Определений понятия РОД. ДРАМА

ДРАМА

Определений понятия “род”  множество. Одно из них связывает все прочие: “Род  группа кровных родственников, ведущих происхождение от общего предка”.
Это определение даёт нам ключ к осознанию того, почему драму вряд ли стоит называть одним из трёх родов литературы. Драма  общий предок разных поэтических родов. Драма была, когда ещё не было ни эпоса, ни лирики, ни тем более такого целостного понятия как “литература”. Как ни крамольно это звучит  все роды литературы и все виды искусства вышли из целостного тела драмы.

(В былые века драму считали высшим из родов литературы, соединяющей в себе достоинства эпоса и лирики. С эпосом драму роднит интерес к событию, сюжету, с лирикой  эмоциональный накал, полнота погружения зрителя в мир художественного произведения. Но происхождением своим драма существенно отличается от эпоса и лирики. Она восходит к древним обрядовым действам, которые в самом деле затрагивали всех членов рода, равно и зрителей, и участников.
К драме относятся трагедия, комедия и средний жанр  просто серьёзная пьеса, не такая глубокая и возвышенная, как трагедия; такие “средние” пьесы, как и весь род, называют драмами).


Драма по-гречески значит “действие”. В ней не рассказывается о совершившихся событиях, а показываются события, как бы происходящие на наших глазах. Знаменитое определение, которое дал драме Аристотель, начинается словами: “Драма есть подражание действию...”

Действие порождается желаниями и в этом смысле связано с задачами и мотивами. Ясно, что действие зависит от тех обстоятельств, в которых совершается, “предлагаемых обстоятельств”, как говорят в театре. И они не исчерпываются обстоятельствами места и времени.
Действие может быть выражено в слове и движении. Но фокус в том, что оно может быть выражено также в неподвижности и молчании. Ещё сложнее понять, как действие обусловлено личностью действующего и почему одно желание в одних и тех же обстоятельствах у разных персонажей рождает разное действие или разный способ действия.
Важно смотреть на персонажей не снаружи, а изнутри, как смотрит на них автор, режиссёр и особенно актёр.
“Если бы я была госпожой Простаковой, то чего бы мне хотелось больше-больше всего на свете? Власти  а зачем? Денег  а зачем? Чтобы сын любил! Никто и никогда меня не любил. А человеку любовь надобна. И власть, и деньги  всё нужно только, чтобы Митрофанушка не мог без меня обходиться! Иначе жить-то незачем”. Теперь ясно, что все действия Простаковой направлены на то, чтобы удержать около себя сына, и в этой логике  не надо, чтоб был слишком умён и учён, не надо, чтоб был самостоятелен и счастлив. Тогда пьеса станет живой и интересной для любого дитятки и для любого родителя.
Или вот вопрос про обстоятельства: “Что это вы, Чацкий, так странно ведёте себя в чужом доме с раннего утра? Врываетесь, кричите, всем предъявляете претензии? Где совесть и где, в конце концов, ваше дворянское воспитание?” Так всё же просто: “Дом этот не чужой  он мой! Я тут вырос! Когда я уезжал, меня тут все любили. Я несколько лет мечтал, как я вернусь, и с каждой минутой всё более и более ярко представлял себе встречу. Я видел её во всех подробностях, а тут Всё не так. Всё неправильно. Меня обманули. Меня обманывали всё моё детство? Всю мою юность?..”

Автор драмы не имеет возможности говорить “от себя”: всё, что он хочет сказать, должно быть понятно зрителю из событий, происходящих на сцене, и разговоров действующих лиц. При этом зритель вникает в события чужой жизни и начинает переживать их так, будто они близко касаются его самого. В театре (особенно в детском) часто случается, что зрители забывают, что перед ними пьеса, написанная драматургом. Бывает, что они волнуются, кричат, пытаются изменить ход действия: кого-то предупредить, кому-то помешать...
Если эпос  это соразмышление, а лирика  сопереживание, то драма делает зрителя буквально “соучастником” событий.

Долгое время драма не мыслилась и не существовала вне театра, и этим объясняются многие её особенности.
Действие в драме ограничено строгими рамками. Оно должно иметь логическое начало (завязку), развитие действия и конец (развязку). Ожидание развязки держит зрителя в напряжении, которое в какие-то моменты действия нарастает, становится захватывающе острым. Такие моменты называются кульминациями  точками наивысшего напряжения действия.

Интерес зрителя к действию совсем не обязательно держится на желании узнать, “чем дело кончилось”. Более того, в Древней Греции, где родилась европейская драма, в основу драматических сюжетов обычно клались мифы, которые всем были хорошо известны. Напряжённое внимание держалось на другом. В основе драматического действия лежит конфликт столкновение жизненных позиций героев.
Драма  это всегда диалог, спор двух сторон, двух “правд”, и зрители ждут решения (или, вернее, выносят решение): что же в самом деле в той или иной ситуации является “правдой”, кто прав, кто победит в споре.


Смотреть
1. Диана Вриланд: легенда моды. Глаз должен путешествовать. 2011
Документальный фильм о "верховной жрице моды" Диане Вриланд – культовом обозревателе и редакторе модных журналов. Она сотрудничала с такими изданиями, как Harper’s Bazaar и Vogue, а также курировала выставки, проходившие в нью-йоркском музее Метрополитан. В 1965 году ее имя было включено в Международный список Зала славы самых стильных людей (The International Best Dressed List Hall of Fame). Диана Вриланд по характеру была бунтаркой, она располагала внутренней свободой делать все, чего ей хотелось. Ее движущими силами были страстность, воображение и безграничная фантазия.

2. Мадемаузель СИ. 2013
Фильм-биография режиссера Фабьена Константа «Мадемуазель Си» повествует об одной из самых влиятельных фигур мира моды  бывшем главном редакторе парижского журнала Vogue Карин Ройтфельд, пробывшей на этом посту десять успешных и скандальных лет. Картина представляет собой калейдоскоп сюжетов из реальной жизни глянцевого закулисья с fashion-бэкстейджа и комментариев модных персон. 
После Vogue, Карин ждало самое серьезное испытание в ее жизни  она открыла собственный журнал CR Fashion Book в Нью-Йорке.

3. Сентябрьский номер. 2009
В 2007 году сентябрьский номер журнала Vogue стал самым толстым в истории издания. В этом фильме главный редактор журнала Анна Уинтур и её команда расскажут, как создавался этот выпуск и какие проблемы им приходится решать, чтобы оставаться флагманом в мире Высокой моды.

15

Приложенные файлы

  • doc 16674081
    Размер файла: 37 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий