358052

Размещено на http :// www . allbest . ru / Размещено на http :// www . allbest . ru / СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ИСТОРИЧЕСКИЕ РЕАЛИИ В ТЕК СТЕ РОМАНА «ХОЛОДНЫЙ ДОМ» ГЛАВА 2. ЖИЗНЕННЫЙ И ТВО РЧЕСКИЙ П УТЬ ЧАРЛЬЗА ДИККЕНСА ГЛАВА 3. ХУДОЖЕСТВЕННОЕ МАСТ ЕРСТВО ПИСАТЕЛЯ В ИЗОБРАЖЕНИИ ОБЩЕСТВЕННОЙ И КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ АНГЛИИ XIX ВЕКА В РОМАНЕ 3 .1 Эпоха и люди в романе 3 .2 Художественное мастер ство Чарльза Диккенса ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЛИТЕРАТУРА ВВЕДЕНИЕ Чарльз Диккенс, величайший английский романист 19 в ., бесспорно остается одним из самых известных писателей, как в Англии, так и за ее пределами. Уже первые произведения, вышедшие в свет в середине 30-х г г. 19 в, принесли их автору широкую известность. С этого момента интерес к тв орчеству Диккенса не ослабевал. Его читали и перечитывали современники, представители различных слоев населения Англии. Не забыто имя писателя и в наши дни. Диккенса с полным правом можно назвать мэтром английской ли тературы 19 в, поскольку ни один писатель не мог сравниться с ним ни по знач имости, ни по популярности. О степени изученности твор ческого наследия великого английского реалиста XIX века Чарльза Диккенса в. зарубежной литературе может свидетельствова ть целый ряд научных и критических работ, как в России, так и за рубежом. Ди ккенс принадлежит к тем писателям, мировая слава которых утверждалась н епосредственно вслед за появлением их первых произведений. Не только в В еликобритании, но и в России, Франции, Германии после выхода в свет первых книг «Боза» заговорили об авторе «Пиквикского клуба», «Оливера Твиста», «Николаса Никльби». Исследование творчества этого писателя имеет многолетнюю историю и вк лючает обширный ряд монографий; появившихся в Великобритании, США, России и других странах, и расс матривающих различные аспекты его произведений. Среди них такие извест ные зарубежные и русские исследователи как Хеске т Пирсон, Энгус Уилсон, Г.К. Че стертон, Ф. Коллинз, Ф. Эриксон , Дж. Оруэлл, Д. Б. Пристли , В.В. Ивашёва, И.М. Катарский, Д.В. Затонский , М.А. Н ерсесова , Н. Л. Потани на, Н.П. Михальская , Н. В.Осипова и многие другие. Книги Диккенса дают полную картину, современной писателю Великобритании. Произведения Чарльза Ди ккенса тесно связаны с общественно-бытовым контекстом, с формами» социа льных концепций, что усиливает их риторичность, обогащаясь авторским вз глядом на ту или иную социально значимую проблему. Это характерно и для его романа «Холодный дом». Актуальность исследования в нашей работе обусловлена, с одной стороны, высокой степенью изученнос ти творчес тва Чарльза Диккенса, с другой отсутствием концептуального подхода в анализе художественного изображения англ ийского общества 19 века в романах данного автора. В рамках п оставленной проблемы актуальным представляется и изучение биогра фии писателя в сопоставлении с эпохой, в которой он жил и которую изо бразил в романе «Холодный дом». Целью изучения в работе является изучение особенностей художественног о изображения Диккенсом общественно-культурной жизни Англии 19 века. Объ ектом выступае т роман «Холодный дом». Предмет: английское общество 19 века. Цель, объект и предмет определяют постановку и решение следующих задач: 1. Р ассмотреть биографию Дик кенса и ту историческую эпоху, в которой он жил и которую описывал в своем романе; 2. П роанализировать особенн ости художественной манеры писателя в изображении общественной и куль турной жизни Англии 19 века; 3. Р ассмотреть значение твор чества писателя для английской и мировой литературы. Научно-практическая знач и мость работы состоит в том, что ее результаты могут быть использованы в общих курсах английской ли тературы XIX века и специальных курсах, посвященных жизни, и творчеству Чарльза Диккенса, а также в учебных пособиях по истории зарубежной литературы XIX века. ГЛАВА 1. И СТОРИЧЕСКИЕ РЕАЛИИ В ТЕК СТЕ РОМАНА «ХОЛОДНЫЙ ДОМ» Диккенс появился на литературной арене в середине 30-х гг. 19 в., и после опубл икования нескольких глав своего первого романа «Записки Пиквикского клуба» стал самым популярн ым писателем в Англии. Творческая деятельность писателя совпадает с пер иодом раннего и среднего викторианства, поэтому его произведениям прис ущи все отличительные черты данной литературной эпохи. В романах Диккен са романтическое начало соединяется с реалистическим изображением дей ствительности. В романе «Холодный дом», относящимся к циклу романов 40-50 гг. ( «Домби и сын», «Холодный дом», «Тяжелые времена» и др.) писатель умело раскрывает индивидуально-личностное содержание в св язи с соц иально-историческим окружением. В романах писателя выражено его понимание высших духовных ценностей. А п оскольку они непреходящи, каждое поколение, перечитывая произведения Д иккенса, находит в них что-то созвучное настроениям и переживаниям совре менной эпохи. В романе «Холодный дом» не только показана сама эпоха, современная Дикке нсу, но и даются подлинные названия лондонских мест. Например, на первых ж е страницах романа читаем: «Лондон. Осенняя судебная сессия – «Сессия Михайлова дня» - недавно началась, и лорд-канцле р восседает в Линкольнс-Инн-Холле». Отсюда мы сразу подчерпываем некотор ый объем сведений о месте и времени действия в романе – осень и Линкольн с-Инн-Холл, а также о том, что верховную должность в суде времен Чарльза Ди ккенса занимал лорд-канцлер. Далее говориться о лондонской Тем зе, идет описание реки. Также в романе описывается такое историческое явление, характерное для викторианской Англии, как женские образовательные пансионы, где готови ли девочек к роли воспитательниц в семье. Здесь воспитывается героиня ро мана Эстер Саммерсон: «Вскоре я так привыкла к гринлифским порядкам, что мне стало казаться, буд то я приехала сюда уже давным-давно, а моя прежняя жизнь у крестной была не действительной жизнь ю, но сном. Такой точности, аккуратности и педа нтичности, какие царили в Гринлифе, наверное, не был о больше нигде на свете. Здесь все обязанности распределялись по часам, - сколько их есть на циферблате, - и каждую выполняли в назначенный для нее час». Еще оно веяние эпохи – старьевщики, люди занимавшиеся скупкой разнообр азных отходов, старых книг, тряпок и т.д., типичные представители эпохи, изображаемой Ди ккенсом в романе. Вот как описывается склад одного из них: «Она остановил ась у лавки, над дверью которой была надпись: "Крук, склад тряпья и бутылок", и другая - длинными, тонким и буквами: "Крук, торговля подержанными корабельными принадлежностями". В одном углу окна висело изображение красного здания бу мажной фабрики, перед которой р азгружал подводу с мешками тряпья. Рядом была надпись: "Скупка кост ей": Дальше - "Скупка негодной кухонной утвари". Д альше - "Скупка железного лома". Дальше - "Скупка макулатуры". Дальше - "Скупка дамского и мужск ого платья". Можно было подумать, что здесь скупа ют все, но ничего не продают. Окно было сплошь заставлено грязными бутылк ами: тут были бутылки из-под ваксы, бутылки из-под лекарств, бутылки из-под имбирного пива и содовой воды , бутылки из-под пикулей, винные бутылки, бутылки из-п од чернил. Назвав последние, я вспомнила, что по ряду признаков можно было догадаться о близком соседстве лавки с юридическим миро м, - она, если можно так выразиться, казалась чем-то вроде грязной приживал ки и бедной родственницы юриспруденции. Чернильных бутылок в ней было велик ое множество. У входа в лавку стояла маленькая шаткая скамейка с горой и стрепанных старых книг и надписью: "Юридические книги, по девять пенсов за том". Некоторые из перечисленных мною надписей были сделаны писарским почерком, и я узнала его - тем же самым почерком были написаны документы, которые я видела в контор е Кенджа и Карбоя, и письма, которые я столько лет получала от них. Среди надписей было объявление, написанное тем же почерком, но не имевшее отношения к торговым опе рациям лавки, а гласившее, что почтенный человек, сорока пяти лет, берет на дом переписку, которую вып олняет быстро и аккуратно; "обращаться к Немо через посредство мистера Кру ка". Кроме того, тут во множестве висели подер жанные мешки для хранения документов, синие и красные. Внутри за порогом кучей лежали свитки старого потрес кавшегося пергамента и выцветшие судебные бумаги с загнувшимися уголк ами. Напрашивалась догадка, что сотни ржавых ключей, брошенных здесь грудой, как ж елезный лом, были некогда ключами от дверей или несгораемых шкафов в юри дических конторах. А тряпье - и то, что было свалено на единственную чашку деревянных весов, кором ысло которых, лишившись противовеса, криво свиса ло с потолочной балки, и то, что валялось под весами, возможно, бы ло когда-то адвокатскими нагрудниками и мантиями. Оставалось только вообразить, как шепнул Ричард н ам с Адой, пока мы стояли, з аглядывая в глубь лавки, что кости, сложенные в углу и обглоданные начист о, - это кости клиентов суда, и картина могла считаться законченной». Но главное «историческое лицо» в романе Канцлер ский суд. Образ Канцлерского суда становится сим волом жестокой античеловеческой капиталистической системы. Явление по сути д ела архаическое, представляющее со бой пережиток феодального прошлого, К анцлерски й суд был, тем не менее, яв лением, характерным и для капиталистической Англии, ибо нигде так не переплетались феодальные пе режитки с высокоразвитыми к апиталистическими отношениями, как в этой стране. Но еще важне е то, что в руках буржуазии это «ветхозаветное» учреждение продолжало служить антинародным интересам. Избранный Диккенсом обра з Канцлерского суда, ка к одного из узловых пунктов противоречий буржуа зной дей ствитель ности, о казался весьма удачным. Гнетущая атмосфера, возникающая во вступительн ой главе, распространяет ся затем на весь роман. Диккенс гораздо более мрачно, чем в прежние годы, смотрит на перспектив ы переустройств а общества. Но он все, же сохра няет веру в добро, в простого человека, в здоровую основу человеческих отношений. Любопытно отметить, что писатель теперь по-новом у толкует многие образы. Д ля него чиновники и адвокаты Канцлерского суда тоже жертвы уродливого социального устройства . Респектабельный юрист Волс по-своему честен, инспектор Бакет отзывчив по натуре; н о оба они строго разграничивают слу жбу и свой личные чувства и симпат ии. Как частные лица они готовы признать неразумность или бесче ловечность того или иного установления, но как чиновники они себя считают обязанными служить этой бездушной системе. Именно потому и возможно существование таки х чудо вищных мест, как трущобы « одинокого То ма» - пристанище Джо, - что они находят ся в ведени и бездушного Канцлерского суда. Образ бесприютного метельщика Джо, - бесспорно, самое сильное в романе воплоще ние бедности, это негодующий вызов х удожника пре ступному равнодушию господствующих классов. Дж о - типичное дитя улицы. Он о бречен на медленное умирание и, по выражению автора, не живет, а «еще не умер». И это тоже явление эпохи, в которой Диккенс жил, которую так маст ерски отразил в своем романе. И все « прелести » , кот орой познал на собственном опыте, пройдя нелегкий и пестрый жизненный пу ть. ГЛАВА 2 . ЖИЗНЕННЫЙ И ТВОРЧЕСКИЙ ПУТЬ ЧАРЛЬЗА ДИККЕНСА Чарлз Джон Хаффам Диккенс родился 7 февраля 1812 в Ленд порте близ Портсмута. В 1805 году его отец, Джон Диккенс, младший сын дворецко го и экономки в Кру-Холле (графство Стаффордшир), получил должность клерк а в финансовом управлении морского ведомства. В 1809 году он женился на Элиз абет Барроу и был назначен на Портсмутскую Верфь. Чарлз был вторым из вос ьми детей. В 1816 году Джон Диккенс был направлен в Чатэм (графство Кент). К 1821 го ду у него было уже пятеро детей. Читать Чарлза научила мать, какое-то время он посещал начальную школу, с девяти до двенадцати лет ходил в обычную шк олу. Не по годам развитый, он с жадностью прочитал всю домашн юю библиотечку дешевых изданий. В 1822 году Джон Диккенс был переведен в Лондон. Родители с шестью детьми в ст рашной нужде ютились в Кемден-Тауне. Чарлз перестал ходить в школу; ему пр иходилось относить в заклад серебряные ложки, распродавать семейную би блиотеку, служить мальчиком на побегушках. В двенадцать лет он начал раб отать за шесть шиллингов в неделю на фабрике ваксы в Хангерфорд-Стерз на Стрэнде. Он проработал там немногим более четырех месяцев, но это время п оказалось ему мучительной, безнадежной вечностью и пробудило решимост ь выбиться из бедности. 20 февраля 1824 его отец был арестован за долги и заклю чен в тюрьму Маршалси. Получив небольшое наследство, он расплатился с до лгами и 28 мая того же года был освобожден. Около двух лет Чарлз посещал час тную школу под назв анием Академия Веллингтон-Хау с. Работая младшим клерком в одной из адвокатских контор, Чарлз начал изуча ть стенографию, готовя себя к деятельности газетного репортера. К ноябрю 1828 года он стал независимым репортером суда Докторс-Коммонз. К своему вос емнадцатилетию Диккенс получил читательский билет в Британский музей и принялся усердно пополнять свое образование. В начале 1832 года он стал ре портером «Парламентского зеркала» («The Mirror of Parliament») и «Тру сан» («The True Sun»). Двадцат илетний юноша быстро выделился среди сотни завсегдатаев репортерской галереи палаты общин. Любовь Диккенса к дочери управляющего банком, Марии Биднелл, укрепила ег о честолюбивые стремления. Но семейство Биднеллов не питало расположен ия к простому репортеру, отцу которого довелось сидеть в долговой тюрьме . После поездки в Париж «для завершения образования» Мария охладела к св оему поклоннику. В течении предыдущего года он начал писать беллетристи ческие очерки о жизни и характерных типах Лондона. Первый из них появилс я в «Мансли мэгэзин» («The Monthly Magazine») в декабре 1832 года. Четыре следующих вышли в т ечение января - августа 1833 года, причем последний был подписан псевдонимо м Боз, прозвищем младшего брата Диккенса, Мозеса. Теперь Диккенс был пост оянным репортером «Морнинг кроникл» («The Morning Chronicle»), газеты, публиковавшей ре портажи о значительных событиях во всей Англии. В январе 1835 года Дж. Хогарт , издатель «Ивнинг кроникл» («The Evening Chronicle»), попросил Диккенса написать ряд оче рков о городской жизни. Литературные связи Хогарта - его тесть Дж. Томсон б ыл другом Роберта Бернса , а сам он - другом Вальтера Скотта и его советчиком в юридических вопросах - произвели глубоко е впечатление на начинающего писателя. Ранней весной того же года он обр учился с Кэтрин Хогарт. 7 февраля 1836 года, к двадцатичетырехлетию Диккенса, все его очерки, в т.ч. несколько не публиковавшихся ранее произведений, вы шли отдельным изданием под названием «Очерки Боза». В очерках, зачастую не до конца продуманных и несколько легкомысленных, уже виден талант нач инающего автора; в них затронуты почти все дальнейшие диккенсовские мот ивы: улицы Лондона, суды и адвокаты, тюрьмы, Рождество, парламент, политики , снобы, сочувствие бедным и угнетенным. За этой публикацией последовало предложение Чапмана и Холла написать п овесть в двадцати выпусках к комическим гравюрам известного карикатур иста Р. Сеймура. Диккенс возразил, что «Записки Нимрода», темой которых сл ужили приключения незадачливых лондонских спортсменов, уже приелись; в место этого он предложил написать о клубе чудаков и настоял, чтобы не он к омментировал иллюстрации Сеймура, а тот сделал гравюры к его текстам. Из датели согласились, и 2 апреля был издан первый выпуск «Пиквикского клуб а». За два дня до этого Чарлз и Кэтрин поженились и обосновались в холостя цкой квартире Диккенса. Вначале отклики были прохладными, да и продажа н е сулила больших надежд. Еще до появления второго выпуска покончил жизнь самоубийством Сеймур, и вся затея оказалась под угрозой. Диккенс сам наш ел молодого художника Х. Н. Брауна, который стал известен под псевдонимом Физ. Число читателей росло; к концу издания «Посмертных записок Пиквикск ого клуба» (выходившего с марта 1836 по ноябрь 1837 года) каждый выпуск расходил ся в количестве сорока тысяч экземпляров. Диккенс отказался от работы в «Кроникл» и принял предложение Р. Бентли в озглавить новый ежемесячник, «Альманах Бентли». Первый номер журнала вы шел в январе 1837 года, за несколько дней до рождения первого ребенка Диккен са, Чарлза младшего. В февральском номере появились первые главы «Оливер а Твиста», начатого писателем, когда «Пиквик» был написан лишь наполовин у. Еще не закончив «Оливера», Диккенс принялся за «Николаса Никльби», оче редной серии в двадцати выпусках для Чапмана и Холла. В этот период он нап исал также либретто комической оперы, два фарса и издал книгу о жизни зна менитого клоуна Гримальди. В марте 1837 года Диккенс переехал в четырехэтажный дом по Даути-стрит, 48. Зде сь родились его дочери Мэри и Кейт, и здесь же умерла его свояченица, шестн адцатилетняя Мэри, к которой он был очень привязан. В этом доме он впервые принял у себя Д. Форстера, театрального критика газеты «Экзаминер», став шего его другом на всю жизнь, советчиком по литературным вопросам, душеп риказчиком и первым биографом. Благодаря Форстеру Диккенс познакомилс я с Браунингом, Теннисоном и другими писателями. В ноябре 1839 году Диккенс в зял в аренду сроком на двенадцать лет дом № 1 на Девоншир-Террас. С ростом б лагосостояния и литературной известности укреплялось и положение Дикк енса в обществе. В 1837 году он был избран членом клуба «Гарик», в июне 1838 года - членом знаменитого клуба «Атенеум». Возникавшие время от времени трения с Бентли заставили Диккенса в февра ле 1839 году отказаться от работы в «Альманахе». В следующем году все его кни ги оказались сосредоточены в руках Чапмана и Холла, при содействии котор ых он начал издавать трехпенсовый еженедельник «Часы Мистера Хамфри», в котором были напечатаны «Лавка древностей» (апрель 1840 - январь 1841) и «Барнаб и Радж» (февраль - ноябрь 1841). Затем, измученный обилием работы, Диккенс прек ратил выпуск «Часов Мистера Хамфри». В январе 1842 года супруги Диккенс отплыли в Бостон, где многолюдная востор женная встреча положила начало триумфальной поездке писателя через Но вую Англию в Нью-Йорк, Филадельфию, Вашингтон и дальше - вплоть до Сент-Луи са. Но путешествие было омрачено растущим негодованием Диккенса по пово ду американского литературного пиратства и невозможности бороться с н им и - на Юге - открыто враждебной реакцией на его неприятие рабства. «Амер иканские заметки» («American Notes»), появившиеся в ноябре 1842 года, в Англии были встр ечены теплыми похвалами и дружелюбной критикой, но за океано м вызвали яростное раздражение. Первая из диккенсовских рождественских повестей, «Рождественская песн ь в прозе» также разоблачает эгоизм, в частности жажду прибыли, отраженн ую в концепции «хозяйственного человека». Главная мысль повести - о необ ходимости великодушия и любви - пронизывает и последовавшие за ней «Коло кола» «Сверчок за очагом» а также менее удачные «Битва жизни» и «Одержим ый» . В июле 1844 года вместе с детьми, Кэтрин и ее сестрой Джорджиной Хогарт, котор ая теперь жила с ними, Диккенс отправился в Геную. Вернувшись в Лондон в ию ле 1845 года, он погрузился в заботы по основанию и изданию либеральной газе ты «Дейли ньюс. Издательские конфликты с ее владельцами вскоре заставили Диккенса отк азаться от этой работы. Разочарованный Диккенс решил, что с этого времен и его оружием в борьбе за реформы станут книги. В Лозанне он начал роман «Д омби и сын», сменив издателей на Бредбери и Эванса. В 1849 году Диккенс приступил к роману «Дэвид Копперфилд», который с самого начала имел огромный успех. Самый популярный из всех диккенсовских рома нов, любимое детище самого автора, «Дэвид Копперфилд» более други х связан с биографией писателя. В конце 1850 года Диккенс совместно с Булвер-Литтоном основали Гильдию лите ратуры и искусства для помощи нуждающимся литераторам. В качестве пожер твования Литтон написал комедию «Мы не так плохи, как кажемся», премьера которой в исполнении Диккенса с любительской труппой состоялась в лонд онском особняке герцога Девонширского в присутствии королевы Виктории . В течение следующе го года спектакли прошли по всей Англии и Шотландии. К этому времени у Дик кенса было восемь детей (один умер в младенчестве), а еще один, последний р ебенок, должен был вот-вот родиться. В конце 1851 года семья Диккенса перееха ла в более вместительный дом на Тэвисток-сквер, и писатель начал работу н ад «Холодным домом» . Бездействие правительства, плохое управление, коррупция, ставшая очеви дной во время Крымской войны 1853-1856 годов, наряду с безработицей, вспышками з абастовок и голодными бунтами укрепили убежденность Диккенса в необхо димости радикальных реформ. Эти темы - помехи, создаваемые бюрократией, и дикая спекуляция - он отразил в «Крошке Доррит» . Лето 1857 года Диккенс провел в Гэдсхилле, в старинном доме, которым любовал ся еще в детстве, а теперь смог приобрести. Его участие в благотворительн ых представлениях «Замерзшей пучины» У. Коллинза привело к кризису в сем ье. Годы неустанного труда писателя омрачались растущим осознанием неу дачи его брака. Во время занятий театром Диккенс полюбил молодую актрису Эллен Тернан. Несмотря на клятвы мужа в верности, Кэтрин покинула его дом . В мае 1858 года, после развода, Чарлз-младший остался с матерью, а остальные д ети - с отцом, на попечении Джорджины в качестве хозяйки дома. Диккенс с жа ром принялся за публичные чтения отрывков из своих книг перед восторжен ными слушателями. Рассорившись с Брэдбери и Эвансом, занявшими сторону К этрин, Дикк енс вернулся к Чапману и Холлу. В 1861 году выходит еще один роман «Большие надежды», главный герой которог о - Пип рассказывает историю о таинственном благодеянии, которое позволи ло ему уйти из сельской кузницы своего зятя, Джо Гарджери, и получить подо бающее джентльмену образование в Лондоне. В образе Пипа Диккенс выставл яет не только снобизм, но и ложность мечты Пипа о роскошной жизни праздно го «джентльмена». Большие надежды Пипа принадлежат идеалу 19 века: тунеяд ство и изобилие за счет полученного наследства и блестя щая жизнь за счет чужого труда. В 1860 году Диккенс продал дом на Тэвисток-сквер, и его постоянным жилищем ст ал Гэдсхилл. Он с успехом читал свои произведения публично по всей Англи и и в Париже. Его последний законченный роман, «Наш общий друг», был напеча тан в двадцати выпусках (май 1864 - ноябрь 1865). В последнем завершенном романе п исателя вновь появляются и соединяются образы, выражавшие его осуждени е социальной системы: густой туман Холодного дома и огромная, давящая тю ремная камера Крошки Доррит. К ним Диккенс добавляет еще один, глубоко ир онический образ лондонской свалки - огромных куч мусора, создавших богат ство Гармона. Это символически определяет цель человеческой алчности к ак грязь и отбросы. Мир романа - всесильная власть денег, преклонение пере д богатством. Мошенники процветают: человек со значимой фамилией Венири нг (veneer - внешний лоск) покупает место в парламенте, а высокопарный богач П одснеп - рупор мнения общества. Здоровье писателя ухудшалось. Не обращая внимания на угрожающие симпто мы, он предпринял еще ряд утомительных публичных чтений, а затем отправи лся в большое турне по Америке. Доходы от американской поездки составили почти 20 000 фунтов, но путешеств ие роковым образом сказалось на его здоровье. Диккенс бурно радовался за работанным деньгам, но не только они побуждали его предпринять поездку; честолюбивая натура писателя требовала восхищения и восторгов публики . После короткого летнего отдыха он начал новое турне. Но в Ливерпуле в апр еле 1869 года после 74 выступления его состояние ухудшилось, после каждого чт ения почт и отнимались левая рука и нога. Несколько оправившись в тишине и покое Гэдсхилла, Диккенс начал писать « Тайну Эдвина Друда», планируя двенадцать ежемесячных выпусков, и убедил своего врача разрешить ему двенадцать прощальных выступлений в Лондон е. Они начались 11 января 1870 года; последнее выступление состоялось 15 марта. « Эдвин Друд», первый выпуск которого появился 31 марта, был написан лишь до половины . 8 июня 1870 года, после того как Диккенс весь день проработал в шале в саду Гэд схилла, его за ужином разбил удар, и на следующий день около шести вечера о н умер. На закрытой церемонии, состоявшейся 14 июня, тело его было погребен о в Уголке поэтов Вестминстерского аббатства. ГЛАВА 3 . ХУДОЖЕСТВЕННОЕ МАСТЕРСТВО ПИСАТЕЛЯ В ИЗОБРАЖЕНИИ ОБЩЕСТВЕННОЙ И КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ АНГЛИИ XIX ВЕКА В РОМАНЕ писатель роман литература 3 .1 Эпоха и люди в романе «Холодный дом» вЂ” одно из самых совершенных в художественном отношении произведений зрелого Диккенса и в то же время одно из самых сложных и про тиворечивых. В этом романе сочетаются различные мотивы и темы; причудлив о переплетаются различные сюжетные линии . По первоначальному замыслу автора «Холодный дом» вЂ” это всего острая сатира на старую сис тему судопроизводства, преступную по своим социал ьным последствиям волокит у канцлерского суда — чудо вищного пережитка в современных условиях. Но сатира на канцлерский суд п ереросла в обличение всей консервативной Англии. Нера зрывно связаны, поэтому в ро мане две тематические линии: тема канцлерского суда и тема сэра Дэдлока — оплота старых и отживших порядков, взглядов и традиций. Диккенс облич ает здесь также буржуазную благотворительность. Высмеивая дам-благотв орительниц, просвещающих островитян Тихого океана «светом Евангелия» и не видящих нищеты, страданий и невежества обездоленных на родине, писа тель затрагивает проблему лондонского «дна» нищих обитaтeлeй столицы кап италистической Англии (тема Джо и Тома Отшельника). Дневник Эстер Саммер сон — внебрачной дочери леди Дэдлок — комментирует и связывает все сюжетные линии. Роман повествует об одном судебном процессе двух представителей семьи Джарндис. Начинается он описанием холодного туманного дня. В городе зажи гаются фонари, но их почти не видно сквозь туман. Люди вдыхают этот туман, он проникает во все поры, даже, кажется, заползает в дома. Все люди как бы пр опитаны туманом. Он влияет на настроение и мировоззрение людей. Эта картина сгустившегося осеннего тумана сразу дает тон всему повеств ованию. Но, может быть, даже на улице нет такого страшного тумана, какой ок утывает собой все внутри здания канцелярского суда, где происходит проц есс Джарндиса с Джарндисом, тянувшийся десятки лет. И наконец, когда он ко нчился, выяснилось, что наследства, из-за которого шел спор, не хватило даж е на покрытие судебных издержек. Все действующие лица этого романа, так или иначе, з амешаны в этом процессе: единственный представитель Джандрисов, героин я романа Эстер Самерсон, молодой человек Ричард и его жена Ада, лорд Дедло к и его жена и, наконец, какая-то безродная, никому не известная помешанная ст аруха Флайт, которая тоже ходит на все заседания с уда и живет только надеждой на окончание процесса. Канцлерский суд — это не похоро ненный труп «старой Англии» вЂ” символ тех косных пережитк ов, которые мешают, по мысли Диккенса, прогрессивному движению страны вп еред. Этот суд, «у которого свои разрушенные дома и заброшенные поля в каж дом графстве... у которого свои покойники на каждом кладбище», поддержива ет сэр Дэдлок — воплощение британского консерватизма. Рисуя сэра Дэдлока, его родичей и приживальщиков, показывая традиции его родового поместья — цитадели к онсервативной косности, — Диккенс создает образы, сатирически заостре нные, шаржированные. Писатель развертывает широкую картину судебной практики и ее последст вий в судьбах людей. «Неисчислимое количество детей рождалось и вошло в этот процесс,— с горькой ир онией замечает Диккенс-сатирик,— неисчислимое количество молодежи вс тупало в брак и уходило в этот процесс, неисчислимое количество стариков умерло и вышло из этого процесса. Десятки людей, как в бреду, втягивались в процесс Джарндайс и Джарндайс, не понимая, как и почему маленький истец или ответчик, которому обещали игрушечную лошадку, когда закончится про цесс Джарндайс и Джарндайс, успевал вырасти, завест и себе настоящую лошадку и уехать из этого мира». Страшная волокита верховного (или канцлерского) суда, кажущаяся неправд оподобной, разбивает десятки жизней. Особой остроты социальная критика Диккенса достигает в описа нии английской аристократии, и прежде всего, семейства Дедлоков, Их дом, в есь уклад их жизни, приверженность издавна установленным традициям, пре небрежительное отношение к людям, стоящим ниже их,— все это вместе взятое, характ еризует Дедлоков как типичных представителей британской знати, соврем енной Диккенсу. В их доме собирается цвет высшего общества, предстающего в сатирическом описании Диккенса как скопище чванливых уродцев с прете нзиями, намного превосходящими их личные данные. Однако, в жизни недоступной леди Дедлок есть тайна. Раскрыв ее, Диккенс ни зводит леди Дедлок с высот аристократического «Олимпа». У леди Дедлок ес ть незаконный ребенок. Разоблачение этой тайны может запятнать леди Дед лок, ей готовится суровая кара. И только благодаря тому, что леди Дедлок и ее муж вырываются из заколдованного круга своего прежнего существован ия, они становятся подлинными людьми, с человеческими чувствами и отзывч ивыми сердцами. Это чисто диккенсовское решение темы: утратив все то, чем принято дорожить в обществе, человек может обрести счастье. Резким контрастом той жизни, которую ведут Дедлоки и люди их круга, являе тся существование бездомного метельщика улиц — маленького Джо. Образ Джо становится воплощением бедн ости, ужасающих условий жиз ни людей, оказавшихся на дне жизни. Важное значение имеет в романе сцена встречи леди Дедлок и Джо. Диккенс с тавит вопрос об ответственности леди Дедлок и других представителей высшего общества перед простыми людьми. Интересна фигура молодого человека Ричарда. Он искренне любит свою жену . Они счастливы. Но мало-помалу Ричард втягивается в процесс Джандриса; вс я его жизнь, все надежды и стремления отныне связаны с этим процессом; ожидание богатства портит его; он ссорится со своими лучшими друзьями, которые сделали ему много хорошего, становится под озрительным, недоверчивым. Измученный ожиданием благополучного исхода процесса, он умирает от чахо тки. Его вдова несчастна, и причиной ее горя является все тот же процесс. И счастье главной героини, Эстер Самерсон, не является безоблачным, как эт о было в ранних романах Диккенса. Страдание и горе знакомы каждому из героев «Холодного дома», они вполне законо мерны в том страшном мире, где судьбой людей распоряжаются бездушные слу жители интересов главенствующих партий, которых Диккенс остроумно окр естил ставшими нарицательными именами, Тудлов, Кудлов, Дудлов, Будлов. Совершенно очевидно, что этот роман Диккенса знач ительно отличается от более ранних его романов. Проблема воздействия со циальной среды на человека разрешается здесь гораздо более последоват ельно и убедительно, чем в предшествующих романах. С гневом и б олью пишет Диккенс о бессмы сленности и жестокости установленных в стране порядков. На страницах ро мана возникает смелое сопоставление канцелярского суда с лавкой старь евщика, а лорда-канцлера, облеченного силой и властью закона, с выжившим из у ма старьевщиком. Подобные сопоставления убедительно раскрывают мысль писателя о том, что бюрократическая машина законности изжила себя. Касаясь острейши х социальных проблем, автор ставит множество актуальных вопросов. Сатир а Диккенса резче, чем где-либо прежде: он беспощаден к тем явлениям соврем енной жизни, которые обличает. «Холодный дом» вЂ“ это и социальный роман, и роман пс ихологический, и сатира на английское правосудие, и гигантский символ тр агизма человеческого существования. Чтобы передать эту жанровую полиф онию, Диккенс выбрал никогда им ранее не практиковавшуюся двуплановую к омпозицию. Диккенс и Эстер, которую он взял себе в соавторы, «поделили» ме жду собой многочисленные темы романа. Автор ведет главную тему – падени е дома Дедлоков, которое наступает после раскрытия тайны миледи: ее связ и с умершим офицером, отцом ее незаконнорожденного ребенка, Эстер. Эта де тективная часть теснейшим образом связана со второй – рассказом о тяжб е, – где повествователем выступает Эстер. Обе части «движутся» навстреч у друг другу, поскольку тайны персонажей, например миледи и Эстер, – оказ ываются не только личностно, но и социально общими. Эстер – образ одновременно удачный и слабый. Доверив голос героине, пре дставительнице лагеря жертв, Диккенс сумел показать психологию «униже нных и оскорбленных». Однако далеко не всегда психологические мотивы и п сихологические коллизии в образе Эстер убеждают. И в этом отношении Эсте р далеко до Дэвида. Вероятно, в этом образе Диккенс столкнулся с непреодо лимой для многих викторианских писателей, а для него в особенности, проб лемой женской психологии. Все внутренние борения Эстер, как и внутренняя , надо полагать, сложная жизнь миледи Дедлок, оказываются неизвестными ч итателю. А вместо этого нам предлагается еще одна симпатичная, хотя уже н е идеально красивая фея домашнего очага. «Холодный дом» вЂ“ это и символ, парабола человеческого существования – мрачного и холодного. Но какой же выход предлагает Диккенс своим героям? Филантропическо-у топические идеалы оказываются бессмысленными. Попав в дом к мистеру Джа рндису, Джо не превращается в милого и доброго мальчика, как это было в сво е время с Оливером, но своим приходом приносит лишь беду. И все же для Дикк енса есть выход. Это реальная, осязаемая, практическая помощь, которую мо гут приносить друг другу люди. На этом этапе для Диккенса – выход в труде на благо людей. Потому прекрасен образ мистера Раунселла, «железных дел мастера», добившегося всего в жизни своими руками. Раунселл из Йоркшира, где особенно бурно развернулась промышленная революция, сметающая отж ившие поместья типа Чесни-Уолда с его парализованным – деталь отнюдь не случайная у Диккенса – владельцем сэром Дедлоком. Именно в Йоркшир в ко нце романа уезжает Эстер со своим мужем, Алленом Вудкортом, еще одним чел овеком труда у Диккенса. Вудкорт – врач, и его помощь народу, нуждающемус я в практических действиях, необходима. 3 .2 Художественное мастер ство Чарльза Диккенса Мир, созданный Диккенсом, обладает удивительным свойством. С одной стороны, это плод воображения и диккенсовские книги сродни сказк ам, волшебным историям, которыми зачитываются не только дети, но и взросл ые. Отсюда частая критика Диккенса — современника рождения современно й буржуазной цивилизации — за «недостатки» его сочинений (назидательн ость, мелодраматизм, безудержные преувеличения, определенное многосло ви е и т.п.), за «лицедейское» поды г рывание любителям чтива, невзыскательной читательской публике виктори анской эпохи, которая, окутывая себя вслед за писателем чудесной иллюзие й, как бы не желает взглянуть на жизнь критически, оценить социальные по с ледствия индустриализации, резкого расслоения общества. С другой – подобный художественный мир, как все истинно чудесное, реале н и сверхреален: со всеми своими литературными «слабостями», подчинил се бе значительную часть эры королевы Виктории (1837– 1901), какой бы в действител ьности она ни была, а, подчинив, одухотворил, призвал к эстетическому быти ю, сделал волшебством свистящей английской речи, россыпью бессмертных о бразов, ситуаций, выражений, вещей и мест. Иными словами, история и истории , рассказанные Диккенсом, со временем, постепенно поменялись местами. Да вно нет Лондона 1830– 1840-х, но есть книги Диккенса — вечное оправдание викто рианства в искусстве. Диккенсовский Лондон, изображенный в романе «Холодный дом», и есть викторианский Лондон. Иначе, со временники писателя не зачитывались бы Диккенсом, не ассоциировали бы н аписанное им с собой, собственными бытом, фантазиями, страхами! Диккенсо вские бедные мальчики, добродетельные девушки, эксцентричные джентльм ены, клерки, конторы, банки, тюрьмы, зловещие злодеи — все это было , стало реальностью творчества, вс еми узнаваемыми художественными формами благодаря реально жившему чел овеку, Диккенсу - поэту. Он не только смотрел на мир не так, как окружающие, а значит, видел его интенсивнее, с долей театральности, на контрасте дневн ого и ночного, реального и ирреального, смешного и ужасного, но и сделал пр иложением своего лиризма столицу империи. Лондон Диккенса в романе не пр инадлежит буколической, сельской, аристократической Англии, не являетс я скрепой одной-единственной биографии. Это нечто заведомо нецельное, сочетание нищеты и богатства, свободы и не свободы, счастливого марьяжа и одиночества, шансов выбиться в люди и кат астроф. Он как конкретен, так и разбросан в пространстве, имеет эту и другу ю — чердачную, трущобную, «подземную» сторону. Его постоянно из конца в к онец пересекают пешком, в экипажах, по Темзе. Лондон, иначе говоря, — сама стихия нового романа, которую первым из английских писателей направляе т в опр еделенное русло именно Диккенс. Лондон в романе «Холодный дом» в изображении Диккенса - г ород на берегу Темзы, покрытой седой пеленой тумана. Что же скрывает он в э том покрове, что таит этот город богатых и бедных? Сити, West– End, районы Лондон а, где правят деньги и праздно существуют чрезвычайно состоятельные люд и. Яркий контраст этой роскоши представляет восточный район (East - End) Лондона – Лондон обездоленных, где скученность застроек и теснота сочетаются с неимоверной высотой домов; где улицы, переулки, тупики превращаются в ла биринт, из которого трудно выбраться беднякам, живущим здесь. Диккенс наиболее полно раскрыл образ Лондона, посвятивший немало стран иц его изображению в романе. Лондон присутствует во всех вещах Диккенса – от первых скетчей «Боза» до последних романов 60-х годов. Лондон составл яет в них, как правило, обязательный фон: книги Диккенса трудно представи ть себе без описания улиц Лондона, шума Лондона, пестрой и разнообразной толпы. Диккенс изучил все стороны жизни этого города, все его самые парад ные и самые заброшенные, глухие кварталы. Разночинный Лондон «восточной стороны» - беднейших квартал ов столицы – мир, в котором протекали детство и ранняя юность Диккенса. Д олговые тюрьмы, скверные школы, судебные конторы, парламентские выборы, кричащие контрасты богатства и нищеты – вот что наблюдал Диккенс с юных лет. В «Оливере Твисте» туман – укрыватель преступного, воровского мира, в « Холодном доме» он олицетворяет Верховный Суд. В романе «Холодный дом» Диккенс рисует кварталы Лондона, окружающие судебную палату. Они всецело поглощены процессом. Перед чита телем предстает заросшая паутиной и заставленная всякой рухлядью лавк а Крука, символизирующая рутину судебной палаты. Изображение суда лорда- канцлера тесно связано с образом стелющегося тумана и липнущей, вязкой г рязи. Джентльмены, представляющие Верховный суд, появляются на страница х книги после описания ноябрьской погоды в Лондоне»: «Несносная ноябрьс кая погода. На улицах такая слякоть, словно воды потопа только что схлыну ли с лица земли (…) Дым стелется, едва поднявшись из труб, он словно мелкая ч ерная изморозь, и чудится, что хлопья сажи – это крупные снежные хлопья, н адевшие траур по умершему солнцу. Собаки так вымазались в грязи, что их и н е разглядишь; лошади забрызганы по самые уши». Туман, грязь, сырость олице творяют в романе Диккенса английский Верховный суд. Описание ноябрьско го дня в то же время представляет аллегорическую картину мрачного, как б ы окутанного гнилым туманом, отжившего судебного института. «Сырой день всего сырее, и густой туман всего гуще, и грязные улицы всего грязнее у вор от Тэмпл-Бара (…) Как ни густ сегодня туман, как ни глубока грязь, они не могу т сравниться с тем мраком и грязью, в которых блуждает и барахтается Верх овный суд, величайший из нераскаянных грешников перед лицом неба и земли ». Изображение тумана, окута вшего весь город, становится как бы прелюдией к повествованию о бесконеч но тянущемся, запутанном процессе: «Туман везде: туман вверх по реке, где о н плывет между зелеными ос тровками и лугами; туман вниз по реке, где он клубится, сжатый между рядами судов и береговыми отбросами огромного и грязного города... Попадающиес я на мостах люди, заглядывающие через перила в преисподнюю тумана, со все х сторон окутанные туманом, словно они поднялись на воздушном шаре и пов исли в сырых облаках». В одном абза це слово «туман» встречается 13 раз, перед нашим взором как бы предстала ра зверну тая поэма о лондонском тумане. Признанный мастер городского пейзажа, Диккенс подчиняет его развивающ емуся действию своих романов и тесно связывает с судьбами героев. После смерти Крука «каменный лик призрака», где он жил, «выглядит истомленным и осунувшимся». Одинокий выстрел нарушает тишину спящего города в ночь у бийства Талкингхорна. Он поднял на ноги всех в околотке: и прохожих и соба к. Чей-то дом «даже затрясся». «Церковные колокола, словно тоже чем-то испу ганные, начинают отбивать часы. Как бы вторя им, уличный шум нарастает и ст ановится громким, как крик… Весь город превратился в огромное звенящее с текло». Для Эстер дом, где живет леди Дедлок, «черствый и безжалостный свидетель мук ее матери». Словно предчувствуя трагическую гибель своей хозяйки, до м этот «напоминает тело, покинутое жизнью». Холодный дом, который Джарнд ис унаследовал после самоубийства, «был так разорен и запущен», что ново му владельцу «почудилось, будто дом тоже пустил себе пулю в лоб…» ЗАКЛЮЧЕНИЕ Чарльз Диккенс, величайший англи йский романист XIX в., бесспорно остается одним из самых известных писателей, как в Англии, так и за е е пределами. Уже первые произведения, вышедшие в свет в середине 30-х гг. 19 в, п ринесли их автору широкую известность. С этого момента интерес к творчес тву Диккенса не ослабевал. Его читали и перечитывали современники, предс тавители различных слоев населения Англии. Не забыто имя писателя и в на ши дни. Диккенса с полным правом можно назвать мэтром английской литерат уры 19 в, поскольку ни один писатель не мог сравниться с ним ни по значимост и, ни по популярности. Безусловно, как выдающаяся личность в мире литерат уры, Диккенс вызывал различное к себе отношение своих современников. Поз же, после смерти писателя, изучением его наследия занялись представител и традиционных и вновь создающихся литературных направлений. Каждый из них находил в романах и повестях Диккенса что-то близкое для себя, опреде ляющую основу для своих теорий. Именно значительностью писательской фи гуры Диккенса можно объяснить тот факт, что почти в каждой критической ш коле его произведения рассматриваются с разных позиций. Современные читатели унаследовали тот художественн ый мир, порожденный воображением Чарльза Диккенса, который запечатлен в его романах. Они были великими образцами искусства, одновременно высоко го и развлекательного: Диккенс не разделял между собой эти два понятия, и нам нет нужды поступать иначе. И, несмотря на то, что произведения Диккенс а являются отражением той эпохи, того времени, в котором жил писатель, это все же не исторические хроники, не скрупулезное отображение современных автору событий и людей, а именно художественное переосмысление, сатирический взгляд, эмоциональ ная переработка тех проблем, которые волновали Диккенса именно в тот пер иод, которые он видел и осознавал. ЛИТЕРАТУРА 1. Английская литерату ра в русской критике : библиогр. указ. : в 3 ч. / Рос. акад. наук, ИНИОН. – М., 1994-1995. 2. Гениева Е. Ю. Диккенс . История всемирной литературы . - Т. 1. - М, 1989. 3. Диккенс Ч. Холодный дом. Перевод с английского М. Клягиной-Кондратьевой. // Собрание сочинени й в тридцати томах, т. 17. Под общей редакцией Л.А. Аникста и В. В. Ивашевой. – М., 1960. 4. Ивашева В.В. Английский реалистический роман в его соврем енном звучании. М.,1974. 5. История всемирной литературы. В 9 т. Т. 6 - 7. - М., 1989 - 1990. 6. История зарубежной литературы XIX в. Ч. 1-2. Под ред. Л.С.Дмитриева. Изд-во МГУ. 1983. 7. Катарс кий И.М. Чарльз Диккенс: Критико-биографический очерк. М., 1980. 8. Михальская Н.П. Чарльз Диккенс. О черк жизни и творчества. М., 1959. 9. Пирсон Х. Диккенс. М., I960. 10. Проск урнин Б.М., Яшенькина Р.Ф. История зарубежной литературы XIX века: Западноевр опейская реалистическая проза: Учебное пособие. М.: Флинта: Наука, 2004. 11. Сильм ан Т.И. Диккенс: Очерк творчества. М., 1988. 12. Уилсон Э. Мир Чарльза Диккенса. М.,1975. 13. Честертон Г.К. Чарльз Диккенс. М., 2001. Размещено на Allbest.ru

Приложенные файлы

  • rtf 16673602
    Размер файла: 243 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий