I_Borisov_Zakadrovy_text__3

Закадровый текст: скажите необходимое и замолчите
Лучше, чем покойный Михаил Солнцев, который заведовал кафедрой информационной журналистики Московского государственного лингвистического университета, о телевизионном новостном копирайтинге рассказать трудно. Солнцев на местах проанализировал работу двух сотен российских региональных телекомпаний.
Расскажите историю
Прежде чем приступить к написанию текста, сразу же после съемки, еще в машине, напишите план сюжета: что я хочу сказать, во-первых, что во-вторых, в-третьих и т. д. Это дисциплинирует, заставляет продумать построение сюжета.
Далее отсмотрите и отхронометрируйте видеосъемки.
Информационный сюжет на ТВ представляет собой "драматическое единство", которое очень похоже на общежурналистскую "перевернутую пирамиду" – вначале излагается главная информация, суть дела, далее – подробности и развитие темы.
Исходите из того, что ваши зрители ничего не знают, поэтому каждый сюжет в продолжение какой-либо ранее затронутой темы начинайте с объяснения сути дела, предыстории. Зрителю требуется разжеванный материал.
Теленовости – это информация со словом "сегодня". Никогда не говорите "вчера" – если нужно рассказать о вчерашнем, найдите эвфемизмы слову "вчера".
Рассказывайте историю. Это должно быть интересно, увлекательно. Никому не нужна скучная, сухая информация. Логика построения любого сюжета проста: к нему надо относиться как к маленькому рассказу, в котором есть завязка, кульминация и развязка.
К любой проблеме подходите через интересы жителей города, раскрывайте тему через проблемы конкретного человека (Ивана Ивановича Петрова, оказавшегося на месте события). Во главе угла всегда стоит человек, все остальное второстепенно. Любое заседание в администрации или пресс-релизы с производств рассматривайте с позиции жителя города: насколько ему это интересно, каким образом это его касается?
Ко всякой информации относитесь критично: а так ли это на самом деле? Сомневайтесь и перепроверяйте!!!
Синхроны (интервью) в сюжетах не должны быть более 20 секунд! Всю остальную информацию интервьюируемого перескажите своими словами: "по словам такого-то..." или "как отметил такой-то..." (покажите его с разных точек разговаривающим с вами). (Немаловажно: синхроны привносят эмоции в сюжет, который в журналистской части профессионально бесстрастен. – И. Б.)
Рассказывайте русским языком, просто, без формализма, официальщины, казенщины. Аббревиатур (кроме устоявшихся типа СССР, США, МВД) нужно избегать.
Упоминая цифры, нужно сравнивать их с чем-либо понятным зрителю. Например, 300 000 долларов – сколько это? Сколько зарплат, машин и т. п.
 
"Обминайте" подводку под себя
(Подводками на ТВ называют текст, которым диктор предваряет новостной сюжет. Начинающим писать подводки не доверяют, и все же... – И. Б.)
Дикторам и ведущим следует помнить: журналист всегда пишет подводки плохо, т. к. лучшую информацию оставляет для своего сюжета. Обрабатывайте подводки, помня о правиле "перевернутой пирамиды" (главное – вперед!), переделывайте их под себя, делайте мостики от предыдущего к последующему сюжетам.
Информацию с экрана нужно рассказывать. Рассказывайте другу, маме, сестре, брату – реальному человеку, а не всему югу Кузбасса.  
Что вижу, о том пою?
Одна из бед региональных тележурналистов – стремление описать происходящее на экране. Что вижу, о том пою!
Сюжет о ледяных заторах на северной реке. Репортер за кадром рассказывает: "В этом труднодоступном месте сотрудники МЧС десантировались с воздуха на парашютах". В кадре тем временем плавно опускаются парашютисты. Корреспондент не унывает: "Сейчас идет минирование льда". На экране деловитые люди бурят лунки и засовывают туда что-то в пластиковых мешочках. "А вот и долгожданный взрыв", – говорят нам. И точно, в кадре крошево льда взлетает на воздух.
Здесь требуется небольшое отступление/повторение пройденного. Тексты в средствах массовой информации можно подразделить на несколько разновидностей. Один вариант – это то, как пишут в газетах, журналах, в сообщениях информационных агентств. Еще один вариант – текст на радио. И наконец, третья разновидность – это телевизионные тексты.
Если мы говорим о радио – то это в идеале краткие фразы информационных сообщений, удобные для восприятия на слух. Радиорепортаж при необходимой краткости изложения нуждается в определенной описательности. Мы не имеем возможности показать то, что происходит, и поэтому должны рассказать об этом. Именно рассказать – простым и легким для восприятия на слух языком!
Тексты радио и телевидения достаточно близки, ведь для восприятия на слух фразы должны быть, с одной стороны краткими, а с другой – емкими, наполненными смыслом. Есть необходимость ограничивать себя в длинных предложениях, поскольку их невозможно быстро усвоить и понять на слух.
В телевизионном варианте – будь то репортаж или комментарий – мы имеем картинку, видеоизображение. Поэтому, показывая что-то, мы за кадром даем дополнительную информацию нашему зрителю – он уже видит, что происходит.
Зрителю не нужно сообщать, что на женщине надето красное платье, а действие происходит в Санкт-Петербурге. Они сами все видят.
Хороший совет дает американский кинодокументалист Алан Розенталь в своей книге "Создание кино- и видеофильмов как увлекательный бизнес". Он напоминает, что главный навык профессионального журналиста – дать краткий и исчерпывающий ответ на шесть вопросов: КТО?, ЧТО?, ГДЕ?, КОГДА?, КАК?, ПОЧЕМУ? Именно эту функцию выполняет дикторский текст, если видеоряд не дает четких ориентиров. Иными словами: ответьте на максимум главных вопросов картинкой, остальное доверьте тексту.
Партия фортепиано не повторяет нота в ноту партию вокалиста. Это разные партии, которые, звуча одновременно, создают гармоничное произведение – песню. Почему же на телевидении мы порой признаем только унисон?
Телевидение – не газета и не радио. У телевидения есть видео. И видео идет вперед! Не снято – не пиши. Как учит лозунг новостийщика: нет картинки – нет сюжета!
 Будь проще!
Еще проблема – намеренное усложнение текстов сюжетов. Михаил Солнцев приводит пример из творчества одной из северокавказских телекомпаний. Девушка-репортер делает сюжет об исчезновении бензина в городе Пятигорске и на всех Кавминводах. За кадром идет текст: "На бензоколонках резко сократился ассортимент нефтепродуктов". (Хотя на самом деле бензина просто нет!) Спрашиваю репортера: "Вот вы домой вернетесь и близким так и скажете: резко сократился ассортимент нефтепродуктов?" "Нет, не буду", – говорит. "А зачем вы это в эфире за кадром говорите?" – "Так солиднее", – отвечает.
 С "милицейского" на русский
Телерепортер, общаясь с огромным количеством ньюсмейкеров, волей или неволей перенимает их язык. И слышится порой с экрана милицейский язык, язык пожарных, язык врачей, язык военных. Мы же обязаны, готовя материалы к эфиру, переводить с этих "милицейских" на русский. Если мы этого не делаем, то получается так, как получилось в Орле. "Там был на пожарище обнаружен труп, который по дороге в больницу скончался". И это не анекдот. Вот другой пример: та же орловская телекомпания как-то сообщила: "Водитель, управляя машиной, не справился с управлением, выехал на полосу встречного движения и допустил опрокидывание автомобиля". Это милицейский протокол, который нам забыли перевести на русский.
В репортаже одной дальневосточной телекомпании сказано: "Баня на 50 помывочных мест". Автор оправдывается, что так было в пресс-релизе командования Тихоокеанского флота. Но неужели трудно сказать, что в новой бане смогут одновременно помыться 50 человек?
 
Сначала событие, потом источник
Часто за слепым следованием пресс-релизам видна и элементарная журналистская лень. Кажется, что в пресс-релизе все написано, а на поверку написано языком нечеловеческим. И в эфир идет: "Согласно постановлению мэрии за номером 45 бис". Так же плохо с точки зрения стилистики начинать со слов: "Как сообщили нам в пресс-службе мэрии". Лошадь всегда стоит впереди телеги, поэтому сперва нужно сообщить, что произошло, а потом – откуда мы это узнали.
Начать со ссылки на источник можно в печатном, газетном тексте, потому что мы при чтении схватываем сразу целую фразу, на слух же так не получается. Речь здесь идет о том, что мы имеем разные способы передачи и, соответственно, получения информации. "Бешеные крысы сожрали в нашем городе всех малограмотных журналистов, – об этом сообщили нам в пресс-службе скорой помощи". Так гораздо интереснее и, кроме того, информативнее. Потом можно добавлять детали произошедшего, давать прогнозы ученых, мнения силовиков, словом, все что угодно, но не надо начинать со ссылки на пресс-службы.
 Скажите необходимое и замолчите
Как правило, детали производят больший эффект, чем общие места. Общие места повествования быстро забываются, в то время как яркие необычные детали надолго сохраняются в памяти.
Вместе с тем, текст должен быть экономичен и компактен. Скажите только самое необходимое и замолчите.
Некоторые считают, что нагромождение деталей украсит сюжет. Однако зачастую за счет излишней информации мы теряем зрителя. Хорошему сюжету нужен воздух, чтобы дышать, а зрителю – пространство и время, чтобы усвоить полученные знания.
Паузы, интонации, шумы лучше, чем многословие.
Нина Зверева, директор учебного центра "Практика", Нижний Новгород: "Закадровый текст – не эпистолярный жанр! Я все время на своих лекциях повторяю ученикам известную формулировку Фэнга: "Процесс написания текста – это (дальше ученики повторяют хором) процесс сокращения текста". Хотя есть и другая проблема. Если журналист не соберет информации на 200-300% больше, чем войдет в сюжет, текста приличного он не напишет".
Практикум: Расшифровать телевизионный сюжет (записать на бумаге прозвучавший текст). Затем сократить текст, удалив избыточные слова. У Нины Зверевой на занятиях в центре "Практика" текст иногда сокращался в 5-10 раз!
Стандартный норматив: восемь слов умещаются в три секунды. Но надо помнить, что дикторы обычно читают медленнее, чем прочел бы автор.
Комментарий не должен давать оценок, он существует для того, чтобы помочь зрителю более полно понять важность происходящего на экране.
Типичные ошибки начинающих тележурналистов при работе над текстами:
включение информации, которая заведомо не может запомниться;
текст рассказывает сразу обо всем;
"канцелярит" – безграмотный бюрократический стиль;
изобилие цифр (которые всегда можно заменить сравнениями);
текст рисует картинку, хотя должен давать информацию.

Заголовок 2 Заголовок 315

Приложенные файлы

  • doc 17643415
    Размер файла: 45 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий