UPP_Dokazatelstva_-_seminar

Задание 1. По уголовному делу, возбужденному по факту кражи компьютера у гражданина С., органами предварительного расследования были получены следующие данные. Служебно-розыскная собака привела проводника от места кражи к дому гражданина К., у которого в доме находились еще три человека. Собака, обнюхав всех находящихся в доме, остановилась около хозяина дома К. и начала лаять. Оперуполномоченный обнаружил в доме компьютер и составил акт изъятия компьютера. Сосед С. дал объяснения оперуполномоченному уголовного розыска о том, что видел человека, выходившего из квартиры С. с большой сумкой. Описание примет этого человека совпадает с приметами К. Допрошенный следователем С., пояснил, что дверь в его квартиру была взломана, из квартиры был похищен компьютер стоимостью 10 000 р. По делу было проведено опознание компьютера потерпевшим, проведена товароведческая экспертиза для определения стоимости компьютера.
1. Укажите, какие из полученных данных можно отнести к доказательствам?
2. Классифицируйте полученные доказательства с точки зрения различных критериев.
Перечень отдельных видов (источников) доказательств содержится в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] УПК РФ и имеет исчерпывающий характер.
2. В качестве доказательств допускаются:
1) показания подозреваемого, обвиняемого; 2) показания потерпевшего, свидетеля; 3) заключение и показания эксперта; 3.1) заключение и показания специалиста; 4) вещественные доказательства; 5) протоколы следственных и судебных действий; 6) иные документы.
Кража, причём квалифицированная, значит дело ведёт следователь. Скорее всего, он дал поручение операм.
Оперуполномоченный – орган дознания, значит ОРД!
Оперативно-розыскная деятельность хотя и ведется часто одновременно и, если угодно, "параллельно" с ним, но самостоятельного доказательственного значения не имеет, играя по отношению к доказыванию служебную роль (подчиняясь ему). Они в любом случае должны быть процессуализированы, т.е. проверены и приведены в надлежащую форму в порядке, установленном [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] РФ, путем преобразования в надлежащий источник (вид) доказательств. Об этом см. Определение Конституционного Суда РФ от 04.02.1999 № 18-О – результаты оперативно - розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Федерального закона "Об оперативно - розыскной деятельности", могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно - процессуального закона, т.е. так, как это предписывается статьями 49 (часть 1) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации.
Статья 89. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности

В процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом.
Федеральный [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" <1>. В [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] указанного Закона сказано, что результаты оперативно-розыскной деятельности (ОРД) могут использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] указывает на то, что результаты ОРД представляются на основании мотивированного постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД, в порядке, предусмотренном ведомственными нормативными актами. Такой порядок в настоящее время регулируется межведомственной [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] от 27 сентября 2013 г. "О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд".
Презюмируем соблюдение процедуры!
В ходе ОРМ были осуществлены следующе действия:
Деятельность служебной собаки (Это ОРД мероприятие? Не подпадает под ст. 6 ОРД. Следует ли тогда говорить о том, что это может быть положено в доказательство?) В. И. Шиканов и Н. Н. Тарнаев считают, что результаты применения служебно - розыскной собаки не могут рассматриваться в качестве доказательства, “поскольку в исчерпывающем перечне источников судебных доказательств (средств доказывания) закон собаку-ищейку не упоминает” (Теоретически, но сложно – нужно научное обоснование!)
Изъятие предположительно похищенного компьютера. В ходе (ст. 6 ОРД) - 8. Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств. Далее - 3. Сбор образцов для сравнительного исследования входит обнаружение и физическое изъятие материальных носителей информации (предметов, веществ и пр.) с целью их сравнения с материалами (уже есть уголовное дело, в котором компьютер является предметом кражи). Требуется надлежащее оформление, о котором было сказано выше. Если есть всё соблюдено, то вещественное доказательство!
Полученные объяснения соседа С – это опрос (п. 1 ч. 1 ст. 8 ОРД) - сбор информации о признаках преступления со слов опрашиваемого лица, которое реально (предположительно) обладает ею. Результаты опроса оформляются справкой (рапортом) сотрудника оперативного подразделения, а при согласии опрашиваемого его объяснением, заявлением, протоколом явки с повинной. Доказательство – иной документ! Если допросит следователь, то показания свидетеля!
Об этом говорит и п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре» - суду следует иметь в виду, что использование в качестве доказательств по уголовному делу результатов оперативно-розыскных мероприятий возможно только в том случае, когда такие мероприятия проведены для решения задач, указанных в статье 2 Федерального закона от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности", при наличии оснований и с соблюдением условий, предусмотренных статьями 7 и 8 указанного Федерального закона, а полученные сведения представлены органам предварительного расследования и суду в установленном порядке и закреплены путем производства соответствующих следственных или судебных действий. Например, произведенные аудио- и видеозаписи, изъятые предметы и документы должны быть осмотрены и приобщены к делу; обнаруженные вещества - подвергнуты экспертным исследованиям; лица, участвовавшие в проведении оперативно-розыскных мероприятий, - при необходимости допрошены в качестве свидетелей.


Далее, следователь допросил С. Статья 78. Показания потерпевшего
1. Показания потерпевшего - сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде в соответствии с требованиями статей 187 - 191 и 277 настоящего Кодекса. (Потерпевший допрошен следователем – НОРМ!) Это доказательство!
Далее, компьютер был предъявлен для опознания
Статья 193. Предъявление для опознания

Следователь может предъявить для опознания лицо или предмет свидетелю, потерпевшему, подозреваемому или обвиняемому.
9. По окончании опознания составляется протокол в соответствии со статьями 166 и 167 настоящего Кодекса.
Протокол следственного действия – это доказательство!
Товароведческая экспертиза. Есть в принципе судебная экспертиза (ст. 195 УПК РФ), а есть ее разновидность – товароведческая судебная экспертиза (Приказ Минюста России от 27.12.2012 № 237 «Об утверждении Перечня родов (видов) судебных экспертиз, выполняемых в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России, и Перечня экспертных специальностей, по которым представляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России»).
Заключение эксперта – это доказательство (плюс может быть допрошен)!
Виды:
Какие мы знаем классификации доказательств?
По способам формирования доказательств – личные (все остальные) и вещественные (компьютер). По сугубо материального носителю!
По наличию промежуточного носителя доказательственной информации – первоначальные (1-5) и производные.
По отношению к обвинению – обвинительные (по сути, все источники с 1 по 5 изобличают К.) и оправдательные; Сложно сказать данных маловато.
По отношению доказательств к устанавливаемому факту – прямые (1, 4, 5) и косвенные (2, 3).






Задание 2. В районе кинотеатра «Родина» был обнаружен труп мужчины с огнестрельным ранением в области груди. Потерпевшим оказался предприниматель Г. Из заключения судебно-медицинского эксперта, проводившего вскрытие трупа, следует, что Г. был задушен, а огнестрельное ранение является посмертным. На трупе обнаружены также многочисленные кровоподтеки и ожоги. Свидетель Бабушкин показал, что когда он проходил недалеко от кинотеатра, то услышал звук хлопка и мимо него пробежал человек среднего роста в лисьей шапке и черном полушубке. Вскоре на трамвайной остановке был задержан Ремнев, которого свидетель Бабушкин опознал по шубе, шапке и росту. Ремнев дал объяснения, что он испугался выстрела и потому побежал. Стрелял мужчина в спортивных штанах и пуховике. После выстрела он сел в иномарку (номеров Ремнев не запомнил) и уехал. Ремнев и Бабушкин были доставлены в РОВД, где произвели повторное опознание с участием понятых и составлением протокола, а Ремнев допрошен в качестве подозреваемого. Он дал показания, аналогичные объяснениям. Следователь (видимо до этого момента следователь никак не участвовал?) возбудил уголовное дело и вынес постановление о задержании Ремнева в качестве подозреваемого. При повторном тщательном осмотре места происшествия удалось обнаружить гильзу от пистолета «Макарова», а в канализационном колодце – сам пистолет. Следователь с участием понятых – свидетеля Бабушкина и студента-практиканта – осмотрел гильзу и пистолет, о чем составил протокол. Со следов протектора машины сняли слепок. Невдалеке от места происшествия обнаружена записка, содержащая угрозу расправиться с Г., если он откажется от встречи у кинотеатра «Родина». У самого кинотеатра обнаружили машину «Жигули» с работающим мотором, как потом оказалось, принадлежащую Г. Близкие знакомые Г. Стрельцов и Велкин показали, что в последнее время Г. был сильно напуган: он задолжал крупные суммы денег и кредиторы (одного из которых знают – это Д.) угрожали ему убийством. Допрошенный в качестве подозреваемого Д. заявил, что вообще не знает Г. Однако в результате обыска, проведенного на квартире Д., была изъята расписка Г. о том, что им взята в долг у Д. крупная сумма денег.
Вопросы:
1. Какие сведения, указанные в задаче, обладают признаками допустимости и относимости? Охарактеризуйте эти понятия.
2. Классифицируйте имеющиеся доказательства.
Статья 88. Правила оценки доказательств
1. Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.
Относимость доказательств. Свойство относимости характеризует отношение доказательства к предмету доказывания. Доказательством, обладающим свойством относимости, могут считаться только такие сведения, которые прямо или иногда косвенно относятся к предмету доказывания, т.е. к обстоятельствам, подлежащим доказыванию. Доказательства, не обладающие свойством относимости, должны признаваться неотносимыми.
Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию

1. При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию:
1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); 2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы; 3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; 4) характер и размер вреда, причиненного преступлением; 5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния и т.д.

Допустимость доказательств.
Если конкретизировать свойство допустимости, то соответствие порядка получения доказательства требованиям закона означает:
а) получение доказательства из надлежащего источника, предусмотренного [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] УПК РФ;
б) получение доказательства надлежащим субъектом, уполномоченным производить по уголовному делу соответствующие процессуальные действия и принимать по нему соответствующие процессуальные решения;
в) получение доказательства с соблюдением процедуры, предусмотренной для соответствующего следственного действия (обыска, допроса и т.п.), а также с соблюдением всех гарантий, установленных [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] РФ и законом.
Статья 75. 2. К недопустимым доказательствам относятся: 1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде; 2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности; 2.1) предметы, документы или сведения, входящие в производство адвоката по делам его доверителей, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий, за исключением предметов и документов, указанных в части первой статьи 81 настоящего Кодекса; 3) иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса.
Заключение судебно-медицинского эксперта (++)
Показания свидетеля Бабушкина (вроде это было при ОРД??? - если следователь, то не будет соблюдена процедура (где протокол?))
Опознание Бабушкины Ремнёва (аналогично п. 2 – если следователь, то будет не соблюдение процедуры опознания по ст. 193)
Объяснение Ремнёва (п. 7 ч. 1 ст. 6 ОРД – отождествление личности?)
Повторное опознание (ч. 3 ст. 193 УПК - не может проводиться повторное опознание лица или предмета тем же опознающим и по тем же признакам; 4. Лицо предъявляется для опознания вместе с другими лицами, по возможности внешне сходными с ним. Общее число лиц, предъявляемых для опознания, должно быть не менее трех; требуется законность первого опознания, а я сомневаюсь в его законности – считать ли повторным?)
Допрос Ремнёва в качестве подозреваемого (задержанный ст. 91, 92), (п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК – где защитник?)
А до п. 7 следователь вообще участвовал!?
Протокол повторного осмотра (ч. 2 ст. 176 УПК - осмотр места происшествия, документов и предметов может быть произведен до возбуждения уголовного дела. НО - Следователь возбудил уголовное дело и вынес постановление о задержании Ремнева в качестве подозреваемого до повторного осмотра).
При осмотре - 1.1. (ст. 170 УПК) В случаях, предусмотренных статьями 115, 177, 178, 181, статьей 183 (за исключением случаев, предусмотренных частью третьей.1), частью пятой статьи 185, частью седьмой статьи 186 и статьей 194 настоящего Кодекса, понятые принимают участие в следственных действиях по усмотрению следователя. Если в указанных случаях по решению следователя понятые в следственных действиях не участвуют, то применение технических средств фиксации хода и результатов следственного действия является обязательным. Если в ходе следственного действия применение технических средств невозможно, то следователь делает в протоколе соответствующую запись.
Записка (Найдена в ходе порочного осмотра, если она не акцессорна, то не вижу проблем )
Показания близких (++) (можно подогнать под ст. 75? Нужен источник осведомленности наверное, есть)
Допрос Д. (++) (протокол? Презюмируем наличие)
Обыск в квартире Д. (ч. 3 ст. 182 УПК - Обыск в жилище производится на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса. В задаче ничего не сказано об этом? Видимо, нет судебного решения – неправомерно)
Квалификация – смотри задачу 1.



















Задание 3. Гражданин Р., возвращаясь вечером с работы, видел, как несовершеннолетний А., проживавший в соседнем доме, возился около автомобиля его соседа, завел его и уехал. Об этом случае он рассказал своей жене. Его сосед М. обратился в полицию по поводу угона его автомобиля. Жена Р. сообщила об этом оперуполномоченному, сказав, что муж ее уехал в длительную командировку в Хабаровск. Следователь решил не разыскивать Р., допросил в качестве свидетеля его жену, ограничившись ее показаниями.
1. К каким доказательствам - первоначальным или производным - относятся показания жены Р., и чем отличается использование первоначальных и производных доказательств?
2. Оцените правильность решения следователя. Какими процессуальными возможностями обладал следователь для осуществления процесса доказывания в данном случае?
Первоначальные и производные доказательства. В основе деления доказательств на первоначальные и производные лежит наличие или отсутствие промежуточного носителя доказательственной информации. Первоначальные доказательства формируются непосредственно под воздействием фактов. Производные - под воздействием не самих фактов, а первоначальных доказательств.

УПК РФ не знает такого разделения доказательств, как разделение на первоначальные и на производные, но оно широко признано в доктрине.

При этом следует иметь в виду, что свидетельские показания допускаются в качестве производных доказательств только при условии точного указания свидетеля на источник его осведомленности ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] УПК РФ).

Вместе с тем передача информации от одного источника к другому может вызвать искажение и потерю части сведений. Поэтому первоначальные и производные доказательства отличаются друг от друга объемом, точностью и чистотой информации. Данное обстоятельство следует учитывать при оценке доказательств - по возможности предпочтительнее обращение к первоисточнику. Российское доказательственное право отрицает любую иерархию доказательств в духе теории формальных доказательств, в том числе при их делении на первоначальные и производные.

Показания жены Р. – производные! Поэтому действия следователя сами по себе вполне правомерны.

Что касается процессуальных возможностей в данном случае, то представляется, что имеется в виду процессуальные возможности в принципе на данной стадии.
Одну из возможностей он уже реализовал – провел допрос супруги Р. в качестве свидетельницы по правилам, предусмотренным ст. ст. 187-191 УПК РФ. В случае необходимости допросить непосредственно Р., который находится в Хабаровске, следователь мог в соответствии с ч. 1 ст. 152 УПК РФ направить поручение в местный соответствующий орган для производства допроса Р.
Что касается несовершеннолетнего А., то следователь, в целях установления его местонахождения, могу поручить выяснить это органам, осуществляющим ОРД в соответствии со ст. 210 УПК РФ. Это необходимо как для поиска А. для выяснения обстоятельств дела, так и для поиска предмета преступного посягательства – автомобиля. Либо, поскольку свидетель события указать на его личность и указал на его несовершеннолетний возраст, то существенно и необходимо произвести его задержание в качестве подозреваемого и провести допрос в соответствии с правилами ст. ст. 423-426 УПК РФ.
«Фактическое основание первого допроса несовершеннолетнего подозреваемого - данные о том, что несовершеннолетнему подозреваемому известны обстоятельства, имеющие отношение к исследуемому факту, а также совокупность доказательств, дающих основание возбудить в отношении его уголовное дело, задержать в соответствии со ст. ст. 91 и 92 УПК РФ, избрать в отношении его меру пресечения до предъявления обвинения или оформить уведомление о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном ст. 223.1 УПК РФ.
Юридическое основание первого допроса несовершеннолетнего подозреваемого - вынесение постановления о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, об избрании в отношении его меры пресечения в порядке ст. 100 УПК РФ, составление протокола задержания или оформление уведомления о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном ст. 223.1 УПК РФ».
Также, следователь должен допросить потерпевшего А. в порядке ст. ст. 187-191 УПК РФ выяснить существенные характеристики предмета преступного посягательства (автомобиля), при необходимости дать поручение органам дознания или ОРД провести розыск автомобиля (в силу такого полномочия следователя по п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ.


















Задание 4. В. привлечен в качестве обвиняемого за совершение грабежа. Потерпевший нападавшего на него человека не запомнил. Тем не менее, следователем был собран ряд косвенных доказательств, которые, по его мнению, свидетельствовали о виновности В. в совершении преступления. На стадии предварительного расследования В. отказался давать показания, в ходе судебного разбирательства он представил доказательства, подтверждающие его алиби. Суд, оценив доказательства, исследованные в процессе судебного следствия, пришел к выводу о непричастности В. к грабежу и прекратил уголовное дело.
1. Правильно ли поступил суд? 2. Какова цель доказывания по уголовному делу? Что означают понятия «абсолютная и относительная истина», «материальная (объективная) и юридическая (формальная) истина»? 3. Какую истину обязан установить следователь и суд?
Тем самым, невзирая на все колебания последних лет отечественного законодательства и доктрины, целью доказывания в уголовном процессе остается установление истины, т.е. всестороннее, полное и объективное выяснение всех обстоятельств уголовного дела процессуальными способами и средствами, предусмотренными законом.

Относительная истина - это знание, которое приближенно и ограниченно воспроизводит действительность.
Абсолютная истина  это полное, исчерпывающее знание о действительности, которое нельзя опровергнуть.

- теория формальных доказательств концептуализировала в юридическом смысле понятие "истина", но оперировала понятием не материальной (объективной), а формальной истины, поскольку методологически опиралась на формализацию доказывания и исходила из того, что обстоятельство считается установленным после подтверждения его определенной совокупностью предустановленных законом доказательств (апофеоз - тезис о "признании как царице доказательств" и т.п.);
- теория свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению сохранила концептуализацию понятия "истина", но сняла с доказывания формальные барьеры, в связи с чем вместо "формальной истины" была выдвинута идея материальной истины, т.е. обязанности устанавливать обстоятельства дела не по формально заданным законодателем лекалам, а до тех пор, пока они не станут до конца ясны по существу лицу, ведущему производство по делу.

Статья 17. Свобода оценки доказательств
 
1. Судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью.

2. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Более того, систематический анализ, допустим, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] УПК РФ позволяет утверждать, что следователь, дознаватель, суд по-прежнему обязаны собирать доказательства по собственной инициативе (ex officio), причем всесторонне, полно и объективно, до окончательного установления всех обстоятельств дела, другими словами, они должны действовать в соответствии с принципом материальной (объективной) истины. Устанавливают материальную истину!

В. отказался давать показания (что является его правом не свидетельствовать против себя по п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ). Он также вправе представлять свои доказательства по п. 4 ч. 4 ст. 47 УПК РФ.

Статья 244. Равенство прав сторон
 
В судебном заседании стороны обвинения и защиты пользуются равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях, представление суду письменных формулировок по вопросам, указанным в пунктах 1 - 6 части первой статьи 299 настоящего Кодекса, на рассмотрение иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства.

Отказ подсудимого от дачи показаний не может рассматриваться как доказательство его вины или учитываться в качестве обстоятельства, отрицательно характеризующего его личность <1>.
--------------------------------
<1> См.: БВС РФ. 1996. N 7. С. 4.

Конечно, ни одно доказательство не имеет заранее установленной силы. Собранные следователем «косвенные доказательства» также могут изобличать лицо и ни в коем случае «ущербными» не являются. Поэтому, если суд пришел к выводу о недоказанности лица путем сопоставления доказательств, представленных сторонами, и оценка была произведена по правилам об оценке относимости, допустимости и достоверности доказательств (ст. 88 УПК РФ) в соответствии с принципом свободной оценки доказательств (ст. 17 УПК РФ), то решение суда правильно и законно.

При этом, в соответствии с правовой позицией КС РФ, выраженной в Определении Конституционного Суда РФ от 25.01.2005 № 45-О ст. 17 УПК, предписывая осуществлять оценку доказательств, по внутреннему убеждению, не содержит каких-либо положений, допускающих возможность произвольной оценки доказательств. Напротив, в данной статье в качестве принципа оценки доказательств закрепляется адресованное судье, присяжным заседателям, прокурору, следователю и дознавателю требование не только исходить из своего внутреннего убеждения и совести, но и основываться на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств и руководствоваться законом, что должно исключать принятие произвольных, необоснованных решений.













Задание 5. Гражданин подозревался в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 1 УК РФ. В ходе драки со случайными людьми он нанес ножевое ранение гражданину К., причинив ему смерть. Следствием установлены два свидетеля происшедшего, которые в ходе их допросов дали изобличающие обвиняемого показания. Однако обвиняемый отказался назвать себя и сообщить прочие сведения о своей личности. От дачи показаний он отказался. В ходе расследования не удалось установить его личность. Он называл себя различными именами. Предположительно он незаконно приехал в РФ на заработки. По дактилоскопическим учетам обвиняемый не значился.
Вопросы:
1. Какие обстоятельства входят в предмет доказывания по делу?
2. Может ли быть закончено расследование, если личность обвиняемого не установлена?
3. Как должен поступить следователь?
Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию

1. При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию:
1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);
2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;
3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;
4) характер и размер вреда, причиненного преступлением;
5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;
6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;
7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания;
8) обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со статьей 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).
(п. 8 введен Федеральным законом от 27.07.2006 N 153-ФЗ, в ред. Федеральных законов от 28.06.2014 N 179-ФЗ, от 31.12.2014 N 530-ФЗ)
2. Подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.
Для чего требуется?
Статья 171. Порядок привлечения в качестве обвиняемого
1. При наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого.
2. В постановлении должны быть указаны:
3) фамилия, имя и отчество лица, привлекаемого в качестве обвиняемого, число, месяц, год и место его рождения;
Статья 174. Протокол допроса обвиняемого
2. В протоколе первого допроса указываются данные о личности обвиняемого:
1) фамилия, имя и отчество;
Статья 220. Обвинительное заключение

1. В обвинительном заключении следователь указывает:
1) фамилии, имена и отчества обвиняемого или обвиняемых;
Действующий УПК РФ не дает ответа на вопрос о возможности привлечения обвиняемого к уголовной ответственности, если в ходе расследования не удалось получить документы, удостоверяющие его личность. С одной стороны, основания прекращения уголовного преследования указаны в ст.ст. 27–28.1 УПК РФ, и случаев невозможности установления документального подтверждения анкетных данных лица, совершившего преступление, в этих правовых нормах не приводится. Каких-либо иных норм, препятствующих привлечению такого обвиняемого к уголовной ответственности, уголовный закон не содержит.
С другой стороны, в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого. Часть 1 ст. 265 УПК РФ обязывает председательствующего установить личность подсудимого, выяснив его фамилию, имя, отчество, год, месяц, день и место рождения и т. д. Кроме того, в соответствии с положениями ч. 5 ст. 172 УПК РФ перед привлечением лица в качестве обвиняемого по уголовному делу и предъявлением ему обвинения следователь должен удостовериться в его личности.
Расследование подлежит приостановлению в случае, если лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено (п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ), однако у нас не тот случай, ибо само по себе лицо фигурирует в данном уголовном деле, даны изобличающие данное лицо показания. Соответственно, приостановить уголовное дело следователь не вправе.
Толкование данных норм дает основание большинству исследователей сделать вывод о наличии в уголовно-процессуальном законе еще одного «скрытого», существующего помимо указанных в ст.ст. 27–28.1 УПК РФ, основания невозможности привлечения лица к уголовной ответственности.
Так, по мнению А.А. Гавриленко, «личность подсудимого, в том числе его анкетные данные, должны надлежащим образом изучаться в стадии предварительного расследования, без чего эта стадия не может считаться завершенной».

А.П. Гуськова также полагает, что «при доказывании обстоятельств дела подлежат установлению установочные (персонографические) признаки личности обвиняемого. Эти данные необходимы для эффективного расследования, рассмотрения и разрешения дела судом»
И.В. Малофеев предлагает следующий вариант – в качестве перспективы развития процессуального законодательства в этой части видится:
возможность установления личности обвиняемого под условными установочными данными; возможность изучения личности обвиняемого посредством производства в его отношении психиатрической, а в необходимых случаях психолого-психиатрической экспертизы; применение принципа презумпции невиновности к установлению обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, то есть признание наличия максимально благоприятных данных, если они не опровергнуты стороной обвинения.
Соглашаясь с ним, В. Ю. Белицкий2 предлагает установить целый комплекс исследований, направленных на установление личности обвиняемого (такие, как например, дактилоскопирование). В случае, если мероприятия результата не дали, необходимо использовать подход, предложенный Малофеевым:
«Соглашаясь с предложением И.В. Малофеева о необходимости удостоверения личности обвиняемого на основании справки, составляемой следователем (дознавателем) в целом, полагаем, что помимо установочных данных обвиняемого для идентификации необходимо указывать и его генетические признаки (генотип). Считаем, что на современном этапе указание генотипа лица является наиболее перспективным направлением идентификации личности.»
Практика - в определении Свердловского областного суда от 16.08.2011 по делу № 33-11349/2011 прямо указывается, что «Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации на органы следствия возложена обязанность удостовериться в личности подозреваемого и лишь потом предъявлять ему обвинение».
Таким образом, закон по данному вопросу молчит, а доктрина, как представляется, предлагает обоснованный подход в случае невозможности установить личность обвиняемого.
Таким образом, следователь может вынести решение о присвоении лицу условных личных данных, и таким образом привлечь его к уголовной ответственности в качестве обвиняемого.







Задание 6. Гражданин М. обратился в полицию, заявив, что у него вымогает взятку в сумме 10 000 долларов США Глава администрации района за предоставление ему в собственность земельного участка. Он пригласил М. для решения этого вопроса 20 октября 2014 года к себе в кабинет. Сотрудники полиции предложили записать переговоры главы администрации и М. в процессе передачи денег, для чего передали М. диктофон, составив акт передачи. М также были переданы купюры, которые он должен был вручить главе администрации. Купюры были помечены специальным составом. 20 октября сотрудники полиции организовали задержание главы администрации, провели осмотр места происшествия, в ходе которого изъяли из ящика стола купюры, которые передал М. Последний отдал сотрудникам полиции диктофон с аудиозаписью его переговоров в кабинете главы администрации. Диктофон с аудиозаписью, протокол осмотра места происшествия и изъятые в ходе его купюры были переданы следователю для решения вопроса о возбуждении уголовного дела и использования в качестве доказательств.
1. Каковы дальнейшие действия следователя по данному делу?
2. Каким образом полученные данные могут быть использованы в качестве доказательств по делу?
Решение
В данном случае были проведены не просто ОРМ, а целый комплекс мер по задержанию лица.
Первым делом следствие должно представить официальные доказательства того, что обвиняемый по законодательным нормам является должностным лицом. С целью определения сферы его прав и обязанностей направляется запрос по месту работы. В ответ, представителю правоохранительных органов должна быть предоставлена вся необходимая документация, определяющая полномочия субъекта. Учитывается то, что они должны быть актуальными на момент формирования ответа на запрос. В противном случае факт незаконного получения имущественных ценностей не будет доказан.
Что касается непосредственного получения взятки, то в качестве доказательств могут быть использованы материалы, которые удалось получить по ходу оперативно-розыскных работ, а именно: результаты оперативных экспериментов; данные прослушки; видеозаписи.
При условии соблюдения законов при их получении, все материалы считаются действительными.
Когда доказательная база собрана, следствие переходит к «закреплению» результата, осуществляется это за счет личного обыска обвиняемого, его задержания, а также осмотра места, на котором было совершено преступление. В протоколе обязательно отражается информация о наличии материальных ценностей при обыске, которые и стали предметом взятки.
Статья 89. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности

В процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом.
Межведомственная Инструкция от 27 сентября 2013 г. "О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд".
4. Уполномоченным должностным лицам (органам) представляются результаты ОРД, которые соответствуют установленным настоящей Инструкцией тре
·бованиям и могут:
служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела;
использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.
6. Результаты ОРД представляются в виде рапорта об обнаружении признаков преступления или сообщения о результатах оперативно-розыскной деятельности.
7. Рапорт об обнаружении признаков преступления составляется должностным лицом органа, осуществляющего ОРД, в соответствии со статьей 143 УПК РФ и регистрируется в порядке, установленном нормативными правовыми актами органов, осуществляющих ОРД
16. К документам, указанным в пункте 6 настоящей Инструкции, прилагаются (при наличии) полученные (выполненные) при проведении ОРМ материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, а также материальные объекты, которые в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством могут быть признаны вещественными доказательствами <1>.
Об этом говорит и п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре» - суду следует иметь в виду, что использование в качестве доказательств по уголовному делу результатов оперативно-розыскных мероприятий возможно только в том случае, когда такие мероприятия проведены для решения задач, указанных в статье 2 Федерального закона от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности", при наличии оснований и с соблюдением условий, предусмотренных статьями 7 и 8 указанного Федерального закона, а полученные сведения представлены органам предварительного расследования и суду в установленном порядке и закреплены путем производства соответствующих следственных или судебных действий. Например, произведенные аудио- и видеозаписи, изъятые предметы и документы должны быть осмотрены и приобщены к делу; обнаруженные вещества - подвергнуты экспертным исследованиям; лица, участвовавшие в проведении оперативно-розыскных мероприятий, - при необходимости допрошены в качестве свидетелей.
Возбудить дело + провести следственные действия для того чтобы можно было признать в качестве доказательства






Задание 1. Расследуя уголовное дело о краже денег в сумме 8 тыс. рублей из квартиры гр. Ш., следователь пришел к выводу, что преступление совершил гр. Б. Виновность последнего в совершении кражи, по мнению следователя, подтверждается тем, что он ранее был неоднократно судим за совершение аналогичных преступлений. Потерпевшая Ш. показана, что Б. не раз приходил к ней в гости и знал, где находятся деньги. Отрицая свою вину, Б. не назвал ни одного свидетеля, который мог бы подтвердить, что в день совершения кражи он находился у себя дома. С места работы на Б. представлена отрицательная характеристика. От сотрудников уголовного розыска следователь узнал, что обвиняемый собирается уволиться с работы и уехать в другой город. При осмотре квартиры Ш. следователь обнаружил и изъял следы пальцев рук, которые по заключению дактилоскопической экспертизы принадлежат Б.
1. Дайте определение доказательств в уголовном процессе.
2. Какие сведения, полученные следователем, являются доказательствами по уголовному делу и каково их доказательственное значение?
Статья 74. Доказательства

1. Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.
2. В качестве доказательств допускаются:
1) показания подозреваемого, обвиняемого (Отрицая свою вину, Б. не назвал ни одного свидетеля, который мог бы подтвердить, что в день совершения кражи он находился у себя дома);
2) показания потерпевшего (Потерпевшая Ш. показана, что Б. не раз приходил к ней в гости и знал, где находятся деньги), свидетеля;
3) заключение и показания эксперта (При осмотре квартиры Ш. следователь обнаружил и изъял следы пальцев рук, которые по заключению дактилоскопической экспертизы принадлежат Б);
3.1) заключение и показания специалиста;
4) вещественные доказательства (Статья 81. Вещественные доказательства - 1. Вещественными доказательствами признаются любые предметы: 3) иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.);
5) протоколы следственных и судебных действий;
6) иные документы (С места работы на Б. представлена отрицательная характеристика).
Он ранее был неоднократно судим за совершение аналогичных преступлений – куда? Нужно материализовать = иной документ
От сотрудников уголовного розыска следователь узнал, что обвиняемый собирается уволиться с работы и уехать в другой город – куда? Нужно материализовать результаты ОРД, которые должны быть в надлежащем порядке оформлены и привлечены к делу.
Статья 88. Правила оценки доказательств
1. Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.
Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
1. При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию:
1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);
2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы (экспертиза, показания потерпевшей, отсутствие алиби);
3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого (аналогичные преступления, характеристика, оперативный розыск)




















Задание 2. Суд Ямало-Ненецкого автономного округа 22 декабря 2012 г. постановил в отношении А. и Б. обвинительный приговор. В судебном заседании в качестве свидетеля был допрошен следователь В. об обстоятельствах совершённого А. и Б. убийства, ставших ему известными из показаний допрошенного им свидетеля И. Защитник осужденного Б. в апелляционной жалобе поставил вопрос об отмене приговора ввиду недоказанности вины В. В частности, адвокат указал на недопустимость допроса следователя в целях выяснения содержания показаний допрошенного лица и недопустимость использования таких доказательств для подтверждения виновности подсудимого.
1. Являются ли полученные судом в результате допроса следователя В. сведения допустимым доказательством?
2. Какое решение примет апелляционная инстанция?
Решение
Нет, полученные судом показания в результате допроса следователя В. нельзя признать допустимыми доказательствами.
Статья 74. Доказательства
2. В качестве доказательств допускаются:
1) показания подозреваемого, обвиняемого;
2) показания потерпевшего, свидетеля;
3) заключение и показания эксперта;
3.1) заключение и показания специалиста;
4) вещественные доказательства;
5) протоколы следственных и судебных действий;
6) иные документы.
Не предусмотрены показания следователя!
В соответствии с ч. 8 ст. 234 УПК РФ по ходатайству сторон в качестве свидетелей могут быть допрошены любые лица, которым известно что-либо об обстоятельствах производства следственных действий, изъятия и приобщения к уголовному делу документов. (Свидетельского иммунитета у него нет)
Намного более распространено среди процессуалистов другое мнение: допрос дознавателей и следователей в судебном заседании возможен и проводится он по процедуре производства следственных действий (в частности, по процедуре допроса лиц, которые в судебном заседании утверждают, что признательные показания дали под давлением).
Данная точка зрения корреспондируется с позицией Конституционного Суда РФ, приведенной в Определении от 06.02.2004 № 44-О «По жалобе гражданина Демьяненко Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 56, 246, 278 и 355 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

Как отметил КС РФ, «положение, содержащееся в ч. 3 ст. 56 УПК РФ, в его конституционно-правовом истолковании не может служить основанием только для воспроизведения в ходе судебного разбирательства содержания показаний подозреваемого, обвиняемого, данных в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные им в суде, путем допроса в качестве свидетеля дознавателя или следователя, производившего дознание или предварительное следствие».
Таким образом, Конституционный Суд пришел к выводу, что допрос по уголовному делу в качестве свидетелей дознавателей и следователей в стадии судебного следствия возможен по любым обстоятельствам, но только если он не предполагает воспроизведения содержания показаний лиц, которые были даны в ходе досудебного производства.
Сложность реализации допроса следователя (дознавателя) в качестве свидетеля попытался разрешить Верховный Суд РФ в кассационном определении № 70-О12-3 от 06.03.2012 года. Судебная коллегия пришла к мнению, что показания следователя относительно сведений, о которых ему стало известно из их бесед либо во время допроса подозреваемого (обвиняемого), свидетеля, не могут быть использованы в качестве доказательств виновности подсудимого.
Статья 389.15. Основания отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке

Основаниями отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке являются:
1) несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции;
Статья 389.16. Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела

Приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если:
1) выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании;
Статья 389.20. Решения, принимаемые судом апелляционной инстанции 
1. В результате рассмотрения уголовного дела в апелляционном порядке суд принимает одно из решений:
4) об отмене приговора, определения, постановления суда первой инстанции и о передаче уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному заседанию или судебного разбирательства (Мне кажется)

Задание 1. Работник милиции Орлов, возвращаясь со своей женой поздно вечером из гостей, был смертельно ранен неизвестными преступниками. При доставлении в больницу он скончался.
Допрошенная в качестве свидетеля Орлова показала, что, когда они с мужем подходили к своему дому, их остановили двое ей неизвестных мужчин. Один из них предложил Орлову поговорить. Орлов сказал жене, чтобы она шла домой, а сам остался беседовать с этими мужчинами. Далее Орлова показала, что она пришла в свою квартиру, побыла дома несколько минут, но затем забеспокоилась и решила встретить мужа. По дороге она услышала стоны и, подбежав к мужу, увидела его лежащим на снегу и истекающим кровью. «Это Огурцов меня ударил ножом в отместку, – успел сказать Орлов жене, – а с ним был Акула». Никого вблизи мужа она в этот момент не увидела.
Вопросы:
Каково процессуальное положение Орловой? Что является предметом ее показаний?
Есть ли связь между процессуальным статусом Орловой и предметом ее показаний?
Оцените показания Орловой в той их части, где она пересказывает слова мужа, сказанные ей перед смертью.
Аргументируйте свою позицию.
Решение
Ответим последовательно на вопросы, предложенные к задаче.

В соответствии с условиями задачи, Орлова была допрошена как свидетель преступления – причинения смерти ее мужу. Её процессуальный статус регламентирован ч. 1 ст. 56 УПК РФ, согласно которой свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела.
Показаний свидетеля рассматриваются как одним из разновидностей источников доказательств в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 74 и ст. 79 УПК РФ.
Согласно ч. 2 ст. 79 УПК РФ свидетель может быть допрошен о любых относящихся к уголовному делу обстоятельствах, в том числе о личности обвиняемого, потерпевшего и своих взаимоотношениях с ними и другими свидетелями. По сути, в ч. 2 ст. 79 указан предмет показаний свидетеля. Ведь под предметом показаний подразумеваются обстоятельства, выясне­нию которых необходимо уделять в процессе предварительного рас­следования и судебного разбирательства особое внимание. Из совокупности информации о произошедшем складываются сведения, которые признаются доказательствами, которые затем используются при установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию.
Соответственно, в данном случае предметом показаний Орловой будут выступать:
Возможные сведения о нападавших постольку поскольку они были названы Орловым. Значит, его супруга может обладать информацией об этих людях;
О своих взаимоотношениях с мужем, характеризующихся, прежде всего, семейным статусом лиц;
Показания о месте, времени, способе совершения преступления, которые необходимы для сопоставления их с другими доказательствами.

Ответ на второй вопрос должен быть утвердительным, ибо процессуальный статус в принципе влияет на предмет доказывания, ибо присутствует объективное и качественное различие в статусах свидетеля и, например, обвиняемого. Так, в предмет показаний обвиняемого включаются обстоятельства, послужившие основанием для предъявления ему обвинения, а также иные известные ему обстоятельства по уголовному делу, в том числе сведения об имеющихся в уголовном деле доказательствах.
В процессуальной и криминалистической литературе традици­онно показания подозреваемого и обвиняемого делят на два вида:
- показания, в которых содержится полное или частичное признание ими своей вины в совершении преступления, и
- показания, в которых эта вина отрицается.
В обоих случаях доказательственное значение имеют не сами фак­ты признания или отрицания вины, а наличие или отсутствие кон­кретной информации об обстоятельствах совершения преступления.

Ответ на третий вопрос, как представляется, лежит в плоскости классификации доказательств.
Здесь, как представляется, обоснованно можно применить такую классификацию доказательств, как первоначальные и производные.
Показаний Орловой можно отнести к производным доказательствам, поскольку свои сведения о произошедшем она «почерпнула» из другого источника (если так можно назвать погибшего потерпевшего). Т.е. Орлова не была непосредственным свидетелем произошедшего, она не восприняла непосредственно сведения о совершенном убийстве.
Как пишет Л.В. Головко, первоначальные и производные доказательства взаимосвязаны, производные зависят от первоначальных. Эта зависимость определяет однородность содержания первоначальных и производных доказательств. Вместе с тем передача информации от одного источника к другому может вызвать искажение и потерю части сведений. Поэтому первоначальные и производные доказательства отличаются друг от друга объемом, точностью и чистотой информации. Данное обстоятельство следует учитывать при оценке доказательств - по возможности предпочтительнее обращение к первоисточнику. Однако это вовсе не значит, что производные доказательства - это доказательства "второго сорта" и что они не могут быть использованы при производстве по уголовному делу. Российское доказательственное право отрицает любую иерархию доказательств в духе теории формальных доказательств, в том числе при их делении на первоначальные и производные. Более того, в некоторых случаях производные доказательства приобретают первостепенное значение, особенно когда с их помощью устанавливается недостоверность первоначальных доказательств.
Более того, для таких случаев установлено специальное положение п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, в соответствии с которой к недопустимым доказательствам относятся показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности. Вполне очевидно, что Орлова не могла не сказать источник своей осведомленности.
Поэтому данные показаний следует признать источником сведений, которые могут доказывать причастность Огурцова и Акулы в совершении преступления. Само собой, что показаний Орловой подлежат соответствующей проверке и оценке в совокупности с иными доказательствами.
Об этом же сказал и КС РФ. В Определении Конституционного Суда РФ от 29.05.2014 № 1049-О он указал, что уголовно-процессуальный закон не содержит положений, освобождающих суд, прокурора, следователя и дознавателя от обязанности исследовать доводы подозреваемого, обвиняемого о признании тех или иных доказательств не имеющими юридической силы и при возникновении сомнений в допустимости или достоверности этих доказательств - отвергнуть их в соответствии с требованиями статей 49 (часть 3) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 2011 года N 955-О-О, от 20 октября 2011 года N 1423-О-О, от 11 мая 2012 года N 814-О, от 24 сентября 2012 года N 1620-О и от 24 декабря 2013 года N 2092-О).
Это относится и к случаям исследования показаний свидетелей, ссылающихся на сведения об имеющих значение для дела фактических обстоятельствах, полученные ими от определенного лица, впоследствии умершего (признанного умершим). Такие показания оцениваются судом в совокупности с другими доказательствами по делу с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности и достаточности и сами по себе не могут рассматриваться как основанные на предположении или слухе.
В. А. Фролов также пишет о том, что Производные доказательства могут заменить первичные доказательства, если последние утеряны, недоступны для следствия. Например, по делу об убийстве пострадавший перед смертью назвал присутствующим лицам фамилию убийцы. На допросе свидетели показали, что потерпевший назвал фамилию убийцы. Несомненно, что это производные доказательства, но они очень существенны и необходимы, поскольку на данный момент невозможно получить показания потерпевшего об обстоятельствах преступления в связи с его смертью.
Таким образом, показаний Орловой сами по себе не могут быть признаны недопустимыми.




Задание 2. Оперативный работник Соколов изъявил желание дать показания в качестве свидетеля по уголовному делу об ограблении Тунина. Соколов заявил, что он обладает важной информацией, полученной им в результате оперативно-розыскной деятельности по факту, которой существенно повлияет на раскрытие и расследование преступления.
Вопросы:
Оцените инициативу оперативного работника. Допустимо ли его допрашивать об обстоятельствах, ставших ему известными в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий?
Не возникает ли здесь противоречий между оперативно-розыскной природой сведений, которыми располагает оперативный работник и приданием им статуса доказательства по уголовному делу?
В чем выражается данное противоречие и как его разрешить?
Обоснуйте свою позицию с точки зрения закона, судебной практики и правовой доктрины.
Решение
Ответим последовательно.

Итак, оперативник Соколов решил дать показания в качестве свидетеля по делу. С одной стороны, чисто формально он может это сделать, ибо ст. 79 УПК РФ не содержит запрета на дачу производных показаний, т.е. на получение таких сведений, которые были восприняты у источника, первоначально воспринявшего данную информацию. Формально, он также может быть признан свидетелем. А сущность как может повлиять?
Статья 75 УПК РФ устанавливает перечень условий, при которых доказательства признаются недопустимыми. Пункт 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ указывает, что к недопустимым доказательствам относятся иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ. Пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» указывает, что решая вопрос о том, является ли доказательство по уголовному делу недопустимым по основаниям, указанным в пункте 3 части 2 статьи 75 УПК РФ, суд должен в каждом случае выяснять, в чем конкретно выразилось допущенное нарушение.
Сам по себе вызов оперативных сотрудников в суд для допроса в качестве свидетеля допустим, ибо ч. 3 ст. 58 УПК РФ не содержит императивного запрета на их допрос. Об этом свидетельствует и судебная практика. Так, в Кассационном определении Верховного Суда РФ от 08.06.2017 № 22-О17-1 указывается, в частности, что допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей оперативные сотрудники органов внутренних дел дали показания об обстоятельствах задержания и допросов Кабисова Ю.В., в которых отвергли применение к нему физического и психического принуждении.
А.А. Юнусов и Т.Н. Баширов пишут, что когда сотрудник правоохранительного органа свидетельствует в суде о своих действиях, о том, что он лично видел, слышал, в общем, воспринимал, то это будет первоначальное доказательство, а составленный им документ, ставший предметом проверки, напротив, становится производным. Подобное утверждение приводит к выводу о желательности по каждому процессу получать информацию об обстоятельствах, установленных следователем, из уст самого следователя. А.С. Сидоров пишет, что в ходе оперативно-розыскных мероприятий оперативный работник или лицо, оказывающее ему содействие, может лично, непосредственно наблюдать те или иные факты, события, действия, имеющие значение для дела и входящие в предмет доказывания. Это может происходить, например, в ходе проверочной закупки (оружия, наркотических средств или иных предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен), когда оперативный работник или содействующее ему лицо выступает в роли покупателя; в процессе наблюдения за действиями, за поведением заподозренных в совершении преступления; при оперативном внедрении в преступные группировки; в процессе оперативного эксперимента и т.п. Полученные таким образом сведения могут быть введены в процесс только посредством допроса лица, которому эти сведения стали известны, в качестве свидетеля (либо в качестве подозреваемого или обвиняемого, когда речь идет об участниках преступных групп, согласившихся оказывать содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность). ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ])
В свою очередь, в Комментарии к УПК РФ под ред. В.М. Лебедева указывается, что допрос может касаться лишь обстоятельств получения какого-либо доказательства, допустимость которого оспаривается в судебном заседании. В случае допроса таких лиц, например, по обстоятельствам частного разговора с подсудимым, во время которого тот признался в совершении преступления, их показания следует признавать недопустимыми доказательствами, поскольку использование таких показаний влечет нарушение гарантированных Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина и установленного в УПК порядка собирания и закрепления доказательств. Аналогичная позиция содержится в Комментарии к УПК РФ под ред. Г.И. Загорского.
В п. 13 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за январь - июль 2014 года указывается, что в соответствии с правовой позицией, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2004 г. № 44-О, недопустимо воспроизведение в ходе судебного разбирательства содержания показаний подозреваемого, обвиняемого, данных в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденных им в суде, путем допроса в качестве свидетеля дознавателя или следователя, производивших дознание или предварительное следствие.
Суд не вправе допрашивать дознавателя и следователя, равно как и сотрудника, осуществляющего оперативное сопровождение дела, о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, восстанавливать содержание этих показаний вопреки закрепленному в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ правилу, согласно которому показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные им в суде, относятся к недопустимым доказательствам. Тем самым закон исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в них сведений.
Как представляется, высшие судебные инстанции рассматривают частные случаи. Наиболее продуктивным представляется следующий вариант.
Допрос оперативного сотрудника возможен в качестве свидетеля, но только в двух случаях: допрос оперативного работника, с целью получения (восполнения) доказательств по уголовному делу и допрос оперативного работника на предмет производства следственных и иных процессуальных действий по делу. Если второй случай сомнений не вызывает, то первый случай требует пояснений. Указанное основание для допроса дознавателя является обоснованным лишь в исключительных случаях, когда иными процессуальными средствами невозможно установление искомых обстоятельств, при обязательном наличии совокупности иных доказательств по уголовному делу. Фактически, об этом же пишет и Л.В. Головко – «что касается конкретных уголовно-процессуальных действий (решений), которые требуются для формирования на основе оперативно-розыскных данных полноценных доказательств, то они зависят от вида произведенного ранее оперативно-розыскного мероприятия, характера полученных данных и т.п., т.е. определяются в каждом конкретном случае индивидуально. При этом следует различать воспроизводимые и невоспроизводимые данные, полученные оперативно-розыскным путем. С первыми больших трудностей не возникает. Например, уполномоченное лицо в порядке оперативно-розыскной деятельности произвело опрос жителей многоквартирного дома с целью выяснения того, кто из них что-то может показать об интересующих следствие событиях. На основании представленных оперативно-розыскных данных следователь вызывает для допроса в качестве свидетелей только тех лиц, которых удалось отобрать оперативно-розыскным путем, так как вызывать остальных (они ничего не видели и не слышали) не имеет ни малейшего смысла. В такой ситуации вызванные в качестве свидетелей лица способны воспроизвести необходимую информацию, но уже в надлежащей процессуальной форме (в качестве показаний, полученных на допросе). Сложнее обстоит дело с невоспроизводимыми оперативно-розыскными данными. Например, когда в ходе оперативно-розыскной деятельности удалось зафиксировать факт передачи взятки. Ясно, что повторно воспроизвести его никакой возможности нет. Тогда возникает необходимость в производстве целого комплекса уголовно-процессуальных мер, которые позволят сформировать полноценные доказательства: приобщение полученной видеопленки в качестве доказательства, ее осмотр, направление на экспертизу с целью выяснения подлинности, допрос в качестве свидетелей соответствующих оперативных работников и др. В результате мы получим ряд надлежащих доказательств (вещественное доказательство, протокол осмотра, заключение эксперта, свидетельские показания и др.), каждое из которых может использоваться в уголовно-процессуальном доказывании для установления обстоятельств уголовного дела».
Если же речь идет о показаниях дознавателя при отсутствии иных доказательств по делу, то таковой допрос является категорически недопустимым, поскольку дознавателя является лицом профессионально заинтересованным в исходе уголовного дела, и, как следствие, объективность и беспристрастность разрешения уголовного дела должна быть подвергнута сомнению.
В приведенных случаях речь идет, по сути, об отдельных обстоятельствах проведения ОРМ, а не о фактах, которые стали известны оперативнику.
Соответственно, как мы видим по условию задачи, отсутствуют необходимые условия для признания допустимым и возможным допроса такого оперативного сотрудника по данному делу. Таким образом, оперативный сотрудник не прав.

При ответе на второй вопрос следует указать, что в общем, противоречий нет. В Определении Конституционного Суда РФ от 25.11.2010 № 1487-О-О, а также в Определении Конституционного Суда РФ от 04.02.1999 № 18-О содержится идентичная позиция, указывающая на то, что порядок уголовного судопроизводства, а следовательно, собирание, проверка и оценка доказательств регулируются нормами Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (статья 1, главы 10 - 11 и 24 - 27). Результаты же оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона, т.е. так, как это предписывается статьями 49 (часть 1) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации. Эта же позиция была еще раз воспроизведена в Определении Конституционного Суда РФ от 29.09.2016 № 1943-О.
Таким образом, противоречия как такового нет. Сведения, полученные в ходе ОРД, и доказательства – суть качественно разные категории, но одна не исключает другую при надлежащем приобщении к уголовному делу.

Таким образом полагаю, что противоречия заключается в статусе тех сведений, которыми обладает Соколов. Мы уже установили, что с наибольшей долей вероятности он не сможет дать показаний как свидетель по делу. Однако его сведения можно надлежащим образом приобщить к материалам уголовного дела путем придания им статуса иных документов.


Задание 3. В парке им. Горького г. Энска был обнаружен труп гражданки Р. с признаками насильственной смерти. Подруга погибшей показала, что накануне вечером они были на дискотеке, после которой Р. пошел провожать домой молодой человек по имени Саша. По подозрению в изнасиловании был задержан некто Александр Д. Следователь предложил ему на допросе сознаться в преступлении, убедив в том, что в его невиновность все равно никто не поверит, так как он уже был судим и у него нет алиби. Д. согласился взять вину на себя. Следователь привлек его в качестве обвиняемого. Однако в суде Д. отказался от данных ранее показаний и сказал, что преступления он не совершал.
Вопросы:
Являются ли доказательством такие показания обвиняемого?
При каких условиях признание обвиняемым вины может быть положено в основу обвинения?
Какое нарушение уголовно-процессуального закона совершил следователь, какое противоречие оно породило и как его следует разрешить в суде?
Аргументируйте свою позицию с точки зрения закона, судебной практики и правовой доктрины.
Решение
Ответим последовательно.

Показания обвиняемого как доказательство закрепляются п. 1 ч. 2 ст. 74 УПК РФ и ст. 77 УПК РФ. В соответствии с ч. 2 ст. 77 УПК РФ признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств. Таким образом, голословное, ничем не подкрепленное признание обвиняемым совей вины само по себе не является доказательством и подлежит оценке по совокупности, что еще раз подтверждает ВС РФ в п. 17 Постановления от 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре»
В нашем случае следователь убедил Александра взять всю вину за совершенное преступление на себя. При этом следователь оперировал данными, которые, опять же, сами по себе не являются доказательствами; не была проведена их надлежащая оценка по правилам ст. 88 УПК РФ.
В условиях нашей задачи, по сути, можно говорит о психическом принуждении лица к признанию вины. Как пишет С.А. Касаткина в своей монографии «Признание обвиняемого» применение к обвиняемому всевозможных психологических манипуляций, уговоров, обещаний, внушений может привести к вынужденному признанию, которое, в свою очередь, не обязательно будет соответствовать действительности. Растерянный, сбитый с толку человек, еще и находящийся под стражей, может оговорить себя, дав "нужные" следствию показания. Представляется, что Касаткина полностью права в следующих своих утверждениях – наиболее действенной мерой против использования незаконных методов ведения следствия является институт недопустимости доказательств, закрепляющий ничтожность результатов процессуальной деятельности, их непригодность для доказывания в уголовном процессе в случае нарушения предусмотренной законном процедуры получения соответствующих доказательств.
Достоверность показаний обвиняемого, полученных в результате применения к нему принуждения в том или ином виде, оказывается под угрозой, а следовательно, и сообщаемые обвиняемым сведения о своей виновности не могут не вызывать сомнений.
Касаткина же приводит ссылку на такое дело, содержащееся в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ по рассмотрению уголовных дел в кассационном и надзорном порядке в 1994 году – Несмотря на грубые нарушения закона, допущенные по делу, при очередном судебном разбирательстве суд постановил в отношении И. обвинительный приговор.
Отменяя этот приговор, кассационная инстанция обратила внимание на то, что осуждение И. основано по существу лишь на одних его показаниях в начальной стадии следствия. Между тем, как усматривается из материалов дела, И. сразу же после задержания и разъяснения ему прав подозреваемого заявил, что желает иметь защитника с момента задержания. Однако это его требование выполнено не было, и он в течение девяти дней допрашивался, в том числе почему-то и в качестве свидетеля, без участия защитника. Только после того, как И. признал себя виновным в убийстве, к участию в деле был допущен адвокат. На первом же допросе с соблюдением требований уголовно - процессуального закона И. отказался от признания своей вины и объяснил, чем были вызваны его показания в этой части.
Кроме того, отменяя приговор, кассационная инстанция обратила внимание на многочисленные противоречия в показаниях И., в которых он признавал свою вину, с другими фактическими данными, которые не нашли своего объяснения в материалах дела.
Достаточно сказать, что при проведении соответствующей экспертизы было дано категорическое заключение, исключающее возможность причинения потерпевшим телесных повреждений молотком, которым согласно показаниям И. и принятой органами предварительного следствия версии было совершено убийство.
Поэтому уголовное дело в отношении И. направлено на новое расследование.
Это вполне объяснимо, ибо свойство допустимости складывается из трех элементов: надлежащий субъект получения; надлежащий источник; надлежащий и установленный порядок получения таких сведений. В силу того, что лицо, возможно, и не совершало преступления, у нас уже выбивается аргумент о субъекте. К тому же, следователем был грубо нарушен порядок проведения допроса, было применено психическое насилие, что категорически недопустимо (нарушаются положения ст. 7 и ст.9 УПК РФ).
Как указал ВС РФ в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» решая вопрос о том, является ли доказательство по уголовному делу недопустимым по основаниям, указанным в пункте 3 части 2 статьи 75 УПК РФ, суд должен в каждом случае выяснять, в чем конкретно выразилось допущенное нарушение. В силу части 7 статьи 235 УПК РФ пр
Соответственно, такие доказательства должны получить статус недопустимых.

Таким образом, мы уже указали, что следователь нарушил уголовно-процессуальный закон, заставив Александра взять вину на себя. Вместе с тем подсудимый отказался от своих показаний в судебном заседании, что не запрещено, однако в таком случае, по смыслу п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, его показания могут быть все равно использованы в качестве источника доказательств по уголовному делу. Как представляется, именно в данной ситуации и заключается противоречие – да, он отказался от показаний, но они все равно могут быть использованы в процессе доказывания вины.
Как разъяснил ВС РФ в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре» в случае изменения подсудимым показаний суд обязан выяснить причины, по которым он отказался от ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства показаний, тщательно проверить все показания подсудимого и оценить их достоверность, сопоставив с иными исследованными в судебном разбирательстве доказательствами.
Соответственно, должен быть механизм своеобразного «гашения» данных негативных последствий, коим и выступает институт признания доказательства недопустимым при его оценке в совокупности с иными обстоятельствами дела.
В таком случае, при наличии вышеуказанных условий уголовно дело подлежит прекращению в суде за отсутствием доказанности вины Александра.








 Использование производных доказательств в военных судах Российской Федерации (Фролов В.А.) ("Военно-юридический журнал", 2013, N 9)












Приложенные файлы

  • doc 17770091
    Размер файла: 219 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий