voprosy_i_otvety_po_politsotsu

Политическая наука: становление, предмет и функции

междисциплинарная отрасль знания.
Ее становление и развитие тесно переплетались с философскими, этическими, историческими, а впоследствии социологическими и правовыми исследованиями. К изучению политики постоянно привлекались и методы, характерные для естественных наук. В процессе исторического развития она не раз меняла свои наименования (политика, научная политика, политология, политическая наука, political science, science politique и т.д.).
Американский ученый Р. Даль полагал, что с логической точки зрения становление политической науки прошло три основных этапа: философский (на нем превалировали нормативно-дедуктивные подходы в толковании политической жизни), эмпирический (на этом этапе непосредственный анализ данных превратился в основной источник пополнения знаний и доминирующий способ анализа политических реалий) и этап ревизии эмпирического знания (этап критического переосмысления источников развития теории, обусловивший разнообразие методов исследования). Однако исторически этот процесс занял не одно столетие. Если ретроспективно посмотреть на него, то можно выделить три самых общих этапа эволюции политической науки.
Первые формы специализированного (протонаучного) отображения и осмысления мира политики сформировались 2,5 тыс. лет назад и существовали преимущественно в религиозно-мифологической форме. Их основу составляли идеи о божественном происхождении и организации власти.
примерно в середине I тысячелетия, обнаружилась тенденция к большей рационализации политических представлений, появлению отдельных систематизированных учений. Так, в цивилизациях Древнего Востока доминировали идеи об устройстве отдельных государств, искусстве управления людьми. Например, Конфуций (551-479 до н.э.) разрабатывал учение о «гуманном управлении»; в нем государство трактовалось как средство перевоплощения идеальных семейных отношений и насаждения таким способом в обществе справедливости, любви к людям, благодарности к старшим. Наиболее видные представители древнегреческой мысли Платон (427-347 до н.э.) и Аристотель (384-322 до н.э.) в качестве основного объекта познания рассматривали конкретные государства, формы господства отдельных правителей, наиболее отчетливые проявления публичной власти.

Такие идеи основывались на практическом отождествлении политики и государства, нерасчлененном восприятии государства и общества,

в XIII в. к созданию на основе схоластики уже специфической политической науки, именуемой то «ars politica», что означает «политическое искусство» (Альберт Великий), то «scientia politica» – «политическая наука» (Аквинат), то «doctrina politica» – «политическое учение» (Л. Гвирини) и даже «sanctissima civilis scientia» – «божественная гражданская наука» (С. Брент). Несмотря на достаточно идеалистическую трактовку политики, она символизировала коренной поворот в сторону формирования специализированных знаний об этой области жизни.

Новое время (XVI-XIX вв.), положившее начало второму этапу развития политической науки.
Итальянский мыслитель Н. Макиавелли первым совершил прорыв, разделив представления о политике и обществе. Введя в научный лексикон термин stato, он трактовал его не как отображение конкретного государства, а как особым образом организованную форму власти. В духе такого подхода Ж. Боден поставил вопрос о разработке методических оснований особой политической науки. Громадный вклад в развитие этой отрасли знания внесли Т. Гоббс, Дж. Локк, Ж. Ж. Руссо, Ш. Монтескье, Д. Милль, И. Бентам, А. Токвиль, К. Маркс и ряд других выдающихся мыслителей, разрабатывавших идеи рационализма, свободы, равенства граждан.
В конце XIX – начале XX в. появилось множество специализированных теорий, посвященных исследованию демократии, систем политического представительства интересов, элит, партий, неформальных, психологических процессов. Эта эпоха дала миру имена А. Бентли, Г. Моски, В. Парето, Р. Михельса, М. Вебера, В. Вильсона, Ч. Мерриама и других выдающихся теоретиков. Конечно, в разных странах развитие научного знания о политике шло неравномерно. Однако и в России труды Б. Н. Чичерина, П. А. Новгородцева, А. И. Строгина, М. М. Ковалевского, М. Я. Острогорского, Г. В. Плеханова и других ученых явились достойным вкладом в процесс формирования политической науки.
В 1903 г. была создана первая Американская ассоциация политических наук, объединившая в своих рядах ученых, профессионально исследовавших сферу политики..
С первой четверти XX в. начинается современный, продолжающийся и поныне, этап развития политической науки. Теперь ее развитие идет на основе все более усложняющихся политических связей,
«политическая теория современности должна сфокусировать внимание на фрагментированности общества».*
Расширение областей, подвергающихся специализированным и систематическим исследованиям, привело Г. Лассуэлла в 1951 г. к мысли о необходимости введения термина «политические науки» (political science).

*Веуте К. von. Politische Theorie//Staat und Politik. Neue Hagen, 1995. S. 546.


Проблема предмета политической науки

Особую сложность политической науке придает специфический предмет ее исследования: тенденции и закономерности развития той или иной области жизни, так и ее отдельные институты, проблемы, факты, формы явлений.

Функции политической науки

1 - дескриптивная функция, предполагающая необходимость всестороннего и полного описания внутренних и внешних связей политических явлений, их характерных признаков.
2 - оценочную функцию, предполагающую вынесение суждений о политических объектах (и их свойствах) с точки зрения их приемлемости или неприемлемости для того или иного общественного субъекта.
3 - сравнительную функцию, предполагающую обязательное сопоставление различных политических явлений (систем власти, режимов правления, типов политической культуры и т.п.), прежде чем будут сформированы выводы и оценки относительно тех или иных явлений, тенденций их развития, типологий, закономерностей и т.д.
4 - преобразовательная функция политической науки. Она вызвана потребностью общества в формировании таких знаний, которые, будучи включенными в практическую деятельность в сфере власти, смогут снизить издержки государственного управления, способствовать достижению большего соответствия результатов намеченным целям и т.д. 5 - прогностическая функция политической науки. Она выражает потребность в разработке вероятностного знания, предвосхищающего возможные последствия предпринимаемых действий и пытающегося гипотетически определить изменения, сопутствующие достижению целей.
6 - Функция социализации направлена на формирование политического сознания у людей, включающихся в сферу властных отношений.


















































Методы политической социологии
Нелинейный характер эволюции способов познания политики сформировал в современной политической науке несколько точек внутреннего напряжения, свидетельствующих о взаимном оппонировании самых разнообразных методов познания политики. Эти методы таковы:
количественные (эмпирико-аналитические, сциентистские) и качественные (нормативно-онтологические, делающие акцент на феноменологической природе политических явлений);
рациональные (рассматривающие рациональные мотивы в качестве единственного источника поведения человека) и те, что настаивают на доминировании подсознательных мотивов в человеческом поведении;
персоналистские (их сторонники рассматривают политику как отношения личности и государства)* и институциональные (рассматривающие институты и нормы в качестве основных единиц политической деятельности человека);
социально ориентированные (утверждающие социальную природу фактов политики) и технократически ориентированные (рассматривающие технику как основу создания институтов власти).

По Ядову:
К основным методам относятся

Сравнительно-исторический
Включает в себя историческое описание, анализ и сравнение. В совокупности они дают возможность изучать политические явления в тесной связи с той исторической обстановкой, в которой они возникли, характер их качественных изменений в процессе развития.

Эмпирический
используется для изучения политического поведения социальных групп, их политической культуры, влияние факторов на политический процесс. Используются подходы:
а) культурологический;
поведение людей рассматривается и объясняется через господствующие в культуре ценности и правила поведения
б) коллективистский;
рассмотрение фактов через призму совместной социальной деятельности людей, связанных представлениями об общем происхождении
в) психологический
объяснение политического поведения через потребность людей в позитивной гражданской идентичности и безопасности
Системный
Дает возможность изучать этническую политику государства как комплексный процесс, обнаруживать на общем фоне развития того или иного этнополитического явления наиболее важные элементы, прослеживать их взаимосвязь и взаимообусловленность

Социологические методыГруппа методов (опрос, анкетирование), дающие количественные и качественные характеристики предмета исследования


Политика, как сфера социальной жизни.

Термин «политика» возник еще в Древней Греции (от греч. polis – город) и первоначально означал различные формы государственного правления.
трактат Аристотеля «La politika» дословно так и переводится: «То, что относится к государству». Впоследствии за политикой закрепилось множество смыслов

политику можно было бы определить как совокупность отношений, складывающихся в результате целенаправленного взаимодействия групп по поводу завоевания, удержания и использования государственной власти в целях реализации своих общественно значимых интересов.

Возникновение политического способа обеспечения межгрупповой конкуренции сопровождалось формированием особого слоя управляющих государством, которые стали профессионально заниматься регулированием социальных отношений, выработкой и поддержанием соответствующих норм и правил социальной деятельности. Появление же государства как нового центра социального притяжения качественно изменило и статусы конкурирующих сторон, для которых возможности удовлетворения их нужд и запросов стали зависеть не столько от имеющихся у них способностей или ресурсов, сколько от степени их близости или удаленности от центра публичной власти.
Этот качественно новый тип зависимости давал группам шанс за счет одной лишь помощи государства существенно расширить набор социальных благ для своих членов. Для поддержания постоянных контактов с государством эти группы вынуждены были создавать особые ассоциации, защищающие их властно значимые интересы и цели: партии, лобби, группы интересов и др. Стали меняться способы и формы включения людей в сферу публичной власти, механизмы социализации, содержание ролевых и функциональных нагрузок человека, а также другие параметры его поведения в этой социальной области.
Совокупность такого рода изменений, связанных с процессом становления и укрепления государства, свидетельствовала о возникновении в обществе особой сферы социальных отношений, в которой группы конкурируют между собой за влияние и контроль над публичной властью. Иными словами, процесс оспаривания государственных полномочий со стороны групповых субъектов породил особый политический уровень общественных отношений, или новый вид социальности, который «уводил» общество от тех форм социальной организации жизни, что поддерживали целостность и интеграцию человеческих связей на основе структур локальной солидарности, «местечковых» нравов и физического превосходства одной части населения над другой. Политика дала людям новые, дополнительные возможности для овладения общественными ресурсами, породив при этом соответствующие способы и приемы их распределения и перераспределения.
Таким образом, политика формировалась как особая система связей, сохраняющая объединенность жизни людей и скрепляющая их социальные узы посредством публичной власти. Она стала средством приведения разрушающих общество конфликтов к необходимой для выживания общества форме и его продвижения вперед за счет повышения уровня межгруппового согласия. Политика сформировалась как механизм перераспределения важнейших материальных, информационных, духовных и иных ресурсов, находящихся в распоряжении не только государства, но и всего общества в целом. Она преобразовала разрушительные последствия межгрупповых противоречий в созидательные импульсы общественного развития. Благодаря политике общество освободилось от варварского способа удовлетворения групповых интересов – борьбы на уничтожение. С политикой люди обрели возможность вести конкурентную борьбу по правилам, согласовывая свои интересы с интересами социального целого.
Однако, совмещая потребности и цели человеческих объединений, политика неизбежно подвергает их селекции, создавая дополнительные возможности наиболее перспективным и жизнеспособным с точки зрения общества группам. Политика как глобальный механизм социальной регуляции способна изменять и «перевертывать» статусы групп, создавая для тех или иных слоев населения условия жизни, более адекватные обще-коллективным и межгрупповым интересам. Конечно, здесь коренится постоянная возможность ошибки, возможность неверного определения и интересов общества, и возможностей отдельных групп. Позже мы увидим, как политика компенсирует свои генетические слабости, сейчас же важно подчеркнуть, что политика как способ постоянного выбора приоритетов, поиска и сознательного определения наиболее перспективных направлений общественных изменений и развития является своеобразным искусством налаживания и поддержания социального диалога.
Как особая социальная сфера политика демонстрирует различную степень концентрации усилий власти в налаживании межгрупповых отношений. Если процессы формирования органов государственной власти и принятия ими политических решений составляют как бы эпицентр политики, ее ядро, то за его границами, на периферии этих процессов могут решаться задачи, только приближающие те или иные силы к реальной конкуренции за власть. Например, группы, не способные на очередных выборах выиграть спор за власть, используют их не для борьбы за голоса избирателей, а для «обкатки» своего имиджа в глазах общественного мнения, апробирования программ, т.е. для позитивного закрепления своего курса в сознании избирателей в надежде использовать эту память на следующих выборах.

Из лекции:

Политика не является изначально заданной, отдельной областью. То, что мы называем политическим зависит от того, как к этому относится люди. То есть, политическим являение становится в донаучном дискурсе.
НО: даже если явление называется политическим, по сути оно им может не являться.
=> Политика не имеет собственной экзистенции. Она существует в виде мышления, поведения людей. Отдельной политической реальности не существует. Политическое привностися в социальное бытие людьми.
=> Все, что угодно может стать политическим.
=> Политика - повсеместный факт человеческой жизни. Каждый из нас в той или иной форме вовлечен в политику.
Политическая сфера шире, чем набор явлений, которые носят конкретный и сугубо политический характер.
Каждый из нас является субъектом или объектом политики. Вне политики не остается никто.
Раймон Арон:
Политика - главная характерная черта сообщества, ибо она определяет условия любого взаимодействия между людьми.
Историчский подход: политикогенез.
Философский подход: логические концепции появления полтитики. Напр.: Почему? - Потребность в безопасности. Политика появляется при выработке определенных правил и появлении людей, которые следят за их соблюдением.
Гоббс (о созникновении политического тела):
Изначально люди находятся в естественном состоянии, где нет привил, религии, обычаев и т.д.. Изначально все люди рождаются свободными и равными. Ничто так не свидетельствует о том, что нечто распределено между людьми равным образом, как то, что каждый доволен своей долей. ("Свой ум каждый видит вблизи, а чужие в отдалении".)
Если все равны, то все имеют право на все! И это ведет к войне всех против всех. Условия для этого: что из себя представляет человек, люди как таковые. Люди от природы наделены страстями, это и ведет к тому, что начинается bellum omnia contra omnius. В такой ситуации никто не может быть уверен в результатах своего труда (т.к. остальные тоже имеют право на него).
Но ведь люди наделены разумом, это их удерживает. Не гарантий личной безопасности.
Люди приходят к мысли, что выйти из естественного состояния можно, заключив общественный договор. (Мнение Локка другое - людям свойственно не вредить себе.) Каждый договаривается с каждым, что "я отказываюсь от части своих прав, при условии что ты тоже отказываешь от своих прав.Эти права мы передаем третьему" (суверену).
Политика возникает из требований, взаимно предъявляемых людьми друг к другу. Из усилий по разрешению возникающих противоречий. Из усилий по распраделению дефицитных благ. И по руководству обществом в деле достижения общих целей. А цель - обеспечения безопасности.
Конфликты, которые должны регироваться особыми правилами, разрешение этих правил при помощи властных структур и правил.
Политика - процесс государственного управления;
общественного принятие решений;
стремление к власти и реализация этого стремления;
благородное стремление к справедливости и разумному порядку или стремление к власти.
Суворов: это тухлое яйцо.
Вернон ван Дейк:
Политика - это борьба субъектов, преследующих в общественной жизни конфликтующие меджу собой цели. (ничего не сказано о результате борьбы, является ли он политикой, максизм тоже так считает. Самым крайним проявлением этой точки зрения было мнение Карла Шмидта. Он был признан после его смерти. Связь с фашистами? В представлении К. Шмидта политика - представление "друг" и враг" - политика высекается из отношений очень острых. Политическое может извлекать силу из противоречий религиозных, социальных, моральных, правовых и др.. Политическое - не особое, а возникает из ассоциации или диссоциации людей от названных отношенй. Когда это ассоц. и диссоц. приобр острых характер, рождатеся политика.)
Другой подход - Талкот Парсонс: явление можно рассматривать как политическое, если оно затрагивает организацию и мобилизацию ресурсов, необходимых для осуществления целей данного коллектива. Политическое помогает достижению коллективных целей.
Дэвид Истон:
Политика - это регулируемое и контролируемое властью распределение ценностей. (а вот и результат борьбы).
Макс Вебер:
Понятие политики имеет чрезвычайно широкий смысл и охватывает все види деятельности по самостоятельному руководству. Политика банка, профсоюза, корпорации, умной жены. Что в них общего - это то, что помогает в достижении целей людей, которые имеют разные интересы и при этом вынуждены взаимодействовать между собой.
Понимание помитики как коллективного предприятия (т.к. невиданное развитие капитализма). Коллективизм+принуждение, насилие.
Политика - это предприятие, обеспечивающее признанное большинством общества принуждение, насилие. Все мы задействованы в этм предприятии, но по-разному. Именно поэтому оно функционирует. Можно выбрать качество участия:
Политики по случаю (мы на выборах, митингах)
Политики по совместительству ("Активисты" - для них это не дело всей жизни, но они активно эти занимаются, посвящают политике большую часть свободного времени)
Профессиональные политики (гос. деятели, лидеры партии и т.п.)
Аристотель:
Политика - наука о человеческом счастье. Человек - животное политическое. Вне политики могут жить только боги (выше) или животные (ниже). То есть по Аристотелю политика - это как раз то, что делает человека человеком.
Политика - это борьба субъектов, преследующих в общественной жизни противоречащее друг другу цели, результато которой является регулируемое и контролируемое властью распределение ценностей. (Это универсальное определение!) Потилика возникает из разницы интересов и необходимости эту разницу регулировать.
Что делает институты политическими? - то, что они создаются для того, чтобы реализовать противоречащие или просто разные интересы и при этом "не пожрать друг друга". Политические институты существуют не для того, чтобы продвигать свои интересы, а чтобы общность продолжала существовать, чтобы создать возможность для реализации остальными их интересов.
Если политические огранизации начинают вести себя как все остальные, они теряют свою суть! Поэтому так опасна коррупция - т.к. доминируют частные интересы чиновников.
Главная цель - опять же обспечение безопасности. Наша проблема - отсутствие ответственности чиновников. Важно то, что по Гоббсу государство не наделяет людей никакими правами. Выступать против государства нельзя! Единственное основание - если суверен прикажет вас убить, т.к. это вы сами создали это государство.
Та или иная трактовка появляется в соответствии с особенностями времени. Однако есть и вечные проблемы, которые поднимали Аристотель, Платон и др. (напр.: Богатые - бедные).
Вывод: политика - это сфера, где сталкиваются различные интересы и происходит их урегулирование с помощью власти. Если бы не было противоречий, власть была бы не нужна. Кроме того, здесь сталкиваюся индивиды, которые конкурируют за власть.

Политика как объект исследования обществознания.
В силу сложившейся традиции совокупность научных дисциплин, изучающих политику, называют “политической наукой” (political science). Этот термин, употребляемый и в российской, и в зарубежной литературе в единственном числе, “обозначает особую отрасль обществознания, специальным объектом изучения которой является политика, политическая жизнь общества. В этом отношении он равнозначен другим обозначениям, таким, как “наука о политике”, “политология””
См вопрос № 3 +


Понятие и теоретические подходы к интерпретации власти.

В настоящее время в научной литературе можно насчитать более 300 определений власти.
Если попытаться систематизировать все более-менее значимые представления о природе власти с точки зрения ее основополагающих источников, то можно выделить два наиболее общих класса теорий, на основе которых удается объяснить все ее атрибуты: основания, объем, интенсивность, формы и методы принуждения, а также другие основные параметры.
1 = Первое из этих направлений можно условно назвать атрибутивно-реляционистским. Его сторонники связывают сущность власти с различными свойствами человека и сторонами его индивидуальной (микрогрупповой) деятельности. По своей сути такой теоретический подход развивает своеобразную «философию человека», заставляя его приверженцев усматривать сущность власти в волевых (Гегель), силовых (Т. Гоббс), психологических (Л. Петражицкий) и прочих свойствах и способностях индивида или в использовании им определенных средств принуждения (инструменталистские теории) и поведенческого взаимодействия (Г. Лассуэлл).
В качестве типичных примеров такого подхода можно назвать теорию «сопротивления» (Д. Картрайт, Б. Рейвен, К. Леви), согласно которой власть возникает в результате преодоления одним субъектом сопротивления другого.
Такова же по существу и «теория обмена ресурсов» (П. Блау, Д. Хиксон), авторы которой предполагают, что власть формируется в результате обмена одним субъектом своих (дефицитных для контрагента) ресурсов на необходимое ему поведение другого.
Показательна и теория «раздела зон влияния» (Дж. Ронг), интерпретирующая власть в качестве следствия контакта социальных зон, которые находятся под контролем разных субъектов.
В это же направление вписывается и телеологическая концепция Б. Рассела (в которой власть рассматривается как форма целенаправленной деятельности человека), и идеи школы «политического реализма», делающие акцент на силовом воздействии контролирующего ресурсы субъекта (Г. Моргентау), и некоторые другие.

2 = Вместе с тем указанным позициям противостоит точка зрения, трактующая власть в качестве анонимного, надперсонального, безличного свойства социальной системы, обезличенной воли обстоятельств, принципиально несводимой к характеристикам индивидуального или группового субъекта. И это направление (обозначим его как системное) также представлено многочисленными теоретическими конструкциями.
Например, представитель структурно-функционального подхода Т. Парсонс трактовал власть в качестве «обобщенного посредника» в социальном (политическом) процессе, а К. Дойч видел в ней аналог денег в экономической жизни или «платежного средства» в политике, который срабатывает там, где отсутствует добровольное согласование действий. Для относящихся к этому направлению марксистских взглядов характерно представлять политическую власть в качестве функции социального аппарата того или иного класса, формирующего общественные отношения, предопределяющие его способность навязывать свою волю другому классу (или обществу в целом) и тем самым обеспечивающие его социальное господство.
К данному направлению относятся и информационно-коммуникативные трактовки власти (Ю. Хабермас), рассматривающие ее как глобальный процесс многократно опосредованного и иерархиизированного социального общения, регулирующего общественные конфликты и интегрирующего человеческое сообщество.
Но наиболее ярко суть системного подхода выражена в постструктуралистских теориях (М. Фуко, П. Бурдье). В крайних вариантах они интерпретируют власть как некую модальность общения, «отношение отношений», изначально присущее всему социальному, не локализуемое в пространстве и не способное принадлежать кому-либо из конкретных общественных субъектов. Introduction. Harmondsworth, Penjuin, 1980. P. 94.


Учитывая, что в политической сфере главным субъектом власти является группа, политическую власть можно определить как систему институционально (нормативно) закрепленных социальных отношений, сложившихся на основе реального доминирования той или иной группы в использовании ею прерогатив государства для распределения разнообразных общественных ресурсов в интересах и по воле своих членов.

Выводы:
Власть - это не свойство субъекта и не его атрибут, а свойство отношения!
Власть нельзя рассматривать вне средств, которые обеспечивают осуществление властного отношения. Власть - отношение, опосредованное средством. Без средств о власти говорить бессмысленно. Более того, о средствах должно быть известно! - только этот фактор позволяет включить ресурс в отношения. До тех пор пока ресурс не включен во властеотношния - это потенциально властный ресурс.
Единство континуальности и дискретности. В каждый конкретный момент фиксируется отношение. Власть - всегда развивающееся нечто, но в каждый конкретный момент можно зафиксировать отношения объет - субъект - ресурс.
Ассиметричность. Всегда есть субъект и объект, даже если это одно и то же лицо.













структура и элементы властных отношений
Основные элементы легальной власти:
1. Право как совокупность принципов, регламентирующих все сферы общественной жизни, в том числе сферу политики.
2. Социальное управление представляет собой процесс применения права.
3. Элита  субъект власти, деятельность которого строго ограничена правовыми нормами.
4. Государственная бюрократия  субъект управления, деятельность которого регламентируется нормами права и должностными инструкциями, носящими характер предписания.
5. Население как объект управления, подчиняется не чиновникам, а используемым ими нормам права.
7. Происхождение и природа политической власти
По своей природе и происхождению власть, как таковая, явление социальное. Складываясь и существуя в различных областях человеческой жизни, она способна проявляться в самых различных сферах общественной жизни и в разных формах: то в качестве морального авторитета, то в виде экономического или информационного господства, то в форме правового принуждения и т.д. При этом власть может различаться и по объему (семейная, международная и др.), и по объекту (личная, партийная, общественная и т.д.), и по характеру применения (демократическая, бюрократическая, деспотическая и т.д.), и по другим признакам.
Приблизительно 40 тыс. лет она существовала в догосударственных и дополитических формах, выступая в качестве способа поддержания баланса внутриклановых отношений в виде господства вождей, шаманов и других лидеров первобытных обществ.
С момента образования государства, т.е. в течение последних 5 тыс. лет, власть существует и в своей политической, публичной форме. Причем начальные, патриархальные (традиционные) формы политической власти серьезно отличались от ее современных форм. В частности, в политическом пространстве того времени отсутствовали какие-либо посредники между населением и государственными структурами, институт разделения властей или какие-либо иные элементы организации сложной межгрупповой конкуренции. По сути дела власть, механизмы принуждения в значительной мере основывались на примитивных отношениях «дарообмена» (М. Мосс), кумовства, протекционизма и других аналогичных связях, которые и заложили традиции взяточничества и коррупции в развитии государства.
В настоящее время в обществе складываются формы надгосударственной политической власти,
Сущность политической власти
Представители двух указанных крупных теоретических подходов, делая упор на реально существующих сторонах и аспектах власти как общественного явления, исходят из противоположных принципов в объяснениях ее сущности. Признание реальности тех аспектов власти, которые используются в качестве основания для ее концептуальной интерпретации, не устраняет необходимости выбора между этими подходами.
При определении сущности политической власти в качестве исходного начала наиболее правомерной следует признать ее инструментальную трактовку, раскрывающую отношение к ней как к определенному средству, которое использует человек в тех или иных ситуациях для достижения собственных целей. В принципе власть вполне можно рассматривать и в качестве цели индивидуальной (групповой) активности. Но в таком случае нужны особые, пока еще отсутствующие доказательства, что такое стремление присутствует если не у всех, то у большинства людей. Именно в этом смысле власть может быть признана функционально необходимым в обществе явлением, которое порождено отношениями социальной зависимости и обмена деятельностью (П. Блау, X. Келли, Р. Эмерсон) и служит разновидностью асимметричной связи субъектов (Д. Картрайт, Р. Даль, Э. Каплан).
В качестве средства регулирования социальных взаимоотношений власть может возникнуть лишь в тех типах человеческой коммуникации, которые исключают сотрудничество, партнерство и аналогичные способы общения, обесценивающие самою установку на превосходство одного субъекта над другим. Более того, в условиях конкуренции власть также может возникнуть лишь в тех случаях, когда действующие субъекты связаны между собой жесткой взаимоворечий. Ее источником является человек с присущими ему умениями и свойствами, конкурирующий с другими людьми и использующий различные средства для обеспечения своего доминирования над другими.
Учитывая, что в политической сфере главным субъектом власти является группа, политическую власть можно определить как систему институционально (нормативно) закрепленных социальных отношений, сложившихся на основе реального доминирования той или иной группы в использовании ею прерогатив государства для распределения разнообразных общественных ресурсов в интересах и по воле своих членов.
проблема легитимности политической власти
Понятие легитимности политической власти
легитимность. Она представляет собой форму поддержки, оправдания правомерности применения власти и осуществления (конкретной формы) правления либо государством в целом, либо его отдельными структурами и институтами.
Типы легитимности
Многообразие возможностей различных политических субъектов поддерживать систему правления предполагает столь же разнообразные типы легитимности. В политической науке наиболее популярна классификация, составленная М. Вебером, который с точки зрения мотивации подчинения выделял следующие ее типы:
 традиционная легитимность, формирующаяся на основе веры людей в необходимость и неизбежность подчинения власти, которая получает в обществе (группе) статус традиции, обычая, привычки к повиновению тем или иным лицам или политическим институтам. Данная разновидность легитимности особенно часто встречается при наследственном типе правления, в частности, в монархических государствах. Длительная привычка к оправданию той или иной формы правления создает эффект ее справедливости и законности, что придает власти высокую стабильность и устойчивость;
 рациональная (демократическая) легитимность, возникающая в результате признания людьми справедливости тех рациональных и демократических процедур, на основе которых формируется система власти. Данный тип поддержки складывается благодаря пониманию человеком наличия сторонних интересов, что предполагает необходимость выработки правил общего поведения, следование которым и создает возможность для реализации его собственных целей. Иначе говоря, рациональный тип легитимности имеет по сути дела нормативную основу, характерную для организации власти в сложно организованных обществах. Люди здесь подчиняются не столько олицетворяющим власть личностям, сколько правилам, законам, процедурам, а, следовательно, и сформированным на их основе политическим структурам и институтам. При этом содержание правил и институтов может динамично меняться в зависимости от изменения взаимных Интересов и условий жизни;
99
харизматическая легитимность, складывающаяся в результате веры людей в признаваемые ими выдающимися качества политического лидера. Этот образ непогрешимого, наделенного исключительными качествами человека (харизма) переносится общественным мнением на всю систему власти. Безоговорочно веря всем действиям и замыслам харизматического лидера, люди некритически воспринимают стиль и методы его правления. Эмоциональный восторг населения, формирующий этот высший авторитет, чаще всего возникает в период революционных перемен, когда рушатся привычные для человека социальные порядки и идеалы и люди не могут опереться ни на бывшие нормы и ценности, ни на только еще формирующиеся правила политической игры. Поэтому харизма лидера воплощает веру и надежду людей на лучшее будущее в смутное время. Но такая безоговорочная поддержка властителя населением нередко оборачивается цезаризмом, вождизмом и культом личности.
Помимо указанных способов поддержки власти ряд ученых выделяют и другие, придавая легитимности более универсальный и динамичный характер. Так, английский исследователь Д. Хелд наряду с уже известными нам типами легитимности предлагает говорить о таких ее видах, как: «согласие под угрозой насилия», когда люди поддерживают власть, опасаясь угроз с ее стороны вплоть до угрозы их безопасности; легитимность, основанная на апатии населения, свидетельствующей о его безразличии к сложившемуся стилю и формам правления; прагматическая (инструментальная) поддержка, при которой оказываемое властям доверие осуществляется в обмен на данные ею обещания тех или иных социальных благ; нормативная поддержка, предполагающая совпадение политических принципов, разделяемых населением и властью; и наконец, высшая нормативная поддержка, означающая полное совпадение такого рода принципов. Некоторые ученые выделяют также идеологический тип легитимности, провоцирующий поддержку властей со стороны общественного мнения в результате активных агитационно-пропагандистских мероприятий, осуществляемых правящими кругами. Выделяют и патриотический тип легитимности, при котором высшим критерием поддержки властей признается гордость человека за свою страну, за проводимую ею внутреннюю и внешнюю политику.
102

Макроконцепции политики. Понятие политической системы
Ответ отсутствует
Какая-то фигня из лекций:
Истон рассматривал политическую систему как совокупность разнообразных, взаимосвязанных видов деятельности, которые влияют на принятие и исполнение решений. При этом сущность политической системы он усматривал в целенаправленном распределении соответствующих ценностей, которые и делали возможной взаимосвязь всех человеческих действий, направляя их на задачи управления. Широта признания ценностей власти со стороны общества признавалась основной предпосылкой жизнестойкости системы. 
Понятие системы пришло к нам из естественных наук. Основоположником теории политической системы явл. Т.Парсонсом; Д. Истон - политическая наука должна предложить макротеории.
Понятие системы: есть некая совокупность элементов, которые между собой взаимосвязаны. Изменяя какие-то элементы мы можем повлиять на всю ситему вцелом. Два вида взаимоотношений в системе: взаимодействие и взаимозависимость. Если взаимодействие - изменение одного элемента ведет к изменению системы сразу или последовательно. Взаимозависимость: отношения между элементами системы не носят прямого независимого харектера. Если мы изменим один элемент, система остается неизменной, но если изменения приобретают массовый характер, ситема изменится. (Пример: все учатся на юристов, и только единицы - на инженеров. Спрос на юристов падает, а на инженеров снова возрастает.)
Системы бывают открытыми и закрытыми. Социальные системы практически не могут быть закрытыми. Закрытые системы - искусственные системы.
К макроконцепциям относися древняя и не отвергнутая до сих пор концепция государства.
Теории политической системы:
1) Д. Истон. Он основывался на общей теории систем. Политическая система погружена в среду, из которой она получает импульсы. Эти импульсы воздействуют на политическую систему, которая генерирует...
среда -> (input; опоры) [тут привратники]-> политическая система (здесь происходит конверсия - обработка и превращение действий в решения политической системы) -> (output) -> реакция среды
Т.о. цепочка замыкается. Система стремится к тому, чтобы самосохраниться, вырабатывает решения, которые должны вырабатывать такую реакцию среды, чтобы в ней нарастали опоры, а среда посылала такие импульсы, которые не вызывали бы дисфункцию системы.
Требования среды: совокупность запросов, просьб. Чтобы требования были восприняты политической системой, они должны быть абстрактными. Простое недовольство не может быть воспринято средой.
Кто формулирует требования? - формулирование требований может быть структурным и культурным. Это делают "партье, привратники", которые должны формулировать требования. Они также определяют в каком виде впустить или не впустить. Они придают требованиям форму, благоприятную для восприятия средой. Это могут быть знать, депутаты, партии и др..
Культурное регулирование - отбор требований согласно тому, насколько они значимы для той или иной среды. Маргинальные требования предъявляются, но не попадают в политическую систему.
Смысл: мы можем увидеть, что система на справляется с потоком требований ("короткое замыкание"). Система может перестать существовать, перестать работать. Причиной этого может быть плохая работа привратников, тогда требования пойдут в обход привратников (массовые акты, террористические акты и т.п.).
Опоры - те силы, которые поддерживают политическую систему. Они дают возможность сохраниться как системе. Опоры могут быть активными (демонстрации) и пассивные (когда люди просто не выступают против системы).
Варианты: требования очень сильны, но и опоры сильны (это система стабильной демократии). Требования сильны, а опоры слабы - кризисная ситуация. Опоры слабы, но и требования слабы (это как в СССР, и как сейчас - "не хожу на выборы, т.к. не вижу в этом смысла"), в этой ситуации система может должго существовать, хоть и не очень эффективно. Когда требования слабы, а опоры сильны - так не бывает.
Три вида опор (опоры - элемент легитимности): а) опоры политического сообщества - желание людей жить совместно в рамках данного политического сообщества, несмотря на то, что их что-то и не устраивает. Базируется на идеях, мифах, ценностях, которые мешают разделению.
б) опоры политического режима. Граждане поддерживают конституционные идеи, правовые нормы, воотще все. (В западных демократиях 85% приверженцев демократии, у нас - 32%, причем высокий рейтинг руководителей).
в) опоры политических авторитетов, персон. Поддержка конкретных руководителей. Когда доминирует именно этот тип опор (как у нас), у управляющих появляется большой простор для деятельности, что бы они не делали - их рейтинг не падает.
Ретроактивность (output). Цель входа - создание выхода, который должен пораждать новие импульсы среды.
Критика: не говориться, что происходит в "черном ящике". Кто находится внутри политической системы влияет ведь на результаты выхода. Уж очень прамолинейно взаимодействуют элементы политической системы. В политике больше действует принципо взаимозависимости.
2) Габриэль Алмондт - структурно-функциональная модель. Он попытался соединить микро и макроподход - раскрыть содержимое "черного ящика". (Алмондт на месте не стоит, он еще пишет новые книги.)
Модель включает три аналитических уровня: а) уровень процесса. На нем действуют политические структуры
функции процесса
input-> группы интереса, выполняют артикуляцию интерсов (формулируют их) -> политические партии, агрегирование интересов в политические программы (общие у разных групп) -> граждане делают выбор парламент выработка политики ->
-> осуществление политики Органы исполнительной власти Суды.
б) уровень управления (коллективными ресурсами)
функции управления
извлечение ресурсов (фин., чел.) регулирование ресурсов распределение и перераспределение
в) уровень системы (над предыдущими). Происходит адаптация общества к системе и системы к обществу.
3 функции на уровне системы: социализация, рекрутирование, коммуникация.
Идея воспроизводства системы тоже доминирует.
Критика: здесь нет возможности для развития, изменения системы.
3) Кибернетическая
4) Дойча. Тоже экологический подход. Акцент делается на взаимодействии в форме коммуникаций. Многие вещи рассматриваются с точки зрения взаимодействия.
10. Теоретические модели политической системы
В современной политической науке наибольшее распространение получили теории трех американских ученых: Д. Истона, Г. Алмонда и К. Дойча. Так, глава чикагской школы Д. Истон (1917) в работах «Политическая система» (1953), «Модель для политического исследования» (1960) и «Системный анализ политической жизни» (1965) предложил вневременную модель политической системы, не зависящую от каких-либо социально-экономических или культурных детерминант и построенную путем выделения ее наиболее общих и универсальных зависимостей. Не давая возможности соотнести развитие политической системы с понятием «общественный прогресс», такой подход тем не менее позволил выявить ряд более универсальных отличий жизнедеятельности политической системы.
Чисто содержательно Истон рассматривал политическую систему как совокупность разнообразных, взаимосвязанных видов деятельности, которые влияют на принятие и исполнение решений. При этом сущность политической системы он усматривал в целенаправленном распределении соответствующих ценностей, которые и делали возможной взаимосвязь всех человеческих действий, направляя их на задачи управления. Широта признания ценностей власти со стороны общества признавалась основной предпосылкой жизнестойкости системы. В то же время задача политической системы (которая рассматривалась как аналог биологической системы), по его мнению, состояла в обеспечении самосохранения, поддержании собственной жизнедеятельности, стабилизации своего положения при помощи Деформирующих факторов.
Процесс функционирования системы Истон описывает как процесс взаимодействия трех ее элементов: «входа», «конверсии» и «вы-
231
233
Рис. 2. Схема политической системы К. Дойча.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Дойч исходил из того, что политическая система представляет собой целенаправленно организованную совокупность информационных связей, направленных в конечном счете на управление и целенаправленное регулирование политических объектов. При этом он различал личные (персональные, неформальные) коммуникации; коммуникации, осуществляемые посредством организаций (правительством, партиями, лоббистскими структурами), и коммуникации, проходящие через специальные структуры печатные или электронные СМИ. В самом общем виде схема взаимодействий таких информационно-коммуникативных процессов подразделялась им на четыре основных блока (рис. 2).
В самом общем виде такая совокупность системных элементов показывала, как информационно-коммуникативные процессы последовательно дифференцируются в целях исполнения основополагающих функций государственной власти. Так, на первом этапе формируется блок данных, составляемый на основе использования разнообразных (внешних и внутренних, правительственных и общественных, официальных и агентурных) источников информирования институтов власти, сообщения которых жестко не привязаны к последующей формулировке целей государственной политики. Второй этап переработка данных включает в себя соотнесение полученных сообщений с доминирующими ценностями, нормами и стереотипами государства, сложившейся ситуацией, предпочтениями правящих кругов, а также с уже имеющейся в управленческих органах «старой» информацией. Далее эта отселектированная информация становится основанием для принятия решений с целью урегулирования текущего состояния системы и эти решения, в свою очередь, на заключительном этапе обеспечивают реализацию поставленных целей. Полученные результаты уже в качестве «новой» информации через механизмы обратной связи поступают на первый блок, выводя систему на следующий виток функционирования.
Ряд ученых, в частности Ю. Хабермас, Г. Гадамер, Н. Луман, развивая идеи коммуникативной трактовки социального и политического мира, впоследствии уточнили ряд аспектов организации макрополитического порядка при таком подходе. Например, Луман дифференцировал понятие «коммуникации», полагая, что оно прежде всего характеризует смысловой процесс. Различая понятия «информация», «сообщение» и «понимание», можно более дифференцирован-
234
но представить себе процессы передачи, хранения и усвоения информации различными политическими агентами.

Понятие и основные формы социальной стратификации. Политическая стратификация.
Петирим Сорокин: во всяком обществе существует распределение прав, обязанностей. Неравное распределение этих вещей находит свое выражение в существовании низших и высших классов. Социальная стратификация - "диффиринциация накой совокупности людей на классы в иерархическом ранге". Конкретные формы социальной стратификации могут быть разнообразными, т.к. экономическое расслоение, при этом не важно, как это общество себя называет - капиталистическое или социалистическое. Есть не только экономическая, но и политическая стратификация, профессиональная стратификация (престижные - не престижные, руководители и подчиненные).
Основные формы социальной стратификации по Сорокину: экономическая, политическая и социальная (они часто совпадают! но не всегда).
Отношения полиитческого неравенства, вытекающее из различного положения различных групп в системе властных институтов, различные возможности этих групп оказывать влияние на принятие политических решений.
Политическая стратификация: деление на политические элиты (+гос. бюрократию) +гос лидеров+ массы.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]  деление общества на социальные слои.

Основные акторы политики. Индивид как субъект политики
В  политической науке выделяется несколько видов субъектов политики.
Первый вид это непосредственные участники политической жизни: государство, партии, лидеры, общественные организации и движения. Именно они постоянно вращаются на политической арене, с ними массовое сознание связывает политику.
Однако в политике получают выражение интересы и требования не только непосредственных субъектов, но и крупных социальных групп и общностей (классов, сословий, межклассовых и внутриклассовых групп и т.д.). Это второй вид субъектов политики.
Третий вид можно обнаружить, лишь пристально вглядываясь в функционирующую политическую организацию. Например, в правительстве, других государственных органах не все обладают реальной возможностью влиять на политику; в партиях решение вырабатывается, а часто принимается узкой группой лиц. О таких группах, которые выделяются в политике своей способностью концентрировать могущество власти, и идет речь. К ним относят политическую элиту, финансово-промышленные структуры, теневые или полулегальные объединения.




Особенности индивида как субъекта политики
Роль индивида в политике крайне специфична. Конечно, он не может затмить значение групповых объединений для формирования политического пространства в целом. Однако он может повлиять на характер развития абсолютно любой политической системы. Потому-то и недостаточно рассматривать индивида лишь в качестве одного из специфических субъектов политической сферы.
Будучи исходными социальными атомами, из совокупности действий и отношений которых складывается самое общество, индивиды способны выступать особой целью деятельности любой системы правления и власти. По сути дела, олицетворяя статус человека как относительно самостоятельного и свободного существа, чьи интересы и возможности так или иначе противостоят обществу и государству, индивид (личность) символизирует смысл и ценность любой коллективной деятельности. В этом плане отношения государства и индивида выражают отношения власти и человека этих двух противоположных начал социальной жизни и двух самостоятельных источников общественной власти.
Организуя совместную жизнь людей, государство тем не менее всегда выступает как начало подавления и принуждения людей к поддержанию определенных политических порядков и форм поведения. Государство это символ повиновения и принуждения человека к обязательному для него поведению и в этом смысле является агентом неизбежного ограничения его свободы и прав. Со своей стороны, индивид выступает как начало свободного и естественного волеизъявления. Имея определенные притязания к государству, связывая с ним возможности реализации своих интересов и перспективы, человек все же остается тем существом, которое обладает собственной программой жизнеутверждения и самовыражения. И если государство способно избрать любой путь своей эволюции, то человек всегда будет стремиться к защите собственного достоинства и свободы, счастья и жизни.
Наличие этих неистребимых человеческих стремлений, неизменность жизнеутверждающих потребностей личности к свободе и счастью составляют стержень гуманизма. Приобретая характер высших моральных принципов, данные требования становятся источником гуманности законов, поднимаясь по своему значению выше социальных отношений в конкретной стране, выше потребностей различных групп. Они не меняются в зависимости от этапов и типов развития общества, становясь мерой человечности всех социальных образований, критерием, используемым при оценке всех социальных явлений, в том числе универсальной мерой оценки человечности любой политической системы. Так что, оценивая человека как «меру всех вещей» (Протагор), эти гуманистические принципы способны задать совершенно определенные цели и принципы государственной политике, выступив гуманистическим ориентиром саморазвития власти.
Иными словами, государство и индивид взаимодействуют между собой как два взаимосвязанных и одновременно в известной степени взаимооппозиционных начала социальной жизни. Каждый из них не только обладает различными правами и возможностями, но и олицетворяет два различных источника и принципа организации власти в обществе. Конечно, человек и власть меняются, меняются и их интересы, а главное возможности в преобразовании социума. И все же сложившаяся практика говорит о том, что принципиальные отношения между ними сохраняются. Государство остается внешней для индивидуальной жизни силой, обладающей по отношению к личности важнейшими принудительными прерогативами, правами и полномочиями. Однако и человек в ряде демократических стран становится высшей социальной ценностью политических отношений, направляя государственную политику. Как же в целом соотносятся возможности государства и личности?
Из лекций: СУБЪЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ
Кто является активным участником политической борьбы?
Начиная с античности на этот вопрос давались разные ответы.
Античность: выдающиеся мужи, реформаторы. +Аристотель: животное политическое.
Средние века: великие государсвенные деятели. Макиавелли: государь в силах вывести политическое сообщество из кризиса.
Возрождение: сословия, "партии" - союзы сторонников чего-либо.
Новое время: Гоббс: политическое тело - целостный политический субъект; народ; общественность как субъект, который противостоит государство и тоже становится субъектом политической деятельности.
19 век: государтсво и отдельные его институты. Новый субъект - классы. Нации. Это прежде всего в марксизме. Зарождается групповой подход в политике (А. Бентли - группы и их взаимоотношения важны. Из их взаимодействия и появляется политический процесс).
20 век: элиты.
В период развития бехивеорализма развивается изучение поведения отдельных индивидов и групп.
Теория рационального выбора - на первый план выходит индивид и его имперически наблюдаемое поведение. С этого времени индивид признается основным субъектом политики. Поведение индивида со счетов мы сбрасывать не можем. Политика делается избирателями и теми, кого они избирают. В этом смысле их поведение мотивируется одинаково - рационально (из соображений выгоды, собственной пользы).
Концепции политического рынка. Обменные отношения между политиками и избирателями. Энтони Даунс - политики тоже руководствуются совими интересами, достижение общей пользы не есть их цель.
Проблема субъекта связана с проблемой объекта. На что воздействует субъект. Активное начало - субъект, и объект их воздействия. Политический субъект - главный источник политической активности, выстраиваемый в определненных отношениях или ситуациях и направленный на политический объект. Политичекий объект - реальность, в целом или часть политического мира, который преобразует политический объект. Их разделение относительно, они могут меняться местами (например, избирательная компания полит. партия сначала объект а потом субъект).
П. Бурдье: Агент - носитель политических интересов, он одновременно и объект и субъект.
В американской политологии индивид получает свою порцию приоритетов - это единица, которую хорошо можно обсчитать. Поэтому этот субъект удобен для научного анализа.
Классификация субъектов политики Джеймса Розернау: микроавторы и макроавторы (для больших общностей). Микроваторы: а) рядовой гражданин; б) общественный деятель, лидер какой-либо организации - он осуществляет мобилизацию и контроль в отношении рядовых граждан; в) автономные/частные авторы - пребывают в состоянии, нехависимом от организаций. Его поведение не подвергается политическому контролю.
Макроавторы: а) государство; б) большие общности, подгруппы больших общностей (напр., государсвенная бюрократия); в) транснациональные организации, МО, м.б. и транснациональные корпорации; г) неуправляемая общественность (массовые движения, глобальное гражданское общество); д) организованные и мобилизованные движения - управляемая общественность.
Розенау: первична в политике деятельность индивидов.
Наша традиция базируется на ином подходе. Роль личности оценивается не очень высоко. Основа - марксизм, где роль человека ниже роли его социально-классовой принадлежности.
Сегодня общепризнано, что основной субъект - это хомо политикус. Люди обединяются в (не)устойчивые и (не)институциализированные группы. Группа может выступать вместо индивида (продвигает интерес всей совокупности) или индивид выступает от имени группы (отвечает за всех).
Роль личности в политике. В последние десятилетия - принципиальные сдвиги. Без анализа личных качеств людей, участвующих в политике нельзя обяснить те или иные политические явления. (Что было бы, если бы в ген. секретарем был избран не Горбачев, а кто-то другой? Что было бы с нашей страной? С мировой системой социализма? С мировым сообществом?)
Компенсаторная теория власти Альфреда Адлера: поведение политиков вызвано конплексом неполноценности, появившимся у них в детстве.
Другие исследователи считают, что роль личности не велика. Личность выступает не как личность, а играет поределенные роли, это и важно. Или нужно изучать социальные факторы, которые детерминируют поведение личности. Разного рода организации также определяют поведение людей, а не их личные свойства.
Если граждане не ощущают себя субъектом демократии, никакие демократические институты не работают! (как у нас в 90-е) Но ведь сегодня политика невозможна без участия рядовых граждан.
Отношение личности к политике связано с идеологией. Разные понимание человеческой природы, отсюда разние мнения, нужно ли его ограничивать (Гоббс, Даль).
Интерес. У каждого индивида признается наличие интереса, более того дается ему оценка. "Интерес - двигатель прогресса". Носитель этого интереса являтся основням субъектом политики, поэтому не нужно ему мешать реализовывать интерес. Предел осуществления интереса одного индивида - только интерес другого индивида.
В рамках бихевиорализма развитие получила политическая психология. Большой вклад в изучение роли лидеров. Психобиографии - анализируется формирование личности лидеров, как их жизнь привела к формированию его характера, и как он отразился на судьбе государства и проч..
Еще в рамках. б. - место и роль личности с конкретной ситуации.
Еще в рамках. б. - построение типологий и классификаций личности. Например по признаку догматичности.
Ласвелл "Психология политики". Делил лидеров на: агитатор, администратор, функционер (управление), теоретик - формирует идеологию.
Фред Гринстайн предложил концепцию значения личности в политическом процессе. Условия, при которых роль личности возрастает: а) если новые, беспрецедентные ситуации, т.к. нельзя мобилизовать прошлый опыт; б) большое число неопределенности; в) есть выбор между различными политическими силами, которые предлагают разные решения. Роль личности в политике обусловлена тем, насколько восприимчива среда, личность политики должна совпадать в ожиданиями среды. Второй фактор - статус - позиция личности в политической системе, чем выше положение, тем больше сказываются характеристики личности на жизни. Также немаловажна собственная эго-политика - что человек сам о себе думает, уверенность в себе (напр., Жириновский).
Личность: биологический уровень (пол, возраст, темперамент, здоровье; напр. женщина-домохозяйка, голый торс Путина, Маргарет Тетчер - единственный мужчина в правительстве), пихологический уровень (воля, эмоциональная устойчивость, работа Гринстайна про карибский кризис и роль в нем уравновешенного Кеннеди), социологический уровень (статус формальный и неформальный, ожидания окружения, я-концепция).
Потичическая система состоит из ролей: избиратель, подданный, законодатель, парламентарий и т.п.
Превращения индивида в хомо политикус происходит путем политической социализации. Существует и обратный процесс - утрата навыков политического вопедения, дезориентация в системе ценностей. (вот в советстком союзе политическая социализация была сильной: октябрята - поинеры - комсомольцы, а потом произошел процесс политизации.
Политизация - использование усвоенных норм, ролей на практике. Деполитизация - отказ от практики применения усвоенных ценностей. Деполитизация может принимать форму дескопизма (это когда вообще человек не интересуется политикой, "внутренняя эмиграция").
Политические темпераменты. Разные классификации: напр. Айзенка - пересечение двух шкам ценностей и методов - авторитарные-либеральные и радикальные-консервативные. На пересечении будут получаться определенные политические темпераменты. "Единая Россия" - либеральные консерваторы. Классификация Адорно: личности классифицируются по уровню авторитарности. Ф-шкала - уровень фашизации.
Одно из важных направлений политической социологии - анализ политического поведения. 1944 г. Пол Лазарсфельд написал работу на эту тему, она до сих пор является основополагающей - "Выбор народа" - изучены выборы 1940 г. в США, определено, что является главным в политическом поведении избирателей: до выборов, во время и после выборов. Вывод: определяющим явтяеся то, к какой социально-классовой группе относятся избиратели. Оказалось, что выборами интересуются те, кто уже сделал свой выбор, а те, кто еще может изменить свой выбор выборами почти не интересуются. Поэтому воздействие агитации незначительно. Выяснилось, что интерес к политике достаточно небольшой. Выяснилось также, что СМИ - не главный источник политической информации, гораздо серьезнее влияют семья, окружение, друзья.
Есть не только модель социально-классового голосования, но и идеологического, голосования по принадлежности к определенной общностью (подтверждают свою приндалежность к определенной общности), голосование по выбору (когда человек перед каждыми выборами делает выбор, вникая в программы кандидатов), голосование по обмену (обмен своего голоса на что-нибудь полезное для жизни, напр. 500 р. или что-то получше; на западе в связи с этим вспоминают, что обещали в прошлый раз и выполнили ли? - "ретроспективное голосование").
Энтони Даунс - с основе политического поведения лежат принципы эгоизма - человек преследует собственные выгоды. Индивид рационален , он сопоставляет издержки и выгоды, которые он получит от своего выбора.
Питер Блау: политическое поведение - проявление рыночного обмена. Поведение субъекта рационально, он делает выбор ради обмена. Хомо политикус приравникается к человеку экономическому. От столкновения двух эгоизмов вполне может получиться общее благо.
Факторы, влияющие на политическое поведение: а) внешняя среда; б) собственные потребности; в) мотивы; г) установки; д) ценности; е) убеждения; ж) личностные особенности принятия решений (когнитивный стиль; вспомним работу Гринстайна о Карибском кризисе).
А) Внешняя среда: сама политическая система, которая либо стимулирует или не стимулирует заявление своих позиций. Могут ли в этой среде люди высказывать свое мнение, впроводить демонстрации (с колясками)) свободно? или "мы лучше поедем на дачу". Также значение имеет групповой климат ("не высовывайся", "что, тебе больше всех надо?"). Но в любом случае все внешние факторы преломляются через внутренний мир личности -
Б) Собственные потребности. Есть классическая шкала потребностей Абрахама Маслоу (пирамида), она иногда не совсем точна, т.к. люди могут перескакивать через некоторые ступени О.о. Деление политических потребностей на материальные постматериальные. Хиппи и некоторые другие более социализированные формы. "Тихая революция" (Ингол Харт) - появилось новое поколение с новым набором потребностям, материальные потребности все равно преобладают, но 2/5 потребностей все же постматериальные. На этой основе возникло очень много новых социальных течений, сдвиги в политической потребности.
В) Мотивы нацеливают людей на конкретное поведение. 3 основных мотива - власть, достижение, аффелиация. Власть м.б. и в семье и на работе и т.д., у некоторых людей этот мотив имеет преобладающий характер, власть - высшая ценность в системе мотиваций. В основном это происходит у людей с детсва, зависит очень от воспитания. 3 основных причины добиваться власти: господствовать над другими людьми, избежать господства над собой, достижение политических целей.
Мотив достижения - стремление к самосовершенствованию, повышению (карьеристы). В политике - для достижения определенных целей нужна власть, вот ее и добиваются. Также стремление избежать власти над собой, избежать провала.
Аффелиация - стремление к комфортным отношениям, единомышленникам. Это побуждает людей вступать в партии и объединения.

Основные подходы к анализу политического поведения
Энтони Даунс - с основе политического поведения лежат принципы эгоизма - человек преследует собственные выгоды. Индивид рационален , он сопоставляет издержки и выгоды, которые он получит от своего выбора.
Питер Блау: политическое поведение - проявление рыночного обмена. Поведение субъекта рационально, он делает выбор ради обмена. Хомо политикус приравникается к человеку экономическому. От столкновения двух эгоизмов вполне может получиться общее благо.
Факторы, влияющие на политическое поведение: а) внешняя среда; б) собственные потребности; в) мотивы; г) установки; д) ценности; е) убеждения; ж) личностные особенности принятия решений (когнитивный стиль; вспомним работу Гринстайна о Карибском кризисе).
Политическое поведение - это любая форма участия в осуществлении власти или противо-действия ей. Оно может охватывать участие в формальных организациях или движениях, включенность в различные элементы политической системы или сознательное отстранение от них.  Субъектами политического поведения могут быть индивиды и их объединения. К коллек-тивным субъектам относятся: электорат, общественные движения, толпа, масса, народ. Социальные группы - территориальные общности, горожане. Корпоративные группы - это группы образованные людьми близкими по статусу связанному с профессией, получением образования или организацией досуга и др. Организации - политические партии, их союзы, объединения, блоки, действия партий и их объединений.  Индивидуальные и коллективные субъекты тесно взаимосвязаны, важнейшие свойства субъекта, а именно способность осознать собственные интересы и сформулировать цели соб-ственной деятельности, по-разному проявляются, как у индивидов, так и у групп. При доста-точной осознанности политического поведения, наличия цели деятельности можно говорить о политическом действии, т.е. сознательном и добровольном вмешательстве человека или группы в отношения власти. В сфере политики можно наблюдать все типы социальных дейст-вий (целерациональные, ценностнорациональные, традиционное как долженствование или как следование внешней норме). Кроме этого, действия в сфере политики имеют открытый и закрытый варианты проявления. Закрытый вариант - это бездействие, связанное с политиче-ским бойкотом или политической апатией. Политические действия открытого типа могут иметь как позитивное, так и негативное содержание, т.е. подразумевать отказ от каких-то действий, прекращение участия в каких-то действиях. О политических действиях можно гово-рить как о творческих или инерционных, инерционные подразумевают воспроизведение су-ществующих форм поведения, они консервативны по сути, их субъеты сопротивляются пере-менам.  Факторы политического поведения Политическое поведение и политические действия всегда осуществляются в определенной и ограниченной объективной ситуацией, имеет чет-кий пространственно-временной контекст. Анализ такой ситуации - это исходный пункт уста-новления цели самого действия и исходный пункт для тех кто пытается понять эти цели.  Объективная ситуация влияет на политическое поведение, влияет опосредовано, т.е. объ-ективные условия осознаются и оцениваются субъектом. Поэтому когда мы говорим о факто-рах политического поведения мы говорим именно о том, что осмысливается и лишь потом превращается (воплощается) в определенные формы политического поведения и действия.  К таким факторам относятся:  политические, т.е. степень свободы проявления и наличие каналов политического поведения.  социально-психологические: - характерные черты индивида или народа, а также массовые социально-политические процессы: паника, психоз, заражение, мода.  экономические: - степень экономической независимости субъекта, а также возможности материальной поддержки, манипуляций с субъектами.  социальные: - характер и интенсивность социального контроля и группового взаимодействия.  ситуационные: - они связаны с особенностями внутриполитической и международной об-становки, спецификой действий политических организаций и средств массовой информации.  Использование в политологии термина «политическое поведение» обусловлено необхо-димостью разграничения действий субъектов политики, основанных на рациональных нача-лах, и элементов активности, продиктованных неосознанными или частично осознанными мотивами. Политическое поведение охватывает все проявления человеческой активности в сфере политики. Индивиды или социальные общности всегда каким-то образом ведут себя. Однако не всегда они при этом действуют. Если это поведение имеет осознанный и целена-правленных характер, то оно несомненно представляет политическое действие. Когда пове-денческие акты имеют неосознанный или не вполне мотивированный характер, то они есть не что иное, как проявление бессознательного политического поведения. Соответственно этому в политическом поведении принято выделять: - формы рациональных политических действий; - формы бессознательного политического поведения. Разграничительным критерием при этом оказывается принцип: поведение, не контроли-руемое сознанием, не является подлинным политическим действием, а его характер опреде-ляется иными психическими свойствами субъекта и особенностями конкретной социально-политической ситуации.    В политической литературе называются следующие основания для систематизации политического поведения: 1.По субъектам поведения – индивид, социальная группа, класс, нация, политическое движение, масса, толпа и т.д.; 2.По склонностям и психическим состояниям – поведение импульсивное, инстинктивное, эмоциональное, чувственное и по настроению; 3.По ситуационному контексту поведения – ситуации стабильные, кризисные, революци-онные, военные; 4.По организационным формам и нормам поведения – организационные, институцио-нальные, неформальные; 5.По характеру отклоняющегося поведения – произвольное, случайное, неожиданное, не-избежное, стихийное; 6.По продолжительности поведения – единичный акт, явление или развивающийся про-цесс; 7.По остроте проявления поведения – борьба, протест, гнев, ненависть, бунт; 8.По степени целесообразности и успешности – функциональное, дисфункциональное, малоэффективное, конструктивное, дезинтегрирующее и т.п. Термин «политическое участие» в политологии используется для обозначения преимуще-ственно рациональных, осознанных форм политического поведения. Под политическим уча-стием понимается участие граждан в формировании органов власти, в признании легитимно-сти власти, в формировании проводимой правящей группой политики и в контроле за ее осуществлением. Основанием для подобного понимания политического участия является как наличие отношений власти и подчинения, так и тот факт, что посредством этого участия управляемые массы в рамках данных отношений могут заставить власти считаться со своими интересами. К политическому участию можно отнести действия по делегированию полномо-чий (электоральное поведение); активистскую деятельность, направленную на поддержание кандидатов и партий в избирательных кампаниях; посещение митингов и участие в демонст-рациях; участие в деятельности партий и групп интересов.  Наиболее подробную классификацию типов политического участия предложил английский ученый А.Марш. Он выделяет три основных типа политического участия:- ортодоксальное;- неортодоксальное; - политическое преступление. К ортодоксальному относится участие, обеспечивающее устойчивость и функционирова-ние политической системы, а также требования, предъявляемые к ней, выраженные в закон-ных формах (петиции, лозунги, законные демонстрации).К неортодоксальному отнесены не-санкционированные действия, связанные с выражением требований или направлений (бой-коты, неофициальные забастовки). В отдельный тип выделяются политические преступления, т.е. политическая деятельность с использованием нелегитимного насилия (незаконные демонстрации, захват помещений, захват заложников, насилие, саботаж, революции, войны).   Сходную позицию занимает американский ученый У.Милбрайт, подразделяющий по-литическое участие на конвенциональное (легальное и регулируемое законом) и неконвен-циональное (незаконное, отвергаемое большей частью общества по моральным, религиоз-ным и иным соображениям). К первому типу он относит голосование; участие в работе пар-тий и избирательных кампаний; участие в политической жизни общества; контакты с офици-альными лицами. Ко второму типу – участие в демонстрациях, бунты, решительные действия против безнравственных действий власти, участие в митингах, протесты, отказ повиноваться несправедливым законам и политическим решениям. Неконвенциональное участие подраз-деляется на ненасильственные активные формы (демонстрации, пикеты, митинги и т.п.) и на-сильственные формы политического участия (терроризм, бунт и т.п). Политическое участие можно классифицировать по степени или уровню активности: - формы активного участия; - пассивные, или иммобильные, формы участия. На основании форм политического участия и степени активности можно выделить четыре типа политического участия.   Политическое участие зачастую подразделяют на автономное и мобилизованное. Авто-номное участие – это свободная добровольная деятельность индивидов, преследующих личные и групповые интересы. Такое участие предполагает достаточную политическую компетентность граждан и является необходимым условием реальной демократии. Мобилизационное участие имеет принудительный характер. Стимулами политической активности становится страх, административное принуждение, традиции и т.п. Манипулятивное участие – разновидность мобилизованного участия. В зависимости от степени вовлеченности гражданина в политику все типы политического участия делятся на акты низкой и высокой вовлеченности. акты с высокой вовлеченностью, включают поведение, требующее значительных экономических, психологических, физических и иных усилий. В политологии выделяют следующие теории политического участия: 1.Теория рационального выбора. Основное положение данной теории сводится к утвер-ждению, согласно которому главным субъектом политического участия является свободный индивид, стремящийся к максимальной реализации своих интересов и эффективно дейст-вующий во имя достижения собственных целей. При этом под интересом индивида понима-ется стремление обеспечить личное благополучие. Отсюда следует, что участие индивида в политике возможно при том условии, что возможные доходы от участия будут превышать издержки. Этот принцип получил название «максимизация выгоды». 2.Мотивационные теории политического участия. К наиболее общим мотивам относят идеологический, нормативный и ролевой. Преобладание идеологического мотива означает, что личность участвует в политической жизни, разделяя и поддерживая официальную идео-логию общества. Такой мотив обеспечивает идентификацию личных политических ценностей с политическими ценностями государства. Последние фактически входят в структуру лично-сти. Однако расхождение личных и политических установок может вызвать резко негативную и даже враждебную реакцию против государства и политической системы.  Нормативный мотив обуславливает политическое поведение человека по правилам, дик-туемым политической системой, без их соотнесения с личностными ценностями и установка-ми. Поведение индивида основывается на признании силы власти, выработанном в процессе политической социализации. Подчинение политической системе рассматривается как исклю-чительно правильная и ценная ориентация. Ролевые мотивы предопределяются той соци-альной ролью индивида в существующей политической системе.  Поведение человека с доминирующим ролевым мотивом напрямую связано с его соци-альным положением и собственной самооценкой. Чем ниже социальное положение, тем бо-лее вероятным становится радикальный настрой личности против существующей власти.  3.Теории социальных факторов политического участия. В рамках этих теорий исследуют-ся взаимосвязь и влияние на политическое участие таких факторов, как институализация, уровень социально-экономического равенства и возможности социальной мобильности, ста-бильности и др. Так, С.Липсет и Д.Лернер предложили две модели взаимосвязи политического участия с другими факторами: либеральную и популистскую. Согласно либеральной модели, динамичное социально-экономическое развитие обуславливает сглаживание социального неравенства, а, следовательно, обеспечивает укрепление политической стабильности. Оба фактора оказывают влияние на демократический характер политического участия (направленность на укрепление, развитие демократической системы; институализация политической деятельности и т.п.) При построении популистской модели исходят преимущественно из форм прямого уча-стия, направленных на перераспределение имущественных благ и собственности. Усиление подобного участия препятствует экономической модернизации, ухудшает социальные усло-вия экономического развития, ведет к подрыву политической стабильности. Нерешенные проблемы накапливаются ,увеличивая количество требований (и требующих), предъявляе-мых к политической системе, а значит возрастает и политическое участие. В результате поли-тическое участие не ведет к укреплению политической системы, удовлетворяющей интересы различных социальных групп, а лишь дестабилизируют общество и политическую систему, препятствуя социальной и экономической модернизации. Популистская модель тесно связа-на с такими явлениями, как кризис участия в модернизирующихся обществах. Люди, интересующиеся политикой и активно участвующие в ней, составляют, как правило, меньшинство. Большинство же проявляет апатию и безразличие, что является характерным признаком многих политических систем. Такое участие называется иммобильным. Существуют различные причины этого положения. С определенным типом личности связано не только участие в политике, но и неучастие в ней и, в частности, такое явление, как абсентеизм. Он представляет собой уклонение граждан В политической науке абсентеизм оценивается неоднозначно. 

факторы и мотивация политического поведения.
Энтони Даунс - с основе политического поведения лежат принципы эгоизма - человек преследует собственные выгоды. Индивид рационален , он сопоставляет издержки и выгоды, которые он получит от своего выбора.
Питер Блау: политическое поведение - проявление рыночного обмена. Поведение субъекта рационально, он делает выбор ради обмена. Хомо политикус приравникается к человеку экономическому. От столкновения двух эгоизмов вполне может получиться общее благо.
Факторы, влияющие на политическое поведение: а) внешняя среда; б) собственные потребности; в) мотивы; г) установки; д) ценности; е) убеждения; ж) личностные особенности принятия решений (когнитивный стиль; вспомним работу Гринстайна о Карибском кризисе).
А) Внешняя среда: сама политическая система, которая либо стимулирует или не стимулирует заявление своих позиций. Могут ли в этой среде люди высказывать свое мнение, впроводить демонстрации (с колясками)) свободно? или "мы лучше поедем на дачу". Также значение имеет групповой климат ("не высовывайся", "что, тебе больше всех надо?"). Но в любом случае все внешние факторы преломляются через внутренний мир личности -
Б) Собственные потребности. Есть классическая шкала потребностей Абрахама Маслоу (пирамида), она иногда не совсем точна, т.к. люди могут перескакивать через некоторые ступени О.о. Деление политических потребностей на материальные постматериальные. Хиппи и некоторые другие более социализированные формы. "Тихая революция" (Ингол Харт) - появилось новое поколение с новым набором потребностям, материальные потребности все равно преобладают, но 2/5 потребностей все же постматериальные. На этой основе возникло очень много новых социальных течений, сдвиги в политической потребности.
В) Мотивы нацеливают людей на конкретное поведение. 3 основных мотива - власть, достижение, аффелиация. Власть м.б. и в семье и на работе и т.д., у некоторых людей этот мотив имеет преобладающий характер, власть - высшая ценность в системе мотиваций. В основном это происходит у людей с детсва, зависит очень от воспитания. 3 основных причины добиваться власти: господствовать над другими людьми, избежать господства над собой, достижение политических целей.
Мотив достижения - стремление к самосовершенствованию, повышению (карьеристы). В политике - для достижения определенных целей нужна власть, вот ее и добиваются. Также стремление избежать власти над собой, избежать провала.
Аффелиация - стремление к комфортным отношениям, единомышленникам. Это побуждает людей вступать в партии и объединения.

категория «политическая элита», подходы к пониманию элиты. Контрэлита.

Концепции политических элит:
1) Меритократическая (ценностная). В элиту входят самые лучшие люди: одаренные, трудолюбивые. То, что они оказались в элите на случайно. Все остальные заинтересованы в поддержке элиты, т.к. интересы элиты и общества совпадают. Проблема только в отборе, продвижении в элиту.
2) Структурно-функциональный (альтиметрический). Элита - это люди, которые влияют на процессп принятия политических решений независимо от своих качеств. Райт Миллс: Америкой управляют примерно 100 семей; теория железных теругольников: армия, политики, элита. Кто управляет? на тот же самый вопрос попытался ответить Р. Даль: кто управляет в Нью-Хевене? Структура политической власти не имеет форму пирамидки, а имеет форму трапеции: торговцы, фермеры, феменистки, суксуальные меньшинства, молодежь - все эти группы организованы и у них у всех есть лидеры и не-лидеры; в Нью-Хевене есть органы власти, куда представители этих групп посылают своих предсавителей. И решения принимаются по разным вопросам в разные моменты разными группами, поэтому и получается трапеция, а не треугольник. Лидеры не образуют властвующую элиту, они являются представителями своих социальных групп. Поэтому политическая элита на едина, она плюралистична. Нет однозначной группы вето.
3) Концепция демократического элитизма. Основоположние: Йозеф Шунперет. Демократия - конкурентное лидерство. Имеет место конкуренция элит за свое элитное место, у них нет монополии на власть, они получают ее в ходе конкуренции за голоса избирателей. Благодаря тому, что элита не монолитна, представители народа и получают место во власти.
Во второй половине 20 века появляются концепции технологической технократической элиты. Дэниэл Белл: высший вровень в новой политической стратификации займут высококвалифицированные управленцы. Всеволод Иноземцев: концепция постэкономического общества - политическая стратификация будет строится по образоватьеному критерию.
Элиты по Моско и Парето.
1) Парето - круговорот (универсальный закон истории). Общество - кладбище элит, одни элиты сменяют другую. Элита - лучшие из лучших.
2) Моско - цель новой элиты - сменить старую и сделать свои привилегии наследственными. Смена элит связана со смено ценностей в обществе, поэтотму меняются критерии выделения элит. Структурно-функциональный подход. Элита - "правящий класс", который состоит из тех, кто попал туда по наследству (аристокритаческое отделение) - аристократическая элита становится закрытой, оторванной от остального общества. Элита - те, кто влияет на принятие полтитических решений. Молекулярное обновление элиты - в элиту попадают те, кто "в теме".
Институциональная схема рекрутинга элит:
Политическая элита: правящая, оппозиционные, самодеятельные.
Социальная элита: экономические, профессиональные, этно-национальные, административные (бюрократия), криминальные.
Общество тоже не однородно: публика (активисты), общественность, остальное общество вообще ничем не интересуется.
Пути попадения в элиту: выборы, из социальной элиты в политическую (инфильтрация) - из всех категорий социальной элиты, ротация (движения в самой элите).
Методы определения состава элит: десизиональный, статусный, репутационный.
Циклы жизни элит: есть два варианта выхода из элиты - полный и частичный (путем деформализации - остаются силы, но лишается статуса; декапитализации - остается статус, но нет политической силы; резервации - остается статус, но переводят в экс-элитарную группировку).
Пакульский: 4 вида циркуляции - классическая (выборы, консенснусный путь), замещающая (когда выводят принудительным путем, революционный вариант), репродуктивный (эволюционный метод, меняют небольшой кусок несогласных), квази-репродуктивные (перемена мест слагаемых, все остаются, но меняются местами).
Особенности российского элитогенеза: (по Гоман-Голубкиной)
слияния экономической и политической элиты.
метод рекрутинга из социальной элиты путем ротации и инфильтрации.
консолидация, усиление роли центра.
элита формируется попринципу "повезло".
нашей элитой применяются следующие статьи элитарного управления: рост приемственности состава элит, структурная единица - клиентелла.
коррупция это неформальное правило игры. Если ты не берешь взятки, элита не воспринимает себя как "своего".
тенизация публично-политических отношений. Принципиальные вопросы на обсуждение не выносятся.
замещение формальных структыр неформальными практиками. Этому способствует вертикаль.
Методы вычленения элиты: позиционный, репутационный, децизионный.
Политическая элита - те, кто принимает участие в принятии решений общенационального масштаба. М.б. прямое и косвенное участие (сам не подписывает, но влияет на тех, кто принимает решение, например, жена). Номинальное участие в принятии решения - человек лишь формально принимает решение, а на самом деле это делает совсем не он.
Однородность элиты: социальная, религиозная, этническая. От этого зависит сплоченность элиты. У различных частей элиты м.б. разные ценности, стереотипы. Важная характеристика элиты - ресурсный капитал. По Бурдье: социальный, экономический(как у нас), ресурсный капитал, символический (рейтинг среди населения), политическое влияние.
Цель: выработка политических решений и трансляция их на уровень населения.
Факторы, которые влияют на эффективность транслирования: типы лидерства, идеология среди населения, политическая активность народа. Граждане воспринимают только те установки, которые соотвествуют массовому сознанию.
Элиты эффективны, когда есть контрэлиты (напр., оппозиция). Самим фактом своего существования она оказывает влияние на принятие решений элитой.
Процерр формирования и рекрутирования элит. Пополняется ли элита за счет неэлитных слоев? - элита м.б. закрытой (самовоспроизводство) или открытой (поступление извне). Тип элиты не обязательно должен быть связан с типом общества! (в СССР - открытые элиты и закрытое общество).
Рекрутирование политических элит очень отличается от рекрутирования элит профессиональных - туда попадают люди из разных социальных групп.
Механизм рекрутирования зависит от социальной органицазии общества. Он может быть основан: на кровном родстве, наследовании, имущественном цензе, профессиональной компетентности, партийная принадлежность (СССР), личная преданности руководителю, выслуга, старшинство. НО: жесткого соответствия м-ду типом политической системы, типом общества и механизмом рекрутирования нет! В СССР рекрутирование - номенклатурное: социальное происхождение, идеологическая лояльность.
Каналы рекрутирования: а)государственный аппарат; б) ОМСУ; в) партии (ведут людей наверх, а у нас наоборот - "паровозик"); г) государственная служба; д) образование; е) армия (в латинской америке); ж) "президентский резерв", "президентская сотня" (отчасти возвращение в номенклатурное прошлое).
Компоненты политической элиты: лидеры (есть влияние, но нет должности) и администраторы (избранные и бюрократический аппарат), государственные лидеры (те, кто занимают высшие должности и несут ответственность за принятие ключевых политических решений), бюроктраты (отвечают за выполнение уже принятых решений). Политики: отчетность, контроль, сменяемость. Бюрократы отделны от полититческого уровня управления, чтобы избежать раграбления, бюрократы как раз должны быть несменяемыми.
понятие, структура и функции политической элиты
Основные функции политической элиты
В полном соответствии с занимаемым ею местом в общественной жизни политическая элита выполняет ряд важнейших задач и функций.
Прежде всего к ее социальным задачам относятся принятие и контроль за реализацией решений, раскрывающие ее центральную роль в управлении государством и обществом. В число основных функций включается также формирование и представление (презентация) групповых интересов различных слоев населения. Следует указать и на необходимость продуцирования элитой разнообразных политических ценностей, способных превращать население в активных участников перераспределительных процессов в сфере власти. Формируя различные идеологии, мифы или социальные проекты, политическая элита пытается мобилизовать граждан, взять под контроль их энергию для решения необходимых общественных задач. Как свидетельствует опыт, без активного обновления элитами этих средств своего духовного господства руководящие идеи обращаются в догмы, а политическая власть начинает испытывать стагнацию.
Главным условием эффективного осуществления политической элитой ее главных функций является обладание ею всеми возможными в конкретном обществе способами управления и власти. В этом отношении особое значение имеют ее способность и умение использовать принудительные методы, оперативно, в зависимости от меняющейся обстановки, переходить к применению силовых ресурсов.
Показателем безусловной крепости положения политической элиты служит и ее способность к манипулированию общественным мнением, такому использованию идеологических и иных духовных инструментов, которые могут обеспечить требуемый уровень легитимности власти, вызвать расположение и поддержку ей со стороны общественного мнения.
В то же время опыт продемонстрировал и ряд факторов, препятствующих укреплению положения элитарных группировок во власти. Так, существенно подрывает позиции политических элит нарастание информационной открытости в работе институтов власти и управления, критика общественностью всяческих злоупотреблений должностных лиц. К таким же ограничителям можно отнести и растущую способность общества к контролю за деятельностью власть предержащих, неразрывно связанную с целенаправленной деятельностью общественных объединений и СМИ, активизацией контрэлит. Снижает возможности волюнтаризма в управлении государством и дифференциация элит, ведущая к росту внутриэлитной конкуренции, а равно и профессионализация аппарата управления государством (партией).
Благодаря своим функциям, политическая элита является ведущим звеном, направляющим развитие общества. Все попытки принизить ее статус и возможности и даже, как это нередко случалось в российской истории, уничтожить, принизить ее общественный авторитет в конечном счете наносят ущерб самому обществу. Накопленный обществом опыт убеждает в том, что элитарные механизмы скорее всего навсегда останутся в структуре общества, сохранив свою лидирующую роль. С течением времени, очевидно, будет меняться лишь степень и характер их соотношения с механизмами самоорганизации общественной жизни. В то же время наиболее продуктивное поведение элитарных слоев, включение их в процесс демократизации общества возможно только при условии снятия всех искусственных границ на пути обновления ее рядов, предотвращения ее загнивания вследствие олигархиизации и закостенелости.
Структура политической элиты
Строение элитарного слоя, осуществляющего в государстве и обществе функции власти и управления, чрезвычайно сложно. Для понимания механизма формирования государственной политики уже недостаточно использовать только категории элиты и контрэлиты. Многие ученые указывают на наличие в правящих кругах общества экономических, административных, военных, интеллектуальных (научных, технических, идеологических), политических сегментов. Каждый из них выстраивает собственные отношения с массами, определяет место и роль в принятии решений, степень и характер влияния на власть.
Известный польский политолог В. Милановски предложил рассматривать структуру элитарных кругов в зависимости от выполнения их внутренними группировками своеобразных функций в сфере политического управления обществом. Так, прежде всего следует учитывать особое место «селектората», включающего в себя тех лиц, которые потенциально готовы к выполнению профессиональных функций в политической сфере. В «селекторат» входят и те, кто оказывает влияние на выдвижение представителей населения, и те, кто сам готовится к исполнению этих ролей. Иными словами, «селекторат» это широкий круг политических активистов, который еще не дифференцирован на различные, более специализированные сегменты.
Следующим элитарным образованием выступают «потенциальные элиты», представляющие собой разрозненные элитарные группировки, еще только стремящиеся к власти и соответственно проясняющие свои идеологические приоритеты и позиции, формирующие в связи с этим «команды» отдельных лидеров. В «потенциальных элитах» происходит относительное закрепление конкретных лиц на функциональных позициях (лидер, идеолог, аналитик, член штаба и т.п.), оформляются инструменты и механизмы межэлитарной конкуренции, налаживаются первичные отношения между сторонниками различных (в том числе союзных) направлений.
После выборов судьбы элитарных группировок принципиально расходятся. Те из них, которые проиграли выборы, но при этом остались в поле публичной политики, составляют «самодеятельные элиты». Авторитетные в обществе представители этих кругов могут лишь косвенно влиять на принимаемые в государстве политические решения. В свою очередь, в этом сегменте формируются два основных элитарных образования: оппозиция и сторонники проправительственных сил. Тех и других объединяет стремление укрепить свои позиции во власти, сформировать механизмы постоянного влияния на ее институты, осуществить целенаправленное воздействие на общественное мнение. Однако оппозиция нередко сопровождает свою деятельность попытками поставить под вопрос результаты выборов, посеять сомнения в правомерности проводимого правительством курса, высказать требования смены власти до очередных выборов, призвать население к выражению политического протеста.
Победившая на выборах элита приобретает статус «правящей политической элиты», которая непосредственно осуществляет процесс управления и руководства обществом и государством. В силу сложности данного, крайне многогранного процесса и эта, важнейшая в обществе, группировка также разделяется на ряд составляющих. В нее входят представители центральной и региональной властей, представители высшей (по характеру полномочий), средней и низшей (местной) элиты. Наряду с избираемыми политиками непременным участником этого круга являются и определенные слои государственной бюрократии.
Тот факт, что в правящей политической элите всегда действует несколько функциональных группировок, позволяет отдельным теоретикам уточнить характер ее функционирования. Например, современные сторонники плюралистической концепции считают, что в правящей элите могут складываться строго иерархизированные отношения, когда одна группа четко контролирует деятельность других, а могут взаимодействовать несколько слабо связанных друг с другом группировок (например, контролирующих законодательную и исполнительную ветви власти и имеющих при этом различные интересы и направления деятельности). Такой «фрагментарный элитизм», когда реальная власть становится доступной не всем, неизбежно провоцирует появление «группы вето», от которой зависит окончательное принятие решений. Например, Ш. Линдблом считал, что такие группы оказывают решающее влияние на этот процесс за счет своего контроля за капиталом, а С. Файнер в качестве фактора влияния рассматривал ориентацию на поддержку профсоюзов и т.д.
Особым структурным элементом политической элиты являются «элиты в политике», которые представляют собой разновидность неизбираемой элиты, состоящей из наиболее авторитетных представителей технической и гуманитарной интеллигенции, которые за счет своего авторитета помогают укреплению позиций как правящих, так и самодеятельных элит. Видные писатели, ученые, спортсмены, представители шоу-бизнеса могут помочь не только выиграть выборы тем или иным партиям, но и поддержать их политические требования в условиях кризисов или рутинного течения политических процессов.
Но пожалуй, самой мощной и одновременно таинственной элитарной группировкой в структуре политической элиты является «связанная группа», которая представляет собой неформальное объединение политиков, оказывающее решающее влияние на принятие решений. Это анонимное сообщество может включать и чиновников, и даже лиц, не обладающих никаким формальным статусом в системе власти. Однако ядро данной группы практически всегда составляют обладатели высших властных полномочий в государстве. Они-то и предопределяют те решения, которые впоследствии могут оформлять коллективные органы (правительство или парламент), изменять политику страны, существенно влиять на международные процессы. Иначе говоря, данная группировка действует в рамках полутеневого и теневого правления, зачастую перехватывая функции официальных органов власти.
основные элитистские концепции

Концепции политических элит:
1) Меритократическая (ценностная). В элиту входят самые лучшие люди: одаренные, трудолюбивые. То, что они оказались в элите на случайно. Все остальные заинтересованы в поддержке элиты, т.к. интересы элиты и общества совпадают. Проблема только в отборе, продвижении в элиту.
2) Структурно-функциональный (альтиметрический). Элита - это люди, которые влияют на процессп принятия политических решений независимо от своих качеств. Райт Миллс: Америкой управляют примерно 100 семей; теория железных теругольников: армия, политики, элита. Кто управляет? на тот же самый вопрос попытался ответить Р. Даль: кто управляет в Нью-Хевене? Структура политической власти не имеет форму пирамидки, а имеет форму трапеции: торговцы, фермеры, феменистки, суксуальные меньшинства, молодежь - все эти группы организованы и у них у всех есть лидеры и не-лидеры; в Нью-Хевене есть органы власти, куда представители этих групп посылают своих предсавителей. И решения принимаются по разным вопросам в разные моменты разными группами, поэтому и получается трапеция, а не треугольник. Лидеры не образуют властвующую элиту, они являются представителями своих социальных групп. Поэтому политическая элита на едина, она плюралистична. Нет однозначной группы вето.
3) Концепция демократического элитизма. Основоположние: Йозеф Шунперет. Демократия - конкурентное лидерство. Имеет место конкуренция элит за свое элитное место, у них нет монополии на власть, они получают ее в ходе конкуренции за голоса избирателей. Благодаря тому, что элита не монолитна, представители народа и получают место во власти.
Во второй половине 20 века появляются концепции технологической технократической элиты. Дэниэл Белл: высший вровень в новой политической стратификации займут высококвалифицированные управленцы. Всеволод Иноземцев: концепция постэкономического общества - политическая стратификация будет строится по образоватьеному критерию.
Элиты по Моско и Парето.
1) Парето - круговорот (универсальный закон истории). Общество - кладбище элит, одни элиты сменяют другую. Элита - лучшие из лучших.
2) Моско - цель новой элиты - сменить старую и сделать свои привилегии наследственными. Смена элит связана со смено ценностей в обществе, поэтотму меняются критерии выделения элит. Структурно-функциональный подход. Элита - "правящий класс", который состоит из тех, кто попал туда по наследству (аристокритаческое отделение) - аристократическая элита становится закрытой, оторванной от остального общества. Элита - те, кто влияет на принятие полтитических решений. Молекулярное обновление элиты - в элиту попадают те, кто "в теме".
Институциональная схема рекрутинга элит:
Политическая элита: правящая, оппозиционные, самодеятельные.
Социальная элита: экономические, профессиональные, этно-национальные, административные (бюрократия), криминальные.
Общество тоже не однородно: публика (активисты), общественность, остальное общество вообще ничем не интересуется.
Пути попадения в элиту: выборы, из социальной элиты в политическую (инфильтрация) - из всех категорий социальной элиты, ротация (движения в самой элите).
механизмы и каналы рекрутирования политических элит
Методы вычленения элиты: позиционный, репутационный, децизионный.
Политическая элита - те, кто принимает участие в принятии решений общенационального масштаба. М.б. прямое и косвенное участие (сам не подписывает, но влияет на тех, кто принимает решение, например, жена). Номинальное участие в принятии решения - человек лишь формально принимает решение, а на самом деле это делает совсем не он.
Однородность элиты: социальная, религиозная, этническая. От этого зависит сплоченность элиты. У различных частей элиты м.б. разные ценности, стереотипы. Важная характеристика элиты - ресурсный капитал. По Бурдье: социальный, экономический(как у нас), ресурсный капитал, символический (рейтинг среди населения), политическое влияние.
Цель: выработка политических решений и трансляция их на уровень населения.
Факторы, которые влияют на эффективность транслирования: типы лидерства, идеология среди населения, политическая активность народа. Граждане воспринимают только те установки, которые соотвествуют массовому сознанию.
Элиты эффективны, когда есть контрэлиты (напр., оппозиция). Самим фактом своего существования она оказывает влияние на принятие решений элитой.
Процерр формирования и рекрутирования элит. Пополняется ли элита за счет неэлитных слоев? - элита м.б. закрытой (самовоспроизводство) или открытой (поступление извне). Тип элиты не обязательно должен быть связан с типом общества! (в СССР - открытые элиты и закрытое общество).
Рекрутирование политических элит очень отличается от рекрутирования элит профессиональных - туда попадают люди из разных социальных групп.
Механизм рекрутирования зависит от социальной органицазии общества. Он может быть основан: на кровном родстве, наследовании, имущественном цензе, профессиональной компетентности, партийная принадлежность (СССР), личная преданности руководителю, выслуга, старшинство. НО: жесткого соответствия м-ду типом политической системы, типом общества и механизмом рекрутирования нет! В СССР рекрутирование - номенклатурное: социальное происхождение, идеологическая лояльность.
Каналы рекрутирования: а)государственный аппарат; б) ОМСУ; в) партии (ведут людей наверх, а у нас наоборот - "паровозик"); г) государственная служба; д) образование; е) армия (в латинской америке); ж) "президентский резерв", "президентская сотня" (отчасти возвращение в номенклатурное прошлое).
Компоненты политической элиты: лидеры (есть влияние, но нет должности) и администраторы (избранные и бюрократический аппарат), государственные лидеры (те, кто занимают высшие должности и несут ответственность за принятие ключевых политических решений), бюроктраты (отвечают за выполнение уже принятых решений). Политики: отчетность, контроль, сменяемость. Бюрократы отделны от полититческого уровня управления, чтобы избежать раграбления, бюрократы как раз должны быть несменяемыми.
основные характеристики политических элит
 
Политическая элита – относительно небольшая социальная группа, концентрирующая в своих руках значительный объем политической власти, обеспечивающая интеграцию, субординацию и отражение в политических установках интересов различных слоев общества и создающая механизм воплощения политических замыслов
Особенности российского элитогенеза: (по Гоман-Голубкиной)
слияния экономической и политической элиты.
метод рекрутинга из социальной элиты путем ротации и инфильтрации.
консолидация, усиление роли центра.
элита формируется по принципу "повезло".
нашей элитой применяются следующие статьи элитарного управления: рост приемственности состава элит, структурная единица - клиентелла.
коррупция это неформальное правило игры. Если ты не берешь взятки, элита не воспринимает себя как "своего".
тенизация публично-политических отношений. Принципиальные вопросы на обсуждение не выносятся.
замещение формальных структыр неформальными практиками. Этому способствует вертикаль.
+ №16

политическое лидерство: понятие и современные концепции.

ЛИДЕРСТВО
Откуда беруться "львы" и "лисы"? - а) личностный подход: определяющими для поялвения лидера являются его личные качества, организационные свойства, харизма.
Но ведь бывают случаи, когда качества человека востребованны и когда нет. ("Он остался прежний, а обстоятельства изменились".) Так появилась ситуационная концепция: среда выдвигает лидера. Есть еще комбинированный подход: личностно-ситуационный.
Лидер действует на в одиночку, есть группы последователей, сторонныков, которые окружают лидера. Как строятся взаимоотношения в этой группе? изучается мотивация лицеров и людей которые, вокруг них группируются.
Можно выделить личностно-психологические исследования, сотавляются когнитивные карты личности. Второе направление - исследование ситуации, которая может востребовать того или иного лидера. Третье - исследование общностей последователей (их мотивы, цели, общности, установки).
Лидерство рождается из целого комплекса взаимоотношений - это система доминирования в сфере властных отношнений, обусловленная факторами социально-экономического, политического или психологического характера.
Политический лидер - авторитетный член формальной или неформальной политической общности, оказывающий определяющее влияние на последователей благодаря психологическим качествам или огранизационным, политическим, экономическим или иным факторам.
Типы лидеров совпадают с уровнями управления.
Функции лидера: интегративная (объединение сторонников), организационная (управление сторонниками), политическая (выработка стратегических или тактических решений), воспитательная (транслируют образцы поведения, этические нормы), мобилизационная функция (флаг и на баррикады и т.п.), аналитическая (диагностируют ситуацию), креативная функция (предлагают пути коррекции конфликтной ситуации), контрольная функция, коммуникативная функция (через лидера власти общаются с гражданами), функция социального арбитража.
Типология личностей, которые превращаются в лидеров. Это зависит от ситуации.
Вожди-демагоги-журналисты.
Ласвелл: агитатор-администратор-теоретик.
Компромиссные-преобразователи.
Консерваторы-преобразователи-реформисты.
Знаменосцы-марионетки-торговцы-пожарники.
Карьеристы-политики-техники-поэты.




типы и функции политических лидеров:
Типология политического лидерства
Многообразие выполняемых политическим лидером задач, условий их осуществления, а также иных внешних и внутренних факторов деятельности находит свое отражение в его типологии. Можно сказать, что типология политического лидерства является одним из самых развитых теоретических компонентов. Так, политических лидеров различают по уровню их контроля за властью (правящие и оппозиционные), масштабу деятельности (общенациональные и региональные), стилю поведения (авторитарные и демократические), характеру руководства (формальные и неформальные), отношению к социальным изменениям и реформам (консерваторы, реформисты, догматики, фундаменталисты), ролевым отношениям к целям политического движения (идеологи, идеалисты, прагматики), отношениям к противникам (соглашатели, фанатики) и т.д.
Классическую типологию политического лидерства дал М. Вебер, который, в частности, выделил следующие типы:
традиционный, он означает, что люди занимают лидерское место в связи с действием определенных традиций и обычаев, господствующих в конкретном (в основном доиндустриальном) обществе;
рационально-легальный, при котором лидер получает свой статус в связи с действием определенных политических (бюрократических) процедур и механизмов (выборов);
харизматический, предполагающий наличие у соответствующих лиц большого авторитета среди населения, которое некритически воспринимает этих лиц.
Американский ученый К. Ходжкинстон также выделяет ряд типов политических лидеров, а именно: лидеров-карьеристов, ориентирующихся на достижение личных эгоистических интересов во власти; лидеров-политиков, действующих в сфере власти в интересах представляемых ими граждан; лидеров-техников, умело использующих аппаратные структуры и механизмы в процессе организации власти; и лидеров-поэтов, действующих в политике во имя высоких целей, реализации идеологических целей и ценностей.
Весьма популярна в науке и классификация, предложенная современной американской исследовательницей М. Херманн. В частности, она указывает следующие типы: лидер-знаменосец, обладающий высоким общественным престижем; лидер-торговец, воплощающий стиль поведения, позволяющий ему вести торг по обмену услуг на поддержку; лидер-служитель, успешно действующий в рутинных условиях во имя интересов населения; лидер-пожарник, демонстрирующий умение действовать в условиях кризисов, и, наконец, лидер-марионетка, зависимый от воли и интересов своего ближайшего окружения.
Богатая политическая практика способствует постоянному возникновению в разных странах новых типов политического лидерства. Особенно заметны новые очертания типов лидерства в переходных обществах, где еще только выкристаллизовываются новые связи и отношения в сфере власти.
Функции политического лидерства
Наиболее полно функциональные особенности политического лидерства проявляются на общегосударственном уровне. Здесь самая главная задача этого политического института состоит в осуществлении широкого круга организационно-управленческих функций, предполагающих многочисленные действия по выработке, подготовке, принятию и реализации решений; координации действий участвующих в этом процессе структур; согласовании интересов тех или иных звеньев и т.д.
Высшее положение лидера в структуре власти и управления предполагает его целенаправленные усилия по интеграции как общества в целом (объединения масс), так и усилению его солидарности с политическими, прежде всего государственными, структурами и формами организации жизни.
Заинтересованность лидера как представителя власти в усилении своего положения и сохранении стабильности правящего режима побуждает его стремиться к минимизации конфликтов, умиротворению политических дискуссий.
понятие политического института и основные подходы к пониманию
Основа: государство.
1-й этап: общественные институты и юрдические нормы.
2-й этап: и другие тоже.
Институт - от лат. "установление", "учреждение".
М. Вебер: это сообщество людей, поведение которых основывается на рациональных установлениях.
Э. Дюркгейм: с одной стороны институты - это идеальные образования - обычаи, верования, религия, идеология, доктрина и т.д. С другой стороны, все они реализуются в практической деятельности людей, объединенных социальной организацией. Это социальный подход. Тут нормы понимаются шире.
Морис Дюверже: инст. - это модели человеческих отношений, с которых копируются конкретные отношения. Эти вопроизводящиеся практики приобретают характер стабильных, устойчивых и свободных.
Общего определения нет, это связано с тем, что велико разнообразие самих институтов.
Более-менее общепризнанное: ПИ - это устойчивые нормы организации политической жизни и функционирующие на этой основе разнообразные организации, учреждения, объединения и отдельные граждане, а также устойчивые традиции, принципы, правила и обычаи, которые характеризуют качество политической системы и выступают регуляторами политической деятельности людей.
Устойчивые воспроизводящиеся практики.
Искусстенно создать полит. институты довольно сложно. Например: институт выборов создается не только путем принятия НПА. (Нужно отбирать сорта, которые вырастут на нашей почве; примеры про финиковые пальмы и кукурузу).
Про лоббизм: в США совершенно легально, т.к. ликвиидровать его не удалось, вот и решили урегулировать. У нас лоббизм тоже есть, но не официальный. Его не может не быть. Более того, мы живем в эпоху рассцвера лоббистской деятельности.
Неоинституционализм.
(возрождение интереса к институтам на новой основе) - С 70х годов.
Политические институты фиксируют реально сложившиеся практики.
Изучает: одновременно мотивацию отдельного человека и теорию систем.
Классики: Марч и Олсон: "Вновь открывая институты".
Институциальный дизайн - разрыв м-ду системой и мотивами человека попытались заполнить именно им. Это микро- и макромеханизмы перехода. Позволяет двигаться от понимания индивидуального поведения к пониманию макровыбора.
Все может измениться в зависимости от того, как меняется наш институциональный дизайн.
Государство.
Гегель: государство - это шествие Бога в мире, крайнее выражение человеческой свободы, условие полной реализации человеческой свободы.
Вебер: государство - это организации имеющие монопольное право на легитимное насилие.
Пшизова: государство - это символ политическо-правовой организации (очень) большой группы людей. Без символа идентификации и легитимации единства нет.
Закон - это коллективный выбор определенной группы людей, которая решила ему подчиняться. Как иудеи, которых завоевали не могли больше делать коллективные выборы, т.е. не имели возможности принимать свои законы, жили на территориях других государств, подчинялись другим законам. Хотя они и сохранились как народ.
Есть законы, которые регулируют частную жизнь и публичную (что носить - частное, а носить ли одежду вообще - публичное).
Не вызывает сомнений, что весь наш мир поделен на государства, почти все люди относят тебя к тому или иному государству. Абсолтного суверенитета сейчас не существует.
Теории происхождения государства носят в значительной степени политико-идеологический характер.
1. Органические, естественные: античность, Гегель. Отношение к государству как к естественному результату человеческой деятельности, природы. У людей много потребностей, но не всегда есть возможности их удовлетворить.
Аристотель: государство - это общение между свободными и равными, оно как таковое предшествует вообще человеку. Человек вне государства жить не может.
2. Божественные: всякая власть от Бога. Господствовала идея божественного происхождения королевской власти.
3. Силовые концепции: именно сила, мощь и создает государство и право. Это характерно для немецкой мыслительной традиции. Марксизм (государство - инструмент угнетения!) считает, что из-за этого государство нужно уничтожить! Тут же национал-социализм и фашизм: миром правит сила! сильные создают государство и обретают величие, слабые должны им подчиняться!
4. Договорное происх.: судествовало догосударственное состояние, которое было естественным, хотя и неудобынм и недостаточным. Государство не первично, а вторично. Именно это толкование лежит сейчас в основе демократических конституций. Эти идеи активно путешествуют по миру в разных вариантах.
Функции государства.
Отделение церкви от государства. Проблема свободы политического выбора для верующих.
Равенство обеспечивается не только гарантией политической свободы, но и экономической.
Вхождение и выхождение государства из экономики.
Современные тенденции в государстве: есть мнение, что оно исчезает, но правильнее говорить, что мы живем в эпоху, когда изменяется модель государства. Границы стали прозрачными, суверенитет подвергается сомнению, национальные правительства не могут регулировать миграции (населения, денег, информации), транснационализация органов власти, появл. глобально гражданское общество.
Мы входим в эпоху перемен!
23. Концепция «неоинституционализма». Понятие «институционального дизайна»
Неоинституционализм.
(возрождение интереса к институтам на новой основе) - С 70х годов.
Политические институты фиксируют реально сложившиеся практики.
Изучает: одновременно мотивацию отдельного человека и теорию систем.
Классики: Марч и Олсон: "Вновь открывая институты".
Институциальный дизайн - разрыв м-ду системой и мотивами человека попытались заполнить именно им. Это микро- и макромеханизмы перехода. Позволяет двигаться от понимания индивидуального поведения к пониманию макровыбора.
Все может измениться в зависимости от того, как меняется наш институциональный дизайн.
24. государство как политический институт: основные теоретические подходы к пониманию государства
Государство является центральным, интегрирующим общество политическим институтом. Оно концентрирует высшие властные полномочия и обладает способностью управлять и целенаправленно регулировать социальные отношения. Государство – это институт, организующий совместную жизнь населения на определенной территории и обеспечивающий там должный социальный порядок, поддержание соответствующих норм и правил человеческого общежития.
Долгая история формирования и развития государства сопровождалась не менее длительными и не всегда результативными попытками теоретического объяснения источников возникновения данного института, его отличительных черт, социального назначения и перспектив будущего развития. Долгое время государство практически отождествлялось с обществом, его социальной организацией. И только в XVI веке благодаря трудам Н. Макиавелли, в которых впервые использовался термин stato (от лат. status – положение) для обозначения особой, отличной от общества структуры власти, появился и термин «государство».
Сложность и многообразие путей формирования этого института власти, его функций и назначения отразилась и на объяснении причин его происхождения. В частности, в Древней Греции в основном преобладали теории естественного происхождения государства. Так, Аристотель полагал, что люди как социальные по своей природе существа, стремящиеся к совершенству и потому постоянно взаимодействующие друг с другом, неизбежно образуют общество и его формальную организацию – государство. При этом государство служит не только проявлением естественного стремления людей к взаимному общению, но и средством достижения ими морального совершенства. Государство состоит из людей, но оно неизмеримо сильнее любого отдельного человека или каких-либо групп и объединений. Поэтому сила, мощь и превосходство государства над человеком также должны рассматриваться как его важнейшие проявления. Интересно, однако, что эта гуманистическая логика объяснения естественного характера возникновения и назначения государства впоследствии была подхвачена сторонниками фашизма (в частности, Муссолини с его теорией «органистского государства»), сделавшими акцент на могуществе и силе этого института власти.
В средние века большое распространение получила теория божественного происхождения государства, творцы которой рассматривали государство как результат Божьего промысла, орудие проявления заранее предуготованного для человека божественного плана, выявление высшей воли Творца. Такое понимание природы государственной власти предусматривало, что именно Бог выбирает короля и дарует ему абсолютные полномочия по отношению к подданным, которым надлежало подчиняться земному властителю, даже если тот был тираном. Соединившись с интересами института церкви, эта идея интерпретировалась в духе теории «двух мечей», признававшей правомерность наличия центров светской и церковной власти, каждая из которых считалась дарованной Богом и обладала собственной компетенцией: одна – в мирской, другая – в духовной области.
Основываясь на этих идеях, приверженцы божественной интерпретации государства утверждали наличие некоторых народов-избранников, которых якобы благословил Всевышний. Отголоски таких традиций сохранились вплоть до настоящего времени. Например, японские власти во Второй мировой войне широко использовали мифологические идеи, утверждавшие, что первым императором Японии был внук Богини Солнца и потому умереть за Богом избранного монарха есть высший религиозный долг.
Собственную трактовку происхождения государства дала договорная теория, находившаяся в оппозиции к «божественному праву королей» и основывавшаяся на идее народной власти, т.е. признания народа главным источником государственного суверенитета. Возникшая в XVII-XVIII вв. теория общественного договора в самом общем виде утверждала идею о том, что властители и подвластные имеют друг перед другом определенные обязательства, возникшие в тот период, когда суверенный народ согласился создать государство и передать правителям определенные полномочия. Таким образом, признавалось, что люди могут аннулировать правительство и государство, если они не служат их целям.
В то же время эта самая общая установка предполагала возможность различного истолкования форм и полномочий власти, прав властвующих и подвластных, а также иных существенных сторон общественного договора. Так, Т. Гоббс утверждал, что государственная власть предоставляется властителям, дабы сохранить общественный порядок и предотвратить «войну всех против всех». Именно монарх есть воплощение сущности государства, его суверенитета и потому, во избежание хаоса и разрушительных последствий взаимной конкуренции граждан, властям следует иметь существенное преимущество перед народом. В противоположность таким идеям Ж. Ж. Руссо и его сторонники отдавали решающие преимущества в государстве населению в целом, полагая, что общественный договор предполагает право и необходимость властвования народа только в непосредственной форме, не нарушающей и не ограничивающей его общеколлективную волю. В то же время Дж. Локк и его последователи настаивали на том, что государство в рамках общественного договора должно полностью контролироваться народом и быть использовано для защиты прав и свобод граждан.
Свою лепту в обоснование источников возникновения государства внесли теоретики, настаивавшие на насильственном характере этого процесса. Еще в древние времена возникли идеи о том, что государство было создано путем захвата и насилия сильных над слабыми. Таким образом, на протяжении тысячелетий формировалась не только установка на отрицательное отношение к государству как социальному злу, но и этическое оправдание сопротивления ему и даже уничтожения его. Такие подходы были характерны и для ранних христиан, сопротивлявшихся Римской империи, и для теологов, стремящихся подчинить церкви органы светской власти, и для многочисленных революционных группировок, боровшихся с разнообразными формами тирании и диктатуры. Наиболее яркую форму такого рода идеи получили в теориях анархистов М. Штирнера, П. Прудона, М. Бакунина, рассматривавших государство как воплощение социального зла и стремившихся освободить человека от всех разновидностей внешнего принуждения и власти.
В противоположность такой трактовке в XIX в. в теориях Г. Гегеля и Ф. Ницше сложился иной подход, согласно которому государство, имевшее силовое происхождение, есть крайне положительное для общества явление. По их мнению, государство, проявляя в своей деятельности заложенную при его рождении силу, организует власть сильных над слабыми, заявляя о себе как о самой могущественной организации в человеческом сообществе и неся таким образом благо нуждающимся в защите людям. По этой причине государство признавалось институтом, стоящим выше ограничений обыденной морали или прав отдельной личности.
Собственную трактовку происхождения государства дала марксистская теория, в которой указывались определенные предпосылки данного процесса (прежде всего наличие общественного разделения труда, возникновение частной собственности и классов) и непосредственная причина создания государства (непримиримость классовых взаимоотношений, вследствие чего экономически господствующий класс создает государство как инструмент принуждения своих конкурентов). Как писал В. И. Ленин, «государство есть продукт и проявление непримиримости классовых противоречий. Государство возникает там, тогда и постольку, где, когда и поскольку классовые противоречия объективно не могут быть примирены».*

* Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 33. С. 7.

Таким образом, в марксизме наиболее ярко выразилось отношение к государству не как к институту, выполняющему общесоциальные функции в обществе, а как к инструменту группового господства, аппарату власти, господства и управления общественными процессами в интересах определенного класса. Как подчеркивал Ленин, «государство есть машина для угнетения одного класса другим, машина, чтобы держать в повиновении одному классу прочие подчиненные классы».*

* Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 39. С. 75.

25. Понятие, функции и генезис политических партий
Понятие политической партии

Партия как «самая политическая» из всех общественных организаций (Р. Доуз) по сравнению с другими группами интересов обладает значительной спецификой. Будучи тем институтом политической системы, место и функции которого существенно зависят от особенностей исторической эпохи, партия создает возможности для разнообразного описания источников своего происхождения, роли, строения и других важных параметров. Так, в период исторического зарождения партий многие ученые видели причину их возникновения в воплощении естественного для человека духа противоречия (Т. Гоббс). По мере становления буржуазного общества и демократических институтов она рассматривалась как, политическая ассоциация, воплощающая право человека к объединению с другими, форма проявления его личной свободы (А. де Токвиль). Период зарождения массовых партий выявил в них носителя сплачивающих людей «идеала», учения, доктрины (Б. Констан). В конце XIX столетия ученые подметили стремление партий к подчинению себе всех проявлений политической активности человека (М. Острогорский), а марксисты в партиях «нового типа» увидели главный источник обновления политического облика всего мира. Однако с течением времени все же возобладали подходы, делающие акцент на организационных аспектах деятельности партии (Р. Михельс), рассмотрении ее в качестве неотъемлемой части государственной системы (М. Дюверже), подходы, относящиеся к партии как к организации, стремящейся к поддержке народа с целью получения власти (Дж. Лаполамбара, М. Вейнер).
В настоящее время можно сказать, что в результате своего исторического развития партия сформировалась как специализированная, организационно упорядоченная группа, объединяющая наиболее активных приверженцев тех или иных целей (идеологий, лидеров) и служащая для борьбы за завоевание и использование высшей политической власти. Воплощая право человека на политическую ассоциацию с другими людьми, она отражает общегрупповые интересы и цели разнообразных (социальных, национальных, конфессиональных и др.) слоев населения, их идеалы и ценности, утопии и идеологии. С помощью этого института люди выдвигают свои групповые требования к государству и одновременно получают от него поддержку в решении тех или иных политических вопросов. В силу этого партия развивает как прямые, так и обратные связи населения и государства.
От всех других политических институтов, в том числе групп интересов, партию отличают свойственные ей функции и характерные способы их осуществления, определенная внутренняя организация и структура, наличие политической программы действий, та или иная идеологическая система ориентации, а также ряд других, менее значимых признаков.
Длительная история существования партий выкристаллизовала типичные для них внутренние группы и объединения. К ним относятся прежде всего лидеры партии; партийная бюрократия; мозговой штаб, идеологи партии; партийный актив; рядовые члены партии. В том случае, если партия добивается успеха на выборах, в ее составе выделяются «члены партии – законодатели» и «члены партии – члены правительства», которые нередко становятся вторым руководящим звеном партии. Существеннейшую роль в определении судьбы и политического веса партии играют и находящиеся в общем-то за ее рамками «партийный электорат», «сочувствующие» партийной программе (т.е. те, кто голосует за нее на выборах), а также «меценаты», оказывающие ее организациям определенную поддержку. Все эти группы специфически влияют на осуществление партией ее функций, способствуют усилению или падению ее авторитета, увеличивают или сокращают возможности ее воздействия на государственные органы.

Функции политических партий

Партия как звено вертикальной связи населения и государства выполняет две группы функций, захватывающих практически все фазы политического процесса. К внутренним функциям партии относятся формирование партийного бюджета, выборы руководства, поддержание отношений партийной бюрократии и рядовых членов и др.
Внешние, наиболее важные функции партии прежде всего выражают ее нацеленность на борьбу за завоевание и использование политической власти в интересах поддерживающей ее группы населения. Иначе говоря, если группы интересов, как правило, пытаются решать те или иные проблемы в рамках сложившегося режима правления, то партии, выдвигая собственную программу решения внутри- и внешнеполитических вопросов, тем самым заявляют претензии и на изменение высшей политической власти (как в центре, так и на местах). Однако такой характер политических требований чаще всего сопровождается мирным перераспределением власти между различными общественными силами. В этом смысле партии выступают таким механизмом агрегирования групповых интересов граждан, который дает возможность избежать общественных потрясений при изменении баланса политических сил.
Выдвигая тот или иной набор властных притязаний, партии обеспечивают связь населения с государственными структурами, институциализацию политического участия граждан, они заменяют стихийные проявления общественно-политической активности населения формализованными способами, подверженными контролю со стороны своих лидеров. В этом отношении партии – одно из наиболее эффективных средств борьбы как с политической апатией людей, так и с неконституционными, неправовыми методами влияния на власть.
Одной из важнейших функций партий является отбор и рекрутирование политических лидеров и элит для всех уровней политической системы. Чаще всего это происходит путем выдвижения своих кандидатов на выборах. Однако публичный характер их деятельности, постоянное поддержание отношений между различными ветвями власти и разнообразными политическими институтами, использование партийных экспертов и аналитиков на различных уровнях системы государственного управления дает возможность партиям продвигать своих наиболее видных и авторитетных представителей на определенные государственные посты. Таким образом, партии без выборов могут частично брать под контроль те или иные участки в управлении делами общества и государства.
Еще одной важнейшей внешней функцией партий является политическая социализация граждан, формирование у них соответствующих качеств и навыков участия в отношениях власти. Ведя борьбу за избирателя, партии по-своему интерпретируют важнейшие политические конфликты и пути их преодоления, делают ситуацию, сложившуюся в обществе, понятной для рядовых граждан. Главным средством решения этой задачи является формулирование разногласий с другими политическими силами по основным вопросам общественного развития. Как считает американский ученый Е. Шаттшейдер, «формулирование разногласий – ключевой инструмент в борьбе за власть», и партия, которая сумела четко обозначить свои позиции для общественного мнения, «имеет все шансы стать правящей».*

* Schattscheider Е. Е. The Semisovereign People. N.Y., 1975. P. 73.

К наиболее характерным для партий способам решения своих политических задач относятся: выдвижение своих кандидатов на выборах, обращение партийных программ ко всем гражданам общества с целью завоевания как можно большего числа сторонников, а также определенное изменение состава правящего класса за счет своих представителей. В силу этого наиболее ярко партии реализуют свои функции в предвыборной и избирательной кампаниях. Выдвигая кандидатов в законодательные органы государства, партии предпринимают активные действия, направленные не только на поддержку своих представителей, но и на распространение определенных идей, внедрение их в массовое сознание. И если, к примеру, небольшие партии не могут выставить конкурентоспособных кандидатов на общегосударственном (региональном) уровне, то они все же используют выборные кампании в идеологических целях, пытаясь создать в глазах населения позитивный имидж своим целям и ценностям.
Избирательная фаза деятельности партий обычно сопровождается заключением различных межпартийных соглашений, образованием партийных коалиций, союзов и блоков победивших партий. Партии, одержавшие победу на выборах или сумевшие провести в законодательные органы своих представителей, получают возможность участвовать в формировании правящей элиты, подборе и расстановке управленческих кадров, а через них – легитимное право на участие в процессе принятия политических решений и возможность контроля за их исполнением.
Но выборы – это лишь самая активная фаза деятельности партий. После выборов они также стремятся расширить электоральную поддержку правящему или оппозиционному курсу, организуя различные кампании в средствах массовой информации, акции поддержки или недоверия правящему режиму, другие мероприятия, призванные убедить население в правильности (неверности) сделанного выбора. Они активно борются за расширение своего численного состава, за укрепление материального положения центральных и низовых организаций, за распространение своих программных целей, налаживание связей с отечественными и зарубежными дружественными партиями.

Основные этапы партогенеза

Кристаллизация партийных функций, становление структуры партий и выработка их наиболее типичных способов деятельности в политической системе осуществлялись в многовековом процессе формирования и функционирования этого политического института (партогенезе). Сегодня, по прошествии нескольких столетий политической истории партий, можно выделить три его наиболее крупных исторических этапа.
Начальный этап партогенеза уходит корнями в конец XVII – начало XVIII в. Это был период, когда зарождались политические системы раннебуржуазных государств Западной Европы и Америки. Политические процессы того времени, сопровождавшиеся Гражданской войной в США, буржуазными революциями во Франции и Англии, свидетельствуют о том, что появление партий отражало раннюю стадию борьбы между сторонниками различных направлений формировавшейся новой государственности: аристократами и буржуа, якобинцами и жирондистами, католиками и протестантами. Знаменуя собой определенный этап в усложнении политической системы индустриального типа, партии возникли как инструмент ограничения абсолютной монархии, включения в политическую жизнь «третьего сословия», утверждения в обществе всеобщего избирательного права, развития представительной системы. С их помощью изменение состава политической элиты, рекрутирование правящих кругов стало постепенно превращаться в дело избирательного корпуса.
Определяющую роль в возникновении партий играли классовые, социальные, национальные и прочие конфликты. Однако свое влияние оказывали и социокультурные особенности развития отдельных стран, демографические процессы и даже религиозные мотивы (например, возникновение католических партий в Германии и Бельгии в XVIII в.).
Партии не сразу стали полноправным политическим институтом, способным оказывать существенное влияние на власть. Первоначально они представляли собой объединения знати, различного рода клубы, литературно-политические образования, являвшиеся формой общения единомышленников (например, Клуб кордельеров времен Великой Французской революции или «Реформ Клаб», возникший в Англии в 30-х гг. XIX в.).
Непосредственное же влияние на превращение партий в активных участников политического процесса оказали предоставление личности политических прав, возникновение избирательных систем и парламентов. Так, первые партии, боровшиеся против феодальной власти, были созданы сторонниками либеральных воззрений (виги в Великобритании, прогрессивная партия в Германий, Бельгийская либеральная партия и др.).
Однако, выражая групповые интересы и так или иначе проявляя свою самостоятельность и оппозиционность государству, партии в то время практически однозначно воспринимались как источник кризисов и раскола общества. Антипартизм был наиболее распространенным идейным и психологическим течением. Его основной причиной было повсеместно распространенное убеждение, что только государство является выразителем народного суверенитета (либеральная традиция) и общей воли общества (феодально-аристократическая и монархическая традиции). Не случайно многие выдающиеся ученые и политики того времени отрицательно оценивали деятельность партий как нарождающегося и набирающего силу политического института. Исключительно популярной была идея заговора партий против государства. К примеру, Ф. Бэкон писал: «...усиление партий и раздоров между ними указывает на слабость государя и весьма вредит их славе и успеху их дел».* Т. Гоббс прямо указывал на то, что «...партии приводят к мятежам»,** а Дж. Вашингтон в «Прощальном послании» американскому народу предупреждал об опасных последствиях «партийного духа», характеризуя партии как «готовое оружие» для подрыва власти народа и узурпации правительственной власти. И только немногие политические деятели той эпохи были более лояльны к партиям. Например, Н. Макиавелли, хотя и считал, что «образование партий – зло, а безнаказанность зла порождает во всех стремление разделяться на партии», все же оценивал их по-своему полезными, поскольку граждане, «умудренные пагубным опытом других» (подразумевалось: тех, кто испытал порожденные партиями вражду и раздоры), «научились бы сохранять единство».***

* Бэкон Ф. Сочинения: В 2 т. М., 1977. Т. 2. С. 402.
** Гоббс Т. Сочинения: В 2 т. М,. 1989. Т. 1. С. 109.
*** Макиавелли Н. История Флоренции. Л., 1987. С. 44, 7.

В XIX столетии партии в основном укрепили свое положение в политической системе, став важным механизмом представительства интересов общества. В то же время начавшийся с первой четверти столетия процесс формирования массовых, в основном социалистических, партий обозначил ряд качественно новых тенденций, обусловивших, в частности, изменение ведущих типов партий и их роли в политическом процессе различных стран и позволивших говорить о втором этапе партогенеза.
Так, Р. Михельс, М. Вебер, М. Я. Острогорский подметили зарождавшиеся в лоне социалистических партий тенденции к нарастанию роли партийного аппарата в ущерб рядовому членству, к бюрократизации партийных объединений, ко все возрастающему господству партийных лидеров и элит. Так, Михельс в книге «Политические партии. Социологическое исследование олигархических тенденций современной демократии» (1911) писал, что чем больше расширяется и развивается официальный аппарат партии, тем больше вытесняется из нее демократия, заменяемая всесилием исполнительных органов. Причины отрыва партийного руководства от рядовых членов партии он видел в технической неспособности большой массы людей к управлению, а также несменяемости руководителей, в их закоренелом негативном отношении к рядовым членам.
Подтверждая этот тезис, Острогорский указывал на то, что основная часть членов партии становится объектом манипулирования со стороны партийной элиты («кокуса»). Под их влиянием партии пытались вырвать из рук парламента законодательную функцию, подавить спонтанное выражение политически информированных групп, разрушить либеральную демократию. Поэтому, считал он, на место партий с жесткой организацией «должны быть поставлены свободные общественные ассоциации, движения, ставящие перед собой более конкретные и выполнимые задачи разного рода, причем участие в одной из них не должно исключать участие в другой, так, чтобы два человека, оказавшиеся противниками по одному вопросу, стали затем союзниками по другому».*

* Острогорский М. Я. Демократия и политические партии. М., 1997. С. 354.

Помимо нарастающей бюрократизации партий ученые подметили и то, что в связи с встраиванием партий в избирательные процессы их идейные принципы, которые ранее привлекали рядовых граждан и стимулировали их членство, стали препятствием для завоевания партийной элитой электоральной поддержки. Поэтому идеология постепенно приносилась в жертву голому прагматизму, успеху на выборах. Партийные лидеры больше ориентировались на завоевание массовой поддержки, опасаясь отождествления их партии с определенным классом и соответствующей идеологической доктриной. Партии превращались в ассоциации «хватай всех», беря на себя функцию выражения интересов большинства нации.
Усиление централизации и прагматизации деятельности партий, с точки зрения М. Вебера, позволяло рассматривать их как объединения, члены которых пытаются добиться власти для своих лидеров, способных в дальнейшем обеспечить «духовные или материальные преимущества» для их «активного членства».
Наряду с оценками этих представителей романо-германской школы в науке в то время сформировались и другие теоретические позиции. Так, марксисты, делавшие упор на классовых основаниях возникновения партий, возвестили о возникновении коммунистических партий (партий «нового типа»), обладавших способностью возглавить политическое движение прогрессивных классов и выступить в роли ведущей и направляющей преобразования силы. В противоположность такому пониманию сторонники рыночной теории рассматривали партии как «свободного игрока» на политической сцене, способного «вступать в сделки» в интересах «политической игры» и потому не обладавшего никакими «своими», в том числе классовыми, позициями.
Современный этап партогенеза свидетельствует о том, что партии стали не просто органическим, но и одним из основных элементов организации политического порядка и функционирования публичной власти. По мере развития парламентских, конституционных основ буржуазной государственности, партии укрепляли свой политический и правовой статус. После Второй мировой войны в конституциях разных стран появились соответствующие статьи, а в 70-х гг. сложилось достаточно развернутое законодательство, регламентирующее их деятельность. Поощряя плюрализм политической жизни, партии стабилизировали систему власти, основанную на устойчивом представительстве интересов граждан. Таким образом, в данное время партии представляют собой такой институт власти, без которого не могут осуществляться выборы как основной механизм формирования государственности, легальное завоевание различными слоями населения ведущих политических позиций.
В то же время в разных странах партии играют весьма не однозначные роли. Так, в стабильных демократических государствах, несмотря на статус партий, органическую встроенность их в механизмы государственной власти, деятельность партий сочетается с активностью множества других участников избирательного процесса, причем не только многочисленных групп интересов, СМИ, но и успешно конкурирующих с ними независимых кандидатов. Взаимоотношения населения с властью стали более непосредственными, сильнее ориентированными на индивидуальные позиции граждан. Как писал С. Хантингтон, чем быстрее росла «приверженность американцев своим политическим убеждениям», тем равнодушнее относились они к групповым формам выражения своих политических интересов.*

* Hintington S. P. American Politics: The Promise of Disharmony. Cambridge, 1981. P.191.

Вместе с тем многие партии, привыкнув к роли постоянного звена в процессе принятия государственных решений, зачастую стали усматривать свою главную цель в борьбе против правительства, а не в завоевании электората. В этом смысле, по мнению немецкого теоретика К. фон Бойме, партии, усилив свою роль в отборе политических элит, в определенной степени утратили влияние на политическую социализацию граждан. Весьма ощутимой тенденцией во многих западных демократиях стало и снижение партийной идентификации. Поэтому, укрепив демократические ценности в политической жизни своих стран, партии кое-где начинают «уходить в тень», повышая шансы менее формализованных и гибких посредников в отношениях между населением и властью. В самих партиях эти веяния времени стимулируют тенденции децентрализации и усиления роли местных организаций, ослабления требований к партийной дисциплине, расширения связей с разнообразными неформальными объединениями граждан, различными структурами гражданского общества.
В то же время в странах, переживающих этап модернизации, получили развитие иные тенденции в эволюции партийных институтов. В частности, в посттоталитарных государствах, переживших период жестких идеологических требований к членству в правящих партиях, сохранилось существенное неприятие партийного членства. Это мешает полноценному использованию партийных институтов для возвращения людей в политическую жизнь. Правда, борьба за выбор направления общественного развития, поиск консолидирующих социум ценностей порождают мощные источники формирования новых политических партий. При этом во вновь образующихся партиях сосуществуют тенденции к превращению их как в идеологически нейтральные организации, рассчитанные на максимально широкую социальную поддержку, так и в объединения с жесткими идейными требованиями к своим членам, централизованной организацией управления и авторитарной ролью лидеров. Отличительной чертой развития партий в этих странах является и перманентное изменение у многих из них идейной ориентации, радикализация их политических требований, тесная связь с группами давления, а в некоторых случаях даже криминальными структурами.
Из лекций:
Партия - от лат. "часть" - часть какой-то группы, которая отделилась по какому-либо признаку.
Массовые политические партии появились в конце 19 - начале 20 века.
Основная причина - расширение избирательного права.
Труды: Моисей Яковлевич Острогорский, он описал ситуацию в Англии, где боролись партии (тори и виты), применительно к реформе избирательного права. Сначала избирателей было 4%, и все друг друга знали, потом их стало 16%, и эти люди были какие-то непонятные и новые. И от них зависела ваша политическая судьба, что же делать? ведь СМИ нет! Есдиственная возможнсоть - организация. Партии, таким образом, выступают как организационный инструмент для установления связи между новыми членами политического усправления и кандидатами на выборах. Как-то так.
Дюверже: 2 пути появления партий:
а) внутренний - они уже были в парламенте и т.п., но у них не было массовой опоры. Позже ввиду необходимости объединения новых избирателей объединяюстя депутаты (не только по полит. признаку, но и по географическому), потом создаются организации на местах (люди, которые объясняют людям, как пользоваться их новым правом), третий этап - установление связей между теми, кто наверху и внизу.
б) внешний - к политической жизни приобщаются совершенно новые слои населения. Теперь у них есть возможность создать собственные политические организации. Создаются организации внизу, за пределами политических структур, и они пытаются войти в эти политические структуры, попасть в парламент.
Способ возникновения в значительной мере определяет дальнейшую судьбу партии. Партии которые возникли внешним путем более организованные, похожи на боевые организации. Часто приходят во властные структуры, чтобы сломать их.
Партии как политический институт.
Партии - это организации, соданные для борьбы за власть.
Они отличаются от предвыборных комитетов. Они могут превратиться в партию только если просуществуют 2 избирательных цикла.
Партия должна иметь организационную структуру: д.б. центральные и местные органы власти. Она должна стремиться привлекать массы.
Партии и группы интересов. Группы интересов стремятся влиять на власть (в т.ч. через партии), но не стремятся непосредственно контролировать власть.
Двойственность партий: а) они созданы обществом, являются его частью; б) являются частью государства. - посредническое положение между партией и обществом.
Партии обеспечивают коммуникацию между государством и обществом (вверх и вниз). Преобладание одного из потоков зависит от формы правления.
Функция агрерирования интересов. Потом они превращаюстя в программы развития общества.
Партии - один из важнейших институтов политической социализации. Они ориентируют граждан в политическом пространстве.
Фунция выработки политики, программ дальнейшего развития общества, и, если повезет, пытаются воплотить ее в жизнь в качестве членов властных органов.
Функция рекрутирования государственных деятелей.
Структурируют поведение электората, политически интергируют массы граждан.
Вывод: партии обеспечивают легитимацию органов власти! Но последнее время партии теряют этот характер, они все больше примыкают к государству.
Политические партии - ключевой институт современных демократий!!

26. организационное устройство политических партий
Михельс "Социология политических партий...". В этой работе он вывел "железный закон олигархии": социалистические и социал-демократические партии ставят перед собой задачу перехода к прямой демократии, а значит хотят уничножить государство, организацию (разделение функций на управляющих и управляемых). Все должня иметь одинаковые права избирать и быть избранными. Но это не получается! Ведь сами эти партии становятся жестко организованными. "Железный закон" - чем больше членов в партии, тем больше между ними дистанция, во внутрипартийных процессах происходит отделение лидеров от масс, образование партийных олигархий.
Категории членов партии, различающихся по уровню проверженности: в центре активисты (жизненно приверженны) - потом члены партии (определились с политическими симпатиями) - "симпотизанты", сторонники, сочувствующие (знают, какую партию поддерживают) - голосующие (самая подвижная категория, каждый раз перед выборами они определяются, за кого голосовать). Это концентрические круги Дюверже.
Со временем все становится все больше голосующих! сужается круг стабильной опоры партии. Это формирование "рынка электората". "Свободно шатающиеся избиратели-покупатели" (у нас они появились сразу после развала СССР - 80% населения). Итог - рассцвет политических технологий в нашей стране.
27. проблема типологии политических партий:
Типология партий

Многообразие исторических и социокультурных условий политического развития стран и народов привело к возникновению различных партийных структур, отличающихся друг от друга строением, функциями, чертами деятельности. Исторически первые попытки классификации партийных объединений явно тяготели к моральным (подразумевавшим разделение на «хорошие» и «неблагородные» союзы) и количественным («большие» и «малые» партии) критериям. Современной же политической наукой разработана гораздо более сложная типологизация партийных институтов.
Наиболее часто встречающийся критерий типологизации партий – идейные основания их деятельности, подразумевающие деление на доктринальные, прагматические (патронажные) и харизматические (3. Ньюмен). Первые в своей деятельности в основном ориентируются на защиту своей «идеологической чистоты». Стиль деятельности таких партий, направленной прежде всего на постоянную защиту идеалов и принципов, неизбежно приводит к нарастанию конфликтности политического процесса. Если же идеологии сформированы на антагонистических ценностных основах, то межпартийная полемика ведет к поляризации и резкой конфронтационности сил, участвующих в отношениях власти. В патронажных партиях идеологические ограничения не играют существенной роли, и ими легко жертвуют при достижении различного рода соглашений, образовании коалиций и т.д. В конечном счете такой прагматизм всегда предполагает использование по преимуществу консенсусных технологий борьбы за власть, что повышает политическую стабильность общественного развития. В харизматических партиях люди объединяются вокруг лидера, практически полностью подчиняясь его воле.
В каждом из этих типов существует дальнейшая дифференциация партийных объединений. В частности, среди доктринальных партий принято выделять религиозные (как, например, Швейцарская евангелическая партия) и идеологические (многочисленные социалистические, национальные и др.) объединения.
Для современной политической науки весьма характерно типологизировать партии в зависимости от социальных (аграрные партии), этнических (ультралевая баскская партия «Эрри батасуна»), демографических (женская объединенная партия Бельгии) и культурологических (партии любителей пива в Германии и России) оснований образования этих институтов власти. Важное значение имеет и дифференциация партий с точки зрения их организационной структуры. В данном случае принято выделять партии парламентские (в качестве первичных образований в них выступают территориальные комитеты), лейбористские (представляющие собой разновидность парламентских партий, допускающих коллективное членство, в том числе трудовых коллективов) и авангардные (построенные на принципах территориально-производственного объединения своих членов и демократического централизма).
Довольно распространена типологизация партий с точки зрения их отношения к правящему режиму: правящие и оппозиционные, легальные и нелегальные, партии-лидеры и партии-аутсайдеры, партии, правящие монопольно или правящие в составе коалиции, и т.д.
Большое распространение в политологии получила классификация французского ученого М. Дюверже, выделявшего в зависимости от оснований и условий приобретения партийного членства кадровые, массовые и строго централизованные партии. Первые отличаются тем, что они формируются вокруг группы политических деятелей, а основой их организационного строения является политический комитет (лидеров, активистов). Кадровые партии формируются, как правило, «сверху», на базе различных парламентских групп, групп давления, объединений партийной бюрократии. Они ориентируются на участие профессиональных политиков и элитарных кругов, что предопределяет свободное членство и известную аморфность партийной организации. Такие партии обычно активизируют свою деятельность только во время выборов.
Массовые партии представляют собой централизованные образования, хорошо организованные и дисциплинированные, с уставным членством. Хотя и здесь важную роль играют лидеры и аппарат партии, большое значение в них придается общности взглядов, идеологическому единству членов. Массовые партии чаще всего формируются.» «снизу», нередко на основе профсоюзных, кооперативных и иных общественных движений, артикулирующих интересы определенных социальных слоев, профессиональных групп, сторонников известных лидеров и идей. Однако в отдельных случаях формирование партий подобного типа возможно и комбинированным путем – в результате соединения усилий элитарных кругов (парламентских комитетов, общественных комитетов в поддержку того или иного депутата и др.) и рядовых граждан (избирателей). Учитывая разнообразие форм деятельности, направленности и иных аспектов функционирования массовых партий, некоторые теоретики, в частности Ж. Блондель, выделяли среди них представительные партии западного типа, коммунистические и популистские.
И наконец, для строго централизованных партий характерным, по Дюверже, является превращение идеологического компонента в основополагающее, связующее эти организации начало. Для таких партий (к ним Дюверже относил коммунистические и фашистские) характерны наличие множества иерархических звеньев, строгая, почти военная дисциплина, высокая организованность действий, уважение и почитание политических вождей.
Из лекций:
По отношению к власти: правящие (которая контролирует исполнительную власть, у нас нет такой), опозиционные (кто у нас оппозиция непонятно), властвующие (когда у них нет оппозиции).
Партия власти - это партия, на которую опирается исполнительная власть. Это не только доминирующая партия, но и партии, которые мы не решаемся назвать оппозицией. Это партия, которая ориентируется на власть.
"Единая Россия" у нас партия власти - партия человека при власти. Это партия, которая создана для поддержки действующей политической власти, где бы она не концентрировалась. Для них важен не лидер, а собственно власть.
По основе власти партийных вождей: на вере в выдающиеся способности лидера, на престиже, на уставных правилах.
По анализу программных установок: революционные, реформистские, консервативные. Идеологические, патронажные (конкретные цели).
По социальной опоре: буржуазные, крестьянские, пролетарские и т.п.
Деление на левых правых и центр научно ценности не имеет.
Джованни Сартори анализировал, кто такие левые в современных демократиях, и доказал, что их нет.
Морис Дюверже делит партии на кадровые и массовые. Кадровые (лоры, дети лордов и те, на кого укажут лорды), члены партии в массовом количестве им вообще не нужны. Они являются "сезонными" -"спят" между выборами. Отсутствует жесткая партийная дисциплина, идеологический компонеот незначителен. "Разброд, шатание". Их ядро составляют авторитеты, финансисты (спосноры), организаторы.
Кокусные (кадровые) партии ориентированы на избирательный успех. Фундаментальные проблемы эти партии не интересуют, главное - чтобы за них голосовали!
Массовые политические партии появились позднее, они сформировались в связи с расширением избирательного права - представляли интересы тех социальных групп, которые раньше вообще не были представлены в парламенте.
Очень важный вопрос - финансирование партий. У нас им почему-то не интересуются. В кадровых политики сами оплачивали свою деятельность. С массовыми партиями сложнее - они вообще не регулировались законом, а значит не было фин. поддержки. Поэтому придумали взносы. - чем больше членов партии, тем больше маленьких взносов, тем больше бюджет! Поэтому членов партии должно быть много - вот и массовые партии. Чтобы люди вступали в партию - надо их в этом убедить => идеологическая обработка членов, регламентарованная процедура приема, строгая структура.
Постепенно граница между массовыми и кадровыми стала стираться. Кадровые партии стали имитировать массовость - "организационная зараза слева" (Дюверже).
"Организационная зараза справа" - массовые партии уменьшились, стали больше похожи на кадровые.
Модели партий:
1. Партия индивидуального представительства. Отдельные люди и их сторонники. У власти они руковоствовались собственной совестью.
2. Партии массовой социальной интеграции. Лидеры - как представители социальных общностей. 2.1.В неконкурентных системах (например, СССР) - партии тотальной массовой интеграции - партии подчинили себе все сферы жизни общества.
3. Народные партии "хватай всех". Это партия, объединяющая большинство населения страны. Это когда партии западных демократий утратили свой идеологический багаж. Начинается переход на гос. финансирование. Поэтому партии стали ближе к государству и дальше от общества.
В Америке профессия - фандрайзер - собирает деньги на избирательную компанию.
Партии-инкумбенты - находящиеся у власти.
4. Профессионально-электоральные партии. Появляются в них профессионалы: политологи, пиарщики, имиджмейкеры и т.п. - политтехнологи. Они готовы работать на любую партию, которая больше заплатит. Поэтому еще растут расходы! У нас расходы на это не ограничены, а ведь это бизнес, связанный с легитимацией политической власти!
Административный ресурс - исползование людьми, причастными к гос. власти, своих полномочий в личных избирательных целях. Это наиболее уродливое проявление общей тенденции прирастания партий к государству.
Партии стали менее антогонистичными в идеологическом отношении.
Партии становятся ближе друг к другу, чем каждая из них к своим избирателям. Партии объединяются в своеобразную картель, которая оберегает собственные позиции у власти.
5. Партия-бизнес-фирма. Примерно то же, что и предыдущие
28. партийные системы и их основные типы.
Сущность и разновидности партийных систем

Партийные системы представляют собой совокупность устойчивых связей и отношений партий различного типа друг с другом, а также с государством и иными институтами власти. Партийные системы противостоят апартийным, т.е. таким формам организации политической власти, где либо совсем не существует партийных объединений, либо их наличие имеет сугубо декларативный характер (как это было, например, в СССР, Албании, а сегодня также на Кубе, в Северной Корее).
К числу факторов, оказывающих наибольшее влияние на формирование партийных систем, относятся: характер социальной структуры общества, действующее законодательство (прежде всего избирательные законы) и социокультурные традиции. Например, в странах, где сложились значительные крестьянские слои, как правило, возникают аграрные партии. В странах же, где определяющую роль играет какой-либо один, например средний, класс, существуют предпосылки для создания системы с доминирующей партией. Если социальная структура общества пронизана полярными противоречиями между теми или иными стратами, то и партийная система будет иметь конфликтный характер, лишь подогревая напряженность общественных отношений. Но если социальные группы ориентируются на единую систему ценностей и идеалов, то и партийная система будет характеризоваться более мягкими формами межпартийных и партийно-государственных отношений.
Законы также могут влиять на характер партийных систем, накладывая, например, ограничения на деятельность немногочисленных партий, препятствуя допуску к выборам оппозиционных партий радикальной направленности, разрешая насильственные действия по отношению к нелегальным партийным объединениям. Там, где действуют избирательные системы мажоритарного типа (определяя одного победителя по большинству полученных голосов), как правило, формируются двухпартийные системы или системы с одной доминирующей партией. Пропорциональные избирательные системы, напротив, давая шансы на представительство в органах власти большему числу политических сил, инициируют создание многопартийных систем и партийных коалиций, облегчают возникновение новых партий.
В обществах с множеством экономических укладов, разнообразием культур и языков, многочисленными каналами и институтами артикуляции социальных, национальных, религиозных и прочих интересов, как правило, больше предпосылок для создания многопартийных систем. Именно последние, как показал мировой опыт политического развития, выступают наиболее оптимальной формой и одновременно условием демократического развития общества.
В зависимости от собственно межпартийных взаимоотношений характер партийных систем в значительной мере обусловливается типом тех вопросов («проблемных измерений»), которые становятся источником политических разногласий между ними, а также расстановкой политических сил, предопределяющей особенности борьбы отдельных партий за электорат. В настоящее время в науке, как правило, выделяют семь типов проблемных измерений, к которым относятся: культурно-этнические проблемы; противоречия между государством и церковью; городом и деревней; социально-экономические противоречия; проблемы, связанные с поддержкой режима; внешнеполитические и, на что специально обращает внимание Р. Инглхарт, распространение постматериальных ценностей.*

* См.: Голосов Г. В. Сравнительная политология. Новосибирск, 1995. С. 125.

Что касается межпартийных отношений по вопросам завоевания электоральной поддержки, то партийные системы складываются с преобладанием гетерогенной (означающей борьбу партий за различные сегменты электората) или гомогенной (выражающей их борение за одни и те же слои электората) конкуренции. В зависимости от характера межпартийной конкуренции содержание партийных систем формируется под влиянием:
различного типа смычек, т.е. краткосрочных объединений партий для решения строго определенных задач, когда главную роль берут на себя партийные элиты, а мнение рядовых членов не учитывается;
блоков, т.е. иерархических союзов, в которых взаимодействуют четыре вида партнеров: гегемоны, навязывающие всем остальным свои базовые ценности, интересы и цели; партии «второго плана», входящие в эти союзы, блоки на условиях лидеров; «партии-реле», еще более зависимые от основных «игроков» и придающие союзу более масштабный характер; «статисты», на чьи интересы практически не обращают внимания;
коалиций, т.е. долгосрочных объединений, сформированных на основе рациональных представлений о возможностях партнеров обеспечить выигрыш и предполагающих более равноправные отношения всех участников, а также других форм объединений партий, складывающихся как в период выборов, так и после них.
В зависимости не только от межпартийных, но и иных политических отношений партий (партийно-государственных, с группами давления, гражданским обществом и т.д.) партийные системы принято классифицировать прежде всего по качественным характеристикам этих связей, а также по количественному составу партий. Так, по числу действующих в стране партий выделяют следующие партийные системы:
однопартийные, внутри которых различают деспотические и демократические разновидности;
полуторапартийные, в которых действует коалиция, состоящая из доминирующей партии и близкой ей по взглядам, но менее популярной организации;
двухпартийные с двумя относительно равноценными по популярности конкурирующими партиями;
двух с половиной партийные системы, в которых наличие двух авторитетных партий сочетается с деятельностью посреднической, но одновременно альтернативной организации, играющей роль «третьей» силы, которая позволяет примирять этих двух противников;
многопартийной, с числом партий более трех.
У каждой из перечисленных типов партийных систем есть свои преимущества и недостатки. Так, опыт Японии, Сирии, Испании и ряда других стран свидетельствует в пользу преимуществ многопартийной системы с монопольно правящей партией. А политически стабильное развитие Нидерландов, Дании, Бельгии, Австрии и некоторых других государств говорит в пользу многопартийности без доминантной партии. Двухпартийная модель, установившаяся в США, Англии, Ирландии, Канаде, Австралии и некоторых других странах, предоставляет гражданам возможность выбора, правительствам – смены курса, обществу – стабильности, но одновременно затрудняет появление на политическом рынке новых партий. Если же она действует в обществах с разделенными базовыми ценностями, то практически доводит социокультурные противоречия до острейшего политического противостояния. Там, где «третья» партия все же может вносить существенные коррективы в установившийся политический порядок (т.е. отбирать значительную часть голосов у партий, которым отдают предпочтение 70-80% избирателей), в обществе складываются все предпосылки для устойчивой центристской политики.
Однако, несмотря на то, что сложившиеся в том или ином государстве партии легко подсчитать, количественный метод типологизации партийных систем несовершенен: демонстрируя численность партийных институтов, он не выявляет, сколько партий действительно включено в процесс принятия государственных решений. (Например, во Франции в избирательных кампаниях участвуют более 20 партий, в то время как реально правят одна-две, предпочитаемые обществом.)
Таким образом, типологизация партийных систем по качественным характеристикам деятельности партий является более предпочтительной. В связи с этим, учитывая характер правления, можно говорить о партийных системах, действующих в демократических и авторитарных государствах, о партиях, различающихся по идеологическим основаниям. Наряду с устоявшейся типологизацией (исламские, буржуазно-демократические и другие системы), итальянский политолог Дж. Сартори дает более сложную классификацию, основанную на идеологической дистанции («полярности») между партиями. По его мнению, существуют семь типов партийных систем, размещающихся между полюсами: «однопартийной» (моноидеологической) системой и «атомизированной» (идейно разнородной). К промежуточным типам он относит системы с «партией-гегемоном», «доминирующей партией», «двухпартийные», «ограниченного плюрализма» и «радикального плюрализма», которые выражают степень развития и варианты идеологического плюрализма в деятельности одной или нескольких партий. Сартори считает, что появление пяти и более партий создает «крайнюю многопартийность», опасную для существования государства.
Практика показала, что не существует единого стандарта в оценках эффективности тех или иных партийных систем, хотя важнейшим основанием сопоставления их деятельности считается обеспечиваемая политической системой чуткость к социальным запросам и нуждам населения, возможность включения в процесс принятия решений как можно большего числа властно значимых интересов граждан, способность населения к демократическому контролю за деятельностью правящих элит.

29 политические партии в современной России
Политические партии современной России
Процесс образования современных партий и общественно-политических движений в России фактически начался в 1989-1990 г.г. в ходе подготовки и проведения выборов на демократической, альтернативной основе. С принятием новой редакции ст.6 Конституции СССР (1990) и вступлением в силу с 1 января 1991г. Закона СССР “Об общественных объединениях” политические партии получили официальное право на свое существование и деятельность. В конце 90-х г.г. Министерством Юстиции Российской Федерации было зарегистрировано более 90 политических партий. Кроме того, существовало, да и до сих пор существует, множество мелких незарегистрированных партий, партий-однодневок.
В конце концов, возникла необходимость упорядочить партийную систему, определить четкие критерии для государственной регистрации политической партии.
I . Закон о политических партиях.
Федеральный Закон “О политических партиях” вступил в силу в июле 2001г. Мы рассмотрим некоторые положения, определяющие правила формирования и функционирования политической партии.
“Политическая партия,- говорится в Законе, - это общественное объединение, созданное в целях участия граждан Российской Федерации в политической жизни общества посредством формирования и выражения их политической воли, участия в общественных и политических акциях, в выборах и референдумах, а также в целях представления интересов граждан в органах государственной власти и органах местного самоуправления” (ст.3.1).
Политическая партия должна отвечать следующим требованиям: она должна иметь региональные отделения более чем в половине субъектов РФ, при этом в субъекте должно быть только одно региональное отделение данной партии; в политической партии должно состоять не менее 10 тысяч членов, при этом более чем в половине субъектов в региональном отделении – не менее 100 членов (в остальных – не менее 50 членов); руководящие и иные органы политической партии должны находиться на территории РФ (ст.3.2).
Основные цели политической партии: формирование общественного мнения; политическое образование и воспитание граждан; выражение мнений граждан по любым вопросам общественной жизни; выдвижение кандидатов на выборах в законодательные (представительные) органы государственной власти и органы местного самоуправления, участие в выборах указанных органов и в их работе (ст.3.4).
В наименовании политической партии могут использоваться слова “Россия”, “Российская Федерация”. Запрещается использовать наименование политической партии, оскорбляющее расовые, национальные или религиозные чувства, а также использование органов государственной власти и местного самоуправления. Общественные объединения, не являющиеся политическими партиями, не могут использовать в своем наименовании слово “партия” (ст.6).
Политическая партия может иметь свои эмблему или символы. Символика политической партии не должна совпадать с государственной символикой РФ, субъектов РФ, муниципальных образований, символикой иностранных государств. Запрещается использовать символику, оскорбляющую или порочащую государственную символику – флаги, гербы, гимны, а также религиозные символы (ст.7).
Запрещается создание и деятельность политических партий, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности РФ, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной или религиозной розни. Не допускается создание политических партий по признакам профессиональной, расовой, национальной или религиозной принадлежности. Структурные подразделения политических партий создаются и действуют только по территориальному признаку (ст.9).
Вмешательство органов государственной власти и их должностных лиц в деятельность политических партий, равно как и вмешательство политических партий в деятельность государственной власти и их должностных лиц не допускается. Не допускается использование преимуществ своего должностного положения в интересах своей партии; госчиновники не могут быть связаны решениями своих партий (ст.10).
Политическая партия и её региональные отделения подлежат государственной регистрации (ст.15).
Политической партии может быть отказано в государственной регистрации в случае нарушения или не выполнения ею установленных данным Законом правил (ст.20).
Законом предусмотрены правила внутреннего устройства партии (Гл.5); права и обязанности политической партии (Гл.5); государственная поддержка политических партий (Гл.6); государственное финансирование политических партий (Гл.7).
Законом определён порядок участия политических партий в выборах и референдумах (Гл.8).
Подробно рассматриваются порядок и правила приостановления деятельности и ликвидации политических партий (Гл.9).
II. Политический спектр России.
К декабрю 2002г. в стране насчитывалось около 40 политических партий, зарегистрированных в Минюсте, и свыше 60 общественно-политических движений, претендующих на получение статуса “политическая партия”. Таким образом, в России формируется многопартийная система.
Современная политология выделяет множество взаимо-переплетающихся типов партий по самым различным признакам:
а) по характеру функционирования: кадровые и массовые;
б) по характеру политического поведения в обществе: демократические и тоталитарные;
в) по месту в политической системе: правящие и оппозиционные;
г) по взглядам на характер развития общества: эволюционные, реформистские, радикалистские;
д) по идеологическим направлениям: правые (консерваторы, либералы и др. и левые (социалисты, коммунисты и др.).
На наш взгляд, анализируя политическую реальность в современной России, можно предложить некий интегральный подход к определению места политических партий в политическом спектре России. Суть его заключается в отношении партий к политическому режиму (либерально-авторитарный?).
Политический спектр России можно представить следующим образом.
ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ

ЛЕВЫЕ
ПРАВЫЕ

крайне левые (левые
радикалы)
умеренные левые
ЦЕНТРИСТЫ
правые
крайне правые (правые
радикалы)



левый центр
правый центр



К центристским партиям относятся:
К правому центру – Всероссийская партия “Единство и Отечество” – Единая Россия. Данная партия была создана (2001г.) в результате объединения “Единства”, “Отечества”, а затем “Вся Россия”, которые принадлежали к одному – центристскому направлению. В ноябре 2002г. председателем Высшего совета партии был избран Б.Грызлов (а где же политики, стоявшие у истоков создания партии – Лужков, Шанцев, Шойгу? “Мавр сделал свое дело”).
“Единая Россия” и ее союзники по правоцентристскому блоку – думские депутатские группы – “Народный депутат”, “Регионы России (электорат – ок. 50%) проводят линию на поддержку политики Президента и Правительства РФ. Руководство “Единой России ” намерено объявить себя партией власти. Надо сказать, желающих “нести бревно” вместе с В.Путиным становится все больше. К концу года планируется принять миллион. Прием весьма упрощен: чтобы вступить в “ЕР” достаточно заполнить анкету, приложить фотографию и отправить в Москву. Там стоит специальная машина, со скоростью 100 тыс. штук “пекущая” партбилеты нового образца. В ее рядах вынашивается предложение пригласить В.Путина на роль своего лидера. Однако, как заметил сам В.Путин, чтобы объявлять себя партией власти, много ума не нужно. Если “Единая Россия” желает стать действительно цивилизованной правящей партией, то ей еще предстоит уточнять свое место в российском идейно-политическом спектре.
К левому центру – партии социалистического, социал-демократического толка. Их лидеров можно назвать социально-ориентированными умеренными реформаторами. Ряды левоцентристов пополняются, главным образом, за счет “отпочкования” от Национального патриотического фронта, возглавляемого КПРФ, т.е. идет процесс “поправения” некоторых организаций (например, социалистическая партия “Россия” – лидер Г.Селезнев, “Аграрная партия России” – лидер Лапшин, при этом думская фракция АПР во главе с Харитоновым остается в союзе с КПРФ и др.). Левоцентристские партии лояльны к политическому режиму. В силу разобщенности этих партий их влияние на электорат слабое.
Все партии, находящиеся левее и правее центра – это партии в той или иной степени оппозиционные по отношению к политическому режиму.
Крайне левые – ВКПБ (Нина Андреева), РКРП (В. Тюлькин), Национально-державная партия России (С.Терехов), КПТР (В. Анпилов) и др. Указанные партии резко отрицательно относятся к существующей власти. На митингах они призывают к радикальному изменению общественно-государственного строя в стране. Судя по тому, что никто из них не в состоянии преодолеть 5% барьер на выборах в Госдуму, электоральная база у них слабая. (Это преимущественно маргинальные слои населения.)
К умеренным левым относятся КПРФ (Г. Зюганов) и ее союзники по национально-патриотическому фронту. Электоральная база у них значительная и устойчивая – до 30%. Социальная опора у КПРФ – часть рабочего класса, крестьянства, интеллигенции, пенсионеры.
Отношение к существующему режиму в стране выражено в Программе следующими словами: “В стране утвердился режим национальной измены, который разрушает отечественную экономику, духовность, государственность, ведет к утрате национальной безопасности России, превращается в национальный придаток мирового капитала.”
Правый фланг российского политического спектра в настоящее время представлен следующими либеральными политическими силами: движение “Выбор России”, Демократическая партия России (ДПР) (лидер М.Н. Прусак), Партия экономической свободы (ПЭС) (лидер Боровой), партия “Развитие предпринимательства” (лидер И. Грачев), Республиканская партия России (РПР), “Либеральная Россия” (сопредседатели: С. Юшенков, В. Похмелкин, Б. Золотухин, Г. Сартан), Союз правых сил (СПС) (председатель Федерального политсовета – Б.Немцов, сопредседатели: И. Хакамада, С. Кириенко, Е. Гайдар, А. Чубайс), Российская демократическая партия “Яблоко” (РДП “Яблоко”) и др. Из них наиболее крупными и влиятельными политическими силами являются СПС и РДП “Яблоко”.
Социальную базу России российского либерализма составляют два различных слоя: во-первых, “старый” (советский) средний класс – слой научной и технической интеллигенции: врачи, учителя; во-вторых, “новый” средний слой, связанный с частным сектором экономики – крупные и средние бизнесмены, директорский корпус, крупная столичная интеллигенция и творческая элита.
Электоральная база либерального крыла – ок. 15%.
В отношении Президента и правительства “Яблоко” и СПС проводят политику селективной поддержки их либеральных по духу инициатив и критики действий, являющих собой отступлений от либерализма. При этом “Яблоко” более отстраненно и более критично по отношению к власти, чем СПС.
Крайне правые позиции занимают политические организации, ориентирующиеся на явно прозападный курс развития России (например, ДС – В. Новодворская). Отношение к политическому режиму, как, впрочем, и у крайне левых, резко отрицательное.
 
III. Сравнительный анализ Программ ведущих политических сил.
Ведущую роль в политической жизни России в настоящее время играют коммунисты, бюрократы (центристы) и демократы.
Это противоборствующие силы и, следовательно, в их программных документах по-разному оцениваются политические, экономические и социальные аспекты жизни общества. Рассмотрим некоторые из них.
Главные ценности.
“Единая Россия”: свобода, закон, справедливость и согласие (однако, в дальнейшем понятие “свобода” как бы “исчезает” из Программы).
КПРФ: народовластие, справедливость, равенство, патриотизм, ответственность гражданина перед обществом и общества перед гражданином, единство прав и обязанностей человека, социализм и в будущем коммунизм.
Демократы: свобода личности, право частной собственности, конкурентная рыночная экономика и др.
2.Отношение к государству.
“Единая Россия” – “сильное государство”. Первым приоритетом в данной сфере названа “сильная президентская власть”. Весьма показательны также формулировки о “сотрудничестве всех ветвей власти” и о “повышении политической ответственности депутатов всех уровней”. Слово “демократия” не употребляется, напротив, авторитаризма и тоталитаризма.
КПРФ – на смену действующего правительства должно прийти правительство национального спасения. В последующем, с приходом к власти образовать правительство народного доверия подотчётное высшим представительным органам власти страны (Советам).
Демократы – демократизация политической системы, т.е. при наличии необходимой общественной поддержки партии должны возможность проводить соответствующий политический и социально-экономический курс. Возможность наличия правящей партии (как на Западе).
3.Экономический раздел.
“Единая Россия” - подчёркивается роль государства в обеспечении законности и честной конкуренции. Качество управления госсобственностью. Приоритет – высокотехнологичной отрасли, науки и промышленности. Нет упоминания о частной собственности! Раздел слабый.
КПРФ – государственное регулирование экономическими процессами. Восстановление общенародной, либо коллективной собственности. Недопущение частной собственности на землю. Монополия внешней торговли на стратегически важные товары.
Демократы – частная собственность, конкурентная рыночная экономика. Среди либералов есть разногласия: СПС ориентирована на ортодоксальный либерализм XIX века, отрицающий какую-либо роль государства в экономике и не имеющий в числе своих целей социальное государство; “Яблоко” ориентировано на обновлённый либерализм XXIвека, признающий ответственность государства за создание общества равных возможностей и предотвращение “провалов рынка”; один из приоритетов “Яблока” - социальное государство.
4. Социальный раздел.
“Единая Россия” - сильная социальная политика, высокая степень социальной защиты, эффективная система социальных гарантий. Но на первом месте среди приоритетов фигурирует вполне либеральный: “формирование условий, в которых большинства населения будет способно самостоятельно решать свои социально-экономические проблемы”. (Т.е. отказ от излишеств государственного патернализма.)
КПРФ – принятия законов о занятости и борьбе с безработицей, обеспечение на деле реального прожиточного минимума; возврат гражданам гарантированные социально-экономические права на труд, отдых, жилище, бесплатное образование и медицинское обслуживание, обеспеченную старость; стабилизация и снижение цен на основные виды товаров и услуг и т.д.
Демократы – здесь позиции СПС и “Яблока” значительно расходятся. В политической декларации СПС в качестве одной из главных угроз “новому российскому капитализму” обозначается “социальное иждивенчество – несовместимое со свободой”. Согласно декларации, “государство обязано поддерживать слабых – стариков, обездоленных, детей, инвалидов, жертв воин, природных и техногенных катастроф. Этот список исчерпывающий”. Характерно, что в этом списке нет больных, безработных, беременных женщин, матерей-одиночек и т.д. Получается, что СПС отказывает в этом праве системам обязательного социального страхования (кстати, существующим во всём цивилизованном мире).
“Яблоко” считает, что такая политика ведёт к перемещению за черту бедности огромной части российского общества. “Яблочники” - огородники современных европейских либералов, для которых фундамент свободного общества не может быть построен без создания механизмов социальной поддержки для тех, кто лишён доступа к рыночному распределению благ.
Таким образом, если СПС является сторонником “американской”, то “Яблоко” - “европейской” моделей социально-экономического развития.
Возможная перспектива совершенствования партийной системы?
Некоторые политики и политологи считают, что если в Госдуме пройдёт поправка об увеличении проходного барьера при следующих думских выборах с 5% до 7,5% (а сначала “замахнулись” на 12,5%), то возможно в неё попадут представители только двух партий – КПРФ и “Единой России” (это в том случае, если правые партии не объединятся, т.к. в настоящее время соцопрос показывает: “Яблоко” - 6%, СПС – 5%, Либеральная Россия – 0%). Это уже будет двухпартийная система. 
30. понятие и функции групп интересов
Понятие групп интересов

Понятие «группы интересов» характеризует совокупность политических институтов, опосредующих отношения граждан с государством. Теоретически место и роль групп интересов были обоснованы в XIX – начале XX вв. в трудах английских философов и экономистов, которые рассматривали группу как специфическую единицу общества. Американский ученый А. Бентли в книге «Процесс управления» (1908) уточнил эти представления, трактуя группы интересов уже как определенные объединения, «количество которых ограничено только одним показателем – интересами, ради которых они созданы и действуют».* Тем самым группы интересов стали рассматриваться в контексте системы принятия решений, процесса формирования государственной политики.

* Benfley A. The Process of Government. N.Y., 1967. P. 222.

В настоящее время в научной мысли группы интересов все же изредка отождествляются с социальными общностями и трактуются, по мнению Ж. Мейно, как объединения граждан, занимающие такое место в обществе, которое затрагивает интересы других субъектов со сходными требованиями. Но все же большинство ученых проводит различия между социальными группами и ассоциациями индивидов, которые ставят своей целью оказание влияния на правительство способами, наиболее отвечающими интересам этого объединения (Р. Доуз).
Учитывая доминирующие в политической науке подходы, группы интересов можно определить как по преимуществу добровольные объединения, приспособленные или специально созданные людьми для выражения и отстаивания своих властно значимых интересов в отношениях с государством, а также другими политическими институтами. Эти политические ассоциации, будучи посредниками в отношениях государства с населением, представляют интересы социальных, национальных, региональных и прочих человеческих общностей и служат формой коллективных действий их членов.
Группы интересов являются одним из основных каналов политической активности граждан. Чем шире представительство социальных потребностей группами интересов, тем разностороннее связь между обществом и государством, тем гибче властные институты реагируют на социальные запросы населения, а люди обладают большим влиянием на политические решения.
Многообразные группы интересов обладают широким набором ресурсов для воздействия на власть, для доведения нужд и запросов населения до лиц и органов, принимающих политические решения. В качестве таких ресурсов могут выступать их экономические и финансовые возможности, информация или опыт политического участия их членов, организационные структуры и т.д. В зависимости от характера той или иной политической системы группы интересов, последние обладают тем или иным весом при принятии управленческих решений. Те же группы интересов, которые, используя свои ресурсы, имеют возможность поддерживать постоянные связи с правительством, чаще всего становятся органической частью механизма управления обществом. В противоположность этому «заявки» на власть от групп интересов, транслирующих радикальные и экстремистские требования, обладают разрушительным действием для системы политического управления обществом.
В целом же действие разнообразных групп интересов способствует усложнению строения политической системы. Их деятельность стимулирует возникновение партий (особенно мелких) и нарастание фракционности в этих политических институтах; дифференциацию функций органов государственного управления и рационализацию их организационного строения; обогащение системы международных отношений и т.д. Как указывал крупный американский ученый Д. Трумэн, по мере специализации различных общественных сфер в социуме автоматически возникают новые группы интересов. В свою очередь, их существование стимулирует возникновение «контргрупп», а их взаимные контакты и связи способствуют балансировке общественных отношений. Так что сужение поля действия групп интересов, создание препятствий для граждан при образовании этих ассоциаций ужесточают режим правления, изолируют правящую элиту от населения и создают предпосылки для снижения эффективности государственного управления и дестабилизации политических порядков.
Соответственно занимаемому ими месту в политической сфере группы интересов выполняют функции артикуляции и агрегирования социальных интересов. В процессе их осуществления группы интересов доносят до органов власти сведения о состоянии той или иной проблемы в общественной жизни, транслируя во власть общественные настроения и мнения общественности. Выражая точку зрения какой-то части населения на определенную проблему, группа интересов дает государственным органам возможность проводить более эффективный политический курс, отвечающий реальным потребностям граждан и изменяющийся в соответствии с ситуацией.
Выдвигая политические требования и поддерживая конкретных деятелей в правительственных и иных структурах, группы интересов обладают определенной возможностью предлагать своих членов для работы в государственных органах, влиять на отбор кадров, участвующих в процессе принятия решений. Тем самым они выполняют и функцию формирования политических элит, властных структур общества.

Из лекций:
Девид Трумэн: группы интересов - это любые группы, которые на основе одной или некольких резделяемых ими позиций выдвигают требования к другим группам общества, с целью провозглашения, обеспечения или усиления способов действия, соответствующих этим позициям.
Но это не просто собрание людей, это собрание людей, отстаивающих свой интерес!
Группа интересов образуется тогда, когда люди стремятся влиять на процесс принятия решений в необходимом для них направлении, но не стремятся контролировать эту власть. В этом их принципиальное отличие от политических партий.
У Алмонда они выполняют функцию артикулирования интересов (формулирования).
31 типология групп интересов
Типология групп интересов

В зависимости от целей и методов презентации социальных интересов, используемых ресурсов и способов влияния на власть, а также других параметров своей деятельности группы интересов существенно различаются друг от друга. Так, среди многочисленных классификаций можно отметить разделение групп интересов по характеру деятельности на одноцелевые (складывающиеся и существующие только в связи с достижением определенной цели) и многоцелевые (чья деятельность не ограничена спецификой отдельных задач). С подобной классификацией тесно связана и типология французского политолога М. Дюверже, выделявшего специальные (занимающиеся только политической деятельностью) и частичные (выполняющие более широкий круг социальных функций, связанных с организацией бизнеса и т.д.) группы интересов.
Весьма распространено деление групп интересов по территориальным признакам (группы, формирующиеся и действующие только в определенных регионах), уровню и масштабам деятельности (например, группы давления, действующие в центральных или местных органах власти). С точки зрения численности Т. Дай и Р. Зиглер выделяют массовые группы, способные достигать символического успеха, а также малочисленные группировки, благодаря своей сплоченности способные упорно добиваться целей и «изматывать соперников». Принимая во внимание страновую принадлежность групп интересов, можно говорить о действующих при исполнительных и представительных государственных органах группах интересов, выражающих интересы как отечественных слоев населения, так и зарубежных, а также интересы мировых экономических и финансовых центров и прочих общностей и объединений.
Среди более сложных, систематизированных классификаций групп интересов, использующих комплексные критерии, можно назвать типологию, выделяющую их анемические, институциональные, ассоциативные и неассоциативные разновидности. Так, анемические группы – это объединения, возникающие стихийно в результате спонтанной реакции на ту или иную ситуацию (например, образование толпы, проведение демонстрации). По мысли западного политолога П. Шарана, их прежде всего отличает отсутствие постоянных организованных действий, нерегулярность включения в политические отношения с государством. Их внутренняя структура, как правило, неустойчива и нередко формируется как бы заново, без сохранения преемственности с прежними формами организации. Недостаточность же организационных возможностей не только снижает эффект их деятельности, но и предопределяет их практически постоянное стремление к использованию силы.
В противоположность анемическим институциональные группы – это формальные объединения с определенной организационной структурой, устоявшимися функциями и профессиональным кадровым аппаратом. Их целенаправленная деятельность более эффективна. Однако группы данного типа (например, административные органы церкви, армии, представительства автономий в федеральных центрах и др.) не являются специализированными политическими структурами и, как правило, приспосабливают свои структуры, созданные для других целей, к осуществлению влияния на власть.
Источником возникновения неассоциативных групп выступает неформальное и недобровольное объединение людей на родственной, религиозной, социокультурной основе (научные и студенческие общества, религиозные секты). Их деятельность, как и деятельность анемических групп, непостоянна, плохо структурирована и не всегда эффективна.
Ассоциативные группы представляют собой добровольные объединения, специализирующиеся на представительстве интересов и нацеленные на решение политических задач (профсоюзы, предпринимательские ассоциации, движения за гражданские права). Их организационная и кадровая структура, порядок использования финансовых средств стимулируют достижение специальных целей. Органично встроенные в политическую систему, они обладают наибольшей результативностью.
Известный теоретик У. фон Алеманн предложил классифицировать группы интересов по сферам их деятельности. По этому признаку он выделял ассоциации, представляющие организованные интересы: в экономической сфере и в мире труда (предпринимательские объединения, потребительские союзы, профсоюзы и др.); в социальной сфере (объединения защиты социальных прав, благотворительные общественные союзы, группы самопомощи и т.д.); в сфере досуга и отдыха (спортивные союзы, кружки для общения и хобби и т.д.); в сфере религии, науки и культуры (церкви, секты, научные ассоциации, клубы по искусству и т.п.); в общественно-политической сфере (правозащитные объединения, экологические, феминистские и др.). Такой тип классификации не только специализирует, но и расширяет сферу деятельности групп как политических ассоциаций.
Иной подход предложил американский теоретик Р. Скиллинг, который дифференцирует группы интересов по их участию в процессе принятия решений. Соответственно он считает необходимым выделять: правящие фракции (группировки, оказывающие наиболее сильное влияние на принятие решений), официальные (олицетворяющие носителей формальных статусов), бюрократические структуры (образующиеся в аппарате власти), интеллектуальные группы (объединяющие носителей доктрин), социальные группы (объединения граждан) и группы общественного мнения (носители определенных оценок и позиций).
32. условия, формы и методы политической активности групп интересов
Методы (формы активности) групп интересов:
а) методы убеждения: открытые, скрытые методы, лоббирование, прямое давление на органы власти, на чиновников, пропаганда, кампании в средсвах массовой информации, публичные акции (митинги, демонстрации), привлечение авторитетных людей.
б) методы принуждения: насильственные дейстия, мятежи, террористические акты, угрозы. К этим методам прибегают структуры, которые не вписаны в существующие элитные группы, у них нет отлиженных каналов взаимодействия с властью, или это маргинальные группы. Методы принуждения могут быть законными и незаконными (забастовка, демонстрация в разных режимах). Насильственные методы - как правило - попытка обеспечить доступ незаконных формирований к власти.
Через какие каналы действют группы интересов? - а) напрямую; б) через общественное мнение; в) через политические партии.
Группы продвижения предпочитают обращаться к общественному мнению.
Органы власти могут сами настраивать каналы непосредственного взаимодействия с группами интересов, если они в этом заинтересованны. Фазы взаимодействия групп интересов с властью: предпарламентские (мнение доводится до принятие государственных решений в т.ч. через трехсторонние комиссии в паламенте) - парламентския (тут действуют группы интересов, лоббизм, через политические партии, через информационные каналы).
Лоббизм - практика реализации интересов различных групп гарждан путем целенаправленного возлействия как на законодательную так и на исполнительную власть. Техники лоббирования: персональные связи с лицами, задействованными в политической системе.
В советское время: способы "порешать проблемы", професиональные "толкачи" в госплане. Все, что было в СССР, осталось у после: люди все делали как привыкли, как раньше. Отличались, в основном, только транснациональные корпорации, где свои вобственные внутренние порядки.
В постпарламентской фазе - осуществление принятых решений. Но и там еще можно вмешаться и исказить изначальный замысел до неузнаваемости.
Некоторые ученые считают, что сегодняшние партии - один из видов групп интересов. Границы почти стерлись.
Реализация групповых интересов - одна из важнейших функций политических партий.
Один из вариантов: принцип деятельности группы интересов - отказ от поддержание какой-либо партии. Могу они поддерживать то одну, то другую партию в зависимости от контекста (позиции партий в данный момент). Пример: профсоюзы в США поддерживают тех, кто поддерживет их.
Идеологически привержены одной партии колотеральные группы - они "колеблются вместе с линией партии". Профсоюзы в Европе поддерживают левые партии.
Группы интересов могут и сами создать партию. Не обязательно "материнская" организация исчезает, но иногда бывает и так: профсоюз "Солидарность" в Польше стали партией, а в Англии группа создала партию Лейбористов, но и сама сохранилась. Момент: когда группа интеерсов начинает бороться за власть.
Через общественное мнение. Ключевое звено - СМИ. Это могут себе позволить группы интересов, которые имеют широкую поддержку среди начеления. Некоторые группы интересов создают собственные СМИ.
Эффективность действия групп интересов зависит от политического режима. Также важен уровень легитимности самой группы. Не всякие интересы общество готово поддержать. У нас интересы бизнеса не легитимны. В Америке - Дженерал Моторс - "пророс в общество" (акционеры, сотрудники).
Эффективность тех санкций, которые может провести группа, претворяющая в жизнь свои интересы. Зависит от интеграции в общество, от экономической ситуации.
Немаловажный фактор эффективноти - ресурсы, которыми располагает группа. Ресурсы - это не только деньги, но и количество людей, хорошая организация группы, "связи" членов группы - институт "вращающихся дверей", на западе это часто запрещено, у нас - процветает.
Модели взаимодействия групп интересов с органами власти:
а) Плираюлистическая. Много разных групп, которые продвигают свои интересы. С другой стороны есть государство, которое прислушивается к этим группам. Всегда есть опасность, что вокруг министерства создастся привилегированная группа. Со стороны властей есть желание налаживать диалог с обществом. Люди могут состоять одновременно к разным организациям, которые не вступают в антогонистические конфликты.
б) Неокорпоративизм. 70-е годы. В некоторых странах западной Европы сложилась ситуция, когда бОльшее значение, чем парламентское представительство, стало играть функциональное представительство - взаимодействие групп интересов непосредственно с органами власти. Вообще эта идея древнее парламентского представительства, оно было уже в средневековье, где каждый член общества был членом какой-либо корпорации. "Представительство снизу" - это такая идея, но на деле получилось совсем наоборот: это получилась эффективная система корпоративного государственного управления (в т.ч. в фошистских странах) - это неокорпоративизм = либеральный корпоративизм = соцоитальный корпоративизм.
Парламентское представительство остается, государство имеет выбирать, с какими группами ему иметь дело, а с какими нет: оно может кому-то помочь, а кому-то помешать. Это "трипартизм"
в) Олигархический корпоративизм. Государство поддерживает несколько групп интересов, другие группы интересов просят не беспокоиться. Группы интересы - продукт целенаправленной деятельности государственных структур, с которыми они потом вступают в привелигированные отношения. Это "бипартизм": взаимодействие строится не публично, закрыто.
33. Лоббизм как политическое явление.
Лоббизм - практика реализации интересов различных групп гарждан путем целенаправленного возлействия как на законодательную так и на исполнительную власть. Техники лоббирования: персональные связи с лицами, задействованными в политической системе.
Лобби
·зм ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] lobbyism, от [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] lobby  кулуары)  давление на парламентариев путём личного или письменного обращения либо другим способом (организации массовых петиций, потока писем, публикаций, подкупом) со стороны каких-либо групп или частных лиц, цель которого  добиться принятия или отклонения законопроекта.
Лоббизм' (то же что и "лоббирование") – институт политической системы, представляющий собой процесс по продвижению интересов частных лиц, корпоративных структур (а также представляющих их профессиональных лоббистских фирм и общественных организаций) в органах государственной власти, с целью добиться принятия выгодного для них политического решения. ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].)
В современном демократическом обществе существует множество различных добровольных объединений людей ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]), стремящихся довести свои требования до властных структур. Одни из них используют экономические рычаги, другие действуют менее заметно  в коридорах власти. Наиболее распространённой формой воздействия этих организованных (групп интересов) на органы власти является лоббирование.
Специфический институт политической системы, механизм влияния частных и общественных организаций на процесс принятия решений органами государственной власти по вопросам внутренней и внешней политики.

Сегодня лоббизм делится на формальный (законодательно регулируется и разведён, т.о., с коррупцией) и неформальный. Лоббизм связан с развитием партийной системы и корпоративизма, но обратной связью.
34. Понятие, структура и основные компоненты политического процесса. 
политический процесс представляет собой совокупность всех динамических изменений в поведении и отношениях субъектов, в исполнении ими ролей и функционировании институтов, а также во всех иных элементах политического пространства, осуществляющихся под влиянием внешних и внутренних факторов.

Иными словами, категория «политический процесс» фиксирует и раскрывает ту реальную смену состояний политических объектов, которая складывается как в соответствии с сознательными намерениями субъектов, так и в результате многообразных стихийных воздействий. В этом смысле политический процесс исключает какую-либо заданность или предопределенность в развитии событий и делает акцент на практических видоизменениях явлений. Таким образом, политический процесс раскрывает движение, динамику, эволюцию политических явлений, конкретное изменение их состояний во времени и пространстве.

Общий политический процесс протекает в 3-х известных формах: эволюция, революция и кризис. Эволюция – форма, означающая постепенные изменения политической системы страны. Революция – это коренной поворот в жизни общества, в ходе которого происходит смена государственной власти и господствующих форм собственности. Политический кризис – потеря властными структурами контроля над развитием оострившихся противоречий, ослабление политических институтов, слабая управляемость экономики и других сфер, нарастание недовольства в обществе и т.д.
Элементы структуры частного политического процесса: причина (или причины) его возникновения объект субъект цель средства, методы, ресурсы, исполнители процесса


35 понятие и этапы развития политических конфликтов

Конфликт – один из возможных вариантов взаимодействия политических субъектов. Однако из-за неоднородности общества, непрерывно порождающего неудовлетворенность людей своим положением, различия во взглядах и иные формы несовпадения позиций, как правило, именно конфликт лежит в основе изменений поведения групп и индивидов, трансформации властных структур, развития политических процессов. Как источник политического процесса конфликт представляет собой разновидность (и результат) конкурентного взаимодействия двух и более сторон (групп, государств, индивидов), оспаривающих друг у друга распределение властных полномочий или ресурсов.
В принципе конфликт представляет собой один из возможных вариантов взаимодействия политических субъектов. Однако из-за неоднородности общества, непрерывно порождающего неудовлетворенность людей своим положением, различий во взглядах и иных формах несовпадения позиций чаще всего именно конфликт лежит в основе изменений поведения групп и индивидов, трансформации властных структур, развития политических процессов. Как технологически измеряемая величина конфликт есть разновидность (и результат) конкурентного взаимодействия двух и более сторон (групп, государств, индивидов), оспаривающих друг у друга властные полномочия или ресурсы.
Несмотря на определенные разногласия, специа-листы-конфликтологи, как правило, в качестве основополагающих элементов конфликта выделяют следующие:
источник (предмет) конфликта, выражающий существо разногласий между участниками спора;
повод, характеризующий конкретные события, которые послужили началом активных действий сторон по отстаиванию своих интересов, целей, позиций в отношениях с конкурентом;
стороны конфликта, подразумевающие численность субъектов, непосредственно и косвенно участвующих в оспаривании властных статусов и ресурсов в сфере политики;
восприятие и позиции субъектов, раскрывающие их цели в конкурентном взаимодействии, отношение к контрагентам, восприятие конфликта и иные субъективные характеристики поведения сторон;
средства конфликта, характеризующие типичные применяемые сторонами ресурсы, способы, приемы во взаимодействии друг с другом;
характер конфликта, раскрывающий наиболее типичные отношения конкурирующих сторон, жесткость или пластичность занимаемых ими позиций, способность к модификации предмета спора, вовлечение посредников и т.д.
Пошаговая этапизация конфликта

Учитывая разнообразие встречающихся в политике конфликтов, а также то, что действия по налаживанию контроля и управления ими нередко встречают сопротивление сторон (что не позволяет, к примеру, начинать управление конфликтом с установления норм, которые могут не признаваться его отдельными участниками), более оптимальным является выделение этапов с точки зрения обозначения универсальных задач, решение которых будет последовательно увеличивать возможности сознательного воздействия на весь этот процесс. Тем самым и технологии контроля и управления конфликтами приобретут более специализированный и предметный характер, будут определяться постановкой комплексных задач, учитывающих как специфику каждого этапа в целом, так и более узкие, специализированные цели, которые ставятся отдельными субъектами на каждом этапе в отдельности. Поэтому в науке могут разрабатываться технологические модели поведения лидеров, правительств, государств и прочих субъектов управления конфликтами не только применительно ко всем (или отдельным) этапам их протекания (например, предложенная М. Брегером «трехпериодная модель» деятельности правительств в условиях международного кризиса), но касающиеся и отдельных сторон или аспектов их деятельности внутри каждого из этапов (в частности, тактика переговорного процесса).
С этой точки зрения можно выделить этапы возникновения, развития и окончания политических конфликтов. При таком понимании этапов протекания последних они предполагают согласование действий субъекта управления конфликтом со спецификой политических процессов, учет времени и обстоятельств, в которых протекают конфликты, отражение культурно-исторических и цивилизационных особенностей политического развития страны (региона, субъекта), корреляцию с психическими чертами действующих лиц.
На этапе возникновения конфликта о зарождении конкурентных отношений свидетельствует формирование атмосферы напряженности между оппозиционными сторонами, которая подтверждает наличие определенного предмета спора и несовпадение позиций политических субъектов. На этом этапе пружина конфликтного взаимодействия еще сжата и контуры будущего развития противоречия могут только угадываться.
Таким образом, главная задача субъекта, стремящегося контролировать или управлять течением этого конфликта, – вскрыть его подлинные причины (и истинные цели, преследуемые его участниками). Сложность такого анализа в значительной степени усугубляется частым стремлением сторон скрыть, замаскировать настоящие причины противоречия с оппонентом (нередко это вызывается желанием использовать не вполне законные методы для реализации своих интересов или опасением, что обнародование причин спора вызовет негативную реакцию общественности).
Отыскивая подлинные причины конфликтных отношений, субъект управления конфликтом должен уметь отличать их от повода, толчка к началу событий (например, недовольство социально-экономическим курсом властей со стороны оппозиции и начало проведения ею акций протеста в ответ на конкретные действия правительства, воспринятые как угроза своему существованию). Правильный анализ позволяет не только выявить источник политического напряжения, но и предотвратить возможный «отрыв» конфликта от его первоначальных причин и переключение активности сторон на новые политические цели, консервирующие прежние поводы для конкуренции и тем самым переводящие противостояние в закрытую форму существования, чреватую внезапными социальными потрясениями. Так, например, длительное нежелание властей видеть в ряде районов СССР национальную подоплеку некоторых экономических, культурных и прочих противоречий в значительной степени спровоцировало там серьезнейший кризис межнациональных отношений и лишило государственные органы многих средств и возможностей эффективно влиять на развитие событий.
Таким образом, чем строже определен предмет спора, тем у субъекта управления конфликтом больше шансов локализовать его развитие, направить конкуренцию сторон в выгодное для себя русло. Если же в качестве такого субъекта выступают правящие структуры, то поиск ими причин напряженности и выработка технологии ее урегулирования должны неизбежно дополняться определением своей ответственности за возможное развитие событий.
В этом смысле, как подчеркивал французский конфликтолог Ж. Фаве, власти могут выбрать одну из трех моделей поведения: игнорировать возникновение конфликта, давая ему возможность тлеть, самовоспламеняться и перемещаться в другие сферы властных отношений; избегать четкой публичной оценки его природы, стараясь таким образом «понравиться» разным слоям населения, высказывающим различные точки зрения на данную проблему (попытки взять под контроль развитие ситуации будут в таком случае весьма робкими и непоследовательными); активно участвовать в урегулировании или разрешении конфликта.
В последнем случае стремление управлять развитием конфликта должно опираться на точный анализ сложившейся «социально-политической конфигурации» в обществе (регионе), предусматривающий оценку установившегося соотношения сил, накала противостояния сторон и прогнозирование их возможных действий. В этом смысле субъекту управления необходимо проработать различные сценарии развития конфликта и своих действий, определить возможные ходы в ответ на акции противников, очертить проблематику потенциальных переговоров и круг явно неприемлемых действий в любых ситуациях.
От первоначальных оценок ситуации будет непосредственно зависеть, станет ли субъект управления стремиться сохранить паритет конфликтующих сторон или поддержит одну из них, будет способствовать уменьшению или повышению напряженности отношений и т.д. Однако при любом варианте этот субъект обязан установить определенные нормы и правила взаимодействия конфликтующих сторон. В масштабе общества в целом власти, стремящиеся управлять развитием конфликта, должны прежде всего постараться ввести спор соперников в русло правовых норм, что должно с самого начала способствовать институциализации конфликта, введению его в рамки, позволяющие контролировать его ход и развитие. Институциализация конфликта не только увеличивает защищенность общества и безопасность государства в этой ситуации, но и нередко переводит состязательность сторон в такие формы, которые создают предпосылки для самозатухания конфликта.
Несмотря на стремление субъекта управления нормировать поведение конфликтующих сторон, такая регламентация должна быть предельно широкой и учитывать возможность различных стратегий их деятельности, например, стремление одной стороны одержать победу а другой – не оказывать сопротивления; нежелание одной стороны действовать в правовом поле, а другой – вообще игнорировать противоречия и т.д.
На уровне всей политической системы неотъемлемой стороной деятельности властей, стремящихся поставить конфликт под свой контроль, является «конструирование социального окружения» данного спора. Эти меры подразумевают соответствующую ориентацию и мобилизацию общественного мнения, что позволяет создать в государстве атмосферу осуждения или поощрения одной или всех конфликтующих сторон, сужает поле для маневров противников правящего режима, способствуя повышению стабильности государственной власти.
Определяя стратегические и тактические цели регулирования конфликта, власти должны подготовиться «технически»: убедиться в компетентности привлекаемых экспертов и аналитиков, специалистов в соответствующей сфере государственного управления (т.е. в специфической области политики, где возник конфликт, – социальной или налоговой политики, управления наукой и т.п.); проверить надежность коммуникаций, центров обработки информации о текущих событиях, их материальной обеспеченности; улучшить взаимосвязь различных уровней и звеньев власти, вовлеченных в регулирование конфликта; приспособить структуру институтов власти для осуществления эффективного контроля за событиями; проверить готовность механизмов власти для решительного применения силы. Вся совокупность этих мер должна полностью соответствовать ресурсам, имеющимся в распоряжении «верхов», а также способствовать поддержанию имиджа властей, т.е. формировать у населения убежденность в том, что власти не боятся развития конфликта и способны держать его под контролем.
На этапе развития конфликта круг деятельности субъекта управления расширяется. На данном этапе более отчетливо проявляются силы, поддерживающие каждую из конфликтующих сторон или противостоящие им; становится очевидным, расширяется или сужается предметная область спора, увеличивается или сокращается численность участников спора, какова степень его интенсивности, нуждается ли он в привлечении посредника и т.д. Таким образом, возрастает число факторов, которые необходимо отслеживать для сохранения контроля над развитием конкурентных отношений.
В целом субъект управления должен определиться по такому вопросу: будет течение конфликта пущено на самотек или будут предприняты сознательные действия по его урегулированию. В последнем случае задача управления конфликтом должна быть связана с действиями, предусматривающими объединение усилий всех участвующих сторон или с привлечением посредничающих структур.
Принимая такое решение, субъект управления конфликтом должен опираться на более широкую информацию – не только о «видимом» поведении сторон, но и об их скрытых, а порой и тщательно маскируемых замыслах и намерениях. Особое значение в таких ситуациях приобретает, борьба с дезинформацией, так как стремление той или иной стороны исказить сведения о своих целях, по мнению французских ученых Фюстье и Амираля, нередко провоцирует субъект управления конфликтом на весьма безрассудные действия.
Расширяя информационное поле контроля, власти, как правило, уточняют образы конфликтующих сторон (динамику позиций, склонность или отрицание компромиссов, допустимые возможности изменения целей и т.д.) и собственные оценки, выработанные ранее. Специалисты в области международных отношений американцы Г. Шнайдер и П. Дизинг в связи с этим различают изменения, происходящие в так называемых «фоновых» образах (отражающих оценку базовых целей и ценностей конфликтующих сторон), а также «текущих» образах (выражающих изменения во взглядах на их актуальные, сиюминутные позиции).
Уточняя такого рода оценки, субъекты управления конфликтом должны непрерывно сопоставлять изменяющиеся позиции сторон, стараться точно понять тактику их поведения, нащупать точки соприкосновения оппонентов. В конечном счете оценка различного рода макро- и микрофакторов, обусловливающих протекание конфликта, должна дать четкое представление о его интенсивности: обладает он тенденцией к спаду или к нарастанию. В соответствии с выводами должна быть скорректирована и тактика действий управляющего субъекта. Однако ни при каких условиях он не должен прибегать к запугиванию или силовому давлению на конфликтующие стороны, памятуя о том, что расширение насильственных средств прямо пропорционально увеличению времени урегулирования спора. И напротив, субъекты управления должны стимулировать сближение сторон на основе увеличения их ожиданий посредством обещаний и положительных прогнозов, расширения переговорного пространства между ними, недопущения крайних, разрушительных форм конкурентного взаимодействия, поддержания конвенционального стиля политического диалога.
Как показывает опыт, противоречия в развитии конфликта нарастают с увеличением численности конфликтующих групп и повышением эмоциональной вовлеченности людей в эти взаимоотношения. Особенно высоко напряжение в конфликтах, ведущихся на уровне ценностей, и прежде всего тех, которые касаются нравственной самооценки сторон, представлений о чести и достоинстве. В этом случае стороны воспринимают предположительное окончание конфликта как персонально значимый выигрыш или проигрыш и потому зачастую отказываются даже рассматривать варианты соглашения, дабы «не поступиться принципами».
Для направления интенсивного конфликта в нужное русло на данном этапе субъект управления должен:
- использовать те технологические приемы, которые он применял на предыдущем этапе;
- постоянно «конструировать социальное окружение» (информировать общественность о выработанных оценках поведения сторон, об изменении их позиций, обнародовать точки зрения на развитие ситуации и т.д.);
- целенаправленно искать выигрышную тактику, изменяя структуру и способы собственных действий; развивать коммуникации;
- поддерживать нормы и правила политического взаимодействия, способствующие повышению сплоченности общества. От характера предпринимаемых действий зависит заново складывающийся баланс политических сил.
На базе предпринимаемых действий на этапе завершения конфликта возможны два основных варианта его окончания: либо достижение примирения сторон, либо укрепление их непримиримости (т.е. создание тупиковой ситуации, неразрешимости конфликта). Между этими полюсами пролегает целый ряд вариантов эволюции конфликта, отражающих его ругинизацию (сохранение прежней интенсивности), снижение или, наоборот, нарастание взаимооппозиционности сторон. Конфликт может оказаться неразрешимым, и тогда создается ситуация, которая ведет не к его окончанию, а как бы к «круговому движению». Это требует от субъекта управления конфликтом пересмотра и повторения своих действий и операций, соответствующих двум первым этапам конфликтного взаимодействия. Иными словами, такая ситуация предполагает совершенствование или поиск новой стратегии и тактики контролирования, управления конфликтом.
Примирение же участвующих в конфликте сторон, как уже говорилось, может иметь характер полного или частичного урегулирования (т.е. изменения поведения одной или нескольких сторон конфликта без исчерпания предмета споров) либо разрешения конфликта (уничтожающего сам повод для конфликтного взаимодействия сторон). При этом нельзя сбрасывать со счетов и то, что конфликт может разрешиться сам собой, без попыток его сознательного регулирования (например, ввиду утраты актуальности предмета спора, усталости политических субъектов, истощения ресурсов и т.п.).
Для достижения примирения субъекту управления конфликтом необходимо найти средства, способные обеспечить такое развитие событий. Уже упоминавшийся Ж. Фаве считает, что добиваться примирения необходимо через соглашение, компромисс, подчинение, уступку и разрыв (с прошлым). Из числа принципов урегулирования, о которых говорит Е. Нордлинжер, можно отметить создание стабильной коалиции сил, соблюдение пропорциональности усилий, обеспечение взаимного права вето. Р. Даль (исключая тупиковый путь развития событий) предпочитает говорить о принудительных и мирных средствах примирения сторон.
Завершение конфликта может быть выражено в достижении соглашения конфликтовавших сторон о (временном или окончательном, полном или частичном) перемирии, о различных формах урегулирования конфликта (его составных частей), а также всеобъемлющего соглашения, свидетельствующего о разрешении конфликта.
Такие результаты могут быть достигнуты двумя наиболее общими способами примирения сторон:
мирное урегулирование конфликта в результате: достижения компромисса на основе сохранения исходных позиций; (асимметричного) соглашения, достигнутого за счет взаимных и неравных уступок; истощения ресурсов одной или нескольких сторон, что делает невозможным продолжение соперничества; а также за счет приобретенного в ходе спора взаимоуважения сторон, понимания прав и интересов соперника; соглашения на базе найденного принципиально нового решения, снимающего противоречия сторон;
примирение на основе принуждения или, другими словами, использования «командного стиля» (П. Шаран) взаимоотношений, позволяющего одной из сторон игнорировать аргументы с
оперника. В основе этого навязываемого одной из сторон (или третьей силой всем сторонам) характера взаимодействия может лежать: явное превосходство (сохраненных, приобретенных) сил и ресурсов у одной стороны и их дефицит у другой; изоляция одной стороны конфликта, понижение ее статуса, а также другие состояния, свидетельствующие об ослаблении ее позиций, о поражении, нанесенном ей в соответствии с «правилами игры»; уничтожение, «тотальное истребление противника» (X. Шпейер), в результате чего мир устанавливается в отсутствие «врага».
Характер и степень продолжительности найденных форм примирения различны. Так, асимметричное соглашение (порой допускающее полное игнорирование интересов одной из сторон), даже несмотря на подписание документов, не останавливает оказавшуюся в проигрыше сторону либо от невыполнения договоренностей (что подразумевает «урегулирование после урегулирования» – Г. Райффе), либо от продолжения борьбы за свои интересы. Мир, заключенный в условиях полного поражения одной из сторон, может сохраняться достаточно долго, исключая воспроизведение старых или появление новых конфликтов.

36. политические конфликты: их роль в жизни общества и проблема регулирования
Конфликт – один из возможных вариантов взаимодействия политических субъектов. Однако из-за неоднородности общества, непрерывно порождающего неудовлетворенность людей своим положением, различия во взглядах и иные формы несовпадения позиций, как правило, именно конфликт лежит в основе изменений поведения групп и индивидов, трансформации властных структур, развития политических процессов. Как источник политического процесса конфликт представляет собой разновидность (и результат) конкурентного взаимодействия двух и более сторон (групп, государств, индивидов), оспаривающих друг у друга распределение властных полномочий или ресурсов.
В принципе конфликт представляет собой один из возможных вариантов взаимодействия политических субъектов. Однако из-за неоднородности общества, непрерывно порождающего неудовлетворенность людей своим положением, различий во взглядах и иных формах несовпадения позиций чаще всего именно конфликт лежит в основе изменений поведения групп и индивидов, трансформации властных структур, развития политических процессов. Как технологически измеряемая величина конфликт есть разновидность (и результат) конкурентного взаимодействия двух и более сторон (групп, государств, индивидов), оспаривающих друг у друга властные полномочия или ресурсы.
Как показывает практический опыт, различные субъекты, либо участвующие в конфликте, либо вовлеченные в его течение в качестве посредника, чаще всего стремятся к управлению конфликтом или к установлению (в той или иной форме) контроля за ним. В частности, контроль как форма сознательного воздействия на политический конфликт предполагает трехступенчатую программу действий:
осуществление превентивных мер в виде выявления основных элементов в поле конфликта (причин, состава не всегда очевидных участников спора, позиций и т.д.), анализа взаимодействия сторон и мониторинга событий;
выявление факторов, как способствующих усилению интенсивности конфликта (конфликтогенных факторов), так и препятствующих его эскалации, в результате чего проясняются основные направления действий субъектов контроля;
предупреждение перехода конфликтов из стадии спора к стадиям, на которых возможны насилие и рост политической напряженности; минимизация степени социального возбуждения, вызываемого течением политического конфликта в смежных областях политической (общественной) жизни, чтобы не сдетонировать более широкие, дополнительные потрясения, на регулирование которых будет необходимо тратить дополнительные ресурсы и энергию. В результате формируются определенные ограничения деятельности контролирующих субъектов, в рамках которых развитие конфликта избегает трансформации в кризисы и катастрофы.
В отличие от контроля управление конфликтами представляет собой форму целенаправленного влияния на различные компоненты конкурентного взаимодействия сторон, предполагающего повышение соответствия их состояния сознательным намерениям того или иного субъекта. В этом смысле управление – это не просто более сложный тип сознательного конструирования действительности, но и более затратный тип деятельности, требующий большего применения сил, энергии и ресурсов для достижения цели.
Более того, осуществление управленческого воздействия на развитие конфликта непосредственно зависит от той модели соперничества, которой придерживается воздействующий на него субъект. В частности, в научной литературе выделяется несколько таких моделей, среди которых присутствует так называемый «инженерный подход», авторы которого трактуют конфликт как определенное изменение ситуации, требующее известной «достройки» либо в области структуры, либо поведения той или иной стороны, либо иных компонентов. В том случае, если удается верно определить этот критический для всей конструкции элемент и добиться его сознательной модификации в нужную сторону, то можно уверенно управлять течением событий.
Сторонники «гуманистического» подхода отстаивают иную модель действий, согласно которой управление конфликтом возможно только на основании постоянного сближения позиций сторон при помощи проведения консультаций, экспертиз, деятельности посредников и арбитров. В «управленческой» модели упор делается на формулировке субъектом управления таких выдвигаемых перед сторонами конфликта задач, решение которых позволит им сблизить свои позиции и свои цели и примирить интересы.
На практике, как правило, используют те или иные сочетания подобных установочных моделей, на базе которых вырабатываются соответствующие технологии контроля и управления конфликтами.

Основные стратегии управления конфликтами

Следует заметить, что различные модели управления конфликтами, ориентирующиеся на организацию сознательного воздействия на течение конфликтов и подчинение их интересам управляющих субъектов, предполагают разные стратегии с довольно разными, а порой и противоположными целями. В качестве наиболее значимых стратегий, в рамках которых формируются собственные технологии по сознательному воздействию на конфликт, можно выделить следующие характеризующие их цели:
инициация конфликта, подразумевающая перманентное обострение имеющихся в обществе противоречий, усиление эскалации конфликтов и консервацию остроконкурентных отношений с целью порождения ситуации, которую можно было бы использовать более эффективно, чем это мог бы сделать противник (например, правящий режим может выдвигать неприемлемые условия для сотрудничества с оппозицией, надеясь на истощение ее сил или на компрометацию ее в глазах общественного мнения как не стремящуюся к общественному согласию);
рутинизация конфликта, означающая сознательное поддержание возникшей напряженности в отношениях сторон, с целью использования ее в собственных интересах;
предупреждение конфликта, нацеленное на недопущение перехода противоречий в открытую фазу противоборства и нарастания политической напряженности;
урегулирование конфликта, ориентированное на (полное или частичное) снятие остроты противоборства сторон, а также на то, чтобы избежать его наиболее негативных последствий (для себя, государства, общества в целом);
разрешение конфликта, предусматривающее либо устранение причин конфликта, исчерпание самого предмета спора, либо такое изменение ситуации и обстоятельств, которое породило бы бесконфликтные отношения сторон, исключило опасность рецидива разногласий, сняло вероятность нового обострения уже урегулированных отношений;
вытеснение конфликта, предполагающее перенесение ответственности за различные способы завершения конфликта на иной уровень политической системы (например, с федерального на региональный, или наоборот).
Наиболее распространенными (целями) в сфере политики является урегулирование и разрешение конфликтов. Используемые в рамках соответствующих стратегий технологии контроля и управления неизбежно опираются на необходимость выведения всех теневых, латентных конфликтов в открытую форму, на уменьшение неконтролируемых процессов и следствий данного взаимодействия, на сокращение возможности внезапных, обвальных потрясений, на которые нельзя будет правильно и оперативно отреагировать. Базовыми принципами этих стратегий являются также постепенность, предполагающая исключение скоропалительных мер, к которым стороны не готовы. Необходимо также придерживаться требований последовательного снижения уровня противостояния сторон, расширения системы коммуникаций между ними, выполнения сторонами своих взаимных обязательств.
Р. Даль указывал на неизбежность обязательного при урегулировании конфликтов формирования институциональных образований, обеспечивающих процесс непрерывного консультирования и ведения переговоров; расширения ресурсного (экономического) потенциала примирения; усиления осведомленности сторон о планах своих контрагентов; кроме того, он отметил необходимость использования кадров, способных к ведению мирного диалога, и т.д.
Еще одним достаточно универсальным требованием к формированию технологий урегулирования и разрешения конфликтов можно отнести необходимый учет наиболее принципиальных внешних и внутренних факторов их возникновения и протекания. В частности, как показал опыт, факторами, влияющими на формы и методы деятельности субъекта управления конфликтом, являются:
- степень открытости политической системы (отражающей, к примеру, наличие или отсутствие в ней «предохранительных клапанов», способных защитить правящие структуры от наиболее агрессивных форм политического протеста);
- уровень сплоченности конфликтующих групп и интенсивность внутренних взаимоотношений их членов;
- характер вовлеченности широких социальных слоев в спорные взаимоотношения;
- эмоциональная насыщенность политического поведения групп и граждан и их способность к самоограничению своих властных притязаний и т.д.
Что касается стратегии разрешения конфликта, то ее технологии, как правило, всегда подразумевают не односторонние, а двусторонние действия партнеров. Это означает, что достигнутое в результате их применения соглашение между сторонами расценивается всеми участниками как справедливое и честное, они добровольно принимают условия соглашения без давления извне, конфликт исчезает из «повестки дня», а между бывшими участниками спора устанавливаются позитивные отношения (К. Митчелл).

37. понятие, задачи и основные этапы процесса государственного управления.

=(

38. процесс принятия политических решений: сущность и основные этапы
Принятие политических решений представляет собой совокупность действий разнообразных субъектов по сознательной постановке и достижению целей в сфере государственной власти. Впервые термин «принятие решений» появился в 30-х гг. XX столетия для характеристики децентрализации социальных и организационных процессов в трудах Ч. Бернарда, Э. Стина и других, в основном американских, ученых. Подлинный ренессанс эта теория пережила в 60-х гг. этого столетия (Г. Саймон, Д. Марч). В настоящее время наблюдается весьма интенсивная разработка ее различных направлений на стыке теорий организации, экономики, социологии, политологии и моделирования социальных процессов.

Г. Лассуэлл считал целесообразным выделение в процессе принятия политического решения шести этапов:
1) постановки проблемы и поиска информации о ней;
2) выработки рекомендаций - поиска альтернативных решений проблемы;
3) отбора наилучшей альтернативы;
4) предварительного убеждения в правильности решения тех, на кого оно направлено; 
5) оценки эффективности решения;
6) обновления, пересмотра или отмены решения[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].

Похожую схему разработали К. Паттон и Д. Савики, у которых, однако, некоторые этапы отличаются от модели Лассуэлла. Их схема включает:
1) обнаружение, определение и детализацию проблемы;
2) установку критериев оценки альтернатив;
3) разработку альтернативных вариантов решения проблемы;
4) оценку альтернатив;
5) выбор наилучшей из альтернатив;
6) оценку последствий принятого решения[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].

В этих схемах тем не менее присутствует один существенный недостаток. Дело в том, что, как мы уже отмечали, принятие решений основывается на двух других блоках политического анализа - анализе политической ситуации и политическом прогнозе. Поэтому полная схема принятия решений является фактически и полной схемой всего политического анализа, а следовательно, в нее необходимо ввести и анализ ситуации, и политический прогноз. Между тем, если анализ ситуации в весьма размытом виде и присутствует в схемах Г. Лассуэлла, (постановка проблемы и поиск информации о ней) и К. Паттона и Д. Савики (обнаружение, определение и детализация проблемы), то политический прогноз элиминируется из них полностью.
Этот недочет пытаются устранить Д. Веймер и А. Вайнинг, предлагающие следующую схему принятия политических решений:
1) понимание проблемы;
2) выбор и объяснение целей;
3) выбор метода решения проблемы;
4) выбор критериев оценки альтернатив;
5) определение альтернативных вариантов решения проблемы;
6) оценка решения, включающая в себя предсказание последствий, к которым приведет реализация той или иной альтернативы, и оценка их с точки зрения отобранных критериев;
7) рекомендация относительно действий[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. В ней, как мы видим, уже появляется политический прогноз (<предсказание последствий, к которым приведет реализация той или иной альтернативы>). Кроме того, Д. Веймер и А. Вайнинг предлагают новые этапы в схеме принятия политических решений - выбор метода решения проблемы, а также выбор и объяснение целей.
39. Политический режим: понятие и типы
политический режим можно охарактеризовать как совокупность наиболее типичных методов функционирования основных институтов власти, используемых ими ресурсов и способов принуждения, которые оформляют и структурируют реальный процесс взаимодействия государства и общества.

В современном мире можно говорить о 140-160 режимах, которые незначительно отличаются друг от друга. Античный философ Аристотель дает два критерия, по которым можно провести классификацию:  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]- по тому, в чьих руках находится власть;  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]- по тому, как эта власть используется.  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]Одна из достаточно простых, широко распространенных, классификаций политических режимов, основанная на этих критериях, и широко применяемая сегодня - деление их на демократические и антидемократические. 
1. Демократические режимы:
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]Демократия - ( от древнегреческого DEMOS - народ и CRUTOS - власть ) - народовластие - это одна из основных форм устройства любой организации , основанной на равноправном участии ее членов в управлении и принятии в ней решений по большинству. Демократический режим - характеризуется высокой степенью политической свободы человека, реальным осуществлением его прав, позволяющим ему оказывать влияние на государственное управление обществом.  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]Характерные черты демократического режима:  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]- Суверенитет народа: именно народ выбирает своих представителей власти и может периодически сменять их.  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]- Периодическая выборность основных органов государства. Правительство рождается из выборов и на определенный, ограниченный срок.  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]- Сочетание правления большинства и защита прав меньшинства. Демократия защищает права отдельных личностей. Мнение большинства, выраженное демократическим путем на выборах, это лишь необходимое условие демократии, однако, отнюдь не недостаточное. Если в отношении меньшинства применяются дискриминационные меры, режим становится недемократическим, независимо от частоты и честности выборов и смены законно избранного правительства.  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]- Равенство прав граждан на участие в управлении государством: свобода создания политических партий и других объединений для выражения своей воли, свобода мнений, право на информацию и на участие в конкурентной борьбе за занятие руководящих должностей в государстве. В зависимости от того, как народ участвует в управлении, кто и как непосредственно выполняет властные функции, демократия делится на прямую и представительную.  При прямой демократии все граждане сами непосредственно участвуют в подготовке, обсуждении и принятии решений. Такая система может иметь практический смысл т[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]олько при относительно небольшом числе людей, например, в общинных или племенных советах или в местных органах профсоюзов. При представительной демократии - граждане избирают в органы власти своих представителей, которые призваны выражать их интересы в принятии политических решений, в принятии законов и проведении в жизнь социальных и других программ. 
2. Недемократические режимы:
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]1) Тоталитаризм. Понятие тоталитаризма происходит от лат. "TOTALIS" - весь, полный, целый. Обычно под тоталитаризмом понимают политический режим, основанный на стремлении руководства страны установить полный контроль над личностью и подчинить уклад ее жизни одной, безраздельно господствующей идее.  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]Тоталитарными являются режимы, при которых:  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]- есть однопартийность (1 массовая партия с жесткой, полувоенной структурой, часто сросшаяся с государством и концентрирующая в себе реальную власть в обществе; она строится вокруг лидера (вождя) Власть идет вниз - от лидера, по пирамидальной схеме).  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]- доминирует роль идеологии. Тоталитарный режим - это идеологический режим, где всегда есть своя " Библия".  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]- тоталитаризм строится на монопольном контроле производства и экономики, а также на подобном контроле всех других сфер жизни, включая образование, средства массовой информации и т.д.  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]- при тоталитаризме существует террористический полицейский контроль. Полиция существует при разных режимах, однако, при тоталитаризме полицейский контроль террористичен в том смысле, что никто не станет доказывать вину, чтобы убить человека.  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]2)Авторитаризм. По своим характерным чертам он занимает как бы промежуточное положение между тоталитаризмом и демократией. С тоталитаризмом его роднит обычно автократический, не ограниченный законами характер власти, с демократией - наличие автономных, не регулируемых государством общественных сфер, особенно экономики и частной жизни, сохранение элементов гражданского общества.  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]Авторитарной политической системе присущи следующие черты:  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]- Автократизм (самовластие) или небольшое число носителей власти.  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]- Неограниченность власти, её не подконтрольность гражданам, при этом власть может править с помощью законов, но их она принимает по своему усмотрению.  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]- Опора (реальная или потенциальная) на силу.  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]- Монополизация власти и политики, недопущение политической оппозиции и конкуренции. При авторитаризме возможно существование ограниченного числа партий, профсоюзов и других организаций, но лишь при условии их подконтрольности властям.  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]- Отказ от тотального контроля над обществом, невмешательство во вне политические сферы и прежде всего в экономику. Власть занимается главным образом вопросами обеспечения собственной безопасности, общественного порядка, обороны, внешней политикой, хотя она может влиять ни на стратегию экономического развития, проводить достаточно активную социальную политику, не разрушая при этом механизмы рыночного самоуправления.  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]- Рекрутирование политической элиты путем введения в состав выборного органа новых членов без проведения дополнительных выборов, путем назначения сверху, а не конкурентной электоральной борьбы .  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]Исходя из вышеизложенного, авторитаризм - политический режим, при котором неограниченная власть сконцентрирована в руках одного человека или группы лиц, не допускающих политическую оппозицию, но сохраняющую автономию личности и общества во вне политических сферах. Авторитаризм вполне совместим с уважением всех других, кроме политических, прав личности.

40. Демократия как политический режим.
Демокра
·тия ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] 
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·  «власть народа», от 
·
·
·
·
·  «народ» и 
·
·
·
·
·
·  «власть»)  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], в основе которого лежит метод коллективного [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] с равным воздействием участников на исход процесса[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] или на его существенные стадии[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Хотя такой метод применим к любым [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], на сегодняшний день его важнейшим приложением является [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], так как оно обладает большой [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. В этом случае определение демократии обычно сужают до одного из следующих признаков:
Назначение лидеров управляемыми ими людьми происходит путём честных и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]13
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·14[прим. 1]15
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] является единственно [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] источником власти[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] осуществляет [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] ради общего блага и удовлетворения общих интересов[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Доминирующая ветвь власти
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] назначается [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] органом власти. Правительство и его глава ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]) также могут быть подотчётны церемониальному [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] (монарху, президенту или специальному органу). В [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] глава государства периодически избирается парламентом, или эту должность совмещает председатель правительства.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] выбирается народом напрямую и является главой [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
существуют также [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
Региональная иерархия власти
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Политическая власть сосредоточена в руках центрального правительства, которое определяет объёмы властных полномочий региональных органов власти.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Согласно [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], власть поделена между центральным правительством и относительно автономными региональными правительствами.
Структура законодательной власти
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] парламент. Нормативные акты принимаются на заседаниях с участием всех членов [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Законодательное собрание состоит из двух палат, которые формируются и функционируют раздельно. Одни нормативные акты могут требовать одобрения только одной палаты, другие  обеих палат.
Система выборов в представительные органы
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Территория поделена на [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], каждый из которых имеет право на одного представителя в законодательном собрании. Этим [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] становится кандидат, набравший большинство голосов.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Политические партии в законодательном собрании получают число мест, пропорциональное числу набранных ими голосов.
Групповая избирательная система. Определённые группы населения выдвигают своих депутатов согласно заранее обговоренной [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
Число ведущих партий
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. В политическом спектре доминируют две крупные партии.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Назначению правительства обычно предшествует формирование правящей [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] из двух или более партий, представленных в законодательном собрании.

41. Признаки и виды диктаторских режимов.
Диктату
·ра ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] dictatura)  форма государственного правления, при которой вся полнота государственной власти принадлежит только одной политической позиции правителю ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]), правящей партии, правящей группе лиц, правящему союзу или правящему социальному классу.
C точки зрения [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], диктатура  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], при которой правящая группа, вне зависимости от [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], вне зависимости от [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], осуществляет своё правление прямым, директивным путём. Независимость данной формы осуществления власти от формы власти и формы отношения к власти ярко показывает пример [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], возникшей в результате [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]: форма власти  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], форма отношения к власти  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], форма осуществления власти  диктатура.
Функционирование диктаторского режима сопровождается радикальными или репрессивными мерами против политических оппонентов и жёстким подавлением или устранением тех прав и свобод граждан, которые тем или иным образом противоречат позиции данного режима.
Эффективность и оптимальность данной формы осуществления власти зависит от многих факторов, в том числе от объективной ситуации, восприятия обществом необходимости именно данной формы осуществления власти, формы отношения общества и власти, формы идеологического обоснования власти.
В настоящее время понятие диктатуры искажено в негативную сторону. Сегодня диктатурой, как правило, именуют режим власти одного лица или группы лиц (в противопоставлении народу), не ограниченный нормами законодательства и не сдерживаемый какими-либо общественными или политическими институтами. Несмотря на то, что нередко в условиях такой диктатуры сохраняются отдельные демократические институты, их реальное влияние на политику сводится к минимуму.
Сторонниками диктатуры обычно указываются следующие преимущества диктатуры как формы правления:
Диктатура обеспечивает единство и, как следствие, прочность системы власти;
При единоличной диктатуре диктатор в силу своего положения выше любой политической партии (в том числе и своей) и поэтому является непредвзятой политической фигурой;
При диктатуре больше возможности осуществить какие-либо долговременные (не ограниченные сроком избрания) преобразования в жизни государства;
При диктатуре больше возможности осуществить кардинальные преобразования, необходимые в долгосрочной перспективе, но непопулярные в краткосрочной;
По сравнению с монархией выделяют следующие преимущества единоличной диктатуры:
К диктаторской власти обычно приходит человек, обладающий организационными и иными способностями, волей и знаниями. В то же время при монархии замещение власти проходит не по способностям кандидата, а по случайности рождения, вследствие чего верховную государственную власть может получить человек, совершенно не готовый к исполнению подобных обязанностей;
Диктатор обычно лучше монарха осведомлён о реальной жизни, о проблемах и чаяниях народа.
Среди недостатков диктатуры обычно упоминаются следующие:
При единоличной диктатуре диктаторы обычно менее уверены в прочности своей власти, поэтому они нередко склонны к массовым политическим репрессиям;
После смерти диктатора может возникнуть риск политических потрясений;
Велика возможность проникновения во власть людей, для которых власть является самоцелью.
По сравнению с республикой выделяют также следующие недостатки:
При диктатуре больше теоретической возможности для возникновения монархии;
При единоличной диктатуре диктатор не несет юридической ответственности перед кем-либо за своё правление, что может привести к принятию решений, объективно не отвечающих интересам государства;
При диктатуре [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] мнений полностью отсутствует либо ослаблен;
При единоличной диктатуре нет легальной возможности сменить диктатора, если его политика оказалась противоречащей интересам народа.
По сравнению с монархией выделяют также следующие недостатки:
Диктатуру обычно не считают «богоугодной» формой государственного устройства.
В отличие от диктатора, монарх, как правило, с детства воспитывается с учётом того, что в будущем он станет верховным правителем государства. Это позволяет ему с ранних лет развивать качества, необходимые для такой должности.
Диктатура в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Первоначально диктатурой именовалась высшая экстраординарная [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Диктатура устанавливалась постановлением [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], согласно которому высшие ординарные магистраты республики  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] назначали [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], которому передавали всю полноту [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. В свою очередь, диктатор назначал своего заместителя  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Диктаторам полагалось сопровождение 24 [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] с [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] символами власти, в то время как[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] полагалось по 12 [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
Диктаторы имели практически неограниченную власть и не могли быть привлечены к суду за свои действия, однако в обязательном порядке слагали свои полномочия по истечении срока. Первоначально диктатура устанавливалась на срок в 6 месяцев, либо на время исполнения поручения сената, как правило, связанного с устранением угрозы государству.
Однако в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] был избран первый бессрочный диктатор [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] (формально  «для проведения законов и для приведения республики в порядок» (legibus faciendis et rei publicae constituendae causa)). В [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] Сулла, однако, сложил свои полномочия диктатора. В [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], за месяц до гибели от рук заговорщиков, бессрочным диктатором стал [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], до этого несколько раз избиравшийся диктатором во время [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] по обычной схеме. Должность диктатора была отменена в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], вскоре после убийства Цезаря.
Сулла и Цезарь были последними диктаторами по формальной должности и первыми диктаторами Рима в современном смысле слова. Октавиан Август и последующие императоры не назначались на должность диктатора (хотя Августу эта должность и предлагалась), но фактически обладали диктаторской властью. Формально Римское государство ещё долго считалось республикой и существовали все республиканские органы власти.
Уже Август добился того, что его преемником стал его приёмный сын  Тиберий. В дальнейшем подобные случаи происходили всё чаще. Это стало одной из предпосылок к последующему преобразованию [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
Диктатура в древнегреческих государствах
Основная статья: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Диктатура была нередким явлением в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и её колониях. Диктаторы в этих государствах назывались «тиранами», а диктатура  «тиранией». Первое время это слово не несло негативного оттенка. Большинство тиранов опирались на демос и притесняли [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Некоторые из тиранов, особенно ранних, прославились как [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], справедливые правители и мудрецы: например тиран [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] или тиран [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Но гораздо больше сохранилось рассказов о жестокости, подозрительности и самодурстве тиранов, которые изобретали изощренные пытки (особенно был известен тиран [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], сжигавший людей в медном быке). Существовал популярный анекдот (его героем был сначала [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], потом он привязывался и к другим лицам) о тиране, который на вопрос коллеги-тирана (вариант: сына) о наилучшем способе удержаться у власти стал ходить по полю и молча срывать все колоски, выдававшиеся над общим уровнем, показывая тем самым, что тирану следует уничтожать всё сколько-нибудь выдающееся в гражданском коллективе. Хотя на этапе становления греческого [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] тирания могла играть позитивную роль, кладя конец аристократическому произволу, в конечном итоге они быстро становились помехой для окрепшего гражданского коллектива.
Некоторые тираны стремились превратить свои государства в наследственные монархии. Но сколько-нибудь долговечных [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] ни один из тиранов не создал. В этом смысле показателен [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], будто бы полученный [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], захватившим власть в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]: «Счастлив Кипсел, и дети его, но не дети его детей». Действительно, сам Кипсел и его сын [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] благополучно правили, но уже преемник (племянник) Периандра был быстро убит, после чего всё имущество тиранов было конфисковано, их дома срыты и их кости выброшены из могил.
Эпоха VIIVI вв. известна как эпоха «старшей тирании»; к её концу в материковой Греции тираны исчезают (в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] они оставались из-за [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] поддержки, в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]  из-за специфической военной обстановки). В эпоху развитой демократии, в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], отношение к тирании было однозначно негативное, и именно тогда этот термин приблизился к своему нынешнему значению. Тирания сама по себе воспринималась зрелым гражданским сознанием как вызов справедливости и основе существования гражданского коллектива  всеобщему равенству перед законом. О [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], например рассказывали, что на вопрос, какие животные самые опасные, он ответил: «из домашних  льстец, из диких  тиран»; на вопрос, какая медь наилучшая: «та, из которой сделаны статуи [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]» (тираноубийц).
В [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], в условиях острого кризиса [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], в греческих городах-государствах вновь появляются тираны (так называемая «младшая тирания»)  как правило, из удачливых военачальников и командиров наёмных отрядов; но на этот раз рассказы о мудрых и справедливых тиранах вовсе отсутствуют: тираны были окружены всеобщей ненавистью и сами в свою очередь жили в атмосфере постоянного страха.
При написании этой статьи использовался материал из [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] (18901907).
Диктатура в Средние века
В [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] господствующей формой правления была монархия. Даже в результате переворотов к власти, как правило, приходили представители королевских или других знатных родов, причём они не скрывали намерений передавать свою власть по наследству. Однако существовали и исключения. Многие города-коммуны и торговые республики нанимали для обороны полководцев [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] или князей. На время войны кондотьеры получали большие властные полномочия в городе. После войны, опирясь на наёмное войско, набранное на деньги города, некоторые кондотьеры удерживали власть, превращаясь в диктаторов. Такая диктатура называлась [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Некоторые синьории становились наследственными, превращясь в монархии. Одним из самых известных диктаторов, основавших монархию, являлся [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
Диктатура в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Диктаторские режимы правого толка
В Европе
В [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] диктаторские режимы получили широкое распространение в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Зачастую, их установление становилось следствием распространения[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. В частности, в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] установлена [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] диктатура в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], а в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] диктатура в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Диктатуры [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] были установлены и в ряде других европейских государств. Большинство таких диктаторских режимов прекратили своё существование в результате [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. После войны в странах Восточной Европы под влиянием [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] установились [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] диктатуры, прекратившие своё существование в конце [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] - начале [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] (распад мировой системы [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]). Последней диктатурой Европы в Западной Европе, некоторых странах Восточной Европы и США часто называют [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], а последним диктатором  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
В Азии, Африке, Латинской Америке
В [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]) процесс [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] сопровождался установлением диктатур. В этих регионах широко практиковался захват государственной власти выходцами из военной среды, приводивший к установлению [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]]Диктаторские режимы левого толка
В [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] имеется также понятие [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], то есть диктатуры рабочего класса.
Скрытые формы диктатуры
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], принятый в США, фактически дал старт развитию новой неявной формы диктатуры. Этот акт наделяет чересчур широкими полномочиями правоохранительные и разведывательные органы государства и спецслужбы, приводимыми в действие по их усмотрению, и эти полномочия могут быть использованы во вред, то есть против граждан, не связанных с терроризмом, просто для установления более тщательного контроля над обществом в ущерб конституционным правам и свободам граждан США.
Данный документ позволяет создавать подзаконные распоряжения и инструкции для государственных и частных организаций, разрешающий применение различных методов получения информации вплоть до применения пыток.

42. Признаки и виды авторитарных режимов
Авторитари
·зм (от [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] auctoritas  власть, влияние)  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], при которой [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] (например, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], группа людей, руководитель предприятия ) провозглашает сам себя имеющим[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Обоснованием для существования такой власти является исключительно мнение на этот счёт носителя данной власти.
Авторитари
·зм как форма [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] часто сочетается с [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]) и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]), хотя это не обязательно. Например, любая[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], в том числе демократическая, будет проявлением авторитаризма (так как [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] происходит тогда, когда существующая [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] не может справиться с текущей ситуацией, а иной [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] пока не существует; [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] полностью ломает существующую [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и, находясь таким образом в правовом вакууме, авторитарно объявляет себя носителем[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
Термин «авторитаризм» был введён в научное обращение теоретиками Франкфуртской школы, означал определенный набор социальных характеристик, присущих как политической культуре, так и массовому сознанию в целом.

Одна из самых удачных типологий авторитарных режимов принадлежит немецкому политологу Дирку Берг-Шлоссеру. Он выделял следующие разновидности авторитаризма:
Традиционные абсолютистские монархии (примеры: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] до 1947 г., [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] до 2007 г., [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и другие).
Традиционные авторитарные режимы олигархического типа. Характерны для стран [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] (примеры: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] до 1959 г. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] до 1979 г. и другие).
Гегемонистский авторитаризм новой олигархии (примеры: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] при Ф. Маркосе в 19721985 гг.).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] со всеми особенностями восприятия социализма, его типов, эгалитаристских традиций собственной культуры и так далее (примеры: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ],[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и другие).
Военные режимы (примеры: режим Г. А. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], авторитарные режимы в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и другие).
Также следует выделить как разновидность авторитаризма [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] режимы, когда политическая власть сконцентрирована в руках духовных лиц.
Признаки авторитарного режима
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] или небольшое число носителей власти ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]);
неподконтрольность власти народу, сужены или сведены на нет действия принципов выборности государственных органов и должностных лиц, подотчётность их населению;
игнорируется [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] доминируют, роль [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] ограничена;
монополизация власти и политики, недопущение реальной политической оппозиции и конкуренции (иногда отсутствие разнообразных политических институтов может быть следствием незрелости[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] либо недоверия партиям со стороны населения);
отказ от тотального контроля над обществом, невмешательство или ограниченное вмешательство во внеполитические сферы, прежде всего в экономику;
в качестве методов государственного управления доминируют командные, административные, в то же время отсутствует [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], практически не применяются [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ];
права и свободы личности главным образом провозглашаются, но реально не обеспечиваются (прежде всего, в политической сфере);
личность лишена гарантий безопасности во взаимоотношениях с властью;
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] обществу практически неподконтрольны и используются подчас в политических целях.
При этом отсутствие какого-либо признака не снимает с режима клеймо авторитарности, равно как и по одному признаку нельзя судить о авторитарном характере режима. По этой причине зачастую вопрос о политическом режиме в стране является спорным. Нет единых критериев авторитаризма.
Авторитарный режим  Это «[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]» между [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], он является переходным от Т. к Д., равно как от Д. к Т. Авторитарный режим близок к тоталитарному по политическому признаку, а к демократии  по экономическому, то есть люди, не имея политических прав, имеют всю полноту экономических прав.
[[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]]В России после распада СССР
Сложившаяся после распада СССР российская политическая система, по мнению ряда политологов, представляет собой разновидность «электоральной и делегативной псевдодемократии с элементами бюрократического авторитаризма»[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].

43. тоталитарные диктаторские режимы
Тоталитари
·зм (от [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] totalis  весь, целый, полный; [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] totalitas  цельность, полнота[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ])  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], который стремится к полному (тотальному) контролю [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] над всеми аспектами жизни общества. В [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] под тоталитарной моделью понимается теория о том, что [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и, возможно, ряд других систем являлись разновидностями одной системы  тоталитаризма[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
Тоталитаризм с точки зрения [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]  форма отношения [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], при которой [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] берёт под полный (тотальный) контроль общество, образуя с ним единое целое, полностью контролируя все аспекты жизни человека. Проявления оппозиции в любой форме подавляются или пресекаются государством. Если такая власть на практике исходит не от народа, то всё равно может быть создана иллюзия одобрения народом действий этой власти.
Исторически понятие «тоталитарное государство» ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] stato totalitario) появилось в начале [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] для характеристики режима [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Тоталитарному государству были свойственны не ограниченные [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] полномочия [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], ликвидация конституционных [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в отношении инакомыслящих, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] общественной жизни[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Правоведы итальянского [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и немецкого [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] использовали термин в положительном ключе, а их критики  в отрицательном. На Западе в годы [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] получила широкую известность пропагандистская [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], согласно которой [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] наравне с [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] был одной из форм тоталитаризма. Эта модель стала предметом исследований в области [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
При использовании в настоящее время этого термина, как правило, подразумевается, что режимы [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] были тоталитарными[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Различные авторы также относят к тоталитарным режимы [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], «[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]» в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] во [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и др. Иногда термин используется для характеристики отдельных аспектов политики (например, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] при президенте [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]). Вместе с тем, подобное применение понятия «тоталитаризм» продолжает вызывать критику[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Критики выражают несогласие с приравниванием политических систем [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], произвольным употреблением термина политиками, противопоставлением обвиняемых в тоталитаризме режимов [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
Признаки тоталитарного общества по версии К. Фридриха и З. Бжезинского
В своей работе «Тоталитарная диктатура и автократия» (1956 г.) [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], на основе эмпирического сравнения сталинского СССР, нацистской Германии и фашистской Италии, сформулировали ряд определяющих признаков тоталитарного общества[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Исходный перечень состоял из шести признаков, но во втором издании книги авторы добавили ещё два, а впоследствии другие исследователи также вносили уточнения:
Наличие одной всеобъемлющей [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], на которой построена политическая система общества.
Наличие единственной партии, как правило, руководимой [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], которая сливается с государственным аппаратом и тайной полицией.
Крайне высокая роль государственного аппарата, проникновение государства практически во все сферы жизни общества.
Отсутствие [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
Жёсткая идеологическая [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] всех легальных каналов поступления информации, а также программ среднего и высшего образования. Уголовное наказание за распространение независимой информации.
Большая роль государственной [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], манипуляция массовым сознанием населения.
Отрицание традиций, в том числе традиционной [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], и полное подчинение выбора средств поставленным целям (построить «новое общество»).
Массовые [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] со стороны силовых структур.
Уничтожение индивидуальных [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и свобод.
Централизованное [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] экономики.
Почти всеобъемлющий контроль правящей партии над [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и распространением оружия среди населения.
Приверженность [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
Административный контроль над отправлением [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
Стремление стереть все границы между государством, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и личностью[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
44. Понятие, основные характеристики и соотношение политических изменений и политического развития
Понятие «политический процесс» тесно связано с понятиями «политическое изменение» и «политическое развитие». Политический процесс как динамическая характеристика политики существует в виде политического изменения и политического развития. Чем же эти два понятия отличаются друг от друга?
Политическое изменение мы можем представить как появление новых характерных черт (новой характерной черты) в способе и характере взаимодействия между политическими субъектами, между политической системой и внешней средой. Говоря о политическом изменении, мы подразумеваем, что эти перемены происходят в рамках одной и той же политической системы с одними и теми же качественными характеристиками. В ходе него происходит воспроизводство политической системы в целом и его отдельных частей. Однако это воспроизводство не является полным, новое состояние политической системы и его составляющих отличается от предыдущего. Появляющиеся новые характерные черты в способе и характере взаимодействия мы можем рассматривать в основном как количественные изменения. Масштабом политических изменений является масштаб повседневной жизни и истории.
Политическое развитие мы можем охарактеризовать как последовательную смену качественных состояний политической системы в целом и ее отдельных составных частей. Другими словами, политическое развитие основано на качественных изменениях. Масштаб политического развития это в основном масштаб эволюции.
Необходимо отметить, что четкую границу между политическим изменением и политическим развитием провести достаточно сложно. Сложность заключается не только в том, что исследователям, живущим в повседневности, трудно оценить изменения в более крупных масштабах, но и в расплывчатости границы между этими масштабами, а также в том, что все эволюционные процессы происходят в результате накопления повседневных и исторических перемен. Политическое развитие непосредственно недоступно простому наблюдателю, поскольку на практике оно проявляется и реализуется в политических изменениях.
Например, смена монарха на троне в результате смерти предыдущего, несмотря на разницу в политических качествах этих личностей, на разницу в проводимых политических курсах, это событие может рассматриваться как политическое изменение. Оно принесло в политический процесс новые качества в способе и характере взаимодействия между политическими субъектами и, возможно, между системой и средой, но не принесло с собой качественных изменений самой политической системы и ее составляющих. Другой пример победа на выборах очередного Президента. Такая победа знаменует собой политические изменения в рамках очередного электорального цикла. Она, несомненно, принесла новые качества в способе и характере взаимодействия между политическими субъектами, но эти изменения осуществлялись в рамках воспроизводства политической системы, а не ее качественной смены.
В качестве примера политического развития можно привести создание наций-государств с республиканской формой правления в Западной Европе в период Нового времени в результате буржуазных преобразований и революций. Здесь уже речь идет о серьезных качественных изменениях, носящих эволюционный характер. Вместе с тем эти длительные эволюционные процессы реализовывались посредством накопления количественных политических изменений, постепенно перешедших в качественные.
Следует отметить, что термином «политическое развитие» целесообразно обозначать не однонаправленное развитие, имеющее логический конец (то есть не реализацию некого христианского, просвещенческого, коммунистического и т,п. проекта). Политическое развитие процесс, имеющий несколько эволюционных альтернатив, выбор которых зависит от конкретной совокупности влияющих на него факторов. Тем более у политического развития нет единого заданного алгоритма. Кроме того, политическое развитие осуществляется не линейно. Исследователи отмечают его циклический, волнообразный, дискретный и т.д. характеры. Таким образом политическое развитие можно охарактеризовать как процесс, идущий разными путями с различными конкретными результатами.
45. современные теории политического развития

46. Понятия устойчивости, стабильности, кризис в политических исследованиях.

47. Современные теории модернизации
в основу теории модернизации, представляющей собой совокупность различных схем и моделей анализа, позволяющих описывать и раскрывать динамику преодоления отсталости традиционных государств.

этап либерализации, который характеризуется обострением противоречий в авторитарных и тоталитарных режимах и началом размывания их политических основ. Возникновение кризиса идентичности, падение авторитета теряющей эффективность власти, выявление изъянов институциональной системы способствуют разложению правящего режима. Разногласия между сторонниками демократии и правящими кругами провоцируют идейную и политическую борьбу в обществе, нарастание активности общественных движений и усиление оппозиции. В результате начальной стадии борьбы устанавливается «дозированная демократия», легализующая сторонников преобразований в политическом пространстве. В обществе начинается широкая дискуссия по вопросам демократизации, формируются новые правила «политической игры»;
этап демократизации отличается институциональными изменениями в сфере власти. Идет вживление демократических институтов (выборов, партий) и соответствующих ценностей в политическую систему. Стимуляция общественных инициатив ведет к формированию основ гражданского общества. Это время поиска «политического синтеза», при котором традиционные институты власти сочетают свои действия с универсальными приемами и методами государственного управления.
Кардинальное значение на этом этапе имеет вопрос о достижении согласия между правящими кругами и демократической контрэлитой. Отстраняемые от власти чиновники, генералитет представляют собой серьезную угрозу демократии в силу оставшихся связей, влияния на конкретные институты власти. В результате возникает проблема организации союза тех, кто находился у власти, и тех, кто пришел на смену. В целом для успешного реформирования государств необходимо достичь трехосновных консенсусов между этими двумя группами: относительно прошлого развития общества (дабы избежать «охоты на ведьм»); по поводу установления первостепенных целей общественного развития; по определению правил «политической игры» правящего режима.* Формами установления такого типа консенсусов могут быть: внутриэлитарный сговор, общественный договор, исторический компромисс, заключение пакта. Наиболее типичной и распространенной формой согласия между элитарными кругами с учетом новой перспективы развития является пакт. Он предполагает синтез элитарных слоев на базе признания ими новых ценностей, заключение идеологического союза. Итоговым документом, ставящим черту под этим соглашением, является демократическая конституция;
третий этап переходных преобразований – консолидация демократии, когда осуществляются мероприятия, обеспечивающие необратимость демократических преобразований в стране. Это выражается в обеспечении лояльности основных акторов (оппозиции, армии, предпринимателей, широких слоев населения) по отношению к демократическим целям и ценностям, в процессе децентрализации власти, осуществлении муниципальной реформы. Как считает английский ученый М. Гарретон, критериями необратимости демократии являются: превращение государства в гаранта демократического обновления и его демилитаризация; автономность общественных движений и трансформация партийной системы; быстрый экономический рост, повышение уровня жизни населения; рост политической активности граждан, приверженных целям демократии.

48. Современные концепции транзитологии
транзитологии – отрасли знания, исключающей какие-либо ценностные и целевые критерии при описании процесса трансформации переходных государств и обществ.

Следующим крупным направлением теории политических изменений выступает разработка (иногда параллельно с концепциями 'политического развития') политической транзитологии, которая разворачивается в западной политологии с начала 1970-х годов. Под центральным понятием 'политический переход' в рамках этой теории обычно понимаются социальные и институциональные преобразования, связанные с продвижением от автократических, тоталитарных и авторитарных режимов к демократическим способам управления. Как уже выше было замечено, подобное видение, конечно же, заужает понятие 'перехода', поскольку в широком смысле последнее может в себя включать все исторические формы переходных процессов: от революционных до эволюционных, от современных до традиционных и т. д.
Политическая транзитология имеет определенную предысторию. Идеи политических переходов можно обнаружить еще в трудах Аристотеля и Полибия, Макиавелли и Мора, но предтечами современных транзитологических концепций следует считать К. Маркса и А. де Токвиля, давших классический анализ переходных процессов прежде всего на основе изучения революционных изменений и политических трансформаций во Франции с конца XVIII по конец XIX века. Маркс выделяет в 'Восемнадцатом брюмера Луи Бонапарта' (1852) социально-экономические детерминанты политических трансформаций, тогда как Токвиль в 'Старом порядке и революции' (1856) на первый план выносит институциональные характеристики переходов. По мнению А. де Токвиля, при переходе от 'ancien regime' к демократической республике, во-первых, вначале происходит ослабление старых институтов, которые теряют эффективность и поддержку; во-вторых, наступает революционный взрыв, который окончательно разрушает старые формы, и в-третьих, в постреволюционный период многие обычаи и правила, компоненты институтов вновь воспроизводятся. Впоследствии это подготовило почву для реставрации монархии Бурбонов или восстановления Наполеоном III империи.
В контексте политических переходов Токвиль выделяет консервативную роль бюрократии, ухитрявшуюся сохранять в новых институциональных формах множество старых правил игры. Парадоксальным ему представлялось и то, что при всех изменениях во Франции центральных органов власти, когда 'верхушка администрации менялась при каждом перевороте, самый организм ее оставался незатронутым и жизнеспособным, прежние функции исполнялись прежними чиновниками, которым удавалось пронести через многообразие законов свой дух и образ действия. Они судили и управляли именем короля, затем именем республики, наконец - именем императора. Затем колесо судьбы завершало очередной поворот, и они вновь управляли и судили во имя короля, во имя республики, во имя императора, оставаясь теми же и свершая те же действия. Какое им было дело до имени господина?'43 Эта идея Токвиля о воспроизводстве старых правил игры в новых политических формах выглядит как нельзя более актуальной для России, где в ряде случаев произошла 'чудесная метаморфоза' при превращении коммунистической номенклатуры в демократических управленцев.
Но все же специально теорию транзитологии западные политологи начали активно разрабатывать только в 1970-е годы44. Появление этой методологической конструкции во многом было связано с критическим анализом и попытками преодоления недостатков теории политической модернизации. Одним из первых политологов, предпринявших попытку разработки модели демократического перехода, Д. Растоу начинает с того, что разграничивает свой 'генетический подход' с 'подходом функциональным', на который опирается большинство авторов концепций модернизации. В статье, написанной в 1970 г., им формулируется исходное положение для построения динамической модели политической трансформации: 'Факторы, обеспечивающие устойчивость демократии, не обязательно равнозначны тем, которые породили данную форму устройства политической системы: при объяснении демократии необходимо проводить различия между ее функционированием и генезисом'45. Новизна этого подхода состояла в переносе акцентов с постоянных факторов, обеспечивающих функционирование режима, на все время изменяющийся контекст политической динамики, его генетические предпосылки и переменные величины, определяющие характер, направление и темпы движения.
В то же время Д. Растоу ограничивает свою модель 'генезиса демократии' странами, в которых основные причины политического перехода находятся 'внутри', а не зависят прежде всего от 'толчка извне', как это произошло в Германии и Японии после их поражения во II мировой войне, а также с государствами, в которые демократические институты были импортированы иммигрантами (Австралия, Новая Зеландия, Канада и т. д.).
В целом переход к демократии осуществляется при наличии двух взаимосвязанных предпосылок: наличии определенного уровня национального единства при одновременном существовании политического противоборства основных социальных сил. На материале сравнительного анализа опыта перехода к демократии двух стран (Швеции с 1890 по 1920 г. и Турции с 1940 по 1960 г.) Растоу выделяет три основные фазы переходной динамики. Во-первых подготовительная (preparatory) фаза, характеризующаяся развёртывающимся конфликтом, борьбой основных социальных сил и их коалиций (в Швеции фермеры, рабочий класс и городские средние слои борются на рубеже XIX - XX вв. с консервативным альянсом бюрократии, крупных землевладельцев и промышленников). Во-вторых, фаза принятия решений (decision phase), на которой вырабатывается формула 'великого компромисса между основными акторами', исторического соглашения, определяющего основные правила демократической игры. И в-третьих, фаза закрепления (habituation), когда происходит утверждение новых форм общения людей и становление демократических институтов. Итак, логика перехода от автократии к демократии выстраивается Д. Растоу следующим образом: от достижения национального единства через социальное противоборство и исторические компромиссы к закреплению новых правил игры и становлению институтов демократического государства.
В 1980 - 90-е годы разрабатывается целый блок моделей демократического перехода, связанных с именами А. Пржеворского, Ф. Шмиттера, Г. О'Доннела, X. Линца, С. Хантингтона и др. Например, стоящий на позициях 'аналитического марксизма' А. Пржеворский в центр своей концепции перехода к рынку и демократии ставит динамику соотношения социальных сил, выделяя на основе этого критерия две основные фазы: 'либерализацию' и 'демократизацию'. На первой фазе изменение соотношения сил между правящей и оппозиционной группировкой, связанное с усилением давления 'снизу' и расколом 'сверху', либо может привести к конфронтации, которая вызовет репрессии и усиление авторитаризма, либо, наоборот, ослабит его 'старые' политические институты. Вторая фаза непосредственной демократизации связана уже с неким продвижением реформаторов вперед и достижением компромисса с умеренными силами правящей элиты по поводу конституирования основных демократических институтов, возможность которого открывается при перевесе сил оппозиции и поддержке их действий 'снизу'46.
Таким образом, скорость прохождения фаз и выбор альтернативных путей перехода к демократии во многом обусловлены расстановкой и соотношением сил основных политических акторов. На близкой позиции стоят известные транзитологи Ф. Шмиттер и Г. О'Доннел, которые больше внимания уделяют аспектам институционализации политических изменений, а также добавляют еще одну, третью их фазу - ресоциализацию, на которой происходит освоение гражданами демократических ценностей и правил игры, включение их в новую политическую систему. Ключевым моментом перехода к демократической системе, по их мнению, является принятие всеми политическими силами новых институциональных механизмов, в соответствии с которыми власть отдельных лидеров и определенных элитных групп заменяется надперсональным и неопределенным господством официальных процедур и конституционных норм47.
В рамках транзитологических подходов выделяются концепции, уделяющие основное внимание исследованию экзогенных (С. Хантингтон) и эндогенных (X. Линц) аспектов перехода от авторитаризма к демократии. В своей работе 'Третья волна' (1991) директор Института стратегических исследований Гарвардского университета С. Хантингтон утверждает, что переходные процессы внутри отдельных стран можно объяснить лишь в контексте глобальных политических изменений, мировых 'волн демократизации'. Таких волн в нынешнем столетии было всего три: пик первой волны пришелся на завершение первой мировой войны, когда рухнули многие автократические режимы, развалились Австро-Венгерская, Германская, Оттоманская и Российские империи. Затем последовал мощный откат назад и установление авторитарных и фашистских режимов (Германия, Италия и др.). В 1922 году в мире насчитывалось 32 демократические страны, а спустя двадцать лет их осталось только 12. Пик второй волны попал на 1950-е годы, но к началу 1970-х их число снова уменьшается. Начиная с 1974 года в границах третьей волны около 40 государств постепенно переходят от авторитарного к демократическому правлению. Постепенная внутренняя демократизация осуществляется под влиянием экзогенных факторов мирового процесса. Но при этом возможны три разных пути демократизации, зависящие уже от эндогенных факторов: 1) трансформация (transformation), при которой сильная правительственная группировка диктует оппозиции условия пакта о демократизации страны; 2) перегруппировка (transplacement), когда существует баланс сил между правительством и оппозицией, в результате которого замена руководителей происходи путем переговоров и 3) замена (replacement), в ходе которой под давлением масс 'снизу' оппозиция сменяет правительство48.
49. Понятие, основные компоненты и функции политической культуры
Сущность и понятие политической культуры

Многое из того, что в настоящее время относится к политической культуре, содержалось еще в Священном Писании, анализировалось и описывалось мыслителями древности Конфуцием, Платоном, Аристотелем. Однако сам термин появился много позже – в XVIII в. в трудах немецкого философа-просветителя И. Гердера. Теория же, описывающая эту группу политических явлений, сформировалась только в конце 50-х – начале 60-х гг. XX столетия в русле западной политологической традиции.
Американский теоретик Г. Алмонд, исследуя политическую систему, выделил два уровня ее анализа: институциональный, характеризовавший институты и их функции, нормы и механизмы формирования государственной политики, и ориентационный, выражающий особые формы ориентации населения на политические объекты. Эти ориентации содержали в себе «познавательные» (представая как знания о строении политической системы, ее основных институтах, механизмах организации власти), «эмоциональные» (выражающие чувства людей к тем, кто обеспечивал функционирование властных институтов и олицетворял власть в глазах населения), а также «оценочные» (выступающие как суждения, опирающиеся на ценностные критерии и стандарты рценки политических явлений) аспекты. В совокупности эти ориентации и характеризуют, по мнению Алмонда, такое специфическое явление, как политическая культура.
Анализ этих сторон отношения человека к политической системе сосредоточивая внимание на разделяемых людьми ценностях, локальных мифологиях, символах, ментальных стереотипах и прочих аналогичных явлениях, давал возможность понять, почему, например, одинаковые по форме институты государственной власти в разных странах действуют порой совершенно по-разному. Таким образом, идея политической культуры позволяла глубже исследовать мотивацию политического поведения граждан и институтов, выявить причины множества конфликтов, которые невозможно было объяснить, опираясь на традиционные для политики причины: борьбу за власть, перераспределение ресурсов и т.д.
Впоследствии американцы С. Верба, Л. Пай, В. Розенбаум, англичане Р. Роуз и Д. Каванах, немецкий теоретик К. фон Бойме, французы М. Дюверже и Р. Ж. Шварценберг, голландец И. Инглхарт и другие ученые существенно дополнили и развили учение о политической культуре. Причем, несмотря на то, что практически всеми учеными политическая культура связывалась с наличием ценностной мотивации, верований, присущих национальному характеру идеалов и убеждений, вовлекающих человека в политическую жизнь, тем не менее для многих из них данное понятие стало символом обобщенной характеристики всего субъективного контекста политики. Как, в частности, писал С. Верба, «политическая культура – это то, что задает форму проявления связи между событиями в политике и поведением индивидов как реакции на эти события; дело в том, что, хотя политическое поведение индивидуумов и групп... является ответом на действия официальных лиц из правительства, войны, избирательные кампании и тому подобное, оно еще в большей степени определяется тем (символическим) значением, которое придается каждому из этих событий людьми, их наблюдающими. Можно сказать, что это не более чем проявление того, как люди воспринимают политику и как они интерпретируют то, что видят».* Неудивительно, что в русле такого подхода политическая культура расценивается некоторыми теоретиками как не более чем «новый термин для старой идеи».**

* Verba S. Conclusions: Comparative Political Culture//Pye L., Verba S. Political Culture and Political Development. Princeton, 1965. P. 516.
** Kavanagh D. Political Science and Political Behaviour. London, 1983. P. 48.

И все же понятие политической культуры постепенно завоевало свое место в науке, все больше и больше проявляя свой специфический характер в отражении политических явлений. В настоящее время в политологии сложилось три основных подхода в трактовке политической культуры. Одна группа ученых отождествляет ее со всем субъективным содержанием политики, подразумевая под ней всю совокупность духовных явлений (Г. Алмонд, С. Верба, Д. Дивайн, Ю. Краснов и др.). Другая группа ученых видит в политической культуре проявление нормативных требований (С. Вайт) или совокупность типичных образцов поведения человека в политике (Дж. Плейно). В данном случае она предстает как некая матрица поведения человека (М. Даглас), ориентирующая его на наиболее распространенные в обществе нормы и правила игры и, таким образом, как бы подтягивающая его действия к сложившимся стандартам и формам взаимодействия с властью.
Третья группа ученых понимает политическую культуру как способ, стиль политической деятельности человека, предполагающий воплощение его ценностных ориентации в практическом поведении (И. Шапиро, П. Шаран, В. Розенбаум). Такое понимание раскрывает практические формы взаимодействия человека с государством как выражение им своих наиболее глубинных представлений о власти, политических целей и приоритетов, предпочтительных и индивидуально освоенных норм и правил практической деятельности. Характеризуя неразрывную связь практических действий человека в сфере власти с поиском своих политических идеалов и ценностей, политическая культура интерпретируется как некая постоянно воспроизводимая на практике духовная программа, модель поведения людей, отражающая самые устойчивые индивидуальные черты поведения и мышления, не подверженные мгновенным изменениям под влиянием конъюнктуры или эмоциональных переживаний.
В этом смысле стиль политической деятельности человека раскрывает политическую культуру как совокупность наиболее устойчивых форм, «духовных кодов» его политического поведения, свидетельствующих о степени свободного усвоения им общепризнанных норм и традиций государственной жизни, сочетании в его повседневной активности творческих и стандартных для конкретного общества приемов реализации прав и свобод и т.д. В этом смысле политическая культура представляет собой форму освоенного человеком опыта прошлого, того позитивного наследия, которое оставлено ему предшествующими поколениями. И поскольку в мышлении и поведении человека всегда сохраняется определенный разрыв между освоенными и неосвоенными им нормами и традициями политической игры, сложившимися в обществе традициями и обычаями гражданской активности, то у него сохраняется и мощный источник переоценки и уточнения своих ориентиров и принципов, а следовательно, и развития своей политической культуры.
В настоящее время понятие политической культуры все больше обогащается смыслами, производными от «культуры» как особого явления, противопоставляемого природе и выражающего целостность жизненных проявлений общества. В силу этого и политическая культура все больше рассматривается как политическое измерение культурной среды в конкретном обществе, как характеристика поведения конкретного народа, особенностей его цивилизационного развития. В этом смысле политическая культура выражает движение присущих народу традиций в сфере государственной власти, их воплощение и развитие в современном контексте, влияние на условия формирования политики будущего. Выражая этот «генетический код» народа, его дух в символах и атрибутах государственности (флаге, гербе, гимне), политическая культура по-своему интегрирует общество, обеспечивает в привычных для людей формах стабильность отношений элитарных и неэлитарных слоев общества.
Так понятые политические культуры различных обществ взаимосвязаны не по типу «низшая-высшая», а как самостоятельные духовные системы, отторгающие или поглощающие (ассимиляция) одна другую либо взаимопроникающие и усваивающие язык и ценности друг друга (аккомодация). Поэтому невозможно признавать наличие высоких или низких политических культур; считать, что одна культура может быть ступенькой или целью развития другой; что культуры в обществе может быть больше или меньше. Политическая культура – это органически присущая обществу характеристика его качественной целостности, проявляющаяся в сфере публичной власти.
Рационально обобщая описанные подходы, политическую культуру можно определить как совокупность типичных для конкретной страны (группы стран) форм и образцов поведения людей в публичной сфере, воплощающих их ценностные представления о смысле и целях развития мира политики и закрепляющих устоявшиеся в социуме нормы и традиции взаимоотношения государства и общества.
Однако, несмотря на свою нейтральность (невозможность применять критерии одной культуры для оценки другой), политико-культурные явления все же обладают некой ценностной определенностью. Иными словами, если субъект руководствуется идеями, пренебрегающими ценностью человеческой жизни, чувствами неприязни и ненависти, ориентируется на насилие и физическое уничтожение другого, то распадается сама ткань политической культуры. В этом случае в сфере власти культурные ориентиры и способы политического участия уступают место иным способам политических взаимоотношений. Поэтому фашистские, расистские, шовинистические движения, геноцид и терроризм, охлократические формы протеста и тоталитарный диктат властей не способны поддерживать и расширять культурное пространство в политической жизни.
Таким образом, констатируя невозможность построения всех форм участия граждан в политике на образцах культуры, а также признавая разную степень обусловленности институтов власти принятыми в обществе ценностями, следует признать, что политическая культура способна сужать или же расширять зону своего реального существования. Вследствие этого она не может быть признана универсальным политическим явлением, пронизывающим все фазы и этапы политического процесса. Развиваясь по собственным законам, она способна оказывать влияние на формы организации политической власти, строение ее институтов, характер межгосударственных отношений.
В то же время политическая культура вмещает в себя чрезвычайно широкий круг гуманистически ориентированных ценностей (и обусловленных ими форм поведения), которые отличают разнообразие жизни конкретных обществ, слоев населения, их обычаев и традиций. Применительно к отдельному обществу это означает и то, что его политическая культура содержит разнообразные субкультуры, т.е. локальные, относительно самостоятельные группы ценностей, норм, стереотипов и приемов политического общения и поведения, поддерживаемых отдельными группами населения.

Функции политической культуры

Воплощая целостно-смысловую детерминацию активности человека в сфере власти, политическая культура характеризует его способность понимать специфику своих властно значимых интересов, действовать при достижении целей не только в соответствии с правилами политической игры, но и творчески перестраивая приемы и способы деятельности при изменении потребностей и внешних обстоятельств. Сочетая ценностную мотивацию с чувственными и рациональными побуждениями человеческих действий, политическая культура не просто содержит в себе элементы, позволяющие человеку одновременно выглядеть «логичным», «нелогичным» и «внелогичным» (В. Парето), но и проявляется в самых разнообразных формах. В частности, она может существовать в виде духовных побуждений и ориентации человека, в опредмеченных формах его практической деятельности, а также в институциализированном виде, т.е. будучи закрепленной в строении органов политического и государственного управления, их функциях. Поскольку не все ценности одновременно воплощаются практически и уж тем более институционально, постольку между названными формами проявления политической культуры всегда имеются определенные противоречия.
Политической культуре свойственны определенные функции в политической жизни. К важнейшим можно отнести следующие функции:
- идентификации, раскрывающей постоянную потребность человека в понимании своей групповой принадлежности и определении приемлемых для себя способов участия в выражении и отстаивании интересов данной общности;
- ориентации, характеризующей стремление человека к смысловому отображению политических явлений, пониманию собственных возможностей при реализации прав и свобод в конкретной политической системе;
- предписания (программирования), выражающей приоритетность определенных ориентации, норм и представлений, задающих и обусловливающих определенную направленность и границы конструирования поведения человека;
- адаптации, выражающей потребность человека в приспособлении к изменяющейся политической среде, условиям осуществления его прав и властных полномочий;
- социализации, характеризующей приобретение человеком определенных навыков и свойств, позволяющих ему реализовывать в той или иной системе власти свои гражданские права, политические функции и интересы;
- интеграции (дезинтеграции), обеспечивающей различным группам возможность сосуществования в рамках определенной политической системы, сохранения целостности государства и его взаимоотношений с обществом в целом;
- коммуникации, обеспечивающей взаимодействие всех субъектов и институтов власти на базе использования общепринятых терминов, символов, стереотипов и других средств информации и языка общения.
В процессе реализации своих функций политическая культура способна оказывать тройственное влияние на политические процессы и институты. Во-первых, под ее воздействием могут воспроизводиться традиционные для общества формы политической жизни. Причем в силу устойчивости ценностных ориентации в сознании человека такая возможность сохраняется даже в случае изменения внешних обстоятельств и характера правящего режима. Поэтому и в периоды проводимых государством реформ целые слои населения могут поддерживать прежние политические порядки, противодействуя новым целям и ценностям. Такая способность политической культуры хорошо объясняет то, что большинство революций нередко заканчивается либо определенным возвратом к прежним порядкам (означающим невозможность населения внутренне освоить новые для себя цели и ценности), либо террором (только и способным принудить людей к реализации новых для них принципов политического развития).
Во-вторых, политическая культура способна порождать новые, нетрадиционные для общества формы социальной и политической жизни, а в-третьих, комбинировать элементы прежнего и перспективного политического устройства.
В различных исторических условиях, а чаще всего при нестабильных политических процессах некоторые функции политической культуры могут затухать и даже прекращать свое действие. В частности, может весьма значительно снижаться коммуникативная способность политических норм и традиций государственной жизни, в результате чего неизбежно обостряется полемика между различными общественными группами, и особенно теми из них, которые придерживаются противоположных позиций относительно правительственного курса. Вместе с тем в переходных процессах нередко возрастает способность политической культуры к дезинтеграции систем правления, основанных на непривычных для населения целях и ценностях.

Структура политической культуры

Политическая культура – явление полиструктурное, многоуровневое. Многообразные связи политической культуры с различными социальными и политическими процессами предопределяют ее сложное строение и организацию. Разнообразные внутренние структуры политической культуры отражают технологию формирования политического поведения субъектов, этапы становления политической культуры конкретной страны, наличие разнообразных субъектов (элит, электората, жителей отдельных стран и регионов), но главное – различный характер и удельный вес различных ценностей.
Так, к примеру, В. Розенбаум считает, что ориентации людей относительно политической системы есть «базовые компоненты политической культуры».* В частности, он предлагает дифференцировать ориентации на следующие блоки:

* Rosenbaum W. A. Political Cultur: Basic Concept in Political Science. N.Y., Pr. publ. 1975. P. 6.

ориентации относительно институтов государственного управления; в этот блок входят ориентации относительно режима (государственных институтов, норм, символов, официальных лиц) и относительно «входов» и «выходов» политической системы, выражающих оценку различных требований к государственной власти, ее решений, эффективности их реализации;
ориентации относительно «других» в политической системе, включающие политическую идентификацию (осознание принадлежности к нациям, государствам, жителям определенных районов и др.), политическую веру (означающую убежденность человека в позитивных или негативных последствиях действий взаимодействующих с ним людей) и выработку субъективных предпочтений относительно «правил игры» и господствующего правопорядка;
ориентации относительно собственной политической деятельности, включающие оценку своей политической компетентности (при участии в политической жизни, использовании при этом определенных ресурсов), веру в свою способность оказывать реальное воздействие на институты власти.
Политические ориентиры и ценности могут структурировать политическую культуру и с учетом их различного значения и роли для формирования политической деятельности человека. В этом смысле могут выделяться мировоззренческие, гражданские и собственно политические ценности.
Так, ценностная ориентация человека на мировоззренческом уровне встраивает представления о политике в его индивидуальную картину мира, индивидуальное восприятие жизни. Это заставляет его соотносить свои нравственно-этические представления (о добре, смысле жизни) с особенностями политической сферы, формировать представления о роли политики в достижении им своих главных жизненных целей. В рамках гражданских ориентиров человек осознает свои возможности как участника публичных отношений, в которых действуют особые органы и институты (органы государственного управления, суд и др.), чья деятельность влияет на наличие и реализацию его прав и свобод. С точки зрения собственно политических представлений человек вырабатывает свое отношение к практическим формам деятельности конкретного правительства, партий, официальных лиц и т.д.
На каждом из этих уровней у человека могут складываться довольно противоречивые представления. Причем отношение к конкретным политическим событиям изменяется, как правило, значительно быстрее, нежели мировоззренческие принципы, в силу чего восприятие новых целей и ценностей, переосмысление истории и т.д. осуществляются крайне неравномерно. Все это придает процессам формирования и развития политической культуры дополнительную сложность и противоречивость. А степень соответствия уровней ценностной ориентации непосредственно определяет характер целостности и внутренней неравновесности политической культуры.
Типичным способом структуризации политической культуры является различение ценностных ориентиров и способов политического поведения в зависимости от принадлежности людей к социальным, национальным, демографическим, территориальным, конфессиональным, ролевым (элита и электорат) и другим общественным группам. Тем самым политическая культура предстает как совокупность субкультурных образований, характеризующих наличие у их носителей существенных (и несущественных) различий в отношении к власти и государству, правящим партиям, в способах политического участия и т.д.
Такой подход позволяет увидеть, что в конкретных странах и государствах наибольшим политическим влиянием могут обладать, например, религиозные (в Северной Ирландии и Ливане), этнические (в Азербайджане) или элитарные (в переходных обществах) субкультуры. В этом смысле наиболее важными элементами субкультурной дифференциации политической культуры являются личностные особенности лидеров и элиты, характеризующие их способности к выражению интересов рядовых граждан и эффективному управлению и росту легитимации власти.

50. Проблема классификации политических культур. Понятие субкультуры.
Критерии типологизации политической культуры

На протяжении развития разнообразных государств и народов выработано множество типов политической культуры, выражающих преобладание в стиле политического поведения граждан определенных ценностей и стандартов, форм взаимоотношений с властями, а также иных элементов, сложившихся под доминирующим воздействием географических, духовных, экономических и прочих факторов.
В основании типологии политических культур могут лежать достаточно приземленные факторы, отражающие, к примеру, специфику разнообразных политических систем (X. Экстайн), стран и регионов (Г. Алмонд, С. Верба), типов ориентации граждан в политической игре (в частности, моралистских, индивидуальных или традиционных – Д. Элазар), открытость (дискурсивность) или закрытость политических ценностей к инокультурным контактам (Р. Шварценберг), внутреннюю целостность культурных компонентов (Д. Каванах), идеологические различия (Е. Вятр) и др.
Особую известность в науке получила классификация политической культуры, предложенная Г. Алмондом и С. Вербой в книге «Гражданская культура» (Нью-Йорк, 1963). Анализируя и сопоставляя основные компоненты и формы функционирования политических систем Англии, Италии, ФРГ, США и Мексики, они выделили три «чистых» типа политической культуры: парохиальный (приходской, «местечковый», патриархальный), для которого характерно отсутствие интереса граждан к политической жизни, знаний о политической системе и значимых для людей ожиданий от ее деятельности; подданнический с сильной ориентацией на политические институты и невысоким уровнем индивидуальной активности граждан; партиципаторный (от англ. participation – участие), свидетельствующий о заинтересованности граждан в политическом участии и о проявлении ими такой активности. Авторы подчеркивали, что на практике данные типы политической культуры взаимодействуют между собой, образуя смешанные формы с преобладанием тех или иных компонентов. Причем самой массовой и одновременно оптимальной, с точки зрения обеспечения стабильности политического режима, является синтетическая культура «гражданственности», в которой преобладают подданнические установки и соответствующие формы участия людей в политике.
Учитывая различную степень освоения гражданами различных ценностей, норм, стандартов, характерных для разных стран, в науке выделяют консенсуальный и поляризованный типы политической культуры. В политической культуре консенсуального типа отмечается наличие весьма высокой сплоченности населения на базе относительно ведущих ценностей, целей, которые стоят перед государством и обществом. Поэтому здесь, как правило, высока и лояльность граждан к правящим кругам и целям режима.
В поляризованной политической культуре сложившиеся в обществе субкультуры отличаются резким несовпадением базовых ценностей и ориентиров политической деятельности населения (разрывом горизонтальных субкультур), элиты и электората (разрывом вертикальных субкультур). В странах с фрагментированной политической культурой у населения чаще всего отсутствует прочное согласие относительно целей общественного развития, основных методов реформирования страны, моделей будущего.
Степень и глубина взаимонепонимания обычно не совпадают, поэтому в рамках этого типа политической культуры выделяются и своеобразные подтипы. Например, можно говорить о фрагментированных (сегментированных) политических культурах, в рамках которых, в отличие от отношений внутри поляризованной политической культуры, существует определенный общественный консенсус по поводу самых основных – национальных – ценностей. В то же время, как подчеркивает В. Розенбаум (и как уже отмечалось ранее), здесь местная лояльность нередко превалирует над национальной, слаба действенность правовых, легитимных процедур, распространено острое недоверие социальных групп друг к другу, и поэтому приходящие к власти правительства нестабильны и недолговечны.
Наличие сегментированных политических культур весьма типично для переходных обществ или тех, в которых идет процесс формирования титульной нации. В этих условиях велика доля апатичных и отчужденных от власти слоев населения, ведутся острые политические дискуссии относительно целей и способов общественных преобразований.
Учитывая особую роль государства и других политических институтов в воспроизводстве образцов политического мышления и поведения, в науке различают также официальную, поддерживаемую институтами государства, и реальную политическую культуру, воплощающую ценности и соответствующие им формы практического поведения большинства или значительной части населения. Так, в ряде стран Восточной Европы, где идеи социализма в значительной мере внедрялись под давлением государства, при первых же демократических преобразованиях («бархатных революциях») они уступили место официальных показателей приверженности этих стран марксизму-ленинизму реальным ориентирам и ценностям граждан.
В то же время типы политической культуры могут определяться и на более общих основаниях, способных обнажить самые универсальные черты разнообразных стилей политического поведения граждан в тех или иных странах. Например, можно говорить о рыночной политической культуре, в которой политика понимается людьми как разновидность бизнеса и рассматривается в качестве акта свободного обмена деятельностью граждан, и этатистской, которая характеризуется главенствующей ролью государственных институтов в организации политической жизни и определении условий политического участия индивида (Э. Баталов).

Особенности политических культур западного и восточного типов

В содержательном отношении существуют и более общие критерии типологизации политической культуры, заданные, в частности, спецификой цивилизационного устройства особых полумиров – Востока и Запада, Юга и Севера, ценности и традиции которых являются фундаментом практически всех существующих в мире типов политической культуры.
Идеалы политической культуры западного типа восходят к полисной (городской) организации власти в Древней Греции, предполагавшей обязательность участия граждан в решении общих вопросов, а также к римскому праву, утвердившему гражданский суверенитет личности. В целом ценности и стандарты западной политической культуры формировались по мере и на основе последовательного повышения роли и значения личности в политической жизни общества, установления контроля гражданского общества над государством. Огромное влияние на содержание этих ценностей и стандартов оказали и религиозные ценности христианства, прежде всего его протестантской и католической ветвей, а также особая роль философии, выступавшей в качестве автономной духовной силы и воплощавшей критическое отношение как к социальной действительности, так и к религиозной картине мира.
Экономическим фундаментом западного образа жизни, в лоне которого формировались основные идеи, институты и отношения политической жизни, стал индустриальный тип производственных отношений, который в сочетании с духовным влиянием католицизма, и особенно протестантизма, утвердил важнейшие принципы социального и политического взаимодействия. Для человека греко-римской цивилизации базовым принципом его отношения к действительности было отношение к труду как к залогу жизненного преуспевания. Рациональное отношение к жизни, идеи состязательности, стремление к прогрессу: «трудись и преуспеешь», «соревнуйся и прославишься» – вот те этические максимы, которые господствовали в отношениях государства и общества, двигали развитие западной цивилизации, заставляли Запад постоянно совершать рывки в развитии производства, вели к неуклонному росту благосостояния его населения.
В силу такого типа цивилизационного развития основные ценности и ориентиры политической культуры Запада прежде всего отражали понимание самодостаточности человека для осуществления власти и отношение к политике как разновидности конфликтной, но вполне рационально организованной деятельности, в которой люди выполняют различные роли и функции. Государство воспринималось как институт, защищающий права и свободы человека, поддерживающий его социальные инициативы. При этом не существовало никаких ценностных ограничений, закрывавших для обычного человека возможности исполнения управленческих функций. Статус важнейшего регулятора политической игры утвердился за правом и законом. Ориентация на главенство законов и конституции сформировала преобладание консенсусных технологий властвования, центристский тип государственной политики.
Такая ценностная мотивация политических действий элитарных и неэлитарных слоев обусловила развитие демократической формы организации власти, закрепилась в разделении властей, создании системы сдержек и противовесов, направленных на систематический контроль общественности за правящими кругами. В настоящее время устойчивые демократические традиции позволяют западным странам гибко адаптироваться ко многим изменениям в мире, решать конфликты в духе целостности и интеграции своих сообществ.
Специфика же восточных норм и традиций политической культуры коренится в особенностях жизнедеятельности общинных структур аграрного азиатского общества, складывавшихся под воздействием ценностей арабо-мусульманской, конфуцианской и индо-буддийской культур. Базовые ценности данного мира формировались при постоянном доминировании в жизни общества властвующих структур, господстве коллективистских форм организации частной жизни, подавлении централизованными структурами условий для индивидуальной предпринимательской деятельности, возникновения и развития частной собственности. Безраздельное господство религиозных идей, воплощавших в себе не только сакральные идеи, но и мораль, право, эстетику, социальные учения, привело к тому, что религиозные доктрины практически поглотили критическую функцию светской философской науки в этих странах.
Разрешение конфликтов в таких условиях предусматривало не поощрение юридических норм, а апелляцию к моральному авторитету старших начальников. Поэтому этической максимой политической культуры восточного типа стал не закон, а обычай, не конституция, а мнение руководства. В целом длительное господство патриархально-клановой структуры общества привело к крайней слабости индивида перед лицом общины и особенно государства. Статус человека определялся его полезностью для конкретной общности, а потому власть, политика всегда воспринимались как сфера деятельности героев и выдающихся лиц.
Такого рода условия способствовали укоренению в качестве базовой ценности этого типа политической культуры убеждения в необходимости обязательного посредника между рядовым человеком и властью (гуру, учителя, старшего). Человек рассматривал политическую власть как область божественного правления. Состязательность, плюрализм, свобода исключались из атрибутов этой области жизни, а признание главенствующей роли элит дополнялось отсутствием потребности в контроле за ее деятельностью. Основным уделом человека признавались исполнительские функции, поддержание идей справедливости, порядка, гармонии верхов и низов. Не удивительно, что такие нормы постоянно порождали тенденции к изоляции верхов и низов, авторитарные тенденции, упрощение форм организации власти и политических отношений.
Противоположность базовых ориентиров западного и восточного типов имеет крайне устойчивый характер, который не могут поколебать даже серьезные политические реформы. К примеру, в Индии, где в наследство от колониального владычества Великобритании страна получила достаточно развитую партийную систему, парламентские институты и т.д., по-прежнему доминируют архетипы восточного менталитета. И поэтому на выборах главную роль играют не партийные программы, а мнения деревенских старост, князей (глав аристократических родов), руководителей религиозных общин и т.д. В свою очередь и в ряде западноевропейских стран даже повышенный интерес к восточным религиям и образу жизни тоже никак не сказывается на параметрах политической культуры, не ведет к изменению ее.
Правда, в некоторых государствах все-таки сформировался некий синтез ценностей западного и восточного типов. Так, например, технологический рывок Японии в клуб ведущих индустриальных держав, а также политические последствия послевоенной оккупации этой страны позволили усилить в ее политической культуре значительный заряд либерально-демократических ценностей и образцов политического поведения граждан. Весьма интенсивное взаимодействие Запада и Востока происходит и в политической жизни стран, занимающих срединное геополитическое положение (Россия, Казахстан и др.), – там формируется определенный симбиоз ценностных ориентации и способов политического участия граждан. И все же качественные особенности названных мировых цивилизаций, как правило, обусловливают взаимно не преобразуемые основания политических культур, сближение которых произойдет, очевидно, в далеком будущем.

Субкультура ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] sub  под и cultura  культура; подкультура) в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]  часть [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] общества, отличающаяся от преобладающего большинства, а также социальные группы носителей этой культуры. Субкультура может отличаться от [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] собственной системой ценностей, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], манерой поведения, одеждой и другими аспектами[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Различают субкультуры, формирующиеся на национальной, демографической, профессиональной, географической и других базах. Как правило, субкультура проносится человеком на протяжении всей жизни. В частности, субкультуры образуются этническими общностями, отличающимися своим диалектом от языковой нормы[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Другим известным примером являются молодёжные субкультуры.

51. Особенности политической культуры современной России.
Политическая культура отдельной страны обычно формируется в процессе переплетения различных ценностных ориентации и способов политического участия граждан, национальных традиций, обычаев, способов общественного признания человека, доминирующих форм общения элиты и электората, а также других обстоятельств, выражающих устойчивые черты цивилизационного развития общества и государства.
Базовые ценности российской политической культуры сложились под воздействием наиболее мощных, не утративших своего влияния и в настоящее время факторов. Прежде всего к ним можно отнести геополитические причины, выражающиеся, в частности, в особенностях ее лесостепного ландшафта, в наличии на большей части территории резко континентального климата, в больших размерах освоенных человеком территорий и т.д. Влияя на жизнь многих и многих поколений, эти факторы (причины) определили для значительных, в основном сельских, слоев населения основной ритм жизнедеятельности, установки и отношение к жизни. К примеру, зимне-летние циклы способствовали сочетанию в русском человеке степенности, обломовской созерцательности и долготерпения (вызванных длительной пассивностью в зимний период) с повышенной активностью и даже взрывным характером (берущих истоки в необходимости многое успеть за короткое лето).
Собственное влияние на доминирующие черты российской политической культуры оказали и общецивилизационные факторы, отразившие самые показательные формы организации совместной жизни россиян, их базовые ценности и ориентиры. Например, к ним можно отнести социокультурную срединность между ареалами Востока и Запада; постоянную ориентацию государства на чрезвычайные методы управления; мощное влияние византийских традиций, выразившееся, к примеру, в доминировании коллективных форм социальной жизни; отсутствие традиций правовой государственности и низкую роль механизмов самоуправления и самоорганизации населения и т.д. В XX в. уничтожение тоталитарными режимами целых социальных слоев (купечества, гуманитарной интеллигенции, офицерства) и народностей, отказ от рыночных регуляторов развития экономики, насильственное внедрение коммунистической идеологии существенно трансформировало многие тенденции в развитии российской цивилизации, нарушило естественные механизмы воспроизводства российских традиций, разорвало преемственность поколений и развитие ценностей плюралистического образа жизни, деформировало межкультурные связи и отношения России с мировым сообществом.
Длительное и противоречивое влияние различных факторов в настоящее время привело к формированию политической культуры российского общества, которую можно охарактеризовать как внутренне расколотую, горизонтально и вертикально поляризованную культуру, где ее ведущие сегменты противоречат друг другу по своим базовым и второстепенным ориентирам. Основные слои населения тяготеют в большей степени к культурной программатике либо рациональной, либо традиционалистской субкультур, опирающихся на основные ценности западного и восточного типа. Во многом эти неравноценные по своим масштабам и влиянию субкультуры пронизаны и различными идеологическими положениями и подходами.
В основании доминирующей традиционалистской субкультуры российского общества лежат ценности коммунитаризма (восходящие к общинному коллективизму и обусловливающие не только приоритет групповой справедливости перед принципами индивидуальной свободы личности, но и в конечном счете – ведущую роль государства в регулировании политической и социальной жизни), а также персонализированного восприятия власти, постоянно провоцирующего поиск «спасителя отечества», способного вывести страну из кризиса. Ведущей политической идеей является и «социальная справедливость», обусловливающая по преимуществу морализаторские оценки межгрупповой политической конкуренции. Характерно для таких культурных ориентации и недопонимание роли представительных органов власти, тяготение к исполнительским функциям с ограниченной индивидуальной ответственностью, незаинтересованность в систематическом контроле за властями, отрицание значения кодифицированной законности и предпочтение ей своей, «калужской» и «рязанской законности» (Ленин). Этот тип политической культуры отличает еще и склонность к несанкционированным формам политического протеста, предрасположенность к силовым методам разрешения конфликтных ситуаций, невысокая заинтересованность граждан в использовании консенсусных технологий властвования.
В противоположность этим ориентирам у представителей более рационализированных и либерально ориентированных ценностей система культурных норм и воззрений включает многие из тех стандартов, которые характерны для политической культуры западного типа. Однако большинство этих ценностей еще не прочно укоренено в их сознании и имеет несколько книжный, умозрительный характер.
Как уже отмечалось, практически все политические культуры той или иной страны представляют собой сочетание различных субкультур. Например, даже в достаточно интегрированной американской политической культуре Д. Элазар выделяет индивидуалистскую, моралистскую и традиционалистскую субкультуры. Две весьма различные политические культуры сложились в современном Китае (КНР и Гонконг). Однако в российском обществе уровень различий и противостояния между субкультурами крайне высок. Если, к примеру, традиционалисты мифологизируют особость России, то демократы – ее отставание, первые критикуют западный либерализм, вторые – косную российскую действительность. При этом и тех, и других отличают неколебимая уверенность в правоте «своих» принципов (обычаев, традиций, лидеров и т.д.), отношение к компромиссу с оппонентами как к недопустимому нарушению принципов и даже предательству.
По сути дела такая форма взаимного противостояния политических субкультур есть современная редакция того культурного раскола, который сложился в нашем обществе еще в годы крещения Руси и ведет свой путь через противостояние сторонников язычества и христианства, приверженцев соборности и авторитаризма, славянофилов и западников, белых и красных, демократов и коммунистов. В силу этого взаимооппонирующие субкультуры не дают возможности выработать единые ценности политического устройства России, совместить ее культурное многообразие с политическим единством, обеспечить внутреннюю целостность государства и общества.
Как показывает опыт развития российского общества, его культурная самоидентификация возможна на пути преодоления раскола и обеспечения органического синтеза цивилизационного своеобразия развития страны и мировых тенденций к демократизации обществ и расширению инокультурных контактов между ними. Трансформировать в этом направлении политико-культурные качества российского общества можно прежде всего путем реального изменения гражданского статуса личности, создания властных механизмов, передающих властные полномочия при принятии решений законно избранным и надежно контролируемым представителям народа.
Нашему обществу необходимы не подавление господствовавших прежде идеологий и не изобретение новых «демократических» доктрин, а последовательное укрепление духовной свободы, реальное расширение социально-экономического и политического пространства для проявления гражданской активности людей, вовлечение их в перераспределение общественных материальных ресурсов, контроль за управляющими. Политика властей должна обеспечивать мирное сосуществование даже противоположных идеологий и стилей гражданского поведения, способствуя образованию политических ориентации, объединяющих, а не противопоставляющих позиции социалистов и либералов, консерваторов и демократов, но при этом радикально ограничивающих идейное влияние политических экстремистов. Только на такой основе в обществе могут сложиться массовые идеалы гражданского достоинства, самоуважение, демократические формы взаимодействия человека и власти.

52. Политическая социализация
Сущность политической социализации

Включение человека в мир политики предполагает усвоение и поддержание им ее норм, образцов и стандартов поведения, традиций. Процесс усвоения человеком требований статусного поведения, культурных ценностей и ориентиров, который ведет к формированию у него свойств и умений, позволяющих адаптироваться в конкретной политической системе и выполнять в ней определенные функции, называется политической социализацией.
В силу своей сложности и противоречивости политическая социализация по-разному трактуется в науке, предоставляя ученым возможность акцентировать внимание на ее разных сторонах и гранях. Вот почему, несмотря на то, что систематическое изучение этого процесса ведется еще с 20-х гг. XX столетия, единого подхода к пониманию процесса политической социализации пока еще не выработано. Например, представители чикагской школы (Л. Коэн, Р. Липтон, Т. Парсонс) рассматривают ее как процесс ролевой тренировки человека; К. Луман и А. Гелен интерпретируют ее как аккультурацию, т.е. освоение человеком новых для себя ценностей, выдвигая, таким образом, на первый план психологические механизмы формирования политического сознания и поведения человека. Ученые, работающие в русле психоанализа (Э. Эриксон, Э. Фромм), главное внимание уделили исследованию бессознательных мотивов политической деятельности (формам политического протеста, контркультурного поведения), понимая политическую социализацию как скрытый процесс политизации человеческих чувств и представлений. Ряд других ученых, разделяющих установки когнитивной школы, усматривают ее суть в накоплении человеком нового комплекса знаний и т.д.
В целом же большинство ученых согласно с тем, что отсутствие свойств, приобретаемых человеком в процессе социализации, не только затрудняет, но нередко и лишает его возможности адаптироваться в политической сфере общества, а следовательно, и использовать ее механизмы для защиты и эффективного отстаивания своих интересов. Сходятся ученые и в том, что важнейшими функциями политической социализации являются достижение личностью умений ориентироваться в политическом пространстве и выполнять там определенные властные функции.

Основные способы и механизмы политической социализации

Политические ценности, традиции, образцы поведения и прочие элементы политической культуры осваиваются человеком непрерывно, и процесс этот может быть ограничен только продолжительностью его жизни. Воспринимая одни идеи и навыки, человек в то же время может поступаться другими ориентирами, избирать новые для себя способы общения с властью.
В целом политическая социализация представляет собой двуединый процесс: с одной стороны, она фиксирует усвоение личностью определенных норм, ценностей, ролевых ожиданий и прочих требований политической системы, с другой – демонстрирует, как личность избирательно осваивает эти традиции и представления, закрепляя их в тех или иных формах политического поведения и влияния на власть. Таким образом, влияние общества на политические качества личности неизбежно ограничивается внутренними убеждениями и верованиями человека. Не случайно X. Г. Гадамер подчеркивал, что «традиция всегда является точкой пересечения свободы и истории», подразумевая сознательный выбор ее человеком. Так что, благодаря способности человека осознанно как приобретать, так и утрачивать те или иные ориентиры, ценности, нормы, политическая социализация существует как двусторонний процесс усвоения им одних и отказа от других стандартов и ценностей.
В то же время чуткость человека к внешнему влиянию, его способность воспринимать и усваивать предлагаемые социумом те или иные ценности, стандарты поведения зависят прежде всего от набора политических знаний, умений и навыков человека, и в первую очередь – от его субъективного состояния и выполняемых в политике ролей, поскольку, к примеру, лидер и рядовой избиратель не могут руководствоваться одними и теми же образцами политического поведения. Вместе с тем сам процесс усвоения культурных образцов осуществляется на основе восприятия примеров деятельности, распространенных и типичных образцов мышления и поведения, включения человека во взаимодействие с определенными институтами, приобщения к авторитетным в обществе ценностям и т.д.
В этом смысле постоянными спутниками человека, в значительной мере предопределяющими его возможности к усвоению и эффективность воплощения культурных стандартов, являются агенты социализации, через деятельность которых преломляется влияние всех внешних факторов. К ним относятся: семья, система образования, общественные и политические институты (организации), церковь, СМИ и отдельные политические события (такие, как революции, репрессии властей, голод и т.п.), обладающие способностью кардинально влиять на систему убеждений и верований человека.
Авторитет и эффективность влияния каждого из этих агентов зависят от многих причин, но прежде всего – от возраста и внутреннего состояния человека, интенсивности его включения в социальные и политические процессы, характера выполняемых им там функций, а также цивилизационных и исторических условий их осуществления. Например, в традиционных обществах более сильным влиянием обладает семья и вообще ближайшее окружение человека, а также церковь. В государствах современного типа сильнее проявляется авторитет образовательных и коммуникативных структур, которые шире включают массовый опыт в выработку индивидуальной картины мира политики, в большей степени формируя элементы надличностного видения человеком политической жизни. На более поздних этапах «модерна» и расширения влияния постмодернистских тенденций люди острее ощущают воздействие «симулятивных моделей» политического участия, т.е. тех норм и ориентации, которые порождают эффект гиперреального мира (в виде образов, задаваемых рекламой, ТВ, образцами экспериментального моделирования мира средствами искусства).
В то же время приоритет воздействия тех или иных агентов социализации, сочетание их друг с другом, характер целенаправленного влияния на человека существенно разнятся в зависимости от того, что оказывает на человека преимущественное влияние – государство или общество.
Государство организует взаимодействие всех агентов в рамках так называемого генерализированного потока социализации, направленного на формирование лояльности правящему режиму, на усвоение людьми ценностей господствующей политической культуры и идеологии, поддержание доминирующих стандартов политической игры. В целом такое воздействие неминуемо связано с распространением конформистских настроений, с поощрением политической пассивности, консервативных убеждений.
Характер воздействия агентов социализации кардинально меняется при организации их действий обществом. Множество социальных групп, обладающих собственными взглядами на политические реалии, той или иной мерой оппозиционности правящим кругам, различной степенью активности на политической арене и многими другими чертами, определяющими их возможность влияния на сознание индивида, по-своему выстраивают взаимодействие различных агентов, придают им специфическую направленность, стремясь в духе собственных воззрений и убеждений повлиять на личность и способы ее включения в политическую жизнь. Такого рода активность разнообразных социальных групп и стоящих за ними институтов, объединений, субкультурных норм и идеалов способствует возникновению в обществе многообразных состязательных потоков социализации. Независимо от того, что каждый из них несет собственные нормы, ценности и программу научения индивида политическим ролям, все они конкурируют не только друг с другом, но и с государственными структурами.
Таким образом, индивид формирует свои взгляды, предпочтения, отношение к политике на пересечении всех этих конкурирующих друг с другом процессов, для которых характерны собственные приоритеты в толковании политических ценностей и поведенческих стандартов. Это показывает, что политическая социализация всегда существует как совокупность конкретных механизмов научения индивида способам политического участия, формирующихся на основе совершенно определенных культурных ценностей и стандартов.
Открытые контакты человека с разными групповыми культурными нормами и стандартами неизбежно предопределяют его те или иные предпочтения, расположенность и восприимчивость к совершенно конкретным ориентирам и способам политического участия. В силу этого менее значимые, менее престижные или по другим причинам неприемлемые для человека ценности политической культуры выражают тенденцию десоциализацни.
Конкурентный характер усвоения различных ценностей и стандартов политической культуры предопределяет и процесс формирования разнообразных типов политической социализации. В частности, в обществе может сложиться гармонический тип политической социализации, отражающий психологически нормальное взаимодействие человека и институтов власти, рациональное и уважительное отношение индивида к правопорядку, государству, осознание им своих гражданских обязанностей. Человек, негативно относящийся ко всем социальным и политическим нормам (кроме «своей» группы), представляет гегемонистский тип политической социализации. Тот, кто в результате конкурентного усвоения разнообразных норм и ценностей будет признавать принципы равноправия с другими гражданами, правомочность их ориентации на предпочтительные для них идеи и свободы, а также выработает в себе способность менять свои политические пристрастия и переходить к новым ценностным ориентирам, будет представлять плюралистический тип политической социализации. Человек же, усматривающий цель своего политического участия в сохранении лояльности своей группе и поддержке ее в борьбе с политическими противниками, будет представлять тип конфликтный.*

* Political Psychology: Contemporary Problems and Issues. Vol. 19. San Francisco, 1986.


Этапы политической социализации

Характер и уровень политической социализированности человека не могут оставаться неизменными на протяжении всей его жизни. Рассмотрение политической социализации в соотнесении с продолжительностью жизни человека позволяет выделить ее первичный и вторичный этапы.
Первичная политическая социализация характеризует первоначальное (обычно с 3-5 лет) восприятие человеком политических категорий, которые постепенно формируют у него избирательно-индивидуальное отношение к явлениям политической жизни. По мнению американских ученых Д. Истона и И. Дениса, необходимо различать четыре аспекта процесса социализации:
- непосредственное «восприятие» ребенком политической жизни, информацию о которой он черпает в оценках родителей, их отношениях, реакциях и чувствах;
- «персонализация» политики, в ходе которой те или иные фигуры, принадлежащие к сфере власти (например, президент, полицейский, которых он часто видит по телевизору или возле своего дома), становятся для него образцами контакта с политической системой;
- «идеализация» этих политических образов, т.е. образование на их основе устойчивых эмоциональных отношений к политике;
- «институциализация» обретенных свойств, свидетельствующая об усложнении политической картины мира ребенка и его переходе к самостоятельному, надличностному видению политики.
В целом особенности первичного этапа политической социализации состоят в том, что человеку приходится адаптироваться к политической системе и нормам культуры, еще не понимая их сущности и значения. Поэтому для исключения в будущем аномальных, антисоциальных форм поведения необходимо соблюдать определенную последовательность в применении механизмов передачи ребенку политических норм и прошлого опыта. В частности, для сохранения естественного характера включения его в политический мир предпочтительны те социальные формы, в которых политическая информация неразрывно соединена с авторитетом учителя, примером деятельности старших и ни в коем случае не содержит жестких идеологизированных образов и понятий. Только на этой основе развивающееся детское сознание можно подкреплять императивными суждениями и оценками, а впоследствии и аксиологическими нормами и представлениями (ценностями, идеалами, принципами).
Вторичная политическая социализация характеризует тот этап деятельности человека, когда он, освоивший приемы переработки информации и осуществления ролей, способен противостоять групповому давлению и в индивидуальном порядке пересматривать идеологические позиции, производить переоценку культурных норм и традиций. Таким образом, главную роль здесь играет так называемая обратная социализация (ресоциализация), отражающая влияние самого человека на отбор и усвоение знаний, норм, приемов взаимодействия с властью. В силу этого вторичная социализация выражает непрерывную коррекцию человеком своих ценностных представлений, предпочтительных способов политического поведения и идеологических позиций.
В целом, несмотря на повышение роли самостоятельного выбора ценностей и ориентиров, основное значение на данном этапе имеют цели адаптации, приспособления человека к сложившейся политической системе. Человек не способен самостоятельно сформировать все условия своего политического участия, и потому, как заметил Ф. Хайек, он приспосабливается даже к тем переменам и сторонам жизни, смысл которых не понимает. И все же элемент осознанной ориентации на определенные политические стандарты имеет место. В частности, он выражен в механизме «предварительной социализации», который, по мысли Р. Мертона и К. Росси, характеризует предварительную ориентацию личности на предпочтительные для него нормы и стандарты той или иной группы. Это как бы «заблаговременная социализация», обусловливающая целенаправленные действия индивида, его сознательную устремленность к значимым для него стандартам и ценностям. Таким образом он как бы искусственно «подтягивает» себя к этим групповым стандартам, несмотря на внешнее воздействие системы.

54. Основные виды современных политико-идеологических доктрин

Среди основных идеологических течений в современном мире следует выделить следующие:
-       либерализм, сформированный на базе политической философии английских просветителей Д. Локка, Т. Гоббса, А. Смита в конце XVII–XVIII вв. и связывающий свободу личности с уважением основополагающих прав человека, с системой частного владения и идеологией свободной конкуренции. Либерализм отстаивал критическое отношение к государству, принципы высокой политической ответственности граждан, религиозную веротерпимость и плюрализм, идею конституционализма. В XX в. тенденции универсализации государств, воплощающих принципы свободы и равенства граждан, переориентировали политическую программу неолибералов на плюралистические формы организации и осуществления государственной власти (в отличие от прежней склонности либерализма определять демократичность жизни по большинству) Р. Даль, Ч. Линдбдюм и другие неоплюралисты считают, что чем слабее правление большинства, тем более оно соответствует принципам либерализма;
-       консерватизм, отстаивающий приоритет преемственности перед инновациями, незыблемость естественным образом сложившегося порядка вещей, предустановленную свыше иерархичность человеческого общества, соответствующие моральные принципы, лежащие в основе семьи, религии и собственности. Консерватизм возник как отрицательная реакция на Великую Французскую революцию 1789 г., когда, потрясенные попытками радикального политического переустройства, духовные отцы этого направления – Ж. де Местр, Л. де Бональд, Э. Берк – пытались утвердить мысль о противоестественности сознательного преобразования социальных порядков. Усиление влияния консерватизма в современном мире связано с реакцией на экономический кризис 1973–1974 гг., массовые молодежные движения протеста в Западной Европе и расширение влияния кейнсианских идей. Неоконсерватизм предлагает духовные приоритеты семьи и религии, социальной стабильности, моральной взаимоответственности гражданина и государства, уважение закона, крепкий государственный порядок и стабильность. Теоретики неоконсерватизма (Д. Белл, З. Бжезинский, Н. Кристолл) стремились разработать программы, преодолевающие дефицит управления обществом (из-за чрезмерной демократизации), модернизирующие механизмы защиты элитизма, совершенствующие средства урегулирования конфликтов;
-       социализм, перспективы решения крупнейших общественных проблем связывающий с построением более справедливого и солидарного общества, с улучшением жизни трудящихся людей. Существуют различные разновидности социалистической идеологии: коммунизм, социал-реформизм, традиционное и модернистское течение социал-демократической идеологии, но общим у всех них является материалистическая трактовка общественной жизни, социально-классовый подход к общественным явлениям, гуманистический характер конечных целей, социальный коллективизм, исторический оптимизм.
- национализм
Национализм – идеология и политика, заключающиеся в проповеди национальной обособленности и исключительности, недоверия к другим нациям, в разжигании межнациональной вражды»·.  Национализм рассматривает нацию как высшую внеисторическую форму общности людей. Имея конкретно – исторические, экономические и социальные корни, национализм выполняет определенную социальную роль в зависимости от исторического этапа развития общества. Степень выражения национализма зависит от состояния противоборствующих сил и межнациональных отношений. Например, в период формирования наций, в Западной Европе и США национализм служил средством борьбы против феодализма и национального гнета. В тот период он имел определенное преходящее прогрессивное содержание. Затем национализм, особенно в условиях империализма, становится носителем идей колониального гнета и сближается с расизмом (фашизмом). В странах, борющихся за политическую и экономическую независимость, в национализме выражается также идея национального освобождения.  Фашизм – одна из разновидностей национализма. В отличие от либерализма, консерватизма и коммунизма, ориентирующихся на интересы конкретных социальных классов и групп, фашизм опирается на идею расового превосходства, национальной идентичности и обеспечивает интеграцию населения вокруг целей национального возрождения.  В противоположность либерально – капиталистической идеологии фашизм, как писал Б. Муссолини, «подчеркивает права Государства как выразителя настоящей сущности индивида Фашистская концепция государства всеобъемлюща; вне его не существует ни человеческих, ни духовных ценностей таким образом фашизм тоталитаренфашизм противоположен социализму, которому неизвестно единство внутри государства, сливающего классы в единую экономическую и этическую реальность реальные потребности заняли должное место в корпоративной системе, где противоположные интересы координируются и гармонизируются в единстве государства»·.  Муссолини пишет о классовом сотрудничестве и корпоративности экономики как синтезе двух элементов: капиталиста и пролетария. Причем классовое сотрудничество устанавливается не путем уничтожения буржуазии, а посредством подчинения ее интересам государства.  В настоящее время в России насчитывается огромное количество нацистских объединений.  «Московское бюро по правам человека утверждает, что в сегодняшней России относят себя к скинхедам до 70 000 человек. Это практически столько же, сколько в Северной Америке и Европе, вместе взятых. И число скинхедов растет на несколько тысяч в год, а в последнее время ситуация ухудшается катастрофически»·. 

55. Исторические этапы развития и современное состояние мировой политики
Новейшие тенденции развития мировой политики

Исторический рубеж II и III тысячелетий знаменует собой ряд существенных изменений в развитии международных политических процессов. Окончание «холодной войны», расширение численности стран, развивающихся в рамках «третьей волны демократизации», повышение авторитета ООН и других международных организаций существенно изменили международный климат, сделав его более благоприятным для межгосударственного сотрудничества, расширения влияния норм и принципов гуманизма, упрочения культуры мира.
Однако произошедшие политические изменения сняли только часть противоречий между восточными и западными странами, ближневосточными государствами и некоторыми другими державами, длительное время находившимися в состоянии конфликта. Расширение числа стран, обладающих ядерным оружием и космическими средствами его доставки, превратило некоторые регионы в источник потенциальной угрозы для всего мира.
Современная мировая политика стала ареной обостряющейся борьбы глобального и внутриполитических начал. С одной стороны, на мировой арене последовательно уменьшается роль национальных государств. При этом не просто растет их зависимость от международного сообщества в плане решения проблем, требующих соединения усилий многих государств, или при решении крупных международных конфликтов, предполагающих выработку интегрированных позиций, но и от политики группы наиболее развитых и мощных в экономическом и военном отношениях стран и их военно-политических союзов.
Под влиянием интеграционных факторов в мире активно формируются предпосылки для дальнейшего сплочения национальных государств, создания более гуманистического мирового порядка, постепенного складывания глобального гражданского общества, утверждения норм и принципов культуры мира в отношениях между народами. Все больше государств переносят акценты сотрудничества из военной сферы в финансовую и экономическую области. Практическими результатами таких интеграционных связей уже сегодня можно назвать: подрыв монопольного положения великих держав как единоличных вершителей судеб мира; демократизацию международного сотрудничества, подразумевающую увеличение доступа населения к информации и вовлечение в принятие касающихся их решений; реальное углубление сотрудничества стран в рамках объединенной Европы, ряд центростремительных тенденций внутри СНГ.
С другой стороны, расширение ресурсной базы отдельных государств, действие норм международного права, способствующих соблюдению их равноправия на мировой арене, усиление влияния цивилизационных факторов на внешнюю политику правительств и некоторые другие причины, напротив, обусловливают укрепление позиций национальных правительств в лоне мировой политики. Такие тенденции, укрепляющие роль различных политических и культурных центров влияния в международной сфере, усиление их самодостаточности, в конечном счете ведут к формированию логики развития многополярного мира.
Вместе с тем под влиянием этих же тенденций отдельные государства (коалиции государств) стремятся заявить на мировой арене свои интересы и цели в авторитарной манере, пытаясь диктовать другим странам свою волю и навязывать им свои интересы. Угрозы такой авторитарной политики возрождают имперские, неототалитарные тенденции в мировой политике, заставляя интерпретировать международные отношения в старой стилистике биполярного мира, действиях «мировых жандармов». В результате многополярность как принцип организации нового мирового порядка начинает подвергаться серьезным испытаниям, трансформируясь в ряде случаев в конфигурацию монополярного мира, основанного на диктате отдельных участников международных отношений.
Как следствие глобализации мировой политики в современном мире существенно изменилось понимание силы и безопасности. В частности, усиление разносторонности межгосударственных отношений в сфере обмена технологиями, информационных обменов или транспорта, предусматривающих собственные правила игры и баланс ресурсов, превращает понятие силы в характеристику как преимуществ, так и уязвимости отдельных стран. В соответствии с этим и понятие безопасности стало выявлять не только большую зависимость от позиций иных государств, но и свою внутреннюю структурированность. В настоящее время ученые говорят о наличии следующих компонентов государственной безопасности на мировой арене:
- политических, предполагающих действия государства по сохранению национального суверенитета и недопущение ущемления другими странами своих жизненных интересов. Сегодня такие действия предусматривают меры, направленные на: повышение доверия к конкретному государству; обеспечение определенной прозрачности (транспорентности) своего поведения во внешней сфере (например, за счет взаимного информирования государств о перемещении своих войск вблизи их границ, приглашения на учения зарубежных наблюдателей, усиления гласности, открытости в освещении внутренней политики и т.д.); на кооперацию и интеграцию усилий с другими государствами для решения международных (региональных) конфликтов на основе международного права; переход на принцип достаточности вооружений и исключение угроз применения средств массового поражения; активизацию миротворчества;
- экономических, направленных на усиление совместных межгосударственных действий, кооперацию и интеграцию с другими странами при реализации социально-экономических и гуманитарных программ. Это прежде всего предусматривает переход государства к мерам обеспечения устойчивого социально-экономического развития, ограничения ущерба среде рационального хозяйствования, более органичного встраивания в систему мирохозяйственных связей, соблюдения общих правил экономического сотрудничества;
- гуманитарных, предполагающих действия, направленные на объединение народов, наций и культур в единое сообщество. При этом предусматривается, что сообщество будет ориентироваться на гуманистические ценности, на соблюдение права человека жить в соответствии с тем пониманием свободы, которое принято в его конкретном обществе, на оказание гуманитарной помощи страждущим, борьбу с терроризмом и наркотиками;
- экологических, предусматривающих действия государства по сохранению окружающей среды как основы существования настоящих и будущих поколений, укреплению оснований жизни человека во всем их многообразии, закреплению отношения к природе как к объекту эстетического характера.
Сложный и многообразный мир международной политики качественно расширил число политических субъектов на мировой арене. Деятельность международных организаций, культурные и туристические обмены, механизмы народной дипломатии, укрепляющей отношения между народами, и другие формы деятельности придают международным политическим процессам новый, еще более содержательный характер, делают их многообразными. Конечно, не все из них пронизаны гуманистическим и демократическим началами. Многие современные международные процессы строятся на основе усиления лояльности людей к авторитарным государствам, стимулируют рост расизма и шовинизма, настроения превосходства и гегемонизма, опасности и уязвимости людей в политическом мире.
Неуклонное расширение субъектов международной политики влечет за собой и разрастание мотиваций поведения во внешнеполитической сфере. Сила, престиж, выживание, усиление контроля над ресурсами, освобождение от действительной или мнимой гегемонии, мифы, цинизм и многое другое становятся источниками постоянных и непрогнозируемых подвижек в мировой политике.
Складывающийся единый, пронизанный противоречиями глобальный мир сегодня – это еще далеко не однородный социум. В нем постоянно возрастает роль локальных источников напряженности, а как следствие, растет и цена региональных конфликтов. Опыт международных отношений показывает, что некоторые стандарты и клише традиционно понимаемой рациональной внешней политики государств становятся сегодня просто неприемлемыми. Об ограниченности ориентации государств и блоков преимущественно на собственные, прежде всего военные, ресурсы свидетельствовало применение атомного оружия в Хиросиме и Нагасаки, которое явилось «кульминацией традиционной рациональности в отношениях между нациями», показавшей, к каким разрушительным последствиям может привести «здравый смысл» государственного могущества».*

* Бус К. Вызов незнанию: теория международных отношений перед лицом будущего // Международные отношения: социологические подходы. М., 1998. С. 310.

Реальность современных международных отношений предполагает первостепенную ориентацию государств на правовые нормы и регуляторы внешнеполитических связей. Одновременно нуждается в качественном обновлении и система международного права, требуются изменения структуры ООН и других международных организаций в соответствии с произошедшими изменениями и целями гуманизации и демократизации мировой политики.

Особенности современной внешнеполитической стратегии России

Изменения в мировой политике после окончания «холодной войны», а равно и начавшаяся в стране демократизация поставили Россию в положение страны, которая должна заново определить свое место в мировой политике, выявить те приоритеты своей внешнеполитической деятельности, которые определят ее роль и влияние на мировой арене. Выработка же такой стратегии и тактики определяется не только перспективными планами обновления страны, она в полной мере испытывает на себе влияние политических традиций, массовых и элитарных стереотипов, современных внешнеполитических отношений.
В настоящее время можно говорить о трех основных направлениях (путях, вариантах) выработки Россией своей линии поведения на международной арене. Первый вариант выбора внешнеполитической стратегии связан с попытками сохранения статуса великой державы и продолжения прежней экспансионистской политики, направленной на расширение зоны политического влияния и контроля над другими государствами. Несмотря на несбыточность такого рода альтернативы, можно констатировать наличие в стране определенных ресурсов для ее воплощения. Прежде всего такая политика возможна на основе угрозы использования государством своего военного, прежде всего атомного, потенциала, воплощения определенных амбиций части политического руководства, а также непреодоленных массовых стереотипов (антизападнических, шовинистических и др.).
Второй путь предполагает обретение Россией статуса региональной державы. В одном случае ее влияние может основываться по преимуществу на факторах силового давления на соседние государства и по сути дела повторять логику поведения «сверхдержавы» в локальном политическом пространстве. При другом варианте завоевание политического влияния страной может основываться на налаживании ею равноправных и взаимовыгодных отношений с соседями, отказом от военных и силовых угроз по отношению к ним и сознательным уходом от вовлечения в мировые конфликты и противоречия.
Третий путь предполагает, что Россия может занимать сугубо прагматическую внешнеполитическую позицию, основанную на принципиальной равноудаленности от тех или иных блоков сил и прагматическом сближении или отдалении от конкретных коалиций и государств. Тем самым ее общегосударственные интересы будут формироваться на внеидеологической основе, видоизменяясь в зависимости от конкретной складывающейся ситуации. При таком подходе к внешнеполитическим задачам страна сможет сделать упор на решение экономических и других внутренних проблем.
В реальной политической деятельности государства переплетаются элементы каждой из трех возможных стратегий, и каждая из них предполагает непременное решение задач, связанных с выработкой принципиальных отношений как минимум к трем группам своих внешнеполитических контрагентов: своим союзникам, Западу и странам «третьего мира».
При разработке внешнеполитической стратегии важно сохранить органическое единство принципов формирования внешней и внутренней политики государства. Иными словами, государство должно предусматривать наличие единых стандартов, регулирующих отношения со всеми этими группами стран. Поэтому, борясь с авторитарными тенденциями Запада, Россия не должна сама допускать такого рода действия по отношению к соседним странам; осуждая проявления национализма и фашизма в сфере международных отношений, столь же решительно бороться с ними внутри страны; требуя открытости от своих конкурентов, должна столь же гласно освещать свои действия в стране и на международной арене.

56. мировая политика: основные подходы к анализу.
Основные концептуальные подходы к анализу
мировой политики

Следует подчеркнуть, что в специальной литературе, как правило, не про-
водится различий между терминами «мировая политика», «международная
политика» и «международные отношения», которые рассматриваются чаще всего
как взаимозаменяемые. Тем не менее мы можем попытаться проследить с учетом
вышеприведенного разграничения терминов (которое, естественно, является до-
статочно условным) общее и особенное в понимании содержания мировой
политики сторонниками различных научных школ и теоретических направлений
политического реализма и неореализма, неомарксизма и транснационализма,
институционализма и теории международных режимов.
Прежде всего следует отметить, что, предлагая разные подходы к анализу про-
блемы, большинство из них привержены (правда, в различной степени) системному
подходу. Так, Г. Моргентау один из отцов-основателей политического реализма,
остающегося и поныне наиболее влиятельным теоретическим направлением,
писал о том, что международные отношения представляют собой настолько же
древнюю, насколько и самостоятельную политическую систему. С позиций К. Уол-
ца родоначальника школы неореализма истинная теория международных
отношений должна исходить не из частностей, а из целостности мира, делая своим
отправным пунктом существование глобальной системы, а не государств, которые
являются ее элементами. При этом принципиальное значение придается структуре
межгосударственных взаимодействий, рассматриваемой как их побочный результат,
который неожиданно для носителей (субъектов) этих взаимодействий ставит их
поведение в определенные рамки, подчиняет своим правилам, зачастую не имеющим
ничего общего с целями и задачами самих субъектов.
Без самостоятельного онтологического статуса структура межгосударствен-
ных отношений не может не приниматься в расчет ни одним государством, вклю-
чая и великие державы. Так, например, все государства вынуждены нести воен-
ные расходы, хотя это неразумная трата ресурсов. Структура межгосударствен-
ной системы навязывает всем странам такую линию поведения в той или иной
сфере политики, которая может противоречить их общественным интересам.
Структура позволяет понять и предсказать линию поведения государств на
мировой арене. Наподобие того как в экономике состояние рынка определяется
влиянием нескольких крупных фирм, формирующих олигополистическую струк-
туру, мировая политика определяется влиянием великих держав, конфигурацией
соотношения их сил. Сторонники неомарксизма, ставя в центр своего анализа мировой политики так
называемый мир-системный подход, придерживаются другой точки зрения на ее сущ-
ность. Так, согласно И. Валлерстайну, в основе целостности мира, представляющего
собой глобальную империю, лежат законы капиталистического способа производства
«миро-экономика». «Центр империи» небольшая группа экономически развитых
государств, потребляя ресурсы «мировой периферии», является производителем
промышленной продукции и потребительских благ, необходимых для существования
составляющих ее слаборазвитых стран. Таким образом, мировая политика предстает
как постоянная борьба между «центром» и «периферией» мир-системы, выступая
следствием несимметричной взаимозависимости государств и народов в условиях
второй половины XX века. При этом развитые страны заинтересованы в сохранении
такого состояния (которое, по сути, представляет собой состояние зависимости), тогда
как страны «периферии», напротив, стремятся изменить его, установить новый
мировой экономический порядок. В конечном счете основные интересы тех и
других лежат в сфере мировой политики и внешнеполитических действий, от
успеха которых зависит их внутреннее благополучие
В свою очередь, сторонники школы транснационализма считают, что в наши
дни основой мировой политики уже не являются отношения между государствами.
Многообразие участников (межправительственные и неправительственные
организации, предприятия, социальные движения, различного рода ассоциации и
отдельные индивиды), видов (культурное и научное сотрудничество, эко-
номические обмены, родственные отношения, профессиональные связи) и «кана-
лов» (межуниверситетское партнерство, конфессиональные связи, сотрудничест-
во ассоциаций и т. п.) взаимодействия между ними вытесняют государство из
центра международного общения, способствуют трансформации такого общения
из «интер-национального» (т. е. межгосударственного, если вспомнить этимо-
логическое значение этого термина) в «транс-национальное» (т. е. осуществляю-
щееся помимо и без участия государств). Для новых акторов, число которых
практически бесконечно, не существует национальных границ. Поэтому на наших
глазах возникает глобальный мир, в котором разделение политики на внутрен-
нюю и внешнюю теряет всякое значение. Существенное влияние на подобный
подход оказали выдвинутые еще в 1969 году Дж. Розенау идеи о взаимосвязи
между внутренней жизнью общества и международными отношениями, о роли
социальных экономических и культурных факторов в объяснении международно-
го поведения правительств, о «внешних» источниках, которые могут иметь «чисто
внутренние», на первый взгляд, события, и т. п.
С позиций сторонников институционального подхода к рассмотрению мировой
политики, обитатели современного мира связаны общими нитями мировой эко-
номики; их объединяют, с одной стороны, сопоставимые идеалы и ценности, а с
другой общие вызовы и проблемы; наконец, и это главное они представ-
лены в международных институтах и организациях, совместно созданных ими в
целях управления взаимозависимостью и регулирования отношений друг с дру-
гом. Хотя члены глобального международного общества остаются суверенными и
независимыми, отношения между ними регулируются определенными правилами
и соглашениями, в совокупности составляющими международное право
В 80-е годы эта идея не только получила дальнейшее развитие, но и
оформилась в теорию международных режимов, согласно которой участники
международных отношений, и в первую очередь государства, сталкиваются в
своих действиях со все более значительными ограничениями, что связано с
правилами игры, на установление которых они вынуждены идти под давлением
необходимости. Результатом является определенная «интернационализация»
политического авторитета. Один из представителей этой теории американский
исследователь С. Краснер определяет международные режимы как совокуп-
ность писаных и неписаных принципов, норм, процедур и соглашений,
регулирующих международные отношения

57. Понятие геополитики
Возникновение и сущность геополитики

Существенный вклад в развитие теории международных отношений внесли авторы геополитических теорий, которые предложили целый круг идей, раскрывающих зависимость внешней политики государств от факторов, позволяющих им контролировать определенные географические пространства. Ранее (см. гл. 2) уже говорилось, что в истории политической мысли идеи о влиянии географической среды на общество развивались еще Гиппократом, Аристотелем, Платоном. Французские мыслители Ж. Боден (XVI в.) и Ш. Монтескье (XVIII в.) многие свои работы посвятили анализу влияния климата на политическое поведение людей, укрепив тем самым эту исследовательскую тенденцию. Однако как самостоятельное направление в теории международных отношений геополитика сложилась лишь в конце XIX – начале XX столетия. В 1900 г. шведский ученый Р. Челлен (1864-1922), попытавшийся рассмотреть государство в качестве особого географического организма, сформулировал и сам термин «геополитика», характеризовавший одно из направлений его политических действий. Однако от всей его теории, обозначившей круг специфических проблем, с которыми сталкивалось в этом отношении государство, остался только соответствующий термин, им стали обозначать ту область исследований, которая описывала государство в качестве «географического организма или феномена пространства».
В целом геополитика, показывавшая органическую взаимосвязь пространственных отношений и исторической причинности действий государств, хорошо вписывалась в сложившуюся к тому времени теорию международной политики, базировавшуюся на ценностях «суверенитета», «территории», «безопасности государств». И это неудивительно, ибо многочисленные факты действий Римской империи, Золотой Орды, Британской и других мировых империй, менявших по своему усмотрению облик целых континентов, убедительно демонстрировали приоритет ресурсов, позволявших им навязывать свой императив другим государствам и контролировать значительные территории («географические пространства»).
В то же время через геополитические построения в науку стало интенсивно проникать понятие «естественно-исторические законы», идеи социал-дарвинизма, органицизма и географического фатализма, вытеснявшие человека из объяснения причин политических изменений на международной арене и абсолютизировавшие влияние географической среды на силовые отношения в мировой политике.
В целом же под влиянием такого рода представлений ведущее место в теоретическом объяснении природы и тенденций развития международной политики стали занимать идеи сохранения и расширения границ, выхода государств к морю, контроля правительств над собственными территориями и навязывания воли соседним государствам. В интерпретациях межгосударственных отношений стали оперировать категориями «континентального могущества», нескончаемого противодействия сухопутных и морских держав, а смысловым ядром внешнеполитических связей стали ценности территориального расширения государств, обоснование средств и путей раздела и передела ими мирового пространства.

Классические геополитические теории

Наиболее заметный вклад в формирование и развитие геополитики в тот период внесли английские, немецкие и американские теоретики. Свой след в развитии этого научного направления оставили и россияне, в частности, Н. Данилевский («Россия и Европа», 1869), С. Трубецкой («Европа и человечество», 1921), Г. Трубецкой («Россия как великая держава», 1910), Е. Трубецкой («Война и мировая задача России», 1917) и ряд других ученых, исследовавших в своих работах соотношение исторического и географического начал в политическом процессе, раскрыли особенности отечественного стратегического мышления на международной арене, показали связи национального и государственного интересов с ценностями русского народа.
Наиболее заметным событием в геополитических изысканиях явились идеи английского ученого X. Макиндера (1869-1947), который в работах «Физические основы политической географии» (1890) и «Географическая ось истории» (1904) сформулировал концепцию «Хартленда», оказавшую существенное влияние на всю последующую историю геополитики. По его мнению, часть суши, искусственно разделенная на Азию, Африку и Европу, представляет собой «мировой остров», являющийся «естественным местоположением силы». Его сердцевину составляла в то время Российская империя с частью прилегающих территорий Казахстана, Узбекистана и некоторых других стран, которые были отделены от стран «внутреннего полумесяца» (куда входили государства Евразийского континента, не принадлежащие к его материковой части) и «внешнего полумесяца» (Австралия, Америка и ряд других государств). Эта «срединная земля», или Хартленд (Евразия), не проницаемая для влияния морских империй, и представляла собой «ось мировой политики». А тот, кто, согласно Макиндеру, контролировал Хартленд, контролировал и «мировой остров» и, следовательно, весь мир.
Подобные идеи закрепляли преимущество сухопутных держав в сложившемся мировом балансе сил по отношению к морским и приокеаническим государствам. Однако такое положение последних должно было побуждать их к ослаблению могущества стран, контролирующих Хартленд, препятствуя, в частности, их выходу к морю и объединению наиболее крупных государств на данной территории (в частности, Германии и России), способствуя дроблению государств на этом пространстве и созданию противостоящих им блоков и коалиций.
Помимо обоснования таких глобальных геополитических раскладов Макиндер сформулировал и положение о том, что в будущем расстановку политических сил в мире может существенно изменить развитие технологий, которые способны активно видоизменять физическую среду. Поэтому решающее мировое влияние должно сохраниться за теми странами, которые поощряют изобретательство и технический прогресс, а также способны наиболее оптимально организовать для этого и всю общественную систему.
Ряд немецких ученых, в частности Ф. Ратцель (1844-1901) и К. Хаусхофер (1868-1945), предложили собственное видение геополитических реалий той эпохи, существенно отличающееся от воззрений представителя Великобритании, мечтавшего о возвышении былого величия «владычицы морей». Так, Ратцель в работе «Политическая география» (1897) сформулировал ряд положений, легших впоследствии в обоснование экспансионистских стремлений Германии, превратившейся из аграрной в промышленную державу. Так, рассматривая государство как действующий по биологическим законам организм, чьи жизненно значимые компоненты определяются «положением страны, пространством и границей», он полагал, что условием сохранения его жизнестойкости является наращивание политической мощи, суть которой состоит в территориальной экспансии и расширении «жизненного пространства». Поэтому немецкие политики должны развивать у себя «дар колонизации» ради обретения страной былого могущества.
Взяв за основу идею расширения жизненного пространства, которая должна гарантировать государство от автаркии и зависимости от соседей, Хаусхофер попытался обосновать мысль, что завоевание новых территорий и обретение таким путем свободы и есть показатель величия государства. Важнейшим же способом территориального распространения своего могущества он признавал поглощение мелких государств более крупными. Именно на этих идеях мюнхенского профессора руководство гитлеровской Германии разрабатывало свои «геополитические оси» наступления на соседние государства и создания «третьего рейха». Характерно, что, по мнению Хаусхофера, «ни континентальная, ни морская сила поодиночке не создадут мировую державу», поэтому ее «создание зависит от комбинации этих двух факторов».*

* Цит. по: Андрианова Т.В.: Геополитические теории XX в. М., 1996. С. 65.

Существенной новацией в геополитических построениях Хаусхофера можно считать выдвинутое им положение, согласно которому доминирующее положение в мире могут занять только державы, способные продуцировать некие «панидеи», в частности, американскую, азиатскую, русскую, тихоокеанскую, исламистскую и европейскую. Именно такое духовное обрамление придает территориальным притязаниям государств должную силу и оправдание их действий.

58. Современные концепции геополитики
К середине XX столетия в условиях территориально поделенного мира акценты в геополитических доктринах в основном сместились на обеспечение безопасности как для отдельных государств, так и для мира в целом. Собственный взгляд на геополитические перспективы «законченного мира» выдвинул американский ученый Н. Спайкман (1893-1944), который исходил из того, что глобальная безопасность в мире может быть обеспечена за счет контроля за «материковой каймой», т.е. прибрежными государствами Европы и Азии, расположенными между материковой сердцевиной и морями. Это пространство представляло, по его мнению, зону постоянного конфликта между континентальными и морскими державами. И тот, кто будет контролировать этот римленд (побережье), тот будет осуществлять и контроль над Евразией и всем миром.
Будучи ярым сторонником расширения американского влияния в мире, Спайкман развил концепцию доминирования на мировой арене «океанических» держав. Он утверждал, что потребность в построении системы глобальной безопасности в мире поставила эти страны, и в первую очередь США, перед необходимостью решения прежде всего технологических задач (например, создания военных баз наземного базирования на материковой части суши, всестороннего развития транспортных коммуникаций, дающих возможность своевременно перемещать людей и ресурсы), которые, как предполагалось, и позволят создавать сдерживающий «обруч» вокруг материковой сердцевины в целях полноценного контроля за соответствующим пространством. По сути дела Спайкман старался не просто обосновать лидирующую роль США в послевоенном устройстве мира, но и стал первым теоретиком, сконструировавшим геополитическую концепцию поведения этой сверхдержавы на международной арене.
Однако развитие мира после Второй мировой войны внесло существенные коррективы в геополитические проекты. «Холодная война», развитие новых информационных технологий, транспортных коммуникаций, а главное – появление в арсеналах некоторых государств ядерного оружия (особенно космического базирования) по существу стерли разницу между сухопутными и морскими державами. В таких условиях уже не работал принцип уменьшения влияния военной и политической силы государства по мере удаления от его территории. Кроме того, стала ярко проявляться регионализация сотрудничества различных государств. В связи с этим некоторые ученые стали рассматривать международные отношения как многослойные геополитические процессы.
Так, С. Коэн выделял в послевоенном мире «геостратегические регионы» мирового масштаба (представленные морскими державами и странами евразийско-континентального мира), между которыми существовали «зыбкие пояса» (их составляли страны Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии), а также более мелкие «геополитические районы» (которые образовывали отдельные большие страны в совокупности с рядом более мелких государств). В этом ансамбле международных отношений различной сложности, по его мнению, и стали выкристаллизовываться глобальные политические системы – США, прибрежная Европа, СССР и Китай. Данные процессы отражали тенденции к формированию блоковых систем, государств и коалиций, способных к наиболее мощному влиянию в мировой политике.
Крупный вклад в развитие геополитических идей внес Дж. Розенау, выдвинувший концепцию о том, что мир глобальной политики стал складываться из двух взаимопересекающихся миров: во-первых, полицентричного мира «акторов вне суверенитета», в котором наряду с государствами стали действовать разнообразные корпоративные структуры и даже отдельные лица и который стал способствовать созданию новых связей и отношений в мировой политике; а во-вторых, традиционной структуры мирового сообщества, где главное положение занимают национальные государства. Пересечение этих двух миров демонстрирует рассредоточение властных ресурсов, возникновение противоборствующих тенденций, например: нарастание способностей индивида к анализу политического мира сочетается с крайним усложнением политических взаимосвязей, эрозия традиционных авторитетов соседствует с усилением роли цивилизационных начал в обосновании политики государств, поиск идентичности идет наряду с постоянной переориентацией политических лояльностей и т.д. В то же время признанными, по мнению Розенау, факторами стали в этом мире децентрализация международных связей и отношений, а главное – размывание понятия «сила» и, как следствие, изменение содержания и смысла понятия «угроза безопасности».
В 60-80-х гг. XX столетия геополитические теории практически не использовались для обоснования и объяснения новых географических конфигураций, для расширения сфер влияния и экспансии представителей двух враждовавших блоков. «Политика железного кулака», проводившаяся США во Вьетнаме и других районах мира, или агрессия СССР в Афганистане обосновывались в основном идеологическими положениями. И только с середины 80-х гг. (в основном в американской науке) стали вновь конструироваться геополитические обоснования внешнеполитических действий.
В современных условиях трактовки геополитических принципов получили новое развитие, они значительно обогатились. Так, С. Хантингтон рассматривает в качестве источника геополитических конфликтов спор цивилизаций. Концепция «золотого миллиарда», согласно которой блага цивилизации смогут достаться только ограниченному числу людей в силу нехватки мировых ресурсов, прогнозирует обострение межгосударственных конфликтов из-за ресурсов и территории, делая при этом акцент на необходимости создания благополучными государствами искусственных препятствий в отношениях с менее развитыми странами. Наряду с такими конфронтационными прогнозами ряд политиков и теоретиков предлагают «бесполярную» трактовку мира, основанного на всеобщей гармонии и сотрудничестве государств, выдвигают модели типа «общеевропейского дома», подразумевающие создание системы коллективной безопасности государств и народов, существующих во взаимосвязанном, безъядерном и взаимозависимом мире.
Существенные изменения происходят и в трактовке самих геополитических принципов, которые стали распространяться не только на международные отношения. Сегодня геополитические принципы повсеместно применяются и для анализа внутриполитических процессов. В фокус исследования попадают проблемы взаимоотношений Центра и периферии, влияния районирования населения на электоральные процессы, проблемы административно-государственного устройства нацменьшинств и др.

59. глобализация: основные подходы к интерпритации
Глобализация  процесс всемирной экономической, политической и культурной [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
Основным следствием этого является мировое [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], миграция (и, как правило, концентрация) в масштабах всей планеты [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], рабочей силы, производственных ресурсов,[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] законодательства, экономических и технологических процессов, а также сближение и слияние культур разных стран. Это объективный процесс, который носит системный характер, то есть охватывает все сферы жизни общества. В результате глобализации мир становится более связанным и более зависимым от всех его субъектов. Происходит как увеличение количества общих для группы государств проблем, так и расширение числа и типов интегрирующихся субъектов[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
Взгляды на истоки глобализации являются дискуссионными. Историки рассматривают этот процесс как один из этапов развития капитализма. Экономисты ведут отсчёт от транснационализации финансовых рынков. Политологи делают упор на распространение демократических организаций. Культурологи связывают проявление глобализации с вестернизацией культуры, включая американскую экономическую экспансию. Имеются информационно-технологические подходы к объяснению процессов глобализации. Различается политическая и экономическая глобализация. В качестве субъекта глобализации выступает [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], дающая мощный кумулятивный эффект формирования мировых полюсов экономического и технологического развития.[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
Вместе с тем, происхождение самого слова «глобализация» указывает на то, что ведущую роль в данном процессе играет бурный рост международной торговли, происходящий на тех или иных исторических этапах. Впервые слово «глобализация» (в значении «интенсивная международная торговля») употреблял [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], который в одном из писем Энгельсу конца 1850-х гг. писал: «Теперь мировой рынок существует на самом деле. С выходом Калифорнии и Японии на мировой рынок глобализация свершилась»[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. На эту же ведущую роль международной торговли в процессах глобализации указывает и тот факт, что предыдущая глобализация, начавшаяся в эпоху Маркса, закончилась в 1930-е годы, после того как все развитые страны перешли к политике жёсткого[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], что вызвало резкое свёртывание международной торговли.
История
Глобализация, с ростом, претерпевала сопротивление как естественное (огромные масштабы планеты, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]), так и изъявляемое [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] между собой[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и т. д.
Некоторые черты глобализации проявились уже в эпоху [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. В частности, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] была одним из первых государств, которое утвердило свою [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] над Средиземноморьем и привело к глубокому переплетению различных культур и появлению межрегионального разделения труда в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
Истоки глобализации находятся в XIIXIII вв., когда одновременно с началом развития рыночных (капиталистических) отношений в Западной Европе[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] начался бурный рост европейской торговли и формирование «европейской мировой экономики» (в соответствии с определением [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]). После некоторого спада в XIVXV вв. этот процесс продолжился в XVIXVII вв.[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] В эти столетия устойчивый [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] сочетался с успехами в мореплавании и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. В результате португальские и испанские торговцы распространились по всему миру и занялись колонизацией [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. В [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], торговавшая со многими азиатскими странами, стала первой подлинной [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. В [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]быстрая [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] привела к росту торговли и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] между европейскими державами, их [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. В этот период несправедливая торговля с [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] носила характер [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
В первые десятилетия [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] процессы глобализации продолжались, чему не смогла помешать даже [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. В целом за период с 1815 г. по 1914 г. объёмы совокупного экспорта стран Европы выросли приблизительно в 40 раз. Но рост международной торговли продолжался и в 1920-е годы, когда произошла даже некоторая либерализация внешней торговли западноевропейских стран. Резкий обвал международной торговли и свертывание глобализации произошли в 1930-е годы, после начала [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и введения ведущими западными державами в 19301931 гг. высоких импортных пошлин.[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
После [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] глобализация возобновилась в ускоренном темпе. Ей способствовали улучшения в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], которые привели к быстрым морским, железнодорожным и воздушным перевозкам, а также доступности [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Устранением [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] с [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] занималось [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ])  серия соглашений между основными капиталистическими и развивающимися странами. Но действительный прорыв в этом направлении произошел после «Кеннеди-раунда» (серии международных конференций в рамках GATT в 19641967 гг.). Как пишет экономический историк П.Байрох, «в Западной Европе действительная либерализация торговли произошла после Кеннеди-раунда».[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] В [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] 75 участников GATT образовали [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] (ВТО). С тех пор 153 страны являются членами Всемирной торговой организации, и 29 стран, включая Россию, ведут переговоры о вступлении.
Имеются также крупные региональные зоны экономической интеграции. В [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] стал единым экономическим пространством после заключения [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Это пространство предусматривает отмену [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], свободное движения [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], а также единую денежную систему на основе [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Менее тесная [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] наблюдается между участниками [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]: США, Канадой и Мексикой. Большинство бывших советских республик вступили после его распада в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], обеспечивающее элементы общего экономического пространства.
[[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]]Политика и управление
Глобализация тесно связана с процессом [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]).
В политике глобализация заключается в ослабевании национальных государств и способствует изменению и сокращению их [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. С одной стороны, это происходит из-за того, что современные государства делегируют всё больше полномочий влиятельным международным организациям, таким как [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ],[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. С другой стороны, за счёт сокращения государственного вмешательства в экономику и снижения налогов увеличивается политическое влияние предприятий (особенно крупных транснациональных корпораций). Из-за более лёгкой миграции людей и свободного перемещения капиталов за границу также уменьшается власть государств по отношению к своим гражданам.
В XXI веке наряду с процессом глобализации происходит процесс регионализации, то есть [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] оказывает все большее влияние на состояние системы международных отношений в качестве фактора, происходит изменение соотношения между глобальным и региональными составляющими мировой политики, а также усиливается влияние региона на внутренние дела государства. Причем[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] становится характерной не только для государств с федеративной формой устройства, но и для унитарных государств, для целых континентов и частей света. Наглядным примером регионализации является [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], где естественное развитие процесса регионализации привело к выработке концепции «Европы регионов», отражающей возросшее значение регионов и имеющей целью определить их место в ЕС. Были созданы такие организации как [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], а также [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
Проблемы [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] решаются в основном двумя клубами, такими как: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]; причём второй касается в основном экономических проблем.
Критика глобализации
Глобализацию критикуют не только [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и некоторые [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] (например, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]), но также ряд экономистов и учёных. Например, известный экономист [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] написал несколько книг, в которых содержится острая критика глобализации. Стиглиц доказывает на многочисленных фактах и примерах, что она разрушает промышленность, способствует росту [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], нищеты, тормозит [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и усугубляет [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] на планете. Он критикует политику глобальных институтов: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ],  которые, по его мнению, используют глобализацию и её [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], свободный доступ к сырьевым ресурсам, мировое [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], использование в качестве [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] «бумажных» доллара и евро, вмешательство международных институтов во [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и т. д.) в интересах нескольких наиболее развитых государств, в ущерб большинству стран на планете[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Некоторые авторы указывают на то, что глобализация способствует падению рождаемости[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Другие утверждают, что глобализация используется США как инструмент для ослабления или уничтожения своих геополитических противников[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Третьи указывают, что глобализация способствует росту [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], монополизации производства и сбыта товаров и перераспределению богатства в пользу небольшой группы людей («мирового правящего класса»)[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
В то время как сторонники глобализации утверждают, что все современные процессы и связанные с ними негативные явления имеют естественный характер и ими невозможно управлять, критики глобализации, наоборот, убеждены, что крупные государства в состоянии значительно уменьшить негативное влияние последней. По их мнению, это может быть достигнуто посредством разумной[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] во всех областях: в области внешней торговли, движения капиталов, иммиграции,  а также посредством реформы [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Альтернативой современной глобальной экономике, по их мнению, может стать образование 10-20 национальных или региональных экономик («зон свободной торговли»), которые должны быть защищены от негативного влияния глобальной экономики посредством протекционизма и золотого (или «сырьевого») стандарта как основы установления [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].

60. Основные факторы и тенденции глобализации
лобализация является непростой и, если так можно выразиться, весьма коварной концепцией. Хотя дискуссии вокруг этого понятия идут с 1980-х годов, сфера его употребления не установилась и по сей день, и сегодня оно может означать процесс, политику, глобальную маркетинговую стратегию, нынешнее состояние и перспективы человечества и, наконец, даже идеологию. Проблема глобализации в том, собственно, и заключается, что в ней невозможно вычленить что-то одно и затем сказать: «Вот это и есть глобализация», ибо это не один, а множество процессов иногда пересекающихся и накладывающихся друг на друга, иногда взаимопротиворечивых и даже полярно противоположных. Одной темы здесь выделить невозможно, разве что вспомнить идею Кеничи Омаэ ( Kenichi Ohmae, 1989) о «мире без границ». Речь идет не только о том, что обычные политические, национальные и государственные границы становятся проницаемыми, но и о том, что та жизнь, где люди были разделены временем и пространством, в общем-то уходит в прошлое. Шолте (Scholte, 2000) поэтому говорит, что глобализация связана с ростом «надтерриториальных» отношений между людьми, с новой конфигурацией пространства, где территория как будто сокращается, ибо все все большее количество связей приобретает «трансмировой» или «трансграничный» характер. Например, астрономические суммы денег перемещаются по всему миру по нажатии клавиши компьютера, так что валютные и всякие иные финансовые рынки молниеносно реагируют на все экономические события в любой точке мира. Аналогичным образом кабельная и спутниковая технологии обеспечивают молниеносную передачу телефонных сообщений и телевизионных программ по всему миру.
Взаимосвязи, порождаемые глобализацией, имеют множество измерений. Люди несведующие обычно представляют себе глобализацию как некий процесс, идущий сверху вниз, как единую глобальную систему, накладывающую свой отпечаток на все и вся в мире. При таком подходе в глобализации легко усмотреть силу, несущую в себе опасность всеобщего однообразия искоренения культурного, социального, экономического и политического многообразия мира: мы и впрямь уже смотрим одни и те же телевизионные программы, покупаем похожие товары, едим одинаковую еду, болеем за одних и тех же спортивных звезд и наблюдаем за величественными развалинами одних и тех же знаменитостей. Это не совсем так или совсем не так, ибо глобализация идет рука об руку и с тенденциями локализации, регионализации, поликультурности. На то есть множество причин. (1) При сокращающейся способности национальных государств сколько-нибудь осмысленным образом контролировать экономику и политику их власть не только «выдавливается» наверх, но и «просачивается» вниз. Прежде люди идентифицировали себя с нацией, сегодня они все чаще идентифицируют себя с местным сообществом, своей провинцией, религиозной или этнической группой. Вполне возможно, например, что религиозный фундаментализм стал реакцией как раз на глобализацию. (2) Угроза гомогенизации, особенно когда она воспринимается как порождение империализма, провоцирует культурное или политическое сопротивление, отсюда рост интереса к вымирающим языкам и культурам меньшинств, а то и полное неприятие глобализации, чаще всего принимающее форму антиглобалистских общественных движений. (3) И развивающимся и развитым странам глобализация несет скорее всего не некую форму глобальной монокультуры, а гораздо более сложные модели социального и культурного многообразия. Развивающиеся страны абсорбируют западные потребительские товары и информационные продукты отнюдь не так, как губка вбирает воду все это так или иначе преломляется через местную культуру. Со своей стороны, и развитые страны не закрыты от мирового культурного обмена: в обмен на свои Кока-Колу, Макдональдз и MTV они все глубже воспринимают на себе воздействие незападных религий, направлений медицины и терапии, искусства, музыки и литературы.
Глобализацию можно рассматривать в экономическом, культурном и политическом измерениях. В понятии экономической глобализации заложена идея о том, что сегодня ни одна национальная экономика, образно говоря, не является остро-Культурная глобализация создает условия для того, чтобы информация, товары и имиджи, производимые в той или иной части мира, сливались в единый глобальный поток с тем неизбежным следствием, что культурные различия между нациями, регионами и людьми при этом в большей или меньшей степени сглаживаются. У этого процесса есть и такой аспект, как макдональдизация (McDonaldization), но вообще его движущей силой выступает информационная революция, распространение спутниковой связи, телекоммуникационных сетей, Интернета, других видов информационных технологий, глобальных информационных агентств. Не следует, однако, упускать из виду того, что культура как служит глобализации, так и сопротивляется ей: недостаточно произвести голливудские фильмы, завалить рынок кроссовками «Nike» и повсеместно открыть «Starbucks coffee houses», даже чтобы продавать все это по всему миру, нужно учитывать местные вкусы, обычаи и вообще местную культуру.
Политическую глобализацию мы видим прежде всего в растущем значении международных организаций. Среди них есть своя классификация. Существуют транснациональные организации, осуществляющие свои полномочия не внутри какого-то государства, а по отношению ко множеству государств. Большинство организаций такого рода возникли после Второй мировой войны: это ООН, Европейское экономическое сообщество и его преемники Европейское сообщество и Европейский Союз, Всемирный банк, Международный валютный фонд (МВФ), Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и Всемирная торговая организация (ВТО). Если международные организации отвечают принципам межправительственных отношений, они обеспечивают механизм, позволяющий правительствам, по крайней мере в теории, предпринимать согласованные действия, не поступаясь суверенитетом. В отличие от этого наднациональные органы правомочны диктовать те или иные решения национальным государствам. Характерный для политической глобализации акцент на принципе межгосударственности отличает ее от феноменов экономической и культурной глобализации: в последнем случае действуют, как правило, негосударственные и рыночные факторы. Кроме того, отражая идеалистическую приверженность интернационализму и идее мирового правительства, политическая глобализация, если можно так выразиться, заметно отстает от экономической и культурной глобализации, ибо сегодня можно говорить не о мировом правительстве перспективе более или менее отдаленной, а разве что о глобальном гражданском обществе, охватывающем собой деятельность транснациональных корпораций, неправительственных организаций и международных групп давления.

61. Понятие политической коммуникации. Содержание и основные участники.

Сущность коммуникации как политического процесса

Формирование и функционирование в сфере публичной власти разнообразных идеологий, чувств, ценностей, символов, доктрин, официальных норм и оппозиционных оценок и мнений различных акторов составляют особый политический процесс. Суть его заключается в том, что за счет передачи и обмена сообщениями политические субъекты сигнализируют о своем существовании различным контрагентам и устанавливают с ними необходимые контакты и связи, позволяющие им играть различные политические роли. В свою очередь целенаправленные контакты между людьми, обменивающимися и потребляющими разнообразные сведения, знания и сообщения, соединяют разные уровни политической системы, дают возможность институтам власти выполнять свои специфические функции по управлению государством и обществом.
Развитие демократии, рост и усложнение политических связей и отношений непременно вызывают увеличение потребляемых знаний и сведений. В будущем, если верить предвидению О. Тоффлера, возрастание роли знаний и интеллектуальных технологий в жизни социума самым радикальным образом изменит не только способы создания общественных богатств, но и качественно обновит методы политического взаимодействия людей, а также способы управления ими обществом.
Однако в политике не все обращающиеся сведения равноценны для людей. В частности, те сведения, которые выбираются ими из потока разнообразных сведений для подготовки и принятия необходимых им решений в сфере государственной власти или исполнения функций, а также совершения сопутствующих действий, называются политической информацией. В этом смысле информация выступает и как предпосылка действий любого политического субъекта, и одновременно как его важнейший ресурс, позволяющий эффективно взаимодействовать в политической сфере ради достижения тех или иных своих целей.
Информация является для политических явлений таким же базисным свойством, как вещество и энергия. В результате наличия или отсутствия должной информации субъект может обрести или утратить власть, возможности влияния, реализации своих интересов в политической сфере. Таким образом, получение должной информации становится специфической целью любых субъектов, действующих в политике и заинтересованных во влиянии на власть. Информация является механизмом, обеспечивающим целенаправленные действия субъектов, а ее накопление позволяет осуществлять коррекцию поведения субъектов и институтов власти. В то же время, не находя выхода в практических действиях людей, информация подтачивает основания их политического статуса, подрывает соответствующие традиции.
Передача сообщений в любом государстве неизбежно предполагает использование определенных технических средств (от гусиных перьев до новейших носителей электронной информации), поэтому информационные процессы неизбежно включают в себя соответствующие структурные компоненты. К ним относятся прежде всего технические каналы, по которым распространяется (транслируется) информация, а также те структуры, которые позволяют не только передавать и изымать (с искажениями или без искажений), но и накапливать, контролировать, сохранять и беречь (охранять) информацию.
В силу того что люди по-разному воспринимают информацию, интерпретируя ее содержание на основе определенных правил, привычек, способов восприятия (кодов), наконец, даже в зависимости от своего конкретного состояния, в процессе обмена информацией принципиальное значение имеет способность субъекта осмысленно воспринимать сообщения. Данный аспект субъективированного восприятия, истолкования и усвоения информации именуется коммуникацией, или процессом установления осмысленных контактов между отправителями (коммуникаторами) и получателями (реципиентами) политической информации. Такое уточнение показывает, что не любая информация может породить соответствующую коммуникацию между политическими субъектами. Например, деятельность политически неприемлемых для людей СМИ приводит не к налаживанию, а к разрушению общения и контактов с ними.
Иными словами, коммуникативные аспекты информационных связей показывают, что обмен сообщениями – это не безликий технический процесс, который может игнорировать особенности реципиентов как реальных участников политических отношений. На практике, к примеру, многие решения даже на вершинах государственной власти могут приниматься не в соответствии, а вопреки получаемой информации, под влиянием чувств политических руководителей. Поэтому, строго говоря, полученная информация является лишь предпосылкой, но не фактором политических действий.
Итак, можно утверждать, что с точки зрения потребления и обмена людьми разнообразными сведениями в сфере публичной власти все институты и механизмы власти являются не чем иным, как средствами переработки информационных потоков и относительно самостоятельными структурами на информационном рынке. Причем эффективность их деятельности непосредственно зависит от их способностей к упорядочению информации и налаживанию осмысленных контактов с другими субъектами. В то же время и сами политические субъекты меняют свой облик, представая в качестве разнообразных носителей информации: информационных элит (дейтократии), технобюрократии (служащих, контролирующих служебную информацию), коммуникаторов (тех, кто отправляет информацию), коммуникантов (тех, кто перерабатывает и интерпретирует информацию), реципиентов (тех, кто получает информацию) и т.д.
Таким образом, рассматривая политику с точки зрения информационно-коммуникативных связей, мы понимаем ее в качестве такого социального целого, структуры и институты которого предназначены для выработки, получения и переработки информации, обусловливающей осуществление политическими субъектами своих разнообразных ролей и функций. С точки же зрения роли технических компонентов в информационных обменах, политику можно представить как социо-техиологическую структуру, чьи институты ориентируются на целенаправленную передачу, обмен и защиту информации.
В свою очередь в таким образом понимаемой политической системе информационно-коммуникативные отношения будут выступать в качестве связующего процесса, обеспечивающего взаимодействие и интеграцию всех уровней и сегментов системы и выполнение ею (и ее институтами) всех основных функций: регулирования общественных отношений, организации, мотивации, контроля и др. Это как бы соединительная ткань, придающая политической системе антиэнтропийные свойства (способность к сохранению целостности) и наделяющая деятельность институтов, субъектов и носителей власти свойствами самоорганизации и саморазвития, способностями к преодолению неблагоприятных условий своего развития.


Структура политической коммуникации

С содержательной стороны этот связующий политическую сферу процесс представляет собой взаимодействие разнообразных информационно-коммуникативных систем, т.е. совокупность связей и отношений, которые формируются вокруг того или иного устойчивого потока сообщений, связанных с решением определенного круга задач. Так, например, политическая информация и соответствующие коммуникации могут формироваться в связи с принятием решений в государстве, проведением избирательной кампании, урегулированием того или иного политического кризиса и т.д. В силу этого для каждой такой ситуации создается соответствующая база данных, выдвигаются критерии оценки достоверности и полноты информации, необходимой для решения задачи, определяются формы контактов и структура общения субъектов (например, как должны обмениваться информацией федеральные и региональные органы власти), в рамках которых осуществляется, скажем, производство политических символов и значений.
Наличие разнообразных целей и методов, структур и участников политических процессов, а также других параметров решения конкретных задач в сфере государственной власти обусловливает сложную, многомерную структуру информационно-коммуникативного обмена между людьми. В основе любых информационных процессов лежит линейная структура коммуникации, анализ которой позволяет выделить ее наиболее значимые принципиальные аспекты, присущие любой системе и процессу обмена информацией. По мнению Г. Лассуэлла, выделение основополагающих компонентов такой структуры предполагает ответ на вопросы: кто говорит? что говорит? По какому каналу? кому? с каким эффектом?
Иная, более сложная структура информационно-коммуникативных процессов предполагает учет их различных уровней. Так, канадский ученый Дж. Томсон предлагает различать семантический, технический и инфлуентальный (англ. influence – влияние) уровни информационно-коммуникативных связей. Данные уровни позволяют вычленить наиболее существенные и качественно отличающиеся компоненты информационно-коммуникативных процессов, которые, с одной стороны, обеспечивают самое их существование, а с другой – определяют условия эффективного взаимодействия политических субъектов с их информационными партнерами.
Так, семантический уровень раскрывает зависимость процессов передачи информации и возникновения коммуникации между субъектами от употребляемых знаково-языковых форм. Иными словами, с этой точки зрения во внимание принимается способность используемых людьми языковых средств (знаков, символов, изображений), которые сохраняют или препятствуют сохранению смысла и значения передаваемых сигналов и сообщений и обеспечивают их адекватную интерпретацию реципиентами. В этом смысле принимаются в расчет как вербальные (словесные), так и невербальные (жесты, мимика, движение тела, диапазон речи, смех, язык этикета и т.д.) средства передачи информации, которые используются разнообразными политическими (официальными и неофициальными, формальными и неформальными) субъектами.
По сути дела, выделение семантических структур показывает значение тех языковых форм, при помощи которых может либо состояться, либо не состояться коммуникация при взаимном обмене информацией. Например, государственные органы нередко формируют политические тексты в излишне теоретизированием виде, что затрудняет их понимание рядовыми гражданами и снижает мобилизационные возможности власти. Отдельные газеты, журналы и телеканалы чрезмерно широко употребляют иностранные или специальные термины, которые существенно затрудняют смысловое прочтение информации обычными людьми. Таким образом, несоответствие семантических структур типу общения, возможностям субъектов либо их внутренние изъяны способны вместо связующих эффектов породить коммуникационный вакуум в отношениях власти с населением, что может иметь далеко идущие негативные политические последствия. В связи с этим можно, к примеру, вспомнить, как в годы перестройки коммунистический режим проиграл информационную войну демократам во многом из-за использования того «нового партийного языка» («партновояза»), который оперировал не соответствовавшими действительности и вызывавшими у населения аллергию терминами «гуманного демократического социализма», «социалистического плюрализма мнений» и др.
Следовательно, государство, его официальные структуры должны использовать такие языковые формы, которые сглаживали бы противоречия между специализированными и неспециализированными потребителями правительственной информации. Эти формализованные тексты должны содержать в себе языковые формы, облегчающие точное усвоение их смысла населением. Так, в своих выступлениях руководители обязаны использовать определенные просторечия, слэнговые и другие формы, усиливающие семантическую близость языка управляющих и управляемых. Поэтому государственная информация должна быть многоязычной, лингвистически многообразной и при этом семантически целостной.
Важную роль при осуществлении информационных отношений в политике играют и находящиеся в распоряжении субъектов технические средства, что заставляет говорить о техническом уровне информационно-коммуникационных процессов. С данной точки зрения информационная деятельность политических субъектов рассматривается как функционирование специальных организационных структур, кадровых центров, банков данных, сетей и технологий хранения и передачи информации. Значение и роль всех этих технических инструментов коммуникации определяется тем, насколько они способны без каких-либо изменений, своевременно и в нужное место передать то или иное сообщение.
Выделение такого организационно-технологического, несоциального пласта информационно-коммуникативных процессов помогает акцентировать внимание на устранении различных помех (шумов), которые препятствуют своевременной и бесперебойной информации в политической системе. К подобным помехам могут относиться различия в носителях информации (бумажных и электронных), дефицит времени на получение субъектом нужной ему информации, маломощность и перегрузка проводящих каналов, низкая квалификация кадров, собирающих информацию, и т.д.
Важность наличия технических каналов для организации информационных контактов показывает, что государство как важнейший институт власти должно обладать необходимым количеством каналов для распространения официальной информации, в частности, как речевыми (брифингов, интервью руководителей и др.) или связанными с бумажными (бюллетени правительства, публикации в газетах и журналах), так и визуальными и электронными (каналы государственного телевидения, федеральные и региональные системы связи и т.д.), позволяющими осуществлять бесперебойную коммуникацию со своими гражданами. Государство должно иметь возможность выбирать каналы (центральные или местные органы печати, радио или телеканалы и т.д.), наиболее эффективные для установления прямых связей с населением для распространения важных сообщений. При этом каналы информации должны уверенно работать как в обычном режиме, так и в условиях перегрузки, специфические средства связи необходимо использовать максимально гибко. В то же время технические возможности государства должны обязательно соответствовать средствам приема сообщений, которыми обладает население. В противном случае технико-информационные стандарты могут исключить определенную часть населения из диалога с государством. Вместе с тем государство должно постоянно совершенствовать средства защиты своих информационных сетей в целях охраны конфиденциальных сообщений от противников и конкурентов.
Третий, инфлуентальный уровень информационно-коммуникативной деятельности государства раскрывает степень влияния информации на человеческое сознание. Именно компоненты данного уровня информационно-коммуникативных связей и отношений характеризуют те условия, от которых зависит сила духовного воздействия на граждан предлагаемых государством или партиями целей, ценностей и идей. По сути дела на этом структурном уровне определяются источники, предпосылки и факторы эффективности вращающихся на информационном рынке идей и представлений.
Для повышения эффективности своей деятельности в этом направлении политические субъекты должны руководствоваться соображениями адресности подачи информации, учитывать особенности аудитории, которая имеет дело с теми или иными сообщениями. Формулируемые лозунги и призывы должны соответствовать условиям социальной среды, ориентироваться на действующие в групповом и массовом сознании традиции и обычаи, доминирующие стереотипы и привычки.
Исключительно важное значение приобретает и обеспечение единства смыслового и временного параметров информационных сообщений. Такое единство предполагает, что восприятие любых идей должно соотноситься людьми с физическим временем их (людей) существования. Например, одной из причин потери былого идейного влияния коммунистической идеологии в СССР была официальная пропаганда, утверждавшая, что в 70-80-х гг. в стране было построено общество «развитого социализма», якобы разрешившее все основные социальные конфликты. Люди, сталкивавшиеся в жизни с многочисленными проблемами и противоречиями, видя попытки директивной информации заменить реальные отношения выдуманными политическими образами утратили уважение к данной идеологии и режиму.

62. Основные компоненты и этапы политической коммуникации
од средствами политической коммуникации традиционно понимаются определенные организации и институты, функционирующие в рамках социальной и политической систем, с помощью которых осуществляется процесс обмена информацией. Некоторые исследователи относят к средствам также коммуникативные действия или ситуации, группы или отдельных индивидов, способствующих обмену информацией (прямому или непрямому, опосредованному или непосредственному, немедленному или протяженному во времени).
Р.-Ж. Шварценберг выделяет три основных способа политической коммуникации, основанные на использовании различных средств:
1. Коммуникация через средства массовой информации: печатные средства (пресса, книги, плакаты и т.д.); электронные средства (радио, телевидение и т.д.).
2.   Коммуникация через организации, когда передаточным звеном служат политические партии, группы интересов и т.д.
3.   Коммуникация через неформальные каналы с использованием личных связей.
Чаще всего в политологической литературе в качестве средств политической коммуникации анализируются СМИ и неформальные каналы.
Роль различных средств политической коммуникации определяется наличием или отсутствием эффекта воздействия. Под эффектом понимается «следствие процесса коммуникации, при этом в сознании индивида происходит то, что без акта коммуникации не происходило бы».
Особое место среди средств политической коммуникации занимают неформальные средства передачи информации. В последнее время многие исследователи отмечают падение доверия к официальным источникам информации, что привело к росту значимости сообщений, возникающих на уровне межличностного общения.
К неформальным средствам политической коммуникации относят молву, слухи, сплетни, анекдоты, а также граффити. Эти источники влияют, прежде всего, на формирование негативной оценки деятельности политических лидеров и политических институтов.
63. Виды современных политических коммуникаций

64. Современные подходы к изучению политических коммуникаций.

Микроуровневые теории политической коммуникации
 
Как и любая область междисциплинарных исследований, политическая коммуникативистика использует широкую систему представлений и понятий, большей частью заимствованных из смежных дисциплин, главным образом из психологии и социологии коммуникации. Целый ряд теоретических построений политической коммуникативистики связан с объяснением явлений на микроуровне, то есть на уровне отдельных индивидов, в особенности если речь идет об эффектах убеждения, вызываемых распространением сообщений.
Исследования политической коммуникации первоначально основывались на ранних концептуальных представлениях о массово-коммуникационных процессах, известных под названиями «теории волшебной пули» и «теории подкожной иглы». Эти концепции исходили из предположения об огромных, практически неограниченных возможностях информационно-пропагандистского воздействия на массовую аудиторию, которая в плане отбора сообщений ведет себя достаточно пассивно и по сути напоминает ожидающего пациента, чье состояние начинает меняться после получения дозы лекарственного препарата в виде инъекции. Одним из основоположников данных теоретических моделей принято считать Г. Лассуэлла, который в своей работе, посвященной анализу механизмов пропагандистского воздействия на массы в годы первой мировой войны, дал классическое определение массовой пропаганды как «молота и наковальни общественной солидарности», сливающей миллионы атомизированных индивидов в единую «амальгамированную массу ненависти, веры и надежды» [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], p. 221–222]. В политологическом контексте подобная постановка вопроса об информационной «волшебной пуле», которая, с одной стороны, всегда точно и безошибочно находит свою мишень, а с другой – выступает как единая система стимулов, порождающая единую систему реакций, тем самым полностью подчиняя себе весь общественный организм, со всей очевидностью представляла несомненный интерес и с точки [c.80] зрения возможностей влиять на поведение избирателей через пропагандистское воздействие по каналам СМИ. Однако широко известные исследования электоральных процессов, проводившиеся в конце 30-х – 50-е гг. под руководством П. Лазарсфельда, Б. Берельсона и Э. Кэмпбэлла, показали, что эти теоретические представления не находят эмпирического подтверждения (см.: [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]; [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]; [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]; [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]; [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]]).
На основе анализа результатов социологических данных, полученных путем проведения в канун президентских выборов 1940 г. серии параллельных опросов избирателей в округе Эри, штат Огайо, где результаты голосования обычно были очень близки к средним по США, П. Лазарсфельд, Б. Берельсон и Х. Годэ предложили классическую двухступенчатую модель коммуникации, которая впоследствии стала одной из первых общепризнанных теоретических конструкций в политической коммуникативистике. Согласно этой модели, воздействие массовой коммуникации на индивида большей частью является не прямым, а опосредуется микрогруппами, где посредниками при передаче информационного воздействия выступают так называемые «лидеры общественного мнения» (opinion leaders) – лица, пользующиеся авторитетом в своей микрогруппе, которые интересуются какой-либо проблемой, активно читают газеты и слушают радио, а затем обсуждают прочитанное или услышанное в своем окружении, давая при этом фактам или событиям собственное толкование. Иными словами, межличностная и внутригрупповая коммуникация опосредует массовую коммуникацию по следующей схеме: идеи часто передаются от радио и газет к лидерам общественного мнения, а от них – к менее активным слоям населения (см.: [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], р. 152]). При этом, как показали исследования динамики электоральных предпочтений жителей округа Эри, информационное воздействие по каналам массовой коммуникации в большинстве случаев способно осуществить либо закрепление уже имеющихся респондента на сознательном уровне предпочтений, либо актуализацию латентных предпочтений, что приводит к [c.81] сознательному уточнению неопределенной позиции, изначально имевшейся у респондента, и лишь в крайне редких случаях – на уровне 5% от общего количества опрошенных – приводит к переубеждению и переходу на противоположные позиции.
Данное обстоятельство отчасти способствовало временному выдвижению на первый план так называемых «теорий минимальных эффектов» массовой коммуникации, в соответствии с которыми делались выводы о том, что информационное воздействие через СМИ в период избирательных кампаний по своей эффективности уступает другим факторам, предопределяющим особенности электорального поведения, таким, например, как принадлежность к политической партии или определенной социальной группе. Главный аргумент, лежавший в основе таких выводов, сводился к утверждению о слабости воздействия безличных сообщений, адресованных массовой аудитории и, по существу, не связанных с нуждами и потребностями каждого конкретного, отдельно взятого индивида-избирателя.
В противоположность «теориям минимальных эффектов», обусловившим на некоторое время заметное снижение интереса исследователей к проблемам политической коммуникации, в середине 50-х гг. были выдвинуты и принципиально иные концепции, исходившие, напротив, из представлений об активном поведении аудитории СМИ в плане выбора источников информации и отбора распространяемых сообщений. Так, согласно концепции, предложенной Л. Фестингером, люди испытывают психологический дискомфорт, впадают в состояние «когнитивного диссонанса», когда им навязываются взгляды, идеи и суждения, заставляющие их сомневаться в собственных идеалах или задевающие их чувства и вкусы (подробнее см.: [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]]). Чтобы избежать дискомфорта, человек отбирает только ту информацию, которая согласуется с его собственными убеждениями и верованиями, и игнорирует противоречащие сообщения. Несмотря на то, что исследования эффектов массовой коммуникации в периоды избирательных кампаний, проводившиеся в 60-е гг. У. Уэйссом [c.82] (см.: [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]]), далеко не во всем подтверждали данную теорию и отчасти даже опровергали ее, идея целенаправленного информационного отбора продолжает и в последнее время разрабатываться в трудах ряда известных авторов, в частности в работах Д. Грабер (см., напр.: [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]; [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]]).
Другая концепция, известная под названием «теории полезности и удовлетворения потребностей» (theory of uses and gratifications), которая первоначально разрабатывалась в трудах Э. Каца, ученика и последователя П. Лазарсфельда (см.: [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]; [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]; [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]]), исходит из того, что индивиды осуществляют активный отбор информации, игнорируя сообщения, не отвечающие их интересам, а также те, которые представлены в непривлекательной форме. Они станут уделять внимание только тем сообщениям, которые в той или иной мере окажутся полезными либо будут отвечать каким-нибудь потребностям, причем только в том случае, если затраты времени и усилий на это представляются оправданными. Польза и удовлетворение, извлекаемые из получаемых сообщений, могут носить как эмоциональный, так и интеллектуальный характер. Например, в период избирательной кампании человек может обратить внимание на сообщение, которое не только окажется полезным при голосовании на предстоящих выборах, но и вызовет ощущение его собственной политической компетентности. Положения «теории полезности и удовлетворения потребностей» неоднократно подтверждались на практике, хотя и подвергались определенной корректировке в соответствии с эмпирическими данными, о чем наглядно свидетельствуют материалы коллективной монографии по этой проблеме, вышедшей в свет в середине 80-х гг. под редакцией К. Розенгрена, Л. Уэннера и Ф. Палмгрина [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]].
Изучение воздействия СМИ на ход избирательных кампаний и итоги выборов заметно активизировалось в конце 60-х – начале 70-х гг. В ряде работ отмечается, что это произошло во многом благодаря публичным выступлениям и интуиции действующих политиков (см., напр.: [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]; [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]; [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]]). Данные исследования были [c.83]ориентированы скорее не на поиск каких-либо универсальных эффектов, а на выявление условий, необходимых для достижения того или иного желаемого результата. Этот новый подход, подтверждавший, в частности, предположение о том, что заинтересованные избиратели и политэксперты более восприимчивы к воздействию распространяемых сообщений, чем пассивные граждане и начинающие политики, совпал по времени с важнейшими изменениями, существенным образом трансформировавшими взаимоотношения между СМИ и политической сферой. Партийное влияние на выбор кандидата заметно уменьшилось, что дало возможность телевидению, получившему на тот момент широкое распространение и ставшему весьма популярным, превратиться в могущественную силу. В связи с этим не вызывает удивления тот факт, что данный исследовательский подход, основанный на возрождении интереса к изучению распространяемых сообщений и вызываемых ими результатов, подчеркивал несостоятельность многих представлений «теорий минимальных эффектов».
Результаты исследований 70–90-х гг. дают немало веских аргументов в пользу выводов о том, что СМИ и прежде всего телевидение способны воздействовать на ход и итоги избирательных кампаний множеством различных способов. Основное внимание в этих исследованиях уделяется анализу коммуникационных стратегий, используемых при проведении избирательных кампаний как на общенациональном, так и на региональном, местном уровне, и направленных на конструирование особой печатной и электронной «медиа-реальности», с которой непосредственно имеет дело индивид. Данное направление политико-коммуникативных исследований восходит к трудам У. Липпмана (см.: [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]]), который еще в начале 20-х гг. первым указал на существование создаваемого СМИ псевдоокружения (psevdo-environment), замещающего рядовому члену общества его реальное окружение. Под воздействием СМИ в сознании индивидов возникает упрощенный, искаженный и стереотипизированный образ внешнего мира, который, наряду с самой реальностью, [c.84] становится весьма существенным фактором, предопределяющим и мотивирующим их поведение в повседневной жизни. Из этих посылок исходит, в частности, «теория культивации» (cultivation) Дж. Гербнера (см.: [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]; [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]; [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]; [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]]), согласно которой СМИ, и в первую очередь телевидение, создают символический мир, который зрители склонны принимать за реальный. Применительно к ситуации проведения избирательных кампаний, с точки зрения «теории культивации», особый интерес представляет анализ содержания и частоты повторяемости сообщений, касающихся формирования образов кандидатов на выборные должности.
Подобные сообщения, несомненно, оказывают непосредственное влияние на исход выборов, поскольку в современном мире для того, чтобы набрать необходимое число голосов избирателей и, следовательно, быть избранным, претенденту в первую очередь необходимо стать узнаваемым и запоминающимся. Однако роль образов, создаваемых СМИ, далеко неоднозначна и существенно варьируется в зависимости от конкретного политического контекста, в котором разворачивается избирательная кампания. В частности, «подогреваемый» интерес аудитории может смениться ситуацией ее «информационного пресыщения», и кандидат, вначале набиравший популярность, к кульминационному моменту – дню голосования – может попросту «надоесть». Как убедительно показал своим известным исследованием Л. Бартельс (см.: [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]]), избирательная кампания, вопреки классической теории рационального выбора, является динамичным процессом, в котором индивидуальные предпочтения часто меняются, делая коллективное решение весьма непредсказуемым.
Многие политологи сходятся во мнении, что существенную роль в данном процессе играет образ победившего кандидата, формируемый под влиянием политической рекламы, дебатов и сообщений в выпусках новостей, транслируемых по каналам СМИ на коротком отрезке предвыборной гонки. Несмотря на то, что предложить некую универсальную теоретическую формулу создания имиджа победителя не представляется возможным, [c.85] опубликованные в последние годы работы Т. Гитлина [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]], Д. Грабер [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]], К. Джонсон-Карти и Г. Коплэнда [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]], К. и Г. Лэнг [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]], Э. Остин и Б. Пинклтона [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]], Р. Харта [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]; [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]], Дж. Эдвардса и С. Уэйна [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]] позволяют говорить о том, что массовую аудиторию все больше интересуют не столько позиции кандидатов по поводу каких-либо конкретных политических вопросов, сколько их личные качества: сила характера, уверенность в себе, лидерские способности, склонность к состраданию и т.п., причем немалый интерес вызывает также и финансовое положение претендентов на выборные должности. Как показали исследования Э. Деннис и Дж. Меррилла [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]], К. Джемисон [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]], Д. Келлнера [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]; [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]], С. Крауса [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]], Л. Кэйд, М. Маккини и Дж. Тедеско [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]], Э. Микевич, Ч. Файерстоуна и Л. Роузелл [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]], в ходе предвыборных дебатов именно эти аспекты, а отнюдь не поверхностные суждения кандидатов о текущих проблемах на фоне стремления уйти от анализа действительно имеющихся трудностей привлекают внимание большинства не определившихся в своем выборе граждан.
Однако далеко не все политологи отдают должное этому влиянию, обосновывая свою точку зрения, с одной стороны, тем, что распространение по каналам массовой коммуникации сообщений, носящих агитационно-пропагандистский и политико-рекламный характер, далеко не всегда можно было назвать единственной причиной наблюдаемых результатов, а с другой стороны – отсутствием статистически значимых закономерностей, которые позволяли бы однозначно судить о динамике изменения электоральных предпочтений под воздействием СМИ. Между тем, даже если прямой эффект от массовой коммуникационной кампании действительно оказывается «статистически незначительным» и не превосходит нескольких процентов от общего количества избирателей, он может быть весьма существенным в политическом плане, когда относительно небольшое число голосов может в корне повлиять на итоги всей избирательной кампании, как это показали президентские выборы в США в 2000 г. [c.86]
В ряде работ подчеркивается, что массовые коммуникационные кампании способны оказывать не только прямое, но и косвенное воздействие на чувства и настроения избирателей. Так, П. Абрамсон, Дж. Олдрич и Д. Роуд (см.: [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]]) отмечают, что если выступления СМИ вызвали волну акций протеста, которые, в свою очередь, привели к изменению политического климата и повлияли на итоги выборов, то эти результаты должны быть хотя бы частично объяснены воздействием массовой коммуникации. Точно так же материалы, посвященные проблемам экономики или международных отношений, публикуемые в период избирательной кампании, могут существенным образом повлиять на настроения электората, даже если в них ни коим образом не затрагивается тема выборов. В работе Ш. Айенгара и Д. Киндера [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]] в качестве классического примера подобного косвенного воздействия рассматривается ситуация, сложившаяся в США накануне президентских выборов 1980 г., когда в последний вечер перед днем голосования все три ведущие американские телекомпании посвятили большую часть эфира освещению событий, связанных с так называемым «иранским кризисом» – захватом в Тегеране посольства США и неудачной попыткой освободить заложников, – поскольку наметилась перспектива его разрешения. В результате выборы стали восприниматься избирателями по сути как референдум по оценке внешнеполитических действий президента Дж. Картера, что и привело к его поражению с результатом 41% голосов против 51%, поданных за Р. Рейгана, хотя по данным опросов общественного мнения, проведенных незадолго до выборов, Картер лишь незначительно уступал Рейгану – не более 3%.
В последние два десятилетия одним из ведущих теоретических подходов к изучению воздействия СМИ на политическое поведение является концепция «установления повестки дня» («agenda-setting»). С точки зрения данной концепции, воздействие СМИ на аудиторию носит своего рода «конструирующий» характер: когда пресса, радио или телевидение начинают уделять более пристальное внимание освещению тех или иных событий и проблем, именно [c.87] эти события и проблемы начинают восприниматься аудиторией в качестве наиболее важных и значимых по сравнению с остальными. Формирование концепции «установления повестки дня» обычно связывается с именами Д. Шоу и М. Маккомбса, впервые изложившими свой подход в 1972 г. (см.: [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]]), однако у них были и предшественники. Так, еще в конце 50-х гг. Н. Лонг приписывал газетам «значительную роль в определении того, о чем большинство людей будут говорить, что, по мнению большинства людей, будет являться достоверными фактами и что большинство людей расценят в качестве главных проблем, с которыми они сталкиваются, в большей степени вследствие установления общественной повестки дня» [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], р. 256], а несколько позднее Б. Коэн обратил внимание на то, что СМИ способны концентрировать внимание аудитории на тех или иных проблемах, даже если изначально невозможно определить, какое мнение сложится у аудитории относительно этих проблем (см.: [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]]).
Приверженцы концепции «установления повестки дня», утверждают, что под воздействием сообщений, распространяемых по каналам массовой коммуникации, с большей вероятностью будет меняться не столько электоральное поведение и отношение избирателей к тем или иным фактам, сколько база знаний аудитории, на основе которых принимаются решения. Когда СМИ сосредоточивают внимание на отдельных проблемах и событиях, выполняя одну из их ключевых своих функций, они тем самым затрагивают приоритеты интересов аудитории. Поэтому, как полагает, например, Ш. Айенгар, главная задача исследования заключается в том, чтобы выяснить, в какой степени информационное воздействие изменяет знания и приоритеты аудитории или наиболее активной ее части, лежащие в основе принятия решений, чтобы рассмотреть дальнейшие события в свете контекста, сформированного предшествующими сообщениями (см.: [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]]).
Авторы ряда работ делают акцент не столько на результатах воздействия СМИ на электорат в периоды избирательных [c.88] кампаний, а ставят проблему значительно шире – в плане изучения более общих социально-политических эффектов, порождаемых массовой коммуникацией. Г. Лассуэлл в свое время обращал внимание на то, что СМК выполняют три важнейшие социальные функции: во-первых, они знакомят аудиторию с текущими событиями, играя при этом определенную роль в «установлении повестки дня»; во-вторых, они интерпретируют значение сообщений, формируя таким образом перспективы, с точки зрения которых будут рассматриваться события, происходящие в мире; и, в-третьих, они также играют важную роль в социализации индивидов в рамках сложившихся культурных установок. В соответствии с этими функциями он предлагал выделить следующие основные направления политико-коммуникационных исследований: изучение типов «имиджей», политических образов, отбираемых СМК для широкого распространения; оценку интерпретации событий в предлагаемых СМК материалах и, наконец, анализ степени воздействия распространяемых по каналам массовой коммуникации сообщений на уровень политической социализации [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], p. 43]. В плане развития этих предложений Г. Лассуэлла, как видно из содержания выпущенного в 1981 г. «Справочника по политической коммуникации» под редакцией Д. Ниммо и К. Сандерс [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]], опубликованного в 1990 г. справочного издания «Новые направления в политической коммуникации» под редакцией Д. Свэнсона и Д. Ниммо [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]] и вышедшего в свет в 2004 г. «Справочника по политико-коммуникационным исследованиям» под редакцией Л. Кэйд [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]], политологам помогли восполнить некоторые пробелы специалисты в области социологии и психологии. Обращение к теоретическим концепциям этих смежных дисциплин – к теории массового общества и различным интерпретациям теории убеждения – выступает характерной чертой ряда работ второй половины 80-х – середины 90-х гг., посвященных проблемам анализа эффективности пропагандистского воздействия и возможных приемов ведения психологических войн в условиях становящегося информационного [c.89] общества. Примерами подобных исследований являются, в частности, получившая достаточно широкую известность монография А. Бениджера [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]], а также работа У.Р. Неймана, Л. Макнайта и Р. Дж. Соломона [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]].
Рассмотренные нами теории развиваются по преимуществу в рамках позитивистского направления современной политической науки. Вместе с тем политическая коммуникативистика испытывает влияние и широко распространенных теорий субъективистского плана, целому ряду которых присуще весьма критичное отношение к существующей политике. Сторонники интерпретационистской или деконструктивистской точки зрения отрицают существование действительности в позитивистском смысле и полагают, что она скорее является результатом интеракции отдельных восприятий и ощущений разных людей, вступающих друг с другом в общение. С этих позиций наиболее важным является то, как люди воспринимают и осмысливают окружающий мир – помимо того, как он отражается в эмпирических исследованиях. Соответственно, изучение политической коммуникации должно быть сосредоточено на элементах восприятия. Например, вместо того, чтобы анализировать текст какого-либо сообщения, необходимо изучать, как этот текст воспринимается.
Исследования «критического» направления обращены прежде всего к анализу социальных последствий политической коммуникации. Так, М. Эдельман пытается выяснить «конструкции» сообщений, воздействие которых ведет к инертности и покорности большинства, подавляемого из-за своей уступчивости доминирующими группами [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]; [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]]. Б. Гинсберг и М. Шефтер рассматривают выборы как театрализованный ритуал, который узаконивает существующую властную структуру, а не как истинное выражение интересов и желаний общества [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]]. Примечательно, что авторы данных исследований исходят из весьма определенных представлений о том, какими должны быть СМК (и какими они на самом деле не являются). Эти представления ориентированы на идеал абсолютно свободных, независимых СМК, выражающих интересы масс и одновременно просвещающих эти массы. Тот факт, [c.90] что в реальности печать, радио и телевидение мало соответствует этому идеалу, позволяет писать, в духе Ж. Бодрийара, «реквием по масс-медиа» и рассуждать о «смерти значения», возникающей в результате их деятельности (см.: [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]]). При этом многие исследователи «критического» направления полагают, что ученые должны занимать активную политическую позицию и всемерно содействовать изменениям в структуре политико-коммуникационных процессов, способствующим преодолению существующих социальных ограничений и преобразованию общества на принципах равенства и справедливости. Данная активность большей частью принимает, согласно образному определению С. Холла, характер «дискурсивной борьбы» против сложившегося социально-политического порядка (см.: [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], р. 175]), которая выражается в разоблачении скрытого идеологического содержания самых безобидных на первый взгляд посланий. В результате понятие политической коммуникации в «критических исследованиях» предельно расширяется, так что любой коммуникативный акт приобретает политический характер.
В целом, различные теории, проникшие и проникающие в область изучения политической коммуникации, создают своим многообразием изрядные затруднения методологического плана. Современная микроуровневая политическая коммуникативистика, подобно любой развивающейся области знания, отнюдь не свободна от существенного расхождения во мнениях по целому ряду фундаментальных проблем. Теоретики продолжают спорить по поводу предмета исследований и того, какой характер эти исследования должны иметь – преимущественно объективистский или же, напротив, критически-субъективистский. Между тем существующие противоречия относительно позиций, с которых должна изучаться политическая коммуникация на микроуровне, практически не отразились на становлении политической кибернетики как когнитивной метатеоретической конструкции, концептуально отображающей наиболее общие закономерности информационного взаимодействия и обмена на уровне политической системы и общества в целом. [c.91]
2.3. Системно-кибернетическая макроуровневая теория политической коммуникации
 
В современной западной политической науке относительно новое для нас понятие «политическая кибернетика» обозначает область теоретических и прикладных политологических исследований, связанную с изучением, моделированием и прогнозированием политических процессов и явлений путем использования коммуникационно-кибернетических моделей. Выделение политической кибернетики в относительно самостоятельное направление во многом было вызвано развитием прикладных аспектов кибернетической теории, в целом изучающей наиболее общие закономерности процессов информационного обмена и управления в технических, биологических, человеко-машинных, экономических и социальных системах.
Опираясь на некоторые результаты математической логики, теории вероятностей и статистической физики, а также на достижения электронной техники, кибернетика использует количественные аналогии между работой машины, деятельностью живых существ и некоторыми социальными явлениями. Эти аналогии основываются на том, что как в сложном техническом устройстве, одним из примеров которого является ЭВМ, так и в живом организме и в человеческом сообществе могут быть выделены управляющие и управляемые составные части, связанные между собой посредством передаваемых информационных сигналов. Понятно, что эти аналогии, как и любые аналогии вообще, приблизительны; тем не менее, их количественная сторона дает возможность построения цельной теории управления и связи или теории коммуникации, применимой в существенно различных областях.
Функциональное единство действия технических, биологических и социальных управляющих систем выражается в универсальном характере обратной связи – принципа, суть которого состоит в том, что каждое последующее воздействие на управляемый объект определяется на основании сведений о результатах предыдущего воздействия – применительно к классу явлений, относящихся к отдельным видам целенаправленной деятельности, [c.92] объединяемым общим понятием «коммуникация», или «связь». При этом управление рассматривается как частный случай коммуникации.
В действительности, эти два понятия, предполагающие характерный для принципа обратной связи двусторонний обмен информацией между составными частями некоторой системы, обозначает, как подчеркивал Н. Винер, «явления по существу одной природы» [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], с. 295]. Когда какой-либо человек вступает в коммуникацию, или, пользуясь более привычным термином, в общение с другим, он сообщает ему в том или ином виде информационный сигнал; в свою очередь, устанавливая связь в противоположном направлении, этот другой возвращает подобный сигнал, содержащий информацию, которая для первого была недоступна. Если один человек управляет действиями другого, то исходный сигнал, очевидно, дается в императивной форме, однако техника коммуникации при этом нисколько принципиально не отличается; более того, чтобы управление было действенным, «управляющий» должен следить за любыми сигналами, которые поступают от «управляемого» и могут указывать, что команда управления принята, понята и выполняется (см.: [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], с. 12]). С функциональной точки зрения, подобным образом осуществляется информационный обмен между «управляющей» и «управляемой» вычислительными машинами, а также – в известной степени – и обработка мозгом человека сигналов, поступающих по центростремительным нервам от органов чувств в случае целенаправленной деятельности. Отмеченное обстоятельство давало основания утверждать, что существует «принципиальное единство ряда задач, в центре которых находились вопросы коммуникации, управления и статистической механики, и притом как в машине, так и в живой ткани» [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], с. 56].
Данный круг вопросов, составивший предметную область кибернетики, впоследствии включил в себя и рассмотрение некоторых сторон социально-политической действительности. Это, разумеется, вовсе не означало стремления к упрощенной трактовке, подобной неоднократным и справедливо критиковавшимся в прошлом, в частности, В.И. Лениным, попыткам «наклеить “энергетический” или “биолого-социологический” ярлык на явления вроде кризисов, революций, борьбы классов и т.п.» [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], с. 348]. [c.93] В отличие от механистических концепций, кибернетическая теория не ставила перед собой задачу исчерпывающе объяснить или однозначно свести друг к другу разноплановые явления лишь на основании проявляющегося сходства отдельных их сторон. Напротив, как подчеркивал Н. Винер, речь могла идти только о том, что «анализ одного процесса может привести к выводам, имеющим значение для исследования другого процесса» [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], с. 220].
В этой связи представляет интерес то обстоятельство, что сам термин «кибернетика», предложенный Винером в качестве неологизма для обозначения новой области знания, возникшей на стыке технических, биологических и социальных дисциплин, уже использовался в истории науки, причем именно в социально-политическом значении. Он встречается в текстах Платона, где обозначает «искусство управления кораблем», «искусство кормчего», а в переносном смысле – «искусство управления людьми». В первой половине XIX в. французский ученый-физик А.-М. Ампер, занимавшийся проблемой классификации научного знания, предложил назвать «кибернетикой» (cybernetique) науку об управлении государством. В классификации Ампера «кибернетика», «этнодицея» (наука о правах народов), дипломатия и «теория власти» относились к политическим наукам, причем «кибернетика» и «теория власти» составляли «политику в собственном смысле слова» [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], р. 140-142].
Применительно к современным исследованиям политической коммуникации наиболее продуктивными оказались сформулированные Винером кибернетические представления об универсальном характере обратной связи, а также о закономерностях так называемого «кибернетического гомеостазиса» – устойчивого, саморегулирующегося функционирования сложных открытых систем в изменяющейся окружающей среде путем активного взаимодействия с последней. Это выражается, с одной стороны, в приспособляемости сложноорганизованного системного объекта к воздействиям внешнего мира посредством определенных внутренних структурно-функциональных изменений, с другой – в активном воздействии системного объекта на среду, ее «приспособлении» к своим внутренним параметрам, «потребностям» путем извлечения и усвоения необходимых ресурсов и, кроме того, нейтрализации неблагоприятных внешних воздействий. [c.94]
 
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]

Рис. 5

 
Первой коммуникационной моделью политической кибернетики стала концепция политической системы общества, предложенная в 1953 г. канадским политологом Д. Истоном (см. рис. 5, [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], р. 112]). В этой модели политическая система рассматривается как относительно обособленное, устойчивое, целостное образование, кибернетический «черный ящик», погруженный в изменяющуюся социальную среду и взаимодействующий с ней посредством своих «входов» и «выходов». При таком подходе ключевым аспектом исследования становится проблема устойчивости или, в терминологии Истона, «выживания» политических систем как в стабильном, так и меняющемся мире. На вход «черного ящика» из окружающей среды – общества поступает информация двух видов – требования (могут быть как конструктивные, так и деструктивные) и поддержка (может трансформироваться в собственную разновидность «с отрицательным знаком», то есть протест). И требования, и поддержка могут возникать и формулироваться не только в окружающей среде – обществе, но и внутри самой системы, однако независимо от места своего происхождения они должны учитываться при выработке «выходной» информации – обязывающих политических решений и действий по их реализации, так или иначе оказывающих [c.95]воздействие на среду. Если принимаемые решения и осуществляемые действия удовлетворяют ожиданиям или требованиям большинства социальных общностей и граждан, это со всей очевидностью порождает или увеличивает поддержку на «входе», и в обществе усиливаются стабилизационные процессы. Напротив, «непопулярные» решения и действия приводят к дестабилизации через формулировку более радикальных «входных» требований, а также к изменению знака второй входной координаты, то есть к трансформации поддержки в протест, что в своем крайнем варианте способно перерасти в отторжение гражданами правящих институтов, вызвать, в терминологии Истона, «стресс» политической системы и даже привести к ее разрушению. Для того, чтобы «выжить», система должна быть способна отвечать с помощью действий, устраняющих стресс. В этом отношении, как подчеркивает Истон, ключевую роль, несомненно, играют действия властей, но для осмысленных и эффективных действий власти должны иметь возможность получать всю необходимую информацию о происходящем.
Кибернетическая модель Д. Истона была дополнена инструментальными моделями Г. Алмонда и Дж. Коулмана, в которых устанавливается определенное соответствие между отдельными категориями системно-кибернетического анализа и терминами, традиционно используемыми политической и правовой наукой. В их трудах были разработаны функции на «входе» политической системы общества: политическая социализация и рекрутирование, артикуляция и агрегация интересов, политическая коммуникация, – и на «выходе»: принятие правил и законов, их применение и контроль (см.: [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]]).
Теория политической кибернетики, предложенная К. Дойчем (см.: [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]]), рассматривает политику как коммуникационный процесс координации усилий людей по достижению поставленных целей, который реализуется по схеме кибернетического саморегулирования. Ключевая роль в этом процессе принадлежит обратной связи: поток сведений о достигнутом состоянии системы и последствиях деятельности властей, поступающий в центр принятия политических решений, позволяет составить представление о том, насколько близко подошла система к своим [c.96] целям и как ей следует изменить свое поведение, чтобы достичь максимального приближения к ним. Разница между заданным и фактически достигнутым состоянием системы с учетом сведений о характере самой системы, ее ресурсах, сопротивлении среды и т.д. используется для выработки нового управляющего воздействия. Оно может быть направлено как на то, чтобы фактическое состояние все более приближалось к заданному с учетом устранения ошибок и совершенствования системы в заданном направлении, так и на последовательную переориентацию, отход от заданного направления, поиск новых целей и путей их достижения.
Для более поздних теоретических работ, затрагивающих проблемы политической коммуникации, характерно сочетание системно-кибернетического и структурно-функционального подходов, позволяющее рассматривать сферу политической деятельности как сложноорганизованную открытую систему, компоненты которой выделяются на основании их функциональных особенностей и свойств, обусловливающих и предопределяющих функции политической системы в целом. В работах М.Г. Анохина [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]], Р.Ф. Матвеева [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]], О.Ф. Шаброва [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]] и ряда других российских авторов наблюдается интерес к решению в рамках системно-кибернетического и структурно-функционального анализа задачи декомпозиции, то есть представления функций политической системы в виде функциональной коммуникации ее взаимосвязанных, взаимозависимых и взаимодополняющих подсистем и элементов.
Наряду с общетеоретическими проблемами, в сферу политической коммуникативистики входят и прикладные исследования, в процессе которых для решения той или иной задачи, имеющей обычно прогностический характер, строится система математических и логических уравнений, включающих различные переменные и ограничения. Здесь основная трудность заключается в отсутствии математических и формально-логических средств, способных с достаточной точностью отразить в количественных показателях качественное содержание социально-политических явлений. Все компоненты, их состояния, процессы, отношения в сфере политики связаны с делами и поступками людей – индивидуальными, специфическими и лишь в своей массе, взаимных связях, единстве и противоречии находящими [c.97]выражение в общей тенденции, социальном законе. Это, безусловно, накладывает печать известной неопределенности на течение политических процессов. К тому же дела, поступки людей, а тем более их отношения и мысли не имеют не только численных, но и порядковых шкал. К этому следует добавить, что собственно человеческие методы восприятия и использования информации – фильтрация и оценка, выбор альтернатив, неоднозначность процедур поиска, ассоциативность, оперирование с нечетко определенными понятиями, использование модельных и цифровых форм и многие другие – не поддаются точной количественной характеристике. Показательно, что сам Н. Винер с большой осторожностью относился к идее прямого распространения математических методов естественных наук на области социально-гуманитарного знания и не разделял «чрезмерного оптимизма» тех исследователей, которые «от убеждения в том, что это необходимо, переходят к убеждению в том, что это возможно» [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], с. 246]. Это, однако, вовсе не означает, что коммуникационно-кибернетическое моделирование неэффективно в области политологических исследований. Как отмечал по этому поводу один из создателей общей теории систем Л. фон Берталанфи: «История науки свидетельствует о том, что описание проблем на обычном языке часто предшествует их математической формулировке Вероятно, лучше иметь вначале какую-то нематематическую модель со всеми ее недостатками, но охватывающую некоторый незамеченный ранее аспект исследуемой реальности и позволяющую надеяться на последующую разработку соответствующего алгоритма, чем начинать со скороспелых математических моделей» [[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], с. 46–47].
С указанных позиций, несмотря на всю привлекательность моделирования политических процессов, предполагающего использование математического инструментария и позволяющего, казалось бы, при определенных условиях «сконструировать» желаемый образ управляемого объекта, элиминировать «лишние» элементы и взаимосвязи, оценить необходимую величину или «силу» управляющих информационных воздействий и т.п., для политической коммуникативистики в ее теоретическом аспекте более актуальным и перспективным видится построение структурно-функциональных [c.98] кибернетических моделей. Такое моделирование, будучи, конечно же, сознательно упрощенным отображением определенной части политической действительности, обладает, тем не менее, рядом очевидных преимуществ. Во-первых, оно помогает организовать, упорядочить знание о процессах политической коммуникации путем логического обобщения множества различных частных случаев информационного взаимодействия и обмена, установления причинно-следственных взаимосвязей между наблюдаемыми явлениями. Во-вторых, оно способствует объяснению политико-коммуникационных процессов, представляя их в наглядной и доступной для восприятия форме и тем самым освобождая теоретические построения от возможных усложнений, а также и от неоднозначного истолкования находящихся в поле зрения феноменов. Это придает моделированию эвристическую функцию, так как оно позволяет направить познавательную активность исследователя на анализ и теоретическое осмысление ключевых, наиболее существенных моментов изучаемой действительности. В-третьих, коммуникационно-кибернетическое моделирование дает возможность предсказывать ход развития событий, последствия происходящих изменений и, следовательно, способствовать формулировке и уточнению исследовательских гипотез.
Понятно, что ни одна из структурно-функциональных моделей не может претендовать на некую абсолютную универсальность и быть одинаково применимой для всех случаев анализа. В конечном счете подобные модели – это не более, чем вспомогательные средства, обладающие определенными демонстративными возможностями, и к ним отнюдь не следует относиться как к чему-то «священному и неприкосновенному», не допускающему каких-либо уточнений, корректировок. Этими соображениями и руководствовался автор настоящих строк, обращаясь к разработкам других исследователей, а также предлагая в необходимых случаях собственные модели, способствующие, как представляется, раскрытию и осмыслению каузальных связей между процессами и явлениями в сфере политической коммуникации. [c.99]
Грачев М.Н.
Политическая коммуникация: теоретические концепции, модели, векторы развития
 

Заголовок 1 Заголовок 2 Заголовок 3 Заголовок 4 Заголовок 715

Приложенные файлы

  • doc 17609967
    Размер файла: 1 MB Загрузок: 0

Добавить комментарий