voprosy_gosekzamena_po_vsemirnoy_istorii


Вопросы гоэкзамена для спец. 5В020300– история
Русское отделение
История древних цивилизаций Междуречья: Шумер и Аккад.
Первые государства на землях Месопотамии появились в IV тысячелетии до н.э. Примерно в это время было образовано Шумерское государство. Одним из древнейших очагов цивилизации было междуречье Евфрата и Тигра. В его южной приморской части за 4 тысячи лет до н.э. шумеры основали несколько городов-государств, соорудили величественные каменные здания и создали оросительные системы. Они первые из цивилизованных народов пользовались изобретенным ими около ХХУШ века до н.э. слоговым письмом — клинописью на глиняных плитках. Свою родину шумеры называли «Калам» («Страна»), а ее жителей — санг-нгига («черноголовые»). И.Л. Магидович, ВЛ. Магидович. Очерки по истории географических открытий. М, 1982 Уже в IV тысячелетии до хр. э. на юге современного Ирака жило население, достигшее значительного уровня культурного развития. Шумеры (сумеры, сумерийцы) и жившие к северу от них семиты-аккадийцы создали разветвленную ирригационную систему в долинах Евфрата и Тигра; у них были сильно развиты ремесла и торговля. Шумеры изобрели слоговое письмо (клинопись), которое затем широко распространилось по всей Передней Азии. Страны Ближнего и Среднего Востока. М, 1944 Подлинными создателями шумеро-аккадской культуры и государственности были шумерийцы, очевидно, пришедшие в Месопотамию из восточных горных областей, а также семитские племена Аккада, родственные племенам сирийско-месопотамской степи. Раскопки последних двадцати лет на территории Месопотамии позволяют восстановить древнейшую, доисторическую стадию их культурной жизни. Памятники архаической эпохи, найденные на территории Средней и Южной Месопотамии, принято делить по местам наиболее типичных находок на три культурных периода: Эль-Обеида и Урука в Шумере и Джемдет-Наср (около Киша) в Аккаде. Эти три сменивших друг друга культурных периода охватывают почти все четвертое тысячелетие до н. э. Они предшествовали образованию древнейших государств в Южном и Среднем Двуречье. Наиболее раннее поселение, открытое в Южной Месопотамии находилось около Эль-Обеида (близ Ура), на речном острове, который возвышался над болотистой равниной. Население, жившее здесь, занималось охотой и рыболовством, но уже переходило к более прогрессивным видам хозяйства: к скотоводству и земледелию. В эту зпоху были приручены овца, коза и свинья и акклиматизирована полба — древнейшее зерновое растение Передней Азии. Земледельцы еще пользовались очень примитивными орудиями: мотыгами из рогового камня и серпами с кремневыми зубьями. Некоторого развития достигли керамика, ткацкое дело и обработка камня. Глиняные сосуды, сделанные из тонкой глины желтовато-зеленого цвета, покрывались раскрашенными узорами и украшались изображениями зверей, птиц и людей. Из камня выделывались различные орудия и оружие: топоры с отверстием для рукоятки, мотыги, ножи, наконечники булав и стрел. В эту же эпоху появляются и первые металлические орудия, как, например, плоские топоры. С развитием металлургии начинают делать из меди помимо орудий и другие предметы, как, например, зеркала и булавки. Так совершается крупнейший переворот в области техники, переход от камня к металлу, в данном случае к меди. Древнейшее оседлое население Эль-Обеида жило в маленьких хижинах, стены которых были построены из плетеного камыша, облепленного глиной. Однако при постройках уже начинает применяться кирпич. Так, внутри хижин были найдены очаги, сложенные из крупного кирпича плосковыпуклой формы. Тут же были обнаружены каменные косяки, служившие для деревянных дверей. В.И. Авдиев. История древнего Востока. М, 1953 В IV — начале II тысячелетия до н.э. на территории Шумера между реками Тигр и Евфрат возникли первые города-государства — Эриду, Ур, религиозный и культурный центр всех шумерских земель Ниппур, Ашшур, Лагаш, Урук, Умма. В самой южной части страны находился город Эриду, расположенный на берегу Персидского залива. Крупное политическое значение имел город Ур, который, судя по результатам недавних раскопок, был центром сильного государства. Религиозным и культурным центром всего Шумера был город Ниппур с его общешумерийским святилищем, храмом бога Энлиля. Среди других городов Шумера крупное политическое значение имели Лагаш (Ширпурла), который вел постоянную борьбу с соседней Уммой, и город Урук, в котором, по преданиям, некогда правил древнешумерийский герой Гильгамеш. В.И. Авдиев. История древнего Востока. М, 1953 Ранние шумерские государства были небольшими по территории, обычно они включали один крупный город с соседней сельскохозяйственной округой (иногда и другими мелкими городами). Самым древним городом шумеры считали южный город Эреду, куда они, по преданию, переселились с острова Тильмун (современный Бахрейн) в Персидском заливе. Наряду с ним в древнейших документах упоминаются Сиппар на севере и Шуррупак на юге. История древнего Востока. М, 1988 В начале раннединастического периода (XXVIII—XXVII века до н.э.) во главе города-государства стоял «эн» — верховный жрец (иногда жрица), возможно выбиравшийся на эту должность. Помимо жреческих функций и управления храмовым административным аппаратом в круг его обязанностей входило руководство храмовым и городским строительством, сооружением оросительной сети и другими общественными работами, распоряжение имуществом общины и ее экономической жизнью. Иногда употреблялся термин «лугаль», который мог быть эпитетом по отношению к «эн» и переводиться как «большой человек, господин, царь», а мог означать и другое лицо — военного вождя, осуществлявшего эту функцию во время военных действий. Однако чаще всего тот же «эн» избирался военачальником и в этом качестве руководил действиями военных отрядов — основы будущей армии. История древнего Востока. М, 1988 Одним из крупнейших культурных достижений шумеров было изобретение письменности в начале IV тысячелетия до н.э. Как и все иные самобытно появившиеся у других древних народов системы письменности, шумерииская письменность первоначально возникла из рисунка. Позднее вместо всего предмета стали рисовать лишь его наиболее характерную часть, постепенно превращая рисунок в линейную схему. С течением времени необходимость применения скорописи в связи с особым способом начертания знаков на глиняных табличках приводит к еще большей схематизации знаков письменности и к выработке системы клинописи. Знаки, выжимавшиеся на мягкой глине, теряют свой прежний картинный облик и с течением времени принимают форму различных сочетаний из вертикальных, горизонтальных и косых клиньев. Шумерииская клинопись вместе с основными элементами шумерийской культуры была заимствована вавилонянами, а затем благодаря широкому развитию вавилонской торговли и культуры распространилась во всей Передней Азии. Клинописью пользовались в древнем Аккаде, в Ассирии, в государстве хеттов, в Урарту, в Сирии и в древней Персии. В середине II тысячелетия до н.э. клинопись стала международной дипломатической системой письменности. В.И. Авдиев. История древнего Востока. М, 1953 
Социально-экономический и политический строй Вавилонии. Законы Хаммурапи
Кризис экономической системы, опирающейся на крупные царские хозяйства, падение III династии Ура, разрушение многих шумеро-аккадских центров скотоводами-амореями и их распространение по территории Месопотамии привели к временному упадку централизованного государства и возрождению политической раздробленности страны.
На юге обособилось царство с центром з городе Ларсе, севернее его возникло независимое государство с центром в Иссине. На севере Месопотамии большую роль играла государства: Мари на Евфрате и Ашшур на Тигре, в районе реки Диялы — государство Эшнуна. В них правили аморейские династии, опиравшиеся на вооруженные отряды своих воинственных соплеменников.
В XX—XIX вв. до н. э. эти государства зели изнурительные междоусобные войны. Постепенно в ходе этой борьбы приобретает независимость и возвышается город Вавилон (Баб-или — «Ворота бога»), где воцарилась I Вавилонская, или Аморейская, 1инастия, время правления которой называют старовавилонским периодом (1894— 1595 гг. до н. э.).
В ходе войн основные соперничающие государства ослабляли друг друга; Ларса, например, сделалась легкой добычей эламитов, прочно закрепившихся в Южной Месопотамии. Эламский правитель Рим-Син (1822—1763 гг. до н. э.) проводил каналы, сооружал золотые и медные статуи, строил храмы в Ларсе, Уре и других городах в честь шумерских и эламских богов. Под его власть попали многие города Месопотамии, в том числе Урук, Ниппур и Иссин, а город Ларса, столица государства, вскоре стал одним из крупнейших городов Месопотамии.
Общество Южного Двуречья, "пережив жесточайший социально-экономический и политический кризис, вновь набирало силы. Наметился новый подъем ирригационного земледелия, оживились торговля и городская жизнь. Этим тенденциям препятствовали политическая раздробленность и междоусобные войны. На повестке дня снова встал вопрос о создании единого централизованного государства.
В этих условиях постепенно возрастает роль и значение нового центра — Вавилона.
Его местоположение в центральной части долины, там, где Тигр сближается с Евфратом, было стратегически удобным и для нападения, и для обороны; уже оно естественно выдвигало этот город на роль политического центра страны. Здесь сходились основные звенья ирригационной сети — основы жизни всей Южной Месопотамии, проходили важнейшие сухопутные и речные пути всей Передней Азии.
Расцвет Вавилона приходится на время правления шестого царя I Вавилонской династии— Хаммурапи (1792—1750 гг. до н. э.), который был выдающимся государственным деятелем, прозорливым и изворотливо-хитрым дипломатом, крупным стратегом, мудрым законодателем, расчетливым и умелым организатором.
Хаммурапи мастерски использовал политику создания военных союзов, которые он после достижения нужной цели легко расторгал. Первоначально Хаммурапи заключил договор о взаимопомощи с Ларсой и, обезопасив себя таким образом, начал захват городов юга, подчинив себе Урук, а затем и Иссин. Далее его внимание было переключено на государство Мари, только что освободившееся от власти Ассирии, где на троне утвердился представитель местной династии Зимрилим, с которым были установлены самые дружественные отношения. Опираясь на этот союз с Мари, Хаммурапи разгромил Эшнуну, которой безуспешно пыталась помочь Ассирия. Зимрилим не претендовал на плоды этой победы и писал своему союзнику: «Правь сам или поставь угодного тебе». Следующий удар союзников обрушился на Ларсу. Рим-Син был побежден и бежал в Элам, его царство также досталось Хаммурапи. Теперь на территории Месопотамии осталось два крупных государства: Вавилон, объединивший под своей властью всю южную и среднюю часть страны, и его союзник Мари, чей правитель считал себя «владыкой Верхней страны».
Мари было для Вавилона сильным и опасным соперником, ибо это государство, расположенное на среднем течении Евфрата, объединило,вокруг себя ряд приевфрат-ских городов, подчинило некоторые кочевые племена Сирийско-Месопотамской степи, вело торговлю и имело дипломатические отношения с восточносредиземно-морскими государствами: Библом, Угари-том, Каркемишем, Ямхадом, островами Кипр и Крит. В правление Зимрилима в городе Мари был выстроен великолепный дворец, занимавший площадь в 4 га и имевший более 300 помещений жилого, хозяйственного и культового назначения. В нем был роскошный тронный зал, расписанный многоцветными фресками, множество статуй, терракотовые ванны, канализация, помещения для иноземных послов и гонцов, хранилища хозяйственного и дипломатического архивов и др. Этот дворец являлся для своего времени настоящим «чудом света», и на него приезжали полюбоваться из Угарита, Ямхада, Вавилона.
Нельзя сказать, что Зимрилим был недальновидным и слабым правителем, уступавшим такому государственному деятелю, как  Хаммурапи.  В  Вавилоне  постоянно находились его дипломаты и разведчики, которые даже в лучшую пору взаимоотношений Вавилона и Мари внимательно следили за всеми действиями союзника, о чем свидетельствуют их письма, сохранившиеся в архиве дворца Зимрилима. Все нюансы взаимоотношений Вавилона, Ларсы, Эшнуны, Ассирии были в деталях известны царю Мари. Он первый почувствовал изменение обстановки, отозвал свои войска, которые вели совместно с вавилонянами боевые действия у Ларсы. Но этот тактический шаг не мог покрыть крупного стратегического просчета: Вавилон оказался уже гораздо сильнее Мари.
Экономика, общественный и политический строй Вавилонского государства в правление Хаммурапи известны благодаря сохранившемуся своду законов этого царя, его переписке с наместниками и чиновниками и частноправовым документам.
Издание законов было серьезным политическим мероприятием Хаммурапи, направленным на консолидацию его обширной державы. Свод законов разделяется на три части: введение, текст самих законов и заключение. Он является важнейшим источником по многим сторонам жизни вавилонского общества первой половины XVIII в. до н. э.
Экономика Вавилонского государства' времени Хаммурапи базировалась на дальнейшем развитии ирригационного земледелия, садоводства, скотоводства, многообразных ремесел, внешней и внутренней торговли.
Во времена Хаммурапи наблюдается расширение посевных площадей (освоение залежных и целинных земель), расцвет такой интенсивной отрасли хозяйства, как садоводство (разведение финиковой пальмы), получение больших урожаев злаковых (ячменя) и масличных (сезам) культур. В значительной степени это достигалось за счет расширения ирригационной сети по всей стране. Специальные чиновники обязаны были строго наблюдать за состоянием больших и малых каналов. Из документов архива Мари явствует, что к выполнению ирригационной повинности привлекалось все способное к труду население — от свободных до рабов, а за уклонение от нее виновные наказывались вплоть до смертной казни. В законах Хаммурапи четыре статьи специально предусматривают различные случаи небрежности или невнимания земледельца-общинника к оросительным сооружениям на своем участке. В случае их прорыва и затопления поля соседей он обязан был возместить ущерб, в противном случае его имущество и его самого продавали в возмещение нанесенного соседям ущерба. Важным своим деянием вавилонский царь считал проведение грандиозного канала, названного «Рекой Хаммурапи», о котором говорилось, что это «богатство народа», приносящее «изобилие воды Шумеру и Аккаду».
Развивалось в крупных масштабах и скотоводство. Неоднократно в законах упоминаются стада крупного и мелкого рогатого скота, ослы, для пастьбы которых нанимаются пастухи. Часто скот отдается внаем для работы на поле, гумне, перевозки тяжестей.
История и мифология Древнего Египета
Египетская мифология - одна из самых древних. Она начала формироваться около 5 тысяч лет до нашей эры, задолго до возникновения развитой цивилизации. В каждой области складывался свой собственный пантеон богинь и богов, свои мифы.
В египетской мифологии огромную роль играл культ мертвых и потустороннего мира. О загробном мире повествует "Книга мертвых", которая писалась начиная с периода Нового царства и до конца истории Древнего Египта.
Характерная черта египетской мифологии - обожествление животных. Многие богини и боги предстают либо в виде животного, либо в виде человеческого существа с головой зверя или птицы. Эта черта свидетельствует о глубокой архаичности мифологии древнего Египта, так как восходит к первобытному тотемизму - вере в то, что человек (или разные племена) произошли от определенных животных или птиц.
Египетская мифология изменялась с течением времени. Большую роль в изменениях играли династии, правившие страной. Они выводили на первые роли божество, покровительствовавшее их роду. Фараоны V династии Древнего царства вывели на первое место Ра - бога солнца, поскольку происходили из Гелиополя ("солнечного города").
В эпоху Среднего царства главным почитался бог Амон из города Фивы. С конца III тысячелетия до н.э. особую роль играет Осирис - бог мертвых.
Мифы древнего Египта
Согласно древнеегипетской мифологии, мир с самого начала представлял собой бездонную водную пучину под названием Нун. Из первозданного хаоса появились боги, которые создали землю, небо, людей, растения и животных. Из цветка лотоса родился бог солнца Ра и осветил своим светом землю.
Первые девять богов стали правителями Египта - фараонами. Летнюю жару и засуху люди понимали, как гнев солнечного божества, которое наказывает людей за отступление от традиций.
Персидская держава в VI-IV вв. до н.э.
Завоевательная политика Кира II. Впервые персы упоминаются в ассирийских надписях IX в. до н. э. в области Парсуа к югу и юго-западу от озера Урмии, откуда на рубеже IX—VIII вв. они передвинулись на юг и к VII в. до н. э. заняли исконную эламскую территорию на юго-западе и юге Ирана, которая по их имени получила название Персия (от древнеиранского Парса).Уже в конце VIII в. до н. э. персы составляли племенной союз, возглавляемый вождями из знатного рода Ахеменидов, названного так по имени основателя. Постепенно персы стали расширять свою территорию, занимая все новые эламские области. Однако, когда в 639 г. до н. э. ассирийцы нанесли поражение Эламу, царь персов Кир I признал власть Ассирии. Приблизительно с 600 по 559 г. до н. э. в Персии царствовал Камбиз I, находившийся в зависимости от царей Мидии. Он был женат на дочери мидийского царя, и, таким образом, их сын Кир II являлся внуком Астиага, последнего мидийского царя.
О детстве и юношеских годах Кира II сохранилось несколько противоречивых легенд, в которых исторические данные причудливо переплетаются со сказочными мотивами. Наиболее распространенной была легенда, содержащаяся в труде Геродота, согласно которой Астиагу приснился сон, истолкованный придворными жрецами следующим образом. Скоро у него родится внук, который станет царем вместо него. Царь решил погубить только что родившегося внука, названного Киром. Эту задачу он возложил на своего царедворца Гарпага, который в свою очередь передал ребенка царскому рабу — пастуху Митридату, приказав бросить его в горах, где было полно диких зверей. Митридат принес Кира в свою хижину в горах. Его жена только что родила мертвого ребенка. Пастух и его жена решили воспитать Кира как своего сына, а мертвого ребенка оставили в уединенном месте в горах, одев его в роскошные'одежды внука Астиага. После этого Митридат доложил Гзрпагу, что приказ царя выполнен. Когда Киру исполнилось десять лет, он однажды во время игры с детьми был избран ими царем. Но сын одного знатного мидийца отказался повиноваться Киру, и последний наказал его. Отец наказанного ребенка пожаловался Астиагу, что его раб бьет сыновей царских сановников. Кир был доставлен к Астиагу, у которого возникли подозрения, что это его внук, так как он заметил в нем черты фамильного сходства. Допросив Митридата, Астиаг узнал правду и снова обратился к своим жрецам с вопросом, грозит ли ему еще опасность со стороны внука. Те ответили, что сновидение уже сбылось, поскольку Кир был избран царем ео время игры с детьми, и поэтому царю не надо больше опасаться его. Тогда Астиаг успокоился и отослал внука в Персию к родителям.
Древняя Индия: этапы и особенности цивилизационного развития
Принципиальные различия восточного и западного цивилизационных путей развития заключались в том, что на востоке в отличии от запада, где частная собственность играла господствующую роль, частнособственнические отношения, отношения частнотоварного производства, ориентированного на рынок, не занимали значительного места. Это в свою очередь сказалось на застойном характере восточных социальных структур, на отсутствии на востоке условий для развития тех правовых и политических институтов, которые были призваны обслуживать нужды общества: демократическое общественное самоуправление, с правами и обязанностями каждого гражданина, правовые гарантии его частных интересов, прав и свобод.
Одной из основных социальных форм, играющих решающую роль в эволюции дре6вневосточных обществ, была сельская община, сохранившая во многом черты патриархально-родовой организации. В значительной мере она определяла характер политической власти в этих обществах, роль и регулирующе-контрольные функции древневосточного государства. Структура замкнутых сельских общин с натуральным характером производства, с сочетанием ремесла и земледелия, слабым развитием товаро-денежных отношений составляло основу социальной жизни Древней Индии.
Постепенно из общины выделяется привилегированная верхушка, стоявшая над рядовыми общинниками и не участвующая в производстве. По-прежнему владельцем-собственником земли оставалась община. Вместе с тем и государство выступало в качестве верховного собственника земли, права которого выражались в получении ренты-налога.
Строй многоукладной хозяйственной жизни определял исключительно пёстрый социальный состав общества. В них отсутствовала чёткая социально-классовая граница (существовали различные категории зависимого населения, занимающие промежуточные позиции между свободными и рабами). Сословно-правовой статус индивида в обществе не совпадал с его социально-экономическим положением. Развитие общества в Древней Индии носило свои особенности. Они связаны с жёстким сословным делением на 4 варны (брахманов, кшатриев, шудр, вайшьев), с присущей ему особой общинной организацией, отличающейся высокой степенью замкнутости и автономности. Отношения рабовладения здесь тесно переплетались с сословно-варновыми, кастовыми. Традиционная социальная приниженность низших каст, почти полное бесправие тех, кто находился вне варн, создавали возможности для полурабских форм эксплуатации населения.
В Индии на всех этапах её развития сохранялось определённое самоуправление общин. Правители Древней Индии не распологали неограниченными законодательными полномочиями. Даже в крупном государстве, как Маурьев (4-2 век до н.э.), большое значение имели коллегиальные органы государственной власти, такие как совещательный орган при царе – раджасапха и совет сановников – мантрипаришад.
В Древней Индии несмотря на их исторические особенности цари также возвеличивались. Их имена ставились рядом с именами богов. Они наделялись всесильными деспотическими полномочиями.
Древний Китай: этапы и особенности цивилизационного развития.
Возникновение и развитие философской мысли в древнем Китае, так же, как и в древнеиндийской цивилизации, было вызвано радикальными изменениями в культуре и общественной жизни. Начало формирования раннеклассового общества в Китае относится ко II тысячелетию до н.э. Оно осуществлялось на фоне достаточно быстрого развития и распространения земледелия, строительства ирригационных сооружений, прогресса ремесел (отливка бронзы, производство керамики и др.). В VI в. до н.э. в Китае повсеместно стало применяться железо, что позволило приступить к строительству крупных ирригационных сооружений, значительно расширить площадь обрабатываемых земель, усовершенствовать агротехнику. Результатом стал расцвет ремесла и торговли, а, следовательно, начинается рост и укрепление городов – административных, торгово-ремесленных и культурных центров древнекитайской цивилизации. В VII–VI вв. до н.э. в Китае возникают крупные государственные образования. Самыми мощными царствами того времени были: Ци, Цзинь, Цинь, Чу и Сун. Социальная структура древнекитайского общества была представлена двумя важнейшими классами – наследственными землевладельцами (ванами) и крестьянами общинниками. Рабство носило второстепенный, патриархальный характер, рабы выполняли функции домашних слуг. В то же время постепенно формировались новые социальные силы – разбогатевшие слои купцов и ростовщиков, которые претендовали на свою долю государственной власти и вели активную политическую и идеологическую борьбу с родовой земельной аристократией. Государство в Древнем Китае имело патримониальный характер, оно представляло собой политическую форму организации разросшегося семейного клана. Власть передавалась по наследству от патриарха к старшему сыну. Правитель олицетворял мощь и единство государства. Юридическим собственником земли также являлось государство, в силу чего крестьяне-общинники вынуждены были уплачивать в казну натуральный налог (часть урожая со всей обрабатываемой земли). Середина I тысячелетия до н.э. в жизни древнекитайского общества отмечена рядом народных волнений и постоянными войнами между царствами за земельные ресурсы и политическое влияние в регионе. К этому времени появляется рынок земли, вводится право частной собственности на землю, налог с урожая заменяется фиксированным налогом на количество земли. Все эти процессы способствовали социальной дифференциации общества, росту производительности крестьянского труда и концентрации земельной собственности в руках небольшой горстки феодалов. 
К IV в. до н.э. из всех сравнительно крупных и независимых государств Древнего Китая выделилось царство Цинь. Реформы Шан Яна (358–348 гг. до н.э.) способствовали усилению централизованной государственной власти. Это имело решающее значение для успеха войн, которые вела династия Цинь с соседними царствами. В конце III в. до н.э. они закончились объединением древнего Китая под властью деспотической циньской империи (221 – 207 гг. до н. э.). Необходимость содержать колоссальную военную машину и насильственная мобилизация сотен тысяч крестьян на строительство Великой китайской стены подорвали экономику империи, привели к деградации сельскохозяйственного производства. В результате крестьянских волнений династия Цинь была свергнута и установлена империя династии Хань (206 г. до н.э. – 220 г. н.э.). В эпоху правления династии Хань окончательно оформились ценностно-мировоззренческие основания традиционной китайской культуры, был осуществлен синтез философии и политики, идеологически зафиксированы и реализованы на практике принципы и правила социальной организации, способствующие стабилизации цивилизационного развития, укреплению традиции во всех областях общественной жизни. 
Формирование и развитие афинской рабовладельческой демократии.
После организованного олигархами убийства Эфиальта при знанным р уковод ителем афинской демократии стал Перикл Перикл был одним из наиболее ярких и крупных исторических деятелей древней Греции, хотя роль его в исторических событиях V в. значительно преувеличена и античными историками и буржуазной историографией.
Перикл принадлежал, по словам греческого историка Плутарха, «к самым знатным родам в Афинах»; отец его Ксантипп командовал греческим флотом в битве при Микале; мать была родственницей афинского реформатора Клисфена. Одним из его воспитателей был известный философ Анаксагор. Перикл проявил себя как осторожный и дальновидный политик, блестящий оратор, разносторонне образованный для своего времени человек. Будучи уже признанным руководителем Афинского государства, Перикл наряду с укреплением политического могущества Афин не переставал заботиться о том, чтобы Афинское 'государство стало «центром просвещения Эллады». В своём доме он собирал наиболее выдающихся учёных, писателей, художников. Так, известно, что он поддерживал тесные отношения с софистом Протагором, трагиком Софоклом, скульптором Фидием, историком Геродотом и др. С самого начала своей политиче:кой деятельности Перикл примкнул к тем верхним слоям рабовладельческой демократии — купцам, судовладельцам, ремесленным предпринимателям, средним землевладельцам,— которые были заинтересованы в усилении мощи Афин на море и в расширении торговых свя.чей. Он был популярен в широких кругах граждан и начиная с 443 г. в течение 15 лет ежегодно избирался на должность стратега. Популярность Перикла объяснялась прежде всего тем, что его политическая деятельность, направленная на укрепление демократического строя, на усиление Афинской морской державы и вообще могущества Афин, отражала интересы большинства афинских граждан.
Главная задача, стоявшая перед Периклом и его единомышленниками в ходе борьбы с олигархами, заключалась в последовательной демократизации государственного строя Афин. В отличие от более ранних единовременных широких реформ, типа реформ Солона или Клисфена, в середине V в. был проведён ряд отдельных законодательных мероприятий, вводивших новые порядки или отменявших старые законы, ограничивавшие демократию. В иных случаях эти старые законы формально и не отменялись, но их просто переставали соблюдать. Так, например, хотя цензовое законодательство Солона формально не было отменено, но в 457 г. впервые на должность архонта был избран зевгит, т. е. представитель средних слоев демоса; в дальнейшем зевгиты и беднейшие граждане — феты получили фактически доступ почти ко всем государственным должностям. Старый способ выборов путём голосования всё чаще стал заменяться жеребьёвкой, в основе которой лежало признание за любым афинским гражданином права занимать любой пост в государстве. Исключение составляли лишь несколько высших должностей (например, должность стратега), отправление которых требовало специальных знаний; эти должности попрежнему замещались путём голосования в народном собрании.
Для того чтобы рядовые граждане на дело смогли занимать ответственные должности, необходимо было ввести оплату должностных лиц из государственной казны. Начало было положено установлением жалованья гелиастам (заседателям в афинском суде) в размере двух оболов за заседание. В дальнейшем казна стала выплачивать суточные деньги членам «совета пятисот», архонтам и другим должностным лицам. Несколько позже был создан особый фонд, так называемый теорикон, для выдачи денег малоимущим гражданам на посещение театра. Так как театр играл большую роль в общественной жизни, теорикон имел существенное политическое значение. Денежные пособия были обычно очень невелики, но всё же они обеспечивали дневное пропитание и, следовательно, давали возможность малоимущим гражданам активно участвовать в государственной деятельности. Например, гелиэя с этого времени стала комплектоваться в значительной мере из среды наименее обеспеченных граждан; для многих из них участие,в судебных заседаниях стало важным источником существования.
Греческий полис как социально-политический организм.
Первое определение полиса – город-государство.
Греческий полис был очень небольшим по занимаемой территории – 100-200 км. В таком полисе проживало 5-10 тыс. человек. Но были и более крупные полисы: Спарта (8400 км), Афины (2500 км с населением в 120-150 тыс. человек). Могли существовать и маленькие полисы.
Более подробно о совете 500 см. в афинской демократии.
Каждый полис был суверенным государством, имевшим свое гражданство свои законы и органы управления.
Центром полиса являлся город. Город был укрепленным пунктом, центром ремесла, торговли, культуры, религиозной и политической деятельности. В крупном афинском полисе включавшего, помимо города, сельские поселения, потребности экономической и политической жизни заставляли крестьян часто бывать в городе. Город стоял в нескольких километров от морского берега, но на берегу моря имел гавань (гавань Фалеры была расположена в 5 км от Афин).
Второе определение полиса – гражданская община, базирующаяся на античной форме собственности (т.е. права на участок земли и принадлежность к гражданской общине были взаимно обусловлены). Гражданский коллектив полиса мыслился как совокупность свободных, политически равноправных, экономически независимых граждан-землевладельцев. В условиях ограниченной территории полиса это вело к господству мелкого хозяйства свободных, самостоятельно обеспечивающих себя крестьян.
Полис являлся совокупностью города окружавшей его хоры (сельской территории). Экономическое единство жителей, занимающихся сельским хозяйством и ремеслом, было необходимо для осуществления принципа полисной автаркии (самообеспечения, экономической самостоятельности). Город становится местом сосредоточения ремесленного производства.
Только наличие двух взаимосвязанных групп населения – землевладельцев и ремесленников – могло обеспечить автаркию полиса в целом.
Греческий полис стал такой формой античного общества и государства, где впервые оказалось возможным существование понятий гражданин, гражданское общество.
Глава 2. Афинская демократия.
По своему политическому устройству, структуре государственных рганов греческие полисы 5-4 вв. до н.э. делились на два основных типа: полисы с демократическим устройством и полисы с олигархическим правлением. Наличие демократического или олигархического строя в тех или иных полисах не было случайностью, а отражало существенные различия в социально-экономических в отношениях, сложившихся внутри этих полисов.
Полисы с высоким уровнем экономики, интенсивным сельским хозяйством, развитым ремеслом и активной торговлей тяготели к демократическим формам государственного устройства.
Афинская демократия считается самой развитой, самой законченной и совершенной формой демократического строя античных государств. Золотым веком афинской демократии стало столетие с середины 5 в. до н.э. до середины 4 в. до н.э. Формирование системы политических органов афинской демократии было результатом длительного исторического периода, начиная с реформ Солона.
Любая политическая система, в том числе и афинская демократия, направлена на регулирование отношений между классами, социальными группами, в том числе и между отдельными людьми. В греческих полисах (и Афины здесь являются одним из примеров) основой всей социально-экономической и политической организации выступал коллектив граждан, образующих античную общину. Кроме граждан в античном обществе находились многочисленные рабы, которые составляли более половины всего населения. Однако афинская полисная система опиралась на гражданина.
Греко-персидские войны (500-449 гг. до н.э.)
Формирование греческих полисов, сопровождавшееся бурными социально-политическими потрясениями, завершилось к концу VI в. до н. э. Внутреннее положение в Балканской Греции стабилизировалось, в многочисленных полисах оживилась хозяйственная жизнь, укрепилось политическое положение средних прослоек гражданства, создались условия для развития культуры.
Однако в конце VI в. дон. э. греческим полисам стала угрожать соседняя могущественная держава Ахеменидов. Огромная персидская монархия оправилась от серьезных потрясений и междоусобных войн, вспыхнувших после смерти Камбиза. Серией экономических и военно-административных реформ Дарию I удалось укрепить внутреннее и внешнее положение Персидской империи, превратившейся в конце VI в. до н. э. в мировую державу.
Захватив греческие города Малой Азии и острова восточной части Эгейского моря, персидская правящая верхушка стала разрабатывать планы покорения полисов Балканской Греции. Для мировой державы, располагающей колоссальным для того времени военно-экономическим потенциалом, неограниченными финансовыми средствами, огромной обученной армией, завоевание мелких, к тому же враждующих между собой греческих полисов казалось несложной задачей и вместе с тем заманчивой целью. Греческие полисы были развитыми торгово-ремесленными городами, довольно населенными, с высокой культурой и потому могли принести персидской казне и правящей верхушке разнообразные выгоды. К тому же захват Балканской Греции был важен со стратегической точки зрения, поскольку отдавал в руки великого царя все Восточное Средиземноморье.
Балканским полисам персы несли угрозу самому их существованию, их наметившемуся пути развития как полисных организмов с интенсивной экономикой, активной политической жизнью граждан, с самобытным стилем жизни и культуры.
Итак, агрессия персидской державы, подогреваемая кажущейся слабостью жертвы, с одной стороны, и естественная потребность в защите самих основ своего существования со стороны греков — вот наиболее глубокие причины греко-персидских войн, потрясших Восточное Средиземноморье в первой половине V в. до н. э. и оказавших огромное воздействие на развитие греческого общества и его культуры.Вот почему назревшая война греческих полисов с персидской державой рассматривалась не как обычное военное столкновение, а как борьба двух миров. В ходе греко-персидских войн решалась судьба греческих полисов. Это предопределило остроту военных столкновений, привело к мобилизации всех военно-экономических ресурсов, на полях сражений подверглись жестокой проверке все социальные и политические учреждения воюющих сторон.
Война греков с Персией датируется 500—449 гг. до н. э., т. е. это одно из самых продолжительных военных столкновений в мировой истории. Обычно в научной литературе принято называть борьбу греков с персидской державой греко-персидскими
132
войнами потому, что военные действия велись не непрерывно, а распадались наряд военных кампаний, более или менее продолжительных. Таких военных кампаний можно выделить пять:
1. 500—494 гг. до н. э.— восстание Милета и греческих городов Малой Азии против персидского ига.
2. 492—490 гг. до н. э.—первое вторжение персидских войск на территорию Балканской Греции.
3. 480—479 гг. до н. э.— поход Ксеркса на Грецию — кульминационный пункт греко-персидских войн.
Спартанская олигархия как политическая система.
В Спарте, как и в Афинах, государственный строй воплощал в себе основные принципы полисного устройства. Поэтому в обоих этих полисах можно видеть некоторые общие основы: сосредоточение политической жизни в рамках гражданского коллектива, наличие античной формы собственности как коллективной собственности граждан, тесная связь политической и военной организации гражданства, республиканский характер государственного устройства. Однако между государственным строем Афинского и Спартанского полисов существовали и глубокие различия. В Афинах государственный строй оформился как развитая система демократической республики, в Спарте государственный строй носил ярко выраженный олигархический характер.
Аристократический характер государственного устройства Спарты не был случайным стечением обстоятельств, а вырастал из особенностей социально-экономических отношений. Господство натурального производства, слабое развитие ремесел и торговли, военный характер спартанского общества обусловили своеобразие политического устройства Спарты, повышение роли органов военного управления и воспитания, малочисленность органов собственно гражданского управления.
Высшим органом государственной власти в Спарте (как и в любом греческом полисе) было Народное собрание всех полноправных граждан-спартиатов. Народное собрание (оно называлось апеллой) утверждало мирные договоры и объявление войны, избирало должностных лиц, военных командиров, решало вопрос о наследовании царской власти, если законных наследников не было, утверждало освобождение илотов. Крупные изменения в законодательстве также должны были быть одобрены спартанской апеллой. Однако в общей системе государственных органов она играла значительно меньшую роль по сравнению с афинской экклесией. Прежде всего потому, что участники апеллы могли лишь принимать или отвергать законопроекты, но не обсуждать их. Правом внести законопроект пользовались лишь члены Совета геронтов и эфоры. Спартанская апелла собиралась нерегулярно, от случая к случаю и по решению должностных лиц. На собрании не обсуждались финансовые вопросы, не контролировалась деятельность магистратов, не разбирались судебные дела. Подобный порядок деятельности Народного собрания создавал для спартанской олигархии благоприятные возможности влиять на его работу, направлять его деятельность в нужное русло. Если в Афинах Народное собрание было органом, выражающим не только формально, но и реально интересы большинства афинского гражданства, то апелла защищала интересы лишь его верхушки.
Более того, в спартанском законодательстве существовал закон, по которому решение апеллы кассировалось, если Совет геронтов считал это решение неприемлемым по каким-либо причинам.
2. Геруссия и коллегия эфоров. Решающую роль в государственном управлении Спарты играл Совет геронтов, или геруссия. В ее состав входили 30 членов. 28 были лица
180
старше 60 лет (по-гречески геронты — старики, отсюда и название Совета). Геронты избирались из среды спартанской аристократии и занимали должности пожизненно. Кроме 28 геронтов в геруссию входили два спартанских царя (независимо от возраста). Геруссия не подчинялась и не контролировалась ни одним органом. Она существовала наряду с Народным собранием, но не была ему подотчетна. Более того, геруссия имела право отменять решения Народного собрания, если считала их по каким-либо причинам неправильными. Если в Афинах Совет 500 был рабочим органом экклесии — он подготавливал ее заседания и оформлял решения, то в Спарте, напротив, все решения принимала геруссия, лишь иногда вынося их на формальное утверждение апеллы. Как полновластный орган государственной власти, геруссия располагала практически неограниченной компетенцией, она заседала ежедневно и руководила всеми делами, включая военные, финансовые, судебные, Геруссия могла приговаривать к смертной казни, изгнанию из страны, лишению гражданских прав, возбуждать судебное преследование даже против спартанских царей, входивших в ее состав. Геруссия принимала отчеты у всемогущих эфоров, когда они заканчивали исполнение своей должности. Практически все нити государственного управления были сосредоточены в руках геронтов или находились под их контролем.
Пелопонесская война (431-404 гг. до н.э.).
Пелопоннесская война как по своему историческому значению, последствиям и продолжительности (она длилась с небольшим перерывом около 27 лет), так и по размаху военных действий и ожесточению боровшихся сторон существенно отличалась от всех других, обычных в Греции военных столкновений между полисами. Это была война между двумя большими группировками греческих государств — между возглавляемым Спартой Пелопоннесским союзом, с одной стороны, и Афинами и их морской державой — с другой. В борьбу включились города греческого Запада — Южной Италии и Сицилии, а также негреческие государства, например Персидская держава Ахеменидов. В масштабах эллинского мира эта война, таким образом, приобрела характер войны всеобщей. «За время её,— пишет один из крупнейших историков древности — Фукидид,— Эллада пережила столько бедствий, сколько ни разу не испытала раньше за такой же период времени... Никогда,— продолжает он,— не было взято и разорено столько городов... не было стольких изгнаний и убийств, вызванных как самой войной, так и междоусобицами». Таким образом, если предшествующий период был временем наивысшего расцвета Греции, то с началом Пелопоннесской войны весь эллинский мир вступил в полосу тяжёлых потрясений; последствия её в равной мере пагубно сказались и на побеждённых и на победителях. Пелопоннесская война послужила преддверием к кризису полиса как особой формы рабовладельческого государства.
Причины войны
Война была вызвана целым рядом причин экономического и социального характера. Таких государств, которые могли бы претендовать на господствующее положение в экономической жизни Греции, к середине V в. до н. э. оставалось немного. Некогда цветущие города малоазийского побережья после разгрома, пережитого ими при подавлении Дарием Ионийского восстания, не смогли занять своего прежнего места в экономической жизни Греции. В ряде других греческих городов, расположенных на Балканском полуострове, товарное производство было сравнительно слабо развито, и эти города были мало заинтересованы в развитии торговли. В этих условиях главная роль в области торговли принадлежала двум соперничавшим друг с другом греческим государствам: Афинам и Коринфу. Оба эти полиса давно уже вступили на путь развития товарного производства и морской торговли, оба одинаково были заинтересованы в максимальном расширении сферы своего экономического влияния. Острое столкновение между ними стало неизбежным. В ходе давно уже начавшейся борьбы между Афинами и Коринфом существенное значение приобрели Мегары — тоже торговый город, расположенный на весьма выгодном для торговли Истмийском перешейке, через который проходил путь, связывавший Коринфский и Саронический заливы, Пелопоннес и Среднюю Грецию. Экономически Мегары были значительно слабее и Афин и Коринфа, но, когда около 460 г. до н. э. Мегары порвали с Коринфом, вышли из Пелопоннесского союза и вступили в союз с Афинами, коринфские купцы потеряли возможность транспортировать свои товары через мегарскую гавань. Правда, в 446 г. до н. э. Мегары расторгли свой союз с Афинами и вновь вошли в Пелопоннесское объединение, сблизившись с Коринфом. Господствуя благодаря Афинскому союзу в Эгейском море, афиняне во времена Перикла широко распространили своё влияние на запад. Между тем торговля с западными городами, в частности с городами Южной Италии и Сицилии, осуществлявшаяся в то время главным образом через Коринфский залив, была одним из основных источников экономического преуспевания Коринфа. Насущнейшие интересы коринфской торговли оказались, таким образом, под серьёзной угрозой. Вести дальнейшую борьбу с таким могущественным противником, как Афины, Коринф мог, только опираясь на своих союзников по Пелопоннесскому объединению, прежде всего на Спарту. Опасаясь уронить свой политический престиж в глазах всех остальных членов Пелопоннесского союза, Спарта не могла отказать в поддержке Коринфу, который был одним из самых влиятельных и крупных участников этого объединения. Но у Спарты были и другие основания поддерживать коринфян в их борьбе с Афинами. Тут на первый план выступали противоречия между Спартой и Афинами, боровшимися за гегемонию над греческими полисами. По словам Фукидида, «афиняне своим усилением стали внушать опасения лакедемонянам и тем вынудили их начать войну». Действительно, за истекшее со времени нашествия Ксеркса пятидесятилетие Афины выросли в силу, угрожавшую прочности спартанской гегемонии даже в самом Пелопоннесе. Несмотря на мир, заключённый между Спартой и Афинами в 446/5 г., афиняне продолжали вести свою обычную политику поддержки в греческих полисах враждебных Спарте группировок, преимущественно демократических, тогда как олигархические группировки греческих городов продолжали, как правило, ориентироваться на Спарту. Таким образом, два лагеря, на которые перед войной распался греческий мир, были разделены не только различиями экономических интересов и стремлением возглавлявших их государств к гегемонии, но в известной мере и различными политическими тенденциями. Сложный узел обрисованных выше противоречий нашёл своё выражение уже в предшествовавших войне событиях. Поводов к нарушению мира, заключённого между Афинами и Спартой на 30 лет, было несколько. В 435 г. до н. э. возник конфликт между Керкирой и Коринфом из-за Эпидамна, богатого торгового города на Адриатическом побережье, в котором произошёл демократический переворот. Свергнутые олигархи бежали из Эпидамна на Керкиру. В свою очередь, утвердившиеся у власти эпидамнские демократы в предвидении столкновения с Керкирой, обратились за помощью к Коринфу, который обещал им военную поддержку. Конфликт разгорался. В 433 г. керкиряне обратились за помощью к Афинам и заключили с ними союз. В происшедшем морском сражении у Сиботских островов афинская эскадра, действуя совместно с морскими силами Керкиры, заставила отступить флот Коринфа. Таким образом, афиняне в данном случае поддержали олигархов. Стремление подчинить своему влиянию Эпидамн и Керкиру заставило их отступить от традиционной политики поддержки демократии.
Александр Македонский и македонские завоевания в IV в. до н.э.
Войны царя Македонии Александра в союзе с греческими государствами, имевшие целью завоевание Персидской империи.
Походу на Персию предшествовало завоевание Греции отцом Александра Филиппом. В период с 357 по 348 год Филипп завоевал все греческие колонии на фракийском побережье. За это время македонянам также покорилась Фессалия, но соединенные силы афинян, спартанцев и ахеян отразили попытку Филиппа проникнуть в среднюю Грецию через Фермопильский проход. В 342 году власть Македонии признали Эвбея, Эпир и Этолия. Это обеспокоило Афины, где диктаторскую власть обрел Демосфен, создавший антимакедонскую коалицию. В 339 году Филипп вторгся в среднюю Грецию Решающая битва, обеспечившая победу Македонии, произошла в 338 году при Херонее. Против македонян сражались армии Афин, Фив, Коринфа и некоторых других полисов во главе с Демосфеном. С обеих сторон армии насчитывали по 30 тысяч человек. Главный удар нанесло левое крыло македонской армии, которым командовал Александр. Оно разгромило фиванское войско и предопределило общий успех. Лучшая подготовка македонских гоплитов обеспечила им победу. В дальнейшем большинство участников Хероней-ской битвы приняло участие в походе на Восток.
Филипп замышлял войну против Персии — самого богатого государства того времени. Для этой цели Македония в 338 году создала союз всех греческих государств, за исключением Спарты. Но в разгар подготовки похода на Восток, в 337 году, Филипп был убит. Войско возглавил его сын Александр
В 336 году македонский авангард во главе с Парменионом вторгся в Малую Азию. В это время вспыхнуло антимакедонское восстание в Фивах, где оказался в осаде небольшой македонский гарнизон. Узнав об этом, Александр с основной частью армии двинулся в Беотию. Он атаковал Фивы, из цитадели которых совершили вылазку осажденные македоняне. Город был взят, а 30 тысяч фиванцев проданы в рабство.
Пока Александр расправлялся с Фивами, Парменион потерпел ряд неудач в борьбе с греческим полководцем Мемноном, служившим царю Да-рию, и 335 вынужден был отступить к Геллеспонту. От полного разгрома Пармениона спас Александр, переправившийся в 334 году в Малую Азию во главе 35-тысячного греко-македонского войска. Персы, хотя и имели флот, значительно превосходящий по числу кораблей флот греков (400 судов против 160 у Александра), не смогли помешать высадке. Македонский царь оставил в Греции 12 тысяч пехотинцев и 1,5 тысячи кавалеристов, чтобы поддерживать свое господство в стране и отражать возможные вылазки Спарты и персидские десанты. В отличие от греко-персидских войн V века до н.э. и Пелопоннесской войны, в новой войне между греко-македонским союзом и Персидской империей господство на море не имело существенного значения для исхода боевых действий. В отличие от Балкан, на территории Малой Азии и Сирии, где проходили первые сражения, производилось достаточно продовольствия, чтобы прокормить армию Александра.
Мемнон предлагал не принимать боя с македонским войском, а отступать вглубь страны, уничтожая все запасы фуража и продовольствия. Затем, когда армия Александра ослабнет, полководец предлагал дать ему бой, собрав все войска из восточной части Персидского государства. Однако Дарий не хотел без боя отказываться от богатых малоазийских провинций и недооценивал силу неприятельской армии.
Образование Римской республики. Реформы Сервия Туллия.
Пожалуй, ни один римский деятель не вызывал столь противоречивых оценок, не пользовался такой популярностью и не обладал такой таинственностью, как шестой римский царь Сервий Туллий. Традиционные даты его правления — 578-534 гг. до н. э. По преданию, он был сыном пленницы-рабыни Окризии из городка Корникул. Этим объясняли его имя Сервий (от лат. servus — «раб») и латинское происхождение. Иные римские авторы стремились «облагородить» его, изображая мать знатной женщиной, избавленной от рабства и взятой в царский дом, где она и родила мальчика. Как бы то ни было, Сервий Туллий воспринимался потомками как царь-народолюбец Плебеи считали его своим первым заступником и чтили его память, Легенда рассказывает, что патриции составили заговор против Сервия Туллия и убили его.
Став царем после гибели Тарквиния Древнего, Сервий Туллий успешно воевал с этрусками. При нем в Риме на Авентине, где жили плебеи, был выстроен храм Дианы, любимой общелатинской богини. Этим латины признали Рим главою латинских городов. Сервий окружил Рим новыми стенами, охватившими кольцом мощных укреплений новые холмы и районы города. Эти границы сохранились вплоть до I в. н. э. Рим становится настоящим городом, а Сервий из племенного вождя превращается в царя государства (см. Маяк, 1993. С. 17). Но главным делом его жизни стала реформа римского войска и всего общественного устройства, вошедшая в историю как центуриатная реформа.
До сих пор среди исследователей не утихают споры о времени и причинах проведения царем Сервием Туллием военной реформы, о сущности порожденного ею центуриатного строя и ее роли в генезисе раннеримского государства.
Римское куриатное ополчение — от Ромула до Сервия Туллия
Со времен Ромула (VIII в. до н. э.) в Риме на стадии перехода римской общины от первобытного строя к государственному исторически сложились 30 курий и 3 родовые (гентильные) трибы (Liv. I. 43; Dionys. II. 7-16; Plut. Rom. 20; Cic. Resp. II. 8. 14; Serv. Ad Aen. V. 360). Причем фиксация при Ромуле количества административно-родовых единиц (ячеек) определялась прежде всего военными потребностями. Ибо именно по 30 куриям комплектовалось пешее войско, а по трем гентильным трибам — конница (подробнее см.: Токмаков, 1998. С. 51 и след.). Поэтому пресловутые «реформы Ромула» явились важнейшим шагом на пути создания раннеримской военной организации и знаменовали завершение этапа конституирования органов и традиций так называемой «военной демократии», которую считать высшей стадией развития родового строя.
В ранний царский период курия как относительно замкнутое и прочное объединение родов являлась догосударственным образованием (Altheim, 1951. S. 89, 199; Ferenczy, 1976. P. 29; De Francisci, 1956. P. 176, 485 ff). Она формировалась на той стадии развития общества, когда отдельный род перестал удовлетворять потребностям своих членов, прежде всего военным и сакральным. Исходя из этого уязвимо отождествлять римскую курию и греческую фратрию, которая типологически относится к родовой организации. И. Л. Маяк полагает, что в период после правления Ромула римские курии представляли собой лишь подобие фратрии (Маяк, 1983. С. 99 и след.; Маяк, 1993. С. 10, 71). Они были генетически связаны с фратрией, отмечает исследовательница, но отличались тем, что включали только мужчин. Поэтому более корректной оказывается этимология курии от слова coviria, т. е. «союз мужей». Эта этимология отражает древность возникновения курий из «мужских союзов», которые зафиксированы этнологами у многих народов на этапе перехода от материнского рода к отцовскому. Подчеркивает она и первоначально поенную ипостась курий.
Но следует иметь в виду, что Рим пережил эту стадию уже ко времени эпохи Ромула. Как уже сказано выше, при нем курии превратились в структурные ячейки родоплеменной общины и в базу формирования общинного ополчения. Следовательно, они стали более широким понятием, чем coviria. А уже ко времени позднего царского периода в VII—VI вв. до н. э. римские курии превратились в замкнутые объединения патриархальных родов. Источники насчитывают 300 таких родов. Внутри них постепенно стали обособляться отдельные фамилии.
Пунические войны: борьба за торговое преобладание Средиземноморья
Благоприятное географическое положение Карфагена, как центры державы, содействовало его экономическому процветанию. Город лежал в северо-восточной части современного Туниса, в глубине залива, недалеко от устья реки Баграда (современная Меджарда), орошавшей плодородную равнину.
В ней лежали крупные поместья карфагенских рабовладельцев. Расположенный на главных морских путях, связывавших восточное Средиземноморья с западным, Карфаген был также центром обширной торговли . носившей главным образом посреднический характер. Крупные карфагенские торговцы получали огромные барыши, меняя ремесленные изделия Востока на серебро, слоновую кость, страусовое перо и другое ценное сырье, которое они получали из Испании и Африки. Большое значение имела также работорговля.Таким образом, в экономике Карфагена главную роль играли крупное сельское хозяйство и оптовая торговля, что определило его социальный и политический строй. Власть в Карфагене принадлежала рабовладельческой олигархии, распадавшейся на две группы: земельную и торговую. Они часто враждовали друг с другом, особенно по вопросам внешней политики: аграрии были противниками колониальной экспансии и стояли за расширение и укрепление позиций в Африке. Крестьянство в Карфагене отсутствовало, свободные ремесленники были относительно немногочисленны; это определило слабость демократии.По своему политическому устройству Карфаген являлся рабовладельческой олигархической республикой. Народное собрание большой роли не играло. Система политических подкупов, широко распространённая в Карфагене, давала возможность правящей в данный момент олигархической группе проводить нужную ей политику. Высшим государственным органом являлись совет старейшин (сенат) и коллегия 104-х, служившая главным оплотом олигархии. Это была высшая судебная и контрольная инстанция. Во главе исполнительной власти стояли два суфета, напоминавшие римских консулов.Карфаген обладал мощным торговым и военным флотом. Армия состояла из, ополчения граждан, из контингентом, которые должны были выставлять подчинённые города и племена, и из наёмников. Последние играли в армии главную роль. Большое значение в жизни Карфагена имели полководцы. Опираясь на войско и привлекая демагогическими обещаниями на свою сторону народное собрание, они иногда выступали против правящей олигархической клики.Гнёт Карфагена тяжело давил на его колониальную периферию. Подвластные территории не только должны были давать военную силу, но и уплачивать тяжёлые налоги. Это вызывало острое недовольство, иногда выливавшееся в восстания. Особенно опасными для Карфагена были восстания ливийских племён, к которым присоединялись рабы.Материальные средства Карфагена, получавшиеся благодаря эксплуатации колоний и грабительской торговле, были очень велики.
Рим по сравнению с ним был бедным государством.Первая война Рима с Карфагеном произошла из-за Сицилии. К 60-м годам III в. до н. э. римляне, как было сказано выше, завладев Южной Италией, вплотную приблизились к Сицилии, от которой их отделял только узкий пролив. Политическая ситуация на острове была очень сложной. После неудачной экспедиции Пирра карфагеняне снова завладели большей частью острова. В руках греков осталось не больше 1/4 территории острова (в восточной его части). Город Мессана с окружающей областью захвачен бандой бывших сицилийских наёмников, называвших себя мамертиндами, то есть сыновьями Марса. Сиракузский притер Гиерон нанёс им поражение и был провозглашён царём под именен Гиерона II.
Гражданские войны 80-х гг. І в. до н.э. Диктатура Корнелия Суллы.
Гражданская война в Риме в начале 80-х годов I в. до н. э. В результате Союзнической войны италики получили права римского гражданства. Однако вынужденные пойти на уступки, оптиматы сделали все, чтобы унизить новых граждан. Их записали не во все территориальные округа, а лишь в восемь, рассматривав по существу, как вольноотпущенников.   Сенат  преследовал  этим  цель несколько ограничить политическую активность новых граждан в народном собрании. Естественно, новые граждане и защищавшие их популяры были недовольны таким положением и настаивали на распределении новых граждан по всем 35 трибам. Неполное решение союзнического вопроса, а также тяжелое экономическое положение после войны вызвали ожесточенную внутриполитическую борьбу.
Новая вспышка социальной борьбы была связана с деятельностью народного трибуна 88 г. до н. э. Сульпиция Руфа. Сульпиций Руф предложил несколько законопроектов, которые должны были нанести удар по сенатской олигархии: провести чистку сената, изгнав из него всех сенаторов, имеющих долги свыше 10 тыс. сестерций; распределить всех новых граждан и вольноотпущенников по всем 35 трибам, что уравнивало бы их в правах со старыми гражданами. Стремясь усилить ряды своих сторонников, Сульпиций Руф предложил вернуть из изгнания осужденных за политическую деятельность. Предложения Сульпиция Руфа имели успех в народном собрании, и, несмотря на ожесточенное сопротивление оптиматов, они были в 88 г. до н. э. приняты и стали законами.
Сульпиций навербовал отряд в 3 тыс. человек, дубины которых наводили страх на сторонников оптиматов. Законы Сульпиция ослабили авторитет и влияние сената, укрепили ряды популяров. Сульпиций предложил еще один важный закон, по которому сенатский военачальник Сулла отстранялся от командования армией, отплывающей на Восток воевать с понтийским царем Митридатом VI, и заменялся Марием, опять вступившим в союз с популярами. Сульпиций понимал, что армия, возглавляемая сторонником сената, будет опасна для популяров и их деятельности.
В народном собрании Сульпицию и его сторонникам удалось провести свое предложение, но отстранить от командования армией Суллу оказалось невозможным. Легионеры поддержали Суллу, который не подчинился решению народного собрания. Сулла повел войска на Рим и с боем овладел «вечным городом».
Впервые в римской истории армия выступила против существующего правительства и свергла его. Впервые в римской истории город Рим был взят римскими же войсками, а в пределах римских городских стен находилось вооруженное войско, которое, согласно римским законам, было запрещено вводить в Рим.
Захватив власть над Римом, Сулла прежде всего расправился с Сульпицием и его сторонниками. Они были осуждены, погибли или бежали. Гай Марий был схвачен, осужден на смерть, но бежал из тюрьмы и после скитаний скрывался в Африке. Для упрочения власти олигархии, от имени которой выступал Сулла, он реформировал государственное устройство: укрепил ряды сената, включив туда 300 новых членов из своих сторонников, резко ограничил права народного собрания и народных трибунов. Был принят закон, по которому все предложенные трибунами законопроекты должны предварительно обсуждаться в сенате. Тем самым деятельность народных трибунов ставилась под контроль сената. Наконец, Сулла изменил порядок голосования в народном собрании, вернув его к старой, так называемой сервиевской системе, обеспечивающей преобладание зажиточной части граждан (первого разряда).
Стремясь приобрести поддержку малоимущих римских граждан, Сулла ограничил ссудный процент и предложил вывести несколько колоний. Законопроекты Суллы были приняты и стали законами без всякого сопротивления.
Восстание Спартака: предпосылки, ход, последствия
Восстание рабов под руководством Спартака, или, как называли его современники,«рабская война» (bellum servile), — одно из самых грандиозных движений угнетенных в древности. Пример этого движения оказался настолько ярок и впечатляющ, что отзвуки его дошли вплоть до нашего времени: не говоря уже о том, что Спартак выступает в роли героя ряда литературных произведений (пьес и романов), имя вождя великого восстания присвоила себе в начале текущего столетия организация немецких революционеров-марксистов, порвавшая с социал-демократией (1916 г.) и положившая, как известно, начало Коммунистической партии Германии.Нам приходилось уже в общих чертах говорить о положении рабов в Риме HYPERLINK "http://ancientrome.ru/publik/article.htm?a=1405384004" \l "n001" 1. Сейчас следует, видимо, подчеркнуть лишь то обстоятельство, что, чем значительнее становилось число рабов и чем глубже проникал рабский труд в различные отрасли римского хозяйства, тем в большей степени рабы превращались в значимую социальную (и политическую) силу. Обостряются противоречия между рабами и их владельцами. Римские историки все чаще упоминают о таких формах борьбы и протеста рабов, как бегство, убийство господ и уничтожение их имущества, как использование рабов в ходе борьбы политических группировок или отдельных политических деятелей. Само собой разумеется, что высшей формой этой борьбы следует считать восстания рабов, их вооруженные выступления.
Сначала это были отдельные и разрозненные вспышки, как, например, заговор рабов во время второй Пунической войны, о котором кратко, без всяких подробностей упоминает Тит Ливий HYPERLINK "http://ancientrome.ru/publik/article.htm?a=1405384004" \l "n002" 2. Более детально тот же Ливий с. 53 сообщает про заговор рабов в римской колонии Сетии (Лациум). Заговор окончился неудачей в результате того, что нашлось два предателя. Он был раскрыт, подавлен, до 500 его участников казнены (198 г.) HYPERLINK "http://ancientrome.ru/publik/article.htm?a=1405384004" \l "n003" 3. Еще более крупное движение рабов возникло в 196 г. в Этрурии, где дело дошло до открытого восстания. Для его подавления римлянам пришлось направить в Этрурию целый легион регулярных войск HYPERLINK "http://ancientrome.ru/publik/article.htm?a=1405384004" \l "n004" 4. И наконец, в 185 г. восстали рабы-пастухи в Апулии. Движение подавлял претор Постумий, который приговорил к смерти 7 тыс. человек, но казнить всех не смог по той лишь причине, что «многие бежали» HYPERLINK "http://ancientrome.ru/publik/article.htm?a=1405384004" \l "n005" 5. Все эти, несомненно, разраставшиеся движения носили все же еще местный, «локальный»характер, пока не вспыхнул грандиозный пожар первой «рабской войны», охватившей территорию всей Сицилии.
Общий кризис и угроза распада Римской империи (ІІІ в.)
Ослабление императорской власти. Правление «солдатских» императоров. После военной реформы Септимия Севера римская армия не только была укреплена в материальном и организационном отношениях, но и превратилась в решающую политическую силу. Династии Северов в целом удавалось управлять этой силой и поддерживать определенный баланс интересов армии и сената. Однако убийство Александра Севера разъяренными легионе-рами оказалось своего рода рубежом в отношениях между императорской властью и армией. Армия вышла из-под политического контроля царствующих императоров и стала диктовать свою политику, направленную прежде всего на удовлетворение своих интересов. Провозглашение и низложение императоров диктовалось теперь не государственными потребностями, а произволом тех или иных армейских группировок. В этих условиях уже было
315
проведение взвешенной государственной политики как внутри, так и на границах Империи, создание устойчивой центральной власти в форме определенной династии.В течение пятидесятилетия, с 235 по 284 г., на императорском троне побывало 29 «законных» монархов, не считая еще большего числа «незаконных» узурпаторов, объявившихся в разных областях Средиземноморья. Из них только один погиб, так сказать, естественной смертью — в бою с внешним врагом, прочие были зверски убиты заговорщиками, многие из императоров «правили» в течение нескольких месяцев. Чехарда на императорском троне, своеволие армии отражали серьезный кризис всей политической системы принципата, созданной Августом.После убийства Александра Севера рейнские легионы провозгласили императором Вера Максимина, фракийца по происхождению, в молодости простого пастуха, прошедшего в римской армии всю иерархию должностей от рядового легионера до командующего легионом. Максимин был подлинно солдатским императором не только в силу своего происхождения и профессионального опыта, но и потому, что в своей внутренней политике стремился удовлетворить прежде всего требования армейских кругов. Он даже не посчитал нужным прибыть в столицу Империи Рим и возглавить центральный аппарат. Он находился на рейнской границе и лично руководил военными действиями против германцев. Для получения средств, идущих на содержание армии, во все провинции были посланы императорские прокураторы. А когда этих средств не хватало, Максимин приступил к конфискациям имущества римской и провинциальной аристократии, чем вызвал ее глубокую ненависть, «Каждый день,— пишет историк Геродиан, —можно видеть тех, которые вчера были самыми богатыми людьми, а сегодня нуждались во всем... Максимин на основании ничтожного доноса подвергал конфискации имущество главным образом тех, которым было поручено управление провинциями или командование войсками, бывших консулов или триумфаторов».
Эпоха домината: рефоры Диоклетиана и Константина
Приход к власти императора Диоклетиана открывает новую, последнюю стадию в развитии римского рабовладельческого общества и государства: эпоху поздней Римской империи, продолжавшуюся около двухсот лет (со времени прихода к власти Диоклетиана в 284 г. до свержения по следнего римского императора Ромула Августула в 476 г.). Именно в этот период шло разложение и перерождение рабовладельческой системы хозяйства, вызревание новых, протофеодальных отношений как определенного социально-экономического уклада. По своему историческому значению период поздней Римской империи был эпохой социальной революции, в ходе которой завершалась одна социально-экономическая формация — рабовладельческая и рождалась другая — феодальная. 1. Реформы Диоклетиана. Установление домината. Кризис III в. поставил Римское рабовладельческое государство на край гибели. К концу III в. он стал ослабевать, хотя к моменту прихода к власти Диоклетиана социально-политическая обстановка в Империи была еще достаточно сложной. В Галлии бушевало восстание багаудов. Восставшие галльские земледельцы, колоны, беглые рабы, представители местных племен, которых поддерживали воинские части, укомплектованные из местных жителей, контролировали значительную часть Центральной Галлии, создали собственную организацию управления; и даже избрали своих императоров — Аманда и Эли-ана (их имена сохранились в источниках). Багауды уничтожили римскую администрацию, громили виллы галльских и римских магнатов.
Воспользовавшись напряженным положением в Галлии, начальник римского флота в Британии Караузий в 287 г. объявил себя императором, захватил Британию и Северо-Западное побережье Галлии. Неспокойно было в Мавритании, где волновались местные племена берберов, бедные земледельцы, колоны. Племенные союзы франков и алеманов угрожали прорывом рейнской границы. На Евфрате хозяйничали персидские войска. Новому императору пришлось решать сложные задачи по стабилизации общей обстановки.
Для подавления восстания багаудов, восстановления спокойствия в Галлии и на рейнской границе был послан опытный полководец Максимиан, который в 286 г. провозглашается августом, т. е. полномочным соправителем Диоклетиана с правом управлять западной половиной Империи и резиденцией в Медиолане. Сам Диоклетиан, избравший своей резиденцией Никомедию, расположенную относительно близко от угрожаемых границ на Дунае и Евфрате, управлял восточной половиной Империи, включая Балканский полуостров. Разделение управления Империей между двумя соправителями было началом целого ряда крупных реформ, проведенных Деоклетианом, которые привели к серьезным изменениям государственной и социально-экономической структуры римского общества в IV—V вв. Денежная и налоговая реформа. Диоклетиан проводил экономические, административные и военные реформы. Они были порождены практической необходимостью. Нужна была боеспособная армия и разветвленная администрация, чтобы держать в повиновении подданных, защищать имперские границы и нападать на соседей. Для этого требовались большие средства. А их недоставало. Поэтому прежде, всего Диоклетиан попытался нормализовать денежное обращение, прекратив выпуск низкопробной монеты. Уже в 286 г. он приступил к проведению денежной реформы, приказав выпускать новую полноценную золотую монету. Была выпущена и новая медная монета. Однако реформа не удалась, так как реальная стоимость золота в слитках не соответствовала объявленной, несколько заниженной стоимости новой золотой монеты. Выпускавшиеся новые золотые и серебряные монеты быстро исчезали из обращения, и Диоклетиану пришлось возобновить чеканку низкопробной монеты.
Римская империя в IV-V вв. Кризис рабовладельческого строя и зарождение элементов феодальных отношений в Римской империи.
Римская империя к концу IV в. была обширным государством, в состав которого входили значительная часть Европы (почти вся Западная Европа, области по правобережью Дуная, Балканский полуостров, острова в Средиземном море), Северная Африка и Египет, а также ряд стран и областей Азии (Малая Азия, восточное побережье Черного моря, часть Месопотамии, Сирия, Палестина).   Упадок Римской империи. Кризис рабовладельческого строя   В IV—V вв. Римское государство находилось в состоянии глубокого упадка. Главная отрасль хозяйства — земледелие — переживала застой и во многих отношениях деградировала: уровень земледелия понизился, часть прежде обрабатываемой земли пустовала. Количество хозяйств, производивших продукты на рынок, уменьшилось. В то же время росла численность крупных имений, площадь которых использовалась под экстенсивное скотоводство, мало связанное с рынком. Крупные землевладельцы стремились удовлетворить потребности своего хозяйства собственными средствами. Колоны — мелкие держатели земли в крупных имениях—должны были выплачивать оброки натурой. Государство переходило не только к сбору налогов с населения в натуральной форме, но и натурой же выплачивало жалованье чиновникам и армии. Торговля свертывалась. Ремесло приходило в упадок, не находя достаточного сбыта для своих изделий. Города теряли прежнее значение. Центр тяжести общественной жизни перемещался из города в деревню. Экономические связи между провинциями, которые никогда не были достаточно прочными, все более ослабевали. Хотя торговля и товарно-денежные отношения не исчезли вовсе в Римской империи, но все более заметным становилось сокращение сферы товарно-денежного обращения.   Постепенный экономический упадок, особенно заметный в западных провинциях империи, был обусловлен кризисом рабовладельческого способа производства, начавшимся в Римской империи еще в конце II в. н. э. Кризис был вызван внутренними противоречиями рабовладельческого общества: возможности развития производства, основанного на рабском труде и рабовладельческих отношениях, все более исчерпывались. Рабство стало тормозом дальнейшего развития производительных сил.
Общественный строй древнегерманских племен до II в.н.э.
Первые сведения о германцах. Заселение севера Европы индоевропейскими племенами происходило приблизительно за 3000-2500 лет до н.э., как об этом позволяют судить данные археологии. До этого побережья Северного и Балтийского морей были заселена племенами, по-видимому, иной этнической группы. От смешения с ними индревропейских пришельцев и произошли племена, давшие начало германцам. Их язык, обособившийся от других индоевропейских языков, явился германским языком-основой, из которого в процессе последующего дробления возникли новые племенные языки германцев.
О доисторическом периоде существования германских племен можно судить лишь по данным археологии и этнографии, а также по некоторым заимствованиям в языках тех племен, которые в древности кочевали по соседству с ними - финнов, лапландцев.
Германцы обитали на севере центральной Европы между Эльбой и Одером и на юге Скандинавии, включая и полуостров Ютландию. Данные археологии позволяют предполагать, что эти территории были заселены германскими племенами с начала неолита, то есть с третьего тысячелетия до н.э.
Первые сведения о древних германцах встречаются в трудах греческих и римских авторов. Самое раннее упоминание о них было сделано купцом Пифеем из Массилии (Марсель), жившим во второй половине 4 в. до н.э. Пифей путешествовал морем вдоль западного побережья Европы, затем по южному побережью Северного моря. Он упоминает племена гуттонов и тевтонов, с которыми ему пришлось встречаться во время его плавания. Описание путешествия Пифея до нас не дошло, но им пользовались более поздние историки и географы, греческие авторы Полибий, Посидоний (2 в. до н.э.), римский историк Тит Ливий (1 в. до н.э. - нач. 1 в. н.э.). Они приводят извлечения из сочинений Пифея, а также упоминают о набегах германских племен на эллинистические государства юго-восточной Европы и на южную Галлию и северную Италию в конце 2 в. до н.э.
С первых веков новой эры сведения о германцах становятся несколько более подробными. Греческий историк Страбон (умер в 20 г. до н.э.) пишет о том, что германцы (свевы) кочуют в лесах, строят хижины и занимаются скотоводством. Греческий писатель Плутарх (46 - 127 гг. н.э.) описывает германцев как диких кочевников, которым чужды всякие мирные занятия, такие, как земледелие и скотоводство; их единственное занятие - войны. По свидетельству Плутарха, германские племена служили наемниками в войсках македонского царя Персея в начале 2 в. до н.э.
К концу 2 в. до н.э. германские племена кимвров появляются у северо-восточных окраин Аппенинского полуострова. По описаниям античных авторов, это были рослые, светловолосые, сильные люди, часто одетые в шкуры или кожи животных, с дощатыми щитами, вооруженные обожженными кольями и стрелами с каменными наконечниками. Они разбили римские войска и после этого двинулись на запад, соединившись с тевтонами. На протяжении нескольких лет они одерживали победы над римскими армиями, пока их не разгромил римский полководец Марий (102 - 101 гг. до н.э.).

Образование «варварских» королевств.
Военный успех варваров нельзя объяснить ни их численным превосходством над римлянами, ни более высоким уровнем общественного развития. Наоборот, германцы, установившие свою власть над Галлией, Испанией, Италией и Северной Африкой, составили лишь несколько процентов от общей массы населения данных стран. По уровню же развития материальной и духовной культуры варварское общество стояло значительно ниже, чем позднеримское. Правда, вооружение варваров во многих случаях не уступало по своему качеству римскому. И их войско обладало внутренней сплоченностью, обусловленной узами родоплеменных объединений. Но всего этого было бы недостаточно для прочного военного успеха варваров, если бы не внутреннее разложение рабовладельческого позднеримского общества, все более сказывавшееся на его военном потенциале. [198]
В Западной Римской империи IV—V вв. правительство не обладало широкой социальной базой и это обусловило военную слабость государства. Значительная часть населения была освобождена от службы в армии, а те, кто оставались военнообязанными, упорно уклонялись от несения службы. Магнаты, на которых лежала повинность представлять рекрутов из числа своих колонов, старались обойти это требование, и правительству пришлось согласиться на замену рекрутов денежными взносами. В конечном счете вооруженные силы государства состояли из варваров-наемников или варваров-федератов. Ни первым, ни вторым не присущи были патриотические настроения и та моральная стойкость, которую сообщает войску его органическое единство с гражданским населением и заинтересованность в судьбах своего государства. Массы производительного населения — рабы, колоны, свободные крестьяне и городские ремесленники — не склонны были выступать в защиту того государства, которое отдавало их во власть крупных землевладельцев и декурионов и само подвергало жестокой экспулатации с помощью налогов и повинностей. Это не значит, что колоны и крестьяне шли на союз с варварами, как утверждали в свое время некоторые историки. В некоторых случаях массы поднимали восстания, рабы использовали военные действия для бегства от своих господ, а иногда и примыкали к соплеменникам. В целом же позиция низших слоев римского общества была пассивной. Но и подобное отношение народных масс к государству лишало его внутренней прочности, столь необходимой в период конфронтации с внешним, противником.
Кризис рабовладельческой системы с характерным для него ростом натуральнохозяйственных отношений, прогрессирующим упадком городов и торговли вел к ослаблению связей между провинциями и метрополиями. В различных частях Западной империи росли сепаратистские тенденции, которые находили проявление как в политических выступлениях, в захватах власти узурпаторами, так и в появлении местных ересей (например, донатизма в Северной Африке).
В таких условиях Западная империя смогла просуществовать еще более половины столетия после взятия Рима Аларихом лишь благодаря разобщенности его противников и большому политическому и государственному опыту римских правящих кругов, которым удавалось использовать одних варваров для борьбы против других.
Для самих же германцев борьба против Римской империи в период ее крушения являлась экспансией, характерной для племен, находящихся на стадии разложения родоплеменного строя. Королевская власть варваров еще выступала на этой стадии как выразительница интересов всех свободных членов племени, заинтересованных в захвате земель для поселения и военной добычи.
В ходе завоеваний все более возрастало значение военных [199] дружин, что содействовало в свою очередь усилению королевской власти.
Что касается интерпретации социально-экономического и политического содержания изучаемого явления — образования варварских королевств, то в западной историографии еще весьма значительно влияние концепций Фюстель де Куланжа и Допша. Крушение Западной Римской империи и образование варварских королевств рассматривается как преобразование чисто политического характера, которое не сопровождалось сколько-нибудь глубокими социально-экономическими преобразованиями. Так, немецкий историк Р. Бухнер, анализируя характер Франкского королевства при Меровингах, подчеркивает значение преемственности с позднеантичными политическими институтами, но признает, что сама королевская власть представляла собой германское явление. HYPERLINK "http://annales.info/evrope/korsunsk/12.htm" \l "_ftn1" 1) Пути развития феодальных отношений в Западной Европе.
Формирование и развитие феодализма в Западной Европе происходило в эпоху раннего средневековья, когда исторически  сплелись пути развития трех обществ: античного, варварского и зарождающегося феодального общества. Процесс становления феодализма происходил   двумя путями:
путем синтеза отношений разлагавшегося позднеримского рабовладельческого общества и разлагавшихся родоплеменных отношений варварского общества. Таким путем происходило становление феодальных отношений во Франкском, Бургундском и др. королевствах Западной Европы. Феодализация синтезным путем происходила быстрее, особенно в тех регионах, где варварский элемент синтеза превалировал над античным;
бессинтезным путем, при котором формирование феодальных отношений происходило на основе разложения первобытно-общинных отношений без заметного влияния позднеримского рабовладельческого общества или при полном отсутствии такового. Бессинтезный путь феодализации характерен для англосаксонских королевств, Скандинавских стран. Формирование феодальных отношений при бессинезном пути происходило медленнее и значительно дольше.
В истории феодализма выделяют следующие основные этапы:
раннее средневековье (V –IX в.в.)  — период становления феодализма (концентрация земли у высших слоев общества, формирование слоя зависимого крестьянства, установление вассальных отношений);
высокое средневековье (X – XIII в.в.) — период формирования феодальной иерархии, активного развития ремесла и торговли. Отмечался значительный экономический подъем, рост городов, значительное  (трехкратное) увеличение населения. Пиком в развитии феодализма в Западной Европе  стал  XIII в. 
позднее средневековье (XIV – XV в.в.) — период кризиса феодальной системы (размывалась феодальная иерархия, шел активный процесс личного освобождения крестьянства) и зарождения элементов раннего капитализма
Франкская держава и ее эволюция в VI-VII вв.
После смерти Хлодвига его сыновья раздвинули границы Франкского королевства. Каждый свободный франк получил в завоеванной стране приличный земельный участок, нередко отобранный у какого-нибудь богатого галло-римлянина. Крупные латифундии, чьи хозяева бежали или погибли, франкские короли забирали себе. То же было и с собственностью римского государства. Благодаря огромным владениям, доставшимся франкским королям, они могли щедро одаривать своих верных дружинников, а также и церковь. Так рядом с мелкими крестьянскими хозяйствами рядовых франков и бывших римских колонов возникали крупные имения короля, его приближенных и церкви.
Правда, как и встарь, все франки — и рядовые, и знатные — имели право носить оружие, должны были участвовать в походах. Ежегодно они сходились как бы на большое народное собрание, но теперь это был уже просто военный смотр. Важные вопросы король и знать решали сами, не спрашивая мнения остальных франков.
Франки селились рядом с галло-римлянами, многому учились у них, роднились семьями. Вера их тоже не разделяла: те и другие были христианами римского толка. Завоеватели и завоеванные быстро сливались в один народ.
Относительное спокойствие в бывшей римской Галлии продолжалось недолго. Между потомками Хлодвига начались бесконечные распри. Страна то делилась на части между различными членами династии Меровингов, то ненадолго вновь объединялась. Опять войны, опять коварство и насилие. С особенным ужасом вспоминали современники вражду двух властолюбивых франкских королев: Брунгильды и Фредегонды.
Григорий Турский
Вряд ли мы много знали бы об этом тяжелом и смутном времени, если бы не замечательное сочинение епископа города Тура Григория, жившего в VI в. Григория Турского часто называют отцом французской истории, потому что его «История франков» — первое большое историческое сочинение, написанное на французской земле. А еще его сравнивают с Геродотом, поскольку Григорий — великолепный рассказчик, читать его очень занимательно. В разделе о Хлодвиге вы уже встречались с двумя историями Григория Турского: о Суассонской чаше и о своеобразной любви Хлодвига к своим родственникам.
Франкские майордомы
В непрекращавшихся смутах меровингские короли растеряли свой авторитет и свою власть. Чем дальше, тем больше распоряжаться страной стали майордомы. Вообще-то майордом — просто слуга короля, «заведовавший» его дворцом. Но со временем эти «слуги» взяли в свои руки управление всем франкским королевством. Меровинги по-прежнему назывались королями, но влиять на события они уже не могли. Современники презрительно называли их «ленивыми королями».
Карл Мартелл (т. е. Молот), разбивший арабов при Пуатье в 732 г. и остановивший арабское вторжение в Европу, как раз и был могущественным франкским майордомом.
Чтобы победить арабов, нужна была сильная конница. Оружие всадника стоило очень дорого, конь — еще дороже. Это означало, что хорошим, настоящим воином мог быть только очень состоятельный человек. Обычному свободному франку и меч-то частенько был не по карману. Главное богатство в это время — земля. Значит, сражаться в конном войске мог только человек, имевший много земли. При этом не любой земли, а такой, которую обрабатывают крестьяне. Настоящему воину некогда работать в поле — он обязан все время упражняться с оружием, осваивать боевые приемы, учиться хитростям военного дела.
Возникновение раннефеодального государства у франков и его территориальный рост.
В исторических памятниках имя франков появилось начиная с III в., причём римские писатели называли франками многие германские племена, носившие различные наименования. По-видимому, франки представляли новое, очень обширное племенное объединение, включившее в свой состав ряд германских племён, слившихся или смешавшихся во время переселений. Франки распадались на две большие ветви — приморских, или салических, франков (от латинского слова «salum», что значит море), живших у устья Рейна, и прибрежных, или рипуарских, франков (от латинского слова «ripa», что значит берег), живших южнее по берегам Рейна и Мааса. Франки неоднократно переправлялись через Рейн, совершая набеги на римские владения в Галлии или оседая там на положении союзников Рима.
В V в. франки захватили значительную часть территории Римской империи, а именно Северо-Восточную Галлию. Во главе франкских владений стояли вожди прежних племён. Из вождей франков известен Меровей, при котором франки сражались против Аттилы на Каталаунских полях (451 г.) и от имени которого произошло название королевского рода Меровингов. Сыном и преемником Меровея был вождь Хильдерик, могилу которого нашли близ Турне. Сыном и наследником Хильдерика был наиболее видный представитель рода Меровингов — король Хлодвиг (481—511).
Став королём салических франков, Хлодвиг вместе с другими вождями, действовавшими, так же как и он, в интересах франкской знати, предпринял завоевания обширных областей Галлии. В 486 г. франки захватили Суассонскую область (последнее римское владение в Галлии), а в дальнейшем и территорию между Сеной и Луарой. В конце V в. франки нанесли сильное поражение германскому племени алеманнов(аламанов) и частично вытеснили их из Галлии обратно за Рейн.
В 496 г. Хлодвиг крестился, приняв христианство вместе с 3 тыс. своих дружинников. Крещение было искусным политическим ходом со стороны Хлодвига. Он крестился по обряду, принятому западной (римской) церковью. Германские же племена, двигавшиеся из Причерноморья, — остготы и вестготы, а также вандалы и бургунды — являлись, с точки зрения римской церкви, еретиками, так как они были арианами, отрицавшими некоторые из её догматов.
В начале VI в. франкские дружины выступили против вестготов, владевших всей Южной Галлией. При этом сказались большие выгоды, вытекавшие из крещения Хлодвига. Всё духовенство западнохристианской церкви, жившее за Луарой, стало на его сторону, и многие города и укреплённые пункты, служившие местом пребывания этого духовенства, сразу же открыли ворота франкам. В решающей битве при Пуатье (507 г.) франки одержали полную победу над вестготами, господство которых с этих пор ограничивалось лишь пределами Испании.
Так в результате завоеваний создалось большое Франкское государство, которое охватывало почти всю прежнюю римскую Галлию. При сыновьях Хлодвига к Франкскому королевству была присоединена и Бургундия.
Причины столь быстрых успехов франков, у которых были ещё очень крепкие общинные связи, заключались в том, что они осели в Северо-Восточной Галлии компактными массами, не растворившись среди местного населения (как, например, вестготы). Продвигаясь в глубь Галлии, франки не порывали связи со своей прежней родиной и всё время черпали там новые силы для завоеваний. При этом короли и франкская знать зачастую довольствовались огромными землями бывшего императорского фиска, не вступая в конфликты с местным галло-римским населением. Наконец, духовенство оказывало Хлодвигу постоянную поддержку при завоеваниях.
Бенефициальная реформа Карла Мартелла, ее социальные предпосылки и последствия.
Ускорение процесса феодализации. Бенефициальная реформа. Майордомы Австразии из дома Пипинидов (потомки Пипина Геристальского), став правителями объединенного Франкского государства, положили начало новой династии франкских королей, которая позднее по имени самого крупного из своих представителей - Карла Великого - получила название династии Каролингов.
Представители дома Каролингов (Пипинидов) правили Франкским государством с конца VII в. сначала в качестве майордомов при "ленивых королях", затем с 751 г. - в качестве королей. Этот период в истории Франкского королевства, до его распада в середине IX в., обычно называют каролингским.
В правление Каролингов во франкском обществе сложились основы феодального строя. Ускорился рост крупной земельной собственности за счет социального расслоения внутри общины там, где она сохранилась, разорения массы свободных крестьян, которые, теряя свои аллоды, постепенно превращались в поземельно, а затем и лично зависимых людей. Процесс этот, начавшийся еще при Меровингах, в VIII - IX вв. принял бурный характер; он стимулировался прямым захватом крестьянских наделов крупными светскими и церковными землевладельцами. И те и другие разными способами, в том числе и насильственными, присваивали себе земли общинников. Разорению крестьян способствовали бесконечные внутренние и внешние войны, отрывавшие их от хозяйства для выполнения военной повинности, а также частые неурожаи и голод. Крестьянская земля становилась господской и чаще всего передавалась прежним владельцам - крестьянам - в пользование за оброк или барщину. Сам же крестьянин из свободного землевладельца превращался в поземельно зависимого в той или иной степени человека.
К началу VIII в. во Франкском государстве уже сложились два враждебных друг другу социальных слоя: первый - крупные землевладельцы галло-римского и германского происхождения, которые владели своими землями по большей части на правах безусловной частной собственности (аллод); второй - уже в той или иной степени зависимые крестьяне, не имевшие земельной собственности или сохранившие ее в небольшом количестве и подвергавшиеся эксплуатации со стороны собственников земли, на которой они жили.
Значительную часть этих зависимых людей составляли потомки галло-римских рабов, колонов, вольноотпущенников, германских рабов и литов. Различия между названными категориями постепенно все более сглаживались. Но наряду с ними во франкском обществе, особенно на юге, еще существовали довольно многочисленные промежуточные группы населения; мелкие и средние земельные собственники крестьянского типа, частично также пользовавшиеся трудом несвободных. Иногда наряду с аллодом они владели землями как мелкие вотчинники, составлявшие промежуточный слой между феодалами и свободными крестьянами.
За счет размывания этих промежуточных слоев также складывались в VIII - начале IX в. основные классы феодального общества, в частности класс зависимого крестьянства. Сдвиги в социальной структуре франкского общества определили политику преемника Пипина Геристальского - майордома Карла Мартелла.
Образование Восточной Римской империи (Византийской) и ее развитие в IV-V вв.
Византийская империя получила свое название от древней мегарской колонии, небольшого городка Византия, на месте которого в 324—330 гг. император Константин основал новую столицу Римской империи, ставшую затем столицей Византии, — Константинополь. Название «Византия» появилось позже. Сами византийцы называли себя римлянами — «ромеями» ('Ρωματοι), а свою империю — «ромейской». Византийские императоры официально именовали себя «императорами ромеев» (ο αυτοχρατωρ των 'Ρωμαιων), и столица империи долгое время называлась «Новым Римом» (Νεα 'Ρωμη). Возникнув в результате распада Римской империи в конце IV в. и превращения ее восточной половины в самостоятельное государство, Византия во многом была продолжением Римской империи, сохранившим традиции ее политической жизни и государственного строя. Поэтому Византию IV — VII вв. нередко называют Восточной Римской империей.
Разделение Римской империи на Восточную и Западную, повлекшее за собой образование Византии, было подготовлено особенностями социально-экономического развития обеих половин империи и кризисом рабовладельческого общества в целом. Области восточной части империи, тесно связанные друг с другом издавна сложившейся общностью исторического и культурного развития, отличались своеобразием, унаследованным от эллинистической эпохи. В этих областях не получило столь широкого распространения, как на Западе, рабство; в экономической жизни деревни основную роль играло зависимое и свободное население — общинное крестьянство; в городах сохранилась масса мелких свободных ремесленников, труд которых конкурировал с рабским. Здесь не было столь резкой, непроходимой грани между рабом и свободным, как в западной половине Римской державы, — преобладали разнообразные переходные, промежуточные формы зависимости. В системе управления в деревне (община) и городе (муниципальная организация) удержалось больше формально-демократических элементов. В силу этих причин восточные провинции значительно менее западных пострадали от кризиса III в., подорвавшего основы экономики рабовладельческой Римской империи. Он не привел к коренной ломке прежних форм хозяйственного строя на Востоке. Деревня и поместье сохранили свои связи с городом, многочисленное свободное торгово-ремесленное население которого обеспечивало потребности местного рынка. Города не переживали столь глубокого экономического упадка, как на Западе.
Все это обусловило постепенное перемещение центра экономической и политической жизни империи в более богатые и в меньшей степени затронутые кризисом рабовладельческого общества восточные провинции.
Различия в социально-экономической жизни восточных и западных провинций империи вели к постепенному обособлению обеих половин империи, подготовившему в конечном итоге и их политическое разделение. Уже в период кризиса III в. восточные и западные провинции длительное время находились под властью различных императоров. В это время на Востоке вновь ожили и укрепились подавленные римским господством местные, эллинистические традиции. Временный выход империи из кризиса в конце III — начале IV в. и укрепление центральной власти не привели к восстановлению государственного единства. При Диоклетиане власть была поделена между двумя августами и двумя цезарями (тетрархия — четверовластие). С основанием Константинополя у восточных провинций появился единый политический и культурный центр. Создание константинопольского сената знаменовало консолидацию их господствующей верхушки — сенаторского сословия. Константинополь и Рим стали двумя центрами политической жизни — «латинского» Запада и «греческого» Востока. В буре церковных споров наметилось и размежевание восточной и западной церквей. К концу IV в. все эти процессы обозначились настолько явственно, что разделение в 395 г. империи между преемниками последнего императора единой Римской державы Феодосия — Гонорием, получившим власть над Западом, и Аркадием, ставшим первым императором Востока, было воспринято как естественное явление. С этого времени история каждого из образовавшихся государств пошла своим путем1.
Византийская империя в ХI-XV вв.
Примерно к концу XII в Византия переживала период взлета своей мощи и влияния в мире После этого началась эпоха ее упадка, прогрессировал, которая закончилась полным крахом империи и сни икненням ее навсегда с политической карты мира в середине XV в Вряд ли кто-то мог предположить такой конец блестящей государства еще в начале XI в, когда у власти находилась Македонская династия У1081 р ее сменила на престоле не менее импозантная династия императоров из рода Комнинов, которая оставалась правящей до 11181118 р.
Византия считалась одной из самых мощных и самых богатых государств мира, ее владения охватывали огромную территорию - около 1 млн кв км с населением 20-24 млн человек Столица государства Константинополь с йо ого миллионным населением, величественными зданиями, бесчисленными сокровищами для европейских народов был центром всего цивилизованного мира Золотая монета византийских императоров - Безант - оставалась уни версальною валютой средневековья Византийцы считали себя главными хранителями культурного наследия античности и одновременно оплотом христианства Недаром священные писания христиан всего мира - Евангелия - были написаны также греческом языкеовою.
Усиление Византийской империи отражала активная внешняя политика, которая держалась на военных достижениях настолько же, насколько на миссионерской деятельности церкви Согласно возрожденной идеологиями семьей византийского ойкуменизму империя сохраняла за собой исторические и юридические права на все территории, некогда входивших в ее состав были зависимыми от него Возвращение этих земель считалось приоритеты ным задачей византийской внешней политики Войска империи одерживали одну победу за другой, присоединяя к ней новые провинции на Ближнем Востоке, в Южной Италии, Закавказье, на Балканах Виза нтийський военно-морской флот, оснащенный \"греческим огнем\", вытеснил арабов из Средиземного моредземного моря.
невиданным ранее размахом получила миссионерская деятельность православной церкви ее основными направлениями стали Балканы, Восточная и Центральная Европа В ожесточенной конкурентной борьбе с Римом Византия сумела Здоб быть победу в Болгарии, включив ее в орбиту византийской культуры и политики Огромным успехом имперской внешней политики была христианизация Руси Византийские влияния становились все ощутимее и на территории Моравии и Паннонионії.
Франция в ІХ-ХІ вв: особенности социально-политического развития.
После распада Каролингской империи в 843 г. восточная граница Франции, отделявшая ее от Германии и Италии, по Мерсенскому договору 870 г. прошла главным образом по большим рекам: по нижнему течению Мааса, по Мозелю и Роне. Под властью последних Каролингов во Франции остались Нейстрия и северо-западная часть бывшей Бургундии — герцогство Бургундия. Королевство Бургундия (Арелат) и Аквитания, объединенные в 933 г., вновь стали фактически независимыми.
В X в. междоусобные войны между немецкими и французскими Каролингами велись почти непрерывно. Много бедствий принесли постоянные набеги норманнов. В ожесточенной борьбе с ними на первый план — в противовес ослабевшим и потерявшим почти все свои поместья Каролингам — выдвинулись богатые и влиятельные графы Парижские. Они успешно защитили от страшного врага свои города — Париж и Орлеан — и отстояли Центральную и Южную Нейст-рию, но область на северо-западе, примыкавшую к устью Сены, пришлось в начале X в. уступить норманнам, основавшим здесь герцогство Нормандию. В течение X в. шла борьба за корону между графами Парижскими (Робертинами) и последними Каролингами. Наконец в 987 г. крупнейшие светские и духовные феодалы избрали королем Робертина Гуго Капета, и с тех пор до конца XVIII в. французская корона оставалась за потомками Капетингов.
В X в. во Французском королевстве завершились социально-экономические процессы, приведшие к установлению феодальных отношений, и закончился длительный процесс слияния разнородных этнических элементов. На основе смешавшейся с германцами галло-римской народности сложились новые, родственные друг другу феодальные народности со своими языками и территориями: северофранцузская и провансальская. Граница между ними проходила несколько южнее течения реки Луары. Эти народности явились ядром будущей французской нации.
В X в. страна обрела свое теперешнее имя. Она стала называться не Галлией или Западно-Франкским королевством, а Францией (по наименованию области вокруг Парижа — Иль-де-Франс).
На территории, занятой северофранцузской народностью, образовалось несколько крупных феодальных владений. Почти все побережье Ла-Манша занимало герцогство Нормандское. Основавшие его норманны быстро восприняли язык северофранцузской народности и французские феодальные учреждения. В течение X и начала XI в. нормандские герцоги расширили свои владения по побережью Ла-Манша до Бретани на западе и почти до Соммы на востоке, подчинив себе также графство Мэн.
По среднему и нижнему течению Луары были расположены графства Блуа, Турень и Анжу; несколько южнее Луары — Пуату. Земли Капетингов (королевский домен) сосредоточивались вокруг Парижа и Орлеана. На восток от них лежало графство Шампань, на юго-восток — герцогство Бургундское.
На крайнем северо-западе находилась Бретань с кельтским населением, на крайнем северо-востоке — графство Фландрское, в северной части которого жили фламандцы. Язык северофранцузской народности был распространен лишь в южной части графства; в северной же говорили на германском наречии.На территории провансальской народности — между графством Пуату и Гаронной — находилось герцогство Аквитания, между Гаронной и Пиренеями — герцогство Гасконское, на восток от него — графство Тулузское. Центральный горный массив между графством Ту-лузским и герцогством Бургундским был занят графством Овернь. В состав Французского королевства входило также графство Барселонское, выделившееся в IX в. из так называемой Испанской марки.
Крупнейшие феодалы — герцоги и графы — были почти независимы, хотя и считались вассалами короля, стоявшего во главе феодальной иерархии.
Итальянская политика германских королей и создание Германской империи.
Церковная политика Оттона I нашла свое логическое завершение в стремлении королевской власти установить контроль над папством, стоявшим во главе римской церкви. Подчинение папства было тесно связано с планами завоевания Италии и возрождения некоего подобия империи Карла Великого. В этом стремлении Оттона I поддерживало большинство немецких феодалов, видевших в итальянской политике королевской власти удобное средство для своего обогащения за счет грабежа богатых итальянских земель.
Политически раздробленная Италия, не способная объединиться для отпора захватчикам, переживавшее период упадка папство, борьба различных феодальных клик, — все это облегчало Оттону выполнение его планов. Опираясь на поддержку многочисленных немецких духовных и светских феодалов, он совершил в 951 г. первый поход в Италию, в результате которого была захвачена Северная Италия (Ломбардия), а Оттон I принял титул короля лангобардов. Спустя 10 лет, воспользовавшись очередным обострением борьбы , между папой и итальянскими феодалами, он совершает новый поход в Италию, который приносит наконец Оттону осуществление его честолюбивых замыслов. В начале 962 г. папа короновал Оттона I в Риме императорской короной. Перёд этим Оттон I по специальному договору признал притязания папы на светские владения в Италии, но верховным сеньором этих владений провозглашался германский император. Вводилась обязательная присяга папы императору, что и являлось выражением подчинения папства империи.
Так в 962 г. возникла священная римская империя во главе с германским императором, включавшая в свой состав помимо Германии Северную и значительную часть Средней Италии, некоторые славянские земли, а также часть Южной в Юго-Восточной Франции. В первой половине XI в. к империи было присоединено Бургундское королевство (Арелат).
Созданная германскими императорами Римская империя была, безусловно, реакционным государственным образованием: она являлась одним из препятствий на пути складывания национальных государств в Западной Европе. Ф. Энгельс указывал, что «тенденция к созданию национальных государств... является одним из важнейших рычагов прогресса в средние века». Империя мешала осуществлению этой тенденции и во Франции, и в славянских землях, и особенно в Италии. Но реакционный характер священной римской империи особенно сильно сказался по отношению к самой Германии, самому германскому народу. Императорский титул и связанные с ним претензии на мировое господство служили помехой складыванию немецкого национального государства, вели к растрате сил в итальянских завоевательных походах, ничего общего ие имевших с подлинными национальными интересами Германии.
Начиная с Оттона I германские императоры X в. большую часть своего царствования проводили в Италии, улаживая там отношения с папами, участвуя в бесконечных распрях с итальянскими феодалами и тщетно пытаясь полностью подчинить своей власти эту богатую страну. Почти постоянное отсутствие короля в Германии, естественно, было на руку крупным немецким феодалам, способствовало росту их самостоятельности, усилению центробежных сил в стране.
Политическая кризис второй половины ХІ в. и борьба германской империи и папства за инвеституру.
Особенности процесса феодализации в Германии. К началу X в. феодализация в Германии сделала заметные успехи. Основными общественными классами стали крупные земельные собственники-феодалы и зависимое от них в разной степени крестьянство. Все большее значение приобретала феодальная вотчина.
Вместе с тем процесс феодализации в Германии протекал более замедленными темпами, чем во Франции, так как разложение родоплеменного строя проходило здесь при весьма слабом воздействии на него позднеримских социально-экономических порядков. Продолжал сохраняться значительный слой свободных общинников, не втянутых в феодальные отношения. В сельской общине выделились средние и крупные аллодисты, обладавшие значительными земельными участками, которые частично обрабатывались с помощью несвободных людей. Но эти аллодисты не стали в полной мере феодальными собственниками; эксплуатация труда зависимых крестьян еще не была основой их хозяйства.
Незавершенность феодализации в Германии нашла свое выражение и в ее политической организации: крупные магнаты, особенно церковные, не располагали еще аппаратом внеэкономического принуждения. Должность графа и вся система местного управления еще не феодализировались; во многих областях сохранялась старая, в основе своей племенная судебная и военная организация. Не сложилась еще окончательно и феодальная иерархия.
Относительно медленное формирование раннефеодального государства в Германии проявилось и в сохранении к началу X в. на ее территории племенных герцогств: Саксонии и Тюрингии (в Северной Германии, между Рейном и Эльбой и ее притоком Заале), Франконии (по среднему течению Рейна и по Майну), Швабии (по верхнему течению Дуная и Рейна и его притока Неккара) и Баварии (по среднему течению Дуная). Герцоги, превращаясь постепенно в крупных феодальных земельных собственников, использовали для укрепления власти и свое положение племенных вождей. Это вело к сохранению племенной разобщенности, тормозившей историческое развитие Германии.
Возникновение единого немецкого раннефеодального государства. В 911 г., после того как в Германии пресеклась династия Каролингов, королем был избран один из герцогов - Конрад I Франконский, при котором вспыхнул открытый конфликт между королевской властью и племенными герцогами, закончившийся поражением короля. После смерти Конрада I между племенными герцогами развернулась борьба за власть; в результате в 919 г. были избраны сразу два короля - Генрих I Саксонский и Арнульф Баварский.
Однако несмотря на сепаратизм герцогов, в Германии в это время существовали уже объективные предпосылки для усиления королевской власти. В этом были заинтересованы многочисленные средние и крупные аллодисты, нуждавшиеся в помощи сильной королевской власти: с одной стороны - для захвата общинных земель и подчинения свободных общинников, с другой - для защиты от притеснений более крупных феодалов. В поддержке со стороны королевской власти нуждались также монастыри и епископства, заинтересованные в расширении церковного землевладения. Кроме того, политическое объединение Германии в то время было необходимо перед лицом внешней опасности; с конца IX в. Германия стала ареной набегов норманнов, а с начала X в. - венгров, обосновавшихся в Паннонии. Их конные отряды неожиданно вторгались в Германию, опустошая все на своем пути, и так же внезапно исчезали. Попытки организовать действенный отпор венграм силами пешего ополчения отдельных герцогств оказались неэффективными.
Объективные предпосылки для усиления королевской власти в Германии были использованы королями Саксонской династии (919-1024), при первых представителях которой - Генрихе I и Оттоне I - фактически сложилось Германское раннефеодальное государство. Генрих I (919-936) искусной" политикой добился признания своей власти всеми племенными герцогами, в том числе и Арнульфом Баварским. Используя феодальные распри во Франции, ослабившие ее власть в Лотарингии, и опираясь на поддержку части местных феодалов, он присоединил Лотарингию к Германскому королевству. Успешно велась борьба против набегов венгров.
Возникновение и рост средневековых городов.
Решающей гранью в переходе европейских стран от раннефеодального общества к сложившейся системе феодальных отношений является XI столетие. Характерной чертой развитого феодализма было возникновение и расцвет городов как центров ремесла и торговли, центров товарного производства. Средневековые города оказывали громадное влияние на экономику деревни и содействовали росту производительных сил в сельском хозяйстве.
Господство натурального хозяйства в период раннего средневековья
В первые столетия средних веков в Европе почти безраздельно господствовало натуральное хозяйство. Крестьянская семья сама производила сельскохозяйственные продукты и ремесленные изделия (орудия труда и одежду; не только для собственных потребности, но и для уплаты оброка феодалу. Соединение сельского труда с промышленным — характерная черта натурального хозяйства. Лишь небольшое число ремесленников (двороьых людей), не занимавшихся или почти не занимавшихся сельским хозяйством, имелось в поместьях крупных феодалов. Крайне немногочисленны были и крестьяне-ремесленники, жившие в деревне и специально занимавшиеся наряду с сельским хозяйством каким-либо ремеслом — кузнечным гончарным, кожевенным и пр.
Обмен продуктов был весьма незначителен. Он сводился преимущественно к торговле такими редкими, но важными в хозяйств предметами, которые могли быть добыты лишь в немногих пунктах (железо, олово, медь, соль и т. п.), а также предметами роскоши, не производившимися тогда в Европе и привозимыми с Востока (шёлковые ткани, дорогие ювелирные изделия, хорошо выделанное оружие, пряности и т. д.). Осуществлялся этот обмен главным образом странствующими купцами (византийцами, арабами, сирийцами и др.). Производство продуктов, специально рассчитанное на продажу, почти не было развито, и в обмен на привозимые купцами товары поступала лишь весьма незначительная часть продуктов земледелия.
Разумеется, и в период раннего средневековья имелись города, сохранившиеся от античности или возникшие вновь и являвшиеся либо административными центрами, либо укреплёнными пунктами (крепостями — бургами), либо церковными центрами (резиденциями архиепископов, епископов и т. п.). Однако при почти безраздельном госпопстве натурального хозяйства, когда ремесленная деятельность ещё не отделилась от сельскохозяйственной, все эти города не были и не могли быть средоточием ремесла и торговли. Правда, в некоторых городах раннего средневековья уже в VIII—IX вв. развивалось ремесленное производство и имелись рынки, но это не меняло картины в целом.
Крестовые походы: предпосылки и причины
Необходимость Крестовых походов была сформулирована папой Урбаном после окончания Клермонского собора в марте 1095 г. Он определил экономическую причину крестовых походов: европейская земля не в состоянии прокормить людей, поэтому для сохранения христианского населения необходимо завоевание богатых земель на Востоке. Религиозная аргументация касалась недопустимости хранения святынь христианства, прежде всего Гроба Господня, в руках неверных. Было принято решение о выступлении Христова воинства в поход 15 августа 1096 г.
Вдохновленные призывами папы, многотысячные толпы простого народа не стали дожидаться установленного срока и устремились в поход. До Константинополя дошли жалкие остатки всего ополчения. Основная масса пилигримов погибла в пути от лишений и эпидемий. Турки без особых усилий расправились с оставшимися. В назначенное время в поход вышло основное войско, и к весне 1097 г. оно оказалось в Малой Азии. Военное преимущество крестоносцев, которым противостояли разобщенные войска сельджуков, было очевидным. Крестоносцы захватывали города и организовывали государства крестоносцев. Туземное население попало в крепостную зависимость.
История и последствия крестовых походов
Последствием первого похода явилось значительное усиление позиций католической церкви. Однако его результаты оказались непрочными. В середине XII в. усиливается сопротивление мусульманского мира. Одно за другим падали государства и княжества крестоносцев. В 1187 г. был отвоеван Иерусалим со всей Святой землей. Гроб Господень остался в руках неверных. Были организованы новые Крестовые походы, но все они заканчивались полным поражением.
Во время IV Крестового похода был захвачен и варварски разграблен Константинополь. На месте Византии в 1204 г. была основана Латинская империя, но она была недолговечной. В 1261 г. она перестала существовать и Константинополь снова стал столицей Византии.
Наиболее чудовищной страницей Крестовых походов был поход детей, состоявшийся около 1212-1213 гг. В это время начала распространяться идея о том, что Гроб Господень может быть освобожден только невинными детскими руками. Из всех государств Европы к побережью устремились толпы мальчиков и девочек в возрасте 12 лет и старше. Многие дети погибали в пути. Оставшиеся добрались до Генуи и Марселя. Плана дальнейшего продвижения у них не было. Они предполагали, что смогут пройти по воде «аки по суху», а взрослые, которые занимались пропагандой этого похода, не позаботились о переправе. Те, кто пришел в Геную, разбрелись или погибли. Судьба марсельского отряда была более трагичной. Купцы-авантюристы Феррей и Порк согласились «ради спасения души» перевезти крестоносцев в Африку и отплыли с ними на семи кораблях. Шторм потопил два судна вместе со всеми пассажирами, остальных высадили в Александрии, где и продали в рабство.
Всего на Восток было совершено восемь Крестовых походов. К XII-XIII вв. относятся походы немецких феодалов против языческих славянских и других народов Прибалтики. Коренное население подвергалось христианизации, нередко насильственной. На завоеванных крестоносцами территориях, иногда на месте прежних поселений, возникали новые города и укрепления: Рига, Любек, Ревель, Выборг и др. В XII-XV вв. организуются Крестовые походы против ересей в католических государствах.
Результаты Крестовых походов неоднозначны. Католическая церковь существенно расширила зону своего влияния, консолидировала земельную собственность, создала новые структуры в виде духовно-рыцарских орденов. Вместе с тем усилилась конфронтация Запада и Востока, активизировался джихад как ответная агрессивная реакция западному миру со стороны восточных государств. IV Крестовый поход еще более разделил христианские церкви, заложил в сознание православного населения образ поработителя и врага — латинянина. На Западе утвердился психологический стереотип недоверия и враждебности не только к миру ислама, но и к восточному христианству.
Столетняя война и ее международное значение.
События Столетней войны широко отражены в источниках. Не одно поколение людей прожило свою жизнь в обстановке непрекращающегося вооруженного конфликта между Англией и Францией. В их сознании факты истории англофранцузской борьбы получили различное, но неизменно заметное отражение. Наиболее полно и непосредственно оно дошло до нас в трудах средневековых хронистов.
Хроники — интереснейший источник для изучения фактической истории международных отношений и англо-французской борьбы. Только с их помощью можно воссоздать относительно полную картину многоплановых и масштабных событий международной жизни. Степень достоверности и полноты этих важнейших источников зависит от многих факторов: времени жизни хрониста, его социальной принадлежности и занимаемого в обществе положения, его осведомленности и политических убеждений, наконец, от личных вкусов и привязанностей. Первым показателем достоверности данных хроники служит время жизни автора. Естественно предположить, что наиболее полны и точны сведения о тех событиях, очевидцем которых был хронист. Это обстоятельство строго учитывалось автором настоящей книги. Были использованы около тридцати хроник, написанных в период со второй половины XII в. до середины XV в. в основном в Англии и во Франции; в меньшей степени привлекались также шотландские и испанские хроники. События начального этапа англо-французского соперничества освещены преимущественно в официальных хрониках, отражающих взгляды и позиции правящих кругов. Наиболее показательны в этом смысле, например, произведение аббата Бенедикта «Деяния короля Генриха II» или первая часть хроники Роджера Вендоверского «Цветы истории» (сам автор писал в первой половине XIII в., но начало хроники, посвященное Генриху II, скомпилировал из трудов своих предшественников)149. Сочинения этих хронистов еще обнаруживают свою генетическую связь с анналистикой эпохи раннего Средневековья (большинство из них имело «всемирный» масштаб), но в них уже ощущается большой интерес к политическим событиям и пристрастность авторов при описании деятельности «своего» короля. При конфликтном характере отношений между английской и французской монархиями это уже на самом раннем этапе обусловливало некоторую предвзятость оценок и даже освещения событий.
Эта тенденция сделалась еще более заметной в хрониках XIII в., когда хронистика достигла высокого уровня как во Франции, так и в Англии. Знаменитая хроника монаха Сент-Олбанского монастыря Матвея Парижского в Англии или труд советника Людовика IX Жана Жуанвиля о деяниях французского короля окрашены отчетливым осознанием глубоких противоречий между Англией и Францией и стремлением авторов передать потомкам убежденность в правоте «своего» монарха150. Посвященная преимущественно событиям второй половины XIII в., хроника одного из монастырей в Восточной Англии (т. е. созданная не в официальном королевском скриптории Сент-Олбанса) еще более пристрастна, чем труд Матвея Парижского151. В ней уже чувствуется не только одобрение деяний английского короля, но и острая неприязнь к тем странам и народам, с которыми он враждует (Франция, Шотландия). Далеки от беспристрастного описания и две испанские хроники XIII в., отразившие завоевательные экспедиции Франции на Пиренейский полуостров152. Хотя их авторы отдают дань рыцарским достоинствам французов, они не могут сочувствовать самому факту их завоеваний за Пиренеями. Процесс формирования народностей, расцвета самостоятельной государственности в большинстве западноевропейских стран привел к тому, что хронисты далеко отошли от беспристрастного описания; событий, в особенности — международных.
Наивысшей степени предвзятость авторов английских и французских хроник достигла в эпоху Столетней войны. В условиях острого и бесконечно долгого военно-политического конфликта в трудах хронистов стали проявляться зачатки национального самосознания, связанные с завершением формирования народностей и появлением предпосылок для возникновения национальных государств. По мере обострения борьбы между Анрлией и Францией они становились все более яркими, углубляя предвзятость хронистов в передаче и освещении фактов. Так, аббат монастыря св. Марии в Йорке Томас Бертон, живший в конце XIV— начале XV в., попытался представить англо-французскую войну как исключительно оборонительную со стороны Англии. Его предшественники Уолсингем и анонимный монах того же монастыря в XIV в. были и сдержаннее и объективнее153. Откровенно пристрастно излагали и оценивали события заключительных десятилетий войны французские хронисты, находившиеся под впечатлением высокого подъема освободительной борьбы во Франции154. Сопоставление данных английских и французских хроник позволяет внести поправки на проявление такого рода субъективности, отбросив крайние преувеличения и откровенные искажения.
Возникновение Генеральных штатов во Франции, социальный состав и компетенция.
Генера́льные шта́ты во Франции (фр. États Généraux) — высшее сословно-представительское учреждение в 1302—1789 годах.
Возникновение Генеральных штатов было связано с ростом городов, обострением социальных противоречий и классовой борьбы, что вызывало необходимость укрепления феодального государства.
Предшественниками Генеральных штатов были расширенные заседания королевского совета (с привлечением городских верхов), а также провинциальные ассамблеи сословий (положившие начало провинциальным штатам). Первые Генеральные штаты были созваны в 1302 году, в период конфликта Филиппа IV с папой Бонифацием VIII.
Генеральные штаты являлись совещательным органом, созываемым по инициативе королевской власти в критические моменты для оказания помощи правительству. Основной их функцией было квотирование налогов. Каждое сословие — первое, второе, третье сословие — заседало в Генеральных штатах отдельно от других и имело по одному голосу (независимо от числа представителей). Третье сословие было представлено верхушкой горожан.
Значение Генеральных штатов возросло во время Столетней войны 1337—1453, когда королевская власть особенно нуждалась в деньгах. В период народных восстаний XIV века (Парижское восстание 1357—1358, Жакерия 1358) Генеральные штаты претендовали на активное участие в управлении страной (подобные требования выразили Генеральные штаты 1357 года в «Великом мартовском ордонансе»). Однако отсутствие единства между городами и их непримиримая вражда с дворянством делали бесплодными попытки французскими Генеральными штатами добиться прав, которые сумел завоевать английский парламент.
В конце XIV века Генеральные штаты созывались всё реже и часто заменялись собраниями нотаблей. С конца XV века институт Генеральных штатов пришёл в упадок в связи с начавшимся развитием абсолютизма, в течение 1484—1560 годов они вообще не созывались (известное оживление их деятельности наблюдалось в периодРелигиозных войн — Генеральные штаты созывались в 1560, 1576, 1588, и 1593 годах).
С 1614 до 1789 годы Генеральные штаты снова ни разу не собирались. Лишь 5 мая 1789 года в условиях острого политического кризиса накануне Великой французской революции король созвал Генеральные штаты. 17 июня 1789 года депутаты третьего сословия объявили себя Национальным собранием, 9 июля Национальное собрание провозгласило себя Учредительным собранием, ставшим высшим представительным и законодательным органом революционной Франции.
В XX веке название Генеральные штаты принимали некоторые представительские собрания, рассматривающие актуальные политические вопросы и выражающие широкое общественное мнение (например, ассамблея Генеральных штатов за разоружение, май 1963 года).
Нормандское завоевание Англии и его влияние на развитие феодализма.
Нормандия была в середине XI в. страной, достигшей полного расцвета феодальных отношений. Это сказалось прежде всего в ее военном превосходстве: герцог являлся главой тяжеловооруженной рыцарской конницы своих вассалов, а большие доходы, получаемые государем Нормандии с его владений, и в частности с городов, позволили ему иметь и собственные прекрасные военные отряды.Герцогство имело лучшую по сравнению с Англией внутреннюю организацию и сильную центральную власть, которая держала в руках и феодалов, и церковь.Услышав о смерти Эдуарда Исповедника, Вильгельм отправил в Англию к Гарольду послов с требованием вассальной присяги и в то же время повсеместно объявил, что Гарольд —узурпатор и клятвопреступник. Вильгельм обратился к папе Александру II, обвиняя Гарольда в нарушении клятвы и прося папу благословить вторжение Вильгельма в Англию. 50—60-е годы XI в. — эпоха больших перемен в истории католической церкви в Западной Европе. Клюнийцы, сторонники реформы, добились победы, знаменовавшей внутреннее укрепление церкви (запрет симонии — получения церковных должностей от светских государей, безбрачие духовенства, избрание папы коллегией кардиналов). Эта победа означала одновременно утверждение независимости папства от светской власти и начало борьбы пап за усиление своего политического влияния в Европе, а в конечном итоге за подчинение светских государей авторитету папского престола. В этой обстановке папа римский, считая, что английская церковь нуждается в реформе, послал Вильгельму освященное знамя, санкционировав тем поход на Англию. Вильгельм стал готовиться к вторжению. Поскольку Вильгельм не мог требовать от своих вассалов военной службы вне Нормандии, он созвал баронов на совет, чтобы получить их согласие на поход. Кроме этого, герцог начал вербовку добровольцев за пределами Нормандии. Он построил множество транспортных кораблей, собрал оружие и продовольствие. Первым помощником Вильгельма являлся сенешал Вильям фиц Осберн, брат которого имел поместья в Англии.
Великая хартия вольностей.
Правление Иоанна Безземельного (1199—1216) ознаменовалось открытым военным столкновением с Францией. В 1202 г. Филипп II Август объявил все владения Иоанна во Франции конфискованными и начал военные действия в Нормандии. К 1204 г. в результате крайне неудачной для Англии войны Иоанн потерял на континенте исконные земли Плантагенетов: Анжу, Мен, Турень и часть Пуату. Иоанн все время вымогал у английских баронов деньги на ведение войны, что в сочетании с военными неудачами вызывало их законное негодование.В довершение всего в 1205 г. Иоанн начал борьбу с папой римским Иннокентием III (1198—1216). Борьба папы с английским королем стала одним из аспектов общеевропейской борьбы папства и светских государей, борьбы, разделившей феодальную Европу на два лагеря. Спор пап с германскими императорами об инвеституре представляется другой ветвью этой борьбы. Папа настаивал на том, чтобы в Англии архиепископом Кентерберий-ским стал Стефан Ленгтон. Иоанн отказался его принять, и тогда Иннокентий III наложил на Англию интердикт (1208). В ответ на это король Иоанн захватил церковные земли и послал своих чиновников собирать с них доходы. В конце 1209 г. папа отлучил Иоанна от церкви, а в 1212 г. объявил его лишенным престола. Тем временем церковные доходы текли в государственную казну.В конце концов папа Иннокентий III объявил против английского короля крестовый поход, поставив во главе его Францию. Положение короля в Англии было очень сложным, так как и бароны и духовенство были его противниками: церковь негодовала по поводу конфликта с папой и наступления на ее права, а бароны были недовольны усилением налогового гнета, ограничением их политических привилегий, недовольны тем, что Иоанн злоупотреблял правами феодального сюзерена. Попытка короля найти поддержку у рыцарства и горожан (съезд их представителей состоялся в Сент-Олбансе в 1213 г.) не имела успеха, так как собравшиеся были недовольны финансовыми вымогательствами короля. Не видя выхода, Иоанн примирился с папой Иннокентием III и признал Стефана Ленгтона. В июле 1213 г. отлучение было снято с Иоанна, а в октябре 1213 г. он передал папе Англию и Нормандию и получил их от него обратно в держание в качестве лена. Таким образом Иоанн стал вассалом папы, а Англия— леном папского престола. Кроме того, Иоанн обязался выплачивать папе ежегодную дань в тысячу фунтов.Получив поддержку папы, который стал теперь его сюзереном, Иоанн возобновил военные действия против Франции, однако и на этот раз его преследовали неудачи. Английский король вместе со своими союзниками потерпел полное поражение в 1214 г. в битвах при Бувине и Ларош-о-Муане и окончательно потерял большинство континентальных владений. Недовольство баронов резко усилилось. К баронам присоединились в этот момент рыцари, горожане и верхушка свободных крестьян. Церковь также воспользовалась сложившимся положением для закрепления отвоеванного. Борьба баронов против королевской власти была реакционна, она могла привести только к ослаблению централизации, возродить усобицы и анархию.Рыцари, как правило, поддерживали королевскую власть, но чрезмерные фискальные требования, неудачная политика и коррупция аппарата вызывали их протест. Их оппозиция носила более прогрессивный характер: они стремились не к подрыву централизации, а к укреплению и очищению центрального и местного аппарата. Горожане (в первую очередь лондонцы) и свободное крестьянство протестовали против тяжелого финансового гнета. Создался широкий фронт недовольных, которых возглавляли бароны северных графств. Начались военные действия. Стефан Ленгтон поддерживал движение против короля. В конце мая 1215 г. баронское войско двинулось на Лондон. Столица открыла ворота восставшим. Оказавшись совершенно изолированным, король Иоанн 15 июня 1215 г. согласился принять требования мятежных баронов. Эти требования баронов и их союзников составили хартию, получившую позднее название «Великой хартии вольностей».
Возникновение английского парламента. Особенности формирования сословной монархии в Англии.
Английский парламент и особенности формирования сословного представительства в англии. СТАНОВЛЕНИЕ АНГЛИЙСКОГО ПАРЛАМЕНТА (ІІІ - V вв.) С развитием городов и появлением нового класса - буржуазии, возникают классовые противоречия. Феодальная знать и буржуазия стремятся отстаивать свои интересы на государственном уровне. Именно стремление различных сословий участвовать в политической жизни страны послужило причиной создания сословно-представительных учреждений. в ІІІ - V веке в Европе создаются сословно-представительные органы при монархе: генеральные штаты - во Франции, рейхстаг - в Германии и, конечно же, парламент - в Англии. Отличительной чертой данных сословно-представительных учреждений было то, что в них присутствовали представители трех сословий.В середине ІІІ века в Англии разгорелась серьезная борьба баронов с рыцарством и горожанами. Бароны хотели, чтобы вся власть принадлежала их немногочисленному сословию. Горожане и рыцарство всеми силами старались этого не допустить. В 1265 году горожане и рыцарство под руководством Симона де Монфора одержала победу над королем и баронами. В этом же году было созвано первое в истории Англии сословно-представительное собрание, названное парла-ментом. В парламенте присутствовали бароны, рыцари и горожане в следу-ющем количестве: по четыре рыцаря от каждого графства, по два предста-вителя от каждого города, коалиция была немногочисленной.Через какое-то время армия Симона де Монфора была разгромлена, а сам Симон де Монфор был убит. Однако парламент не был уничтожен. В 1295 году парламент начинает функционировать, как постоянно действующий законодательный орган Англии. В английский парламент представители духовенства и графы приглашались поименно. Для рыцарства и горожан выписывалось общее приглашение. В 1297 году король Эдуард дабы избежать новых народных выступлений подписал «Статут о неналожении податей», согласно которому ни один налог не может устанавливаться без согласия парламента. До сих пор утверждение бюджета является одним из главных полномочий парламента. В ІV веке представители духовенства уходят из парламента. Однако спустя некоторое время духовенство вернулось в парламент, но уже в палату лордов. Горожане и рыцари заседали в палате общин. Эти названия палат английского парламента сохранились до наших дней. Все в том же ІV веке парламент получил право контролировать исполь-зование финансов, поступивших в казну. В это же время в Англии формируется система местного самоуправления. В графствах появляются местные собрания, в городах - советы. ІV век, кроме всего прочего, подарил Англии мировую юстицию. Мировые судьи отправляли правосудие по уголовным делам и контролировали действия местной полиции.
Реконкиста в Испании и ее влияние на социальное и политическое развитие страны.
Время испанского средневековья было жестокой эпохой почти непрерывных войн реконкисты, кровавых междоусобиц, крестьянских восстаний. Начатое еще в VIII веке вестготско-романским населением Испании обратное отвоевание захваченных мусульманами земель получило название «реконкиста». Почти восьмисотлетняя борьба с маврами была не только цепью военных походов, но и широким колонизационным движением, связанным с закреплением и экономическим освоением отвоеванных территорий. Этот сложный, противоречивый, еще не в полной мере всесторонне изученный процесс определил особенности развития феодализма на Пиренейском полуострове, оказал влияние на уклад жизни народа, содействовал росту национального самосознания. Жестокие сражения, атмосфера военной напряженности, в которой развивалось испанское общество, не препятствовали интенсивному общению с завоевателями в области экономики и культуры.
Возникли особые группы населения: мосарабы (от искаженного арабского муста'риб — арабизировавшийся), то есть христиане, жившие на территории, занятой маврами и сохранившие свою религию, законы и обычаи; с другой стороны, мудехары (от искаженного арабского мудаджжан — получившие разрешение остаться), то есть мусульмане, покорившиеся христианам, но также следовавшие своей религии и обычаям. Значительную группу населения в христианских и мусульманских городах составляли евреи. Народности Пиренейского полуострова оказались вовлеченными в орбиту высокой арабской культуры, многие особенности которой были затем восприняты испанским обществом. Это воздействие оказывалось непосредственнее в областях, не связанных в открытой форме с религиозными воззрениями: в архитектуре, музыке, танцах, орнаменте, костюмах, в некоторых бытовых навыках, в технике, медицине, астрономии. «Арабская культура и литература в средние века сыграли для испанского народа роль, отчасти аналогичную той, какую в эпоху Возрождения сыграла для всей Европы античность» А. А. Смирнов.
Еще в X веке арабская Испания превратилась в культурный центр не только мусульманского мира, но и Европы. Огромные успехи были достигнуты в области философии, медицины, поэзии, музыки, архитектуры, прикладного искусства. И в последующие века мавританская Испания оставалась главным очагом распространения в Европе великих произведений античной и арабской философской мысли, одним из тех мостов, которые соединяли духовную жизнь Востока и Запада.
Многовековая реконкиста закрепила раздробленность страны с четкой локализацией исторических областей. В XIII веке, называемом испанской историографией эпохой великих завоеваний, решающая роль принадлежала Кастилии — стране замков, занимающей пустынное плоскогорье Центральной Месеты; культура Кастилии тяготела к средневековой Франции, монахи и рыцари которой принимали участие в походах реконкисты, Королевство Арагон включало с XII века Каталонию, Валенсию и Балеарские острова. Даже внутри этого объединения все части были разными: суровый горный Арагон с его стойкими феодальными институтами и архаизмом традиций и процветающие приморские области Каталония и Валенсия, передовые торговые средиземноморские центры, обращенные к Лангедоку и Италии. В южной части полуострова, в Андалусии, открытой как бы своим фасадом к Африке, господствовала мавританская художественная цивилизация. Последним ее оплотом оставался Гранадский эмират.
Реконкиста привела к глубоким изменениям в социально-экономической, политической и духовной жизни народов Пиренейского полуострова. Захват воинственным дворянством и католической церковью большей части отвоеванной земли резко усилил могущество духовных и светских феодалов. Чрезвычайно возросло влияние церкви.
Но несмотря на ту огромную роль, которую играла церковь в процессе реконкисты, идейное влияние католицизма на жизнь испанского общества в ту пору было менее сильным, чем, например, в средневековой Франции. Одной из причин этого послужил длительный контакт со светской арабской культурой. Вместе с тем именно многовековая борьба с маврами во многом определила то обстоятельство, что в Испании католицизм в средние века воспринимался прежде всего как сила национальная и политическая. Сражаясь за «святую веру», испанцы видели в этом и национальную задачу освобождения родной страны от ига иноземцев, а не осуществление возвышенных мистических идеалов.
Народные еретические движения в Западной Европе в средние века.
Христианство стояло у колыбели феодального общества как сложившаяся религиозная идеология. Уже в последние столетия существования Римской империи оно из религии угнетенных превратилось в орудие порабощения трудовых масс в руках господствующего класса рабовладельцев.
Христианская проповедь внушала трудящимся мистическую веру в то, что справедливость и добро, которые не могут осуществиться в земном мире, восторжествуют в загробном царстве для всех последователей новой религии. Фантастической идеей о равенстве всех людей перед богом христианство стремилось прикрыть зияющую пропасть социальных противоречий реального существования. Религиозным утешением «страждущих и обремененных» оно стремилось потушить социальный протест эксплуатируемых, обещая им воздаяние за страдания в «потусторонней жизни». Благодаря этой своей социальной и идеологической функции христианство смогло пережить крушение рабовладельческого строя и оставалось важным средством духовного порабощения трудящихся и в феодальном обществе.
Господствующий класс этого общества, приспособляя христианство к условиям нового феодального строя на протяжении всего средневековья, стремился всемерно укреплять церковь в экономическом, политическом и идейном отношении. Церковь и обслуживающее ее духовенство стали частью феодальной системы, ее важнейшей идеологической опорой. Христианская религия в Западной Европе — католицизм — в средние века являлась господствующей формой идеологии. Она доминировала во всех областях общественной, идейной, культурной жизни, подчинила себе мораль, науку, культуру, образование, облекла в свои формы и пронизала все стороны средневекового мировоззрения.
Исключительно большая роль религии и церкви в феодальную эпоху, их сильнейшее воздействие на умы людей определялись тем, что мировоззрение средневекового человека было по преимуществу теологическим. Представления всех людей в ту эпоху, независимо от их социальной принадлежности, были пронизаны религиозным духом.
Зарождение буржуазной идеологии. Раннее Возрождение и гуманизм в Италии (XIV-XV вв.)
Со второй половины XIV в. в культурной жизни средневековой Западной Европы происходит важный перелом, связанный с возникновением новой реннебуржуазной идеологии и культуры. Поскольку ранние капиталистические отношения, в частности мануфактурное производство с широким применением наемного труда, прежде всего зародились и стали развиваться в Италии, в этой стране впервые начала формироваться и раннебуржуазная культура, получившая название «Возрождение». Полного расцвета она достигла в конце XV и XVI в. В период XIV—XV вв. можно говорить лишь о раннем итальянском Возрождении.
В эпоху Возрождения, которая относится ко времени господства феодального строя, классы будущего капиталистического общества — буржуазия и пролетариат — далеко еще не сформировались и были со всех сторон окружены феодальной стихией, даже в наиболее развитых городах Италии. Ранняя буржуазия, только складывавшаяся из наиболее экономически передовых элементов средневекового бюргерства, по своему составу и месту в окружающей общественной среде значительно отличалась от победившей буржуазии более позднего времени. Это и определило специфику ранней буржуазной культуры по сравнению с культурой развитого буржуазного общества.
Характерной чертой ранней буржуазии в Италии XIV—XV вв. были широта и многообразие ее экономической базы. Ее представители занимались торговлей и банковскими операциями, имели мануфактуры и, кроме того, были, как правило, земельными собственниками, владельцами имений в округе. Сферой наибольшего накопление капитала были торговля, связывавшая Италию со всеми известными в то время странами, и ростовщичество (банковское дело), приносившее итальянским городам огромные доходы. Они поступали как от операций в самой Италии, так и от ссуд королям, князьям, прелатам многих западноевропейских стран, от финансовых сделок с папской курией. Поэтому богатая верхушка — купцы, банкиры, промышленники, располагавшие огрв иными по тому времени средствами, — включала в свой состав самые разнообразные элементы общества. В XIV в. в результате длительной борьбы пополанов с феодальными силами в предшествующий период в ведущих городах-государствах Северной и Средней Италии политическая власть уже перешла в руки этой верхушки торгово-промышленных и банковских кругов. Но в среде самой этой верхушки шла борьба за влияние и власть между отдельными группами и партиями, возглавляемыми богатейшими фамилиями. Все это проходило на фоне ожесточенной борьбы городских низов, нередко выливавшейся в восстания. Переворот следовал за переворотом, и стоявшие у власти богачи нередко превращались в изгнанников.
Неустойчивость проявлялась и в экономической сфере. Крупные торговые обороты, ростовщические операции собирали в руках купцов и банкиров огромные по тогдашним меркам состояния. Но нередко за этим следовало разорение в результате неудач с торговыми экспедициями, захвата торговых судов пиратами, политических осложнений, отказа могущественных должников от уплаты долгов.
Неуверенность в завтрашнем дне, вообще характерная для этой переходной эпохи, активизировала предприимчивость и энергию этих людей и в то же время вызывала жажду ко всем «благам жизни», доступным в то время, желание пользоваться настоящей минутой. Богачи соперничали друг с другом в роскоши. Это было время красивых дворцов, роскошной домашней обстановки, дорогих и изысканных костюмов. Народ эксплуатировали, презирали и старались держать в узде, но в то же время его боялись, стремились отвлечь от борьбы за свои права, устраивая пышные празднества.
Роскошь городских богачей, тиранов, пап предъявляла все растущий спрос на архитекторов, художников, скульпторов, ювелиров, музыкантов, певцов и поэтов, которые своими произведениями должны были услаждать жизнь «избранных». В то же время правители итальянских государств нуждались в секретарях, искусных дипломатах для ведения сложных политических дел как в пределах Италии, так и вне ее, в юристах, публицистах и писателях, которые защищали бы их интересы, оправдывали захваты, прославляли их правление, чернили врагов. Нарождающаяся буржуазия нуждалась в деловых людях, которые могли бы вести ее торговые и кредитные дела за границей, в искусных счетоводах, которые могли бы учитывать огромные и разнообразные доходы, в большом штате служащих торговых, промышленных и банковских предприятий. Городам требовались врачи, нотариусы, учителя. Так вместе с буржуазией зарождается многочисленная обслуживающая ее интеллигенция, принимавшая самое активное участие в создании новой культуры Возрождения. В основе своей эта культура была культурой зарождавшейся буржуазии, эксплуатировавшей и презиравшей народные массы. Однако одним из глубинных ее источников были традиции народной культуры, отражавшие влияние разных, в том числе трудящихся, слоев населения (городских ремесленников и крестьянства).
Великие географические открытия и возникновение колониальной системы.
Великие географические открытия середины XV — середины XVII в. были связаны с процессом первоначального накопления капитала в Европе. Освоение новых торговых путей и стран, ограбление вновь открытых земель способствовали развитию этого процесса, положили начало созданию колониальной системы капитализма, складыванию мирового рынка.
Пионерами Великих географических открытий стали в XV в. страны Пиренейского полуострова — Испания и Португалия. Отвоевав в XIII в. свою территорию у арабов, португальцы в XIV—XV вв. продолжали войны с арабами в Северной Африке, в ходе которых был создан значительный флот.
Первый этап португальских географических открытий (1418— 1460) связан с деятельностью принца Энрике Мореплавателя, талантливого организатора морских экспедиций, в которых участвовали не только дворяне, но и купечество. Еще в 20—30-е годы XV в. португальцы открыли остров Мадейру, Канарские и Азорские острова, продвинулись далеко на юг вдоль западного побережья Африки. Обогнув мыс Бохадор, они достигли побережья Гвинеи (1434) и островов Зеленого мыса, а в 1462 г. — Сьерра-Леоне. В 1471 г. они обследовали побережье Ганы, где нашли богатые золотые россыпи. Открытие в 1486 г. Бартоломео Диашем мыса Доброй Надежды на южной оконечности Африки создало реальную возможность для подготовки экспедиции в Индию.
Далекие морские путешествия стали возможными во второй половине XV в. в результате значительных успехов в науке и технике. До конца XVI в. португальцы шли впереди других стран не только по количеству открытий. Полученные ими во время путешествий знания дали мореплавателям многих стран новую ценную информацию о морских течениях, приливах и отливах, направлении ветров. Нанесение на карту новых земель подтолкнуло развитие картографии. Португальские карты отличались большой точностью и содержали данные о неизвестных ранее европейцам районах мира. Во многих странах издавались и переиздавались отчеты о португальских морских экспедициях, португальские руководства по навигации. Португальские картографы работали во многих странах с Европы. В начале XVI в. появились первые карты, на которых были нанесены линии тропиков и экватора и шкала широт.
Исходя из учения о шарообразности Земли, итальянский ученый, астроном и космограф Паоло Тосканелли составил карту мира, на которой берега Азии были обозначены на западном побережье Атлантического океана: он считал, что можно достичь Индии, опыта на запад от берегов Европы. Итальянский ученый неправильно представлял себе протяженность Земли по экватору, делая ошибку на 12 тыс. км. Впоследствии говорили, что это были великая ошибка, которая привела к великому открытию.
К концу XV в. были значительно усовершенствованы навигационные приборы (компас и астролябия), позволявшие более точно, чем раньше, определять положение корабля в открытом море. Появился новый тип судна — каравелла, которая благодаря системе парусов могла идти и по ветру, и против ветра, достигая скорости 22 км в час. Корабль имел небольшой экипаж (1/10 экипажа гребной галеры) и мог взять на борт достаточно продовольствия и пресной воды для дальнего плавания.
Гуманизм в Германии и его специфические черты.
Гуманисты единодушно утверждали, что в античной культуре под покровом поэтического вымысла, «мифов и басен», содержатся непреходящие истины. Это позволяло ощущать античность живым культурным наследием, актуализировать его смысл, находя в нем импульс для собственного творчества и решения насущных проблем политической, церковно-религиозной, культурной жизни. «Подражание древним» становилось опорой для соревнования с ними, сочетаясь со специфически «северной» задачей, соревнованием также и с итальянцами как современным эталоном освоения античности. Синтезируя многосторонний опыт Италии в «согласовании» христианской и языческой культуры, благочестия и светской образованности, немецкие гуманисты широко применяли освоенные ими идеи и методы к новому материалу, в том числе к изучению отечественной истории. Италия выработала основы гуманистических канонов, Германия дала их вариации, новаторские для национальной культуры. Особое внимание немецкие гуманисты уделяли нераздельности, на античный лад, красноречия и мудрости. Опираясь на наследие развитого итальянского гуманизма, уже вторгшегося и в область естествознания, и в проблемы онтологии, и в теологические вопросы, в Германии рано стали провозглашать широту задач гуманизма. Речь шла не только об охвате новой этической оценкой многообразных проявлений жизни индивида и общества, но и об изучении всего природного «видимого мира». Это усиливало роль мировоззренческих проблем религиозно-философского характера и одновременно открывало путь развитию конкретных дисциплин естествоведения. В университетском преподавании основополагающим для гуманизма остался преимущественно комплекс гуманитарных наук (studia humanitatis), включавший грамматику, риторику, поэтику, историю, моральную философию, но в индивидуальном творчестве, как и в деятельности сообществ гуманистов, он дополнялся интересом к географии, медицине, астрономии, математике. В структуре немецкой гуманистической культуры роль естествоведения оказалась большей, чем в аналогичной по времени французской или английской ренессансной культуре. Нарастание реформационных стремлений в Германии и исключительная острота этой проблематики в стране обусловили и другие специфические черты гуманизма. Удельный вес этико-религиозных и церковно-политических вопросов, мимо которых не прошел ни один из немецких гуманистов, в целом был здесь более значителен, чем в Италии той же поры. Характерной чертой являлся и пронизывающий всю деятельность гуманистов общенемецкий патриотизм, постоянная тяга к воспитанию национальных гражданских чувств и интересов. Гуманисты болезненно ощущали контраст между «былой славой» империи и политической слабостью раздробленного отечества. Патриотические идеи в результате нередко приобретали гипертрофированный характер, вырождаясь в национализм, а «отечество» смешивалось с «империей». Пробуждение самосознания личности, гуманистическое антисословное понимание достоинства, благородства человека, высокая оценка роли разума и земной славы — все это были общие приметы европейского гуманизма, свойственные и его северной ветви. Но утвердившийся в Италии идеал разностороннего творчества, «универсального человека», как и французский аристократически окрашенный образец гармонично развитого придворного, в Германии практически не получили распространения. Главный акцент здесь обычно ставился на сочетании этических добродетелей с многознанием, эрудицией. Утвердился (как господствующий) идеал человека ученой и литературной профессии, обусловленный главенствующей бюргерской ориентацией гуманизма в Германии. Будучи представителями культуры просветительского типа, гуманисты в своей педагогике неразрывно связывали задачи образования с задачами воспитания в духе гуманистической этики, личной и гражданской, а также с эстетическими целями — совершенствованием вкуса, языка и стиля по образцам классической латыни. В отношении к языку ясно раскрылось своеобразие эстетических представлений немецких гуманистов: неотделимость эстетики от этики, доминирующее значение последней, иные, чем в Италии, оттенки эстетики — предпочтение не гармонических, а экспрессивных форм, наследие многовековых исторически сложившихся народных тяготений. В немецком гуманизме получили широкое распространение различные виды сатиры, авторы охотно пользовались приемами гиперболы и гротеска. Главным завоеванием гуманистов в немецких университетах XV—начала XVI в. стала подготовка на основе этих местных высших школ, притом за сравнительно короткие сроки, достаточно широкого круга образованных людей, осведомленных в нормах новой, светски ориентированной культуры, а в какой-то своей части и руководствующихся ими. Правда, немалую их долю составили те, кто усваивал гуманизм чисто формально, поверхностно, для кого он оказался лишь модой. Другую большую группу составили многочисленные рядовые участники гуманистического движения, носители и выразители его «общих мест». Их совокупную роль нельзя недооценивать: они придавали устойчивость среднему уровню достижений новой культуры, содействовали ее развитию вширь. Сравнительно невелик в Германии круг выдающихся гуманистов, которые смогли возвыситься в своей деятельности до творчества общенационального, а в ряде случаев — и европейского культурного значения.
Реформация в Швейцарии.
Швейцария была самой свободной страной в Европе во время Реформации, хотя номинально она была частью Священной Римской империи. В 1291 году три лесных кантона Швиц, Ури и Унтревальден вошли в союз, который оставил каждому кантону право развиваться как самоуправляющаяся республика. Ко времени Швейцарской Реформации в конфедерацию входило более 13 кантонов. Демократичные и сильные швейцарцы требовались всей Европе как наемные солдаты. Они обеспечивали армию, которую составлял папа для защиты своих интересов.Правление каждого кантона занималось местными обязанностями, и по этой причине каждый кантон был свободен принимать ту форму религии, которую хотел. Следовательно, Реформация в Швейцарии произошла путем законных действий демократичным образом избираемого местного правительства.Швейцарские города были также центрами культуры, и гуманизм вполне мог обосноваться в городских кантонах. В Базеле располагался известный университет. Именно здесь Эразм Роттердамский напечатал Новый завет на греческом языке. Благодаря такому положению дел одним из основных источников швейцарской Реформации был гуманизм.На швейцарский землях развивались три типа реформаторского богословия. Кантоны, говорящие на немецком языке, в северной части страны, главным городом которой был Цюрих, следовали Реформации Цвингли. В кантонах на юге, где люди говорили на французском языке и главным городом была Женева, следовали взглядам Кальвина. Кроме того, радикальные ответвления Реформации, известные как анабаптисты, выделились в крайнее крыло среди тех, кто сотрудничал с Цвингли. Из Цюриха анабаптистское движение распространилось по Швейцарии, Германии и Голландии. При Менно Симонсе оно утвердилось в Голландии и Северной Германии.1. Реформация Цвингли в немецких кантонах Северной ШвейцарииУльрих Цвингли (1484–1531) также принадлежал к первому поколению реформаторов. В нем сильное недовольство Римом выкристаллизовалось в реформатскую Церковь. Его отец был фермером и главным магистром Вильдхауза. Семья имела неплохой доход, который позволил Цвингли получить хорошее образование и стать священником. Он занимался в Венском университете, а в 1502 году перешел в университет в Базеле, где в 1504 году получил степень бакалавра искусств и степень магистра искусств в 1506 году. На нем сильно сказались гуманистические устремления его учителей. Его «идолом» стал Эразм Роттердамский. Гуманитарные науки стали его главной страстью, а к богословию он не испытывал интереса.Между окончанием университета в 1506 году и 1516 годом Цвингли добросовестно служил папе римскому в качестве приходского священника, капеллана и верного патриота Швейцарии. Его первый приход находился в Гларусе. Из-за своих гуманистических симпатий он толковал послания Павла в духе платонизма и Нагорной проповеди Христа, то есть делал упор на этические аспекты христианства. Изучение теории Эразма Роттердамского увело его от схоластического богословия к изучению Библии. Патриотический дух привел его к осуждению любой наемной службы швейцарских юношей, за исключением службы папе римскому. Чтобы дать сыну средства на существование, отец назначил ему щедрое годовое жалованье. В 1513– 1515 годах он ушел из Гларуса в наемные войска, где служил капелланом.С 1516 по 1518 год он служил пастором в Айнсидельне, в центре паломников. Там он начал осуждать некоторые из злоупотреблений индульгенциями и образом девы Марии, высмеивая их, подобно Эразму Роттердамскому, Когда вышел в свет Новый завет Эразма Роттердамского в 1516 году, Цвингли переписал послания Павла из взятой на время книги, чтобы иметь их собственную копию. Покидая Айинсидельн, он был библейским гуманистом. Призванный стать пастором в Цюрихе, он начал там свое служение в начале 1519 года. Именно в это время он занял четкую позицию против призыва швейцарцев в качестве наемников в иностранные армии, поскольку служба в этих заграничных войсках, как он убедился, разлагает людей, и Цюрих прекратил эту практику в 1521 году.Эпидемия чумы в 1519 году и влияние лютеранских взглядов привели его к преобразованиям. В первый раз Цвингли поднял знамя Реформации, когда объявил, что десятина, которую платят верующие, не подкрепляется Божественным авторитетом и что этот налог является добровольным делом. Это нанесло удар по финансам римской системы. Кажется странным, что Цвингли вступил в тайный брак с вдовой Анной Райнхард в 1522 году, а публично объявил о своем союзе и узаконил его только в 1524 году.Когда горожане отказались соблюдать Великий пост и в течение Великого поста 1522 года ели колбасу, а также когда они широко цитировали утверждения Цвингли о том, что Библия является единственным авторитетом для их оправдания, и когда были проведены изменения в римской системе поклонения, тогда власти решили провести публичное обсуждение, в котором Цвингли встретился бы со всеми желающими. Избранные судьи должны были затем решить, какую веру следует принять городу и кантону. Таким образом, Реформация в кантонах северной Швейцарии была осуществлена правительственными решениями после дебатов. До дебатов против Иоаганна Фабера в 1523 году Цвингли подготовил «Шестьдесят семь статей», в которых говорилось о спасении по вере, об авторитете Библии, о главенстве Христа в Церкви и о праве духовенства вступать в брак. Там осуждались действия Римской Церкви, не соответствовавшие Писанию. Городской совет решил, что победил Цвингли, и его идеи быстро получили законный статус. Были устранены платы за крещение и похороны. Монахам и монахиням позволили жениться. Были запрещены иконы и мощи, и в 1525 году Реформация в Цюрихе была завершена упразднением мессы. Убеждение Цвингли, что конечным, главным авторитетом обладает христианское сообщество, которое исполняет свою власть через избираемое гражданское правление, действующее в соответствии с авторитетом Библии, принесло плоды в Цюрихской Реформации, в которой Церковь и государство слились по образцу теократии.Берн перешел на сторону Реформации после дебатов, сходных с дебатами в Цюрихе. Цвингли принял участие в дебатах, опираясь на свои «Десять тезисов», и в результате в 1528 году городской совет признал принципы Реформации. В 1529 году месса была упразднена и в Базеле под влиянием хорошего друга Цвингли – Иколампадия.После 1522 года последователи Цвингли выразили несогласие с ним и начали называться анабаптистами, поскольку они настаивали на перекрещении христиан. В 1525 году городской совет запретил их собрания и выслал их из города. Феликс Манц (1498–1527) в 1527 году был казнен утоплением.
Международные отношения в XVI в.-І половине XVIІ в. Тридцатилетняя война.
Определившиеся уже в XVI в. противоречия противоречит в Европе м—ДУ складывавшимися в Европе национальв начале XVII в. ными государствами и противостоявшими им универсалистскими монархиями в начале AVII в. проявились весьма резко. Как турецкая империя, так и в еще большей степени австрийские и испанскиеГабсб. ур1х оставались в первые десятилетия XVII в. грозно и силой, враждебной консолидировавшимся в Европе национальным государствам.
Несмотря на соперничество между австрийскими и испанскими Габсбургами в Италии и в Южной Германии, угроза их совместных действий представлялась реальной уже в начале XVII в. Габсбурги
рассчитывали при этом на поддержку со стороны реакционных сил ряда европейских стран. Для укрепления своих позиций они стремились использовать наступившую в Германии после поражения Великой Крестьянской войны политическую реакцию, контрреформацию и влияние проникавшего всюду Ордена иезуитов. Разрабатывались различные династические комбинации для полного слияния обеих ветвей Габсбургского дома. Испанское правительство надеялось, что благодаря победе католической реакции в Германии будут созданы благоприятные условия для возвращения под власть Испании буржуазной республики Соединенных провинций.
Возникшая угроза совместных испано-австрийских действий на Рейне вызвала большое беспокойство Франции. Католические правители Франции, поддерживая немецких протестантских князей, стремились к тому, чтобы в Германии не прекращалась внутренняя борьба между протестантскими и католическими князьями. Усиление испанских и австрийских Габсбургов и победа католической реакции в Германии были не . в интересах католической Франции; Франция не могла примириться с утвердившимся с середины XVI в. господством Испании в Северной Италии, являвшейся связующим звеном между владениями австрийских и испанских Габсбургов. Она поддерживала княжеский партикуляризм в Германской империи и шла на сближение с Оттоманской империей не только с целью предотвратить свою изоляцию намечавшейся коалицией испанских и австрийских Габсбургов, но и для достижения определенных корыстных целей. Заключенный еще в XVI в. договор с Оттоманской империей, предоставлявший Франции ряд торговых привилегий и носивший также характер военного соглашения, был подтвержден в начале XVII в. и оставался орудием французской политики.
Агрессивные планы испанских Габсбургов в Нидерландах, их попытки подчинить своему контролю земли по Нижнему Рейну вызывали тревогу и в Англии, правительство которой стремилось к сохранению и упрочению своего положения на северных морских торговых путях. Англия не желала также усиления других стран Северной Европы, боровшихся за расширение своего влияния на северных морских путях. Но английское правительство стремилось не допустить и полной победы противников Габсбургов на континенте. Англия соперничала с Францией на средиземноморских путях, ведущих на Восток. Вслед за Францией Англия вступила в переговоры с Турцией и добилась для своих судов права входа в турецкие порты под собственным флагом. Кроме того, правящие круги Англии опасались возможности победы католической реакции и в то же время не могли допустить торжества протестантизма, так как революционная оппозиция в Англии выступала под знаменем кальвинизма.
Решительными противниками Габсбургов па севере Европы выступали Далия———Швев—ия— Дания стремилась занять место Ганзы в посреднической торговле между странами Северного и Балтийского морей и помешать Габсбургам выйти на побережье Северного моря. Датский король, бывший одновременно герцогом Гольштинским (т. е. одним из немецких князей), выступал против утверждения господ-
ства Габсбургов в Северной Германии. Не желала этого и Швеция, соперничавшая с Данией на северных морских путях и проводившая захватническую политику в бассейне Балтики. Итак, все государства в той или иной степени втягивались в нарождавшийся конфликт, ко—брый должен был принять общеевропейский характер.
Политические течения, их роль в развитии английской революции XVII в. Анализ политических взглядов пресвитериан и индепендентов.
В революционной обстановке, создавшейся в Англии к осени 1540 г., выборы и открытие нового парламента имели громадное значение. Парламент, в котором и прежде имелась буржуазная оппозиция абсолютизму, тедерь, в условиях крайне обострившегося кризиса абсолютизма, в момент революционных выступлений широких народных масс, стал естественным организационным центром борьбы с феодально-абсолютистским режимом. Одной из своеобразных черт Английской буржуазной революции XVII в. было то, что органом революции здесь на первом этапе стал парламент, в котором подавляющее большинство представляло интересы буржуазии и нового дворянства. Этот парламент, оказавшийся на некоторое время во главе общенародного антифеодального движения, известен под названием Долгого парламента. Он собрался в Вестминстере 3 ноября 1640 г. и не расходился в течение 13 лет, до весны 1653 г.
Первый период деятельности Долгого парламента
В Долгом парламенте подавляющее большинство депутатов составляли дворяне. Из 511 членов палаты общин 91 депутат был послан графствами, 4 — университетами, остальные депутаты представляли города. Но в своем преобладающем большинстве и депутатами от городов были сельские джентльмены а сквайры, тесно связанные с буржуазией всей своей повседневной деятельностью в графствах то в качестве мировых судей, то в качестве королевских комиссаров, выступавших как своего рода доверенные лица буржуазии. Это новое дворянство, представлявшее интересы капиталистического развития Англии, было вполне подготовлено к тому, чтобы возглавить парламентскую борьбу против абсолютизма и захватить в свои руки бразды правления в интересах новых имущих классов.
Три первоочередные задачи стояли перед парламентом в момент его открытия: 1) наказать главных советников короля — вдохновителей политики произвола и насилия; 2) сделать невозможным повторение подобной политики в будущем; 3) довести до конца реформацию соответственно требованиям пуритан. Пока речь шла о достижении первых двух целей, в парламенте царило полное единодушие, и ликвидация ряда учреждений феодально-абсолютистского режима была проведена с поразительной быстротой и решительностью.
На первых же заседаниях палата общин возбудила судебное преследование против лорда Страффорда, главного вдохновителя королевского деспотизма. Через месяц вслед за Страффордом в Тауэр был заключен и архиепископ Лод. Орудия королевского произвола — судебная Звездная палата и административные советы по делам Севера и Уэльса — были уничтожены. Вместе с ними перестала функционировать и церковная Высокая комиссия. Из тюрем вышли политические заключенные, в их числе Джон Лильберн. Палата отменила патенты на монополии, а их обладателей исключила из парламента, объявила противозаконным приговор по делу Гемпдена и впредь запретила взимание какого бы то ни было налога без разрешения парламента. Наконец, 10 мая 1641 г. король был вынужден подписать закон, согласно которому парламент не мог быть распущен иначе, как по своему собственному постановлению. Таким образом, основы абсолютизма были подорваны.
Всех этих завоеваний парламент добился только благодаря неуклонно возраставшей активности народа и прежде всего плебейских масс Лондона. Лондонские подмастерья и ученики, мелкие ремесленники, портовые рабочие и матросы своими решительными выступлениями на улицах столицы придавали смелость ораторам парламента. Не пуританское красноречие парламентских юристов, а восставший с оружием в руках народ каждый раз вынуждал короля идти на уступки парламенту. Так, в частности, случилось и с биллем об опале Страффорда, обвиненного в государственной измене и других преступлениях. Только угроза штурма королевского дворца народом вырвала у Карла согласие на этот билль. 12 мая 1641 г. при огромном стечении народа Страффорд был казнен. Этим событием завершился первый этап революции.
Казнь Страффорда положила конец единодушию в парламенте. Для всех его членов было очевидно, что этот успех достигнут в результате выступления народных масс. Часть членов парламента насторожилась, другие резко поправели, решительно сопротивляясь дальнейшим революционным преобразованиям: развязывание революционной инициативы народных низов отнюдь не входило в их расчеты. Это наглядно обнаружилось при обсуждении билля о епископате, составленного на основе петиции 15 тыс. лондонцев об уничтожении «древа прелатства с его корнями и ветвями». Билль этот был внесен в парламент в январе 1641 г. Одним из его авторов являлся член парламента от графства Кембридж сквайр Оливер Кромвель (1599— 1658), который, как и все владельцы бывших церковных земель, был непосредственно заинтересован в доведении реформации до конца.
О. Кромвель в революции: от республики к протекторату (анализ эволюции английской революции).
Созыву первого парламента протектората предшествовали два важных события: издание ордонанса о полном государственном слиянии Шотландии и Ирландии с Англией и заключение выгодного мира с Голландией. Собравшийся 3 сентября 1654 г. парламент включал немалое количество республиканцев (Бредшоу, Гезльриг, Скотт и др.), не желавших мириться с неограниченной по существу властью протектора. Под их влиянием парламент начал свою деятельность с того, что подверг сомнению конституционные полномочия протектора. Не сделали его более податливым ни повторные увещания Кромвеля, ни насильственное удаление из его состава более сотня депутатов, отказавшихся подписать заявление о признании существующего политического порядка. 22 января 1655 г. парламент был распущен. Но вслед за этим протектор оказался лицом к лицу с труднейшей задачей — изыскания средств для пополнения казны.
Несмотря на то что доходная часть бюджета достигла в 1654 г. огромной цифры в 1,5 млн. ф. ст., дефицит в казначействе составлял более 500 тыс. ф. ст. в год. Для стабилизации бюджета требовалось резко сократить расходы на содержание армии и флота, но Кромвель и его офицерское окружение полностью отдавали себе отчет в том, что армия является основной опорой протектората. Поэтому, несмотря на наступление долгожданного мира, в стране целиком сохранялось обременительное налоговое обложение военного времени — акцизы, так называемое помесячное обложение и т. п., — все это для того, чтобы сохранить постоянную армию, численность которой в 50-е годы дошла уже до 60 тыс. человек.
Внутриполитическое положение
Растущее недовольство в стране попытались использован в своих целях кавалеры. В марте 1655 г. в ряде городов были раскрыты роялистские заговоры, а в городе Солсбери вспыхнуло открытое восстание. С другой стороны, в стране активизировались демократические элементы, о чем свидетельствовало распространение новых религиозных сект. Наиболее популярными были квакеры (Т. е. «трясущиеся», как в насмешку называли их враги, имея в виду экстаз, овладевавший ими во время молитвы.), или, как они сами себя называли, «Общество друзей внутреннего света».
Разочарование и усталость в низах привели к распространению религиозной доктрины, видевшей средство общественного переустройства не в активной общественной борьбе, а во «внутреннем просветлении» отдельного человека. Однако квакеров тех лет нельзя еще считать аполитичными. Своими проповедями, обличениями, всем своим поведением и бытом они бросали вызов жестокому и своекорыстному режиму «грандов». Не прекратили полностью своей деятельности левеллеры и некоторые радикальные секты. Их памфлеты и выступления участились в середине 50-х годов. Однако, оторванные от масс, отчаявшиеся в успешности восстания против протектора, левеллеры 50-х годов переродились в беспринципных заговорщиков-террористов, готовых ради свержения Кромвеля идти на все, вплоть до соглашения с роялистами и агентами испанского короля. Только широко разветвленная шпионская сеть, возглавлявшаяся другом Кромвеля и начальником его разведки Джоном Терло, спасала протектора от террористов-левеллеров. Наиболее известным из террористов был Эдуард Сексби (умер в 1658 г.), издавший памфлет против Кромвеля с характерным заглавием «Умерщвление (тирана.— Ред.) не есть убийство».Лорд-протектор Оливер Кромвель ввел неприкрытую военную диктатуру, Летом 1655 г. вся страна была разделена на 11 военно-административных округов, во главе которых были поставлены генерал-майоры. Каждый из них был как бы протектором в миниатюре. В их ведение передавалось абсолютно все, начиная от командования милицией графства и сбора налогов и кончая надзором за нравственностью населения. Без разрешения генерал-майоров нельзя было ни открыть таверну, ни произнести проповедь. Всякие сборища народа разгонялись, даже безобидные традиционные массовые увеселения (петушиные бои, показ прирученных медведей, выступления жонглеров, канатных плясунов и т. п.) строго запрещались.
Англия становилась второй Женевой времен Кальвина — угрюмой, молчаливой, подозрительной. В стране воцарился военно-полицейский порядок. Недаром протектор в одной из своих парламентских речей сравнил самого себя с «хорошим констэблем (полицейским), который призван охранять порядок в приходе».
Французское Просвещение. Анализ произведений Ш. Монтескье, Вольтера, Д. Дидро, Ж. Руссо
Во Франции философия выступала в XVIII в. как сердцевина, ядро Просвещения, сама в свою очередь получая от Просвещения  — а оно являлось мощным общественно-культурным движением – конкретные импульсы к развитию. Философы-просветители считали философский разум базисной инстанцией при разрешении самых сложных вопросов. Это строго соответствовало центральному положению в философии принципа разумеющего субъекта. Все ставилось под критический свет разума при готовности принять любую альтернативу (если она только может быть разумно обоснована) существующему положению дел.
Францию XVIII в. характеризуют огромное количество идейных исканий, научных творческих подвигов и сотрясающих общество политических событий. Страна начала выходить из трясины феодального строя, экономической и политической раздробленности и отсталости, она вступила в период первоначального капиталистического накопления. Просветители, как следует из самого слова, заботились о распространении просвещения среди народных масс. Они боролись за то, чтобы в обществе не было пропасти между бедными- и людьми, утопающими в роскоши. В качестве идеала они выдвигали принцип равенства как требование здравого смысла. Выдающимися философами эпохи Просвещения во Франции являются Вольтер, Ж.Ж. Руссо, Д. Дидро, П. Гольбах.
ВОЛЬТЕР (1694-1778), французский писатель и философ-просветитель, деист. Деятельность Вольтера связана с борьбой против религиозной нетерпимости и мракобесия, критикой феодально-абсолютистской системы: «Философские письма» (1733), «Философский словарь» (1764-69). Сыграл значительную роль в развитии мировой, в т. ч. русской, философской мысли, в идейной подготовке Французской революции кон. 18 в. С именем Вольтера связано распространение в России т. н. вольтерьянства (дух свободомыслия, пафос ниспровержения авторитетов, ирония).
«Если бы бога не было, его следовало бы выдумать»
«Я умру за то, чтобы выслушать человека, даже если он мне не нравится».
Вольтер без устали атакует религиозный фанатизм, различного рода суеверия и заблуждения, феодальный абсолютизм, произвол властей, в том числе и правовой. Выступления Вольтера способствовали не только Великой Французской Революции, но и реформам в Англии, Германии, России, где он провел часть своей жизни.
Основной предмет атак Вольтера – различные предрассудки, клерикализм, который он мечтал раздавить усилиями философов. Вольтер – не атеист, он деист, а это означает, что Бог признается творцом мира, но отвергается его участие в жизни общества. Вольтер выступает сторонником «естественной религии». Под естественной религией он понимает принципы морали, общие для всего человечества. Содержание морали Вольтер интерпретирует рационалистически. Главнй принцип морали, считает Вольтер, сформулирован уже муцдрецами древности: «Поступай с другими так, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой».
Философская деятельность Вольтера, не достигающая особых высот в формулировке новых принципов, вместе с тем свидетельствует, что было бы неверно считать философию только умозрением, только утехой кабинетских ученых. Творчество Вольтера показывает, что философия не менее других наук можут иметь прикладной характер, добиваясь на этом поприще заслуженных успехов.
Жан Жак РУССО (1712 —  1778), французский писатель и философ. С позиций деизма осуждал официальную церковь и религиозную нетерпимость. В сочинениях «Рассуждение о начале и основаниях неравенства…» (1755), «Об общественном договоре» (1762) Руссо выступал против социального неравенства, деспотизма королевской власти. Руссо идеализировал естественное состояние всеобщего равенства и свободы людей, разрушенное введением частной собственности. Государство, по Руссо, может возникнуть только в результате договора свободных людей. Эстетические и педагогические взгляды Руссо выражены в романе-трактате «Эмиль, или О воспитании» (1762). Идеи Руссо (культ природы и естественности, критика городской культуры и цивилизации, искажающих изначально непорочного человека, предпочтение сердца разуму) оказали влияние на общественную мысль и литературу многих стран.
«Науки способствуют порче общественных нравов». Науки развивают цивилизацию, которой нет без государства, а государство–это частная собственность, основная причина безнравственности. Руссо–автор теории общественного договора (часть людей следит за соблюдением порядка (государство), за это все остальные их содержат). Источник неравенства – частная собственность. Неравенство усугубляется государством (одни властвуют, другие подчиняются). Тирания – высшая степень неравенства (диктатор обманывает и народ, и государство).
Руссо так же, как и Вольтер, является представителем первой волны французских философов-просветителей. Он существенно развил гоббсовскую концепцию «общественного договора». Руссо не хотел допустить порабощения свободного по природе своей человека. А это, считает он, произошло и происходит по причине невежества части населения, вследствие его обмана и насилия над ним. Молодой Руссо видел истоки неравенства в частной собственности и государственном устройстве, он советовал людям вернуться к природе, деревенскому уединению в том числе. Позднее философ встает на несколько иную точку зрения: общественный договор позволит преодолеть неравенство. При этом Руссо сохраняет свою заинтересованность в счастливом будущем всех людей. Руссо провозглашает суверенным народ, суверенитет народа неотчуждаем и неделим, законодательная власть должна принадлежать народу. Исполнительная власть лишь представляет народ. Провозглашенные Руссо политические требования в наши дни кажутся вполне очевидными и весьма привычными. В свое же время они были далеко не очевидными социально-философскими новациями, которые весьма ограниченно гармонировали с концепцией человека разумного. Руссо, подобно Вольтеру, проявил себя как мастер прикладного использования философии.
Дени ДИДРО  (1713-84), французский философ-просветитель, писатель.. В философских произведениях —«Письмо о слепых в назидание зрячим» (1749), «Мысли об объяснении природы» (1754), «Сон Д’Аламбера» (1769, издание 1830), «Философские принципы материи и движения» (1770), будучи сторонником просвещенной монархии, выступал с непримиримой критикой абсолютизма, христианской религии и церкви, отстаивал (опираясь на сенсуализм) материалистические идеи. Под руководством Дидро издавалась знаменитая «Энциклопедии, или Толкового словаря наук, искусств и ремесел», в которой на суд человеческого разума ставились достижения «во всех областях знания и во все времена».
Поль Анри ГОЛЬБАХ (1723-89), французский философ. Активно сотрудничал в «Энциклопедии» Д. Дидро и Ж. Д’Аламбера. Крупнейший систематизатор взглядов французских материалистов 18 в. В объяснении общественных явлений отстаивал материалистическое положение о формирующей роли среды по отношению к личности. Опираясь на метафизическое представление о природе человека, сводил социальное к индивидуальному, придерживался теории общественного договора. Идеи Гольбаха повлияли на утопический социализм 19 в. Главное сочинение: «Система природы» (1770). Автор остроумных атеистических произведений.
Гольбах, как и Дидро, был одним из философских лидеров энциклопедистов. Его салон в Париже был фактически их штабом. Глубокий знаток философских, социально-политических, естественно-научных воззрений, Гольбах склонен к последовательному систематическому мышлению. Его главное произведение «Система природы» (1770) стало своеобразным итогом усилий энциклопедистов по развитию философских идей. Не случайно «Система природы» была воспринята как «библия материализма».
Как всякий последовательный материалист, Гольбах начинает анализ с материи, с того, что существует изначально, независимо от духовной жизни человека. Далее делается попытка дать объяснения самым сложным феноменам вплоть до сознания человека. По Гольбаху, «природа есть причина всего», она всецело материальна. Саама же природа есть не что иное, как модифицируемая движением материя. Материя есть причина самой себя, она состоит из частиц. Способом существования материи является движение, которое может быть механическим, химическим, биологическим. Природа есть целое, и в этом качестве она выступает как цепь причин и следствий, религиозному чувству здесь нет места (Гольбах – атеист). Все явления необходимы, это – следствие объективности законов. Случайность в природе отсутствует. Согласно необходимому порядку вещей, в природе самопроизвольно зарождается жизнь, вершиной которой является человеческая жизнь.
Что касается идей, то они возникают из опыта человека, в результате воздействия внешнего мира на его органы. Опыт и размышления всегда наставят в конечном итоге человека на истинный путь. Люди способны разобраться во всех хитросплетениях существующих явлений, сознательно противиться страданиям, выпадающим на их долю. В этой связи Гольбах уделяет большое внимание этике и концепции общественного договора. Как и другие французские материалисты XVIII  в., Гольбах доказывает необходимость коренных социальных преобразований, без которых невозможно утвердить гуманистические отношения между людьми. Философия Гольбаха, подобно идеям Вольтера и Руссо, подготовила Великую Французскую Революцию.
Английское Просвещение. Анализ общественно-политических взглядов Дж. Локка.
Подобно Гоббсу, Локк развивал в основном индивидуалистическое понимание общественно-государственной жизни, широко используя при этом понятия естественного и гражданского состояний.
Локк занял позицию тех общественных групп, которые добились, наконец гарантированного участия в руководстве обществом, что побудило его отмежеваться, прежде всего, от радикальных воззрений эпохи революции. Он раскритиковал махрово-реакционный опус Р. Филмера «Патриарх, или Естественная власть королей», направленной против теории общественного договора Гоббса и трактовавшее его понимание верховной власти никем не ограниченного монарха. Именно против этого произведения Филмера непосредственно были направленны «Два трактата о государственном правлении», где Локк сформулировал и свое понимание естественного и гражданского состояний.
Локк, однако, полностью разделял идеи естественного права, общественного договора, народного суверенитета, неотчуждаемых свобод личности, сбалансированности властей, законности восстания против тирана и т. д. Но он, разумеется, не просто воспроизводил подобного рода идеи, высказанные до него другими. Локк развил их, видоизменил, дополнил новыми и интегрировал в целостное политико-правовое учение - доктрину раннебуржуазного либерализма.
По принятому обыкновению доктрина началась с вопроса о возникновении государства. В отличие от Гоббса с его тезисом о «войне всех против всех», Локк считает первоначальной абсолютной свободе людей не источник борьбы, а выражение естественного их равенства и готовности следовать разумным естественным, природным законам. Эта естественная готовность людей приводит их к осознанию того, что в интересах общего блага необходимо, сохранив свободу, часть функции отдать правительству, которое призвано обеспечить дальнейшее развитие общества. Так достигается общественный договор между людьми, так возникает государство. Государство представляет собой, по Локку, совокупность людей, соединившихся в одно целое под эгидой ими же установленного общего закона и создавших судебную инстанцию, правомочную улаживать конфликты между ними и наказывать преступников.
Основная цель государства - защита естественных прав людей, прав на жизнь, свободу и собственность. Люди отдают государству лишь часть своей естественной свободы. Государство обязано защищать их естественные права на собственность, жизнь, свободу. Государство при этом не обладает абсолютной произвольной властью. Общественный договор предполагает, по мнению Локка, и ответственность государства перед гражданами. Если государство не выполняет своего долга перед людьми, если оно нарушает естественные свободы - люди вправе бороться против такого государства.
От других форм коллективности государство отличается тем, что лишь оно воплощает политическую власть, т.е. право во имя общественного блага создавать законы для регулирования и сохранения собственности, а также право применять силу общества для исполнения этих законов и защиты государства от нападения извне.
Локк в отличие от Гоббса энергично развивает тему собственности и труда как неотъемлемых атрибутов естественного человека, вынужденного удовлетворять, прежде всего, свои главные потребности, без которых была бы невозможна сама его жизнь. Локк глубоко убежден, что собственность всегда свойственна естественному человеку, так сказать, неотделима от человеческого эгоизма.
Выражая потребности более зрелого буржуазного общества по сравнению с Гоббсом, Локк настойчиво подчеркивает значение частной собственности уже в естественном состоянии. Собственность же неотделима от труда, благодаря которому частное отличается от общего. Локк, можно сказать, поет гимн труду и частной собственности, которые он практически отождествляет, видя в них основу основ человеческой культуры.
Вопрос о государственной форме тоже интересовал Локка. Правда, он не отдавал какого-то особого предпочтения ни одной из уже известных или могущих возникнуть форм правления; им лишь категорически отвергалось абсолютистски-монархическое устройство власти. Личные его симпатии склонялись скорее к той ограниченной, конституционной монархии, реальным прообразом которой являлась английская государственность, какой она стала после 1688г. Для Локка важнее всего было, чтобы любая форма государства вырастала из общественного договора и добровольного согласия людей.
Впервые в истории политической мысли Локк выдвинул идею разделения правительственной власти, ибо только в этих условиях можно соблюсти неотъемлемость прав личности. Верховная власть должна состоять как бы из трех независимых, но взаимосвязанных институтов. Законодательная власть предназначена парламента, исполнительная - в основном суду и армии, а федеративная (ведающая отношениями с другими государствами) - королю и его министрам. Эта концепция конституционной монархии представляла собой теоретическое осмысление того компромисса между буржуазией и дворянством, который был окончательно закреплен английской революцией 1688г. Идеолог классового компромисса, характерно для этой революции, установившей одну из самых устойчивых конституционных монархий, Локк стал одним из главных основоположников либерализма в Англии.
Учение Джона Локка о государстве и праве явилось классическим выражением идеологии раннебуржуазных революций со всеми ее сильными и слабыми сторонами. Оно вобрало в себя многие достижения политико-юридического знания и передовой научной мысли XVII в. В нем эти достижения были не просто собраны, но углублены и переработаны с учетом исторического опыта, который дала революция в Англии. Таким образом, они стали пригодными для того, чтобы ответить на высокие практические и теоретические запросы политико-правовой жизни следующего, XVIII столетия - столетия Просвещения и двух крупнейших буржуазных революций нового времени на Западе: французской и американской.
Французская абсолютистская монархия в XVIII в.: анализ внутренней и внешней политики.
Абсолютизм (от лат. absolutus - неограниченный, безусловный), или абсолютная монархия, как тип государства, в котором власть безраздельно принадлежит государю. Периоды абсолютизма пережили многие европейские страны в XVI-XVII вв., переходя в своем развитии от средневекового государства, в котором верховная власть принадлежит монарху, а всякое сословие имело закрепленное законом особые привилегии и обязанности, к буржуазному обществу, где права и обязанности всех граждан равны перед лицом закона. В Западной Европе XVII в. государство в лице монарха уже перестало быть только отправителем правосудия, пассивным инструментом охраны и защиты общества.
Важную роль в западноевропейском абсолютизме играла Франция. Французский абсолютизм считается образцовым потому, что он ярко воплотил общие черты этой формы правления и тенденции ее развития. Возникновение абсолютизма во Франции было неизбежным результатом формирования капиталистического уклада и начавшегося разложения феодализма было становление абсолютизма. В переходе к абсолютизму, хотя он сопровождался дальнейшим усилением самовластия короля, были заинтересованы самые широкие слои французского общества XVI-XVII вв. Абсолютизм был необходим дворянству и духовенству, поскольку для них в связи с ростом экономических трудностей и политического давления со стороны третьего сословия укрепление и централизация государственной власти стали единственной возможностью сохранить на какое-то время свои обширные сословные привилегии.В абсолютизме была заинтересована и крепнущая буржуазия, которая не могла еще претендовать на политическую власть, но нуждалась в королевской защите от феодальной вольницы, вновь всколыхнувшейся в XVI веке в связи с Реформацией и религиозными войнами. Установление мира, справедливости и общественного порядка было заветной мечтой основной массы французского крестьянства, связывающего свои надежды на лучшее будущее с сильной и милосердной королевской властью.
Цель нашего исследования: анализ абсолютной монархии во Франции.
Проблема нашего исследования заключается в поиске наиболее важных характеристик абсолютной монархии во Франции.
Для достижения намеченной цели необходимо решить следующие задачи:
1. Проанализировать «бюрократическую» монархию во Франции.
2. Охарактеризовать внутреннюю и внешнюю политику Людовика XIV.
1. «Бюрократическая» монархия во Франции
Абсолютизм во Франции сложился в процессе длительной борьбы королей за соединение разрозненных феодальных провинций в единое государство. Они видели свою задачу не только в том, чтобы присоединить ту или иную область к своему домену, но и в том, чтобы реально подчинить ее своей власти. На всей территории страны французским королям принадлежала верховная и неделимая власть. По своему усмотрению они формировали Королевский совет, из которого со временем выделились советы по отдельным отраслям управления - внешним и внутренним делам, финансам и пр.
На рубеже XVI-XVII вв. возникли министерства. Местную администрацию возглавляли губернаторы (в дальнейшем интенданты) и королевские суды. Особое место среди них занимали суды высшей инстанции, называвшиеся во Франции парламентами. В отличие от английских, парламенты во Франции были не законодательными, а судебными и административными учреждениями. Всего во Франции насчитывалось около дюжины парламентов - в Париже, Тулузе, Гренобле, Бордо, Дижоне, Руане, Ренне, Метце и других крупных городах. Они рассматривали наиболее важные судебные дела, касавшиеся короля, принцев крови, высших чиновников. История государства и права зарубежных стран: Учебник / Под ред. Н.А. Крашенинниковой. М., 2008. Ч. 1. С. 233 В них можно было также обжаловать приговоры местных судов по делам меньшей важности. Помимо чисто судебных полномочий, парламенты обладали правом критики действий королевской администрации. Главным среди них был Парижский парламент. Ему, кроме обычных функций, принадлежало право регистрации королевских эдиктов, после чего они приобретали законную силу.
Еще в средние века французские короли охотно брали на государственную службу образованных и исполнительных простолюдинов. В целях пополнения государственной казны они продавали государственные должности. Это привело к необыкновенному росту чиновничества, численность которого возросла с 8 тыс. в начале XVI в. до 46 тыс. в середине XVII в. Экономическая история зарубежных стран: Учебное пособие / Под ред. В.И. Голубовича. Минск, 2006. С. 127 Разбогатевшие простолюдины, покупая государственные должности, получали вместе с ними и дворянские грамоты. Возникло «дворянство мантии», которое отличалось от родового дворянства, так называемого «дворянства шпаги», состоявшего из потомков средневековых рыцарей и считавшего единственно почетным для себя занятием военную службу.
«Дворянство мантии» во Франции было новым по происхождению, но отнюдь не по характеру занятий. В отличие от английского нового дворянства оно не вело активной экономической деятельности. В середине XVII в. «дворянство мантии» не менее ревностно, чем старая родовая знать, выступало в защиту сословных привилегий.
По мере роста бюрократического аппарата утратили значение сословные собрания. Генеральные штаты, возникшие еще в XIV в., после 1615 г. не созывались вплоть до 1789 г. Провинциальные собрания были ограничены в правах и к середине XVIII в. сохранились только в некоторых провинциях.
Французский абсолютизм опирался на мощный бюрократический аппарат. Однако сам этот аппарат благодаря своеобразному способу формирования, а также привилегиям, которых добились для себя чиновники, превратился в самостоятельную силу. Он не только служил опорой королю, но и существенным образом ограничивал его власть. В этом заключалась одна из гарантий от превращения абсолютизма в деспотизм, т. е. от беззакония и произвола королевской власти. Вместе с тем это делало более трудной задачу реформирования самого бюрократического аппарата.
Религиозные войны второй половины XVI в., в ходе которых королевской власти бросили вызов как гугеноты, так и Католическая лига, резко затормозили, даже повернули вспять процесс становления абсолютизма. С последствиями этих войн - своеволием родовой знати и административной автономией протестантов - французским королям пришлось бороться в течение столетия.
В XVII в. аристократия дважды пыталась ослабить королевскую власть и восстановить феодальные вольности. Впервые это произошло после гибели короля Генриха IV, когда королем стал малолетний сын Генриха IV Людовик XIII. В период регентства его матери Марии Медичи государственная власть оказалась игрушкой в руках ее могущественных фаворитов. Только в 20-30-е годы назначенный первым министром кардинал Ришелье (1585-1642) сумел обуздать аристократическую вольницу, заставил дворянство верой и правдой служить королю. Черкасов П.П. Кардинал Ришелье. М., 1990
Но аристократическая оппозиция вновь подняла голову после смерти Людовика XIII в 1643 г. В период регентства Анны Австрийской, матери малолетнего Людовика XIV, во Франции развернулось общественное движение, вошедшее в историю под названием Фронды (дословно - «праща»). Различают парламентскую Фронду (1648-1649), которая опиралась на Парижский парламент, а также Фронду принцев (1650-1653), т. е. ближайших родственников короля, носивших титул принцев крови. Защищая старинные «вольности» и обычаи королевства, парижский парламент возглавил движение широких слоев городского населения против тяжелых налогов, злоупотреблений королевских чиновников, расточительности правительства и пр. В августе 1648 г. парижане восстали и несколько месяцев защищали столицу от осаждавших ее правительственных войск.
После того как правительству удалось сломить оппозицию Парижского парламента, началась Фронда принцев. Ненависть родовой знати вызывал кардинал Мазарини, занявший после смерти Ришелье должность первого министра и пытавшийся проводить линию своего предшественника на укрепление королевской власти.
Великая французская революция. Анализ текста «Декларации прав человека и гражданина».
Важнейшим этапом формирования либерализма была Великая французская революция, в частности, один из её главных политических документов – Декларация прав человека и гражданина 1789 года. Именно она постулировала основные права личности(1)., на которые государство не только не имеет права покушаться, но и обязано их защищать; если же этого не происходит, то личность имеет возможность легитимно сопротивляться подобному угнетению.Эта первая Декларация прав базировалась, по большей части, на основе учения просветителей, то есть, в сущности, на теории, а не на реальном опыте. И первый вопрос, который возникает при анализе этого документа, – чем он был для законодателей революционной эпохи?Как правило, отечественные авторы, касаясь этой проблемы, либо рассматривают её в чисто идеологическом ключе, говоря, что Декларация"явилась одновременно и итоговым, и программным документом, фиксировала уже достигнутые результаты, […] намечала ориентиры для дальнейшей борьбы"(2)., либо и вовсе ограничиваются лишь лаконичной и во многом бездоказательной оценкой, подчёркивая, что "Декларация прав была творением буржуазной мысли и носила на себе печать буржуазной ограниченности"(3)..Что касается западных историков социалистического и марксистского направления, то, например, Альбер Матьез считал, что "Декларация была одновременно и определённым осуждением прежних злоупотреблений, и философским катехизисом нового порядка"(4).. То же выражение – "катехизис нового порядка" – употребляет и Альбер Собуль(5).. Одновременно начинает звучать и иной мотив. После принятия Декларации 1789 года, отмечает М.Пертюэ, "право окончательно интегрировалось во власть". И добавляет: "Замысел любой декларации – наилучшим образом обосновать политические обязательства"(6)..Иными словами, одновременная направленность Декларации 1789 года и в прошлое, и в будущее споров не вызывает. Несколько удивляет при этом, что почти никто не касается проблемы сопряжения текстов Деклараций и Конституций, начало которому будет положено уже в 1791 году. Но к этой теме мы ещё вернёмся.Итак, новое право начало пронизывать собой власть. Но в 1789 году это было не просто право, а естественное право. Разумеется, сам этот тезис не вызывает сомнений, однако в последние десятилетия историки школы Собуля склонны придавать этому особое значение. "Само название "декларация прав человека и гражданина", – подчёркивает Флоранс Готье, – во всей своей силе показывает два вида существования: это естественное состояние человечества и состояние гражданства. [...] Естественный закон и его политическое выражение в естественном праве утверждают первенство естественного состояния человека по отношению к искусственному, политическому обществу. Колоссальная находка философии естественного права заключается не только в тезисе о том, что хорошее общество возможно, но и в жестком ограничении сферы политики естественным правом. Вот почему первый же акт, оформляющий это общество, провозглашает это естественное право". Кроме того, добавляет она, "что особенно важно, власти взаимоподчинены: законодательная власть, власть высшая, не независима, она подчинена провозглашенным принципам, составляющим естественное право, а власть исполнительная напрямую подчинена законодательной"(7).. Парижская Коммуна. Анализ политических и социально-экономических преобразований Коммуны.
Социально-экономические мероприятия Парижской коммуны. Парижская коммуна не ставила перед собой одну из главных задач любой революции - кардинального изменения отношений собственности и, тем более, всеобщего огосударствления средств производства. Ряд социально-экономических мероприятий, проведенных Коммуной при активной помощи массовых общественных организаций, революционных клубов, профессиональных союзов, секций Интернационала, стал следствием экстремальной ситуации, необходимости борьбы с безработицей, крайними проявлениями бедности и пр.
16 апреля 1871 г. был опубликован разработанный Комиссией труда и обмена декрет о брошенных и бездействующих мастерских. По этому декрету рабочим и синдикальным палатам (профсоюзам) поручалось созвать комиссию для обследования таких мастерских, составить проект возобновления работ силами производственных ассоциаций рабочих, разработать устав этих ассоциаций. Во исполнение этого декрета была создана общегородская комиссия по организации труда в брошенных мастерских. Комиссии поручалось также учредить третейский суд, который в случае возвращения хозяев должен был установить условия окончательной передачи этих мастерских рабочим ассоциациям и размер возмещения, который эти ассоциации должны были уплатить бывшим хозяевам. Речь, таким образом, шла о выкупе этих мастерских.
Только 4 мая было принято решение о реквизиции всех крупных мастерских, передаче их рабочим ассоциациям и об открытии им денежного кредита. Но эти мероприятия Коммуна уже не успела провести в жизнь.
20 апреля декретом Коммуны была запрещена ночная работа в пекарнях. Декрет от 27 апреля отменял произвольные штрафы и удержания из заработной платы рабочих. В нем отмечалось, что штрафы являются замаскированным понижением заработной платы и служат интересам тех, кто их налагает. Декрет требовал выплаты заработной платы в полном размере, как рабочим общественных предприятий, так и рабочим частных производств. Все вычеты, которые были произведены хозяевами с 18 марта 1871 г., предлагалось возвратить рабочим. За нарушение предписаний декрета хозяева привлекались к судебной ответственности.
В мае Комиссия труда и обмена разработала проект декрета об условиях труда рабочих, выполняющих заказы Коммуны. Декрет предусматривал обязательное заключение договоров, преимущественно с рабочими корпорациями, на все виды работ, заказываемых Коммуной. При заключении таких "коллективных договоров", ставших впоследствии органичным институтом трудового права капиталистических стран, должна была указываться минимальная сдельная и поденная заработная плата рабочих, предварительно согласованная с профсоюзом и делегациями Комиссии труда и обмена и Комиссии финансов.
К числу социально-экономических мероприятий Коммуны относится и установление рабочего контроля над производством, введенного в национальной типографии, в почтовом управлении, в луврских оружейных мастерских по починке оружия.
Ряд социально-экономических мероприятий Коммуны был направлен на повышение общего благосостояния граждан Парижа, находящихся в крайне бедственном положении из-за безработицы, нехватки продовольствия и др. Одной из первых задач, возложенных на муниципалитеты, была организация общественного призрения.
Неоднократно возвращалась Коммуна к вопросу о квартирной плате. Сначала был принят декрет о запрещении выселения должников, затем задолженность была отменена с 1 октября 1870 г. по 1 июня 1871 г., а потом проведена реквизиция пустующих квартир и пр.
Коммуна не конфисковала богатства, хранившиеся в парижских банках, в частности во Французском банке. Эти банки финансировали версальское правительство. Испытывавшая острую нужду в деньгах, она оставила банки неприкосновенными. Парижская коммуна также не смогла отменить некоторые налоги, вызывающие недовольство населения, наладить необходимое снабжение бойцов Национальной гвардии.
Одной из самых сильных сторон в деятельности Коммуны была широкая демократизация системы народного образования. Коммуна положила в основу школьной политики такие принципы, как всеобщее, бесплатное, обязательное, светское и всестороннее образование. Демократические преобразования коснулись также библиотечного дела, художественных музеев, театров, которые были переданы в ведение Комиссии просвещения, и пр. Однако многие начинания в этой сфере Коммуне завершить не удалось.
Парижская коммуна просуществовала всего 72 дня, но ее воздействие на развитие социалистического движения в Западной Европе было несомненным. Она внесла свой вклад в исторический опыт развития демократии, обогатив его новыми государственными и правовыми институтами. Вместе с тем Коммуну нельзя рассматривать в качестве определенной эталонной модели самоуправления народа, как это делалось ранее в советской исторической литературе. При этом не учитывались ни кратковременность ее существования, ни особые экстремальные условия, в которых она возникла, ни та небольшая территория, на которой вел борьбу революционный Париж.
Коммуна уже в силу этого не могла стать образцом эффективно организованного механизма самоуправления народа, который мог бы быть применим для организации государственной власти в демократических государствах, обеспечить их политическую стабильность, свободу дальнейших демократических преобразований, политический плюрализм и пр.
Абсолютизация форм организации власти Парижской коммуны стала результатом известной недооценки богатейшего исторического опыта, традиций в сфере организации институционного механизма демократической власти. Принципы организации такого механизма, например парламентской демократии, разделения властей, как показал исторический опыт, сами по себе имеют непреходящую общечеловеческую ценность.
Роль Пруссии и О.Бисмарка в объединении Германии. Анализ имперской конституции 1848 г. в Германии.
С началом войны немцы из южногерманских государств сразу встали на сторону Пруссии. Студенты записывались волонтёрами в армию, попытки сохранить нейтралитет пресекались общественным мнением. Победы прусской армии во Франции вызвали небывалый подъём национального самосознания, на волне которого идея германского единства претворилась в жизнь.
После победы под Седаном южногерманские государства начали с Пруссией переговоры о вступлении вСеверогерманский союз. Герцогство Баден ещё до войны собиралось присоединиться к союзу, переговоры с королевствами Баварией и Вюртембергом осложнялись тем, что эти государства претендовали на особые привилегии внутри союза. Король Баварии Людвиг II согласился признать прусского короля своим сюзереном за солидное пенсионное обеспечение в виде ежегодных выплат в размере 300 тыс. марок золотом.[2] 23 ноября 1870 годаподписан договор между Северогерманским союзом и Баварией, оговорившей её военную автономию в мирное время. 25 ноября в союз вступил Вюртемберг, армия которого составила отдельный корпус в вооружённых силах Германии. 10 декабря 1870 года рейхстаг Северогерманского союза по предложению канцлера Северогерманского союза Бисмарка от 9 декабря 1870 года переименовал Северогерманский союз в Германскую империю (Deutsches Reich), конституцию Северогерманского союза — в конституцию Германской империи, а пост президента Северогерманского союза — в пост германского императора (der Deutsche Kaiser)[16] Бисмарк организовал письмо от германских государей с просьбойВильгельму I принять из их рук императорскую корону. 18 января 1871 года в Версальском дворце под Парижем Бисмарк в присутствии немецких князей зачитал текст провозглашения прусского короля германским императором. Депутаты представительного органа немецкого народа, рейхстага, участия в церемонии не принимали. 21 марта 1871 собралось первое заседание Германского рейхстага, а 16 апреля была принята конституция Германской империи, по сути модифицированная версия конституции упразднённого Северогерманского союза.
Германская империя
Германская империя (Deutsches Reich) объединила политически все государства с немецким населением за исключением Австрии, Люксембурга и Лихтенштейна. Эти 25 государств с 36 млн немцев обладали различными правами и неодинаковым влиянием внутри империи. Отдельные удельные монархи сохранили свою самостоятельность на местном уровне, они также имели влияние через назначение представителей с правом вето в верхнюю палату германского парламента.
Выборы в нижнюю палату, рейхстаг, проводились по принципу всеобщего равного избирательного права для мужчин, однако демократический характер процедуры не соответствовал возможностям низших классов влиять на управление государством, так как реальная власть сосредоточилась в руках императора.
Франкфуртский мир с Францией (10 мая 1871) прибавил 26-й субъект в империю: Эльзас-Лотарингию (1,5 млн жителей), непосредственно подчиненную имперскому правительству.
Война за независимость и образование США. Анализ «Декларации независимости».
Декларация независимости США подразделяется как бы на две основные части. В первой содержится философско-правовое обоснование права колонистов на обособленное и самостоятельное существование, а во второй — практическая аргументация в пользу необходимости и оправданности использования права народа на выбор формы правления, которая наилучшим образом обеспечит ему безопасность и счастье. В первой части приводились следующие аргументы в пользу смены формы правления: • является самоочевидной истиной, что все люди созданы равными и что они наделены творцом прирожденными и неотъемлемыми правами, к числу которых относится "право на жизнь, свободу и на стремление к счастью"; • для обеспечения этих прав люди создают правительства, на-деленные социальной принудительной властью с согласия тех, кем они управляют; • если какая-либо организация правительственной власти на-рушает эти принципы, народ имеет право "изменить или отменить" такое правление (именно "отменить", а не "уничтожить", как нередко переводят слово abolish во многих существующих хрестоматиях и учебниках, поскольку речь идет об отмене договоренностей между народом и правительственной властью) и установить правительство, основывающееся на таких принципах и на такой форме правления, которые, по мнению народа, могут наилучшим образом обеспечить ему "безопасность и благоденствие"[10, с. 287]. В этой аргументации современные комментаторы находят следы влияния текста Декларации прав, которую примерно за месяц до 4 июля принял конституционный конвент штата Виргиния и составителем которой был Джордж Мэйсон, близкий друг и земляк Джефферсона. В первом ее разделе было записано следующее: "Все люди по природе одинаково свободны и независимы и обладают известными неотъемлемыми правами, которых после их узаконения обществом они не могут, путем какого бы то ни было соглашения, лишать свое потомство: а именно права пользования жизнью и свободой, средствами приобретения и владения имуществом и права добиваться и обретать счастье и безопасность". Тема обретения счастья восходит по своим идейным истокам к древнегреческим политическим философам, тема права на собственность — к периоду второй Английской революции и к формуле неотъемлемых прав Дж. Локка — "право на жизнь, свободу и имущество" (как и три атрибута неотъемлемого достояния человека, его собственности в широком смысле слова). Теперь легче понять своеобразие позиции Джефферсона — он не включал право собственности в число неотъемлемых и прирожденных прав. В ответ на обвинение в плагиате у Дж. Локка Джефферсон заявил, что помимо Локка он перечитывал также античных авторов. Несколько позднее он станет советовать Лафайету не включать право на собственность в качестве естественного права человека в текст Декларации прав человека и гражданина 1789 г. [13, с. 310] Положение Декларации о том, что правительственная власть существует из согласия народа, также употреблялось ранее. Локк извлек свои идеи о договорном происхождении государственной власти (из согласия свободнорожденных сограждан) из трудов английского священника и публициста дореволюционной поры Ричарда Хуке (1553—1600), который в работе "Законы церковного устройства" трактовал возникновение государства и его устройство в духе теории общественного договора (ее первые формулировки дали еще древнегреческие софисты), а законы человеческие в идеальном варианте — как не противоречащие законам природы и закону Священного писания. В самой Декларации сказано, что право на самостоятельное и равное место среди других держав каждый народ имеет по "естественным и божеским законам". Во второй части Декларации независимости США говорилось о том, что нынешний король Англии является узурпатором, что он облагает колонистов налогами без их согласия и пытается вместе с парламентом подчинить колонистов такой юрисдикции, которая была чужда их конституции и не признавалась их законами. Здесь же присутствует критика организации власти с позиций доктрины разделения (обособления) властей: король поставил судей в исключительную зависимость от своей воли в том, что касается определения срока их службы и размера жалованья (в метрополии существовали другие конституционно-правовые начала); король "прислал сюда толпу своих чиновников, разоряющих народ и высасывающих из него все соки"; "он стремился сделать военную власть независимой от гражданской и поставить первую выше второй". Главный вывод сводился к тому, что государь, характер которого заключает все черты тирана, не способен управлять свободным народом. 
Становление и эволюция двухпартийной системы в США (анализ политической платформы партий).
Партийные системы зарубежных стран отличаются значительным разнообразием, что объясняется наличием социальных, национальных, исторических, религиозных и иных особенностей, свойственных каждому государству. Каждая из этих систем имеет свой путь становления и борьбы за власть. К их числу относятся и партии, традиционно борющиеся за первенство в политической жизни США.
Одобрение федеральной Конституции заложило фундамент американского национального государства. Оно обрело жизнь после первых национальных выборов и начала деятельности в 1789 г. федеральной исполнительной, законодательной и судебной власти. Для складывания национальной политической системы принципиальное значение имело также образование национальных политических партий, последовавшее сразу за возникновением национального государства. Именно эти два института -- национальное государство и национальные политические партии -- составляли основу американской политической системы и обеспечили ее жизнедеятельность. Причем национальные политические партии достаточно быстро выработали нормы взаимоотношений и «распределение ролей», которые превратили их самих в систему. Состав участников этой двухпартийной системы на протяжении американской истории неоднократно менялся, но некоторые фундаментальные принципы, сложившиеся изначально, сохранились на протяжении последующих столетий.
В Соединенных Штатах Америки изначально отсутствует партийное законодательство как таковое. В конституции США 1787 года и 27 поправках к ней не содержится никаких намеков на создание и деятельность политических партий.
Первое национальное правительство США было создано еще на внепартийной основе. Формирование политических фракций началось вскоре после того, как Д. Вашингтон принес президентскую присягу и палата представителей и приступили к работе. По иронии судьбы, Вашингтон, ярый противник фракционных размежеваний, назначил на два ключевых поста в правительстве -- министра финансов и государственного секретаря -- создателей будущих политических партий-соперниц 34-летнего А. Гамильтона и 46-летнего Т. Джефферсона. Зарождение первых политических партий происходило вопреки острому неприятию партий и партийной борьбы практически всеми американскими политическими лидерами. Неизменно отрицательно относились к разделению политиков на партии федералисты, находившиеся у власти с 1789 по 1801 г. В отношении своих оппонентов, джефферсоновских республиканцев, они употребляли чаще всего определение фракция, в которое в англо-американской политической традиции вкладывался отрицательный смысл.
Гамильтон приравнивал «фракционную» деятельность республиканцев к раскольнической, направленной на разрушение федерального Союза. Вашингтон перед своей отставкой с поста президента в «Прощальном обращении» к нации объявил «дух партий» злейшим врагом американского единства. Наконец, в период пребывания на президентском посту Д. Адамса (1797-1801) федералисты, навязав законы об иностранцах и мятеже, попытались с их помощью пресечь или по крайней мере ограничить оппозицию. Республиканцы были представлены ими «иностранные агенты», «французская фракция» (республиканцы, в отличие от федералистов, ориентировались во внешней политике не на Великобританию, а на Францию).
Отрицательным было отношение к партиям и партийному противоборству и у джефферсоновских республиканцев. Один из их видных идейно-политических лидеров, Д. Тейлор, доказывал, что наличие соперничающих политических партий противоречит природе республиканского строя, и предлагал даже, если потребуется, внести поправку в федеральную Конституцию для пресечения опасных партийных размежеваний. Ф. Френо, ведущий республиканский издатель, даже в 1799 г. полагал, что искоренение невежества и заблуждений, настойчивая просветительская деятельность исключат партийные размежевания. Лидер Республиканской партии Джефферсон подводил под отрицательное отношение к партиям философское обоснование. Подобно другим американским просветителям-демократам, он грезил об утверждении в стране вслед за достижением независимости и победой республиканского строя царства разума, основой которого стали бы классовый мир и политическое единство. Он был убежден, что противоречия между богатыми и бедными, имущественные контрасты и сословные различия характерны для европейских обществ, а не для Соединенных Штатов, поэтому в североамериканской республике нет социально-экономической основы для подлинной вражды и соперничества партий. Джефферсон предпочитал, чтобы разделения на партии вообще не существовало в США: «Если бы мне пришлось вознестись на небеса с партией, я бы предпочел отказаться от этой чести». Заступая в 1801 г. на президентский пост, Джефферсон произнес ставшую знаменитой «примиренческую» фразу «Все мы республиканцы, все мы федералисты», которая, однако, в контексте его выступления и мировоззрения означала не что иное, как желание поглотить Федералистскую партию, растворить ее в Республиканской. При подобном отношении лидеров североамериканской республики к партиям и партийной оппозиции возможности для их развития должны были, казалось бы, оставаться весьма узкими. Но в действительности процесс складывания политических партий и вызревания принципов двухпартийности просматривается с конца XVIII в. весьма отчетливо. Фракционные размежевания, давшие толчок зарождению Федералистской и Республиканской партий, обозначились в Конгрессе США уже в 1789--1790 гг. В 1792 г. разделение политических деятелей Соединенных Штатов на две противоборствующие партии становится реальным фактом. В мае 1792 г. министр финансов Гамильтон гневно указал, что Мэдисон и Джефферсон возглавили фракцию, составившую оппозицию правительству, «подрывающую основы хорошего управления, создающую опасность для Союза, мира и счастья страны». В июне Джефферсон в письме Мэдисону с нескрываемым раздражением указывал, что Гамильтон «осмеливается называть Республиканскую партию фракцией».
Парижская мирная конференция. Версальская система мирных договоров. (Анализ текстов договоров).
Верса́льский ми́рный догово́р — договор, подписанный 28 июня 1919 года в Версальском дворце во Франции, официально завершивший Первую мировую войну 1914—1918 годов. После длительных секретных совещаний условия договора были выработаны на Парижской мирной конференции 1919—1920 годов и мирный договор был подписан между представителями с одной стороны стран-победительниц: Соединённых Штатов Америки, Британской империи, Франции, Италии и Японии, а такжеБельгией, Боливией, Бразилией, Кубой, Эквадором, Грецией, Гватемалой, Гаити, Хиджазом, Гондурасом, Либерией, Никарагуа,Панамой, Перу, Польшей, Португалией, Румынией, Королевством Сербов, Хорватов и Словенцев, Сиамом, Чехословакией,Уругваем и капитулировавшей Германией — с другой. Мирные договоры между странами Антанты и другими государствами, воевавшими на фронтах Первой мировой войны на стороне Германии, были подписаны позже: с Австрией (Сен-Жерменский договор (1919)) — 10 сентября 1919 года, с Болгарией (Нёйиский договор) — 27 ноября 1919 года, Венгрией (Трианонский договор) — 4 июня 1920 года, Османской империей (Севрский мирный договор) — 10 августа 1920 года[1]. Позже Севрский мирный договор 1920 года заменил Лозаннский мирный договор 1923 года — один из основных итоговых документов Лозаннской конференции 1922—1923, подписанных 24 июля 1923 года Великобританией, Францией, Италией, Японией, Грецией, Румынией,Королевством Сербов, Хорватов и Словенцев, с одной стороны, и Турцией — с другой. Действие Версальского мирного договора вступило в силу 10 января 1920 года, после ратификации его Германией и четырьмя главными союзными державами — Великобританией, Францией, Италией и Японией. Среди стран, подписавших мирный договор, три государства — США, Хиджаз и Эквадор — впоследствии отказались его ратифицировать. В связи с нежеланием США связывать себя участием в Лиге Наций, в которой на тот момент преобладало влияние Великобритании и Франции и устав которой был составной частью Версальского мирного договора, Сенат США отказался ратифицировать данный мирный договор. Позже, в августе 1921 года, дипломаты США заключили с Германией особый договор, практически идентичный Версальскому мирному договору, однако не содержавший статей, касающихся Лиги Наций[2]. Несмотря на действие перемирия, подписанного с Германией 11 ноября 1918 года и фактического окончания боевых действий (войны) потребовалось ещё шесть месяцев переговоров в рамках Парижской мирной конференции1919−1920-х годов. Переговоры между силами союзников начались 18 января 1919 года в зале фр. de l'Horloge в здании Министерства иностранных дел Франции на фр. Quai d'Orsay (Париж). Первоначально в переговорах принимали участие 70 делегатов из 27 стран[3]. После поражения представители Германии, Австрии и Венгрии были исключены из переговоров. Представители России также были исключены из переговорного процесса, поскольку Россия в 1918 году провела переговоры сепаратного мира с Германией, по условиям которого Германия получила значительную часть земли и ресурсов в России. До марта 1919 года, наиболее важная роль в ходе чрезвычайно сложной и практически секретной подготовки переговорного процесса, а также выработки тяжёлых условий мирного договора отводилась регулярным встречам «Совета десяти», в который вошли главы правительств и министры иностранных дел пяти основных стран-победителей: Великобритании, Франции, США, Италии и Японии. В дальнейшем выяснилось, что создание необычной коалиции «Совета десяти» оказалось слишком громоздким и формальным мероприятием для эффективного принятия решений — представители Японии и министры иностранных дел большинства других стран участниц конференции перестали принимать участие в основных встречах. Таким образом, в ходе переговоров в рамках Парижской мирной конференции остались только представители «большой четвёрки»[4]. После того как ​​были отклонены территориальные притязания в Фиуме (современная Риека), премьер-министр Италии Витторио Орландо покинул переговоры и возвратился только с целью подписания мирного договора в июне 1919 года. В конечном итоге окончательные условия договора были определены лидерами «большой тройки» — представителями стран-победительниц: британским премьер-министром Дэвидом Ллойд Джорджем, премьер-министром Франции Жоржем Клемансо и американским президентом Вудро Вильсоном. Даже этой небольшой группе было трудно выработать общие положения, потому что их цели вступали в противоречие друг с другом. В результате процесс подготовки текста мирного договора получил наименование «несчастный компромисс»[5]. Итак, после длительных секретных совещаний были выработаны условия мирного договора, который был подписан и зарегистрирован в Секретариате Лиги Наций 21 октября 1919 года. Договор вступил в силу 10 января 1920 года, послератификации его Германией и четырьмя главными союзными державами — Великобританией, Францией, Италией и Японией. Среди подписавших Версальский мирный договор государств США, Хиджаз и Эквадор отказались его ратифицировать. Сенат США отказался от ратификации из-за нежелания США связывать себя участием в Лиге Наций(где преобладало влияние Великобритании и Франции), устав которой был составной частью Версальского договора. Взамен этого договора США заключили с Германией 21 июля 1921 года особый договор, почти идентичный Версальскому, но не содержавший статей о Лиге Наций.
Революция 1918-1919 гг. в Германии. Создание Веймарской республики. Анализ Веймарской конституции.
В центре настоящего исследования находится сравнительный анализ политической системы Веймарской республики и Федеративной республики Германии, эффективности проводимой социальной политики двух демократических германских государств. Проблематика диссертационного исследования непосредственно связана с формированием комплексного междисциплинарного подхода к проблеме познания закономерности развития гражданского общества. Полемика об оптимальной модели государственного устройства, отвечающая реалиям современной российской действительности не может быть плодотворной без обращения, в частности, к западногерманскому опыту, имеющему, несомненно, положительные результаты.
Основными направлениями комплексного изучения германской государственности, этапов построения немецкого правового общества стали: политические аспекты образования и развития Германии в XX веке, формирование демократических институтов в системе государственной власти, выявление преемственности политико-правовых структур Веймарской республики и ФРГ.
Веймарская республика является одним из переломных этапов в развитии государственности Германии. Она отразила противоречия политического
устройства страны, едва приступившей к демократическому строительству: слабость конституционно-правового механизма, влияние раскола в демократическом движении на судьбу государства и т.д.
Изучение опыта Веймарской республики как образца первой германской демократии, явившейся своеобразным этапом модернизации политической жизни страны, представляет бесспорный интерес для западногерманской и отечественной историографии. Актуальность изучения истории Веймарской республики и политико-правового фундамента ФРГ выявляется в исследовании механизма взаимодействия крупных политических партий времен Веймара и Бонна. Особый интерес вызывает проблема взаимоотношений СДПГ и блока ХДС/ХСС в период определения вектора развития страны после поражения германского фашизма, а также в деле построения действенной, эффективной демократической системы государственной власти.
Сравнительный анализ социально-политической структуры Веймарской республики и ФРГ дает возможность не только выявить определенную историческую преемственность двух немецких демократий, проследить динамику развития социальных доктрин консервативно-либерального блока и социально-демократических сил, правовой механизм политического устройства современного германского государства, но и обозначает ориентиры в изучении социально-экономической ситуации и политической действительности постсоветской России. Также как и в Веймарской республике в России закладываются правовые основы гражданского общества, также как и в послевоенной Германии 40-х годов Россия обременена тоталитарным прошлым и стоит перед проблемой преодоления прежней идеологической модели и выработки новых демократических ценностей.
В жизни современного мирового сообщества все больший вес получает распространение западноевропейской политико-правовой доктрины как общеуниверсальной модели государства. Германский опыт показателен
соединением национальных традиций с новаторством, закреплением эволюционных изменений правовых основ немецкого государства и устойчивостью демократических принципов его существования.
Комплексная теоретическая разработка истории демократизации Германии в XX веке, ее идейно-ценностных истоков и методов их реализации в современных политических процессах диктуется практической актуальностью комплекса проблем, связанных с важностью понимания всех аспектов по созданию гражданского правового демократического государства не только в России, но и в масштабах всего мирового сообщества.
Возникновение фашизма в Германии. Анализ идеологии и практики фашизма.
ФАШИЗМ или национал-социализм (лат. fasio; итал. fascismo, fascio - пучок, связка, объединение), согласно энциклопедии постмодернизма - 1) тип общественного и государственного устройства, противоположный конституционно-плюралистической демократии. 2) Идеология, теория и практика правоэкстремистского политического движения 1920-1990-х в Европе, характерными чертами которого выступают: воинственный антидемократизм; антимарксизм; антисемитизм; расизм и идеи расового превосходства; шовинизм; мистический вождизм; культ тоталитарного государства и социального насилия; концепция нации как вечной и высшей реальности, основанной на общности крови; готовность к борьбе за порабощение "низших" народов и рас; оправдание геноцида последних.     Не стоит считать, что фашизм –это течение возникшее только в Германии. В тот же самый период 20-30-е гг. мы видим похожие процессы в Португалии, при режиме Салазара, в Испании – Франко, в Италии –Муссолини.     Э. Нольте объясняет возникновение фашизма в 20-е годы в Европе как следствие глубокого кризиса, наступившего после Первой Мировой Войны: потрясений, связанных с распадом ряда стран и образованием новых национальных государств, цепи революций, из которых большевистская революция 1917 года оказала самое глубокое влияние на послевоенную эпоху .  Получается, таким образом, что события в России косвенно стали причиной зарождения фашизма.     Именно Италия стала страной, в которой фашисткий режим установился раньше всего. После Первой Мировой страну охватили глубокие общественные потрясения, которые и завершились в 1922 году  приходом к власти фашизма в его резко тоталитарной форме. Именно в Италии для борьбы с преступностью и коммунистами впервые стали создаваться специальные отряды. Боец такого отряда назывался фашистом, а движение - фашизм. Но нас, прежде всего, и интересуют те события, которые привели к установлению фашисткой диктатуры.     Лев Троцкий в своем труде «Немецкая революция и сталинская бюрократия» пишет, что итальянский фашизм непосредственно вырос из преданного реформистами восстания итальянского пролетариата . В целом, после войны в Италии начинается подъем рабочего движения, в 1920 году рабочие захватили заводы и фабрики. Таким образом, диктатура пролетариата была установлена, но не была организована.  Рабочие, захватившие долгожданную власть не знали, что с ней делать. Крушение революционного движения, -продолжает Троцкий, - явилось важнейшей предпосылкой роста фашизма. В сентябре оборвалось революционное наступление пролетариата; в ноябре уже произошло первое крупное выступление фашистов (захват Болоньи) . Через два года после возникновения фашизм был уже у власти.     Сам термин фашизм  в современную лексику впервые ввел итальянский философ  Д. Джентиле. Он полагал главной ролью государства в обществе - претворение в жизнь национального предназначения.  И поскольку  государство претворяет в жизнь судьбу нации,  оно должно обладать неограниченной властью,  должно быть тоталитарным, фашистским. Сторонники подобных взглядов и их лидер Муссолини стали называть себя фашистами.  Фашистское государство, с точки зрения Муссолини, -это государство - абсолют.  По сравнении с ним все остальные лица или группы имеют относительное значение.     Итальянский фашизм всегда был связан с идеей войны. Муссолини безусловно понимал, что без союза с восстанавливающейся Германией ему не создать империю.  Сближение между этими двумя странами постепенно  вылилось  в военно-политический союз этих государств.
Фашизм в Италии: история возникновения, анализ идеологии и методов борьбы за власть.
Процесс возникновения фашизма шел с разной интенсивностью в различных странах. Но решающими были 1922-1923 годы. Тогда обнаружились его сходные черты в разных странах и он привлек к себе всеобщее внимание. В конце 1922 года Муссолини двинулся со своими чернорубашечниками на Рим, чтобы завоевать столицу, годом позже произвел путч Гитлер. В другой части Европы - в Праге 9 июня 1923 года в результате фашистского переворота было свергнуто правительство Александра Стамболийского и утвердился репрессивный режим Цанкова .     Но наибольшей «расцвет» фашизма наблюдался, конечно же в Германии. В 1925 году Гитлером была написана книга «Майн кампф», а в январе 1933 года в Германии власть переходит к фашисткой партии.     После Первой мировой войны Германия потеряла около 13% своей территории, в том числе все заморские колонии, ее армия была сильно сокращена, все вооружение, включая военно-морской флот, было конфисковано. Немцы психологически были подавлены и тяжело переживали национальное унижение страны.     Большинство историков считают, что именно условия Версальского договора стали фундаментом для возникновения фашизма в Германии. Немецкое общество было готово к восприятию самых радикальных методов для выхода из создавшегося положения. Закономерным стал тот факт, что уже в 1920 году Гитлер выступил с программой из «25 пунктов», которая призывала к реваншу для восстановления «справедливости, попранной Версалем». Зерна программы упали на благодатную почву. Уже  30 января 1933 года Гитлер становится рейхсканцлером Германии. Вполне легально и законно. Не стоит также забывать, что фашизм в Германии не победил бы, если бы не мощная финансовая поддержка со стороны крупного капитала. В помощи нацистам был «уличен» даже Генри Форд. Свободных средств у нацистов было так много, что они первыми умудрились создать собственную партийную армию СА.     В своей книге "Майн кампф" Гитлер открыто признается в том, что фашисты должны были украсть красный цвет у коммунистов, чтобы их победить. Нацистская программа в 21 пункте предусматривала между прочим: устранение нетрудовых доходов, конфискацию всех военных прибылей, национализацию всех трестов, участие рабочих в прибылях больших предприятий, конфискацию земли без возмещения для коммунальных целей и смертный приговор для спекулянтов. По сути и сама программа была привлекательна для большинства слоев населения, что и объясняет ее популярность и поддержку.      Подтверждение тому, что именно финансовый капитал поддерживал и направлял фашисткое движение мы находим и у Троцкого. Очередь для фашистского режима, - уточняет он, - наступает тогда, когда "нормальных" военно-полицейских средств буржуазной диктатуры, вместе с их парламентским прикрытием, становится недостаточно для удержания общества в равновесии. Через фашистскую агентуру капитал приводит в движение массы ошалевшей мелкой буржуазии, банды деклассированных, деморализованных лумпенов, все те бесчисленные человеческие существования, которые финансовый капитал сам же довел до отчаяния и бешенства. От фашизма буржуазия требует полной работы: раз она допустила методы гражданской войны, она хочет иметь покой на ряд лет. И фашистская агентура, пользуясь мелкой буржуазией, как тараном, и сокрушая все препятствия на пути, доводит работу до конца. Победа фашизма ведет к тому, что финансовый капитал прямо и непосредственно захватывает в стальные клещи все органы и учреждения господства, управления и воспитания: государственный аппарат с армией, муниципалитеты, университеты, школы, печать, профессиональные союзы, кооперативы. Фашизация государства означает не только муссолинизацию форм и приемов управления, - в этой области перемены играют в конце концов второстепенный характер, - но, прежде всего и главным образом, разгром рабочих организаций, приведение пролетариата в аморфное состояние, создание системы глубоко проникающих в массы органов, которые должны препятствовать самостоятельной кристаллизации пролетариата. В этом именно и состоит сущность фашистского режима . Возникновение и победа на выборах Народного фронта во Франции: анализ программы и социально-экономической политики.
Созданию Народного фронта способствовала новая стратегия Коминтерна о народном фронте. После создания Коммунистического интернационала в 20-х годах XX века, когда казались большими революционные возможности, им была выработана стратегия единого фронта рабочих, профсоюзов и различных организаций рабочего класса — анархистских, социалистических и коммунистических — для сплочения революционных сил. В период с 1928—1934 годов коммунисты отказались от единого фронта и стали характеризовать социалистические партии как «социал-фашистов». После прихода к власти Гитлера Коминтерн пересмотрел свою стратегию и перешёл в 1934 году к тактике Народного фронта и создания союза с профсоюзами и социалистами и с мелкобуржуазными и буржуазными политическими партиями, стоявшими на принципах антифашизма.
Ещё до создания Народного фронта социалисты, члены Всеобщей конфедерации труда (ВКТ), коммунисты, а также сторонники Радикальной партии собрались вместе на уличные акции протеста. После правых беспорядков в Париже 6 февраля 1934 года Социалистическая партия и ЗКП призвали к всеобщей забастовке и уличным демонстрациям, и, хотя коммунисты формально не присоединились к коалиции, они мобилизовали своих членов и сторонников к участию в совместных акциях протеста.
Создание народного фронта проходило на фоне роста забастовочного движения во Франции. Так, 12 февраля 1934 года состоялась всеобщая забастовка — первая успешная всеобщая забастовка в истории Франции.
В июле 1934 года социалисты и коммунисты договорились действовать вместе против фашизма. Позже к этому блоку присоединились и радикалы. После долгих переговоров социалисты, коммунисты, ВКТ и Радикальная партия и ряд других мелких, преимущественно левых и левоцентристских, организаций заключили 14 июля 1935 года соглашение о создании политического союза под названием Народное объединение (фр. le Rassemblement populaire), которое, однако, стало более известным под названием Народный фронт, на основе социал-демократической «минимальной» программы.
Избирательная кампания и приход к власти[править | править вики-текст]
На выборах в мае 1936 года партии Народного фронта получили 389 из 618 мест в Палате депутатов. Социалисты получили 19,86 % голосов, коммунисты — 15,26 %, а радикал-социалисты — 14,45 %. Другие левые получили 7,6 % голосов. По сравнению с выборами 1932 года коммунисты значительно увеличили своё влияние, социалисты сохранили, а радикал-социалисты потеряли. Только 174 депутата были избраны в первом туре, а 424 во втором. Согласно договорённости между партиями Народного фронта, они вместе поддерживали одного из своих кандидатов, вышедшего во второй тур. Наибольшее количество мест получили социалисты, поэтому их лидер, Леон Блюм, возглавил правительство. В правительство вошли также радикалы. Коммунисты не стали участвовать в формировании правительства, хотя и поддержали его в парламенте.
Правительство Народного фронта[править | править вики-текст]
Через несколько недель после победы Народного фронта во Франции начались массовые забастовки. Так, в мае и июне бастовало более 2 миллионов рабочих. Начались захваты рабочими промышленных предприятий. Численность профсоюзов выросла с 1,5 миллиона членов до почти пяти. 7 июня 1936 года при содействии правительства Народного фронта Всеобщая конфедерация французских работодателей (CGPF) и Всеобщая конфедерация труда (ВКТ) заключили между собой так называемые Матиньонские соглашения, что было значимой победой профсоюзов в истории Франции.
19 июня декретом правительства Леона Блюма были запрещены фашистские организации.
Народный фронт начал амбициозную широкомасштабную программу реформ. Так, 20 июня 1936 года был принят закон, устанавливающий ежегодный оплачиваемый отпуск (фр. le conges payes) в индустрии, торговли, свободных профессиях, домашней службе и сельском хозяйстве. Согласно этому закону, каждый рабочий, служащий или ученик, проработавший не менее 1 года на предприятии, имел право на оплачиваемый отпуск продолжительностью 14 дней, в том числе 12 рабочих.
27 июня 1936 года был принят закон, устанавливающий 40-часовую рабочую неделю в промышленных, торговых и ремесленных предприятиях, а также ограничивающий продолжительность пребывания в рудниках не более 38 часов 40 минут в неделю.
Среди других реформ, проведённых по инициативе Народного фронта, были:
введение обязательных коллективных трудовых договоров;
внедрение программы основных общественных работ (по примеру «Нового курса» в США);
частичная национализация военной промышленности и полная национализация железных дорог;
продление обязательного школьного образования с 13 до 14 лет, а также создание Министерства спорта и культуры и Народной академии искусств.
Всего в 1936 году парламент Франции принял 133 закона, реализовывавших программу Народного фронта. Была принята четырёхлетняя программа перевооружения армии.
В 1937 году была проведена налоговая реформа, по которой вводился налог для мелких предприятий в размере 2 % с оборота, а для крупных — 6 %. Были увеличены налоги на большие наследства и доходы, в том числе на прибыль акционерных компаний. Реорганизация Французского банка поставила его под контроль государства, хотя и не означала формальной национализации.
«Новый курс» в США. Либеральная модель государственного регулирования (сравнительный исторический анализ).
Международный политический кризис 1938-1939 гг: анализ документов Мюнхенского соглашения и советско-германского пакта.
Мюнхенское соглашение 1938 года (в советской историографии обычно Мюнхенский сговор; чеш. Mnichovská dohoda; словацк.Mníchovská dohoda; англ. Munich Agreement; нем. Münchner Abkommen; фр. Accords de Munich; итал. Accordi di Monaco) — соглашение, составленное в Мюнхене 29 сентября 1938 года и подписанное 30 сентября того же года премьер-министромВеликобритании Невиллом Чемберленом, премьер-министром Франции Эдуардом Даладье, рейхсканцлером Германии Адольфом Гитлером и премьер-министром Италии Бенито Муссолини. Соглашение касалось передачи Чехословакией Германии Судетской области. В 1938 году в Чехословакии проживало 14 млн человек, из них 3,5 млн этнических немцев, компактно проживающих в Судетской области (2,8 млн.), а также в Словакии и Закарпатской Украине (карпатские немцы, 700 тыс.). Промышленность Чехословакии, в том числе и военная, была одной из самых развитых в Европе. Заводы «Шкода» с момента оккупации Германией и до начала войны с Польшей произвели почти столько же военной продукции, сколько произвела за это же время вся военная промышленность Великобритании.[1] Чехословакия была одним из ведущих мировых экспортёров оружия, её армия была превосходно вооружена и опиралась на мощные укрепления в Судетской области.
Судетские немцы, являвшиеся потомками средневековой Восточной колонизации[2], составляли около 90 % населения региона. Среди них широкое распространение получило убеждение в том, что они находятся под гнётом славянского населения Чехословакии и они требовали воссоединения с Германией. Выразителем этих настроений был глава национал-сепаратистской Судетско-немецкой партии К. Генлейн.
Правительство приняло ряд мер по обеспечению представительства судетских немцев в Национальном собрании, местного самоуправления, образования на родном языке, однако напряженность снять не удалось. Опираясь на эти заявления, Гитлер в феврале 1938 обратился к рейхстагу с призывом «обратить внимание на ужасающие условия жизни немецких собратьев в Чехословакии».
Первый Судетский кризис[править | править вики-текст]
После аншлюса Австрии в марте 1938 года Генлейн прибывает в Берлин, где получает инструкции по дальнейшим действиям. В апреле его партия принимает так называемую Карлсбадскую программу[cs], содержавшую требования автономии. В мае генлейновцы активизируют прогерманскую пропаганду, выдвигают требование о проведении референдума по присоединению Судетских земель к Германии и на 22 мая, — день муниципальных выборов, — подготавливают путч, с тем, чтобы превратить эти выборы в плебисцит. Одновременно проводилось выдвижение вермахта к чехословацкой границе.
Это спровоцировало первый Судетский кризис. В Чехословакии прошла частичная мобилизация, войска были введены в Судеты и заняли приграничные укрепления. В то же время о поддержке Чехословакии заявили СССР и Франция (во исполнение советско-французского договора от 2 мая 1935 года и советско-чехословацкого договора от 16 мая 1935 года).
Протест по поводу силового разрешения кризиса заявила даже союзница Германии Италия. Попытка отторгнуть Судеты, опираясь на сепаратистское движениесудетских немцев, в этот раз не удалась.[1]Гитлер перешёл к переговорам. Переговоры велись между Генлейном и чехословацким правительством при посредничестве специального представителя Великобритании лорда Ренсимена (см. Миссия Ренсимена).
21 мая польский посол в Париже Лукасевич заверил посла США во Франции Буллита, что Польша немедленно объявит войну СССР, если он попытается направить войска через польскую территорию для помощи Чехословакии.
27 мая в беседе с послом Польши министр иностранных дел Франции Жорж Бонне заявил, что «План Геринга о разделе Чехословакии между Германией и Венгрией с передачей Тешинской Силезии Польше не является тайной».[3]Становление и эволюция двухпартийной системы в Великобритании (исторический анализ).
Общая демократизация общественной жизни, перемены в социальной структуре Великобритании видоизменение облика Британской империи (существование которой в немалой степени консервировало соотношение сложившихся в XVIII-XIX вв. политических сил) привели в Новейшее время к существенному видоизменению традиционной системы политических партий. Основой политической организации парламентских институтов осталась двухпартийная система, однако содержание междупартийного «противостояния» переменилось.
Консервативная партия (наследница исторических «тори») сохранила свое значение крупнейшей партии страны и находилась у власти в наиболее ответственные периоды истории государства. Особый вклад в укрепление позиций партии внес У. Черчилль (1874-1965), возглавлявший правительство в годы Второй мировой войны.
К концу XX в. число членов партии приближалось к 2 млн., регулярно около 40% избирателей традиционно отдавали консерваторам свои голоса на выборах как в парламент, так и в органы местного самоуправления. Особенно длительное нахождение партии у власти в последние десятилетия XX в. (1979 – 1997 гг.) способствовало стабилизации британской экономики, повышению престижа страны на международной арене (во многом благодаря деятельности лидера партии – М. Тэтчер).
Вторая из исторических партий Великобритании – Либеральная – постепенно утратила свое значение альтернативы консерваторам. Итоговый политический «взлет» партии пришелся на начало века, когда некоторое время ее лидером был Д. Ллойд-Джордж, премьер-министр в 1916-1922 гг. В 1920-е гг. из-за аморфности своей государственной и политической позиции партия постепенно утеряла массовую поддержку населения на выборах, и к концу века перешла в разряд малозначимых политических движений. Часть ее членов образовали вместе с отколовшимися социал-демократами Социал-либеральную партию (1988), выступившую с программой парламентских реформ и усиления гарантий гражданских свобод.
Начиная с 1920-х гг. значение политической альтернативы консерваторам в государстве перешло к Лейбористской партии. Партия сложилась в начале XX в. объединением нескольких организаций социалистической ориентации и профсоюзов (1906). Социалистическая ориентация партии была своеобразной: исходя из идей прообраза лейбористов – Фабианского общества, – любое расширение деятельности государства рассматривалось как путь к социализму. С 1918 г. в уставе партии появился пункт о создании общественной собственности на средства производства.
В Хартии 1947 г. фигурировала уже идея «построения государства всеобщего благоденствия». Практические установки партии подразумевали расширение национализации промышленности, усиленное налогообложение богатых и т. п. (тогда как консерваторы, напротив, выступали за укрепление свободного частного предпринимательства и сокращение разных видов социальной помощи государства). Лейбористская партия опиралась на более оформленную организацию. Ее устав (1950) подразумевал возможность коллективного и индивидуального постоянного членства. Коллективное членство, главным образом тред-юнионов, обеспечило массовость партии (свыше 6,5 млн. коллективных и до 0,3 млн. индивидуальных членов к концу XX века).
Создание ФРГ: анализ конституционного устройства и партийно-политической системы. «Эра Аденауэра».
ФЕДЕРАТИВНАЯ РЕСПУБЛИКА ГЕРМАНИИ
(ФРГ) (Bundesrepublik Deutschland) - гос-во в Центр. Европе.Граничит с Данией, Нидерландами, Бельгией, Люксембургом, Францией, Швейцарией, Австрией, ГДР иЧехословакией; на С. омывается водами Сев. и Балтийского морей.
Площ. 248 тыс. км2, нас. 59,3 млн. чел. (сент. 1971, оценка), почти исключительно немцы. Св. 55%верующего нас. - протестанты, св. 44% - католики. Столица - г. Бонн.
Административно ФРГ разделена па 10 земель: Шлезвиг-Гольштейн; Ниж. Саксония; Сев. Рейн-Вестфалия;Рейнланд-Пфальц; Гессен; Бавария; Баден-Вюртемберг; Саар; Гамбург; Бремен.
По конституции 1949, глава гос-ва - президент, избираемый на пять лет Федеральным собранием,состоящим из депутатов бундестага и представителей земель. Высший законодат. орган - парламент, к-рыйсостоит из 2 палат: бундестага (избирается населением на 4 года) и бундесрата (состоит из представителейземель, назначаемых пр-вами земель). Гос. герб и флаг см. в таблицах к статьям Герб государственный иФлаг государственный.—***—***—***—
Исторический очерк
ФРГ возникла в границах оккупац. зон США, Англии и Франции в Германии. Ее создание было подготовленополитикой раскола Германии, к-рую зап. державы стали проводить с первых дней после окончания 2-ймировой войны, вопреки решениям, принятым на Потсдамской конференции 1945, и другим согласованнымрешениям участников антигитлеровской коалиции. Четырехсторонние решения СССР, США, Англии иФранции о демократизации Германии и подготовке к образованию общегерм. пр-ва были сорваны. В адм.аппарате зап. зон оккупации Германии осталось немало бывших активных нацистов. Решения оденацификации здесь не выполнялись или выполнялись формально. Проведенные в Зап. Германии нек-рыеизменения структуры монополий не обеспечили подлинной декартелизации и помогли зап.-герм.монополистам сохранить контроль над пром-стью и финансами. Не допустив принятия Контрольнымсоветом постановления, разрешающего объединение в общегерманском масштабе демократич. партий,оккупац. власти 3 зап. держав всячески поощряли в своих зонах деятельность политич. партий и орг-ций,связанных с монополистич. капиталом и выступавших с сепаратистских позиций. Организация Социалистич.единой партии Германии (СЕПГ) на терр. зап. Германии была запрещена. Руководство С.-д. партии в Зап.Германии фактически поддерживало курс на раскол Германии, хотя и подвергало критике (весьма, однако,непоследовательной) нек-рые аспекты политики бурж. партий.
Передовые силы трудящихся Зап. Германии во главе с Коммунистич. партией Германии (КПГ) выступалипротив политики оккупац. властей, зап.-герм. монополистов и их ставленников. Однако раскол рабочегокласса дал возможность герм. монополистам восстановить свою власть и осуществить планы расколаГермании.
После проходившего в февр. - марте и апр. - июне 1948 Лондонского совещания шести зап. держав (США,Англия, Франция, Бельгия, Нидерланды, Люксембург) оформление сепаратного зап.-герм. гос-ва пошло, всоответствии с намеченным на совещании планом, ускоренными темпами. 20 июня 1948 на терр. Зап.Германии была проведена сепаратная ден. реформа. 1 июля 1948 воен. губернаторы США, Англии иФранции дали указание премьер-министрам зап.-герм. земель приступить к подготовке созыва Учредит.собрания и выработке конституции будущей ФРГ. В авг. 1948 особой группой экспертов был разработанпроект Осн. закона, к-рый был передан на обсуждение 65 представителей зап.-герм. земель (Парламентскийсовет). Это собрание к маю 1949 разработало конституцию зап.-герм. гос-ва, к-рая была утверждена воен.губернаторами США, Англии и Франции и вступила в силу 23 мая 1949. В авг. 1949 в зап. оккупац. зонахГермании прошли выборы в первый бундестаг, к-рый собрался вместе с бундесратом 7 сент. в Бонне дляизбрания президента и создания пр-ва. Первым президентом ФРГ стал Теодор Хейс (один из основателейСвободной демократич. партии). Федеральное коалиц. пр-во в составе представителей трех партий -Христианско-демократич. союза - Христианско-социального союза (ХДС - ХСС, осн. в 1945), Свободнойдемократич. партии (СДП, осн. в 1948) и Немецкой партии (НП, осн. в 1946; в 1961 объединилась соснованным в 1949 Общегерманским блоком в Общегерм. партию) - возглавил К. Аденауэр (ХДС).
С образованием ФРГ была создана гос.-политич. основа для укрепления власти герм. монополий. Быливозрождены под новыми вывесками крупнейшие концерны и банки (концерны Круппа, Тиссена, Ханиеля,Маннесмана, Клёкнера, Хеша, "ИГ Фарбен"; "Дойче банк", "Дрезденский банк", "Коммерцбанк" (т. н. "Большаятройка") и др.). Концентрация производства и капитала достигла в ФРГ исключительно высокого уровня.
К 1954 8 крупнейших концернов Зап. Германии владели почти 72% производств. мощностей всейметаллургич. пром-сти. В руках 15 монополистич. групп концентрировалось 82% зап.-герм. добычи угля.Монополии "АЭГ" и "Сименс" контролировали 75% осн. капитала электротехнич. пром-сти. В целом на 289наиболее мощных акц. компаний Зап. Германии в конце 1953 приходилось 77,8% всей суммы акц. капитала;на крупнейших предприятиях ФРГ с числом занятых 500 и более (2,3% от общего числа предприятий)работало 49,2% занятых в пром-сти и производилось ок. 1/2 пром. продукции страны.
С помощью амер. дотаций и кредитов (зап. оккупац. зоны были включены в систему помощи по плануМаршалла еще в нач. 1948) и мобилизации внутр. ресурсов в ФРГ началось быстрое восстановление пром. ис.-х. произ-ва, транспорта и торговли. Если в 1946 пром-сть зап. оккупац. зон производила менее 1/3 довоен.объема продукции, то к кон. 1949 валовой объем пром. произ-ва ФРГ приблизился к уровню 1936, а к концу1950 достиг довоен. уровня. В 1950 объем пром. произ-ва в ФРГ возрос на 25,8%, в 1951 на 18%. Быстроевосстановление пром. произ-ва обеспечивалось за счет крупных капиталовложений, урезывания нар.потребления при одноврем. форсированном накоплении. Важным фактором, способствовавшим быстромуросту зап.-герм. экономики, являлось наличие больших резервов высококвалифицированной рабочей силы.По офиц. данным, безработица достигала в ФРГ в 1949 10,3% ко всему самодеятельному населению, в 1951- 7,7%, в 1952 - 6,4% (полубезработные, занятые неполную рабочую неделю, не учтены). Этамногочисленная армия безработных, на одну треть состоявшая из переселенцев из бывших вост. областейГермании, послужила огромным резервом дешевой рабочей силы для зап.-герм. предпринимателей, когдарастущее произ-во потребовало дополнит. контингентов рабочих в пром-сть и др. отрасли. Общему роступроиз-ва содействовало также ускоренное развитие машиностроения, приборостроения, электро- техники,оптики и др. отраслей, размещавшихся до раскола Германии преим. на востоке страны. Исключительноважным фактором, содействовавшим быстрому развитию экономики ФРГ, было практич. отсутствие в те годык.-л. прямых расходов на воен. нужды. Гонка вооружений в зап. странах, усилившаяся в связи с началомвойны в Корее, вызвала повышение спроса на машины и оборудование, дала новый толчок развитию зап.-герм. экономики, а также способствовала ее выходу на внешний рынок. Только за 1950 стоимость экспортаФРГ возросла на 120%. С 1952 экспорт из ФРГ стал превышать объем импорта, а положительное сальдоторг. баланса стало неуклонно расти. Ведущее место, как и до войны, в зап.-герм. экспорте вновь занялапродукция тяжелой пром-сти. После нек-рого конъюнктурного замедления роста (1952-53) в экономике ФРГнаступил новый подъем, вызванный расширением осн. капитала, обновлением техники произ-ва иподдержанный спец. гос. мероприятиями с целью ускорить развитие осн. отраслей тяжелой пром-сти. В1953-55 темп ежегодного прироста пром. произ-ва составлял 10-15%. За 1953-56 пром. продукция ФРГвозросла на 39%. Быстрое расширение производств. мощностей сопровождалось нек-рыми инфляционнымиявлениями. В этих условиях пр-во ФРГ приняло ряд мер, направленных на "приглушение конъюнктуры", чтопривело к известному сокращению темпов прироста пром. произ-ва.
Тэтчеризм – британский вариант неоконсерватизма. Анализ внутренней и внешней политики правительства Маргарет Тетчэр.
Расчет был на то, что без этих барьеров значительно оживится внутренняя европейская торговля, усилится экономический рост, и улучшатся показатели занятости. Более важными представлялись потенциальные выгоды для Британии. При нашем развитии сферы услуг и при действовавшей менее жестко и более прозрачной, чем у европейских конкурентов, системе регулирования, британская экономика, по всем расчетам, должна была выиграть», - считала Железная леди.
Некоторые исследователи ссылаются на то, что «Европа» была малоприоритетным направлением в деятельности М. Тэтчер, и ее привязанность к формальному суверенитету действовала как тормоз для развития европейской кооперации Наиболее яркий пример тому - британское нежелание присоединиться к мок. К этому можно добавить, что больше было не «британского нежелания», а отвращения со стороны Мадам нет. М. Тэтчер была далека от планов создания единой валюты, в отличие от министра финансов Н. Лоусона и Дж. Хау, защищавших идею полного участия Британии в валютном сотрудничестве, Сама Железная леди всячески бойкотировала эту мысль. Она лично наложила резолюцию против принятия такого решения.
Высказываясь против создания единой валюты, М. Тэтчер исходила из своего собственного предубеждения против европейской федерации и потери национального суверенитета: «Без выпуска собственной валюты и управления ею государство не может проводить собственную экономическую политику.
Оно не может устанавливать свои процентные ставки в соответствии с существующими условиями: это делают за него наднациональные органы, исходя из наднациональных критериев». Она относила право эмитировать национальную валюту к важнейшим элементам национального суверенитета, передача этого права для нее являлась значительным шагом к ущемлению национального суверенитета. М. Тэтчер также подозревала, что вступление фунта стерлинга в ЕВС превратит Британский банк в местную ветвь немецкого банка. Здесь же сошлемся на британского исследователя Е. Рэйтена, который утверждает, что М. Тэтчер как национальный политик не хотела, чтобы британская валюта попала под влияние сильнейшей денежной единицы ЕВС - немецкой марки и была бы ограничена ею. Сама М. Тэтчер также ссылалась на то, что у нее достаточно резервов стабилизировать фунт и без МОК.
В своей книге «Искусство управления государством» Железная леди написала, что согласие на многие вещи, связанные с валютным сплочением, были ошибкой: «Сейчас мне кажется, что Комиссия никогда не интересовалась экономикой. Она воспринимала экономическую стратегию как некий эквивалент политики, а политику - лишь как борьбу за власть и больше ничего. Единый рынок привлекал те силы, которые видели в нем инструмент для централизации решений».
Если рассуждать, используя логику М. Тэтчер, то приходишь к выводу, что Великобритания в ее деятельности в ЕЭС попала в собственную ловушку.
Принудить Железную леди согласиться на подписание изменений в институциональной системе и создания ЭВС в сторону большего усиления наднациональных полномочий КЕС и ЕП, можно было лишь двумя путями. Во-первых, согласившись на требования возвращения взносов или урезания расходов на САП. Во-вторых, после появления идеи ЕВР - на предложения по скорейшему его воплощению, а в целом, удовлетворив ее экономические пристрастия. В этой трактовке политика Железной леди была очень уязвима.
Отождествление своих убеждений относительно Европы с национальными интересами Британии привело и к кризису в Кабинете. Часть ее министров, настроенных еврооптимистично, говорили, что премьер-министр занимает слишком бескомпромиссную позицию и не соизмеряет силы со своими возможностями.
Таким образом, вопрос о Европе оказался серьезной проверкой на прочность и единство правительства и партии.
Последней трибуной в Европе, на которой М. Тэтчер могла высказать особые позиции в качестве премьер-министра, стал саммит в Риме (1990 г.), проходивший за месяц до отставки Железной леди. Об этой встрече она говорит как «об окончательной битве за будущее Сообщества, которую пресекли». Более того, бой за концепцию развития Европы для М. Тэтчер не увенчался успехом и у себя дома. По справедливому замечанию Дж. Хау, ее отставка была связана с излишней самонадеянностью по вопросу о Сообществе, т. к. для нее исчезла грань между личностью, правительством, партией и нацией. Они соединились в ее сознании в единое целое. Собственные интересы бездоказательно принимались ею за интересы Британии. Отстаивание непререкаемости суверенитета собственного мнения, замаскированного под суверенитет нации, стало одной из причин ее отставки.
«Мужчина в юбке» - именно так чаще всего отзывались о М. Тэтчер оппоненты-мужчины, когда пытались упрекнуть ее в отсутствии женственности. Действительно, очень сложно в мире мужской политики адекватно отреагировать на фразу: «Развора106чивайтесь сами, если вам уж так хочется, а леди не повернет», которую любила повторять Мадам нет.
Внутренняя и внешняя политика Франции в период президентства Ш.де Голля. Анализ доктрины голлизма.
Получив чрезвычайные полномочия, Шарль де Голль сосредоточился на укреплении исполнительной власти, проводя его в ущерб законодательной. Первый шаг – создание новой конституции, которая д.б. усилить власть президента и ограничить власть парламента. 28 сентября 1958 г. нова конституция была внесена на референдум иодобрена народов Франции[1].
Права парламента значительно урезались. А президента – расширялись. Теперь президент был не только главой государства, но и верховным главнокомандующим, осуществлял руководство правительством, назначал премьер-министра и всех высших чиновников страны, подписывал законы, мог распустить национальное собрание, объявить ЧП в стране и в этих условиях взять на себя всю полноту власти. Парламент сохранял право законотворчества, он по-прежнему, состоял из двух палат – Национального собрания и сената, но он лишился большей части своих прерогатив: не мог назначить премьер-министра, комплектовать правительство, сместить президента или ограничить его деятельность.
Президент мог лишиться должности в случае: 1) совершив преступление; 2) доказанно обвинен в шпионаже или государственной измене.
В условиях, когда Шарль де Голль получил чрезвычайные полномочия, 1 октября 1958 г. создана новая политическая партия – «Союз в защиту новой республики» (ЮНР), интересы финансовой олигархии Франции и лично Шарля де Голля.
7 октября 1958 г. принят новый декрет о новой мажоритальной избирательной системе. Выбора в два тура: в первом считались избранными набравшие более в округе; в ходе второго тура допускалось блокирование партий и официальная передача голосов одного кандидата другому.
Подготовка к партийным выборам в напряженной обстановке. Выборы состоялись 23 ноября 1953 г. В перовом тур коммунисты собрали 4 миллиона голосов и одержали победу, но во втором туре их обошли. В результате коммунисты смогли набрать 19% и провели 10 депутатов, а «Союз в защиту новой республики» (17,6%) – 189 депутатов. Шарль де Голль не зря создавал конституцию – он планировал избрание для себя на эту должность и 28 декабря 1958 г. он стал президентом Франции.
Т.о., пятая республика изменила характер управления государством. Если четвертая республика была парламентской, то пятая – президентской.
 
Основная часть политической деятельности Шарля де Голля пришлась на 1960-е гг. С начала 60-х гг. во Франции ускоряется процесс концентрации и централизации производства и капитала. Провожается создание крупных монополий, их сращивание с государственным механизмом. К середине 60-х гг. 10 крупных монополистических объединения контролировали 40% частной собственности страны.
Но не смотря на это, в целом, Франция отставала от других стран, т.к. доля мелких предприятий была очень высока[2]. Существенное явление в развитии Франции – развитие НТР. Ее влияние на экономику выразилось в большом применении автоматизации производства с привлечением ЭВМ, что сказалось на быстром развитии атомной энергетики, строительстве ракет, рост выпуска товаров широкого потребления[3]. НТР оказало влияние на изменение в классовой структур общества. Доля лиц наемного труда увеличилась с 60 до 70%. Численность рабочего класса – 9 миллионов человек. Большая часть работающего населения – мелкобуржуазные слои.
С/х население Франции было больше, чем в США, ФРГ или Великобритании. Хотя численность населения была меньше. Быстро росла численность интеллигенции[4].
Во внешней политике Шарль де Голль опирался на военную и экономическую мощь Франции, провозгласил курс на самостоятельность и независимость. Это же обстоятельство побудило его улучшить отношения с СССР. Возросшая мощь Франции позволила де Голлю потребовать от союзников по НАТО пересмотра вопросов управления этой организацией. Летом-осенью 1958 г. Шарль де Голль в конфиденциальном порядке потребовал от правительств США и Великобритании обеспечить Франции такие же права в управлении блоком, какими они обладали силами. Получив отказ[5], вывел из подчинения НАТО французский флот, базирующийся на Средиземном море, запретил размещать на территории Франции ракетно-ядерное оружие, а имеющееся – вывести. Одновременно большие усилия по созданию собственных ядерных сил и в феврале 1961 г. французы провели в алжирской пустыне успешное испытание ядерной бомбы. Франция вошла в клуб ядерных держав и укрепила де Голля в стремлении к еще большей независимости. Но как венный, в отличии от многих, он отлично понимал катастрофические последствия возможной войны и понимая необходимость разрядки в мире и постепенного разоружения.
Анализ политики «новых рубежей» администрации Д.Кеннеди.
В 1960 Джон Кеннеди принял решение выдвинуть свою кандидатуру на пост президента США. Влиятельный деятель Демократической партии Линдон Джонсон, согласился баллотироваться на пост вице-президента в одном списке с Кеннеди. Победив на президентских выборах Ричарда Никсона -- кандидата Республиканской партии -- Джон Кеннеди 20 января 1961 вступил в должность президента. Его победе во многом способствовала мощная финансовая поддержка семьи, умелая организация предвыборной компании, которой руководил младший брат Роберт Кеннеди.
Особый шарм Джону придавала его утонченная красавица-жена. Не последнюю роль сыграли и личные качества кандидата в президенты, его имидж энергичного, обаятельного политика молодого поколения, который заявил американцам о намерении вывести США на «новые рубежи». Кеннеди проявил себя и блестящим оратором. В своей инаугурационной речи он призвал «не спрашивать, что страна делает для тебя, а спросить себя, что ты делаешь для нее» («Ask not what your country can do for you -- ask what you can do for your country»). История США: хрестоматия: учебное пособие по дисциплине «Всеобщая история» для студ. вузов / Под ред. Э.А. Иваняна. - М.: Дрофа, 2005.-С.72.
Предвыборная программа Кеннеди намечала ряд социально-экономических реформ -- снижение налогообложения, в том числе существенное снижение подоходного налога, принятие комплекса законодательных мер по обеспечению гражданских прав цветного населения, медицинского страховании престарелых, повышение минимума заработной платы, контроля за монополиями. Важное внимание уделялось ускорению темпов экономического развития. В конгрессе законодательные предложения нового президента встретили прохладный прием, особенно в сфере налогообложения и гражданских прав. Кеннеди преодолевал эти препоны со свойственной ему энергией и напором.
Придя к власти Кеннеди выдвинул программу «Новые рубежи», суть которой сводилась к последовательным реформам в различных сферах американского общества. В период президентства Кеннеди произошло увеличение минимальной заработной платы, либерализация социального страхования, приняты законы о жилищном строительстве, о помощи бедствующим районам страны, о переподготовке рабочей силы, о выплате пособий временно безработным. Все эти действия вполне согласовывались со словами самого Кеннеди: «Соединенные Штаты должны двигаться очень быстро даже для того, чтобы стоять на месте».
Его внешнеполитические успехи также были впечатляющи, ведь он руководствовался в своих действиях максимами: « Либо человечество покончит с войной, либо война покончит с человечеством» и «Мы заплатим любую цену, вынесем любую ношу, преодолеем любые трудности, поддержим каждого друга, остановим каждого врага, чтобы обеспечить выживание и успех свободы. Мы принимаем на себя эти обязательства». Внешняя политика эпохи Кеннеди - это сочетание прагматизма и идеализма. Возможно, именно этот коктейль и помог миру избежать глобальной ядерной войны, которая могла разразиться в период Карибского кризиса. В то же самое время, именно при Кеннеди были заложены основы для вторжения во Вьетнам, что и было осуществлено его преемником на посту президента США - Линдоном Джонсоном. Ремонд Р. История Соединенных Штатов Америки. - М.: АСТ: Астрель, 2006.-С.217.
Но как бы то ни было убийство Кеннеди стало шоком не только для Соединенных Штатов, но и для всего мира. На его похороны на Арлингтонском кладбище съехались высшие сановники со всего мира. От Советского Союза в похоронах участвовал Анастас Микоян, но никто бы не удивился, если бы приехал Никита Хрущев. Похороны 35-го президента США Джона Фицджеральда Кеннеди транслировались в Советском Союзе в прямом эфире.
Помимо чисто агитационного эффекта программа «новых рубежей» (а точнее «нового фронтира», New Frontier) отражала понимание необходимости приспособления внутренней и внешней политики США к изменившемуся соотношению сил на международной арене. Дипломатия «новых рубежей» заключалась в обновлении и расширении диапазона как мирных, так и военных методов защиты интересов США в глобальном противоборстве с СССР.
Вместо устаревших доктрин «отбрасывания коммунизма» и «массированного возмездия» администрация Кеннеди провозгласила доктрину «гибкого реагирования» (flexible response). Наряду с готовностью начать глобальную ядерную войну американское правительство допускало возможность применения войск США в «локальных» и «антипартизанских войнах».
Трансформация от социализма к рыночной экономике и либеральной демократии в странах Центральной и Юго-Восточной Европы (сравнительный анализ на примере Польши и Чехословакии).
Путь, который проделали страны Центральной Восточной Европы за два прошедших десятилетия, наполнен событиями, изменившими политическое лицо этих стран. Да и вся Европа стала другой.
Роль и место социал-демократов, демократических социалистов в этих изменениях заслуживает самого серьезного исследования и потому появление такой книги можно только приветствовать.
Реформы, осуществленные правительствами и народами государств Восточной Центральной Европы на рубеже конца 80-х – начала 90-х годов, - очень разные, хотя, конечно, есть и какие-то общие черты. Более значительно отличие хода реформ в странах Центральной и Восточной Европы от того, что делалось в республиках Советского Союза, ставших независимыми государствами. То, что происходило в СССР в период 1985-1991 годов можно определить как движение к демократическому социализму. Реформируя страну, мы не считали политически возможным и экономически целесообразным возвращать ее к временам «дикого капитализма». Перестраивая такой гигантский и сложный по составу социум, каким являлось советское общество, мы должны были считаться со многими его особенностями: громоздкостью и сложностью материального производства, повышенной инерционностью, предопределенной как величиной занимаемой территории, так и большой численностью населения, культурными различиями. Помимо этого нельзя сбрасывать со счета и укорененность административной системы хозяйствования, освещенной опытом нескольких поколений, чрезмерную милитаризацию советской экономики. Эта система, если быть объективным, имела свои значимые заслуги перед народом, такие, как развитое социальное обеспечение, высокий уровень общего образования и науки, победу в войне с фашизмом, многое другое. Скорость ее разумного, социально ответственного реформирования не могла быть столь же высокой, что в странах Центральной Восточной Европы. Непонимание этого, попытки радикалов, оказавшихся у руля власти в России после 1991-го года, предельно ускорить и упростить переход создали огромное количество новых проблем для народа, не разрешив большинства старых. В результате в России сложился уродливый номенклатурный олигархический криминальный порядок, основанный на распродаже практически за бесценок общенациональных ресурсов и безудержном обогащении узкой группы близких к власти лиц. При этом значительная часть общества прозябает в нищете, а правительство планирует восстановить уровень доходов населения, который оно имело в 1989 году, лишь к 2014 году.
На протяжении 90-х годов в России, так же как и в странах Центральной Восточной Европы, шел медленный и противоречивый процесс формирования социал-демократии. Российская социал-демократия в 90-е годы в силу слабости теоретической базы и организационной раздробленности не смогла дать серьезных ответов на вызовы времени. Но можно говорить, что российские социал-демократы после ряда попыток все-таки смогли решить важную задачу – задачу объединения. Созданная в марте 2000 года Российская объединенная социал-демократическая партия собрала и социал-реформаторов из бывшей коммунистической партии, и представителей бывшей социал-демократической оппозиции. Это этапное событие. Произошло оно в тот момент, когда либеральный радикализм вынужден был уйти с российской политической арены, оказавшись бесперспективным. Сейчас социал-демократические подходы, соответствующая им политика, вполне могут оказаться востребованными российским обществом.
В этом предисловии не могу не упомянуть еще об одном важном уроке 90-х – недостатке солидарности между социал-демократами стран Центральной и Восточной Европы. Думаю, что эта базовая ценность социал-демократического мировоззрения должна найти свое новое звучание в глобализующемся мире. Кому, как не социал-демократам должно оппонировать национальному эгоизму, с одной стороны, и, с другой стороны, противостоять антигуманистическим тенденциям глобализации. Кому, как не социал-демократам способствовать превращению Европы, в единый, свободный и справедливый дом для всех, кто в нем живет.
Критически осмысливая исторический опыт, мы, социал-демократы, ищем и находим ответы на вызовы времени. Будем надеяться и работать для того, чтобы влияние социал-демократических идей возрастало и оказывало позитивное воздействие на общество в период происходящих в нем кардинальных перемен. Суть его высказываний состоит в том, что в Чешской Республике, бывшей «образцовой стране» ЦВЕ, после пяти лет правления консервативно-либерального правительства, возглавляемого Вацлавом Клаусом, приходится снова создавать «настоящую рыночную экономику». Сам В. Клаус только что подал в отставку из-за ряда скандалов, связанных с коррупцией, крушением банков, обесцениванием денег и экономическим спадом. Тем не менее, Клаус и его Гражданско-демократическая партия (ГДП) продолжают оставаться решающей силой в чешской политике, способствующей сохранению баланса власти, не смотря на то, что новые выборы, прошедшие через шесть месяцев, привели к формированию правительства меньшинства от социал-демократической партии (СДП), возглавляемого Милошом Земаном.
В большинстве других странах ЦВЕ картина еще хуже: пришедшая в упадок экономика, неэффективная и коррумпированная политика, а отсюда рост недовольства среди населения. Очевидно, что в этих условиях возникает объективная потребность в новом, нетрадиционном подходе к продолжению процесса системных изменений. Это дело достойное социал-демократов, и перед ними стоит трудная задача найти ответы на возникшие проблемы. Но каковы конкретные ответы социал-демократов на эти вызовы? Что в новых обстоятельствах означает «социал-демократия»? Ясно, что необходимо не только правильно сформулировать вопросы, но и постараться найти верные ответы.
Особенно это важно для стран ЦВЕ, где результаты реформ, осуществленных их активными сторонниками, оказались абсолютно неожиданными, и даже теперь, через десять лет, у нас нет надежного теоретического объяснения произошедших изменений, которые привели к совершенно новой глобальной ситуации. При этом одновременно с изменением политических режимов на Востоке и западная социал-демократия переживала свой собственный кризис. После долгого периода политической и культурной гегемонии левых сил демократический социализм оказался во враждебном окружении. Наступили годы неограниченного либерализма – уверенного в себе, нетерпимого и высокомерного.
Гунны в период Великого переселения народов.
В середине 1 тыс. до н. э на территории Алтая, Южной Сибири и Восточного Казахстана начал складываться союз племен, получивший название хунну (гунны). Эти племена заявили о себе в исторических событиях эпохи «Великого переселения народов». Из числа прототюркских союзов, создавших государства, гунны, как и усуни и кангюй, сыграли существенную роль в истории Казахстана.
Территория гуннов в эпоху расцвета империи (177 г. до н.э|) охватывала огромные просторы Евразии - от Тихого океана до берегов Каспийского моря, а позднее и Центральной Европы.
Усиление гуннов и начало формирования империи связано с кризисом в Центральной Азии в III в. до н.э. В то время, как отмечают китайцы, дунху были сильны, а юечжи достигли своего расцвета. Гунны находились между ними, однако стремительное возвышение гуннских племен при Модэ шаньюе и при его сыне Лаошань заставило их признать условия вассалитета. Одновременно гунны начали масштабные походы в Китай. Во К в. До н.э. гунны (заставили династию Хань (Китай) подписать «договор о мире и родстве», согласно которому получили княжну и ежегодную дань в виде «даров» В это время под властью Шаньюев (царей) оказалась территория от современной Кореи до Западного Китая. Затем на востоке гунны подчинили племена «восточных ху» — ухуань, сяньби, обитавших в Монголии. На западе гуннская конница нанесла поражение юечжам в 177 г. до н.э. Оттесненные в Среднюю Азию юечжи завладели территорией греко- бактрийского государства, а затем создали Кушанскую державу.Кризис восточного гуйнского государства наступил с 71 г. до н.э., когда Китай с помощью кочевых соседей гуннов - ухуаней, усуней, динлинов нанес тяжелое поражение. Впоследствии, в 56 г. до н.э., общество гуннов раскололось на южных и северных.
В период кризиса (Ill-IV вв.) гунны двинулись в двух направлениях - к югу и западу и появились в степях юго-восточной Европы в 70-х гг. IV в. Пройдя тысячи километров по сибирским и Уральским степям сквозь земли угро-язычных народов, затем присоединив приазовских алан, гунны переправились через Керченский пролив, разгромили города Боспорского царства. К 376 г. гунны оказались непосредственно у стен Рима.
Завоевание территории Западной Европы началось при Баламере (375 т.), продолжалось при Ругиле (первая треть V в.), и завершилось при Атилле (445-453 г.). К нашествию подключались огромные массы тюрко- и угро- язычных племен. В середине IV века в состав гуннской орды вошли ирано¬язычные аланы, а затем и германоязычные племена. Так была создана гуннская империя в Европе.
Одно из крупных событий времен Западногуннской империи - Каталаунское сражение, известное как «битва народов». Произошла она в 451 г. на территории современной Франции между Римом и гуннами, на поле брани остались убитыми около 200 тыс. человек.
Начатое гуннами «Великое переселение народов» стало началом новой эпохи средневековья и феодализма. Великое переселение народов явилось удачной социальной революцией для Европы, ознаменовавшей конец рабовладельческого способа производства и переход к феодализму.
Территория Средней Азии была освоена гуннами еще в период правления Моде шаньюя. В V в. н.э юго-западные группы гуннов (белые гунны) оказались в непосредственной близости от Сасанидского Ирана. В период междоусобных войн в 450-х гг. царь Пероз в обмен на их помощь эфталитам (белые гунны) уступил восточный Тохаристан (Бактрию). В 484 г. Сасанидская армия была наголову разбита эфталитами. Иран до конца VI в. платил дань белым гуннам. История господства белых гуннов в Средней Азии насчитывает почти два столетия (420-565 гг.).
С 557 г. тюрки стали вести масштабные завоевательные походы, которые завершились к 565 г. полной ликвидацией государства Белых гуннов В западных и восточных источниках белых гуннов часто называют эфталитами, по имени их правителя Эфталаноса (470-496 гг.).
Общественное устройство гуннов имело сложную картину. Во главе страны стоял шаньюй, обладавший в лучшие годы державы неограниченной властью. Согласно источникам, гунны делились на 24 рода, во главе которых стояли «начальники поколения», позже именовавшиеся «начальниками над 10 тысячами всадников». В свою очередь, темник назначал тысячников, сотников и десятников, наделяя их землей с кочующим на ней населением. Несмотря на чрезвычайное усиление центральной власти, в гуннском обществе продолжали действовать народное собрание и совет старейшин.
Мусульманские движения в ХХ в. Движение джадидизма.
проблемы модернизации ислама в последние годы в историко-этнографической науке значительна возросла. Это, прежде всего, связано с проблемами глобализации и международных отношений, где исламская цивилизация предлагает альтернативные пути мирового развития. Ислам как мировая религия находится на пороге коренной и глубокой модернизации, как это случилось с Христианством более 500 лет назад. В истории были моменты, когда ислам подвергся модернизации. Один из таких периодов истории ислама в России и Центральной Азии был период зарождения, становления и активной деятельности движения джадидизма. "Джадидизм" (от араб.جديد‎‎ - "новый" или от араб. جديدية‎‎ - "обновленчество") – это общественно-политическое и культурно-просветительское движение, которое широко распространилось среди мусульманских (преимущественно тюркских) народов в Российской империи и Центральной Азии(следует отметить, что тогда не все области Центральной Азии входили в состав Российской Империи) в конце XIX- начала XX века.Противоположное джадидизму движение в мусульманской среде того времени называлось "кадимизм"-от араб.قديم("старое", "консервативное"). Кадимизм как консервативное общественное течение всегда существовало параллельно с джадидизмом и вступало с ним в ожесточенную борьбу не только на страницах прессы и литературы, но и в реальной жизни. Представители кадимизма яростно защищали ислам, законы шариата, исламское мировоззрение и религиозное образование в обществе[1].Проблема джадидизма в отечественной истории с точки зрении модернизации ислама изучена очень слабо, хотя она широко изучалась как культурно-просветительское и национально-буржуазное движение. Практически нет работ, которые посвящены проблеме джадидизмакак школы модернизации ислама. Очень слабо изучена связь ислама с джадидизмом в этом формате. Более того, мало научных работ на тему общеобразовательной системы в регионах Центральной Азии того времени, которая была сугубо религиозной, т.е. исламской. Джадидизм зародился, прежде всего, внутри этой образовательной системы, чтобы обновлять, реформировать и модернизировать ее. Таким образом, джадизим возник внутри самого ислама, в части его религиозного образования и как его школа модернизации. Но почему-то исследователи на это мало обратили внимание. На наш взгляд, это былосвязано с тем, что джадидизм в революционные годы сразу же попал в поле зрения большевиков как общественно-политическое движение и был использовано против тогда существующих такого рода движений, как пантюркизм, панисламизм и паниранизм. Поскольку советская власть отделила религию от государства, то от прямой связи ислама с джадидизмом пришлось умышленно умалчивать. Этот отпечаток на истории джадидизма сохранился на долгие годы вперед вплоть до сегодняшнего дня.Первые исследования на тему джадидизма появились еще в дореволюционном периоде и принадлежали, преимущественно, самим джадидам. Хотя и встречались работы русских исследователей – туркестановедов. Среди работ того периода были труды известных джадидов С.Айни, Ф.Ходжаева, А.Фитрата, М.Бехбуди, русских миссионеров и чиновников С. Граменицкого, Н.П. Остроумова, А. Александрова, А. И. Добромыслова, Н.А. Бобровникова, Г. Андреева, А. Самойловича и т.д., которые были посвящены основным проблемам джадидизма в дореволюционном периоде. В этих работах изучались следующие вопросы:история появления джадидизма; изучение джадидизма как общественно-культурное явление; основные этапы развития этого явления до революции; новометодные школы джадидов; анализ деятельности джадидского театра, литературы и прессы и т.д.К этим работам можно относиться по разному: некоторые из них имеют религиозное содержание, другие более субъективные и отражаютмнение, прежде всего, самих авторов, третьи несут административный(колониальный) или идеологический характер и т.д. Но следует подчеркнуть, что они бесценны для исторической науки, как первоисточники, касающиеся изучению этой проблемы[2].Если в дореволюционные годы сами джадиды и джадидская литература были под жестким контролем и цензуры местных властей, то в первые советские годы, как было отмечено выше, большевики умело использовали джадидов и джадидовскую идеологию в борьбе против панисламизма, пантюркизма и басмачество в республиках Центральной Азии. В первые годы советской власти появились небольшие работы, которые были написаны историками – джадидами и партийными функционерами. Эти авторы пытались "сделать" из джадидов настоящих революционеров, которые вместе с большевиками боролись за установление советской власти в Туркестане, Хивинском ханстве и Бухарском эмирате. Но в конце 20-х и начале 30-х гг. появились авторы, которые раскрыли буржуазную сущность "джадидизма" и загнали их под гусениц репрессивной машины советской власти.Вся эта травля началась еще в 1926 году с появления критических рецензий историка Г. Туркестанского (псевдоним П. Галузо) на основные работыджадида, революционера и младобухарца - Ф. Ходжаева, которые были посвящены джадидскому движению. П. Галузо жестко критиковал Ф. Ходжаева за то что он якобы преувеличивал роль джадидов в революционных событиях того времени.По его мнению, Ф.Ходжаев также умалчивал о реакционных чертах джадидского движения в целом. В ответ Ф. Ходжаев во втором издании своей книги(1932 г.) признал свою "ошибку" и частично согласился с критиком. Таким образом, в своей новой работе "К истории революции в Бухаре и национального размежевания в Средней Азии" он написал о культурно-просветительской роли джадидизма лишь в период его зарождения,а в остальное время джадиды, по его новой оценки, сыграли негативную роль во всех событиях революции 1917-20-х гг. в Центральной Азии.Это работа выглядела как признание вины. На наш взгляд, это было не только признанием, нои приговором, который вынес себе самому и всему джадидскому движению главный джадид того времени. После этого долгое время(до конца 50-х гг.) о джадидах, как о "врагах народа", стали писать меньше и меньше, хотя некоторые работы иногда появились в печати. Как правило, они носили не объективный характер, поскольку архивные материалы на эту тему к этому времени уже были закрыты
Политический портрет Кемаля Ататюрка
В 1905—1907 годах вместе с Лютфи Мюфит-беем (Оздешем) служил в 5-й армии, дислоцированной в Дамаске. В 1907 году Мустафа Кемаль был повышен в звании и получил направление в 3-ю армию в город Монастири.Уже во время учёбы в Салониках Кемаль участвовал в революционных обществах; по окончании Академии примкнул к младотуркам, участвовал в подготовке и проведении Младотурецкой революции 1908 года; впоследствии, ввиду разногласий с лидерами младотурецкого движения, временно отошёл от политической деятельности.В 1910 году Мустафа Кемаль был направлен во Францию, где присутствовал на пикардийских военных манёврах. В 1911 году начал служить в Стамбуле, в Генштабе вооружённых сил. На войне, начавшейся в 1911 году со штурма Триполи итальянцами, Мустафа Кемаль вместе с группой своих товарищей сражался в районе Тобрука и Дерне. 22 декабря 1911 года Мустафа Кемаль одержал победу над итальянцами в сражении под Тобруком, а 6 марта 1912 года был назначен на пост командующего османскими войсками в Дерне. В октябре 1912 года началась Балканская война, в которой Мустафа Кемаль принял участие вместе с военными подразделениями из Галлиполи и Болайыра. Он сыграл большую роль в деле отвоевания Дидимотихона (Диметоки) и Эдирне у болгар.В 1913 году Мустафа Кемаль был назначен на пост военного атташе в Софии, где в 1914 году он получил звание подполковника. Там Мустафа Кемаль прослужил до 1915 года, когда был направлен в Текирдаг для формирования 19-й дивизии.Кемаль в Первой мировой войнеВ начале Первой мировой войны Мустафа Кемаль успешно командовал турецкими войсками в битве за Чанаккале (см. Дарданелльская операция).18 марта 1915 года англо-французская эскадра попыталась пройти пролив Дарданеллы, однако понесла тяжёлые потери. После этого командование Антанты приняло решение высадить десант на полуострове Галлиполи. 25 апреля 1915 года англо-французы, высадившиеся на мысе Арыбурну, были остановлены 19-ой дивизией под командованием Мустафы Кемаля. После этой победы Мустафа Кемаль был произведен в полковники. 6-7 августа 1915 года английские войска вновь перешли в наступление с полуострова Арыбурну.Во время высадки войск Австралийского и Новозеландского корпуса и иных британских частей на Галлипольском полуострове в ходе Дарданелльской операции, в наиболее отчаянный момент сражений, утром 25 апреля 1915 года, в приказе дня для своего 57-го полка Кемаль написал: «Я не приказываю вам наступать, я приказываю вам умереть. Пока мы будем умирать, другие войска и командиры смогут прийти и стать на наши места». Весь личный состав 57-го полка погиб к концу сражения.6 — 15 августа 1915 года группа войск под командованием германского офицера Отто Сандерса и Кемаля сумела воспрепятствовать успеху британских сил при высадке в заливе Сувла. Затем последовали победа при Киречтепе (17 августа) и вторая победа при Анафарталар (21 августа).После битв за Дарданеллы Мустафа Кемаль командовал войсками в Эдирне и Диярбакыре. 1 апреля 1916 года он был произведён в дивизионные генералы (генерал-лейтенант) и назначен командующим 2-й армии. Под его командованием 2-я армия в начале августа 1916 года сумела ненадолго занять Муш и Битлис, но вскоре была выбита оттуда русскими.
Внешняя политика Сасанидов.
Возникшая в первой половине III века на месте Парфянского царства Сасанидская держава с первых же лет своего существования начала проводить крайне агрессивную внешнюю политику[1][2]. На западе главным противником Сасанидов являлась Римская империя[2]. Кроме того, Персия стремилась взять под свой контрольАрмению — важнейшего союзника Рима в Передней Азии[3], а также Иберию[4].
В 230-х — 280-х гг. внешняя политика Сасанидов на западе была в целом успешной, чему в немалой степени способствовал кризис, который переживала Римская империя. Однако после вступления на престол императора Диоклетиана ситуация в Римском государстве стабилизировалась[5], что создало предпосылки для успешной борьбы с персидскими вторжениями на территорию империи[6].
В 296 г. персидский шаханшах Нарсе вторгся на территорию Армении, изгнав оттуда Тиридата III, а затем — в восточные провинции Римской империи[7]. Против Нарсе была направлена армия во главе с императором Галерием[8]. В одной из битв в 297 г. римляне потерпели серьёзное поражение, что заставило их стянуть на восточную границу дополнительные части с Дуная и из Иллирии[9], а также призвать на помощь армянские войска. В 298 г. в решающем сражении при Сатале в Армении армия Галерия нанесла персам сокрушительное поражение[7]; кроме того, в руки римлян попали члены царской семьи и обоз[10]. В результате Нарсе был вынужден пойти на мирные переговоры[11].
Участники переговоров[править | править вики-текст]
По согласованному решению Диоклетиана и Галерия представителем Римской империи на мирных переговорах был назначен magister memoriae Сикорий Проб[12]. С персидской стороны в переговорах участвовали сам шаханшах Нарсе, а также его приближенные: Аффарба, Архапет и Барсаборс[12].
Условия договора[править | править вики-текст]
Сведения об условиях Нисибисского мирного договора содержатся, главным образом, в двух источниках: это сочинения Аммиана Марцеллина[13] и Петра Патрикия[12].
Согласно Аммиану, по условиям Нисибисского мира к Риму перешли пять областей в Верхней Месопотамии: Арзанена, Моксоена, Забдицена, Регимена и Кордуэна.
Петр Патрикий сообщает более подробные сведения и перечисляет целый ряд условий римско-персидского договора:
передача Риму Интилены, Софены, Арзанены, Кордуены и Забдицены;
установление границы между Римской империей и Сасанидским царством по Тигру;
определение четкой границы между Персией и Арменией (по границе Мидии);
назначение царей Иберии переходит в ведение римских императоров;
определение Нисибиса единственным местом торговли между Римом и Ираном.
В перечнях Аммиана и Петра совпадают названия трёх областей: Арзанены, Кордуэны и Забдицены. Что касается двух остальных, то здесь, скорее всего, предпочтение следует отдать списку Аммиана, имевшего достаточно высокое положение при императорском штабе в момент заключения мирного договора 363 г. (при описании которого историк и сообщает о договоре 298 г.) и, следовательно, вряд ли допустившего ошибку в таком важном вопросе[14].
Образование государства Сельджукидов.
 1038 по 1055 год сельджуки овладели Хорасаном, Хорезмом, Западным Ираном, Азербайджаном и Ираком. Аббасидский халиф аль-Каим вынужден был признать Тогрул-бека (1038—1063) султаном и «царем Востока и Запада». Сельджукский султан считался наместником халифа, а сам халиф сохранял за собой только номинальный суверенитет и духовный авторитет. Столицей государства Тогрул-бека был город Рей.
При Алп-Арслане (1063—1072) и Мелик-шахе I (1072—1092) сельджуки завоевали Армению, почти всю Малую Азию, а затем — Сирию и Палестину. После овладения Грузии, Ширвана и Мавераннахра их правители стали вассалами сельджукских султанов. Наибольшего военно-политического могущества Великая Сельджукская империя достигла при Мелик-шахе[1].
С конца 11 века Сельджукская империя стала клониться к упадку. Основной причиной упадка стали: первый крестовый поход, из-за которого империя утратила Грузию, Ширван, прибрежные части Малой Азии, часть Сирии и Палестину; рост феодальной раздробленности и сепаратистские стремления вассалов. При Тогрул-беке были выделены обширные уделы членам Сельджукского рода, некоторые из которых со временем превратились в фактически самостоятельные султанаты: Керманский, 1041—1187; Сирийский, 1074—1117; Конийский, или Румский, 1077—1307[1].
Султаны раздавали знати и рядовым воинам военные лены — икта, что давало возможность султану удерживать власть. В конце 11 века завершились большие завоевания, приносившие знати новые земли и военную добычу, что привело к изменению политической ситуации в стране. Знать начала стремиться превратить свои владения в юридически наследственные, а свою власть над райятами — в неограниченную; владетели крупных ленов поднимали мятежи, добиваясь независимости (Хорезм в 1-й половине 12 века). В сложившейся ситуации султан стал искать для себя опору в иранской чиновной знати, заинтересованной в существовании сильного государственного аппарата и сильной централизованной власти, однако эта попытка возродить староиранскую традицию централистской политики потерпела неудачу[1].
После смерти Мелик-шаха Великая Сельджукская империя была охвачена междоусобиями; султанский престол последовательно переходил от одного сына Мелик-шаха к другому. Махмуду (1092—1094), Баркияруку (1094—1104), Мелик-шаху II (1104—1105) и Мухаммеду (1105—1118) приходилось бороться не только со знатью, но и с движениемисмаилитов. В 1118 году султанат был разделен между сыном Мухаммеда — Махмудом и его дядей — Санджаром. Первому достался Иракский султанат (Западный Иран, Ирак и Азербайджан) со столицей в городе Хамадан, второму Хорасан, Хорезм и Мавераннахр со столицей в городе Мерв.После вторжения в Среднюю Азию каракитаев все области к востоку и северу от Амударьи были потеряны для Сельджукской империи. В 1153 году восстали кочевавшие близ горда Балха огузы, которые разбили войско выступившего против них Санджара и взяли в плен его самого; вслед за тем балхские огузы подвергли опустошению Хорасан. Завоевания Хорезм-шаха Текеша положили конец Иракскому султанату. Последний остаток распавшейся империи —Ионийский султанат просуществовал до начала 14 века[Внутренняя и внешняя политика сегуната Токугава.
Первое раннеклассовое государство на территории Японии образовалось в IV в. н.э. на базе племенного союза Ямато. С конца XII в. до середины XIX в. (с некоторыми промежутками) государственная власть находилась в руках военно-феодальных правителей – сегунов (император оставался религиозным главой государства).
Сначала XVII в., с установлением сегуната Токугава, Япония оказалась закрытой для внешнего мира. Самоизоляция Японии была прервана в 1853г., когда Япония подписала с США договор, открыв для американских кораблей ряд портов. Аналогичные договоры были заключены с некоторыми другими странами, в том числе с Россией (трактат о торговле, 1885г.).
По первому российско-японскому договору граница между двумя странами была проведена между островами Уруп и Итуруп. Сахалин остался в совместном владении (Россия получила его в полное владение по договору с Японией через 20 лет, уступив взамен Японии все Курильские острова).
Ликвидация режима сегуната и восстановление власти императора после революции 1867 - 1868гг. (Мэйдзи Исин) расчистили путь для капиталистического развития Японии. С конца XIX в. Япония встала на путь войн и территориальных захватов. После войны с Китаем Япония отторгла Тайвань, после русско-японской войны 1904 -1905гг. - Южный Сахалин. Японская интервенция на российский Дальний Восток 1918 - 1922гг. закончилась неудачей, но в 1931г. японские войска оккупировали Маньчжурию, в 1937г. начали войну против Китая.
Заключив союз с Германией и Италией, Япония развернула в 1941г. широкомасштабную войну на Тихом океане, но в конечном счете потерпела поражение под натиском союзных держав, в том числе СССР, который по договоренности с США и Великобританией вступил в войну с Японией в августе 1945г. В соответствии с Ялтинским соглашением трех держав (СССР, США, Великобритании) после окончания войны Советскому Союзу был возвращен Юж. Сахалин и переданы Курильские острова.
В результате поражения в войне Япония утратила все колонии, потеряла 25% национального богатства, оказалась отброшенной на 2-3 десятилетия назад. Страна была оккупирована американскими войсками. Вместе с тем Япония получила возможность развития по пути демилитаризации и демократизации, которая была эффективно использована.
Конституция 1947г. провозгласила суверенную власть народа, демократические права и свободы. Император лишался властных функций. Япония отказывалась от применения вооруженной силы как средства решения международных споров. Эти реформы заложили основу для последующего быстрого экономического развития страны, выведшего ее в число ведущих государств мира, для формирования своеобразной системы социальной и политической стабильности.
В то же время развернувшаяся “холодная война”, а также война в Корее 1950 - 1953гг. на десятилетия вперед оказали воздействие на формирование внешней политики Японии, на ее деятельность на международной арене. Одновременно с подписанным в сентябре 1951г. Сан-Францисским мирным договором был заключен Японо-американский договор о гарантии безопасности, в соответствии с которым США получили право держать на территории Японии свои вооруженные силы и создавать военные базы.
В 1960г. США и Япония заключили новый договор о взаимном сотрудничестве и гарантии безопасности, который с 1970г. автоматически продлевается.
Завоевательная политика турецких султанов и образование Османской империи.
Глава XLVII. Османская империя в XIV—XV вв.
Для истории турецкого народа, а также стран Юго-Восточной Европы весьма большие последствия имело образование турецкой (Османской) империи. Османское государство сложилось в процессе военной экспансии турецких феодалов в Малой Азии и на Балканском полуострове. Завоевательная политика, которую вело Османское государство, обусловила многовекового борьбу населения южнославянских стран, народов Венгрии, Молдавии и Валахии против турецких завоевателей.
Малая Азия к началу XIV в. Османы
При нашествии монгольских завоевателей на Среднюю Азию кочевое объединение тюрок-огузов из племени кайы всего в несколько тысяч шатров, откочевало на запад вместе с хорезмшахом Джелал-ад-дином и поступило затем на службу к сельджукскому султану Рума, от которого вождь огузов-кайы Эртогрул получил в 30-х годах XIII в. небольшое феодальное владение по реке Сакарья (по гречески Сангарий), на самой границе византийских владений, с резиденцией в городе Сёгюд. Эти огузы вошли в состав складывавшейся в Малой Азии при Сельджукидах турецкой народности.
К началу XIV в. Румский султанат Сельджукидов распался на десять эмиратов, в их числе был и Османский эмират. Большая часть остававшихся еще в северо-западной части Малой Азии владений Византии была завоевана сыном и преемником Эртогрула Османом I (приблизительно 1282—1326), который сделал своей столицей город Бурсу (по-гречески Бруса 1326 г. ). Осман дал свое имя династии и своему эмирату Малоазиатских турок, вошедших в состав Османскою государства, стали также называть османами (османлы).
Образование и рост Османской империи
Османские турки с самого начала направили свои завоевания против пришедшей в упадок и крайне ослабевшей Византии. На службу к Османскому государству поступало много добровольцев-воинов разного этнического происхождения из других мусульманских стран, а больше всего турецких кочевников из малоазиатских эмиратов. Феодализированную кочевую знать с её ополчениями привлекала возможность лёгких завоеваний, захвата новых земель и военной добычи. Так как у кочевников все мужчины были воинами, а лёгкая конница турок, как у всех кочевников, обладала большой подвижностью, Османскому государству было всегда легко сосредоточить в необходимый момент крупные военные силы для нападения. Устойчивость патриархально-феодальных отношений среди кочевых племён делала их ополчения, отличавшиеся высокими боевыми качествами, более сплочёнными и крепкими, нежели ополчения Византии и её балканских соседей. Турецкая знать, получая от османского государя значительную часть вновь завоёванных земель в ленное владение, помогла Османскому эмирату совершить обширные завоевания и усилиться. При сыне и преемнике Османа I — Орхане (1326—1359), взявшем Никею (1331 г.), завоевание византийских владений в Малой Азии было завершено.
На владения Византии на Балканском полуострове (Румелию (Румелия — по-турецки «Рум эли», или «Рум или», т. е. страна греков.), как говорили турки) турки совершали вначале только набеги ради военной добычи, но в 1354 г. они заняли важный опорный пункт на европейском берегу Дарданелл — город Галлиполи и приступили к завоеваниям на Балканском полуострове. Успехам турок способствовали политическая раздробленность стран Балканского полуострова, феодальные усобицы внутри этих государств и борьба их друг с другом, а также с Генуей, Венецией и Венгрией. После смерти Орхана его сын Мурад I (1359—1389), носивший уже титул султана, завоевал Адрианополь (1362 г.), а затем почти всю Фракию, Филиппополь, долину реки Марицы и стал быстро продвигаться на запад. Свою резиденцию Мурад I перенёс в Адрианополь (турецкий Эдирне). В 1371 г. турки одержали победу в битве на берегу Марицы. 15 июля 1389 г. они одержали ещё более важную победу на Косовом поле.
Завоевания Мурада I облегчались большим численным перевесом его ополчений над разрозненными силами Балканских государств и переходом на его сторону части болгарских и сербских феодалов, принявших ислам, чтобы сохранить свои владения. Захватнические походы Османского государства велись под идеологической оболочкой «войны за веру» мусульман с «неверными», в данном случае с христианами. Завоевательные войны османских султанов отличались большой жестокостью, ограблением захваченных территорий, уводом мирных жителей в плен, опустошениями, пожарами и резнёй. Население завоёванных городов и деревень нередко поголовно угонялось в рабство. Греческий историк XV в. Дука сообщает, что из-за массового угона населения в плен османскими войсками и резни «вся Фракия до самой Далмации стала пустынной». Болгарский автор монах Исайя Святогорец писал: «...Одни из христиан были перебиты, другие уведены в рабство, а тех, которые остались там (т. е. на родине), косила смерть, ибо они умирали от голода. Опустела земля, лишилась всех благ, погибли люди, исчезли скот и плоды. И поистине тогда живые завидовали тем, которые умерли раньше».
Предпосылки образования государства мамлюков.
Государство Мамлюков (так называли в Египте белых рабов) - наиболее значительное политическое образование (1250-1517) на Ближнем Востоке в эпоху развитого феодализма. К середине XIII в. мамлюки составляли большинство египетской армии. Захватив власть в Египте в 1250 г. в результате убийства последнего Аййубида, Туран-шаха, они образовали две династии: Бахри, или тюркскую (1250-1390), и Бурджи, или черкесскую О 390-1517).
Название первой из них связано с тем, что султаны этой династии по происхождению относились к тюркской народности половцев, кочевавших в причерноморских степях, входивших в то время в Золотую Орду; монголы захватывали их в плен и продавали в рабство итальянским купцам, а те вывозили их морем (араб. бахр) и сбывали египетским султанам. Обезлюдение со временем половецкой степи вследствие войн побудило монголов к обращению в рабство жителей Северо-Западного Кавказа, откуда и происходит название второй династии - Бурджи (от араб. бурдж - "крепость"; известно, что первый полк из кавказских мамлюков, созданный еще султаном Калауном, был размещен им в башнях каирской крепости).
Из ранних мамлюкских султанов наиболее известны Кутуз (1259-1260), разбивший вторгшееся глубоко в Сирию монгольское войско при Айн Джалуте (1260 г.), и Бейбарс Бундукдари (1260-1277), который вел также успешную борьбу с крестоносцами. Под суверенитетом мамлюкского Египта находились Сирия, Барка, Нубия, Йемен, Хиджаз, а с 1375 г. - Киликия.
Социальные отношения Египта при Бахри характеризуются дальнейшим развитием института военных икта, ставших преобладающей формой феодального землевладения. Естественно, что на египетскую военную и, следовательно, земельную иерархию большое влияние оказали монгольские порядки. Структура постоянной египетской армии, численность которой сравнительно с эпохой Салах ад-дина возросла вдвое, стала более четкой, появились эмиры 5, 10, 40 и 100 мамлюков; на содержание им предназначалось 2/3 доходов с икта их эмира, тогда как ранее число мамлюков, находящихся на службе эмира, и их обеспечение целиком зависели от произвола эмиров.Все земли, облагавшиеся хараджем, делились в Египте в ту эпоху на 24 доли (карат). Из них до 1298 г. 20 киратов составляли икта (по 10 киратов принадлежало свободным наемникам-гвардейцам халка и эмирам с их мамлюками), а 4 кирата предназначались на содержание личных мамлюков и двора султана. Продажа и передача икта по наследству не разрешались.
О стремлении ранних мамлюкских султанов к увеличению домена, или собственно государственных (или султанских, что в источниках неразличимо) земель, свидетельствуют происходившие при них земельные переделы (равк): в начале 1298 г. ("равк Хусами") и в конце 1315- начале 1316 г. ("равк Насири"). Султан Хусам ад-дин Ладжин (1296-1299) опасался как выступлений своих свергнутых предшественников, так и нового вторжения монголов в союзе с правителями Киликии и стремился создать новую армию из мамлюков, для которой выделил 9 киратов самых лучших земель. Личные владения султана остались в прежних пределах, а икта халка и эмиров с их мамлюками уменьшились с 20 до II киратов, причем у эмиров были отняты захваченные ими икта халка. Однако эмиры составили против султана заговор, убили его и присоединили к своим владениям земли выделенных 9 киратов. Таким образом, цель передела достигнута не была.
Второй передел был произведен султаном Насиром Мухаммадом во время его третьего правления (1310-1341). Из 24 египетских киратов султан выделил в свое владение 10 (вместо прежних четырех), возвратив себе, в частности, земли, некогда проданные казной; остальные 14 киратов отошли к "эмирам, халка и прочим". Султанские 10 киратов впоследствии также были розданы в икта (в 1340-1341 гг. - султанским мамлюкам), так что реального увеличения домена, видимо, не произошло.
Культура Китая периода империи Тан.
Династия Тан была основана Ли Юанем, крупным землевладельцем родом из северного пограничья Китая, населённого народностью табгач — китаизированными потомками степняков-тоба, в своё время охарактеризованными востоковедомЛ. Гумилёвым как этнос, «в равной степени близкий Китаю и Великой Степи». Ли Юань вместе со своим сыном Ли Ши-минем одержал верх в гражданской войне, поводом к которой послужила жёсткая и безрассудная политика последнегосуйского императора Ян-ди («Справедливая война»), и вскоре после его смерти в 618 году взошёл на престол в Чанъанипод династическим именем Гао-цзу. Впоследствии он был отстранён от власти Ли Шиминем, однако основанная им династия Тан сохранилась и находилась у власти до 907 года с небольшим перерывом в 690—705 годах (правление императрицы У Цзэтянь, выделяемое в особую династию Чжоу).[1] Мир и порядок в стране позволил сосредоточить все силы народа на благо Китая. Процветали сельское хозяйство, кустарные ремёсла и торговля. Новых успехов достигли технологии ткачества, красильного дела, гончарного производства, металлургии,кораблестроения. Вся страна покрылась сетью сухопутных и водных путей сообщения. Китай установил экономические и культурные связи с Японией, Кореей, Индией, Персией, Аравией, другими государствами при Тайцзуне.
Развиваются наука и техника. В 725 году нашей эры мастерами И Сином и Лян Линцзанем сконструированы первые механическиечасы с анкерным механизмом. Распространяется пороховое оружие: сначала в виде устройств для фейерверков, ракет и «огненных змеев» на флоте, затем и в виде настоящих орудий для стрельбы снарядами.
По всей стране распространилось чаепитие. Формируется особое отношение к чаю: чайное искусство (Ча И, 茶艺), благодаря которому чай, ранее рассматривавшийся как лекарство или один из продуктов питания, превратился в важный элемент китайской культуры. Китайская классическая литература увековечила имена знаменитых мастеров чайной церемонии эпохи Тан — Лу Туна и Лу Юя.
Образование Арабского халифата.
Арабская государственность зародилась на Аравийском полуострове. К VI в. процесс феодализации в Аравии стал охватывать все большее число областей, этот процесс затронул прежде всего те регионы, где было развито земледелие. Там же, где господствовало кочевое скотоводство преобладали родо-племенные отношения. Арабские племена, населявшие Аравийский полуостров, делились на южноарабские (йеменские) и североарабские. Особо следует сказать о предшествующей истории Йемена, которая относится к I тысячелетию до н. э. Последнее рабовладельческое государство в Йемене — Химьяритское царство, возникшее во II в. до н. э. прекратило свое существование в конце первой четверти VI в. Основой экономики здесь было земледелие, связанное с наличием обильных водных источников. Население делилось на благородных (знать), купцов, свободных земледельцев, свободных ремесленников и рабов. Более ранее по сравнению с остальной Аравией развитие Йемена стимулировалось той посреднической ролью, которую он играл в торговле Египта, Палестины и Сирии, а со II в. н. э. и всего Средиземноморья, с Эфиопией (Абиссинией) и Индией. На западе Аравии была расположена Мекка — важный перегрузочный пункт на караванном пути из Йемена в Сирию, процветавший за счет транзитной торговли.
Другим крупным городом Аравии была Медина (Ясриб), которая была центром земледельческого оазиса, но и здесь проживало некоторое количество купцов и ремесленников.
Но к началу VII в. большая часть арабов, проживавших в центральных и северных областях, оставалась кочевниками (бедуины-степняки); в этой части Аравии шел интенсивный процесс разложения родо-племенного строя и начали складываться раннефеодальные отношения. Рабовладельческое же общество Йемена переживало в VI в. острый кризис.
Доисламская арабская религия основывалась на многобожии. Существовало представление и о верховном божестве, которого называли аллахом (арабское ал — илах).
Разложение родо-племенного строя и появление феодальных отношений привели к упадку старой религиозной идеологии. Торговля арабов с соседними странами способствовали проникновению в Аравию христианства (из Сирии и Эфиопии, где христианство утвердилось в IV в.) и иудейства. В VI в. в Аравии появилось движение ханифов, признававших единого бога и заимствовавших у христианства и иудейства некоторые верования, общие у этих двух религий. Это движение было направлено против племенных и городских культов, за создание единой религии, признающей единого бога. Новое учение возникло в тех центрах Аравии, где феодальные отношения получили большее развитие, — прежде всего в Йемене и городе Ясрибе. Движением была захвачена и Мекка, где одним из представителей его был купец Мухаммед, который и явился основателем новой религии — ислама (ислам — покорность). В Мекке это учение встретило оппозицию со стороны знати, в результате чего Мухаммед и его последователи вынуждены были в 622 г. бежать в Ясриб. От этого года ведется мусульманское летоисчисление. Ясриб получил название Медины, т. е. города Пророка (так стали называть Мухаммеда); здесь была основана мусульманская община как религиозно-военная организация, которая вскоре превратилась в политическую силу и стала центром объединения Аравии в единое государство. Ислам с его проповедью братства всех мусульман, независимо от племенного деления, был принят прежде всего простым народом, который давно потерял веру в могущество племенных божков, не защитивших их от кровавой родо-племенной резни, бедствий и разорения.
Вначале знать (прежде всего мекканская) враждебно отнеслась к исламу, но в дальнейшем изменила свое отношение к мусульманам, видя, что происходящее под их главенством политическое объединение Аравии было и в интересах богатых. Ислам признавал рабство, защищал частную собственность. В 630 г. между противоборствующими силами было достигнуто соглашение, по которому Мухаммед был признан пророком и главой Аравии, а ислам новой религией. Вскоре представители родо-племенной и торговой знати вошли в состав высшей иерархии мусульман.
К концу 630 г. значительная часть Аравии признала власть Мухаммеда, что означало образование Арабского государства (халифата). Так были созданы условия для объединения оседлых и кочевых арабских племен в единый народ с единым арабским языком.
Социально-экономическое развитие Турции в 60-70-гг. ХІХ в.
Конституция 1876 г.
Она, правда, не сделалась колонией какой-либо одной страны. Борьба между претендентами на «оттоманское наследство» исключала такой исход. Тем не менее, Турция потеряла свою независимость и активно превращалась в полуколонию западных держав. Еще в период домонополистического капитализма захватили важные экономические и политические позиции в Османской империи. Режим капитуляций, займы и концессии, Оттоманский имперский банк, инонациональная компрадорская буржуазия, международная опека над проливами – все эти рычаги воздействия уже существовали. «Турция вовлекалась в мировой рынок – как источник сырья, как рынок сбыта промышленных европейских товаров и как сфера приложения капиталов. Спрос на сырье сопровождался ростом сельскохозяйственного производства, особенно технических культур – табака и хлопка. На вывозе этих товаров наживались, прежде всего, иностранцы и их посредники - инонациональная компрадорская буржуазия. В городах возникали фабрики, ориентированные на нужды иностранного капитала – хлопчатобумажные, табачные маслобойные. В местах залежей полезных ископаемых строились шахты и рудники. Появились первые железные дороги. Развитие турецкого капитализма шло в ненормальных условиях. Промышленность ограничивалась исключительно первичной переработкой сырья, остальные отрасли практически свертывались. Некоторое исключение составляла ковровая промышленность, которая стала работать на экспорт. Но прежде Турция вывозила и другую готовую продукцию – шелка, бархат, сукно, сафьян, оружие. Теперь же французские сатины, английский бархат, итальянские шелковые ткани фактически привели к разорению собственных турецких ремесленников. Иностранные товары встали на пути развития собственно турецкой промышленности и сделались основной причиной ее застоя и деградации. И главное – многие предприятия принадлежали вовсе не туркам, Их владельцами были либо иностранцы, либо инонациональной буржуазии» /Еремеев, 1980, с. 121-122/. Международная обстановка на Ближнем Востоке начала осложняться тотчас после поражения Франции при Седане. Россия получила возможность освободиться от стесняющих ее свободу статей Парижского трактата и объявила (30 октября 1870 г.) о намерении строить корабли и меть укрепления на Черном море. Совершенно неспособной отвечать на эти сложные и противоречивые факторы оказалась и сама центральная власть. Так, 30 мая 1876 г. султан Абдул-Азиз был свергнут и убит, хотя официально было объявлено о самоубийстве. Его сменил Мурад, но вскоре он заболел «душевной болезнью». 31 августа 1876 г. произошла новая смена власти. На престол вступил АБДУЛ-ХАМИД П. Мидхат паша (лидер младотурок) взял с него торжественное обещание ввести вскоре конституционный строй. Вскоре сам Мидхат занял пост великого визиря и сам приступил к выработке конституции. 23 декабря 1876 г. Конституция. День объявления конституции был приурочен к первому пленарному заседанию международной конференции по выработке реформ в Турции. Разработанная при активном участии Мидхат паши конституция, бесспорно, была для Турции прогрессивным актом. По конституции предусматривалось создание двухпалатного парламента.
Используя рычаги государственного и полицейского нажима, младотурки стали проводить в стране политику «османизма». Согласно этой политике объявлялось о равенстве всех подданных султана, которые независимо от своей национальности, стали называть «османами». Одновременно в качестве главной государственной задачи провозглашалось сохранение «единой и неделимой» Османской империи. Фактически это была политика насильственной ассимиляции нетурецкого населения империи. Македонским и албанским четникам было предложено незамедлительно сдать оружие /Новичев, 1978, с. 172/. Однако в стране существовали и более «правые» и реакционные организации, для которых даже режим младотурок был враждебен. Так, парламента страны открыто действовала партия «Ахрара». Представители высшего духовенства создали организацию «Мусульманская лига». В апреле 1909 г. при активном участии партии «Ахрар» и «Мусульманской лиги» начался контрреволюционный мятеж стамбульского гарнизона. Младотуркам пришлось бежать из столицы. На короткий срок была снова восстановлена неограниченная власть Абдул-Хамида. Однако большая часть армии не поддержала заговорщиков и выступила пролтив султана. Вскоре в Стамбул вступили прибывшие из Македонии воинские части, возглавляемые младотурками. Парламент низложил Абдул-Хамида и новым султаном был провозглашен Мехмед. К этому времени завершился процесс превращение организации «Единение и прогресс» в единую политическую партию. В новое правительство вошли ее лидеры. Но официальный приход к власти младотурок произошел на основе их приспособления к старому строю. Началась быстрая эволюция младотурок в сторону реакции, и они установили в стране режим, мало чем отличающийся от диктатуры Абдул-Хамида. Революция в Турции несомненно носила верхушечный характер. Ни одна из коренных задач, стоящих перед странно, не была решена. Приход к власти младотурок не изменил существенным образом надстройки Османской империи. Партия «Единение и прогресс», став правящей партией, превратилась в помещичье-компрадорскую партию которая отстаивала интересы правящих феодальных и компрадорских кругов. 1.3 Турция в годы мировой войны Таковы были позиции держав в «восточном вопросе» и состояние самой Турции к началу ХХ в. Лишенная экономической и политической независимости, скованная средневековыми феодальными отношениями, беспощадно огрубляемая иностранным капиталом при помощи и содействии своего султана, Оттоманская империя являла собой поистине жалкую картину бессилия и развала. Народы империи - турки и нетурки, мусульмане и немусульмане - тяжко страдали под двойным гнетом своих и чужеземных поработителей. Турция занимала самое видное место в ближневосточной политике империалистических держав как крупнейшая и наиболее влиятельная из числа мусульманских стран. Кроме всего прочего - Турция обладала важнейшими в военно-стратегическом плане факторами - проливами Босфор и Дарданеллы. Поэтому тотчас после сараевских выстрелов великие державы по-новому стали глядеть на турецкий вопрос. При этом вся вторая половина ХІХ в. после Крымской войны прошла под несомненным контролем Англии и Франции. И только в самом конце века среди претендентов на «оттоманское наследство» появился новый претендент - Германия.
Основные вехи освобождения Тропической Африки от колониализма.
Большинство народов Тропической и Южной Африки обрели независимость в 1960—1970-е годы. Для их последующего развития характерна особенно частая смена политических режимов и правительств. У власти сменяли друг друга военные и сторонники марксизма, республики становились империями, вводились то однопартийные, то многопартийные системы и т. д. Политическое противостояние усугублялось соперничеством племенных группировок, действиями сепаратистов. Как это происходило в конкретных обстоятельствах, можно видеть на примере Анголы.Начиная с середины 1950-х годов в национально-освободительном движении Анголы сложились три течения.Народное движение за освобождение Анголы (МПЛА) — массовая революционно-демократическая организация, выступавшая за провозглашение Анголы независимым государством, утверждение демократического режима, всеобщую амнистию. Путь к освобождению организация видела в вооружённой борьбе. К 1973 г. отряды МПЛА контролировали треть территории страны.Союз населения Севера Анголы, позже переименованный в Национальный фронт освобождения Анголы (ФНЛА). Эта организация, сложившаяся по национально-этническому и религиозному признакам, проводила собственный курс.Национальный союз за полную независимость Анголы (УНИТА), созданный в 1966 г. при опоре на народности юга страны. УНИТА выступала против МПЛА, пользуясь при этом поддержкой ЮАР.После того как правительство Португалии заключило в 1975 г. со всеми тремя организациями соглашение о порядке перехода Анголы к независимости, между ними развернулась борьба за власть. Перевес оказался на стороне МПЛА, которая сформировала правительство, придерживавшееся социалистической ориентации и получившее поддержку СССР. Вооружённые отряды УНИТА и ФНЛА начали борьбу против правительства, опираясь на помощь США и ЮАР. В войне приняли участие на стороне правительственных сил кубинские части. Лишь в 1989 г. было достигнуто перемирие в боевых действиях. Кубинский военный контингент покинул Анголу. Но задача политического урегулирования осталась актуальной.Особое политическое устройство существовало до конца 1980-х годов в Южно-Африканской Республике. Это многорасовое государство, в котором наряду с коренным африканским населением живут потомки белых европейских поселенцев и выходцев из Азии.
Государственный переворот в Афганистане 1973 г. и установление республиканского строя.
Государственный переворот 1973 г. в Афганистане — военный переворот, который осуществил Мухаммед Дауд, свергнувший своего двоюродного брата короля Захир-Шаха и упразднивший монархию.
В ночь с 16 на 17 июля 1973 года в Афганистане произошел антимонархический переворот, явившийся закономерным следствием сложившейся к тому времени в стране социально-экономической и политической ситуации. Его возглавил двоюродный брат и зять короля Мухаммед Дауд, получивший в западной прессе еще до описываемых событий прозвище «красного принца». Государственный переворот, возглавленный М. Даудом, начался с блокирования и захвата королевского дворца и взятия под стражу членов династии, включая наследного принца Ахмад Шаха и маршала Шах Вали. Одновременно с этим были перерезаны все каналы связи, соединявшие членов правительства и высшее военное командование с воинскими частями, полицией и жандармерией (решающую роль в выполнении этой задачи сыграли военные специалисты вместе с членом НДПА капитаном Алим Джаном), и арестованы влиятельные гражданские и военные деятели (в их числе весь кабинет министров во главе с премьером Мусой Шафиком, некоторые руководители «группы АНБ»,[4] включая Г. С. Нашера, начальник штаба Центрального корпуса, министр обороны, начальник Главного штаба афганской армии, командующий жандармерией, командующий ВВС и ПВО, командиры 4 и 15 танковых бригад и др. Чуть позже был взят под стражу генерал Абдул Вали). Были заняты правительственные учреждения и важные государственные объекты (почта, телеграф, телефон, банк, аэродром) и перекрыты все дороги, ведущие в столицу, блокированы части и штаб Центрального корпуса, которые могли быть потенциально использованы промонархически настроенными офицерами для защиты прежнего режима. Во всех этих операциях самое активное участие приняли танковый взвод роты охраны в королевском дворце под командованием лейтенанта Хабибуллы (именно он в половине первого часа ночи 17 июля первым вывел свои танки из дворца и блокировал подступы к нему, а также оказал поддержку батальону «коммандос», дислоцированному поблизости, в крепости Балахисар), офицеры и унтер-офицеры 4 и 15 танковых бригад, ВВС и ПВО, батальона «коммандос» (его выступление возглавил капитан Файз Мухаммад), полка связи, танкового батальона 7 пехотной дивизии в Ришхоре (пригород Кабула). Многие из офицеров-активных участников переворота (например, А. Кадыр, С.М. Гулябзой, Ш.Д. Маздурьяр, Файз Мухаммед, А.Х. Мохтат, М. Зия, П.Г. Вафадар) являлись членами и сторонниками НДПА, «группы Максуди» и других подпольных радикальных организаций в армии. По некоторым данным, в осуществлении государственного переворота приняли участие в общей сложности до тысячи офицеров, унтер-офицеров и подчиненных им солдат.
Утром 17 июля, после того, как успех переворота стал очевидным, по кабульскому радио выступил М. Дауд и объявил о ликвидации в стране монархического режима и провозглашении Республики Афганистан. Объясняя причины, побудившие армию к выступлению, он отметил, что в течение десяти лет, предшествовавших перевороту, экономическая, социальная и политическая сферы и система управления страной оказались в состоянии полного развала и что «давние и заветные чаяния народа были подменены лжедемократией, основанной с самого начала на личных и классовых интересах, обмане и кознях, лжи и лицемерии», в результате чего «демократия превратилась в анархию, а конституционная монархия — в деспотический режим». Поскольку, заявил он далее, «режим и государственный аппарат настолько разложились, что уже не поддавались какому-либо реформированию, … все патриоты, особенно патриотическая армия Афганистана, приняли решение положить конец этому прогнившему строю и вывести страну из бездны несчастий». Среди неотложных задач новой власти М. Дауд назвал «обеспечение безопасности и сохранение национального суверенитета Афганистана» и осуществление «коренных преобразований». Говоря о внешней политике, он сказал, что она будет строиться на принципах нейтралитета и неприсоединения, приверженности международному миру и традиционной дружбе со всеми народами планеты. При этом он подчеркнул, что у Афганистана не существует каких-либо нерешенных вопросов со странами мира, кроме пуштунской проблемы, которая составляет по его словам, «единственное политическое разногласие» в афганско-пакистанских отношениях
Экономическое и политическое положение Китая в ХVІІ в.
В 20-х годах XVII в. резко ухудшилось внутреннее и внешнее положение Минской империи. В верхах, среди различных групп феодалов, продолжалась острая борьба за власть. Армия разваливалась в результате плохого снабжения продовольствием и вооружением. Вторжения западноевропейских колонизаторов и пиратские нападения японцев привели к тому, что был утрачен контроль над морскими путями и потеряны экономические и политические позиции в странах Южных морей. На северо-востоке Минская империя утратила значительную территорию, захваченную маньчжурами.
Захват крестьянских земель феодалами продолжался в более широких размерах, чем в XVI в., усиливалась феодальная эксплуатация. Росли налоги и поборы, вызванные увеличением военных расходов. В 1592 г. на три похода — в Нинся (против монголов), в Корею (против японцев) и в провинцию Гуйчжоу (против местных повстанцев) — было затрачено свыше 10 млн. лан серебра. В течение 10 лет борьбы с маньчжурами (с 1618 по 1627 г.) было израсходовано свыше 60 млн. лан серебра, кроме обычных ассигнований на армию.
Велики были и расходы императорской семьи, ложившиеся всей тяжестью на плечи народных масс. Например, в 1599 г. было взято из государственного казначейства 24 млн. лан серебра для покрытия расходов, связанных с женитьбой сыновей императора. Огромные средства тратились на строительство дворцов. В 1627 г. расходы на строительство дворцов составили около 6 млн. лан.
В 1618 г. был введён дополнительный земельный налог на «снабжение армии в Ляодуне», который в последующие годы значительно возрос. В 1620 г. только один этот дополнительный земельный налог составил громадную сумму в 5200 тыс. лан серебра. В дальнейшем правительство вводит новые таможенные пошлины, соляной налог и др. Эти новые налоги выразились в сумме почти 7500 тыс. лан серебра. Общие размеры обложения населения выросли за одно десятилетие на 50%.
Народные массы страдали и от постоянных стихийных бедствий, особенно частых в XVII в. Отсутствие со стороны государственной власти и феодалов заботы о содержании в должном порядке старых и строительстве новых плотин и ирригационных каналов приводило к наводнениям и засухе, а следовательно, к голоду и высокой смертности среди населения. Страницы «Минской истории» и других китайских летописей пестрят сообщениями об этих фактах.
Особенно тяжёлым было положение народных масс в провинции Шэньси. Хронический голод и высокая смертность были здесь обычными явлениями. Вот что рассказывает один чиновник в своём докладе от 1629 г. о положении в этой провинции: «...В округе Яньань в течение года не было дождей. В августе—сентябре народ ел в городах полынь, в октябре стали есть кору с деревьев, к концу года вся кора была ободрана — принимались поедать мел. Через несколько дней после этого вспухали животы, люди падали и были обречены на смерть... Во всех уездах — за городом вырыты большие ямы, в каждой из которых хоронят по нескольку сот человек. В общем, севернее Цинъян и Яньань — голод очень сильный...».
В таких условиях крестьянские массы вновь поднимаются на борьбу.

Революция в Японии в 1867-1868 гг. Падение сегуната.
Действия оппозиционных сил включали теперь выступления горожан, представителей разнообразных слоев складывающейся буржуазии, ронинов, крупных боевых отрядов самурайства, которые боролись не только против бакуфу, но и против верхушки феодальных княжеств.
Обратившись к императору за "советом" в момент прибытия в страну эскадры Перри [3] , сёгун как бы связал себя обязательством и в дальнейшем консультироваться с двором. Переговоры с американцами вызвали сопротивление императора и кугэ, но сёгунат, невзирая на их противодействие, подписал договор. Это усилило противостояние двух группировок правящего лагеря и объединило различные группы дворянской оппозиции в активных действиях и пропаганде против сёгуната. Особенную ненависть вызывал правительственный деятель Ии Наосукэ (1815-1860), назначенный регентом (тайро) в мае 1858 г. и жестоко расправлявшийся с оппозицией. Вскоре после подписания договора (1858) более ста самураев подверглось тюремному заключению, четверо были казнены. Среди них Хасимото Санаи (1834-1859) и Ёсида Сёин (1830-1859) - два образованных самурая, деятельные противники сёгуната, сторонники реформ и реставрации императорской власти. Фигура Ёсида Сёин после событий 1867-1868 годов была овеяна легендами, он стал национальным героем. Крупные политические деятели считали его своим духовным и интеллектуальным наставником.
Однако полицейские расправы не могли остановить ни продолжавшихся крестьянских восстаний, ни массовых выступлений самурайства. В марте 1860 года Ии Наосукэ был убит самураями из возглавлявшего антисёгунскую оппозицию княжества Мито. Тогда токугавское правительство решило изменить тактику - оно пошло на соглашение с группой высшей придворной бюрократии в Киото. Это объединение военно-феодального дворянства буси с кугэ (своеобразная форма политического компромисса между сёгуном и рядом влиятельных даймё) составило группировку кобугаттай, которая, с одной стороны, стремилась укрепить оплот феодализма - сёгунат, а с другой - содействовала проведению политики бакуфу "изгнания варваров". Внешне сёгунские чиновники продолжали соблюдать договоры, поддерживать нормальное обращение с иностранцами, в то же время по стране тайно рассылались директивы населению готовиться по сигналу выступить против "иностранных варваров".
Этот лозунг, рассчитанный на удовлетворение самурайской оппозиции, хотя и привлек значительные социальные силы, но не смог предотвратить выступления тодзама-даймё.
В 1862 году князь Симадзу (юго-запад Кюсю, княжество Сацума) во главе своих войск вошел в Киото с намерением продемонстрировать императору верноподданнические чувства, а потом двинулся на Эдо. Это была явная демонстрация независимости, к тому же Симадзу потребовал у сёгуна отмены прежних регламентаций в отношении санкинкотай [4] . Сёгунат вынужден был отступить, система заложничества была отменена. Даймё должны были являться в столицу не ежегодно, а раз в три года; кроме того, они должны были привлекаться к участию в решении важнейших для страны политических вопросов.
Маневры сёгуната в политике в отношении иностранцев привели к тому, что по всей Японии начались стихийные и организованные выступления против представителей запада. В 1862 году в княжестве Сацума самураи убили англичанина, в июне 1863 г. крепостные укрепления Симоносэки в княжестве Тёсю в соответствии с директивой "почитание императора, изгнание варваров" обстреляли иностранные суда. Правительству пришлось выплатить компенсацию за убийство англичанина, а попытка объявить решение о закрытии портов для иностранцев была встречена разрушительной бомбардировкой Кагосима - столицы княжества Сацума. Самурайские войска Симадзу, все еще державшие в полном подчинении занятую в 1862 году императорскую столицу Киото, спешно отправились на юг, в Сацума, чтобы вступить в борьбу с англичанами. В Киото осталось самурайство из Тёсю.
Англо-китайские Опиумные войны. Проникновение европейских
государств в Китай.
Первая опиумная война
Капиталисты Европы и США, добивавшиеся новых рынков сбыта и сырья, наталкивались на политику ограничения иностранной торговли в Китае, проводившуюся цинским правительством. Первое место среди европейских стран, настойчиво домогавшихся проникновения в Китай занимала Англия.
Еще в августе 1793 г. в Китай прибыла миссия лорда Макартнея, которая потребовала от цинского правительства открытия для английской торговли ряда портов, предоставления англичанам права свободного поселения и передвижения в Китае, а также ликвидации монополии китайской купеческой организации Гунхан (кохонг) в области внешней торговли. Все эти требования были отвергнуты.
После неудачи миссии Макартнея Англия сделала в 1808 г. попытку захватить Аомынь (Макао), чтобы обосноваться на побережье Южного Китая, но по требованию цинских властей английская эскадра вынуждена была уйти из этого порта. В 1816 г. английское правительство послало в Китай новую миссию во главе с лордом Амхерстом с такими же поручениями, какие были у Макартнея. Эта миссия была изгнана из Пекина за отказ Амхерста выполнить обряд девятикратного преклонения перед императором. Одновременно цинское правительство издало приказ, запрещавший въезд в Пекин иностранным послам.
В 1834 г. правительство Англии направило в Гуанчжоу (Кантон) лорда Нэпира для наблюдения за англо-китайской торговлей, но генерал-губернатор Гуанчжоу отказался вести переговоры с Нэпиром и предложил ему удалиться. В ответ на это Нэпир вызвал два английских военных корабля. Однако он не решился начать военные действия и вскоре покинул город.
К этому времени большое распространение получила английская контрабандная торговля опиумом. Ввоз опиума в Китай англичанами начался еще в последней четверти XVIII в., после того как английская Ост-Индская компания взяла в свои руки производство этого наркотика в Бенгалии. Вначале ввоз опиума составлял несколько тысяч ящиков в год; в 1816 г. он достиг почти 22 тыс. ящиков, а в 1838 г. превысил 40 тыс. ящиков. Опиум быстро стал основной и наиболее доходной статьей английской торговли с Китаем. Поскольку эта торговля оказалась для англичан весьма прибыльной, вслед за ними стали ввозить опиум в Китай торговцы США, а также Португалии и других стран. Ведущее место все же удерживали за собой англичане.
Несмотря на неоднократное запрещение цинским правительством ввоза опиума, местные власти смотрели сквозь пальцы на распространение этой торговли, получая огромные взятки от английских купцов. Усиленный ввоз опиума привел к массовому распространению опиекурения в Китае, к разрушению здоровья сотен тысяч китайцев и к утечке из страны огромного количества серебра.
В 30-х годах XIX в. в Китае началось движение за запрещение опиумной торговли и опиекурения. Оно было поднято передовыми людьми Китая во главе с видным сановником Линь Цзэ-сюем. Под влиянием этого движения император Даогуан назначил в декабре 1838 г. Линь Цзэ-сюя своим особым уполномоченным в провинции Гуандун, поручив ему пресечь ввоз опиума в страну. По прибытии в Гуанчжоу, через который осуществлялась торговля с западными странами, Линь Цзэ-сюй в марте 1839 г. потребовал от английских и американских торговцев прекращения опиумной торговли. Он сумел заставить английских торговцев передать китайским властям наличные запасы опиума (более 20 тыс. ящиков) и отдал распоряжение их уничтожить. Хотя он и обязался возместить иностранным купцам убытки от уничтожения опиума, правительство Англии объявило его действия нарушением прав и интересов английских торговцев. После ряда пиратских рейдов, совершенных английскими военными кораблями, Англия в апреле 1840 г. официально объявила войну Китаю. Флот Англии блокировал Гуанчжоу, совершал нападения на различные пункты китайского побережья; десантные части англичан захватили остров Сянган (Гонконг). С целью устрашения Китая и принуждения его к капитуляции англичане разрушали населенные пункты, беспощадно истребляли мирных жителей, грабили их имущество. Таким образом, попытка китайцев пресечь контрабандную торговлю опиумом послужила предлогом для так называемой первой опиумной войны, которую Англия развязала против Китая, чтобы открыть английским товарам доступ к китайскому рынку.
Экономическое и политическое развитие Египта в первой половине
ХІХ в. Реформы Мухамед Али.
Внутреннее развитие Египта в период правления Мухаммеда Али в восприятии российского общества XIX в.» рассмотрены обстоятельства прихода к власти Мухаммеда Али, проанализированы оценки данные россиянами основным направлениям внутренней политики Мухаммеда Али.
Восточная экспедиция Бонапарта (1798 – 1801 гг.) стала поворотным пунктом в истории Египта. Несмотря на то, что Бонапарт не ставил перед собой задачу реформировать пашалык, французскими оккупационными властями были разрушены структуры мамлюкского и османского управления, которые уже никогда не были реставрированы, появились новые политические идеи, были заложены основы для экономического развития Египта.
После ухода французской армии из Египта, который по условиям Амьенского мира (1802 г.) был вновь признан частью Османской империи, на власть в пашалыке стали претендовать англичане, османы и мамлюки. При этом ни одна из сторон не имела возможности для установления реального правления в пашалыке и не располагала для этого необходимыми политическими и военными силами. Посчитавшие возможным для себя вернуться, мамлюки во главе с Осман-беем аль-Бардиси, вступили в союз с некогда враждебными им албанцами, которыми руководил Тахир-паша и его заместитель Мухаммед Али. Отсутствие стабильности, беспорядки и разорение населения вызывали в Египте одну за другой волну народного возмущения. В результате восстания 1805 г. египетский паша Хуршид был свергнут. В условиях кризиса, когда ни мамлюки, ни османы не могли восстановить реальное правление в Египте, в качестве нового правителя Египта турецким султаном Селимом III был назначен Мухаммед Али, кандидатуру которого выдвинули египетские шейхи, рассчитывая, что он будет покорно выполнять все требования религиозной власти, защитит их интересы и локализует внутренние беспорядки.
Антишахская исламская революция 1978-1979 гг.
Иранская революция 1978-1979 гг. - одно из самых ярких и необычных событий последней четверти XX века. С точки зрения широты участвовавших в ней слоев - это подлинно народная революция; весь ее ход свидетельствует, что когда в движение против господствующего режима вовлечены основные слои народа, предотвратить его крах становится, как правило, невозможно. Ни вооруженная до зубов полумиллионная армия, ни снискавшая печальную известность своей жестокостью политическая полиция - САВАК, ни всемерная поддержка режима Мохаммед-Резы Пехлеви правящими кругами ведущих держав мира и транснациональными корпорациями не смогли остановить могучий поток народного движения. Сметая на пути все преграды, временами нарастая, революционная волна в конечном счете разбила в пух и прах так называемую шахиншахскую политическую систему. Институт монархии на иранской земле, 2500-летие которого в 1971 г. было торжественно отпраздновано с участием руководителей множества государств, прекратил свое существование.
Сегодня многие историки и политологи задаются вопросом: а применим ли в принципе термин «революция» к событиям 1979 года в Иране? Как в самой стране, так и за ее пределами есть люди, которые на этот вопрос отвечают отрицательно. По их утверждениям, то, что произошло тогда, есть не больше чем переход власти от одной группы к другой без коренных преобразований в социально-экономической структуре страны. Такого мнения придерживаются некоторые авторы левого толка. При объяснении тех процессов, которые привели к свержению монархии, они предпочитают использовать термины «бунт» и «мятеж».
Поводом к такому мнению также служит тот факт, что события в Иране были пронизаны духом религиозности, и возвращение к древней религии – это не прогрессивное преобразование, а возвращение назад.
Однако многие исследователи так не считают. Они не сомневаются в том, что в Иране произошли важные и широкие преобразования в политической, экономической и духовной сферах, и, что бы там не говорили, иного слова, кроме как «революция», к ним не применишь.
В данной работе мы попытаемся ответить на вопрос, каков был характер событий в Иране и можно ли эти события считать революцией.
Актуальность темы исследования обусловлена тем, что и сегодня проблеме арабских стран уделяется большое значение. Иранская революция еще не завершила своего развития. Страна постоянно ищет новые пути как во внешней политике, так и во внутригосударственном устройстве.
Новизна исследования заключается в том, что этой проблеме в литературе и прессе уделялось мало внимания, лишь некоторые истоики анализировали причины, приведшие к революции и ее значение для страны и региона в целом.
Целью курсовой работы является изучение особенностей исламской революции в Иране.
Синьхайская революция в Китае. Политические взгляды и деятельность Сунь Ятсена.
Синьхайская* революция 1911 г. и падение монархии. После подавления восстания ихэтуаней количество подпольных революционных организаций продолжало расти, не прекращались и стихийные выступления крестьян. В 1905 г. произошло объединение революционных организаций страны в Союзную лигу (Тунмын хуэй), ядром которой явилось Общество возрождения Китая. Программой Союзной лиги стали три принципа, разработанные великим китайским революционером Сунь Ятсеном: национализм (свержение Цинской династии и восстановление независимости Китая), народовластие (учреждение республики) и народное благоденствие (осуществление уравнительного землепользования).
*1911 г. по китайскому календарю год - Синьхай, поэтому революция называется Синьхайской.
 
1906-1908 гг. были периодом революционного подъема, в ходе которого Союзная лига усилила свое влияние среди народных масс. В революционное движение были вовлечены солдаты и офицеры новых, т. е. по-европейски обученных войск. Революция началась восстанием революционных солдат и офицеров в Учане в октябре 1911 г. Восстание быстро перекинулось во все провинции Южного и Центрального Китая. На севере страны, менее развитом в промышленном отношении, власть осталась в руках цинского правительства. Цины обратились за помощью к генералу Юань Шикаю, бывшему губернатору столичной провинции Чжили, беспринципному политикану и карьеристу, находившемуся в то время не у дел. Юань Шикай был назначен главнокомандующим всеми императорскими вооруженными силами, а в начале ноября стал премьер-министром императорского правительства.
В то же время на юге сформировалось временное революционное правительство, а в декабре 1911 г. на конференции представителей 17 революционных провинций временным президентом республики был избран вернувшийся в Китай из эмиграции Сунь Ятсен.
В результате ряда политических маневров был достигнут компромисс, финалом которого было отречение Цинов. Однако и Сунь Ятсен был вынужден уступить Юань Шикаю президентский пост.
10 марта 1912 г. собрание представителей провинций, объявившее себя Национальным собранием, приняло Временную конституцию республики, предложенную Сунь Ятсеном. Для полуфеодального Китая эта конституция была прогрессивным документом. Она провозглашала принципы равноправия всего населения и неприкосновенности личности, свободы собраний, печати, вероисповедания, тайны переписки, права принесения жалоб на действие чиновников и т. д. В качестве высшего органа законодательной власти Конституцией предусматривался парламент в составе нижней палаты и сената. Сунь Ятсен полагал, что конституция будет ограничивать диктаторские поползновения Юань Шикая. Однако этот расчет не оправдался.
Африка в годы Первой мировой войны.
Одной из причин мировой войны являлась борьба за колонии. Большинство колоний империалистических государств, участников мировой войны, было сосредоточено в Океании, в Азии и в Африке, которые с первых дней войны явились отдаленными колониальными театрами военных действий, непосредственно не связанных с операциями на важнейших сухопутных театрах.
Действия в Океании
В Океании германцам принадлежали следующие колонии, приобревшие весьма важное военное и торговое значение после прорытия Панамского канала: части Новой Гвинеи — большой колонии, равной по своей площади 1/3 Германии, с важной гаванью Фридриха-Вильгельма, Каролинские и Марианские острова, расположенные к северу от Новой Гвинеи, Маршаловы острова, лежащие к востоку от Каролинских, и острова Самоа, расположенные к востоку от Австралии. Германская Новая Гвинея была занята англичанами в конце сентября 1914 г., Каролинские и Марианские острова заняли японцы в период с 10 по 15 октября 1914 г., Маршаловыми островами также овладели японцы, а Самоа без всякого сопротивления были заняты Новозеландской экспедицией 30 августа 1914 г.
Действия в Азии
Здесь Германия в 1898 г. захватила китайскую территорию Кяочао и превратила се в важнейший пункт экономической жизни Северного Китая. База германского флота на территории Кяочао — порт Циндао — обратилась в оживленную торговую гавань. Вполне понятно, что столкновение германских интересов с японскими на юге Тихого океана было еще более обострено в китайских водах, и поэтому вслед за объявлением войны Германии Япония 15 августа предъявила ей ультиматум с требованием очистить Кяочао. 22 августа ультиматум был отклонен. Тогда Япония приступила к операции против Циндао; одна японская эскадра, поддержанная английской, блокировала Циндао, а другая прикрывала перевозку войск. Первая высадка японцев произошла 2 сентября в Печилийском заливе; 22 сентября из соседней английской колонии Вейхавей прибыл вспомогательный английский отряд, и 27 сентября началось соединенное наступление англо-японцев на германские передовые позиции у Циндао. 17 октября был взят важный пункт — гора «Принц Генрих», на ней был установлен наблюдательный пост и из Японии были потребованы осадные орудия. К 31 октября все было готово к общей атаке и бомбардировке фортов. Бомбардировка началась 5 ноября, но первые 3 дня погода не позволяла флоту принять в ней участие. Германцы, предварительно потопив все корабли, сдали Циндао. Таким образом, через 3 месяца после объявления войны германские колонии на Дальнем Востоке перестали существовать. После овладения Кяочао Япония фактически прекратила свое участие в войне, если не считать посылку японских кораблей против германских крейсеров.
Действия в Африке
Борьба за африканские колонии началась осенью 1914 г. и в большинстве из них продолжалась несколько лет. Так как борьба в Африке не имела связи с операциями на остальных контингентах, то мы для цельности изложения рассмотрим борьбу в колониях отдельно от 1914 г. и до конца мировой войны.
Борьба в Того
Первой из африканских владений подверглась нападению англо-французов германская колония Того, расположенная на берегу Гвинейского залива между английской колонией Золотой берег и французской Дагомеей. В Того был ключ всей системы немецких телеграфных сношений в Атлантике; здесь в г. Камина находилась сверхмощная радиостанция, непосредственно сообщавшаяся с радиостанцией в Науене (близ Берлина), связывая таким образом Германию с ее западноафриканскими владениями, а отсюда и с Южной Африкой.
7 августа английский десант (4 роты и 3 орудия), прибывший с Золотого берега, высадился и без выстрела занял Ломе, главный город Тоголанда, после чего двинулся по железной дороге к Камине. В то же время французская колонна (2 роты и 1 горная батарея), выйдя из Дагомеи, завладела Мал. Попо и двинулась на север для соединения и совместного наступления с англичанами к Камине, опорному пункту обороны Тоголанда. После упорного боя 22 августа у Хра союзники подошли к Камине. Взорвав радиостанцию, германцы 26-го сдали англо-французам Камину, передав в их руки 200 пленных европейцев и значительную добычу.
Основные этапы арабо-израильского конфликта и актуальные проблемы ближневосточного урегулирования.
На современном этапе арабо-израильскому конфликту уделяется большое внимание, так как его неразрешённость на протяжении уже более 60 лет создаёт благоприятные условия для новых столкновений противоборствующих сторон, что оказывает воздействие на всю международную обстановку. Ближний Восток всегда был и остаётся поныне взрывоопасным регионом и одним из важных направлений дипломатических усилий России и США. А значит, проблема урегулирования Ближневосточного конфликта не теряет актуальности.
Целью исследования было ответить на вопрос, возможно ли достижение мира, и если да, то каким путем. Задачами моей работы было изучить историю конфликта; найти закономерности его развития; разделить конфликт на этапы для того, чтобы легче было понять сложившуюся сегодня ситуацию; выделить и проанализировать ключевые спорные вопросы.
В качестве источниковой базы исследования я использовала, прежде всего, документы ООН, международных организаций и конференций, а также новостные сайты.
Итак, традиционно в истории развития арабо-израильского конфликта выделяют 6 этапов: начало каждого этапа соответствует началу очередной арабо-израильской войны. Однако, по моему мнению, стоит учитывать роль внешнего фактора в развитии и эскалации арабо-израильского конфликта.
Вспомним ключевые события истории развития конфликта. Итак, 29 ноября 1947 г. ГА ООН проголосовала за создание на Ближнем Востоке двух самостоятельных государств – еврейского и палестинского (Рез. № 181), для Иерусалима был предусмотрен международный режим и управление Советом по опеке ООН 1. 14 мая 1948 года Еврейское агентство провозгласило создание Государства Израиль. И за первые двадцать пять лет своего существования Израиль вовлекался в четыре войны с арабскими странами. Первая, в 1948-49 гг., велась за образование еврейского государства: правительства семи арабских стран объявили Израилю войну. Израиль, оказавшийся в тяжелом положении, начал получать вооружение в качестве помощи от Советского Союза - в результате, к моменту перемирия Израилю удалось захватить значительную территорию, не предполагавшуюся для него в плане ООН, включая Западный Иерусалим. Большое число палестинских арабов либо само покинуло подконтрольные Израилю территории, либо было силой вынуждено их покинуть и стать беженцами в соседних арабских странах.
Советский Союз скоро прекратил поддерживать отношения с Израилем, так как стал опасаться влияния независимого еврейского государства на советских евреев. «Они были настроены воодушевленно и, следовательно, по мнению Сталина, потенциально антиправительственно», - отмечает в своей статье И. Валлерстайн. А в это время Франция столкнулась с проблемой освободительного движения в североафриканских колониях: так, в 1954 году алжирцы начали войну за независимость. Франция, видевшая в Израиле помощника, начала оказывать стране поддержку вооружением. И уже в 1956 году Израиль начал войну с Египтом, участвуя в реализации плана Франции и Англии. Как мы помним, Синайская кампания потерпела крах.
После того как Алжир в 1962 году добился независимости, Франция потеряла интерес к отношениям с Израилем. Как раз тогда начинается активное сближение Израиля и США. В 1967 году вновь разразилась война между Египтом и Израилем. В этой войне Соединенные Штаты впервые оказали военную поддержку Израилю. В результате победы 1967 года Израиль присвоил все территории, относившиеся к Палестине и оккупированные им до этого, – плюс Синайский полуостров Египта и Голанские высоты Сирии. Израиль начал политику заселения захваченных земель еврейскими колонистами.
В 1973 арабские страны попытались исправить военную ситуацию в так называемой Войне Судного дня. В этот раз Израиль снова победил при поддержке США. После этой войны Израиль предпринимал попытки мирным путем добиться признания, и в некоторых случаях, как с Египтом и Иорданией, успешно, но эскалация конфликта была неизбежна: к этому времени появилась серьезная политическая сила – Организация освобождения Палестины, которая стала ключевым оппонентом Израиля. Долгое время Израиль проводил достаточно жесткую политику в отношении ООП. Вспомним операцию «Мир Галилее» 1982 года, и мы убедимся, что поначалу это обеспечивало успех.
Границы такой политики стали очевидны с первой интифадой 1987 года, которая заставила Израиль начать переговоры с ООП – долгий процесс, который привел к соглашениям в Осло 1993 года, обеспечившим установление Палестинской национальной администрации на части оккупированных территорий, а также признание государства Израиль со стороны ПНА.
Раскройте суть Палестинской проблемы и участие стран региона в ее решении. Дайте анализ арафатовского и постарафатовского периодов.
Палестинская проблема является одной из «пороховых бочек», которая может взорвать весь регион. Уже сейчас Израиль находится в весьма сложном положении, имея не только традиционных уже противников, но и постоянную тенденцию к ухудшению отношений с Египтом и Турцией. Кроме того, со стороны ООН и из Западной Европы регулярно раздаются призывы признать Палестинское государство. Вскоре Израиль может оказаться в полной изоляции, особенно опасной, если Соединенные Штаты будут решать только свои проблемы и «забудут» своего союзника. Во-первых, надо отметить, что Палестина – это географическое понятие, историческая географическая область на Ближнем Востоке, которая охватывает примерно территорию современных Израиля, Сектора Газа, Голанских высот, Западного берега реки Иордан и части Иордании. Это название происходит от слова «Филистия», земля заселённая племенами филистимлян-финикийцев (древний народ мореплавателей, купцов и воинов). Кроме того, эту землю называли «Ханаан», «Сирия Палестинская».Во-вторых, палестинские арабы, как и евреи, не являются коренным населением этой территории, через которую прошла масса племён и народностей. Семиты (арабы и евреи) имели общую прародину – степи и пустыни Аравии. Словосочетание «палестинский народ», которое используют арабы – это глупость, вроде «кавказского народа». «Палестинцем» можно назвать любого обитателя этой географической территории – араба, еврея, черкеса, грека, русского и так далее. Нет ни «палестинского языка», ни «палестинской культуры». Арабы говорят на диалекте арабского языка («сирийский» диалект). На этом же языке говорят арабы Сирии, Ливана и Королевства Иордания. Таким образом, надо уяснить, что арабы не «коренной народ», «туземцы», земли которых поработили «коварные евреи». Они такие же пришельцы, как и евреи. Арабы-палестинцы не имеют больше прав на эти земли, чем евреи. В-третьих, никакого особого «палестинского арабского государства» не было, его никто не «оккупировал». С древнейших времён в Палестине существовали города-государства, жили различные племена, народности, территория входила в состав различных империй древности. Во времена «семитизации» Ближнего Востока арабы не создали своих государств.После периода арабских завоеваний – 7-8 столетия, эти территории входили огромной империи - арабского халифата со столицей в Дамаске, а затем в Багдаде. Во второй половине 11 столетия регион был завоёван турками-сельджуками. Отметились здесь и «рыцари Христа» - крестоносцы. После изгнания крестоносцев, эти территории входили в состав мамлюкского Египта. Позднее эти земли входили в огромную Османскую империю – вплоть до 1917 года. Палестина в тот период никого особо не интересовала (кроме христианских паломников), в населённых пунктах жили христиане и евреи, мусульмане (не всегда арабы) занимались полукочевым скотоводством. Только в конце XVII века XIX столетии регион, причём, не собственно Палестина, а весь Ближний Восток, стал привлекать великие державы – Францию, Британию, Россию, Австро-Венгрию, позднее Германию, Италию. Возник «восточный вопрос» - он был связан с контролем над святыми местами в Палестине, национально-освободительной борьбой христианских народов и проблемой раздела слабеющей Османской империи. С конца 19 столетия началось заселение Палестины европейскими евреями, последователями идеологии сионизма (политического движения, которое выступало за объединение и возрождение еврейского народа на «исторической родине» - Израиле).
Турция после Первой мировой войны. Кемалистская революция и
провозглашение Турецкой республики.
в Первой Первая мировая война радикально изменила ситуацию в  Азии.Турция была союзником Германии и разделилаучасть побежденной страны. В течение длительного времени из-за противоречий между Англией и Франциейстранам-победительницам не удавалось определить условия мирного договора, но все же 10 августа 1920 г. в г. Севре, близ Парижа, такой договор был подписан.
Он и должен был определить судьбу Турции.По Севрскому договору бывшаяОсманская империя была поделена между Францией и Англией. Сирия иЛиван отходили под мандат Франции, которая должна была за двадцать лет подготовить их к независимости. Таково было условие мандата, полученного Францией от Лиги Наций.
Мандат на Месопотамию (Ирак) и Палестину получила на тех же условиях Англия. Королевство Хиджаз (Аравийский полуостров) объявлялось независимым.Севрский мирный договор предусматривал не только раздел бывшей Османской империи, но и расчленение собственно Турции.
В Турции устанавливался полуколониальный режим. Она фактически лишалась прав суверенного государства, устанавливался режим капитуляций, по которому иностранный гражданин был неподсуден турецкому суду, а турецкими финансами распоряжалась комиссия, состоявшая из представителей Франции и Англии. Комиссия контролировала также бюджет Турции.Подписание Севрского договора вызвало взрыв негодования во всей Турции. Правительство страны категорически отвергло его. В Турции началось национально-освободительное движение, направленное на ликвидацию последствий Севрского договора.
В сельских местностях создавались партизанские отряды, в городах — рабочие организации. Большую роль в организации и подготовке национально-освободительной борьбы сыграл генерал турецкой армииМустафа Кемаль-паша. Ему удалось закороткий срок вновь создать турецкую армию, которая в 1922 г. нанесла поражение греческой интервенционистской армии.
Отныне всех последователей Мустафы Кемаля стали называть кемалистами, а революции типа той, которая произошла в Турции, - кемалистскими. Большую материальную и моральную помощь Турции в этот период оказалСоветский Союз.
16 марта 1921 г. в Москве был подписан советско-турецкий договор о дружбе и братстве. Советское правительство отказалось признать Севрский договор и передало Турции безвозмездную помощь в размере 10 млн рублей золотом, на которые Мустафа Кемаль полностью оснастил свою армию оружием. Первые успехи вдохновили Мустафу Кемаля. По его инициативе был упразднен султанат, и султан бежал из страны.
Была ликвидирована главная причина отсталости Турции, ее поражений и превращения в полуколониальную провинцию западных стран. В апреле 1923 г. по инициативе Мустафы Кемаля была создана Народная партия, которая стала главной политической опорой революционных реформ (впоследствии она получила название Народно-республиканской партии - НРП).Турецкая республика вынудила западные державы подписать новый договор вместо  Севрского.
По договору, подписанному 24 июля 1923 г. в Лозанне, страны Антантыпризнали независимость Турции, отмену капитуляций и основанных на них неравноправных договоров. Лозаннский договор имел для Турции исключительно важное значение как акт признания нового независимого турецкого государства западными державами. На обломках развалившегося султаната было создано современное государство с демократическими принципами. Турция — первое азиатское государство, не только добившееся независимости, но и принявшее демократические принципы правления в виде президентской республики с многопартийной системой.
Кемалистская революция, победившая в Турции, имела ряд отличительных черт. Прежде всего в основу экономического развития было положено государственное регулирование экономики. Это означало, что государство использовало все свои рычаги для накопления и поощрения частного капитала, прибегая к льготным кредитам.
Это обусловило возможность создания слоя национальных частных предпринимателей, а так¬же обогащения частных собственников, занимающихся подрядами и поставками государственным предприятиям.Такая политика дала результаты. В 20-х годах были построены первые сахарные заводы, получила развитие текстильная промышленность, расширена сеть железных дорог, созданы первые национальные банки.
Охарактеризуйте реформы Дэн Сяопина (принцип четырех модернизаций, «социализм с китайской спецификой» и т.д.)
1904 - 1997 Китай Китайский государственный деятель, которого часто называют: «Великий архитектор китайских реформ». В юности учился во Франции, жил в СССР. В 50-х годах XX века Дэн Сяопин и Мао Цзэ-дун спорили о стратегии развития Китая. Мао выступал за политику «большого скачка» и считал, что экономический рост будет быстро достигнут за счёт мобилизации усилий населения при минимальном привлечении современной техники и отказе от частного предпринимательства. Не согласный с этим  Дэн Сяопин стал жертвами репрессий… Но позже он был реабилитирован. «Главной причиной фантастически быстрого развития Сингапура при Ли Куан Ю, как и Пруссии при Фридрихе Великом, был вопрос физического выживания страны, как перед лицом Малайзии и Индонезии так и перед лицом диверсионно-пропагандистской машины китайских коммунистов. И вот прошло 20 лет, и в 1978 г., после смерти Мао Дэн Сяопин приехал в Сингапур. Он не мог приехать в Гонконг, это была британская колония, он не мог приехать на Тайвань, это был враг. Он приехал в Сингапур. И его реакция была очень простая: мы же тоже так можем! Именно после возвращения Дэн Сяопина из Сингапура в Китае начались реформы, которые, по сути, являются адаптацией принципов Ли Куан Ю к управлению огромным территориальным государством». Латынина Ю.Л., Русский булочник. Очерки либерал-прагматика, М., «Астрель», 2012 г., с. 272. «Меня лично вдохновляет путь Китая. Мы начали с одинаковых условий - полная коллективизация, полный развал сельского хозяйства, существование казённой государственной промышленности, управление из единого центра. Пришло время, когда надо было проводить реформы  и у нас, и там. Там нашёлся умный человек Дэн Сяопин, который понял, как надо реорганизовать страну. Он сказал, что реформы можно провести за 50 лет, у нас же сказали за 2-3 года и даже... за 500 дней! Не кидаясь лозунгами, Дэн Сяопин построил стратегию так, чтобы каждый следующий год люди жили лучше, чем в предыдущем! «Обвалов» не было, не было никаких «шоковых терапий, просто каждый следующий год они жили лучше, чем предыдущий. Китайцы очень довольны и, по их понятиям, живут сейчас хорошо. Десять лет назад, кстати, они жили хуже нас (я имею в виду интеллигенцию), с одной, правда, важной оговоркой: они получали маленькую зарплату, жили в паршивых квартирах, но зато лаборатории у них уже тогда были обставлены самой последней американской и японской техникой. Значит, Дэн Сяопин понял: первое - что каждый год для народа должен быть лучше предыдущего, что науку надо поддерживать и щедро финансировать, и второе - надо вводить демократию постепенно в специальных районах и постепенно увеличивать число таких районов. Что у них и происходит. И главное, Дэн Сяопин понял то, чего не понял Горбачёв: при таких крутых поворотах надо не ослаблять центральную власть, а усиливать её. Горбачёв сделал ошибку, решив, что «освобождённый народ» (прежде всего руководители на местах, в областях) всё сделает сам, воодушевится и побежит в новую жизнь. А побежал?  Воровать. А не туда, куда имел в виду Михаил Сергеевич. И когда вспоминают о расстреле студентов на площади Тяньаньмэнь, то я считаю, что это не такой простой вопрос, это повод для размышлений. Дэн Сяопин и его последователи решили, что лучше жестоко остановить митинг на площади, предупредив тем самым начало возможной гражданской войны. Ведь если бы китайцы начали воевать друг с другом, это была бы гибель страны. Они поняли, что реформы можно провести только постепенно («тише едешь - дальше будешь») и путём усиления центральной власти, которая должна со временем отмереть сама. Сейчас Китай таков, что уже и Япония разевает от изумления рот, он её явно обставляет. Идёт совершенно бешеное развитие страны, темпы роста промышленности просто невероятные, качество продукции растёт. В Китае сохранился порядок потому, что Дэн Сяопин людей не «распустил», поняв, что во время крутых поворотов надо удерживать страну в рамках, заставлять людей делать то, что надо. Правда, у него был гениальный план, просто гениальный - сейчас я так считаю. Не хочу сказать, что мы должны были повторять Китай, мы другая страна, и у нас другие условия. Но как в математике есть доказательство существования, когда ты ещё не знаешь, как сделать, но знаешь, что решение есть, так и Китай дал доказательство существования иного решения, чем «шоковая терапия», то, что сделал у нас Гайдар, что было и в Польше. Наш путь должен был быть другим, это очевидно, и нужно было, чтобы у нас появился свой Дэн Сяопин, который бы понял, как. У Дэн Сяопина идея была - сделать Китай великой державой, ни в чем не уступающей Японии и другим западным странам. Для проведения такой идеи и необходима была железная политика. Сейчас, например, так как в Китае образовался слой богатых китайцев («жирные коты» там тоже по являются), очень строго следится за тем, чтобы не расцвела коррупция, и мы в прессе читаем, что там зарвавшихся функционеров расстреливают. А сколько у нас наказано взяточников из верхнего эшелона власти? Ни одного. Таким образом, нужно жестко проводить политику,  спланированную на 50 лет, поэтапную, естественно, с коррективами, с уточнениями. У нас был выход из положения, но он, к сожалению, потерян».

Приложенные файлы

  • docx 17500306
    Размер файла: 328 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий