Skaz_o_tom_kak_adminy_Novy_god_vstrechali


- Но… Как же планы? Как же Москва на Новый год? Мы же хотели…
- Женщина, сказано тебе: «Нет!». Мы собираемся всей компанией, и не абы где, а в Зоне. Слабому полу там явно делать нечего. Остаёшься дома, празднуешь с родственниками. Я всё сказал.
Знакомьтесь: ваш покорный слуга – Альтаир. Трейсер, хип-хоп исполнитель, киберспортсмен, экстремал и просто отморозок. Леди рядом со мной – моя ненаглядная девушка, Анжелика. А тоска-печаль снедает сию особу потому, что её благоверному пришла в голову совершенно гениальная и бредовая идея одновременно: отметить Новый Год с друзьями и знакомыми из околосталкерской компании в одном из самых экстремальных мест на нашем голубом шарике – в Чернобыльской Зоне отчуждения.
Где меня только не носило: на старых армейских полигонах, на больших недостроях, в бомбоубежищах, на свалках техники, но это приключение грозило превзойти все предыдущие. Ради этого я вынужденно отменил планы нашей пары по визиту в Первопрестольную. Конечно же, мне пришлось испытать на себе весь спектр женских эмоций – от недоумения до ярости – а потом, и до волнения и сопливых сцен, когда я рассказал, что затеваю, но отговаривать меня было бесполезно. С воплощением идеи я не тянул: собрал снаряжение для себя, после чего, сплавив девушку к многочисленной семье, занялся рассылкой приглашений: кому – напрямую, кому – через посредников. Выслушал я многое: от восторга до недоумения и гнева. Больше всего ворчал мой старший товарищ – Фот, хоть я и знал, что ворчание то – для вида, ибо какой фотограф и любитель Зоны упустит такую дивную возможность оказаться в по-своему прекрасном уголке Земли, Как бы кто ни бурчал, в конечном итоге, все согласились.
Был во всей затее один весомый недочёт: далеко не каждый из нашей «бригады безумцев» обладал достаточными для выживания в Зоне навыками, что, вкупе с мутантами, аномалиями и несознательными элементами зоновского сообщества, могло положить быстрый и печальный конец всей авантюре. Пришлось посоветовать один хороший страйкбольный клуб, в котором инструкторами были ветераны спецподразделений, отошедшие на покой. Брали они за обучение недёшево, но, впоследствии, результаты поражали самих учеников. Стрельба, правильный подбор снаряжения, выживание – всему этому учили суровые воины, не щадя «новобранцев». Ну, а пока они готовились к эпичному турне по полесской Пустоши, я уже был там…
Тем временем, в Москве…
- Мастер! Как думаешь Новый год встречать?
- Как, как… Пока не знаю. Были мысли в Литву наведаться, погулять по местам боевой славы, а так – не придумал ещё. – Мастер был подозрительно тих и задумчив. В это время, его внимание привлекло сообщение в соцсети: «Привет! Есть тема неплохо отдохнуть в роскошном месте, размять кости. С нас – хорошая компания и интересные конкурсы, с тебя – присутствие.»- Что за ерунда? Опять Альтаир шутки шутит… Ну, посмотрим, что ему надо. – Алекс быстро отстучал обратное сообщение. Полученный ответ вызвал в нём разительные перемены, не прошедшие незамеченными у всех, кто был с ним рядом: Мастер как будто резко помолодел, в глазах появились шальные искорки и лицо украсила улыбка от уха до уха. Со словами: «Мужики, пора идти, срочные дела!», Алекс не медля отправился на сборы.
Первым делом, он вывел из гаража авто, которое не раз выручало его в Зоне, в его бытность сталкером – собственноручно модернизированный УАЗ, в простонародье именуемый «буханкой». От изначального автомобиля в нём остался, разве что, каркас – всё остальное было заменено, дополнено и укреплено, что превращало старую с виду машину в грозный броневик. На «капоте» и по бокам авто красовалась гордая надпись «Banhammer», в унисон его любимому одноимённому АК. Автомат, кстати, вкупе с другой снарягой, был прикопан в лесочке, на границе с Зоной. Ни один уважающий себя сталкер не жжёт безоглядно мосты на эти аномальные территории, безуспешно надеясь завязать с рейдами, но понимая, что от себя – не уйти. Вот и Мастер, вжимая в пол педаль газа, мысленно улыбался: он едет туда, где его ждут друзья, где он может жить, как он хочет. Он едет туда, где его дом.
ЧЗО, через несколько дней.
Мастер неспешно катил по бывшей, когда-то, главной дороге одного из поселков, как неизвестно откуда раздались звуки приближающей сирены и голос, усиленный рупором, хрипло прокричал :"-Водителю транспортного средства прижаться справа! Прижаться, остановиться и приготовиться к досмотру! Повторять не буду!"
Мастер спешно глянул в зеркала «Банхаммера": сзади, сверкая полной иллюминацией, на скорости приближалась "копейка", раскрашенная в цвета ГАИ времен СССР. "Принесла нелёгкая» - выругался про себя сталкер, выполняя предписанный манёвр. "Копейка" догнала "буханку", прошла рядом и... Растворилась в воздухе на глазах изумлённого сталкера.
- Вот же, едрическая сила! – выругался Мастер, переводя дух. Внезапно, в доме неподалёку, послышалась какая-то возня. Сталкер напряг зрение, до боли в глазах вглядываясь в чернильные провалы окон. Сейчас он полагался на два "Банхаммера": огнестрельный и самобеглый. Вот, в одном из окон Алекс разглядел движение. Миг - и очередь прошила ветхие стена избушки, вызвав... Поток брани изнутри.- Мастер, мать моя конная армия! Совсем уже постарел, в своих шарахать?! Ну, погоди, сейчас я тебе...Алекс изрядно опешил, но прицел не опустил. Тем временем, в избушке скрипнули половицы, невидимый собеседник смачно выругался, половицы вторично проскрипели, означив маршрут неизвестного до двери - и на пороге нарисовался Чемер собственной персоной.- Ну, грешник, горазд же палить! Хотел тебе сто грамм за встречу плеснуть - так ты ж пузырь очередью расколошматил! Ну, так что: подбросишь до станции?
Чуть ранее, граница ЧЗО, экскурсионная группа.
- Всем внимание! Проводится перекличка! Названным – делать шаг вперёд!
Экскурсанты, переминаясь с ноги на ногу, ёжась от резкого ветра, выстроились у автобусов. Гид, встав перед ними, как командир перед своим подразделением, начал оглашать список:
- Алексеев! Богомазов! Поводырёв! Россихин! - названные послушно выходили из строя, давая знать, что они на месте, живы и здоровы.
- Успенцев! Федунин! Чемерсюков! Так, ещё раз. Чемерсюков!
На этот раз из строя не вышел никто. Поднялась дикая суматоха, все искали пропавшего юношу в пределах блокпоста, отказываясь верить, что он отбился от группы в Зоне.
Зря. Андрей Чемерсюков, он же – Чемер, в это время уже миновал старые градирни близ Янова, спеша к условленному месту встречи. Около недели назад, он получил письмо от хорошего знакомого, Альтаира – экстремала и редкостного сумасброда. Тот предлагал, ни много, ни мало, увидеться «своей компанией» почти в сердце Зоны, дабы отметить там очередной рубеж годов. Впрочем, Чемер никогда не был чужд рисковым затеям, оттого и собрался в путь моментально. Снаряжение он переправил в Зону через своих друзей, тянувших службу на одном из блокпостов южной границы. Чемер и сам умел достаточно, чтобы выжить в условиях аномальных земель, но решил перестраховаться, обратившись к проводнику. Договорились встретиться в условленном месте в Припяти, где Чемер должен был «потеряться», отбившись от экскурсионной команды. Так и сделали – Андрей мастерски сыграл роль неловкого копуши, отставшего, чтобы перевязать шнурки. На него не обратили особого внимания: есть у людей с Большой Земли такая прискорбная особенность – не помогать своему ближнему. А остальное стало делом техники: быстро облачившись в переданный проводником комбез и взяв оружие, Чемер отправился в сторону Янова. Впереди были многие километры пути и заброшенная деревня неподалёку…
Полесье, Чернобыльская Зона Отчуждения, Военные склады.
Трава настойчиво щекотала лицо и шею, лезла за воротник и в глаза и неприятно колола ладони. От всех этих мелочей возникало жгучее желание вскочить, отряхнуться и с наслаждением почесаться. Вот только, не с руки это было делать в чернобыльской ночи, да ещё и под аккомпанемент свистящих над головой пуль. Грим мысленно выругался, когда новая неприцельная очередь заставила его ткнуться носом в выжженную радиацией землю.
«Вот же, дурак! Чудак на букву «м»! Как знал, что не стоило браться за этот заказ, а уж девушку с собой брать – оййййй, чудило…. Как она там, блин? Зажали же, как назло, по разные стороны деревни.»- Жбан, на связь! Держишься ещё? – вопреки желанию, в голосе Грима промелькнули безграничные волнение и теплота, столь не свойственная сталкерам.
- Не волнуйся, Грим! Всё в порядке, ещё повоюю! – ответил ему бодрый девичий голос. Илья невольно перевёл дух: теперь можно и нужно выбираться из этой дрянной истории.
Началось всё на Кордоне. Сталкер Грим лежал у костра и думал о насущном, обозревая тусклым взглядом окружающий пейзаж. На улице было холодно, но это – не важно. Снег тихо падал с неба, но то – второстепенно. Сидорович опять кинул с заданием, да еще и платить заставил – это было трагично. Волк стоял около костра и подгонял молодых сталкеров, чтобы те следили за огнем – впрочем, как обычно. Девушка в костюме «ветер свободы» - это было подозрительно и странно. Впрочем, ничего странного – где-то на краю памяти, Илья уловил мысль, что, на днях, его Даша явилась на Кордон сама, аки жена декабриста – забирать своего возлюбленного из этой дыры. Мысли в голове сталкера путались и сплетались в один дурной клубок – последствия обильных возлияний накануне. Поправив на голове верную кожаную шляпу, Илья погрузился в раздумья.
Недавно, Гриму пришло странное письмо, в котором сообщалось о том, что один известный в Зоне клан, в котором раньше состоял сталкер, хочет видеть его на станции Янов для… Встречи Нового года. Плюс, в письме означалось некое «интересное для всех участников вечеринки» задание. Заключалось оно в том, что надо было перехватить у Кордона некоего курьера с редким для Зоны грузом. Дела, конечно, странные, но Грим не думал долго – сразу же приступил к сборам, хоть и думал уже уходить из Зоны, сделав этим себе и своей спутнице самый щедрый, по меркам любой девушки сталкера, подарок.
Одного лишь не учёл бродяга: Даша ни в какую не хотела отпускать его одного вглубь заражённых территорий, справедливо за него опасаясь. Делать нечего: Илья, скрипя зубами и поминая бывших соклановцев самым незлых словом, вытащил из схрона оружие и снаряжение, на последние свои деньги экипировал девушку соответствующим для таких выходов образом, и, выполнив задание «Свободы», отправился в путь. Когда-то давно Даша узнала, что в Зоне девушек, мягко говоря, за сталкеров не считают, и решила маскироваться: взяла позывной «Жбан» и носила шлем с непрозрачным забралом. Ну, а любимой её фразой, когда она «минусовала» очередного врага, была: «Получи в жбан!». Так и продвигалась эта пара по Зоне, медленно, но верно продвигаясь к Янову. А тут, как специально, подвернулся выгодный заказ на артефакт, который позволял ребятам пополнить изрядно похудевший, за время подготовки, кошелёк. Вот и получилось так, что спутники лежали в сухой траве, поминая врагов незлым тихим и отчаянно пытаясь просчитать пути к спасению.
Внезапно, Грим уловил еле слышный звук: как будто кто-то вдалеке несколько раз щёлкнул пальцами. Отказываясь верить в свою догадку, сталкер оттянул рукав и проверил показания детектора жизненных форм: точно, несколько подсвеченных красным сигналов потухли. Значит, путь к спасению расчищен. Сталкер ощутил, как бесшумно рядом возник неизвестный помощник.
- Значит, так: твою спутницу зажали шестеро наёмников, чем ты им насолил – не моё дело, но в помощи ты явно нуждаешься. Я буду на водосборной башне, прикрою огнём. Вопросы и ответы – на Янове.
С этими словами, неизвестный исчез. Гриму лишь на секунду показалось, что голос незнакомца кого-то ему напоминает, но, как тот и сказал, вопросы и ответы следовало приберечь до станции. Передёрнув затвор верной ВСК-94, сталкер, крадучись, двинулся в тыл неприятеля…
Москва, то же время.
- С наступающим, ребят! Увидимся в третьем семестре!
Саша Суворов вышел из университета, вдохнув полной грудью загазованный и аномально тёплый, для декабря, московский воздух - после целого дня, проведённого на учёбе, даже он был сладок. Юноша поймал себя на тоскливой мысли о том, как бы хорошо сейчас было бы очутиться в каком-нибудь далёком от этого мегаполиса и всех его проблем месте. Внезапно, парень ощутил, как в кармане настойчиво завибрировал телефон. Взяв его в руку, Саша недоумённо нахмурился: ему звонил хороший знакомый, Альтаир. Но что ему понадобилось? Саша нажал кнопку ответа:
- Здорово, хаосит! – радостно заорала трубка. – Есть одна интересная идейка. Помнишь, ты говорил, что не прочь пошариться по заброшенным обьектам, типа заводов? Так вот, есть тема осуществить твою затею. Ты в деле?
- Здорово, Альтаир. – отозвался Суворов. – Спрашиваешь! Конечно, я в деле. Где и когда?
- Хыхы, вот тут и начинается самое интересное. Когда – скоро. Где – сюрприз, до поры. Пока что, лови сообщение на мэйл, там адресок и контакты. Подойдёшь, скажешь, что от меня. Пообщаешься, походишь туда немного, в форму придёшь – там уже и сообщу, где пройдёт наша экстремальная встреча. Не забудь: сходи обязательно. Всё, до связи.
Трубка замолчала так резко, будто из неё моментально исчез весь заряд. Зато, ожил планшет: пришло обещанное письмо. Просмотрев его, Саша отправился по указанному адресу…
- Ага. Суворов, значит. От Альтаира, значит. Решено: твой позывной – Капрал. Сокращённо – Кап. Не нравится – двери всегда открыты.
Инструктор, суровый дядька лет сорока, назвавшийся Дарием, был строг и непреклонен. Видно по нему было, что прошёл он огонь и воду, медные трубы в узелок завязывал, и на все прочие опасности плевал с «Тайбэй 101». Но, тем не менее, было в нём что-то располагающее, что-то правильное и... Да, что-то своё. Оттого, Саша даже не спорил с назначением. Принял, как есть – и понеслась череда нескончаемых тренировок: выживание, ориентирование, владение огнестрельным (ладно, ладно: страйкбольным) и холодным оружием, первая помощь. Натаскивали их конкретно. А зачёт на полигоне и вовсе стал тихим ужасом для больше, чем половины из учеников».
- Бойцы! Вводные такие: система боя – «все против всех», никакого мушкетёрства. Чем дольше продержались против инструкторов – тем лучше. Норматив – десять минут активных действий, с выходом в «точку эвакуации». Снаряжение подбираете сами, старт – общий, готовность – плюс пять. Разойтись!
Суворов быстро подобрал себе оружие по духу: копия АК-112 с обвесом, пистолет Ярыгина, дымовая, ложная, пара световых и «осколочных» гранат. Взяв бодрый старт, Кап нырнул в дымовую завесу.
Траншея с огнём появилась впереди неожиданно – с дымом явно перестарались. На пределе личной реакции, Саша прыгнул вперёд, моля всех святых о том, чтобы не рухнуть вниз, подпалив окорока. Получилось. Теперь – перекат и залп по ростовым мишеням. Какой тут пистолет, тут бы из автомата попасть! Очередь веером, почти навскидку. Удивительно, но – получилось, обе мишени упали с зафиксированными попаданиями. Дыхание ровнее, темп быстрее. Уйти вправо – к полуразрушенной двухэтажке, а там уже – аккуратней, заброшенные строения опасны своей ненадёжностью. Плавали, знаем. На второй этаж, аккуратненько – к окну, оценить обстановку. Ага, вот и сюрприз: Метрах в пяти, за кабельными катушками, затаился первый инструктор. Спец по тяжёлому вооружению, он продемонстрировал ещё и приличные познания в маскировке: если специально не искать – в метре пройдёшь, не заметив. Ну, ничего, у нас – свои хитрости. Ложную гранату в кусты поодаль, ждём. Ага, отвлёкся, высматривает наглеца. Ну, наше Вам, как говорится, с кисточкой. Наплевав на осторожность, взять разбег и сигануть в пролом в стене. Как мультяшный герой, ей-Богу. Сработало: приземлился в аккурат на катушки. Дальше – дело доли секунды: вскинуть автомат и влепить шарик в защитное забрало. Оно – крепкое, выдержит. Дальше, не тормозим. Что-то подозрительно пустое поле, надо бы ползком, да под дымы. Сказано – сделано. Две гранаты улетели далеко вперёд, обеспечив худо-бедно приличное прикрытие. Дальше – нож в руки, ползём. На всякий пожарный, как учили, проверяем импровизированным «щупом» пространство перед собой. Ну, точно: мины. Пустые, конечно – так, больше хлопушки, но приятного тоже мало. Двигаемся дальше… А, ччёрт! Выстрел взрыхляет землю перед носом. Значит, неподалёку засел снайпер. Затаились, думаем. Прикидываем, кумекаем. Стоп, уже не надо. На канале связи несётся отборная брань инструктора по снайперскому делу: его умудрились обойти сзади и банально «прирезать». Печаль, беда. Стареет мужик, хоть и опытен до жути. Ладно, за этими мыслями и поле закончилось. Что это там, за «высоткой»? Зелёным дым – хорошо, точка финиша близко. Теперь надо аккуратненько. «Низэнько-низэнько», как любит говорить наш наставник по диверсионной деятельности. Надо срезать: световую в окно первого этажа… Ух, ё! Не зря – из комнаты, с нечленораздельными воплями, вываливается как раз наш «диверсант». Ну, прости, Егорыч, не твой день. Получи в мягкое место из «Ярыгина» и отдыхай. Через дом – тихонько, проверяя каждый угол, каждую комнатку. На выходе – вторая световая, «осколочные» в пару возможных мест засады… Вроде, пронесло. Ни за трубами, ни в старом автобусе никого не оказалось. На финише – уже пятеро «наших» и три подбитых инструктора. Двое сидят насупленные: Дарий – всё лицо в краске, мрачнее тучи. Всё сулит Фоту кары небесные, ясно, чьи «художества» украсили нашего дорогого рукопашника. Капитан – наставник-снайпер, пыхтит, как паровоз – ещё бы, так опростоволоситься. Оказывается, мало того, что ему «чик по горлышку» устроили, так ещё и обезвредили ловушки, которые он ставил в тылах. Дарий его подкалывает: в следующий раз, будет не «на лоха» ставить. Эх, красота! Зачёт пройден, осталась самая малость – попасть в Зону…
В то же время, полигон клуба, Москва.
...Разбег. Длиннющий прыжок через траншею, где горит огонь, стараясь не упасть туда. Фух. Есть. Не останавливаясь – упасть, уйти в перекат. Достать пистолет и в перекате постараться попасть в ростовую мишень, ненадолго появившуюся. В идеале – четверть обоймы, хотя Дар говорит, что умелому бойцу спецуры хватит 1-2 выстрелов для поражения противника. Вроде бы – попал. Теперь – ползком до ближайшего укрытия, похожего на недострой советских времён: то ли первый этаж дома, то ли ещё что-то. Слегка отдышаться и оценить обстановку. Так, ага. Вон, вроде бы, метрах в пятнадцати впереди справа, один из наших инструкторов по рукопашке. Попробуем подобраться тихо и незаметно, как учили. Сканируем взглядом, а-ля Робокоп, всё пространство перед собой – одновременно: впереди-далеко, впереди-перед собой, впереди-слева, впереди-справа. Присесть. Из этого положения – утиным шагом. Шаги – перекатом с пятки на носок, стараясь не шуметь. Так... Метр. Два. Три. Четыыыре. Пяяааттттть... Хрен там. Услышал, зараза такая. Толчок обеими ногами, прыжок, отвлекающий выстрел в сторону « противника», упасть, перекатиться под защиту ближайшего дерева. Блин, метко сажает по нему, хрен выберешься, щепки только отлетают. Отползти немного назад, быстро глянуть на часы. Так, времени мало. Попробуем применить простую хитрость: достать дымовую гранату, активировать, кидаем в сторону «противника». Неизвестно откуда прилетает « привет» в левое плечо. Обошёл, зараза! Фигня, в дыму прятаться удобнее. Перекат вправо, сменить обойму, веерный огонь в сторону предполагаемого противника. Цепочка близких разрывов перед носом. Чёрт! Недвусмысленное предупреждение от вероятного противника. Быстрый взгляд на часы – времени ещё меньше, но пока есть. Блин, в рукопашке я слаб, мой конёк – хитрости, пакости, подлянки. Чё делать? О, у меня же тепловизор есть! Надвигаем, включаем. Ага, вот ты где, северный олень - крадёшься. Фиг тебе – достать вторую дымовуху, активировать, бросить. Дымина становится гуще, пора сматываться. Вот только сюрприз оставлю. Что у нас тут? Банка с незагустевшими остатками краски? Замурчательно, как говорит моя Вика, когда в хорошем настроении. Мастерим подлянку, делаем пару выстрелов в сторону вероятного противника, показывая, что активен и скоренько сваливаем отсюда.
Я успел отбежать метров на пятнадцать, как сзади сработала моя подлянка, а мой коммуникатор, поставленный, как и у всех на время боя, на приём - оживился веселыми матюками:
- Ну, заяц фотографический - погоди! Поймаю – самому шкурку перекрашу!
Я уже почти добрался до огневого рубежа, как коммуникатор ожил снова: - Боец Фот, выйти из боя! Повторяю - выйти из боя и прибыть к точке старта. По Фоту стрелять запрещается. Нарушителя ждёт штраф в полное зачётное время.
Пискнуло входящее сообщение. Открываем, читаем: «Ну, зайчатина - повезло. Ход за мной. Дар". Ага, это он, значит, поймал банку с краской. Дар слов на ветер не бросает, поэтому на следующем зачёте обязательно что-то придумает, мне ли не знать. У нас с ним сложились лёгкие полу-дружеские - полуофициальные отношения. Вне занятий - я его консультировал по фотоделу и учил играть на гитаре, он меня - по холодному оружию и доспехам времен Древней Руси. Но это никак не отражалось на занятиях и зачётах - там все были равны.
Прибыв на точку старта, я разыскал руководителя клуба. Рядом с ним стоял мужчина невысокого роста, с незапоминающимися чертами лица. По своей работе мне приходилось сталкиваться с такими. «Из конторы» – мысленно решил я и не ошибся:
- Фот, подойдите – велел начальник клуба. Я сделал пару шагов и отрекомендовался, как положено:
- Господин майор, боец Фот по Вашему вызову прибыл!
- Вольно, боец Фот – наш майор отмахнулся – с Вами хочет побеседовать вот этот человек.
- Здравствуйте, Фаддей Олегович – отозвался неизвестный, – можно попросить Вас уделить мне несколько минут Вашего времени? Давайте отойдем, чтобы никому не мешать.
- Пардон, а с кем имею честь? – моя работа приучила меня не доверять незнакомым людям, вот так запросто и правильно произносящим мое имя, вдобавок – явно из соответствующей «фирмы», которая обожает делать гадости нашему брату-фотографу
- Называйте меня Иваном Николаевичем, пожалуйста.
- А документы у Ивана Николаевича имеются? – я как бы невзначай перехватил поудобнее страйкбольную копию ВСС так, что ствол смотрел «конторщику» точно в грудь. Из этого ствола убить, конечно, невозможно, но серьезно покалечить незащищенного человека – запросто. Мой неожиданный собеседник понял всё правильно и осторожно сунул руку в нагрудный карман и столь же осторожно вытащил обратно с книжечкой в руке. Раскрыл её и продемонстрировал мне. Ну да, так я и думал – одна из тех самых «контор».
- Надеюсь, Иван Николаевич, Вы не сердитесь на мою недоверчивость, - я опустил оружие, но так, чтобы можно было схватиться
-Что Вы, Фаддей Олегович, я Вас прекрасно понимаю.
- У Вас и вашей конторы какое-то дело ко мне? – я всем видом показывал, что на пустой трёп размениваться не намерен. Тем более, что ещё оставалось время на возможность пройти зачёт.
- Да. Фаддей Олегович, Вы едете в... – Иван Николаевич назвал конечную точку моего маршрута – и будете там работать. У нас к Вам небольшая просьба: не могли бы Вы кроме оговоренных кадров, зафиксировать ещё некоторые детали, весьма нас интересующие?
- А вот это – как пойдёт. Это же – Зона, я ничего не могу обещать.
Беларусь, за два дня до Нового года.
Зачёт мне пройти так и не дали: майор поставил в своей тетради « пройдено», показал мне, велел расписаться и хмурым тоном сказал, что у меня всё хорошо. Но я-то чётко знал, что не всё: нарвись я на Дара в рукопашке – неизвестно, кто бы кого «уделал». В этот раз мне элементарно повезло: и банка с краской вовремя подвернулась, и этот вызов. Всё это я прокручивал в голове, пока летел в чартерном самолёте до Минска. Чартер пришлось взять по ряду причин, включая политические. Да и таможенники тамошние знакомые есть, к снаряжению и фотоаппаратуре особо придираться не станут.Летел не один: в качестве ассистента попросился Кап – в миру Александр Суворов. «Капом» его назвал всё тот же Дарий. Логика понятна: Суворов – Капрал. Дело в том, что настоящий Суворов, который Александр Васильевич, российский полководец 18-го века, свой первый офицерский чин получил именно этот. А уж за что – Госпожа История любит подкидывать версии. По одной – за правильное поведение на посту и чёткие ответы императрице. По другой – за руководство ротой и правильное построение из толпы, в которую её превратили команды другого офицера, в каре.Как бы то ни было – теперь он был моим помощником и ассистентом. Другой бы фотограф назвал его « мулом». Бытует мнение, что у фотопрофи просто обязан быть такой «мул», который таскает за ним всю фотоснарягу. Не знаю, может быть у других и есть. Только не у меня. Я свою аппаратуру таскаю сам. Надёжнее, знаете ли. Долетели и прошли таможню вполне спокойно: официальные бумаги имеют силу везде. Капа вписали ассистентом ещё на российской земле, по звонку всё того же Ивана Николаевича. Я начинал подозревать, что его контора выступала одним из заказчиков моей командировки. И это – слегка портило настроение, поднявшееся от сервиса в самолете. Я ничего из спиртного пить не стал. Только удивился наличию моего любимого «Старого Тбилиси» красного полусухого в ассортименте напитков на борту. Нас с Капом встретили сразу, после прохождения таможни. Не задавая лишних вопросов – отвезли в местную гостиницу, «Минск». Неплохая гостиница уровня 4 «звезды». Учитывая, что основная цель у меня была иной, нежели официальная, распорядок я озвучил Капу, едва вошли в номер и распрощались с сопровождающими: - Подъём рано, в 6 утра по местному времени. Надо добраться до Саркофага, передохнуть, отработать.
За несколько дней до этого, Москва.
- Он что, чокнутый, « солист» твой? – моя дражайшая супруга в точности процитировала один из моих любимых фильмов о ВОВ, что являлось у неё признаком надвигающейся бури, – и ты – совсем идиот?
Позвольте представить: Виктория Александровна, моя нежно любимая жена. Врач-травмотолог высшей категории, моя «боевая» подруга. Где мы только вместе не были, чего не испытали вместе.
Я – фотограф-профи одного из « мужских» журналов. Нет, не вроде «Максима» или подобных. Знаете журнал «Братишка»? Вот такого плана. Рабочее прозвище, в глаза и за глаза – Фот. В миру, понятно, у меня и имя есть с отчеством, но вот так закрепилось. «Солист», о коем упомянула жена – это мой начальник, Евгений Палыч. Прозвище прилипло намертво, едва он попытался исполнить у меня на дне рождения «Нiчь яка мiсячна» из того же фильма. Понимаете, по стечению обстоятельств в жизни, у меня достаточно неплохой голос и слух. Пел когда-то в любительском хоре, лет 20 с лишним, но... Стало откровенно скучно. Хор был хороший, известный в своей среде – гастроли, выступления со «звёздами» мировой величины. Я когда-то «горел» им, но – перегорел. Начал пропускать репетиции, отлынивать. «Гастроли в Израиль? А что я там забыл? Ну, Пасха, ну и что? Стена Плача? Видел по телеку, в Сети её фоток тоже хватает. Храм Гроба Господня? Классно, ну и что? Я о нём знаю больше, чем основная хоровая часть народа.» Короче – не поехал. И слава Богу, как выяснилось. Ибо израильская таможня – самая придирчивая в мире. Их можно понять: почти с момента образования государства – постоянные теракты, взрывы, захваты заложников и т.п. Наши туда прошли нормально, туристы же. А вот обратно... У кого-то что-то изъяли со скандалом, пригрозили внести в международный чёрный список (для незнающих: внесение в такой список означает, что фиг вы потом туда въедете, равно как и в страны, где эта БД есть). Зная себя – я бы точно там скандал устроил, поэтому, как говорится – « что Бог ни делает – то к лучшему». Однако – отвлёкся.
Скандал устроила моя Вика, едва узнала - КУДА меня намерен послать Палыч: в Зону. В ту самую, ЧЗО (Чернобыльская Зона Отчуждения, закрытая после 26 апреля 1986 года и намертво замурованная после взрыва в 2012).
- Мне нужен НОРМАЛЬНЫЙ, дееспособный муж дома, а не мутант из твоих любимых игрушек об этой долбаной Зоне! – ярости жены не было предела. – Ну почему должен ехать Ты, а не кто-нибудь ещё?!? Вот только пусть попросит ещё, козлина, что-нибудь, он у меня узнает – сколько в фунте лиха килограммов, граммов, микро и нано!!!
- Вик, успокойся, а? – попытался я образумить любимую половинку – ну ездят же к Саркофагу экскурсии, вполне официально, с допусками.
-К Саркофагу, а не внутрь, где фонит хрен знает как! – Вика завелась не на шутку.
-Ну и в Саркофаге люди работают. Местные, правда – неохотно признал я, мысленно решив постепенно сливать часть информации – из той, что можно и не повредит НАСТОЯЩЕЙ задумке.
- Вот именно, м е с т н ы е, которым давно ужё всё по барабану. А ты...!
- А что я? Я буду в защите высшей степени – проговорил я и прикусил язык, чуть не выдав истинную причину поездки.
На самом деле, недавно копался я на одном « сталкерском» форуме в поисках ответа на интересующий меня вопрос, и по внутренней почте упало мне письмо. Я решил, что оно от одного из местных лидеров «кланов», ибо ник отправителя был относительно знаком. Открыл письмо и обомлел от текста : «Уважаемый Фот! Кланы Долг и Свобода хотят видеть Вас там, где Вы регулярно бываете в виртуальной среде, но в этот раз – в настоящем мире, а именно – на станции Янов. Уникальные кадры гарантируем.
П.С.:снаряжение – покупаете сами, оружием и остальным обеспечим при входе в Зону»
Сказать, что я оторопел от такого приглашения – значит, не сказать ничего. Да, я давно хотел побывать в ЧЗО и именно на станции Янов. Но по официальным каналам это невозможно от слова «совсем», ибо Янов входит в 10-километровую зону, и находиться там крайне опасно. Не так, как в Припяти или в самом Чернобыле, но всё же. Как ходит шутка по Рунету: «К тем, кто находится в 30-километровой зоне отчуждения – обращаться с приставкой «фон», в 10-километровой – «Ваша Светлость», в 5-километровой – «Ваше Сиятельство». Отбросив эмоции, я обратился сначала к местной администрации форума с вопросом – что они знают об адресате. Оказалось – немного: зарегистрировался давно, чуть ли не с момента основания форума, но пишет крайне мало, ни в одном из « кланов», включая « вольных сталкеров», не состоит.
Я попытался связаться через ответное письмо с самим « сталкером» - письмо было просмотрено, но ответ меня не устроил: «Я только посредник, с Вами свяжутся, ждите». Попытка выяснить – чем так привлёк внимание могущественных кланов простой фотограф-профи так же не увенчалась успехом.
Тогда я написал своему давнему приятелю, Владимиру Альтаирову и рассказал о ситуации, зная, что он прикалываться и ржать на эту тему не будет. Вот тут всё и выяснилось! Оказывается, это была его идея – отпраздновать НГ на Янове, а письмо и « посредника» создал он сам, использовав свой самый первый ник на этом форуме.
Я, конечно, по-дружески, много что высказал Володе, но идея мне понравилась. Осталось только подготовиться – наработать навыки обращения с оружием и многие другие, кои необходимы ТАМ.
Для этого пришлось записаться в страйкбольный клуб. Не абы какой, а именно по рекомендации того же Володи, где членство стоило довольно дорого (для рядового обывателя). Там учили многому: и обращению с оружием, и боевому стилю, и умению оказать первую помощь, и довольно простым операциям. »Ничто не бывает лишним в этой жизни» - как говорил инструктор по имени Дар. Вообще-то его звали Дарий, но он предпочитал короткий вариант, мотивируя тем, что короткое имя в бою удобнее, нежели полное. На одном из « полевых» занятий я сам убедился в этом.
Когда я стал регулярно пропадать в свободное время в этом клубе, Вика почуяла неладное и попыталась заявиться на занятия, но дальше гостевой комнаты охрана её не пустила. Всё было вежливо, « без рук» и запрещённых методов, хотя им, бедным, пришлось выслушать о себе всё, что Вика соизволила высказать, включая анатомические подробности. Вы никогда не попадали на язык разъярённому врачу-травматологу или хирургу? Ваше счастье, ибо жена пустила в ход знаменитый «чёрный медицинский юмор» и принялась, после отборного мата, вышучивать охрану. Так, как она это умеет: тонко, изящно и зло. Мне потом пришлось долго извиняться перед начальником СБ. Понятно, что под это уговорилась не одна бутылка. Разумеется – вне работы. Разумеется, в присутствии Вики, в лесу, на шашлыках. Ибо туда уже потащил ёё я. Дабы познакомилась и извинилась...
Вика начала подозревать неладное почти сразу после шашлыков. Но подозрения - это не факты, ими можно воспользоваться только лишь как туалетной бумагой. Понятно, что она развила бурную деятельность, но руководство клуба хранило гробовое молчание, а охранники только заигрывали с ней. Не добившись успехов в клубе, Вика решила взять за жабры начальника, Палыча. Как мне потом стало известно, тот стоял «насмерть» - де, коммерческая тайна, заказ «сверху» и т.п. Но врачебное дело даёт себя знать, поэтому кусочек нитки женушка таки ухватила и начала тянуть, как говорят рыбаки. Из меня, понятно. В ход пошел весь женский арсенал: и скандалы, и уговоры, и ласки... Я не поддавался, хотя нервы были на пределе. Но надо знать мою любимую. Она сделала ход, который можно было просчитать, при желании, но мне было не до этого.
В очередной раз, вернувшись после тренировки из клуба, я застал Вику с моим рюкзаком посреди комнаты. Не дав мне раскрыть и рта, она заявила:-я поеду с тобой.
Вот тут уже Я был вынужден применять всё своё красноречие. Это вам не в игрушке скилл прокачивать: уболтать врача-профессионала, которая регулярно снимает лапшу, что ей пациенты/клиенты пытаются вешать - это испытание не для слабонервных. Убойный, как я считал, аргумент "командировка выписана на одно лицо"-был с легкостью разбит фразой " Ничо, Палыч переделает"...Как выяснилось позже – даже Палыч особо ничего не решал: командировка действительно была организована «сверху» и Вике пришлось смириться. Я подписал кучу документов о неразглашении гостайн двух государств, получил пропуски и допуски, плюс – специальные карты памяти, защищённые от взлома. С виду – обычные SD-карты на 32 и 64 Гб. Оставалось последнее: сдать зачёт в клубе. Сдача – всегда на выезде, на природе. Есть у клуба свой своеобразный полигон. Впрочем, как он прошёл – вы все знаете, а вот что было дальше – стало сюрпризом даже для меня.
Зачёт в страйкбольном клубе, Москва.
- Фаддей Олегович! Постойте!
Я обернулся. Меня догонял высокий, худощавый парнишка, при этом активно жестикулируя. Кажется, сюрпризы продолжаются, уже второй человек за день явно знает меня, когда я, в свою очередь, не могу сказать того же. Заинтересовавшись, я остановился, ожидая, пока парень меня догонит:
- Предположим, стою. С кем имею честь и чем обязан?
- Фух, спасибо, что подождали… Я – от Альтаира. Он рекомендовал мне найти именно Вас, сказал, что в этом году наши планы на новогоднюю ночь совпадают. Сложить два и два легко, поэтому, не буду ходить вокруг да около: возбмите меня с собой в ЧЗО. Хоть ассистентом, хоть «отмычкой», хоть кем! Сам я туда не попаду, а очень надо.
- Ох, откуда ж вы на мою голову берётесь… Ладно, вьюнош, сразу ответа не дам, но и решительного «нет» - не скажу. Будем посмотреть, свяжемся через пару дней.
ЧЗО, станция «Янов», три дня спустя.
Альтаир сидел и медитировал, глядя на стоящий перед ним чайник. Внутри, источая дивный аромат, плескался «эрл грей», горячая кружка приятно грела руки, все бойцы были на месте и даже мутанты, как будто, тоже чувствуя волшебство Нового года, не беспокоили сталкеров на станции и вне её крепких стен. До «главной ночи в году» оставалось ещё прилично времени, а боец кое-кого ждал. Впрочем, Альтаир не беспокоился: он знал, что почти все приглашённые уже находятся на территории Зоны, а значит, сумеют добраться до места встречи в срок. Стоило ему об этом подумать, снаружи раздался звук, который легко опознавался любым взрослым человеком: к станции приближался автомобиль. Даже не гадая, кто это может быть, Альтаир, блаженно потянулся и вышел в «холл».
Одновременно с этим, распахнув двери станции и внеся своим появлением некое оживление, внутрь вошли двое. Оба – в тяжёлой броне «Долга», только у одного в руках – АКМ с надписью «Банхаммер» на цевье, а у второго – АК-112, оснащённый ЛЦУ, оптическим прицелом, ПББС и подствольным гранатомётом. Прошагав мимо Гавайца, задремавшего за своей стойкой, они принялись озираться. Стоило взглядам бойцов пересечься со взглядом Альтаира, внимательно следившего за всем этим действом – улыбки расцвели на небритых хулиганских мордах всех троих сталкеров.
- Мастер, Чемер! Проходите, гости дорогие! Как же я вам рад, мужики!
- Альтаир, пройдоха! Сколько лет, сколько зим! – Мастер расплылся в улыбке, сграбастав старого приятеля в охапку. – Ну, устроил же спецоперацию под Новый год, блин! Кто ещё из наших пришёл?
- Дружище, не томи. Неужто, мы – первые? – Чемер тоже не отставал. После дружеских объятий и похлопываний по плечам, Альтаир заговорил:
- Похоже, парни, вы удержали пальму первенства. Ждём остальных, праздновать – не начинаем. Неудобно выйдет.
В ту же секунду, двери станции распахнулись повторно. Внутрь вошёл сталкер в «Ветре Свободы», закидывая за плечо G-36. Следом за ним, внутрь, покряхтывая и поминутно озираясь, проник ещё один боец. Отличий от первого в нём было немного: повыше ростом, да ВСК-94 за плечом, вместо модной немецкой «штурмовушки». Зато, сразу была ясна причина кряхтения и напряжённости – парень тащил в руках сразу два ящика дорогой выпивки. Альтаир успел подумать, что коробки выглядят странно знакомыми, но, в это время, «грузчик» снял фильтр-маску – и глазам публики предстал Грим.
- Здорово, друже. С наступающим! Тут это… Конфуз небольшой вышел. Стрёмно, конечно, получилось…
- Не томи, рассказывай. И, кстати, что-то мне подсказывает, что это связано с твоей «поклажей».
- Ну… в общем, да. Исторически сложилось так, что коробочки эти должны были на «Росток» уйти. Не ушли, как видишь. А теперь нас преследуют какие-то отморозки из ваших, шагу спокойно ступить не дают. Даша, вон, измоталась вся.
- Стоп, стоп, стоп. Какая такая Даша? – Мастер с Чемером одновременно скорчили недоумевающие гримасы.
- А вот такая. – раздался мелодичный женский голос. Доселе стоявший столбом посередь станции, вошедший первым сталкер снял маску – и превратился в обаятельную девушку. В ту же секунду, взгляды всех присутствовавших на Янове сталкеров трассерами пересеклись на сталкерше – и, словно лучи редкого в этих краях солнца, столь нечастые сталкерские улыбки озарили своды станции. Дарья, явно засмущавшись, спряталась за спину Грима, но, как выяснилось, там тоже не было безопасно. Стоило Даше провернуть этот манёвр, двери здания содрогнулись от тяжёлых ударов.
- Спокойно. Кажись, я знаю, кто это. Все сидите здесь, сейчас всё улажу. – Альтаир, преисполненный достоинства, направился ко входу. После того, как он вышел за дверь, народ стал очень внимательно прислушиваться. Увы, кроме обрывков фраз, разобрать ничего не вышло, но, судя по услышанным «вашу мать…», «я сказал…», «до следующего Нового года в нарядах…» и «кому сказано», вопрос таки был улажен. Спустя пару секунд, вернулся Альтаир, потирая кулак. За ним, потирая челюсть, вошёл сержант «Долга», ведя за собой свой квад. В честь примирения, решено было выпить и закусить, что и сделали. Не успели выдохнуть, Зона подарила очередной сюрприз.
Матюгальник внутри станции зашипел и ожил:
- Мэны! Около Юпитера наблюдаю танк неизвестной конструкции! Я сегодня ещё не пыхал, клянусь Че! Перебивая вопль свободовца, вклинился голос долговца:
- Янов, на связь. В районе депо вижу средний танк неизвестной модификации. Продвигается медленно, противоаномальной защиты - нет, на броне - группа бойцов в тяжелом снаряжении. Рекомендую укрепиться и занять оборону...В ту же секунду, заглушая гомон свободовца и рапорт долговца, в эфир встрял вольный сталкер, волею случая, оказавшийся в тех же краях:
- Мужики! Подтверждаю! Ни пыхалова, ни водяры у нас нет, сидим на драге в карьере. Эта хрень движется в нашу сторону... Похоже, вояки с поздравлениями пожаловали…
Спустя пару секунд, из кабинетов синхронно вышли Шульга и Локи. Первый нёс взведённый "Шмель", второй тащил на плече РПГ с бронебойным зарядом.- Ну, свободный. Пошли, поздравим первыми, что ли? - произнёс командир "Долга".
- Ну, пошли, должничок... Когда долг за преф отдашь? Приму и марьиванной, если найдешь где тут - съехидничал командир "Свободы", экипируясь.
- В "Долге" долги возвращают. Прозрачным получишь, не расклеишься. Гаваец выдаст. Выдашь же?! - Шульга повысил голос, окликая задремавшего бармена.
- Алох... А, что? - встрепенулся тот. Ага, да, отдам, продам, выдам. Но - не в дар... - снова засыпая, пробормотал тот.
- Вот смотрю я на него, и думаю: у него Сидорович в родственниках не затерялся, случаем? - задумчиво произнёс долговский глава, подходя к двери.
Между тем, пока на станции спешно готовились к «тёплой» встрече нежданных гостей, танк неспешно приближался. Вот только бойцов на броне уже не было. Куда они подевались - не смогли сказать и наблюдатели, не отрывавшие глаз от приборов. Не доезжая до станции, танк остановился около полустанка, задрал ствол и выстрелил в небо. Над станцией развернулся цветок салюта...
- Что за х...
- Дядька Яр! Салюта не видел, что ли? Эх, шашлычок отменяется, похоже. Тащи свои барменские изыски, Локи. Да не отпирайся ты - знаю же, что заначил. Пошли, с меня - закусон. Шульга отложил гранатомёт и отправился в кабинет, к сейфу, где хранил нехитрую закуску.
- Эх... Не дал Че повеселиться. Фота бы сюда, он бы не упустил кадры - бормотал Локи, волоча РПГ обратно. Подойдя к двери своей каморки он остановился: преграждая путь, у двери стоял неизвестный мужчина в военном экзоскелете новейшей модификации с G-36 наперевес.
-Мэн! Пропусти, мне зажигалку положить надо.
- А трубочку прикурить не дашь, Локи? - глухо прозвучало из-под шлема. Локи выронил оружие и оторопел, вспоминая голос.
- Мать моя женщина! Фот, бродяга!!!
- Дык, ёлы-палы, ясен пень - не кровосос же на рандеву пожаловал. Хотя, повезло мне, что ты ещё не успел «взбодриться», а то б и кровосос к тебе пришёл, и контролёр ждал в кабинете. Эх, свободные нравы…
- Ай, ну тебя! Значит, с вояками прибыл? Зови их сюда, стало быть, что парням почём зря на броне под куранты трястись?
- Вот, всегда я тебе говорил, Локи: хоть и дурной ты, но – не дурак. Давай, иди за закуской, а я в зал наведаюсь, – сказав это, Фот, не мешкая, направился в сторону холла, где уже сгрудились старые друзья, вовсю обсуждая происшествие.
Народу в зале пополнилось: среди прочих, в зале крутился и Суворов, взявший себе позывной «Трын». Не обошлось, в связи с этим, и без конфузов.
- Как? Дрын? А Тебе идёт – вон, какой худющий - неизвестный сталкер откровенно заржал. Трын нахмурился и опустил руку было к ножу, но вовремя вспомнил, что Зона даёт свои имена, не спрашивая прошлых.
- Погоди ещё. Если доведётся плечом к плечу биться, увидишь, что этим дрыном до полного трындеца прилететь может. Там и поймём, у кого с ушами проблемы.
- Вот, кстати, насчёт «плечом к плечу». Как отметим Новый год, недурно было бы нашим блатным друзьям подарочек преподнести. А то, понимаешь, не чтут праздник. Кто там идёт? Мастер – ясное дело, он у нас известный борец за справедливость, Альтаир - куда ж без него, Фот. А вот Фот, кстати. Снимки операции увидим потом? Дальше, как там его... Дрын, Трын? Худощавый, короче. Назвался груздем - не отставай от коллектива...
- Снимки вам... Щас, размечтались. В этой дыре ни одна мирная приблуда не работает, кроме механики. Вот где я вам найду, скажем, Зенит-Е или ФЭД? На худой конец – Смену. Молчите? Вот и молчите, фотосалаги. Кроме того: никакого похода к бандюгам и так не будет. Точнее – фотосопровождения. Подумайте: до Лесничества топать примерно час. Танк-то ушёл уже, это вам не такси. Час – туда, там какое-то время, час обратно. До полуночи точно не обернётесь. А скоро и муты на свой « праздник» выйдут. Кому-то охота встречать новый год в желудке зверюг или в подвале у медика? Не думаю – Фот откровенно ржал.
- А чому б не найти агрегат? – словно из ниоткуда, за спиной Фота материализовался Чемер. – Вот и ФЭД – нашёл во время экскурсии в Припяти. Все хотел продать, искал коллекционера, а тут – такое дело. С Новым годом, Фот!
Фот скептически посмотрел на Чемера: – Ну, Крокодил Мороз... – он ловко открыл приржавевший корпус. – Опаньки… Ты и плёнку зарядил? Ну, Снегур... Хотя, стоп. Она ж с кадрами уже. Ну-ка, ну-ка – Фот вытащил кассету, растянул плёнку, глянул на свет и озадаченно высвистел первые такты "Травиаты".
– Так, сталкеры, момент, скоро вернусь – улыбаясь, он направился в сторону местного бармена. Пошептавшись с ним, Фот нырнул в его каморку.
- Что там за ерунда? – зашептались сталкеры. – Так дело не пойдёт. Мужики, за ним. Двинули!
- А чего это он меня то Крокодилом, то Снегуром обзывает? – Чемер недоуменно посмотрел на остальных. – Насколько я знаю Фота, – попивая чай неспешными глотками ответил Альтаир – он хотел назвать Тебя сначала Крокодилом Геной, а потом Дедом Морозом. Но, наверное, подумал, что Тебя это может обидеть, поэтому и собрал воедино. А Снегур – это брат Снегурочки.
- Высказываю свою версию насчёт Крокодила Мороза! – Трын был неутомимым хохмачом – Он хотел тебя Генералом Морозом назвать, а потом вспомнил, что ты с пьяных глаз хоть кровососа напугаешь, вот и наградил новым званием!
- Да что ж они так долго? – Трын нервно нарезал круги по залу – За это время до ЧАЭС дойти и вернуться можно! – Ты б ещё по стенам бегать начал, хаосит – Альтаир перешёл с чая на кофе, которым его щедро снабжал Азот. – Всему своё время. Я Фота знаю, он просто так мудрить не станет. Одно скажу точно: там – что-то очень вкусное."- Сталкеры всех кланов, вольные и одиночки! – прогремело на манер рекламы "Долга". Компания "СилКо" представляет фотопрограмму "Зона шутит"! Внимание на экран!
Сначала появился белый луч на противоположной от каморки стене, затем пошли кадры: вот – Газон, с почти пьяным Валом, вваливаются в здание, вот – Чемер, дарит Фоту тот самый аппарат, вот – Альтаир, беседует в компании Дрына, Мастера и Чемера...
- Мииииинуууууточку! Это как это? Я ж его в Припяти несколько дней назад нашёл! – Чемер был поражён до глубины души
Под самый конец пошли кадры мирной жизни – человек, похожий на всем известного Снайпера, сидит около белой стены на диване, держит в руках микрофон, перед ним стоит столик, на котором лежит и стоит книга с названием "Закон Призрака"
- Для особо непонятливых повторяю: программа называется «Зона шутит» – раздалось из каморки Бармена.
- Да от таких шуточек свихнуться можно! – Трын буквально закипел, не хватало только пара из ушей – Я ж теперь от любого шороха шарахаться стану и по делам ходить начну, жутко стесняясь!
Словно в ответ на возмущение Трына появилась картинка – сам сталкер, выходящий из известного заведения около полустанка.
Трын вытаращил глаза и открыл рот, собираясь прокомментировать кадр, но Альтаир пихнул его локтем в бок и прошептал: – Заткнись, чучело! Похоже, Зона действует по принципу американских копов: "всё, что вы скажете, может быть использовано против вас"! Альтаир понимал, что, хоть Фот и любит пошутить, но к таким темам он относится серьезно.
Трын дошёл до крайней степени кипения. Покрасневший, как рак, он сыпал отборнейшей бранью в адрес Зоны, Монолита и О-сознания. Наиболее пристойной была реплика, ставящая под сомнение отцовство членов упомянутого проекта. К Саше повернулся один из свободовцев: – Мэн, расслабься! Зона шутить изволит. На, выпей и утихни, не мешай кино смотреть
- А теперь - программа «Старые ритмы»! – и в стенах станции раздались гитарные аккорды «Дома Восходящего солнца". Фот появился из каморки Бармена после окончания музыкальной программы. Шлема на нём уже не было, и на окружающих смотрел молодой мужчина в очках, с седеющей бородой, голова была покрыта чёрной банданой. – Кто там выступал по поводу хождения по делам с шухером? Пора бы запомнить, сталкеры, что у Зоны – своё чувство юмора. Вспомните: Дима Шухов запросил бессмертие, и кто он теперь? Черный Сталкер. Так что шутки с фотоаппаратом – из разряда безобидных.
- Так, ладно. – прервал всех доселе молчавший Грим. Мы тут отмечать собрались, или насчёт Зоны париться? Фоту с Трыном, вон, вообще – штрафная полагается, за приход к финишу последними. Так, что, граждане алкоголики, тунеядцы, хулиганы, вздрогнули!
Исполнение не заставило себя долго ждать. Налили каждому по пожеланиям. Окончательно проснувшийся Гаваец достал из «царских закромов» свежайшую закуску и – паче чаяния – красную и чёрную икру! Откуда он достал её в Зоне – одному Монолиту известно, но факт оставался фактом – народ мог насладиться классическими бутербродами с икрой, вкус которых многие уже успели позабыть, и теперь смаковали, словно верх кулинарного искусства.
Под старые ритмы, постепенно сменявшиеся мелодиями, подбиравшимися по вкусу сталкеров, вечеринка набирала обороты. Беседы пошли живее, рассказы – забористее, но не было среди них ни одного грустного – бойцы всё больше вспоминали курьёзные случаи из своей карьеры, или происшествия со своими друзьями. Зона горазда на шутки, в чём убедились все. Были среди тех рассказов и совершенно невероятные: и опохмел на пару с кровососом, и «дуэль взглядов» с контролёром – так, что кто-то, время от времени, издавал недоверчивые возгласы, вроде «да или ты!» или «ну, не может такого быть!». В полночь Мастер, загадочно ухмыляясь, аки Чеширский кот, позвал всех на улицу, к «Банхаммеру». Когда народ выбрался на свежий воздух, неподалёку от машины взвились в воздух ракеты. Грянул салют, распугав дремавших неподалёку плотей и заставив застыть с открытым ртом словно вспомнившего что-то зомбированного. С перерывом в пару минут, от бункера учёных и со стороны «Юпитера», где сидели наёмники, последовал достойный ответ. На пару десятков минут, небо над проклятыми землями осветилось вспышками салютов. Трын, предусмотрительно не слезавший с канала военных, хохоча во всё горло, сообщил, что наблюдатели от армейцев подозревают в своих рядах массовое помешательство и пси-воздействие, отказываясь верить в увиденное. Грим, под шумок, приволок откуда-то из глубин станции световую гирлянду, которую и развесил над дверями, насколько хватало длины. Привычно высунулся из своего окна с пулемётом Зулус. После краткого разбирательства, ему предложили налить и выпить, на чём конфликт был исчерпан окончательно, превратившись в праздник всеобщей дружбы. Локи и Шульга, обнявшись, сидели на лавке у дверей станции и вспоминали былые времена. Торжественно было решено отправиться праздничным походом на Армейские Склады и на Росток по очереди, мириться, поздравлять и отмечать дальше. «Народные гуляния» продолжались всю ночь, благо, фантазии у сталкеров хватало. Чемер и Мастер затеялись бегать наперегонки до бункера научников, стимулом выступал препарат для вывода токсинов, крупную партию которого Герман с Озёрским, по доброте душевной и под хорошим градусом предложили передать на станцию. Правду говорят: Бог бережёт дураков и пьяных – добежали без приключений. Трын полез в Плавни – брататься с кровососами – не иначе, вдохновился услышанной историей. Парня едва успели утащить обратно на Янов, но тут пришлось выручать Грима – пока тот бежал к Плавням вместе со всеми, в темноте не заметил люк у полустанка, в который и провалился. Будучи под градусом, Грим попытался вылезти на волю, в пампасы, но потерпел неудачу. Он принялся громко звать на помощь, чем привлёк внимание общественности. Самым деятельным оказался Вал, который попытался вытащить Грима за руку, но, будучи сам изрядно подшофе, загремел в люк следом за «потерпевшим ноль». Пришла Даша, пинками и окриками разогнала нетрезвое сообщество и, привязав к опорам полустанка длинную верёвку, заставила обоих страдальцев вылезать самостоятельно. Дядька Яр, в это время, решил устроить сюрприз всем «отдыхающим» и полез в распределительный щиток, подключить дополнительное питание. Увы и ах – Дядька переоценил себя, вследствие чего и был пристукнут стандартным разрядом. Вернувшийся народ был очень удивлён, застав подкопчённого Дядьку, с волосами дыбом и стаканом в руке. Кое-как растормошив старого сталкера, парни выяснили подробности казуса. Больше всех хохотал Газон, после чего полез в тот же щиток и, подкоптившись чуть меньше, сумел врубить пресловутое доппитание.
Ближе к утру, Фот сообщил, что армейская вертушка прибудет за ним по расписанию – к восьми часам, после чего предложил всем желающим из собравшейся «группы боевой» вернуться на Большую землю. Мастер корректно отказался, заявив, что без «Банхаммера» он из Зоны – ни ногой, а потому, лучше выйдет на четырёх колёсах, чем на одном винте. Чемер отправился с ним, сославшись на то, что «вместе пришли – вместе уйдём». С Фотом отправились Альтаир, Грим, Даша и приписанный к нему ранее Трын. Перед отлётом, Гаваец, расчувствовавшись, подарил (невесть, зачем) каждому по учебной гранате, а Локи и Шульга просили обязательно приехать на следующий год. Но, до этого было ещё 364 дня…

Приложенные файлы

  • docx 17671418
    Размер файла: 65 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий