Rozhdestvo_Gospoda_Dorogogo_Brattsa_Ioanna_Churikova


Рождество Господа Дорогого Братца Иоанна Чурикова!


«Слова Жизни Господа Братца Иоанна утверждённые Его в страданиях вочеловечевыния второго Нового Бытия согласно Священного Писания»
(А. И. Синников)
Содержание:
1.СТИХ БРАТЦУ ИОАННУ. ………………………………………………………..3
Предисловие к Беседам 1910 года. ……………………………………4
Праздничное Слово Г.Д.Б. Отца Милосердного Синникова А. И. 15 января 1993 года. .……………………………………………..11
Послание Г.Д.Б. Отца Милосердного Синникова А. И. из сборника посланий со стр.148-149. .………………………………14
№ 47. ПИСЬМО БРАТЦА ИОАННА к папаше. ………….…..17
15 января 1910 г. …………………………………………………………….22
16 января 1910 г. Детский праздник. ………………………..…..25
15-го января 1911 года. …………………………………………………..29
Дни болезни Дорогого Братца Иоанна в 1923 году и посещение храма Захарии и Елизаветы. …………………..….49
237. НОВОЕ ИМЯ. …………………………………………………..…….53

1.СТИХ БРАТЦУ ИОАННУ
Как солнце златыми лучами
Свой путь озаряя земной,
Явился Учитель меж нами —
БРАТЕЦ ИОАНН ДОРОГОЙ.
Он речью своей вдохновенной
На подвиг Христов призывал,
И пьянство, и ложь, и пороки
В погибших людях обличал.
Он видел, как сильно страдает
Наш бедный, несчастный народ.
Как в пьянстве и зле погибает
И водку несчастную пьет.
Он слышал и вопли, и стоны
Голодных, несчастных детей,
Он видел бродящих, как тени,
Погибших от пьянства людей.
И пьянство широкой волною
Наш край затопило родной.
И слезно скорбел и молился
БРАТЕЦ ИОАНН ДОРОГОЙ.
Проповедь Братца Иоанна
Как горный источник течет,
И слава от края до
О Нем меж людей все идет.
И масса народа приходит
Послушать беседы святой.
И с миром домой все уходят,
С воскресшей от пьянства душой
Трудись же на пользу народа,
На пользу отчизны святой,
Да здравствуй на многие лета
БРАТЕЦ ИОАНН ДОРОГОЙ!
С. Хрущев
Предисловие к Беседам 1910 года
Я думаю, что не ошибусь, если скажу, что самая лучшая проповедь есть та, которая духовно перерождает и возвышает своих слушателей. Я думаю также, что не ошибусь, если скажу, что проповеди так называемого Братца Иоанна, – Ивана Алексеевича Чурикова, крестьянина Самарской губернии, проповедующего в Петербурге, – несомненно являются такими именно проповедями, так как, благодаря им, тысячи пьяниц, алкоголиков, развратников, воров и опорочников перестали пить, развратничать, воровать и нищенствовать и ведут теперь трезвую, чистую, трудовую и вообще нравственную жизнь. Они совсем ничего спиртного не пьют, табаку не курят, бранных слов не употребляют и даже мяса не едят.
Во всем этом я убедился путем долгого и непрерывного наблюдения как над Самим Братцем Иоанном, так и над Его последователями и путем изучения их жизни как настоящей, так и прошлой, причем я старался проверять их собственныя показания также и свидетельствами посторонних им лиц, в том числе писателей, докторов, священников и миссионеров.
Своевременно я опубликую эти свидетельства более или менее подробно, а теперь приведу только некоторые из них.
Писатель А. С. Пругавин в своей статье «Братец Иванушка», напечатанной в вечерних «Биржевых Ведомостях» за 10 июня 1910 г., говорит о Чурикове следующее:
«Под Его влиянием вчерашний горький пьяница и лентяй сегодня вдруг перерождается и становится трезвым, усердным работником. И таких случаев не десятки, не сотни, а целыя тысячи. И они налицо, у всех на глазах, всем известны».
Доктор С. Л. Тривус сказал мне:
«Что касается Братца Иоанна, то факты производимых посредством его внушений исцелений, особенно от пьянства и разврата, я вполне признаю, и за это я отношусь к нему с глубоким уважением и благодарностью. Стыдно сказать, но я скажу вам, что, не имея возможности уделять достаточно времени алкоголикам, я посылал их к Братцу Иоанну, и некоторые из них перестали пить, хотя далеко не все. Он пользуется в народе громадным нравственным авторитетом, и, благодаря этому, его внушение очень сильно. Это пушка против нашего врага – алкоголизма. Главное свое внушение Братец Иоанн производит на людей во время своих воскресных бесед. Здесь есть церковныя общества трезвости, но они не имеют такого успеха, какой имеет Братец Иоанн. Трезвенники последняго, сравнительно с церковными трезвенниками, отличаются большей сознательностью и устойчивостью».
Доктор Д. М. Лион сказал мне:
«Чуриков магически действует на психику (душу) здоровых людей, приходящих с ним в соприкосновение. И в этом мне думается, кроется также и сила его влияния на больных».
Из числа священников я могу указать здесь только на редакторов журнала «Приходский Священник», – протоиерея В. П. Галкина, и священника М. В. Галкина, – которые в своей передовой статье № 17 «Приходскаго Священника» говорят, между прочим, следующее:
«Вновь и вновь приходится возвращаться к тому вопросу, который выдвигает на очередь жизнь или вернее та шумиха, которая поднялась сейчас вокруг имени некоего Братца Иоанна Чурикова. Крестьянин Самарской губ., почти необразованный, кажется, даже нигде не учившийся, огнем кипящаго в нем одушевления создал безхитростную, самодельную школу воспитания народных сердец».
Другие священники, говорившие мне о громадном нравственном влиянии проповедей Братца Иоанна Чурикова на народ, просили меня не опубликовывать их имен. Так как их мнение о Чурикове, будучи приведено без упоминания их имен, не может иметь силы достоверности и убедительности, то я пока и не буду приводить его.
Из числа миссионеров я приведу мнение петербургского епархиального миссионера, Д. И. Боголюбова, который прежде на своих миссионерских беседах обыкновенно говорил против Братца Иоанна, но потом, ознакомившись с ним поближе, он добросовестно изменил свой взгляд на него и в последнее время выступил в «Церковном Вестнике» (№ 14–!%) и в «Приходском Священнике» (№№ 14, 15, 16, 17 и 18) с целым рядом статей в защиту Братца Иоанна Чурикова.
Вот что он, между прочим, говорит о нем в своей статье «Братец Иоанн Чуриков, как религиозный проповедник среди петербургского простонародья», помещенной им в № 14–15 журнала «Приходской Священник» за 1911 г.:
«Крестьянин Самарской губернии Иван Алексеевич Чуриков для петербургскаго простонародья – личность довольно примечательная. С Его именем здесь соединяется большое движение в сторону протрезвления народа и упорядочения его хозяйскаго обихода. И потому для простого народа Чуриков – не просто Иван Алексеевич, а Дорогой Братец Иоанн, – молитвенник и печальник народный. Для него он подобен развернутому знамени: и все, что написано на этом знамени, священно, и для массы народной весьма дорого и убедительно. Поэтому в одном письме на мое имя какой-то почитатель Чурикова называет Его «братом, показавшим народу живое Евангелие и неисчерпаемое море чудес».
Затем, стараясь объяснить причину обаяния, производимого Чуриковым на народ, г. Боголюбов в продолжении той же статьи, помещенном в № 16 «Приходскаго Священника», пишет:
«Со дна житейскаго слышится крик, что проповеди наши безжизненны, что оне не отвечают живым религиозным потребностям современных слушателей и потому ныне наблюдается «обдержное явление», особенно в больших городах: на кафедру выходит «ученый» проповедник, а народ массой в то же время выходит из церкви».
«Почему это и как? Чем объяснить сие прискорбное знамение времени». Мы на то не нашли еще удовлетворительнаго для себя ответа, – но факт у нас перед глазами. И этот факт в наше время осложнился новыми тревожными явлениями в религиозно-народной жизни.
«Говоря так, мы имеем в виду нарождение в столицах наших и по епархиям так называемых «братцев», – проповедников. Это, обыкновенно, самые что ни на есть малограмотные крестьяне; о гомилетике нашей они и «слухом не слыхали»; заставьте их на бумаге изложить свои проповеди – они наплетут вам такого, что в негодование приведет всех гомилетов»…* )
«Тем не менее на проповеди, напр., Братца Иоанна Чурикова в С.-Петербурге стекаются большие толпы народные, тогда как таким вниманием слушатели награждают далеко не всех и прямо редких наших «ученых» богословов».
«В чем же дело? Как смотреть нам после того на проповедничество разных «братцев» среди простонародья? Взгляды у людей на все разные; но нарождение в народе «братцев» – проповедников говорит, кажется, определенно о том, что народ у нас достаточно не окормляется духовно от стола пастырскаго. То, что ему приходится слышать с кафедры церковной, очевидно, слабо волнует сердце, – не перерождает его настроения…»
«И вот, народ наш, – богоносец», – тоскуя о праведной жизни, выдвигает на проповедническую кафедру своих братцев, по своим мыслям и своим намерениям. То, что говорят «братцы», конечно, по литературной форме плохо; но народу в словах их чудится святой смысл, как «живое Евангелие». И, кроме того, около таких «братцев», обычно, нарождаются своего рода живые приходы, где религиозное простонародье душу отводит: оно там духовно лечится от пороков, – там же крепнет в привычках трезвой жизни».
То, что говорят все эти лица о нравственном воздействии проповедей, – «бесед» Братца Иоанна на слушателей, превосходящем, по выше приведенному свидетельству миссионера Д. И Боголюбова, даже воздействие церковных проповедей, я и сам заметил из личных своих наблюдений, и потому, желая знакомить с беседами Чурикова и тех лиц, которыя не могут лично присутствовать на них, и тем самым желая расширять сферу нравственнаго их воздействия на наш народ, который в этом так сильно нуждается, я и приступил к систематическому записыванию и печатанию бесед Чурикова.
Сначала, именно с июня 1909 года по апрель 1910 г., я печатал беседы Чурикова в сокращенном виде в газете «Новая Русь», а потом, с закрытием этой газеты, стал со 20го мая 1910 г. издавать эти беседы отдельными листками в более или менее полном виде, результатом чего и явился настоящий сборник: «Беседы Братца Иоанна Чурикова от 2 мая 1910 г. по 1 мая 1911 г.».
Всего в сборнике помещено 50 бесед. К ним еще приложены: 1) в начале сборника листок: «Миссионеры и Братец Иоанн Чуриков» и 2) в конце сборника: «Пасхальное слово Братца Иоанна Чурикова».
За шесть воскресений, – за 28 ноября, за 5, 12 и 19 декабря 1910 г. и за 2 и 9 января 1911 г., – бесед не имеется в сборнике потому, что во все эти шесть воскресений беседы Братца Иоанна не могли состояться, так как были закрыты по предписанию духовной власти.
Для того, чтобы читатели могли легко и скоро узнавать, о чем говорится в той или другой беседе, я счел нужным в оглавлении бесед поместить и краткое содержание каждой из них.
Кроме того, это краткое содержание бесед и само по себе может до некоторой степени восполнять недостаток бесед у тех из читателей, которым по чему-либо не пришлось приобрести полный сборник этих бесед.
Теперь мне остается сказать еще несколько слов по поводу двух упреков, совершенно противоположных и направляемых по моему адресу.
Одни упрекают меня в том, что я излагая беседы Братца Иоанна Чурикова, будто бы излагаю их неточно и даже искажаю их в своем, как говорят, «сектантском» духе. На этот упрек я уже несколько раз заявлял в примечаниях к самим беседам и в настоящем предисловии считаю нужным заявить, что хотя я, как свободный христианин, и не во всем согласен с Братцем Иоанном, но я излагал его беседы точно и, по-возможности, буквально, что могут подтвердить как его слушатели, так и Он Сам. Само собою разумеется, что далеко не все сказанное им я печатал, потому что двухчасовая беседа не может вся поместиться на 4–8–10–12 страницах листка, но то, что я печатал, есть точная передача Его мыслей и слов. Даже возгласы, которые раздаются на Его беседах со стороны слушателей, я тщательно записывал.
О верности моих записей бесед Чурикова свидетельствуют даже и такие лица, как миссионер Д. И. Боголюбов и профессор петербургской духовной академии, иеромонах Вениамин, безпристрастие которых в этом отношении никем, я думаю, не может быть заподозрено. Первый из них в своей статье о «Братце Иоанне», помещенной в № 16 «Приходскаго священника», говорит: «в записях Трегубова мы имеем подлинный материал, на основании которого безошибочно можем заключить о том, чему Братец Иоанн Чуриков учит народ, и как Он вообще настроен».
А иеромонах Вениамин, который 10 октября 1910 г. был на беседе Братца, в своей статье «Подмена Христианства», напечатанной в газете «Колокол» от 13 мая 1911 г., говорит: «не только содержание, но и самый характер «проповедей» Чурикова весьма хорошо передается в печатных записях Трегубова».
Если же в моем изложении какой-либо беседы Братца и встречались ошибки, то Он тотчас же указывал мне на них, и я в примечании к следующей беседе исправлял их.
Для того, чтобы избежать на будущее время ошибок, я просил потом Братца проверять мои записи Его бесед до отдачи их в печать, что Он и делал совместно со мною в течение всего года. Только первые пять или шесть бесед изданы мною без предварительного просмотра их Братцем. Но и эти беседы, по выходе их из печати, немедленно прочитывались Братцем, и если в них оказывались какие-либо ошибки, то Он указывал их мне, и я тотчас же исправлял их в примечаниях к беседам.
Что касается второго упрека, посылаемаго по моему адресу моими братьями и сестрами по вере, которые говорят, что я, издавая беседы Чурикова, как православного человека, утверждаю учение православной церкви и тем самым подрываю учение исповедуемого мною свободнаго христианства, то я считаю нужным, во избежание всяких недоразумений, сказать следующее:
Во-первых, беседы называются «Беседами Братца Иоанна Чурикова», а не «Беседами Ив. Трегубова». Подпись же моя свидетельствует лишь о том, что беседы эти записаны мною.
Во-вторых, и в области православнаго учения есть много такого, что входит и в состав свободнаго христианства, – это именно нравственное учение пророков, Христа, апостолов и отцов церкви, которое собственно и составляет предмет бесед Братца, почему Он Сам в программах Своих бесед и называет последние «духовно-нравственными беседами». Если же Он иногда на своих беседах и говорит о догматах и обрядах, то всегда прибавляет при этом, что, главное, надо проникаться Словом Божиим, словами пророков, Христа, апостолов и отцов церкви и жить согласно с ними. «Молись, как хочешь, – говорит он в 10-ой беседе от 4 июля 1910 г., – важно только, чтобы мы жили по Евангелию».
В этом именно перенесении центра тяжести с догматов и обрядов на нравственность и заключается особенность проповедей – бесед Братца Иоанна, так обаятельно и благотворно действующих на Его слушателей. Это обаяние и эта благотворность Его бесед усиливается еще тем, что он духовно-нравственно изъясняет даже и ветхозаветныя и новозаветныя события, оговариваясь, впрочем, что Он не отрицает и фактической их стороны.
Вот эта именно особенность проповедей Братца Иоанна, которую он называет «применением Писания к жизни», и привлекла меня к Нему и заставила меня записывать и печатать Его беседы – сначала в «Новой Руси», а потом и отдельными листками.
Я думаю, что громадный успех проповедей Чурикова в народе рано или поздно заставит и наших «ученых» проповедников обратить свое внимание на эти проповеди и заняться их изучением, несмотря на то, что они произносятся, как выражаются эти «ученые» проповедники, «малограмотным, необразованным крестьянином».
Ведь, если даже такой великий писатель, как Л. Н. Толстой, всегда учился у «необразованных крестьян» и общение и переписку с ними находил для себя более поучительной, нежели общение и переписку с так называемыми «образованными» людьми, то не устыдимся и мы поучиться у Братца Иоанна Чурикова.
А у Него несомненно есть чему поучиться, что может подтвердить и настоящий сборник Его бесед.
Ив. Трегубов
10 июня 1911 г.
С.-Петербург.
Праздничное Слово Г.Д.Б. Отца Милосердного Синникова А. И. 15 января 1993 года.
Что же сегодня за Праздник?
Весь мир спит духовно. Весь мир погибает в пьянстве.
И только с приходом Христа, пробуждались Иудейские государства и все человечество. Сегодня пятница,
никаких красных знамен нет, но с приходом Господа,
как тогда так и ныне, появились знамения, исцеления.
— Христос Воскрес!
Сегодня день великий, ныне день воскресный,
ныне Христос Воскрес и силою Своею нас воскресил, через Евангелие.
Вот почему Дорогой Братец говорит:
- без Евангелия, вся жизнь наша в опасности, без слов Христа, душа твоя тоскует и никакая музыка тебя не утешит. Музыкой можно ли утешить, исцелить человека? Если бы здесь музыку завести, пьяница отрезвился бы?
— Нет.
— Умалишенный будет ли здоров?
— Нет.
Вот почему Дорогой Братец, как Законодатель сказал: - без учения Евангелия вся жизнь наша в опасности, без слов Христа душа твоя тоскует и никакая музыка тебя не утешит.
А сейчас музыкой утешают только умалишенных.
Весь мир сейчас умалишенный
и Слава Дорогому Братцу, Слава Тебе, показавшему нам Свет.
Великий Пророк восстал между нами и Бог посетил народ Свой.
Для этого потребовалась длинная дорога, для этого потребо-валось восемь тысяч лет.
Кто сюда пришел, не думайте, что мы лучше всех.
Для этого потребовалось восемь тысяч лет,
от Адама начиная, который вкусил запрещенный плод.
Через Еву пришло падение, а через Деву, Матерь Божию,
Честнейшую Херувим и Славнейшую без сравнения – пришло спасение.
А сейчас Матерь Божию не признают,
говорят: - я верующий, да какой ты верующий, когда ты Честнейшую Херувим, которая принесла Бога – Слово, Он не признает и не крестится.
Мы не судим, но пришло спасение. За эту жизнь страдали все 24 Пророка.
Сегодня много течений.
Спросите у Иоанна Богослова глава 21, он вам скажет:
- кто пойдет помимо этого Пророка, псы и чародеи, любодеи, убийцы, идолослужители.
— Так ли?
Ну давайте будем плясать, будем играть.
Терпел все это Бог восемь тысяч лет и послал Бог последнего Пророка, как говорит Моисей:
— Из братьев ваших воздвигну вам Пророка,
простого как меня, слушайтесь его во всем,какая душа послуша-ется Пророка сего спасена будет.
— Спасены мы?
- Отчего спасены?
- Мы хоть не пьем вина 98 лет.
- Больше ничего не надо, 98 лет во имя Христа не пьем вина.
- Христос Воскрес!
- Воистину Воскрес!
— Спасены мы?
— Спасены! – отвечает весь зал.
Дорогой Братец говорит,
- когда придет Христос, будет судить живых и мертвых.
Ныне Слово Иисуса Христа пришло, через кого?
Конечно, через Дорогого Братца и судит тех, кто ругает за Святую Христову Трезвость, а тебе честь, когда тебя ругают за святую Трезвость, ты трезвись.
Пьяница, это больной человек, что вы его ругаете?
С приходом Дорогого Братца Иоанна, что это за Праздник?
Хорошо здесь об этом сегодня друзья наши говорили.
Что говорил Бог, не на небе, не в Америке, а в Петрограде – это Новый Иерусалим, только не отлучайтесь от этого Трезвого Иерусалима, вы исцелились, вы отрезвились.
В Петербурге было 360 тысяч Трезвенников, вот посмотрите, вся стена мученики, которые страдали. Новые мученики по-шли.
Сестрица Грушенька так и осталась в ссылке, за что?
Что она чистая Дева, провела идею Дорогого Братца,
сестрица Анна, - они не умерли, они живут в наших сердцах.
Дорогой Братец сказал:
- ничем Я вас не могу угостить, как только молитвой
« Отче Наш» и все запели.
- С чего начал Господь Дорогой Братец Иоанн?
- С молитвы «Отче Наш», с законодательной молитвы
Дорогой Братец говорит:
- в этой молитве мы просим Отца Небесного дать нам хлеб насущный, под этим хлебом надо разуметь не только хлеб телесный, который питает наше тело, а так же хлеб духовный, который питает наши души.
Вот с чего начал Дорогой Братец, только этим хлебом можно исцелить человечество.
Христос говорит:
Не одним хлебом будет жить человек, но Словом исходящим из уст Божьих.
Когда человек проникнется этим Словом,
он не будет пьянствовать, он не будет воровать, он будет разумный.
В 1914 году 15 января,
Митя Козельский подносит Дорогому Братцу картину,
а для нас теперь икона.
Откуда она взялась?
Что это за бочка, что это за змея такая?
Вот эта змея жалит восемь тысяч лет.
— Так ли?
– Вот зачем пришел Чуриков.
— Отец Мардарий – священник, слава ему.
Были священники против и у Христа, и у Братца,
но этот священник Мардарий сказал:
- Братец Иоанн, во всех уголках России идет молва о Божьей великой борьбе, с пьянством русского народа.
В знак вашей плодовитой деятельности, Митя юродивый
( который говорить не мог, Бог ему открыл, совершил чудо в 20 веке), подносит эту картину( а для нас ...), да благословит и укрепит вас Господь для насаждения в России и во всем мире трезвых сынов Отечества.
- Христос Воскрес!
Послание Г.Д.Б. Отца Милосердного Синникова А. И. из сборника посланий со стр.148-149
МИР, УТЕШЕНИЕ и МИЛОСТЬ да УМНОЖИТСЯ в ПОЗНАНИИ БОГА ИИСУСА ХРИСТА и ВТОРОГО ЕГО ПРИШЕСТВИЯ ДОРОГОГО БРАТЦА ИОАННА СПАСИТЕЛЯ ЖИЗНИ НАШЕЙ.
3 января 65 летие отречение от мяса. Торжествовали все трезвые церква и воздавали Великую Славу Дорогому Братцу Иоанну Господу нашему и
Сердечно поздравляем вас с Великим и Новым в истории 20-го века, для Трезвого народа! С праздником дня АНГЕЛА БРАТЦА ИОАННА!
Вас Дорогие в молитвах ни на минуту не забываемые Мария Мак. Василий Мак Леша и Николай.
Дай Господи вам и нам всем хорошего духовного и телесного здоровья и благословенной помощи в делах вашей Трезвой жизни.
В этот день праздника 15-го января все Трезвенники чтут и возносят Великую благодарность своему Спасителю и Учителю святой Трезвости за полученную милость от Него.
СЛАВА ТЕБЕ ДОРОГОЙ БРАТЕЦ ИОАНН!
Читая житье Иоанна Кущника, мы видим в нем большой пример для назидания себя.
Как научиться жить по Евангелию, как познав Евангельские слова вести себя в жизни. Как бороться с дьяволом, который искушает тех, кто хочет жить по Евангелию.
Вот почему Братец Иоанн сказал:
Люби Евангелие больше всех людей, больше отца и матери и проповедуй им Его, и они сделаются Евангелистами и тогда спасутся родители, спасутся братья, спасутся жены, спасутся дети.
Иоанн добровольно избирает этот путь для того, чтобы жизнию по Евангелию оправдать Писание и его стремление познать сие, достигло оправдания.
Так и наш Великий Страдалец Братец Иоанн как пришедший от Отца Небесного по Писанию, добровольно исполняет Волю Отца Своего и благовествует нам Евангелие говоря: -
- Исполнилось время и приблизилось к вам Трезвым Царство Божие, т.е. Слово Божие, только покайтесь и веруйте в Него, и те, кто отозвался на этот призыв стал Трезвым и разумным человеком, а в особенности самым счастливым на земле,
Ибо Слово, которое есть Бог - совершило великое чудо над людьми Трезвенниками Братца Иоанна, они ради обета, данного за Трезвость получили всё.
И на таких исполняется Слова Писания:
Если заповеди Мои соблюдаете, пребудете в любви Моей как и Я соблюл заповеди Отца Моего, - то чего спросите будет вам.
Сие сказал Я вам, дабы радость Моя в вас была совершенна.
ВЕЛИКАЯ СЛАВА ДОРОГОМУ БРАТЦУ ИОАННУ! и ГОСПОДУ нашему! ибо эта радость у Трезвых людей безмерна и язык наш не в состоянии выразить это, только дай нам Господи - Братец Иоанн! разума исполнять Слова Твои на жизни, как Ты сказал: - любящий Меня Слово Мое соблюдает, а не любящий Меня не соблюдает Слово.
«Блажен, кто не соблазнится о Мне!»
Господи, Братец Дорогой умножь у нас веру, дабы видя дела Твои, не быть прельщенными иными учителями и сделать его равным Богу.
Ибо Ты пришел от Отца Своего по Писанию, Ты провел Писание - Евангелие и всех пророков в жизни.
Ты пришел по Писанию к своим и свои не приняли, да в сумашедший дом погнали, и Ты все это перенес со смирением, благодаря Отца Своего.
Иоанн Кущник, когда познал Евангелие пришел также к своим родителям и они не захотели принять его.
Мать его даже сказала слугам: «Оттащите прочь отсюда этого противного человека».
Вот почему Братец и сказал: Горе тому, кто ревнует об отце и матери больше нежели о Слове Божием.
Если бы и Я ревновал больше о своих родных нежели о Слове Евангелия, то вы не пришли бы ко Мне и не было бы у Меня стольких тысяч братьев и сестер Трезвых во Христе.
-Евангелие поможет сделать нас кроткими.
-А приобретший кротость приобретает и ХРИСТА. Теперь же мы только носим кресты, но у нас нет Христа.
Так за великое отрезвление человечества всех наций, поступали и с Дорогим Братцем Иоанном.
Все эти «свои» ненавистники дабы, видя творимые чудеса Самим Богом, по зависти своей также хотели упрятать Его подальше - Суздаль Крепость и другие места, они приготовили для вечного Его заключения.
Проявляемая Им сила Божия во спасение рода человеческого не давала им покоя.
Но милосердный Отец Небесный и до сего дня не оставляет Его - вот 46 лет не слышим из уст Его Божественного Слова утешения и поучения.
Но зато видим дела Его в отрезвлении и исцелении, от неизвестных врачам и попам болезней, люди и поныне едут со всех городов и мест и получают милость.
СЛАВА ВЕЛИКОМУ БРАТЦУ ИОАННУ!
Дорогие друзья и дети Божии
домашней церкви радуйтесь и веселитесь и пойте Славу Господу Братцу Иоанну! Ибо Он ныне здесь на земле - среди Трезвого народа:
Приветствуем вас и поздравляем вся Ленинградская Трезвая церковь.
Да сохранит вас Господь и соделает вас свидетелями Великих дел Трезвости Дорогого Братца Иоанна.
Только бодрствуйте - Трезвитесь и не давайте сердце свое лукавому. Целуем в этот ВЕЛИКИЙ ДЕНЬ и обнимаем целованием святых.
№ 47. ПИСЬМО БРАТЦА ИОАННА
к папашеБоговозлюбленному и дорогому, и милостивому отцу АЛЕКСЕЮ, человеку БОЖИЮ!
Мир и благодать Божия с вами пребывает во все дни, и до ныне поклоняются кресту Твоему животворящему. И только поклоняются, но Я буду помнить и ценить крест ваш. Вы с мамашей в течение жизни нашей, вы ради детей имели терпение и несли крест от народа
Вы приняли поношение и пролили слезы, как воду. А ныне пишу на утешение: Я, сын ваш, получил свободу, так и в Писании говорит Христос: "Познайте истину и истина сделает вас свободными" ( Иоанна 8, 32).
О сём уведомляю: Я получил от митрополита благословение говорить Слово Евангелия свободно, вот уже два месяца. Имею собственную квартиру для приёма любителей слушать СЛОВО Евангелия, которых помещается до четырехсот человек, а иногда и более два раза в неделю, то есть ПОНЕДЕЛЬНИК с 12 часов, в СУББОТУ с 12 часов и в ВОСКРЕСЕНИЕ с 2-х часов.
Ныне таковая обязанность возложена на Мне, необходимая, благословением Владыки-митрополита. А по Слову Иисуса Христа тем более, как говорит Евангелие нам всем: "если согрешит брат твой, то пойди уговори его, и если он послушает тебя, то приобрёл ты брата твоего!"
Вот ныне Господь сподобил Мне приобретать братьев по тысячи человек в неделю, и за это было новое притеснение со стороны сыскного начальства, которых подстрекнули анонимным письмом. Вопреки Моему занятию, которое, допросив Меня 5-го августа 1900 года, не нашли ничего достойного обвинения, и отпустили благополучно к Моему же занятию, к той же проповеди и к той же молитве.
Допросили Меня в том: Вы Чуриков, ныне имеете квартиру в 50 рублей в месяц, то есть это составляет 600 рублей в год, кроме содержания. А где вы взяли средства на квартиру и содержание?
Моё объяснение по истине было так, которое объяснил и объясняю: квартиру наняло Общество ТРЕЗВОСТИ, которые ныне находятся записаны в прошении святейшем синодом сто двадцать человек, и которых опросили и в точности подтвердили
Вот тут Я и вспомнил слова Иисуса Христа, так как Он говорил тогда, и ныне говорит: "Познайте истину, и истина вас сделает свободными" (Иоанна 8, 32).
Вот ныне Я и свободный, по истине избавил Меня Господь от всех клевет человеческих зол. Порадуйтесь и вы со Мною, Я нашел пропавшую Мою овцу.
Братец Иоанн
Вот ещё новость, 25-го августа 1900 года из Моей щеки, через нос вышел медный патрон, величиною в квадратный дюйм, который находился 20 лет.
Вы знаете, 20 лет тому назад, когда Я убился из берданки, на 21-м году, весной, и был застрявши в щеке, около носовой полости, медный отрывок, который хотя и препятствовал и причинял Мне болезнь, но тело не предавалось к разложению и гнили.
Об этом доктор удивился, а именно над тем, что медная вещь не причинила Мне болезни, которая от сырости может превратиться в яд зелья. Доктор спрашивал Мою жизнь: как вы вели?, как жили? и что кушали?, когда и сколько?, которому Я объяснил по порядку:
Жизнь Моя была охотная, к развитию кочевой не одноместной торговли. Не без скорбей: когда удачно, а когда и не удачно. А болезнь Моей жены заставила переменить Мою жизнь на духовную, то есть её страдания в безумном доме побудило и Меня страдать. И по примеру ея терпеть в страннической жизни, которая предалась народной гласности, в С.-Петербурге и прочих городах.
А пища Моя была, как и у всех, но разницею от людей только тем, когда изредка постился в начале по два, а иногда и по три дня; а привык и по семи дней не кушать ничего.
И всё это делал ради того, чтобы Господь простил и потерпел на Мне грехи.
Напоследок доктор сделал заключение: "У Вас, Чуриков, не предалась гниению Ваша щека потому, что Вы Себя воздерживали в пище и питье; а потому и мог сохраниться 20 лет сей медный металл в сухой вашей щеке".
Потом ещё доктор добавляет словами: "Вы, Чуриков, знаете, что у нас в Петербурге свирепствует страшная оспа?" Я говорю: "Как же знаю, Я видел в каждом доме, на воротах расклеены белые афиши с надписью: "Скорей, прививайте оспу, малый и взрослый, прививай скорей!"
Тогда доктор говорит: "Ну, а как Вы, Чуриков, не против этого?" А Я говорю: "Нет, не против". И ещё говорю: "Если Вы взялись за спасение народа, так что же и Я желаю кого либо Спасти. Но только есть доктора евреи, которые не верят Святой Православной Церкви, и не пошлют христианина принять Святые Тайны во исцеление души и во исцеление своего тела, а который доктор не против молитвы и Святых Тайн, тот всегда получит успех".
Тогда сказал доктор: "Да Чуриков, это верно, что у нас в Петербурге много евреев, они приносят для церкви вред".
Говорит ещё доктор: "Ну, а как Вы то, Чуриков, не против прививки оспы?" А я говорю: "Ваше благородие, зачем Я буду противником или упрямым фанатиком. Я хочу, чтобы Вы Мне сделали прививку оспы, ввиду того, чтоб доказать; чтобы не было на Мне подозрения "фанатизма".
Ещё говорит доктор: "А у Вас, Чуриков, оспа была?" А Я говорю: "От роду не было никакой". Тогда, говорит доктор: "Ну, давайте Чуриков, я Вам привью!"
Я протянул левую руку, он взял ланцет прорезал три ранки и положил на ранки капли телячьей оспы. Велел 10 минут подождать, а мы с разговором просидели полчаса, до тех пор, пока у Меня оспа на ранках засохла.
И по окончании всего, Я говорю: "Если Вы видите перед собой медный металл, который находился 20 лет в щеке привитый от выстрела берданы и щека не предалась гниению, то Я верю, тем более, ко Мне оспа не пристанет, и прививка которую Вы Мне привили, Мне не повредит". Тогда доктор закончил свою речь словами: "А Вы, через неделю придите ко Мне!" Я говорю: "Xopoшо, приду. Прощайте!"
А по истечении семи дней, Я прихожу к доктору. Он, увидев Меня, сказал: "Ну что, Чуриков, как Ваша оспа?" А Я говорю: Я её и не видел, где она?" А он говорит: "Так что же, разве у Вас не привилась?" А Я говорю: "Да вот, посмотрите, только одни царапины остались присохшие". Доктор сказал: "Так Вам, Чуриков, разве ещё привить?" А Я говорю: "Разве Вы считаете нужным? Но Я одно знаю, если один раз привили и не привилась, тогда если и ещё три раны прорезать, тогда будет шесть ран, а всё равно не привьётся" Тогда доктор сказал: " Ну, как хотите" И тем закончилось
Вот тогда доктор тем успокоился, что желание своё исполнил, то есть поковырял Мне левую руку. И напоследок попрощались мы по хорошему, и Я просил его придти на чашку чая, и он пообещался, но не с охотой. Кончились слова: Прощайте, будьте здоровы!
Вот теперь и узнаете, кто кому оспу привил, или кто кому сущую бытию в сердце влил, дабы привилось слово веры. Христос так говорит: "Если чего попросите у Отца Моего, во имя Моё, то и сотворю, да прославится Отец в Сыне" (Иоанна 14, 13).
Из сего то понятно, что Отец сотворил, да и вы скажете, вероятно, как Он истину говорил и по Писанию прославил.
Известный ваш сын,
а многим
Братец Иоанн
Но многие отвергли славу Божию, а возлюбили славу человеческую мира сего.
Ещё уведомляю, письма ваши получил, заказное и простое, за которые очень благодарю, но писать ответ в скором времени не мог. Это потому: во-первых, за многолюдством не находил времени, а во-вторых, дожидал окончательной подробности тянувшегося Моего дела.
Да к тому выбирал успокоительного время, дабы написать письмо в духовном содержании, которому настроению Я и подчинился исполнить.
Вот посему Я и выжидал, когда кончится разная дрязга. Вот теперь дрязги кончились и умолкли языки, да и в вспышке своей сознались и растерялись клеветники.
Слава Тебе, Господи! Воскресению Твоему. Он Меня сподобил к кресту и терпению приложиться. Слава, ныне Я свободен, от всех зол освободился.
Слава, ныне с радостью поздравляю вас с праздником — Воздвижением Креста!
Славою, честию поклонение царю Константину, который откопал кресты. Научил и Меня искать крест, и откапывать зарытое.
Хотя долго искал, но наконец-то нашел в Самарии в сумасшедшем доме получил. В Суздальской крепости Христос крест вручил.
Слава Тебе, Господи! Воскресению Твоему!
Ныне видать многие крестами наружными восхваляются, да смотрите, как в крестах на танцах и пьяные валяются!
Ныне прошу, Господи! стопы Мои направь по словеси Твоему, не обладает Мною всякое беззаконие и избави Мя от клеветы человеческой.
14-го сентября 1900 года
Кланяется вам сын ваш
а многим
Братец Иоанн
Прошу примите добровольную жертву пять рублей на марки, и прошу Ваших молитв.
Беседа в День Ангела Господа Братца Дорогого Иоанна
15 января 1910 г.
Ев. Иоанна гл. 6
Жите св. Иоанна Кущника.
№ 16, 1910, Нов. Русь (Сила религии и отказ от мяса трезвен¬ников,
И.М Трегубов.).
№ 20, 1910, Нов. Русь. Ст. И.М. Трегубова. "особенный праздник народных трезвенников" (есть к статье фото: Дом (за Петровским парком, слева, внутри двора), в котором Братец Иоанн ведет свои Беседы и полутора - тысячная толпа, ожидающая впуска на эти Беседы).
Кроме обычных церковных праздников народные трезвенники имеют обыкновение устраивать еще особенный праздник, связанный с днем Ангела своего наставника - проповедника "Братца Иоанна" Чурикова и совершаемый ими 15-го января, в день Иоанна Кущника.
В этом году этот праздник продолжался два дня. В 1-й день, 15-го января происходил праздник взрослых, а во второй день, 15 января, был детский праздник.
Надо заметить, что детский праздник был впервые устроен только в этом году.
Праздник взрослых:
Несмотря на то, что этот праздник происходил в будний день, народные трезвенники явились на него, по обыкновению, громадной толпой, пожертвовав для него своим заработком, иные довольно большим.
Пришли они рано, но праздник начался с половины четвёртого часа принесением поздравления Братцу Иоанну. Каждый подходил к нему и, "поздравляя Его с Ангелом, целовал ему руку. Иные при этом передавали Ему какие-то свёртки, очевидно, именные подарки."
Это поздравление продолжалось часа полтора и происходило в передней. Принесшие поздравления, выйдя из этой передней, входили потом в зал, где проходят Беседы.
В пять часов в переполненном слушателями зале началась Беседа. Войдя в зал при всеобщих приветствиях "С Ангелом!", Братец Иоанн взошел на кафедру и сказал:
- Слышу, как вы говорите: "С Ангелом".
Это слово по-русски означает "служитель". Но какой я вам служитель? Служитель служит человечеству, а я вам не служил.
- Нет, служил, громко и дружно сказали собравшиеся.
- Все вы приготовили мне праздник, - но я вам ничего не приготовил.
- Приготовил, - опять громко все сказали:
- Вы приготовили и угощение для меня, а я вас ничем не угостил.
- Угостил! - воскликнули все.
- Я могу угостить, пожалуй, десять человек, но не как не тысячу, - говорит именинник. - Правда, если будешь ревновать о Слове Божьем, то у тебя столов не хватит для угощения. Слово Божие - самое лучшее угощение: оно украшает и сохраняет от всего дурного. Я рад, если я заинтересовал кого-нибудь Словом Божьим, но в таком случае, воздайте честь не мне, а Богу Я не заслужил - той чести.
- Заслужил, - говорят слушатели.
Затем, прочитав из 6-й главы Ев. Иоанна рассказ о насыщении пятью хлебами пяти тысяч человек, проповедник сказал:
- Хлеб Христов - эта наука Христова. Кто отрицает эту науку и живёт противно ей, тот живет в нужде, болезнях и страданиях. У него и дети рождаются больные и несчастные. И наука, и медицина говорит, что алкоголизм передаётся по наследству. Какие корни, такие и плоды. А кто питается хлебом Христовым, т.е. живет на¬укой Христовой, того она, как Христос Петра, спасает его из моря нужды, болезней и страданий и угнетаемых делает свободными. Пророки и Христос только для того и проходили, чтобы доставать нам такой хлеб и свободу. Без Христа нет свободы, а со Христом каж¬дый свободен, почему Христос и сказал:
"Я пришел отпустить измученных на свободу", а освобожденный им человек говорит: "я теперь свободный, а не раб". Где наука Христова, где Слово Божие, там и Бог, а где Бог, там нет ни печали, ни нужды, ни рабства, там вечное благополучие, сво¬бода и мир, там чудеса творятся, там мертвые воскресают. Миро¬творцы - это великие чудотворцы, выше их нет чудотворцев. Прос¬нись и воскресни от развратной и пьяной жизни и скажи: "Я был мертв и воскрес, пропадал и нашелся", и детей своих пусти ко Христу.
- Спасибо, - воскликнула толпа как один человек.
- Еще напомню вам св. Иоанн Кущника, которого мы сегодня вспоминаем. Он был сын богатых родителей, желал уединиться для своего спасения, он ушел в монастырь, где на него напала такая сильная скука и грусть, что он заболел. Тогда он возвратился к своим родителям, но они не узнали его, и он жил у них в палатке пуще до самой смерти, перенося все оскорбления. Только потом по находившемуся у него Евангелию, родители его узнали, что это был их сын.
После этой беседы Братец Иоанн стал раздавать всем пироги в бумажных мешочках и, раздав их ушел в свою комнату. А в том зале, где происходила Беседа, был приготовлен чай для тех ста или полтораста человек, которые остались после Беседы.
Всего же на беседе было 1,600 человек.
Когда все оставшиеся уселись за стол, то Братец Иоанн сно¬ва вошел к ним и, сев с ними, сказал:
- Вы собрались сюда из любви ко мне, Спасибо вам. Если мы любим друг друга, то и Бог нас возлюбит. Но, кажется, я собрал здесь незаконное собрание.
В Евангелие сказано, чтобы мы собирали неимущих, опорочников, а я собрал все имущих.
- Мы тоже были опорочники, но по Твоим молитвам стали дру¬гие, - сказали некоторые.
При этом одна из присутствующих женщин рассказала, как сегодня два опорочника, идя на Беседу, говорили о любви, про¬поведуемой, Братцем Иоанном и во имя этой любви старались сог¬ревать друг друга, меняясь друг с другом своей обувью и одеждой.
Услыхав это, И.А.Чуриков сказал:
- И мне, когда я был таким же опорочником, приходилось согревать себя и своего товарища таким же образом, т.е. меняться с ним своей одеждой. Поэтому эти люди, о которых ты сказала, - мои братья.
- И мы такие же были, - сказали некоторые, - а теперь у нас нет нужды.
- А я вам деньгами не помогал. Тот, кому помогают день¬гами, никогда не разбогатеет. Человеку нужна вера, а остальное прилагается ему. Когда-то была загадка: "из бессильного - сильное, а из горького - сладкое", а теперь она стала разгадкой. Евангелие стало разгадкой: оно сильнее льва и слаще меда.
И все по приглашению именинника запели молитву Иоанну Богослову: "О, Великий, о прекрасный, Ангел Бога и Отца! О, Апостол громогласный, Сына - вечного Творца!".
После этой песни Братец Иоанн сказал:
- Слово Христа уже и теперь судит человека. Если заболит рука, то человек, верящий в Слово Христово, спрашивает себя: не взял ли я чего чужого? Если заболит у него глаз, то он спрашивает: "не посмотрел ли я с вожделением?" А те, которые не знают этой науки: не судятся, а прямо без суда караются: тот застрелился, тот удавился, тот утопился. Уже во всех стра-нах трубит труба Божья. Остается встать, поверить в науку Христа и воскреснуть.
- А вот многие ждут, когда мертвые из могил встанут, - го¬ворит один.
- Нет, только живой может услыхать эту трубу и воскрес¬нуть из гроба разврата и пьянства, а мертвых телом хоронят свя¬щенники.
- Они только хоронят, но не воскрешают нас, - говорят некоторые.
- Оставьте такие разговоры, мы не на суд пришли, а повеселиться, что Бог перевел нас через море разврата и пьянства.
- Это ты нас перевел - говорят некоторые.
И все запели: "Слава в вышних Богу и на земли мир! Многая лета, многая лета, многая лета!
В заключении была пропета песнь "все вы, братия, смотрите, с неба даден нам сигнал, в новые полки грядите, нас Господь на страх послал".
16 января 1910 г. Детский праздник.
На другой день, 16-го января, к 3 часам дня собралось к Братцу Иоанну до 700 детей возрастом от трех до 16-и лет. Их привели взрослые, но последние не были впущены в зал. В зале были одни лишь дети, да человек 5-6 взрослых для порядка. Де¬вочки были помещены по одну сторону зала, а мальчики - по другую. Замечательно, что не смотря на такое скопление, эти дети вели себя все время тихо и смирно, не нарушая тишины ни шалостями, ни криком, ни шумным разговором.
Мне, бывшему воспитателю детей православного духовенства, в первый раз пришлось наблюдать такую образцовую детскую благовоспитанность. Уже по одному этому празднику можно судить о вы¬сокой нравственности той среды, которая может так воспитывать детей, что они оказываются благовоспитаннее детей нашего духо¬венства.
Войдя в зал, Братец Иоанн был приветствован детьми "С Ан¬гелом!" Взойдя на кафедру, Он пригласил их спеть "Отче наш"...
После пения, которое было очень стройно, И.А.Чуриков приступил к Беседе с детьми. Он сказали:
Вот вы спели "Отче наш"...
Вы пели: "Да будет воля Твоя".... Это значит, чтобы вы делали не свою волю, а волю Бога. Если же вы делаете свою, а не Божью волю, то Бог наказывает вас, как папа и мама наказывают вас, если вы их не слушаетесь, Боженька наказывает болезнями и несчастьями. Бог дал заповедь, чтобы вы почитали папу, маму и учителей. Если вы их почитаете, то Бог дает вам разум: здоровье и счастье. Но вы, кажется, все хотите быть счастливыми?
- Все, - ответили дети.
- Ну, еще спойте "Отче наш"...
И дети запели снова "Отче наш"….
- Ишь, как хорошо! Это детский орган. Спасибо, что вы на¬вестили меня и поздравили с Ангелом.
Если вы любите меня.......
- Любим, - говорят дети.
- Если любите меня, то я хочу, чтобы и вас все любили так, как вы любите меня.
- Спасибо, - говорят дети.
И в третий раз поется: "Отче наш".....
- Спасибо, - говорит Братец Иоанн.
- Вы знаете, как Бог сотворил человека и какую дал заповедь: Он запретил ему вкушать яблоки от одного дерева, как вот вам папа и мама запрещают брать прянички. Но, первые люди, Адам и Ева, не послушались Бога и вкусили запрещённых яблок и от стыда спрятались. Так если и вы берете что-нибудь запрещенное папой и мамой, то и вам делается стыдно, и вы прячетесь. И па¬па, и мама стегают вас. И Бог стегает: то ручка, то ножка, за-болит, тот простудился, у того прыщик появился, у того зубы заболели.
8
Меня так учили, так и я учу. А теперь спойте "Царю Небесный"..., если умеете.
И дети стройно запели: "Царю небесный"...
- Вы пели, - чтобы Царь Небесный, т.е. Бог, вселился в нас, и Бог вселяется в нас тогда, когда мы исполняем Его Запо¬веди, делаем то, что Он велит нам делать. Если же мы не делаем этого, то Он не вселяется в нас и наказывает нас. Старайтесь же заучить и исполнять все заповеди Бога.
- Помолись, Дорогой Братец, - подсказывает кто-то из взрос¬лых, и дети вторят.
- Когда все заповеди вселяются в людей, - продолжает Братец Иоанн, -тогда все у них хорошо, а когда заповеди не вселяются в них, то люди делаются ножевиками.
Их мучают, и они сами себя мучают. Смотрите: того забрали в участок и нагайками поколотили, тот сам убил себя.
Вы слыхали, что две медведицы растерзали 40 детей за то, что они смеялись над лысым стариком Елисеевым. Так и теперь несчастье терзает того, кто делает зло. Помните же заповеди Божии: почи¬тайте отца и мать - и вы не будете хворать и будете счастливы.
- Помолитесь, Дорогой Братец!
- Если вы будете за меня молиться, то и я за вас помолюсь, что вы еще умеете петь?
- "Верую"... - ответили дети.
- Спойте.
Дети стройно поют "Верую"….
- Ну, спасибо! Как хорошо спели! Но еще лучше будет, если будете рассуждать о том, о чем поёте. Вы вот пели: "Чаю воскре¬сения мертвых"... Где эти мертвые? По кабакам и ресторанам. Если вы будете исполнять заповеди Бога, то вы сами будете живые, и этих мертвых будете делать живыми, т.е. воскрешать их.
Дай Бог вам всем воскреснуть.
Спасибо вам за приветствие! Очень я доволен, что вы пришли и поздравили меня. А теперь спойте: "Слава в вышних Богу и на земле мир! Многая лета!"
Дети поют.
- Знаете ли, о каком мире вы пели? - спрашивает Братец Иоанн.
- Это о мире вашем с родителями, а тот мир бывает тогда, когда вы творите волю Бога, а не свою.
И снова дети поют: "Слава в вышних Богу и на земле мир!
Многая лета!".
После этого дети стали подходить к руке Братца Иоанна, и получив от него по пирогу в бумажных мешочках, и от его помощников - по прянику, разошлись по домам, все также тихо и смирно.
И. М. Трегубов.
Беседа Господа Дорогого Братца Иоанна Чурикова
в день его именин,
15-го января 1911 года
I
В субботу, 15 января 1911 года, в день именин Братца Иоанна, его многочисленные слушатели, несмотря на будний день, оставили свои занятия и пришли на Петровский остров с разных концов города с целью поздравить Братца с днем ангела и послушать его слова.
Многие из них пришли очень рано и, поздравив Братца, ушли на службу. Остальные же, начиная с трех часов дня, по группам в десять–пятнадцать человек, впускались в квартиру Братца, где они и поздравляли его «с ангелом», целуя его в руку (иные и в губы) и передавая ему те или другия подарки, преимущественно свертки с сахаром, кото-рый он потом будет раздавать приходящим к нему, как «символ перехода от горькой жизни к сладкой», т. е. от пьяной и развратной жизни к трезвой и честной.
Затем в 4 часа 45 минут Братец вошел в переполненный слуша-телями зал, и они все громко воскликнули:
– С ангелом, дорогой Братец!
Когда Братец, пройдя по узкому проходу между слушателями, подошел к иконам, то он и все слушатели запели «Отче наш»; а когда он после этого взошел на кафедру, то все громко снова воскликнули громогласно:
– С ангелом, дорогой Братец!
– Вы поздравляете меня с ангелом, – говорит Братец» – имею честь поздравить и вас.
– Спасибо! – говорят слушатели.
– Издравле в день рождения люди поздравляли друг друга с ангелом. Ангелы – это наши помощники. Так ангел Рафаил сопровождал Товию в виде простого человека. И когда во время пути Товия купался и рыба хотела поглотить его, то ангел велел ему взять ее за жабры и вынуть из нея желчь, сердце и печень, говоря, что все это ему пригодится.
– Спасибо! – говорят слушатели.
– Когда Товя пришел к Рагуилу и пожелал жениться на его дочери Саре, то ему сказали: «эту девицу отдавали семи мужьям, но все они погибли в брачной комнате». Асмодей, злой дух, умерщвлял их прежде, нежели они были и нею, как с женою. Люди, говорившие Товии, жалели жениха, а не невесту. Но ангел Рафаил сказал ему: «не бойся: не задушит тебя Асмодей».
– Спасибо! – говорят слушатели.
– Потом когда Товий, женившись на Саре, возвратился домой к от-цу Товиту, то помазал его глаза желчью, взятой у рыбы, и Товит прозрел.
Таким образом, благодаря помощи ангела, Товий, женившись, сде-лался изгнателем демона и врачевателем отцовских глаз.
Поэтому и мы должны желать друг другу, чтобы нам ангел помогал во время болезней, как слепому отцу Товия, и во время бедности, как Товии. Этот же ангел Рафаил и нам поможет.
– Спасибо!
– Также и Иакову Господь помог и потому у него было много детей и множество скота, и скот был все пестрый и Господь его прославил. Если и мы будем просить Бога о помощи, то Он и нам поможет: исцелит нас от болезней и не откажет нам в богатстве и славе, так же, как и Иакову.
– Спасибо! – говорят слушатели.
– Дай Бог и вам прославиться! – говорит Братец.
– Спасибо!
– А я не заслуживал такой славы и недостоин, чтобы вы приходили ко мне с поздравлением. Я ничтожный человек и ничто иное, как бурлак. Я не титуальный, я не сановный и не чиновный. Я – самозванец.
– Нет, ты наш дорогой Братец.
– Если Господь в древнее время прославлял, то Он и в настоящее время прославляет и всегда будет прославлять только тех, которые исполняют Его слова. Но если люди только молятся и постятся, но не ревнуют и не исполняют слов Его, то таковых Бог не слушает. Мы Его слова не слушаем, поэтому и Он нас не слушает в наших молитвах.
Поэтому я смело скажу: не для меня эта слава, а для народа.
– Спасибо!
– Господь любит тех, которые слушают Его, и Он прославил и всегда будет прославлять их.
И все запели «Царю небесный».
После пения «Братец» сказал:
– Нынешнее Евангелие читается из 17-й главы Евангелия Луки, которое и хочу пояснить вам.
– Поясни, – говорят слушатели.
– Сказал Иисус ученикам своим: «невозможно не придти соблазнам, но горе тому, чрез кого они приходят: лучше бы повесили ему мельничный жернов на шею и бросили его в море, нежели, чтоб он соблазнил одного из малых сих».
– Прости! – говорят слушатели.
– Издревле соблазняли люди людей и доныне соблазняют. Главный соблазн – это именины, как день рождения Ирода, когда пирующие соблазнялись вином, музыкой и плясками.
И теперь мы видим, что как только родится человек, так сейчас устраиваются пирушки–гульбушки, и плясавицы соблазняют своими плясками.
Через этот соблазн евреи лишились своего царства, а дочь Иродиады, которая плясала на пиру у Ирода, когда потом шла по льду, провалилась, так что голова осталась сверху льда, а ногами до земли не досягала и «аки на пиру у Ирода плясала», как говорит о ней сказание.
Сколько ныне гибнет чрез этот соблазн! И Господь не дремлет: как прежде наказывал, так и теперь Он наказывает тех, которых соблазняют и тех, которые отдаются соблазну, и прославляет тех, которые соблюдают Его слова.
Все святые соблюдали слова Господа, – поэтому их и прославляют, воспоминая те или другия события из их жизни. Так, например, Иоанн Креститель доныне прославляется так как мы празднуем день его рождения и день усекновения его главы. Но Ироду мы не справляем именин, и нет ему славы и чести. И Ахаву нет чести. Но те, которые соблюдали слова Божьи, утвердили праздники. Кто кому уподобился, тот таковую награду и получает.
Мы часто обижаемся на свою судьбу. А почему?
– Почему? – спрашивают и слушатели.
– Потому что, если тебе дать богатство, то ты сейчас устроишь пирушку–гульбушку, говоря: «устрою себе славу». А вместо славы выйдет безславие. Вот почему Господь и отнимает у тебя то, что дал и не дает тебе по твоему желанию. Горе соблазнителю, но горе и соблазненному. Сколько соблазненных погибло в древнее время и сколько их гибнет и в настоящее время. Тогда плясавица–соблазнительница погибла. Да и те-перь сколько погибает подобных соблазнительниц! Оне увеселяют себя, а потом говорят: «лучше умереть», и покушаются на самоубийство. И вас такая же участь ожидает. Покайся!
– Грешны! – восклицают слушатели.
И Братец, и слушатели запели «Отверзу уста моя».
После пения «Братец» говорит:
– Продолжая речь о соблазнах, Иисус сказал: «Наблюдайте за собою. Если же согрешит против тебя брат твой, выговори ему, если пока-ется и скажет: «не буду этого делать»…
– Не будем, – говорят слушатели.
– То прости ему. Христос велел нам наблюдать за собою, но мы не наблюдаем. Все говорят: «так принято веселиться» и идут за соблазнителями, а не за Христом и погибают. Но кто идет за Христом, тот сам спасен и других спасает от соблазнов.
Далее читаем: «и если семь раз в день совершит против тебя брат твой и семь раз в день обратится и скажет: «каюсь»…
– Каюсь, – говорят слушатели.
– Прости ему. В другом месте написано: апостол Петр спросил онажды Иисуса: «Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз?». Иисус ответил ему: «не говорю: до семи, но до седмижды семидесяти раз» (Матф. 18, 21, 22).
Эти слова истинны, но люди злоупотребляют ими. Если, напр., кто нечаянно разобьет сосуд и попросит извинения, то ему простят. Но если он разобьет другой сосуд, третий, четвертый и т. д., то неужели станут ему прощать и ждать, пока он не разобьет седмижды семидесяти чаш?
– Прости!
– Мы должны прощать грехи невольные. Мы должны всегда прощать тому, кто сокрушается о грехе. Но если человек нынче пьян, завтра пьян и каждый день пьян и если мы будем всегда ему прощать и не будем делать ему никаких замечаний, то он все время сознательно будет пить и пить и все время без всякаго сокрушения будет говорить: «прости» и «прости». От этого он делается навеки пьяницей. Он приготовил себя к истреблению, и его тянет жерновый камень в Неву, то он покуша-ется на самоубийство. Бог всегда истреблял таковых в древности. Он истребляет таковых и в настоящее время. Покайся!
– Грешны! – восклицают слушатели.
И все запели: «Твоя песнословцы, Богородице… духовно утвер-ди».
После пения Братец говорит:
– Так говорит Спаситель: «если седмижды семьдесят раз согрешит брат твой, то прости ему».
– Прости! – говорят слушатели.
– Но если человек, только говорит: «грешен, грешен», а сам не исправляется, то такому не простится. Если же человек мучается от своего греха, то ему простится и он спасется и многих спасет.
Далее читаем: «и сказали апостолы Господу: умножь в нас веру».
– Умножь, – говорят слушатели.
– Господь сказал: если бы вы имели веру с зерно горчичное и сказали смоковнице сей: «и сторгнись и пересадись в море», то она послушалась бы вас.
Нам смоковницу нечего пересаживать, но из пьянства в трезвость, из кабака в церковь – это наша христианская обязанность пересаживать.
– Помолись! – говорят слушатели.
– Но для того, чтобы пересаживать из пьянства в трезвость, мы должны просить у Господа веры. А мы верим только в богатство и веселье. Поэтому у нас и нет веры и силы пересаживать пьяниц в трезвую жизнь.
Далее читаем: «кто из вас, имея раба пашущаго или пасущаго, по возвращении его с поля, скажет ему: «пойди скорее, садись за стол?» Напротив, не скажет ли ему: «приготовь мне поужинать и подпоясавшись служи мне, пока буду есть и пить, и потом есть и пей сам?». Станет ли он благодарить раба сего за то, что он исполнил приказание? не думаю». Будет ли он за это хвалить его?
– Нет, дорогой Братец!
– Так и меня не за что хвалить, – говорит Брате, – потому что не я пахал и не я пас, а Христос вас пасет.
– И ты пасешь, – говорят слушатели.
– Я в готовое пришел, – говорит Братец.
– Пропащие были, – говорят слушатели, а Братец продолжает читать:
– Так и вы, когда исполните все повеленное вам, говорите: «мы ра-бы ничего нестоящие, потому что сделали, что должны были сделать».
Но мы не заслуживаем имени раба Господа, потому что сделались рабами разврата.
– Прости! Это я такой, – говорит кто-то.
– Жалко, что мы назвались только православными. Жалко, что мы назвались только христианами. Мы горазды собираться для пирушек–гульбушек, но собираться для Евангелия мы не способы.
– Прости!
– Поэтому как в древности был потоп, так и теперь люди утопают в пороках и кидаются в воду. Покайся!
– Грешны! – восклицают слушатели.
– Когда Силоамская башня задавила восемнадцать человек, то Христос сказал: «разве они грешнее вас были, что так погибли?».
– Нет, дорогой Братец, не грешнее они нас, – говорят слушатели.
– И теперь многие погибают, покушаясь на самоубийство: стреля-ются, топятся, давятся, травятся. Разве они грешнее вас?
– Нет, – восклицают слушатели.
– Если не покаетесь, то и вы также погибнете. Покайся!
– Грешны! – восклицают слушатели.
– Так и вы, когда исполните все повеленное вам, говорите: «мы ра-бы ничего нестоящие, потому что сделали, что должны были сделать». Но мы делаем не то, что должны были делать. В Писании сказано: «стопы моя направи по словеси Твоему», а мы направляем стопы свои по бутылкам и преступлениям, и потому погибаем. Покайся!
– Грешны! – восклицают слушатели.
– Но если мы будем жить по Евангелию, то Господь нас не оставит.
Напомню вам еще житие Иоанна Кущника.
– Напомни, дорогой!
– Напомню хотя кратко, дабы не задержать и не утомить вас.
– Нет, не утомишь.
У Иоанна Кущника явилось желание жить по Евангелию. Ничто не было ему так мило, как Евангелие. У него были богатые братья, но они не прославились; а у него было одно Евангелие, и он до сих пор прославляется. В те времена трудно было достать Евангелие, а в настоящее время можно купить его за несколько копеек.
Сказав это, Братец Иоанн стал читать и пояснять житие своего ангела, Иоанна Кущника, из книги «Жития святых, изложенныя по руко-водству четьих-миней св. Димитрия Ростовскаго, за январь, начиная с 493-й страницы:
«Иоанн, желая жить по Евангелию, стал просить своих родителей приобрести для него Евангелие, чтобы учась в нем словам Христовым, научиться совершать и дела, угодныя Христу. Родители весьма порадовались при виде такого усердия сына к Божественному Писанию. Они тотчас наняли искуснаго писца, чтобы тот изготовил красивый список Евангелия, и, когда он изготовил, подарили его Иоанну. Приняв святую книгу, Иоанн стал усердно читать ее; сердце его услаждалось словами Христовыми, и он, возгораясь со дня на день все большею любовию к Богу, с нетерпением ждал одного инока, который, идя в Иерусалим, зашел к нему и обещался ему зайти за ним на обратном пути и взять его с собой в тот монастырь, в котором он сам жил.
По прошествии долгаго времени, инок тот возвратился и был встречен Иоанном с великою радостью.
Тогда монахи ходили искать людей, достойных монастырской жизни.
– Вот, сын мой, – сказал инок, – я возвратился, как обещал, и, если хочешь, возьму тебя с собою в монастырь.
Тогда Иоанн сказал своей матери:
– «Хочу просить у вас, матушка, одной милости, да не смею».
– «Проси, чего хочешь, сын мой», – отвечала мать.
– «Все товарищи мы по учению, – сказал Иоанн, – не один раз и не два, но многократно звали меня к себе в гости, я же ни разу не позвал их к себе и не отплатил им за гостеприимство; мне стыдно пред ними, и я уже не могу ходить от стыда в училище. Прошу вас, дайте мне столько денег, сколько нужно было бы для угощения моих товарищей». Она сказала своему мужу и он дал ему сто златиц. Для чего? Для того, чтобы сын повеселился с своими товарищами в ресторанах.
Иоанн, взяв деньги и приставленнаго к нему отцом слугу, с радо-стью пошел на морской берег, говоря:
– «Поищем хорошей рыбы».
Когда они подошли к кораблю, он послал слугу в училище со словами:
– «Пойди, посмотри, собираются ли товарищи, и потом снова возвратись ко мне».
По уходе слуги, Иоанн поднялся с иноком на корабль; вручив корабельщику плату, они отплыли от берега и пустились в путь. Иоанн взял с собою и Евангелие, подаренное ему родителями, и утешался в дороге чтением его.
Прибыв в монастырь, Иоанн прожил в нем шесть лет. И вот возстал на него враг и ненавистник всякаго добра – диавол. Он пробудил в нем мысль о родителях и заставил сердце его мучиться жалостию к ним при воспоминании о великой любви к нему отца и матери. Он стал внушать Иоанну такия мысли: «что-то теперь делают без тебя твои родители? Как они скорбят, печалятся и плачут о тебе! Плачет отец, рыдает мать, скорбят братья, жалеют о тебе родные и знакомые, в горе из-за тебя весь дом отца твоего». Еще лукавый приводил ему на память богатство и славу родителей, почести, которыя имеют братья его, и разныя другия суетныя блага земныя. Он смущал его такими помыслами непрерывно и днем, и ночью, так что Иоанн, наконец, крайне ослабел телесными силами и был едва жив.
Если Диавол не поймал Иоанна на удочку трактирную, то возбудил в нем ревность к родителям. Поэтому Христос и говорит: «кто любит отца или мать больше Меня, тот недостоин Меня».
Люби Евангелие больше всех людей, больше отца и матери и проповедуй им его, и они сделаются евангелистами и тогда спасутся родители, спасутся братья, спасется жена, спасутся дети.
Игумен, видя, как Иоанн с каждым днем слабеет, сказал ему:
– «Не говорил ли я тебе, сын мой, что Бог не требует от рабов Своих неумереннаго труда, но хочет, чтобы каждый служил ему, во славу Его святого имени по своим силам. Ты, сын мой, не послушал меня в свое время, и вот теперь уже изнемог от неумереннаго поста и непосильных трудов».
– «Не пост изсушил меня, отец мой, – отвечал Иоанн, – и не труды изнурили меня, но помыслы, внушаемые лукавым, мучают меня и днем и ночью в течение уже долгаго времени».
При этом Иоанн признался игумену в своих помыслах о родителях и доме.
Горе тому, кто ревнует об отце и матери больше, нежели о слове Божием.
Если бы и я ревновал больше о своих родных, нежели о слове Евангелия, то вы не пришли бы ко мне и не было бы у меня стольких тысяч братьев и сестер, трезвых во Христе.
И сказал игумен Иоанну:
– «Иди, сын мой, домой во имя Отца и Сына и Святаго Духа и Гос-подь наш Иисус Христос да сопутствует тебе и да управит путь твой по Своей воле».
Когда Иоанн подошел к Царьграду, в котором жили его родители, то, увидев издали их дом, упал лицом на землю и стал молиться такими словами: «Господи Иисусе Христе, не оставь меня!». Затем в полночь, подойдя к дверям родительскаго дома, он снова упал на землю и молился: «Господи Иисусе Христе! вот дом отца моего, видеть который я так желал. Молю Тебя, Владыка, даруй мне свыше помощь и силу победить диавольское искушение, не попусти его торжества надо мной и моего падения, но дай мне доблестно окончить на этом месте жизнь свою».
Так он молился до разсвета утра. С наступлением дня, когда от-крылись двери и вышел управитель дома, то он, увидев одетаго в лохмотья нищаго, велел ему уйти: но Иоанн просил его позволить ему остаться в углу. Сжалившись над нищим, управитель дома оставил его.
Однажды мать Иоанна, выйдя из дому, увидела этого нищаго ле-жащим в куче навоза в своих лохмотьях. Это показалось ей настолько отвратительным, что она сказала слугам:
– «Оттащите прочь отсюда этого противнаго человека, так как я не могу ходить сюда, пока вижу, что он здесь лежит».
Мать возстала на своего сына. Подобно этому и ныне бывают у отцов и матерей такия же несправедливыя возстания на сыновей и дочерей.
– Прости, – говорят слушатели.
Тогда Иоанн сказал своей матери:
– «Умоляю тебя, госпожа, чтобы ты распорядилась, по смерти моей, похоронить меня на том месте, где стоит моя палатка. Не позволяй покрывать меня никакими другими одеждами, кроме этих лохмотьев, которыя сейчас на мне, так как я не стою более почетнаго места и лучшей одежды».
После этого он вынул из-за пазухи Евангелие и, подавая ей, сказал:
– «Пусть это будет тебе утешением в настоящей жизни и добрым путем в вечность тебе и твоему мужу, моему господину.
Взяв Евангелие, она стала разсматривать его, обращая к себе то той, то другой стороной, и думая про себя:
– «Как это Евангелие похоже на то, которое мы подарили нашему сыну!».
– Среди слушателей слышится плач.
– Родители по Евангелию, говорит Братец, – узнали своего сына и сказали: «пойдем и спросим: откуда оно у него, и не знает ли он чеголибо о нашем сыне Иоанне».
Родители пришли к нему и стали ему говорить: «заклинаем тебя, скажи нам, откуда ты взял это Евангелие?».
– От тебя, дорогой Братец, – говорят некоторые слушатели.
– Нет, не от меня, потому что Евангелие – Христово, – говорит «Братец».
– Ты нам его передал, – говорят слушатели.
– Подождите, вы меня сбиваете. Иоанн Кущник ревновал о Евангелии, и родители его спросили: «откуда ты взял это Евангелие?».
Будучи не в силах более скрывать муку своего сердца и удержи-ваться от слез, он отвечал:
– «Я – ваш сын Иоанн, и это – то самое Евангелие, которое вы не подарили; правда я виноват в причиненной вам скорби, но подаренное мне вами Евангелие научило меня любить Христа и следовать за Ним».
– Будем и мы следовать, – говорят слушатели.
– Поэтому поручаю и я вам Евангелие, – говорит «Братец».
– Спасибо! – говорят слушатели.
– Евангелие может сделать вас кроткими. А приобревший кротость, приобретет и Христа. Теперь же мы только носим кресты, но у нас нет Христа.
– Прости! говорят слушатели.
– Я не говорю, что кресты не нужны, а говорю о том, что к крестам нужен еще и Христос. Если бы у нас был Христос, т. е. Христово учение, то мы не поддавались бы соблазнам. Все мы – крещенные, но не у всех есть Христос, потому что не все прониклись Его Евангелием. А когда мы проникнемся Евангелием, тогда у нас будет и Христос, как Он сам сказал: «где двое или трое собраны во имя Мое, там и Я посреди вас».
– Спасибо! – говорят слушатели.
– Мы должны иметь такую же ревность к Евангелию, какую имел Иоанн Кущник, который убежал от Иродовых товарищей, сел на корабль и поступил в монастырь.
Желаю и вам всем поступить в пестрый монастырь.
– Как у Братца.
– Нет, как у Иакова, у котораго был пестрый скот.
Когда люди будут проникаться Евангелием, тогда оно будет производить над ними суд: одних за преступление осуждать, а других за рев-ность к Евангелию оправдывать.
– Спасибо! – говорят слушатели.
– Простите меня, – говорит Братец, – я тороплюсь. Я еще хотел бы поговорить с вами, чтобы вручить вам Евангелие – не в руки, но в мозги и в сердце, но в виду тесноты не могу обременять вас долгой речью.
Еще прошу вас не волноваться, а стоять на одном месте. Я хочу угостить вас, но не так, как угощают в трактирах и ресторанах. Я уже угостил вас хоть и не до сыта хлебом духовным, а теперь хочу еще угостить и хлебом телесным. Каждый может спокойно подойти и получить пакет с пирожком.
Сказав это, Братец сходит с кафедры и подходит к иконам.
Беседа продолжалась ровно час.
Когда «Братец» подошел к иконам, то он и все слушатели, по обыкновению запели: «Богородице, Дево, радуйся».
После пения Братец прочел несколько кратких обычных молитв, именно: «Иже на всякое время», «Огради нас, Господи, силою честнаго и животворящаго Твоего креста и сохрани нас от всякаго зла; огради нас, Господи, силою честнаго и животворящаго Твоего креста и сохрани нас от нужды и печали», «Слава Отцу и Сыну и Святому Духу», «Благослови, Господи, благочестию Твоею».
– Спасибо! – восклицают слушатели и, по предложению «Братца», поют еще песнь Иоанну Лествичнику: «Пустынный житель и в телеси ангел и чудотворец явился еси, Богоносе отче наш Иоанне: постом, бдением, молитвою небесная дарования приме, изцеляеши денужныя и души верою притекающих ти. Слава давшему ти крепость, Слава Венчавшему тя, Слава Действующему тобою всем исцеления».
После пения Братец, стоя у икон, обращается лицом к слушате-лям и начинает раздавать им в пакетах пирожки с изюмом. Каждый подходит к нему, берет пирожок, целует Братца в руку и уходит из зала.
Раздача пирожков продолжалась тоже час. Во время раздачи пе-лись песни: «С нами Бог, разумейте, языцы» и другия.
Было роздано до 2000 пирожков.
На этой беседе присутствовала писательница, изследовательница сектантства, Е. В. Молоствова, которая также подошла к Братцу, взяла у него пирожок и поцеловала его в руку.
II
После раздачи пирожков «Братец» ушел в свою комнату, а через полчаса вновь вошел в зал и повел вторую беседу с своими швейцарами и другими своими приближенными. Их было коло 200–300 человек. При этом как сам Братец, так и слушатели не стояли, как во время первой беседы, а сидели за столами, уставленными стаканами и чашками с чаем и тарелками с пирожками.
Пред этой, как и пред первой беседой, все стоя пропели «Отче наш». После пения все сели, и Братец сказал:
– Как сладко, как приятно, братья мои, жить вместе. Это как елей на голову Аарона, истекающий на бороду и на край одежды его.
– Как у тебя, дорогой Братец, – говорят слушатели.
– Давид сравнял мирную, братскую жизнь с помазанием Аарона елеем, – говорит Братец. – Дай Бог и вам быть с масляными устами, с масляным сердцем, с масляными устами.
– Дай Господи и тебе мудрости, – говорят слушатели.
– Я не прошу многаго. Хотя бы и этого не отнял Господь. Если мы будем довольны тем, что имеем, то Господь еще прибавит нам своей милости. Он не мерою дает Духа.
– Дорогой Братец! – говорит один из слушателей, – ни у кого не бывает столько гостей на именинах, как у тебя.
– У батюшки Ивана тоже было много, – говорит одна женщина.
– Как у Ивана? – спрашивает ее Братец, – надо говорить: у отца Иоанна. А то Братцато называешь Иоанном, а батюшку – Иваном. Зачем же так?
– Прости, Братец, я буду и батюшку называть Иоанном, – говорит женщина.
– Вот какую Господь послал мне радость с вами! – говорит Братец. – Она не заслужена мною. Правда, недавно у нас была и печаль, а теперь Господь послал опять радость. Жалко, что нам не пришлось со-вершить перваго января годовщину отказа от мяса и заключения мира с животными, но в настоящее время мы устроили новый мир – с духовными людьми. Раньше мы с животными жили не в миру, потому что их мясо кушали, а со священниками не ладили, потому что мало их слушали. В этом мы были виновны.
И как тогда, примирившись с животными, мы пели: «Слава в вышних Богу и на земле мир!», так и ныне, примирившись с отцами, споемте: «Слава в вышних Богу и на земле мир!».
И все запели: «Многая лета, многая лета, слава в вышних Богу, слава в вышних Богу, и на земле мир, и на земле мир!».
– После пения Братец говорит:
– Спасибо!
– Спасибо, – говорят и слушатели, – многая лета и Братцу.
– Невыгодный мир, – говорит Братец, – лучше хорошаго выгоднаго суда. «Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу» (Матф., 5, 25).
– Мы с вашими убеждениями всегда соглашаемся, потому что они всегда справедливы, – говорит тот же слушатель.
А Братец продолжает:
– Вот говорит пророк: «я сделаю такое дело во Израиле, что зазвенит в обоих ушах и каждый слышавший положив руку на уста и покивает главою». Также говорит еще Давид: «Господи! Ты одного унижаешь до земли, а другого возвышаешь до небес». Кто был стеснен, тот понимает это, а кто не был стеснен, тот не понимает. Поэтому и пословица говорит: «голь на выдумки хитра».
– Еще я скажу из Писания: «дивныя и великия дела сотворил мне Господь: кто услышит обо мне, тот разсмеется», – сказала Сара, которая родила в старости. А Матерь Божия родила в младости и тоже был смех среди неверующих. Но в смехе проявляется Бог и Его чудеса.
– И над тобой смеются, но и чрез тебя творятся чудеса, – говорят слушатели.
– Мужички не могут творить чудес, – говорит Братец. – Один Бог творит чудеса.
Мужички могут только молиться Богу, и Он не откажет с проси-мом.
– Дорогой Братец! – вдруг, поднявшись, говорит третий слушатель – казак из черкесов: – не говоря о духе, кости мои обрадовались в Боге и остатки мои спасены. Очевидно, я родился для того, чтобы познать Бога.
На это Братец сказал:
– Христос сказал разбойнику: «ныне будешь со Мною в раю».
После этого, по предложению Братца, всеми были спета следующая
Песнь апостолу Иоанну Богослову
О великий, о прекрасный,
Ангел Бога и Отца!
О апостол грамогласный
Сына – вечнаго Творца!
Заведея, Соломии
Сын Любимый Иоанн!
Сладкозвучный, несравнимый
Духа Божия орган!
Воанергес нареченный
При избрании своем
В проповедники вселенной
И в учении своем.
Образ чистый ты Владыки,
Целомудрия венец
И наставник превеликий
Бога любящих сердец.
Богослов Христом избранный,
Возгремевший, как труба,
Громогласно, православно,
Что есть Бог всему судьба.
Что Он Альфа и Омега,
И начаток и конец;
Что белей Он, чище снега,
Краше солнца и планет.
Что судья Он всей вселенной.
Что и Агнец Он, и Лев,
Поражающий надменных,
Что жених Он чистых дев.
Что судить придет нас грешных.
Он разделит всех тогда:
Козлищ бросит в ад кромешный.
И оставит на всегда.
Агнцев кротких и смеренных
Сам введет к Себе в покой, –
Где лишь радость соблюдена,
Нет болезни никакой.
«Прийдите, мои други,
Скажет кроткий им Отец,
Вот вам рай – небесны круги,
Здесь почийте, наконец».
Но ты, чудный Богослове!
Заступив за нас тогда,
Заступись за нас пред Словом
И избавь нас от суда!
После пения Братец сказал:
– Мы должны петь песни пророков, апостолов и отцов церкви, которые страдали за правду. Такая только песнь и может судить и оправдывать нас по делам и приносить нам пользу.
Затем всеми поется «Богородице, Дево, радуйся», и Братец чита-ет краткия молитвы: «Огради нас Господи, силою честнаго и животво-рящаго Твоего креста» .., «Слава Отцу».., «Благослови, Господи, благо-стию Твоего».
– Спасибо! – говорят слушатели.
В заключение, по предложению «Братца», были пропеты еще следующия две песни:
Первая песнь:
Все вы, братия, смотрите:
С неба даден нам сигнал.
В новые полки грядите,
Нас Господь на страх послал.
Крепость мою не сдавайте,
Скоро, скоро Я приду,
Вы на небо отвечайте:
Не сдадимся мы врагу.
Вот идут полки чужие
Они страшно нам грозят.
Братья падают родные
Вы старайтесь их поднять.
Крепость мою не сдавайте…
Знамя выше поднимите
И все слушайте трубу,
Смело, дружно все бегите
Вы на Божию войну.
Крепость Мою не сдавайте…
Длится бой, полки чужие.
Помощь нам весьма близка.
Не сдаются, не робеют.
Идут войны за Христа.
Крепость Мою не сдавайте…
Вот идет Господь к нам с неба.
Легионы идут с Ним.
С ним и радость, и победа.
Славу Богу воздадим.
Крепость Мою не сдавайте…
Вторая песнь.
День Христов к нам наступает,
Издали нам виден свет,
И всех спящих пробуждает
Ныне радостный разсвет.
Призыв слыша, все мужайтесь,
Меч духовный обнажив,
Вы за Господа сражайтесь,
Шлем спасенья возложив.
Беги вперед, не унывая,
Не боясь козней врага,
На Начальника взирая.
Нам победа дорога.
Призыв слыша…
Вождь – Христос и в битвах бранных
Смелость в сердце сохраним.
Легион ведет избранных
Сам Христос: мы победим.
Призыв слыша…
При всех поднятых знаменах
Проходите все места.
Пойте громко все вы, братья,
Мир весь царством стал Христа.
Призыв слыша…
После пения Братец сказал:
– Дай Бог вам всем быть воинами во Христе и спасать погибший в пьянстве народ.
– Спасибо! – сказали слушатели.
И Братец ушел в свою комнату, а слушатели мирно разошлись по своим домам, делясь друг с другом впечатлениями от двойнаго праздника: именин Братца и новаго открытия его бесед.
Беседа эта продолжалась от 7,5 до 8,5 час. вечера. На ней присут-ствовал также и писатель С. С. Кондурушкин.
Дни болезни Дорогого Братца Иоанна в 1923 году и посещение храма Захарии и Елизаветы.
В 1923 году, раннею весною, Дорогой Братец Иоанн заболел будучи в Ленинграде и не смог уехать в Понедельник после приема в Вырицу, и вынужден был остаться в городе на квартире Новый переулок № 2.
Братец попросил, чтобы пригласили профессора. Сестрицы были против этого, а Братец сказал: — Нужно установить болезнь.
И был приглашен профессор Михайловский. Когда он вы-слушал больного, сказал:
— Крупозное воспаление в легких, и добавил: лекарство я приготовлю сам, и Вы примете его.
На это Братец ответил:
— Этого Я сделать не могу, ибо, что скажет народ? «Врач, уврачуй самого себя...». Народ по молитве получает исцеление, без помощи врача, а Я буду принимать лекарство?! Приходите ко Мне через три дня, и вместе будем чай пить.
Когда профессор вышел в переднюю, он сказал:
— Удивительный больной, тело и кровь у Него чистая, как у трехлетнего младенца. Но все же вы приготовьтесь, приготовьте все нужное к погребению. В 65 лет перенести крупозное воспаление в легких почти невозможно. И в течение трех дней нужно ожидать смерть.
Прошли три дня, и когда профессор пришел осведомиться о состоянии здоровья Братца Иоанна, Братец, хотя и слабый, но встал, оделся, в парадной рубашке принял профессора и вместе пили чай.
В воскресенье, как обычно Трезвенники стекались со всех концов города на Беседу в Новый переулок дом № 2.
Многие не знали, что Братец Дорогой уже неделю болен.
Когда настало время беседы, в три часа, на кафедру поднялся профессор и, обратившись к слушателям сказал:
— Вы, последователи Братца Иоанна, должны учесть серьезность положения болезни и ничем не беспокоить своего Учителя. Он поправится, вы Его вновь увидите и услышите Его проповедь.
При слышании этих слов, все, находящиеся в зале, не могли удержаться от слез. Все плакали...
Состояние духа Братца Иоанна,— продолжал сообщать профессор,— прекрасное. Он Сам принимает меры Своего лечения.
Это сообщение легло тяжким камнем у каждого на сердце.
И не взирая на просьбы профессора, чтобы не беспокоить Учителя, в Понедельник с утра вереницы Трезвенников потя-нулись как и всегда в Понедельники на прием.
Привратница Мария Ивановна объявляла, что приема нет, и не будет, ввиду болезни Дорогого Братца, но трезвенники не уходили. А поэтому, время от времени, двери открыва¬лись, выходила Сестрица и объявляла:
— Дорогой Братец говорит: «Кто пришел с просьбою, пусть идет с миром домой, Господь слышит молитву и посетит Милостью Своею просящих и скорбящих».
Нехотя расходились Трезвенники, не хотелось оставаться наедине самим с собою. Хотелось слиться воедино, со всеми и совокупно, вместе переживать постигшее несчастье Трезво¬го народа.
Вторник, раньше назначенного времени Трезвенники со-брались в «Кружок» на Литейном проспекте в доме № 12, чтобы узнать о состоянии здоровья Дорогого Братца...
... Итак, прошла неделя томительного и болезненного ожидания.
Все надеялись, что в Воскресенье увидят Своего Дорогого Братца Иоанна. Но и во второе Воскресенье Братец не мог выйти на проповедь. Болезнь осложнилась
Братец поручил пригласить священника отца Николая Се-ренского.
Когда священник был доставлен, Братец предложил ему сказать народу проповедь, а Трезвенников Братец попросил, чтобы спели: «Спаси Господи Братца».
После того, как отец Николай прочитал воскресное Евангелие, на кафедру поднялся отец Александр Введенский и предложил всем Трезвенникам пойти в храм Захарии и Елизаветы, где будет отслужен молебен о здравии Братца Иоанна, с общею исповедью и причащения Святых Таинств.
Некоторые из Трезвенников задали ему вопросы:
— А как же мы приобщаться будем, ведь мы с утра вксили пищу, а Святые Тайны принимаются натощак.
Введенский ответил:
— Пищу вы вкушали утром, а приобщение будет после шести вечера. Это разрешается по церковному уставу.
Когда священник ушел из зала, Трезвенники запели:
— «Спаси Господи Братца и продли Ему лета. Укрепи Его здоровье для народа бедняка».
Момент был трогательный, когда хор в несколько тысяч голосов взывал к Господу, голоса захлебывались в рыданиях, звучали молитвенно:
«И для нас всех сирых, слабых, Братцу жизнь сохрани...».
Пение смолкло, а из зала никто не хотел уходить.
Но, что это такое? Вверху, на хорах — Братец.
Это Он, не выдержав, вышел к народу, накинув на Себя шубу священника Серенского. Народ, увидев Братца Дорогого, подняли руки, плачь и рыдание превратились в гул... Трез-венники тянулись к Своему Спасителю.
С Братцем стояли Сестрицы и священники махали руками, чтобы Трезвенники замолкли.
Братец, подняв руку, дал знак, чтобы Трезвенники успо-коились.
Братец, видя перед Собой Трезвенников, с любовию к Нему взирающих, не выдержал и заплакал, но, собрав Себя, трижды благословил народ, сказав:
— Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима, се, Царь твой грядет к тебе. Благословен грядый во имя Господне!
Братца подхватили священники и увели.
Большинство Трезвенников пошли в храм Захарии и Елизаветы, на молебен. Отстояли службу, общую исповедь и свщенники стали приобщать.
К причастию подошли не многие из Трезвенников. Когда об этом сообщили Дорогому Братцу, Братец сказал:
— Правильно сделали, что не приобщались, ибо Святые Тайны принимают только натощак.
Это событие произошло в период, когда в православной Церкви появилось новое течение «Обновленческая Живая Церковь». И духовенство «Живой Церкви» предложило Братцу Иоанну примирение. После Своего выздоровления Братец Иоанн с кафедры сказал:
— Во время болезни Моей, ко Мне по ночам приходили из храма справляться о Моем состоянии здоровья. Не от любви это делалось.
— И что только не говорили про Меня, вплоть до того, что у Меня язык распух. А мы знаем, что если у человека распухнет язык, он не жилец. Они думали, Братец умрет, а паства будет наша...
— А Я слезно просил Господа, как царь Езекия, отвернувшись к стене...
— Господи! Если Ты возьмешь душу Мою, кому достанутся эти овечки? Они достанутся на расхищение лютым волкам.
— И Господь услышал молитву Мою, и на пятнадцать лет еще прибавил Мне жизни.
Слушатели сквозь слезы воскликнули:
— Слава Тебе, Господи! Спасибо Тебе, Дорогой Братец!
Братец предвидел во время Своей болезни лицемерное радение духовенства, что оно не к созиданию и укреплению Трезвого общества, а радение к количеству верующих прихо-жан, чтобы наполнить храм Трезвенниками, как Апостол Павел говорит: «Дабы похвалиться в вашей плоти», /Галатам 6, 13/.
И еще Братец сказал с кафедры:
— В настоящее время приходят, заявляют: — Ты, Братец Иоанн, православный человек. Тебе без причастия неудобно жить, не можешь взойти в Царство Небесное.
— Я им говорю: вы сами Меня выгнали из храма. Осудили за то, что Я отрезвил народ, прогонял их от кабаков к вам в церковь.
Ни к чему не могли ко Мне придраться, не могли найти причины, за которую могли бы судить.
Что сделали? — Пришли в Обухово, устроили скандал во время воскресной Беседы, в результате человек двадцать оказались избитыми. Как разбойники напали на ни в чем неповинных людей, и три с половиною тысячи Трезвых людей разогнали. Это не секрет.
Пришло время и с ними расправились как с разбойниками — это тоже не секрет. Тогда как Я со Своей стороны не делал им никакого вреда.
Отвечают: — «Это прежнее духовенство гнали, а теперь другие времена».
«Обновление храма».
Братец Иоанн продолжает:
— Теперь говорят: «Братец Иоанн, причаститься надо!» Это хорошо.
А вам, отцы, покаяться надо, как разбойнику пред всем народом. Не так, как Иуда лобзанием предал Христа, но как разбойник покаялся — исповедуя Христа, что разогнали ни в чем неповинных людей.
Тогда приму Святое Причастие. Напрасно гнали за Слово Божие, а разбойникам за убийство, воровство прощали, ходили к царям нанимали адвокатов, защищали разбойников, награждали золотыми крестами.
Здесь есть из стоящих, которые были избитые. Поэтому нужно покаяться, тогда народ полюбит вас, пастыри.
Тогда прекратится вражда, будет Царь Мира, Царь Правды, никто не будет злобствовать друг на друга.
Тогда будет Один Пастырь и одно стадо.
Аминь.
...Неоднократно по субботам, по приезде Братца Иоанна из Вырицы, происходили встречи Братца с духовенством об-новленческой «Живой Церкви».
На этих собеседованиях обсуждались вопросы обновления Православной церкви.
Иереи сообщали Братцу о своих планах и намерениях, а именно — ввести новшество:
1. Разрешить духовенству стричь волосы.
2. Находясь вне храма, духовное лицо может не носить рясы, ходить по улице и бывать в общественных местах, может быть одет в гражданский костюм.
3. Разрешить священникам жениться во второй раз.
4. Вменить в практику церковной жизни устройство при церквях братства из прихожан.
5. Признание нового Стиля календаря.
6. Управление церковными делами должно быть коллеги-альным.
Братец Иоанн смысл обновления церкви предусматривал в другом, доказывая необходимость священников быть при-мером скромной серьезной жизни для прихожан, стремиться к подражанию Святым Отцам церкви: Василию Великому, Григорию Богослову и Иоанну Златоусту.
Первое: Захария и Елизавета были трезвенники, постники. У них и сынок Иоанн Креститель был Трезвенник.
Он, как у Евангелистов написано, не пил вина и секиры, питался акридами и дики медом.
Если отцы духовные будут трезвыми, и их дети — Иваны будут трезвенниками.
Пьянство — смертельная болезнь, надо уничтожить это зло! А поэтому:
Долой вино со стола и с престола!
До Иоанна Златоуста Причастие было в сухом виде.
Иоанн Златоуст увидел, что им злоупотребляют, уносят домой и на Причастии гадают: то положат новобрачным под постель для благополучия, то спрячут в божницу, то снесут в хлев к скотине с целью успешного скотоводства...
Златоуст повел с этим борьбу. Стал совершать Таинство причащения не в сухом виде, а на вине, и давал причащаю-щимся с ложечки.
Теперь надо Причастие приготовлять вместо вина — на водичке.
Второе: Необходимо обрядкафтан окоротить, а то в длиннополом обряде запутались: надо сократить богомолебствие.
К кафтану или шубе пришить воротник веры, чтобы за во-рот не дуло.
Без воротника холодно. А сейчас нет воротника веры.
К церковному обряду нужна вера, а без веры один обряд людям не помогает. Из-за этого идет хула на обряд и на священные предметы.
Говорят: «Я молилась, молилась и свечки ставила и ко всем иконам прикладывалась, ничего не помогает».
Третье: За счет сокращенного времени церковной службы, пастыри должны вести проповедь.
Посмотрите, как народ жаждет живого слова, как только священник выйдет на амвон со словом проповеди, народ со всей церкви подвигается поближе к амвону.
В храме необходима проповедь священников. Пастырь ду-ховный должен сеять Слово Божие на Ниве народной.
В этом главное!
Развивая мысль о вреде вина даже в объеме капельки, Бра-тец доказывал, как меру борьбы с ним, изгнать вино из храма.
Присутствующие священники со многим из того, что го-ворил Братец соглашались, а с изгнанием вина из храма полностью еще не соглашались.
Тут же, при разговоре, когда Братец Иоанн настоятельно предлагал заменить вино водою или ягодным соком, протоие-рей Боярский, в оправдание старого порядка сказал:
— Братец Иоанн, но ведь Сам Христос первое Свое чудо сотворил на вине. В Кане Галилейской Он на браке воду превратил в вино, значит, мы не прегрешаем, употребляя его.
Братец Иоанн на это возразил, сказав:
— Христос вино то из воды сотворил, Ему надо было сотворить ЧУДО, и момент был подходящий — брачный пир. Но Сам-то Он вино не пил.
Боярский говорит:
— Братец, но ведь в Евангелии нигде не говорится, что Христос, сотворив вино, не пил его?
Братец ответил:
— Об этом и писать не надо, ведь Иисус Христос был На-зорей, а Назореи, как Самсон, как Иоанн Креститель, так и Иисус Христос вина и сикеры не пили и волосы не стригли. /Числа, гл.6/.
Христос говорит: «Сказываю вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного, до того дня, когда буду пить с вами Новое Вино в Царствии Отца Моего». /Матф. 26,29/. После этих слов Братца, священник Боярский ударил себя ладонью по лбу и воскликнул:
— Братец, Ты Пророк!
Я сколько раз читал это место в Евангелии, много думал об этом, и мне это в голову не пришло. Правда, Иисус Христос ведь был Назорей и не мог пить вино!
Все присутствующие священники восторженно благодарили Братца Иоанна за это, как они признали «Открытие», что до их сознания до сих пор еще это не доходило.
И все были согласны с тем главным в обновлении церкви, на что мудро и неопровержимо указывал прогрессивному духовенству Пророк двадцатого века.
И в результате переговоров, посещения Братца Иоанна возглавлявшими «живую церковь» иереями, а главное — ми-трополитом Александром Введенским, состоялось «Примире-ние», выразившееся в том, что в пятницу, 20-го ноября 1923 года, в канун праздника Введения во Храм Пресвятой Бого-родицы, Братец Иоанн пришел со Своими Трезвенниками в количестве семи тысяч человек в храм Захарии и Елизаветы, и там вечером состоялась Вечерняя служба с общей исповедью, а утром следующего дня, 21-го ноября, утренняя литургия, во время которой Братец Иоанн и Трезвенники Его причащались.
Главное было в том, что Причастие было приготовлено не на вине, а на ягодном соку. Приготавливалось оно самими Трезвенниками.
Служба в храме Захарии и Елизаветы вылилось в огром-ное торжество. Митрополит Введенский и протоиерей Бояр-ский выступали с речами, в которых было отмечено:
Введенский: — Что в храм пришел Сам Христос в лице Братца Иоанна, со Своим Трезвым народом, живущим по Евангелию.
— Ты, Славный Пастырь, сохранил Своих овец, и ныне привел их в лоно церкви...
И в честь этого великого события, что Братец Иоанн у нас в храме, я предлагаю спеть Христос Воскресе...
Трезвенники единодушно воскликнули: «Воистину воскрес»: ... И было пропето три раза «Христос Воскресе...»
Братец Иоанн стоял близ алтаря на правой стороне, в пальто. Лицо Его было несравнимо с лицами священнослужителей, находившихся в храме сем.
Священник Боярский в своем слове сказал, что «... прежде в церкви было похолодание, зима, и Братец не ходил в церковь, а как только потеплело, повеяло весной, Братец Иоанн пришел в церковь, как Иоанн Златоуст, как прилетевшая первая ласточка.
Братец Иоанн! Ты никогда не искал и не ищешь Славы Себе, всегда все относишь Христу, а мы видим: Христос в Тебе».
Служба достигала такого высокого подъема, что руководители радостно провозглашали неоднократно: «Христос Воскресе!»...
А народ, наполнявший храм до отказа, отвечал восторженно: «Воистину Воскрес!»
После речей Введенского и Боярского было предложено Слово Братцу Иоанну. Он стоял на месте, повернувшись лицом к народу сказал:
— Если весь мир будет Меня хвалить, а Писание будет судить, не поверю миру, а поверю Писанию!
И наоборот,— если весь мир будет Меня судить, а Писание оправдывать — поверю Писанию!
Захария и Елизавета были трезвенники, и Ангел возвестил им, что родится у них сын, имя ему Иоанн, он не будет пить вина и сикеры.
И будет в духе и силе Илии, дабы представить Господу народ приготовленный.
Так и Я скажу:
— Когда на престоле в храме сем, Захарии и Елизаветы, Святые Таинства будут на воде, то храм сей наполнится трезвыми Иванами.
— И народ видя это скажет: Христос Воскрес!
— Воистину Воскрес! — дружно воскликнули Трезвенники. Многие плакали, ибо радостью были наполнены сердца
их, видя и слыша Своего Пастыря — Братца Иоанна.
Свидетельство коммунара
Когда Братец Иоанн вернулся из Ленинграда на второе утро, когда мы, коммунары подходили под благословение к Дорогому Братцу, рядом с Братцем стояла Сестрица Мария, держа поднос, на котором лежали измельченные просфоры и каждый из нас брал по кусочку просфорки.
Так что не только Ленинградские Трезвенники приобщались новых Таинств на воде, но и мы — коммунары приобщались преломленным хлебом в сухом виде из рук Преобра-зователя Истории Христианства и Основателя Абсолютной Трезвости.
В последующее время после примирения с духовенством, Трезвенники ходили в этот храм исповедоваться и прича¬щаться.
Причастие готовилось в двух чашах: в одной — на воде, в другой — на вине. С одной чашей выходил священник и приобщал тех, кто употреблял вино, с другой приобщает тех, кто не пьет вино.
Прошло некоторое время и вдруг оказалось, что Причастия на водичке в храме не стало.
В той и другой чаше было Причастие на вине.
ОБМАНУЛИ.
Когда об этом сообщили Братцу, Он сказал:
— Раз обманули — хватит! Больше не пойдем! — и Трезвенники перестали ходить.
Для Трезвенников Слово Братца Иоанна — ЗАКОН.
Священный закон Братца и сейчас для нас звучит заповедью абсолютной Трезвости! «Долой вино со стола — столовое! Долой вино и с престола — священное!»
237. НОВОЕ ИМЯ
В столицу России огромной
С Евангельем странник пришёл.
И в пьянство, разврат погружённый
Народ он в столице нашёл.
Хотя в ней храмы стояли
На многих больших площадях,
Но люди в ней Бога не знали,
Забыли о Божьих делах.
По старой привычке-обряду
Ходили по праздникам в храм.
А жить не хотели как надо,
Как Бог заповедывал нам.
И стал дивный Странник трудиться,
Беседовать просто с людьми,
Небесному Богу молиться,
Чтоб трезвыми стали они.
Имя не взял он чужое,
Под именем Братца стал жить,
И дело Христово святое
С великим усердьем творить.
В царстве вражды, озлобленья,
Бескрайнего горя, нужды
С чудесным Его появленьем
Зажглися спасенья огни.
Новое имя всё чаще
Стало в народе греметь.
Как символ духовного счастья,
Что мог теперь каждый иметь.
Шли годы и трезвость святая
Всё больше в народе росла.
И двери Эдемского рая
Всем людям открыла она.
Но зло, как и прежде, восстало.
При первом рожденьи
Христа Через Иродов новых искало
Убить его вновь навсегда.
О, сколько над нами промчалось
Жестоких бурь, разных невзгод!
Но трезвость живою осталась
И ныне в народе живёт!
Слава и честь, поклоненье
Братцу родному за труд.
На ниве святой отрезвленья
Плоды Его в людях растут.
«Многие лета сегодня!», —
Мы трезвому делу поём.
И дай Бог идти нам достойно
И твёрдо за мудрым Вождём.
И. А. Кокорев

Приложенные файлы

  • docx 17795210
    Размер файла: 510 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий