MCHP OtariZ


Вопрос-ответ МЧП (Необходимое лицензионное соглашение на «Выпускной», прочтите, заучите, согласитесь, сдайте)
1. Коллизии законов и их виды. Смысл и цели применения иностранного права. Проблема “хромающих отношений” в МЧП. Коллизия законов – это явление, порождённое наличием иностранного элемента в отношении, регулируемом МЧП и различным содержанием гражданского права разных государств, с которыми это правоотношение связано, выраженное в необходимости выбора права между законами разных государств. “Коллизия” (лат. collisio) – столкновение, термин условный. Коллизия права заключается в том, что одним и тем же фактическим обстоятельствам может быть дана различная юридическая оценка и в итоге, в соответствии с правом разных государств может быть дан разный ответ на один и тот же вопрос. Хрестоматийным стал пример, касающийся применения отдельных норм Кодекса Наполеона 1804 г., действующего во Франции и Бельгии, – интерпретация одних и тех же его положений приводила в этих странах к неоднозначным результатам. Виды коллизий законов: - интерлокальные коллизии (межштатные) – применяются обычно в федеративных государствах (США, СССР, где субъекты государства имеют свои отличающиеся по содержанию системы частного права); - интерперсональные коллизии (возникают в пределах одного государства, и их разрешение является внутренним делом этого государства; при регламентации частноправовых отношений, осложнённых иностранным элементом, проблема интерперсональных коллизий может возникнуть только тогда, когда своя отечественная коллизионная норма выбирает право государства, в котором существуют различные персональные подсистемы права); - интертемпоральные коллизии – когда норма национального права отсылает к иностранному праву, где к данному отношению применяются 2 разновременно изданных закона, и вопрос о том, какой именно применять закон, решается согласно принципам иностранного права (коллизии, возникающие из наличия разновременно принятых в одном государстве правовых норм, предусматривающих регулирование одних и тех же частноправовых отношений. Это проблема внутреннего права каждого государства и в общей теории права называется действием закона во времени); Коллизионная норма – это юридическое основание применения иностранного права на территории данного государства, своеобразный мостик, связывающий национальную правовую систему с иностранным правом. Смысл и цели применения иностранного права – в ГК РФ говорится, что если невозможно определить право, подлежащее применению, применяется право, наиболее тесно связанное с гражданско-правовыми отношениями, осложнёнными иностранным элементом. Интересы международного общения требуют признания и применения в определённых пределах применения иностранного права, с целью поддержания равновесия и стабильности статуса субъектов международных правоотношений. Т. е. важно признание норм другого государства, на основании которых возникли определённые права (экстерриториальное действие права). Например, право собственности на автомобиль, право на имя, состояние в браке и др. При этом иностранное право применяется на основе и в рамках национального права и в соответствии с общепризнанными принципами международного права. Проблема “хромающих отношений” возникает в результате неполноценности коллизионного способа (есть ещё материально-правовой, в ходе которого разрешение проблемы выбора права в рамках этого метода обеспечивается посредством использования унифицированных материально-правовых норм, которые регулируют поведение субъектов отношений типа МНН без помощи коллизионных механизмов) регулирования коллизий законов в МЧП. Это характеризуется тем, что сказанный способ не способствует достижению единообразия разрешения одинаковых по содержанию правовых споров или других конфликтных ситуаций между контрагентами в судах различных государств, т. к. нормы национальных правовых систем могут по-разному подходить к регулированию одних и тех же отношений. Здесь мы имеем дело с феноменом, который в доктрине МЧП получил наименование “хромающие отношения” (например, в одном государстве брак будет признаваться, а в другом нет, поскольку не соблюдены определённые требования – ст. 14 СК РФ).
2. Предмет и метод МЧП. Место МЧП в системе права. Общепринятого определения предмета МЧП в доктрине пока нет (если его нет будем выдумывать). МЧП регулирует не стандартные имущественные и личные неимущественные отношения, а такие, которые возникают в международной сфере. Так, договор купли-продажи между 2-мя российскими фирмами входит в предмет гражданского права, а экспортный договор купли-продажи между российской и иностранной фирмами – в предмет МЧП. Исходя из этого, можно выделить 2 основных признака, характеризующих общественные отношения, составляющие предмет МЧП: - во-первых, это отношения международные; - во-вторых, это отношения частноправовые. Применительно к МЧП, термин “международные” означает такие отношения, которые выходят за пределы одного государства, которые тем или иным образом связаны с правовыми системами разных государств. Их можно назвать также “трансграничными отношениями”. Термин “частноправовые” следует понимать в широком смысле слова, куда включаются гражданские, семейные и трудовые отношения. Следовательно, те отношения, которые внутри государства регулируются нормами частного права, но которые имеют международный характер, входят в предмет МЧП. Таким образом, предмет МЧП – это частноправовые отношения международного характера, или международные частноправовые отношения. Можно сказать, что это частноправовые отношения, осложнённые иностранным элементом. Метод МЧП – это совокупность конкретных приёмов, способов и средств юридического воздействия, направленного на преодоление коллизии права разных государств. В МЧП существует 2 основных метода: - коллизионно-правовой (отсылочный) метод – выбор компетентного правопорядка для разрешения конкретного дела, т. е. выбор права, подлежащего применению (отсылка, как к отечественному праву, так и к иностранному). Коллизионный способ регулирования в настоящее время осуществляется в 2-х формах: • национально-правовой (посредством национальных коллизионных норм, разработанных каждым государством в своём праве самостоятельно); • международно-правовой (посредством унифицированных коллизионных норм, разработанных государствами совместно в международных договорах). - унификация материальных норм частного права (прямой способ регулирования) (материальное право – это всё частное право, кроме коллизионных норм, следовательно, это нормы, непосредственно устанавливающие права и обязанности участников соответствующих отношений) – использование международно-правовых форм в регулировании частноправовых отношений (главным образом международного договора), т. е. заключение между государствами договоров (конвенции, соглашения). Унифицированные нормы регулируют отношения прямо, минуя коллизионную стадию. МЧП – это такая специфическая система норм, регулирующая отношения трансграничного характера (осложнённые иностранным элементом) в области частного права.
3. Иностранный элемент в частноправовых отношениях. В МЧП иностранный элемент понимается в 3-х значениях: - субъект правоотношения (отношение становится международным, если его участниками выступают физические и юл различных государств – договор купли-продажи, заключённый между российской и бельгийской фирмами; брак, заключённый российским гражданином с гражданкой Польши, и т. д.); - объект правоотношения (отношение становится международным, если возникает по поводу имущества, находящегося за рубежом – судьба имущества ликвидированной российской фирмы, которое в момент ликвидации находится за рубежом, или по поводу имущества, находящегося в России, но принадлежащего иностранцам – отношения по поводу иностранных инвестиций); - юридические факты, в результате которых возникают, изменяются или прекращаются частные правоотношения (отношения становятся международными, если юридический факт имел место на территории иностранного государства – российские граждане, будучи в Египте, заключили между собой брак; деликтное обязательство возникло в результате того, что российские граждане, путешествуя по Франции в своём автомобиле, попали в аварию, и т. п.). Достаточно наличия в составе правовых отношений одного иностранного элемента, причём в любом значении, чтобы они приобрели международный характер.
4. Международные договоры в МЧП. Международный договор играет большую роль в создании норм МЧП, в частности унифицированных коллизионных и унифицированных материальных частноправовых норм. Однако этот факт не может служить самодостаточным доказательством того, что договор является источником МЧП. Указание на международные договоры не является спецификой МЧП. В равной степени нормы международных договоров могут применяться и для регулирования внутренних гражданских отношений, что закреплено в ст. 7 ГК РФ. Международный договор не имеет прямого применения во внутригосударственной сфере и, следовательно, не является источником внутреннего права, в том числе МЧП как одной из отраслей внутреннего права. В трансграничных частноправовых отношениях действие международного договора опосредовано национально-правовыми актами (ч. 4 ст. 15 К РФ, законом о ратификации, постановлением Правительства о присоединении и пр.). В результате международный договор действует как национально-правовой акт, что снимает проблему “двойственности” источников МЧП.
5. Внутреннее законодательство в области МЧП. В России нет единого кодифицированного акта по МЧП. По сложившейся ещё в советский период правовой традиции его нормы включаются в отраслевые кодификационные законы. В настоящее время есть 3 основных закона, регулирующих 2 блока отношений, входящих в предмет МЧП – гражданско-правовых и семейно-брачных. К ним относятся: - раздел VI части III ГК РФ 2001 г. (МЧП): • общие положения; • право, подлежащее применению при определении правового положения лиц; • право, подлежащее применению к имущественным и личным неимущественным отношениям; - раздел VII СК РФ 1995 г. (Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства); - глава XXVI КТМ РФ 1999 г. (Применимое право). ГК РФ является основным источником российского МЧП, поскольку вышеуказанный раздел не только внёс существенные изменения в коллизионно-правовое регулирование трансграничных гражданских правоотношений, но и поднял российское МЧП в целом на принципиально новый уровень. Кроме рассмотренных основных источников существует множество законов и подзаконных актов, регулирующих отдельные виды общественных отношений. К ним относятся: - Патентный закон РФ 1992 г. (содержит нормы о правах иностранцев в этой сфере – ст. 15, 19, 36); - Положение о патентных поверенных, утверждённое Постановлением Правительства РФ от 12 февраля 1993 г. № 122 (дополнительно устанавливает, что форма доверенности, уполномочивающей патентного поверенного на ведение дела иностранца, должна соответствовать праву того государства, где выдана доверенность – п. 5); - ФЗ “О государственном регулировании внешнеторговой деятельности” от 13 октября 1995 г. (содержит понятие внешнеторговой деятельности – ст. 2, правовое положение российских и иностранных участников внешнеторговой деятельности – ст. 10, норму о представительствах иностранных юл – ст. 30); - ФЗ “Об иностранных инвестициях в РФ” от 9 июля 1999 г.; - Закон РФ “О валютном регулировании и валютном контроле” от 9 октября 1992 г.; - ФЗ “О соглашениях о разделе продукции” от 30 декабря 1995 г.; - ФЗ “О правовом положении иностранных граждан в РФ” от 25 июля 2002 г.; - и др.
6. Обычаи и обыкновения в МЧП. Доктрина lex mercatoria. Под обычаем понимается единообразное устойчивое правило, сложившееся в практике и имеющее обязательную юридическую силу. В отличие от обычая единообразное устойчивое правило, сложившееся в практике, но не имеющее юридической силы, именуется обыкновением. Правовой обычай может быть источником национального права и источником международного (публичного) права. Поэтому при рассмотрении вопроса об обычае как источнике МЧП следует исходить из того, о каком обычае идёт речь. В национальном праве источником является санкционированный обычай, т. е. сложившееся в практике правило, за которым государство признаёт юридическую силу. В современных условиях санкционированный обычай крайне редко выступает в качестве источника права. Следовательно, в той мере, в какой обычай выступает в качестве источника национального права, он может быть и источником МЧП как права национального. Чаще всего это имеет место в предпринимательской, коммерческой деятельности (обычай делового оборота). Обычаи делового оборота будут применимы к отношениям в области предпринимательской деятельности, осложнённым иностранным элементом, но только тогда, когда коллизионный вопрос будет решён в пользу российского права. В таком качестве санкционированные обычаи делового оборота не являются источником МЧП. Другое дело, если среди обычаев делового оборота встретится коллизионная норма. Такой обычай будет источником МЧП. Именно в таком качестве называет ст. 1186 ГК РФ “обычаи, признаваемые в РФ”. Среди оснований, на которых определяется право, подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям, осложнённым иностранным элементом, ст. 1186 перечисляет: - международные договоры; - гражданское законодательство; - обычаи, признаваемые в РФ. Здесь подчёркиваются 2 качества обычая как источника МЧП: - во-первых, речь идёт о санкционированном государством обычае; - во-вторых, выбор права возможен только на основе коллизионных норм, поэтому речь может идти об обычаях, устанавливающих коллизионные нормы. Международно-правовой обычай – это сложившееся в практике устойчивое правило поведения государств, за которым государства признают юридическую силу (opinio juris), т. е. выражают свою согласованную волю. Все, что было сказано о международном договоре, справедливо и в отношении международно-правового обычая – он является источником международного (публичного) права, во внутренней сфере государства его действие опосредуется национально-правовыми формами. Кроме международно-правовых обычаев в международной практике сложились и широко применяются устойчивые правила, которые именуются обычаями международного торгового или делового оборота. Они не имеют юридической силы и не могут быть юридическими источниками ни международного (публичного), ни национального права, в том числе МЧП как его отрасли. Вместе с тем обычаи международного делового оборота могут приобрести юридическую силу и стать источником права, если государства признают за ними это качество. Это возможно в 2-х вариантах: - индивидуально государством, и тогда международный торговый обычай становится санкционированным обычаем и в таком качестве – источником национального права; - либо совместно государствами в форме международного договора или в форме международно-правового обычая, и в таком качестве он становится источником международного (публичного) права. Примером санкционированных обычаев международного делового оборота может служить ч. 2 ст. 285 КТМ РФ (применение Йорк-Антверпенских правил об общей аварии и другие международных обычаев торгового мореплавания; коллизионные нормы, предусматривающие выбор права по общей аварии, закреплены в ст. 419 КТМ РФ). Значительная роль обычаев способствует обобщению и публикации своеобразных сводов обычаев по определённы вопросам: - ИНКОТЕРМС-2000 (международные правила толкования торговых терминов); - УНИДРУА-1994 (принципы международных коммерческих контрактов). Но эти публикации не придают им юридической силы. Доктрина не является источником МЧП. Она играет определённую роль в развитии и совершенствовании права и вспомогательную роль в правоприменительном процессе для установления содержания применяемых норм, особенно норм иностранного права. Не случайно упоминавшаяся выше ст. 1191 ГК РФ уполномочивает суд при установлении содержания иностранного права обращаться к доктрине соответствующего иностранного государства.. 7 Коллизионная норма: структура и элементы. Основные типы коллизионных привязок. Коллизионная норма – это норма, определяющая, право какого государства должно быть применено к данному частноправовому отношению, осложнённому иностранным элементом. Отсюда главная её особенность – коллизионная норма сама по себе не даёт ответа на вопрос, каковы права и обязанности сторон данного правоотношения, а лишь указывает компетентный для этого правоотношения правопорядок. Отсюда вытекает 2-я особенность коллизионной нормы – как норма отсылочная она применяется только вместе с теми материальными частноправовыми нормами, к которым отсылает. Особая природа коллизионных норм предопределяет специфику их строения и применения. Структура коллизионной нормы: - объём – это указание вида частного правоотношения с иностранным элементом; - привязка – это указание на право, подлежащее применению к данному правоотношению. 3-й элемент – санкция – лежит в сфере частного права. Например, признание соглашения сторон о выборе права недействительным, возмещение причинённых убытков и т. д. Основные типы коллизионных привязок: - личный закон (lex personales) – наиболее распространённая формула прикрепления, применяемая для разрешения коллизий законов разных государств. Существует 2 варианта личного закона: • национальный закон, или закон гражданства (lex nationalis, lex patriae), означает применение права того государства, гражданином которого является участник частноправового отношения; • закон места жительства (lex domicilii) – означает применение права того государства, на территории которого участник частноправового отношения проживает. Личный закон – это закон физических лиц и поэтому используется прежде всего для определения правового положения физических лиц – субъектов частноправовых отношений: право- и дееспособности, личных прав (права на имя, место жительства, на честь и т. п.). Широко применяется личный закон в сфере семейно-брачных и наследственных отношений, в частности по поводу движимого имущества. - закон юридического лица (lex societatis) – формула прикрепления, широко используемая при решении коллизий законов, связанных с правовым положением иностранного юл. Она предусматривает применение права того государства, которому принадлежит юл. Так как его принадлежность государству выражается в термине “национальность” юл, то данная формула иногда звучит как “закон национальности юл”. - закон места нахождения вещи (lex rei sitae) – одна из 1-х формул прикрепления, сложившихся в практике МЧП. Она означает применение права того государства, на территории которого находится вещь, являющаяся объектом частноправовых отношений (движимое и недвижимое имущество). - закон, избранный сторонами гражданского правоотношения (lex voluntatis), означает применение права того государства, которое выберут сами стороны – участники частного правоотношения. Такой способ выбора права используется лишь в одной группе частноправовых правоотношений – в договорных обязательствах. - закон места совершения акта (lex loci acktus) – формула прикрепления, означающая применение права того государства, на территории которого совершён частноправовой акт (например, составлено завещание, выписана доверенность, заключён брак и т. д.). Существует несколько наиболее часто встречаемых вариантов закона места совершения акта: • закон места совершения договора (lex loci contractus) – наряду с законом места нахождения вещи является одной из 1-х привязок, исторически сложившихся в коллизионном праве, и означает применение права государства, где заключён договор; • закон места исполнения договора (lex loci solutions) означает применение права того государства, где обязательство, вытекающее из договора, подлежит исполнению; • закон места совершения брака (lex loci celebrationis) означает применение права того государства, на территории которого заключён брак; • закон места причинения вреда (lex loci delicti commissi) означает применение права того государства, на территории которого был причинён вред; • форма акта (сделки, договора) определяется по закону места её совершения (locus regit actum); - закон страны продавца (lex venditoris) означает применение права того государства, которому принадлежит продавец; - Закон наиболее тесной связи (Proper Law) означает применение права того государства, с которым данное правоотношение наиболее тесно связано; - Закон места работы (lex loci laboris) – распространённая формула прикрепления, используемая для решения коллизий законов в сфере международных трудовых правоотношений. Согласно этой формуле для регламентации всего комплекса трудовых правоотношений, осложнённых иностранным элементом, применяется право страны, где осуществляется трудовая деятельность (основным исключением из данного правила является форма трудового договора). - Закон флага (lex flagi) означает право государства, флаг которого несёт судно. (любителям английского в восторге, дальше будет интереснее)
8. Виды коллизионных норм. По форме (способу выражения) коллизионной привязки: - односторонние (это такая норма, привязка которой прямо называет право страны, подлежащее применению); - двусторонние (привязка данной нормы не называет право конкретного государства, а формулирует общий признак (принцип, правило), используя который можно выбрать правило; поэтому привязку двусторонней нормы называют формулой прикрепления). По форме выражения воли законодателя: - императивные (это нормы, которые содержат категорические предписания, касающиеся выбора права, и которые не могут быть изменены по усмотрению сторон частного правоотношения; ч. 1 ст. 1224 ГК РФ – отношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства, если иное не предусмотрено настоящей статьёй); - диспозитивные (это нормы, которые, устанавливая общее правило о выборе права, оставляют сторонам возможность отказаться от него, заменить другим правилом; ч. 3 ст. 1219 ГК РФ – после совершения действия или наступления иного обстоятельства, повлекших причинение вреда, стороны могут договориться о применении к обязательству, возникшему вследствие причинения вреда, права страны суда, т. е. права государства, суд которого рассматривает дело); - альтернативные (это нормы, которые предусматривают несколько правил по выбору права для данного, т. е. указанного в объёме этой нормы, частного правоотношения; ч. 1 ст. 1209 ГК РФ предусматривает объём “форма сделки” и 2 привязки “закон места совершения сделки” и “российское право): • простая альтернативная коллизионная норма (в ней все альтернативные привязки равнозначны, любая из них может быть применена; обычно они соединяются союзом “или”); • сложная альтернативная коллизионная норма (в ней альтернативные привязки соподчинены между собой. При этом выделяется генеральная (основная) привязка, которая формулирует общее главное правило выбора права, предназначенное для преимущественного применения, и субсидиарная (дополнительная) привязка, которая формулирует ещё одно или несколько правил выбора права, тесно связанных с главным: она применяется тогда, когда главное правило по каким-либо причинам не было применено или оказалось недостаточным для выбора компетентного правопорядка – ч. 1 ст. 1209 ГК РФ). - генеральные (основные) коллизионные нормы (ч. 1 ст. 1210 ГК РФ – выбор сторонами права – это и есть главное коллизионное правило); - субсидиарные коллизионные нормы (при отсутствии соглашения сторон, применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан). - кумулятивные коллизионные нормы (скопление, накопление; к одному объёму применяется одна или несколько привязок совместно – норма коллизионного брачного права – вопросы брачного возраста, вопросы вступления в брак; 2 права – право страны гражданства лиц, вступающих в брак); 9. Конфликт квалификаций в МЧП. Толкование коллизионных норм. Применение любой нормы права немыслимо без её толкования: установление её смысла и идентификации её с теми фактическими обстоятельствами, в которых она должна быть применена. Коллизионная норма состоит из различных юридических терминов и терминологических конструкций, или правовых понятий. Объём коллизионной нормы содержит такие правовые понятия, как “форма брака”, “форма завещания”, “форма сделок”, “недвижимость”, “исковая давность”, “дееспособность” и т. д. Юридические понятия составляют основу привязок коллизионных норм: “место совершения сделки”, “закон места жительства”, закон постоянного места жительства”, “закон суда” и т. д. Поэтому чтобы применить коллизионную норму, необходимо, во-первых, уяснить, т. е. раскрыть содержание этих юридических понятий, а во-вторых, соотнести их с фактическими обстоятельствами, при которых эта норма должна быть применена, с тем, чтобы убедиться, что фактические обстоятельства соответствуют объёму и привязке коллизионной нормы. Иначе говоря, необходимо дать толкование коллизионной норме в неразрывной связи с фактическими обстоятельствами, при которых она должна быть применена, или дать юридическую квалификацию.
10. Оговорка о публичном порядке. Национальное право допускает применение иностранного права, устанавливает порядок его применения и одновременно очерчивает допустимые границы его применения на своей территории. Этой цели служит особый институт МЧП, называемый “оговоркой о публичном порядке” (ordre public или public policy). Оговорка о публичном порядке является общепризнанным институтом МЧП. Она играет важную роль в механизме регулирования частноправовых отношений международного характера. Коллизионная норма сформулирована таким образом, что она может выбрать право любого существующего в мире государства, и поэтому невозможно предусмотреть все последствия такого выбора. Для того, чтобы предотвратить наступление возможных негативных последствий применения избранного на основании собственной коллизионной нормы иностранного права, применяется оговорка о публичном порядке. В самом общем виде она означает: избранное на основе отечественной коллизионной нормы иностранное право не применяется, и субъективные права, возникшие под действием иностранного права, не получают защиты, если такое применение или такая защита противоречат публичному порядку данного государства. Всеобщее признание оговорки о публичном порядке объясняется её необходимостью для защиты основ правовой системы, интересов общества и государства. “Публичный порядок” – это устои правовой системы и коренные интересы общества и государства, основы их морали. Российские законы используют 3 формулы оговорки о публичном порядке: - “основы правопорядка” – закреплена в частноправовых законах (ст. 167 СК РФ – нормы иностранного права не применяются в случае, если такое применение противоречило бы основам правопорядка (публичному порядку) РФ; ст. 1193 ГК РФ); - “суверенитет и безопасность” – используется в процессуальных актах (п. 5 ч. 1 ст. 412 ГПК РФ устанавливает, что российские суды не исполняют решения иностранных судов, если их исполнение “может нанести ущерб суверенитету РФ или угрожает безопасности РФ или противоречит публичному порядку РФ”; эта норма повторена в ч. 1 ст. 407 ГПК РФ о судебных поручениях); - “публичный порядок” – получила закрепление в Законе о международном коммерческом арбитраже 1993 г. (ч. 2 ст. 34 и ч. 2 ст. 36) и в АПК РФ 2002 г. (п. 7 ч. 1 ст. 244) в качестве основания для отказа в признании и исполнении решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения.(десятка позади, как говорил Касум, не надо останавливаться)
11. Применение права страны со множественностью правовых систем Гк рф В случае, когда подлежит применению право страны, в которой действуют несколько правовых систем, применяется правовая система, определяемая в соответствии с правом этой страны. Если невозможно определить в соответствии с правом этой страны, какая из правовых систем подлежит применению, применяется правовая система, с которой отношение наиболее тесно связано. Решение российским судом коллизионной проблемы на основе предписаний, содержащихся в части третьей ГК, или положений международных договоров, включающих коллизионные нормы, нередко приводит к применению не российского, а иностранного права. Это может произойти, во-первых, если стороны договора или спора выбрали в качестве применимого не российское материальное право и, во-вторых, если рассматриваемое правоотношение подпадает под действие двусторонней коллизионной нормы. Инициатива определения одной из национальных правовых систем сохраняется за судом и в тех случаях, когда стороны не договорились о применимом праве. Главная причина, порождающая проблему выбора российским судом одной из внутренних правовых систем иностранного государства, состоит в условном несоответствии коллизионной привязки, отсылающей к праву иностранного государства в целом, действующему в нем межобластному (возможно, интерперсональному) праву. Наиболее очевидно это несоответствие проявляется при применении коллизионных норм, отсылающих к личному закону физического лица в случае, когда таким законом является закон страны его гражданства (п. 1 ст. 1195 ГК). Так, при определении дееспособности физического лица, имеющего нероссийское гражданство, ГК должен применяться закон страны гражданства иностранца. Между тем в странах со множественностью правовых систем существует единое гражданство. Поэтому отсылка к закону гражданства иностранца не указывает непосредственно на одну из правовых систем, в соответствии с которой определяется его дееспособность. Для применения права страны со множественностью правовых систем, если невозможно определить в соответствии с правом этой страны, какая из правовых систем подлежит применению, комментируемая статья предусматривает применение правовой системы, с которой правоотношение наиболее тесно связано. Применение других коллизионных норм, содержащих привязки к месту нахождения или лица, или вещи, или государственного органа, а также к месту совершения действия или к месту осуществления деятельности, в определенной степени упрощает решение проблемы, поскольку по признаку места возможна идентификация фактических обстоятельств с одной из правовых систем, действующих в границах иностранного государства. В этих случаях принятие российским судом решения о выборе одной из правовых систем иностранного государства будет зависеть от фактических обстоятельств, доказанных сторонами. При этом, однако, следует учитывать, что коллизионная привязка к месту жительства физического лица хотя и упрощает проблему с точки зрения идентификации места, относящегося к определенной правовой системе, но способна вступить в противоречие с коллизионным правом, действующим в ней.
12. Проблема «обхода закона» в МЧП При обращении к проблеме обхода закона в юридической литературе справедливо указывается, что с этим явлением можно встретиться в частном праве как во внутригосударственном масштабе, так и в международном. И в том и в другом случае стараются уклониться от применения «неудобной» материальной нормы и прибегают к помощи другой нормы, более приемлемой. Иногда возникает необходимость в обходе законов одного государства и подчинении законам другого государства. Обход закона (в рамках традиционного коллизионного метода регулирования) - намеренное и искусственное создание лицом коллизионной привязки гражданско-правового отношения к какой-либо определенной национальной правовой системе, и создание тем самым коллизии законов с целью вызвать применение одного национального закона и избежать применения другого (неблагоприятного). Следует также отметить, что практически всегда характеристикой указанного правоотношения является то, что все фигурирующие в нем обстоятельства изначально “привязывают” его к неблагоприятному для заинтересованного лица национальному закону, тогда как действиями этого лица создается своеобразная “интернационализация” правоотношения. Есть государства, в которых «обход закона» юридически запрещен. Обычно в законодательстве устанавливается положение об обходе закона. В законодательстве РФ такого запрета на «обход закона» нет.(еще бы, зато с тонировкой борются) Конечной целью обхода закона выступает подчинение регулирования отношения такой материальной норме, которая в положительном смысле расходится с отстраняемой нормой, однако при обходе закона в собственном частном праве остаются в кругу данного правопорядка и создают фактический состав, предусмотренный в более благоприятной материальной норме этого же правопорядка; при обходе закона в международном частном праве прежде всего переходят в сферу действия другого правопорядка, содержащего более желательные материальные нормы
13. Сверхимперативные нормы в МЧП Сверхимперативные нормы или императивные нормы в МЧП — такие императивные нормы в национальном законодательстве, которые в силу своей особой значимости должны применяться всегда, независимо от применимого права, определенного сторонами гражданского правоотношения, или судом (в результате применения коллизионных норм). Эти нормы являются непреодолимыми, ни один суд ни одного государства не сможет преодолеть эти нормы, нет исключений .Могут устанавливать любым государством. Поэтому можно говорить о том, что в современном МЧП применение иностранного права в силу отсылки к нему коллизионных норм или на основании выбора сторонами применимого права, ограничивается не только в силу действия оговорки о публичном порядке, но и в силу действия императивных норм. Применение императивных норм предусматривается в РФ ГКом РФ ст.1192 в разделе 6ом в главе 66ой. Правила раздела 6 ГК РФ не затрагивают действие тех императивных норм законодательства РФ, которые вследствие указания в самих императивных нормах или ввиду их особого значения, в том числе для обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота, регулируют соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права. (п.1 ст 1192 ГК РФ). Существует два основных отличия сверхимперативных норм от оговорки о публичном порядке. Первое касается мотивов. Сверхимперативные нормы применяются не в случаях нарушения основ правопорядка РФ, а при необходимости защиты особого интереса (например, защита слабой стороны договорного отношения — потребителя, или защита интересов РФ при торговле продукцией военного назначения). Второе отличие состоит в том, что сверхимперативные нормы не только блокируют развитие коллизионного механизма регулирования, но и регулируют отношение по существу. Примером императивной нормы в российском праве может служить ст. 162 ГК «Последствия несоблюдения простой письменной формы сделки», в п. 3 которой установлено, что несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет недействительность сделки. Эта императивная норма российского законодательства, как свидетельствует обширная практика, не может быть изменена никаким соглашением сторон, включая соглашение о применимом праве. Это означает, что независимо от выбранного сторонами или установленного судом применимого права положение о форме внешнеэкономической сделки применяется всегда. При применении права какой-либо страны согласно правилам настоящего раздела суд может принять во внимание императивные нормы права другой страны, имеющей тесную связь с отношением, если согласно праву этой страны такие нормы должны регулировать соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права. При этом суд должен учитывать назначение и характер таких норм, а также последствия их применения или неприменения.
14. Обратная отсылка и отсылка к закону третьего государства Проблема обратной отсылки (собирательный термин, включающий и отсылку к праву третьего государства) стала обсуждаться в доктрине международного частного права с XIX в., после решения французского суда 1878 г., в котором была применена обратная отсылка. Определение института обратной отсылки (в общем виде): иностранное право, избранное на основании отечественной коллизионной нормы, отсылает обратно или к праву третьего государства. Причины возникновения обратной отсылки: коллизионное право имеет национальную природу и является составной частью внутреннего права каждого государства; отсюда — подлежащее применению иностранное право представляет собой единую систему, куда входят и коллизионные нормы этого иностранного права; коллизионные нормы разных государств по-разному решают вопрос о выборе права для регулирования однородных частноправовых отношений (следует из первой). Обратная отсылка — это результат столкновения, коллизии коллизионных норм разных государств (сокращенно — коллизии коллизий). Коллизии коллизионных норм могут быть двух видов: положительные коллизии; означают, что два или более государств рассматривают конкретное правоотношение с иностранным элементом предметом регулирования своего собственного права. отрицательные коллизии означают, что ни одно государство, с которым связано правоотношение, не рассматривает его как «свое», которое должно регулироваться собственным правом. Понятно, что возникновение «коллизий коллизий» становится еще одним дополнительным препятствием юридико-технического свойства на пути правовой регламентации международных частноправовых отношений. Существуют два выхода из ситуации: не обращать внимания на существование данной проблемы и решать возникающие вопросы строго в соответствии со своими коллизионными нормами: раз коллизионная норма предписывает применение иностранного права, то и следует применить его материальные нормы; найти какие-то возможности учитывать иностранные коллизионные нормы и стремиться к более гармоничному регулированию отношений, находящихся в правовом поле разных государств. Законодательство государств по-разному решает эту проблему, и в зависимости от особенностей ее решения можно выделить несколько групп: страны, законы которых предусматривают применение обратной отсылки в полном объеме. страны, законы которых предусматривают применение обратной отсылки в целом, но оговаривают ее применение каким-то принципиальным условием. страны, законы которых предусматривают применение только обратной отсылки к своему собственному праву. страны, законы которых целиком отвергают всю проблему. страны, законы которых вообще не решают эту проблему. Российский вариант решения вопроса об обратной отсылке предусмотрен в ст. 1190 ГК. Он условно может быть отнесен к третьей группе стран, но с некоторыми особенностями: в качестве исключения возможно применение только обратной отсылки, т.е. отсылки к российскому праву, и только по ограниченному кругу гражданско-правовых отношений. Кстати, Семейный кодекс вообще не решает проблему обратной отсылки. Гражданский кодекс в п. 1 ст. 1190 устанавливает: Любая отсылка к иностранному праву ... должна рассматриваться как отсылка к материальному, а не коллизионному праву соответствующей страны (исключает саму возможность возникновения проблемы обратной отсылки, включая отсылку к праву третьего государства). Обратная отсылка к российскому праву применима при выборе компетентного права по следующим вопросам: при определении правоспособности физического лица (ст. 1196); при определении дееспособности физического лица (ст. 1197); при определении прав физического лица на имя (ст. 1189); при установлении опеки и попечительства (ст. 1199); при признании физического лица безвестно отсутствующим и объявлении умершим (ст. 1200). Применение обратной отсылки даже в этих ограниченных случаях не является императивным. Как сказано в п. 2 ст. 1190, она «может приниматься». Следовательно, в конечном итоге ее применение будет зависеть от воли правоприменительного органа. Лишь немногие государства в явно выраженной форме отрицают проблему обратной отсылки в целом. Большинство государств либо в законах, либо в судебной практике применяют обратную отсылку, но лишь немногие — безоговорочно в обоих вариантах: и обратную отсылку к своему праву, и отсылку к праву третьего государства. Большинство государств, применяющих данный институт, предусматривают какие-либо ограничения: либо применяют только обратную отсылку к своему праву, но не применяют отсылку к праву третьего государства, либо применяют ее в конкретных указанных в законе случаях, либо обусловливают эту возможность соображениями справедливости, целесообразности. Право, но главным образом практика всех государств, которые применяют институт обратной отсылки полностью либо с ограничениями, придерживаются одного общего исключения: обратная отсылка не применяется в сфере договорных обязательств международного характера или согласно нашей терминологии в сфере обязательств, вытекающих из внешнеэкономических сделок
15. Взаимность и реторсия в МЧП Сущность взаимности состоит в предоставлении физическим и юридическим лицам иностранного государства определенных прав при условии, что физические и юридические лица предоставляющего эти права государства будут пользоваться аналогичными правами в данном иностранном государстве. Вводя оговорку о взаимности в международный договор, государство преследует цель обеспечить своим организациям и гражданам за границей пользование определенными правами. Различают два вида взаимности: материальную и формальную. Под материальной взаимностью понимается предоставление физическим и юридическим лицам иностранного государства той же суммы конкретных прав или полномочий, которыми пользуются отечественные граждане в данном иностранном государстве. При формальной взаимности иностранным физическим и юридическим лицам предоставляются правомочия, которые вытекают из местного закона. Они могут быть поставлены в одинаковое положение с местными гражданами и юридическими лицами. С одной стороны в силу принципа формальной взаимности иностранным гражданам в РФ предоставляются права, которыми обладают российские граждане, в том числе и те права, которыми они не пользуются в своем государстве. С другой стороны иностранцы не могут требовать предоставления им тех прав, которыми они обладают в своем государстве, если предоставление таких прав не предусмотрено российским законодательством. Взаимность в нашей практике понимается, главным образом, формальная. А материальная взаимность предусматривается в соответствующих законодательных актах. В связи с взаимностью возникает вопрос о реторсии, то есть о применении ответных ограничений. Если одно государство принимает меры, наносящие неосновательный в порядке дискриминации ущерб интересам другого государства или его граждан, то это последнее государство может принять ответные ограничительные меры. Целью таких мер является обычно достижение отмены ограничений, установленных первым государством. В соответствии с положениями международного права, применение ограничительных мер в отношении определенного иностранного государства, его органов, юридических лиц и граждан в качестве реторсии или ответной меры не может рассматриваться как нарушение принципа недискриминации.
16. Установление содержания иностранного права Данная проблема предполагает ответы на три вопроса: кто должен устанавливать содержание иностранного права, как установить его содержание и каковы юридические последствия возникнут, если содержание иностранного права не будет установлено. 1. Правоприменительный процесс построен на постулате, что судья и другой Правоприменительный орган знает свое право и его применяет. Но иностранное право судья не знает, не обязан знать и не может знать. Вот почему при применении иностранного права приобретает столь большое значение установление его содержания. Решение вопроса, кто обязан это делать, предопределяется общим подходом к пониманию иностранного права. Из рассмотренного выше концептуального подхода к пониманию иностранного права следует: 1 - суд по должности - ех о0гсю -обязан применить иностранное право; 2 - суд применяет иностранное право как систему юридически обязательных предписаний (норм права); 3-й отсюда логически следует, что суд по должности обязан установить содержание применяемого права. В ч. 1 ст. 157 это прямо закреплено: «При применении иностранного права суд... устанавливает содержание его норм...». Такой подход характерен для стран континентального права. В российском праве, как уже было сказано, принципиально иная позиция по поводу иностранного права: суд по должности применяет иностранное право и по должности устанавливает его содержание. Вместе с тем закон разрешает сторонам представить документы, подтверждающие содержание соответствующих норм иностранного права: согласно ч. 3 п. 1 ст. 157 Основ лица участвующие в деле, вправе представить такие документы. Но, во-первых, стороны не обязаны это делать, во-вторых, конечная оценка и осознание содержания норм иностранного права является обязанностью суда. 2. Установление содержания иностранного права исключительно трудное дело, поэтому Основы дают примерный перечень организаций, которые могут оказать содействие суду. Это - Министерство юстиции РФ, иные компетентные органы или учреждения в России и за границей. Кроме того, суд может привлечь экспертов (ч. 2 п. 1 ст. 157). Суд может воспользоваться помощью научно-исследовательских учреждений, дипломатических и консульских представительств за рубежом. Еще в советское время существовала практика обращения судов и нотариальных контор для получения сведений об иностранном праве в Министерство юстиции. В свою очередь Минюст может в установленном порядке запросить такие сведения учреждения юстиции иностранного государства. В новом Положении о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденном Указом Президента от 2 августа 1999 г., осуществление обмена правовой информацией с иностранными государствами отнесено к его основным функциям (п/п. 20 п. 6)3. 3. Последний вопрос, связанный с установлением содержания иностранного права: какие юридические последствия могут возникнуть, если содержание иностранного права не будет установлено. Законы некоторых государств содержат специальные предписания на этот случай. К числу таких государств следует отнести и Россию: если содержание норм иностранного права, несмотря на предпринятые меры, не установлено, то применяется российское право (п. 2 ст. 157 Основ 1991 г.). Практически все государства, законодательно решающие рассматриваемый вопрос, в этой ситуации предписывают применение своего собственного права - 1ех /оп (ст. 7 Закона о международном частном праве Польши; п. 3 § 5 Закона о международном частном праве Венгрии; § 4 Закона о международном частном праве Австрии; п. 2 ст. 16 Закона о международном частном праве Швейцарии и др.). 17. Личный закон физического лица и его варианты. Сфера действия личного закона физ лица личный закон (lex personalise) — наиболее распространенная формула прикрепления, применяемая для разрешения коллизий законов разных государств. Эта привязка применяется при регулировании отношений с участием граждан, иностранцев, лиц без гражданства в отношении определения их право- и дееспособности, личных прав неимущественного характера (имя, честь, достоинство), а также некоторых отношений в области брачно-семейного и наследственного права. Существует два варианта личного закона: национальный закон, или закон гражданства (lex nationalis, lex patriae), означает применение права того государства, гражданином которого является участник частноправового отношения; закон места жительства (lex domicilii) — означают применение права того государства, на территории которого участник частноправового отношения проживает. Национальный закон или закон гражданства лица (lex patriae) оговаривает необходимость применения закона того государства, гражданином которого является соответствующее физическое лицо. Например: “Гражданская дееспособность иностранного гражданина определяется его личным законом” (п. 1 ст. 1197 ГК РФ). Закон местожительства лица (lex domicilii) предусматривает применение закона страны, на территории которой данное физическое лицо имеет "оседлость" (проживает или находится). Например: “Личным законом лица без гражданства считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства” (п. 5 ст. 1195 ГК РФ). Каждая из указанных выше разновидностей привязки lex personalis имеет свои достоинства и недостатки. Так, например, закон домицилия в большинстве случаев способен достаточно эффективно обеспечить единство применимого права в семье. Однако если члены этой семьи имеют различное гражданство, то он оказывается уже недостаточным для полноценного регулирования их взаимоотношений. Кроме того, установление содержания элементов, составляющих домицилий, само по себе может стать серьезной коллизионной проблемой, так как его определение различно в различных странах.
18. Коллизионные вопросы дееспособности физ лица. Ограничение дееспособности и признание недееспособным иностранцев. Признание безвестно отсутствующим и объявление умерши в МЧП Вопросы дееспособности в МЧП традиционно определяются в основном по личному закону. РФ ст. 1195 ГК. 1. Личным законом физического лица считается право страны, гражданство которой это лицо имеет. 2. Если лицо наряду с российским гражданством имеет и иностранное гражданство, его личным законом является российское право. 3. Если иностранный гражданин имеет место жительства в Российской Федерации, его личным законом является российское право. 4. При наличии у лица нескольких иностранных гражданств личным законом считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства. 5. Личным законом лица без гражданства считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства. 6. Личным законом беженца считается право страны, предоставившей ему убежище. (Огр дее-ти и приз-е нед-м)В данной области международного частного права, как и во многих других, существует немало расхождений в материальном праве различных государств: не во всех государствах признаются основаниями для ограничений дееспособности такие обстоятельства, как расточительство, болезненные наклонности (алкоголизм, наркомания и т. д.); различен порядок объявления ограниченно дееспособным или недееспособным. Более или менее общим положением, существующим в международном частном праве для решения вопроса об ограничении дееспособности совершеннолетнего лица, является принцип, согласно которому лишение дееспособности или поражение (ограничение) в правах иностранца должно подчиняться его личному закону. Следовательно, руководствуясь именно этим законом, необходимо обсуждать и требования, которым данное лицо не удовлетворяет, в результате чего ставится вопрос об ограничении дееспособности, а также прочие материальные условия. Таким образом, исходя из того, что различные правовые системы по-разному формулируют критерии, призванные ответить на вопрос, подлежит или не подлежит данное лицо объявлению недееспособным либо ограниченно дееспособным, приобретают большую важность следующие вопросы: выбор соответствующего правопорядка; выбор государства, которое вправе объявить лицо ограниченно дееспособным или лишенным дееспособности, т.е. чей суд либо иной орган компетентен вынести по этому поводу решение. Юридические последствия признания лица ограниченно дееспособным или полностью недееспособным определяются по праву того государства, в котором имело место такое признание. В частности, если в отношении подданного Великобритании вследствие его душевной болезни в Германии была установлена опека по праву ФРГ, это привело бы к полной недееспособности лица, в результате чего оно не вправе было бы совершать сделки, в том числе и по поводу жизненно необходимых вещей (necessaries), в то время как в Англии подобные акты были бы действительными. Действующее российское право предусматривает одностороннюю коллизионную норму: «...признание в Российской Федерации физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным подчиняется российскому праву» (п. 3 ст. 1197 ГК РФ). Закономерным правовым последствием признания лица ограниченно дееспособным или лишенным дееспособности является установление опеки и попечительства. В новом регулировании РФ по международному частному праву этому аспекту уделено предметное внимание. Так, появились специальные коллизионные нормы, касающиеся отыскания права, подлежащего применению к опеке и попечительству, которые ныне помещены в ст. 1199 ГК РФ. Здесь определение «решающего» для существа отношения права поставлено в зависимость от дифференциации объемов (круга общественных отношений, а также условий, при которых действуют определенные правила поведения), установленных в содержащихся в данной статье коллизионных нормах. Спектр формул прикрепления к соответствующему правопорядку подразумевает личный закон лица, в отношении которого учреждаются опека или попечительство, личный закон опекуна (попечителя), не исключается и обращение к закону места совершения акта (lex loci actus) либо закону суда (lex fori). При наличии указанных в положениях п. 3 ст. 1199 ГК РФ обстоятельств осуществляется сравнение содержания материальных норм иностранного и российского правопорядков, в ходе отыскания надлежащего права и окончательного его выбора на основе критерия большей благоприятности для опекаемого лица. В целях установления известной стабильности в областях подобного рода в договорах о правовой помощи, заключенных Российской Федерацией с иностранными государствами, указанные вопросы подверглись международно-правовому урегулированию. Решение о признании ограниченно дееспособным или недееспособным направляется в соответствующий суд другой договаривающейся стороны. Данные положения применяются также при отмене ограничения дееспособности или признания лица дееспособным. Институт объявления безвестно отсутствующим и признания лица умершим вследствие безвестного отсутствия существует далеко не во всех странах. В тех же государствах, где он имеется, материальные нормы значительно расходятся в том, что касается условий и сроков объявления без вести пропавшими, юридических последствий безвестного отсутствия и т. д. В некоторых государствах имеются специальные законы, предусматривающие порядок признания безвестно отсутствующего лица умершим, а также конкретнее предпосылки для подобного признания. Коллизионные аспекты безвестного отсутствия и объявления умершим решаются на основе привязки отношения к личному закону, каковым выступает либо закон гражданства, либо закон постоянного места жительства (домицилия). Однако в силу специфических обстоятельств, когда вопрос решает судебное учреждение другого государства, применяется закон суда. Двусторонние договоры о правовой помощи традиционно содержат положения в данной области, поскольку именно международно-правовым путем можно избежать некоторых трудностей, возникающих в практике признания лиц безвестно отсутствующими национальными органами юстиции государств, осуществляющими тесное взаимодействие друг с другом на всех направлениях военной, политической, хозяйственной и культурной жизни, включая контакты между физическими лицами.
19. Коллизионные вопросы опеки и попечительства 1. Опека или попечительство над несовершеннолетними, недееспособными или ограниченными в дееспособности совершеннолетними лицами устанавливается и отменяется по личному закону лица, в отношении которого устанавливается либо отменяется опека или попечительство. 2. Обязанность опекуна (попечителя) принять опеку (попечительство) определяется по личному закону лица, назначаемого опекуном (попечителем). 3. Отношения между опекуном (попечителем) и лицом, находящимся под опекой (попечительством), определяются по праву страны, учреждение которой назначило опекуна (попечителя). Однако когда лицо, находящееся под опекой (попечительством), имеет место жительства в Российской Федерации, применяется российское право, если оно более благоприятно для этого лица. Попечительство может устанавливаться в отношении лиц, которые не могут самостоятельно осуществлять свою дееспособность в силу физических недостатков (слепота, глухота), а также в отношении расточителей. Наиболее часто попечительство устанавливается для охраны интересов ограниченно дееспособных совершеннолетних лиц. Законодательства большинства государств содержат аналогичные постановления по этому вопросу. Основное отличие опеки от попечительства заключается в том, что попечитель лично не совершает сделок от имени подопечного, а только дает согласие на их совершение. Опекун сам совершает сделки от имени подопечного. Попечитель не имеет права управлять имуществом подопечного. Назначение попечителя аналогично на значению опекуна. Деятельность и опекунов, и попечителей находится под контролем соответствующих компетентных органов. В международном частном праве в отношении опеки и попечительства в основном возникают следующие вопросы: возможно ли 141 учреждение опеки (попечительства) над иностранцем или лицом, проживающим за границей; может ли иностранец быть назначен опекуном (попечителем); закон какого государства регулирует как весь комплекс отношений по опеке и попечительству, так и отдельные его аспекты. Очень часто отдельные отношения, вытекающие из данной опеки (попечительства), регулируются разным законодательством.(тут вроде понятно все еще с ГП)
20. Правовое положение иностранных граждан и лиц без гражданства в РФ. Трудовые права иностранцев. Основной принцип, определяющий правовой статус иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации, закреплен в ст. 62 Конституции. В соответствии с ней указанные лица пользуются правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации. Иностранными гражданами признаются лица, не являющиеся гражданами Российской Федерации и имеющие доказательства своей принадлежности к гражданству иностранного государства. Использование иностранными гражданами прав и свобод не должно наносить ущерба интересам Российской Федерации, законным интересам ее граждан и других лиц. Иностранные граждане обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и ее законодательство. Постоянно проживающие в России иностранные граждане могут работать в качестве рабочих и служащих или заниматься иной трудовой деятельностью на общих основаниях с гражданами Российской Федерации, если иное не вытекает из законодательства. В федеральных законах назначение на определенные должности или занятие отдельными видами трудовой деятельности увязывается с принадлежностью к российскому гражданству. Иностранные граждане имеют право на отдых, на охрану здоровья, на пособия, пенсии и другие формы социального обеспечения, на пользование жилым помещением, право собственности на жилой дом и иное имущество, право на образование, на пользование достижениями культуры. Они могут вступать в профсоюзы, кооперативные, акционерные, научные, культурные, спортивные и другие общественные объединения (кроме политических партий), если это не противоречит их уставам. Наравне с гражданами Российской Федерации им гарантируются свобода совести, неприкосновенность личности и жилища. Иностранные граждане могут заключать и расторгать браки с гражданами Российской Федерации и другими лицами. (Труд права иностранцев)Каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации. Трудовой кодекс Российской Федерации в ст. 3 содержит положения, запрещающие дискриминацию в сфере труда: «Каждый имеет равные возможности для реализации своих трудовых прав. Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества независимо от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, политических убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника. Федеральным законом от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» устанавливаются ограничения в отношении иностранных граждан по вопросам занятия ими определенных должностей. Иностранный гражданин не имеет права: 1) находиться на муниципальной службе. Отношение иностранных граждан к государственной службе определяется федеральным законом; 2) замещать должности в составе экипажа судна, плавающего под Государственным флагом Российской Федерации, в соответствии с ограничениями, предусмотренными Кодексом торгового мореплавания Российской Федерации; 3) быть членом экипажа военного корабля Российской Федерации или другого эксплуатируемого в некоммерческих целях судна, а также летательного аппарата государственной или экспериментальной авиации; 4) быть командиром воздушного судна гражданской авиации; 5) быть принятым на работу на объекты и в организации, деятельность которых связана с обеспечением безопасности Российской Федерации. Перечень таких объектов и организаций утверждается Правительством Российской Федерации; 6) заниматься иной деятельностью и замещать иные должности, допуск иностранных граждан к которым ограничен федеральным законом.
21. Личный закон юридического лица. Сфера действия личного закона юридического лица. Личный закон юридического лица (lex societatis). Данный тип коллизионной привязки оговаривает применение права того государства, к которому принадлежит юридическое лицо (в котором оно имеет статус, подлежащий признанию за границей). Она используется главным образом при определении гражданско-правового статуса иностранных юридических лиц. Ситуация здесь осложняется тем, что право различных государств по-разному решает вопрос о способе определения национальной принадлежности юридического лица, используя такие, например, несовпадающие критерии, как место регистрации (инкорпорации) юридического лица; место нахождения его административного центра; место осуществления основной деятельности юридического лица и др. В соответствии с законодательством России (п. 1 ст. 1202 ГК РФ), в данном случае определяющим будет являться право страны регистрации: «Личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо». Личный закон юридического лица (lex societatis) указывает на принадлежность юридического лица к правовой сие теме определенного государства и соответственно на его государственную принадлежность. Этот закон позволяет решать вопросы, относящиеся к статуту юридического лица, его гражданской правосубъектности, в том числе такие: является ли данная структура юридическим лицом; как возникает и в каком порядке прекращает свою деятельность юридическое лицо; каковы его организационно-правовая форма, объем правоспособности; каким образом строятся отношения внутри юридического лица; как проводятся его реорганизация и ликвидация. Более того, этим законом регулируются и такие важные для коммерческой деятельности вопросы, как судьба ликвидационного остатка, правовое положение филиалов и представительств юридического лица, вопросы лицензирования, налогообложения и др. Международной практике известны различные критерии определения «национальности» юридического лица: место учреждения (инкорпорации) лица, место нахождения его управляющего центра, место его деятельности. В соответствии с законодательством России (п. 1 ст.1202 ГК РФ 2001 г.) “Личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо”. На основе личного закона юридического лица определяются, в частности: - статус организации в качестве юридического лица; - организационно-правовая форма юридического лица; - требования к наименованию юридического лица; - вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, в том числе вопросы правопреемства; - содержание правоспособности юридического лица; - порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей; - внутренние отношения, в том числе отношения юридического лица с его участниками; - способность юридического лица отвечать по своим обязательствам. Разные принципы определения национальности юридического лица на практике порождают проблему в правовом регулировании деятельно¬сти юридических лиц. Эта проблема в МЧП именуется «коллизией коллизий». «Коллизия коллизий» — это понятие, используемое в МЧП для обозна¬чения ситуации, когда одни и те же фактические обстоятельства в раз¬ных правовых системах имеют различное регулирование. Существование «коллизии коллизий» обусловлено наличием в зако¬нодательстве разных государств таких коллизионных норм, которые имеют одинаковый объем и разные коллизионные привязки. «Коллизия коллизий» проявляется как в виде «положительной» коллизии (когда одно правоотношение может быть урегулировано несколь¬кими правовыми системами), так и в виде «отрицательной» (в том случае, когда ни одна из правовых систем не является «компетентной» для регу¬лирования конкретного правоотношения). При положительной коллизии на определение национальности юридического лица «претендуют» две правовые системы. Например, в усло¬виях, когда юридическое лицо, зарегистрированное в России (где призна¬ется принцип «инкорпорации») осуществляет свою деятельность на тер¬ритории Франции (где существует принцип «оседлости»). При отрицательной коллизии получается, что юридическое лицо вообще не имеет национальности: когда, например, юридическое лицо за¬регистрировано во Франции, а осуществляет свою деятельность на тер¬ритории России. Преодоление «коллизии коллизий» в большинстве случаев осуществ¬ляется путем заключения международных договоров, содержащих нор¬мы о подчинении деятельности юридического лица конкретной правовой системе. Иногда бывает недостаточным указать только национальность юридического лица, необходимо ещё определить, по какому принципу национальность установлена. Это может понадобиться, например, в контракте в случае, когда стороны указывают, что договор заключается между российским и другим иностран¬ным юридическим лицом. Чтобы впоследствии у арбитра не возникло вопроса, согласно какой доктрине лицо является российским или иностранным, необходимо дать дополнительные характеристики относитель¬но национальности.
22. Государство как участник гражданских правоотношений в МЧП. Иммунитет государства и его виды. Государство – суверенное образование. Все государства равны в международных отношениях, в публично-правовых, в межгосударственных отношениях. Никто не имеет права вмешиваться в их дела. Там особый порядок разрешения споров, которые возникают, особый порядок отношений в публичном праве: и экономических, и политических, и культурных, и т.д. Участие государства в отношениях, регулируемых МЧП, имеет свою специфику. Это связано с особой природой и сущностью государства — обладанием государственным суверенитетом как признаком, характеризующим государство. Государственный суверенитет означает верховенство государства в решении всех внутренних и внешних вопросов в пределах своей территории и компетенции. Независимость лежит в основе принципа суверенного равенства государств, который закреплен в Уставе ООН и ряде других международных соглашений как один из основных общепризнанных принципов международного права. В силу суверенного равенства каждое государство пользуется иммунитетом — изъятием из-под действия национальной правовой системы. Если понятие «иммунитет государства» не вызывает дискуссий среди ученых, то какие существуют виды иммунитета государств — вопрос, решаемый по-разному. Одна точка зрения сводится к тому, что иммунитет государств бывает двух видов: абсолютный и функциональный. Под абсолютным иммунитетом понимают случай, когда государство пользуется иммунитетом в полном объеме, независимо от того, участвует ли оно в публично-правовых либо частноправовых отношениях. Функциональный иммунитет — это пользование иммунитетом только при осуществлении актов властвования, т.е. не при участии государства в гражданско-правовых отношениях. Другая точка зрения сводится к тому, что к видам иммунитета следует относить юрисдикционный иммунитет, который включает: • судебный иммунитет (неподсудность одного государства судам другого государства); • иммунитет от предварительного обеспечения иска (невозможность наложения ареста на государственную собственность или запрещение совершать определенные действия государственным органам иностранного государства в порядке обеспечения исковых требований); • иммунитет от исполнения судебных решений (невозможность принудительного исполнения решения, вынесенного в отношении иностранного государства или государственных органов); • иммунитет государственной собственности (означает неприкосновенность государственного имущества: в отношении государственного имущества в мирное время не могут быть применены какие-либо меры по изъятию, национализации со стороны другого государства); • иммунитет от действия законодательства иностранного государства (государство должно легально закрепить возможность применения на его территории иностранного права). Вышеперечисленные виды (элементы) иммунитетов обладают общей чертой: необходимостью получить согласие государства для осуществления определенных действий со стороны другого государства. Без согласия государства весьма затруднительно привлечь его в качестве ответчика к участию в судебном разбирательстве, или наложить арест на имущество, или принудительно исполнить решение.
23. Коллизионные вопросы вещного права. В коллизионном праве РФ нормы о праве собственности и других вещных правах сосредоточены в гл. 68 ГК РФ «Право, подлежащее применению к имущественным и личным неимущественным отношениям». Закон места нахождения вещи – это основное правило отыскания применимого права в отношении вещных прав. Оно применяется для решения вопроса о том, может ли какая-нибудь вещь быть предметом вещных прав; определения объема вещных прав; защиты вещных прав; отнесения имущества к недвижимому или движимому (ст. 1205 ГК РФ). По другим вопросам права собственности и других вещных прав коллизионный принцип «закон места нахождения вещи» либо несколько уточняется, либо вместо него применяются другие правила. Возникновение, переход или прекращение вещных прав определяются коллизионным принципом «закон страны, где имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для возникновения, перехода либо прекращения права собственности и иных вещных прав» (п. 1 ст. 1206 ГК РФ). В международных коммерческих отношениях очень часто имущество, приобретаемое по сделке, должно попасть из одной страны в другую, и момент его передачи одной стороной другой довольно растянут во времени. Коллизионное регулирование таких ситуаций исходит из применения общей привязки «закон места нахождения вещи» с некоторыми уточнениями. Возникновение и прекращение права собственности и иных вещных прав по сделке, заключаемой в отношении находящегося в пути движимого имущества, определяются по праву страны, из которой это имущество отправлено (п. 2 ст. 1206 ГК РФ). Аналогичные правила определения применимого права в отношении права собственности и других вещных прав содержатся в международных договорах, в которых участвует РФ. В качестве примера приведем ст. 38 Конвенции СНГ о правовой помощи и правовых взаимоотношениях государств – участников СНГ. Правило “закон местонахождения вещи” (lex rei sitae) как начало, применяемое для решения коллизионных вопросов права собственности не только на недвижимое, но и, с некоторыми изъятиями, на движимое имущество, сложилось еще в прошлом веке. Если в условиях феодального общества сфера применения этого правила ограничивалась в основном земельными участками и связанными с ними сервитутами, то с развитием гражданского оборота, становлением и расширением рынка ценных бумаг, оно вобрало “под свое крыло” и движимые вещи. Соответственно отторгался старый принцип “движимость следует за лицом”. Каков круг вопросов, решаемых на основе закона местонахождения вещи? Определение их начинается с главного: может ли соответствующее имущество быть объектом права собственности или иного вещного права. Регулируются этим правилом также содержание вещных прав, их объем. Что касается вопросов возникновения, перехода и прекращения вещных прав, то решаются они с помощью привязок, не совпадающих с привязкой к закону местонахождения вещи, хотя и близких к ней по значению. Перемещение имущества из одной страны в другую изменяет содержание права собственности, поскольку его “наполнение”, объем зависит от закона страны, где в данный момент находится имущество.
24. Коллизионные вопросы формы сделок. Статья 1209. Право, подлежащее применению к форме сделки Общие предписания: 1. Форма сделки подчиняется праву места ее совершения. Однако сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права. Правила, предусмотренные абзацем первым настоящего пункта, применяются и к форме доверенности. Специальные предписания в отношении отдельных категорий дел: 2. Форма внешнеэкономической сделки, хотя бы одной из сторон которой является российское юридическое лицо, подчиняется независимо от места совершения этой сделки российскому праву. Это правило применяется и в случаях, когда хотя бы одной из сторон такой сделки выступает осуществляющее предпринимательскую деятельность физическое лицо, личным законом которого в соответствии со статьей 1195 настоящего Кодекса является российское право. 3. Форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, российскому праву. Данные правила распространяются как на односторонние сделки, так и на дву- или многосторонние сделки (договоры). Согласно п. 1 форма сделки определяется по праву места ее совершения (lex loci actus). Далее дается альтернативная коллизионная привязка, применимая в случае совершения сделки за пределами территории РФ. Такая сделка не может быть признана недействительной из-за наличия пороков формы, коль скоро она является действительной по праву Российской Федерации. Таким образом, в данном случае достаточно соблюдения требований в отношении формы хотя бы одного из двух правопорядков: иностранного (закона места совершения сделки) или российского. На доверенности также распространяются изложенные выше правила. По сути, наиболее значимый вопрос, встающий по поводу формы сделки, - это последствия несоблюдения установленной формы. В п. 1 статьи с юридико-технической точки зрения находит известное проявление принцип возможного альтернативного применения права разных стран в целях содействия стабильности гражданского оборота путем признания достаточным соблюдения менее строгих требований касательно формы сделки одного из поименованных правопорядков (принцип favor negotii). Другими словами, подлежит применению то право, которое более благоприятно для целей признания сделки действительной. Под формой сделки надлежит понимать требования к оформлению сделки. К этим требованиям могут быть отнесены не только совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т.п., но и требование о регистрации сделки в надлежащих случаях. Конкретный перечень таких требований здесь может носить только примерный характер. Они могут различаться в зависимости от применимого права. Следует различать последствия несоблюдения формы сделки, могущие выразиться в ее недействительности, и последствия признания сделки недействительной. Последствия несоблюдения формы сделки определяются на основе закона, применимого к форме сделки. В российском законодательстве общие материально-правовые положения о последствиях недействительности сделки изложены в ст. 167 ГК. Последствия недействительности договора прямо отнесены в ст. 1215 ГК к сфере действия права, регулирующего существо договорных обязательств. Вместе с тем в комментируемой статье специально урегулирован вопрос о праве, подлежащем применению к форме сделки. С практической точки зрения, если в деле возникают лишь вопросы недействительности сделки из-за пороков формы и сделка признается недействительной по праву, применимому к форме сделки, то обращение для установления последствий ее недействительности к иному праву (регулирующему существо обязательства и подлежащему определению по ст. 1210 - 1214, 1216, 1217 ГК) может создать дополнительные сложности В п. 2 комментируемой статьи содержится специальная императивная односторонняя коллизионная норма о форме внешнеэкономических сделок, субъектный состав которых связан с Россией. Такие сделки подчинены российскому праву. Место совершения сделки здесь уже не влияет на применимое право. Согласно ГК внешнеэкономические сделки должны совершаться в простой письменной форме под страхом их недействительности (п. 3 ст. 162 ГК). Для применимости п. 2 комментируемой статьи необходимо участие в такой сделке хотя бы одного российского юридического лица или российского гражданина либо имеющего место жительства в Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства. Согласно ст. 1195 ГК личным законом таких иностранных граждан и лиц без гражданства также является российское право (см. ст. 1202 ГК о личном законе юридического лица). Внешнеэкономические сделки с иным субъектным составом не подпадают под сферу действия п. 2 комментируемой статьи, и их форма определяется на основе п. 1 комментируемой статьи, если это не сделка в отношении недвижимого имущества. В последнем случае применим п. 3 данной статьи. Правила комментируемой статьи не распространяются на арбитражное соглашение. Коллизионная проблема формы сделок, попадающих в сферу действия МЧП, а также определенных видов договоров получила разрешение и в международных документах. В Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. стран СНГ содержится унифицированная коллизионная привязка к праву места совершения сделки, заключения договора или выдачи доверенности с учетом специального исключения в отношении сделок с недвижимым имуществом, прикрепление в части формальных требований по которым осуществляется к праву государства, на чьей территории находится имущество. В свете этого, если по правилам, действующим в соответствующей юрисдикции, для совершения сделки с имуществом требуется не простая письменная, а нотариальная форма сделки, таковая должна быть совершена в указанной форме. Если действительность сделок с определенными видами имущества ставится в зависимость от регистрации их компетентным органом, несоблюдение данного правила повлияет на ее безупречность с формальной точки зрения.
25. Понятие и сфера действия статута договоров. Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направлен¬ные на установление, изменение или прекращение гражданских прав или обя¬занностей. Сделки могут быть: односторонними двусторонними; многосторонними Внешнеэкономическая сделка опосредует предпринимательскую, коммерческую деятельность в сфере международных хозяйственных связей. Внешнеэкономическим сделкам присущи свои специфические признаки. Основные из них: Форма сделки. Внешнеэкономическая сделка заключается только в письменной форме, что нашло свое отражение и гражданском законодательстве Республики Беларусь, в то же время Венская конвенция 1980 г. не запрещает любую форму; Международные источники регулирования (А) (межгосударственные договора). К ним относятся: Венская конвенция о международной купле-продаже 1980 г. Нью-Йоркской конвенции об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974г., Гаагской конвенции о праве применимом к договорам международной купли-продажи товаров 1986 г., Оттавской конвенции о международном финансовом лизинге 1988 г. Международные источники регулирования (В). Oбычаи международной торговли. «Lex mercatoria». Особый механизм разрешения споров. В мировой практике сложился особый механизм разрешения споров по обязательствам, вытекающим из международных коммерческих договоров. Их разрешают международные коммерческие арбитражи, которые могут быть институционными (постоянно действующими) и ad hoc (создаваемыми для рассмотрения конкретного спора). К числу особенностей внешнеэкономической сделки относится положе¬ние о том, что ее условия, которые не согласованы сторонами в заключенном между ними контракте, могут быть подчинены иностранному праву, в том числе праву третьей страны. Особенности внешнеэкономической сделки могут выражаться в особом порядке ее подписания, рассмотрения споров, расчетов и т.д. Сделки международного характера подразделяются на две группы: Внешнеэкономические сделки, опосредующие международную предпринимательскую деятельность и; Внешнеэкономические сделки, не имеющие предпринимательского характера, не ставящие целью извлечения прибыли. На основании анализа норм международных соглашений, национального законодательства и сложившейся внешнеторговой практики можно выделить два общих признака, характерных для внешнеэкономической сделки. Во-первых, одна из ее сторон находится в другом государстве и, следова¬тельно, в большинстве случаев является иностранцем. Во-вторых, предмет такой сделки внешнеторговая операция (поставка товара, наем имущества, перевозка грузов, оказание услуг внешнеэкономиче¬ского характера и т.п.). Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., отражая сложившиеся предс¬тавления о внешнеторговых сделках, уста¬навливает, что ее положения применяются к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных го¬сударствах. Характерной особенностью внешнеэкономических сделок является и то, что, будучи отношениями гражданско-правового характера, они подчинены ре¬гулирующему воздействию со стороны тех государств, юридические и физиче¬ские лица которых вступили во внешнеторговую сделку Специальные дополнительные условия внешнеэкономических сделок: Возможность получения платежей. Валютные условия. Условия перевозки. Страхование. Распределение таможенных обязанностей между сторонами. Заключение дополнительных контрактов с банками, страховыми компаниями, перевозчиками. Оговорка о риске невозможности выполнения контракта. Условия о применимом праве. Условия и порядок рассмотрения споров. Форма и порядок подписания международной коммерческой сделки. Все теперь можно отдохнуть, половина позади.
26. Соглашение о выборе права: форма и содержание Исходным принципом российского законодательства в отношении определения права, подлежащего применению к договорам, является принцип автономии воли сторон, т. е. допускается свободный выбор закона любого государства по соглашению участников договора. Автономия воли сторон – это возможность для сторон установить по своему усмотрению содержание договора, его условия в пределах, установленных правом. Эта возможность распространяется и на выбор применимого права, если договор осложнен иностранным элементом. В последнем случае автономия воли сторон выступает в качестве формулы прикрепления, которая занимает главенствующие позиции в договорных обязательствах. Автономия воли сторон как способ выбора права компетентна регулировать договорные обязательства, закрепленные во всех международных договорах, касающихся данного вопроса. Принцип автономии воли сторон широко применяется в международной практике. Это обусловлено тем, что в рамках договора невозможно предусмотреть все те возможные ситуации, которые будут иметь место при его исполнении. В ст. 1210 Гражданского кодекса РФ не только закреплен принцип автономии воли сторон в качестве основного способа выбора права, компетентного регулировать договорные обязательства, но и установлены правила его применения. Таким образом, соглашение сторон о применимом праве возможно в двух вариантах: оговорка о применимом праве, включенная в текст самого договора; отдельное соглашение о применимом праве. Пределы выражения автономии воли сторон: 1) пространственный предел: стороны могут выбрать в качестве применимого права право любого государства, лишь немногие государства ограничивают право выбора кругом государств, с которыми сделка имеет фактическую связь, например США; 2) временные: связаны с периодом, когда стороны могут выбрать право. Стороны могут выбрать право при заключении договора или в последующем. В последующем можно понимать как в любое время после заключения договора, в том числе и при обращении в суд в случае возникновения спора: такой выбор имеет обратную силу и считается действительным в момент заключения договора; при этом не должны ущемляться права третьих лиц; 3) пределы, связанные с содержанием обязательств. Основные ограничения автономии воли сторон обусловлены содержанием договорных обязательств. Прежде всего такое ограничение связано с содержанием обязательственного статута, т. е. с тем, на какой круг вопросов распространяется избранное сторонами право. Последнее ограничение возникает при выборе права иностранного государства. Такое ограничение связано с общепринятым институтом международного частного права – «оговоркой о публичном порядке», в частности, Гражданский кодекс предусмотрел специальное ограничение – автономия воли сторон договора с помощью оговорки о публичном порядке. Избранное сторонами право ограничивается обязательным применением императивных норм права другого государства, с которым договор реально связан. Реально в данном случае означает преимущественно. Статья 1210. Выбор права сторонами договора 1. Стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору. Выбранное сторонами право применяется к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество без ущерба для прав третьих лиц. 2. Соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть прямо выражено или должно определенно вытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела. 3. Выбор сторонами подлежащего применению права, сделанный после заключения договора, имеет обратную силу и считается действительным, без ущерба для прав третьих лиц, с момента заключения договора. 4. Стороны договора могут выбрать подлежащее применению право как для договора в целом, так и для отдельных его частей. 5. Если из совокупности обстоятельств дела, существовавших на момент выбора подлежащего применению права, следует, что договор реально связан только с одной страной, то выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действие императивных норм страны, с которой договор реально связан. Стороны могут прямо, четко и ясно выразить свою волю относительно права, применимого к их отношениям, в самом договоре, отдельном документе или документах или уже в процессе рассмотрения спора в суде или арбитраже, что фиксируется в протоколе заседания <*>. Что касается протокола заседания арбитража, то, подписанный арбитрами, он становится объективной фиксацией воли сторон относительно их выбора применимого права. Таким образом, достижение сторонами во время процесса соглашения о применимом праве также является прямо выраженной волей сторон. Суд или арбитраж должны тщательно и всесторонне изучить и проанализировать все обстоятельства, сопутствующие заключению и исполнению договора, – переговоры, переписку, место и время подготовки, подписания и исполнения договора, валюту договора и валюту платежа; а также его условия для того, чтобы сделать обоснованный вывод о возможном намерении сторон о применимом праве. Существенную помощь в этом могут оказать, в частности, включаемые в договор ссылки на конкретные статьи или акты соответствующей страны, использование терминов и институтов определенной правовой системы и др. Сложность этого пути определения применимого права заключается в том, что вряд ли могут быть выработаны единые рекомендации, годные для различных ситуаций, – каждая достаточно уникальна и требует индивидуального подхода. 3. Пункт 3 комментируемой статьи подчеркивает обратную силу соглашения сторон о применимом праве, если оно сделано после заключения договора. Такая законодательная норма исключает возможные споры и неясности относительно применимого права, которое должно применяться к договору до момента заключения соответствующего соглашения. Законодатель устанавливает определенные ограничения для сторон при выборе права к договору, связанному только с одной страной. Выбор сторон не может отменить действие императивных норм права страны, с которой договор реально связан. При этом необходимо иметь в виду, что в данном случае под императивными нормами должны пониматься все императивные нормы правовой системы, а не только те императивные нормы, о которых речь идет в ст. 1192 ГК.
27. Принцип «тесной связи» при определении права, применимого к договору. Закон продавца и иные привязки. В настоящее время принцип "наиболее тесной связи" нередко называют гибким коллизионным принципом, получившим распространение во второй половине XX в. как реакция на неудовлетворительные результаты применения классических коллизионных норм. В этом случае отсутствует указание на конкретную правовую систему - она должна быть определена судом или арбитражем при рассмотрении конкретного спора. Для этого суд учитывает самые разные обстоятельства, результат анализа которых может привести к выводу о применении права страны А, или Б, или В. Такие процесс нахождения и, что самое важное, результат нахождения применимого права весьма отличны от действия обычной коллизионной нормы. Зарождение и распространение применения принципа "тесной связи" в европейских странах достаточно подробно освещены в Отчете о Римской конвенции 1980 г. В Отчете приводится цитата из решения Суда Парижа 1955 г. относительно выбора права при отсутствии соответствующего соглашения сторон. В решении указано, что применимое право определяется с учетом, среди прочего, права страны, с которой договор наиболее тесно связан. Принцип "тесной связи" вызывал и вызывает критические замечания в первую очередь в связи со своей неопределенностью, нечеткостью и невозможностью предсказать, какое право суд или арбитраж сочтет "наиболее тесно связанным" с конкретным правоотношением. Однако практика показала, что этот "неопределенный и нечеткий" принцип успешно используется и сфера его применения постоянно расширяется. Благодаря своей гибкости данный принцип дает возможность отыскать наиболее адекватный ответ на вопрос о праве, применимом к конкретным правоотношениям. Появившись для регулирования договорных отношений, в настоящее время этот принцип применяется в деликтных и семейных отношениях, при определении личного закона лица и в ряде других случаев, что доказывает его универсальность. Принцип тесной связи является новеллой современной кодификации российского международного частного права (МЧП). Законодательно он закреплен в п. 2 ст. 1186 ГК РФ, которым определено, что если невозможно определить право, подлежащее применению на основании международных договоров Российской Федерации, настоящего Кодекса, других законов (пункт 2 статьи 3) и обычаев, признаваемых в Российской Федерации, то применяется право страны, с которой гражданско-правовое отношение, осложненное иностранным элементом, наиболее тесно связано (так называемый принцип тесной связи). Указанный принцип регулирования гражданско-правовых отношений используется в ст. 1188, если невозможно определить применимое право в соответствии с правом страны, в которой действует несколько правовых систем; в ст. 1211, определяющей в качестве ключевого принципа коллизионной привязки в случае отсутствия соглашения сторон о выбранном праве применение права страны, с которой договор тесно связан; в ст. 1213. Следует учитывать, что на этом принципе основано правовое регулирование в целом, а не только коллизионное, как договорных, так и вещных правоотношений с иностранным элементом. При этом законодательно определены критерии тесной связи: для договорных правоотношений с иностранным элементом в целом они основаны на связи правоотношения с правом страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора; в отношении договорных отношений, связанных с недвижимостью, содержание критерия тесной связи определено иное: наиболее тесной является связь с правом страны, где находится недвижимое имущество. Принцип тесной связи обусловлен природой и сущностью регулируемых международных частных отношений и объективной необходимостью определения той правовой системы, которая имеет с ним более тесную связь, чем другие. Исходя из международной природы указанных общественных отношений, а также взаимодействия национальных правовых систем и, как следствие, их функционирования, осуществление иностранного права не может рассматриваться как исключение из правила. Общим правилом здесь должно являться то, что в силу международного характера регулируемых общественных отношений объективно должен состояться выбор применимого права в порядке и на условиях, определенных своей национальной правовой системой. Роль принципа тесной связи в международном правовом регулировании международных частных отношений. Международным сообществом были предприняты значительные усилия по нормативному закреплению принципа тесной связи в международном праве. Одним из первых международных договоров, в котором закреплялся принцип тесной связи, стала Конвенция об юрисдикции, применимом праве и признании решений об усыновлении (Гаага, 1965 г.). В настоящее время указанный принцип закреплен более чем в двух десятках международных договоров, регулирующих различные аспекты международных частных отношений. Анализ указанных договоров позволяет отметить следующие особенности международно-правового регулирования этого института. До 1980 г. речь шла только о самом принципе тесной связи без нормативного закрепления его критериев, что в целом позволяло делать вывод о его расплывчатости и размытости. Так, в Конвенции о кодексе поведения линейных конференций (Женева, 1974 г.) определено, что при отсутствии договоренности сторон применяется право, которое, по мнению примирителей, наиболее тесно связано с данным спором. Конвенцией о праве, применимом к режимам собственности супругов (1978 г.), в отношении режима собственности супругов закреплен подход в применении права, с которым, принимая во внимание все обстоятельства, она наиболее тесно связана. Однако такие неконкретные формулировки не могли удовлетворять практику правоприменения. Мощное развитие принцип тесной связи получил в Римской конвенции о праве, применимом к договорным обязательствам 1980 г. (Римская конвенция 1980 г.). При этом Конвенция уточняет указанный принцип, сформулированный хотя и достаточно конкретно, но в общем виде, рядом частных презумпций (критериев) относительно определения страны, к которой принадлежит сторона договора, осуществляющая исполнение, характерное для договора. Так, применительно к сфере профессиональной предпринимательской деятельности страной, с которой договор наиболее тесно связан, будет страна местонахождения ее основного коммерческого предприятия. Однако Конвенцией установлен приоритет норм договора в вопросе определения исполнения, являющегося характерным: если по условиям договора его исполнение должно осуществляться в ином месте, нежели местонахождение основного коммерческого предприятия стороны исполнения, договор тесно связан со страной местонахождения такого иного места (п. 2 ст. 4). Закон продавца Закон страны продавца (lex venditoris). В современном международном частном праве коллизионная формула прикрепления «закон страны продавца» имеет два значения. С одной стороны, это категория, свойственная регулированию обязательств продавца и покупателя по договору собственно купли-продажи. На основании этого принципа к договорным обязательствам применяется право той стороны, которая выступает продавцом. Данный принцип выражен текстуально во многих известных национальных кодификациях международного частного права (Чехии, Польши, Венгрии, России, Монголии, Украины), а также международных договорах, относящихся к регулированию международной купли-продажи. Lex venditoris — закон страны продавца — есть обязательственный статут сделки купли-продажи. Во многих странах он трактуется как неделимый статут, т.е. соответствующий правопорядок будет применяться к отношению в целом, что касается регулирования вопросов существа обязательств. Вместе с тем этот правопорядок не будет компетентным в вопросах формы сделки, право- и дееспособности сторон и акцессорных обязательств, если таковые имеют место. Второе значение «закона страны продавца» имеет более широкое содержание. Дело в том, что существует немало договорных видов, в которых аналогично договору купли-продажи обязательства сторон по отношению друг другу имеют не вполне равновеликий характер. Так, совершенно очевидно, что в договоре подряда, например, обязательства подрядчика имеют преобладающее значение для данного вида отношений, чем, скажем, обязательства заказчика; перевозчика — чем грузовладельца; кредитора — чем заемщика; залогодателя — чем залогодержателя и т.д. Модификацией рассматриваемого коллизионного принципа в тех случаях, когда речь идет не о собственно договоре купли-продажи, а о таком виде договорных отношений, в котором одна сторона осуществляет наиболее характерное для этого договорного вида предоставление, т.е. совершает решающее для его квалификации в качестве такового действие, именуется lex venditoris в широком смысле слова. Этот принцип зафиксирован в ст. 166 Основ Гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г., действующих в настоящее время в Российской Федерации. Проект третьей части ГК РФ в соответствующем разделе так же в явной форме, как и Основы гражданского законодательства 1991 г., исходит из широкой трактовки указанного принципа: «...при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве применяется право страны, где учреждена, имеет место жительства или основное место деятельности сторона, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания такого договора. При невозможности определить исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора, применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан» (ст. 1255).
28. Право, применяемое к уступке требования и уплате процентов. Статья 1216. Право, подлежащее применению к уступке требования 1. Право, подлежащее применению к соглашению между первоначальным и новым кредиторами об уступке требования, определяется в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 1211 настоящего Кодекса. 2. Допустимость уступки требования, отношения между новым кредитором и должником, условия, при которых это требование может быть предъявлено к должнику новым кредитором, а также вопрос о надлежащем исполнении обязательства должником определяется по праву, подлежащему применению к требованию, являющемуся предметом уступки. Коллизионные правила, предусмотренные в настоящей статье, являются преобразованием обязательственного статута в обязательственный статут при перемене лиц в обязательстве. Можно выделить два вида данного статута: статут соглашения об уступке права требования и статут отношений между новым кредитором и должником. Объем коллизионной нормы, предусмотренной в пункте 2 настоящей статьи, выходит за пределы статута соглашения об уступке права требования, так как появляется третье лицо - должник, и включает следующие вопросы: допустимость уступки требования, отношения между новым кредитором и должником, условия, при которых это требование может быть предъявлено к должнику новым кредитором, а также вопрос о надлежащем исполнении обязательства должником. Допустимость уступки требования может рассматриваться как одно из условий действительности соглашения об уступке права требования между цедентом и цессионарием. В случае применения российского права допустимость уступки требования может включать следующие вопросы: запрет перехода части прав, а не всех прав первоначального кредитора по длящемуся обязательству, права, которые не могут переходить к другим лицам, обязательность согласия должника на уступку требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника, случаи перехода прав кредитора к другому лицу на основании закона и др. Допустимость уступки требования может быть рассмотрена с точки зрения российской доктрины юридической природы обязательства, являющегося предметом уступки, или императивных норм российского законодательства. Другие отношения между новым, кредитором и должником, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, определяются по праву, подлежащему применению к требованию, являющемуся предметом уступки. Это право можно назвать статутом отношений между новым кредитором и должником. Особенность определения данного статута зависит от определения обязательственного статута, применимого к обязательству должника перед первоначальным кредитором, которое составляет предмет уступки. Статья 1218. Право, подлежащее применению к отношениям по уплате процентов Основания взимания, порядок исчисления и размер процентов по денежным обязательствам определяются по праву страны, подлежащему применению к соответствующему обязательству. 1. Квалификация юридического понятия "проценты по денежным обязательствам" осуществляется по российскому праву. Взимание таких процентов рассматривается как мера гражданско-правовой ответственности, а не как ни чем не обусловленную плату за пользование денежными средствами. Основания взимания процентов по денежным обязательствам подлежат определению в соответствии со статутом спорного правоотношения, например, обязательственным статутом, статутом обязательства из причинения вреда, статутом обязательства из неосновательного обогащения. В случае выбора российского права в качестве вышеназванного статута основаниями взимания процентов по денежным обязательствам являются факт неправомерного неисполнения денежного обязательства и пользование должником чужими денежными средствами. Последним может также выступать просрочка уплаты должником денежных средств за выполненные другой стороной обязательства по сделке (передача товаров, выполнение работ, оказание услуг). 3. Согласно российской правоприменительной практике денежное обязательство, являющееся одной из предпосылок взимания рассматриваемых в настоящей статье процентов, может возникнуть из обязательства вследствие причинения вреда - с момента вступления в силу решения суда об уплате определенных сумм потерпевшему, из обязательства передать вещь, произвести работы, оказать услуги - с момента замены его на обязательство уплатить определенную сумму, из обязательства вследствие неосновательного обогащения - с того момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательном получении или сбережении денежных средств. Порядок исчисления и размер процентов по денежным обязательствам также определяются по праву страны, подлежащему применению к соответствующему обязательству. В случае выбора российского права как права, подлежащего применению к указанным вопросам, суд должен руководствоваться ст. 395 ГК РФ и правоприменительной практикой. В случае применения иностранного права суд должен разрешать указанные вопросы по аналогии с правилами определения права в отношении основания взимания процентов, рассмотренных выше.
29. Коллизионное регулирование отношений с участием потребителей в МЧП. Ответственность за вред, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги. Во второй половине XX в. в ряде стран рыночной экономики возросло значение исков потребителей в отношении недостатков товара, поставленного из другой страны. Основные особенности в этой области определения применимого права можно свести к следующим: во-первых, часто в этих случаях место изготовления продукции или предоставления услуг не совпадает с местом наступления последствий недоброкачественности изделия (например, медикамента); во-вторых, может применяться право, применение которого предусмотрено в отношениях между производителем и покупателем (по договору купли-продажи товаров). В отношении ответственности за вред, причиненный вследствие недостатков товара, в 1973 г. была заключена Гаагская конвенция о праве, подлежащем применению к ответственности за вред, причиненный товаром (действует для Франции, Норвегии, Нидерландов, Испании, Финляндии и некоторых других государств). Россия в этой Конвенции не участвует. Кроме того, в Страсбурге в 1977 г. было заключено Европейское соглашение, содержащее материально-правовые нормы в этой области. При определении права, подлежащего применению, Конвенция 1973 г. перечисляет ряд факторов, установление которых поможет определить тот правопорядок, который будет служить «собственно правом деликта». Право государства обычного местонахождения потерпевшего будет надлежащим, если таковое одновременно является либо местом основной деятельности изготовителя, причинившего вред товару, либо местом приобретения потерпевшим товара. В случаях, когда подобного совпадения нет, применяется принцип закона места причинения вреда, если в данной стране потерпевший имеет свое обычное место жительства, либо причинитель вреда - место основной деятельности, либо продукт приобретен потребителем (ст. 4). В ситуациях, когда и это не имеет места, применяется право страны, в которой ведет свою обычную деловую активность лицо, несущее ответственность за продукт, если потерпевший не предпочтет основать свое требование на законе места причинения вреда (ст. 6). Наряду с этим независимо от применимого права будут учитываться требования, относящиеся к правомерному распространению продукта, законодательства той страны, где имел хождение товар (ст. 9). Коллизионные нормы о применении права к требованиям о возмещении вреда, причиненного вследствие недостатков товара, работы или услуги, были впервые включены в российское законодательство в области международного частного права в 2001 г. (разд. VI части третьей ГК). Однако решения такого рода не могли заменить пробелы законодательства. Включение в третью часть ГК РФ специальных положений, направленных на защиту прав потребителя, связано с расширением не только международной торговли товарами, но и оказания услуг. Приведем полностью текст ст. 1221 ГК РФ, содержащий коллизионные нормы в этой области. 1. К требованию о возмещении вреда, причиненного вследствие недостатков товара, работы или услуги, по выбору потерпевшего применяется: 1) право страны, где имеет место жительства или основное место деятельности продавец или изготовитель товара, либо иной причинитель вреда; 2) право страны, где имеет место жительства или основное место деятельности потерпевший; 3) право страны, где была выполнена работа, оказана услуга, или право страны, где был приобретен товар. Выбор потерпевшим права, предусмотренного подпунктом 2 или 3 настоящего пункта, может быть признан только в случае, если причинитель вреда не докажет, что товар поступил в соответствующую страну без его согласия. 2. Если потерпевший не воспользовался предоставленным ему настоящей статьей правом выбора, подлежащее право определяется в соответствии со статьей 1219 настоящего Кодекса. 3. Правила настоящей статьи соответственно применяются к требованиям о возмещении вреда, причиненного вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре, работе или об услуге». В этой статье, как отмечалось выше, предусмотрены общие правила о праве, подлежащем применению к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда. Приведенный выше текст новых положений ГК РФ о защите прав потребителя имеет большое значение. Речь идет о предоставлении определенных гарантий, обеспечивающих защиту потребителя, которого часто именуют «слабой стороной». Особенностью этих положений Кодекса является то, что в них во главу угла поставлены интересы потребителя: потерпевшему предоставляется право выбора наиболее благоприятного для него права. Такой подход законодательства полностью соответствует современным тенденциям в этой области. Следует иметь в виду то, что наряду с коллизионными нормами, относящимися к обязательствам вследствие причинения вреда (ст. 1219, 1220 ГК РФ), и нормами о праве, подлежащем применению к ответственности за вред, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги (ст. 1221 ГК), в разд. VI ГК РФ были включены и другие правила, устанавливающие, право какой страны должно применяться к иным внедоговорным обязательствам. Так, правила ст. 1223 определяют право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения, а ч. 1 ст. 1217 ввела в законодательство РФ общую коллизионную норму о праве, подлежащем применению к обязательствам, возникающим из односторонних сделок. ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС Статья 1212. Нормы законодательства о защите прав потребителей в отечественной и зарубежной доктрине и практике традиционно признаются "сверхимперативными", т.е. применимыми при определенных условиях, независимо от того, подчинено правоотношение (в силу коллизионных норм или условий договора) национальному праву потребителя или нет. Вместе с тем пределы применения этих норм в отсутствие соответствующего коллизионного регулирования оставались неопределенными. В этой связи можно сказать, что цель комментируемой статьи не только в придании "сверхимперативного" характера нормам законодательства о защите прав потребителей, но и в определении условий, при которых эти нормы применяются к обязательствам. Право, подлежащее применению к договору с участием потребителя 1. Выбор права, подлежащего применению к договору, стороной которого является физическое лицо, использующее, приобретающее или заказывающее либо имеющее намерение использовать, приобрести или заказать движимые вещи (работы, услуги) для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, не может повлечь за собой лишение такого физического лица (потребителя) защиты его прав, предоставляемой императивными нормами права страны места жительства потребителя, если имело место хотя бы одно из следующих обстоятельств: 1) заключению договора предшествовала в этой стране оферта, адресованная потребителю, или реклама и потребитель совершил в этой же стране действия, необходимые для заключения договора; 2) контрагент потребителя или представитель контрагента получил заказ потребителя в этой стране; 3) заказ на приобретение движимых вещей, выполнение работ или оказание услуг сделан потребителем в другой стране, посещение которой было инициировано контрагентом потребителя в целях побуждения потребителя к заключению договора. 2. При отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве и при наличии обстоятельств, указанных в пункте 1 настоящей статьи, к договору с участием потребителя применяется право страны места жительства потребителя. 3. Правила, установленные пунктами 1 и 2 настоящей статьи, не применяются: 1) к договору перевозки; 2) к договору о выполнении работ или об оказании услуг, если работа должна быть выполнена или услуги должны быть оказаны исключительно в иной стране, чем страна места жительства потребителя. Предусмотренные настоящим пунктом изъятия не распространяются на договоры об оказании за общую цену услуг по перевозке и размещению (независимо от включения в общую цену стоимости других услуг), в частности на договоры в сфере туристического обслуживания.
30. Сфера применения и общие положения конвенции ООн в договорах международной купли-продажи товаров 1980. Дата принятия: 11 апреля 1980 года Цель Целью КМКПТ является обеспечение современного, единообразного и справедливого режима договоров международной купли-продажи товаров. Таким образом, КМКПТ в значительной степени способствует установлению определенности в торговых обменах и снижению операционных издержек. В чем заключается актуальность Конвенции? Договор купли-продажи является стержнем международной торговли во всех странах, независимо от их правовых традиций или уровня экономического развития. Поэтому КМКПТ считается одной из основных конвенций в сфере международного торгового права, универсальное принятие которой весьма желательно. КМКПТ является плодом законодательных усилий, начатых еще в начале XX века. Полученный в результате текст обеспечивает тщательно выверенный баланс между интересами покупателя и продавца. Он также стал стимулом к реформированию договорного права на национальном уровне. Принятие КМКПТ обеспечивает современную и единообразную нормативную базу международной купли-продажи товаров, которая должна применяться во всех случаях заключения договоров купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в договаривающихся государствах. В таких случаях КМКПТ применяется непосредственно, без обращения к нормам частного международного права для определения права, применимого к договору, что существенно увеличивает определенность и предсказуемость в отношении договоров международной купли-продажи товаров. Более того, КМКПТ может применяться в отношении договоров международной купли-продажи товаров в случаях, когда нормы частного международного права указывают, что применимым является право одного из договаривающихся государств, или может применяться в силу выбора сторон договора, вне зависимости от того, находятся ли их коммерческие предприятия в одном из договаривающихся государств. В этом последнем случае КМКПТ выступает как некий нейтральный свод норм, который легко может быть принят в силу его транснационального характера и широкой доступности материалов, содержащих его толкование. Наконец, малые и средние предприятия, а также торговцы, находящиеся в развивающихся странах, как правило, имеют ограниченный доступ к юридической помощи при обсуждении условий договора. Таким образом, они оказываются более уязвимыми перед проблемами, связанными с неадекватным решением в договоре вопросов, касающихся применимого права. Те же предприятия и торговцы также могут являться более слабыми сторонами договора и испытывать трудности с обеспечением поддержания договорного баланса. Поэтому эти коммерсанты более всего выиграли бы от применения по умолчанию справедливого и единообразного режима КМКПТ к договорам, подпадающим под ее действие. Ключевые положения КМКПТ регулирует договоры международной купли-продажи товаров между частными коммерческими предприятиями, за исключением розничных продаж потребителям и продажи услуг, а также продажи некоторых определенных видов товаров. Она применяется к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных договаривающихся государствах, или когда нормы частного международного права указывают на применение права какого-либо договаривающегося государства. Она также может применяться в силу выбора сторон. Некоторые вопросы, касающиеся международной купли-продажи товаров, например о действительности договора и его последствиях для права собственности на проданный товар, остаются вне сферы действия Конвенции. Вторая часть КМКПТ посвящена вопросам, возникающим при заключении договоров путем направления сторонами оферты и акцепта. Третья часть КМКПТ касается обязательств сторон договора. Обязательства продавцов включают поставку товара в соответствии с количеством и качеством, указанными в договоре, а также передачу относящихся к нему документов и передачу права собственности на товар. Обязательства покупателя заключаются в уплате цены за товар и принятии поставки товара. Кроме того, в этой части содержатся общие правила, касающиеся средств правовой защиты в случае нарушения договора. Потерпевшая сторона может потребовать исполнения обязательств другой стороной или возмещения убытков либо расторгнуть договор в случае существенного нарушения. Дополнительные правила регулируют переход риска, предвидимое нарушение договора, возмещение убытков и освобождение от исполнения договора. Наконец, хотя КМКПТ допускает заключение договора в свободной форме, государства вправе сделать заявление, требующее наличия в письменной форме. Связь с частным международным правом и действующим внутренним законодательством КМКПТ применяется только в отношении международных сделок и избавляет от необходимости обращаться к нормам частного международного права в связи с договорами, входящими в сферу ее применения. На международные договоры купли-продажи, выпадающие из сферы применения КМКПТ, а также на договоры, для которых юридически действителен выбор других правовых норм, действие КМКПТ не распространяется. Сугубо внутренние договоры купли-продажи КМКПТ не затрагивает, и они по-прежнему регулируются внутренним законодательством. Дополнительные сведения Присоединение к КМКПТ не влечет за собой никаких финансовых последствий для договаривающихся государств. Кроме того, ее применение на национальном уровне не требует создания какого-либо специального органа и не связано с какими либо обязательствами по представлению отчетности. КМКПТ сопровождается пояснительной запиской. Большое число дел, связанных с применением КМКПТ, содержится в системе ППТЮ (Прецедентное право по текстам ЮНСИТРАЛ). Имеется также краткий сборник таких дел. Документы, имеющие отношение к рассматриваемым вопросам Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров (Нью-Йорк, 1974 год) Конвенция Организации Объединенных Наций об использовании электронных сообщений в международных договорах (Нью-Йорк, 2005 год)
31. Порядок заключения и содержание договора международной купли-продажи товаров по Венской конвенции 1980 Общий порядок заключения договора международной купли-продажи содержится в Венской конвенции 1980 г. Настоящая Конвенция применяется к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах: a) когда эти государства являются Договаривающимися государствами; или b) когда, согласно нормам международного частного права, применимо право Договаривающегося государства. Настоящая Конвенция не применяется к продаже: a) товаров, которые приобретаются для личного, семейного или домашнего использования, за исключением случаев, когда продавец в любое время до или в момент заключения договора не знал и не должен был знать, что товары приобретаются для такого использования; b) с аукциона; c) в порядке исполнительного производства или иным образом в силу закона; d) фондовых бумаг, акций, обеспечительных бумаг, оборотных документов и денег; e) судов водного и воздушного транспорта, а также судов на воздушной подушке; f) электроэнергии. При составлении и одновременном подписании документа сторонами трудностей, как правило, не возникает. Однако, с учетом международного характера рассматриваемого договора, стороны в силу объективных обстоятельств зачастую не могут присутствовать в одном и том же месте в одно и то же время. Поэтому Конвенция предусматривает порядок заключения договора посредством оферты и акцепта. Оферта – это предложение стороны заключить договор. Чтобы предложение рассматривалось как действенное намерение, оно должно быть направлено конкретному лицу (или лицам) и выражать конкретное желание заключить сделку, в том числе сведения о наименовании товара, его количестве, цене. Акцепт – это заявление или иное поведение получателя оферты (предложения заключить сделку), выражающее согласие с ней. В определенных случаях согласие заключить сделку может выражаться в совершении действий. Например, в силу обычая или сложившейся между сторонами практики получатель оферты может выразить свое согласие на заключение договора путем отправки товара или уплаты цены. Договор считается заключенным в момент, когда согласие с предложением заключить его получено оферентом. В случае, когда согласие заключить договор выражается путем совершения действий, то договор считается заключенным с момента совершения таких действий. Часто процесс заключения договора происходит через средства факсимильной связи посредством переписки и т. д. В этом случае заинтересованным сторонам следует быть внимательными. В соответствии со ст. 11 Венской конвенции 1980 г. "не требуется, чтобы договор купли-продажи заключался или подтверждался в письменной форме или подчинялся иному требованию в отношении формы. Он может доказываться любыми средствами, включая свидетельские показания". В соответствии с Венской конвенцией для заключения контракта его сторонам достаточно согласовать три существенных условия: обозначить товар (предмет контракта), определить его количество и цену, причем последние два условия могут быть установлены прямо или косвенно либо предусмотрен порядок их определения (ст. 14.1 Венской конвенции). Более того, считается допустимым, когда в контракте совсем не устанавливается цена прямо или косвенно и не предусматривается порядок ее определения. Тогда считается, что договаривающиеся стороны подразумевали ссылку на цену, которая в момент заключения контракта обычно взималась за такие товары, продававшиеся при сравнимых обстоятельствах в соответствующей области торговли (ст. 55 Венской конвенции). В Венской конвенции (ст. 19.3) предусмотрено, что существенными могут признаваться и другие условия: в отношении цены, платежа, качества и количества товара, места и срока поставки, объема ответственности одной из сторон перед другой или разрешения споров.
32. Вопросы исковой давности в МЧП Под исковой давностью понимается срок, установленный законодательством или международным соглашением, в течение которого суды но иску лица, право которого было нарушено, защищают это право. В одних государствах правила об исковой давности рассматриваются как нормы материального права, а в других — как нормы процессуального права. В странах англо-американской системы права исковая давность обычно повсеместно признавалась институтом процессуального права. Из этого подхода следовало, что суд должен руководствоваться но вопросам исковой данности собственным процессуальным правом, т.е. законом суда. Однако даже в государствах, где исковая давность признается институтом гражданского процесса, подход к возможности применения иностранных правил об исковой давности сильно изменился. Так, в Великобритании в 1984 г. был принят специальный Закон об иностранных исковых сроках, по которому в английском международном частном праве нормы об исковой давности иностранного права стали считаться относящимися к материальному праву договора. И в практике судов США пробивает себе дорогу тенденция, направленная на отказ от характеристики института исковой давности как процессуального и на применение подхода о выборе закона, принятого в международном частном праве. В России общее правило содержится в ГК РФ: «Исковая давность определяется по праву страны, подлежащему применению к соответствующему отношению». В разных странах установлены различные сроки исковой давности, применяются различные подходы к решению вопроса о перерыве и о приостановлении течения срока исковой давности. Заключение Конвенции об исковой давности в международной купле-продаже товаров в 1974г. Конвенция была разработана ЮНСИТРАЛ. Она регулирует один из важнейшие вопросов, связанных с осуществлением прав сторон по сделке международной купли-продажи товаров. Ею устанавливается единый для всех договоров международной купли-продажи срок исковой давности, который равен 4 годам. Конвенция предусматривает, что четырехлетний срок исковой давности по требованию, вытекающему из нарушения договора, начинается со дня, когда имело место такое нарушение, а по требованию, вытекающему из дефекта или иного несоответствия товара условиям договора, — со дня фактической передачи товара покупателю или его отказа от принятия товара. Конвенцией 1974 г. установлены также правила о перерыве или продлении срока исковой давности, его изменении и порядке исчисления, а также вводится общее ограничение срока исковой давности (10 лет) и предусматриваются последствия его истечения. Текст Конвенции 1974 г. с поправками действует для 17 государств, среди них Белоруссия, Молдавия, Польша, а также США, Куба, Египет, Словакия, Венгрия. Хотя Советский Союз подписал эту Конвенцию, она не вступила в силу для России, поскольку не была ратифицирована. Однако в литературе (М.Г. Розенберг) говорится, что при наличии определенных условий она подлежит применению к контрактам международной купли-продажи товаров, заключенным российскими организациями, но не в качестве международного договора РФ, а в силу того, что участником Конвенции является соответствующее иностранное государство, право которого подлежит применению к данному контракту. Согласно Минской конвенции 1993 г, и Кишиневской конвенции 2002 г. вопросы исковой давности разрешаются но законодательству, которое приминается для регулирования соответствующего правоотношения. В Модельном кодексе стран СНГ было предусмотрено, что исковая давность определяется по праву страны, применяемому для регулирования соответствующих отношений. Однако в кодексе было дополнительно предусмотрено, что в случае если хотя бы один из участников соответствующего отношения является гражданином иди юр лицом соответствующего государства, то тогда требования, на которые исковая давность не распространяется, определяются по праву этого государства.
33. ИНКОТЕРМС – 2000: термины группы E и F INCOTERMS 2000 – это международные правила, признанные правительственными органами, юридическими компаниями и коммерсантами по всему миру как толкование наиболее применимых в международной торговле терминов. Сфера действия Инкотермс 2000 распространяется на права и обязанности сторон по договору купли-продажи в части поставки товаров (условия поставки товаров). Каждый термин Инкотермс 2000 представляет собой аббревиатуру из трех букв. Группа "Е" имеет один тип договоров - EXW (франко-завод). согласно данному условию продавец обязан в предусмотренный договором срок передать товар в распоря¬жение покупателя на предприятии- изготовителе или вблизи от него. Транспортировка товара и заключение связанных с ней договоров обеспечивают¬ся покупателем. Обязанности продавца считаются выполненными с соответствующим переходом риска случайно гибели или утраты товара на покупателя с момента приведения товара на предприятии-изготовителе в состояние,, при котором он может быть взят поку¬пателем для погрузки на транспортные средства, т.е. складирован, упакован соответст¬вующим образом). Все сборы, налоги и другие специальные платежи возлагаются на по¬купателя.Вот тут начинается чистый инглиш… Группа "F" объединяет договоры на условиях: FCA (free carrier - свободно у перевозчика); FAS (free alongside ship - свободно вдоль борта судна); FOB ( free on board - свободно на борту). Во второй группе определяющей является обязанность продавца поставить то¬вар до транспортных средств, указанных покупателем, без обязанности организовать перевозку). Термин FCA определяет, что обязательства продавца считаются выполненными с переходом риска случайной гибели или случайного повреждения товара в момент передачи товара перевозчику. Следующие два условия - FAS и FOB, так же как и FCA, применяются в основном при морской перевозке грузов. В первом случае основной обязанностью продавца являет¬ся размещение товара на причале вдоль борта судна в определенном порту отгрузки в пределах досягаемости грузового оборудования. Условие FOB означает, что продавец должен погрузить за свой счет товар на судно, причем продавец считается выполнившим свои обязательства в момент пересечения товаром борта судна. До этого момента прода¬вец несет все расходы и риски утраты или повреждения товара. Помимо этого на продавца при условии FОВ возлагаются оформление и уплата таможенных сборов.
34. ИНКОТЕРМС – 2000: термины группы C и D - (международные правила по унифицированному толкованию торговых терминов) представляет собой один из важнейших международных докумен¬тов, где сформулированы международные правила по толкованию торговых терминов, получивших наибольшее распространение во внешней торговле. Тем самым неопределен¬ность из-за различного толкования подобных терминов в отдельных странах может быть сведена до минимума или в значительной степени уменьшена. В зависимости от того, как во внешнеторговом договоре определяются условия транспортировки товара, перехода рисков и некоторые другие права и обязанности сто¬рон, формируются определенные типы договоров. Поэтому тип договора сводится к типу условий, на которых он совершается. Инкотермс 1990 г. содержат толкование тринадцати типов договоров, для облег¬чения их прочтения подразделенных на четыре группы в зависимости от степени участия и ответственности продавца за транспортные, таможенные и другие обременения. Группа "С" содержит четыре типа договоров на условиях: CFR (cost and freight- стоимость и фрахт); CIF (cost, insurance, freight- стоимость, страхование и фрахт); CRT (carriage paid to...- провозная плата оплачена до ...); CIP (carriage and insurange to...- провозная плата и страхование оплачены...). Эти договоры сгруппированы отдельно в связи с тем, что в них к основным обя¬занностям продавца отнесено заключение договора перевозки без несения риска утраты или повреждения груза после погрузки товара на зафрахтованное судно. Согласно договору на условиях CFR продавец обязан погрузить товар на зафрах¬тованное им судно с указанием конечного пункта назначения. Расходы по выгрузке товара могут быть возложены как на продавца, так и на покупателя. Это зависит от условий мор¬ской перевозки. При линейном судоходстве расходы по выгрузке товара включаются во фрахт и оплачиваются продавцом. Условие CIF добавляет к обязанностям продавца, предусмотренным условиями CFR, еще одну - по страхованию товара на период транспортировки. По условиям CIF продавец обязан застраховать свой товар, несмотря на то, что переход риска утраты или повреждения имущества, как при условии CFR, происходит в момент пересечения грузом борта судна в порту погрузки. Обычно продавец страхует груз на минимальных условиях в соответствии с Условиями страхования грузов, разработанными Институтом лондонских страховщиков. Согласно Инкотермс 1990 г. страхование должно быть выражено в валюте контракта и покрывать цену контракта плюс 10%. Условие CRT означает, что продавец оплачивает перевозку товара до указанного места назначения, риск гибели или повреждения товара переходит с продавца на покупа¬теля, когда товар передан в распоряжение перевозчика. Условие CIP означает, что продавец оплачивает фрахт за перевозку товара до места, указанного покупателем, и страхует товар на время перевозки. Причем риск случайной утраты или повреждения товара переходит с продавца на покупателя аналогично условия CFP и CIF. Группа "D" включает в себя следующие типы договоров: DAF (delivered at fronteir - доставлено до границы); DES (delivered ex ship- доставлено с судна); DEQ (delivered ex quay (duty paid)- доставлено с пристани с оплатой пошлины); DDU (delivered duty unpaid- доставлено без оплаты пошлины); DDP(delivered duty paid - доставлено с оплатой пошлины). В эту группу объединены наиболее обременительные для продавца условия. Он должен нести все затраты и риски, связанные с доставкой груза в пункт назначения. Согласно условиям DAF продавец обязан поставить товар с выполнением различ¬ных формальностей (лицензионных, таможенных и т.д.), необходимых для экспорта, до границы сопредельного государства, не пересекая его таможенную границу. Причем в Инкотермс 1990 г. особо подчеркивается важность точного указания границы и места доставки товара. Условия DES по объему прав и обязанностей продавца схожи с условиями DAF, но отражают особенности морской перевозки грузов. Условия DEQ также используются при морской перевозке и означают обязан¬ность продавца доставить товар на причал в порту назначения. При этом продавец должен нести расходы по оплате таможенных формальностей, пошлин и др. Стороны договора могут изменить или перераспределить расходы по уплате пошлин или налогов. Два оставшихся термина - DDU и DDP имеют универсальное применение, т.е. мо¬гут применяться как при морских перевозках, так и при перевозках железнодорожным, морским, сухопутным транспортом. Согласно этим условиям продавец считается исполнившим свои обязательства по поставке товара, когда товар находится в указанном месте стра¬ны- импортера. А основное различие между DDU и DDP состоит в том, что в первом случае продавец не платит какие-либо импортные пошлины, налоговые или другие официальные сборы, а при DDP он обязан оплатить их полностью.
35. Международные перевозки. Транспортные конвенции Под международными перевозками понимаются такие перевозки, когда груз или пассажир в процессе перевозки пересекают границу государства и перемещаются через территорию более чем одной страны. Под международной перевозкой понимается перевозка грузов и пассажиров между двумя и более государствами, выполняемая на условиях, которые остановлены заключенными этими государствами международными соглашениями. Перевозки грузов и пассажиров осуще-ствляются железнодорожным, автомобильным, воздушным и морским транспортом. Характерной особенностью правового регулирования в этой сфер, является то, что ос¬новные вопросы перевозок решаются в международных соглашениях (транспортных конвен¬циях), содержащих унифицированные нормы, единообразно определяющие условия междуна¬родных перевозок грузов и пассажиров. Обычно такие соглашения содержат требования к пе¬ревозочной документации, определяют порядок приема груза к перевозке и выдаче его я пункте назначения, условия ответственности перевозчика, процедуру предъявления к перевозчику претензий и исков. При отсутствии единообразных материально- правовых норм обращаются к нормам национального права в соответствии с коллизионными нормами транспортных кон-венций или национального законодательства. Особенности договора международной перевозки заключается в том, что в ходе его исполнения соответствующие материально-правовые нормы применяются на основании раз-личных коллизионных принципов. Так, при отправлении груза руководствуются законом стра¬ны отправления, при выдаче груза в конечном пункте - законом страны назначения. В других случаях применяется закон перевозчика или же закон страны суда. Подлежащее применению к международной перевозке право может быть указано в транспортном документе, выданном перевозчиком. Морские перевозки грузов осуществляются в основном с использованием Гаагских правил 1924 г. или правил Висби (Гаагские правила, дополненные Протоколом). Положения этих конвенций были в основном отражены в КТМ СССР 1968 г. В соответствии с Гаагскими правилами 1924 г. перед рейсом перевозчик обязан про¬явить разумную заботливость о том, чтобы: - привести судно в мореходное состояние; - надлежащим образом укомплектовать людьми, снарядить и снабдить судно; - приспособить и привести в состояние пригодное для приема, перевозки и сохранения грузов трюмы, рефрижераторные и холодильные помещения и ней другие части судов, в кото¬рых перевозятся грузы. Получив грузы и приняв их в свое ведение, перевозчик, капитан или агент перевозчика должен по требованию отправителя выдать отправителю транспортный до¬кумент, называемый коносаментом. Положения Гаагских правил охватывает три группы вопросов, которые являются ре¬шающими при морских перевозках грузов: - порядок составления коносаментов и их реквизиты; - ответственность морского перевозчика за понесенные грузовладельцем убытки, - порядок предъявления требований к морскому перевозчику. Гаагские правила устанавливают ответственность за потери или убытки грузов, следо¬вательно, они охватывают практически все варианты ответственности морского перевозчика перед грузовладельцем. Положения об ответственности носят императивный характер, и вся¬кое отступление от них не должно иметь юридической силы. . По своей природе воздушное пространство делится на суверенное воздушное про¬странство конкретного государства (ст. 1 Чикагской конвенции о международной гражданской авиации 1944 г.) и международное воздушное пространство. Международное воздушное про¬странство разделено на районы полетной информации. Район полётной информации представ¬ляет собой воздушное пространство в границах установленных с учетом возможностей средств навигации и контроля за воздушным движением Он включает воздушные трассы, зоны и тра¬ектории полетов воздушных судов, па которых обеспечивается обслуживание воздушного движения. Основным международно-правовым источником, регламентирующим воздушную пе¬ревозку, является Конвенция для унификации некоторых правил международных воздушных перевивок, подписанная в 1929 г. в Варшаве и дополненная в 1955 г. Гаагским протоколом (Россия участвует). Воздушная перевозка оформляется проездным билетом, багажной квитанцией иди воздушно-перевозочным документом. Проездное билет выдается при перевозке пассажиров и должен содержать указание: места отправления; места остановки: места назначения; суммы платежа. При перевозке зарегистрированного багажа выдается багажная квитанция, которая может быть объединена с проездным билетом. В обоих случаях она должна содержать ту же информацию, что проездной билет. Проездной билет и багажная квитанция являются свиде¬тельством заключения договора о перевозке и его условиях. Для перевозки груза (товара) оформляется воздушно-передаточный документ. Воздушно-перевозочный документ составля¬ется отправителем в трех подлинных экземплярах и вручается вместе с товаром. Первый экзем¬пляр носит отметку "для перевозчика" и подписывается отправителем. Второй экземпляр пред-назначен для получателя, подписывается отправителем и перевозчиком и должен следовать с товаром. Третий экземпляр подписывается перевозчиком и возвращается им отправителю по принятии товара.. Отправитель отвечает за правильность сведений и объявлений, касающихся товара, которые он заносит в воздушно-перевозочный документ. Отправитель будет нести ответствен¬ность за всякий вред, понесенный перевозчиком или любым другим лицом, перед которыми перевозчик несет ответственность по причине неправильности, неточности или неполноты све¬дений или объявлений, данных отправителем. Отправитель обязан дать сведения и присоеди¬нить к воздушно-перевозочному документу документы, которые до передачи товара, получа¬телю необходимы для выполнения таможенных или полицейских, формальностей. Перевозчик несет ответственность за вред, происшедший вследствие опоздания при воздушной перевозке пассажиров, багажа или товаров. Перевозчик отвечает за вред, проис-шедший в случае смерти, или всякого другого телесного повреждения, понесенного пассажи-ром, если несчастный случай, причинивший вред, произошел на борту воздушного судна во время всяких операций по посадке и высадке. Перевозчик отвечает за вред, происшедший в случае уничтожения, потери иди по¬вреждения зарегистрированного багажа или товара, если происшествие, причинившее вред, произошло во время воздушной перевозки. Воздушная перевозка охватывает пери¬од времени, в течение которого багаж или товар находятся под охраной перевозчика, независимо от того, имеет ли это место на аэродроме, на борту воздушного судна или в каком-либо ином месте в случае посадки вне аэродрома. Правовой статус наземной транспортной среды связан с правовым статусом государственной территории, по которой осуществляется перевозка, основанным, в свою очередь, на суверенитете государства на принадлежащие ему территориальные образования. Вместе с тем на правовой режим наземной перевозки распространяются нормы международного права в части организации дорожного движения (Конвенция о дорожном движении 1949 г.); порядка оформления таможенных формальностей (Женевская таможенная конвенция 1975 г. о международной перевозке грузов); организации использования автомагистралей (Европейское соглашение 1975 г. о международных автомагистралях) Международные автомобильные перевозки грузов регулируются Женевской конвенцией 1956 г. о договоре международной дорожной перевозки грузов. Указанная Конвенция регулирует взаимоотношения перевозчика и грузовладельца, заключивших договор перевозки груза, порядок приема груза к перевозке и его выдачи в пункте назначения. Конвенция применяется ко всякому договору дорожной перевозки грузов за вознаграждение посредством транспортных средств, когда место погрузки груза и место доставки груза, указанные в контракте, находятся на территории двух различных стран, из которых по крайней мере одна является участницей Конвенции, а также в том случае, если перевозки производятся государствами или правительственными учреждениями или организациями. Конвенция не применяется: - к перевозкам, производимым согласно международным почтовым конвенциям; - к перевозкам покойников; - к перевозкам обстановки и мебели при переездах, - к перевозкам между Соединенными Королевствами Великобритании и Северной Ирландии и Ирландской Республикой; - к той части смешанной перевозки, которая относится к перевозке по морю, железной дороге, внутреннему водному пути или воздушным транспортом без перегрузки. Договор перевозки устанавливается накладной. Отправитель несет ответственность за все издержки перевозки и убытки, причиненные ему вследствие неточности или недостаточности указаний, которые он должен привести в накладной, а также всех иных указаний или инструкций, которые даются отправителем для составления накладной или для включении в нее. Отправителе несет ответственность перед перевозчиком за ущерб и повреждения, причиненные лицам, оборудованию и другим грузам, а также за любые расходы, которые могут быть вызваны поврежденной упаковкой груза, если только при видимом или известном перевозчику момент принятия груза повреждении перевозчиком не было сделано относительно этого надлежащих оговорок. Отправитель обязан до доставки груза присоединить к накладной или представить в распоряжение перевозчика необходимые документы и сообщить требуемые сведения для выполнения таможенных или иных формальностей. Отправитель ответственен перед перевозчиком за всякий ущерб, который может быть причинен отсутствием, недостаточностью или неправильностью этих документов и сведений. Перевозчик несет ответственность: - за полную или частичную потерю груза; - за повреждение груза, происшедшее в промежуток времени между принятием груза к перевозке и его сдачей; - за опоздание доставки. По прибытии груза на место, предусмотренное для его доставки, получатель имеет право требовать передачи ему второго экземпляра накладной и сдачи груза на основании соответствующей расписки в принятии. С 1890 г. железнодорожные перевозки между европейскими странами регулировались Бернской конвенцией о международных железнодорожных перевозках (Россия участвует). В 1980 г принята Конвенция о международных железнодорожных перевозках (КОТИФ), содержавшая объединенный текст Бернской конвенции о железнодорожной перевозке грузов и Бернской конвенции о железнодорожной перевозке пассажиров и багажа. Перевозчик несет ответственность за сохранность и просрочку доставки грузов, которые строятся на единых основаниях. Применительно к грузу Конвенция различает два вида опасности за предотвращение которых отвечает перевозчик: трата и несохранность. Когда несохранность груза или его несвоевременная доставка вызваны умыслом перевозчика, он обязан полностью возместить убытки, а при наличии его грубой вины предел выплачиваемого им возмещения повышается.
36. Расчетные отношения в МЧП Развитие внешнеэкономических связей, интернационализация товарного производства требуют осуществления международных расчетных отношений. В настоящее время международные расчеты опосредуют, в большинстве своем, внешнеэкономические сделки, заключаемые со стороны российских участников любыми юридическими лицами и предпринимателями. Само понятие «международные расчеты» является комплексным и включает правоотношения по осуществлению платежей в гражданско-правовых сделках, осложненных иностранным элементом. В это понятие могут включаться и валютно-финансовые, и кредитные, и денежные обязательства в зависимости от состава и направленности действий участников правоотношения. Состав участников международно-расчетных правоотношений не ограничивается продавцом и покупателем. Одну из центральных ролей при осуществлении международных расчетов занимают банки. Функционирование банков в гражданско-правовых отношениях имеет свои особенности, связанные с целевым назначением банков. В законодательстве большинства государств, в том числе и Российской Федерации, предусмотрено специальное регулирование банковской деятельности. Международные расчеты, изучаемые в аспекте МЧП, предполагают рассмотрение коллизионных вопросов. Учитывая, что, как правило, международные расчеты осуществляются между юридическими и физическими лицами разной национальной принадлежности или находящимися на территориях разных государств, то уместным будет вопрос о праве, применимом для регулирования расчетов сторон согласно международному контракту. В связи с этим следует заметить, что международные расчеты (или, в данном случае, международные денежные обязательства) могут иметь как самостоятельный характер, так и составлять часть внешнеэкономического договора. В обоих случаях надлежит выбрать такой правопорядок, регулирование которого в наибольшей степени обеспечит интересы партнеров по сделке. Платежные условия внешнеэкономических сделок включают следующие основные элементы: валюту цены; валюту платежа; место платежа; валютные оговорки; форму расчетов; порядок оплаты; санкции при задолженности платежа. Перечисленные элементы характеризуют определенные стороны выполнения расчетов. Каждый из участников внешнеэкономической сделки имеет право предложить свой вариант регулирования расчетных отношений и платежных условий. Можно подчинить все составляющие элементы платежа одной правовой системе, но можно подойти к этому вопросу дифференцированно. Например, форму расчетов подчинить одному правопорядку (например, выбрав в качестве формы расчетов документарный аккредитив, регулирование которого осуществляется международно-правовыми обычаями, кодифицированными Международной Торговой Палатой в единый документ — свод правил), а ответственность за просрочку или задолженность — другому правопорядку (например, праву страны должника). В большинстве своем международные расчеты осуществляются на основе типовых соглашений, уже апробированных либо самими партнерами, либо другими участниками при аналогичных ситуациях. Реализация комплексной регламентации (путем подчинения отдельных вопросов международных расчетов разным правовым системам) на практике используется редко. «Дробленое» регулирование осложняется еще и тем, что при определении применимого права достаточно явно проявляется противоположность интересов продавца и покупателя, имеющих свою позицию в отношении каждого элемента платежа. При формулировании положений международных контрактов, связанных с расчетами сторон, принимается во внимание существующая международная практика. В международных коммерческих отношениях приняты три основные формы расчетов: • аккредитив; • инкассо товарных документов; • банковский перевод. В практике существуют и другие формы расчетов, например осуществление расчетов путем телеграфных или почтовых переводов. Однако указанные три формы являются наиболее приемлемыми для обеих сторон (экспортера и импортера) и позволяют уменьшить степень коммерческого риска. Наиболее распространены расчеты, осуществляемые в порядке инкассовых поручений и документарных аккредитивов. При этом документы, предъявляемые к оплате, могут быть выражены в виде аккредитива, чека или векселя. Следует заметить, что квалификация понятия и содержание платежного документа в законодательстве каждого государства имеют свои особенности. Не существует единого регулирования в применении векселей, чеков и аккредитивов при осуществлении международных расчетов. Наиболее эффективное регулирование международных расчетов опосредуется международными правилами, содержащимися как в специальных международных конвенциях, так и сформулированных в виде свода обычно-правовых норм. Знание и умение правильно применять разработанные высококлассными специалистами международного уровня обычно-правовые нормы, осуществлять адекватное толкование конвенционных положений способствуют развитию международных отношений не только между конкретными партнерами по сделке, но и между государствами, к которым относятся участники ВЭС. Техника финансовых расчетов обеспечивается экономистами, бухгалтерами, аудиторами и другими лицами, обладающими специальными познаниями в этой области. Юристы должны обеспечивать правовую сторону финансовых отношений: обоснованно рекомендовать конкретную форму расчетов, учитывающую специфику правоотношения, предлагать выбор правовой системы, регулирующей финансовые обязательства сторон. Эта задача не может быть достигнута без специальных знаний соответствующего нормативного «массива», принятого как на международном, так и на национальном уровне в области международных расчетов.
37. Коллизионные вопросы вексельного и чекового обращения Широкое распространение в области кредитно-расчетных отношений получили такие ценные бумаги, как вексель и чек. Векселями оформляются задолжен¬ность импортера при коммерческом кредите и отношения между банками при предоставлении банковских креди¬тов. Вексель — письменное обусловленное долговое обязательство установленной законом формы, выдаваемое заемщиком (векселедателем) кредитору (векселедержателю), предоставляющее последнему право требовать с заемщика уплаты к определенному сроку указанной в нем суммы. Различают два вида векселей: Простой вексель — удостоверяет ничем не обусловленное обязательство векселедателя выплатить в установленный срок векселедержателю сумму платежа, а вексель переводной обязывает к выплате иного указанного в нем плательщика. Переводной вексель — выставляемые импортером товара на банк и индентованные последним (тем самым банк принимает на себя безусловное обязательство платежа). Такие векселя выполняют роль международного платежного средства. Форма векселя определяется законом страны, где он выставлен (выписан). В 1930 году на Женевской конференции были приня¬ты Конвенции об унификации вексельного права, соглас¬но которым государства, присоединившиеся к ним, обя¬зались на своей национальной территории в качестве на¬ционального ввести Единообразный вексельный закон (ЕВЗ). Кроме того, в 1930 году была также заключена Женевская конвенция о решении коллизионных вопро¬сов о переводном и простом векселях. СССР присоеди¬нился к этим конвенциям в 1936 году. В связи с этим было утверждено Положение о переводном и простом векселях от 07.08.1937. Это Положение 1937 года до приня¬тия вексельного законодательства применяется в России (постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 24.06.1991). В Женевских вексельных конвенциях участвуют страны континентальной Европы, а также Япония и Бразилия. Из стран СНГ участвуют Россия, Белоруссия, Казахстан и Украина. В этих конвенциях не участвуют страны англо-американской системы «общего права» (Великобритания, США, Австралия, Индия и др.). В ЕВЗ решены все основные вопросы обращения простого и переводного векселей. В нем содержатся положения, касающиеся их обязательных реквизитов, порядка акцепта векселя плательщиком, передачи переводного векселя по передаточной надписи — индоссаменту, сроков платежа по векселю, протестов и исков в случае неакцепта и неплатежей и т.д. Коллизионные вопросы решаются в соответствующей Женевской конвенции следующим образом: способность лица обязываться по переводному или простому векселю определяется его национальным законом. Если национальный закон отсылает к закону другой страны, то применяется этот последний закон. Форма, в которой приняты обязательства по переводному или простому векселю, определяется законом той страны, на территории которой эти обязательства были подписаны. Действие обязательств акцептанта переводного векселя или лица, подписавшего вексель, определяется по закону места платежа по этим документам. Чек — денежный документ строго установленной формы содержит приказ владельца банковского счета (чекодателя) банку о выплате держателю чека означенной в нем суммы денег по предъявлению чека или в течение срока, установленного законодательством. (Анжеле Верзилиной не забываем выписать чек на выпускной) В 1931 году была принята Женевская чековая кон¬венция, приложением к которой является Единообразный чековый закон (ЕЧЗ). В 1988 году была принятаконвен¬ция ЮНСИТРАЛ о международных чеках. Обязательные реквизиты чека: Чековая метка, чековый приказ, счет, сумма, дата, месяц, подпись чекодателя. В 1931 г. была принята Женевская чековая конвенция, приложением к которой является Единообразный чековый закон (ЕЧЗ). В Положении о чеках, утвержденном Постановлением Верховного Совета РФ от 13 февраля 1992 г., содержится ряд правил, относящихся к области международного частного права (ст. 32). Так, чеки, подлежащие оплате в РФ, должны удовлетворять требованиям российского права. Точно так же выданный в России чек, подлежащий оплате за рубежом, должен отвечать требованиям права страны места платежа. В 1931 г. была принята также Женевская конвенция, имеющая целью разрешение некоторых коллизий законов о чеках. В этой Конвенции содержатся основные правила об урегулировании коллизий законов в области чекового права. По своему содержанию нормы этой Конвенции совпадают с коллизионными нормами, установленными Женевской конвенцией о решении коллизионных вопросов. Способность лица обязываться чеками определяется национальным законом чекодателя. Если национальный закон отсылает к закону другой страны, то применяется этот последний закон. Закон страны, где чек подлежит оплате, определяет круг лиц, на которых чек может быть выдан. Форма чековых обязательств регулируется законом страны, на территории которой эти обязательства были подписаны. Закон страны, на территории которой были подписаны обязательства, вытекающие из чека, определяет содержание этих обязательств. Россия участником этой Конвенции не является, однако в практике МКАС она применялась в тех случаях, когда одна из сторон (чекодатель) была из государства — участника Конвенции. В разд. VI части третьей ГК РФ имеются отдельные правила о применении права. Так, в ст. 1211 (пп. 10 п. 3) предусмотрено применение права страны банка к договору банковского счета. На основании этого договора ведомством заключаются соответствующие банковские сделки в области расчетов. Выбор права, подлежащего применению к отношениям, связанным с расчетами чеками, осуществляется в соответствии со ст. 1217 ГК РФ, отсылающей к праву страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, принимающей на себя обязательства по односторонней сделке (Т.П. Лазарева). Коллизионные нормы в данной области имеются в Банковском кодексе Республики Беларусь 2002 г., в законе Киргизии об аккредитивах 2002 г. В ряде стран СНГ (Украина, Киргизия) к числу правовых актов, регулирующих платежи, отнесены унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов в ред. 1993 г. (Правила МТП).
38. Коллизионные вопросы деликтных обязательств в МЧП. Неосновательное обогащение в МЧП Деликтные отношения — это обязательства, возникающие в связи с причинением вреда. Лицо, являющееся потерпевшим, имеет право требовать от делинквента возмещения вреда. При этом размер и порядок определения ущерба может быть различным в зависимости от права, применяемого для регулирования этих вопросов. Особенность деликтных обязательств состоит в том, что их возникновение не обусловлено договором, а связано с наступлением факта — причинением вреда, причем в ряде случаев независимо от вины лица, причинившего вред. Обязательства из причинения вреда, именуемые в некоторых правовых системах (преимущественно в странах континентальной Европы) деликтными, относятся к древнейшим видам обязательств. В истории развития МЧП коллизионное регулирование этих правоотношений претерпело определенную эволюцию: от наличия единственного принципа, устанавливающего выбор права при регулировании деликтов, до разработки системы коллизионных привязок, в основе которых был заложен принцип наибольшей выгоды для возмещения ущерба с точки зрения интересов потерпевшего. Участниками деликтных правоотношений могут выступать различные субъекты МЧП, причем как в качестве потерпевшего, так и в качестве делинквента. Это касается, прежде всего, таких специфических субъектов МЧП, как государство и межправительственные организации. Примером деликтных отношений, когда субъектом выступает государство (в роли, например, делинквента), является ситуация, когда вред причиняется гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий государственных органов, в том числе и в результате издания несоответствующего закону акта государственного органа. Подобная норма содержится в российском законодательстве в статье 1069 ГК РФ: вред, причиненный в результате незаконных действий государственных органов, возмещается за счет казны Российской Федерации. От имени казны выступают соответствующие финансовые органы (ст. 1071 ГК РФ). Чаще всего участниками деликтных отношений выступают физические лица. «Иностранный элемент» может присутствовать в деликтном отношении во всех трех качествах: в виде субъекта (в случае, например, когда иностранный гражданин является причинителем вреда); объекта (когда, например, вред причинен транспортному средству, зарегистрированному в иностранном государстве); юридического факта (правонарушение совершено на территории иностранного государства). При рассмотрении деликтных споров коллизионная проблема (определение применимого права) может возникнуть при решении различного рода вопросов: • определении оснований возникновения вреда; • квалификации деяния как деликта; • установлении деликтоспособности субъектов; • определении размера и порядка возмещения ущерба. Традиционно в законодательстве разных стран закреплялась основная, порой единственная, коллизионная привязка для всех вышеуказанных ситуаций — право государства места причинения вреда. С развитием и совершенствованием правового регулирования деликтных отношений такое единообразие в подходе государств было дополнено применением других коллизионных принципов: • законом места жительства (или гражданства) потерпевшего; • законом места наступления неблагоприятных последствий, причиненных в результате деликта; • законом государства, с которым связаны обе стороны деликтных отношений (имеют общее гражданство или место жительства); • законом суда. Правовые системы некоторых государств включили в область деликтных обязательств принцип автономии воли сторон. Участники деликтного отношения получили возможность подчинять статут деликтного обязательства тому правопорядку, который учитывает интересы обеих сторон. В российском законодательстве в части третьей ГК РФ этот принцип тоже нашел отражение. В соответствии с пунктом 3 ст. 1219 стороны могут договориться о применении к деликтному обязательству права страны суда. Таким образом, «автономия воли» рассматривается российским законодателем как возможность применения, помимо закона места причинения вреда, закона страны наступления вредных последствий, а в определенных случаях—закона общего гражданства или общего места жительства потерпевшего и причинителя вреда, — закона суда. В соответствии с общим правилом к обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения, применяется право страны, где обогащение имело место. Таким образом, ГК использует такую коллизионную привязку, как закон места причинения вреда - правовой принцип, означающий применение права того государства, на территории которого был причинен вред. Однако предусматривается также и возможность сторон договориться о применении к таким обязательствам права страны суда. Закон суда - это правовой принцип, означающий применение права того государства, где рассматривается спор (в суде, арбитраже или в ином органе). В соответствии с законом суда суд или иной правоприменительный орган должен руководствоваться правом своей страны, несмотря на наличие иностранного элемента в составе данного правоотношения. Общепризнанной сферой применения этой коллизионной привязки является гражданский процесс: суд, рассматривая гражданские дела с участием иностранных субъектов права, всегда руководствуется национальным процессуальным правом. В порядке исключения суд может применить нормы иностранного процессуального права, если это специально оговорено в законе или международном договоре. В сфере международного гражданского процесса проблема выбора права отсутствует, и, соответственно, принцип закона суда не является в этом случае формулой прикрепления. В качестве формулы прикрепления закон суда применяется в решении коллизионных вопросов в сфере любых видов гражданских правоотношений и в этом качестве может подменять все коллизионные привязки. Важной является также норма, согласно которой при возникновении неосновательного обогащения в связи с существующим или предполагаемым правоотношением, по которому приобретено или сбережено имущество, применяется право страны, которому было или могло быть подчинено это правоотношение.39. Вопросы авторского права в МЧП. Международные договоры в области авторского права В содержание интеллектуальной собственности входит три самостоятельных блока: объекты авторского права, объекты смежных прав и промышленная собственность. С точки зрения международного частного права Российской Федерации регулирование правоотношений, осложненных иностранным элементом, в области авторского права, как и в целом в области интеллектуальной собственности, осуществляется в международной форме, т.е. посредством международно-правовых норм. Это связано с отсутствием коллизионных норм в национальном законодательстве РФ. Международно-правовое регулирование авторских прав претерпело определенную эволюцию. Начало международной системе охраны авторского права положили Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений 1886 г. и Гаванская конвенция об охране литературной и художественной собственности 1928 г. Бернская конвенция 1886 г. является своего рода образцом «монументальности» действия международных норм. На сегодняшний день участниками Бернской конвенции, в число которых входят Российская Федерация, практически все бывшие союзные республики (за исключением Узбекистана и Туркмении), США, Китай, являются более 150 государств. Российская Федерация присоединилась к Бернской конвенции в редакции Парижского Акта 1971 г. В соответствии с Бернской конвенцией был создан Бернский союз для охраны прав авторов государств-участников. Наряду с совершенствованием системы охраны авторских прав, осуществляемым в рамках европейских государств, развивалась система защиты прав авторов и на американском континенте. Первым шагом стало принятие в 1889 г. на конференции в Монтевидео Конвенции о создании союза американских государств в области литературной и художественной собственности. Основным принципом Конвенции стал принцип национального режима. В последующих американских конвенциях этот принцип был закреплен как основополагающий в системе защиты авторских прав (Конвенция об охране литературной и художественной собственности 1902 г.; Конвенция об охране патентов на изобретения, промышленных рисунков и образцов, товарных знаков и торговых марок, литературной и художественной собственности 1906 г.; Конвенция об охране литературной и художественной собственности 1910 г.). Гаванская конвенция 1928 г. явилась своего рода итогом развития правового регулирования отношений в сфере авторского права на американском континенте. В Гаванской конвенции была предусмотрена не только защита литературных и художественных произведений, но и кинематографических работ, произведений прикладного искусства. В середине XX столетия возник вопрос о необходимости выработки единой всемирной конвенции, посвященной защите авторских прав. Изучение вопроса о принятии единой конвенции проходило в рамках Лиги Наций. Однако все попытки и обсуждение представленных проектов новой конвенции, учитывающих и европейский, и американский подходы унификации авторского права, оказались тщетными. Значительным препятствием на пути дальнейшего совершенствования международной системы охраны авторского права было приостановление нормотворческой деятельности в связи с началом Второй мировой войны. Работы по унификации возобновились лишь в 1946 г.: была принята новая конвенция на американском континенте — Межамериканская конвенция об авторском праве на литературные и художественные произведения 1946 г. Вашингтонская конвенция, а в 1948 г. на конференции в Брюсселе была в очередной раз пересмотрена Бернская конвенция. Наконец, в 1952 г. была принята Всемирная конвенция об авторском праве, работа по согласованию текста которой осуществлялась в течение трех лет. В юридической литературе отмечается, что существенной особенностью Всемирной конвенции является то, что в ней первоначально регулировалось только одно правомочие авторов — право на перевод. Однако более заметным и памятным не только для юристов, но и для авторов является закрепление в Конвенции 1952 г. положения о соблюдении определенных формальностей для охраны произведения (указание специального символа ©, обладателя авторского права и года первого выпуска произведения в свет). В отличие от Бернской конвенции, которая имеет обратную силу, Всемирная конвенция обратной силы не имеет. Во Всемирной конвенции основополагающим был закреплен принцип национального режима: каждое государство-участник принимало на себя обязательство обеспечить охрану прав как собственных, так и иностранных авторов на литературные, научные и художественные произведения. Одной из основных проблем в применении Всемирной конвенции оказалось существование, наряду с ней, других источников авторского права. В связи с этим во Всемирную конвенцию были включены нормы, посвященные ее взаимодействию с другими конвенциями. В частности, во Всемирной конвенции содержится Декларация, прилагаемая к статье XVII, определяющая порядок действия Бернской и Всемирной конвенций. Что касается взаимодействия Всемирной и межамериканских конвенций, то согласно статье XVIII Всемирной конвенции последняя не затрагивает межамериканские. Во Всемирной конвенции содержится ряд материально-правовых норм, количество которых значительно меньше, чем аналогичных норм, включенных в Бернскую конвенцию: • положение о том, что авторское право включает исключительное право автора переводить, выпускать в свет переводы и разрешать перевод и выпуск в свет переводы произведений, охраняемых на основании Конвенции; • срок охраны произведений, на которые распространяется действие Конвенции, не может быть короче периода, охватывающего время жизни автора и 25 лет после его смерти; • понятие «выпуск в свет» означает воспроизведение в какой-либо материальной форме и предоставление неопределенному кругу лиц экземпляров произведений для чтения или ознакомления путем зрительного восприятия. Следует заметить, что в соответствии с положениями самой Конвенции споры между государствами по поводу толкования или применения Всемирной конвенции передаются на рассмотрение Международного Суда ООН. На парижских конференциях 1971 г. были пересмотрены Бернская и Всемирная конвенции. Так, во Всемирную конвенцию была включена статья об охране таких имущественных прав авторов, как право на воспроизведение своего произведения любыми способами, право на публичное исполнение и радиотрансляцию. Сам факт проведения Парижских конференций и пересмотр двух основных источников в области авторского права заслуживает внимания, поскольку свидетельствует о значимости охраны авторских прав на международном уровне. Российская Федерация является участницей следующих международных актов и соглашений: - Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений от 9 сентября 1886 г.; - Всемирная конвенция об авторском праве; - Международная конвенция об охране интересов артистов - исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций (Рим, 26 октября 1961 г.); - Конвенция, учреждающая Всемирную организацию интеллектуальной собственности (Стокгольм, 14 июля 1967 г.) (изменена 2 октября 1979 г.); - Конвенция об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм (Женева, 29 октября 1971 г.); - Конвенция о распространении несущих программы сигналов, передаваемых через спутники (Брюссель, 21 мая 1974 г.); - Соглашение о сотрудничестве в области охраны авторского права и смежных прав (Москва, 24 сентября 1993 г.). Указанные акты действуют с оговорками и в той части, в которой к ним присоединилась Российская Федерация (СССР).
40. Международные соглашения в области охраны промышленной собственности Промышленная собственность — разновидность интеллектуальной собственности. Объектами охраны промышленной собственности являются: патенты на изобретения,полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки и знаки обслуживания, наименования места происхождения товаров, фирменные наименования, коммерческие обозначения, пресечение недобросовестной конкуренции, топология интегральных схем, селекционное достижение.[1] С 1970-х годов к понятию «Промышленная собственность» относят также «ноу-хау» (секреты производства, производственный опыт)[ Понятие промышленной собственности было введено Парижской конвенцией по охране промышленной собственности, принятой в 1883 году. Позднее это понятие было закреплено в ряде других международных соглашений. В Российской Федерации с 2007 года правоотношения в сфере промышленной собственности регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации. Российская Федерация осуществляет международное сотрудничество в области охраны объектов промышленной собственности в рамках: • Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 года, к которой СССР присоединился в 1965 году. • Вашингтонского договора о патентной кооперации (РСТ) 1970 года, который был ратифицирован СССР в 1977 году. • Мадридской конвенции о международной регистрации фабричных и товарных знаков 1891 года, участником которой СССР является с 1976 года
41. Коллизионные вопросы наследственного права Коллизии законодательства в сфере наследственного права возникают тогда, когда отдельные вопросы наследования получают неодинаковое закрепление в праве различных стран. Наследование по закону Наследование по закону представляет собой наследование без завещания (intestate succession). В случае возникновения подобной ситуации действующее законодательство обязано точно определить круг лиц, имеющих право на получение спорного имущества, т.е. восполнить отсутствующую волю наследодателя. Поэтому прежде всего необходимо установить, право какого государства может регламентировать отношения по наследованию. Как правило, необходимый в таких случаях выбор основан либо на принципе гражданства наследодателя, либо на принципе домицилия (места постоянного проживания) наследодателя. В то же время, перечень предполагаемых наследников по закону и очередность их призвания к наследованию различны в законодательстве разных стран. К примеру, для законодательства Великобритании и Франции характерно, что отношения по наследованию подчиняются закону места последнего места проживания наследодателя. При этом, классификация наследников осуществляется посредством разделения всех кровных родственников на определенные разряды (очереди) в зависимости от близости к наследодателю. Наследование по завещанию Завещание (testament, will) представляет собой изъявление воли наследодателя, которое обличено в предписанную законом форму и направлено на определение юридической судьбы его имущества после смерти. Чтобы обладать возможностью к выражению своей последней воли, индивидуум должен отдавать себе отчет в своих действиях отвечать за свои поступки (иными словами, быть дееспособным). Приведенные качества должны быть у лица в момент совершения завещания, но, как правило, должная правовая оценка им предоставляется только после открытия наследства. Она может быть различна в различных странах. Так в России согласно ст. 1224 ГК отношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства. Способность же лица к составлению и отмене завещания, в том числе в отношении недвижимого имущества, а также форма такого завещания или акта его отмены определяются по праву страны, где завещать имел место жительства в момент составления завещания или акта. Завещание является особым видом односторонней сделки. Поэтому возможно появление иного коллизионного принципа: закона места совершения акта оформления документа. Выбор права, подлежащего применению, применяется, исходя из коллизионного принципа: закона места совершения акта. Однако обращение к такому принципу возможно лишь в том случае, когда в законодательстве одного государства содержится материально-правовая норма, признающая действительным завещание, которое составлено по законодательству другого государства. В отличие от законодательства России, в законодательстве Германии долгое время существовал иной порядок регламентации - форма завещания подчиняется тем законам, которые являются решающими для данного наследства. Законодательство Швейцарии исходит из того, что к наследованию должно применяться право того государства, где лицо обрело последнее место жительства. Таким образом, если иностранец, проживающий на территории Швейцарии, намерен составить завещание, то оно должно быть выполнено в соответствии с требованиями швейцарского законодательства33 ч.2 ст. 505 швейцарского Гражданского кодекса. Само завещание в Швейцарии составляется в виде публичного акта в присутствии нотариуса, подтверждающего соответствие завещания закону, и двух свидетелей. Содержание завещания. Коллизионная норма в пределах своего объема охватывает в равной мере оба виды посмертного правопреемства (по закону и по завещанию). Отсюда следует, что определение действительности завещания по содержанию осуществляется в соответствии с теми же коллизионными привязками, которые устанавливают порядок применения права по отношению к формальным требованиям завещательного распоряжения. Коллизии присутствуют и при отказе от завещания. Завещательный отказ - это явление, когда завещатель, возлагает на наследника исполнение некого обязательства в пользу одного или нескольких лиц. Последние именуются отказополучателями22 «легатарии», и они наделяются соответствующим правом требвать исполнения этого обязательства наследника. Реализация завещательного отказа не может не подчиняться праву, которое регламентирует отношения по наследованию. Вместе с тем, материальное право разных стран предоставляет участникам названных правоотношений различные права и обязанности. Статья 1140 Гражданского кодекса РФ гласит, что если вследствие обстоятельств, предусмотренных настоящим Кодексом, доля наследства, причитавшаяся наследнику, на которого была возложена обязанность исполнить завещательный отказ или завещательное возложение, переходит к другим наследникам, последние, постольку, поскольку из завещания или закона не следует иное, обязаны исполнить такой отказ или такое возложение. Наследование движимого и недвижимого имущества Содержание любого завещания может включать в себя множество положений, вплоть о порядке очередности его пунктов, и даже назначение опекуна наследнику. Наиболее распространенная причина коллизии коренится в наличие различных подходов к применению права при наследовании двух видов имущества: движимого и недвижимого. Так в английском праве наследование недвижимости как по закону так и по завещанию подчиняется формуле, установленной Законом «О собственности» 1925 г. Как гласит закон, наследование недвижимого имущества, а оно включает в себя землю, материальные вещи, неразрывно связанные с землей и составляющие неразрывное целое, производится по праву того государства, на территории которого это имущество находится. В случае, если предметом наследования выступает движимое имущество, то выбор права осуществляется уже по закону места последнего проживания лица, оставившего такое имущество. Непреложным условием данной коллизионной привязки является отсутствие завещания. В Российской Федерации режим наследования недвижимости определяется ч.2 ст. 1224 ГК - наследование недвижимого имущества определяется по праву страны, где находится это имущество, а наследование недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, - по российскому праву, законодательством того государства, где данная недвижимость находится. Наследственная трансмиссия. Лица, недостойные наследования Суть наследственной трансмиссии заключается в том, что если наследник, неожиданно умрет, то право наследования может перейти к его собственным наследникам. Таким образом открывается новое наследство. Если предположить, что в некой стране действует правило наследственной трансмиссии, то тогда наследование после умершего, не принявшего наследство наследника, представляет собой развитие первоначального отношения по наследованию. В силу этого, здесь будет действовать закон той страны, где открылось первоначальное наследство. В противном случае наследник автоматически становится преемником умершего, и регламентацию открытия нового наследства будет осуществлять уже та правовая система, которой подчинен вторичный наследодатель. Решение вопроса о том, является ил то или иное лицо недостойным к наследованию, подчиняется нормам той правовой системы, которая контролирует правоотношения в целом. Одним из государств, использующих в своем законодательстве данный институт, является Иран. Объявление лица недостойным наследником осуществляется в рамках регламентации наследования по закону (варасат). Права наследования лишены иноверцы и лица, совершившие умышленное убийство наследодателя (помимо случаев необходимой обороны). Не могут наследовать также супруги, если один из них обвинил другого на суде в супружеской неверности. Лишены права на наследование незаконнорожденные дети. Препятствием к наследованию считается также наличие других законных наследников более близкой степени родства11 О наследовании в Исламской республике Иран
42. Заключение и расторжение брака в мчп В силу национальных и религиозных традиций народов разных государств предъявляются неодинаковые требования к лицам, вступающим в брак, порядку заключения и расторжения брака. Так, законодательством Португалии установлен брачный возраст в 16 лет для мужчины и женщины, а также обязательное наличие согласия их родителей, если вступающие в брак лица не достигли 21 года. Во Франции и Швейцарии брачный возраст для мужчины и женщины различный: 18 и 16 лет, 20 и 18 лет соответственно. В России вступать в брак можно по достижении возраста 18 лет, и согласие родителей на это не требуется. Различаются и другие условия заключения брака: в Болгарии, Великобритании и половине штатов США запрещены браки между родственниками по нисходящей и восходящей линии вплоть до четвертой степени родства, во Франции и Италии - браки между дядями и племянницами, тетями и племянниками. В большинстве стран (за исключением Чехии, отдельных штатов США) свойство по прямой линии рассматривается в качестве запрета к браку. В ряде стран допускаются браки с ограниченно дееспособными лицами. Так, в Чехии гражданин с ограниченной дееспособностью может вступать в брак с разрешения суда. В Великобритании, Франции, Швейцарии и большинстве штатов США запрещено вступать в брак душевнобольным, больным некоторыми видами венерических болезней. Обязательное условие для заключения брака в Великобритании, Италии, Франции, Швейцарии и некоторых штатах США - публичное оглашение предстоящего брака. В США и Великобритании оно может быть заменено разрешением на брак, для получения которого вступающие в брак лица под присягой заявляют об отсутствии предусмотренных законом препятствий к его заключению. В России, ФРГ, Франции, Швейцарии, Венгрии, Японии юридическую силу имеет только светская форма брака, в Иране, Ираке и Египте - только религиозная форма, а в ряде стран (Великобритании, Дании, Италии, Испании, Канаде, Польше, Чехии) - и та, и другая, но с обязательным внесением записи о совершенном браке в книгу записей актов гражданского состояния. В некоторых штатах США, где действуют нормы общего права, брак удостоверяется письменным соглашением сторон, заверенным адвокатом, имеющим лицензию на ведение адвокатской практики. Последующая регистрация таких браков в едином государственном реестре не требуется. В некоторых странах (например, Эквадоре) юридическую силу имеют и фактические брачные отношения. Другой пример: законодательство РФ не предусматривает при расторжении брака предварительной сепарации супругов, и брак по их взаимному согласию может быть расторгнут немедленно. В Великобритании для получении развода необходимо раздельное проживание супругов в течение 2 лет. При регулировании семейных отношений, осложненных иностранным элементом, наиболее распространенными коллизионными привязками являются: личный закон физического лица (lex personalis); как закон гражданства (lex nationalis), так и закон места жительства (lex domicilii); закон места совершения действия (lex loci actus), а также применяются закон, избранный участниками правоотношения (lex voluntatis), закон суда (lex fori), закон, регулирующий существо отношения (lex causae). Условия заключения брака для каждого из лиц, вступающих в брак, определяются его личным законом: - для гражданина РФ и гражданина РФ, имеющего иностранное гражданство, - законодательством РФ; -- для иностранного гражданина - законодательством государства, гражданином которого он является в момент заключения брака. При наличии у него нескольких иностранных гражданств - по законодательству одного из этих государств, выбранному самим гражданином; - для лица без гражданства - законодательством государства, в котором оно имеет постоянное место жительства. В любом случае при заключении брака на территории России должны быть соблюдены требования ст. 14 СК РФ. Согласно этой статье не допускается заключение брака между лицами, из которых хотя бы одно состоит в другом зарегистрированном браке, между близкими родственниками (родителями и детьми, дедушкой (бабушкой) и внуками, полнородные и неполнородные братьями и сестрами), между усыновителями и усыновленными, лицами, из которых хотя бы одно признано судом недееспособным вследствие психического расстройства. Форма и порядок заключения брака подчиняются закону места заключения брака (lex loci celebrationis). Согласно ст.ст. 156-158 СК РФ при заключении брака с участием иностранного гражданина или лица без гражданства в России форма и порядок заключения брака определяются законодательством РФ. Если граждане РФ проживают за пределами России, они могут заключить брак в дипломатическом или консульском учреждении России (консульский брак). Соответственно, иностранные граждане, проживающие на территории России, могут заключать браки в своих дипломатических представительствах и консульских учреждениях. Во втором случае консульские браки признаются, если соблюден принцип взаимности, установленный национальным законодательством иностранного государства либо международным договором РФ, и если оба лица в момент заключения брака являлись гражданами иностранного государства, назначившего посла или консула в России. Что касается браков, заключенных за пределами территории РФ, то они признаются в России действительными при следующих условиях: - брак с участием гражданина РФ заключен в соответствии с законодательством государства места заключения брака и отсутствуют обстоятельства, препятствующие заключению брака, предусмотренные ст. 14 СК РФ. Так, будет признан действительным брак, заключенный в религиозной форме в тех странах, где такая форма имеет юридическую силу (в Великобритании, Египте, Иране и др.); - брак между иностранными гражданами заключен с соблюдением законодательства государства места заключения брака. Например, в России будет признан полигамный брак, заключенный гражданами Египта или Туниса. Недействительность брака определяется по закону, регулирующему существо отношения (lex causae), т.е. по законодательству государства, которое применялось при заключении брака. При расторжении брака на территории РФ между российскими гражданами и иностранными гражданами или лицами без гражданства, а также иностранными гражданами между собой применяется российское законодательство. Если гражданин РФ и его супруг, независимо от его гражданства, проживают за пределами России, то первый может расторгнуть брак в суде РФ, в дипломатическом или консульском учреждениях России. Два последних случая возможны, только когда по законодательству РФ допускается расторжение брака в органах загса. Что касается расторжения браков за пределами территории РФ, то они признаются в России действительными, если соблюдено законодательство иностранного государства о компетенции органов, принимавших решения о расторжении брака, и законодательство иностранного государства, подлежащее применению при расторжении брака.
43. Правоотношения между супругами в мчп В каждой стране определяется режим личных неимущественных и имущественных прав и обязанностей супругов. В Конституции РФ закреплен принцип полного равноправия мужчины и женщины. Так, согласно ч. 3 ст. 19 Конституции мужчины и женщины имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации. При определении права, подлежащего применению к отношениям проживающих в РФ супругов-иностранцев или супругов, один из которых иностранец, основным является принцип совместного места жительства, а не гражданства супругов. Согласно СК РФ "личные неимущественные и имущественные права и обязанности супругов должны определяться законодательством государства, на территории которого супруги имеют совместное место жительства, а при его отсутствии - законодательством государства, на территории которого они имели последнее совместное место жительства" (п. 1 ст. 161). СК РФ ввел возможность заключения брачного договора - соглашения лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения. Заключив брачный договор, супруги могут изменить установленный законом режим совместной собственности, установить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов15. СК РФ предусматривает, что при заключении брачного договора супруги, не имеющие общего гражданства (совместного места жительства), могут сами выбрать законодательство, которое будет применяться к заключенному ими договору (п. 2 ст. 161). В Минской конвенции 1993 г. и в Кишиневской конвенции 2002 г. предусмотрено следующее: - личные и имущественные правоотношения супругов определяются по законодательству договаривающейся стороны, на территории которой они имеют совместное местожительство; если один из супругов проживает на территории одной договаривающейся стороны, а второй - на территории другой и при этом оба супруга имеют одно и то же гражданство, их личные и имущественные правоотношения определяются по законодательству той стороны, гражданами которой они являются; - если один из супругов является гражданином одной договаривающейся стороны, а второй - другой и один из них проживает на территории одной, а второй - на территории другой договаривающейся стороны, то их личные и имущественные правоотношения определяются по законодательству той стороны, на территории которой они имели свое последнее совместное местожительство; - если супруги не имели совместного места жительства на территориях договаривающихся сторон, применяется законодательство той стороны, учреждение которой рассматривает дело; - правоотношения супругов, касающиеся их недвижимого имущества, определяются по законодательству договаривающейся стороны, на территории которой находится это имущество; - по делам о личных и имущественных правоотношениях супругов компетентны учреждения договаривающейся стороны, законодательство которой подлежит применению в соответствии с приведенными выше положениями. Существуют двусторонние договоры о правовой помощи. Так, договор, заключенный с Эстонией, гласит, что личные и имущественные отношения супругов, являющихся гражданами одного государства и проживающих на территории другой страны, регулируются законами того государства, где они совместно проживают. Договор содержит и правило о том, каким законом регулируются отношения супругов, если они проживают на территории разных государств. Например, муж - гражданин Эстонии проживает в Эстонии, а жена - гражданка Эстонии проживает в РФ; их отношения будут регулироваться в данном случае законом страны их общего гражданства. Например, муж и жена не имеют общего гражданства. Проживающая в РФ жена - гражданка РФ, а живущий в Эстонии муж - гражданин Эстонии. На этот случай договор устанавливает правило, по которому личные и имущественные правоотношения супругов регулируются законом страны, где они имели последнее совместное место жительства.
44. Правоотношения между родителями и детьми в МЧП. Усыновление в МЧП. Коллизионное регулирование правового положения детей основано на применении закона гражданства ребенка. Гражданство детей устанавливается по гражданству родителей, по соглашению между ними (если родители имеют разное гражданство), по принципу почвы (Резолюция Комитета министров ЕС «О гражданстве детей, родившихся в браке»). Основные проблемы правоотношений между родителями и детьми – это установление и оспаривание отцовства (материнства), лишение родительских прав, алиментные обязанности родителей и детей, охрана прав ребенка, институт родительской власти. Регламентация этих отношений производится, в первую очередь, на основе личного закона детей и родителей (права страны гражданства или домицилия). Применяются также закон страны постоянного проживания ребенка, закон компетентного учреждения и закон суда. Большая часть этих вопросов урегулирована в международном праве (в Гаагской конвенции о праве, применимом к алиментным обязательствам в отношении детей, 1956 г.; Конвенции о правах ребенка 1989 г.; Рекомендации Комитета министров ЕС «В отношении детей против жестокого обращения»; Гаагской конвенции о компетенции и применимом праве в отношении защиты несовершеннолетних 1961 г.). Право, применимое к вопросам установления и оспаривания отцовства и материнства, определено в ст. 162 СК. Основная коллизионная привязка – это закон гражданства ребенка по рождению. Установление (оспаривание) отцовства (материнства) на территории РФ предполагает применение российского права. Законодатель закрепил право российских граждан за пределами Российской Федерации обращаться в дипломатические и консульские представительства РФ по поводу решения данных вопросов. Права и обязанности родителей и детей регулирует ст. 163 СК. Основная коллизионная привязка – это закон совместного места жительства родителей и детей. При отсутствии совместного места жительства применяется закон гражданства ребенка. Алиментные обязательства и иные отношения предполагают субсидиарное применение закона места постоянного проживания ребенка. Алиментные обязательства совершеннолетних детей и иных членов семьи определяются по закону совместного места жительства (ст. 164 СК). При отсутствии совместного места жительства применяется право государства, гражданином которого является лицо, претендующее на получение алиментов. Институт усыновления (удочерения) является одним из самых древних правовых институтов (известен со времен Древнего мира). Усыновление представляет собой сложную правовую и этическую проблему, поскольку необходима твердая уверенность в соблюдении интересов ребенка. На международном уровне основные вопросы усыновления разрешаются в Европейской конвенции об усыновлении детей 1967 г. В последние годы чрезвычайно распространенным стало усыновление (удочерение) иностранными гражданами и усыновление за границей. В этой связи в современном международном праве установлен более высокий стандарт требований к усыновлению. Система усыновления, закрепленная в Конвенции ООН о правах ребенка 1989 г., обеспечивает гарантии прав и интересов ребенка в случае усыновления. Правовому регулированию этих вопросов посвящены и Рекомендация Комитета министров ЕС «О воспитывающих семьях», и Конвенция о защите детей и сотрудничестве в отношении иностранного усыновления 1993 г. Коллизионные вопросы усыновления (удочерения) в российском законодательстве разрешаются на основе «цепочки» коллизионных норм. Основной коллизионной привязкой выступает личный закон усыновителя (гражданства или домицилия) при усыновлении (удочерении) на территории РФ ребенка, являющегося гражданином Российской Федерации. При этом закреплена необходимость соблюдения семейного законодательства РФ и международных договоров РФ (ч. 2 п. 1 ст. 165 СК). Усыновление (удочерение) иностранцами, состоящими в браке с российскими гражданами, детей – российских граждан на территории РФ презюмирует применение российского права с учетом международных обязательств РФ. Законодатель установил также применение закона компетентного учреждения в случае усыновления (удочерения) на территории РФ иностранного гражданина. Установлен и перечень случаев, когда для усыновления необходимо согласие компетентного учреждения РФ, законных представителей ребенка и самого ребенка. В случае возможного нарушения прав ребенка необходимо отказать в усыновлении (удочерении) или отменить произведенное усыновление в судебном порядке. На консульские учреждения РФ возложена обязанность осуществлять защиту прав и интересов детей – граждан Российской Федерации, усыновленных (удочеренных) иностранными гражданами, за пределами Российской Федерации. При усыновлении (удочерении) детей – граждан Российской Федерации за пределами Российской Федерации применяется закон компетентного учреждения того государства, гражданином которого является усыновитель. Для производства такого усыновления необходимо получить предварительное разрешение компетентного органа РФ.
45. Положение иностранных лиц в гражданском процессе. Процессуальная дееспособность иностранцев. Регулируется главной 43 ГПК. Иностранные граждане, лица без гражданства, иностранные организации, международные организации (далее также в настоящем разделе - иностранные лица) имеют право обращаться в суды в Российской Федерации для защиты своих нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов. Иностранные лица пользуются процессуальными правами и выполняют процессуальные обязанности наравне с российскими гражданами и организациями. Производство по делам с участием иностранных лиц осуществляется в соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными законами. Правительством Российской Федерации могут быть установлены ответные ограничения в отношении иностранных лиц тех государств, в судах которых допускаются такие же ограничения процессуальных прав российских граждан и организаций. Гражданская процессуальная правоспособность и дееспособность иностранных граждан, лиц без гражданства определяются их личным законом. Личным законом иностранного гражданина является право страны, гражданство которой гражданин имеет. В случае, если гражданин наряду с гражданством Российской Федерации имеет и иностранное гражданство, его личным законом считается российское право. При наличии у гражданина нескольких иностранных гражданств его личным законом считается право страны, в которой гражданин имеет место жительства. В случае, если иностранный гражданин имеет место жительства в Российской Федерации, его личным законом считается российское право. Личным законом лица без гражданства считается право страны, в которой это лицо имеет место жительства. Лицо, не являющееся на основе личного закона процессуально дееспособным, может быть на территории Российской Федерации признано процессуально дееспособным, если оно в соответствии с российским правом обладает процессуальной дееспособностью. Личным законом иностранной организации считается право страны, в которой организация учреждена. На основе личного закона иностранной организации определяется ее процессуальная правоспособность. Иностранная организация, не обладающая в соответствии с личным законом процессуальной правоспособностью, может быть на территории Российской Федерации признана правоспособной в соответствии с российским правом. . Процессуальная правоспособность международной организации устанавливается на основе международного договора, в соответствии с которым она создана, ее учредительных документов или соглашения с компетентным органом Российской Федерации. АПК: Статья 254. Процессуальные права и обязанности иностранных лиц Иностранные лица пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности наравне с российскими организациями и гражданами. Процессуальные льготы предоставляются иностранным лицам, если они предусмотрены международным договором Российской Федерации. Иностранные лица имеют право обращаться в арбитражные суды в Российской Федерации по правилам подведомственности и подсудности, установленным настоящим Кодексом, для защиты своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. . Иностранные лица, участвующие в деле, должны представить в арбитражный суд доказательства, подтверждающие их юридический статус и право на осуществление предпринимательской и иной экономической деятельности. В случае непредставления таких доказательств арбитражный суд вправе истребовать их по своей инициативе. Правительством Российской Федерации могут быть установлены ответные ограничения (реторсии) в отношении иностранных лиц тех иностранных государств, в которых введены ограничения в отношении российских организаций и граждан. В праве большинства государств определение гражданско-правового и гражданско-процессуального положения иностранцев основано на принципе национального режима. Практически везде закреплено право иностранцев на судебную защиту и свободный доступ в суды. Однако в праве западных государств уже давно существует институт cautio iudicatum solvi (судебный залог), т. е. возложение на истца-иностранца обязанности предоставить обеспечение судебных расходов, которые может понести ответчик в случае отказа истца от иска или проигрыша им процесса (Франция, Испания, Австрия, ФРГ, Великобритания, Польша, Чехия). Во всех этих государствах предусмотрена возможность освобождения иностранцев от внесения залога на основе принципа взаимности, закрепленного в международных соглашениях. Основания освобождения иностранцев от внесения залога закреплены и в национальном законодательстве: на основе принципа взаимности; при наличии у истца-иностранца имущества на территории страны суда (в первую очередь – недвижимости); постоянное проживание в стране суда; «право бедности». В российском законодательстве отсутствует институт cautio iudicatum solvi – истцы-иностранцы освобождены от бремени судебного залога в российских судах независимо от взаимности. Процессуальное положение государства как участника гражданского процесса основано на его суверенитете. Суверенитет государства предопределил появление теории государственного иммунитета. Перечислим виды иммунитетов государства: иммунитет от иностранной юрисдикции; иммунитет от предварительного обеспечения иска и принудительного исполнения иностранного судебного решения; иммунитет от применения иностранного права; иммунитет собственности государства и доктрина акта государства. В настоящее время в мире применяются две теории государственного иммунитета: доктрина абсолютного иммунитета и доктрина функционального (ограниченного) иммунитета. Доктрина абсолютного иммунитета государства закреплена в законодательстве РФ (ст. 401 ГПК, ст. 251 АПК). Эти процессуальные положения признают абсолютный иммунитет иностранного государства на территории РФ и устанавливают возможность привлечь любое иностранное государство к ответственности в судебных органах РФ при наличии явно выраженного согласия этого государства. Таким образом, российское процессуальное право основано на концепции «договорного, дипломатического» отказа от иммунитета. Это противоречит положениям ст. 124 и 1204 Гражданского кодекса – государство участвует в гражданско-правовых отношениях на равных началах со своими частными партнерами. В договорной практике РФ используется доктрина функционального иммунитета. В двусторонних международных соглашениях о взаимной защите иностранных инвестиций закреплен добровольный и явно выраженный отказ российского государства от своего иммунитета (договоры Российской Федерации с Венгрией, США, Южной Кореей). Привилегии и иммунитеты дипломатических и консульских должностных лиц закреплены в МПП и неразрывно связаны с суверенитетом государства. Официальные представители государства должны иметь в другом государстве возможность свободно выполнять свои функции как представители суверенного государства. На этом основано их освобождение от гражданской юрисдикции в государстве пребывания. Однако в международном праве предусмотрены и изъятия из дипломатических и консульских иммунитетов. Венские конвенции о дипломатических сношениях 1961 г. и консульских сношениях 1963 г. содержат перечень оснований для отказа в предоставлении иммунитетов по гражданским делам.
46. Международная подсудность. Критерии определения подсудности. Понятие «юрисдикция» в аспекте МПП означает сферу суверенной власти государства в области законодательства, суда и управления. В данном случае термин юрисдикция равнозначен термину государственная власть. В аспекте международного частного права и международного гражданского процесса понятие «юрисдикция» имеет другое содержание. Это понятие употребляется как тождественное понятию «международная подсудность», т. е. компетентности судебного аппарата и административных органов данного государства по разрешению гражданских дел с иностранным элементом. От понятия международной подсудности необходимо отличать понятие международной подведомственности – компетенции определенных звеньев судебной системы данного государства рассматривать конкретные категории гражданских дел с иностранным элементом. В национальном праве для определения компетенции судов и международной подсудности употребляются различные коллизионные критерии: закон гражданства сторон; закон места жительства ответчика; закон места нахождения спорной вещи; принцип наиболее тесной связи; личное присутствие ответчика на территории данного государства (закон суда). Пределы компетенции национальных судебных органов определяются национальным гражданско-процессуальным законодательством. Одной из самых сложных проблем международного гражданского процесса является конфликт юрисдикций. Он может проявляться в двух вариантах: отрицательный конфликт – два и более государства отвергают подсудность данного дела своим органам юстиции; положительный – два и более государства претендуют на подсудность данного дела своим национальным судам. Правила о международной подсудности представляют собой наилучший способ разрешения конфликта юрисдикций. Конфликт юрисдикций необходимо отличать от конфликта квалификаций правовых понятий. В первом случае речь идет о решении вопроса, суд какого государства компетентен рассматривать данное дело, а во втором – по праву какого государства следует толковать правовые понятия, содержащиеся в коллизионных нормах. Укажем виды международной подсудности: исключительная – спор подсуден только судам определенного государства с исключением его из подсудности судам любого другого государства; альтернативная – стороны имеют право выбора между судами своих государств, если эти суды в равной степени компетентны рассматривать данный спор; договорная – определение подсудности на основе соглашения сторон в пользу суда любого государства. Договорная подсудность представляет собой один из наиболее сложных институтов международного гражданского процесса, так как в ее основе заложена возможность изменить правила международной подсудности по соглашению сторон. Договорная подсудность оформляется в пророгационных и дерогационных соглашениях. Дерогационное соглашение – это исключение дела из компетенции суда данного государства (хотя оно подсудно именно ему по местным законам) и передача его на рассмотрение суду иностранного государства. Про ро га ци он ное соглашение – дело, неподсудное местному суду по законам данного государства (подсудное судам другого государства), в соответствии с соглашением сторон передается на рассмотрение именно данному суду. Любое пророгационное соглашение одновременно является де-рогационным. По общему правилу пророгационное соглашение не может изменить родовую (предметную) подсудность. Международная подсудность по законодательству РФ установлена в гл. 44 ГПК и гл. 32 АПК. Толкование основных принципов ГПК позволяет сделать вывод о том, что компетенция российских судов общей юрисдикции включает в себя и рассмотрение гражданских дел с иностранным элементом. Основное правило для установления подсудности – это территориальная подсудность по месту жительства ответчика (п. 2 ст. 402 ГПК). В законодательстве закреплен перечень случаев возникновения специальной подсудности дел с иностранным участием российским судам (п. 3 ст. 403 ГПК). Возможен и выбор подсудности по желанию истца. Российский законодатель определил также перечень дел с участием иностранных лиц, подсудных исключительно российским судам (ст. 403 ГПК). В российском МГП признается договорная подсудность (ст. 404 ГПК). Однако из общего принципа признания права сторон на выбор подсудности есть исключения (п. 2 ст. 404 ГПК). Специальные правила о подсудности установлены по делам о расторжении брака (ст. 16 °CК). Правила о международной подсудности ст. 247 АПК устанавливают общее правило – российские арбитражные суды компетентны рассматривать споры с иностранным участием, если ответчик находится или имеет место жительства на территории РФ. Дополнительные критерии подсудности дел российскому арбитражу: нахождение филиала или представительства иностранного юридического лица либо имущества ответчика на территории РФ; исполнение обязательства должно иметь место на территории РФ; деликтное обязательство связано с территорией РФ и др. Исключительная компетенция арбитражных судов РФ по делам с иностранным участием закреплена в ст. 248 АПК. Признается договорная арбитражная подсудность (в форме пророгации). Допускаются иностранные соглашения о компетенции российских арбитражных судов – соглашения о компетенции (ст. 249 АПК). Для соглашений о компетенции требуется обязательная письменная форма (п. 2 ст. 249 АПК). Многие международные соглашения также содержат правила установления международной подсудности. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. стран СНГ содержит расширенный круг норм о международной подсудности (разграничении компетенции): общие положения о подсудности и специальная подсудность отдельных видов гражданских и семейных дел. Конвенция закрепляет правила об исключительной компетенции. Установлена и возможность договорной подсудности на основе письменного соглашения сторон.
47. Исключительная подсудность в международном гражданском процессе. Lis alibi pendans. К исключительной подсудности судов в Российской Федерации относятся: 1) дела о праве на недвижимое имущество, находящееся на территории Российской Федерации; 2) дела по спорам, возникающим из договора перевозки, если перевозчики находятся на территории Российской Федерации; 3) дела о расторжении брака российских граждан с иностранными гражданами или лицами без гражданства, если оба супруга имеют место жительства в Российской Федерации; 4) дела, предусмотренные главами 23 - 26 настоящего Кодекса. Суды в Российской Федерации рассматривают дела особого производства в случае, если: 1) заявитель по делу об установлении факта, имеющего юридическое значение, имеет место жительства в Российской Федерации или факт, который необходимо установить, имел или имеет место на территории Российской Федерации; 2) гражданин, в отношении которого подается заявление об усыновлении (удочерении), об ограничении дееспособности гражданина или о признании его недееспособным, об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипации), о принудительной госпитализации в психиатрический стационар, о продлении срока принудительной госпитализации гражданина, страдающего психическим расстройством, о принудительном психиатрическом освидетельствовании, является российским гражданином или имеет место жительства в Российской Федерации; 3) лицо, в отношении которого подается заявление о признании безвестно отсутствующим или об объявлении умершим, является российским гражданином либо имело последнее известное место жительства в Российской Федерации и при этом от разрешения данного вопроса зависит установление прав и обязанностей граждан, имеющих место жительства в Российской Федерации, организаций, имеющих место нахождения в Российской Федерации; 4) подано заявление о признании вещи, находящейся на территории Российской Федерации, бесхозяйной или о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь, находящуюся на территории Российской Федерации; 5) подано заявление о признании недействительными утраченных ценной бумаги на предъявителя или ордерной ценной бумаги, выданных гражданином или гражданину, имеющим место жительства в Российской Федерации, либо организацией или организации, находящимся на территории Российской Федерации, и о восстановлении прав по ним (вызывное производство). Принцип «lis alibi pendens» представляет собой общий принцип права, который применяется в ситуации конкурирующей юрисдикции, — производство по одному и тому же делу возбуждено в судах двух и более государств. В подобных случаях возникает проблема: если допустима подача иска в суды нескольких государств (альтернативная подсудность), то должен ли один из судов (и какой именно) оставить иск без рассмотрения либо прекратить производство по делу на том основании, что в суде другого государства уже начато рассмотрение данного дела. Такая проблема, как правило, возникает, если в международных договорах не разграничена международная подсудность по гражданским делам либо между государствами отсутствует необходимое международное соглашение. Однако одновременное возбуждение производства по делу в судах различных государств возможно и при наличии международного договора, если допускается предъявление иска в суде любого договаривающегося государства, т.е. установлена альтернативная, а не исключительная международная подсудность. Практика применения ГПК ФРГ уже давно придерживается правила, что заявление ответчика о наличии процесса в другом государстве должно быть принято во внимание немецким судом в том случае, если решение соответствующего иностранного суда может быть признано и принудительно исполнено на территории Германии по правилам ее процессуального права. Французская судебная практика, как правило, не принимает во внимание заявление ответчика о рассмотрении данного дела в суде иностранного государства. Французский суд отвергает данное возражение ответчика и продолжает производство по делу, но только если иное не вытекает из заключенных Францией международных соглашений. В соответствии с национальным законодательством Венгрии в подобных случаях венгерский суд при определенных обстоятельствах может (но не должен) оставить иск без рассмотрения. Оставление иска без рассмотрения допускается, если признание и принудительное исполнение решения иностранного суда предусмотрено международным договором Венгрии с соответствующим государством. Производство по делу также может быть прекращено, если истец не заинтересован в том, чтобы дело, производство по которому уже начато в иностранном суде, было изъято из его юрисдикции и перенесено в венгерский суд. В отдельных случаях венгерский суд оставляет иск без рассмотрения, если по делу требуется только признание, но не принудительное исполнение судебного решения. Процессуальные последствия рассмотрения иностранным судом дела по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям предусмотрены в ст. 252 АПК РФ и ст. 406 ГПК РФ. Суды по гражданским делам отказывают в приеме искового заявления или прекращают производство по делу, если по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям имеется решение суда того государства, с которым у РФ действует международное соглашение о взаимном признании и исполнении судебных решений. Суды РФ возвращают исковое заявление или оставляют его без рассмотрения, если в иностранном суде, решение которого подлежит признанию или исполнению на территории РФ, ранее уже возбуждено производство по данному делу. Арбитражные суды РФ оставляют иск без рассмотрения по внутренним правилам об оставлении заявления без рассмотрения, если дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям уже находится в производстве иностранного суда и не относится к исключительной коетенции арбитражных судов РФ. Арбитражный суд РФ прекращает производство по делу по внутренним правилам о прекращении производства по делу, если по данному спору уже есть вступившее в законную силу решение иностранного суда. Условия прекращения производства — дело не относится к исключительной компетенции арбитражных судов РФ, и нет оснований для отказа в признании и исполнении иностранного судебного или арбитражного решения в соответствии со ст. 244 АПК РФ.
48. Оказание правовой помощи. Судебные поручения. Под правовой помощью в современных международных отношениях, как правило, подразумевается совершение отдельных процессуальных действий, предусмотренных законодательством запра шивающей стороны: составление, пересылка, вручение документов, получение вещественных доказательств, допрос свидетелей, экспертов и иных лиц для целей осуществления гражданского процесса по гражданским, семейным и торговым делам. Просьбы об оказании правовой помощи обычно составляются на языке запрашивающей стороны. Однако по договоренности стороны могут использовать бланки на двух языках. Часто органы юстиции оказывают взаимно по просьбе другой стороны содействие в установлении адреса лиц, находящихся на их территории, в рамках оказания правовой помощи по гражданским или уголовным делам. Большая часть процессуальных действий, входящих в объем правовой помощи, связана с деятельностью суда по рассмотрению дел международного характера. Они исполняются в форме судебных поручений. Судебные поручения и другие виды правовой помощи в современной международной практике осуществляются в значительной мере на основе международных договоров. Европейские и некоторые другие государства, в том числе США, заключили соглашения по частным аспектам международного гражданского процесса и правовой помощи в области разрешения гражданских и торговых дел: Гаагскую конвенцию о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам от 15 ноября 1965 г.322, Гаагскую конвенцию о сборе за границей доказательств по гражданским и торговым делам от 18 марта 1970 г.323 Российская Федерация Федеральными законами от 12 февраля 2001 г. присоединилась к названным конвенциям324. Суды в Российской Федерации исполняют переданные им в порядке, установленном международным договором Российской Федерации или федеральным законом, поручения иностранных судов о совершении отдельных процессуальных действий (вручение извещений и других документов, получение объяснений сторон, показаний свидетелей, заключений экспертов, осмотр на месте и другие). Поручение иностранного суда о совершении отдельных процессуальных действий не подлежит исполнению, если: - исполнение поручения может нанести ущерб суверенитету Российской Федерации или угрожает безопасности Российской Федерации; - исполнение поручения не входит в компетенцию суда. Исполнение поручений иностранных судов производится в порядке, установленном российским правом, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации. Суды в Российской Федерации могут обращаться в иностранные суды с поручениями о совершении отдельных процессуальных действий. Порядок сношений судов в Российской Федерации с иностранными судами определяется международным договором Российской Федерации или федеральным законом. Выполнение поручений иностранных судебных органов образует в международном частном праве основу понятия «правовая помощь». Оказание правовой помощи осуществляется, как правило, на основании норм национального законодательства страны выполнения судебного поручения и международных договоров, определяющих случаи, виды и порядок оказания правовой помощи. Вместе с тем по просьбе суда запрашивающего государства исполнитель запроса может в определенных случаях, применить и нормы иностранного процессуального права. Основным международным документом, устанавливающим порядок выполнения судебных поручении и совершения иных процессуальных действий за границей, является Гаагская Конвенция по вопросам международного гражданского процесса 1954 г (около 30 государств-участников, включая Россию). Этим документом допускается возможность направления поручений из одного государства в другое как дипломатическим путем, так и посредством их прямой передачи компетентным властям государства, на территории которого судебное поручение должно быть исполнено.
49. Действие иностранных официальных документов в пространстве. Легализация и апостиль. Гаагская конвенция 1961 года (полное название: «Гаагская конвенция, отменяющая требование легализации иностранных официальных документов, от 5 октября 1961 года» (рус.), «Convention of 5 October 1961 Abolishing the Requirement of Legalisation for Foreign Public Documents» (англ.), «Convention du 5 octobre 1961 supprimant l’exigence de la légalisation des actes publics étrangers» (фр.)) — международная Конвенция, отменяющая требование легализации иностранных официальных документов для стран-участниц Конвенции. Конвенцией устанавливается специальный знак (штамп), проставляемый на официальные документы, созданные в одном государстве и подлежащие передаче в другое государство, заменяющий процедуру консульской легализации, — апостиль. Легализа́ция докуме́нта — совершение действий, придающих документу юридическую силу. Легализация иностранных документов: - Апостиль — специальный знак, проставляющийся на официальных документах некоммерческого характера, исходящих от учреждений и организаций стран-участниц Гаагской конвенции об отмене требований легализации иностранных официальных документов. - Консульская легализация — это один из способов легализации документов при внешнеэкономической деятельности. Аналогичен апостилю. В отличие от апостиля применяется при документообороте с организациями, происходящими из стран, не являющихся участницами Гаагской конвенции об отмене требований легализации иностранных официальных документов (подписана 5 октября 1961 года). По сравнению с апостилем, является более сложной двусторонней процедурой. Апостиль[1] (фр. Apostille[2]) — международная стандартизированная форма заполнения сведений о законности документа для предъявления на территории стран, признающих такую форму легализации. Штамп «Апостиль» ставится только на оригиналы документов государственного образца. Апостиль не требует иного заверения или легализации документа и признается официальными органами всех государств-участников Конвенции. Апостиль может не использоваться, если существуют правовые основания, отменяющие или упрощающие легализацию документа. Согласно Гаагской конвенции 1961 г., апостиль имеет форму квадрата со стороной не менее 9 см и должен соответствовать образцу, приложенному к Конвенции. Типовой апостиль на русском языке Текст апостиля должен содержать следующие реквизиты: Наименование государства, выдавшего апостиль Фамилия лица, подписавшего удостоверяемый апостилем документ Должность лица, подписавшего удостоверяемый апостилем документ Наименование учреждения, печатью/штампом которого скреплён документ, удостоверяемый апостилем Название города, в котором проставлен апостиль Дата проставления апостиля Название органа, проставившего апостиль Номер апостиля Печать/штамп учреждения, проставившего апостиль Подпись должностного лица, проставившего апостиль Апостиль может быть составлен как на одном из официальных языков Конвенции (французский либо английский), так и на национальном языке государства, проставившего апостиль. На практике надписи на апостиле часто дублируются на двух языках (одном из языков Конвенции и национальном). Заголовок «Apostille (Convention de la Haye du 5 octobre 1961)» должен быть дан на французском языке. Согласно Конвенции, апостиль проставляется на самом документе или на отдельном листе, скрепляемом с документом. В Российской Федерации апостиль имеет чаще всего форму штампа, проставляемого на документ. Хотя Конвенция и не предъявляет жёстких требований к форме апостиля, следует иметь в виду, что в некоторых случаях отступления от установленной формы в одном государстве могут повлечь непризнание документа, удостоверенного таким апостилем, в другом государстве. Например, Ульяновский областной суд отказался признавать доказательствами по делу об усыновлении ряд документов, удостоверенных апостилями в Германии, по причинам несоответствия этих апостилей форме, утверждённой Конвенцией.[4] В Российской Федерации, являющейся участником Гаагской конвенции с 31 мая 1992 года, в настоящее время право проставления апостилей предоставлено следующим государственным органам: - Министерство юстиции Российской Федерации (Минюст России) — проставляет апостили на официальные документы - Территориальные органы Министерства юстиции Российской Федерации — проставляют апостили на официальные документы, исходящие от территориальных органов федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, нотариусов, органов местного самоуправления, исполненные в субъектах Российской Федерации, на территории которых действуют соответствующие территориальные органы Минюста России, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации;[7] - Апостиль, проставленный региональным управлением Росрегистрации - Министерство обороны Российской Федерации (Минобороны России) - Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки (Рособрнадзор) — проставляет апостили на документы государственного образца об образовании, об учёных степенях и учёных званиях;[9][10] - Федеральное архивное агентство России (Росархив) У- полномоченные органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области архивного дела — проставляют апостили на архивные справки, архивные выписки и копии архивных документов, исполненные по документам подведомственным им архивов;[11] - Органы ЗАГС субъектов РФ — проставляют апостили на официальные документы о государственной регистрации актов гражданского состояния.[12]
50. Признание и исполнение иностранных судебных решений. Решения иностранных судов, которые не требуют принудительного исполнения, признаются без какого-либо дальнейшего производства, если со стороны заинтересованного лица не поступят возражения относительно этого. Заинтересованное лицо по месту его жительства или месту нахождения в течение месяца после того, как ему стало известно о поступлении решения иностранного суда, может заявить в верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области или суд автономного округа возражения относительно признания этого решения. Возражения заинтересованного лица относительно признания решения иностранного суда рассматриваются в открытом судебном заседании с извещением этого лица о времени и месте рассмотрения возражений. Неявка без уважительной причины заинтересованного лица, относительно которого суду известно, что повестка ему была вручена, не является препятствием к рассмотрению возражений. В случае, если заинтересованное лицо обратится в суд с просьбой о переносе времени рассмотрения возражений и эта просьба будет признана судом уважительной, суд переносит время рассмотрения и извещает об этом заинтересованное лицо. После рассмотрения судом возражений относительно признания решения иностранного суда выносится соответствующее определение. Копия определения суда в течение трех дней со дня его вынесения направляется судом лицу, по заявлению которого было принято решение иностранного суда, его представителю, а также лицу, заявившему возражения относительно признания решения. Определение суда может быть обжаловано в вышестоящий суд в порядке и в сроки , которые установлены настоящим Кодексом. Отказ в признании решения иностранного суда. Отказ в признании решения иностранного суда, которое не подлежит принудительному исполнению, допускается при наличии оснований, предусмотренных пунктами 1 - 5 части первой статьи 412 настоящего Кодекса. Признание решений иностранных судов, не требующих дальнейшего производства. В Российской Федерации признаются не требующие вследствие своего содержания дальнейшего производства решения иностранных судов: • относительно статуса гражданина государства, суд которого принял решение; • о расторжении или признании недействительным брака между российским гражданином и иностранным гражданином, если в момент рассмотрения дела хотя бы один из супругов проживал вне пределов Российской Федерации; • о расторжении или признании недействительным брака между российскими гражданами, если оба супруга в момент рассмотрения дела проживали вне пределов Российской Федерации; • в других предусмотренных федеральным законом случаях. Признание и исполнение решений иностранных третейских судов (арбитражей). Правила статей 411 - 413 настоящего Кодекса, за исключением части второй статьи 411, пунктов 1 - 4 и 6 части первой статьи 412 настоящего Кодекса, применяются также к решениям иностранных третейских судов (арбитражей). Сторона, ходатайствующая о признании или об исполнении решения иностранного третейского суда (арбитража), должна представить подлинное решение иностранного третейского суда (арбитража) или его должным образом заверенную копию, а также подлинное арбитражное соглашение или его должным образом заверенную копию. В случае, если арбитражное решение или арбитражное соглашение изложено на иностранном языке, сторона должна представить заверенный перевод этих документов на русский язык.
Вот теперь можно еще раз с первого вопроса повторить!
Удачи всем на Экзамене:)

Приложенные файлы

  • docx 17840453
    Размер файла: 149 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий