрополями, мастерскими, кладами и единичными находками. Поселения располагаются преимущественно на невысоких надпойменных террасах по берегам рек и лиманов. Наиболее изученные поселения Белозерское, Каховское, Змиёвское, Бабино IV, Кировское. В большинстве случаев жилые и хозяйственные постройки на поселении образуют 1 или 2 линии вдоль края террасы или возвышения. Центральная часть поселения имела менее плотную застройку. Количество жилищ на поселении могло достигать от 10 до 25 единиц. Жилища преимущественно прямоугольной формы, представлены наземными постройками с каменной основой, полуземлянками и землянками каркасно-столбовой конструкции с двускатной или односкатной крышей. Постройки с каменными конструкциями наиболее характерны для западного ареала культуры. Большинство жилищ представлены однокамерными постройками с примыкающим к ним коридором. В жилищах присутствовали 1 или 2 очага открытого типа, которые располагались в центре или в углу помещения. Внутри построек фиксируются и хозяйственные ямы. Погребальные памятники представлены курганными и грунтовыми могильниками, которые порой составляют единый комплекс. Курганные некрополи размещаются преимущественно на террасах или возвышенностях по берегам рек, реже на водоразделах. Большинство курганов имеют невысокую насыпь, но известны и монументальные сооружения. Грунтовые могильники состоят из более чем 100 погребений. Могилы располагаются рядами. Усопших хоронили в скорченном положении, на боку, иногда на спине головой на юг, преимущественно в прямоугольных ямах, перекрытых деревом. Порой в погребальном обряде использовали огонь, охру или мел. Иногда фиксируются остатки тризны в виде костей животных и битой посуды. Погребения племенной знати отличаются размерами погребальных ям и более сложным погребальным сооружением: обшивка ямы досками, столбовые конструкции и т. п. В качестве погребального инвентаря в большинстве случаев выступают 1-2 сосуда, реже изделия из металла. Для погребений знати характерен более выразительный погребальный инвентарь. Наиболее изученные могильники Васильевский, Первомайский, Степной и Широкий. Керамический комплекс культуры представлен кухонной, столовой и тарной посудой.
[править]
Тип хозяйства

Основу хозяйства племён белозерской культуры составляло скотоводство, земледелие и металлообработка, промыслы носили вспомогательный характер и не были широко распространены. Относительно скотоводства имеются скудные сведения, которые позволяют говорить лишь о том, что в XIIX вв. до н. э. в среде племён белозерской культуры наблюдается экономический кризис, который связан с постепенный усыханием пастбищ и сокращением поголовья скота по сравнению с предшествующей эпохой. Стадо состояло из мелкого и крупного рогатого скота, свиней, лошадей. Кризис экономики способствовал переходу от оседлого быта к кочевому способу ведения хозяйства. Постепенно увеличивается поголовья лошадей в стаде. О земледелии белозерских племён имеются незначительные сведения, которые не позволяют дать полную оценку его уровня. На керамике имеются отпечатки проса, что свидетельствует о его возделывании. Широко представлены орудия для уборки зерновых и по переработке зерна: серпы и кремневые вкладыши для них, зернотёрки, растиральники, песты. Значительная примитивизация земледельческих орудий указывает и на упадок в земледелии. Металлообработка является наиболее изученной отраслью хозяйства белозерских племён и характеризуется высоким уровнем развития, хотя и тут по сравнению с предшествующей эпохой наблюдается значительный упадок, вызванный недостатком сырья. Именно недостаток меди и стимулировал переход к обработке железа. Известны многочисленные мастерские мастеров-литейщиков и отдельные клады бронзовых изделий. Орудия труда из металла представлены кельтами, долотами, кинжалами, наконечниками стрел и копий, шилами, ножами, казанами, серпами. Украшения шпильками, фибулами, браслетами, подвесками и пуговицами. Специфической чертой является сравнительно узкий ассортимент продукции и его малые размеры. Белозерские мастера первыми среди племен степной Украины наладили серийный выпуск железных и биметаллических орудий труда стандартизованных форм.
[править]
Этническая принадлежность

Поскольку керамика и погребальный обряд белозерской культуры генетически близки к черногоровской культуре, которую связывают с кочевыми киммерийцами, то большинство исследователей связывает белозерскую культуру с ранним оседлым периодом истории киммерийцев в Северном Причерноморье. Поскольку киммерийцев, ровно как и скифов и сарматов, относят к североиранским племенам, возникает возможность связать с этим этносом и белозерские племена. К североиранскому этническому массиву принадлежали и племена срубной культурно-исторической общности, которые приняли непосредственное участие в формировании белозерской культуры эпохи финальной бронзы.



2. БЕЛОГРУДОВСКАЯ КУЛЬТУРА
культура позднего периода бронз. века лесостепной части Правобережной Украины (11-8 вв. до н. э.). Названа по месту первых раскопок в Белогрудовском лесу у с. Пиковцы Уманского р-на Черкасской обл. Для Б. к. характерны "зольники" - курганообразные насыпи, содержащие большое количество золы и различных культурных остатков. Нек-рые археологи считают их местами, связанными с культом огня и домашнего очага, другие - остатками наземных жилищ. Поселения обычно расположены в поймах рек, известны полуземляночные жилища. Племена Б. к. занимались земледелием и скотоводством. Обществ. строй - патриархально-родовой. Б. ч. орудий изготовлялась еще из камня, кремня и кости. Известны и бронз. изделия, гл. обр. украшения. Характерны тюльпановидные сосуды, украшенные гладким валиком, миски с отогнутым наружу краем, черпаки, кубки. Нек-рые ученые относят племена Б. к. к протославянам, другие - к фракийцам.
Білогру
·дівська культу
·ра культура осілого населення пізнього бронзового віку (XI IX ст. до н. е.), яка була поширена на території України між Дністром і Дніпром.

Культура була виявлена під час розкопок у 1918-27 роках Петром Курінним поблизу села Піківець Уманського району Черкаської області, у Білогрудівському лісі. Пізніше досліджувались О.І.Тереножкіним в кінці 1940-50-их років. Поселення білогрудівської культури зустрічаються також на околицях Києва.

Деякі вчені бачать в білогрудівській культурі джерела найдавніших слов'ян Східної Європи та разом з білоозерською культурою є початком ранньозалізного віку.
[ред.]
Характеристика

Білогрудівські поселення не мали укріплень, жителі мешкали ймовірно, в прямокутних великих напівземлянках, в яких стіни були з дерева, а підлога вимазана глиною.

Поховання людей ґрунтові та курганні могили, в яких небіжчики скорчені, інколи кремовані, а рештки вміщені до урн.

Матеріальна культура представлена кам'яними (серп, сокири), керамічними виробами (слоїки, тюльпаноподібні посудини з гладким валиком зверху, черпаки, кружки, миски, келихи, кубки, біконічні посудини з дрібнозубчастим орнаментом) та виробами з бронзи (браслети, шпильки, спіральні підвіски, вістря списів та луків, кинджали). У пізній період білогрудівці вже виготовляли знаряддя із заліза (голки).

Основні заняття мешканців білогрудівських поселень землеробство, тваринництво та птахівництво.

Велику роль у світогляді племен білогрудівської культури відігравав культ вогню. Для поселень характерна велика кількість зольників, які переважно мали правильної форми підвищення до 4 м та діаметром до 35 м. Єдиної думки щодо їх призначення немає. Одні вчені вважають їх пам'ятками поховального обряду, другі залишками житла, треті культовими місцями, які пов'язані із вогнем.

На зміну білогрудівській культурі прийшла чорноліська. Деякі археологи вважають їх двома частинами єдиної білогрудівсько-чорноліської культури, яка, на думку багатьох вчених, брала участь у складанні культури скіфського часу.

3. Бондарихинская культура археологическая культура финального бронзового и раннего железного веков (XI-IX вв. до н. э.), распространенная от Днепровского Левобережья до верхнего и среднего течения Северского Донца, а на востоке и северо-востоке до бассейна Дона и Средней Оки. Выделена как самостоятельная археологическая культура в 50-х гг. XX в. В. А. Ильинской. Представлена поселениями, городищами, могильниками, кладами и единичными находками. Жилища землянки, полуземлянки и наземные постройки. Погребальные памятники представлены грунтовыми могильниками с остатками трупосоженний и единичными курганными трупопложениями. Обряд предусматривал захоронение остатков кремации в сосудах-урнах или небольших грунтовых ямках.
История исследования

Первые памятники бондарихинской культуры были обнаружены в 20-х гг. XX в. Н. В. Сибилевым в ходе археологической разведки в бассейне Северского Донца. В 50-х гг. В. А. Ильинская дала этнокультурную атрибутацию памятникам и выделила её как культуру.
Происхождение бондарихинской культуры

Бондарихинская культура сформировалась на основе марьяновской и памятников малобудковского типа при непосредственном влиянии поздняковской и бережновско-маёвской срубной культуры.
[править]
Бондарихинская культура

Бондарихинская культура – археологическая культура финального бронзового и раннего железного веков (XI-IX вв. до н. э.), распространенная от Днепровского Левобережья до верхнего и среднего течения Северского Донца, а на востоке и северо-востоке до бассейна Дона и Средней Оки. Эпонимным памятником является поселение в ур. Бондариха возле г. Изюм на Северском Донце, которое было обнаружено в 20-х гг. XX в. Н. В. Сибилевым в ходе археологической разведки. В 1951 г. раскопки в ур. Бондариха проводили Д. Я. Телегин, а в 1953 – В. А. Ильинская. Сформировалась на базе марьяновской культуры и памятников малобудковского типа при непосредственном влиянии поздняковской и бережновско-маёвской срубной культуры. Памятники представлены поселениями, городищами, могильниками и случайными находками. Поселения располагались преимущественно в пойме на небольших возвышенностях или пониженных участках берега реки. На позднем этапе развития культуры появляются укреплённые поселения городища. Наиболее изученные поселения бондарихинской культуры Бондариха, Малые Будки, Студенок. Жилища представлены подпрямоугольными однокамерными, реже двухкамерными, полуземлянками или наземными постройками каркасно-столбовой конструкции. В центре жилища располагался очаг, который обкладывали камнями. Погребальные памятники представлены грунтовыми могильниками, которые располагаются на дюнных всхолмлениях в поймах рек или на краю первой надпойменной террасы в непосредственной близости от синхронного поселения. Известны единичные подкурганные захоронения. Усопших кремировали на стороне, пережжённые кости ссыпали в сосуды-урны или в грунтовые ямки. Известны немногочисленные случаи ингумаций. В качестве погребального инвентаря выступают целые и преднамеренно разбитые и сосуды или фрагментов керамики. Наиболее изученные могильники бондарихинской культуры Тимченки, Основа, Залинейное. Керамический комплекс культуры представлен преимущественно высокими горшками с широким горлом и небольшим плоским дном. Орнамент состоял из ямок разной формы, гребенчатого штампа, «бантика» вдавлений палочкой, которые образуют орнамент в виде «виноградных гроздей». Как и в керамике срубной общности, встречаются схематические знаки, в которых исследователи видят примитивные пиктографическое письмо. Их содержание пока не расшифровано. Орудия труда и оружие из камня представлены разнообразными шлифованными топорами, зернотерками, тёрочниками, литейными формами, кремневыми наконечниками стрел с двусторонней ретушью, серпами и вкладышами серпов, ножами, скребками. Бронзовые изделия немногочисленны, представлены преимущественно ножами и шильями. На позднем этапе развития появляются отдельные изделия из железа, которые свидетельствуют о доживании племен бондарихинской культуры до начала железного века. Основу хозяйства составляло разведение крупного и мелкого рогатого скота, свиней, которое дополнялось земледелием и охотой. На западе бондарихинская культура граничит с лебедовской культурой, на юге - белогрудовской и чернолесской. В этническом плане население бондарихинской культуры связано, по мнению ряда исследователей, с прафинно-уграми или балтами.
Тип хозяйства

Основу хозяйства составляло разведение крупного и мелкого рогатого скота, свиней, которое дополнялось земледелием. Население выращивало просо, ячмень, пшеницу, рожь, горох. В скотоводстве ведущее место принадлежало крупному рогатому скоту. Значительную роль играла охота. Свидетельством развития бронзолитейного производства могут быть находки льячек, шлаков, литейных форм.
Этническая принадлежность
По мнению ряда исследователей, бондарихинская культура сформировалась на базе марьяновской культуры эпохи средней бронзы и представляет фино-угорскую линию развития. Однако в работах М. Гимбутас, М. И. Артамонова и Б. А. Рыбакова также имеются высказывания и в пользу прабалтской принадлежности бондарихинских племён. Отсутствие письменных источников значительно осложняет решение вопроса об этнической принадлежности племен бондарихинской культуры. Таким образом, основным методом определения этнической принадлежности является установление связи ареала племён бондарихинской культуры с древнебалтскими гидронимами.

4. С наступлением раннего бронзового века на рубеже IV и III тыс. до н.э. наблюдаются значительные культурные перемены. Они прослеживаются на обширных пространствах Евразии, но особенно заметны в Юго-Восточной Европе. Здесь бесследно исчезают яркие энеолитические культуры с расписной керамикой, а вместе с ними разрушается система Балкано-Карпатской металлургической провинции. Эти события связывают с первой мощной миграцией древнейших индоевропейских племен, переселение которых охватило обширную зону вокруг Черного моря.
Локализация индоевропейской прародины до сих пор является объектом острых дискуссий. Ее помещают то в Карпато-Дунайской области, то в западной части степного региона Евразии (Прикаспийская область, Северное Причерноморье), то в Передней и Малой Азии. Однако многие исследователи предпочитают видеть в роли древнейших индоевропейцев носителей курганных культур юга Восточной Европы, и прежде всего ямной культурно-исторической общности. Анализ лексики, связанной с индоевропейским «праязыком», свидетельствует о том, что он зародился и развивался в среде подвижных скотоводов и коневодов, знавших колесо и колесный транспорт, использовавших фургоны на колесах, освоивших начатки земледелия, развивающих навыки обработки меди и бронзы. Образ жизни ямных племен в наибольшей мере соответствует реконструируемой картине, поэтому их связь с древнейшими индоевропейцами выглядит вполне вероятной.
По данным археологии известно, что ямные племена совершали дальние миграционные броски из Северного Причерноморья на запад и юго-запад. Возможно, именно они уничтожили балкано-карпатские культуры энеолита. Первые ямные погребения со скорченными и окрашенными костяками появляются в Нижнем и Среднем Подунавье именно на рубеже энеолита и бронзового века.
По-видимому, ямные племена во время своих дальних походов не только разносили индоевропейскую речь, но и распространяли в северо-западной части Циркумпонтийского региона новые технологии обработки металла и новые типы орудий труда и оружия, отличные от энеолита. Неизвестный ранее стереотип металлургического производства связан с формированием Циркумпонтийской металлургической провинции (далее ЦМП), существовавшей на протяжении раннего и среднего бронзового века на огромной территории, расположенной преимущественно вокруг Черного моря. Она охватывала Балкано-Карпатье, юг Восточной Европы, Кавказ, Месопотамию, Юго-Западный Иран, Анатолию, Эгею, Левант.
Циркумпонтийская провинция объединяла культуры, сильно различающиеся и по географическому положению, и по характеру производящего хозяйства. В северной зоне провинции преобладали культуры, практиковавшие подвижные формы скотоводства полукочевого или даже кочевого типов (ямная культурно-историческая общность юга Восточной Европы, усатовская культура Северо-Западного Причерноморья). В южной зоне провинции, напротив, преобладали культуры, основу жизнеобеспечения которых составляло земледелие, лишь дополнявшееся скотоводством (культуры Эзеро на Балканах, Троя I в Анатолии, куро-аракская в Закавказье и др.).
При различиях в укладе хозяйства обе зоны обнаруживают много черт сходства. Кроме металлических изделий, некоторых видов керамики, погребальных обрядов; они проявляются и в том, что вдоль всего причерноморского кольца в раннем бронзовом веке возникают укрепленные поселения с валами и рвами и даже каменные крепости. Никогда прежде они не представляли собой столь массового и регулярного явления. По-видимому, военные столкновения в эпоху сложения ЦМП имели регулярный характер и сыграли немалую роль в оформлении стереотипа ее материальной культуры и производства. Но модель сложения ЦМП, по-видимому, следует связывать и с мирным взаимодействием различных групп населения, с его тесными обменными и культурными контактами.
Рубежом, отделявшим медный век от бронзового века, был распад Балкано-Карпатской металлургической провинции (1-я половина 4 тыс.) и формирование ок. 35/33 вв. Циркумпонтийской металлургической провинции. В пределах Циркумпонтийской металлургической провинции, доминировавшей на протяжении раннего и среднего бронзового века, были открыты и начали эксплуатироваться меднорудные центры Южного Кавказа, Анатолии, Балкано-Карпатского региона, Эгейских островов. К западу от неё функционировали горно-металлургические центры Южных Альп, Иберийского полуострова, Британских островов, к югу и юго-востоку металлоносные культуры известны в Египте, Аравии, Иране и Афганистане, вплоть до Пакистана.

Место и время открытия способов получения бронзы достоверно неизвестно. Можно предположить, что бронза была одновременно открыта в нескольких местах. Самые ранние бронзовые изделия с примесями олова обнаружены в Ираке и Иране и датируются концом 4 тысячелетия до н. э. Но есть свидетельства и более раннего появления бронзы в Таиланде в 5-ом. тысячелетии д.н. э. Содержащие примеси мышьяка изделия из бронзы производились в Анатолии и по обе стороны Кавказа в раннем 3-ем. тысячелетии до н. э. А некоторые бронзовые изделия майкопской культуры датируются ещё серединой 4-го тысячелетия д.н. э. Хотя этот вопрос спорный и другие результаты анализов говорят о том, что те же самые Майкопские бронзовые изделия изготовлены в середине 3-го тысячелетия д.н. э.

С началом бронзового века оформились и начали активно взаимодействовать два блока человеческих сообществ Евразии. Южнее центрального складчатого горного пояса (Саяно-Алтай Памир и Тянь-шань Кавказ Карпаты Альпы) сформировались общества со сложной социальной структурой, хозяйством, основанном на земледелии в комплексе с животноводством, здесь появились города, письменность, государства. Севернее, в Евразийской степи сформировались воинственные общества подвижных скотоводов.

5. Гальштатская культура
археологическая культура племён южной части Средней Европы в период раннего железного века (примерно 900400 до н. э.). Названа по могильнику, расположенному близ г. Гальштат (Хальштатт, Hallstatt, юго-западная Австрия). Можно выделить две основных области распространения Г. к.: восточную (современная Австрия, Югославия, Албания, отчасти Чехословакия), совпадающую с территорией расселения племён, которые относят к древним иллирийцам (См. Иллирийцы), и западную (южной части ГДР и ФРГ, прирейнские департаменты Франции), где её связывают с племенами кельтов (См. Кельты). Г. к. известна также в восточной части долины р. По в Италии. В бассейне Одера и Вислы к эпохе Г. к. относится культура позднелужицких племён (см. Лужицкая культура). Для каждого из этих локальных типов Г. к. характерны особые формы погребального обряда. Переход от бронзы к железу происходил постепенно, причём на начальной стадии Г. к. (900700 до н. э.) имело место сосуществование бронзовых и железных орудий при всё более возраставшем преобладании последних. В хозяйстве всё большее значение приобретало земледелие. Распространился плуг. В общественных отношениях происходили распад рода и переход к отношениям классового общества. Жилища Г. к. (пока мало изучены) деревянные столбовые дома, а также полуземлянки и свайные постройки. Наиболее распространённый тип поселения слабо укрепленная деревня с правильной планировкой улиц. Хорошо исследованы соляные копи, медные рудники, железоплавильные мастерские и кузницы Г. к. Характерные вещи: бронзовые и железные мечи с рукоятками в виде колокольчика или в виде дуги, обращенной вверх (т. н. антенна), кинжалы, топорики, ножи, железные и медные наконечники копий, бронзовые конические шлемы с широкими плоскими полями и с гребнями, панцири из отдельных бронзовых пластинок, нашивавшихся на кожу, разнообразной формы бронзовые сосуды, особого типа фибулы, сделанная от руки керамика, бусы из непрозрачного стекла, жёлтые с синими глазками. Искусство племён Г. к. было преимущественно прикладным и орнаментальным и тяготело к живописности, роскоши, изобилию декора; разнообразны украшения из бронзы, золота, стекла, кости, фибулы с привесками и фигурками зверей, бронзовые поясные бляхи с выбитым узором, керамические сосуды жёлтые или красные, с полихромным, врезным или штампованным геометрическим орнаментом. Появилось и изобразительное искусство: надгробные стелы, статуэтки из глины и бронзы, украшавшие сосуды или составлявшие композицию (бронзовая колесница из Штретвега в Австрии со сценой жертвоприношения, 800600 до н. э.); гравированные или тиснёные фризы на глиняных сосудах, бронз, поясах и ведрах (ситулах) изображают пиры, празднества, воинов и земледельцев, шествия людей или зверей, поединки, сцены войны и охоты, религиозные ритуалы. Погребения Г. к. свидетельствуют о значительном социальном расслоении и выделении племенной знати. Г. к. постепенно сменяется в западных районах латенской культурой
Латенская культура
культура кельтских племён (см. Кельты), обитавших во 2-й половине 1-го тыс. до н. э. и в начале н. э. на территории современной Франции, Швейцарии, Чехословакии, Югославии, Австрии, Северной Италии, Британских островах. Название по городищу Латен (La Tene) в Швейцарии. Л. к. является следующим после гальштатской культуры (См. Гальштатская культура) этапом железного века. В это время бронзовые орудия уже не встречаются. Развиваются кузнечное, ювелирное и др. ремёсла. Появляется гончарный круг. Возникают т. н. оппидумы, расположенные на возвышенных местах укрепленные племенные центры или убежища. Некоторые из них превращаются в города. Находки железных плужных лемехов, серпов и кос свидетельствуют об усовершенствовании техники земледелия. Л. к. оказала значительное влияние на культуру ряда европейских некельтских племён, в том числе на германцев и, возможно, славян. Развитие ремесла и торговли привело к распространению сходных форм материальной культуры в Западной Европе. Классическая схема периодизации Л. к., предложенная нем. учёными О. Тишлером и П. Рейнеке и французским археологом Ж. Дешелетом, пересматривается в свете новых открытий, но пока остаётся основой изучения Л. к. По Дешелету, Л. к. делится на 3 стадии. Для 1-й (от 500 до 300 до н. э.) характерны короткие заостренные мечи без перекрестия, с железными ножнами; разнообразные металлические шейные гривны; фибулы с антропо- и зооморфными украшениями; керамика главным образом лепная, частично изготовленная на гончарном круге, со штампованным орнаментом; погребения в грунтовых (без насыпей) могильниках. 2-я стадия (от 300 до 100 до н. э.) характеризуется длинными мечами с округлым концом и изогнутым перекрестием; деревянными щитами с эллиптическим железным Умбоном; стеклянными браслетами. Появляются первые местные монеты. Керамика высококачественная (изготовлена на гончарном круге), в том числе чернолощёная, вывозившаяся в отдалённые области. Распространяются железные ножницы. В отдельных районах встречаются захоронения в курганах; кроме трупоположения, укореняется обряд трупосожжения. Для 3-й стадии (от 1 в. до н. э. до 1 в. н. э.) характерны очень длинные мечи с округлым концом без перекрестия, кинжалы с антропоморфными рукоятками, железные шпоры, замки и ключи, бронзовые печати. Многочисленные клады, могильники, остатки селений, городов и укреплений Л. к. встречаются, помимо основного района распространения Л. к., и на остальной территории Западной Европы. В завоёванных Римом областях Л. к. постепенно исчезает, сменяясь т. н. провинциальной римской культурой.
Искусство Л. к., по преимуществу орнаментально-стилизующее, формировалось под влиянием этрусской и позднеримской культур. На раннем этапе появились маски, увенчанные подобием двулистной короны, орнаментальные мотивы пальметты и лотоса. В украшениях зрелого латенского стиля (4 в. до н. э.) соединяются рельеф, гравировка, инкрустация кораллами и эмалью на драгоценных металлах; на металлических изделиях середины 4 в. до н. э. появились стилизованные изображения птиц и зверей. В 3 в. до н. э. возник пластический стиль: литые бронзовые браслеты с пластическими украшениями, обручи с массивными выступами, бляхи с имитацией филиграни. Для Британских островов типичны двурогие бронзовые шлемы.

6.. Первые сведения о киммерийцах. Первым этническим образованием на территории Украины, о котором осталось упоминание в письменных источниках, южными соседями праславян в IX - первой половине VII в. до н.э. были киммерийцы Впервые они упоминаются в «Одиссее» Гомера в VIII в. до н.э. и «Истории» Геродота (V век до н.э.), а под именем «гамирра» в ассирийских текстах VIII-VII вв. до н.э. Ираноязычные племена киммерийцев занимали большую территорию между Доном и Днестром, а также Крымский и Таманский полуострова.

Киммерийцы - создатели первой кочевой культуры региона. Киммерийцы были потомками племен срубной культуры. Они были первым народом, который вполне приспособился к естественным условиям восточноевропейских степей и благодаря кочевому способу производства максимально использовал имеющиеся здесь богатые пастбища. Киммерийцы создали первый собственную кочевую культуру в этом регионе. Основой их хозяйства было кочевое скотоводство, ведущая роль в котором принадлежала коневодству, что обеспечивало «средствами передвижения» киммерийских воинов и пастухов.

. Войны в жизни киммерийцев. Большую роль в жизни киммерийцев играли войны. Около середины VIII в. до н.э. они приняли участие в уничтожении фригийского царства, которое находилось в центре современной Анатолии, а в середине VII в. до н.э. они овладели столицей Лидийский царства Сарды, существовавшего в те времена в западной части Малой Азии. Киммерийцы также воевали с Урарту и Ассирией. Походы в дальние страны Передней и Малой Азии открывали кочевникам широкие возможности для получения продуктов земледелия и ремесла. Отдельные вещи передньоазийського производства этого времени открыты и в Украине.

Господствующее положение среди киммерийцев занимали конные воины. Они были вооружены луком, кинжалом, мечом, каменным или бронзовым молотком. В ближнем бою киммерийцы применяли мечи, полностью изготовленные из железа или снабженных бронзовыми рукоятками.

Материальная культура, хозяйство, быт, искусство. Материальная культура, хозяйство и быт киммерийцев известны главным образом за захоронениями, которых насчитывается около сотни. Ведя кочевой образ жизни, киммерийцы не оставили долговременных поселений. Над своими захоронениями они часто ставили каменные стелы. Киммерийцы производили как простое стальное железо, так и высоко углеродистую сталь, а кузнецы хорошо владели основными приемами своей профессии. В широком употреблении были бронзовые, реже золотые и стеклянные украшения, глиняная и металлическая посуда.

Искусство киммерийцев имело прикладной характер. Хорошими орнаментами (комбинированием спиралей, ромбов, квадратов) они украшали рукояти кинжалов, детали уздечек, посуду. Производили и скульптуры-статуи, изображавшие воинов.

Общественная организация. В своем общественном развитии киммерийцы переживали процесс выделения военной знати - вождей, которых Геродот называл царями. Они часто созывали собрание воинов, советы старейшин, союзные племенные советы. Однако создать полноценную государство им так и не удалось.

Историческая судьба. Во второй половине VII в. до н.э. мощная волна многочисленных скифских племен вытеснила киммерийцев из Причерноморья. Часть из них поселилась в Южном Причерноморье, часть мигрировала на Ближний Восток. Историки считают, что определенная часть киммерийцев осталась в Крыму под названием тавров. Некоторые киммерийские племена, очевидно были ассимилированы скифами.

7. Понятие скифской триады вошло в научный оборот в начале 1950-х гг. Так, говоря о скифских племенах Поднепровья, Крыма и Поднестровья, М. И. Артамонов отметил, что общими для них оказываются "только некоторые типы оружия, конского снаряжения и личного убора, в украшениях которых видное место занимали изображения животных" [Артамонов М. И., 1950, с. 39]. После конференции ИИМК АН СССР, посвященной проблемам скифо-сарматской археологии, и публикации доклада Б. Н. Гракова и А. И. Мелюковой, в котором, очевидно, впервые был употреблен термин "скифcкая триада" [Граков Б. Н., Мелюкова А. И., 1954], данный термин приобрел весьма широкое распространение и в научной, и в научно-популярной литературе. Объединяя наиболее яркие, броские элементы культуры скифов оружие, конский убор и звериный стиль триада оказалась очень удобной, емкой и понятной "визитной карточкой" скифов. В музейных экспозициях выразительные предметы триады всегда занимали заметное место; значительное количество их обнаруживалось случайно (подъемный материал), попадало в частные коллекции, фиксировалось в ходе раскопок. Внешнее соответствие элементам скифской триады позволяло археологам, музейным работникам и краеведам без особых сомнений атрибутировать соответствующие археологические материалы. С культурологической же точки зрения было достаточно очевидно, что триада далеко не исчерпывает "предметно-материального" содержания скифского феномена. Вопрос о том, что же именно характеризует триада скифскую археологическую культуру, скифов как палеоэтнос или что-то иное в то время почти не обсуждался.

Произошедшее в 197080-е гг. резкое увеличение источниковедческой базы, открытие нескольких весьма ярких памятников VIIV вв. до н. э. значительно расширили представления археологов о населении Евразийской степи и лесостепи в эпоху раннего железа. При этом определенно подтвердился факт наличия полного набора элементов триады не только практически у всех кочевых и полукочевых, но и у некоторых оседлых палеоэтносов носителей "скифоидных" ("скифообразных") культур указанной части Евразии. Таким образом, появились основания для выделения савроматской, сакской и иных "триад", чего, однако, не произошло.

Примерно в это же время в этнологии и археологии значительно активизировалась (и продолжается до сих пор) разработка теоретических моделей кочевых обществ, изучение проблем взаимодействия кочевого и оседлого компонентов населения Евразии, возникновения института гомударства в условиях кочевой среды; источниковедческой базой этих работ нередко служили массовые археологические материалы, как правило, в той или иной степени сопоставляемые с этнографическими данными и средневековыми письменными источниками. Кроме того, многолетняя дискуссия о содержании понятия "археологическая культура", стимулировавшая разработку понятийно-терминологического аппарата археологической науки, наложила свой отпечаток и на сложение концепций, объясняющих "скифский (шире кочевой евразийский) феномен", вещественным проявлением которого явилось бытование на огромных пространствах Евразийского континента в эпоху раннего железа сходных предметов материальной культуры, нередко оформленных в своеобразном художественном стиле. При этом выяснилось, что фактическим (и нередко единственным) обоснованием ввода в научный оборот новых понятий и терминов (скифо-сибирское единство, скифо-си6ирская общность, скифское культурно-историческое единство, культурно-историческая общность, историческая общность, культуры скифо-сибирского круга, скифо-сибирский мир, скифский мир, скифо-сибирское историко-культурное единство; см.: Мошкова М. Г., 1991, с. 18) являлся факт наличия в материальной культуре населения данного региона элементов "скифской триады". И, наконец, длительные и активные поиски прародины скифов, а также исходного района зарождения скифской археологической культуры также в конечном итоге свелись, как правило, к поискам района

8. Классификация скифских погребений

Большинство скифских курганов относится к IV III вв. до н. э. периоду наибольшего экономического и политического могущества скифов.
Курганы рядовых скифов невысокие земляные холмики, высотой до 1 метра. Могилы представляли собой колодец с небольшой катакомбой нишей для покойника. В погребениях простых скифов нет дорогих вещей, сосудов и украшений. Но и здесь для покойника оставляли мясо, а рядом нож с костяной рукояткой. Обычные мужские захоронения сопровождаются определённым набором оружия (бронзовые наконечники стрел, железные кинжалы и мечи, копья, боевые топоры) и конского снаряжения. В женских незатейливые недорогие украшения и орудия труда: бронзовые котлы, навершия, зеркала с петельками и столбиками - ручками в центре диска.
Курганы знатных скифов это огромные земляные насыпи высотой до 20 м и диаметром основания более 200 м.
Погребальные сооружения состоят из глубокого колодца входа и коридора с подземными нишами камерами для покойников. Могилу закрывали бревенчатым накатом и насыпали над нею курган. Большинство их расположено в Нижнем Приднепровье, недалеко от городов Никополь и Каховка, но они есть в Крыму, Приазовье и на Нижнем Дону. Наиболее знамениты из них Чертомлык, Солоха, Куль-Оба, Мелитопольский, а также Гайманова могила и Толстая могила, исследованные лишь в 19691971 гг.
Царские курганы

Из всех памятников классической Скифии одними из самых важных являются четыре погребальных комплекса курганы Солоха, Чертомлыкский, Александропольский и Огуз, относящиеся к VIV векам до н.э. Насыпи Чертомлыка и Александрополя почти одинаковы по своим размерам, а курган Огуз намного превосходит их. В трех последних курганах присутствуют длинные дромосы, которые ученые сначала рассматривали как вторичные сооружения, связывавшие дополнительную яму с погребальной камерой центральной могилы. Но потом исследователи пришли к выводу, что это единая система, которая устраивалась в первоначальный период возведения кургана.
Особым расположением выделяется монументальная гробница Салбык, относящаяся к VIV векам до н.э. Здесь под насыпью высотой 2530 метров, помимо прочих сооружений, находится монументальная каменная ограда, охватывающая площадь почти в 500 квадратных метров.
Большое количество найденного в курганах золота говорит об особом статусе погребенных, так как в скифскую эпоху оно не являлось признаком богатства, как это произошло впоследствии. Золотые украшения встречались ученым лишь в нескольких курганах, причем размеры их могли быть самыми обычными. В срубах (коллективных усыпальницах) обычно только один из погребенных (вероятно, вождь или глава рода) имел золотые украшения. В царских курганах найдены погребения насильственно умерщвленных людей жены царя, дружинников, слуг. С этими близкими к царю людьми также клали в могилу много имущества. Недалеко от царских гробниц обнаружены погребения конюхов, а рядом с ними в специальных ямах захоронения лошадей. Это были верховые кони царя: на уздечках у них золотые, серебряные и бронзовые украшения. Встречаются в царских скифских курганах также остатки погребальных колесниц и кости упряжных коней, на которых возили повозку с телом царя. Особенно интересны для историка предметы, на которых изображены сцены из жизни скифов или военные эпизоды. По ним мы можем судить о внешнем облике скифов, об их одежде, не сохранившейся в курганах, о том, как они носили оружие и как поражали им неприятеля. Некоторые из найденных предметов выполнены первоклассными скифскими мастерами и являются высокохудожественными произведениями, шедеврами мирового искусства. Таковы золотой гребень из Солохи, электровый кубок из Куль-Обы, серебряная амфора из Чертомлыцкого кургана, серебряная чаша из Гаймановой могилы и золотая пектораль нагрудное украшение из Толстой могилы.
Отличительной чертой мавзолея, раскопанного в Неаполе Скифском, были его величавая простота и четкость приближающихся к кубу форм, увязанных с белым известняком, из которого он был возведен. Пол мавзолея тоже был покрыт слоем белой известняковой крошки, тщательно выровненной. Мавзолей окружала белоснежная площадка, а сам он являлся составной частью городских стен и одновременно представлял собой часть архитектуры центральных ворот. Как боевая башня мавзолей предназначался для обороны города, а вместе с тем был и святыней усыпальницей, в которой покоились останки знатных лиц Неаполя Скифского. Спустя некоторое время после возведения мавзолея дверь его была заложена массивным каменным закладом. Позднее внутри мавзолея, у его западной стены, была сооружена лестница, по которой в него спускались прямо с городских стен. Лестница, имевшая 11 массивных ступеней, в древности покоилась на пяти деревянных плахах, но после разрушения деревянных частей она осела и перекрыла расположенные под ней гробницы.
В результате раскопок ученые обнаружили 72 человеческих погребения, а в середине между ними было захоронено 4 коня. У восточной стены в пышном деревянном саркофаге была погребена знатная женщина, возможно, царица. Этот саркофаг был разрушен и разграблен еще в древности. В северо-западном углу мавзолея находилась гробница с самым древним и самым богатым погребением мужчины 4050 лет. Он лежал на спине в вытянутом положении, головой на запад, ноги его были слегка согнуты в коленях. Усопший был одет в кафтан и штаны, расшитые золотом, на ногах еще заметны были следы от кожаной обуви. В разных местах ученые обнаружили остатки ткани с тонкими красными полосками и золотого шитья. У правого плеча погребенного лежали золотые бляшки с антропоморфным изображением, рядом были найдены обломки железных псалиев и наконечник дротика.
Самую многочисленную группу находок составляют более 800 украшений, сгруппированных среди и поверх бедренных костей таза усопшего. Ученые обнаружили и золотые спиральные ленты, некогда обвитые вокруг шнуров, найденных на длинных костях конечностей. У правого колена в процессе расчистки была обнаружена бронзовая фибула-брошь, состоящая из пластины, на которую напаяны гнезда для эмалевых вставок в виде 4-лепестковой розетки. По углам и между лепестками размещены 8 розеток зерни, две из которых были утрачены еще в древности. Позже археологи обнаружили множество нашивных бляшек разной формы: в виде рельефной звездочки с гнездом для эмалевой вставки, в виде почки, мухи, щита с эмалевыми вставками в виде кружка и четырех полумесяцев, таких же щитков, но без полумесяцев, рельефные львиные головки с эмалевыми вставками глаз и т.д.
Мавзолей с его монументальной гробницей явно создавался заранее для хозяина дворцового комплекса монарха, и ученые предположили, что в гробнице захоронен царь Скилур, правивший державой скифов. Это был один из самых прославленных скифских царей, укрепивший свое государство и завоевавший многие греческие портовые города. Но это мог быть и царь Палак, а возможно, кто-то еще из царственных особ или глава аристократического рода; а возможно, и комендант крепости, который тоже мог быть царского происхождения. По сочетанию обрядовых элементов это захоронение уникально для Крымской Скифии, так как в могилу был помещен максимально полный комплект воинского снаряжения.
Выдающимся погребальным сооружением высшего ранга скифской эпохи является могильный курган Аржан в Туве, устройство которого характерно для погребения вождя племени или даже нескольких племен. Здесь в круге диаметром в 120 метров находилась центральная бревенчатая гробница, а вокруг нее располагались 160 боевых коней, сосредоточенных в тринадцати местах. На заупокойной тризне, как подсчитали ученые, было съедено не менее 300 коней. Старый вождь был похоронен с женой или наложницей, в сопровождении «соумирающих» с ним вельмож. В его захоронение положено множество приношений как от своих подданных, так и от соседей.
Грандиозной заупокойной тризной отмечен и курган в Ульской (на Северном Кавказе), где вокруг основной гробницы располагались тела 360 лошадей.
К архаическим курганам относится Мельгуновский у Кировограда. В нём был найден железный меч в золотых ножнах, на которых изображены крылатые львы, стреляющие из луков, и крылатые быки с человеческими лицами.
Курган Чертомлык расположен у Никополя. Высота его земляной с каменным цоколем насыпи 20 м. Она скрывала глубокую шахту с четырьмя камерами по углам. Через одну из этих камер шёл ход к погребению царя, ограбленному ещё скифами, но от грабителей ускользнула лежавшая в тайнике золотая обкладка футляра для лука, на которой изображены сцены из жизни Ахилла. Погребение наложницы царя не было ограблено. Её скелет с золотыми украшениями лежал на остатках деревянного катафалка. Рядом нашли большой серебряный таз, возле которого стояла серебряная ваза, высотой около 1 м. Она представляла собой сосуд для вина и снабжена внизу кранами в виде львиных и конских голов. На вазе изображены растения и птицы, а выше - скифы, украшающие лошадей. Изображения выполнены в традициях греческого искусства.
Гробница в кургане Куль-Оба построена из тесаного камня. Она почти квадратная в плане: 4,6 Х 4,2 м со входом в северной стене. Высота сужающегося уступами свода – 5,3 м. Характер архитектуры и кладки говорит о том, что строили гробницу греческие мастера. Но склеп строился для захоронения знатного скифа, об этом говорит устроенный в склепе своеобразный деревянный потолок, напоминающий деревянный шатер. У восточной стенки склепа на роскошном деревянном ложе покоился знатный скиф, возможно царь. На голову погребенного был надет традиционный скифский головной убор – остроконечная войлочная шапка с нашитыми на нее золотыми бляшками. Драгоценная диадема дополняла убор. На шее погребенного находилась золотая гривна весом в 461 грамм, на каждой руке – от одного до трех браслетов с фигурными окончаниями.
В специальном отделении помещались оружие и ритуальные предметы: железный акинак с обложенной золотом рукояткой, нагайка, футляр для лука, покрытый золотой пластиной с изображениями животных, оселок в золотой оправе, золотая чаша – фиала.
Слева от ложа, в саркофаге из кипарисового дерева и слоновой кости была погребена женщина (жена, или наложница) в расшитых золотыми бляшками одеждах. Ее погребальный убор был очень богат: электровая (сплав золота и серебра) диадема с крупными золотыми подвесками, ажурные серьги, гривна, ожерелье, два браслета (все из золота). Рядом находилось бронзовое зеркало с обложенной золотой фольгой ручкой, а между голеней стоял электровый шаровидный кубок с изображением скифского эпоса.
У южной стены лежали останки возницы-оруженосца, рядом с которыми в особом углублении находились кости коня, два наконечника копий, бронзовые поножи и шлем. Вдоль стенок склепа стояли металлические сосуды – бронзовые котлы с костями барашка, два серебряных позолоченных таза с набором ритуальной посуды. А также амфоры, в которых сохранился осадок от испарившегося вина. По всему склепу были разбросаны бронзовые наконечники стрел, а под полом находился тайник. Среди находившихся в нем предметов особенно интересна большая золотая бляха в виде лежащего оленя.
Курган Толстая Могила (находится в 10 км от кургана Чертомлык) содержал богатейшее погребение с множеством золотых вещей, несмотря на то что, он тоже был ограблен в древности. Наибольшего внимания заслуживает меч в золотых ножнах и пектораль - шейно-нагрудное украшение.
Самым замечательным из всех произведений ювелирного искусства является пектораль. Она массивна, её вес более 1 кг, диаметр более 30 см. На ней три зоны изображений, разделённые золотыми жгутами. В верхнем (внутреннем) поясе - сцены скифского быта, в центре - двое обнажённых мужчин шьют меховую одежду, растянув за рукава. Справа и слева от них - лошадь с жеребёнком, а на концах композиции - летящие в разные стороны птицы.
Средний ярус представлен растительным орнаментом, выполненным на сплошной пластинке.
Нижний ярус заполнен борьбой животных. Фигуры сделаны каждая особо, а затем они прикреплены на свои места, по мере удаления их от центра композиции они уменьшаются. На пекторали представлены сцены повседневного труда кочевников. Два взрослых скифа, отложив в сторону свои гориты, заняты шитьем рубашки из овечьих шкур. Молодые скифы доят овец и сливают молоко. Люди окружены домашними животными. Растительный орнамент, исполненный на среднем фризе пекторали, служит фоном для изображений. На нижнем фризе мы видим, как фантастические существа грифоны терзают лошадей, а львы рвут кабана и лося. Этим как бы оттеняется мирный характер сцен, переданных на верхнем фризе.
По художественности исполнения и по количеству образов пектораль не имеет себе равных.


9. Сарматы (савроматы) - ираноязычные кочевые племена, родственные со скифами. Известны с VII-VI вв. до н.э. В III в. до н.э. в поволжско-приуральских степях сформировался союз племен, получивший у античных авторов общее название «сарматы».

Междуречье Днепра и Дуная сарматские племенные союзы захватили тремя волнами: в III в. до н.э. - во главе с так называемыми царскими сарматами, во II в. до н.э. - во главе с роксоланами, во II в. н.э. - во главе с аланами. Сарматское общество переживало переходный этап от родоплеменных отношений к раннеклассовым. Однако, в отличие от скифов, сарматы так и не смогли создать собственного полноценного государства, оставаясь своеобразной конфедерацией племенных союзов.

Материальная культура сарматов, генетически была близка скифской, но не смогла превзойти достижений последней. Однако сарматы превзошли скифов в военном деле, применив новую для того времени клиновую атаку тяжело вооруженной конницы с длинными копьями, против которой не могли устоять даже римские легионы. В 372 г. н.э., доминируя в сарматской племенной конфедерации, аланы были разбиты гуннами, что привело к потере сарматами господствующего положения в Северном Причерноморье. Часть аланов отошла в предгорья Кавказа, сохранившись до наших дней в составе осетинского этноса.

Сарматы оказали значительное влияние на быт, язык и культуру местного населения, а также соседних славянских племен, на экономику и жизнь городов Северного Причерноморья.В связи со скифо-херсонесскими войнами в Крыму, судя по письменным источникам, впервые появляются сарматы. Сарматы - кочевые ираноязычные племена, родственные скифам по языку и образу жизни, но, отличающиеся от них происхождением и материальной культурой. Этноним «сарматы» или равнозначный ему «сирматы» появляется в источниках IV в. до н.э. и обозначает племена, жившие на правобережье Танаиса. Многие исследователи полагают, что сарматы произошли от савроматов - народа, обитавшего в геродотово время к востоку от Танаиса.

Благодаря письменным источникам, мы знаем об участии сарматов в политических событиях, происходивших в Крыму. Их господство в северопричерноморских степях во II в. до н.э. - середине III в. н.э. не вызывает сомнений. Однако, как это ни парадоксально, в Крыму сарматская культура проявляется, главным образом, опосредованно, в виде различных ее элементов, зафиксированных при исследовании боспорских и позднескифских древностей. Собственно сарматские памятники на полуострове буквально единичны.

«Сарматы», также как и «скифы» - макроэтноним. Среди них, в разное время, античные авторы выделяли крупные племенные объединения: аорсов, сираков, роксолан, языгов, алан и др. О времени проникновения сарматов в Северное Причерноморье существуют разные мнения. Обычно исследователи цитируют Диодора Сицилийского: «...много лет спустя (савроматы) сделались сильнее, опустошили значительную часть Скифии и, поголовно истребляя побежденных, превратили большую часть страны в пустыню». Однако отсутствие у Диодора каких-либо хронологических ориентиров заставляет обращаться к сведениям других письменных источников (имеющих к интересующему нас событию лишь косвенное отношение) и к данным археологии. В результате разброс мнений оказывается очень велик. Сарматскую экспансию в Северное Причерноморье относят и к IV в. до н.э., и к середине II в. до н.э., чаще всего отводя ей III в. до н.э.



Полиен записал легенду о сарматской царице Амаге. К ней обратились с просьбой о помощи херсонеситы, обиженные царем соседних скифов. Амага приказала скифскому царю прекратить набеги на Херсонес, а когда скиф не послушался, во главе небольшого отряда захватила царскую ставку, перебила ее обитателей и передала власть сыну убитого басилевса, наказав ему не трогать соседних эллинов и варваров.

М.И.Ростовцев, предпринявший всесторонний исторический и источниковедческий анализ легенды, пришел к выводу, что она была написана кем-то из херсонесских писателей и отражала реалии второй половины III и начала II в. до н.э. В таком случае, это первое свидетельство о появлении сарматов в Крыму. Правда, в это время сарматы постоянно на полуострове не жили, а предприняли свой рейд из-за его пределов. В 179 г. до н.э. понтийский царь Фарнак I заключил договор с царями вифинским, пергамским и капдадокийским. В качестве одного из гарантов этого договора выступают, наряду с прочими, Херсонес и царь европейских сарматов Гатал. Таким образом, Херсонес и сарматы вновь, как и в случае с Амагой, оказываются союзниками. Последнее обстоятельство возможно только при условии их хотя бы относительной территориальной близости.



Страбон сообщает об участии сарматского племени роксоланов в военных действиях на территории Крыма в конце II в. до н.э. 50 тыс. роксоланов во главе с Тасием в качестве союзников Палака сражались с войском Понтийского полководца Диофанта и были разгромлены. О тех же событиях идет речь в декрете в честь Диофанта, но сарматы названы здесь "народом ревксиналов". Благодаря «Географии» Страбона известно, что роксоланы постоянно жили в степях к северу от Крыма. Вероятно, они были привлечены Палаком на время военных действий, а потерпев поражение от Диофанта, покинули полуостров. Во всяком случае, более в связи с событиями скифо-херсонесской войны они не упоминаются.



Таким образом, из письменных источников следует, что в III - II вв. до н.э. постоянного сарматского населения в Крымских степях не было. Сарматы проникали в Крым спорадически, в связи с экстраординарными событиями. Этот вывод хорошо согласуется с данными археологии.

Вероятно, сарматскими походами следует объяснить прекращение жизни на многих поселениях в Северо-Западном и Булганакском в центральном Крыму.



Складывается впечатление, что сарматы в I - II вв.н.э. периодически проникали в степной Крым. Но в целом этот регион оставался зоной с нестабильным населением. Гораздо в большей степени сарматов влекли позднескифские поселения предгорного Крыма и боспорские города на Керченском полуострове. Иногда они составляли в этих регионах компактные группы населения, но, большей частью, вливались в число жителей греческих и скифских населенных пунктов, придавая их культуре своеобразный «сарматизированный» облик.

Вероятно, в I в. н. э. какое-то сарматское племя переселяется в крымские степи. В первые века н. э. довольно много сарматов переселилось на Боспор. В это же время сарматы оседают на землю в крымских предгорьях, на территории позднескифского государства. В конце I или начале II в. н. э. какие-то сарматские племена изгнали скифов из северо-западной части полуострова и угрожали крепостям центральной части Скифии и постепенно заселили плодородные долины крымских рек.

В III - IV вв. вместе с сарматами селились родственные им аланы. Умерших они хоронили на территории сарматских могильников, правда, в сооружениях оригинальной конструкции.

В конце IV в. в Крыму появляются племена гуннов. В это время население крымских предгорий оставило обжитые места. Вероятно, часть этих людей бежала в труднодоступные районы горного Крыма из страха перед гуннами, другие же присоединились к кочевникам и вместе с ними отправились на запад.

10. Как и другие греческие колонии, Борисфенида была самостоятельным, хотя и очень небольшим полисом, жители которого сами решали все возникающие проблемы. Прежде всего необходимо было решить проблему жилья. И первые поселенцы начали строить землянки и полуземлянки круглой или прямоугольной формы. В некоторых из них сохранились остатки ступенек, ведущие внутрь помещения. Пол в таких жилищах был глинобитным. Крыша покрывалась, вероятнее всего, соломой. Размеры землянок невелики - около 2 метров. Внутри помещений устраивался очаг - значит, климат того времени был суров. Такой тип жилищ характерен для VII-первой половины VI века до н. э. В настоящее время на острове исследовано около сотни землянок. Общая продолжительность земляночного и полуземляночного строительства определяется примерно 50 годами (до начала второй половины VI века до н. э.). салат с куриной печенью
Рядом с очагом обычно находили вкопанные в землю амфоры с запасами различных продуктов для семьи. Вблизи землянок были вырыты зерновые и хозяйственные ямы, служившие кладовыми помещениями. Позднее некоторые из них были превращены в мусоросборники. Для добычи пресной воды березанцы строили колодцы, достигавшие порой 6-7-метровой глубины. Ранние колодцы обычно правильной округлой формы, диаметр их не превышает одного метра.
Жилые и хозяйственные постройки Березани располагались своеобразными комплексами-усадьбами. Планировочные особенности этих комплексов и аналогичный по составу набор предметов материальной культуры в каждой из таких усадеб свидетельствуют, по-видимому, об однородности социального состава ранних колонистов, число которых было невелико.

Древнегреческий город Ольвия (У
·
·
·
·) был основан на правой стороне Бугского лимана в VI веке до нашей эры выходцами из города Милета и является самым северным древнегреческим поселением на Черном море. Сохранившиеся остатки города находятся возле села Парутино Очаковского района Николаевской области.
Название поселения переводится как «счастливая». Город располагался на двух уровнях: верхнем и нижнем, и занимал в период расцвета площадь около 50 га. Численность его населения достигала 15 тысяч человек. Город был окружен каменной оборонительной стеной с башнями, в южной части находилась цитадель.
Первые жилые постройки Ольвии представляли собой землянки.
Город был распланирован на прямоугольные кварталы c прямыми улицами. В Нижнем городе располагались ремесленные кварталы и порт. Вначале строительство в Ольвии велось из сырцового кирпича, позже использовался местный камень.
В центре Верхнего города находилась главная площадь - Агора. На ней проходили народные собрания, она была также местом торговли. Вокруг Агоры располагались здания, где размещались органы управления городом.
Перед началом собрания жрецы приносили в жертву богам ягненка и просили их содействовать доброму прохождению дебатов.
Теменос - площадь, на которой располагались храмы, алтари, статуи. В северо-восточной части Теменоса находился храм Аполлона, в западной - храм Зевса.
В середине I в. до н. э. город был разрушен племенами гетов. Разгром сопровождался осквернением святынь, разрушением храмов и памятников, пожарами, горожан угоняли в рабство. Возрождение Ольвии начинается после 40-х годов нашей эры, в период пребывания в городе римских войск, пришедших во времена императора Нерона. Во II веке н.э. для защиты города в Ольвии остается римский гарнизон, который размещался в цитадели. В начале III века город был включен в состав римской провинции Нижняя Мезия. С пребыванием римлян связано появление Зевсова кургана со склепом во II веке н.э. Это типично римское погребальное сооружение, представляющее собой величественную гробницу. Курган состоял из земляной насыпи высотой 14,5 метра и 37 метров в диаметре. Основание его окружала красивая каменная обкладка высотой в полтора метра. Над мощным каменным фундаментом стоял ряд больших хорошо обработанных плит.
В III веке н.э. в связи с наступлением варваров на Рим, римляне принимают решение об отводе войск из Ольвии и оставляют ее на произвол судьбы. В 269-270 гг. н.э. Ольвию разрушают готские племена. Еще одним из важных факторов, способствовавших гибели Ольвии, стало изменение береговой линии, подъем вод лимана, оползневые процессы.
Сохранившаяся часть города составляет около 30 га, около 20 га уничтожено водами лимана. На сегодняшний день раскопаны довольно незначительные фрагменты города, раскопки продолжаются.

11. Пантикапей
(греч. Pantikбpaion)
античный город в Восточном Крыму (современный г. Керчь). Основан в 1-й половине 6 в. до н. э. выходцами из Милета. Возможно, ранее здесь находилась ионийская торговая станция (эмпорий). Название города, вероятно, восходит к иранским корням: пантикапа рыбный путь, что могло обозначать изобилующий рыбой Керченский пролив, на берегу которого был основан город. П. быстро превратился в крупный город, опередив другие греческие поселения в этом районе. Уже во 2-й половине 6 в. до н. э. П. стал чеканить свою серебряную монету (а с 4 в. до н. э. и золотую и медную). В 1-й половине 5 в. до н. э. вокруг П. объединились греческие города, расположенные на обоих берегах Керченского пролива (Боспора Киммерийского), образовавшие Боспорское государство. П. стал его столицей и главным торговым, ремесленным и культурным центром. В пору расцвета П. занимал около 100 га. Ещё в 6 в. до н. э. он был обнесён оборонительной стеной. Город располагался на склонах и у подножия скалистой горы (современная гора Митридат). На вершине находился акрополь с храмами и общественными зданиями. Склоны горы были опоясаны искусственными земляными террасами, на которых строились дома, проходили улицы, соединявшиеся между собой переулками-лестницами. Террасы поддерживались каменными подпорными стенами. Город имел хорошую гавань. Бурные политические события конца 21 вв. до н. э. (восстание Савмака, взятие города Диофантом, войны Митридата VI Евпатора (См. Митридат VI Евпатор)), а также сильное землетрясение в 60-х гг. 1 в. до н. э., вероятно, привели к значительным разрушениям в П. и потребовали больших восстановительных работ. В 12 вв. н. э. П. оставался крупным производственным и торговым центром (археологическими раскопками открыты многочисленные рыбозасолочные цистерны, винодельни, гончарные печи, комплексы хозяйственных ям для хранения зерна и пр.). В 34 вв. произошло заметное сокращение ремесленного производства и усиление с.-х. деятельности населения, что было связано с общей натурализацией хозяйства и распадом рабовладельческих отношений. Город постепенно пришёл в упадок. В середине 3 в. П. и весь Боспор стали базой для пиратских набегов германских, дакийских и др. племён на побережья Чёрного и Средиземного морей. В конце 4 в. П. был разрушен гуннами, сохранился лишь небольшой городок, существовавший и в последующее время. В период раннего средневековья он назывался Боспор. Вокруг П. располагался обширный некрополь, состоявший из грунтовых могил и курганов. Наиболее известны подкурганные каменные гробницы 43 вв. до н. э. и склепы с росписью первых веков н. э. Раскопки П. и его некрополя начались в 1-й половине 19 в. (копали преимущественно курганы). Грунтовый могильник широко исследовался в начале 20 в. (В. В. Шкорпил), городище в конце 19 в. (И. Е. Думберг) и систематически с 1945 (В. Д. Блаватский, И. Д. Марченко).

12. Херсоне
·с Таври
·ческий, или просто Херсонес (др.-греч.
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·: «полуостров»; в византийское время Херсон, в Генуэзский период Сарсона, в русских летописях Корсунь) полис, основанный древними греками на Гераклейском полуострове на юго-западном побережье Крыма. Ныне Херсонесское городище расположено на территории Гагаринского района Севастополя. На протяжении двух тысяч лет Херсонес являлся крупным политическим, экономическим и культурным центром Северного Причерноморья, где был единственной дорийской колонией. Лишь 400 лет спустя, в 1827 г., по распоряжению главного командира Черноморского флота и портов А. С. Грейга, были проведены первые раскопки с научными целями на месте погибшего Херсонеса, при которых было открыто три храма.[2] Производителем работ, предположительно, был капитан Севастопольского порта Мориц Борисович Берх.[3] Впоследствии они проводились отдельными лицами и организациями. Наиболее систематические раскопки начались в конце 80-х годов позапрошлого века. Двадцать лет жизни отдал им большой энтузиаст и организатор будущего музея К. К. Косцюшко-Валюжинич.

За годы Советской власти Херсонесский историко-археологический заповедник превратился в один из крупнейших научно-исследовательских центров, стал базой, где ведут исследовательскую работу ученые археологи всего мира и проходят практику студенты университетов. Систематические раскопки помогли восстановить историю древнего города-государства.

Музей-заповедник очень популярен, ежегодно его посещают десятки тысяч экскурсантов. Их привлекают коллекции эпиграфических памятников (в том числе всемирно известная присяга граждан Херсонеса III в. до н. э.), произведения искусства, ремесленные изделия и орудия труда, предметы быта, которыми пользовались жители Херсонеса.

Наиболее ценные находки из раскопок античных городов Крыма представлены в коллекциях Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге, Государственного Исторического музея и Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина в Москве, а также других. Центральная площадь Херсонеса

Агора (центральная площадь) Херсонеса располагается в средней части главной улицы. Заложенная здесь при первоначальной планировке города в V в. до н. э. она не изменила своего назначения до его гибели. В античную эпоху здесь находились храмы, алтари, статуи богов, постановления народного совета.
После принятия христианства в IV в. на агоре появился новый архитектурный ансамбль, состоявший из семи храмов. В середине XIX века в честь киевского князя Владимира, крестившегося в Херсонесе (Херсоне), на ней строится собор, носящий его имя.
Театр

Херсонесский театр был построен на рубеже III и IV веков, он вмещал более 1000 зрителей. Здесь устраивались представления, народные собрания и празднества.
В период римского владычества театр также служил ареной для боёв гладиаторов. Когда христианство становится официальной религией Римской империи спектакли были запрещены. Театр пришёл в запустение и на его руинах были возведены два христианских храма. Один, размещавшийся на орхестре, был разобран при реставрации. Второй большой крестообразный храм сохранили. Он получил название «Храм с ковчегом».
Единственный античный театр, найденный на территории СНГ.
Базилика в базилике
В мае 2007 года вандалы опрокинули колонны «базилики в базилике», некоторые колонны раскололись, был повреждён мозаичный пол
Башня Зенона
Башня Зенона оборонительная фланговая башня Херсонеса, одно из наиболее сохранившихся оборонных сооружений города.
Колокол
Колокол отлит в Таганроге в 1778 г. из турецких пушек, взятых в качестве трофея. На нем изображены покровители моряков св. Николай и св. Фока. После Крымской войны был вывезен в Париж, где находился до 1913 г. Во время непогоды использовался как сигнальный колокол.
В 1803 году, по указу императора Александра I, колокол был отправлен в Севастополь и предназначался для строящейся церкви Святого Николая. После Крымской войны 18531856 гг. союзные войска Англии и Франции вывезли колокол из Севастополя в числе трофеев. Возвращение колокола состоялось 23 ноября 1913 года при большом стечении народа и сопровождалось торжественным Крестным ходом.

13. Зарубинецкая культура - археологическая культура железного века (III в. до н.э. - III век н.э.), распространенная на территории западной и центральной Украины и южной Беларуси. Открыта в 1899 археологом Хвойкой и названа в честь одноименного села в киевской области. На формирование зарубинецкой культуры сильное влияние оказали кельты латенской культуры. Генетически связанна с пшеворской культурой, подавляет автохтонную милоградскую культуру. Сменяется черняховской культурой, и родственной киевской. Тем не менее сохраняется локальный вариант на северо-востоке ареала в лице колочинской культуры. Один из ведущих российских археологов Г. Лебедев предположил: "Именно с появлением зарубинецкой культуры начинаются все те преобразования в лесной зоне, которые в дальнейшем привели к появлению культуры пражского типа (т.е. Славянской, В.Е.)". На территории Белоруссии выделяют две разновидности данной культуры - полесскую и верхнедвинскую группы.
В.В. Хвойко, Б.А.Рыбаков считают эту культуру раннеславянской. Некоторые исследователи считают племена зарубинецкой культуры (особенно на востоке и на поздних этапах) балтами (Седов). Часть исследователей (П. Рейнеке, К. Такенберг, М. Бабеш) связывает происхождение культуры с миграцией на восток германских племен (скиры, бастарны). Ю. В. Кухаренко также отмечает пришлый, не связанный с местными балто-скифскими культурами, характер культуры. Керамика лепная - без использования гончарного круга. В захоронениях имеются бронзовые фибулы. Население занималось земледелием, скотоводством и охотой. Развито было кузнечное дело.
Поселения зарубинецкой культуры невелики. Наиболее ранние из них в большинстве случаев располагаются на труднодоступных возвышенностях вдоль берегов крупных рек и укреплены рвами и мощными земляными валами.
Таковы, например, городища у дер. Чаплин и Мохов на правом берегу Днепра к югу от г. Речицы, поселения «Пилииенкова Гора» и «Гора Московка» возле Капева, на горе «Девица» в с. Сахновке на Роси, у сел Пирогово, Ходосовка и Великие Дмитровичи к югу о г Киева, на горе Кисслевке в самом Киеве и др. Известны и неукрепленные поселения селище Ремель, Велемичи, Рубель и От. вержичи в низовьях Горыни, Табаевка на Десне, Вита Почтовая, Новые Безрадичн, Триполье на Днепре к югу от Киева и многие др.

14. На рубеже II-III вв. н.э. в пределах леса и лесостепи в северной части Среднего и южной части Верхнего Поднепровья, на территории смежных районов левобережья Днепра складывается киевская археологическая культура, памятники которой существуют до середины V в. Прогресс ее формирования связан со сложным взаимодействием пост- или позднезарубинецких племен, различных местных и проникавших сюда с запада пшеворских группировок.

Хозяйство населения киевской археологической культуры характеризуется земледелием и придомным скотоводством. Распространены небольшие по площади неукрепленные поселения и соответствующие им фунтовые могильники с погребениями по обряду трупосожжения на стороне. С традициями постзарубинецкой археологической культуры некоторые исследователи связывают обычай сооружения жилых полуземлянок с центральным опорным столбом и очагом в средней части постройки. Обряд сожжения, сопровождаемый помещением в могилу вторично обожженной керамики, находит аналогии в пшеворской археологической культуре. Для киевской археологической культуры характерна лепная посуда. Некоторые формы керамики, такие как острореберные миски и горшки с лощеной поверхностью, имеют прототипы среди керамики зарубинецкой и пшеворской археологических культур.

Кроме местной лепной посуды на некоторых памятниках присутствует привозная круговая, изготовленная в Черняховских мастерских. Особенно заметно влияние на киевскую археологическую культуру со стороны Черняховской в IV начале V в., к этому времени относятся находки некоторых типов бронзовых и железных фибул, роговых гребней, стеклянных бус, пинцетов. В начале IV в. население киевской археологической культуры под натиском Черняховских племен уступает им часть своей территории в Среднем Поднепровье. Это дало новый импульс для начавшегося несколько ранее продвижения сюда отдельных групп населения киевской археологической культуры в Верхнее Поднепровье.

На основе киевской складывается колочинская археологическая культура, которая в последнее время некоторыми исследователями рассматривается как культура славянская. Датируется эта археологическая культура периодом от середины V до второй половины VII в., и ареал ее памятников почти полностью совпадает с территорией предшествующей культуры. Практически одинаковыми оказываются приемы домостроительства (полуземлянки срубной или каркасно-столбовой конструкции с очагом в центре) и обряд погребения (грунтовые могильники с остатками трупосожжения на стороне). Кроме того, исследования особенностей киевской археологической культуры позволяют ряду авторов предполагать, что, кроме колочинской, эта культура является частичной подосновой для Пеньковской археологической культуры, которая рассматривается как «антская», т.е. славянская. Некоторые исследователи усматривают сходство между элементами колочинской, пеньковской и пражской археологических культур, последняя из которых практически всеми признана в качестве достоверной археологически культуры ранних славян.

15. Черняховская культура археологическая культура железного века. Существовала на рубеже IIIII вв. рубеже IVV вв. в лесостепи и степи от Нижнего Подунавья на западе до левобережья Днепра и Черниговщины на востоке. Названа по могильнику у села Черняхов Кагырлыкского района Киевской области, исследованному В. В. Хвойкой в 19001901 годах. На территории Румынии черняховская культура именуется Сынтана-де-МурешЧерняхов по названию селения в трансильванском жудеце Муреш. Исследованы остатки поселений и грунтовые могильники.

Оседлоземледельческие, скотоводческие племена носителей черняховской культуры жили в больших неукрепленных поселениях. Наземные жилища и землянки располагались рядами. Площадь некоторых наземных домов, принадлежавших, вероятно, большим патриархальным семьям, превышала 100 мІ. У наземных построек стены возводились из жердей, обмазанных глиной. Полы представляли либо утрамбованную землю, либо покрывались глиной. Жилища отапливались каменными или глиняными очагами. У домов найдены хозяйственные постройки и ямы-хранилища, иногда глубиной до 3 метров. По границе распространения Черняховской культуры до нашего времени сохранились так называемые Змиевы и Трояновы валы.

Предметы из Будештского некрополя Криулянского района Молдавии, Черняховская культура, IIIIV вв. н. э.Хозяйство: скотоводство, земледелие, ремесло, охота, рыболовство. Подъём земледелия в эпоху черняховской культуры отмечен усовершенствованием плуга и рала с железными наконечниками; вол и лошадь использовались, вероятно, как тягловая сила; расширился состав культурных злаков; под пашню освоены значительные площади. Земледелие было подсечным и переложным. Продукцию сельского хозяйства черняховцы сохраняли в ямах-хранилищах или в больших глиняных сосудах «зерновиках». Зерно мололи жерновами. Из домашних животных разводили крупный и мелкий рогатый скот, свиней, лошадей, домашнюю птицу.

Были развиты железообрабатывающее, кузнечное, бронзолитейное, камнесечное, косторезное ремёсла, причём мастера работали преимущественно на заказ и лишь частично на рынок. Анализ технологии выявляет относительно высокий уровень железообрабатывающего ремесла. Железоделательные горны открыты на поселениях в небольшом количестве. Отдельное скопление таких горнов обнаружено под Уманью. Керамика изготовлялась в основном на гончарном круге и отличалась разнообразием форм. Найдены горшки, миски, чаши, кувшины, кубки, чарки, вазы с тремя ручками. В быту пользовались также стеклянными кубками, костяными гребнями, бронзовыми фибулами. Гончарные горны выявлены более чем на 20 поселениях. В горне из Будешт (на территории Молдавии) обжигались 150 сосудов одновременно. Гончарная керамика преобладала над лепной в большинстве поселений.

Черняховские ювелиры производили различные украшения из бронзы, серебра, золота. Были распространены украшения из полудрагоценных камней, янтаря и стекла. В изготовлении ювелирных изделий использовалась зернь и скань. Одежда застёгивалась на плече художественно оформленными металлическими фибулами. Другими видами украшений были височные кольца, браслеты, гривны, ременные бляхи.

Процветала торговля с ближайшими античными центрами. Об этом свидетельствуют импортные предметы (амфоры, в которых привозили вино и оливковое масло, стеклянные кубки, реже краснолаковые сосуды) целые и в обломках, обнаруженные на всех памятниках черняховской культуры. Во внешней и внутренней торговле использовалась римская монета. На территории черняховской культуры обнаружено более тысячи монетных кладов. Некоторые черты черняховской культуры сложились под влиянием позднеантичной цивилизации.

Черняховское общество переживало распад первобытнообщинного строя, выделение племенной и дружинной аристократии и имущественное расслоение общества. Эти процессы прослеживаются в домостроительстве, погребениях, кладах. Многочисленные находки замко
·в и ключей свидетельствуют о распространении частной собственности.

В погребальном обряде сочетались трупосожжения (поля погребальных урн) и трупоположения (последние преобладали). В инвентаре погребений керамика, стеклянные кубки, фибулы и костяные гребни. Большинство исследователей считает, что черняховская культура создана племенами различного этнического происхождения (даки, сарматы, германцы, поздние скифы, анты или венеды-славяне), упоминаемыми древними авторами на территории её распространения. Наиболее распространённым вне России сейчас является мнение М. Гимбутас, согласно которому культура была создана готами на завоёванных ими землях, а среди населения в основном преобладали сарматы или славяне [источник?] . Мнение о такой многоэтничности черняховской культуры основывается, главным образом, на наличии локальных особенностей в домостроительстве, керамике и погребальном обряде её носителей. Другой теорией является мнение археолога Бориса Александровича Рыбакова, который считал, что черняховскую культуру следовало бы скорее относить к ранней древнеславянской, и доскональный анализ, проведенный археологом скорее свидетельствует не о зарождении черняховской культуры за счет задержавшихся там готов, но скорее о заметном её упадке в тот период. Есть мнение, что черняховская культура была уничтожена гуннским нашествием в конце IV века, однако существует гипотеза о перерастании её в древнерусскую культуру.

Считается, что именно во времена существования черняховской культуры праславянский язык позаимствовал много слов германского происхождения (или наоборот).

16. После гуннского завоевания 70-х гг. IV в. в лесостепной зоне Среднего Поднепровья сохранилась часть неоднородного Черняховского населения, принявшего наряду с продвинувшимися с севера носителями киевской археологической культуры участие в процессе формирования пеньковской археологической культуры в течение V в. Основной район формирования культуры Среднее Поднепровье и бассейн р. Южный Буг. Памятники этой культуры распространены в лесостепи на территории от Северского Донца на востоке до нижнего Дуная на западе. Период существования культуры V-VII вв.

Хозяйство. Население занималось земледелием и приселищным скотоводством. В состав стад входил крупный и мелкий рогатый скот, лошади, разводили и свиней. Ремесло носило в основном домашний характер. Исключение составляет добыча железа и, видимо, железообработка. Некоторые исследователи связывают с пеньковской археологической культурой Гайворонский металлургический центр на Южном Буге. Здесь обнаружены и исследованы остатки 21 металлургического горна, 4 печей для обжига (обогащения) руды и несколько ям для ее хранения. Изучение кузнечных изделий показало, что пеньковские кузнецы (как и их предшественники носители киевской и пражской археологических культур) применяли, прежде всего, простые технологии: изготовление изделий целиком из железа или сырцовой стали. Им известны также такие способы улучшения рабочих качеств орудий, как цементация и термообработка.

Можно утверждать, что практически все орудия труда и предметы быта из черного металла имеют местное происхождение. Для памятников пеньковской археологической культуры характерна лепная керамика: биконические и округлобокие горшки, сковороды. На финальной стадии развития пеньковской археологической культуры в её ареале, в Поднепровье, появляются центры по изготовлению гончарной керамики, формы и орнаментация которой имеют северо-кавказские прототипы (поселение Канцирка и др.) Появление гончарных мастерских можно связывать с переселением сюда северо-кавказских (аланских) мастеров. Погребения знатных кочевников этого времени (одно из них так называемый Перещепинский клад) также известны в южной части Среднего Поднепровья. Во второй половине или конце VII в. на территории пеньковской культуры возникает Пастырское городище это полиэтничное поселение, ставшее крупным торгово-ремесленным центром. Ремесленные традиции центра формировались на местной основе под сильным влиянием традиций, принесенных из Подунавья. Пастырское поселение было разгромлено в первой половине VIII в., видимо, хазарами.

Памятники. Наиболее распространены открытые поселения-селища, располагавшиеся на низких участках береговых террас и дюнах с легкими для обработки почвами и пойменными лугами. Площадь селищ не превышает 2-3 га. Известны несколько городищ с материалами пеньковской археологической культуры, но валы и рвы этих поселений оказались сооруженными еще в скифскую эпоху. На поселениях преобладает бессистемное расположение жилищ, рядом с которыми находились хозяйственные ямы и постройки хозяйственного назначения. Основным типом жилищ были четырехугольные полуземлянки каркасно-столбовой или срубной конструкции площадью 12-20 кв. м. На раннем этапе культуры строились жилища, отапливаемые открытыми очагами, затем в зонах контакта с носителями пражской археологической культуры распространение получили печи-каменки, располагавшиеся в одном из углов. На нескольких селищах Среднего Поднепровья были обнаружены следы юрто-образных жилищ, характерных для кочевников-тюрок.

Погребальными памятниками культуры являются грунтовые могильники, содержащие погребения по обряду сожжения на стороне. Могильники, занимающие небольшую площадь, располагаются в непосредственной близости от поселений. Кремированные останки помещали в глиняные сосуды-урны, которые устанавливались на дно неглубоких округлых ям или просто рассыпались на их дне. Известны случаи, когда жженые кости были накрыты перевернутой вверх дном урной. В одной погребальной ямс может находиться от 1 до 3 урн. Погребения сопровождаются украшениями, иногда встречаются ритуальные сосуды.

Памятники пеньковской археологической культуры характеризуются довольно большим количеством различных находок из черного и цветных металлов. На нескольких селищах найдены железные наральники, мотыжки и серпы. Обычной находкой являются железные ножи, глиняные пряслица биконической и округлой формы. Встречаются отдельные наконечники стрел и копий, украшения из бронзы и серебра: фибулы различных форм, подвески, поясные пряжки и бляхи. Массовым материалом является керамика фрагменты лепных сосудов: биконических или округлобоких горшков, сковород. Пеньковская керамика, как правило, не орнаментирована. Иногда встречаются сосуды, украшенные насечками по венчику или налепами под венчиком.

С территорией части пеньковской и колочинской археологических культур связаны находки кладов VII в., которые иногда называют «антскими». Для них характерны, прежде всего, различные детали поясной гарнитуры (пряжки, накладки, наконечники ремней), богато орнаментированные, пальчатые фибулы и другие женские украшения. Прототипы этих вещей восходят к некоторым культурам Юго-Восточной Европы, но их наборы и состав, определяющие убор, во многом оригинальны. Появление группы кладов, сокрытых в течение относительно короткого периода, знаменует финал пеньковской и колочинской археологических культур. Это событие, по-видимому, можно связывать с продвижением населения, близкого поздней пражской археологической культуре.

Памятники пеньковской археологической культуры занимают территорию, совпадающую с той, которую, по сообщению Иордана, занимали анты он писал, что они живут на землях от Днестра до Днепра на излучине Черного моря. Согласно Прокопию Кесарийскому, анты и склавены (славяне) имели общий язык, одинаковый быт, обычаи и верования, а когда-то «даже имя у славян и антов было одно и то же». Византийцы совершенно определенно отличали антов от славян среди наемников, используя в своих целях распри между этими группировками.

По мнению ряда лингвистов, этноним анты имеет иранское происхождение. Так, видимо, ираноязычное население Северного Причерноморья назвало славян, расселившихся на юго-восточной окраине славянского мира.

17. Пражская культура
древнеславянская археологическая культура 67 вв. н. э. Названа по характерной лепной керамике т. н. пражского типа (см. рис.), выделенной И. Борковским (1939) из раннесредневековых памятников, раскопанных близ Праги. Представлена неукрепленными поселениями с жилищами-полуземлянками, имеющими печи-каменки, и грунтовыми бескурганными могильниками с трупосожжениями в урнах. Первоначально П. к. была распространена на территории южной Польши, Чехословакии, северо-западной Украины. Позднее ареал её расширился в северную часть Польши, восточные районы ГДР, южную Белоруссию, среднюю часть Правобережной Украины, Молдавию и Румынию. Это привело к смешению П. к. с местными, более ранними культурами и возникновению локальных вариантов. Прослеживается преемственная связь П. к. с более поздними славянскими культурами. Пражская культура археологическая культура древних славян (VVII вв.), в Центральной и Восточной Европе (от Эльбы до Дуная и среднего Днепра). Названа по характерной лепной керамике, впервые обнаруженной близ Праги чешским археологом И. Борковским. Исследователь отметил, что подобная глиняная посуда известна также на территории Польши и Германии, и предложил именовать её пражской, полагая при этом, что она развивалась автохтонно из керамики культуры погребальных урн и кельтской. В некоторых работах эта культура объединяется с корчакской и называется пражско-корчакской (Prague-Korchak Culture).

Пражская культура представлена неукреплёнными поселениями с жилищами-полуземлянками, имеющими печи-каменки, полями погребальных урн и, грунтовыми бескурганными могильниками и курганными могильниками с трупосожжениями. Хозяйство: земледелие, скотоводство. Основу пражской керамики составляют высокие горшки со слегка суженным горлом и коротким венчиком. Наибольшее расширение их приходится на верхнюю треть высоты. Поверхность сосудов обычно коричневатая, изредка несколько сглаженная. Большинство их лишено орнаментации, лишь изредка встречаются горшки с косыми насечками по верхнему краю венчика. Вся эта керамика изготовлена без помощи гончарного круга.

Основными памятниками пражской культуры являются неукреплённые поселения селища. Обычно они располагались по берегам рек и иных водоёмов, часто на склонах надпойменных террас. Изредка находились и на открытых местах плато. Селища имели в основном небольшие размеры и состояли в среднем из 8-20 хозяйств.

Первоначально пражская культура была распространена на территории южной Польши, Чехословакии и северо-западной Украины. Позднее ареал её расширился в северную часть Польши, восточные районы Германии, южную Белоруссию, среднюю часть Правобережной Украины, Молдавию и Румынию. Это привело к смешению пражской культуры с местными, более ранними культурами и возникновению локальных вариантов. Прослеживается преемственная связь пражской культуры с более поздними славянскими культурами.

18. Область распространения и культурный контекст

Памятники данной культуры представлены на Люблинщине и на Украине в области лёссовых почв и непосредственно рядом. Эта область простирается от р. Горынь на востоке, достигает р. Нидзица (Nidzica) на западе, центрального бассейна Буга на севере и территории нынешней Ивано-Франковской области на юге.

Лучше всего изучены такие стоянки со следами люблинско-волынской культуры, как: Броночице, Ходлик (Пулавский повят), Ящув (Люблинский повят), Камень (Kamie
·, Опольский повят), Новы-Двур (Грубешовский повят), Сенница-Ружана (Красноставский повят), Степанковице (Грубешовский повят), Стжижув (Грубешовский повят), Завишня (Грубешовский повят), Злота (Сандомирский повят), а также на Волыни: Архутув, Колоколин, Луцк, Седмёрки и Валентинов.
[править]
Типичные изделия

Характерная керамика данной культуры позволила выделить её в отдельную культурную общность. Это грушевидные амфоры с двумя небольшими ручками у края, сосуды в виде блюда с легко загнутыми вовнутрь краями, иногда в виде четырёх небольших рогов, а также шаровидные кубки с выступающей шейкой и плоским дном.

Обработка поверхности различна. Нередко поверхность гладкая, лощёная, однако встречается и храповатая, обработанная метёлкой.

Основным орнаментом является налепной, из белой пасты, геометрический состоит из удлинённых треугольников, прямоугольников и узких полос. Кроме того,, часто появляются украшения из точек, желобков, выпуклостей, ямок, выдавленных пальцем. Края сосудов иногда волнистые. Также известны примеры глиняных женских фигурок.

Кремневые изделия немногочисленны. Использовался полосатый (юрайский) и волынский кремень, в небольшом количестве использовался также шоколадный кремень. В поселениях отсутствуют находки, которые бы подтверждали изготовление орудий внутри поселений.

Среди орудий преобладают отщепы, скребки. Также обнаружены роговые мотыги. Украшения выполнены из различных раковин. Известные также медные перстни. В поселениях также обнаружены пряслица.
Поселения и жилища

Население данной культуры обитало на лёссовых равнинах, в непосредственной близости у рек и ручьёв. Селения имеют вид «островов». Чаще всего группы поселений встречаются в бассейне Буга и на краю Волынской возвышенности. Диаметр поселений составлял 100200 м. Они были окружены рвами треугольного или трапецевидного сечения, а также палисадом, которые, вероятно, служили для оборонительных целей. Внутри поселений находились небольшие ямы, обычно овальные, иногда с очагом в центре. Диаметр ям составлял более 1 м, а глубина не более 1 м. Отсутствуют следы наземных жилых строений.
[править]
Погребальный обряд и верования

Погребения скелетные, внутри поселений. Характерной особенностью является помещение в погребениях грушевидных амфор. Иногда внутри амфор находились также два шаровидных кубка. Помимо этого, в погребениях находили орудия труда и оружие (наконечники стрел).

В могилах встречаются следы деревянных каркасов и других конструктивных улучшений. Часто встречаются детские погребения, как отдельные, так и вместе с взрослыми. Известно также погребение животного. Иногда умерших хоронили в сидячем положении.
[править]
Общество и хозяйство

На основании находок и планировки поселений считается, что население данной культуры занималось земледелием: они культивировали участки земли вплоть до их истощения, после чего переселялись на другие территории. Об этом свидетельствует кратковременность поселений. Также занимались животноводством, главным образом крупного рогатого скота, свиней и небольших жвачных животных. Среди ремёсел преобладало гончарство и ткачество.
Роменско-боршевская культура, роменско-борщевская культура, археологическая славянская культура времени складывания Древнерусского государства (8-10 вв.), распространённая в лесостепной зоне левого берега Днепра. Названа по двум исследованным группам памятников, расположенным близ г. Ромны Сумской области и с. Боршево (Борщево) Воронежской области. Для памятников этой культуры характерны: укрепленный тип поселения (городище) в районах, пограничных со степью, и неукрепленный (селище) - в областях, удалённых от степи; полуземляночные жилища с печами-каменками или глинобитными; керамика по преимуществу лепная (горшки, миски, сковородки); господствующий обряд погребения - трупосожжение. Основное занятие населения - земледелие. Часть жителей поселений занимались ремёслами (выплавка железа, кузнечное дело, обработка цветных металлов). В социальном отношении население, оставившее памятники Р.-б. к., представляло соседские или территориальные общины. Наиболее исследованные памятники Р.-б. к. - Новотроицкое городище и городище Титчиха.

19. Салтово-маяцкая культура
Салтово-маяцкая культура
археологическая культура, памятники которой оставлены полукочевыми народами, населявшими в 89 вв. Подонье и Приазовье. Возникла в период перехода к оседлости и складывания феодальных отношений у кочевников, входивших в состав Хазарского каганата (См. Хазарский каганат). Погибла под ударами печенегов (См. Печенеги) на рубеже 910 вв. Известно свыше 200 памятников С.-м. к.: остатки кочевий, посёлков, замков, городов, могильников. Исследования начались с раскопок в 1900 Салтовского могильника (у с. Верхнее Салтово Харьковской области) и в 1906 Маяцкого городища (См. Маяцкое городище) (у впадения р. Тихой Сосны в Дон, Воронежская область). С.-м. к. делится на два варианта: лесостепной аланский (см. Аланы) и степной болгарский (см. Болгары волжско-камские). Для 1-го характерны земледельческий тип поселений, замки с белокаменными стенами, катакомбный обряд погребения, для 2-го кочевья и ямные погребения. Степняки, осевшие на Нижнем Дону, умели сооружать и белокаменные замки. Жили они и в больших городах (Саркел, Таматарха, Фанагория). Оба варианта экономически развивались одинаково, и культура в целом была единой. Культуры, аналогичные С.-м. к., известны в районах расселения аланов и древних болгар: в Восточном Крыму, на средней Волге и на нижнем Дунае.










15

Приложенные файлы

  • doc 17951137
    Размер файла: 239 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий