Индрик-зверь и все-все-все (1)


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.

1

Зачем

нужен Индрик


Д
авно, лет сорок назад, в начале
с
оветско
-
м
онгольской палеонтологической экспедиции
замечательный человек и шофер, ветеран Великой Отечественной войны Николай
Григорьевич Р
а
дкевич, проезжая мимо пустынных барханов
,

спросил меня: "Ильич,

скажи
честно, нафига все это нужно


динозавры, кости, ищ
е
те, копаете. Конечно, само по себе
это интересно и любопытно, и мне тоже. Но по большему счету


зачем
?"


У палеонтологов есть
стандартный

ответ на
этот вопрос
, которы
й
иногда

зада
ю
т
пуб
лика
и госу
дарство. Мы отвечаем, что
без палеонтологии нет стратиграфии, без
стратиграфии
нет геологической карты, без нее


полезных ископаемых
.
На самом деле, это

не

совсем
так и даже немного неправда.
Такая оценка палеонтологии сильно преувеличена

и
рассчитана

гла
вным образом
на
неграмотность

подавляющего
большинства населения.

Р
а
дкевич
хотел
получить честный ответ
,
я

задумался

и в

конце
концов

попытался
объяснить, что
благодаря палеонтолог
ии

становятся известны
некоторые
факты,

которые

описываю
т
ситуации в прошло
м и благодаря
этому

можно извлекать уроки для поведения
человека в будущем.

По сути, вкратце изложил то, что се
йчас
называют
экологическим
прогнозированием.

Николай Григорьевич это понял

и принял
,
д
а
и
я поверил в то, что сказал
.
И д
о сих пор у

меня нет ос
нований считать как
-
то иначе, хотя палеонтология
при таком подходе
становится делом почти безнадежным
.


стория учит
только
тому, что она ни
че
му не учит"
,
-

говорил старик Ключевский
.
Кроме того, государство не слишком
прислушивается к ученым
, т
ем более
о
ни излагают
уроки прошлого аккуратно
, с оговорками, со ссылками на вероятност
ь,

потому что
"свечку
никто
не держал" и непосредственно биологические кризисы не наблюдал.

Тем не менее, г
лавная польза палеонтологии

заключается

именно
в изучении кризисных
явле
ний.
В общем
-
то
,
она

всегда занималась
этим
. П
росто
раньше ученые
не до конца
понимали

роль геологических кризисов
, хотя все время опирал
и
сь на факт
их
наличия
.


Мир, где ничего не менялось


Г
еологическ
ая

летопис
ь континентов
по большей части состоит из вы
рванных и
утраченных страниц. Самые интересные из уцелевших
фрагментов

обычно
рассказывают
,
что
на

потерянных листах
было записано
много чего
интересного
.
Реже
, напротив,
становится ясно
, что в течение длительного времени
там
ничего не происходило
.

К таки
м эпохам "застоя" относится поздний олигоцен

Центральной Азии
. Раньше
олигоцен
делили на три части, теперь на две,
иногда


с

удивительными называниями.
Первый именуется "нижний
-
средний", второй


просто
"поздний". Последний был очень
длительным,
около вос
ьми
миллионов лет, что в три раза больше всего четвертичного
периода.

Мощные толщи позднего олигоцена сохранились
в Центральной Азии


велик
ом

водораздел
е между южным

и северным океанами. Кто
-
то,
скорее всего,

Владимир
Афанасьевич Обручев, очень удачно на
з
вал эти места
древним теменем Азии.

Здесь олигоцен представлен как правило красноцветными отложениями, не особо
балующими геолога разнообразием.

В Казахстане олигоцен


это фации древних

озер. К
рупные кости
здесь
валяются
на
поверхности,
будоража воображ
ение

и порождая мифы о
великанах
.

Одно из наиболее
представительных

местонахождений
,
Кызыл
-
как
, сейчас находится в охранной

зон
е

Байконура. Можно сказать, что остатки олигоценовых
гигантов слышат гул

улетающих в
небо ракет. Иван Антонович Ефремов, любивший

и космос, и палеонтологию, наверняка
написа
л бы

про это совпадение что
-
нибудь

интересное. Впрочем, он с
прохладцей

относился к млекопитающим.


2

Во времена олигоцена Казахстан был аллювиальной равниной
,
на окраине
которой
плескались волны Тургайского залива



остатка великого океана Тетис
. В одном из
удаленн
ом

местонахождении древнего озера
как
-
то нашли панцирь морской черепахи.
Как она сюда попала


непонятно.
По суше ч
ерепаха столько не проползет,
а

плыть вверх
по реке ей
просто

незачем.

Совсем другая карт
ина
наблюдается

в Монголии, где поздний олигоцен представлен
пролювиально
-
делювиальными отложениями.
В этих краях почти не было рек.
Д
остоверно описано только одно
олигоценовое
русло, котор
ое

было
на востоке
монгольской Долины
О
зер.
Оно

вскрыто оврагом у
а
ймака Шанд
-
Гол
.

На востоке Монголии есть местонахождение 000, где
тоже
представлены, скорее всего,
речные отложения, но оно практически не
исследовалось
, хотя и очень богато
ископаемыми остатками.

Следы

олигоценовых
озер
Монголии
вскрыты
лишь

скважинами.


Поэтому к
артина
получилась очень однообразной
, что для геолога весьма
хорошо
:

е
дешь,
видишь


красное
, з
начит,
это
или олигоцен
,

или б
олее поздняя павлодарская свита

миоцена
.

Все это очень монотонно


от котловины Больших Озер на западе до юго
-
восточного

СайШанда и Гилинзо.

Кости позвоночных встречаются почти во всех местонахождениях, в любом месте толщи
и
практически не меняются. А ведь
красноцветы

охватывают около 10 миллионов лет
развития земли!

Самые ранние
следы

второй половины
олигоцена
появились в
Азии

около 30
-
34

миллионов лет назад
. Самые поздние
датируются 24 миллионами

годами
. И за все это
время
здесь ничего не менялось
:

ни растительность, ни климат, ни фауна.

Разницу между фаунистическими горизонтами пока никто не уловил. Это не значит, что
ее нет. Просто динамика изменений
оказалась
не очень велика и никаких серьезных
изменений не происходило.

Хорошо, что толщи олигоцена прорезаны многочисленными
базальтам
и
.

Практически в
каждом разрезе есть хотя бы один базальт, по которому можно чего
-
нибу
дь определить


или кровлю, или подошву, или какую
-
то середину слоя. По ним и идет датировка
возраста.


Поздний олигоцен

Центральной Азии

был

эпохой глобального застоя

со стабильным
климатом
. В Центральной Азии было устойчиво сухо.
Год делился на ж
аркое ле
т
о и
более
-
менее влажный
и холодный
сезон дождей.
Это ч
ем
-
то п
охоже на современный
умеренный

пояс
с дождливой
осень
ю
.
Но о
садков было
намного меньше


п
орядка 300
-
400 миллиметров в год.
Для животных э
то
было
не очень удобно, но
зато
привычно.

А в

других ме
стах
планеты
в те времена происходили
очень
серьезные вещи. По данным
палеоклиматологов, в середине и конце олигоцена
колоссально упал

уров
ень

мирового
океана
. Это было сравнимо

с аналогичным падением на рубеже палеозоя и мезозоя.

Вода, по некоторым оценк
ам, упала

от берега

на 200 метров. Исчезли мелководные
заливы
, шельф осушился

и бывшие о
битатели прибрежной полосы ринулись на глубину.
На смену несуразным червякам с плавниками, носящим
и

гордое имя базилозавры, пришли
нормальные кит
ы
. Габитус длинного тел
а базилозавра не позволял ему активно плавать.
Волны попросту сломали бы его, как
впоследствии
ломали длинные фрегаты.

В это время появились ластоноги
е
, имеющи
е

разных предков.

Одни из них близки
медведям, другие


слонам, третьи


куницам.

Но в

Централ
ьн
ой Азии
ни
чего

такого
не происходило. Вокруг бурлил котел эволюции,
гибли и рождались десятки новых таксонов,
а здесь
раскуинулся

оазис спокойствия. Сюда
никто
не приходил

и

отсюда

никто не уходил.

С
вязи с Африкой были слаб
ыми из
-
за Тургайского залива
. В
Европу азиатские звери тоже
не спешили
.
Только

потом, в миоцене, когда отступили и высохли воды Тургая,
в Африку
сбежали гиенодонтиды

и первые жирафы
, а оттуда
началось

нашествие хоботных
.
Причем, п
о данным геологов, в те времена
остатки Тетиса в виде
зали
в
а
еще
имелись, п
о

3

данным палеонтологов


не
т
. Это означает только одно: связь
Азии
с

Африк
ой

была
непостоянн
ой, но регулярной



в виде островков и отмелей.

В общем,
в конце азиатского олигоцена
все
было скучным
. Одна и та же фауна,
флора,
климат и даже цв
ет породы. Неудивительно, что
этот период

почти
никем
не изучался.
Великий грех нашей монгольской экспедиции


сначала советской, потом российской


что
ему
удел
или
всего два с небольшим сезона
, да и то одн
ого

маленького отряда
.

Причина


весьма прозаичес
кая
.
Список

олигоценовых
животных
извест
ен

еще со времен
Центральноазиатской
экспедиции

США
,
которая первой

попала на одну из самых богатых
точек в Долине
О
зер
, где в
се

просто
лежало на поверхности.
М
онгольский олигоцен


это

не
какие
-
нибудь
мамонты из гор
ода Севска, которые чуть полежат и распад
аю
тся в прах.
Это хорош
о
, основательно

окаменевшие кости самого разного размера


от миниатюрн
ых
скелетов

грызунов
, размером с фалангу

пальца, до
челюстей гигантских носорогов. Они
долго ж
дали
исследовател
ей, т
оропи
ться им
было
некуда. Всегда бы так...

Список фауны практически не меня
л
ся от одного местонахождения к другому. Громких
открытий
давно не было и
не
предвидилось
. Максимум, что делали с
олигоценовыми

зверями


перебрасывали их
из одного таксона в другой, пот
ому как
там
есть
неактуалистические
формы.
И все


Короче, м
алоинтересное занятие.
П
редков человека

в азиатском олигоцене

нет
,
родоначальников
новых отрядов и тем более классов


тоже
.
В результате
честолюбивые
ученые
занялись

динозаврами,
а
менее честолюб
ивые, но более занудные


неогеном, где
много
актуалистических проблем и
разных
"скелетов в шкафу".


Охотники за невидим
ками


В середине шестидесятых годов в Америке учился способный студент
по фамилии Милле
.
У

него был хороший руководитель,
палеонтолог
М
алькольм Маккена
. Однажды Милле
решил

проанализирова
ть

олигоценов
ую фауну
,
которую
еще
в
двадцатых

годах
собра
ла
американская экспедиция

в Гоби
.

Он
построил то, что
теперь

называется "матрицей сообществ"

-

в

очень простом виде
циклической круговой диаграм
мы
, где показал количество

остатков разных
животных
.
Работа была опубликована в уважаемом издании
A
merican
M
useum
N
ovitates
, студент
наверняка успешно защитился, а на работу
, как водится, не обратили

особого внимания
,
ограничившись словами

типа
:

"Детально

и п
одробно обработана фауна и это
очень
хорошо".

Между тем, на диаграмме получила
сь
забавная вещь
:
в монгольском олигоцене
оказалось
слишком много хищников…

О
ни
были
гораздо обильнее
, чем растительноядные
. Кроме того, размер
ы
хищников не
подход
или

под раз
меры
жертв.
Охотники
оказались крупными
, а большая часть
растительноядных
была или
мелочь
ю

вроде
грызунов и примитивных оленьков,
или
гигантами

типа
индрикотерия
.

Матрица сообщества не срасталась.

Стало очевидно, что из геологической летописи

что
-
то выпал
о
.
Но ч
то?

Как водится
, пропавших
стали

искать в более

высоких местах



на пла
коре, на
возвышенност
и

водоразделов. Известен факт (об этом иногда даже говорят), что вся
геологическая летопись континентов, во всяком случае меловых и кайнозойских


это
летоп
ись локальных базисов эрозии
.

В
геологическую
книгу
почетных гостей

обычно
записывались
те, кто
жи
л у
вод
ы
.
Скелеты

животных
,
населявших

равнины
, не говоря уже о горах и

пустын
ях, сохранялись
крайне редко


в
основном в виде
исключения из правил.

Подавляю
щее большинство
обитателей

древних
материков
нам не известны
.

Представьте, что вы плывете
по африканской реке
, с
каже
м, в бассейне Конго.
Впечатление

о животном мире
вы получите
благодаря тому, что
наблюдаете с
лодки
.

4

С
корее всего,
вы увидите
бегемотов
,

зме
й, может быть, крокодилов
и

рыб


и
это
вс
е
.
Остальные животные, скрывающиеся
в
джунглях
,

бесконечно разнообразный мир окапи,
горилл

и

слонов


вы не
узнаете
.

Так

выглядит и

вся наша геологическая летопись
, в которой сохраняются обитатели
прибрежных прост
ранств и листья околоводных растений.
Поэтому палеонтологи так
восхитились, когда
придумали

спорово
-
пыльцевой метод, позволяющий
хоть немного
заглянуть вглубь континентов.
В
едь в
етер может принести весточку
с какого
-
нибудь
местного
доисторического э
вереста
, рассказать, что росло вдалеке от рек и озер
.

Б
ольшая часть
древних
континентов



закрытые
для нас
страницы.
Они

не то, чтобы
вырванные, они слипшиеся.
Есть

книги,
в которых
листы при печати склеились и отодрать
их друг от друга нельзя.
Континентальная л
етопись похожа на это. Слои здесь
записаны,
но в очень нетрадиционной форме


геохимически
. Вот и попробуй извлечь

из нее
информацию
, понять,
расшифровать…

Толком этого никто не умеет.

Кроме пропусков, в каменной летописи бывают огромные пробелы и лакуны.
Один из
самых интересных примеров


обычный, всем известный щитень. Он исчез из
летописи
еще
в триасе и на протяжении 0000 миллионов лет как бы не существовал, притворяясь
вымершим. Это не помешало ему успешно
дожить

до наших дней. Если бы проводился
все
пл
анетный

чемпионат по пряткам, щитень занял
бы
второе место. Первое доста
нется
латимерии.

Хищные млекопитающие обычно

сохраняются
благодаря

своей
эколо
гической

толерантн
ости
.
Они тафономически более счастливы,
чем растительноядные,
потому что
пересекают зон
ы обитания разных видов и ориентированы не на
ландшафт
, а на жертву.
Кроме того, б
ольшинство из них легко
может по
менять тип жертв
.
У
зкоспециализированные хищники


редкость и беда как для мира, так и для самих
хищников. Ярким примером служ
ат

саблезубые

ко
шки
, у которых вообще не понятно, как
открывалась пасть.

В позднем олигоцене Азии таких высокоспециализированных
форм не

было
.
По
просторам бегали
вполне
универсальные х
ищники
. Если судить по строению скелетов,
они
обладали

весьма разнообразны
ми

охотничьим
и

тактикам
и
.

Самыми крупными были

гиенодоны



их
два вида, один
размером с волка
, другой
немного
покрупнее
.
Гиенодоны океазались

очень удачным изобретением природы,
крайне
адаптированной и пластичной формой.
Развитие этих хищников шло параллельно
настоящим

хищникам, представленны
х сейчас

кошачьими и собачьими. Гиенодоны
весьма успешно конкурировали с ними и в

Азии
про
существовали
до плейстоцена,
успев
посмотреть на львов и медведей и поохотиться на лошадей
.

П
рожить с ол
игоцена до
ледникового периода
-

дорог
ого стоит.

В
Африке
потомки гиенодонов

жили до миоцена, а в
К
апской провинции,
возможно
,
и
дольше.

Ефремов
изобразил

этого
реликтового
зверя
в
повест
и

"На краю ойкумены"

как
древнего, злобного
и
иномирного хищника, дожившего до наших дней

вопреки

всем
зако
нам
эволюции
.

Наряду с гиенодонами в Азии
бродили

два саблезуба с демоническими именами


0000 и
нимравус.
Последний

напоминал поздних американских саблезубых кошек
, хотя
не был
их родственнико
м
.
Нимравусы
-

отдельное семейство,
скорее
родственное не кошк
ам, а
собакам
.

А вот т
ех, на кого охотились
эти
крупные хищники,

не
нашлось
.
П
опадались ли
шь
остатк
и

грызунов
,
да
поленья костей индрикотериев.

Н
а диете из
мелк
очи

хищники
попросту
бы
не
протянули
,
огромны
е носороги и
м
ощные
б
олотные свиньи были им не по
зубам,
каких
-
нибудь
халикотериев на всех
бы
не
хватило


Палеонтологи с
тали искать, что
потерялось. К
ак и следовало ожидать, в книге почетных
гостей

не расписались
обитатели

равнин
, простирающихся

за пределами водоносных
долин.
Неожиданно
выяснилось, что эт
и равнины были
очень

необычными.


5


Мамы
степей


В
биологии

есть
хорошее
понятие

©
катена
ª
.
Так называют

гипсометрическ
ую кривую
,
на
которой изображ
ается
профиль
речной
долины

с
раститель
ными

и животны
ми

сообщества
ми
.
Выглядит
она

так: озеро или река, затем ш
ирокая
за
боло
ченная

полоса
высоких тростников, небольшой сухой берег с луговой травкой, потом кустарники, лес в
пределах долины, а дальше


широкая и плоская равнина плакора.

Плакор


наиболее
удаленное

от
воды

место
, поэтому е
го обитатели
редко
попадают в

захоронения.
Эти животные


тафономические неудачники
, потому что
им, в общем, не за
чем гулять по

берегам
.

Вычислить жителей плакора довольно трудно.

Судя по составу
олигоценовых
хищников,
в те годы на плакоре
было весьма оживленно и
даже немного тесно
.

Но
рассуждать

о
б этом
богатстве
мы
не можем
.
Нам и
звестны лишь
некоторые, очевидно, самые многочисленные его

обитатели
. Они
и сейч
ас охотно
заселяют
плак
ор

там
, где богатая континентальная фауна напоминает древние времена.
Например, в Африке
, где о
т одног
о горизонта до другого все покрыто стадами
гну,
бредущих

вместе с зебрами

по жаркой саванне
.

В олигоцене плакор тоже населяли бовиды.
Среди них, в
о
-
первых,

были

универсальные
формы, по строению зубов
похожие
на газелей.
Они
ориентировались

на объедание
кус
тарников. Кроме зубов, в

красноцветах
изредка наход
ят

роговые стержни

этих
©газелейª
. Правда,
не винторогие, а прямые.

Во
-
вторых, известны зубы других
бовид
. Жаль, что
их
не
много
-

уж больно
они
красивые.
Чтобы
отрастить
такие, нужно трудиться не одну тыс
ячу лет, осваивая и оттачивая
определенную стратегию питания.

Зубы любого существа


одна из самых
важных и
интересных частей скелета. Они несут
колоссальное количество информации. Не зря Красная Шапочка
окончательн
о
разоблачила свою
бабушку, обратив внима
ние на ее зубы.

По
зубам
можно
понять
, как и чем питалось животное
,

и через это реконст
руировать
окружа
вш
и
й

его ландшафт. Каждый зуб


своего рода кусочек голограммы, по которому
можно восстановить целостную картину.

З
убы
олигоценовых
бовид рассказали очен
ь интересн
ые вещи
.
У
них


высоченные

коронки зубов,
нужные для того, чтобы

противостоять снашиванию и стиранию.
Такие
чудовищно большие жевательные зубы

называются
гипсодонтными
.

Ч
то
способно

ст
е
р
е
ть эмаль? Конечно, не ветки

и
не листья
, а песок

или земл
я
.
Значит,
олигоценовые бовиды
пита
лись
, выедая
растения

под самый корешок
, выдергивая
их

из
почвы
.
Значит, растения были с очень
коротким стеблем

и

низко расположенными
лист
и
ками.
Это было т
рава, одним словом.
Основа степи
..
.

Флористы
лет сорок
стесняются

произнести ключевые слова

о том
, что степ
и

впервые
появил
и
сь в олигоцене Центральной Азии.

А в Южной Америке
в то же время
возник
ее
аналог



пампа.
Эти формы ландшафта
появились параллельно благодаря одному и тому
же фактору
. Им были
травоядные бовиды.

И
х высоченные зубы говорят
,
что
бовиды

д
авно
уже
питались травой, выгрызая ее до
самого грунта, под корень, словно газонокосилки. В результате получился

древний аналог
нынешней степи


прастепь,
котор
ая

чуть по
зж
е, с появлени
ем

злаковых превратил
ась

в
извес
тные всем бескрайние травяные просторы.

До
олигоцена

степей не
было
, р
астительность
представляли леса
. Его островки
наверняка
сохранялись среди

олигоценовых прастепей, которые, скорее всего, напоминали

современную саванну.

Что такое степь? Это
состояние ла
ндшафта,
похожее на

искусственно созданный климакс.

Е
го

существование поддерживают в основном бовиды,

уничтожающие
всю
древесную
растительность буквально в зародыше. Сейчас главные производители степей


овцы и

6

козы, выедающие траву до корня. Если бы они в
друг
исчезли
с лица Земли, на месте
степей снова раскину
лись бы густые

леса.

В олигоценовых красноцветах остатки

бовид

встречаются редко,
но постоянно. Рано или
поздно
хоть несколько зубов находят
ся

почти в

любом местонахождении. И всегда это
остатки
двух

форм


генерализованных бовид

ти
па газелей и специализированных
высокозубы
х
. Когда они появились


никто не знает,
но с середины олигоцена

бовиды уже
весьма
продвинутые
, явно многочисленны
е

и играют решающую
роль в преобразовании
ландшафта
.

Раньше

второй
половины
олигоцена бовид
ы

не
известны
.
Наиболее древние остатки,
датируемые 30 миллионами лет назад, происходят из
внутренней Монголии и
с севера

Китая.
В

летопис
ь бовиды попали, да и то
в виде разрозненных находок, случайно
попавших с плакора
,

в

конце
олиг
оцена.
Но с
удя по высокой специализации зубов, они
появились

гораздо
раньше
.

С начала миоцена бовиды

принялись
массово штурмовать каменную книгу, их кости
встречаются в большом количестве.
Значит, о
ни подходили к рекам чаще, чем раньше,
анекоторые
, может б
ыть,

стали жить в долинах.
Видимо, о
дного плакора
бовидам
стало
мало

и
они принялись осваивать другие

форм
ы

ландшафт
ов. Судя по территории,
которую не так давно занимали
степи, им это вполне удалось.

Во времена олигоцена

основн
ая жизнь
была
сосредоточена
в речных долинах.
Фауна здесь
имелась
очень
разнообразная
: и грызуны, и

оленьки, и хищники
.

Прибрежные заросли населял
и

множество свиней. Самым примечательным был
длиннорылый, коротконогий антракотерий с полуметровым черепом, пред
ок
бегемотов.
Некоторые
в
иды антракотериев
, судя по скелетам, вели такой же полуводный образ
жизни.

Можно было увидеть и свиней, похожих

на бородавочников, с многочисленными
выступами на черепе


энтелодонов
. Эти тоже могли похвастаться не только
уродливостью, но и величиной чере
па. У некоторых особей он почти таких же размеров,
как у индрикотерия. Крупнейший лежит в витрине Палеонтологического музея в Москве.

Энтелодоны обитали не на берегу, а чуть повыше


в лесах, что позволило им позже
откочевать в Америку. Тем более что они
были весьма невзыскательными и пластичными.
Питались, чем угодно, совсем как нынешние свиньи. Судя по з
убному аппарату, не
брезговали
и даже любили

падаль
.
Были грузными, не очень шустрыми.
С
пешить им было
некуда. Падаль и корешки не
слишком хорошо бегают
.

По
плесам
олигоц
ена гнездилось

м
ножество птиц


пищухи, гуси, журавли
. В воде
сновали ч
ерепахи, в том числе трионикс
.

В

аллювиальны
х отложениях олигоцена
можно отыскать
аминодонтов


носорогов
с
хоботом. Они
жили по берегам, заросшим

густой и плотной раст
ительностью,
тростник
ами и камышами
, которые можно
успешно
перерабатывать хоботом.

Хобот у
аминадонтов был

как у тапиров, а у некоторых
видах
помощнее.
В этих же отложениях
встречаются кости других поедателей тростников


носорогов апротодонов.

Первые зоны

олигоценовой
катены были перенаселены.
В

результате в
озникла проблема
разделения ресурсов на "вершки" и "корешки".
Поскольку б
овид в долинах
еще
не было
,
то
ресурсы
поделили

непарнопалые


господствовавшая в те времена
группа
растительноядных
.

Сейчас

непа
рнопалые
влачат
довольно
жалкое существование.
Они представлены

четыр
ьмя

вида
ми

носорог
ов, несколькими видами

зебры, ос
лом
да

живущей

по зоопаркам
лошадь
ю

Пржевальского.
В олигоцене

все
было иначе
.

Основные экологические ниши
оккупировали

носороги
, которы
е выдумали массу

разных
способов захвата корма
. Одни

приспособились сгрызать

наиболее питательны
е

кончик
и

растений,
другие


соскабливать листья

с веток,
третье


поедать корешки, перепачканные

в земле и песке
. Н
екоторые

носороги
,

явно

опоздавшие к раздаче
,

были вынуждены

7

перейти

к высокому ярусу питания


к кустарникам и древесному подростку.
Как раз и
м
и
повезло больше остальных.

Верхний листовой ярус оказался очень питательным
, его
пытались освоить
сразу
три
группы

животных
. Во
-
первых,

тапиры
, которые

с
рыва
ли

листву
, подымаясь на задние
лапы, как козы и антилопы
.

По крайней мере, гипотезу о т
ом, что они так питались,
никто
до сих пор не опроверг.


Во
-
вторых,

халикотерии
. Эти ребята
подымались на задние лапы
намного
более
эффективно,
могли не только облок
ачиваться на ствол, но
и
манипулировать ветвями,
пригибать, ломать

их
.
То есть практически обучились способу
пр
иматов, совершенно
невообразимому

для непарнопалых.
Для
успешно
й реализации своих кулинарных
фантахий
халикотерии
вместо копыт
отрастили
большие
когти


нечастый
случай
у
растительноядов
. В результате получились хорошие, хоть и трехпалые руки. Если бы их
увидел в
еликий

Кювье
, он

зашелся
бы
от негодования.

Н
аконец,
последняя,
третья группа решил
а

поднять на ногах

сразу все тело
. По этому пути
пошли

настоящие носороги, цератоморфы. В раннем олигоцене это были фо
стеркуперии,
в позднем


их потомки
индрикотерии.


Пока х
аликотерии
учились вставать
на задние лапы

и

работать лапами, индрикотерии

вытя
нули
все четыре ноги
,
от
ра
стили массивный
скелет

и

растя
нули свои

шейные
позвонки.
Они пошли

разными способами, но одновременно пришли к финишу


верхнему ярусу

долинных лесов
.


Чего боялся цаганомис


В местонахождениях олигоценовой фауны п
рактически
не делали
промывку
породы
,
которая
нужна, чтобы
отыскать

мел
кие косточки.
В
есь материал с
обирал
ся прямо

с
поверхности.
Так поступали американцы в двадцатых годах, экс
педиции

Ефремова в
сороковых и затем десятки других
палеонтологов



поляков, россиян, китайцев. Поэтому
миниатюрных остатков
змей, ящериц

и

амфибий
из

позднего олигоцена
Центральной
Азии

п
рактически
неизвестно
, к
ак будто их там не
т
.
Что, конечно, не соответствует
действительности.

У

млекопитающих
, к счастью,

обычно более крупные кости, даже если
сами
звери
небольшие.

Первое, что видит исследователь
в о
сыпях
монгольских красноцветов


это
россыпи
костей

грызунов.
Среди них

особенно много остатков

цаганомиса.

Их просто видимо
-
невидимо.

В любом олигоценовом отложении хоть один зуб цаганомиса
, но

окажется обязательно.
Нередко встречаются и черепа.
Не зря в
сю фауну азиатского олигоцена
иногда
называют
индрикотериево
-
цаганомисной.

Цаганомис


очень примечательный
зверек
. Если расспросить его с пристрастием, он
ответит

на множество
хитрых
вопросов. Например, почему животные
олигоцена
сбежали
в долинные леса,
поближе к воде. Ведь не от бовид же они спасались...

У цаганомиса
имеются
мощные конечности и морда с удивительными длинными и
крепкими резцами. Изучение этого грызуна (а он
изучен

прекрасно, в том числе с точки
зрения биомеханики) показало, что
он был эфф
ективно роющим

грызун
ом и
обита
л

в
норах.

Это
очень важное обстоятельство, потому что цаганомис оказывается первым

из
всех
и
звестных нам грызунов, освоившим

норный образ жизни. И появ
ляется он

в позднем
олигоцене.

Конечно,
более древние,
эоценовые грызуны

довольно плохо известны. Косточки у них
маленькие, сохраняются плохо. Но по найденным остаткам
видно
, что
все
они были
древесными формами. Эффективных наземных, тем более роющих среди них нет…


8

Цаганомис предпочел слезть с дерева и зарыться в землю.
Но з
ач
ем? Почему
раньше

норы
не были в моде?

Р
ассуждение
, на самом деле, не сложнее чем у
Винни
-
Пуха

с его ©
дыра это нора, нора это
кролик, кролик


это хорошая компания
ª
.

Грызуны начали
копать землю

потому
,

что появились криптофиты


луковицы,
корневища, подзе
мные части растений с питательными веществами.
Во
-
вторых,
нора
была
для них не только столовой
, но и укрытие
м.

Цаганомис
, конечно,

прятался не от хищников. Охотники за грызунами были
и раньше, и
защищаться от них норами никто не собирался
.
Да и вообще
норы

против хищников
работают как лотерея


может быть, поможет, а, скорее всего



нет. Змеям и мелким
хищникам подземный лабиринт
не помеха
.
А ведь
это главные враги грызунов.
Каким
-
нибудь гиенодонам дела не было
до такой мелочи.

В конце олигоцена в небольши
ми хищниками все было в порядке. Например,
имелась
чалкария
, которая

прекрасно умела
копать,

судя по

ее

скелету. Значит, грызуны прятались
не от них.

Нора


в первую очередь убежище от
жесткого
климата. Животные
прячутся под землю
в
результате

каких
-
то нес
терпимых
условий
.
Да и подземные луковицы


показатель
сухого
аридного климата с сезонным увлажнением.

Похоже, что на плакоре было не очень уютно, так же, как сейчас в
сухих

областях.
Поэтому
то
бывшее население плакора сбежало в долины, оставив равнин
у

на

съедение
бовидам.
В олигоцене, словно в миниатюре
,

наблюдается аналогия с классическим
зоогеографическим расселением


оттеснением древних таксонов в южные части
материков. Только здесь, в силу климатическо
-
сезонной дифференциации
раннеолигоценовые формы
ушли
с плакора.

Возле воды возросла конкуренция за ресурсы, животные принялись искать новые
экологические ниши,
то
залезая на деревья,
то
уходя в воду.

Цаганомис предпочел
закопаться

поглубже
.
Судя по лапам и черепу, рыть он умел хорошо и глубоко. Вполне
в
озможно
,

что

на зиму

он

впадал в спячку.


Может быть, ц
аганомисы

были родственниками
капских землероев, которые
в наши дни
живут
под землей
колониями.

Это

интереснейш
и
е животн
ы
е.

Они
почти полностью
перешли на подземный образ жизни
, проделыва
ют

гигантские
лабиринты в сот
ни

метров
длиной. Это единственное млекопитающее, живущ
е
е по образу и подобию социальных
насекомых: муравьев, пчел и термитов. У них тоже есть матка
-
производительница, касты
рабочих и солдат.
К
апский землерой
сам
вполне может
оказаться

олиго
ценовым
реликтом.

Не исключено, что
цаганомисы
тоже
жили огромными поселениями
, у
ж
больно
много

их
остатков
.
О
ни
нередко
гибли во время паводков, когда
затапливало
их норы. По крайней
мере, в местонахождении 000 в

восточной Монголии
, захоронение

цаганомис
ов вполне
позволяет нарисовать такую картину.

Судя по цаганомису, а
ридизация
в позднем олигоцене Центальной Азии была
мощнейшей
.

В раннем олигоцене
здесь процветала жизнь
,

было

изобилие
воды.
Например, в

Восточном Казахстане, в
Зайсанской котловине есть

ц
елый горизонт, переполненный
копролитами крокодилов
!

Его как
-
то в шутку предложили перерабатывать на фосф
а
ты.


Но благоприятный климат
за
кончился. С середины олигоцена
по всей Внутренней Азии
началась интенсивная аридизация.

Здесь стало
очень сухо
, едва ли

не
больше, чем сейчас.
Водные пространства и площади лесов сократились, плакор заняли к
устарниковые
пустоши
и

злаки
, которые
в те времена

селились

отдельными кусками
, сплошного ковра
еще не было.

Тогда же началось
рождение
великих
азиатских
пустынь

и
обще
е
похолодание.

Именно н
а
фоне аридизации возникли проблемы с питанием
, когда животным

пришлось искать корм
в верхнем

ярус
е

и прибрежных
камыш
а
х
.


9


Индрик
-
зверь


В начале прошлого века во время раскопок в Бухти (тогда


Белуджистан, ныне Пакистан)
американск
и
е

палеонтологи на
шли

остатки какого
-
то крупного
зверя
. Через несколько лет
такие же кости
привезла в Москву из Казахстана

русская экспедиция
.
Отечественные
ученые оказались проворнее зарубежных коллег и описали зверя под именем
индрикотерий несколькими ме
сяцами раньше, чем американцы, назв
авшие
его
белуджитерий.

С этого начались посмертные приключения
индрикотерия

в мире номенклатуры.
Ему
присваивали самые разные названия и выделяли множество видов. Н
аверное, потому, чт
о
каждому исследователю лестно
остави
ть
о себе память
при таком гиганте.
До сих пор нет
общепризнанной номенклатуры для индрикотериев. Мы патриотически называем
животное ©индрикотериемª, западные ученые


©белуджитериемª. Бывают, впрочем,
исключения. В сериале ©Прогулки с чудовищамиª он назва
н ©индрикотериемª, а Ефремов

в

©Дороге ветровª
говорит о ©белуджитериях
ª.

Д
остоверно известн
о

пять родов

этого семейства. Наиболее древний
-

пристинотерий,

чей
остов

смонтирован

в
музее
Алма
-
Ат
ы
. Затем появились

индрикотерий

и

п
арацератерий
.
Самыми

по
следн
ими были
китайский джунгариотериум и
бинаротерий
, найденный в

Грузии
.


Видов
в семействе индрикотериид немногим
больше. Крупные животные
вообще

не
балуют

разнообразием.

Индрикотерии обитали в галерейных долинных

леса
х

олигоцена
, расположенных

у
русел
рек,
в том числе пересыхающих
, в зазоре реки и саванны.
Это было к
рупнейшее наземное
млекопитающее
.
По весу с

ним мо
жет

поспорить только американский мамонт. По росту


жирафа
, которая в спине чуть
выше.
Но п
о совокупности
всех признаков, индрик
-
зверь


самый б
ольшой.

Врагов у взрослых
особей
не было.

Жили
индрикотерии
по одиночке или маленькими
семейными группами. Стада и большие скопления, как у слонов, не образовывали из
-
за
ограниченности пищевых ресурсов.

Можно сказать, что именно о
громные
размеры
по
мешали
и
м
обрести коллективное счастье.
С
лон
ам повезло, потому что у них
сформировано

другое освоение
пищевого
пространства
,
позволяющее иметь
более
широкий трофический спектр
. С помощью большого хобота они потребля
ют

ресурсы и
верхнего, и нижнего

ярус
ов
, поэтому
никогда не выступают против
совместной жизни.

Остатки индрикотериев весьма многочисленны и встречаются во многих
мест
онахождениях
.
Их

находили в Казахстане, Монголии, Пакистане,
Западном
Китае.

Они обитали по всей внутренней Азии, в те времена, когда Гимал
аев не было даже в
проекте.
Как мы уже знаем, т
ам
был
а

велик
ая

суш
а

с открытыми ландшафтами.

Несколько зубов
индрикотериев
обнаружены на Балканах


в Болгарии и Черногории
, что
несколько
неожиданно.
Считается, что Ази
ю

и Европ
у

раздел
ял Тургайски
й

пролив
.

Каким образом его
ухитрились пройти
индрикотерии
,

не
вполне
понятно. Похоже,
он
не
был таким уж непреодолимым.

В

России индрикотериев не
было
. В олигоцене и миоцене у нас на юге плескалось
Майкопское море, а там, где была суша, росли слишком густые леса.

Возможно,
индрикотерии жили на территории Киргизии, но в здешнем олигоцене
за долгие годы
поисков

найдена
вообще
всего одна окаменелость


панцирь черепахи. Как редкостная

и

уникальная ценность
(скорее, как курьез)
она
вот уже много десятилетий
переходит
из
одного геологического отчета в другой.

С костями индрикотериев
связана

удивительная вещь. Во всех местонахождениях остатки
взрослых животных представлены экземплярами самого разного размера. Это
означает

либо половой диморфизм, либо и скорее всего


ра
нн
юю

остановк
у

в росте тогда, когда не
хватало еды. Что лишний раз указывает на экстремальные условия тогдашней Азии.


10

Из
-
за
разных величин

индри
котериев не раз пытались описывать

как разные виды.
Мелких
отправляли к парацераториями
, крупных


к

индрикотери
ям
.

А вот целых скелетов индрикотери
ев

не найдено ни одного.
Даже знаменитый скелет,
возвышающийся в Палеонтологическом музее в Москве, составлен из костей разных
особей
с Челкарте
-
Низа
. Ч
ереп вообще не
из Казахстана
.
Это слепо
к
американской
находки из

Мо
нголии
, который
тоже не целый, а
сильно
реставрированный.
Ни одного
ц
елого черепа индрикотерия
, кстати, тоже

не обнаружено
.

Зато сохра
нилось множество ног. Мало от какого

носорог
а

остается столько
копыт
хорошей сохранности.
П
очти в любом местонахождении, г
де есть кости индрикотериев,
наверняка на
ходятся
копыта


и центральные, и боковые
, которые

образовывали
полукруг, скорее даже лимб с очень широкими крыльями, основание подушки, на
которую
наступали
индрикотерии.

Несколько ног индрикотериев найдены
абсолю
тно целыми
, при том, что остального
скелета не было. Эти бедолаги
у
вязли в топком, мягком болотистом грунте, который
характерен для прибрежных галерейных лесов.

Обычно такие ноги


небольшие

по размерам. Тонули молодые, неопытные животные
,
с
овсем как слоня
та или мамонтята. Взрослые избегали опасных мест.

Ноги ин
дрикотериев не очень массивные, что не удивительно. Индрикотерии

не ходили
на большие расстояния, не занимались
такой глупостью, как миграция, в отличие от
слонов
, которые запросто половину Африки пр
ойдут в поисках новых угодий.

Вообще, с
удя по
костям
,
у
индрико
тери
ев

были

большие
проблемы с локомоцией. У них
слишком слабая подвижность в суставах.

Индрики очень тяжелы
е и ч
тобы хорошо ходить, им нужны
отлично

разработанные
суставы.
Но
их

не было.
Види
мо, с
лишком быстро
индрикотерии

перешли в крупный
размерный класс

и
обзавелись длинными ногами. Суставы
они
отработать не успели, хотя
и старались. У позднего аральского параце
р
атериума суставы уже получше. Правда, он
был поменьше индрикотерия.

Существует

несколько вариантов реконструкции

индрикотериев
. Вначале
их
считали
этакими
бегемотоподобными тяжелыми носорогами. Потом профессор Осборн и академик
Борисяк их слегка распрямили. Апофеозом стал звер
ь,
сто
ящий
в
Палеонтологическом

музее.

У него
слишком дли
нная шея
. Г
абитус шейных позвонков не позволяет говорить о
ее
больших
размерах
. Если бы она была как у жирафа, то и позвонки были бы длинные
, а
они вполне обычные
.
Кроме того, ©
руки
ª

и
©
ноги
ª

скелета
вывихнутые
, он
стоит на
прямых ногах, как лошадь, хотя с
уставы
индрикотерия


носорожьи.

Дело в том, что к
огда монтировали

скелет,
директор музея,
специалист по
млекопитающим
Константин Константинович
Флѐров

требовал, чтобы животное сделали
как можно выше. Он хотел, чтобы индрикотерий был самым заметным экспона
том.

Впрочем, н
е только у нас, но и во всем мире индрикотериев
обычно
изображают как
помесь носорога с жирафой.
В
ыглядел он
иначе
.

Еще м
ного лет назад советский
специалист по ископаемым носорогам В.И. Громова
обра
тила
внимание, что и на нижней, и на верх
ней челюстях индрикотерия есть короткие
тупые бивни, которые не соприкаса
ются
друг с другом и
являются
самодостаточными
конструкциями.

Такой необычный аппарат (два бивня вниз, два


вверх)
мог использоваться только
как
пинцет



толстый

и грубый, предназна
ченный явно не для соломы. Сами бивни тоже были
сточенные. Это означает только одно


индрикотерий обдирал ими кору. Ничего другого
придумать нельзя.


Н
осовые кости индрикотерия
сильно
сдвинуты назад. Значит, у него был хобот.
Причем,
хороший хобот.
По чер
епу видно, что и
ндрикотерий
-

один из самых хоботных носорогов.
Никакой конской головы, как рисуют обычно, у него не
было
.


11

Если говорить научным языком, индрикотерий
питался с помощью

бим
одальной системы

захвата пищи
:

хоботом захватывал листву, бивнями
обд
ирал

кору.
Это говорит о том, что
он обитал

в ландшафте с двумя четко выраженными сезонами


мокрым и сухим, причем
во время последнего листвы не было

и огромный индрикотерий
ел
кор
у
, как заяц. Но кора
очень некалорийная пища и потом диету надо было
менять
. Здесь становился полезным
хобот.

Получается еще один штришок к нашей картине
: в

позднем олигоцене Азии
были
листопадные леса,
а не вечнозеленая флора
.

Если прислушаться ко всем сведениям, становится очевидно, что
это

был
о очень суровое
время
, когда с го
лодухи действительно можно было полезть на дерево.
А обычно
олигоцен изображают веселенькими красками африканских лимпопо…

Носорог,
осваивающий верхний листовой ярус


такого больше никогда не было!

Во время листопадной зимы
не хватало тепла
, чтобы росли в
ечнозеленые растения.
Снежного покрова, вероятно, не было, но температур
а сильно падал
а,

и
вегетация
прекращалась. Зима была голой. Зеленели только елки, если они там были. Но они не
очень вкусные.
Поэтому,

начиная с
осен
и и
заканчивая весной,

в олигоцене
наступало
голодное время.

В какой
-
то момент такие климатические особенности и ландшафт расширились до
Закавказья, Балкан и китайской Джунгарии, что позволило индрикам немного
попутешествовать. Потом
ландшафт сжался
и загнал индрикотериев в ловушку.

Они

не

выходили
за пределы

долин, приспособившись питаться то листвой, то корой. Им
было хорошо. Захватить новые площади они не могли, потому что путь густые леса, в
которых листва расположена слишком высоко.
Впрочем,

погибли индрикотерии
намного
раньше, чем исч
езли галерейные долины.

Поздние

представители семейства индрикотериид
перешли границу олигоцена, чтобы
исчезнуть

в
самом начале миоцена
.
Самыми последними

были парацератерии.

В
миоцене
появился

устойчивый мост между Азией и Африкой и

на
казахо
-
монгольских
просторах
появились хоботные



небольшие м
астодонты
, которые
тоже претендовали
на
верхний ярус.

Индрикотерии не выдержали конкуренции.

Он
и

по
пытал
ись
ввязаться в "гонку
вооружения", стал
и

быстро
совершенствоваться. Нижние бивни
у
парацератерия
более
крупн
ые

и иначе поставлены
, чем у
его предшественников
, верхние почти исчезли. По
следам стирания

видно
, что он

использовал эти бивни
поочередно


располосовывая кору
на части

то одним бивнем, то другим
.

Хобот

у
парацератерия
тоже увеличился
. Получ
илось почти
комично


парацератерий
увидел более продвинутого мастодонта и попытался тоже
отрастить
себе
хобот и бивни.
Не получилось


Было слишком поздно
, эволюция любит первооткрывателей, а не
последователей и подражателей.

Но многим другим соседям индрикотериев по
везло больше. Некоторые убежали в
Африку, а халикотерий, о
ставив родину,
перебрался в Америку, потом там исчез, опять
появился

в
Азии

и так несколько раз
.
Он не был привязан к галерейным лесам и неплохо
чувствовал себя в более прохладных и густых чащобах.
Эт
ой лесной форме

гулять ничего
не мешало
.


Урок олигоцена


Б
ольшая часть биомассы
планеты

сосредоточена на континентах.
Д
ля многих зоологов это

непонятно
. Для палеонтологов


тем более, поскольку специалистов по морским
ископаемым
здесь
намного больше, ч
ем исследователей наземных форм жизни.

Конечно, р
азнообразие в воде несравнимо больше, чем на суш
е,

и у многих создалось
ложное
впечатление, будто основная жизнь
представлена

в океане. Это заблуждение

12

поддерживали разные
популистские
заявления типа "будущ
ее человека


в океане, от
к
уда
мы будем черпать бесконечный источник белка"

и так далее
.

На самом деле, п
очти вся биомасса планеты


99 процентов (некоторые считают, что 99,9)
сосредоточена на континенте

в виде растений, особенно


в лесах
,

в
качестве

древ
есины.
Э
то
не самая лучшая еда, если мы, конечно, не древоточцы. Высшим формам жизни
нужны
хотя бы

листва, ветки или трава.

Поэтому
самым продуктивным ландшафтом Земли является степь.
П
о
производительности
ее
можно сравнить
разве что
с
гилеей, вечнозеленым

дождливым

лес
ом
. Но в гилее наиболее питательна
листва, а до нее тяжело

добраться
.

К
стати
,
тропический лес


тоже молодое образование. Судя по составу млекопитающих, здесь нет
ни одного аутентичного семейства, все перебрались
сюда
из степей. Значит, гилея

возникла
не раньше миоцена
.
В крайнем случае
, в
конце олигоцена
.

В степи
, напротив,

вся растительная
биомасса доступна. Поэтому
степь



наиболее
удачный кормовой
биом
, хотя
его не было почти на
всем
протяжении истории
З
емли.

Во
-
первых, потому что не было

бовид


антилоп, быков и прочих, остановивших
продвижение лесов. Во
-
вторых, п
отому что не было цветковых
, которые
могут
плотно
занимать обширные пространства.

А

после появления

злаковых
началось

просто
плотнейшее размещение

растительного
покрова
, где

даж
е грунта нет, а идет сплошная дернина, о чем нормальное
растительноядное может
разве что
мечтать
.

В степи наблюдается максимальное разнообразие и численность растительноядных
животных. Кто видел стада в тропическом лесу?
Никто не видел. Н
е потому, что там

слишком
густо и

их трудно заметить
, а потому, что их там нет. В тропиках каждый сам по
себе.

Только на открытых пространствах появ
ляются настоящие
стада, а вслед за ними
измен
яется
поведение и морфология животных.

Степь многообразна
: в

низинах растут одн
и растения, на вершинах


совсем другие. Эта
мозаика позволяет реализовывать многообразие приспособления до максимума. Каждый
съедает свои вершки и корешки. Животные идут сплошным потоком и
выедаю
т что
-
то
свое. Пространство обитания
у них
едино,
а вот

прос
транство ресурсов тонко
-
тонко
нарезано.
В степи
достигнут максимум экологической нарезки, плотность упаковки
экологических
ниш.
Поэтому д
ля млекопитающих степь стала местом возникновения
новых родов.
Здесь появился человек.

И все
это
стало возможным

благод
аря нескольким
видам

бовид.

Сейчас уже
другой вид,
не бовид, а

приматов, активно уничтожает
этот
самый
продуктивный биом.

Человек присваива
ет
себе
пространство, занимаемое дикими
раст
ениями
, чтобы поселить свои монотипные сообщества


огородные или злаков
ые.

На степь
идет
наступление
земледельцев и
скотоводов
, которые в
ытеснили
диких
животных в полупустыни и пустыни, нанеся
непоправимый
ущерб
изобилию степей.
Например,
во времена
древнего
человека в Центральной Азии обитали с
траусы
, в

Забайкалье и Монголи
и археологи находили скорлупу с неолитическими рисунками.
Теперь их нет, как и множества других животных.

Настоящих степей почти не осталось. Н
емножко сохранилось в Центральной Америке
.
В
Европе
есть

только Аскани
я
-
Нова и
немножко пятачков
в Ростовской губ
ернии
.
Остальное
отдано на
выпас

скота и пало жертвой освоения

целины
.

В результате деятельности
Homo

sapiens

с
тепь

доведен
а

почти до полного
исчезновения
.
Вот истинные
масштабы деятельности
человека


уничтожены не
какие
-
то
речки за счет
запашки склонов,
не некоторые виды
животных
,
а целый биом
!

Причем ключевой в
истории
З
емли.

В общем, человек наступил твердой ногой на эволюцию
планеты
.




Приложенные файлы

  • pdf 15921248
    Размер файла: 222 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий