Александра Юферова председатель Ревизионной комиссии СФР



Вокруг наследия семьи Рерихов 3
В ИТОГЕ1) Интервью с Президентом МЦР А. В. Постниковым опубликовано в этико-философском журнале «Грани эпохи» в соответствии со всеми нормами человеческой и профессиональной этики.2) В «Заявлении Президента МЦР А.В. Постникова по поводу интервью, взятого у него А.Н. Анненко» на сайте МЦР от 14 января 2013 года – ложь;3) Цитаты в нем якобы из письма С. Н. Рериха от 26 апреля 1992 года – фальшь.На мой взгляд, Вы должны бы убрать «заявление» с сайта. Но, думаю, это Вам не по силам. Жаль крупного ученого, я Вас не виню, ведь известно, «с кем поведешься, от того и наберешься». Никто лучше Вас не определил Ваше собственное положение. А уж попали «во щи» или «в ощип», разницы нет…Вы настаиваете, что МОО «Международный Центр Рерихов» –Ассоциированный член ДОИ ООН, Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов, Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ), Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»– общественная организация? Так давайте проверим.* * *Прошу Правление МЦР (  HYPERLINK "http://www.icr.su/rus/about/direction/managing/" \t "_self" http://www.icr.su/rus/about/direction/managing/), Совет попечителей МЦР (http://www.icr.su) публикацию «Ложь “Заявления Президента МЦР А. В. Постникова по поводу интервью, взятого у него А. Н. Анненко”» в этико-философском журнале «Грани эпохи» (№ 52, зима 2012-13 г.) разместить на сайте МЦР, считать публикацию моим заявлением по поводу интервью, данного мне Президентом МЦР А. В. Постниковым 14 ноября 2012 года, прошу по обстоятельствам, изложенным в публикации, дать ответ, сообщить на сайте МЦР, уведомить редакцию журнала «Грани эпохи» в соответствии с законодательством Российской Федерации.Одновременно повторяю, что т. н. Международный совет рериховских организаций http://www.roerichs.com (на самом деле – отдел МЦР) самовольно, не имея никаких прав, носит имя С. Н. Рериха и своей деятельностью оскорбляет память великой русской семьи Рерихов.Член Союза журналистов СССР, России (членский билет № 11119) ,лауреат творческих конкурсов Совета Федерации Федерального собрания РФ, Верховного Совета Республики Хакасия, Союза журналистов России,Анненко Алексей Николаевич.Абакан.22 января 2013 года.* * *1)ГАРАНТОМ МОГЛО БЫ СТАТЬ ГОСУДАРСТВОПосле всего, что случилось в Советском фонде РериховВ начале июня ряд газет опубликовал письма-обращения в поддержку Международного центра Рерихов (МЦР) в Москве за подписью известных деятелей культуры и науки. Одновременно на имя президента РФ Б.Ельцина пошли телеграммы с просьбами об активном вмешательстве и поддержке усилий МЦР по созданию «Большого музея Рерихов». Почему не только не исчезают, но все множатся осложнения в работе МЦР? Кто и почему мешает созданию настоящего Центра Рерихов? Кто виноват в невыполнении обещаний, данных С.Н.Рериху при передаче им наследия семьи в Россию, и, прежде всего, обязательства по открытию к 1 января 1991 года музея Рерихов в отремонтированной «усадьбе Лопухиных» на улице Маркса-Энгельса? Вернемся к тому, почему руководством Международного центра Рерихов вновь, и в который уже раз, поднимается «правозащитная кампания». Очень часто кричит громче всех тот, на ком шапка горит. И нынешняя кампания по обличению всех властей предержащих, пожалуй, самая масштабная из проводимых руководством МЦР, а конкретно его вице-президентом Людмилой Шапошниковой. А незадолго перед ней она публично (в февральских «Правде», «Народной газете») выбранила вдову С.Н.Рериха госпожу Дэвику Рани Рерих за то, что та похоронила Святослава Николаевича не так и не там, как обещала нам Л.Шапошникова. А еще раньше была организована печатная травля С.Житенева, душеприказчика С.Н.Рериха. А совсем недавно, в мае, по рериховским организациям СНГ была разослана бумага МЦР, «отлучающая» от рериховских дел Р.Рыбакова - первое доверенное лицо С.Н.Рериха по переданному в Россию наследию. А до этого были оболганы правление и бюро Советского фонда Рерихов (СФР) якобы за бездействие и на этом основании произведена незаконная ликвидация СФР. До этого была ошельмована ревизионная эмиссия СФР, подвергшая резкой критике деятельность Л.Шапошниковой как зампреда правления СФР. И лично Л.Шапошникова провела тотальную кадровую чистку в СФР, начав с председателя Совета трудового коллектива В.Лепешинского. Цели и суть этой бурной деятельности - сокрушение всех мешающих в борьбе за абсолютную монополию в рериховских делах. С.Н.Рерих в своем обращении к правлению СФР подчеркивал необходимость единения усилий, «законного, демократического и научного» обращения с наследием его семьи. Систематическое и целенаправленное извращение правовых и демократических норм привели к развалу успешно начатой СФР работы и невыполнению обязательств данных С.Н.Рериху. Все это было вскрыто и оценено еще в постановлении ревизионной комиссии СФР от 15 мая 1991 года по итогам документальной проверки. Там были названы и конкретные виновники. Правление СФР тогда на критику не отреагировало. Сменивший Б.Угарова на посту председателя правления СФР В.Лакшин не довел постановление ревизионной комиссии до сведения членов правления. В сентябре 1991 года он совместно с Л.Шапошниковой незаконно ликвидировал и правление, и ревизионную комиссию, и сам Советский фонд Рерихов. Тогда же без проведения отчетной конференции, без создания ликвидационной комиссии, без законного решения и процедур был создан Международный центр Рерихов, объявивший себя правопреемником СФР. Каковым он и по сей день не является, ибо Министерство юстиции РФ в распоряжении от 1 февраля 1993 года объявило об отмене первоначальной регистрации МЦР в качестве правопреемника СФР. Так что наследием семьи Рерихов Международный центр в Москве владеет незаконно. Много шума было вокруг известия о том, что незадолго до своей смерти С.Н.Рерих подписал пакет документов, подтверждающих право на наследие Рерихов именно МЦР и лично его вице-президента Л.Шапошниковой, привезенный из Индии ею и Н.Бондарчук. Но еще больше обнаружилось резонов сомневаться в их юридической состоятельности. К сожалению, правовой и криминалистической экспертизы документов до сих пор не проведено - тем интереснее будет работать историкам в будущем. Но уже сейчас каждому сведущему в рериховских делах человеку очевидны многочисленные чужеродные «уши», торчащие из этих прелюбопытнейших документов. Ну, например: «Меня беспокоят, - написано от лица С. Н. Рериха, - попытки некоторых лиц, без всяких на то оснований, подвергнуть сомнению ее (Л. Шапошниковой. - А. Ю.) деятельность и тем самым выразить недоверие моему решению. Людмила Васильевна остается по-прежнему моим доверенным лицом, и я прошу всех это учитывать». В таком указующем стиле С.Н.Рерих никогда не позволял себе говорить. Показательно, что во всем пакете «документов от С.Н.Рериха» ни словом не упоминается законный владелец архива - СФР, как будто его не было вовсе. Не может быть, чтобы вопрос о передаче наследия от одного юридического лица (СФР) к другому (МЦР) не был специально оговорен. Так, в двух отдельных бумагах говорится об исключительности полномочий Л.Шапошниковой, без санкции которой теперь никто и пикнуть не смеет. Именно этот назойливый тезис стал главным во всем пакете документов, за которыми Л.Шапошникова слетала в Индию после предания гласности постановления ревизионной комиссии СФР на двух всероссийских рериховских конференциях. Реакция нашей общественности на этот пакет документов была разной. В среде людей ответственных и информированных эти бумаги, мягко говоря, доверия не вызвали. И чем больше поступало известий из Индии, тем больше росло недоверие. Другое дело люди, слепо доверяющие вице-президенту МЦР, для кого Л.Шапошникова, как к примеру для президента Международного центра Г.Печникова, «наш Махатма, наш Гуру» (из протокола МЦР, переданных Минюсту. - А.Ю.). Зато абсолютно несуеверные, «свои», избранные Л.Шапошниковой, запросто, келейно-семейно копают золотые россыпи рериховского архива. И как тут не вспомнить, что этот архив в сорока больших ящиках, практически не описанный при получении в Индии, так и не был законно принят комиссией экспертов при привозе в Москву, а наиболее ценная его часть двумя чемоданами была прямо из аэропорта перевезена на квартиру нынешнего вице-президента МЦР Л.Шапошниковой. Вряд ли все это известно уважаемым мэтрам, которые подписывают письма-обращения в защиту Международного центра Рерихов в Москве. Полагаю, они делают это по различным причинам. «Для доброго дела», например.. Перечни фамилий http://www.icr.su/rus/about/trustee/ ) выходят внушительными и грозными. Но ведь не менее внушительными были имена других академиков, президентов, директоров и советников, входивших для начала в состав правления Рерихов, использованных нынешним вице-президентом МЦР и затем вышвырнутых за ненадобностью. Это мы уже проходили. После всего, что там случилось, имена подписавших мэтров не добавят «феномену Гуру» законности или порядочности. Манипуляция людьми, бессердечное их использование как простого «средства» извращают на практике духовные истины рериховского наследия. Альтернативой может быть только сердечное, добровольное, деловое сотрудничество духовно свободных, компетентных и ответственных людей. И такие объединения уже существуют и работают. И государство, войдя в контакт с ними, помогая им (например, в форме создания государственного музея Рерихов), могло бы непосредственно осуществлять свои функции гаранта и правозащитника подлинно демократической общественности. Равно как и защиту духовного здоровья страны от нахрапистых «учителей». Александра ЮФЕРОВА, искусствовед, председатель ревизионной комиссии бывшего Советского фонда Рерихов. "Знамя Мира", N8 (11) за 1993 г., стр. 6.
* * * 2) Анкета Е. И. Рерих на репатриацию. 1948. – Юрий Рерих. Живое наследие. Материалы к биографии. – М.: ГМВ, 2012. С. 59.3)Алексей АнненкоК истории МЦР (письмо знакомому)«…Ты не учитываешь, что общественная организация в годы советской власти – это не общественная организация в подлинном значении. Советский Фонд Рерихов в 1989-ом должен был занять примерно такое же место, как только что появившийся тогда Советский фонд культуры или уже существовавший Советский Фонд Мира. Внешние атрибуты соответствовали критериям общественных организаций, но появиться и существовать такие организации могли только при государственной поддержке. И при благоволении на самом верху. Такое дал Горбачев. Преимущество такой организации заключалось в том, что она могла действовать поверх рамок определенного ведомства, устанавливать контакты без оглядки на чиновников определенного министерства, скажем, культуры.Для советской системы это было большое преимущество. Можно было относительно независимо выходить на местные органы власти, устанавливать контакты с заграничными организациями, самостоятельно определять приоритеты деятельности. Но существовать такая организация могла только при финансовой поддержке государства. Так существовал, например, Советский Фонд Мира (одна из КГБ-шных организаций). Не случайно именно этот Фонд смог на первых порах легко дать родственной организации два миллиона «на обзаведение». Ясно, что деньги эти не были получены от членских взносов, а меценатов тогда, кроме государства, не было.Охотников возглавить рериховский Фонд было немало. Это давало определенное положение в обществе, возможность распоряжаться немалыми деньгами, а авторитет и влияние на рериховцев вообще взмывали на небывалую высоту. Шапошникова была на виду, но никто не рассматривал ее всерьез в роли лидера. По правде говоря, тогда она и для Святослава была одной из числа известных ему людей, но вовсе не единственной. Такой ее видел и Рыбаков: мол, человек деловой, пусть выполнит техническую роль, организует аппарат, доставит картины и архив, у нее давние связи с КГБ, начнет работать. А определять приоритеты и руководить будем мы. Важно лишь, чтобы рериховская организация не оказалась подчиненной определенному ведомству, министерству культуры, а тем более Музею Востока.Так появилось письмо и публикация «Медлить нельзя». И поначалу всё закрутилось, как задумывалось. Если раньше во время приезда Святослава в Москву к нему был довольно свободный доступ, то в 1989 году все проходило под контролем Шапошниковой. Организаторская хватка у нее железная. Это все сразу увидели, но не сразу оценили последствия. Был образован Фонд, назначены доверенные лица. С преодолением таинственных препятствий (очень странных при передаче культурного наследия) привезены тонны бесценного груза.И вот тут Шапошникова показала своим «соратникам» как наивно они заблуждались относительно ее характера и ее роли в руководстве Советским Фондом Рерихов. Если бы советская система продолжала существовать, то «дворцовый переворот», совершенный ею, остался бы неизвестным. Звезда взошла бы на общественный небосклон и засияла наряду с именами Карпова (Фонд Мира), Лиханова (Детский Фонд), Михалкова (Фонд культуры)…Но времена стали меняться, уже в марте 1991 года рериховская общественность «показала зубы», потребовав на конференции, собранной СФР, переизбрать руководство. Не тут-то было. Все прежние договоренности Шапошникова разорвала, как простые клочки бумаги. Она растоптала решения ревизионной комиссии Фонда, разогнала доверенных лиц и лиц помельче и поставила вопрос ребром: кто со мной – останется, кто против меня, тот против Рериха – до свидания… Она обвела «соратников» вокруг пальца одной руки.И тогда лишь, 23 апреля 1991 года, более, чем через год после получения: «Шапошникова Л. В. передала, полученное от С. Н. Рериха имущество, Музею Н. К. Рериха, являющемуся структурным подразделением СФР…». От самой себя – самой себе!!!26 июля 1991 года в газете «Московский художник» вышла статья искусствоведа Александры Юферовой, председателя ревизионной комиссии Советского фонда Рерихов под показательным названием «Фонд Рерихов или Шапошниковой?»Собственно, путч ГКЧП спас ее от судебной ответственности, поскольку документам ревизионной комиссии СФР был дан ход, но в конце того же года прежнее государство и сложившаяся система рухнули. Выжить можно было, если учесть новые обстоятельства. Так при организации Международного Центра Рерихов учредителями стали несколько организаций, в том числе коммерческая болгарская фирма «Лада М»! Пока неизвестно почему, но был допущен просчет: не состоялось оформление юридической преемственности в условиях нового государства.Когда об этом стало известно, и положение стало шатким, Шапошникова в апреле 92 года съездила в Индию и с помощью подруги Мэри Пунача привезла бумаги, подтверждающие ее полномочия. Но тем самым отменяющие все прежние договоренности и документы, подписанные Святославом, чего, конечно, он не мог совершить. Это главное попрание всех заветов Рерихов, на котором основаны были дальнейшие действия.Опомнившиеся оппоненты попробовали сорвать «стоп-кран», добились даже постановления правительства, но времена изменились, «поезд ушел» без них.Но главное было обеспечить экономическую состоятельность. Она пометалась – то ли Сибирь (но там тогда слишком сильны были конкуренты – СибРО), то ли Петрозаводск, то ли МВД? За всем этим были конкретные люди и проекты (например, на уровне председателя СО АН СССР)… И тут они встретились.Набиравший силу банкир, понимавший, что надо вкладываться, переводить бумажные деньги в реальные, легализовать капитал, и общественная деятельница, имеющая в распоряжении нетленные ценности, нуждающаяся в экономической поддержке. Улыбка судьбы – ну, обязательно, не Прохоров какой-нибудь, а обязательно – Булочник, сразу понявший преимущества вкладывания денег в особняк и землю в центре Москвы! Да еще картины! Причем при наличии немалых льгот для общественной организации. Не говоря уж о благоприятном имидже радетеля за русскую культуру. С полным основанием, кстати говоря.Какой договор они заключили, вряд ли когда станет известно. Денег Шапошникова могла теперь не мерить. Но для нее важно было другое. Она поставила перед собой цель безграничной власти и решила ее добиваться без оглядки на средства. При этом было ясно, что просто так деньги не даются. Правовая неопределенность только на руку. Рериховцы при МЦР думают, что они защищают Рериховское наследие, а их используют для защиты финансовых вложений одного из российских банков и стоящих за ним силовых структур. Судьба ценностей и усадьбы решается в «силовых» организациях, а вовсе не в суде, не в споре общественной организации с государственными структурами. Все нынешние крики о воле создателя «общественного Музея» служат завесой положения, что воля была высказана в другом государстве, в другой системе экономического устройства. В этой она не работает.В нынешней системе никакой общественной организации МЦР (кроме формальной оболочки в которую она завернута) не существует. Есть частное учреждение, функционирующее в интересах частных инвесторов, и лишь попутно приносящее пользу обществу. И этой иллюзией борьбы за правое дело Шапошникова обольщает своих сторонников. На виду лишь марионетки в роли руководителей псевдообщественных организаций и Международных Советов. Некоторые из них сами добросовестно заблуждаются.Только не «гуру». В этом-то и двойственность положения Шапошниковой. Она выполнила свою роль, давно уже по-крупному ничего не решает, другие прокладывают колею, по которой она бредет. Подлинным шефам выгоден миф о Шапошниковой как «Фокуса» и он поддерживается. С другой стороны, и она не в силах отказаться. Она уже мифологический персонаж, теоретик, столько написала. Хотя, как талантливый компилятор и популяризатор, выпади ей стать гендиректором Музея имени Льва Троцкого, и получи деньги на это, она написала бы не меньше о Троцком, и с таким же успехом. И с такой же убедительностью для своих поклонников.Фактически она ничего не сделала для выполнения порученного ей – полученное наследство не имеет правового фундамента, судьба усадьбы решается в торге между Булочником и «силовыми» структурами, рериховские общества используются в интересах частного капитала, рериховцы в социальном плане дискредитированы. МЦР, как общественная организация не существует, это отдел по связям с общественностью одного из банков, который (отдел) не закрывают, потому что это пока не выгодно.В этом ничего удивительного нет. Диалектика. Шапошникова дитя и плоть от плоти советской системы. Переходное звено, человек, отравленный ядом власти. Других методов и приемов она не знала и знать не хочет. Время выбрало ее и она его оседлала. С Живой Этикой на устах, на самом деле она идет под девизом – «после меня – хоть потоп». Все нравственные «условности» отброшены. Спекуляция на Имени беспримерна. Шапошникова фактически обеспечила условия, что успехи за эти годы будут связываться с легендами вокруг ее имени, а катаклизмы, предстоящие МЦР – с именами ее преемников…Смутное время, однако, закончится и Рериховское наследие займет в нашей стране то достойное место, которое ему суждено. И оглянувшись, все увидят в 2050 году – какое скромное место в процессе утверждения занимало нынешнее руководство МЦР…».Абакан.2008 год.* * * 4)Людмила Шапошникова. Вестник красоты.«Я смогла встретиться с ним в 1992 году, через два года после передачи наследия Рериха в Россию. Святослав Николаевич, перенесший две серьезные операции, чувствовал себя неважно. Но, несмотря на это, был активен, общителен и охотно шел на беседы… Святослав Николаевич и Девика Рани жили в это время в самом городе, в гостинице «Ашока»… С чего бы ни начинались наши разговоры, Святослав Николаевич поворачивал их к трудностям МЦР и Музея имени Н. К. Рериха. Внимательно выслушивал мои рассказы об этих трудностях, а затем начинал действовать. Тогда же он написал письмо президенту Б. Н. Ельцину с просьбой помочь вернуть МЦР и Музею имени Н. К. Рериха незаконно удерживаемую Музеем Востока коллекцию картин Николая Константиновича. Сделал обращение к рериховским обществам России, тогда уже начинавшим нарушать его волю, а через несколько месяцев прислал нам очень нужные документы...».Воспоминания о С. Н. Рерихе. – М., МЦР, Мастер-банк, 2004. С. 30.* * *5)А. Н. АННЕНКОСЕМЬ ЭПОХАЛЬНЫХ ПРИЗНАКОВ современного Рериховского движения (понимаемого, как совокупность действий, вызванных отношением к Рериховскому наследию) в РоссииЗавершился важнейший этап, достигнуто положение, о котором мечтали Основатели РД и многие поколения рериховцев. В настоящее время любой житель нашей страны имеет полную возможность свободно знакомиться с творческим наследием семьи Рерихов, Учением Живой Этики и применять (не применять) по своему усмотрению. Положительное влияние этого факта невозможно переоценить.Рериховское движение позиционируется как течение общественной жизни. Очевидны достижения в культурно-просветительной сфере. Вместе с тем, РД не имеет оригинальной программы деятельности, не является влиятельной социальной силой в жизни страны. Просматриваются определенные параллели с бытованием Трезвеннического движения.Функционирует организационная структура (МСРО при МЦР), основанная на одномерном понимании целей РД, которой предстоит измениться (или отмереть).Рериховцы, рассматриваемые, как члены рериховских организаций, не представили собой в чем-то особый, привлекательный (для других граждан) образ личностей, которым принадлежит будущее. Пополнение организаций практически прекратилось. Наряду с этим существует тонкий слой подлинных последователей Рерихов.Рериховское движение не имеет лидера по признаку безусловного духовно-нравственного авторитета. Для сравнения. Несопоставимы авторитеты двух общественных фигур – хозяек соседних Музеев (ГМИИ имени А.С.Пушкина и Музей имени Н.К.Рериха). Невозможно представить, чтобы могли появиться публичные тексты против действий Ирины Александровны Антоновой, хотя бы отдалённо напоминающие тексты против действий Людмилы Васильевны Шапошниковой. В то же время имеются несомненные выдающиеся личности, проявившиеся на ниве РД.Возникли и действуют молодые учреждения – МЦР, Музей в Изваре, «Наследие Рерихов» ГМВ, ГМИСР в СПб, Исследовательский Фонд Рерихов, Самарский Центр, Музей имени Н.К.Рериха в Новосибирске, Институт Человекознания в Томске и другие, сосредоточенные на изучении и пропаганде наследия Рерихов. Всё более возрастает уникальная роль рериховского Интернет-пространства.Формируется качественно иное положение «Державы Рерихов» в общественном сознании. Вне прямой зависимости от деятельности (бездеятельности) рериховских организаций происходит фундаментальный процесс многопланового вхождения наследия Рерихов в сферы культуры и духовной жизни страны, объективно основанный на факте свободного доступа к Рериховскому наследию.13 декабря 2008 года.Абакан.ВЕСТНИК МЦР 1992 №4-

Приложенные файлы

  • docx 15999210
    Размер файла: 34 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий