Otvety_na_voprosy_po_istorii_gosudarstva_i_prav..


Ответы на вопросы по истории государства и права зарубежных стран
(2 семестр)
1.Государственный строй Англии накануне революции 1640–1660 гг.: Королевская власть, Тайный совет и Парламент.
Английский государственный строй данного периода называют монархией. На самом деле, это не монархия, но и не республика. Яков носил титул одновременно императора и короля Англии, Шотландии, Франции, Ирландии. Он вступил на престол 24 марта, он не был в числе наследников. Статуты и ордонансы издаются парламентом вместе с королем. Верховный судья в парламенте - король, когда речь идет об импичменте или о билле об опале. Король же – глава англиканской церкви («защитник веры»).
Единоличная власть – Res solus (сеньор, сюзерен; полномочия по jus feodale). Полномочия: право короля созвать войско из своих вассалов, возведенных в рыцари .
Власть короля только в соединении с парламентом – King – in – Parliament.
Данная власть, хотя и обозначалась древнегреческим по своему происхождению термином «monarchy (монархия)», подразумевавшим единоличный, единодержавный характер правления, имела в качестве своего носителя не одно лицо — персону монарха, но систему политических институтов. Король, являвшийся главным элементом этой системы, выступал в ее рамках, с одной стороны, как самостоятельный властный орган — king solus, с другой стороны, в соединении с парламентом — как король–в–парламенте (king-in-parliament). При этом подразумевалось, что именно в слиянии с полномочиями парламента королевская власть является высшей.
Парламент в соответствии с таким пониманием верховной государственной власти считался политическим органом, включавшим в себя не только лордов духовных и светских с представителями графств (общин), но и короля.
Уильям Блэкстоун различал их как власть законодательную и исполнительную. Верховная власть в Англии, писал он, «разделена на две ветви, одна — законодательная, а именно: парламент, состоящий из короля, лордов и общин; другая — исполнительная, состоящая из одного короля»
Английский парламент был органом не какой-то отдельной разновидности власти — законодательной или судебной: он был по своей природе институтом власти вообще, то есть политической власти как таковой.
Этот характер английского парламента вполне отражается в тех названиях, которые он имел с первых лет своего существования. Самое распространенное среди них — «High Court of Parliament (Высокий Суд Парламента) или просто «High Court». Скорее всего, под этим названием подразумевался в данном случае не судебный орган в обыкновенном значении этого слова, но способ принятия того или иного решения в рамках парламента, который был очень похож на судебную процедуру, предполагавшую состязание сторон, столкновение противоположных мнений и т. д.
Одной из функций английского парламента было рассмотрение выраженных в петициях жалоб частных лиц на те или иные нарушения их прав. Такая деятельность оказывалась по своему характеру близкой к судебной. Именно это имел в виду король Яков I, когда говорил в 1609 году: «Парламент является высочайшим судом правосудия, и поэтому наиболее подходящее место для того, чтобы различные виды жалоб могли найти свое соответствующее разрешение».
Наряду с комитетами, создававшимися для выработки предварительного решения по какому-либо конкретному вопросу и состоявшими из небольшой группы парламентариев, — так называемыми «избранными комитетами (select committee)», в английском парламенте стали формироваться постоянные комитеты, предполагавшие участие в рассмотрении дел с правом голоса при принятии решения всех членов палаты. Они получили наименование «комитетов всей палаты (committees of the whole House)». Обсуждение государственных дел в таких комитетах не подчинялось строгим правилам парламентской процедуры, поэтому в их рамках парламентарии имели возможность более глубоко вникнуть в сущность той или иной проблемы. Влияние короля и Тайного совета на решения этих комитетов сводилось к минимуму. Таким образом, к началу революции 1640–1660 годов функции английского парламента далеко выходили за пределы полномочий чисто законодательной власти.
Парламент Англии обладал огромной властью, однако созывался и распускался он по усмотрению короля, который действовал в этих случаях как единоличный властитель. И полномочия созывать парламент, приостанавливать его деятельность и распускать составляли содержание его абсолютной прерогативы. Король выступал как глава государства и церкви, то есть как император или абсолютный монарх. Для некоторых из своих подданных, которые имели статус его вассалов, он являлся одновременно и сюзереном. Наконец, английский король считался наместником Бога на земле. Королевская абсолютная прерогатива, опиравшаяся частью на common law, имела место.
Очевидно, что подобная конструкция верховной власти уже сама по себе создавала предпосылки для острейшего политического конфликта между различными группировками правящего слоя. Столкновение между королем и парламентариями было при таких условиях неизбежным. Но при любом течении конфликта лучшим выходом из него оказывался компромисс. Взаимосвязь различных институтов в системе верховной государственной власти Англии имела такой характер, что разрушение одного из них неминуемо влекло за собой разрушение другого. Парламент не мог функционировать без королевской власти, но и король без парламента не мог действовать в достаточной мере эффективно.
К началу XVII века в рамках Тайного совета наметилась определенная специализация. Так, юридические функции сосредоточились в руках лорда канцлера (Lord Chancellor), лорда хранителя Большой печати Англии (Lord Keeper of Great Seal of England) и одного из главных судей (Chief Justice); финансовые — в ведении лорда казначея (Lord Treasurer) или канцлера казначейства (Chancellor of the Exchequer), религиозными вопросами заведовали архиепископ и епископы, морскими делами управлял лорд высокий адмирал (Lord High Admiral), формировавшейся военной организацией — руководитель кавалерии (Master of the Horse) и руководитель артиллерии (Master of Ordnance), королевским двором заправляли казначей домовладения (Treasurer of the Household), контролер домовладения (Comptroller of the Household), управляющий двором (Chamberlain) и лорд камергер (Lord Steward).
Один из государственных секретарей, а именно: Роберт Сесил (Robert Cecil), превратился в начале XVII столетия в должностное лицо, близкое по своему значению к главе правительства — премьер-министру. В введении второго секретаря — Джона Герберта (John Herbert) — были сосредоточены функции министра иностранных дел.
При вступлении в свою должность члены Тайного совета клялись «быть верным и преданным Ее Королевскому Величеству», «хранить тайну всех дел», открываемых им как советникам Ее Величества».
Назначенные из представителей английской знати, наместники входили в состав Тайного совета: они являлись одновременно и должностными лицами центрального правительственного аппарата, а значит и членами Палаты лордов.
2. Понятие конституции и фундаментальных законов в Англии в XVII веке. Common Law как основа английской конституции. Петиция о праве 1628 г.
В настоящее время под конституцией понимается чаще всего документ, в котором сведены воедино правовые нормы, обладающие высшей юридической силой и закрепляющие основы общественного строя и политической системы страны, основные права и свободы граждан. Категория же основных законов обыкновенно используется при этом в качестве синонима понятия конституции.
Вместе с тем понятие конституции нередко употребляется для обозначения совокупности правовых норм, устанавливающих рамки деятельности органов государственной власти и охраняющих права и свободы граждан, также в том случае, когда они не выражаются в едином документе и не имеют высшей юридической силы по отношению к другим правовым нормам. Так, в современной Великобритании конституционные установления не кодифицированы, не сведены в единый текст или серию документов, тем не менее считается, что и в этой стране есть конституция. По словам Эрика Барендта, британская конституция представляет собой «конституцию, укорененную в общем праве (common law), в том смысле, что ее фундаментальные принципы, такие как принципы парламентского верховенства и господства права, выражены в судебных решениях (judicial decisions). Подобно решениям (rulings) судов по контракту и причинению вреда, эти решения (decisions) не изложены в кодексе». Кроме того данная конституция является «гибкой в том смысле, что отсутствует строгое различие между обыкновенным и конституционным законодательством; статуты, имеющие дело с конституционными вопросами, не подчинены какой-либо специальной процедуре внесения поправок и могут быть в принципе легко отменены словесным выражением».
Подобные оценки британской конституции дает и правовед Т. Р. С. Эллан, который утверждает в своей книге «Право, свобода и правосудие. Юридические основы британского конституционализма», что «при отсутствии высшего «конституционного» права, провозглашенного в писаной конституции и почитаемого в качестве источника уникального юридического авторитета, принцип господства права служит в Британии формой конституции. Именно в этом основном смысле Британия обладает конституцией, коренящейся в общем праве: идеи и ценности которой, составляющие принцип господства права, отражены и воплощены в обыкновенном общем праве (common law)».
Если на развитие государственного строя Англии в течение XVII века посмотреть с точки зрения выраженного в приведенных высказываниях понимания сущности английской конституции, то станет очевидным, что английская монархия была «конституционной» не только в конце указанного века, но и в самом его начале. Факт наличия у Английского государства конституции или основных законов во времена, предшествовавшие «славной революции» 1688 года, признавали и сами участники революционных событий. 28 января/ 7 февраля 1688/1689 года Палата общин английского парламента, имевшего в тот момент статус Конвента, приняла резолюцию, в которой говорилось, что «Король Джеймс Второй, предприняв попытку ниспровергнуть Конституцию этого Королевства путем разрыва Первоначального Договора между Королем и Народом и по совету иезуитов и других злых лиц, нарушил основные законы…».
Для обозначения юридической конструкции государственного строя английские политические деятели первых десятилетий XVII столетия использовали различные термины и словосочетания. Так, спикер Палаты Общин в своей парламентской речи, произнесенной в присутствии короля Якова I 7 июля 1604 года, говорил о «законах, посредством которых Ковчег этого Правительства когда-либо направлялся». По его словам, существует три вида таких законов: «во-первых, Общее право, основанное или выведенное из Божественного Права, Права Разума и Естественного Права, являющихся неизменными; во-вторых, позитивное право, основанное, изменяемое и переделываемое с помощью и через посредство случаев и течения времен; в-третьих, обычаи и обыкновения, соблюдаемые и признаваемые опытом времени, при отсутствии знания их истоков».
Однако, в большинстве случаев юридическая конструкция государственного строя Англии обозначалась терминами «constitution» или «fundamental laws (основные законы)». Правовед и парламентарий Дж. Уайтлок (James Whitelocke, 1570–1632), выступая 2 июля 1610 года в Палате Общин при обсуждении вопроса о праве короля устанавливать таможенные пошлины (impositions) без согласия парламента, заявлял, что подобные действия его величества «противоречат естественному порядку и конституции политики этого королевства, которая представляет собой Jus publicum regni (публичное право королевства); и тем самым ниспровергают основной закон королевства и ведут к созданию новой формы государства и правления».
Об «основном законе Англии», по которому «парламент является общим советом короля и королевства», говорил в 1638 году в одной из своих судебных речей судья Королевской Скамьи сэр Роберт Беркли. Этому закону должна была, по его мнению, подчиняться и королевская власть. «Хотя король Англии обладает монархической властью и имеет привилегию высшего достоинства и облечен абсолютным доверием к своей короне и персоне для управления своими подданными, однако его правление должно осуществляться сообразно законам королевства», — утверждал он.
Понятия конституции и основных законов часто использовались в парламентских речах, в политических и правовых документах периода революции 1640–1660 годов. Так, лорд Фолькленд говорил в своем выступлении на заседании Палаты Общин 7 декабря 1640 года о том, что «конституция этого государства установила, или скорее пыталась установить для нас, гарантии сохранности нашего имущества и сохранности тех законов, которые должны охранять нас и наше имущество, посредством назначения для нас судей, постоянных и верных присяге в такой степени, что не может быть никакого гнета».
В представленных 25 ноября 1640 года в Палату Лордов «Статьях Общин…», в которых формулировалось обвинение графа Страффорда в государственной измене, отмечалось, что он «предательски предпринял попытку ниспровергнуть Основные Законы и Правление Королевств Англии и Ирландии и ввести вместо него произвольное, тираническое и противозаконное Правление» (курсив мой. — В. Т.). О попытке «ниспровергнуть основные Законы и Правительство Королевства Англии» шла речь и в статьях по обвинению в государственной измене, выдвинутому королем Карлом I против вождей парламентской оппозиции 3/10 января 1641/1642 года.
В декларации «Долгого парламента», принятой 27 мая 1642 года, подчеркивалось, что «согласно Конституции и политике этого королевства, король не может посредством своей прокламации объявлять закон, противоречащий решению и резолюции какого-либо из нижестоящих судов правосудия, еще менее — закон, направленный против Высокого Суда Парламента».
Употребляя понятия «конституция» или «основной закон королевства», английские правоведы и парламентарии первых десятилетий XVII века, как правило, не давали им определения. При этом смысловое значение этих понятий не вызывало среди них каких-либо споров. Иначе и не могло быть — под терминами «constitution» и «fundamental law» английские политические деятели подразумевали не какую-либо конкретную совокупность правовых норм, но common law («общее право») Англии в целом.
Именно common law считал главным юридическим фундаментом своей власти король Яков I. Выступая 21 марта 1610 года на заседании обеих палат английского парламента, его величество говорил о том, что хотя «своим Королевством он не обязан ни какой избранной власти и не зависит от одобрения народа», тем не менее «закон возложил корону на его голову, и он является королем на основании общего права (common law) страны».
Принципы common law составляли юридическую основу властных полномочий и английского парламента. Об этом говорил, например, в своей парламентской речи 28 июня 1610 года Томас Хедлей (Thomas Hedley). По его словам, «власть и полномочия парламента проистекают из common law, а не common law — от парламента. И поэтому common law обладает большим влиянием и силой, чем парламент».
Идея о common law как фундаменте, на котором строилась организация и деятельность английского парламента проводилась также авторитетным правоведом Эдуардом Куком (Edward Coke, 1552–1634). В предисловии («To the Reader») к девятой части своих «Reports», напечатанных в 1613 году, он — в то время Главный судья Суда Общих Тяжб — отмечал, что парламент, выступающий в качестве высшего суда Английского королевства, «является частью структуры, установленной нормами common law, и в некоторых случаях действует законным образом согласно обыкновенному порядку common law, как это показывает статут, принятый в 39 год правления Эдуарда III».
Повышению значения common law в качестве регулятора политических отношений в английском обществе весьма способствовала доминировавшая в среде английских правоведов и политических деятелей доктрина, согласно которой его принципы, определявшие статус и прерогативы королевской власти, полномочия и привилегии парламента, а также нормы, закреплявшие права и свободы, подданных Английского королевства, возникли, развивались и изменялись независимо от какой-либо государственной власти.
Подобная оценка принципов и норм common law проистекала из понимания его как обычая, зародившегося в незапамятной древности, и основанного на разуме. Именно такое понимание общего права выражал в 1610 году в своей парламентской речи Томас Хедлей. «Common law — это разумный обычай, действующий во всем королевстве, испытанный временем, запечатленный в записи королевского суда, обладающего юрисдикцией по всему королевству, призванный нести добро и выгоду для государства», — говорил он. «Common law Англии, — писал в 1615 году правовед Джон Дэвис (John Davies, 1569–1626), — есть не что иное, как общий обычай королевства. И это обычное право является наиболее совершенным и самым превосходным и, без сравнения, лучшим для того, чтобы создавать и сохранять государство. Ибо писаные законы, созданные эдиктами монархов, или государственными советами, налагаются на подданного до того, как осуществлены какая-либо судебная процедура или испытание, и до того, как эти законы покажут себя подходящими и соответствующими природе и характеру народа, или будут вызывать неудобства. Однако обычай никогда не становится законом, обязывающим народ, до тех пор, пока он не будет испытан и проверен мудростью времени, и поэтому в течение всего этого времени он не порождает никакого неудобства: так как если в какое-либо время оно обнаружится, он не будет более применяться, но его действие прервется, и он соответственно утратит достоинство и силу закона».
В рамках государственного строя учитываются интересы всех социальных групп. Все началось с Magna Carta- с 13 века. Установилось равновесие интересов корпораций (государство, церковь, рыцари, горожане). Magna Carta – основа английской «конституции». Конституция должна была обладать следующей совокупностью норм:- древнего права;
- обычного права (обычаи);
- чтобы ни одна из властей не могла истолковать ее по своему усмотрению;- необходим искусственный разум, который появляется во время юридического толкования (необходимы юристы, суды);
Так появляется «Common law ». Искусственный разум не возникает с рождением в человеке, а появляется в результате юридического образования.
Анализ наиболее острых конфликтов между королем и парламентариями, происходивших в Англии на протяжении первых десятилетий XVII в., обнаруживает странную на первый взгляд закономерность — данные конфликты возникали, как правило, по поводу не абсолютной, а ординарной прерогативы королевской власти. В этом смысле особо показателен конфликт между королем и Палатой Общин, разгоревшийся весной 1628 г. Результатом его стало принятие парламентом Петиции о праве, вошедшей впоследствии в число основополагающих конституционных документов Англии.
Поводом для возникновения данного конфликта стал случай с пятью рыцарями, которые отказались от уплаты в государственную казну денежных сумм по принудительному займу, объявленному Тайным Советом осенью 1626 г. Свой отказ они мотивировали тем, что сбор был назначен без согласия парламента. 27 октября 1627 г. рыцари-отказники были заключены в тюрьму. Подобные меры принимались ранее королевской властью и к другим лицам, отказывавшимся давать заём, но они, как правило, с покорностью принимали свое тюремное заключение или же подавали королю смиренную просьбу об освобождении с признанием своей вины. И король освобождал их. Однако, вышеназванные рыцари решили добиться освобождения из-под ареста не по королевской милости, а на основании действующего права Англии.
Каждый них немедленно подал прошение о выдаче приказа habeas corpus. Такие приказы были выданы 3 ноября. Начальник тюрьмы, в которой содержались рыцари, должен был, в соответствии с данными приказами, доставить арестованных в Суд Королевской Скамьи и объяснить там причины их ареста. Будучи не в состоянии указать суду эти причины, он обратился за разъяснением в Тайный Совет. Оттуда пришел ответ, что рыцари арестованы «по специальному распоряжению Его Величества (per speciale mandatum domini regis)». На основании этого ответа Суд Королевской Скамьи вынес 27 ноября решение об отказе рыцарям в их освобождении из тюрьмы. Случай с арестом пяти рыцарей обнажал одновременно несколько важнейших сторон указанной прерогативы, затрагивавших как имущественные, так и личные права английских подданных. Но самые острые споры вызвал вопрос о праве королевской власти арестовывать подданных без указания причин ареста, по специальному распоряжению Его Величества. В нижней палате английского парламента возобладало мнение о том, что такого правомочия у королевской власти нет ни по общему праву, ни на основании статутов. В специальных резолюциях, принятых по этому поводу Палатой Общин и представленных для подтверждения в Палату Лордов, постановлялось, что ни один свободный человек не должен быть заключен в тюрьму или иным образом ограничен в свободе по распоряжению Короля или Тайного Совета или каким-нибудь другим государственным органом до тех пор, пока не будет выражено определенное основание ареста, заключения в тюрьму, или ограничения в свободе, по которому он должен быть, согласно закону, арестован, заключен в тюрьму, или ограничен в свободе.
Все участники рассматриваемого спора по поводу королевской прерогативы — то есть сам король, члены Суда Королевской Скамьи, Палата Лордов и Палата Общин — сходились в признании того, что Великая Хартия Вольностей и другие статуты, подтверждающие её положения, сохраняют свою юридическую силу. Но в чем же тогда заключались разногласия между ними? Как показывают факты, король, его судьи и лорды, с одной стороны, и члены Палаты Общин, с другой, расходились в понимании юридических терминов, и прежде всего таких глобальных категорий, как «общее право (common law)» и «право страны (lex terrae)». «Вопрос состоит не в том, должны законы быть в силе или нет, но в значении их, — говорил в своем выступлении в парламентских дебатах член Палаты Общин П. Болл (P. Ball). — Что такое lex terae? Мы все согласны в том, что это, но согласны ли таким же образом лорды и судьи». Все участники рассматриваемого спора были согласны в том, что королевская власть должна обладать правомочием подвергать аресту лиц, совершающих такие деяния, которые представляют угрозу государственным интересам, что у короля должны быть правомочия, вытекающие из так называемого «права государства». Однако они расходились между собой в понимании критериев, позволяющих назвать то или иное деяние угрожающим государственным интересам.
Таким образом, спор в английском парламенте, возникший в начале 1628 г. по поводу ареста по специальному королевскому распоряжению и без указания причин пяти рыцарей, отказавшихся платить деньги в королевскую казну по принудительному займу, выявил неопределенность норм общего права и статутов Англии, касающихся личных и имущественных прав английских подданных.
Осознав данный факт, члены обеих палат английского парламента предприняли попытки устранить указанную неопределенность. Но пошли при этом прямо противоположными путями.
Палата Лордов решила подвести под королевскую прерогативу, базирующуюся на общем праве и статутах Англии, дополнительное основание в виде божественного права.
Члены Палаты Общин отвергли предложения лордов. Они увидели в них опасную тенденцию к смешению ординарной прерогативы короля с его абсолютной и божественной прерогативами. Более приемлемым для Палаты Общин оказался другой путь устранения обнаружившейся неопределенности норм общего права и статутов — принятие специального закона, в котором бы подтверждались и разъяснялись статьи Великой Хартии Вольностей и шести статутов, принятых во времена правлений Эдуарда I и Эдуарда III. Его Величество заявил, что он намеревается поддерживать личные свободы и имущественные права своих подданных, что он будет управлять « в соответствии с Законами и Статутами этого Королевства».
В ответ на это послание Палата Общин приняла 3 мая специальное обращение к королю говорилось о том, что нижняя палата парламента полностью доверяет словам и обещанию Его Величества. Однако, заявляли парламентарии королю, поскольку министрами часто совершаются незаконные действия, то нет более лучшего средства «вдохновить угнетенные души ваших преданных субъектов на бодрую поддержку Величества», чем принять закон об их правах и свободах.
В результате 6 мая 1628 г. Палата Общин приняла решение воплотить свои требования в форму петиции о праве. 2 июня 1628 г. Петиция о праве, одобренная обеими палатами английского парламента, была зачитана Карлу I. Петиция вступила в силу 7 июня 1628 года- принята парламентом.
В петиции были документально закреплены требования оппозиции:
- против незаконных «без общего согласия, данного актом парламента, налогов и иных сборов»; - против незаконных произвольных арестов «противно законам и вольным обычаям королевства»; - против нарушений процедуры Habeas Corpus, позволяющих содержать под стражей подданных без обвинения.
3. Законодательная деятельность «Долгого парламента» в 1641 г. «Великая Ремонстрация».
Дух гражданской войны несло в себе законодательство английского парламента, в особенности те акты, которые вносили изменения в юридическую конструкцию государственной власти.
Первым из таких законодательных установлений был «Акт для предотвращения неудобств, случающихся вследствие долгого перерыва в работе парламентов» или в сокращенном названии — «Трехгодичный акт».
Текст «Акта для предотвращения неудобств, случающихся вследствие долгого перерыва в работе парламентов» состоял из 11 статей.
«Акт для предотвращения неудобств, случающихся вследствие долгого перерыва в работе Парламентов» вносил ряд нововведений в юридическую конструкцию государственного строя Англии.
Во-первых, данный акт установил новый порядок созыва Парламента, приводимый в действие в том случае, если король не созывал его в течение срока, указанного в акте. В этом случае Парламент созывался на основании приказов, изданных лордом – канцлером или лордом-хранителем Большой печати Англии без какого-либо участия короля.
Если же названные должностные лица не издавали таких приказов, то лорды Английского королевства были обязаны собраться в Вестминстере и издать приказы о созыве Парламента от имени короля, его наследников или преемников, удостоверить их своими руками или печатями и послать соответствующим лицам на местах. Если же и лорды этого не делали, то шерифы и другие должностные лица на местах, в полномочия которых входит организация выборов в Палату общин, обязаны были провести выборы в определенный срок без соответствующего приказа за Большой печатью. Лорды в таком случае обязаны были прибыть на заседание парламента в срок, установленный настоящим Актом, без специального вызова. Если же шерифы и должностные лица не организовывали выборов в нижнюю палату Парламента, организация таких выборов возлагалась на самих избирателей.
Во-вторых, Актом от 15 февраля 1640/1641 г. было установлено, что вновь собравшийся Парламент не может быть распущен или его деятельность прервана в течение 50 дней с момента начала работы.
В-третьих, данный Акт установил, что обе палаты Парламента могут отныне избирать своих спикеров в любое время в течение работы Парламента, и избранные ими лица получают полномочия настоящих спикеров в силу самого факта избрания парламентариями, т. е. без одобрения королем. Ранее же существовал порядок, по которому избранные палатами на должность спикеров лица вступали в свои права лишь после получения одобрения от короля.
В-четвертых, было введено правило, по которому члены любого будущего Парламента, собранного на основании рассматриваемого Акта, получали правомочие на участие в его работе и в том числе право голоса на парламентских заседаниях до принятия какой-либо присяги на верность верховной власти.
В-пятых, данный Акт установил новый порядок вступления в юридическую силу парламентских законодательных актов. Если прежде королевское согласие, венчавшее процесс принятия таких актов, завершало сессию Парламента, то теперь, согласно Акту, сессия могла продолжаться и после того, как король их одобрил. Вступление парламентских законов в юридическую силу перестало теперь увязываться с окончанием сессии Парламента.
10 мая 1641 г. после принятия Парламентом и одобрения королем в юридическую силу вступил «Акт для предотвращения неудобств, которые могут возникнуть вследствие несвоевременного перерыва в сессии, приостановки деятельности или роспуска этого настоящего Парламента».
Содержание Акта от 10 мая 1641 г. станет впоследствии предметом дискуссий в среде английских правоведов. Однако для современников революционных событий в Англии смысл главных его положений был очевиден.
Во-первых, следует отметить, что данный Акт касался только парламента, созванного 3 ноября 1640 г. В его названии и тексте речь шла именно о «настоящем Парламенте», а не о парламенте вообще.
Во-вторых, установив, что указанный Парламент может быть распущен или его работа приостановлена или сессия его прервана только посредством специального акта самого этого парламента, Акт от 10 мая 1641 г. сделал тем самым незаконными все другие способы прекращения или приостановки его деятельности.
Отсюда вытекали в свою очередь два важнейших для дальнейшей судьбы традиционной английской государственности последствия.
1. Король лишался возможности применить в борьбе с парламентской оппозицией такое эффективное средство, которое неоднократно и успешно применял в прошлом, как роспуск Парламента. Отсутствие в распоряжении короля законных инструментов борьбы с мятежными парламентариями неизбежно толкало его на применение методов незаконных, вплоть до попыток подавления оппозиции с помощью армии.
2. Парламент, созванный 3 ноября 1641 г., получал возможность действовать более решительно, однако при этом он не мог обойтись без короля в своей законодательной деятельности. Акты, принятые Парламентом, могли вступить в юридическую силу по-прежнему только после одобрения их королем. Иначе говоря, лишенный правомочия роспуска Парламента и даже законных способов простой приостановки его работы король не лишался легального инструмента влияния на его законодательную деятельность. Его Величество был в состоянии полностью парализовать ее — для этого ему достаточно было не давать своего согласия на принимаемые Парламентом законы.
Таким образом, Акт от 10 мая 1641 г. способствовал созданию ситуации, при которой конфликт между королем и парламентской оппозицией мог разрешиться мирным, законным путем только при условии добровольного отказа какой-либо из сторон от борьбы и полной капитуляции. Если же противоборствующие стороны не желали добровольно уступать своих позиций, то в конфликте между собой обе они — и королевская, и парламентская политические группировки — не могли, добиваясь своих целей, избежать нарушения действующих правовых норм. В этих обстоятельствах конфликт между королем и парламентской оппозицией легко перерастал в вооруженное столкновение — в гражданскую войну.
22 июня 1641 г. вступил в действие «Акт о субсидии, предоставленной Королю, о потонном и пофунтовом сборах и о других денежных сумммах, уплачиваемых при экспорте и импорте товаров», или в сокращенном наименовании «Акт о потонном и пофунтовом сборах».
На основе этого акта английский Парламент окончательно брал под свой контроль важный источник доходов королевской казны, каковым являлись потонный и пофунтовый сборы. Если прежде, по сложившейся практике, субсидия в форме указанных сборов предоставлялась каждому королю в начале его правления и на весь период последнего, то теперь она предоставлялась на определенный срок по усмотрению Парламента.
Серьезные изменения в систему государственной власти вносил «Акт для упорядочения Тайного Совета и для упразднения Суда, обыкновенно называемого Звездной Палатой». Он был принят Палатой общин в третьем, окончательном чтении еще 8 июня 1641 г.
Звездная палата являлась жизненно важным органом в механизме государственной власти, сложившемся в Англии во время правления династии Тюдоров. Именно этот государственный орган обеспечивал исполнение прокламаций, издаваемых королем. Ликвидация его, безусловно, создавала определенный вакуум в системе государственной власти Английского королевства. Глава государства должен иметь в своем распоряжении некие запасные органы и процедуры, которые можно использовать в чрезвычайных ситуациях, создающих серьезную угрозу обществу, когда основные государственные органы и процедуры оказываются неэффективными или вообще бездействуют.
Акт от 5 июля упразднял Звездную палату как политический институт, допускавший в своей деятельности нарушение правопорядка, ущемление прав английских подданных. Вместе с тем этот Акт отменил и присущие Звездной палате чрезвычайные судебные полномочия. Такие полномочия осуществляли в Англии и другие государственные органы, а именно: Суд президента и совета Уэльса, Суд президента и совета северных районов, «суд, обыкновенно называемый the Court of the Dutchy of Lancaster» и Суд казначейства. Рассматриваемый Акт отменил чрезвычайные судебные полномочия названных органов.
Актом было объявлено и установлено, что «ни король, ни его Тайный совет не имеют и не должны иметь каких-либо судебных полномочий и власти рассматривать или брать на себя решение вопросов о распоряжении землями, держаниями, унаследованным имуществом, товарами или движимыми вещами (to examine or drawe into question determine or dispose of the lands tenements hereditaments goods or chattels) кого-либо из подданных этого королевства, но что эти вопросы должны рассматриваться и решаться в обыкновенных судах правосудия и посредством обыкновенной законной процедуры».
Одновременно с «Актом об упорядочении Тайного Совета и об упразднении Суда, обыкновенно называемого Звездной Палатой», т. е. также 5 июля 1641 г., был принят «Акт об отмене части Статута Елизаветы Первой, касающейся Комиссий по церковным делам».
Этим Актом упразднялась Высокая комиссия при Тайном совете — судебный орган по церковным делам, созданный Генрихом VIII в 1538 г.
Немаловажное значение в реформе государственного строя Англии имел принятый 7 августа 1641 г. «Акт, объявляющий незаконными и недействительными недавние судебные постановления, касающиеся корабельных денег и аннулирующий все записи и протоколы, относящиеся к ним».
Он состоял всего из двух статей. В первой из них приводились причины, по которым «корабельные деньги» и все судебные решения, касающиеся их, объявлялись незаконными. В заключении данной статьи провозглашалось, что налог, которым были обложены английские подданные с целью получения средств на снаряжение кораблей, «обыкновенно называемый Корабельными деньгами (Ship-money)», и мнения судей, оправдывавших его сбор и осуждавших тех, кто отказывался платить его, и приказы, на основании которых он собирался, «противоречили и противоречат и противостоят законам и статутам этого королевства, праву собственности, свободе подданных, прежним резолюциям Парламента, и Петиции о Праве, изданной в третьем году правления Его Величества, который правит и в настоящее время».
Упоминание Петиции о праве 1628 г. было не случайным. Во второй статье рассматриваемого Акта объявлялось и устанавливалось, что «все и каждая из подробностей, о которых просят и которых желают в указанной Петиции о Праве, будет с этого времени соответственно введена в действие и твердо и строго поддерживаться и соблюдаться, о чем просилось и что выражалось в той же Петиции».
Еще один акт, принятый 7 августа 1641 г., касался территории королевских лесов. Он был назван «Актом для придания определенности лесам и о границах, размерах, пределах и ограничениях лесов».
За время правления Карла I территория королевских лесов существенно расширилась. 5 марта 1640/1641 г. король поручил графу Холланду объявить Палате лордов, что «Его Величество, понимая, что лесные законы тягостны для подданных этого королевства, желает из милости и доброты по отношению к своему народу установить повсюду новые границы своих лесов в этом королевстве так, чтобы они были уменьшены до тех последних справедливых размеров, которые были установлены прежде». В шести статьях Акта от 7 августа 1641 г. объявлялось и устанавливалось, что эти границы не должны выходить в различных графствах за пределы, которые территория королевских лесов имела в двадцатый год правления короля Якова I.
В августе 1641 г. был принят «Акт для предотвращения обременительных процедур, касающихся Рыцарского Сословия». Он провозгласил, что в дальнейшем никакое лицо не будет принуждаться к вступлению в рыцарское сословие и принятию на себя звания рыцаря, и оно не будет подвергнуто какому-либо штрафу за отказ от этого.
Основной текст «Великой ремонстрации», принятой 1 декабря 1641 года содержал перечень тех злоупотреблений внутри страны и неудач во внешней политике, которые имели место на протяжении всего правления Карла I. Многие из упоминавшихся здесь злоупотреблений были искоренены посредством введения в течение 1641 г. целой серии новых законодательных актов, тем не менее парламентарии сочли необходимым еще раз указать на них. Причем заслуга искоренения этих злоупотреблений приписывалась исключительно Парламенту. «Великая ремонстрация» объявляла благими абсолютно все действия Парламента. Даже такой предательский поступок английского парламента, как выделение солидных денежных сумм шотландцам (ст. 112), затеявшим войну против Карла I — своего законного государя, оценивался в этом документе в качестве блага для Англии. В статье 139 «Великой ремонстрации» в качестве заслуги Парламента назывались «установление и упорядочение королевских доходов, так что стало возможным устранить злоупотребления должностных лиц и излишество в расходах и более надежно обеспечить необходимыми расходами поддержание достоинства Его Величества, защиту и управление королевством». «Великая ремонстрация» отразила раскол английского общества на враждующие группировки. По своему содержанию этот документ явился не столько посланием о состоянии Английского государства, поданном Палатой общин королю Карлу I, сколько обвинительным актом одной политической группировки другой. Дебаты в Палате общин по вопросу принятия «Великой ремонстрации» затянулись до полуночи. При голосовании мнения депутатов разделились почти пополам: за принятие данного документа было подано 159 голосов, против — 148. Он был принят, следовательно, большинством всего в 11 голосов. Король отказался утвердить Ремонстрацию.
4. Законодательная деятельность «Долгого парламента» в первой половине 1642 г.: формирование идеологии гражданской войны.
5. Суд над королем Карлом I. Казнь короля и уничтожение монархии в Англии. Понятие Commonwealth в английской политической лексике XVII в.
23 декабря 1648 г. палата Общин приняла постановление, объявившее короля главным виновником всех несчастий страны, и назначила комитет, который должен был выработать процедуру суда над Карлом I и другими государственными преступниками. В Англии того времени существовали суды общего права, суды справедливости, канонические суды. Однако в данном случае, учитывая специфичность решаемого дела, отсутствие в истории Англии прецедентов подобного рода, решено было учредить особую судебную коллегию. Роялисты выступили в защиту короля. В защиту короля выступила и палата Лордов. Однако, несмотря на это, 1 января 1649 г. палата Общин приняла решение, объявившее Карла I главным виновником гражданской войны против парламента, союзником ирландцев и шотландцев в борьбе с английским государством, и предложила создать для суда над ним Верховный Суд Правосудия. Пройдя через три обычных чтения и будучи подкреплен ссылкой на основные законы страны, по которым вооруженная борьба с парламентом квалифицировалась как измена со стороны короля, выработанный палатой Общин билль был послан в палату Лордов. 2 января палата Лордов единогласно отвергла билль палаты общин. Несмотря на это, 8 января 1649 г. палата Общин принимает акт «О создании Верховного Суда Правосудия» в составе 135 членов, или «Ордонанс об учреждении суда над королем».
Процесс начался с чтения обвинительного акта. В ответ на предъявленное обвинение Карл I заявил: «Помните, я ваш король, ваш законный король. Мои полномочия унаследованы по закону, вручены мне самим богом. Я не передам их новой незаконной власти». Таким образом, Карл I отказался признать законность суда, отказался он и отвечать на вопросы. 22 января Верховный Суд Правосудия предупредил Карла I, что его молчание будет расценено как признание вины. Это был первый в истории судебный процесс над монархом, в ходе которого суд был объявлен выразителем воли народа. Процесс и казнь Карла I, ликвидация палаты Лордов поставили перед палатой Общин вопрос о реорганизации государственной власти.
30 января 1649 г. в присутствии многочисленной толпы король Карл Стюарт был обезглавлен. 7 февраля 1649 г. палата Общин приняла постановление об упразднении королевского звания. 17 марта 1649 г. издается «Акт об отмене королевского звания». 19 марта 1649 года издается Акт об отмене палаты лордов. Так в Англии закрепляется республиканская форма правления. Высшим исполнительным органом стал Государственный совет, который нес ответственность перед парламентом. Однако фактическое управление им осуществлял военный совет во главе с Кромвелем.
Выделим четыре основных уровня сложившейся после установления республики 1649 года структуры общества Британии:
- лорд-протектор Оливер Кромвель;- политическое окружение лорда-протектора (правящая партия индепендентов);- экономически самостоятельные слои общества (землевладельцы и предприниматели);- малообеспеченные горожане и крестьяне.
6. Протекторат О. Кромвеля. «Орудие управления» 1653 г. Реформа государственного строя протектората в 1657 г.
Протекторат Оливера Кромвеля- форма военной диктатуры. Законодательная власть «свободного государства Англии, Шотландии иИрландии» сосредоточивалась в двойном институте - парламенте и вновь учрежденном лорде-протекторе. Парламенту принадлежали исключительные полномочия изменять, приостанавливать, вводить новые законы, учреждать налоги или подати. Рядом с парламентом учреждалась власть лорда-протектора. Выбор на этот пост производился Государственным советом (членов которого, в числе15, в свою очередь, избирал парламент). Лорд-протектор имел право утверждать или откладывать законы парламента. Он пользовался практически неограниченной властью в делах управления («содействовал» ему в этом толькоГосударственный совет численностью о 13 до 21 члена). Протектор считался главнокомандующим армией, ему полностью принадлежали права в сфере внешней политики (включая право вести войну и заключать мир, при согласии совета).От его имени проводились впредь все назначения должностных лиц. Он обладал также правом помилования.«Орудие управления» 1653 года.
Верховная законодательная власть Англии, Ирландии и Шотландии пребывает в одном лице и в народе, представленном в парламенте (однопалатном). Титул этого лица - лорд-протектор. Все указы, законы должны издаваться от имени Лорда-протектора. Звание Лорда- протектора является избирательным, а не наследственным. По смерти его должно быть выбрано другое лицо на его место, выбор должен производиться государственным советом.
Исполнительная власть вверяется Лорду – протектору и Государственному Совету, число членов которого может колебаться от 13 до 21 . Лорд-протектор наделялся полномочиями руководства вооруженными силами, мог объявлять войну, заключать мир, назначать членов Госсовета и офицеров, поставленных во главе административных округов. Главная опора Лорда- протектора – армия. На ее содержание ежегодный налог, который парламент не мог отменить без согласия Лорда-протектора. Устанавливался и ряд таможенных пошлин. Никто не может быть понуждаем к исповедованию государственной религии.
Лордом-протектором был провозглашен Оливер Кромвель.\Реформа государственного строя протектората 1657 года.
В государстве практически водворилась личная диктатура лорда-протектора. Парламент он вскоре перестал созывать. Членов Госсовета он назначал по собственному желанию и держал их в зависимости. 22 мая 1657 г Кромвель получил право самому назначить себе преемника.Одновременно восстанавливалась Палата лордов, подтверждены были исключительные права парламента на вотирование налогов, гарантировалась свобода совести.Так проявилась сокровенная мечта буржуазии и дворянства восстановить вАнглии монархию.Режим протектората при всём этом был связан с личностью и авторитетомКромвеля. Смерть Кромвеля 3 сентября 1658 г. ускорила крушение режима протектората.
7. Реставрация монархии Стюартов в Англии. Habeas Corpus Act 1679 г.
После смерти Кромвеля в 1658 году его преемником оказался сын Ричард Кромвель, не пользовавшийся авторитетом. Менее чем через год он отказывается от власти и правление переходит к высшему офицерскому составу армии.
В 1659 году остаток Долгого парламента (40 щей) объявляют себя конвентом, обладающим учредительной властью. Генерал Монк, опершись на шотландскую армию, выводит на престол Карла II , сына казненного короля. Положение его существенно отличалось от положения его отца. Он был лишен большой доли самостоятельности. Финансами распоряжался парламент. Но избранный в 1661 году парламент состоял преимущественно из представителей дворян и крупной буржуазии, стремился ладить с королем. Управление государственными делами при нем попало в руки группы его приближенных («кабаль»). Этот парламент просуществовал долго и получил название Долгого. В 1679 году собрался новый парламент («парламент вигов»). В этот период берут начало 2 политические партии. Тори- приверженцы короля, сторонники усиления королевской власти, в противовес парламенту, а виги - оппозиция короне. В парламенте 1679 года преобладали вторые.
Вигский парламент начал свою деятельность с издания законодательного акта «Habeas Corpus Act». (Смотреть вопрос о «Habeas Corpus Act» 1679 года).
Непосредственное значение этого акта заключалось в создании гарантии неприкосновенности для членов вигского парламента и их приверженцев от преследования королевской власти. Парламент сохранял право в случае народных волнений или военных действий приостанавливать этот акт, что неоднократно делалось (например, в Ирландии).
Приказ Habeas Corpus Act- инструмент защиты личной неприкосновенности. Заключенный мог сам обратиться к любому судье, канцлеру и попросить выдать приказ тюремщику привести этого заключенного в ближайший суд и объяснить основание ареста. Эта процедура- результат судебной практики. Не было обязанности немедленно выдать приказ => к ним обращались несколько раз. Если не было достаточных оснований ареста, суд выносил решение в пользу заключенных, а тюремщики не подчинялись.
Habeas Corpus дословно переводится с латинского языка как «имею тело».
Настоящее его название: «Акт о лучшем обеспечении свободы подданного и о предупреждении заточений за морями». Лицо, арестованное и заключенное в суде, могло обратиться к лорду-канцлеру, лорду-хранителю печати, судьям королевской скамьи , баронам казначейства с просьбой о выдаче приказа Habeas Corpus. В случае, если лицо, к которому обратились с просьбой, отказывается его выполнить, оно подлежит штрафу в пользу арестованного в размере 100 фунтов стерлингов (несколько годовых доходов). Если вторичный отказ, то 200 ф. ст. и отстранение от должности.
В приказе - требование доставить заключенного к лицу, которое выдало приказ или в близлежащий суд и объяснить причину ареста. Арестованный должен был быть доставлен в течение 3 дней, если суд на расстоянии менее 20 миль; если от 20 до 100 миль, то 10 дней; если более 100 миль, до 20 дней.
Действие приказа не распространялось на лиц, обвиненных в государственной измене и других тяжких преступлениях.
8. «Славная революция» 1688–1689 гг. в Англии и восшествие принца и принцессы Оранжских на английский королевский престол.
«Славной революцией (glorious revolution)» в исторической литературе принято именовать совершенный в Англии в конце 1688 года государственный переворот, в результате которого был свергнут с королевского трона Джэймс II и носителями королевской власти стали штадхаудер Нидерландов Уильям, принц Оранжский, и его супруга Мэри. При этом обыкновенно подчеркивается, что такое определение он получил потому, что, в отличие от других событий подобного рода, не сопровождался жестокостями и оказался по существу бескровным.
В 1685 году после смерти английского короля Карла II, не имевшего законных детей, на трон Англии и Шотландии вступил его младший брат Яков II, дядя и тесть Вильгельма Оранского. Первоначально английское общество, помнившее эксцессы недавней революции, отнеслось к нему лояльно. Избранный парламент состоял в основном из консерваторов (тори).
Однако уже через несколько месяцев после коронации Яков, открыто исповедовавший католическую веру, начал проводить политику, вызвавшую крайнее неудовольствие протестантского большинства. Под предлогом борьбы с мелкими мятежами король создал постоянную армию, размер которой быстро вырос до 40000 солдат. В ноябре того же 1685 года парламент был распущен и больше уже за весь период правления Якова не собирался. В 1687 году король выпустил «Декларацию о религиозной терпимости», благоприятную для католиков. Опасения католической реставрации в стране и нового передела собственности оттолкнули от короля его естественных сторонников — тори. На все ключевые посты в стране король назначал католиков, а все проявившие малейшее недовольство или непослушание немедленно смещались со своих должностей. Часть оппозиционеров эмигрировала в Голландию.
Особенную тревогу  HYPERLINK "http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%BD%D0%B3%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE" \o "Англиканство" англикан вызвало королевское разрешение католикам занимать офицерские должности в армии. Армия была увеличена с 7000 до 20000 человек (предпочтение при наборе солдат также отдавалось католикам из Ирландии) и вооружена мощной артиллерией. Могущественный французский король Людовик XIV заверил Якова в своей полной поддержке. Римский папа Иннокентий XI, человек осторожный и проницательный, советовал Якову не форсировать события, но король не внял совету[3].
Политика «религиозной терпимости» по отношению к католикам вызвала резкий протест англиканских епископов, а также общественности, возмущённой начавшимся изгнанием протестантов из соседней Франции после отмены Нантского эдикта (1685). Король в ответ приказал заключить 10 епископов в Тауэр. Некоторые время противники Якова надеялись на смерть пожилого короля, после чего трон Англии заняла бы его дочь-протестантка Мария, жена Вильгельма. Однако в 1688 году у 55-летнего Якова II неожиданно родился сын, и это событие послужило толчком к перевороту.
Рождение наследного принца вызвало у многих удивление и недоверие, подозревали «папистский обман» (до этого королева Мария Моденская 15 лет была бесплодна). Ходили упорные слухи, что в Сент-Джеймский дворец тайно принесли чужого ребенка в большой металлической грелке для постели. Слухи подогревались тем, что при рождении наследника присутствовали в основном католики, не допустили даже принцессу Анну.
Анти-якобитские силы (как тори, так и виги) сплотились в тайной оппозиции, умеренное крыло которой возглавил маркиз Галифакс, а более радикальное — граф Дэнби ( HYPERLINK "http://en.wikipedia.org/wiki/Thomas_Osborne,_1st_Duke_of_Leeds" \o "en:Thomas Osborne, 1st Duke of Leeds" Thomas Osborne). Что особо важно, в заговоре участвовала и часть армейских офицеров, включая командующего армией Джона Черчилля. Совместно они решили обсудить вариант смены «тирана-паписта» на голландскую чету — Марию и Вильгельма.
Принц Вильгельм Оранский был крупнейшей фигурой среди протестантских правителей в Европе, и его как правителя Нидерландов тревожила перспектива возможного англо-французского союза и укрепление Яковом II английской армии и флота. Поэтому отстранение Якова II от власти представлялось Вильгельму крайне желательным даже независимо от собственных перспектив стать правителем Англии. К этому времени Вильгельм несколько раз посетил Англию и завоевал там большую популярность.
В 1688 году Яков II усилил гонения на англиканское духовенство и окончательно рассорился с тори. Защитников у него практически не осталось (Людовик XIV был занят войной за Пфальцское наследство). В июне семь видных английских политиков, представляющие радикальное крыло заговора — граф Т. Дэнби, граф Ч. Шрусбери, лорд У. Кавендиш, виконт Р. Лэмлэй, адмирал Э. Рассел, епископ Лондонский Г. Комптон и Г. Сидни — написали секретное приглашение Вильгельму, где заверялось, в частности, что 19 из 20 англичан будут очень рады перевороту и воцарению протестантского короля. Послание переправил в Гаагу адмирал Герберт, переодетый матросом. Остальные заговорщики разъехались по стране, чтобы собрать войска и деньги на предстоящую войну с королём. В августе свою поддержку письменно обещал Вильгельму генерал Джон Черчилль. Несколько месяцев Вильгельм выжидал, опасаясь, что Людовик XIV двинет войска на Голландию, но французский король предпочёл вторгнуться в Германию. Это решило судьбу операции.
Скрыть цель и масштаб военных приготовлений Вильгельма было невозможно, и в октябре король Яков попытался смягчить враждебное отношение своих подданных. В частности, он объявил о восстановлении нескольких уволенных лордов-протестантов и прекращении деятельности католических школ. Но было уже слишком поздно.
15 ноября 1688 года Вильгельм высадился в Англии с армией из 40 тысяч пехотинцев (включая матросов) и 5 тысяч кавалеристов. Армия вторжения состояла практически полностью из протестантов, в том числе английских вигов-эмигрантов и прусских союзников. На её штандарте были начертаны слова: «Я буду поддерживать протестантизм и свободу Англии».
Армия Якова II сосредоточилась в Солсбери, однако ни одного серьёзного сражения не произошло, большинство военачальников сразу перешли на сторону Вильгельма, включая генерал-лейтенанта Джона Черчилля. Младшая дочь короля Анна, по совету своей наперсницы, жены Джона Черчилля Сары, также уехала в лагерь Вильгельма. По всей стране начались вооружённые выступления против короля — активно поддержали переворот горожане, протестантские и парламентские лидеры, министры правительства.
Потеряв надежду на армию, Яков II вернулся в Лондон и оттуда попытался вступить в переговоры с Вильгельмом. Жену и сына он отправил во Францию. 11 декабря Яков II, брошенный всеми и всерьёз опасавшийся за свою жизнь, попытался бежать, но был пойман и доставлен в Лондон, уже перешедший под контроль Оранского. В конце декабря Вильгельм помог Якову бежать во Францию, откуда тот пытался осуществить реставрацию, но без всякого успеха.
9. Декларация лордов и общин от 12/22 февраля 1688/1689 гг. (Декларация о правах) и попытка конституционной реформы в Англии во время «Славной революции».
Новый король – Вильгельм Оранский - вполне был готов сообразоваться с тогдашними представлениями о конституционном короле и при самом вступлении на престол подписал предложенную ему «Декларацию о праве», после превращенную в «Билль о правах».
Декларация принята 12 февраля 1689 года обеими палатами. По форме - это петиция. Но т.к. Оранский незаконный, то решили назвать декларацией. Она была зачитана до объявления Оранского королем. Она стала основой «Билля».
+ статья
10. Разработка и принятие Билля о правах 1689 г. в Англии, его конституционное значение.
Билль о правах (13 февраля 1689 года) устанавливает, что король не вправе без согласия парламента ни приостанавливать действие законов, ни освобождать кого-либо из-под их действия, не взимать налоги, ни разрешать каких-либо изъятий из законов. Не должно быть особых судов по церковным и иным делам. Никаких налогов и сборов король не имеет права вводить без согласия на то со стороны парламента. Подданные короля могут обращаться к нему с ходатайствами; никого из них нельзя преследовать за эти ходатайства. Набрать и содержать постоянное войско без согласия парламента король не может. Протестантская религия и ее приверженцы должны быть свободны во всех отношениях. Выборы в парламент свободные; сам парламент должен часто собираться. Он издает любые акты, которые сочтет нужными и свободен от контроля с чьей бы то ни было стороны. Запрет наказаний, не предусмотренных законом.
+ статья
11. Эволюция государственного строя Англии в конце XVII – в первой половине ХVIII в. Акт о престолонаследии от 12/23 июня 1701 г. Акт о соединении двух королевств Англии и Шотландии от 6/17 марта 1706/1707 г. Акт о регентстве от 13/24 февраля 1707/1708 г.
Акт об устроении 1701 года (закон о престолонаследии): устанавливал порядок престолонаследия и содержал ряд прерогатив законодательной и исполнительной властей. Лица, вступающие на английский трон, должны были присоединиться к англиканской церкви. Запрещалось членство в Палате Общин с совмещением должности королевского министра. Все акты помимо подписи короля, нуждались в подписи королевских министров (контрасигнатура). Король лишался права помилования министров, осужденных парламентом в порядке импичмента.
На рубеже 17-18 веков в Англии получили оформление институты буржуазного права: верховенство парламента в законодательной власти; его функции по вотированию бюджета и вооруженных сил; принцип несменяемости судей. Дуализм продолжал сохраняться. Король сохраняет право абсолютного вето в отношении законопроектов, прошедших через парламент. Король не нес никакой ответственности перед парламентом. Правительство полностью под контролем короля.
В начале 18 века складывается тенденция к ограничению королевской власти. Устанавливается «ответственное правительство». Король продолжал оставаться главой государства, но постепенно превращался в номинального главу исполнительной власти. С 1707 года король лишен права отклонять законы парламента. Сосредоточение функций по управлению Кабинетом министров перешло от него к премьер-министру. Ответственность правительства перед парламентов ложилась на плечи министров. В 1716 году принят закон, по которому срок полномочий нижней палаты увеличивался с 3 до 7 лет.
12. Эволюция государственного строя Великобритании в XIX в. Реформы избирательного права 1832, 1867, 1884 гг. и их политическое значение.
Избирательные реформы. Первая избирательная реформа ХIХ века была проведена по инициативе радикального крыла партии вигов, опиравшегося на движение трудящихся масс. Старая сиcтема корпоративного представительства была отвергнута — отныне депутатский корпус формировался на принципе территориального представительства, основанного на субъективном избирательном праве отдельных граждан. В связи с этим возникла необходимость установления пропорциональной зависимости между численностью избирателей, проживавших на данной территории, и количеством избираемых ими депутатов. Согласно Акту о народном представительстве от 4 июля 1832 года, принятому большинством, с перевесом всего в 9 голосов, 56 “гнилых” (или “карманных”) местечек с населением менее 2 тыс. жителей были вообще лишены представительства в парламенте. 30 местностей с населением менее 4 тыс. человек стали посылать в парламент по одному депутату вместо двух, 22 местности — по два депутата вместо четырех. В результате освободилось 143 места в парламенте, которые были распределены между другими городскими и сельскими округами: 62 места было предоставлено графствам, 63 — городам, 18 — Шотландии и Ирландии. Некоторые особенно густонаселенные графства были разделены на несколько округов, в связи с чем число их представителей было либо удвоено, либо даже утроено. Одновременно было произведено значительное снижение имущественного ценза для избирателей (до 10 фунтов стерлингов годового дохода, который приносила либо земля в графстве, либо жилое строение в городе); устанавливались еще два критерия, необходимых для участия в выборах: выплата налогов для бедных и ценз оседлости не ниже 6 месяцев. Возрастной ценз избирателей (только мужчин) определялся в 21 год. Была установлена систематическая регистрация избирателей по месту жительства: без соблюдения этого обязательного условия право голоса не предоставлялось.
Общая численность электората по первой избирательной реформе выросла с 478 тыс. в 1830 г. до 814 тыс. в 1832 г. (население Великобритании по переписи 1831 г. составляло 24 млн чел.). Численность депутатов палаты общин, представлявших города и графства Англии, Уэльса, Шотландии и Ирландии, в результате реформы составила 658 чел. Из них 399 депутатов представляли 255 городских округов и 253 депутата — 143 округа графств; кроме того, 6 депутатов являлись представителями университетов. Верхней палаты реформа 1832 г. не коснулась; численность палаты лордов в рассматриваемый период составляла около 460 человек. 
Важнейшее значение реформы 1832 г. заключалось в том, что она покончила с феодальными принципами формирования высшего представительного органа Великобритании, способствовала превращению палаты общин в подлинно буржуазный парламент. Представляются справедливыми высказанные в литературе соображения (А. Дайси и др.) о том, что здесь имела место достаточно радикальная политическая революция, произведенная верховной законодательной властью в виде легальной реформы. Данная реформа укрепила блок земельной аристократии с крупной промышленной буржуазией, обеспечив при этом вигам стабильное большинство в парламенте. Вместе с тем многие требования буржуазии остались неудовлетворенными, поскольку справедливого перераспределения избирательных округов фактически не произошло. Так, крупный город Ливерпуль, в котором насчитывалось около 17 300 избирателей, был представлен в парламенте 2 депутатами, тогда как 53 мелких местечка, где проживало в общей сложности 17 600 избирателей, имели в парламенте 76 депутатских мест. Продолжало сохраняться не менее 40 “карманных местечек”, являвшихся достоянием крупных лендлордов. Сохранялось большое количество местечек с населением в 300—500 чел., остававшихся очагами подкупа и различных избирательных интриг.
В августе 1867 г. была проведена вторая избирательная реформа. Она явилась результатом ожесточенной борьбы между партиями консерваторов и либералов главным образом за голоса городского населения, где набирала влияние т. н. рабочая аристократия, представлявшая интересы наиболее обеспеченных категорий трудящихся. Реформа привела к значительному росту числа избирателей в городах, поскольку отныне избирательными правами стали пользоваться не только собственники жилья, но и наниматели (арендаторы) квартир, если стоимость найма превышала 10 фунтов стерлингов в год, а ценз оседлости составлял не менее одного года. В графствах имущественный ценз был снижен с 10 до 5 фунтов стерлингов годового дохода. Было ликвидировано представительство еще 38 местечек; в результате нового перераспределения мест 53 депутатских мандата были переданы представителям городов. Десять городов получили право представительства впервые, а такие крупные города, как Манчестер, Ливерпуль, Бирмингем и Лидс, стали посылать в парламент по 3 депутата. 
Число избирателей в целом по стране к 1868 г. достигло 2,4 млн человек (что не превышало 10 % от общего количества населения страны). Помимо новых категорий земельных собственников, избирательные права получили также мелкие предприниматели, торговцы, служащие, интеллигенция, в частности, в университетских округах Лондона, Эдинбурга и некоторых других городов стали впервые участвовать в выборах преподаватели, имевшие ученые звания. Особенно примечательным было то, что в состав избирательного корпуса была включена и верхушка рабочего класса. На последний момент следует обратить особое внимание. По замечанию одного из исследователей английского местного самоуправления И. Редлиха, “достаточно было политического и культурного подъема рабочего сословия, чтобы побудить их (господствующие верхи Англии. — В. К.) путем предоставления ему избирательного права предупредить будущую революционную агитацию”. По образному выражению публицистики того времени, реформа 1867 г. “призвала к власти демократию”. Тем не менее и эта реформа не ликвидировала неравномерности в представительстве как сельского, так и особенно городского населения. Так, население мелких городов, насчитывавших в общей сложности 3 млн чел., было представлено 230 депутатами, тогда как крупные города с населением 11 млн чел. избирали только 130 депутатов.
С 1872 г. в связи с введением в стране обязательного начального образования был установлен тайный порядок подачи голосов на выборах в парламент, имевший целью покончить с весьма распространенной практикой подкупа избирателей или оказания на них иного давления. В 1883 и 1889 гг. были приняты законы, ограничивавшие расходы на проведение избирательных кампаний; была осуществлена квалификация избирательных преступлений и усилена ответственность за них.
В 1884—1885 гг., в ходе третьей избирательной реформы, было произведено уравнение в избирательных правах городского и сельского населения. Было осуществлено новое перераспределение мест в парламенте в пользу крупных городов. Представительства были лишены 105 местечек, имевших население менее 16 тыс. чел.; местности с населением 16—50 тыс. чел. имели право выбора только одного депутата. Освободившиеся 160 мест были переданы городам и графствам, население которых превышало 165 тыс. чел. Города и графства стали делиться на избирательные округа, приблизительно равные по количеству проживавшего в них населения (в среднем 50—54 тыс. чел.); каждый округ выбирал одного депутата. Всего на территории графств в пределах Англии и Уэльса было учреждено 244 округа, на территории графств Шотландии — 46 округов, на территории графств Ирландии — 85 округов. Общее число депутатов палаты общин (от графств и городов) было увеличено с 658 до 670 чел., — дополнительные 12 мест были предоставлены Шотландии. Избирательный корпус в целом по стране вырос к 1886 г. до 5,7 млн чел. (население Англии в это время составляло около 35 млн чел.).
Реформой 1884—1885 гг. был сделан большой шаг вперед по пути реализации идеи всеобщего мужского избирательного права. Политическая практика стала ясным выражением теории представительной демократии как единственно возможной формы правления современного буржуазного государства. При внесении билля о третьей избирательной реформе премьер-министр У. Глад-стон заявил: “Я стою на точке зрения того принципа, что предоставление избирательного права годным к тому гражданам — будет ли их много или мало — означает умножение сил государства. Сила современного государства лежит в представительной системе. Я счастлив при мысли, что в этой благословенной стране и в этой отличной конституции лежат еще другие источники силы: уважение перед предписаниями государства, авторитет, которым пользуются эти последние, и непрерывная связь наших национальных традиций. Но то, что составляет главную силу современного государства вообще и английского государства в частности, есть представительная система”.
Однако и реформа 1884—1885 гг. не устранила всех недостатков избирательной системы. Избирательное право еще не стало подлинно всеобщим: подсчитано, что избирательных прав не имели 1,8 млн взрослых мужчин (сюда относились сыновья, живущие при родителях, съемщики меблированных комнат, домашние слуги и часть сельскохозяйственных рабочих). Некоторые категории избирателей имели на выборах по нескольку голосов, так что принцип “один человек — один голос” (“one man — one vote”) еще не соблюдался. Порядок регистрации избирателей оставался искусственно усложненным. Выборы производились не в один день по всей стране. Депутаты не получали вознаграждения. Мажоритарная система выборов позволяла избирать депутатов, не пользовавшихся поддержкой большинства избирателей.
Политическая борьба, развернувшаяся в ходе названных избирательных реформ, привела к окончательной консолидации двух основных политических партий. Бывшая партия тори, которая стала официально именоваться консервативной партией, сплотила в своих рядах земельную аристократию и финансовую олигархию, которые защищали идеи охранительства и протекционизма. Виги, оформившиеся в либеральную партию, представляли преимущественно интересы промышленной буржуазии, выступавшей с требованиями умеренных демократических преобразований, под лозунгами свободы торговли и предпринимательства. Оформились руководящие центры этих партий — Национальный союз консервативных и конституционных ассоциаций (1867— 1868 гг.) и Национальная федерация либеральных ассоциаций (1877 г.); их влияние распространялось из столицы на всю страну. Достаточно прочную организацию имели парламентские фракции этих партий. Каждая из них выдвигала из своей среды лидера, которому поручалось возглавлять Кабинет министров страны, если партия получала большинство на очередных выборах в парламент. Возникла практика принятия партийных программ: основные требования облекались в форму ярких лозунгов, способных привлечь внимание избирателей. Начали складываться местные партийные организации, установилось понятие постоянного партийного членства. Была централизована и усовершенствована предвыборная деятельность партий, упорядочена процедура выдвижения кандидатов, усилена партийная дисциплина в парламентских фракциях. Поскольку в результате новых выборов смена кабинета происходила в обязательном порядке, принцип партийного правления получил свое окончательное оформление.
Реформы центрального и местного управления. Реорганизация парламента сопровождалась и перестройкой управленческого аппарата в центре и на местах. Происходило формирование системы министерств. Премьер-министр, официально именуемый первым лордом Казначейства, сочетал председательствование в Кабинете с руководством Министерством финансов. Лорд-канцлер курировал всю судебную систему страны и одновременно председательствовал в палате лордов. Морское министерство возглавлял первый лорд Адмиралтейства. Еще с конца XVIII в. окончательно оформились три главных министерства — внутренних дел, иностранных дел и военное (последнее вначале ведало и колониями). Что касается Министерства внутренних дел, то его компетенция постоянно расширялась. В его ведении находилась полиция — лондонская непосредственно, а полиция графств и других городов — в порядке надзора. До 1871 г. Министерство внутренних дел контролировало систему здравоохранения по всей стране; кроме того, оно имело рычаги воздействия на сферу трудовых отношений (в частности, через подчиненный ему начиная с 1834 г. институт фабричных инспекторов).
В 1835 г. была проведена реформа городского самоуправления. Идеология реформы зиждилась на том основополагающем принципе, что равное и прямое избирательное право должно принадлежать не только домовладельцам, но всем городским налогоплательщикам, которые проживали в городе в течение последних трех лет (в 1888 г. срок оседлости был сокращен до 1 года). Указанная реформа коснулась 183 крупных и средних городов, но не затронула столицы, где продолжала сохраняться прежняя система городских учреждений. Для управления городами, на которые распространялся закон 1835 г., учреждались городские советы; в их выборах участвовали хозяева и арендаторы квартир обоего пола. Городские советы избирались сроком на 3 года; число членов совета зависело от количества городского населения. Городской совет управлял городским имуществом (жилищное строительство, отопление и канализация домов, освещение и уборка улиц и т. п.), заведовал полицией, обеспечивал поддержание общественного порядка и спокойствия. Кроме советников в состав органа городского самоуправления входила группа т. н. олдерменов, которые избирались членами совета. Количество олдерменов равнялось одной трети от числа членов городского совета. Срок полномочий олдерменов определялся в 6 лет; каждые три года их состав обновлялся наполовину. Советники и олдермены, действуя в качестве единой корпорации, избирали главу города — мэра — сроком на один год.
Реформа местного самоуправления в графствах была проведена в августе 1888 г. До этого графствами управляли мировые судьи, должность которых возникла еще в середине XIV века (по закону 1360 г., изданному в годы правления короля Эдуарда III), — они соединяли в своих руках судебную и полицейскую власть, а поскольку назначались короной из числа крупных местных землевладельцев, жалованья за свою деятельность они не получали. “Подобно феодальным сеньорам, которым они наследовали, — писал философ, экономист и общественный деятель С. Милль, — они осуществляют свои важные функции в силу своего владения землей. Этот институт является по принципу своему наиболее аристократическим из всех существующих в Англии”. Функции мировых судей были настолько обширны, а толкование ими местных обычаев и законов было настолько различно, что в местном управлении царил полный произвол и беззаконие.
По реформе 1888 г. прежняя система графств была пересмотрена — территория Англии и Уэльса была разделена на 122 графства (61 сельское, 60 городских и Лондонское административное графство, включавшее в себя Сити и все соседние приходы). Города с населением свыше 100 тыс. чел. выделялись из территории графств и получали особый статус городов-графств. В графствах стали избираться на 3 года советы графств, аналогичные советам в городах; в выборах участвовали все налогоплательщики. К советам графств перешли административные полномочия мировых судей; за мировыми судьями остались только судебные функции. На этот факт следует обратить особое внимание: и реформа городского самоуправления 1835 г., и реформа самоуправления в графствах 1888 г. предполагали, что отправление правосудия, с одной стороны, и собственно коммунальное управление —с другой, должны быть четко отделены друг от друга. Вся система органов местного самоуправления и в городах, и в графствах была поставлена под контроль Министерства местного самоуправления, идея создания которого возникла еще в 1834 г., но была реализована лишь в 1871 г.
Закон о советах графств 1888 г. первоначально распространялся только на Англию и Уэллс; в Шотландии он был введен лишь со следующего года. Применение его в Ирландии консервативное правительство маркиза Р. Солсбери отложило до полного восстановления здесь спокойствия и порядка.
В марте 1894 г. была проведена реформа приходов — низшей административной единицы сельской местности. До этого в церковных приходах функционировали церковно-приходские советы (vestry), возглавляемые священником официальной (англиканской) церкви; последний действовал фактически по указке местного помещика (сквайра). Церковно-приходские советы заботились не только о церковных делах, но ведали и всем гражданским управлением, а также были обязаны собирать налог в пользу бедных. По реформе 1894 г. за указанными церковно-приходски-ми советами было сохранено право ведать только церковными делами. Для решения нецерковных, гражданских дел в приходах создавались приходские собрания (parish meeting), в которых имели право участвовать все местные плательщики налогов. Если приход был крупным населенным пунктом с числом жителей свыше 300 чел., в нем мог быть сформирован приходской совет (parish council), избираемый участниками приходского собрания.
Таким образом, в течение XIX века была осуществлена полномасштабная модернизация всей политической системы Великобритании. Важнейшим ее итогом явилось утверждение верховенства радикально реформированного парламента во взаимоотношениях со всеми остальными звеньями государственного механизма, в первую очередь — с Кабинетом министров, формируемым на основе реального расклада общественно-политических сил в стране и функционирующим на принципах “ответственного правительства”. Законодательные прерогативы парламента стали поистине неограниченными. В полной мере стали реальными слова Э. Кока, сказанные еще в начале XVII века: “Власть и юрисдикция парламента так высоки и абсолютны, что они ни для кого и ни для чего не могут быть заключены в какие бы то ни было границы” (впоследствии — в 1771 г. — суть дела была сформулирована в шутливом изречении швейцарского юриста Делоль-ма, которое вошло в поговорку: “Английский парламент может сделать решительно все, кроме одного — превратить мужчину в женщину и женщину в мужчину”). Формирование системы парламентаризма в его классическом варианте привело к тому, что Великобритания превратилась в одно из самых передовых и развитых государств в политико-правовом отношении, которое оказалось в состоянии успешно решать свои экономические, внутриполитические и внешнеполитические задачи в условиях гражданского мира и прочной социальной стабильности.
13. Борьба Североамериканских колоний за независимость и образование США. Декларация независимости 1776 г. Статьи Конфедерации США 1781 г.
В 1607 году на территории современной Северной Америки была основана первая колония, называвшаяся Джеймстаун. Это удалось сделать британцам. Американское колониальное общество не было однородным. Сюда входили плантаторы, буржуа, фермеры, купцы, корабле владельцы и т.д.
Первые колонии (Вирджиния, Плимут) были чисто коммерческими предприятиями.
К концу 17 века сложилась система колониального управления. К этому времени существовало 13 колоний, подразделяющиеся на 3 группы:
- Род-Айленд и Коннектикут: есть хартии самоуправления, своеобразные республики;
-Пенсильвания, Делавэр, Мэриленд: принадлежали частным владельцам;
-Массачусетс, Нью-Хемпшир, Нью-Йорк, Нью-Джерси, Северная и Южная Каролина, Джорджия: Владения британской короны.
Королевскими хартиями колониям предоставлялись свободы : равенство перед законом, справедливое разбирательство судебных дел судами, свобода передвижения.
В некоторых штатах обособляется верхушка управления во главе с представителями аристократического и буржуазного элементов.
Политика британцев отношении колоний основывалась на искусственном сдерживании развития капиталистических отношений. Английский парламент принимал законы, душившие промышленность и торговлю в колониях. Навигационный закон, закон о гербовом сборе и ряд других актов принимались без участия штатов. Это порождало внутри колоний соответственные настроения. К противостоянию в отношении колонизатора колоний подталкивала и идеологическая подоплека- желание освободиться от колониального гнета, желание объединиться (с другими колониями).
Эти предпосылки и подтолкнули американцев к революции- к борьба за свою независимость. Она имела ряд особенностей:
1.Она произошла на территории, фактически не знающей феодализма как формации;
2. Она преследовала национально- освободительные цели - борьба с гнетом;
3. Она являлась одновременно и гражданской – раскол в движении лоялистов, вступившие на сторону Британской короны;
4.Она оставила в неприкосновенности рабовладельческую систему Юга;
В сентябре 1774 года был созван в Филадельфии Первый Континентальный конгресс, на котором бойкотировался ввоз английских товаров и экспорт из колоний.
В апреле 1775 года произошло сражение при Лексингтоне, положившее начало национально-освободительной войне.
В мае 1775 года- Второй Континентальный конгресс, принявший декларацию причин и необходимости взяться за оружие.
Большую роль в ходе революции сыграло принятие в июне 1776 года Декларации прав Вирджинии, в которой провозглашались свобода и независимость людей, от которых они не могут отказаться и которые не могут быть отняты в принципе.
4 июля 1776 года состоялся Третий Континентальный конгресс. На нем была принята Декларация независимости. В соответствии с ней провозглашалась независимость и свобода американских штатов. Таким образом, появилось 13 суверенных государств. Провозглашается, что все люди созданы равными и наделены Творцом неотъемлемыми правами. К числу прав относились право на жизнь, свободу, стремление к счастью. В этом перечне отсутствовало право частной собственности. Обходился вопрос о рабстве. По декларации государство основывается на общественном договоре, заключенном между людьми, а не управляющими. Имеет место норма, говорящая об обязанности свергнуть неугодное правительство. Декларация не была юридическим документом.
В июне 1776 года Континентальный конгресс назначил комитет для подготовки Статей конфедерации. Подготовленный проект был одобрен конгрессом 15 ноября 1777 года. Но процесс ратификации штатами затянулся на 3 с лишним года. Статьи конфедерации вступили в силу лишь 1 марта 1781 года. В документе говорилось об объединении 13 независимых республик, это было не союзное государство, а союз самостоятельных государств. Статьи представляют собой некую разновидность международного договора. Документ не устанавливал единого гражданства. Для управления учреждался Конгресс, в состав которого входили делегаты. Делегаты могли быть в любое время отозваны. Каждый штат должен иметь от 2 до 7 представителей в Конгрессе. Никто не может быть делегатом более 3 лет в течение одного шестилетия. Каждый штат имел на Конгрессе один голос. Конгресс обладал всеми внешнеполитическими полномочиями: объявлял войну, заключал мир, международные договоры. Во внутренней сфере не имел права сбора налогов. Штаты чеканили свою монету. Для приема решений- большинство голосов штатов. Для наиболее важных решений- согласие 9 из 13 штатов. Для изменения договора Конфедерации –ратификация всеми штатами.
14. История создания и основные принципы Конституции США 1787 г.
Конституция США (англ. United States Constitution) — основной закон США, имеющий высшую юридическую силу. Конституция США была принята 17 сентября 1787 года на Конституционном Конвенте в Филадельфии и впоследствии ратифицирована всеми тринадцатью существовавшими тогда американскими штатами. Считается первой в мире конституцией в современном понимании. Состоит из семи статей, за время действия Конституции были приняты двадцать семь поправок, которые являются её неотъемлемой частью.
В основе Конституции США лежит принцип разделения властей между законодательной (конгресс), исполнительной (президент) и судебной (верховный суд и нижестоящие суды) ветвями. Штатам США даются широкие права в области законодательства.
В 1783 году Версальским мирным договором завершилась Война за независимость США. Ещё в 1777 году, в разгар войны, Второй континентальный конгресс принял Статьи Конфедерации, документ конституционного характера, который определял Соединённые штаты какконфедерацию и закреплял полномочия центральных органов. В 1781 году Статьи были ратифицированы последним, тринадцатым, штатом и официально вступили в силу. Многие отмечали слабость этого союза: во-первых, Статьи Конфедерации предоставляли центральным органам минимальные полномочия, а во-вторых, при голосовании в Конгрессе Конфедерации (высший орган власти) по любому вопросу требовалось единогласное решение всех штатов, так что один штат мог заблокировать любую инициативу. Джордж Вашингтон образно назвал Статьи Конфедерации «верёвкой из песка» (ropes of sand). Поэтому быстро начали появляться предложения о внесении в Статьи различных изменений.
В сентябре 1786 года представители пяти штатов (Нью-Джерси, Нью-Йорк, Пенсильвания, Делавэр, Виргиния) собрались в Аннаполисе для того, чтобы обсудить поправки к Статьям Конфедерации, касавшиеся отмены таможенных барьеров между штатами. Конференция оказалась недостаточно представительной (делегаты из ещё нескольких штатов не успели добраться в Аннаполис вовремя, часть штатов проигнорировали конференцию), поэтому делегаты обратились к Конгрессу Конфедерации с просьбой созвать в мае следующего (1787) года в Филадельфии конференцию, в которой участвовали бы представители всех штатов и которая имела бы достаточно полномочий для пересмотра Статей Конфедерации.
21 февраля 1787 года Конгресс Конфедерации принял резолюцию о созыве Конвента «с единственной и выраженной целью пересмотра Статей Конфедерации» (англ. for the sole and express purpose of revising the Articles of Confederation) . Двенадцать штатов (за исключением Род-Айленда) утвердили в общей сложности 70 делегатов, которые должны были участвовать в Конвенте. Хотя первоначальной целью Конвента был именно пересмотр Статей Конфедерации и вопрос о выработке нового документа не ставился, постепенно делегаты пришли к заключению о необходимости создания новой Конституции, которая бы утвердила территориальное устройство федерации и систему органов власти, принципиально отличающиеся от существовавших на тот момент. Обсуждение проекта было закрытым, однако Джеймс Мэдисон, один из основных авторов Конституции, на протяжении всего Конвента вёл записки, благодаря которым стали известны многие подробности заседаний и точки зрения участников дискуссий.
Основной спор на Филадельфийском Конвенте развернулся между сторонниками двух конституционных моделей, которые получили названия «План Виргиния» и «План Нью-Джерси» (по названиям штатов, которые представляли делегаты — авторы моделей). В «Плане Виргиния» (его авторство принадлежало в основном Мэдисону) основной упор делался на создание системы федеральных органов, которые обладали бы значительными полномочиями. В частности, федеральное правительство предлагалось наделить правом вето на законы, принимаемые легислатурами (законодательными органами) штатов, в случае необходимости применять военную силу против отдельных штатов. Согласно «Плану Виргиния», на федеральном уровне должны были быть созданы двухпалатный законодательный орган (причём верхняя палата легислатуры должна была избираться членами нижней палаты), правительство, избираемое законодательным органом на семь лет, и судебная система, основанная на принципе несменяемости судей. «План» был официально представлен губернатором Виргинии  HYPERLINK "http://ru.wikipedia.org/w/index.php?title=%D0%A0%D1%8D%D0%BD%D0%B4%D0%BE%D0%BB%D1%84,_%D0%AD%D0%B4%D0%BC%D1%83%D0%BD%D0%B4&action=edit&redlink=1" \o "Рэндолф, Эдмунд (страница отсутствует)" Эдмундом Рэндолфом 29 мая 1787 года.
«План Нью-Джерси», предложенный Уильямом Патерсоном, отражал интересы мелких штатов. Патерсон предлагал внести некоторые изменения в Статьи Конфедерации, в том числе закрепить верховенство федерального законодательства, не изменяя сути документа. Права штатов предлагалось обеспечить, закрепив равное представительство от каждого штата в законодательном органе. Таким образом, отдельные штаты сохраняли бы большую самостоятельность. Дебаты по «Плану Нью-Джерси» длились с 13 по 16 июня 1787 года и закончились его отклонением. Свой «План» выдвинул Александр Гамильтон, делегат от Нью-Йорка, сторонник британской модели парламентаризма имонархической формы правления. «План Гамильтона» имел много общего с существовавшей на тот момент в Великобритании формой правления, хотя Гамильтон формально не выдвигал предложения об учреждении монархии. Большинство делегатов были настроены на кардинальный разрыв с колониальным наследием, поэтому предложение Гамильтона не нашло поддержки.
Хотя «План Виргиния» уже был взят за основу будущей Конституции, долгое время не было разрешено принципиальное противоречие о порядке формирования законодательного органа (Конгресса). Делегаты от крупных штатов настаивали на пропорциональном представительстве в зависимости от населения каждого штата, делегаты от мелких — на равном представительстве независимо от населения. Компромисс (часто называемый Коннектикутским, или Великим, Компромиссом, англ. The Great Compromise) был предложен делегатом отКоннектикута Роджером Шерманом, который вероятно являлся и одним из авторов «Плана Нью-Джерси». Палата представителей избиралась по территориальному принципу, а вСенате штаты были представлены на равной основе. На Конституционном Конгрессе остро стоял и вопрос о рабстве. В результате было принято решение сохранить рабовладение на ближайшие двадцать лет, чтобы этот вопрос решали будущие поколения. В тексте Конституции этот вопрос затрагивался в четырёх статьях: раздел 9 статьи I разрешал ввоз рабов, раздел 2 статьи IV запрещал способствование побегу рабов и устанавливал обязанность их возврата, раздел 2 статьи I устанавливал, что при определении численности населения каждого штата учитывалось только три пятых от общего числа рабов в каждом штате (в этом разделе вместо слова «рабы» использовался термин «другие люди» — англ. other persons). Согласно статье V эти положения не могли быть изменены до 1808 года, что и обеспечивало «отложение» решения вопроса о рабстве на двадцать лет.
Принципы по Конституции 1787 года:
1.Создавался не международный союз государств, а единое союзное государство;
2. Разделение властей;
3. Разделение правительственных полномочий между Соединенными Штатами и отдельными членами нового федерального государства;
4. Гарантия личных прав;
5. Провозглашение народного суверенитета;
6. Судебный конституционный контроль;
7. Федерализм.
15. Полномочия Конгресса, Президента и Верховного суда по Конституции США 1787 г.
1.Президент.
Вторая статья устанавливает, что президенту принадлежит исполнительная власть, она же определяет его полномочия, порядок избрания двухстепенными выборами и порядок привлечения к ответственности (перед сенатом по постановлению палаты представителей). Избирается президент на 4 года, как и вице-президент. Избирается коллегией выборщиков, направляемой в конгресс. В случае невозможности по какой либо причине президентом исполнять свои обязанности, данные полномочия переходят к вице-президенту. Перед вступлением в должность он приносит присягу. Президент возглавляет армию и флот, являясь главнокомандующим. Для назначении важнейших должностных лиц Президент должен иметь согласие сената. Для заключения международных договоров необходимо согласие двух третей присутствующих сенаторов.
2. Конгресс.
О конгрессе- законодательном органе государства- говорится в первой статье конституции. Согласно ей, конгресс осуществляет законодательные полномочия. Он состоит из 2-х палат – сената (избирается парламентами отдельных штатов) и палаты представителей (избирается народом). Законопроект, принятый обеими палатами, должен быть подписан президентом США, после чего он становился законом. В случае отказа в подписи палаты могут вновь рассмотреть проект и если одобрят его большинством в две трети голосов, то он становится законом помимо президента. Размежевана компетенция конгресса и парламентов отдельных штатов. Конгресс может издавать все законы, которые необходимы для осуществления его полномочий:- налагать и взимать пошлины и налоги;- устанавливать бюджет;- заботиться об обороне США;- заключать международные договоры;- устанавливать одинаковые правила натурализации;- издавать уголовные санкции против пиратства, для поддержки дисциплины;- регулировать авторское право;
-издавать законы о банкротстве;- регулировать торговлю с иностранными нациями, между отдельными штатами и индейскими племенами;
Несколько урезаны полномочия штатов (запрет иностранных договоров, чеканки монеты и т.д.
Конгрессу запрещалось принимать законы о наказании без суда («об опале») и законы с обратным действием, изменять представительство, требовать определенного религиозного вероисповедования, приостанавливать действие Habeas Corpus Act помимо случаев мятежа.
3. Верховный суд.
Статья 3 говорит об организации судебной власти. Судебная власть вверяется Верховному суду и местным федеральным судам. Устанавливалось, что Верховный суд США является высшим по отношению к судам штатов и рассматривает в первой инстанции все дела, где одной из сторон является государство. Конституция говорит о возможности прибегнуть к судопроизводству с участием присяжных.
16. Билль о правах США 1791 г. и английский Билль о правах 1689 г.: сравнительный анализ.
Необходимость включения статей о правах человека была очевидна уже при составлении Конституции; Род-Айленд и Каролина даже приняли Конституцию только после внесения Билля о правах. Мэдисон объяснял изначальное нежелание перечисления прав человека в Конституции, потому что могло создаться впечатление, что приведенный перечень является исчерпывающим.
Оригинальный текст федеральной конституции не содержал в себе особой статьи или раздела, посвященного гражданским правам и свободам, хотя и некоторые из статей содержали в себе отдельные предписания. Отсутствие данного раздела естественно вызывало недовольство у демократически настроенных слоев населения, под угрозу была поставлена даже ратификация. Уже в июне 1789 года в первый конгресс по предложению Мэдисона были внесены первые 10 поправок, которые к декабрю 1791 года были ратифицированы штатами и одновременно вступили в силу. Поправки, составляющие в своей совокупности Билль о правах, говорили не столько о гражданских правах, сколько закрепляли правовой статус американских граждан.
Формулировка статей Билля о правах – отрицательная; права и свободы не провозглашаются, а гарантируются от нарушения, потому что считаются естественными и не нуждающимися в простом декларировании:
Конгресс не должен издавать законов, ограничивающих свободу совести, слова, печати, собраний, петиций
не должно нарушаться право граждан носить оружие (т.к. для поддержания безопасности необходима общественная милиция)
в мирное время запрещены постои солдат у частных лиц
не должно нарушаться право граждан на личную неприкосновенность и неприкосновенность жилища; ордеры на обыск и арест должны выдаваться только на достаточном основании, подтвержденном присягой
никто не должен привлекаться к ответственности за преступление кроме как по приговору Большого жюри (за исключением дел, возбуждаемых в военных судах или в период военного положения); никто не должен наказываться дважды за одно преступление; никто не должен свидетельствовать против себя; частная собственность не может изыматься без справедливого возмещения
обвиняемый имеет право на ознакомление с сущностью и основанием обвинения; на очную ставку со свидетелем; на помощь адвоката
суд присяжных рассматривает гражданские споры, если сумма иска превышает 20 долларов; но решения суда присяжных могут быть пересмотрены только в порядке, предусмотренном общим правом
не могут налагаться чрезмерные штрафы, жестокие и необычные наказания
перечисление в Конституции основных прав не может толковаться как отрицание остальных прав
за штатами сохраняются все полномочия, не отнесенные конституцией к ведению США
17. Гражданская война в США 18611865 гг. 13-я, 14-я и 15-я поправки к Конституции США.
Противоречия между рабовладельческим Югом и промышленным Севером в первые три десятилетия существования США стали быстро нарастать по мере экономического подъема рабовладельческих штатов. Огромные прибыли, которые приносил рабский труд на плантациях, производивших хлопок, сахарный тростник и табак, требовали новых рабов и новых территорий. После принятия Иллинойса в состав союза в стране оказалось II свободных штатов и 10 рабовладельческих. Для того чтобы поддержать сложившийся баланс между рабовладельческими и свободными штатами, в 1820 г. конгресс принял закон, согласно которому в состав союза одновременно вошли рабовладельческий штат Миссури и свободный штат Мэн. Кроме того, была одобрена резолюция, устанавливавшая северную границу распространения рабства западнее реки Миссисипи. Эта политическая сделка, получившая название первого Миссурийского компромисса, представляла собой попытку поддержания исторического равновесия представительства рабовладельческих и свободных штатов в сенате. Дальнейшие уступки рабовладельцам в вопросе о рабстве во вновь образуемых штатах (Нью-Мексико, Юта) привели ко второму Миссурийскому компромиссу 1850 г., согласно которому население соответствующих территорий само решало, быть ли им свободными или рабовладельческими штатами. Преобладание рабовладельцев в федеральных органах власти позволило им в 1854 г. отказаться от Миссурийских компромиссов, в результате всякие ограничения распространения рабовладения на другие штаты и территории были ликвидированы.
Избрание в ноябре 1860 г. на пост президента видного сторонника отмены рабства, одного из организаторов Республиканской партии А. Линкольна, показало изменения в соотношении общественных сил в пользу аболиционистов и означало крах многолетней политической гегемонии рабовладельцев.
В конце 1860 — начале 1861 г. правящие рабовладельческие круги 13 южных штатов пошли на крайнюю меру — на сецессию, т. е. на выход из федерации и на провозглашение в феврале 1861 г. Конфедеративных штатов Америки. Вскоре после официального вступления А. Линкольна на пост президента (в марте 1861 г.) конфедераты подняли мятеж, пытаясь насильственно свергнуть конституционное правительство, провозгласили новую конституцию Конфедеративных штатов Америки. Стремясь распространить рабовладельческие отношения на территорию всего союза, конфедераты начали 12 апреля 1861 г. Гражданскую войну, которая продолжалась четыре года и закончилась 26 мая 1865 г.
Победа капиталистического Севера была исторически предрешена, но коренной перелом в ходе Гражданской войны, который первоначально был более благоприятен для южан, наступил после решения принципиального вопроса буржуазно-демократической революции — вопроса о рабстве. Первоначально рабство на территориях взбунтовавшихся штатов было отменено Прокламацией президента А. Линкольна от 1 января 1863 г. Затем, по окончании Гражданской войны (1865), была принята XIII поправка к конституции, которая предписала: “В Соединенных Штатах или каком-либо месте, подчиненном их юрисдикции, не должны существовать ни рабство, ни подневольное услужение, кроме тех случаев, когда это является наказанием за преступление, за которое лицо было надлежащим образом осуждено”.
Гражданская война привела к серьезным изменениям в правовой и политической системе США. Важное значение имели положения XIV поправки, которые запретили штатам принимать законы, ограничивающие льготы и привилегии граждан США; запретили штатам лишать кого-либо свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры или отказывать кому-либо в пределах своей юрисдикции в равной защите законов.
Две эти поправки создали юридические условия не только для освобождения негров, но и уравнения их в правах с белыми гражданами. Однако прогрессивные предписания XIII и XIV поправок были “торпедированы” решениями Верховного суда 1883 и 1896 гг., признавшими неконституционным Закон о гражданских правах 1875 г. и конституционными законы штатов, устанавливавшие “раздельные, но равные возможности” для белых и черных. Последняя “поправка Гражданской войны” — XV, принятая в 1870 г., запрещала дискриминацию на выборах: “Право голоса граждан Соединенных Штатов не должно отрицаться или ограничиваться Соединенными Штатами или каким-либо штатом по признаку расы, цвета кожи либо в связи с прежним нахождением в подневольном услужении”. Однако постановления этой поправки были в течение века мертвы для бывших рабов.
Важным последствием Гражданской войны было значительное усиление президентской власти при А. Линкольне, которое фактически оказало существенное влияние на развитие этого института в течение всей последующей истории США и закончилось установлением “имперской президентской власти”.
Кровопролитная Гражданская война оставила Юг в состоянии экономического и политического хаоса. Понадобилось 12 лет реконструкции (1865—1877), чтобы полностью интегрировать южные штаты в союз. Нормализация наступила лишь после вывода федеральных войск из штатов разгромленной конфедерации. С этого времени новая демократическая партия полностью захватывает влияние в этом регионе. Начинается бурное развитие капитализма на Юге, социально и экономически оба исторических региона США становятся все более одинаковыми, хотя многие различия сохраняются до сих пор.
С момента окончания Гражданской войны до начала XX столетия в США произошли гигантские изменения во всех сферах жизни общества. Из аграрной республики, какой она была еще в 60-х гг. XIX в., страна превратилась при президентах У. Мак-Кинли и Т. Рузвельте (в конце XIX — начале XX в.) в индустриальную державу. За 40 лет население США возросло с 31 до 76 млн. человек. За это время в страну прибыло 15 млн. иммигрантов, из которых значительную часть составляли выходцы из Восточной и Южной Европы. Быстрыми темпами росли крупные промышленные города: Нью-Йорк, Чикаго, Питсбург, Кливленд, Детройт. В состав союза было принято 12 новых штатов. Исчезла граница”, разделявшая американизированные территории и “дикий Запад”. Индейские племена были изгнаны со своих исконных земель и насильственно переселены в резервации. Уничтожение класса плантаторов широко распахнуло двери для бурно развивающегося капитализма. Возникают тресты, акционерные общества, банки, которые занимают командные посты в экономике. Одновременно углубляется классовая поляризация общества, бурно растет и приобретает организованный характер стачечная борьба. Если в свое время острота капиталистических противоречий смягчалась наличием “свободных земель” на Западе, то к концу XIX в. этот фактор перестал действовать.
В эти же годы возникают массовые рабочие организации. В 1869 г. был создан Благородный орден рыцарей труда, который защищал принципы промышленной демократии.
В 1876 году была образована Социалистическая рабочая партия. Важным событием в развитии американского профсоюзного движения явилось создание в 1886 г. Американской федерации труда (АФТ), которая в последующие десятилетия являлась опорой профсоюзного движения. Существенную роль в развитии американского рабочего движения сыграла профсоюзная организация социалистической ориентации Индустриальные рабочие мира, созданная в 1905 г.
По окончании гражданской войны в 1865 году была принята 13 поправка к конституции: «В США или ином месте, подчиненном их юрисдикции, не должны существовать ни рабство, ни подневольное услужение, кроме тех случаев, когда это является наказанием за преступление, за которое лицо было надлежащим образом осуждено». В 176 была принята 14 поправка к конституции, запретившая принимать законы, ограничивающие льготы и привилегии граждан США, а также запретившая штатам лишать кого-либо свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры. 15 поправка была принята в 1870 году и запретила дискриминацию на выборах (независимо от расы, цвета кожи).
18. Начало Великой французской буржуазной революции, ее основные этапы. Декрет об уничтожении феодальных прав от 11 августа 1789 г.
Французская революция длилась с 1789 по 1794 год. Революция потрясла до основания здание феодализма. Она была неизбежна. Абсолютная монархия не смогла предотвратить неуклонно нараставший экономический, социальный и политический кризис. Монархия уже перестала выражать общенациональный интересы и все более защищала сословные привилегии. Огромные суммы из государственной казны шли на покрытие баснословных расходов королевской скамьи, на подкармливание верхушки дворянства и духовенства.
Революция, как и в Англии, началась с раздором внутри господствующего сословия.
В 1787-1788 годах большой неурожай охватил Францию, была засуха. После нее французская аристократия решила воспользоваться тяжелым финансовых положением короля, который много средств бросил в поддержку голодных крестьян, в результате чего опустела казна. Аристократия хотела вернуть свои позиции, настояв на созыве Генеральных Штатов- в противовес королю. Политика короля же была направлена на рост мануфактурного производства. Аристократия неоднократно обращалась к королю с требованием о созыве Генеральных Штатов. Король разрешил, но решил противопоставить первым двум - третью палату. В третьем сословии было в 2 раза увеличено представительство (примерно 572 щей). 24 января 1789 года этот указ о новом порядке выборов был подписан. 4 мая состоялось торжественное открытие Генеральных Штатов. 5 мая в зале «малых забав» собрались на первое заседание. Представители дворянства – слева, духовенства –справа. 6 мая 3-е сословие решило добиваться изменения порядка голосования. Они стали добиваться поименного порядка голосования. Но необходима поддержка хотя бы одной из палат. Но обе палаты выступили за прежний порядок.
17 июня 3-я палата объявляет себя Национальным собранием. 20 июня они вновь собрались, но зал заседаний был закрыт. Тогда они решили провести заседание в помещении для игры в мяч. Там ими было принято решение не расходиться до принятия конституции. Они же объявили, что налоги не могут быть собраны без согласия представителей нации (национального собрания); но король может их взимать, пока существует Национальное собрание. 23 июня произошло заседание всех палат; король был в окружении охраны. Король согласен, чтобы, Генеральные штаты давали согласие на налоги. Но он никак не мог согласиться с объявлением одной из палат Национальным собранием: все палаты должны действовать вместе для сохранения монархии. Такой ход событий вел к разрушению монархии.
11 июня снят с должности министр финансов (Неккер).
7 июля учрежден Конституционный комитет (36 человек).
9 июля Национальное Собрание объявляет себя учредительным собранием и решает вести разработку Конституции, а впоследствии утвердить ее.
Накануне этого события слух о том, что король стягивает войска к Парижу. Увидев это, Парижская коммуна учредила национальную гвардию ( подобие милиции)- собрала население и к складам с оружием. Получив ружья, они направились к Бастилии (тюрьме). Взяв Бастилию, пошли к ратуше. По ступеням ратуши возвели коменданта. И гвардейцы (отряды гвардии создавались для управления городами) отсекли ему голову; и на пику; это было 14 июля; так началась революция. В деревнях крестьяне отказывались выполнять феодальные повинности и платить налоги. Народное движение спасло Учредительное собрание. В ночь с 4 на 5 августа было принято постановление «об окончательном уничтожении феодального режима». На основе него был выработан закон, принятый 11 августа. В соответствии с ним те из феодальных прав и обязанностей, которые относятся к личному или вещному крепостному праву и к личной зависимости, отменяются без выкупа; все же остальные повинности подлежат выкупу.
19. Декларация прав человека и гражданина 1789 г. Конституция Франции 1791 г.
Декларация
- создавались конституционные комиссии в связи с разработкой конституции и определением принципов организации новой государственно власти. 26 августа – провозглашение ДПЧиГ. Здесь формулировались важные государственно-правовые требования революционно настроенного 3 сословия(городские низы, малоземельное и безземельное крестьянство), выступавшего единым фронтом против короля. Она выдержана в духе естественно-правовой концепции, на которую оказали свое влияние французские просветители XVIII века и ДН США. Авторы (Лафайет, Мирабо, Мунье, Дюпор) рассматривали человека как существо, от природы наделенного естественными и неотчуждаемыми правами (свобода( предпринимательства, религиозных убеждений), собственность (неприкосновенна и священна), безопасность, сопротивление угнетению). – выражали общедемократические устремления народных масс, но и специфические интересы буржуазии.
- запрещались произвольные королевские поборы и устанавливались общие принципы налоговой системы (равномерное распределение взносов, взимание с согласия граждан). Осуществлялась «национализация» государственной власти, которая трактовалась как выражение националального суверенитета (источник в нации). Любая власть – производная от воли нации. Всем гражданам в равной мере открыт доступ ко всем государственным должностям => отказ от феодального принципа закрытости государственного аппарата для представителей 3 сословия и обоснование одинаковой доступности государственных должностей. + провозглашение политических прав и свобод граждан (высказываться, писать, печатать свободно), право выражать свои мнения, в том числе и религиозные.
- идея ЗАКОННОСТИ («что не запрещено законом, то дозволено»)+ гарантии неприкосновенности личности (нет преступления и наказания без указания на то в законе), процессуальные формы защиты личности (презумпция невиновности), разделение властей.
- ДПЧиГ имела большое значение не только для Франции, но и для всего мира. Сами ее создатели полагали, что составили документ «для всех народов и на все времена». Декларация не имела нормативно-правовой силы. Она была лишь исходным документом революционной власти, стремившейся установить конституционный строй => многие ее положения носили программный характер и не могли быть осуществлены в таких условиях (уничтожение личных и крепостных повинностей крестьян, сеньориальное право охоты и разведение кроликов на крестьянских землях, декрет о подавлении беспорядков, церковь).
-закон- выражение общей воли;
-презумпция невиновности;
- общество не как совокупность отдельных сословий, а как обособленные друг от друга индивиды;
- документ сугубо идеологический по своему характеру;
Конституция
3 сентября 1791 года Учредительное собрание приняло конституцию и представило ее на утверждение короля. Король принес присягу верности конституции и ему была возвращена власть. Декларация прав человека и гражданина составила часть конституции.
В ведении к конституции объявлялось, что Национальное собрание уничтожает все учреждения, нарушающие свободу и равенство прав. Объявлялось, что все граждане допускаются к занятию должностей, что налоги будут распределяться в соответствии с имущественным положением. Перечислялись права и свободы декларации.
Далее конституция подчеркивала принципы народного суверенитета и разделения властей.
Законодательная власть делегировалась Национальному собранию, исполнительная власть – королю, судебная власть – избираемым народом судьям.
Конституция устанавливала однопалатную систему. Законодательный корпус состоял из 745 депутатов, избираемых на 2 года. Депутатские места распределялись между 83 департаментами по троякому основанию: по территории, количеству населения и размеру уплачиваемого налога. Каждый департамент выбирал столько депутатов, сколько долей налога он уплачивал.
Конституция делила всех граждан на «активных» и «пассивных». Активные участвовали в выборах депутатов и муниципальных чиновников. Устанавливалось 3 разряда активных граждан.
Активный гражданин должен быть французом, иметь возраст не ниже 25 лет, иметь в течение года ПМЖ, уплачивать прямой налог.
Каждый имел 1 голос. Выборы были двухстепенными. Сначала избирали выборщиков, которые затем избирали депутатов на собрании. Для выборщиков устанавливались дополнительные квалификации: в городах – быть собственником имущества, дающего доход от 200 до 150 дневного заработка; в деревнях - -//- 150 дневного заработка.
Депутаты избирались только из жителей данного департамента.
Законодательное собрание принимало законы, определяло государственные расходы, устанавливало налоги, создавало и уничтожало должности. Декреты, принятые Законодательным собранием, отправлялись королю. Вето короля отлагательное. Если каждая из двух последующих легислатур примет его без изменений, король обязан дать санкцию.
Форма правления – монархическая. Исполнительная власть делегировалась королю («король французов»). Король- глава всей администрации королевства, верховный главнокомандующий армией и флотом, назначал и отзывал министров, других чиновников, вел переговоры и заключал договоры, которые, тем не менее, подлежали ратификации. Он мог отстранять выборных чиновников департаментов от должности.
Конституция подчеркивала верховенство закона.
Вся Франция делилась на департаменты; департаменты делились на дистрикты, а дистрикты - на кантоны. На местах не должно быть чиновников, назначаемых центральной властью. Король мог аннулировать распоряжения администрации департамента и дистрикта в случае их противоречия закону.
Конституция закрепляла принцип разделения властей: «судебная власть не могла осуществляться ни Законодательным собранием, ни королем». Суды не могли приостанавливать действие законов.
В кантонах действовали мировые судьи и заседатели, избираемые активными гражданами на 2 года. Их ведению подлежали гражданские дела.
Устанавливались 3 ступени уголовной юстиции:1) суд полиции в муниципалитетах (проступки);2) исправительная юстиция мировых судей (преступления);3) уголовные суды в департаментах (тяжкие преступления);Выше всех этих судов находился кассационный трибунал.
Был установлен сложный порядок изменения конституции. Первые 4 года нельзя было поднимать в парламенте вопроса о ее изменении. Для этого требовалось решение трех последовательных легислатур. Тогда созывалось специальное собрание из членов четвертой по порядку легислатуры и 249 членов, особо для этой цели этой цели избранных по департаментам.
Конституция просуществовала всего несколько месяцев.
20. Декларация прав человека и гражданина 1793 г. Конституция Франции 1793 г. Законодательство Якобинской диктатуры.
2 июня 1793 года начался период якобинской диктатуры, продлившийся до 27 июля 1794 года.
24 июня 1793 года проект конституции был принят в окончательной редакции. По традиции ей предшествовали:
1.Декларация прав человека и гражданина. В ней более определенней говорится о суверенитете народа и о праве на сопротивление угнетению. Суверенитет принадлежит народу. Попытка захвата суверенитета должна наказываться смертью. «Угнетено все общество, если угнетен хотя бы один из его членов». Право собственности принадлежит каждому гражданину и состоит в том, чтобы пользоваться и распоряжаться по желанию своим имуществом и доходами.
2. Конституция 1793 года.
Все граждане мужского пола, достигшие 21 года, обладали активным и пассивным избирательным правом. Устанавливались прямые выборы депутатов в Законодательный корпус. Законодательный корпус избирался на 1 года и состоял из одной палаты. Он предлагал законы (как правило, по внутренним вопросам государства) и издавал декреты (как правило, по внешним вопросам государства, включая вопросы организации военных сил). Исполнительный совет состоял из 24 членов. Первичные собрания избирали выборщиков; собрание выборщиков каждого департамента избирало 1 кандидата; из полученного в результате этого списка Законодательный корпус избирал членов Исполнительного совета, который должен был обновляться каждый год в размере половины своих членов. Чиновники местной администрации и судьи были выборные. Устанавливался единый гражданский и уголовный кодекс, единый кассационный суд. Статья 122 гарантирует французам равенство, свободу, безопасность, собственность, платежи по государственным займам, свободное отправление религиозных обрядов и т.д.
3. Декрет об окончательном упразднении феодальных прав 17 июля 1793 года.
Все бывшие сеньориальные платежи, чиншевые платежи и феодальные права отменяются без всякого вознаграждения.
4. Декрет против спекуляции 26 июля 1793 года.
Спекуляция объявляется уголовным преступлением. Виновными в спекуляции объявляются препятствующие реализации продуктов первой необходимости (хлеб, мясо, зерно, мука и т.д.).
5. Декрет о подозрительных 17 сентября 1793 года.
Подозрительные подлежат аресту. Таковыми объявлялись:
- те, кто своим поведением проявили себя как сторонники тирании, феодализма и т.д.;- те, кто не могут удостоверить источник своего существования;
- те, которым отказано в выдаче свидетельства о благонадежности;
- государственные служащие, смещенные Конвентом или его комиссарами;
6. Декрет Национального конвента об организации Временного порядка управления 4 декабря 1793 года.
Национальный конвент является единственный органом правительственной власти. Все другие центральные органы подчинялись Конвенту, который сосредоточил в своих руках и законодательную, и исполнительную власть. Декрет расширил компетенцию революционных комитетов. Конвенту подчинялись 2 комитета:
- комитет общественного спасения (учрежден 6 апреля 1793 года): состоял из 9 человек; контролировал деятельность исполнительного комитета; отвергал или удовлетворял предложения министров;
- комитет общественной безопасности (учрежден осенью 1792 года): состоял из 12 человек; орган борьбы с контрреволюцией; надзирал за подозрительными, за тюрьмами;
7. Декреты 5 и 24 октября 1793 года заменили грегорианский календарь республиканским;8. 7 мая 1794 года декрет о культе верховного существа: была основана как бы новая религия;
21. Декларация прав и обязанностей человека и гражданина 1795 г. Конституция Франции 1795 г.
В конце 1793 года обострилась внутренняя борьба в лагере монтаньяров. В результате погибли на эшафоте Эбер, Дантон и другие. Победа Робеспьера не спасла диктатуры якобинцев. Эта победа передала Франции Бельгию и косвенным образом левый берег Рейна. Еще в конце мая образовался заговор против Робеспьера. 27 июля заговорщики перешли в атаку и Конвент вынес постановление об аресте Робеспьера и ряда других его сторонников. 28 июля Робеспьер и 21 его сторонник были казнены. Революционный период закончился.
Пришедшая к власти в результате переворота группа умеренных депутатов Конвента получила название термодорианцев. Первое время они были вынуждены сохранить систему государственных органа, созданную якобинцами. При этом механизм диктатуры разрушался, отменялось революционное законодательство. Комитет общественного спасения потерял статус правительственного органа. Упразднены Парижская коммуна, реорганизован Революционный трибунал. В августе 1795 года Конвент принял новую Конституцию.
Преамбулой к ней явилась ДПиОЧиГ. Конвентом из Декларации были исключены наиболее "опасные" статьи. Причем сама Декларация прав не только была сохранена, но и дополнена еще одним текстом — Декларацией обязанностей. Более того, французская Конституция сразу "обогатилась" таким средством, как законные репрессии. Этот механизм подавления собственного народа был предусмотрен статьей 365 — "Всякое вооруженное скопление народа является покушением на конституцию; оно должно быть немедленно рассеяно с помощью вооруженной силы" . И затем был заметно усилен статьей 366 — "Всякое невооруженное скопление народа также должно быть рассеяно — сначала предъявлением устного требования, а в случае необходимости путем применения вооруженной силы".
Конституция 1795 года.
Принята 22 августа 1795 года.
Первоначально планировалось лишь внести некоторые изменения в Конституцию 1793 года путем проекта «органических законов», но волнения в стране удалось подавить, комиссию реорганизовать и комиссия представила Конвенту проект новой Конституции. На голосовании за Конституцию 1793 года было подано на 750 голосов больше, чем за Конституцию 1795 года.
Конституция III года значительно урезала права, завоеванные народом в период революции.
Законодательная власть осуществлялась Законодательным корпусом, состоящим из 2 палат: Совета старейшин (250 депутатов) и Совета пятисот (500 депутатов), избираемых на 3 года. Каждый год обновлялась одна треть состава.
Устанавливались двухстепенные выборы. Первичные собрания (съезд жителей, проживающих в одном кантоне) избирали членов собраний выборщиков (ими могли быть лица, достигшие 25 лет, обладающие имуществом на праве собственности, приносящий доход, равный 200-дневной зарплате в городах (население >6000 человек) и 150-дневный доход в деревнях), мирового судью и его заместителя. Собрания выборщиков избирали Законодательный корпус, кассационный суд, департаментских должностных лиц.
Избирателями могли быть французские граждане мужского пола, родившиеся и проживающие во Франции, достигшие 20 лет, уплачивающие прямой налог, записанные в «цивильный лист» кантона.
Возрастной ценз для членов Совета старейшин - 40 лет, для членов совета пятисот – 30 лет; ценз оседлости 15 и 10 лет соответственно. Членом Совета старейшин не мог быть женатый/вдовец.
Совет пятисот обсуждал законопроекты, совет старейшин утверждал их.
Исполнительная власть у директории, состоящей из 5 членов, избираемых Законодательным корпусом. Ежегодно обновлялась сменой одного из 5 членов. Необходимый возрастной ценз – 40 лет. Министры не составляли Совета.
Департаменты делились на кантоны, те - на коммуны.
Судьи не могут вмешиваться в осуществление законодательной и исполнительной властей. Никто не может отстранить судью, назначенного в законном порядке. Создаются вооруженные силы.
Фактически действовали 2 конституции.
22. Конституция Франции 1799 г. (VIII года Республики). Государственный строй консулата. Органический сенатус-консульт Конституции Х года Республики (1802 г.).
Конституция Франции 1799 года.
Избирательная система.
Все мужчины с 21 года считались избирателями, отсутствовал имущественный ценз. Первичная избирательная единица- городская и сельская община (коммуна). Из числа лиц в коммунальных списках назначались администрация и мировые судьи коммуны. Далее в департаменте избиралась 1 десятая лиц, вошедших в коммунальный список, откуда назначались администрация и судьи департамента. Из департаментских списков составлялся «национальный список», из которого назначались государственные должностные лица и члены представительных собраний. Выбор кандидатов из национального списка предоставлен первому консулу.
Законодательная власть.
Инициатива принадлежала первому консулу. Подготовка законопроекта осуществлялась Госсоветом, члены которого назначались первым консулом. Из госсовета законопроект передавался на рассмотрение трибуната (члены избирались сенатом из национального списка), затем в законодательный корпус (-//-). Если Законодательный корпус принимал законопроект, тот отправлялся на санкцию Охранительного сената (проверка конституционности). Затем законопроект утверждался. Фактически господствовала воля первого консула. Трибунат и Законодательный корпус не были столь влиятельными, а Охранительный сенат был полностью подчинен первому консулу.
Сенат мог издавать постановления (органические сенатус- консульты). Состоял из 80 членов. Первоначально преобладал принцип кооптации, затем это право было передано к первому консулу.
Исполнительная власть.
Принадлежала коллегии в составе 3 консулов с 10-лентим сроком полномочий. Первый консул являлся представителей республики в международных сношениях. Обладал право заключать договоры и объявлять войну, мог издавать распоряжения помимо законодательного корпуса, которые в форме постановления приобретали силу закона. Конституция в качестве первого консула называла Наполеона Бонапарта.
Конституция была подвергнута плебисциту. Одобрена 3 011 007 голосами против 1562.
Органический сенатус – консульт 1802 года.
В 1802 году проведен плебисцит по его принятию. Принят: 3 500 000 («за») против 1500 («против») Наполеон назначен пожизненным консулом. Одновременно сенатус- консульт представляет ему право назначать президентов избирательных коллегий. Число членов трибунала сокращено до 50. Законодательный корпус был лишен права голосования по вопросам заключения международных договоров. Усилилась зависимость сената от первого консула. Последний мог отныне предоставлять на каждую сенаторскую вакансию 3 кандидатов для кооптации.
23. Государственные реформы Наполеона Бонапарта. Органический сенатус-консульт Конституции XII года Республики (1804 г.) Государственный строй Первой империи.
Органический сенатус – консульт 1804 года.
Управление республикой вверяется императору, который принимает титул императора французов. Предусматривался переход императорского сана по наследству по нисходящей мужской линии в порядке первородства с исключением женщин. Император обещал поддерживать целостность государства в этом документе, уважать и заставлять других уважать законы конкордата.
В январе 1800 года Декрет о закрытии 163 газет (всего -176), т.к. газеты порочили антигосударственную власть. Оставшиеся 13 газет провозглашали политику Наполеона.
В феврале 1800 года- административная реформа: реорганизовано местное управление, так, чтобы оно подчинялось непосредственно консулу. Учреждалась должность главы департамента, назначаемого первым консулом. Власть в пределах департамента –перфекту; в пределах округа –супрефекту. Наполеон создал при перфекте 2 совета:
- общий (генеральный) – совещательный орган, постоянный;- бюджетный- собирался 1 раз в год для принятия финансового отчета, предоставляемого первому консулу. В округах тоже 2 совета; в кантонах тоже.
В 1807 году упразднен трибунат; деятельность Законодательного корпуса основывалась исключительно на кодификационных работах.
В 1806году - Гражданский Кодекс Франции. В 1807 году –Торговый Кодекс Франции. В 1810 году – Уголовный Кодекс Франции.
Государственный строй первой империи.
Бонапарт был объявлен пожизненным консулом. Согласно
Органическому сенатус-консульту 1804 г. ему был присвоен титул императора (Наполеон I). Таким образом, Франция превратилась в монархию (империю). Во время Первой империи во Франции окончательно завершился процесс восстановления централизованного и бюрократически организованного государственного аппарата. К концу правления Наполеона I (1814 г.) во Франции было 12 министерств. Местные чиновники всецело зависели от центральной администрации. Выборные местные советы имели лишь совещательное значение, их решения подлежали утверждению соответствующей администрацией. Наполеон включил в систему государственного аппарата и католическую церковь, которая была восстановлена в своих правах. Еще в 1801 г. он подписал с римским папой конкордат, объявивший католицизм религией подавляющего большинства французского народа. Государство взяло священников на свое содержание, а папа признал за Наполеоном право назначить на высшие церковные должности. Священники присягали на верность первому консулу, затем императору.
24. Реставрация монархии Бурбонов во Франции. Конституционные хартии 1814 и 1830 гг.
Крах империи Наполеона был связан не только с его военными поражениями, но и с общей усталостью населения от бремени многочисленных войн. Новый король, Людовик XVIII понимал, что реставрация монархии в неограниченном дореволюционном виде невозможна, что конституционализм достаточно сильно укоренился во французском обществе. Политическая обстановка во Франции во время реставрации определялась классовым компромиссом между вернувшимися эмигрантами ( за старые порядки) и верхами буржуазии ( за сохранение достижений).Режим реставрации именовался легитимной монархией, конституционные основы которого были закреплены в королевской Хартии 1814 года, дарованной Людовиком французскому народу после вступления его на престол. Источником этого документа являлся королевский суверенитет.
Хартия, именовавшаяся конституционной и предложенная королю сенатом, была октроирована 4 июня 1814 года. В говорилось, что Людовик XVIII призван на престол народом. Вся власть сосредотачивалась в особе короля. Предусматривалось возвращение титулов старому дворянству. Король получил право жаловать дворян по своему усмотрению. Хартия провозглашала неприкосновенными все виды собственности, включая и национальную. Говорила она и о равенстве французов перед законом, о гарантиях личной свободы, о свободе слова, печати.
Особа короля рассматривалась как неприкосновенная и священная, выступающая в качестве главы государств и начальника всех вооруженных сил. Он мог объявлять войну, заключать международные договоры. Исполнительная власть принадлежала исключительно королю и совету министров, а законодательная власть осуществлялась совместно королем, палатой пэров и палатой депутатов. Право предлагать законопроекты предоставлялось королю. От имени короля осуществлялось правосудие. Он же назначал на все должности в сфере правосудия, формировал совет министров. Законодательная инициатива только у короля, но палаты могут просить его об издании закона.
Законодательный орган создавался на аристократической двухпалатной основе. Палата пэров назначалась королем целиком. Состояла из пожизненных и наследственных пэров. Палата депутатов избиралась на 5 лет. Право созыва палат на сессию, роспуск нижней палаты - за королем. Участвовать в голосовании в палату могли лишь французы старше 30 лет, уплачивающие прямой налог в 300 франков. Депутат –достигший 40 лет, прямой налог 1000 франков.
Хартия 1830 года.
Июльская революция, переход власти к Луи Филиппу, усиление карательных и репрессивных органов, бюрократия, высокий имущественный ценз для избирателей
Франция трактовалась как ограниченная и представительная монархия. Отсутствует преамбула о даровании конституции королевской властью. Право предложения законов у короля и палат. Понижен возрастной ценз: 25 для избирателей, 30 для депутатов. Сокращен и имущественный ценз (200 и 500 соответственно).
25. Государственный строй Второй республики во Франции. Конституция 1848 г.
Вторая республика — период французской истории с 1848 по 1852 годы. Республиканская форма правления провозглашена в феврале 1848 года после революции, отречения и бегства Луи-Филиппа I; затем у власти находилось временное правительство. В течение того же года президентом республики был избран принц Луи Наполеон Бонапарт, племянник Наполеона I; его правление довольно быстро стало авторитарным, 2 декабря 1851 года он присвоил себе исключительные полномочия, а ровно через год, 2 декабря 1852 года, провозгласил себя императором под именем Наполеона III; на этом Вторая республика прекратила существование и началась Вторая империя.
Конституция 1848 года.
4 сентября УС начало обсуждение. 4 ноября принята.
Состояла из введения и 12 глав. В ведении провозглашалось образование демократической единой и неделимой республики. Декларировалось, что республика никогда не употребит своих сил против свободы других народов.
Первая глава («о суверенитете») провозглашала не отчуждаемость суверенитета, суверенитет принадлежит французским гражданам.
Вторая глава: никто не может быть задержан не иначе как по закону. Отменялась смертная казнь по политическим преступлениям. Предусматривалась свобода религии, собраний, петиций и т.п.
Третья глава: все публичные власти исходят от народа и не могут передаваться по наследству. Провозглашается разделение властей.
Четвертая глава: французский народ делегирует законодательную власть единому собранию. Всеобщие и прямые выборы. Избирательное право у мужчин с 21 года, нет имущественного ценза. Пассивное избирательное право - те же лица но с 25 лет. Провозглашение депутатской неприкосновенности. Национальное собрание избирается на 3 года тайным голосованием; оно насчитывает 750 депутатов
Пятая глава: исполнительная власть: порядок избрания и полномочий президента. Президент должен быть французом; не моложе 30 лет; избирался на 4 года населением; не мог быть переизбран сразу на второй срок; не имел права роспуска Национального собрания; мог вносить законопроекты; право отлагательного вето, право помилования; назначал и смещал министров;
Шестая глава: образование Госсовета, члены которого назначаются Национальным собранием на 6 лет; предварительно обсуждает правительственные законопроекты, подлежащие внесению в Национальное собрание; контроль за администрацией;
Седьмая глава: административное устройство Франции; департаменты (префекты, генсовет, совет префектуры), округа (супрефект), кантоны (кантональные советы), коммуны (мэр, его помощник, муниципальный совет); Президент может распускать генеральные, кантональные и местные советы;
Восьмая глава: судебная власть; осуществляется судьями по назначению Президента при участии присяжных заседателей за исключением дел¸ подлежащих юрисдикции специальных судов; должностные лица прокуратуры также назначаются президентом;
Девятая глава: все французы отбывают воинскую повинность; состоят в национальной гвардии.
26. Государственный строй Второй империи во Франции. Конституция 1852 г.
В результате выборов в Национальное собрание сильные позиции получили монархисты, развернувшие наступление на демократические институты. Были приняты законы об отмене всеобщего избирательного права, о передаче духовенства под контроль духовенства. 2 декабря Луи Бонапарт разогнал Национальное собрание и установил президентскую, личную диктатуру. 14 января 1852 года Луи Бонапарт промульгировал новую Конституцию.
Вся полнота власти концентрировалась в руках президента, избираемого на 10 лет. Он являлся главой вооруженных сил; назначал министров, которые не несли ответственности перед Национальным собранием; осуществлял правосудие. Законодательный процесс находился под контролем президента и осуществлялся Госсоветом (назначался президентом), Законодательным корпусом (выбирался) и Сенатом (назначался президентом). Таким образом, вся конституционная деятельность учреждений ставилась под контроль президента.
2 декабря 1851 года во Франции произошёл государственный переворот, возглавляемый действующим президентом Французской республики Луи-Наполеоном Бонапартом. В ходе переворота законодательное собрание было распущено, а активисты оппозиционных партий — арестованы.
Для санкционирования произведенного государственного переворота Луи-Наполеон объявил плебисцит. Гражданам Франции предлагалось дать утвердительный или отрицательный ответ на вопрос, желают ли они сохранить власть Луи-Наполеона и предоставить ему необходимые полномочия для установления конституции на основе следующих пяти положений:
- верховная власть принадлежит ответственному президенту, избираемому сроком на 10 лет;
- министры зависят только от исполнительной власти;
- Государственный совет, составленный из выдающихся граждан, подготавливает законы и представляет их Законодательному корпусу;
- Законодательный корпус, избираемый всеобщим голосованием, обсуждает и принимает законы;
- вторая палата, составленная из наиболее знаменитых граждан, защищает основной закон и гражданские свободы.
Большинство проголосовавших высказалось за предложенные Луи-Наполеоном изменения. Новая конституция была принята 14 января 1852 года.
В преамбуле к конституции изложены те пять основоположений, которые были предложены Луи-Наполеоном во время плебисцита. За преамбулой следует текст самой конституции, состоящий из 8 глав. Конституция объявляет главой Франции Луи-Наполеона, которому вручается пост президента республики сроком на 10 лет. Президент правит, опираясь на министров, Государственный совет, Сенат и Законодательный корпус. Законодательная власть осуществляется совместно президентом, Сенатом, и Законодательным корпусом. Конституция гарантирует выполнение принципов Декларации прав человека и гражданина.
Президент государства является верховным главнокомандующим, заключает международные договоры. Только президент обладает правом законодательной инициативы.
Сенат составляется из кардиналов, маршалов и адмиралов, а также из граждан, назначенных президентом по своему усмотрению; общее количество сенаторов не должно превышать 150 человек. Должность сенатора является пожизненной. Ни один закон не может быть обнародован до того, как он прошёл обсуждение в Сенате. Сенат может противостоять принятию законов, противоречащих конституции, нарушающих основные гражданские свободы, а также относящихся к национальной безопасности.
Законодательный корпус избирается населением сроком на 6 лет, по одному депутату на каждые 35 тыс. избирателей. В компетенцию Законодательного корпуса входит обсуждение налогов и законопроектов. Президент обладает правом роспуска Законодательного корпуса; в этом случае новый Законодательный корпус должен быть созван в течение 6 месяцев.
Государственный совет имеет состав от 40 до 50 членов. Советники назначаются и снимаются с должности президентом. В компетенцию Государственного совета входит обсуждение законопроектов до того, как они попадают в Сенат и Законодательный корпус.
27. Государственный строй Третьей республики во Франции. Конституционные законы 1875 г.
Политическая обстановка после падения коммуны характеризовалась усилением реакции.В августе 1871 года начался роспуск Национальной гвардии, а в 1872 году принят закон, восстановивший постоянную армию, основанную на всеобщей воинской повинности. 31 августа 1871 года Национальное собрание, где большинство было за монархистами, присвоило себе учредительные функции. Фактически на тот момент Франция- «республика без республиканцев»: первые президенты были убежденными монархистами. Все министерства находились в руках противников республики. Но, осуществляя правление, монархисты не смогли на этот раз сокрушить республиканский строй. Этому помешали их междуусобные разногласия и изменения в политическом сознании французского общества. Именно в таких условиях в 1875 году Учредительным собранием принимается Конституция Третьей республики, где закрепляется республиканский строй. В ней не было декларации или вводной части. Она складывалась из 3-х органических законов:
1. Закон от 24 февраля 1875 года «Об организации Сената» : Сенат образуется из 300 членов. 225 избираются департаментами и колониями, 75- Национальным собранием. Ценз: 40 лет, гражданин Франции, пользующийся политическими и гражданскими правами. Сенаторы избираются абсолютным большинством коллегией, состоящей из депутатов, генеральных советников, советников округов, делегатов, избранных каждым муниципальным советом среди избирателей общины. Сенат имеет право выработки законов и инициативы. Он может выступать в качестве Верховного Суда, когда речь идет об осуждении президента в государственной измене.
2. Закон от 25 февраля 1875 года «Об организации государственных властей»: Законодательная власть осуществляется Палатой депутатов (назначается всеобщим голосованием) и Сенатом. Президент избирается абсолютным большинством голосов Сената и Палаты депутатов, соединенных в Национальное собрание, избираемое на 7 лет. Президент может быть переизбран. Он имеет право законодательной инициативы, обнародует законы, принятые обеими палатами; имеет право помилования, располагает вооруженной силой; принимает иностранных послов; может с согласия Сената распустить Палату депутатов досрочно. Министры ответственны перед палатами за общую политику правительства. Палаты имеют право постановлениями, принятыми порознь абсолютным большинством голосов объявлять о необходимости пересмотра конституционности законов.
3. Закон от 16 июля «Об отношениях государственных властей»: Сенат и Палата депутатов избираются ежегодно. Президент имеет право экстренного сбора палат. За месяц до истечения срока полномочий президента палаты должны объединиться в Национальное собрание для избрания нового президента. Заседания палат публичны (но не всегда). Министры имеют доступ в обе палаты. Президент обнародует законы в течение месяца, следующего за передачей правительству окончательно принятого закона. Может в установленный срок обратиться к палатам с просьбой о новом обсуждении. Президент заключает и ратифицирует договоры. Президент не может объявить войну без согласия обеих палат. Ни один из членов палаты не может быть предан следствию за мнения/голос при исполнении должности.
28. Объединение Германии и образование Германской империи. Конституция Германской империи 1871 г.
После поражения Наполеона в 1815 году принято решение о создании Германского союза. Бисмарк: назрели предпосылки для объединения- унифицировалось право (торговое). Необходимы политические предпосылки. Идет процесс объединения мелких государств. Пруссия имела одного важного соперника- Австрию. Но Пруссия оказалась сильнее ее в военном отношении.
1862 год- конфликт Пруссии и Данией: Пруссия хотела получить господство на море; Итог: 1864 год- договор: Пруссия получает Шлезвиг, Гольштейн;
В 1865 году - война с Австрией;В 1866 году образовался северо - германский союз; германский союз упразднен; союз принимает свою конституцию : прусскому королю переходит вся исполнительная власть и др. полномочия; глава исполнительной власти – председатель Бисмарк. Создается двухпалатный парламент: Бундесрат и Рейхстаг. Мужчины голосуют, достигнув 25 лет; женщины - нет.
Объединению способствует война с Францией за Эльзас и Лотарингию (уголь).
4 сентября 1864 года под Седаном французы проиграли; король французов попал в плен;Январь 1871 – германские войска под Версалем.
17 января 1871 года Вильгельм I объявляет об образовании Германской империи. Он провозглашается германским императором.
Конституция Германской империи 16 апреля 1871 года.
Устанавливается перечень предметов, подлежащих надзору со стороны империи:
- законодательство таможенное и торговое, налоги;- определение системы мер, весов;- определения о банках;- защита германской торговли, авторской собственности;- ж/д и почта; - армия, флот;
Союзный совет (Бундесрат): состоит из представителей государств, входящих в союз. Он постановляет решения о предложениях, вносимых в рейхстаг; об административных предписаниях и инструкциях; Президентство: принадлежит королю прусскому, носящему титул германского императора; он представляет государство в международных отношениях. Для объявление войны нужно согласие союзного совета; определяет сессии союзного совета и рейхстага; вырабатывает и публикует имперские законы; назначает должностных лиц империи;Рейхстаг: образуется посредством всеобщих и прямых выборов с тайной подачей голосов; прения публичны; обладает законодательной инициативой; законодательный период -3 года; отсрочка заседаний возможна не более чем на 30 дней; решения принимаются абсолютным большинством; для принятия решения необходимо присутствие большинства членов; нет з/п;
Всеобщая воинская повинность: служба с 20 до 28 лет; имперский канцлер предоставляет ежегодный доходный отчет союзному совету и рейхстагу.
29. Реставрация «Мэйдзи» в Японии и буржуазные реформы 70-80 гг. XIX в. Конституция Японии 1889 г.
1868 год ознаменовал начало переломного этапа – «реставрации Мэйдзи». Их первым результатом стало свержение сёгуна и восстановление власти японского императора в форме абсолютной монархии. Требования «реставрации Мэйдзи» стали формой проявление феодального национализма. Появилась необходимость создания сильного централизованного государства => необходимость буржуазных реформ. Религии сёгуна противопоставляется религия императора- синто (обожествление его). Перед новым правительством встала задача ускоренного укрепления страны в экономическом и военном отношении.
Важнейшим шагом к осуществлению этой политики была аграрная реформа 1872-1873 годов. Реформа привела к ликвидации феодальных прав на землю. Земля превратилась в отчуждаемую капиталистическую собственность, облагаемую единым поземельным налогом в польщу государственной казны. Реформа способствовала сохранению кабальных условий земельной аренды, дальнейшему обезземеливанию крестьян. Одной из целей такой акции было получение государственной казны средств, необходимых для модернизации государства. Реформа привела к укреплению позиций новых помещиков, новой денежной знати.
В результате административной реформы 1871 года были созданы 50 крупных префектур со главе с назначаемыми из центра префектами => феодальный сепаратизм ликвидирован.
В 1878 году введен закон о всеобщей воинской повинности.
В 1872 году Закон о ликвидации старых званий: отныне дворянство делилось на высшее (кидзоку) и низшее (сидзоку). Офицерские должности в армии замещались самураями.
Была проведена реформа японской школы- открылись двери для достижения западной науки.
В 1868 году Указ о единстве отправления ритуала и управления государством: стал закладываться порядок, когда сугубо политические проблемы государства становились содержанием религиозных обрядов.
В 1872 году закон о всеобщем образовании: обучение оставалось платным и довольно дорогим.
Конституция 1889 года.
Специфические черты Конституции Японии 1889 г. таковы. Во-первых, эта Конституция является октроированной. Это означает, что первоначально существует право монарха и Конституция устанавливается именно правом монарха.
Во-вторых, принципы конституционализма ограничены тем, что парламент не может мешать осуществлению права монарха.
В-третьих, не принят принцип формирования кабинета политической партией, лидирующей в парламенте.
В-четвертых, субъекты прав и свобод были определены не как граждане, а как подданные; каталог и содержание их прав и свобод ограничены.
Особа священна и неприкосновенна. С другой стороны, император одновременно никем не заменяемый глава государства и сосредоточивает в себе все права властелина, которые происходят от верховной власти: он устанавливает законы в согласии с парламентом, приказывает опубликовывать и осуществлять их и заставляет подданных соблюдать их; Он стоит во главе вооруженных сил единолично определяет отношения Японии с зарубежными государствами, санкционирует амнистию.
Признаются только те права, которые пожаловал властелин, за ними не признаны права и свободы природные, или врожденные. Хотя в Конституции перечислены свобода выбора и перемены местожительства, свобода вероисповедания свобода слова, печати, публичных собраний и образования союзов, этой Конституции в первую очередь указаны обязанности подданных: служить на военной службе и платить налоги.
Парламент состоит из двух палат: палаты пэров и палата депутатов В первую вошли представители самого верхнего аристократического слоя, а во вторую избирались представители богатой части народа. Таким образом, парламент был далек от большинства народа. Более того, парламент только составляет законы, но они не действуют без санкций императора.
Министры помогают императору, каждый в отдельности. Судебная власть осуществляется судами именем императора.
Правительство может в случае настоятельной нужды и тому подобных обстоятельств принять необходимые финансовые меры, пользуясь авторитетом императора, т. е. путем издания императорского указа. Никто кроме императора не вправе вносить изменения в Конституцию — ни парламент, ни народ не могут проявить даже инициативу изменения основного закона государства.
В Конституции отсутствовала глава о местном самоуправлении.
30. Основные тенденции в эволюции английского «common law (общего права») в XVIIXIX вв. «Комментарии к законам Англии» Уильяма Блэкстоуна. Формирование «доктрины прецедента».
31. Эволюция «права справедливости» (equity) и статутного права в Англии в XVII–XIX вв. Статут, ординанс, прокламация.
32. Реформа судебной системы в Англии в XIX в. Акты о судоустройстве 18731876 гг.
В конце XIX в. была проведена важная реформа судебной системы. Серией актов 1873—1876 гг. и 1880 г. о Верховном суде и апелляционной юрисдикции было упразднено сложившееся в феодальную эпоху разделение высших судов Англии на суды “общего права” и суды “справедливости”. Новая структура высших судов предусматривала использование процессуальных норм и той, и другой из английских “ветвей” прецедентного права. Созданный вместо прежних центральных судов Верховный суд состоял из двух подразделений: Высокого суда, который в свою очередь подразделялся на отделения (канцелярское, королевской скамьи и др.), и Апелляционного суда по гражданским делам. Одновременно продолжали существовать суды ассизов, формируемые из судей Высокого суда, а также низшие суды — четвертных сессий, мировые суды и суды графств, учрежденные в середине XIX в. для рассмотрения только гражданских дел. Особое место занимал Центральный уголовный суд в Лондоне (“Олд Бейли”), который был судом ассизов для Большого Лондона. В составе этого суда числились лорд-канцлер и мэр Лондонского Сити.
Модернизация политической системы Великобритании в XIX в. завершилась, таким образом, установлением доминирующего положения парламента во взаимоотношениях с правительством и превращения парламента в орган, определяющий текущую политику государства (вторая треть XIX — конец XIX в.). Система ответственного правительства стала основой “вестминстерской модели”, послужившей образцом для государственного строя многих стран мира.
33. История создания и система Гражданского кодекса французов (Code сivil des Franςais) 1804 г. Проекты гражданского кодекса 1789, 1793, 1794 и 1796 гг.
Во Франции действовало множество правовых систем (римское, феодальное, каноническое, обычное, королевское право); кроме того, сильно различалось право отдельных областей (Вольтер: «Во Франции, меняя лошадей, меняете право»). Но на самом деле целью кодификации была не унификация права.
Идея кодификации гражданского права была не нова:
1667 – Людовик XIV издает гражданский, уголовный, земельный, колониальный ордонансы; при Людовике XV создается ордонанс наследственного права. Но так было кодифицировано только королевское право.
1790 – закон о судебной системе, где говориться о необходимости создания ГК и УК
1791 – идея создания гражданского кодекса вошла в конституцию
1791 – издание нового УК; начата разработка ГК
Но в то время под ГК понимали свод только самых общих принципов гражданского права, частноправовую конституцию (в дополнение существующей политической, публично-правовой). Задача была не столько в унификации действующего права, сколько в его реформировании на основании принципов, закрепленных в Декларации прав человека и гражданина.
осень 1793 – проект ГК передан в конвент
Споры в конвенте вызвали статьи кодекса, посвященные вопросам брака и семьи; обсуждение застопорилось, а потом и вовсе было отложено (страна погрузилась в террор и фактически гражданскую войну). Общая оценка кодекса была отрицательной: он был бессистемен (делился всего на две части – о лицах и о вещах) и слишком велик (700 статей). Право собственности определялось как право пользоваться и распоряжаться вещами в соответствии с законом
осень 1794 – выработан новый проект ГК (содержит менее 300 статей, состоит из трех частей – о лицах, о вещах и о исках). Право собственности определялось как право пользоваться и распоряжаться вещами в соответствии с законом и общественной пользой. Нормы брачно-семейного права строились на очень демократичных принципах. Но уже гораздо менее радикальному конвенту это не понравилось, потому что как результат революции в это время наблюдался распад института семьи.
осень 1796 года – третий вариант проекта ГК (содержал более 1000 статей, что приближало проект к идее кодекса не как частноправовой конституции, а как свода действующих норм; семейное право более консервативно; особое внимание к институту ипотеки, который может развиваться только в стабильном обществе – свидетельство окончания революции). Проект обсуждался в Совете пятисот три года и так и не был принят, тем более что в 1799 году поступил еще один проект кодекса.
Опыт кодификации был не самым удачным: так, институционная система непрактична (обязательства – те же вещи; непонятно, куда поместить семейное и наследственное право). Но уже в это время сложилось понятие права собственности как совокупности полномочий, устоялся принцип свободы и равенства в гражданском праве.
1800 – создана комиссия для создания ГК (Бего де Треамине, Порталис, Траниле, Мальвиль – известные юристы-практики; значит, Наполеон планировал создать свод законов, а не принципов). Проект был написан за несколько месяцев; это был не кодекс, а 36 отдельных законов. Дело в том, что ГК можно создавать только в стабильных, а не революционных условиях; этот же кодекс имел целью реформу права, а потому безопаснее было представлять на обсуждение отдельные законы: непринятие нескольких норм не ставит под угрозу весь кодекс.
Обсуждение и в самом деле проходило сложно. Наполеон с трудом, выступая сам, провел кодекс через Законодательный совет и Законодательный корпус, но Трибунат отверг первый же закон. Тогда Наполеон под предлогом ротации поменял заменил половину членов Трибуната, и кодекс прошел.
Последним из принятых законов все акты объединялись в Гражданский кодекс французов; с 1807 года он был назван Кодексом Наполеона, с 1816 – просто Гражданским кодексом, с 1852 года – снова Кодексом Наполеона. Официально под таким названием он действует и сейчас, но со многими изменениями; он увеличился по объему в несколько раз, теперь это фактически кодекс кодексов
Кодекс состоял из 2281 статьи, разбитых на три книги: «о лицах», «о вещах и различных видоизменениях собственности» (причем в кодексе говорилось только о частной собственности (propriete), а не о государственной (domain); это был кодекс права частных лиц. В кодексе ничего не говорится о юридических лицах именно поэтому, а совсем не потому, что Наполеон боялся возрождения церковных корпораций), «об обязательствах».
34. Основные институты брачно-семейного права по Гражданскому кодексу французов 1804 г.
Считается, что семейное право по ФГК недемократично, т.к. ставит женщину в подчиненное положение. Но на самом деле цель была не в том, чтобы принизить женщину, а в том, чтобы укрепить институт семьи, сильно ослабленный в революционной Франции (этого вполне удалось достичь – при Наполеоне количество разводов уменьшилось в 10 раз). Более строгое отношение к прелюбодеяние жены было установлено для того, чтобы все дети рождались женщинами только от мужей; предельно затрудненная процедура установления отцовства – чтобы мужчины не стремились официально отказываться от рожденных женой детей. Дело в том, что сам Наполеон был незаконнорожденным и хорошо понимал, как тяжело таким детям
условия заключения брака (несоблюдение этих условий веден к ничтожности брака):
достижение брачного возраста: 15 лет для женщины, 18 лет для мужчины
согласие супругов
для мужчины младше 25 лет и женщины младше 21 года необходимо согласие родителей (при разногласии между родителями достаточно согласия отца); если вступающие в брак старше, они официально испрашивают не разрешение, а совет

права и обязанности супругов:
супруги обязаны к взаимной верности, помощи, поддержке
муж обязан оказывать покровительство жене, жена – послушание мужу
местожительство мужа определяет местожительства жены
только с письменного согласия мужа жена может:
выступать в суде
заключать договоры (даже в отношении отдельного, а не общего имущества)
жена может без согласия мужа:
составлять завещание
заключать любые договоры, если она является купцом (но стать купцом жена может только с согласия мужа)
расторжение брака:
в случае смерти одного из супругов
в случае, если один из супругов подвергается гражданской смерти
в случае развода, который разрешен на основаниях:
прелюбодеяние жены (считается правонарушением, карается тюремным заключением)
прелюбодеяние мужа, если муж содержал сожительницу в общем с женой доме
один из супругов наносит другому тяжкое оскорбление, обиду
родительская власть:
дети должны оказывать родителям почет и уважение
на протяжении брака родительская власть целиком принадлежит отцу
отец может применять к ребенку исправительные меры: ребенка младше 16 лет по требованию отца местные органы власти обязаны заключать в тюрьму на срок не более месяца; ребенка старше 16 лет суд по требованию отца может лишить свободы на срок не более полугода
до достижения ребенком 18 лет отцу принадлежит право пользования имуществом ребенка на праве узуфрукта
ребенку, оставшемуся без родителей, назначается опекун, представляющий его интересы во всех гражданских действиях; при этом сам он не может заключать договоры с подопечным
35. Институты вещного права по Гражданскому кодексу французов 1804 г.
различие движимых и недвижимых вещей – в кодексе определяются принципы, по которым та или иная вещь включается в класс движимых или недвижимых, поэтому одна и та же вещь может выступать, в зависимости от ситуации, как движимая и недвижимая (дикий голубь – движимость, голубь в голубятне – недвижимость)
Недвижимыми вещи являются:
по природе (земли, строения)
в силу назначения (вещи, составляющие принадлежность недвижимых, предназначенные для обслуживания земельного участка: орудия для обработки, семена, удобрения, скот в хозяйстве)
Движимыми вещи являются:
по природе – если они могут передвигаться сами или под воздействием посторонней силы
в силу определения закона
право собственности
ст. 544: «Собственность есть право пользоваться и распоряжаться вещами наиболее абсолютным образом при условии, что осуществление этого права не противоречит законам и регламентам»; при этом «абсолютным образом» значит не неограниченным, а защищаемым против всех
В этой статье не дается определения права собственности (т.к. не приводится родового понятия, например, «вещное право»); здесь просто перечисляются правомочия собственника, но называются только два правомочия (при том, что, например, средневековые английские юристы насчитывали 38 правомочий)
право владения не называется в числе правомочий; подразумевается, что любой, кто пользуется вещью, владеет ею. В ст. 2228 владение определяется как «обладание или пользование» (имеется в виду пользование в узком смысле, как извлечение полезных свойств) и считается не правом, а фактом, причем не самостоятельным, а только являющимся основанием для приобретения права собственности по давности
в собственность владельца участка земли переходят плоды земли, сооружения, насаждения и работы на участке, намыв берега и т.п.
презумпция государственной собственности на части территории государства, бесхозяйное и выморочное имущество
узуфрукт – право пользования чужими вещами с извлечением плодов
узуфруктуарий пользуется вещью как хороший хозяин (в т.ч. уплачивает с нее налог)
основания прекращения узуфрукта:
естественная или гражданская смерть узуфрукутуарияистечение времени, на которое установлен сервитут
слияние сервитуария и собственника в одном лице
непользование вещью в течение 30 лет
гибель вещи
право пользования и проживания
сервитут (то, что в римском праве называлось земельным сервитутом)
Основания возникновения сервитутов:
договор
естественное расположение участков (собственник нижележащего участка обязан принимать воды, стекающие с вышележащего участка)
36. Институты обязательственного права по Гражданскому кодексу французов.
Собственность на имущество приобретается путем:
наследования (имеется в виду только наследование по завещанию)
дарения между живыми или на случай смерти
по давности
в силу договора
Договор – соглашение, посредством которого лицо (или несколько лиц) обязывается перед другим лицом (или несколькими лицами), что-либо дать, что-либо сделать или не делать
«Соглашение, законно заключенное, занимает место закона для тех, кто его заключил»
Условия действительности сделок:
соглашение сторон (в ГГУ – «волеизъявление сторон; разница в том, что согласие может быть выражено как угодно, а волеизъявление – только в определенной форме, поэтому, например, во Франции действительно любое подписанное лицом завещание, а в Германии – только нотариально заверенное)
Договор не считается заключенным, если имеется порок воли (угроза, обман, заблуждение):
способность заключать договор (ею не обладают несовершеннолетние, замужние женщины, подвергнутые гражданской смерти)
дозволенное законом основание (цель, мотив) сделки
определенный предмет договора (в качестве возможного предмета названы обязанности сторон, вещи и вещные права – смешение понятий предмета и объекта договора)
Основные договоры:
купля-продажа – договор консенсуальный в чистом виде (в отличие от римского права и ГГУ, где придается юридическое значение моменту передачи вещи); тонкость только в том, что при покупке части вещи договор считается заключенным в момент отмеривания, отвешивания и т.п.
договор личного найма – регулируется всего двумя статьями, работник никак не защищается: «хозяину верят в отношении утверждений: о размере жалования и о платежах, произведенных в качестве вознаграждения за текущий год» (период дикого капитализма)
договор вещного найма: «договор найма не полностью прекращается со смертью сторон» (имеется в виду, что договор, конечно, прекращается, но наследники умершей стороны имеют преимущественное право на заключение нового договора в отношении той же вещи)
Договор не может быть также прекращен в случае продажи наймодателем нанятой вещи
договор товарищества – в силу договора товарищества двое или несколько лиц объединяют свое имущество, знания или умения для совершения определенных действий с целью получения выгоды. Должно иметь цель и быть заключено в общем интересе сторон, каждый участник должен внести деньги или иное имущество, свои специальные знания или навыки.
37. Уголовный кодекс Франции 1810.
УК должен был законодательно закрепить основные результаты французской революции. Он содержал ряд статей, направленных против рабочего движения (запрещении стачек, например). Он установил систему составов «политических преступлений», что удовлетворяет потребностям борьбы с революционным движением.
Не выделены общая и особенная части. Кодекс состоит из 4 книг. Первые 2 посвящены вопросам наказаний, их видам, уголовной ответственности. Правонарушения классифицируются в зависимости от характера наказаний – мучительных и позорящих, исправительных и полицейских. Смертная казнь была предусмотрена по многим видам преступлений: «гуманность не должна приносить в жертву общественную безопасность. Принцип соразмерности сведен к установлению жестоких наказаний за особо тяжкие преступления, к множеству мучительных санкций. Нормы направлены не на воспитание преступника, а на его обезвреживание, на ограждение от общества. В первых двух книгах не нашли отражения формы вины, отягчающее и смягчающее наказание, покушение и совершенное преступление.
Преступления:1. А) против публичных интересов (безопасность государства, общественное спокойствие) Б) против частных лиц (личность, собственность).
2. А) чреватые уничтожением самого общества; Б) создающие угрозу для общего блага В) против частных лиц;
Если говорить о преступлениях против частных лиц, то следует обратить внимание на формы вины: предумысел, умысел, неосторожность, простой случай, а также на составы преступления: квалифицированная кража, злостное банкротство, рабочая стачка, измена жене, мужу.
Сурово наказывались терроризм, торговля наркотиками, информационные преступления ит.п.
Ведется учет обстоятельств, отягчающих ответственность (насильственный способ совершения преступления).
38. История создания и система Германского гражданского уложения 1900 г. Классификация юридических лиц по ГГУ.
Важнейшим событием на пути эволюции немецкого права XIX в. стало принятие Германского гражданского кодекса 1896 г. (БГБ)'.
Гражданский кодекс 1896 г. стал первой в истории Германии общегерманской кодификацией гражданского права. До принятия ГГУ в стране насчитывалось свыше 30 действующих партикулярных правовых систем. Кроме партикулярного права в отдельных областях Германии действовало так называемое общее право.
В его состав входили имперские (немногочисленные) законы и пандектное римское право, которое имело в ряде областей Германии субсидиарное (дополнительное) значение, восполняя пробелы местного германского права. Территориально пандектное право оставалось действующим для 16,5 млн. человек в западных прусских землях, значительной части Баварии, среднегерманских герцогствах, великом герцогстве Гессенском, Саксен-Веймаре, бывших вольных имперских городах.
2 июля 1874 г. бундесрат назначил первую официальную комиссию по выработке ГГУ. Из 2 членов комиссии девять были крупными судебными чиновниками и двое — профессорами пандектного права. Материал подготавливаемого кодекса был разделен на пять книг (общая часть; вещное, обязательственное, семейное и наследственное право). Это была обычная система в пандектном праве Германии. Система Кодекса Наполеона была единодушно отвергнута.
Первая комиссия работала в условиях строгой секретности. Только тринадцать лет спустя, в 1887 г., комиссия объявила о завершении работы. Проект был опубликован и в течение двух последующих лет подвергся публичному обсуждению. Его критика становилась все более резкой. Отрицательные отзывы на проект раздавались из самых различных политических и юридических сфер. Сам рейхсканцлер О. Бисмарк назвал этот проект “ящиком Пандоры”. Отрицательную оценку проекту дала крупнейшая юридическая ассоциация Германии — Немецкий союз адвокатов. Против выступила группа ученых-юристов во главе с О. Гирке. Острой критике подвергся проект со стороны ведущих деятелей и юристов германской социал-демократии. Неприятие проекта ГГУ вызывали его общие недостатки: чрезмерная романизированность, многочисленные определения и резкое несоответствие его содержания социально-экономическим реалиям Германии конца XIX в.
Проект ГГУ было решено переработать коренным образом. В 1890 г. бундесрат сформировал вторую комиссию, пополнив ее новыми членами. В их числе были представители промышленников, банкиров, ведущих политических партий и ученые-германисты. Подготовленный комиссией новый проект устранил множество положений сугубо римского происхождения и ввел ряд принципов и правил, почерпнутых из германских источников. Некоторые части проекта были переработаны заново; расширены разделы, имеющие социальное значение. Наконец, был упрощен язык Кодекса: резко сокращена римская терминология и ликвидированы многочисленные определения юридических институтов. Принятый бундесратом проект ГГУ с определенными изменениями был представлен рейхстагу в качестве третьего проекта в начале 1896 г. Еще полгода понадобилось рейхстагу для обсуждения и принятия этого проекта. Современники отмечали, что пленарные заседания в рейхстаге по проекту ГГУ были довольно вялыми. Гражданский кодекс Германии был принят рейхстагом 222 голосами против 48 при 18 воздержавшихся. Позднее бундесрат одобрил законопроект ГГУ совместно с Вводным законом, и 18 августа 1896 г. после утверждения этих актов императором ГГУ стал законом.
ля приведения законодательства отдельных германских союзных государств в соответствие с новым ГГУ его вступление в силу было отложено, как указывалось в ст. 1 Вводного закона, до 1 января 1900 г. Одновременно с ГГУ вступал в силу важный закон о поземельных книгах и новый Торговый кодекс Германии.
Таким образом, на рубеже XIX—XX вв. Германия получила свой Гражданский кодекс. Многовековое применение пандектного права было наконец прекращено.
Особенности ГГУ:
- пандектная система (разработана А. Хассе в 1807 году; названа так не потому, что заимствована из Дигест, а потому, что разработана пандектистами), при этом общая часть строится по институционной системе, но не лица-вещи-иски, а лица-вещи-обязательства
- особое расположение книг - обязательственное право предшествует вещному, потому что это соответствует порядку наступления фактов: сначала заключается договор, и уже в соответствии с договором возникает вещное право
- отсутствие определений терминов (в отличие о первого варианта проекта кодекса)
- обилие неправовых "каучуковых" понятий ("добрая воля", "добросовестное исполнение договора" и т.п.)
После острой критики первого проекта кодекса, попытавшегося игнорировать проблему юридического лица, Германский кодекс закрепил право частных объединений на получение статуса юридического лица. ГГУ признал два основных вида юридических лиц: ферейны (общества, союзы) и учреждения. Наиболее важны ферейны, объединения лиц либо с хозяйственными (§ 22), либо с идеальными (нехозяйственными) целями (§ 21). К последним могли быть отнесены политические союзы, некоторые союзы предпринимателей и т. п. Надо подчеркнуть, что союзы с хозяйственными целями не следует смешивать с объединениями в форме торговых товариществ (акционерных обществ, обществ с ограниченной ответственностью), регулируемых торговым законодательством.
Многочисленные параграфы ГГУ (почти 70), посвященные юридическим лицам, рассматривают вопросы, в основном связанные с организацией и прекращением деятельности ферейнов и учреждений. Статус юридических лиц по ГГУ наглядно демонстрирует порядок их возникновения. В Германии постепенный переход от разрешительной (концессионной) к явочной (свободной) системе образования юридических лиц начался только в 70-е гг. XIX в. По явочной системе раньше всего начали создаваться в Германии торговые товарищества (акционерные общества). Вопрос о введении свободной системы образования для всех видов юридических лиц гражданского права встал в ходе подготовки общегерманского ГК. После длительной борьбы был принят компромиссный вариант: общества с идеальными (нехозяйственными) целями получили свободу образования (явочная система). Для образования союзов с хозяйственными целями, как и ранее, Кодексом установлен разрешительный (концессионный) порядок.
ГГУ признал за юридическими лицами широкую правоспособность. В принципе их правоспособность охватывала всю сферу гражданского права, за исключением правоотношений, характерных для физических лиц. Однако и это весьма симптоматично, германский законодатель посчитал нужным сохранить за государством сильный рычаг контроля за деятельностью юридических лиц. Согласно § 43 “общество может быть лишено правоспособности, если вследствие противозаконного постановления общего собрания или благодаря противозаконному образу действий правления оно угрожает общественным интересам”. При одной “угрозе общественным интересам” органам государственной власти разрешено закрывать общества (союзы).
Характеристика института юридического лица по ГГУ не будет полной без рассмотрения одной нормы, весьма характерной для этого Кодекса. § 54 ГГУ закрепил так называемые неправоспособные общества. К ним отнесены объединения, не отвечающие юридическим требованиям, установленным для юридических лиц. Это главным образом разнообразные рабочие союзы. Они не получили по ГГУ статуса юридического лица. В Кодексе появился особый вид объединений — неправоспособный союз (общество). Германский Кодекс сделал по тем временам серьезную социальную уступку, юридически признав существование таких обществ. Однако статуса юридического лица им не было дано. Неправоспособные союзы действуют в ГГУ по правилам, установленным по договору товарищества. В то время отдельные их черты были подобны юридическим лицам. Так, неправоспособные союзы могли выступать в суде в качестве сторон; договоры, заключенные от имени такого общества, признавались действительными (§ 54). Уступка, сделанная германскому рабочему движению законодателем, была, конечно, половинчатая. Однако сам факт юридического признания за рабочими союзами отдельных элементов гражданской правоспособности, бесспорно, значителен.
39. Институты брачно-семейного права по ГГУ 1900 г.
Брак по ГГУ являлся светским (не церковным) институтом. Традиционным при характеристике брака является и указание на его моногамный характер (единобрачие): Кодекс прямо запрещает “вступать в брак, пока прежний брак не прекращен или не признан ничтожным”. Определение брака в ГГУ не дано. Однако в Мотивах к проекту БГБ говорится, что брак есть “некоторый независимый от воли супругов нравственный и юридический порядок”. При таком широком подходе основные юридические вопросы брака были решены германским Кодексом особым образом. Прежде всего ГГУ установил для вступления в брак высокий брачный возраст: для жены 16 лет, для мужа 21 год. Право родителей давать согласие на брак ограничено: отец вправе давать разрешение на брак только несовершеннолетним детям; мать — только незаконным детям. Запрещено было вступление в брак разведенным лицам, если причиной развода было совершенное ими прелюбодеяние (§ 1305).
По германскому ГК брак считался нерасторжимым по взаимному согласию супругов. Развод был допущен только при наличии особых оснований. К ним были отнесены злонамеренное оставление супруга, грубое нарушение созданных браком обязанностей. Перечень таких оснований в Кодексе был исчерпывающим.
Германский Кодекс не знал легальной власти мужа над женой. Однако он не признал и равенства мужчины и женщины в браке. § 1354 закрепил принцип главенства мужа в общесемейных делах. Такое главенство находило свои границы в уже известном правиле запрещения шиканы. § 1354 предоставил жене право “не подчиняться решению мужа, если оно представляется злоупотреблением с его стороны своим правом”.
Замужние женщины не входят в число лиц, лишенных имущественной дееспособности. Более того, согласно § 1356 “жена вправе и обязана заведовать общим хозяйством”. В пределах домашнего хозяйства ей предоставлено право “вести дела мужа вместо него и представлять его” (§ 1357). Правда, мужу предоставлялось право ограничить или отменить это право жены.
Германский Кодекс признал общим для всех браков режим общности имущества с правом мужа им пользоваться и управлять. По этой системе имущество жены, принадлежащее ей до брака или приобретенное ею во время брака, остается ее собственностью, но находится в управлении и использовании мужа (§ 1363). Правомочия мужа в отношении такого имущества (оно названо в Кодексе “внесенным имуществом”) достаточно велики и простираются до “владения вещами, которые входят в состав внесенного имущества”. Помимо режима “внесенного имущества” ГГУ установил и режим “отдельного имущества” жены (§ 1365), на который не простирается власть мужа. “Отдельным имуществом” жены Кодекс объявил кроме личных вещей жены всякое имущество, которое она получит по наследству, в силу дарения, а также все то, что “жена приобретает своим трудом или самостоятельным ведением какого-либо предприятия”. Германская система имущественных правоотношений супругов была благоприятна для замужней женщины. И все-таки равенства со статусом мужа германская женщина еще не получила.
Согласно § 1626 ГГУ несовершеннолетние (до 21 года) дети состояли под родительской властью, которая включала родительскую власть отца и матери. Кодекс предоставил отцу право “заботиться о личности и имуществе детей” (§ 1627). Пока длится брак, мать наряду с отцом “вправе и обязана заботиться о личности детей” (§ 1634). Наиболее значительна по объему отцовская власть. Так, право отца заботиться о личности детей простиралось на право “прибегать к соответствующим исправительным мерам”, налагаемым опекунским судом по просьбе отца (§ 1631). Наконец, для осуществления заботы об имуществе детей Кодекс предоставлял отцу “право пользования имуществом детей” (§ 1649).
Таким образом, по ГГУ институт отцовской власти определенным образом был ограничен, во-первых, властью матери и, во-вторых, введением особой инстанции — опекунского суда.
Германский ГК весьма подробно (свыше 450 параграфов) регламентирует правоотношения, связанные с порядком наследования. Наследственное право по ГГУ основано в своих существенных чертах на старом германском праве. Характерной чертой наследования по Кодексу стало отсутствие пределов наследования по закону. При отсутствии более близких родственников наследниками умершего становились родственники любых отдаленных степеней.
Родственники призывались к наследованию по закону по так называемым парантеллам (линиям). Первую линию составлял сам наследодатель со своими нисходящими (§ 1924). Вторую линию составляли родители наследодателя со своими нисходящими и т.д. Первостепенная линия (парантелла) исключала наследников других линий (парантелл). И самое главное, внутри наследующей парантеллы наследство получают не все родственники, а только главы данной парантеллы. Такова в общих чертах своеобразная система наследования по закону в ГГУ.
Особое правовое положение в этой системе наследования занимал переживший супруг. ГГУ предоставил пережившему супругу право собственности на определенную часть наследства умершего (от ј до Ѕ при наличии наследников первых двух линий, а также деда и бабки). Если же нет родственников первой и второй линии, деда и бабки — все наследство переходит к пережившему супругу (§ 1931). Таким образом, по германскому ГК переживший супруг являлся привилегированным законным наследником.
Наряду с наследованием по закону ГГУ регулирует и наследование по завещанию. Кодексом провозглашен принцип свободы завещания с правом “устранить от наследования по закону родственника или супруга...” (§ 1938). Германский кодекс установил легальные ограничения свободы завещания в интересах ближайших родственников наследодателя. К таким ограничениям традиционно относится “обязательная доля”. По ГГУ, нисходящие наследодателя, а также родители и супруг наследодателя, если они отстранены от наследования завещанием наследодателя, могут потребовать от наследника предоставления им обязательной доли наследства. Обязательная доля равняется по Кодексу половине стоимости его доли при наследовании по закону (2303). Таким образом, принцип свободы завещания проведен германским ГК весьма последовательно и в значительном объеме.
40. Условия действительности договоров по ГГУ 1900 г.
Характерной внешней особенностью германского ГК является выдвижение на первое место, впереди права вещного, обязательственного права. Это выдвижение подчеркнуло возросшее значение капиталистического, товарно-денежного хозяйства, перед интересами которого отступили на второй план традиционные институты, связанные с правом собственности.
Основная часть второй книги ГГУ— обязательственное право — посвящена договорному праву. В соответствии с принятой установкой БГБ не дает определения ни обязательства в целом, ни договора в частности. Реконструируя наиболее существенные черты понимания германским ГК договора, можно выделить следующее. Договор понимался как юридическая связь между двумя или несколькими лицами. Содержанием договора могло быть любое “предоставление (удовлетворение)”, как положительное действие, так и воздержание от такового. Такой юридический состав договора следует считать традиционным для европейского права и его общего римского источника.
В германском ГК в основу договорного права был положен классический принцип свободы договора. Он не представлен прямо в тексте ГГУ, но постоянно упоминается в Мотивах и Протоколах к проекту Кодекса.
Свобода установления договорных обязательств умерялась в Кодексе обычными для гражданского законодательства немногочисленными легальными условиями их действительности. ГГУ не допускал, прежде всего, договоров, прямо нарушающих какие-либо предписания законов (§ 309). Ряд требований Гражданский кодекс предъявлял к лицам, заключающим договор. Круг лиц, способных заключать договор, достаточно широк. В их число БГБ допускает замужних женщин и лиц, не достигших возраста совершеннолетия (21 год).
К числу обязательных условий действительности договоров по ГГУ относится согласие сторон “по всем пунктам договора”, причем согласие трактуется кодексом главным образом как согласие волеизъявления сторон (а не согласие их воль). Принятая ГГУ новая “теория волеизъявления” была призвана придать обязательственным (договорным) связям большую определенность и стабильность в интересах гражданского оборота. По БГБ сделка, несмотря на неопределенность воли сторон, является действующей, если имеется волеизъявление сторон.
Как общее правило, для действительности договора ГГУ не требуется специальной формы. Однако для отдельных договоров германский ГК установил обязательную форму. Такая форма была безусловно необходима для сделок с недвижимостями (землей, строениями). Основополагающее значение форма договора имела для особого вида обязательств — абстрактных. Их существование — особенность ГГУ. Отличительная черта абстрактного обязательства (отвлеченного обещания уплаты долга, векселя) состояла в полном разрыве с обычным в договорном праве основанием (каузой). Предметом обязательства здесь являлось само обещание, облеченное в письменную форму (§ 780). Абстрактный характер таких обязательств (отрыв от каузы) резко усиливал их мобильность (право переуступки), что было весьма выгодно капиталистическому обороту и крупным финансовым объединениям — банкам.
В целом легальные ограничения свободы договоров в ГГУ немногочисленны и традиционны. Однако для ГГУ характерен особый вид ограничений действительности договоров. Речь идет об уже упоминавшихся выше социально-этических критериях “добрых нравов” и “доброй совести”. Помимо уже упоминавшегося § 138, прямо признающего недействительной всякую сделку, противоречащую “добрым нравам”, следует указать и правила о толковании договоров (§ 157) в соответствии с требованиями “доброй совести” и, наконец, правило об исполнении договоров так, “как того требует добрая совесть, сообразуясь с обычаями гражданского оборота” (§ 242).
41. Институты обязательственного права по ГГУ 1900 г.
Составители ГГУ не дали строгого понятия права собственности. Общая норма, характеризующая в Кодексе право собственности (§ 903), предоставляет собственнику правомочия обходиться с вещью по своему усмотрению и исключать воздействие на нее других лиц. Германский законодатель тем самым дал собственнику обширное и исключительное господство над вещью. Наряду c признаками исключительности и всеобъемлющего характера власти лица над вещью к атрибутам германской конструкции собственности, зафиксированной в германском ГК, следует отнести ее свободу и индивидуальный характер. “Свобода собственности необходима для всех нас...”, — утверждали члены комиссии по составлению проекта ГГУ в дебатах в рейхстаге при обсуждении § 903.
Традиционно широко была сформулирована и статья Кодекса, посвященная важнейшему виду собственности — земельной собственности. § 905 предоставил германскому собственнику земельного участка обширную власть не только на поверхность земли, но и на недра и воздушное пространство над земельным участком. Право собственника земли не распространялось только на полезные ископаемые, имеющие государственное значение (металлы, уголь, соль). Их использование, как и ранее, регулировалось нормами земского горного права (ст. 68 Вводного закона).
Для ГГУ характерно отсутствие сколь-нибудь заметных ограничений в правовом режиме собственности на движимые вещи. А вот легальные ограничения для собственника недвижимости в Кодексе даны в части второй § 905 и в § 906. В первом из них зафиксировано правило о недопустимости для собственника земельного участка пытаться “воспретить воздействие на такой высоте или на такой глубине, что устранение не представляет для него интереса”. Эта норма ни в коей мере не лишала земельного собственника права на недра и “воздушный столб”. Вводя обширные реальные полномочия земельного собственника в границы наличного интереса (в конкретной интерпретации соответствующего суда), это правило носило, как и запрещение шиканы, скорее, “социально-этический” характер. Следующий § 906 ограничивал собственника земельного участка в интересах хозяйственного использования других земельных участков, обязывая земельного собственника терпеть проникновение на его участок дыма, пара, копоти, газа и других имиссий, если они нарушают его интересы в незначительных объемах. В случае, если имиссий с соседних участков земли оказывают “недопустимое воздействие на его участок” (§ 907), собственнику земельного участка предоставлены запретительные правомочия.
Характеризуя юридическую конструкцию собственности по ГГУ , важно выделить некоторые особенности правомочий собственника по распоряжению вещами. Здесь вновь выступают в резкой форме различия между недвижимыми и движимыми вещами. Так, при переходе права собственности на вещи движимые ГГУ закрепил старогерманское правило: “Hand muss Hand wahren”. (“Рука должна предостерегать руку”). Оно означало повышенную защиту прав добросовестного приобретателя вещи. Собственник вещи, доверивший ее продавцу, лишался права истребовать ее у добросовестного приобретателя. Таким образом, последний, согласно указанному правилу, мог получить больше прав, чем их имел отчуждатель. Это старогерманское правило оказалось весьма выгодным для капиталистического оборота, придавая ему необходимую прочность и мобильность.
Совершенно иначе подходит ГГУ к вопросу о распоряжении недвижимостями. Их передача обусловлена рядом формальностей. И это тоже отличительная черта германского вещного права. По Кодексу для передачи права собственности на недвижимые вещи необходим особый публичный акт: запись в Поземельной книге, правовой режим которой был урегулирован особым имперским законом 1897 г.
42. Институты вещного права по ГГУ 1900 г.
Второй важнейший вещно-правовой институт — владение — регулируется ГГУ достаточно подробно. Нормы Кодекса, регулирующие владение, помещаются на видном месте: они открывают третью книгу Кодекса, что демонстрирует значение, придаваемое этому институту германским законодателем.
Характеризуя германское владение, нужно подчеркнуть оригинальность его юридической конструкции. ГГУ отбросил римскую “волевую” конструкцию владения и провозгласил, что владение вещью приобретается достижением действительного господства над ней (§ 854). Устранив в качестве квалифицирующего волевой элемент, Кодекс тем самым резко расширил сферу института владения. Владельцами признаны некоторые категории недееспособных лиц (дети) и лица, обладающие вещью по договору (арендаторы, хранители). Признав владельцем помимо хозяина вещи арендатора, хранителя и других лиц, обладающих вещью на основе обязательственных отношений, законодатель создал две категории владения — “непосредственного” и “посредственного”. Обе категории владельцев получили по ГГУ самостоятельную юридическую защиту. Таким образом, власть защищаемого владения и интенсивность его охраны резко расширены германским ГК. И сделано это было, несомненно, в интересах определенных группировок германской буржуазии, сельской и городской, выступавшей в гражданском обороте чаще всего в статусе арендаторов земли, нанимателей строений и т. п.
43. Развитие государственного строя Великобритании в XX в. Акты о парламенте 1911 и 1949 гг. Акт о конституционной реформе 2005 г.
Государственный строй Великобритании в XX в. изменялся как в результате реформ конституционного характера, так и путём модификации прежних конвенций неписаной конституции. Для Великобритании характерна, как известно, большая, чем в других странах стабильность политических институтов и учреждений, являющаяся результатом не только консенсуса ведущих политических сил, но предпочтения ими эволюционного пути развития резким историческим поворотам.
С конца XIX века устанавливается фактический контроль над законодательной деятельностью со стороны исполнительной власти.
Организационная структура и партийная дисциплина, выработанные главными партиями применительно к британской системе парламентаризма, предопределили подчинение депутатов каждой партии своему лидеру – главе Кабинета. За поддержанием партийной дисциплины и обеспечением нужного правительству исхода голосования следили так называемые парламентские организаторы (кнуты). Ограничению самостоятельной роли парламента способствовали также новые правила обсуждения законопроектов в Палате общин.
Кроме того в 1911 г. была проведена реформа парламента, усилившая роль контролируемой Кабинетом Палаты общин в ущерб неизбираемой верхней палате, имеющей больше возможностей противодействовать правительственным законопроектам. Акт о парламенте 1911 г. ограничил законодательные полномочия Палаты лордов и ее возможность отвергать законопроекты, принятые Палатой общин. Поводом для его принятия послужило отклонение верхней палатой правительственного законопроекта о бюджете. Согласно Акту 1911 г., финансовые билли должны вноситься только в Палату общин. Финансовый законопроект, принятый Палатой общин, но не принятый без поправок в течение месяца Палатой лордов, представлялся королю на подпись и становился законом. В отношении же нефинансовых биллей был установлен следующий порядок: если такой билль принимался Палатой общин в трёх последующих сессиях и каждый раз отвергался Палатой лордов, то он представлялся королю на одобрение. При этом между днем второго чтения билля в первой сессии и днём его принятия в третьей сессии должно было пройти не менее двух лет. Однако за палатой лордов сохранялось неограниченное право внесения поправок, на которые указанный срок не распространялся, что сохраняло за верхней палатой возможность тормозить принятие биллей. Одновременно акт сократил срок полномочий Палаты общин с семи лет до пяти лет. В 1949 г. был принят Акт об изменении Акта о парламенте 1911 г., сокративший срок возможного отлагательного «вето» Палаты лордов в отношении нефинансовых биллей с трех сессий до двух и с двух лет до одного года.
В 2005 году был принят Акт о конституционной реформе, лишивший верхнюю палату судебных полномочий и учредивший выборную должность лорда-спикера. Начало конституционной реформы было начато лейбористским правительством Тони Блэра в 2005 году. Акт о конституционной реформе предусматривал создание Верховного суда, которому передали судебные функции Палаты лордов и Судебного комитета Тайного совета (органа советников королевы Великобритании). Также документ устранил должность лорд-канцлера как главы судебной ветви власти.
Реформа была мотивирована стремлением к большей прозрачности в вопросе назначения судей и окончательной независимости судебной ветви власти.
44. Законодательство США периода «Нового курса» Франклина Рузвельта.
Мировой экономический кризис 1929-1933 годов сократил объем производства, вызвал расстройство финансов, банкротство фирм. Первые попытки остановить волну банкротств путем кредитования были предприняты в 1932 году. Была создана Национальная кредитная корпорация и федеральное фермерское бюро. Неудачны. Задачу по поддержанию цен не выполнили.
Весной 1933 года Рузвельт вступил на пост президента. Правительством Рузвельта разработана программа антикризисных мер – «Новый курс». Осуществление курса началось с реорганизацией банковской системы. В 1933 году принят чрезвычайный банковский закон: президент получил широкие полномочия в финансовой сфере; ревизия банков; Вскоре был запрещен экспорт золота. В 1934 году появляются федеральная корпорация страховых вкладов (ФКСВ) а затем Федеральная корпорация страхования ссуд и сбережений (ФКСС)- защищали банковские вклады населения.
В середине 1933 года принят закон о восстановлении промышленности.
Первая помощь безработным- ассоциация общественных работ (АОР).
1933 год- закон о регулировании с/х; для этой цели создавался специальный административный орган.
16 июня 1933 года закон о восстановлении национальной экономики: президент вправе утверждать кодексы о справедливой конкуренции; ассоциации не вправе устанавливать какие- либо ограничения.
Закон о трудовых отношениях (Закон Вагнера) 1935 года: признаются права профсоюзов, предусматриваются их гарантии; право рабочих на забастовку; запрет дискриминации на работе; запрет отказа в заключении коллективных договоров.
Закон о социальном страховании 1935 года (помощь бедным, безработным, престарелым).
+
Мировой экономический кризис 1929—1933 гг. с особой силой поразил США, резко сократил объем производства, привел к расстройству финансы, вызвал повсеместное разорение и банкротство промышленных, торговых и финансовых фирм, массовую безработицу.
Весной 1933 г., когда кризис достиг своего апогея, на пост президента вступил кандидат демократической партии Ф. Рузвельт, дальновидный политик, понимавший необходимость радикальных мер для создания в стране эффективно действующего антикризисного механизма, проведения социальных реформ, способных приостановить развитие массового движения протеста в Америке по революционному пути.
Разработанная правительством Рузвельта программа антикризисных мер получила в истории США название “нового курса”, основные реформы которого были проведены в период первых “ста дней” его президентства, когда Конгресс принял большое число законов, охватывающих все сферы социально-экономической и политической жизни страны.
Эта программа не носила спонтанного характера (как утверждало ранее большинство историков), еще в 1928 г. Ф. Рузвельт, став губернатором от демократической партии в штате Нью-Йорк, сформулировал доктрину “ответственности государства за судьбы своих граждан”. Эта доктрина наша воплощение в радикальной по тем временам программе реформ, предложенных им легислатуре штата,включающей в себя помощь фермерам и фермерским кооперативам, контроль за рынком сельскохозяйственных продуктов, решительное улучшение рабочего законодательства, поддержку школ, здравоохранения и пр. Там же Ф. Рузвельт получил и первый опыт социального реформаторства, когда законодательным собранием штата был принят беспрецедентный по тем временам Закон о чрезвычайной помощи безработным и была создана в целях проведения этого закона в жизнь Временная администрация помощи. Опыт создания соответствующих государственных органов, гарантирующих проведение чрезвычайных законов в жизнь, неукоснительно использовался Рузвельтом и в дальнейшем.
Одной из важнейших задач первого периода “нового курса” в 1933 г. была задача сохранения и по возможности укрепления финансово-экономической системы корпоративного капитала США, в сотрудничестве с которым Ф. Рузвельт видел единственный путь укрепления основ капиталистического строя. В целях сохранения политической стабильности требовалось и принятие незамедлительных мер социальной защиты населения.
Экономическая политика “нового курса” этого времени была направлена на восстановление полностью расстроенной банковско-финансовой системы. С этой целью на основании принятого Конгрессом Чрезвычайного банковского закона, предоставившего президенту широкие полномочия в финансовой сфере, был наложен временный арест на счета всех банков страны с целью их полной ревизии. После соответствующей проверки их кредитоспособности Министерство финансов подтвердило разрешение деятельности главным образом крупных банков (4507 национальных и 4517 штатных), что само по себе привело к притоку в них вкладов, пополненных новыми кредитами Реконструктивной финансовой корпорации. Огромное число мелких банков вынуждено было прекратить свое существование.
Вслед за этим был издан приказ президента об установлении полного контроля за золотом, находившимся в обращении. Экспорт золота был запрещен, обязательной сдаче резервным банкам, входящим в ФРС, подлежало вся золотая валюта граждан, превышающая 100 долл.
Ни один банк, кроме банков ФРС, не имел право иметь золотого запаса, что гарантировалось применением мер уголовной ответственности. Одновременно был разрешен выпуск новых денег, без золотого обеспечения. Это решение, означающее отход США от золотого стандарта, привело к резкому инфляционному скачку, погасить который и была призвана обновленная ФРС, функции которой в это время были значительно расширены. Она получила, в частности, право изменять размеры вносимых в нее денежных резервов, регулировать процентные ставки по банковским вкладам и пр. С этой же целью на основе Закона о банковской деятельности 1933 г. были созданы в 1934 г. Федеральная корпорация страхования вкладов (ФКСВ), а затем Федеральная корпорация страхования ссуд и сбережений (ФКСС), призванные восстановить доверие к банкам, защитить банковские вклады населения.
Закон 1933 г. предусмотрел страхование вкладов для всех банков — для федеральных банков это страхование стало обязательным, для банков штатов — добровольным. Закон устанавливал, что депозиты размером до 10 тыс. долл. должны страховаться на 100%, 50 тыс. долл. — на 75% и т. д. К началу 1934 г. около 80% всех банков США застраховали свои депозиты.
В середине 1933 г. был принят Закон о восстановлении промышленности(National Industrial Recovery Act — НИРА) — самый значительный в законодательстве “нового курса”. Как указывалось в самом законе, он был принят с целью обеспечения “всеобщего благосостояния”, путем установления координации с целью решения проблем массовой нищеты, достижения сотрудничества между рабочими и работодателями при содействии правительства, устранения и решения трудовых конфликтов, проблем разрушительной конкуренции, ведущих к снижению прибылей и сокращению инвестиций и занятости. Пагубные процессы понижения цен в условиях “разрушительной конкуренции” должны были пресечь “кодексы честной конкуренции”, составляемые предпринимательскими ассоциациями, при участии профсоюзов, которые фиксировали строго определенные нормы производства и сбыта продукции, устанавливали уровень товарных цен, условия коммерческого кредита и пр. После утверждения президентом “кодексы” получали силу закона.
Аграрная политика “нового курса” нашла воплощение прежде всего в Законе о регулировании сельского хозяйства (Agricultural Adjustment Act — ААА), предусматривающем создание специального административного органа по регулированию сельского хозяйства, который был призван сбалансировать спрос и предложение на продукты сельского хозяйства, поднять на них цены. С этой целью вводился одинаковый процент сокращения посевных площадей всех фермеров — и крупных и мелких, с выплатой компенсации за необработанные земли, что больно ударило по мелкому фермерству. В то же время группа крупного коммерческого фермерства, получив большую часть премиальных платежей, смогли благодаря этому интенсифицировать свое хозяйство и получить немалую прибыль. Сокращение посевных площадей для поднятия цен в голодающей Америке сопровождалось уничтожением уже готовой продукции, миллионов голов скота и пр.
Завершающим правовым актом аграрной политики “нового курса” стал Закон 1938 г., который усиливал государственный контроль за поступлением на рынок основных сельскохозяйственных продуктов, поддержание цен на которые отныне должно было достигаться не уничтожением “излишков”, а их хранением с соответствующими государственными выплатами фермерам в счет еще не проданного урожая.
Вокруг экономической политики “нового курса” развернулась ожесточенная борьба уже в 1934 г. Против нее выступали и правые силы, которые считали “новый курс” чрезмерно радикальным, и левые, считавшие его (в силу продолжающегося бедственного положения значительных слоев населения, безрезультатных попыток правительства решить проблему безработицы и пр.) недостаточно решительным.
Не помогли кардинальному решению проблемы безработицы ни принятие еще в 1933 г. Закона о сокращении до 30 часов рабочей недели на крупных предприятиях (что привело к освобождению 6 млн. рабочих мест), ни создание Администрации по реализации общественных работ (АРОР), призванной проводить в жизнь программу строительства объектов инфраструктуры, в том числе военно-стратегического характера, ни израсходованные в процессе осуществления этих программ 13 млрд. долл.
Во второй половине 30-х гг. меняется главное направление деятельности правительства Ф. Рузвельта, определяемое необходимостью проведения кардинальных социальных реформ. Так, провозглашенные ранее НИРА профсоюзные права не удовлетворяли требований рабочих. В результате непосредственной социальной политики Ф. Рузвельта не было гарантировано законом право на стачку, не было закреплено традиционное требование американских рабочих “закрытого цеха”, запрещающего предпринимателям путем “индивидуальных соглашений” принимать .на работу нечленов профсоюза, что открывало путь к штрейкбрехерству, возможному срыву забастовки. Права профсоюзов нарушались и в силу необязательности их участия в определении условий труда рабочих путем заключения коллективных договоров и широкой возможности создания противостоящих профсоюзам “компанейских союзов”, которые финансировались предпринимателями и использовались ими для подрыва организованной борьбы рабочих.
45. Эволюция президентской власти в США в ХХ в. 20-я, 22-я, 25-я поправки к Конституции США.
Разветвленному государственному аппарату США удавалось на протяжении длительного времени и удается до сих пор приспосабливаться к новым условиям, выдерживать социально-политические кризисы в рамках буржуазно-парламентских демократических форм и процессов.
Конституционная государственная структура, созданная более 200 лет тому назад в аграрной стране, демонстрирует уникальную историческую преемственность, способность удерживать определенную политическую устойчивость и в высокоразвитой индустриальной сверхдержаве.
Показателем относительной политической стабильности, не исключающей не только периодов социальной напряженности, но и открытых социально-политических конфликтов, является неизменное нахождение у власти США одной из двух партий: демократической или республиканской. Если до второй мировой войны и в первые десятилетия после войны политическое лидерство держала главным образом демократическая партия, то в последние 19 лет (с 1969 по 1991 г.), за вычетом четырехлетия президента-демократа Картера (1977—1981 гг.), государственный аппарат возглавляла республиканская партия. И только в 1992 г. к власти, наконец, вновь пришли демократы (вместе с победой на президентских выборах Б. Клинтона). При этом ни одна из партий не смогла стать партией “устойчивого большинства”, о чем свидетельствует неизменный рост “независимых” избирателей и участившееся “раздельное голосование” (сплит-тикет), когда один и тот же избиратель поддерживает представителей разных партий на выборах президента и в конгрессе, а также “раздельное правление”, когда президент принадлежит к одной партии, а большинство конгресса — к другой.
Развитие американского государства в рамках буржуазно-парламентских форм и политического плюрализма происходило в XX в. путем эволюционных изменений в деятельности тех или иных звеньев государственного аппарата. Этому способствовали и усилившаяся независимость государства от противоборствующих классовых интересов, в условиях крайнего усложнения политических процессов в стране, и наличие мощного “среднего класса”, опоры демократических порядков, и гибкого механизма двухпартийной системы, в который, благодаря целому ряду исторических причин, а также принятой обеими партиями политической линии “социальной ответственности”, интегрирована значительная часть рабочих, фермеров, интеллигенции, негров и других этнических меньшинств.
Соперничество республиканской и демократической партий является не непримиримой войной, за захват власти, а соревнованием за лучший правительственный курс и его исполнение с опорой на поддержку большинства избирателей. Длительное нахождение республиканцев у власти, при всех недостатках избирательной системы, явилось свидетельством такой поддержки. Приход же к власти демократов в 1992 г. не стал потрясением основ американской государственности.
Эволюционному приспособлению политической системы страны и ее государственного аппарата к меняющимся политическим условиям способствовала также изначально присущая Конституции США открытость, ее несвязанность жесткими формами, что допускает (при сохранении основополагающего принципа “разделения властей” и механизма “сдержек и противовесов”) саморегуляцию уровней власти и отдельных ее ветвей, возможность “переливания” властных полномочий между отдельными частями государственного аппарата.
Эволюционным политическим процессам США, при всей их сложности, способствовала и однородная национальная культура, создание которой было определено изначально заданной ассимиляцией представителей различных наций, отсутствием религиозного конформизма, а также утверждением общенациональной идеологии буржуазного прагматизма, индивидуализма, патриотизма с основополагающей идеей равенства возможностей каждого в достижении вершин благополучия своими способностями и трудом (“великая американская мечта”). Не последнюю роль в эволюционных процессах политического развития играет и мощный экономический потенциал страны, дающий “политическому классу” широкие возможности для социального маневрирования, для проведения социальных реформ.
Действие всех этих факторов не умаляет значения в истории американской демократии ни организованных форм демократического движения, ни борьбы американцев за свои права, приведших и к введению всеобщего избирательного права, и к ликвидации крайних форм расовой дискриминации и к кардинальным социальным реформам.
Конституционное законодательство США последних семи десятилетий мало затронуло структуру конституционных органов государственного аппарата и их компетенцию и касалось главным образом одного института — президентской власти. Поправки XX (1933 г.), XXII (1951 г.), XXV (1967 г.) определили, в частности, порядок вступления в должность президента, ввели ограничение времени пребывания на посту президента двумя сроками, предоставили право замещения должности президента при соответствующих обстоятельствах вице-президенту.
46. Изменения в избирательном праве США в ХХ в. 17-я, 19-я, 23-я, 24-я, 26-я поправки к Конституции США
Более важное политическое значение имели реформы в избирательном праве, проведенные путем принятия трех поправок к Конституции: XIX (1920 г.), XXIV (1964 г.), XXVI (1971 г.). Эти поправки привели к демократизации крайне разнообразных норм избирательного права, действующих в штатах, которым отводилась основная роль в правовом регулировании выборов.
Поправкой XIX были предоставлены избирательные права женщинам. Женское избирательное право очень долго ограничивалось в США. Первый прорыв в этой области произошел в штате Кентукки, когда право участвовать в выборах советов школьных округов было предоставлено незамужним женщинам, владевшим собственностью, а в 1869 г. в штате Вайоминг были предоставлены избирательные права женщинам в законодательный орган.
Поправка XXIV отменила ограничения избирательных прав на федеральных выборах “в связи с неуплатой какого-либо избирательного или иного налога”. Избирательный налог существовал до принятия поправки в 11 южных штатах и, хотя он был небольшим, лишал права голоса около 10 млн. бедняков, в основном негров. В некоторых штатах (Алабама, Миссисипи и др.) этот налог носил кумулятивный характер, при котором человек, решивший принять участие в выборах, должен был заплатить налог за все предшествущие годы.
В 1965 году Законом об избирательных правах действие поправки было распространено на выборы в штатах, а в 1966 г. Верховный суд признал, что установление налога на выборах в штатах является нарушением конституционного принципа “равной защиты закона”.
Поправка XXVI снизила возрастной избирательный ценз на федеральных выборах до 18 лет, аналогичные изменения имели место во всех штатах.
Принятые поправки и соответствующие законы не смогли, однако, гарантировать труднодостижимого (или просто недостижимого) в силу как объективных, так и субъективных причин всеобщего характера выборов в США. Так, на выборах в американский конгресс применяется мажоритарная система, при которой в каждом округе избирается 1 депутат, причем побеждает кандидат, набравший относительное большинство голосов, больше, чем каждый из его соперников в отдельности. Эта система приводит к тому, что доля мест, полученных той или иной партией в конгрессе, не соответствует числу собранных ею голосов по стране. Недостатки мажоритарной системы усугубляются так называемой электоральной геометрией, при которой “нарезка” неравных по количеству жителей избирательных округов часто проводилась с нарушением принципа: равное количество депутатов от равного количества жителей. Начиная с 60-х гг., стала осуществляться политика устранения электоральной геометрии. В 1962 г. было принято решение Верховного суда (по “делу Бейкер”), в котором подчеркивалось, что избирательные округа должны быть “существенно равными”. Последующий отход Верховного суда Бергера от этой установки, допускающий отступление от требования “один человек — один голос”, в 16,4% способствовал тому, что в конституциях штатов, принятых в последнее время, стали закрепляться нормы представительства с учетом численности населения.
Продолжают действовать в избирательном праве штатов некоторые цензы (несмотря на отмену наиболее одиозных из них), например ценз оседлости. Для президентских выборов он равен 30 дням, для других выборов — в зависимости от законов соответствующих штатов.
Сами избирательные кампании в США всех уровней требуют огромных денежных затрат, что доступно или очень богатым людям, или тем, кто может рассчитывать на финансовую помощью американских корпораций и компаний, которые главным образом и финансируют президентские избирательные кампании и выборы в конгресс. Причем сумма денежного обеспечения избирательных кампаний, несмотря на усилия правительства ограничить ее, растет из года в год. В последние 20 лет на президентских выборах она возросла по меньшей мере в 10 раз. Несмотря на запрет в настоящее время оказывать непосредственно финансовую поддержку корпораций кандидатам на выборные должности, деньги передаются тому или иному кандидату иными путями, через подставных лиц, через Комитеты политических действий (КПД). После их появления в 40-х гг. по инициативе профсоюзов, когда по Закону Смита-Конелли 1943 г. профсоюзам было отказано в праве вкладывать свои средства в политические кампании, в 60-х гг. стали широко создаваться КПД бизнеса и промышленности. Уже в начале 80-х гг. общее число КПД достигло 8 тыс., из них 1700 были созданы корпорациями.
В целях ограничения баснословных избирательных расходов в 1971 г. был издан закон, ограничивающий общую сумму пожертвований со стороны физических и юридических лиц в фонд избирательных кампаний президента и членов конгресса, но он вместе с тем санкционировал создание КПД, за исключением организаций, имеющих контракты с правительством. Поправка, внесенная в Закон в 1974 г., требует полного раскрытия источников и способов расходования средств, полученных на избирательные кампании.
Давление, оказываемое на будущих конгрессменов компаниями — пожертвователями денежных средств, привело к введению государственного финансирования избирательных кампаний. Однако возможность получения этих средств доступна не каждому кандидату. Если кандидаты в президенты двух крупных политических партий получают автоматическое право на субсидии от государства, то независимые кандидаты или кандидаты других партий — только с условием получения не менее 5% голосов всех участвующих в предыдущих выборах. Претенденту на выборах в конгресс нужно также доказать, что его поддержат избиратели. Аргументом поддержки служат пожертвования по крайней мере 5 тыс. долл. от вкладчиков, дающих каждый не более 250 долл. в любых 20 из 50 штатов.
Выборы в Америке не стали действительно всеобщими и из-за массового абсентеизма, который особенно усилился в последние десятилетия. И в президентских выборах, и в выборах в конгресс принимает участие, как правило, немногим более половины всего самодеятельного населения США. Во время президентских выборов 1984 г., например, 60 млн. американцев, имевших право голоса, не зарегистрировались в качестве избирателей. Из 115 млн. зарегистрированных 23 млн. не приняли участия в выборах. Таким образом, общий процент участвовавших в выборах избирателей не достиг даже 53%. За Р. Рейгана проголосовало лишь около 30% американцев, имевших право голоса, за его преемника Дж. Буша — немногим более четверти всех избирателей.
Не могут избежать избирательные кампании США и противоправной практики организации клеветнических кампаний против конкурента, незаконного финансирования избирательных кампаний, политического шпионажа и пр. Преступное использование электронной аппаратуры для подслушивания в штаб-квартире демократической партии (в отеле “Уотергейт”), организованное в ходе избирательной кампании с ведома президента-республиканца Р. Никсона, привело последнего (после шумного расследования “уотергейтского дела”) к отставке вследствие угрозы импичмента.
О масштабах “грязной политики” и безуспешных попытках пресечь ее свидетельствует, например, то, что в 17 американских штатах законодательно запрещены “безответственные или умышленно фальшивые утверждения” накануне выборов, в 3 — политический шантаж, в 9 — распространение “ложных заявлений” и пр.
47. Государственный строй IV республики во Франции. Конституция 1946 г.
В период “временного режима” во Франции началась глубокая перестройка политической системы, сопровождавшаяся важными социально-экономическими реформами и перегруппировкой основных партийно-политических сил. Временное правительство осуществило часть программы Национального совета Сопротивления: национализировало ряд крупных банков и отраслей тяжелой промышленности, реформировало систему социального обеспечения, восстановило демократические свободы. Были официально одобрены провозглашенные в программе мероприятия по чистке государственного аппарата и наказанию лиц, сотрудничавших с оккупантами, по привлечению сил французского Сопротивления к управлению страной. Однако многие положения программы, касающиеся демократизации государственного строя, не были проведены в жизнь из-за усилившегося противоборства различных фракций бывшего Сопротивления.
Центральным вопросом внутриполитической жизни страны, вокруг которого разгорелась борьба, стал вопрос о новом государственном строе, новой конституции Франции. Все политические силы объединяло критическое отношение к институтам Третьей республики. В остальном их подход был 1 различным. “Новые консерваторы”, и прежде всего сторонники генерала де Голля, склонялись к учреждению республики президентского типа, с сильной исполнительной властью, способной противостоять “режиму партий” — “дестабилизирующему” парламентаризму эпохи Третьей республики. Левые партии, а также ряд партий центристского толка (например, крупная католическая партия МРП), явно опасаясь установления режима “личной власти” генерала де Голля, выступали за сохранение верховенства парламента и его контроля над правительством при большей сбалансированности двух ветвей власти.
Получив на выборах в Учредительное собрание в октябре 1945 г. наибольшее количество депутатских мандатов, коммунисты, социалисты и МРП образовали трехпартийное Временное правительство и добились выработки проекта конституции на основе своей программы. Однако он был отклонен на референдуме. Второй проект, разработанный в 1946 г. новым составом Учредительного собрания, содержал ряд компромиссных положений, позволяющих учесть платформы всех членов коалиции. После утверждения на референдуме второй проект конституции стал основным законом Франции.
Конституция 1946 г. Новая Конституция Франции не только отразила соотношение политических сил в стране в первый период после освобождения, но и закрепила на конституционном уровне ряд новых политических принципов, характерных для европейских конституций так называемой второй волны (40—50-е гг.).
Реакцией на авторитаризм времен войны была демократизация общественной жизни, предоставление широкого круга прав и свобод, гарантии конституционной законности. В Конституцию был включен новый блок экономических и социальных прав: равноправие мужчин и женщин, народов зависимых стран, социально-экономические права: право на труд, отдых и материальное обеспечение в случае нетрудоспособности, право рабочих на объединение в профсоюзы, на забастовки, коллективное определение условий труда и на участие в управлении предприятиями, право на всеобщее бесплатное светское образование и др. Расширялась сфера регулирования политической и особенно внешнеполитической деятельности государства (положения о мирной внешней политике, об отношениях с колониями и т. п.).
Вместе с тем новая Конституция значительно расширяла пределы вмешательства государства в экономическую и социальную сферу жизни общества, изменяла характер отношений между личностью и государством, возлагая на государство, помимо широких прав, и новые обязанности. Признанным конституционным принципом стало провозглашение “социального государства”, в котором права собственника сочетаются с “общим благом” и ограничиваются общественными интересами.
С точки зрения основного принципа организации государственного строя, в первой послевоенной конституции Франции продолжала господствовать идея абсолютного парламентаризма. По форме правления Франция являлась парламентарной республикой, причем нижняя палата парламента — Национальное собрание — провозглашалась единственным законодательным органом страны, который не мог никому делегировать свои законодательные полномочия. Кроме того, Национальное собрание имело исключительное право законодательной инициативы в финансовых вопросах, ратификации и денонсации важнейших международных договоров, объявления войны. Собрание, избираемое по системе пропорционального представительства на основе всеобщего избирательного права, абсолютным большинством голосов должно было утверждать состав нового правительства, которое несло перед ним всю полноту ответственности.
Конституция традиционно сохранила двухпалатную структуру парламента. Однако вторая йалата — Совет республики — была наделена лишь совещательными функциями, и ее рекомендации не были обязательными для Национального собрания. Совет республики избирался косвенными выборами в департаментах и коммунах, а часть его назначалась Национальным собранием. Состав палаты должен был периодически обновляться. Таким образом, полномочия верхней палаты парламента по сравнению с сенатом Третьей республики были сведены до минимума.
Главой государства являлся президент республики, который избирался на совместном заседании палат парламента сроком на 7 лет. По Конституции 1946 г., в отличие от предшествующей, президент был лишен ряда важных прерогатив (роспуск нижней палаты, назначение по своему выбору высших должностных лиц и др.). Любые акты президента, в том числе назначение на высшие должности, требовали контрасигнации председателя кабинета и одного из министров.
Исполнительная власть по Конституции вручалась Совету министров во главе с его председателем, главой правительства. Этот орган осуществлял непосредственное государственное управление страной и в этом своем качестве имел широкие полномочия. Однако деятельность кабинета была поставлена под эффективный контроль нижней палаты. Назначение председателя Совета министров и министров декретом президента могло производиться только после вынесения вотума доверия со стороны Национального собрания.
В случае принятия абсолютным большинством голосов депутатов резолюции порицания, а также в случае провала в палате важного правительственного законопроекта кабинет должен был уйти в отставку. Правительство могло распустить парламент только после двух правительственных кризисов подряд, последовавших за вотумами недоверия или порицания. В такой ситуации на период избрания нового состава собрания создавалось коалиционное правительство из всех партийных фракций во главе с председателем Национального собрания.
Конституция практически сохраняла в неприкосновенности старую судебную систему и местное управление, подчиненное строгому контролю со стороны правительства. Для руководства судами создавался Высший совет магистратуры, председателем которого являлся президент. Совет ведал вопросами назначения и продвижения судей, исполнял функции дисциплинарного суда в отношении членов судебного ведомства.
Реорганизация политического строя Франции в той форме, которая была предусмотрена Конституцией 1946 г., во многом не оправдала возложенных на нее задач и быстро утратила привлекательность в глазах французов. Страна практически вернулась к “режиму Собрания”, столь единодушно критикуемому на примере Третьей республики. За двенадцать лет сменилось сорок пять правительств, было несколько длительных министерских кризисов. Этому способствовали как недостаточная проработка самого механизма функционирования норм основного закона, так и периодические отступления от них на практике.
Сложные проблемы модернизации экономики и перестройки экономической структуры, обострение социальных противоречий, распад колониальной системы и колониальные войны требовали активного вмешательства государства и стимулировали поиски путей к установлению твердой власти. Политическая система, основанная на классическом парламентаризме, в условиях многопартийного соперничества и возросших требований к административно-управленческой деятельности оказалась неспособной адекватно реагировать на сложные социально-экономические проблемы и кризисные явления в обществе.
На протяжении 40-х — середины 50-х гг. стало нарастать недовольство государственным режимом Четвертой республики. Возникшая в 1947 г. голлистская партия Объединение французского народа (РПФ)' выступила с требованием отмены Конституции 1946 г. и создания сильной исполнительной власти, способной возвыситься над “партийной чехардой”. В этом же году произошел распад трехсторонней коалиции, а в 1948—1951 гг. была восстановлена мажоритарная избирательная система. Широкое распространение получила практика делегированного законодательства. По конституционной реформе 1954 г. премьер-министр был наделен дополнительными полномочиями по роспуску Национального собрания, упрощался порядок получения вотума доверия правительством (простым большинством голосов), отменялись положения Конституции о коалиционном правительстве. Были расширены также права Совета республики, который превратился в полноправного участника законодательного процесса. Одновременно, без прямого пересмотра соответствующих положений, путем конституционной практики произошло фактическое усиление роли и влияния президента.
Обострение политической обстановки и отход от основных принципов Конституции 1946 г. привели в конечном итоге к падению Четвертой республики и ее замене в 1958 г. Пятой республикой.
48.Государственный строй V республики во Франции. Конституция 1958 г.
В мае 1958 г. в обстановке военного мятежа в Алжире парламент призвал к власти генерала де Голля и наделил его правительство чрезвычайными полномочиями. Правительство спешно подготовило проект новой конституции, который в сентябре 1958 г. был одобрен на референдуме 79,2% голосов его участников и с октября 1958 г. вступил в силу.
Конституция 1958 г. Авторы Конституции 1958 г., которую считали “скроенной точно по мерке для де Голля”, исходили из необходимости коренного пересмотра принципов, лежавших в основе государственного строя Третьей и Четвертой республик. Прежде всего предполагалось стабилизировать политическую систему путем “большей сбалансированности” всех видов власти и усиления независимости исполнительной власти от политических маневров различных партий. Исполнительная и законодательная власти должны были быть четко разделены, имея своим источником только “мандат народа” (т. е. выборы). Однако еще более эффективным средством укрепления системы властвования должен был стать институт главы государства. Возвышаясь над всеми властями и не навязывая себя в качестве повседневного главы правительства и лидера парламентского большинства, президент должен был выражать высшую волю государства по проблемам первостепенного значения. Таким образом, одной из важнейших задач этого органа было гарантировать стабильность исполнительной власти в неблагоприятных политических и экономических условиях.
Эти идеи были четко проведены в тексте нового основного закона. Свидетельством этому является сама структура конституции, построенной по схеме президент — правительство — парламент. Центральным звеном всей политической системы стал президент. Ему была отведена роль “высшего арбитра”, призванного обеспечивать нормальное функционирование государственных органов, а также преемственность государства (ст. 5). Поэтому президент не нес политической ответственности ни перед каким органом (за исключением случая государственной измены) и никем не контролировался. В то же время для выполнения своей роли он был наделен как широкими постоянными прерогативами, так и полномочиями, имеющими исключительный характер.
Прежде всего, президент назначал главу правительства, а по его предложению — остальных членов кабинета, а также принимал их отставку. Он председательствовал на заседаниях правительства, в Совете и Комитете национальной обороны, в Высшем совете магистратуры. Ему предоставлялись полномочия главы вооруженных сил, право назначения на высшие гражданские и военные должности.
Президент был наделен значительными полномочиями не только в исполнительной, но и в законодательной сфере: он имел право подписывать и обнародовать законы, требовать от парламента нового обсуждения закона или отдельных его статей; право оспорить принятый парламентом законопроект и передать его в Конституционный совет (суд) для заключения о его соответствии конституции; право передавать некоторые виды законопроектов на референдум, минуя парламент; право обращаться к парламенту с посланиями, которые не подлежат обсуждению; право принимать ордонансы, имеющие силу закона. Президент получил также право роспуска нижней палаты парламента (ст. 12), что не характерно для чисто президентских республик. Он представлял Францию в международных отношениях, наделялся значительными прерогативами в области внешней политики.
Помимо указанных полномочий, президент по ст. 16 получил право принимать чрезвычайные меры по своему усмотрению в условиях, когда “установление Республики, независимость Нации, целостность ее территории или выполнение ее международных обязательств оказываются под серьезной или непосредственной угрозой, а нормальное функционирование органов государственной власти, созданных в соответствии с Конституцией, нарушено”.
Одновременно предусматривался ряд гарантий против установления единоличной диктатуры президента (автоматический созыв парламента, запрос мнения Конституционного совета и т. п.). Однако деятельность президента в период чрезвычайного положения никем не контролировалась. В соответствии сост. 19 свои наиболее важные полномочия: назначение правительства, роспуск палаты, введение в действие исключительных полномочий, передача законопроектов на референдум и ряд других — президент осуществлял единолично, без контрасигнирования со стороны премьера и соответствующих министров. Остальные акты президента требовали министерской скрепы, и, таким образом, премьер-министр нес за них политическую ответственность перед парламентом.
Конституция 1958 г. отказалась от прежней политической практики избрания президента парламентом. Отныне он должен был избираться коллегией выборщиков, в которой члены парламента составляли ничтожную часть. Позднее косвенные выборы президента были заменены прямыми.
Второе место в государственном механизме Пятой республики было отведено правительству. В самом общем виде.
Его компетенция закреплялась в ст. 20 Конституции: правительство должно определять и осуществлять “политику нации”, распоряжаться администрацией и вооруженными силами. Премьер-министр, полномочия которого определены более подробно, должен руководить деятельностью правительства, нести ответственность за оборону страны, обеспечивать исполнение законов, издавать нормативные акты в порядке регламентарной власти, назначать на военные и гражданские должности.
Таким образом, высшая исполнительная власть, по конституции, была недостаточно четко распределена между президентом и премьер-министром, но предполагалось, что премьер, обладая определенной автономией, осуществляет повседневное руководство внутренней политикой. Конкретные формы взаимодействия президента и премьера зависели от согласованности их действий при стратегическом верховенстве президента и, главным образом, от расстановки партийно-политических сил.
На последнее место среди высших государственных органов Конституция 1958 г. поместила парламент. Он состоял из двух палат — Национального собрания и Сената, которые были практически равноправными. Национальное собрание избиралось прямым голосованием. Сенат, избираемый путем косвенного голосования коллегиями выборщиков, должен был обеспечивать представительство территориальных единиц республики и французов, проживавших за пределами Франции. Особые “сдерживающие” полномочия Сената, обладающего правом вето в отношении проектов конституционных изменений, могли стать тормозом при прохождении важных законопроектов.
Специальный раздел Конституции был посвящен взаимоотношениям между парламентом и правительством, в котором отчетливо закреплялась доминирующая роль правительства. Тщательно оформленное функциональное разделение “властей”, подробная регламентация деятельности, структуры и процедуры заседаний парламента имели целью создание системы “рационализированного” парламентаризма вместо парламентарных моделей Третьей и Четвертой республик.
Акты парламента могли регулировать строго определенный и сравнительно небольшой круг вопросов (структура и принципы организации государственного аппарата, права и свободы, гражданство, налоги, основные принципы гражданского, уголовного, трудового права и др.). По этим вопросам правительство также могло издавать нормативные акты, имеющие силу закона (ордонансы), но только с разрешения парламента. Возможность подобного рода делегирования парламентом своих полномочий была прямо предусмотрена в Конституции, а последующая практика закрепила такое положение. Все остальные вопросы должны были решаться в административном порядке, регламентарной властью кабинета, т. е. путем декретов.
Правительство обладало также значительными полномочиями по контролю над законодательным процессом. Прежде всего оно, по сути, определяло повестку дня работы парламента. Правительственные законопроекты должны были рассматриваться в первую очередь. Правительство могло также использовать целый ряд средств по отклонению внесенных парламентариями поправок в законопроект и проведению голосования без обсуждения (ст. 40, 41, 44, 45 и др.). Для принятия финансового законопроекта, например, парламенту устанавливался определенный срок. Если в этот срок бюджетный закон не принимался, он мог быть введен в действие правительственным декретом.
Конституция 1958 г. устанавливала ответственность правительства перед парламентом. Однако принятие “резолюции порицания”, которая обязывала бы правительство уйти в отставку, было обставлено многочисленными условиями (ст. 49). Правительству могло быть отказано в доверии только абсолютным большинством голосов, а если инициаторы резолюции не собирали такого большинства, они утрачивали право вносить новую в течение той же парламентской сессии.
Таким образом, хотя система органов, по Конституции 1958 г., обладала атрибутами парламентарной республики (ответственность правительства перед парламентом, министерская скрепа актов президента и т. п.), наиболее существенные полномочия в определении и проведении государственной политики были переданы президенту. Обширные прерогативы президента Франции, предусмотренные конституцией, не имели аналога даже в президентских республиках. Режим Пятой республики стал в теории именоваться смешанным “президентско-парламентским” или “косвенным президентским” режимом, став образцом своеобразной гибридной, а на деле новой, самостоятельной формы правления, получившей в политической науке наименование “полупрезидентская республика”.
Судебная власть, по Конституции 1958 г., провозглашалась “хранительницей личной свободы”. Особое положение среди судов занял Конституционный совет, который сосредоточил в своих руках контроль за конституционностью нормативных актов и, несмотря на отсутствие прямого указания об этом, право толковать основной закон. Классическим примером системы специализированных судов является и существование во Франции органов административной юстиции во главе с Государственным советом.
В юрисдикцию административных судий входит решение вопросов о соответствии закону актов и действий исполнительных органов и должностных лиц, на практике — от решений муниципалитетов до актов президента. В остальном же традиционные формы судоустройства по прежнему сохраняются и действуют с незначительной модернизацией в 1970-х гг. (Кодекс судоустройства 1978 г.).
Конституция 1958 г. очень скупо регламентировала систему местного управления. Вместе с тем французская (континентальная) модель местного управления стала образцом для подражания в большинстве стран мира. В ней определенным образом сочетаются прямое государственное управление на местах и местное самоуправление, причем агенты государственной администрации осуществляют надзор за деятельностью местных представительных органов. Одновременно нижестоящие звенья системы подчиняются вышестоящим. В этой сфере Конституция 1958 г. следовала распространенной теории, согласно которой существуют “естественные” административно-территориальные единицы (село, город и др.), которые могут и должны формировать свои органы самоуправления, и “искусственные” образования, т. е. созданные актами центральной власти (регион и т. п.), в которых управление осуществляется только представителями центральной власти. По конституции, местными коллективами республики являются коммуны, департаменты, заморские территории, которые свободно управляются выборными советами (ст. 72). Низовой единицей стала коммуна (село или город), жители которой избирают свой орган самоуправления — муниципальный совет. В департаментах избираются генеральные советы. “Искусственным образованием”, не имеющим представительных органов, стал регион. Функции местной администрации в департаментах и регионах были возложены на префектов и супрефектов, которые являются представителями центра на местах.
49. Государственный строй Веймарской республики в Германии. Конституция Германской империи (Веймарская конституция) 1919 г.
Советская форма революционной власти установилась в ходе Ноябрьской революции 1918 г. под прямым воздействием Октябрьской революции 1917 г. Коренное отличие германских рабочих и солдатских Советов от российских Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов заключалось в том, что руководимые социал-демократами германские советы не пошли на прямую конфронтацию с немецкой либеральной буржуазией, принимавшей участие в революции, и не ставили своей задачей уничтожение капиталистической системы.
В ходе создания новых органов революционной власти уже в ноябре 1918 г. лидирующие позиции среди повсеместно возникающих рабочих исолдатских Советов Германии (а кое-где и крестьянских Советов) заняли Советы Большого Берлина и избранный ими Центральный комитет, по инициативе которого был создан Совет Народных Уполномоченных(СНУ), взявший на себя функции временного “политического кабинета”. Его возглавили социал-демократы Ф. Эберт и Г. Гаазе.СНУ распустил обе палаты прусского ландтага, но оставил в должности старых статс-секретарей в качестве “министров-специалистов”, штабной генералитет с его контрольными функциями над вооруженными силами, чиновничество. В конце ноября 1918 г. по инициативе СНУ в Берлине была созвана Конференция, в которой участвовали представители революционных правительств немецких государств, с целью решения вопроса об Учредительном собрании, определения основ будущей конституции Германии, а также установления порядков переходного периода во “взаимоотношениях отдельных государств”. До созыва Учредительного собрания должен был действовать и бундесрат с контрольными функциями над правительствами земель.
В декабре 1918 г. состоялся Всегерманский съезд представителей рабочих и солдатских Советов, на котором была принята резолюция о созыве Учредительного Национального собрания и о передаче всей полноты законодательной и исполнительной власти СНУ впредь “до окончательного решения Национальным собранием будущего государственного устройства”. Съезд избрал Центральный совет, которому формально предоставлялось право контролировать революционное правительство, но фактически он не имел действенных и долговременных полномочий; 19 января 1919 г. были проведены выборы в Национальное собрание.
В выборах приняли участие 30 млн. избирателей, отдавших почти поровну свои голоса представителям буржуазных и рабочих партий. 54,4% мандатов получили Немецкая национальная народная партия, Немецкая демократическая партия и Христианско-демократическая народная партия (Центр), 45,5% — Социал-демократы (включая Независимых социал-демократов, ранее отделившихся от Социал-демократической партии). В феврале 1919 г. Национальное собрание начало свою работу в качестве высшего легитимного представительного органа государственной власти, полномочия которого были подтверждены Центральным советом рабочих и солдатских Советов.
Одним из первых законов Национального собрания стал Закон от 10 февраля 1919 г. “О временной имперской власти”, закрепивший право и обязанность Национального (учредительного) собрания создать новую германскую конституцию с парламентско-республиканским строем, во главе с избранным на основе всеобщего избирательного права Национальным собранием. Главой государства должен был стать президент, главой, правительства — министр-президент с правом контрасигнации постановлений президента, ответственный перед Национальным собранием. Договоры об объединении в “Союз народов” немецких государств должны были одобряться Национальным собранием и созданным ранее Комитетом германских государств, который и занял место бундесрата, но со значительно меньшим объемом полномочий. За ним закреплялось право “содействия” Национальному собранию в законодательном процессе. II февраля Национальное собрание избрало Эберта президентом республики, 13 февраля Шейдеман сформировал конституционное правительство, в которое наряду с Социал-демократами вошли представители Немецкой демократической партии и Христианско-демократической народной партии (Центр).
В начале марта 1919 г. был принят “переходный закон”, касающийся правопреемства Республики, постановивший, что все предписания, изданные кайзеровской империей, признаются действующими, поскольку они не противоречат временному имперскому и переходному закону. Началась спешная работа по подготовке конституции, которая должна была закрепить завоевания революции, и на основе ее компромиссных положений укрепить политическую стабильность в стране.
Веймарская конституция. Конституция 1919 г., вошедшая в историю под названием Веймарской (по месту ее принятия), стала одной из самых демократических конституций, известных в это время буржуазным странам. Она разрабатывалась в условиях, когда революция в Германии еще не была подавлена, что и нашло отражение в демократическом, сугубо компромиссном содержании ее положений, в призывах к “гражданскому миру”, “сотрудничеству всех классов”, к “свободе” и “справедливости”.
В январе 1919 г. проект конституции был передан в СНУ, члены которого, в частности Эберт, потребовали большего выявления его демократического характера, за счет прежде всего включения широкого перечня прав и свобод.
Результатом последующей полугодовой работы над проектом конституции (включая дебаты в Национальном собрании) стал новый его вариант, составленный из двух частей: “Строение и задачи империи” и “Основные права и обязанности немцев”. Отход от традиционной структуры европейских конституций, в которых на первом месте был перечень прав и свобод, не был случайным. Г. Прейс и его коллеги по Конституционному комитету считали, что “сначала должно быть государство, которое могло бы защитить основные права”.
Конституция была принята Национальным собранием в июле 1919 г. Принципиально новые правовые концепции, по сравнению с Конституцией 1871 г., нашли отражение в ее преамбуле. Это — принцип “народного единства” и “народного суверенитета” (“суверенитета единого германского народа”, который, как записано в преамбуле, “дал себе эту Конституцию”), а также принципы “свободы” и “социальной справедливости”. Провозглашением “народного суверенитета” разрушалась династийная традиция государственной власти, так как ее носителями становились выборные на основе всеобщего избирательного права рейхстаг и президент.
Германская империя провозглашалась республикой с федеративной формой государственного устройства, которая имела весьма специфический характер. Веймарская конституция отвергала формулу старой Конституции 1871 г. о “союзе династий”, способствовавшую раздробленности, засилию юнкерства на местах, обнаруживая явную склонность к унитаризму. Бывшие “союзные государства” получили название земель, а своеобразная верхняя палата имперского парламента была названа не бундесратом (Союзным советом), арейхсратом (Имперским советом).
Земли имели свои законодательные органы — ландтаги и свои конституции, которые должны были закрепить, согласно ст. 17 Веймарской конституции, республиканскую форму правления и всеобщее, равное, прямое избирательное право при тайном голосовании. Непосредственно имперской Конституцией определялся и правовой статус членов ландтагов (ст. 36—39).
Ряд сфер общественной жизни — внешние отношения, гражданство, таможенное, почтовое и телеграфное дело, устройство обороны и другие — регулировался исключительно законодательством империи (ст. 6). Гражданское, уголовное право, судопроизводство, печать, союзы, собрания, торговля, промышленность, горное дело и др. — были отнесены преимущественно к законодательству империи (ст. 7). Земли сохраняли законодательную власть по этим вопросам до тех пор и в той мере, в какой империя не пользовалась своими законодательными правами. В этом случае земельный закон находился под угрозой его отмены. Согласно ст. 13, “при возникновении сомнений и различий во взглядах” по закону, принятому в отдельной земле, империя имела право с помощью Имперской судебной палаты отменить его на основании главного постулата, что “имперское право имеет перевес над правом земельным”.
Значительно больший объем полномочий сохранялся у земель в административной сфере, так как за органами земель Конституцией закреплялось право приводить в исполнение имперский закон, если “имперский закон не постановил иначе” (ст. 14). Но при этом за империей сохранялось право административного надзора за органами земель. В новой Конституции, как и в старой 1871 г., было предусмотрено право имперской “экзекуции” (ст. 48).
В соответствии с конституционным принципом народного суверенитета рейхстагу как органу народного представительства, избираемому всеобщим голосованием, отводилось в Конституции формально первое место. За ним закреплялась высшая законодательная власть, в том числе и право изменять Конституцию (для принятия простых законов требовалось большинство, а для конституционных поправок — квалифицированное большинство голосов членов рейхстага), а также вотировать бюджет. Эти права, однако, ограничивались другими конституционными органами: рейхсратом и президентом.
Формально рейхсрат не обладал законодательными полномочиями, но, вотируя бюджет, рейхстаг не мог без согласия рейхсрата повышать его расходную часть или включать новые статьи расходов.
Рейхсрату принадлежало право отлагательного вето в отношении законов, принятых в рейхстаге (ст. 74), “опрокинуть” которое он мог только с помощью вторичного рассмотрения и нового утверждения законопроекта квалифицированным большинством голосов. Законодательная инициатива принадлежала членам рейхстага и имперскому правительству, но правительственный законопроект нуждался в одобрении рейхсрата.
Рейхсрат, наряду с рейхстагом, обладал правом решения вопроса об изменении или внесении поправок в Конституцию. Не принятый во внимание протест рейхсрата против постановления рейхстага о поправках в Конституцию мог служить поводом для референдума, “если рейхсрат в течение двух недель потребует народного голосования” (ст. 76 п. 2).
Особое место в конституционном механизме отводилось президентуреспублики, решающее значение которого определялось его всенародным избранием, длительным сроком нахождения у власти (7 лет), правом переизбрания на новый срок. Ему как внепартийному “арбитру” и отводилась главная роль в установлении на основе консенсуса политической стабильности в стране. Независимый от парламентского большинства, президент должен был противостоять “парламентскому абсолютизму”, которого так боялись левые партии. В этой роли президент наделялся и правом отменить закон, принятый рейхстагом, с помощью референдума (ст. 73).
Наряду с правами главы государства президент имел широкие исполнительно-распорядительные полномочия.
Второй раздел Конституции посвящен “Основным правам и обязанностям немцев”, где наряду с широким перечнем политических и гражданских прав и свобод, детализированных теми или иными правовыми гарантиями, закреплялся и ряд принципиально новых социальных прав.
Содержание следующей главы этого раздела — “Религия и религиозные общества” стало предметом особенно бурных дискуссий в Национальном собрании, закончившихся достижением компромисса. Закрепляя свободу совести (ст. 135), Конституция запрещала государственную церковь (ст. 137, п. 1) и государственную поддержку церкви (ст. 138, п. 1), но сохраняла за церковью статус публично-правовой корпорации, что давало ей право на денежные поступления “соответственно постановлениям земельного законодательства” (ст. 137, п. 4).
В Конституции особо подчеркивалась обязанность империи оказывать особое покровительство “рабочей силе”. Формы этого покровительства выражались в предоставлении рабочим права на свободное объединение в союзы, в целях “сохранения и улучшения условий труда без всяких ограничений” (ст. 159), на коллективный договор (ст. 165, п. 1), на социальное страхование “для сохранения здоровья, работоспособности, охраны материнства”, а также в случае “старости, недугов и различных жизненных случайностей...” (ст. 161, п. 1).
Декларативные положения этого раздела Конституции для проведения в жизнь нуждались в конкретных социальных программах, закреплении их текущим законодательством. Но они так и остались опережающими время “теоретическими построениями, стремящимися к абсолюту”, как утверждают немецкие авторы.
Для их осуществления в Веймарской Германии не было соответствующих условий, необходимой экономической базы, должного уровня общественного сознания, а главное, политической стабильности. Более того, текущим законодательством позитивное содержание социальных положений Конституции было впоследствии значительно ограничено. Так, например, введенное в 1919 г. право рабочих на 8-часовой рабочий день было изменено законом 1920 г., допускающим 10-часовой рабочий день. Деятельность производственных советов ограничивалась сферами “содействия разработке новых методов производства”, “согласования служебных инструкций” и пр. Закон от 4 февраля 1920 г. прямо запрещал им “вмешиваться в руководство производством своими самостоятельными распоряжениями” (§ 66).
50. Сущность фашизма. Гитлеровский генеральный план «Ост». Принципы организации власти в фашистском государстве.
Фашизм – не только преступное явление, наносящее ущерб, а ещё и политическая система. Это говорит о его многогранности т.к ему подверглась вся Европа , не только Германия.
Появление фашистского режима произошло в Германии, Италии и Японии на основе корпоративной политики вождя Фюррера.
Причины возникновения фашизма в Италии, Японии и Германии:
Все 3 страны позднее всех вступили в капитализм ( их главной целью были колонии (Африка , Азия и т.д)
Замедление индустриализации и огосударствление капитализма
Борьба за колонии, за передел мира , первая мировая война – всё это предопределило сущность фашизма.
Быстрый рост населения
Из этого следует стремление к жизненному пространству, а как следствие надо было захватить территории и уничтожить население, проживающее на этой территории. А для уничтожения надо было придумать причину и оправдать массовое истребление народа : так и возникла расовая теория (ядро фашизма).
Надо заметить, что фашизм это не чисто итальянское или германское явление.
Вся немецкая промышленность имела капитал в банках США, из этого следует, что за фашизмом стоялафинансовая группировка США и Англии.
Сама власть в фашистских государствах строилась на следующих принципах:
Принцип вождизма ( вождь – глава государства, правительства и законодательной власти)
Слияние партийного и государственного аппарата (партия – стержень диктатуры)
Смешение законодательной и исполнительной власти
Корпоративность власти
Карательное государство
Военизированное государство
Единая идеология расизма
Партийное государство
51. Механизм фашистской диктатуры в Германии.
С первых дней прихода к власти Гитлер начал осуществлять свою программу, в соответствии с которой Германия должна была добиться нового величия. Ее осуществление предполагалось провести в два этапа. На первом — ставилась задача сплотить немцев в некую “народную общность”, на втором — превратить ее в “общность боевую”.
Для сплочения немцев в единую общность необходимо было очистить арийскую расу от “чужой крови”, преодолеть классовые, конфессиональные, идеологические противоречия, что достигалось путем устранения политических партий, кроме НСРПГ, чуждой идеологии, общественных организаций, кроме нацистских, верных “фюреру и рейху”, а также путем “унификации государственного аппарата” и пр. Проделав эту “внутреннюю работу”, Германия, по плану Гитлера, могла приступить к работе “внешней”, важнейшей задачей которой являлось завоевание жизненного пространства, вытеснение живущих там народов, главным образом народов Восточной Европы, путем беспощадной, кровопролитной войны. Решением задач первого этапа фашистское государство и НСРПГ занимались в основном до 1935 г. С этого времени началась тотальная подготовка к войне, а затем и сама война.
Смена гитлеровских “этапов” нашла непосредственное отражение в законодательстве и изменениях в механизме фашистской диктатуры. 24 марта 1933 г. рейхстаг принимает Закон “Об устранении бедственного положения народа и государства”, на основании которого правительство получает законодательные права, в том числе и по вопросам бюджета. Допускалось также, что нормы законов, принятых правительством, могут прямо уклоняться от норм Конституции 1919 г., формально продолжавшей действовать (с одной упраздненной вскоре оговоркой — “если они не имеют объектом рейхстаг и рейхсрат”). В законе специально подчеркивалось, что договоры с иностранными государствами и их исполнение не нуждаются в утверждении парламентом. Формально закон был принят как временный до 1 апреля 1937 г., фактически он стал постоянно действующим основным законом фашистского государства. Непосредственное участие в подготовке всех имперских законов отныне принимала канцелярия национал-социалистской партии, подчиненная Гитлеру. Это был конец Веймарской республики с ее представительными учреждениями.
После смерти президента Гинденбурга 1 августа 1934 г. по постановлению правительства должность президента была упразднена, а вся власть сконцентрирована в руках Гитлера — “вождя” и пожизненного рейхсканцлера, которому было предоставлено право не только назначать имперское правительство, всех высших должностных лиц империи, но и своего преемника. С этого времени Гитлер начинает планомерное уничтожение всех возможных путей оппозиции, что было прямым воплощением программных установок нацистов и основного внедряемого ими требования — фанатичного, слепого подчинения воле “фюрера германского народа”.
Вслед за запрещением Коммунистической партии в марте 1933 г. в мае того же года были распущены все профсоюзы, в июне 1933 г. вне закона была объявлена Социал-демократическая партия. Другие действовавшие до прихода к власти Гитлера партии “самораспустились”. В июле 1933 г. было запрещено законом существование каких бы то ни было политических партий, кроме фашистской и руководимых ею организаций. “В Германии, — провозглашал закон, — существует только одна партия, НСРПГ, все другие запрещаются”. Попытки “поддержать организационные структуры какой-либо другой политической партии” наказывались тюремным заключением до трех лет.
Проводя “интеграционную политику государства и партии”, нацисты “унифицировали” не только партии, но и прессу. Органы печати, кроме нацистских, либо ликвидировались, либо включались в систему фашистской пропаганды. Законом от 24 марта 1933 г. “О защите правительства национального возрождения от коварных посягательств” уголовной ответственности в виде тюремного заключения до двух лет подлежали все лица, которые допускали “грубое искажение действительности, высказывали суждения, могущие причинить тяжелый ущерб благополучию империи или отдельным германским землям, или авторитету правительства империи или — отдельных земель и правительственных партий”. Каторга грозила тому, кто своим деянием наносил “тяжелый ущерб империи”.
В декабре 1933 г. издается Закон “Об обеспечении единства партии и государства”, объявляющий фашистскую партию “носительницей немецкой государственной мысли”. В соответствии с этим законом лично Гитлером формировался и фашистский рейхстаг (на основе списков, “одобренных” плебисцитом), а на посты министров и другие должности назначались только лица из нацистской партийной верхушки. Более того, впоследствии было предписано, что любое назначение на государственную должность, произведенное без согласия соответствующего органа фашистской партии, будет считаться недействительным.
В целях дальнейшей концентрации власти, или “унификации политического режима в империи и областях”, Законом от 7 апреля 1933 г. “О слиянии областей с империей” во все земли стали назначаться, как правило, из гауляйтеров нацистской партии, наместники (штатгальтеры), облеченные всеми властными полномочиями. 30 января 1935 г. был принят новый Закон “Об имперских наместниках”. Имперские наместники, согласно этому закону, являлись на подведомственных им территориях “представителями имперского правительства”, в задачу которых входило “наблюдение за выполнением политических директив фюрера и рейхсканцлера”. Фюрер и рейхсканцлер (в одном лице) мог возложить на имперского наместника руководство земельным правительством, но право назначения и увольнения чиновников земель он сохранял за собой, так же как и полномочия имперского наместника в Пруссии.
Ландтаги земель сначала были отстранены от формирования земельных правительств, а 30 января 1934 г. были законодательным путем ликвидированы. Правительства земель были подчинены имперскому правительству, а наместники перешли в ведение министерства внутренних дел. Законом “О ликвидации рейхсрата” от 14 февраля 1934 г. был упразднен и орган представительства земель в имперском парламенте — рейхсрат. Земли были вообще лишены статуса субъектов федерации. В 1935 г. положением “О германских общинах” были ликвидированы последние остатки местного самоуправления. Все бургомистры городов стали назначаться министром внутренних дел на 12 лет из кандидатов, выдвигаемых местными партийными организациями нацистов. Ему же вверялось право верховного надзора за всеми общинами.
Превращение рейхстага в бесправное, марионеточное учреждение, так как его новый состав формировался исключительно на партийной основе, ликвидация органов местного самоуправления были тесно связаны с общей бюрократизацией государственного аппарата. Проводились чистки государственного аппарата от “несоответствующих лиц”, от всех тех, кто начал работать в аппарате после 1918 г., от лиц “неарийского происхождения”, запрещались браки чиновников с “неарийками” и пр. функции партийных и государственных органов тесно переплетались. Это переплетение между тем не означало их полного слияния. Управленческий аппарат фашистской Германии был многочисленным, чрезмерно громоздким, он перестраивался по воле Гитлера, совмещавшего в своем лице функции президента, рейхсканцлера, фюрера фашистской партии и верховного главнокомандующего. Так, наряду с продолжающим существовать имперским правительством в фашистской Германии были созданы Совет министров по вопросам обороны империи, Тайный кабинет, Коллегия трех уполномоченных, в которую входили начальник партийной канцелярии, начальник имперской канцелярии, начальник штаба верховного командования вооруженных сил, в задачу которого входило проведение тотальной мобилизации и решение с этой целью обширного круга экономических и военных вопросов. Все эти учреждения, подчиняющиеся непосредственно Гитлеру, обладали законодательными полномочиями.
Германия была разделена на 32 партийные области во главе с партийными гауляйтерами, но сохранялось и старое административное деление на земли и провинции, администрация которых продолжала существовать и играть большую роль в проведении в жизнь нацистских планов.
Важным звеном механизма фашистской диктатуры стали органы, осуществляющие широкомасштабную идеологическую обработку немецкого народа. В марте 1933 г. было создано министерство общественного просвещения и пропаганды, руководимое Геббельсом, которому подчинялись пресса, радио, книжные издательства и пр. В ведении министерства общественного просвещения и пропаганды была “имперская палата культуры”, контролирующая музыку, изобразительное искусство, театр. Культурная политика “Третьего рейха” была направлена на создание “идейно однородного общества в расовом и мировоззренческом плане”, на превращение литературы и искусства “в боевое оружие партии”. При этом специальный надзор устанавливался “за духовным и мировоззренческим обучением и воспитанием партийных кадров”, с этой целью в 1934 г. было создано даже специальное государственное ведомство. Из академии литературы изгонялись либерально и демократически настроенные лучшие представители немецкой культуры, а также “расово недостойные” лица, получившие впоследствии название “недочеловеков”. Одной из первых акций “имперской палаты культуры” была реорганизация немецкой академии литературы с повальной проверкой ее членов, когда каждый член академии должен был дать ответ на вопрос, намерен ли он “участвовать в решении национальных культурных задач”. Все члены академии должны были также заполнить специальную анкету, как профессиональные чиновники, в которой одно из требований заключалось в предоставлении доказательств “арийского происхождения”. В мае 1933 г. была проведена публичная акция сожжения книг противников национал-социализма и “расово чуждых” авторов.
Особое внимание уделялось обработке в духе милитаризма, шовинизма и расизма молодежи, контроль над умонастроением которой осуществлялся фашистскими молодежными организациями (Юнгфольк, “Гитлерюгенд” и др.). Лидер “Гитлерюгенда” официально именовался “лидером молодежи Германского рейха” и нес персональную ответственность перед Гитлером как фюрером и как рейхсканцлером. После 1937 г. участие в гитлеровских молодежных организациях стало обязательным. Эти организации включались в разветвленную систему разнообразных нацистских организаций, охватывающих все стороны жизнедеятельности страны.
Нацисты создали мощный террористический аппарат, который начал складываться еще до прихода их к власти. В 1920 г. возникли первые вооруженные отряды — “служба порядка” фашистов, которой отводилась роль охраны фашистских сборищ. Использовались, однако, эти отряды чаще всего для создания беспорядков на митингах левых сил, для нападения на рабочих ораторов и пр. В 1921 г. “служба порядка” получила название “штурмовых отрядов” (СА). В отряды СА привлекались деклассированные элементы, уволенные из армии солдаты и офицеры, разорившиеся лавочники, которым импонировала нацистская пропаганда.
Наряду с погромной деятельностью отрядам СА отводилась не последняя роль в распространении фашистской идеологии. В 1932 г. в СА были созданы специальные моторизованные пропагандистские отряды. К лету 1933 г. количество штурмовиков превысило 4 млн. человек. По мере усиления рейхсвера штурмовые отряды СА были превращены в армейский резерв, официально провозглашенной задачей которого стала с лета 1940 г. военная подготовка населения. Гитлер пожертвовал своей “партийной армией”, чтобы привязать к себе рейхсвер, но одновременно с этим предоставил особые полномочия собственной “партийной полиции”, усилив ее специальными отрядами СС, которым было поручено истреблять “внутренних врагов”.
В состав СС (Службу безопасности) входили “общие отряды”, включающие руководство нацистской партии, представителей крупного капитала, юнкеров, военщины, верхушку фашистской интеллигенции, а также вооруженные “специальные отряды”, созданные для выполнения особых задач фюрера. Их основой стал полк личных телохранителей Гитлера и подразделений “мертвая голова”, осуществляющих разнообразную деятельность по подавлению противников фашистского режима.
Войскам СС вверялась и охрана концлагерей. Всего фашистами было создано 23 концлагеря и 2 тыс. их филиалов. С 1936 по 1945 г. в них было брошено 18 млн. человек. В одном только Освенциме, построенном в 1939 г., было истреблено около 4 млн. человек из многих стран. Гитлеровцы применяли газовые камеры и другие технические средства, дающие им возможность безграничного уничтожения людей. Они использовали геноцид, освященный их оккультной верой в свое расовое и духовное превосходство над людьми, как средство достижения своих политических целей, достижения мирового господства.
В апреле 1933 г. в Пруссии была создана тайная государственная полиция (гестапо), которая в 1936 г. была объединена с уголовной полицией (КРИПО) в полицию безопасности (ЗИПО). Полиция безопасности вместе с полицией порядка (ОРПО), включающей охранную полицию и жандармерию, а также со специальной службой порядка (СД) находились в ведении рейхсфюрера СС Гиммлера.В 1939 г. было создано Главное управление имперской безопасности, подведомственное Гиммлеру, как рейсхфюреру СС, который вместе с министром внутренних дел Фликом планировал осуществление террористических акций как в своей стране, так и на оккупированных территориях. Так,
летом 1940 г. Фликом и Гиммлером было издано постановление об уничтожении “бесполезных для военных целей” душевнобольных, калек, престарелых. Во исполнение его было создано Имперское общество лечебных и попечительских учреждений, в которых было умерщвлено 275 тыс. немцев. Перед нападением на СССР войсковые соединения СС были увеличены до 600 тыс. человек (35 дивизий), проведено вооружение общих отрядов СС. Войскам СС, введенным в зону действующей армии, была отведена главная роль в “расово-идеологической войне на уничтожение” СССР.
Значительным изменениям подверглась и судебная система Германии. В своей деятельности фашистские судьи исходили из принципа полного отрицания личных прав немецких граждан. Обвинение в государственной измене следовало за любой вид оппозиционной режиму деятельности. Кроме обычных судов в каждом судебном округе еще в 1933 г. были созданы особые суды для расправы с противниками фашистского режима. В 1934 г. сложилась еще одна форма исключительного суда, так называемый Народный трибунал по вопросам государственной измены, в котором не требовалось даже обязательного предварительного следствия. Приговоры трибунала не подлежали обжалованию, защитников обвиняемому назначал сам трибунал. В армии действовали военно-полевые суды. Только в сухопутных войсках, например в 1944 г., военно-полевые суды ежемесячно выносили по 10 тыс. приговоров. В последние месяцы перед поражением Германии военно-полевые суды были заменены военными трибуналами, в которых заседали одни офицеры. Расстреливали всех подозреваемых в измене и дезертирстве, суровым репрессиям подвергали и их родственников.
52. Особенности фашистской диктатуры в Италии и Японии.
Из первой мировой войны Италия вышла экономически истощенной и обремененной внешними долгами. Экономический кризис переплетался с кризисом политическим. В этих условиях усиливаются революционные настроения среди трудящихся масс. В 1920 г. на севере страны итальянские рабочие захватывают отдельные промышленные предприятия, организуя на них производство под руководством своих комитетов. Батраки и беднейшие крестьяне на Юге начинают захватывать необработанные помещичьи земли. Правительство, не надеясь на поддержку армии, не решается применить к ним вооруженную силу.
Падает влияние старых буржуазных партий: либералов — партии крупной буржуазии, “пополяри” — католической партии, предшественницы христианско-демократической партии, национальной партии аграриев. Социалистическая партия раскалывается на фракции. В 1921 г. из нее вышло левое крыло, образовавшее коммунистическую партию. Но ее влияние на трудящиеся массы было еще незначительным, и правительству удалось скоро снизить накал борьбы путем частичных уступок рабочим, которые возвратили захваченные предприятия. Крестьянам также пришлось возвратить земли помещиков.
В условиях социального кризиса активизируется фашистское движение. Еще в 1915 г. бывший член социалистической партии Бенито Муссолини основал первые фашистские организации — “фашии революционного действия”, выступавшие за участие Италии в войне. В 1919 г. под лозунгом борьбы за “получение международных плодов победы” в первой мировой войне он организовал “Итальянский союз участников войны” — “фаший комбананте”, ставший основой фашистской партии. Первоначально партия насчитывала всего около 10 тыс. членов и пользовалась крайне незначительным влиянием в массах. Для привлечения народных масс на свою сторону фашизм широко использовал социальную демагогию. В программе, провозглашенной в 1919 г., содержались требования экономических реформ: установление 8-часового рабочего дня, гарантированного минимума заработной платы, введение рабочего контроля на производстве, конфискация “непроизводительного капитала”. Выдвигались лозунги борьбы против “эксплуататоров нации” и требования передачи “земли тем, кто ее обрабатывает”. В политической области программа выступала за созыв Учредительного собрания, упразднение монархии и сената, установление твердой власти, национального единства и классового мира. Во внешней политике все сводилось в конечном счете к борьбе за “Великую Италию”, т.е. за захват новых территорий и колоний.
Опираясь на финансовую поддержку магнатов капитала и защиту правительства, фашистская партия укрепляет свои ряды. Вдохновителями фашизма становятся образовавшиеся к этому времени “Конфиндустрия” — ассоциация промышленников и “Конфагрикультура” — ассоциация аграриев. Опасаясь повторения событий 1920 г. и не надеясь на потерявшие авторитет традиционные буржуазный партии, они все настойчивее ставят вопрос о создании “сильной власти”. В ответ на это Муссолини в октябре 1922 г. организовал “поход на Рим” нескольких тысяч вооруженных фашистов, который правящие круги Италии объявили проявлением “воли народа”. Требования Муссолини о передаче власти “представителям нации, способным навести порядок” было официально поддержано “Конфиндустрией”, пославшей королю соответствующую телеграмму. Высшее офицерство армии также требовало передачи власти фашистам. 30 октября 1922 г. король назначил Муссолини главой правительства.
Правительство Муссолини в первое время не было однородным, наряду с фашистами в нем были представлены и либералы, и пополяри. В парламенте сохранялась оппозиция.
Чтобы укрепить свое положение, фашисты провели в 1923 г. избирательный закон, по которому Италия объявлялась единым избирательным округом, в котором голосование проводилось по партийным спискам, и партия, список которой собирал относительное большинство (но не менее ј всех поданных голосов), получала 2/3 мест в парламенте. Оставшиеся места распределялись пропорционально между остальными партиями. Проведенные в обстановке нарастающего фашистского террора парламентские выборы 1924 г. позволили фашистской партии получить абсолютное большинство мест в парламенте, хотя за нее было подано лишь немногим более 1/3 голосов избирателей.
Начинается процесс ликвидации существовавшего режима. Исключительные законы 1926—1927 гг. о “защите государства” запретили существование всех политических партий, кроме фашистской. Их депутаты были исключены из парламента, активные антифашисты брошены в тюрьмы.
Распускаются враждебные фашизму организации, закрываются все оппозиционные газеты. Отменяется выборность муниципальных органов. Восстанавливается смертная казнь за политические преступления, устанавливаются внесудебные репрессии (административная высылка на острова), создаются чрезвычайные трибуналы, по приговору которых за попытку восстановить запрещенные партии или пропаганду в их пользу грозило тюремное заключение сроком от 5 до 10 лет.
Все это приводит к установлению открытой террористической фашистской диктатуры и началу многолетней борьбы против нее демократических сил страны.
53.Образование ГДР и ФРГ. Основной закон ФРГ 1949 г.
Объединению Германии предшествовал глубокий социально-экономический и политический кризис в ГДР, который назревал в течение последних 4 лет и привел к стремительным темпам объединения ГДР и ФРГ в течение одного года, с октября 1989 г. по октябрь 1990 г., когда на политической карте Европы появилось новое объединенное государство Германии с 78 млн. населением.Сверхцентрализованная система управления выявила полную неспособность обеспечить динамичное развитие экономики ГДР. Начались перебои с поставкой промышленных товаров, росла инфляция. Немцы рвались в обеспеченную Западную Германию. Все настойчивее звучавшие требования открытия границ, сопровождавшиеся массовыми демонстрациями, стали началом революционных перемен в стране.
В мае 1989 г. после открытия венгерско-австрийской 1? границы началось бегство восточных немцев через Венгрию за границу, что грозило обезлюдить страну. В результате этих событий после бессменного 18-летнего правления был снят со своего поста Председатель Государственного совета и Генеральный секретарь СЕПГ Э. Хоннекер. Самая массовая в истории начавшихся мирных революций в Восточной Европе демонстрация в ГДР, в начале ноября 1989 г., в которой приняли участие 1 млн. человек, привела к удовлетворению требования об открытии границы. В результате правительство полностью потеряло контроль над толпами “экскурсантов”, что окончательно размыло экономику ГДР, и без того ослабленную в это время.
Тогда же на повестку дня встает новое, более радикальное требование — объединение с ФРГ. Ответом на эти массовые требования, в условиях полного невмешательства Москвы в немецкие события, стало выступление канцлера ФРГ Гельмута Коля в западногерманском бундестаге с программой из 10 пунктов, посвященной развитию отношений между обоими германскими государствами.
Эта программа состояла из перечня постепенно осуществляемых мер укрепления сотрудничества двух немецких государств, обещания немедленной конкретной помощи ГДР в гуманитарной сфере, в частности создания валютного фонда для финансирования поездок восточных немцев к западным (ФРГ еще в 1983—1984 гг. становится одним из главных кредиторов ГДР), предложения о создании договорного немецкого сообщества с новыми совместными институтами и расширением функций уже имеющихся. Подтверждая необходимость развивать и углублять сотрудничество с ГДР, канцлер высказывал намерение создать в будущем конфедеративное объединение Германии.
Осуществление программы оговаривалось рядом условий: если в ГДР будут в обязательном порядке решены и необратимо начаты “принципиальные перемены политической и экономической системы”. Это означало достижение государственным руководством ГДР с оппозиционными группами соглашения об изменении конституции, о новом демократическом законе о выборах с участием несоциалистических партий и пр.
Планы “многоразового объединения” обоих государств были выдвинуты и новым премьер-министром ГДР Г. Модровым. Одной из последних инициатив объединения Германии стало предложение аккумулировать все лучшее, что имелось в ГДР и ФРГ, реализация которого должна была создать, с наименьшими потерями и более совершенным законодательством, действительно новое государство Германии. Указывалось при этом на положительный опыт системы всеобщей трудовой занятости в ГДР, на достижения в сфере народного образования, беспримерные результаты в спорте и пр. Мыслилось, что переходный период продлится 2—3 года. Все эти планы, находившие понимание у социал-демократов ФРГ, под напором реальных событий были отброшены.
Мирное объединение Германии могло быть проведено только договорным путем. Первым крупным шагом на этом пути и стал Договор об экономической, валютной и социальной унии от 18 мая 1990 г., вступление в действие которого привело к денежной реформе. В результате марки ГДР были заменены Дойч-марками, ставшими единым платежным средством на территории еще параллельно существующих двух немецких государств. При этом в ГДР сохранялся прежний уровень заработной платы, стипендий, пенсий, квартирной и арендной платы за жилье и гарантированы денежные вклады населения, перечисляемые 1 к 1 до 2 тыс. марок для детей, 4 тыс. марок для взрослых и 6 тыс. марок для пенсионеров. Вклады сверх этих сумм перечислялись из расчета 1 к 2. Германия не только включалась в сферу действия дойч-марки, но и в Общий рынок Европейского сообщества.
Условия денежной реформы стали сокрушительным ударом по и без того расшатанной экономике ГДР, привели к росту задолженности ее предприятий, на которых была крайне низкая, по сравнению с западногерманской, производительность труда. В целях снижения накала оппозиционных настроений в ГДР были повышены размеры пенсий, частично погашен дефицит ее государственного бюджета, создан специальный фонд помощи экономики ГДР и пр.
Следующим важным шагом на пути достижения германского единства стал договор между ГДР и ФРГ, подписанный в августе 1990 г., согласно которому в целях достижения правовой унификации создавалась “единая избирательная территория”, на которой все выборы должны были проходить по избирательным законам и правилам, принятым в ФРГ.
Уже 23 августа 1990 г. Народная палата ГДР принимает решение о присоединении к ФРГ. 31 августа договор об объединении был подписан обеими сторонами. 13 сентября на одном из последних заседаний он был ратифицирован Народной палатой ГДР, а затем бундестагом и бундесратом ФРГ. Согласно этому политическому договору 5 воссозданных восточногерманских земель с 3 октября 1990 г. должны были быть включены в состав ФРГ.
В договоре были закреплены также признание земельной реформы, осуществленной еще в годы правления советской военной администрации, и предоставление жителям ГДР права пользоваться благами системы социального обеспечения ФРГ. При этом особо оговаривалось, что вся собственность, конфискованная в период оккупации Советской Армии с мая 1945 г. по 1949 г., возврату не подлежит.
Вместе с тем стороны соглашались с настоятельной необходимостью возвращения частной собственности прежним владельцам за счет “реорганизации общественного имущества” при этом возможность компенсации за потерянную собственность признавалась лишь в случае невозможности ее возврата. Остались, однако, нерешенными такие вопросы, как порядок оказания финансового и экономического содействия развитию новых земель. Вставали проблемы и с разгосударствлением “народных предприятий” ГДР, ибо не были выработаны соответствующие нормы, регулирующие деятельность ведомства по опеке над ними, о способах компенсации за национализированное в свое время имущество и пр.
При подписании и последующей ратификации Договора об объединении Германии от 31 августа 1990 г. вообще не вносились предложения о разработке новой конституции. Между тем дебаты по этому вопросу, предшествующие объединению, не были праздными. Речь шла о том, будут ли восточные и западные немцы равноценными гражданами нового государства, а основа их объединения равноправной.
Трудности объединительного процесса выявились очень скоро, как и политические, экономические, социально-психологические различия Запада и Востока Германии, которые оказались более стойкими, чем предполагалось ранее.
Восстановление хозяйственной жизни, которая десятилетиями формировалась в ГДР на основе затратной экономики, требовало колоссальных денежных вливаний, приведших к повышению подоходного налога в ФРГ на 5%, цен на нефтепродукты и пр., что не встретило понимания, особенно у западных немцев. Бюджет федерации предполагалось пополнить за счет приватизации “народных предприятий” ГДР. Закон о приватизации и реорганизации общественного имущества был принят еще в ГДР 17 июля 1990 г.
Серьезной преградой на пути структурной перестройки промышленности стало прежде всего отсутствие покупателей на приватизированные предприятия и то обстоятельство, что в результате тщательного обследования была признана целесообразной экономическая санация только 10% промышленных предприятий ГДР, остальные подлежали ликвидации. К началу 1991 г. Попечительскому ведомству удалось выручить за 1 тыс. приватизированных предприятий всего 4 млрд. марок, а из государственного бюджета, чтобы ослабить груз безработицы, в восточную промышленность было влито 300 млрд. марок.
ГДР не знала безработицы, в объединенной Германии она стала повсеместным явлением, особенно больно ударившей по Востоку за счет сокращения штатов, ликвидации нерентабельных предприятий, из-за более слабой дисциплины труда и пр.
К моменту подписания договора об объединении в бывшей ГДР уже насчитывалось 600 тыс. безработных, 1,8 млн. человек были частично заняты. Ежедневно число потерявших работу увеличивалось на 30—40 тыс. человек. В 1992 г. из числа работающих в 1989 г. восточных немцев потеряли работу 45%. Только в одном Берлине в 1993 г. было зарегистрировано 250 тыс. безработных.
Задачи снижения уровня безработицы и повышения производительности труда, широкой модернизации восточных предприятий были поставлены на первом же объединенном заседании бундестага в октябре 1990 г. Безработицу удалось снизить только благодаря введению неполного рабочего дня, предоставлению права на более ранний уход на пенсию, путем создания новых рабочих мест, обществ занятости, привлечения финансовых средств федерации на переобучение, переквалификацию рабочих и пр. В ФРГ практиковались и другие, более жесткие меры: предоставление в безотказный наем рабочей силы, занятой на предприятиях восточных земель, западным фирмам, досрочное увольнение на пенсию, особенно женщин-матерей, пользующихся семейными пособиями, и пр.
Развитие среднего и мелкого бизнеса, ставшее главной заботой еще послевоенного правительства ФРГ, также принесло определенные результаты. К 1994 г. около 20% самодеятельного населения ФРГ трудилось на предприятиях, число работающих на которых не превышало 5 человек. Но они не были защищены законами от увольнения.
Крайне остро перед объединенной Германией встала и проблема жилья. Закон о собственности, принятый после объединения Германии, фактически дал право бывшим собственникам требовать возвращения пятой части всех квартир ГДР. Все сданное в аренду жилье (то есть половина из 7 млн. квартир в ГДР, которые принадлежали коммунам и кооперативам) дотировалось ранее исключительно за счет государственных средств. Вопросами же финансирования жилищного строительства в бывшей ГДР ведал Государственный банк, который стал дочерним банком Попечительского ведомства под названием Немецкий кредитный банк. Несмотря на государственные кредиты, накопившиеся проценты по старым долгам и другие расходы поставили этот банк на грань банкротства. Чтобы спасти положение, была резко поднята квартирная плата за жилье, которая к концу 1991 г. увеличилась в бывшей ГДР в 4 раза. Нехватка жилья росла и за счет непрекращающегося потока эмигрантов в ФРГ, число которых только в 1992 г. достигло три четверти миллиона человек, — больше, чем в остальных странах Европы, вместе взятых.
Конституция 1949 г. Свой первый раздел Конституция 1949 г. посвящает правам человека, подчеркивая тем самым их приоритет перед всеми другими положениями. Этот раздел более чем другие несет на себе нагрузку отрицания порядков “Третьего рейха”, провозглашая “ненарушимость человеческого достоинства”, “неприкосновенность” и “неотчуждаемость” прав человека (ст. 1), среди которых — право на жизнь и личную неприкосновенность, равенство всех перед законом. Здесь прямо звучит осуждение прошлого, когда физически уничтожались тысячи “расовонеполноценных” и “нежизнеспособных” немцев, проводилась принудительная стерилизация и пр. Среди других прав, не так подробно представленных в Основном законе, как в Веймарской конституции 1919 г., — свобода вероисповедания и совести (ст. 4), свобода выражения мнений, собраний (ст. 8), союзов и обществ, в том числе и “для охраны и улучшения условий труда и экономических условий” (ст. 9), свобода передвижения (ст. II), выбора профессии (ст. 12), тайна переписки (ст. 10), неприкосновенность жилища (ст. 13), основные права в сфере правосудия, например, на “законного судью” и пр. В этом перечне особое место занимает право на петиции (жалобы) в органы государственной власти отдельных лиц и их объединений, которые рассматриваются в ФРГ не только как гарантия защиты прав человека, но и как одна из форм непосредственного влияния граждан на процессы принятия политических и правовых решений.
Перечень этих прав дополняется гарантиями, закрепленными в самой Конституции или в текущем законодательстве. Так, предоставление свободы совести сопровождается правом на отказ от военной службы против своей совести, в соответствии с которым в 1973 г. был принят “Закон о гражданской службе для лиц, отказывающихся от военной службы”. Статья 5 Конституции о свободе мнений сопровождается положением о свободе информации, являющейся основой формирования общественного мнения, а также — о запрещении цензуры. В соответствии с Законом 1975 г. (пункт “с” ст. 45 Основного закона) был создан специальный Комитет по петициям, который может заслушивать подателей жалоб, запрашивать соответствующую информацию, имея доступ для этой цели во все учреждения и пр. В бундестаге ежемесячно заслушиваются доклады о рассмотренных Комитетом петициях и пр.
В разделе II Основного закона (ст. 20) дается общее определение государства ФРГ как государства демократического, социального и федеративного. Наряду с демократическими правами и свободами к основополагающим конституционным принципам Основной закон относит “народный суверенитет” и “разделение властей”, или осуществление власти народа через посредство “специальных органов законодательной, исполнительной власти и правосудия” (ст. 20 (2)). Разграничивая органы трех ветвей власти, Основной закон запрещает совмещение их функций, вмешательство в дела друг друга и пр. Принцип невмешательства особенно строго проводится в отношении органов правосудия.
Демократический характер государства ФРГ рассматривается Основным законом в единстве с его социальным и правовым содержанием. Социальное государство понимается при этом как государство, осуществляющее политику социальной справедливости, ослабления социального неравенства, защищающее социально-экономические права граждан в том смысле, как они звучат во Всемирной декларации прав человека: “Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилье, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого, его семьи, и право на обеспечение по случаю безработицы, болезни, инвалидности и т. д. ...”.
В разделе VII — “Законодательство федерации” выделяется также широкая сфера, регулируемая исключительно законами федерации: внешние отношения, оборона, гражданство, валюта, таможенное и торговое право и пр. (ст. 73); сфера конкурирующего законодательства: гражданское и уголовное право, судоустройство и судопроизводство, право союзов и собраний и пр. (ст. 74); сфера “рамочного” законодательства: правовое положение лиц, состоящих на государственной службе, общие принципы в области высшего образования, охотничьего дела и пр. и сфера законодательных полномочий земель, “в той мере, в какой... законодательная власть не предоставлена федерации” (ст. 70(1)).
Высшим органом законодательной власти, по Конституции 1949 г., является бундестаг, избираемый на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования (на 4 года) лицами, достигшими 18-летнего возраста. “Всеобщему” и “равному” характеру выборов не соответствует, однако, правило избирательной системы, согласно которому менее 5% голосов, поданных за политическую партию (партиям Основной закон отводит главную роль в формировании политической воли народа), вообще не учитываются при распределении мандатов. Недостижимость “равенства” выборов определяется и неравными финансовыми возможностями мелких партий или независимых депутатов. Финансирование предвыборной деятельности партий из государственного бюджета не решает также проблемы равенства, так как пособия распределяются государством только между теми партиями, которые после окончательного подведения итогов выборов получили 50% голосов в конкретном избирательном округе.
Наряду с законодательными полномочиями, и прежде всего с полномочиями утверждения бюджета, бундестаг избирает главу правительства, канцлера, несущего перед ним ответственность. Он обладает и другими важными контрольными функциями, в связи с чем может вызвать на свои заседания любого члена федерального правительства (ст. 43(1)), назначить следственную комиссию, а федеральный министр финансов обязан ежегодно представлять бундестагу и бундесрату отчет “о доходах и расходах, а также о состоянии активов и пассивов выполняемого бюджета” (ст. 114). Неодобрение бундестагом деятельности правительства влечет за собой вотум недоверия, который выражается не отдельному министру, а федеральному канцлеру, вместе с которым должно уйти в отставку и правительство. Отставка, однако, возможна при условии выбора бундестагом большинством голосов его преемника (правило так называемого “конструктивного вето”).
54. Конституция Японии 1947 г.
Важнейшей демократической акцией послевоенного периода явилось принят] вой Конституции Японии 1946 г., которая вступила в с 1947 г.
Работа над проектом будущей японской конституции началась весной 1946 г. Она была поручена оккупационными властями дворцовым кругам. Политические партия диаметрально противоположными идейными позициями подготовили свои проекты, центральное место в которых занял вопрос об отношении к императорской власти консервативная партия дзиюто, например, настаивала сохранении императорской власти, ограниченной тол праве на издание чрезвычайных указов и пр., то радикальные требования японских коммунистов сводились к уста новлению в Японии “народной республики”.
Проект оккупационных властей исходил из неук тельного соблюдения следующих требований: Япония должна отказаться от войны и уничтожить свои вооруженные суверенитет должен быть передан народу, палата пэров упразднена; собственность императорского дома должна ступить в распоряжение государства. Японские министры назвали этот проект “устрашающе радикальным”, заявив, что он “совершенно противоречит японским традициям”. Особенно бурное возражение консервативных кругов звали требования о запрете на войну и вооруженные о передаче собственности императорского дома, которая, как они утверждали, “нарушит национальную структуру”, государству.
Подготовленный в марте 1946 г. официальный проект конституции был основан на проекте оккупационных властей. В нем был учтен ряд предложений из партийных проектов. Так, под влиянием проекта японских коммунистов в Конституцию было включено положение о праве граждан требовать возмещения от государства в случае причинения им ущерба незаконными действиями властей (ст. 17, 40), а также о праве японских граждан на “минимальный уровень здоровья и культурной жизни” (ст. 25).
Формально Конституция была принята японским парламентом и утверждена Тайным советом как измененная старая Конституция. Возможность такого изменения была предусмотрена в ст. 7 Конституции 1889 г. Но это была принципиально новая конституция, впервые в истории государственного развития страны построенная на принципах парламентской демократии.
В преамбуле Конституции был закреплен принцип народного суверенитета, но наследственная императорская власть была сохранена под давлением прежде всего правых сил и определенных социально-психологических факторов, консервативного монархического сознания большинства японцев, особенно в сельской местности.
Конституция сохраняла династийную преемственность императорского трона. Согласно ст. 1, император является “символом государства и единства народа”. Такая формула монархии не встречается ни в одной из современных конституций, что давало возможность некоторым японским государствоведам говорить о том, что в Японии была фактически установлена не монархия, а республика.
В явном противоречии со ст. 4 Конституции, отказывающей императору в праве осуществлять государственную власть, за ним был закреплен ряд конституционных полномочий: назначать премьер-министра по представлению кабинета, промульгировать поправки к Конституции, созывать парламентские сессии, распускать нижнюю палату, подтверждать назначения и отставки государственных министров и других должностных лиц.
Согласно ст. 3, при совершении “государственных дел” император должен руководствоваться “советами” и получать предварительное “одобрение” кабинета, который и несет ответственность за его действия. Конституция подразумевает под “государственными делами” императора, таким образом, лишь обязанности процессуального порядка. Но он по-прежнему оказывает сильное влияние на политическую и идеологическую жизнь страны, в чем его прямо не ограничивает Конституция. Например, в Конституции нет положений, которые исключили бы возможность императора отвергать решения правительства. Тем самым этой “спящей” прерогативой резервируются его возможности в чрезвычайных ситуациях противодействовать правительственному курсу.
Конституция подрывала не только политические, но и экономические позиции императорского дома. Согласно ст. 88, имущество императорской фамилии было передано государству, Рационализированы императорская земельная собственность, капиталы в виде акций компаний, банковских вкладов, облигаций. Доходы императорской семьи ограничиваются ныне бюджетными ассигнованиями, утверждаемыми парламентом. Это положение было закреплено Законом о хозяйстве императорского двора 1947 г.
Вместе с изменением политической роли императора было ликвидировано и старое Министерство императорского двора. Вместо него было создано Управление императорского двора, действующее при канцелярии премьер-министра, которое занимается решением вопросов, связанных с повседневным ведением дел императора и императорского дома, организацией придворного церемониала, содержанием и охраной императорской собственности. Начальник этого управления, в ведении которого находится штат, превышающий тысячу человек, назначается премьер-министром с согласия императора.
Несмотря на формально ограниченный характер своих полномочий, Управление императорского двора при прямой поддержке правящей либерально-демократической партии, правительства продолжает играть важную роль в поддержании верноподданнических настроений японцев путем проведения многочисленных ритуальных мероприятий, связанных с жизнью императорской семьи, и пр. Ритуал, хотя и в меньшей степени, продолжает вплетаться в сферу японской политики. Статья 20 Конституции рекомендует государству и его органам лишь воздерживаться от проведения религиозного обучения и какой-либо религиозной деятельности, а также принуждать японцев к участию в каких-либо религиозных актах, празднествах, церемониях и обрядах.
Ни одна из политических партий оппозиции не ставит ныне своей непосредственной целью устранение монархии.
Конституция установила вместо полуабсолютистской парламентарную монархию. Парламенту при этом была отведена роль “высшего органа государственной власти и единственного законодательного органа страны”. В соответствии с этим были ликвидированы органы, стоящие ранее над парламентом, — Тайный совет и др. Сразу же по вступлении Конституции в силу из нее была изъята статья о пожизненном сохранении за представителями знати их титулов.
Японский парламент — двухпалатный орган, состоящий из палаты представителей и палаты советников. Первая (нижняя) палата переизбирается целиком каждые 4 года, но может быть распущена досрочно. Срок полномочий членов палаты советников (верхней) — 6 лет, с переизбранием через каждые 3 года половины из них. Установленный Конституцией порядок выборов палаты советников (ст. 45, 46) делает ее состав более стабильным по сравнению с нижней палатой.
Обе палаты создаются на основе всеобщих и прямых выборов при сохранении относительно высокого возрастного ценза (активное избирательное право предоставляется японским гражданам с 20 лет, пассивное — с 25 лет в нижнюю и с 30 лет — в верхнюю палату), ценза оседлости, а также требования внесения залога кандидатом в депутаты. Эти условия вместе с мажоритарной системой выборов, установлением в законодательном порядке завышенного представительства от избирательных округов с преимущественно сельским населением подрывают “всеобщий” и “равный” характер выборов в Японии.
Формальное ограничение полномочий верхней палаты по сравнению с нижней (законопроект, согласно Конституции, может быть принят даже при отсутствии одобрения его верхней палатой) не снижает большой значимости палаты советников в обеспечении политической стабильности в стране. Верхняя палата может быть наделена особыми полномочиями при роспуске нижней палаты, во время созыва ее чрезвычайной сессии, “если это крайне необходимо в интересах страны”, как записано в Конституции. . Главным звеном государственной машины, которое обладает полнотой властных полномочий, является японское правительство и, более того, его премьер-министр. Премьер-министр от имени Кабинета выступает в парламенте по вопросам внутренней и внешней политики, вносит в парламент проект бюджета, руководит всеми звеньями исполнительной власти и контролирует их.
В Конституции закреплена система “парламентских кабинетов”. Парламент избирает главу Кабинета министров, высшего исполнительного органа власти. Им становится лидер победившей на выборах партии. Премьер-министр назначает Кабинет министров, который ответственен перед парламентом и в силу этого должен уходить в отставку в случае выражения ему недоверия. Он, однако, может воспользоваться альтернативной мерой — распустить палату представителей и назначить новые выборы. Это право премьер-министра является достаточно эффективной сдерживающей мерой для парламента. Статья 66 (абз. 2) закрепляет принцип гражданского правительства, согласно которому ни один из членов Кабинета не может быть военным лицом,
Подчиненное положение министров по отношению к премьер-министру подчеркивает ст. 70 Конституции, согласно которой министры должны уйти в отставку в полном составе, если должность премьер-министра становится вакантной.
С обязанностью премьер-министра докладывать парламенту об “общем состоянии государственных дел и внешних сношений” связано право премьер-министра на законодательную инициативу. Это право дает ему возможность в условиях длительного монопольного господства одной пар-1” тии (в настоящее время это Либерально-демократическая партия) в значительной мере определять законодательную деятельность парламента. Конституция предусматривает весьма обширный список полномочий и самого Кабинета: проведение законов в жизнь, руководство внешней политикой, заключение международных договоров, организация и руководство гражданской службой и пр.
Среди особых полномочий Кабинета следует выделить его право на издание правительственных указов в целях проведения в жизнь Конституции и законов. (Правительству запрещено при этом издавать лишь указы, которые предусматривают уголовное наказание).
Принцип разделения властей, модифицированный вариант американской системы “сдержек и противовесов”, особенно отчетливо проступает в японской Конституции и в процедуре импичмента, которая может быть применена в отношении судей, и в полномочиях судов решать вопрос о конституционности любого закона парламента или указа исполнительной власти.
Организации и деятельности судов в новой японской Конституции уделено значительное внимание. Во главу судебной системы Японии поставлен Верховный Суд, состоящий из Главного судьи и установленного законом числа судей. Все судьи, кроме Главного, назначаются Кабинетом, Главный — императором по представлению Кабинета. Судьи независимы, действуют “согласно голосу своей совести” (ст. 76) и подчиняются только закону. Исполнительные органы не вправе вмешиваться в деятельность судей. Общегражданские суды распространяют свою компетенцию и на представителей исполнительной власти, дела которых находились ранее в ведении административных судов. Какие бы то ни было “особые суды” запрещаются.
Конституция содержит широкий перечень демократических прав и свобод. Прямо заимствуя из американской Конституции редакцию основных прав граждан, японская Конституция относит к ним “право на жизнь, свободу и стремление к счастью” (ст. 13).
К числу этих прав отнесено и равенство перед законом, подкрепляемое запрещением всех видов дискриминации, запрещением “пэрства и прочих аристократических институтов, всяческих привилегий” (ст. 14). Среди “классических” прав Конституция провозглашает: право “избирать публичных должностных лиц” (ст. 15), свободу “мысли и совести” (ст. 19), свободы собраний, слова, печати (с запрещением цензуры (ст. 21)), закрепляя в качестве главнейших гарантий свобод граждан демократические принципы уголовного права и процесса: право на разбирательство “дела в суде” (ст. 32), право на адвоката (ст. 37), запрещение произвольных арестов (ст. 33), обысков (ст. 55), применения пыток (ст. 36) и пр.
Социальные права в Конституции перемежаются с политическими. Среди них — запрещение принудительного труда (ст. 18), право на труд (ст. 27), на создание организаций трудящихся, включающее право “коллективных переговоров” и “коллективных действий” (ст. 28), свобода научной деятельности (ст. 23) и др.
Японская Конституция провозгласила также в качестве важной социальной обязанности государства “прилагать усилия для подъема и дальнейшего развития общественного благосостояния, социального обеспечения, а также народного здравия” (ст. 25). При этом право собственности закреплено в Конституции “в границах закона, с тем, чтобы оно не противоречило общественному благосостоянию” (ст. 29). Небывалый экономический рост дал возможность Японии очень скоро перевести эти конституционные положения из сферы декларации в сферу практической деятельности правительства.
Принципиально новым явлением в практике буржуазного конституционализма является включение в Конституцию декларации об отказе Японии от войны (ст. 9), а также “от угрозы или применения вооруженной силы как средства разрешения международных споров”.
Конституция впервые в истории Японии закрепила также автономию местных органов управления. Органы местного самоуправления приобрели право в пределах своей компетенции издавать постановления, взимать налоги, управлять своим имуществом и делами.
Районные административные бюро, заменившие в первые послевоенные годы генеральные комиссариаты, сеть сельских групп и ассоциаций — оплот консерватизма и фашизма на селе — были ликвидированы вместе с Министерством внутренних дел. Губернаторы префектур, мэры городов и деревенские старосты должны избираться на основе всеобщего избирательного права. Губернатором может стать гражданин, достигший 30 лет, мэром и старостой — 35 лет.
Координация деятельности центральных и местных органов возлагалась на созданное в 1960 г. Министерство по делам местного самоуправления, которое наделено было вместе с другими центральными министерствами и ведомствами правом давать “советы”, оказывать “техническое содействие” местным органам, инспектировать их и пр.
55. Конституция Италии 1947 г.
В Учредительном собрании большинство мест получили три партии: христианские демократы (35% голосов), социалисты (21%) и коммунисты (19%). После длительных дебатов в Учредительном собрании 22 декабря 1947 г. Конституция Итальянской республики была утверждена и 1 января 1948 г. вступила в силу.
Конституция провозгласила Италию демократической республикой и установила, что суверенитет принадлежит народу. Задачей республики было объявлено устранение препятствий экономического и социального характера, которые фактически ограничивают свободу и равенство граждан, мешают полному развитию человеческой личности и действительному участию всех в политической, экономической и социальной жизни страны. В частности, предусматривалась возможность национализации предприятий, имеющих важное общественное значение. Эти положения представляли собой юридическую базу, опираясь на которую, демократические силы могли вести борьбу за прогрессивные преобразования не только в политической, но и социально-экономической сферах.
В Конституции закреплен широкий круг демократических прав и свобод граждан: равенство всех перед законом, равноправие граждан независимо от социальных, политических, национальных и иных различий, свобода личности и ее неприкосновенность, свобода собраний, союзов, политических партий, слова, печати. В числе социально-экономических прав были провозглашены право на труд, право на справедливое вознаграждение за него, равенство мужчины и женщины в экономической области, свобода профсоюзов и стачек, участие трудящихся в управлении предприятиями.
Высшим органом законодательной власти стал двухпалатный парламент. Нижняя палата — палата депутатов — по избирательным законам 1948 г. выбирается всеобщими и прямыми выборами по пропорциональной избирательной системе. Верхняя палата — сенат — избирается по областям Италии по смешанной избирательной системе, содержащей элементы мажоритарной и пропорциональной систем. Палаты равноправны в вопросах законодательства и контроля над правительством.
Главой государства является президент, избираемый на совместном заседании палат с участием представителей от областей сроком на 7 лет. К полномочиям президента относится верховное командование вооруженными силами, назначения на высшие государственные должности, право помилования, представительство республики в международных отношениях. Он может на один месяц задержать вступление закона в силу, в особых случаях издавать декреты, имеющие силу закона, и имеет право роспуска парламента. Акты президента нуждаются в контрасигнации премьер-министра правительства.
Правительство Италии назначается президентом, но ответственно перед парламентом. Конституция допускает (с некоторыми ограничениями) делегацию законодательных полномочий парламентом правительству и предоставляет правительству право в чрезвычайных обстоятельствах издавать декреты, имеющие силу закона.
В системе высших органов республики Конституция предусмотрела также Высший совет магистратуры — орган по руководству судебной системой, и Конституционный суд, предназначенный для проверки конституционности законов и иных актов властей. В случае признания Конституционным судом того или иного акта неконституционным этот акт утрачивает законную силу. Кроме того, к полномочиям Конституционного суда относится рассмотрение споров между областями и республикой и дел по обвинению президента и министров. Члены Высшего совета магистратуры и Конституционного суда избираются парламентом (1/3) и назначаются президентом и судьями (2/3).
Италия согласно Конституции, делится на области, провинции и общины. Во всех территориальных единицах на основе всеобщих выборов создаются представительные органы — областные и провинциальные собрания и муниципалитеты, которые избирали либо коллегиальные, либо единоличные исполнительные органы. Конституция предусмотрела автономию областей с довольно широкой компетенцией местных органов. Однако их деятельность во многом контролируется правительственными комиссарами. Провинциальные и общинные органы в еще большей степени зависят от назначаемых правительством префектов.
В целом можно сказать, что Конституция Италии демократична, хотя демократические институты реализованы в ней с меньшей последовательностью, чем в Конституции Франции 1946 г. Прогрессивные силы страны стремятся оградить демократические институты Конституции от попыток реакции изменить их или ограничить их деятельность.
56. Реформа институтов вещного права в Англии в 20-е годы ХХ в.
57. Основные тенденции в развитии уголовного права Англии в XVIIIXX вв.
Закончившаяся компромиссом английская революция не привела к сколь-нибудь существенным изменениям в области уголовного права, которые задевали бы непосредственно интересы капиталистических предпринимателей. Господствовавшие до реформы 1832 г. земельная аристократия и верхушка буржуазии вполне довольствовались уголовно-правовыми нормами, восходящими к дореволюционному праву.
Большое число преступлений в Англии в это время предусматривалось либо по общему праву, либо по статутному праву, причем некоторые из них, например Статут 1351 г. об измене, были приняты в глубоком средневековье. Сохранялась сложившаяся еще в эпоху средневековья трехчленная структура преступлений: тризн (измена), фелония (тяжкое уголовное преступление), мисдиминор (остальные, главным образом, мелкие преступления).
Эта традиционная схема лишь пополнилась в XVIII в. новыми видами преступлений. Особенно выросло число деяний, квалифицируемых как фелония и наказуемых по традиции смертной казнью и конфискацией имущества. К концу революции (в 1660 г.) в Англии было около 50 видов преступлений, каравшихся смертной казнью, к началу XIX в. к ним добавилось еще около 150.
В развитии английского уголовного права в XVIII в. особенно ясно проступало стремление правящих кругов любыми, в том числе самыми жестокими средствами, внушить обездоленным и трудящимся массам “уважение” к частной собственности. В это время смертная казнь устанавливалась за умышленное ранение скота, за порубку садовых деревьев, за поджог посевов, за карманную кражу в церкви. К смертной казни приговаривались за посылку письма с фиктивной подписью с целью вымогательства денег, за мелкую кражу (свыше одного шиллинга) и т. д.
В XVIII веке в Англии не только сохранились жестокие и чисто средневековые меры наказания, но и вводились новые способы устрашения как самого наказуемого, так и общества в целом. В 1752 г. был принят акт, в котором говорилось, что “смертная казнь должна быть дополнена дальнейшими ужасами и особыми знаками бесчестия”. Осужденного на смерть предварительно сажали на хлеб и воду, после казни труп публично вывешивали в цепях, затем его рассекали на части. Широко применялись в XVIII в. и такие наказания, как выставление у позорного столба, бичевание кнутом, конфискация имущества, штрафы и т. д.
Либерализация карательной политики в Англии в это время осуществлялась лишь в той мере, в какой это было необходимо для самих правящих кругов, стремившихся гарантировать себя от преследований со стороны короля и правительственной власти.
Характерно, что эти изменения коснулись прежде всего уголовного процесса. Об этом свидетельствует прежде всего “Habeas corpus Act” 1679 г., а также отдельные уголовно-правовые и процессуальные нормы Билля о правах 1689 г. и Акта об устроении 1701 г. Теми же стремлениями к созданию режима неприкосновенности личности в уголовном процессе был вызван к жизни и Статут 1696 г. о рассмотрении дел об измене. Согласно этому акту, копия обвинительного заключения должна была вручаться обвиняемому по крайней мере за 5 дней до судебного разбирательства дела. Обвиняемый получал право на свидание с адвокатом, мог настаивать на вызове новых свидетелей. Однако он мог быть и не уведомлен о свидетелях, дающих показания против него.
Борьба просвещенной верхушки общества за упрочение политических свобод в сфере уголовного права и процесса в XVIII в. проявилась также в делах о так называемой мятежной клевете. Такого рода обвинения правительственные власти неоднократно выдвигали против авторов и издателей публикаций, содержащих критику государственных властей. В 1792 г. парламент издал специальный акт, по которому присяжные получили полную свободу решать вопрос не только о самом факте опубликования “клеветнического” произведения, но и о виновности или невиновности обвиняемого в соответствии со своими представлениями о политике и клевете.
В начале XIX в. с утверждением капитализма английское уголовное право подвергается все более острой критике. Для самих правящих кругов становилось очевидным, что построенная исключительно на жестокости уголовная политика не приносит желаемого результата. Абсурдная свирепость английских законов в XVIII — начале XIX в. приводила к тому, что присяжные достаточно часто оправдывали даже заведомо виновных в преступлении лиц только потому, что их ожидало непомерно тяжелое наказание. Поэтому английский парламент провел в начале XIX в. серию законов, рассчитанных на то, чтобы путем смягчения наказаний укрепить существующий правопорядок. В 1817 г. было отменено публичное сечение женщин, в 1816 г. — выставление у позорного столба, в 1823 — 1827 гг. правительство Р. Пиля провело серию актов, резко сокративших применение смертной казни. С 1826 по 1861 г. в Англии число преступлений, караемых смертной казнью, снизилось с 200 до 4. По Акту 1848 г. даже в случае “ведения войны против короля в его королевстве” назначалась не смертная казнь, а пожизненное заключение.
В середине XIX в. были приняты и другие акты парламента, которые существенным образом реформировали уголовное право, придав ему по существу (но не по форме, которая нередко оставалась старой) уже современный вид. С помощью консолидированных законов в Англии XIX в. было отменено несколько сотен заведомо устаревших законов.
Законом 1870 г. отменялась конфискация имущества преступника, осужденного за фелонию. Тем самым превратилось в анахронизм деление преступлений на фелонию и мисдиминор, ибо исторически фелония — это серьезное преступление, которое влекло за собой смертную казнь и обязательную конфискацию имущества. После 1870 г. в Англии сложилось положение, когда разница в наказаниях за фелонию и мисдиминор фактически исчезла, причем к числу последних относились в ряде случаев более значимые преступления.
В XIX веке произошла и дальнейшая демократизация процедуры рассмотрения уголовных дел. В 1836 г. был принят акт, предусмотревший право обвиняемого, заключенного в тюрьму, пользоваться услугами адвоката и требовать ознакомления с материалами дела. Естественно, “такой закон расширял возможности защиты обвиняемого в судебном процессе.
Законом 1898 г. обвиняемому предоставлялось право в случае его желания давать показания в суде. Это был отход от традиционной доктрины “общего права”, согласно которой обвиняемый рассматривался как лжец. Но одновременно судебная процедура в Англии развивалась в сторону расширения круга дел, по которым судья мог выносить приговор в так называемом суммарном порядке, т. е. без участия присяжных.
В XX веке политика упрощения и модернизации уголовного права продолжилась путем издания консолидированных актов или актов, имеющих элементы кодификации, т. е. содержащих новые правовые положения.
Развитие уголовного права Англии в XX веке отражало и меняющиеся общественные условия, в том числе рост преступности. Необходимость перестройки уголовной политики повлекла за собой реформу уголовного права. Наиболее серьезная перестройка английского уголовного права произошла во второй половине XX в., особенно после создания в 1965 г. Правовой комиссии, поставившей своей задачей подготовку кодификации права Англии. Особенно энергично комиссия осуществляла кодификационные работы в области уголовного права. К 1985 г. был подготовлен даже проект уголовного кодекса, опубликованный для ознакомления с ним широкой общественности. Однако принятие этого кодекса затормозилось. Имея в виду в конечном счете кодификацию уголовного права, Правовая комиссия и парламент проделали большую предварительную работу по систематизации уголовного права Англии.
В 60—80-е гг. был принят целый ряд важных актов по вопросам общей части уголовного права. Особое место здесь занял Закон об уголовном праве 1967 г., который отменил ставшее анахронизмом традиционное деление всех преступлений на фелонию и мисдиминор. Еще ранее, в 1945 г., была упразднена и такая средневековая категория преступлений, как измена (тризн). В законодательном порядке была введена новая классификация преступных деяний. Это прежде всего выделение более серьезных преступлений, за которые устанавливалось наказание в виде лишения свободы на срок свыше 5 лет. Для преступлений этой группы была установлена упрощенная процедура ареста подозреваемого. Для остальных преступлений, как менее общественно опасных, такая процедура ареста не предусматривалась.
В результате целого ряда актов (Закон о преступном покушении 1981 г., Закон об исправлении правонарушителей 1974 г., серия законов об уголовном правосудии — 1982, 1988, 1991 гг. и др.) подавляющее большинство институтов общей части уголовного права оказалось существенным образом реформированным, старинные правила общего права были потеснены. Они сохранили за собой регулирование таких институтов, как нападение, неоконченное преступление, определение характера вины, но большинство составов преступлений было закреплено в статутном праве (Законы о краже 1968 и 1978 гг., Закон о подлогах и фальшивомонетничестве 1981 г.). В результате активной деятельности парламента в сфере уголовной политики к 90-м гг. XX в. лишь небольшое число отдельных видов преступлений оказалось в сфере регулирования общего права. В их числе: недонесение об измене, отдельные виды убийств. Основная же масса составов преступлений определяется теперь статутами.
Одним из важных направлений реформ уголовного права являются гуманизация и оптимизация наказания. Это нашло свое отражение в фактической отмене смертной казни. Так, в 1969 г. была отменена смертная казнь даже за тяжкое убийство, хотя в Англии формально сохраняют свою силу некоторые старые статуты, предусматривающие смертную казнь по таким преступлениям, как государственная измена, пиратство и поджог королевских доков. Но практически в течение длительного времени никто не был приговорен к смертной казни за эти преступления.
В 1948 году были отменены каторжные работы, и наиболее тяжелым видом наказания стало лишение свободы с различным режимом. Но современная пенитенциарная политика больше ориентируется на реадаптацию преступников, а поэтому нашла свое выражение в создании специальных детских исправительных учреждений и даже “открытых тюрем”.
Широкое распространение в Англии в качестве меры наказания получило условное осуждение (пробация), которое является эффективным способом социальной адаптации осужденного, проходящей при особом контроле со стороны работников специальной социальной службы.
Рост преступности, увеличение числа судебных дел и связанные с ними перегрузки и медлительность самого судебного процесса потребовали во второй половине XX в. дальнейшего реформирования всей судебной системы и уголовного процесса в частности.
Важное значение в модернизации судебной системы сыграл Закон о судах 1971 г., который ликвидировал ряд судебных инстанций (суды ассизов и др.), унифицировал деятельность судов соответствующих округов, а главное, создал новый Суд короны, входящий в систему высших судов страны.
Закон о судах и правовом обслуживании 1990 г. демократизировал судебный процесс, ввел неизвестную ранее английскому судебному праву категорию правозаступников (адвокатов), подорвав тем самым корпоративные, существующие еще со времен средневековья, монополии барристеров и солиситоров. С 1985 г. в Англии наряду с обвинителями по поручению полиции и потерпевших стала действовать система государственных обвинителей по наиболее важным уголовным делам.
При сохранении традиционной состязательности в уголовном процессе возросла роль полиции. Тем не менее Законом 1994 г. о полиции и доказательствах по уголовным делам деятельность полицейских органов ставится в строгие рамки. Это касается арестов, обысков, изъятия предметов преступления и даже использования электронных устройств и компьютерных данных.
Важное место в XX в. в английской судебной системе и в уголовном процессе по-прежнему занимает суд присяжных. Реформой судов 1971 г. была предпринята попытка централизовать подбор присяжных, который осуществляется теперь не шерифами, как это было исторически, а подбирается чиновниками, назначенными лордом-канцлером. Однако процессы демократизации коснулись и института присяжных заседателей, для которых с 1972 г. отменен имущественный и снижен возрастной цензы.
Все указанные выше изменения были консолидированы Законом 1974 г. о присяжных. Однако в общем числе судебных дел роль суда присяжных в уголовном процессе Англии в последние десятилетия относительно сужается за счет расширения числа дел, рассматриваемых судьями единолично, без участия присяжных заседателей, в так называемом суммарном порядке.
58. Уголовный кодекс Франции 1994 г.
В июле 1992 г. результатом предшествующего широкого реформирования уголовного права стало принятие нового Уголовного кодекса Франции, который вступил в силу в 1994 г. и полностью заменил собой УК 1810 г.
Новый Кодекс существенно отличается от предшествующего как по своей структуре, сложившейся из четырех взаимосвязанных, но самостоятельных законов, так и по своим основных принципам, предполагающим усиление борьбы с социально опасными преступлениями, но сохраняющим в целом демократическую и гуманистическую направленность.
Весьма радикальному пересмотру подверглись общие положения об уголовной ответственности, которые вобрали в себя новеллы, внесенные в уголовное право Франции в предшествующие десятилетия.
Так, новым для УК Франции является включение в его текст на основе обобщения предшествующей законодательной практики целого ряда норм, предусматривающих уголовную ответственность юридических лиц. При этом уголовной ответственности могут быть подвержены не только предпринимательские и т.п. объединения, но и территориальные единицы, если их преступные деяния “совершены при исполнении деятельности, являющейся предметом договора о передаче государственно-властных полномочий”.
В третьем разделе общих положений, посвященных наказаниям, нашел отражение большой опыт уголовной, в том числе пенитенциарной, политики французского государства в XX в. Перечень наказаний за совершение преступлений в новом УК достаточно простой и краткий. В связи с отменой смертной казни в качестве высшей меры наказания выступает пожизненное лишение свободы.
К наказаниям за преступления относится также заточение или заключение на длительные сроки (до 30 лет, до 20 лет и т.д.), но продолжительность срочного тюремного заключения не может быть менее 5 лет.
Наказание в виде лишения свободы не исключает возможности назначения и дополнительных наказаний (штраф, ограничение правоспособности, конфискация какого-либо предмета, закрытие незаконного заведения и т.д.).
Перечень исправительных наказаний, назначаемых за совершение уголовного деликта, более широк. Для физических лиц может быть назначено тюремное заключение по шкале, где максимальная продолжительность — не более 10 лет, а минимальная — не менее 6 месяцев. Кроме того, предусматриваются такие исправительные наказания, как штраф, неоплачиваемая работа в общественных интересах, лишение или ограничение ряда прав, прямо установленных статьей 131-6 (лишение водительских прав, конфискация оружия, лишение разрешения на охоту и т.д.).
Особенно детально регламентируются и наказания за проступки (нарушения). Столь же обстоятельно и с гуманистических, а не с карательных позиций разработан сам порядок отбывания наказаний, возможной отсрочки приговора, прекращения наказания и ликвидации правовых последствий осуждения. Личность осужденного ставится под защиту общих демократических конституционных принципой.Так, например, согласно ст. 131-23, назначаемая судом неоплачиваемая работа в общественных интересах “подчи^ нена предписаниям закона и подзаконных актов, относящихся к работе в ночное время, гигиене, мерам безопасно^ сти, а также к труду женщин и молодых работников”.
Особое внимание новый УК уделяет способам индивидуализации наказаний, в том числе использования режима полусвободы, исполнения наказания по частям, отсрочки исполнения наказания с целью достижения ресоциализации осужденных. Это не препятствует в связи с ростом рецидивной преступности принятию более жестких мер к лицам, повторно совершающим преступление.
Изменившаяся во второй половине XX в. шкала общественных ценностей, новая структура самих преступных деяний повлекли за собой и существенные изменения в особенной части УК Франции. Если в XIX в. уголовно-правовая репрессия имела своей целью прежде всего защиту публичных государственных интересов, то теперь на первое место (вторая книга) выдвигаются преступления и проступки против человека.
В этом отношении новый УК следует общечеловеческим, гуманистическим и демократическим принципам (прежде всего Всеобщей декларации прав человека и гражданина 1948 г. ООН, а также Европейской конвенции по правам человека). Эта книга начинается с изложения преступлений против человечества и впервые включила в себя определение и осуждение таких особо опасных действий против человечества, как геноцид (ст. 211-1).
К геноциду непосредственно примыкают и другие преступления, направленные против человечества как такового. Это депортация, обращение в рабство, массовое или систематическое осуществление казней без суда, похищение людей, пытки или акты жестокости, совершаемые по политическим, философским, расовым или религиозным мотивам, и т.д.
Лица, виновные в указанных выше преступлениях, могут караться пожизненным заточением. Уголовноответственными за преступления против человечества могут быть объявлены и юридические лица.
Центральное место во второй книге занимает также раздел, посвященный посягательствам на личность. На первом месте здесь стоит умышленное лишение жизни человека, которое рассматривается как умышленное убийство (ст. 221-1). Особенно выделяются и наказываются пожизненным заточением умышленные убийства, которые предшествуют другому преступлению, предумышленные убийства, убийства несовершеннолетних, родственников по восходящей линии, лиц, находящихся в особо беспомощном состоянии.
С большой обстоятельностью разрабатываются нормы, относящиеся к посягательствам на физическую или психическую неприкосновенность личности. Так, например, применение в отношении какого-либо лица пыток или актов жестокости наказывается 15 годами заточения.
В условиях глубокого морально-нравственного кризиса общества УК предусмотрел ряд посягательств, связанных с сексуальной агрессией, и прежде всего с изнасилованием, которые в зависимости от обстоятельств совершения этих преступлений могут наказываться различными сроками тюремного заточения, вплоть до пожизненного заключения.
В Уголовном кодексе усилены наказания для лиц физических и юридических, связанных с незаконной торговлей наркотическими средствами, что связано с особой опасностью и распространенностью этих преступлений в современном французском обществе.
Весьма симптоматично включение в Кодекс специального отдела, посвященного проведению экспериментов на людях. Так, по ст. 223-8 проведение или организация биомедицинского исследования на человеке без соответствующего согласия наказывается 3 годами тюрьмы и штрафом в 300 тыс. франков.
Еще более суровым наказанием (5 лет тюремного заключения) карается прерывание беременности без согласия заинтересованного лица. В то же время в кодексе предусматривается наказание для женщины, которая “осуществляет прерывание беременности у себя самой” (2 месяца тюрьмы и штраф в 25 тыс. франков).
Способы охраны личности от различного рода посягательств в новом Кодексе весьма разнообразны и юридически тщательно проработаны. Это и наказание за подстрекательство к самоубийству, за похищение и незаконное удержание людей, в частности в виде заложников, что особенно типично для последних десятилетий, за различные виды посягательств на достоинство лица, сводничество.
Новыми формами защиты личности является охрана от посягательств на частную жизнь. В Кодексе приводятся самые разнообразные виды запрещенного умышленного посягательства на интимность частной жизни другого лица. Эти посягательства могут осуществляться в разных формах, в том числе путем перехватывания, записывания или передачи без согласия автора слов, произнесенных в частном порядке или конфиденциально; путем фиксирования, записи или передачи изображения какого-либо лица, находящегося в частном месте, без его согласия; путем использования аппаратов слежения за разговорами на расстоянии и т.д.
Третья книга посвящена преступлениям и проступкам против собственности. Здесь особое внимание законодатель уделяет борьбе с кражами и другими видами хищения чужого имущества, вымогательством, шантажом, мошенничеством и иными аналогичными преступлениями. Лишь в последней, четвертой книге говорится о преступлениях и проступках против нации, государства и общественного порядка. Эта книга начинается с раздела о посягательствах на основополагающие интересы нации. Под таковыми понимается (ст. 410-1) независимость нации, неприкосновенность ее территории, ее безопасность, республиканская форма ее институтов.
Наряду с такими традиционными преступлениями, как измена и шпионаж, предусматриваются и другие посягательства на институты Республики.
Специальный раздел в этой книге посвящен борьбе с терроризмом, одним из опаснейших преступных явлений конца XX в. В Кодексе особо выделяется угон летательного аппарата или иного транспортного средства. Предусматривается усиление ответственности за совершение террористических актов.
В новый Кодекс введены специальные статьи, направленные на борьбу с коррупцией, например с нарушением должностным лицом долга честности, в частности взимание им не причитающихся ему сумм под видом предусмотренных законом, незаконное получение выгод и т.д.
В Кодексе имеется целая серия статей, направленных на пресечение экономических преступлений.
Весьма симптоматичным для конца XX в„ ознаменовавшегося ростом организованной преступности, является заключительный, пятый раздел, специально посвященный объединениям преступников. Само участие в объединениях преступников карается 10 годами лишения свободы и штрафом в 1 миллион франков.
Таким образом, особенная часть нового УК Франции отличается от УК Наполеона новой градацией охраняемых в нем общественных ценностей, а также усилением охраны личности, общества и государства от новых видов преступности.
59. Изменения в институтах брачно-семейного права Франции в ХХ в.
Наибольшему пересмотру подверглась первая книга ФГК, где сохранилось лишь около 10% первоначального текста. Основные изменения в тексте ГК произошли во второй половине XX в.
В первой книге, в соответствии с целой серией законодательных актов (1938, 1964, 1970, 1975 гг. и др.), был осуществлен практически полный пересмотр норм, относящихся к брачно-семейным отношениям. Были исключены статьи, закреплявшие подчиненное положение замужней женщины, предусмотрены новые статьи, исходившие из более последовательного признания равенства обоих супругов.
Так, например, согласно новой редакции ст. 108, муж и жена могут иметь раздельное место жительства, если только это не наносит ущерба правилам, относящимся к совместной жизни супругов. Несовершеннолетний, не освобожденный от родительской власти, имеет место жительства у своего отца и матери. Если отец и мать живут раздельно, то он имеет место жительства у того из родителей, с которым он проживает.
По общему правилу ФГК (ст. 144) брачный возраст для мужчин устанавливается в 18 лет, для женщин в 16 лет, но в соответствии с добавлениями в ФГК прокурор Республики “при наличии серьезных оснований” вправе разрешить заключение брака до достижения указанного возраста.
По ст. 180 брак может быть оспорен одним из супругов, если он был заключен без “свободного согласия обоих супругов” или в силу заблуждения.
Статья 103 указывает, что самим фактом заключения брака супруги совместно принимают на себя обязательства кормить, содержать и воспитывать своих детей. С другой стороны, по ст. 205 дети обязаны предоставлять содержание своим отцу и матери (или иным восходящим родственникам), которые “находятся в нужде”.
В соответствии с новой редакцией ст. 212, супруги обязаны к взаимной верности, помощи и поддержке. Они совместно осуществляют моральное и материальное руководство семьей, заботятся о воспитании детей и “подготавливают их будущее”.
По ст. 215, изложенной в редакции 1970 г., “супруги взаимно обязываются жить вместе”. Место жительства семьи они выбирают по взаимному согласию. Супруг не может самостоятельно распоряжаться правами, относящимися к жилищу семьи и к предметам его обстановки. По ст. 216 (в ред. 1965 г.) каждый супруг обладает полной правоспособностью.
Кодекс ФГК в новой редакции предусматривает следующие причины расторжения брака: смерть одного из супругов или развод, произведенный в законном порядке. Развод может иметь место по следующим основаниям (ст. 229 в ред. 1975 г.): по взаимному согласию, из-за разлада совместной жизни или из-за виновного действия.
Если оба супруга совместно требуют развода, то они не обязаны сообщать его причину; они должны только представить на одобрение судьи проект соглашения, который определяет последствия развода. Такой развод (по взаимному согласию) не может иметь место в течение первых 6 месяцев брака.
Супруг может требовать развода по причине длительного разлада совместной жизни, если супруги фактически живут раздельно в течение 6 лет (ст. 237).
Новацией Кодекса является ст. 238, согласно которой супруг может требовать развода по случаю длительного (в течение 6 лет) психического расстройства другого супруга. Суд, впрочем, может отклонить это требование, если развод рискует повлечь за собой слишком тяжелые последствия для больного супруга.
Согласно ст. 240, судья может отказать в разводе, если другой супруг докажет, что развод будет иметь для него самого, с учетом, в частности, его возраста и продолжительности брака, либо для его детей чрезвычайно тяжелые материальные или моральные последствия.
Требование о разводе может быть заявлено одним из супругов по причине виновных действий другого, если эти действия являются серьезным или повторным нарушением супружеского долга и обязанностей и делают невыносимым сохранение совместной жизни.
Согласно ст. 296, предусматривается институт разлучения супругов. Оно может быть принято по требованию одного из супругов в тех же случаях и на тех же условиях, что и развод. Разлучение супругов не прекращает брака, но оно прекращает обязанность жить вместе. Разлучение супругов всегда влечет за собой разделение имущества. По требованию одного из супругов судебное решение об их разлучении преобразуется в силу закона в решение о разводе, если разлучение супругов сохраняется в течение 3 лет.
60. Основные тенденции в развитии договорного права Западных государств в ХХ – начале XXI в. Реформа обязательственного права Германии в конце ХХ– в начале XXI в.
10 ноября 2001 г. Бундестаг принял Закон о модернизации обязательств, вступивший в силу 1 января 2002 г. Потребность в разработке такого Закона была обусловлена необходимостью привести национальное законодательство в соответствие с принятыми в ЕС в 1999 г. "Рекомендациями по приобретению потребительских продуктов" (European guideline for the purchase of consumer products, EC-G 1999/44). Впоследствии германский законодатель вышел за узкие рамки Рекомендаций и предпочел подвергнуть изменениям основные положения ГГУ с тем, чтобы модернизировать не только положения, относящиеся к приобретению потребительских товаров, но и вообще к договору купли-продажи.
В ходе такой модернизации встала задача привести специальные положения, касающиеся договора купли-продажи, в соответствие с общими положениями обязательственного права (Allgemeines Schuldrecht). Прежний подход, в соответствии с которым специальное положение отстраняло от применения имеющееся общее положение обязательственного права, не всегда удовлетворял потребностям практики. Еще в начале XX в. для разрешения вызываемых таким подходом проблем германская доктрина выработала некоторые специальные модели, в частности конструкцию преддоговорной ответственности (culpa in contrahendo), получившие признание на практике, а позднее даже закрепленные в самом ГГУ (§ 280).
Применительно к договорам купли-продажи расхождения между специальными и общими положениями нередко касались вопроса об определении качественных характеристик их предмета. Споры о том, например, является ли возможность собственника иметь из окон своего дома вид на озеро качественной характеристикой дома или речь следует вести о качественном свойстве самого озера, проявляющемся в способности создавать вид, могли приобретать вполне реальную материально-правовую окраску.
Для преодоления сложностей разрешения подобных споров законодатель отменил ранее закреплявшееся различие между отсутствием у вещи гарантируемых качественных свойств (Fehlen einer zugesicherten Eigenschaft) и просто недостатком вещи (Fehler). После такого устранения п. 4 § 434 ГГУ закрепил более простой подход: вещь считается дефектной, если ее качество отличается от того, которое определили стороны договора (а при отсутствии такого указания качество определяется на основе объективных критериев, т.е. с точки зрения разумных ожиданий обычного покупателя). Вступление в силу Закона о модернизации обязательств ввело в действие новое, ранее не существовавшее в германском гражданском праве правило, согласно которому продавец обязан поставлять товар, свободный от недостатков.
Другой существенной чертой реформы обязательственного права в Германии стало изменение сроков исковой давности для споров из договоров купли-продажи в сторону их увеличения. Вместо ранее действовавшего шестимесячного срока был предусмотрен двухгодичный срок (п. 1 § 438 ГГУ). Кроме того, были устранены различия между договорами продажи товаров, определяемых родовыми либо индивидуально определенными признаками, а равно товаров телесных и бестелесных.
Изменения, внесенные в ГГУ законом о модернизации обязательств, с одной стороны, сблизили германскую трактовку договора с характерной для общего права, т.е. договор стал пониматься как взаимное гарантирование сторонами его надлежащего исполнения (прежние нормы ГГУ допускали поставку продавцом вещей ненадлежащего качества, наделяя покупателя правом прибегать к различным средствам защиты). С другой стороны, эти изменения сблизили ГГУ с положениями ст. 35 и 46 Венской конвенции 1980 г. о международной купле-продаже товаров, предусматривающими обязанность продавца поставлять товар такого качества, количества и описания, которые были предусмотрены договором, а при невыполнении им этой обязанности - наделяющими покупателя правом требовать замены поставленного. Зарубежные комментаторы отмечают, что такое сближение вполне осознанно осуществлено законодателем, стремящимся сделать нормы германского права адекватными нормам, действующим в сфере международных сделок купли-продажи.
Несмотря на отмеченное сближение, основные различия между германским правом и общим правом на примере, в частности, английского Закона о купле-продаже товаров 1979 г. сохранились.
Фундаментальное значение признается за различием, касающимся характера договора продажи. Для английского права такой договор считается договором, переносящим собственность от продавца к покупателю. Для германского гражданского права смешения вещных и обязательственных отношений в таком договоре не происходит: договор продажи (Kaufvertrag) целиком остается в сфере обязательственных правоотношений. Положение § 433 ГГУ, предусматривающего обязанность собственника перенести право собственности на покупателя, ничего не меняет, - речь идет только об обязательстве, поскольку такое право не переносится автоматически, в силу одного лишь заключения договора продажи, а требует дополнительной сделки по передаче вещи во владение покупателя, вполне самостоятельной и предполагающей наличие отдельного волеизъявления сторон, направленного на передачу владения вещью от одной стороны к другой.
Новые положения о договоре продажи.
Недостатки проданной вещи. Новая трактовка понятия "недостаток" не сводится к поставке товара, не отвечающего установленным требованиям, с одной стороны, и не совпадает с традиционным представлением о недостатках вещи - с другой. Дело в том, что в § 434 ГГУ теперь предусмотрена ответственность за отсутствие у вещи качеств, публично указанных продавцом. Речь идет о том, что вещь (продукт) признается дефектной, если не отвечает тому характеризующему ее описанию, которое продавец или его представитель делают публично, - например, в рекламных текстах, описаниях продаваемых товаров и проч. При отсутствии такого описания применяются общие критерии оценки качества вещи, которые уже упоминались выше.
Более того, теперь недостатком считается неправильная сборка продукта, а равно неправильно составленная инструкция по сборке (так называемое правило Икеа).
Однако ответственность за недостаток проданной вещи исключается, если ее публичное описание или рекламный текст не повлияли на решение покупателя о покупке, равно как и в случае, когда к моменту заключения договора недостатки уже были устранены либо продукт оказался собранным (смонтированным) правильно, несмотря на неправильно составленную инструкцию по сборке (п. 2 § 434 ГГУ).
Средства правовой защиты, предоставляемые покупателю на случай приобретения дефектного продукта, предусмотрены § 437 ГГУ. Принципиально новое положение, закрепленное ныне Уложением, состоит в наделении покупателя правом выбора между требованием об устранении недостатков и требованием поставки нового продукта взамен дефектного. Прежняя норма позволяла такой выбор только в отношении вещей, определяемых родовыми признаками (прежний § 480 ГГУ). Право выбора между ремонтом и заменой купленного продукта на новый ("Nacherfullung", или "послепродажное исполнение") считается отныне основным средством правовой защиты покупателя, оттесняющим на второй план прочие средства защиты, остающиеся в его распоряжении, - снижение покупной цены (Minderung, п. 2 § 437, § 441 ГГУ), расторжение договора (Rucktritt, § 437, 440, 323, п. 5 § 326 ГГУ), взыскание убытков и возмещение понесенных расходов (Schadensersatz und Ersatz vergeblicher Aufwendungen, § 437, 440 ГГУ), оставление без удовлетворения требования продавца об уплате покупной цены (Mangeleinrede, п. 4, 5 § 438, § 218 ГГУ).
"Послепродажное исполнение", выступая элементом выбора, предоставляемого покупателю, в определенном смысле выгодно и продавцу, так как устранение недостатков проданной вещи (ремонт) обычно обходится ему дешевле замены вещи. Приоритет такого исполнения среди имеющихся у покупателя средств защиты (Vorrang des Nachbesserungsanspruchs) формально не закреплен в юридических нормах, но находит обоснование в правиле о том, что все прочие средства защиты требуют от покупателя предоставления продавцу некоторого периода времени, по прошествии которого можно отвергнуть "послепродажное исполнение".
Взыскание убытков, вызванных дефектным товаром, и возмещение понесенных расходов осуществимо для покупателя лишь в случае, когда дефект обусловлен виной продавца. Однако бремя доказывания отсутствия вины лежит на продавце. По существу, это означает презумпцию вины продавца в поставке дефектного продукта. Такой подход представляет собой исключение из общего правила о том, что каждая из сторон доказывает факты, которыми обосновывает собственные требования. Необходимость в отступлении от общего правила вызвана здесь тем обстоятельством, что в большинстве случаев покупателю невозможно как потребителю получить информацию о внутренних делах фирмы продавца.
Договоры продажи, касающиеся потребительских продуктов.
Модификация договора продажи. Новая редакция § 474 - 479 ГГУ внедрила в национальное гражданское право Германии положения, предписанные "Рекомендациями по приобретению потребительских продуктов" (EC-G 1999/44). Эти положения подлежат применению ко всем договорам купли-продажи, заключаемым покупателями-потребителями (§ 13 ГГУ) и продавцами-коммерсантами (§ 14 ГГУ) по поводу любого движимого имущества, воплощенного в телесных вещах. Цели защиты потребителей достигаются за счет ограничения автономии сторон (Privatautonomie). Так, закреплена презумпция, согласно которой дефект проданной вещи, обнаруженный в пределах шести месяцев с момента продажи, считается имевшим место на момент поставки (§ 476 ГГУ).
Положения договора, исключающие ответственность продавца за недостатки качества вещи, считаются недействительными. Например, оговорка об отказе покупателя от претензий по качеству, сделанная до того, как был обнаружен дефект проданной вещи, не имеет силы (п. 1 § 475 ГГУ) независимо от того, предусмотрена она отдельным соглашением сторон (Individualabrede) или общими условиями договоров (Allgemeine Geschaftsbedingungen).
Предъявление претензий в договорах с участием потребителей. Условия современной торговли потребительскими товарами таковы, что необходима целая цепочка договоров, посредством которых товар от изготовителя доходит до "конечного пользователя" - потребителя. В этой цепочке участвуют изготовитель, оптовые и розничные продавцы, покупатель. В случае когда поставляется дефектный продукт, возникает вопрос о том, кто к кому вправе предъявить соответствующее требование. Общие правила, дающие ответ на такой вопрос, содержатся в § 478 - 479 ГГУ.
В п. 1 § 478 ГГУ содержится правило, согласно которому коммерсант, от которого контрагент-потребитель потребовал в качестве средства защиты снижения цены либо расторжения договора, не обязан в случае предъявления соответствующего требования к своему поставщику предоставлять ему время для устранения недостатков, по истечении которого коммерсант вправе отказаться от "послепродажного исполнения". Коммерсант имеет право сразу же прибегнуть к какому-либо из средств защиты - взысканию убытков, уменьшению цены или расторжению договора. Тем самым из принципа приоритета "послепродажного исполнения" делается весьма важное исключение.
Другое важное правило содержит п. 3 § 478 ГГУ. Оно предусматривает, что коммерсант, который помимо "послепродажного исполнения" возместил потребителю понесенные им расходы, вправе взыскать выплаченное возмещение обратно. Как и на большинство требований, связанных с продажей дефектных продуктов, на такое требование коммерсанта распространяется норма о двухлетнем сроке исковой давности.
Рассмотренные выше правила, введенные § 478, 479 ГГУ, действуют лишь в отношении поставки новых товаров (продуктов).

Приложенные файлы

  • docx 17475817
    Размер файла: 285 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий