russian and non-russian media


Полные тексты сообщенийRepublic.ru, Москва, 8 ноября 2017
В АМЕРИКЕ НЕТ СТИЛЯГ. КАК ПРОЖИТЬ БЕЗ ВЕРЫ В НЕБЕСНЫЙ CNN?Автор: Кашин Олег
Публикации западных СМИ о России становятся все более спорными. Это повлияет и на общественную атмосферу у нас
Западная пресса узнала, что структуры, близкие к Кремлю, скупали (очевидно, с далеко идущими политическими целями) акции Facebook и Twitter. Может быть, это иллюзия, но сейчас кажется, что такая новость, появись она хотя бы пять лет назад, стала бы сенсацией и в России; по крайней мере, мы бы обсуждали это всерьез, как обсуждали когда-то покупку Livejournal Александром Мамутом. Тем более что сейчас, годы спустя, политическое значение той сделки кажется бесспорным - именно под властью Мамута ЖЖ перестал быть пространством свободного высказывания и превратился в не самую значимую часть безусловно лоялистской мамутовской медиаимперии. Когда Мамут покупал ЖЖ, тревогу по поводу того, не берет ли Кремль блогосферу под свой контроль, высказывали только самые алармистски настроенные ультраоппозиционеры, но, очевидно, именно они оказались правы, и этот опыт мог бы иметь значение, если бы западная пресса обвинила Кремль в скупке соцсетей, лет пять назад. Лет пять назад, по крайней мере, это можно было воспринимать всерьез.
Сейчас - нельзя.
Дело даже не в том, что "близкие к Кремлю структуры" - этим определением в любом случае очень трудно описать Юрия Мильнера. Он много лет на виду, и даже самые радикальные конспирологи или расследователи, умеющие искать и находить "кошельки" самых высокопоставленных российских чиновников, никогда не связывали Мильнера с кем-нибудь из них.
Дело и не в том, что кредит ВТБ и корень "Газпром" в названии компании "Газпроминвестхолдинг" Алишера Усманова вообще никак не доказывают ничего политического.
Дело и не в том, что Кремль 2009-11 гг. (именно в это время Мильнер покупал акции) - это Кремль времен Дмитрия Медведева, увлеченного не только "перезагрузкой" отношений с США, но и всякими модными молодежными делами, включая гаджеты и соцсети - это не Кремль тогда влиял на Twitter и Facebook, а наоборот, они влияли на молодого российского президента, который, когда речь заходила о соцсетях, вел себя как восторженный тинейджер, а вовсе не доктор Зло.
Дело и не в том, что инвестиции российских бизнесменов в западные компании еще как минимум со времен покупки "Челси" Романом Абрамовичем воспринимались в России не как экспансия Кремля, а наоборот, как желание обладателей крупных состояний вложиться так, чтобы у Кремля не было никакой возможности залезть к ним в карман. О безответственности элиты, не желающей вкладывать деньги в Россию, на протяжении всех нулевых говорили едва ли не все российские официальные лица во главе с Владимиром Путиным.
Это все важно, конечно, но это не имеет значения по сравнению с главной причиной, по которой обвинения в адрес Мильнера сейчас нельзя воспринимать всерьез. У этой причины нет названия и ее очень трудно описать правильными словами, не срываясь в ту риторику, на которой сделала карьеру Маргарита Симоньян, да и не только она. О том, что западный медийный мейнстрим чаще всего бывает неправ, в России действительно говорят слишком давно и слишком много, и трудно подобрать такие слова на эту тему, чтобы не стать добровольным помощником отечественных пропагандистов и контрпропагандистов.
Но все ⁠же: главная проблема ⁠обвинений в адрес ⁠Мильнера - это обвинители. О том, ⁠что ⁠за Мильнером стоит Кремль, пишут те же СМИ и те же люди, которые уже успели очень убедительно доказать, что о России они, как правило, пишут какую-то совсем чепуху. Образ путинской России, выстроенный западными и прежде всего американскими медиа за последние полтора года, вызывает оторопь даже у самого антипутински настроенного русского читателя. Наверное, по отдельности все эти сюжеты не производили бы такого впечатления, но когда все идет валом - и подмосковная "решала" Наталья Весельницкая в роли агента Путина, и пробирки для допинговой мочи из рассказов доктора Родченкова, и певец Эмин Агаларов, действующий в интересах Кремля, и копеечная в масштабах общего оборота соцсетей российская реклама, якобы повлиявшая на американских избирателей, и много чего еще - история о Мильнере, работающем на Кремль, в этом контексте превращается в анекдот по умолчанию, когда не надо ничего опровергать и ни с чем спорить, можно только смеяться.
Точнее, плакать, конечно, потому что именно для нас все происходящее - серьезная трагедия, не имеющая отношения ни к Мильнеру, ни к другим российским героям западных журналистских расследований, ни тем более к внутриамериканской политической борьбе, которая, строго говоря, вообще не наше дело. Здесь еще имеет, между прочим, значение то, что Россия в сравнении с Америкой - страна отсталая, маленькая, молодая. Нашей политической культуре нет и тридцати лет, и та, что есть, раздавлена годами авторитаризма, вытоптана и закатана в асфальт, и когда-нибудь кому-нибудь придется создавать ее заново. С медиакультурой все примерно так же - возникнув на руинах советской пропаганды, она пережила столько внешних воздействий и собственных мутаций, что ее нынешнее состояние невозможно охарактеризовать никакими хорошими словами: это даже не кризис, а что-то худшее, и последствия этого худшего тоже придется кому-нибудь и когда-нибудь преодолевать. В общем, не нам ругать американцев за то, что сейчас происходит у них, и это тоже такая наша дополнительная беда, потому что происходящее у них имеет значение и для нас.
Можно было даже не смотреть CNN и не читать New York Times, чтобы постоянно иметь их в виду как достижимый или недостижимый образец журналистского профессионализма, ответственности, влияния. Каждый раз, когда российское телевидение или прокремлевские газеты пробивали очередное, как это у нас называется, дно, общим местом было вот это - мол, западные гиганты такого себе не позволяют. Вера в небесный CNN на протяжении всей постсоветской истории российской журналистики была важнейшим фактором ее существования - образец нужен, чтобы к нему стремиться или отстраиваться от него, но он в любом случае будет ключевым элементом системы координат.
Существует наивное представление о сотрудниках пропагандистских СМИ как о прожженных циниках, готовых во имя своей ипотеки называть белое черным, но кто разговаривал хотя бы с одним из таких людей, тот знает, что цинизм там если и есть, то совсем другого рода - не "я совру, потому что ипотека", а "я скажу то, что соответствует государственным интересам, потому что это везде так - мы служим России, CNN служит США, а Би-Би-Си вообще государственная". Люди из независимых СМИ, слушая такое, конечно, всегда посмеивались, но время показало, что правы были именно они - те, кто говорил, что "везде так". По крайней мере, своих распятых мальчиков именно западная пресса с ее высочайшими стандартами подарила нам за эти полтора года слишком много, чтобы можно было их игнорировать. И если про нашего распятого мальчика, про которого рассказывал Первый канал, с самого начала было все понятно, и никто в него не верил, то жуткие конспирологические истории про Россию, поставленные теперь на поток в западной прессе, делаются еще более жуткими от того, что ты можешь понимать, что все это чепуха, но твое понимание не значит вообще ничего в сравнении с бесспорной репутацией этих газет и телеканалов, которая вообще никак не пострадает от того, что сколько-то российских читателей и зрителей перестанут им верить. У нас действительно нет ни морального, ни какого-то еще права критиковать западных гигантов - мы слишком мелки, провинциальны и отсталы, и это не тот случай, когда нужно кому-то вернуть исправленную карту звездного неба. Просто, наверное, пришло время отнестись к этой карте как к подделке, а что там в небе на самом деле - да черт его знает.
Это звучит как "в Америке нет стиляг", но если их действительно нет, это само по себе будет важной новостью по нашу сторону океана. Количество переходит в качество - неточных, преувеличенных, заведомо неправдивых вещей о России западная пресса уже сказала столько, что теперь тот российский читатель, который станет всерьез говорить о том же Мильнере как агенте Кремля - это уже заведомо или очень наивный человек, или циничный лицемер. До сих пор такая формула была применима прежде всего к зрителям федеральных телеканалов, теперь она же работает и в отношении тех, кто ищет правду о России в западной прессе. Наверное, рано называть это тектоническим сдвигом, но как потенциально важный фактор это стоит зафиксировать: кризис доверия (нашего доверия, русского, провинциального) к западным СМИ неизбежно повлияет на общественную атмосферу в России.
Олег Кашин
Журналист
×
Ваши друзья смогут прочитать этот материал бесплатно и без пейволла, если вы поделитесь ссылкой при помощи кнопок любой из социальных сетей. Делитесь информацией без ограничений!
Марк Цукерберг и Юрий Мильнер в Сан-Франциско. Фото: Robert Galbraith / Reuters
https://republic.ru/posts/87516К дайджесту сообщений

Приложенные файлы

  • docx 15077912
    Размер файла: 21 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий