Социология БАХАРЕВ 2009 2 издание в печать

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ФИЛИАЛ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ИНЖЕНЕРНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА В г. БЕЛГОРОДЕ

КАФЕДРА ГУМАНИТАРНЫХ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ НАУК




В.В. Бахарев





Социология


Учебно-методический комплекс




















Белгород 2009
ББК 60.5я73
Б 30

Печатается по решению редакционно-издательского совета Филиала Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета в г. Белгороде

Автор-составитель: доктор социологических наук, профессор кафедры гуманитарных и социально-экономических наук Бахарев Виктор Владимирович

Рецензенты: Кафедра методологии науки и прикладной социологии Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева, зав. кафедрой доктор социологических наук профессор В.А. Писачкин
Доктор социологических наук, профессор, директор НИИ синергетики Н.С. Данакин (Белгородский государственный технологический университет им. В.Г. Шухова).
Доктор философских наук, профессор, зав. кафедрой социальных технологий Бабинцев В.П. (Белгородский государственный университет)



Бахарев В.В.

Б 30

Социология: учебно-методический комплекс / авт.-сост. В.В. Бахарев. – 2-е изд., перераб. и доп. – Белгород: ИП Остащенко А.А., 2009. – 440 с.


ISBN

Учебно-методический комплекс по курсу «Социология» для студентов заочной формы обучения представляет собой теоретический материал, практикум и методическое обеспечение для самостоятельной работы и самоконтроля по тому же курсу. Учебно-методический комплекс составлен в соответствии с требованиями по обязательному минимуму содержания и уровню подготовки специалиста с высшим образованием, а также в соответствии с учебной программой.





ББК 60.5я73
Б 30



ISBN
© Бахарев В.В., 2009

Вступительное слово автора

Актуальность дисциплины обусловлена тем, что получивший высшее образование специалист должен обладать необходимыми базовыми знаниями об обществе, т. е. иметь представление об основных сферах человеческой жизнедеятельности, социальном поведении, социальных общностях и группах, видах и результатах социальных процессов, источниках развития массовых социальных движений, типах и структуре социальных организаций, основных методах сбора, анализа и интерпретации социальной информации.
Состав учебно-методического комплекса:
презентация дисциплины дает краткую характеристику учебного материала и отображает основные положения тем;
рабочая программа, являющаяся нормативным документом, на основе которого строится учебный процесс по дисциплине;
учебное пособие предназначено для изложения структурированного учебного материала по дисциплине;
тестовые задания доступны только в электронном виде и содержат материалы для промежуточного и итогового контроля;
хрестоматия включает в себя выдержки из работ классиков социологической мысли, современных отечественных и зарубежных социологов, автора данного учебно-методического комплекса.
Полная версия УМК представлена в электронном виде на CD-ROM и в сетевой программной оболочке «Пегас» филиала СПбГИЭУ. Печатная версия включает в себя учебное пособие, представляющее собой сокращенный вариант лекционного курса, читаемого для студентов очной формы обучения, задания к семинарскому практикуму, глоссарий и рабочую программу.
Данный курс сориентирован как на самостоятельную познавательную деятельность слушателей, так и на их умение применять полученные знания на практике в конкретных социальных ситуациях. Для всех тем курса предусмотрены семинарские занятия, на которые выносятся вопросы для обсуждения на форуме, контрольные вопросы, тестовые вопросы.
При изучении данного курса вам предстоит выполнить следующие виды работ:
изучить вопросы, выносимые для обсуждения на форуме;
ответить на контрольные вопросы по каждой теме;
осуществить тестирование по отдельным темам учебного курса;
пройти итоговое тестирование по всему курсу.
Курс разработан профессором кафедры гуманитарных и социально-экономических наук Бахаревым Виктором Владимировичем. С автором-составителем курса можно связаться по электронной почте [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], либо по адресу: г. Белгород, ул. Озембловского, 34, к. 1-12, кафедра гуманитарных и социально-экономических наук.
Рабочий телефон 8 (4722)36-88-18.
Содержание

УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ.
7

Тема 1. Возникновение и развитие социологии
7

1.1. Краткая предыстория возникновения социологии
7

1.2. Основоположники социологии
20

1.3. Классический этап развития социологии
29

1.4. Современный этап развития социологии
38

1.5. Основные школы и направления в социологии.
49

1.6. Развитие социологической мысли в России...
59


Тема 2. Социология как наука

74

2.1. Современные представления об объекте и предмете социологии, уровнях социологического познания.

74

2.2. Законы и категории социологии..
80

2.3. Структура социологии..
84

2.4. Функции социологии
87

2.5. Статус социологии в структуре научного знания и профессиональной подготовки кадров

89


Тема 3. Конкретное социологическое исследование

93

3.1. Социологическое исследование: типология, структура, методологические основы...

93

3.2. Программа социологического исследования..
101

3.3. Логический анализ основных понятий, измерение и шкалирование.

107

3.4. Методы выборочных исследований
115

3.5. Методы и технология сбора социологической информации
125

3.6. Обработка полученных данных социологического исследования и подготовка научного отчета

163


Тема 4. Общество как объект изучения социологии

181

4.1. Общество как система..
181

4.2. Основные концепции общества...
185

4.3. Структура общества. Гражданское общество и государство
187

4.4. Стадиальные типологии общества..
189

4.5. Цивилизационные типологии общества.
193


Тема 5. КУЛЬТУРА КАК СОЦИАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ

198

5.1. Сущность, место и роль культуры в общественной жизни..
198

5.2. Основные элементы культуры, ее формы и социальные функции..
203

5.3. Культура как фактор социальных изменений
209

5.4. Характерные особенности современной западной культуры...
211

5.5. Социокультурные особенности российского общества
216

5.6. Современная социокультурная ситуация в России
219


Тема 6. Социальные институты и организации

225

6.1. Социальные институты и их роль в обществе
225

6.2. Структура социальных институтов, их типология, иерархия и функции.

230

6.3. Семья как социальный институт.
235

6.4. Понятие, признаки, структура и принципы социальной организации.

239

6.5. Типология организаций
243

6.6. Формальные и неформальные организации...
245

6.7. Управление организациями.
250

6.8. Тенденции развития социальной организации..
253


Тема 7. Социальная структура общества

256

7.1. Социальные общности и группы.
257

7.2. Социальная стратификация и социальная мобильность...
262

7.3. Социально-территориальная структура общества.
270

7.4. Национально-этническая структура общества...
275

7.5. Социально-демографические группы. Социальные аспекты пола и возраста..

279


Тема 8. Личность в системе социальных связей

286

8.1. Социологическое измерение личности...
286

8.2. Социальные типы, статусы и роли личности.
288

8.3. Социализация личности...
292

8.4. Социальное действие и взаимодействие.
295

8.5. Социальная деятельность и социальное поведение личности..
297

8.6. Социальная активность личности
299


Тема 9. СОЦИОЛОГИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ОТКЛОНЕНИЙ (ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ) и социальный контроль


301

9.1. Сущность и общие признаки девиантного поведения..
302

9.2. Структура и типология социальных девиаций...
306

9.3. Виды и формы девиантного поведения..
316

9.4. Основные подходы к объяснению причин девиантного поведения
334

9.5. Пути преодоления и коррекции социальных отклонений.
336

9.6. Социальный контроль как механизм социальной регуляции поведения людей и поддержания общественного порядка..

339


Тема 10. Массовое сознание. социальные конфликты. Социальное управление и социальная политика


342

10.1. Массовое сознание, общественное мнение и социальные конфликты...

342

10.2. Понятие и функции социального управления..
347

10.3. Законы и принципы социального управления.
355

10.4. Управленческое воздействие и управленческое решение..
358

10.5. Социальное управление и социальное прогнозирование, проектирование, планирование

365

10.6. Содержание социальной политики и ее место в социальном управлении

370


Тема 11. СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ И СОЦИАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ


375

11.1. Социальное пространство и социальное время...
375

11.2. Социальные процессы и социальные изменения. Социальные движения...

381

11.3. Социальные революции и социальные реформы
385

11.4. Социальный прогресс.
387

11.5. Общее и специфическое в развитии конкретных обществ.
388

11.6. Мировая система и процессы глобализации. Место России в мировом сообществе

390


Практикум..

398


Глоссарий

403


Рабочая программа...

431

УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ

Тема 1. Возникновение и развитие социологии

Цель – изучить развитие научной социологической мысли, начиная от истоков ее зарождения и заканчивая современностью.
Задачи – познакомиться с социальными и идейными факторами становления социологии как науки, получить представление о классических и современных социологических теориях, развитии социологии в России.

1.1. Краткая предыстория возникновения социологии

Зачатки знаний о человеке и обществе появились в древности. Донаучный этап развития социологии является самым значительным по временному промежутку (III тыс. до н.э. – XVIII в.).
На основе исторически первичных социальных связей сформировались общины – узколокальные, замкнутые, автономные друг от друга социальные образования. Они характеризовались:
общей для всех членов общины собственностью на средства производства (землю, хозяйственный инвентарь, скот, жилище);
коллективным трудом с естественным его разделением между взрослыми и детьми, мужчинами и женщинами;
властью глав родов, вождей и жрецов, точнее, их способностью навязать свою волю сородичам;
совместным распределением и потреблением произведенной продукции при постепенном усилении регулирующей роли патриархов и вождей;
коллективностью как нормой поведения членов общины и их основной духовной ценностью.
Первобытное устройство прошло несколько качественно отличных состояний. Принято различать родовую, племенную и сельскую (поселенческую) общины, исторически последовательно сменявших друг друга. Каким образом наши далекие предки понимали общество, в котором жили? Этот вопрос для социологии не праздный, ибо с него начинается осознание ее коренных истоков. По понятным причинам ответить на данный вопрос весьма сложно, но крайне желательно, чтобы зафиксировать исторически исходные представления о феномене общества.
Труды древних авторов (Геродота, Цезаря, Тацита, Ибн Батуты), поздних историков, современных этнологов и социальных антропологов позволяют отметить шесть главных особенностей сознания первобытных людей.
Цельность их мировоззрения, отсутствие присущей современности расчлененности сознания людей на:
обыденное и научно-теоретическое;
природоведение и обществознание;
такие формы как социальное, экономическое, политическое, экологическое, правовое, моральное, эстетическое и т. п. сознание.
Недифференцированность сознания древних – показатель того, что они не отделяли себя от природы, не противопоставляли ей свою общину, а себя общине, оценивали себя (и себе подобных) как органичную частицу и природы, и общества.
Примитивно-коммунистическая сущность сознания. Речь идет о том, что сознание людей той поры активно служило цели упрочения общинной (общественной) собственности, коллективности труда и распределения, коллективистских норм поведения, т. е. основных принципов первобытного коммунизма, реально воплощенных в примитивных обществах.
Мифологичность – объяснение непонятных явлений природы и общества с помощью различных фантастических образов (богов, героев, сказочных животных и т. п.). Мифотворчество – общее свойство всех родов, племен и народов, воплощенное и сохраненное по сей день в устном творчестве. Иллюзорные, далекие от истины представления о причинах и следствиях сложных социальных явлений нередко встречаются и сегодня, влияя на социальное поведение современников.
Тотемизм – вера в кровную близость, общность происхождения рода (племени) с каким-либо видом животного или растения. Это один из мифов и одна из первых религий, возникновение которой обусловлено, с одной стороны, стремлением людей осознать себя как общность, с другой – типом их хозяйствования (охота или собирательство), зависимостью от состояния фауны или флоры, с третьей – превалированием кровнородственных связей в структуре первобытной общины. Тотемом называли:
общего предка (животное или растение);
его изображение (или другой символ), оберегающее род от несчастий;
группу людей (род, племя), якобы произошедшую от общего предка и находящуюся под его покровительством. Тотем в третьем смысле этого слова, т. е. свой род, но не все люди, воспринимался нашими предками в качестве общества.
Пережитки тотемизма сохранились не только в фольклоре (сказки о родственных отношениях людей с животными) и современных религиях (бог как общий отец всех верующих, причастие как вкушение тела бога, разделение животных на чистых и нечистых), но и в социальном сознании многих людей. Речь идет о мифологеме, согласно которой любое общество, состоящее из разных этносов, неизбежно делится на «мы» и «они», на наших и их кровных врагов, на хороших и плохих людей. Эта мифологема до сих пор подпитывает националистические идеологии и межэтнические конфликты.
Антропоморфизм – приписывание явлениям природы и общества, в т. ч. тотемам, а также мифологическим образам (богам) свойств отдельного человека.
Чаще всего представители дописменных обществ квалифицируют свою общину (тотем, род, племя) в качестве подобия человека, у которого есть своя голова (вождь, старейшины), руки и ноги (охотники, рыбаки, собиратели плодов и кореньев), душа (жрецы, маги). Антропоморфное осмысление общества, несмотря на крайний примитивизм, имманентно содержит в себе получившие в дальнейшем развитие идеи:
органицизма, согласно которой общество – живой и постоянно меняющийся организм;
функционализма, в соответствии с которой изучение общества предполагает установление функциональных зависимостей между его органами (элементами и структурами).
Религиозность – убежденность в предопределенности природной и общественной жизни сверхъестественными силами, обусловленная зависимостью общинных и индивидуальных бед и успехов не столько от усилий людей, сколько от природных и социальных катаклизмов, происходящих по непонятным для них причинам. Религиозное восприятие общества имело одним из своих следствий идею детерминизма, предполагающую признание причинных связей и объективных законов. Развитие этой мысли, ее постепенное высвобождение из пут примитивной религиозности – важный вектор формирования социологической науки.
С усложнением представлений о мире появляется теоретическое оформление знаний об обществе. Все крупные мыслители прошлого, оставили массу ценных, оригинальных идей о сути общества, причинах его возникновения и особенно о том, каким должно быть общество, то есть об общественном идеале.
Ксенофан Колофонский (VI-V вв. до н.э.) – один из первых материалистов и атеистов, критиковавший религиозность, мифологичность и антропоморфичность своих предшественников. Боги, считал он, есть лишь в головах людей, их нет в действительности. Отвергая реальность богов, он выдвинул тезис, согласно которому общество (Ксенофан имел ввиду современное ему социальное устройство, сменившее первобытный коммунизм) нельзя понимать как божественное установление, а процессы, в нем происходящие, как детерминированные. Общество образуется, по его мнению, случайными взаимосвязями людей, в нем нет и не может быть ничего закономерного.
Левкипп и Демокрит (V-IV вв. до н.э.) учили тому, что вся действительность материальна, состоит из атомов и их взаимодействий. В обществе роль атомов играют отдельные люди. Согласно этому учению выходило, что общество – суть сумма (совокупность) атомов-людей, а общественная жизнь – частный случай природной жизни, понимаемой атомистически.
В отличие от Ксенофана, атомисты полагали, что общественная жизнь детерминирована объективными причинами. Атомисты были сторонниками признания и познания объективных законов природы и общества. Законы общества при этом понимаются как проявление законов природы. Основной закон природы, по их мнению, – взаимопритяжение и взаимоотталкивание атомов. В обществе он проявляется в виде дружбы и вражды, предопределяющих общественное поведение людей.
Другим общим законом природы и общества предстает круговорот событий, цикличность перемен. В природе день сменяется ночью, лето – осенью, затем зимой и весной, а в обществе происходит цикличная смена людей, их поколений, правителей, идей и т. п.
Сократ (469-399 гг. до н.э.) – величайший мыслитель древности, положивший начало философскому идеализму и создавший оригинальное учение об обществе, названное им «Макрос-антропос». Этот термин Сократа в буквальном переводе означает «Большой человек».
Подчеркивая эвристическую ценность уподобления общества человеку, осмысления общества как «большого человека», Сократ выдвинул формулу «Познай самого себя». Поскольку общество суть «Макрос-антропос», постольку познание человеком своих собственных качеств есть познание общества. Современным языком эту мысль Сократа можно представить примерно так – занимаясь самоанализом, человек занимается обществознанием.
По мнению Сократа, познавать себя и общество людям нужно не столько ради разработки каких-то теорий, сколько для решения практических задач, ради овладения ими «искусства жить». Непознанность людьми самих себя – причина их дурных поступков и всех общественных пороков.
Сократ первым заговорил о потребности в специальных знаниях об обществе, необходимых для практики человеческого общежития, и поставил проблему осмысления взаимосвязей общества и конкретного человека.
Древнегреческий философ Платон (428/427-348/347 гг. до н.э.) существенно развил одну из идей своего учителя Сократа, согласно которой общество понимается как государство. Первым в истории социологии трудом считают «Государство» Платона, где мыслитель подчеркнул роль разделения труда в развитии общества и сформулировал первую известную теорию стратификации. В идеальном государстве общество состоит из трех сословий: высшее, состоящее из мудрецов, управляющих государством; среднее, состоящее из воинов-стражей, защищающих государство; низшее, состоящее из крестьян и ремесленников, призванных обеспечить общество материальными продуктами. Всем 3-м сословиям предписывается определенный образ жизни с целью наиболее оптимального выполнения ими общественных функций. Так, философы и воины не должны были иметь собственность и семью. Это позволялось только ремесленникам.
Платон, характеризуя общественную жизнь в городах-полисах, отмечал, что в ней есть нечто, что не регулируется государством, выходит за его рамки. Эту часть общественной жизни он обозначал частной жизнью, используя в связи с этим понятием «частное общество», и другие термины, близкие по смыслу к названному. Развитие этой мысли последователями Платона приведет к созданию одной из основополагающих социологию теорий – концепции гражданского общества.
Ученик Платона, древнегреческий философ Аристотель (384-322 гг. до н.э.) продолжил анализ общества и государства. Первоосновой государства он считал семью, однако не в современном понимании: к семье он относил не только мужа, жену, детей, но и рабов. По этой причине идеальным государственным устройством Аристотель считал рабовладельческое государство. Главным элементом в социальной структуре у него выступает средний класс, который является основой стабильного и нормально функционирующего государства. Он ратовал за улучшение общества, в котором жил. Оно нуждалось, по Аристотелю, в политическом и этическом совершенствовании.
Аристотель призывал к установлению власти, служащей всему народу и обществу. Заметим, что при этом рабы во внимание не принимались, под народом подразумевались только свободные граждане, организованные в государство.
Синтезировав идеи своих предшественников – Сократа и Платона, Аристотель поставил перед своими последователями весьма важный для всего последующего обществознания вопрос о типах общностей людей, или, по его терминологии, о формах дружбы людей. Он четко отличал государство, поселение, племя, род и семью, оценивая государство в качестве основной образующей общество формы, но не исключал возможности появления иных общностей людей.
Аристотель дал одну из первых классификаций государственного устройства, подразделив государственные формы на три «правильных» (монархия, аристократия, полития) и три «неправильных» (тирания, олигархия, демократия) формы правления.
Эпикур (341-270 гг. до н.э.) и Лукреций (около 99-55 гг. до н.э.) вошли в историю социальной мысли как первые теоретики индивидуализма. Улавливая признаки разложения древнегреческой организации общественной жизни и предвидя усиление общественной борьбы и бедствий, они сконструировали свой идеал общества, получивший наименование «атараксия». Этим греческим словом обозначали состояние невозмутимости, душевного покоя, разумного наслаждения жизнью, удовлетворенности собой и жизнью, достигаемое лишь мудрецами.
Эпикур и Лукреций (а до них Демокрит) призывали своих сограждан стать мудрецами и в этом видели залог усовершенствования общества. Не общество (община, город-полис, государство) делает людей такими, каковы они есть, а люди делают общество таким, каковы они сами. Совершенствуя самих себя, люди формируют такое общество, которое они хотят получить.
Обществоведческие взгляды мыслителей Древней Греции, таким образом:
во-первых, опирались на представления об обществе, сформировавшиеся при первобытном строе, так или иначе развивали их;
во-вторых, отражали произошедшие к тому времени общественные перемены;
в-третьих, облекались в философскую форму, четко не отделялись от философского осмысления природы;
в-четвертых, крайне противоречили друг другу по осям материализм – идеализм, атеизм – религиозность, индивидуализм – коллективизм;
в-пятых, зачастую имели характер утопий, благих и несбыточных желаний;
в-шестых, представляли собой особую и важную ступень на пути становления обществознания вообще, социологии, в том числе.
В Средние века – в соответствии с теорией «двойственной истины» – общество и человек изучались лишь постольку, поскольку через них можно было выйти на «высшее» знание. С точки зрения средневековых теологов, познание имеет одну цель (Бог, истина), но два разных пути по ее достижению: 1) прямой путь – с помощью веры познается напрямую божественная сущность окружающего мира; 2) непрямой путь – с помощью разума познается божественный промысел, но не напрямую, а через изучение божественных творений (мир, человек). С помощью данной теории средневековые научные деятели защищали свое право заниматься наукой.
Эпоха Возрождения, на период которой приходится жизнедеятельность социальных мыслителей, предшествовавших в Европе оформлению социологического знания в науку, особое значение придавала проблеме жизненных сил человека, их естественным и социальным основам. Эта тенденция в развитии общественного сознания серьезно ограничивалась традиционными для средневековой Европы верованиями.
Главной проблемой католической церкви была борьба со светской властью за влияние на народ. Телеологи предлагали разные способы ее решения. Наиболее удачным был признан вариант, предложенный Фомой (Томасом) Аквинским (1225-1274).
В тезисном виде и изложении на современном языке его концепцию можно представить следующим образом:
Общество состоит из людей, созданных по воле и подобию Бога и награжденных им бессмертной душой.
Бог предопределил место и роль каждого человека в обществе, а следовательно, имущественное неравенство людей и иерархию сословий.
Бог ниспослал некоторым людям исключительное духовное свойство – харизму, дающую право руководить другими людьми, подчинять их своей воле, соответствующей воле Бога.
Общество – божье установление, но в нем есть кое-что от Дьявола (Антихриста), который постоянно мешает Богу, вмешиваясь в дела людей и искажая божественную суть их общественной жизни.
Для общества (государства, правителей и простых христиан) нет задачи более важной, чем отличать божественное (должное, нужное, хорошее) от дьявольского.
Лучше всех знает, что исходит от Бога, а что от Дьявола, католическая церковь, деятели которой (Папа, епископы, инквизиторы) наделены харизмой.
Католическая церковь:
уполномочена Богом управлять обществом;
играет ведущую роль в государстве;
обязана выполнить божью волю во благо людей;
призвана обеспечить гармонию веры и разума людей (умом постичь Бога, верой подкрепить это постижение), что является главным условием нормальной общественной жизни.
Названные тезисы были положены в основу официальной доктрины католической церкви, учения, получившего название томизм и сохранившегося по сей день, естественно, в модернизированном виде (неотомизм).
В XIV в. на юге Европы (ранее всего в Италии) начинают проявляться первые симптомы будущей гибели феодализма и зарождения раннего буржуазного общества. Осознание этих процессов передовыми людьми того времени приводило к многочисленным противостояниям господствовавшей тогда религиозной схоластике, в том числе, томизму. Это выразилось в XV-XVI вв., прежде всего, в возрождении и развитии:
материалистических, индивидуалистических и гуманистических идей древнегреческих философов (Ф. Петрарка, Л. Валла и др.);
коммунистической идеологии, требований обобществления собственности, коллективности труда, равенства в распределении и коллективизма (Т. Мюнцер, Т. Мор, Т. Кампанелла);
натурфилософии (т. е. естествознания) на базе экспериментально-математических исследований законов природы (Дж. Бруно, Н. Кузанский, Б. Телезио, Н. Коперник, Леонардо да Винчи, Г. Галилей, Ф. Парацельс, И. Кеплер, Ф. Бэкон и др.).
Глубокие и интересные обществоведческие идеи высказаны Николло Макиавелли (1469-1527) в книгах «Государь», «Рассуждения о первой декаде Тита Ливия» и «Искусство войны».
Он полагал, что общество возникло, существует и видоизменяется не по воле Бога, а по естественным причинам. В ряду этих причин в качестве основных выделяется интерес людей и их сила. Материальный интерес трактуется как выражение потребностей людей в самосохранении (в пище, жилище, накоплении имущества) и продлении рода. Материальные интересы разных людей не совпадают друг с другом, а у знати и народа эти интересы противоположны.
В таких условиях общественная жизнь становится возможной благодаря силе, под которой понимается не только физическая потенция индивида, но и объединение индивидуальных сил с помощью и в форме государства. Сила людей, по Макиавелли, тем значительнее, чем лучше (сильнее) то государство, в котором они живут. Государство же тем сильнее, чем меньше государь зависит от церкви, чем оно способнее подавлять как народные волнения, так и происки знати, вызванные противоречиями их материальных интересов.
Заметим, что Макиавелли традиционалист в том смысле, что вслед за Платоном, Аристотелем, Фомой Аквинским и другими предшественниками уподобляет государство и общество, подменяет анализ второго характеристикой первого.
В то же время он – новатор. Сосредоточившись на проблематике создания сильного государства, Макиавелли первым стал рассматривать политику в качестве особой сферы деятельности, которая должна осуществляться с учетом «естественных причин» и «полезных правил». Он призывал «учитывать свои возможности», «предвидеть заранее» ход событий, чтобы вовремя принимать необходимые меры. Макиавелли утверждал, что правитель, желающий добиться успеха, должен знать мотивы поведения людей и руководствоваться в своей деятельности тремя основными принципами (законами): 1) человеческими действиями правят честолюбие и мотив власти; 2) умный правитель не должен выполнять все свои обещания; 3) творить зло надо сразу, а добро – постепенно. Макиавелли нарисовал образ идеального правителя и политическую технологию удержания власти.
Анализируя политическую ситуацию, важно учитывать интересы «государя», «народа», «знати» и «войска», находить в них общее (совпадающее), класть это общее в основу политики. Такие установки намного опередили свое время и решительно порывали с томизмом.
В XVII-XVIII вв. в Европе были заложены основы нового видения человека и общества, становления и развития их жизненных сил. В этот период возникли предпосылки социально-исторического и духовно-культурного прозрения, осмысления происходящего с человеком и обществом.
Идеи «естественного права» и «общественного договора» были подхвачены и развиты английским философом-просветителем Джоном Локком (1632-1704), явившимся основоположником социально-политической доктрины либерализма. В «Двух трактатах о государственном правлении» он формулирует следующие положения:
Суть общественной жизни заключена в договоре между людьми, хотя они этого не понимают.
Общественная жизнь есть процесс развития от естественного состояния до гражданского общества и самоуправления.
В естественном состоянии люди равны перед собой и Богом. Но их свобода – не анархия и вседозволенность, она предполагает следование законам природы, данным Богом, подчиненность разумным соображениям о самосохранении и продлении рода.
Разумность людей побуждает их искать согласия при сохранении индивидуальной свободы, создавать власть, гарантирующую соблюдение разумных прав индивидов.
В основе индивидуальной свободы лежит собственность индивида. Каждый человек является собственником своей жизни и средств своего жизнеобеспечения, в т. ч. своего труда, лишение его собственности – главное нарушение его прав и свободы.
Абсолютизм не гарантирует соблюдения индивидуальных прав на жизнь, свободу и собственность людей, а потому недопустим. Монархические режимы нужно ограничить конституциями, сделать их парламентскими.
Чтобы повысить вероятность того, что власть не будет ограничивать права граждан на жизнь, свободу и собственность, ее нужно разделить на законодательную, исполнительную и «федеративную» с целью исключения всевластности каждой из них.
Люди должны передавать власти не все свои права (как у Гоббса), а лишь часть их. При этом должно соблюдаться правило: чем больше собственности имеют люди, тем больше у них политических прав и обязанностей перед государством, охраняющим эту собственность.
Если власть не выполняет своих обязанностей перед гражданами, то она становится незаконной, что дает право гражданам на сопротивление, ограниченное разумными пределами, ведущее не к устранению власти вообще, а к установлению прочного политического баланса и улучшению функционирования власти.
В государстве, основанном на разумном общественном договоре, невозможно установить единые моральные нормы и требовать единого вероисповедания. Свобода совести и веротерпимость – обязательные условия нормальной общественной жизни и законности власти.
Заметный вклад в концепцию «общественного договора» внес нидерландский философ-материалист и атеист Барух Спиноза (1632-1677). Он резко критиковал трактовки общества как божьего установления, полагал, что цель его развития естественна и сводится к совершенствованию человека, его знаний и завоеванию людьми господства над природой. Поведение человека определяет не Бог, а стремление к самосохранению, к продлению рода, к собственной выгоде и удовлетворению своих «вожделений» (страстей). Совместная жизнь людей требует от них согласования своих интересов, создания демократического правления и ограничения всевластия государства над людьми. Спиноза призывал к созданию такого общества-государства, в котором бы соблюдались права людей не только на жизнь, собственность, вероисповедание, но и на многие другие гражданские свободы, в т. ч. и на свободу мысли.
Многие мыслители с позиции концепции «общественного договора» обосновывали возможность свержения народом власти, если она выступала против его интересов. Объяснения общественного устройства, исходящие из религиозной идеологии, постепенно уступают место объяснению, основанному на науке. В качестве научной основы выступала обычно философия. Много ценных идей об обществе позднее высказали такие философы как Жан-Жак Руссо (1712-1778), Иммануил Кант (1724-1804), Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770-1831) и др.
Начало XVIII в. ознаменовано появлением многочисленных философско-морализаторских трактовок общества Антони Шефтсбери (1671-1713), Бернарда Мандевиля (1670-1733) и др. Вершиной развития обществознания в этот период человеческой истории явилось учение Джамбаттисты Вико (1668-1744). Его основной труд «Основания новой науки об общей природе наций» содержит обилие идей, получивших дальнейшее развитие в антропологии, сравнительно-историческом языкознании (герменевтике), истории, культурологии и социологии. Некоторые его выводы имеют обобщающий социологический характер. Речь идет, прежде всего, о рассуждениях, касающихся сущности исторического бытия и закона цикличности исторических изменений, приведших к созданию теории исторического круговорота.
Вико доказывал, что человеческое общество развивается в силу внутренних, закономерных причин. Каждый народ проходит в своем развитии «три типа времени»: божественное (религиозное), героическое (поэтическое) и гражданское (человеческое). Каждому типу времени свойственен свой способ общения и мышления, нравы, право и форма правления.
Теория исторического круговорота Дж. Вико весьма значима для всего последующего обществоведения, но не потому, что она абсолютно истинна, а потому, что приблизила обществоведов к созданию социологии.
Характеристика обществоведения в XVII – начале XVIII вв. будет неполной, если не сказать о «политической арифметике». Так стали называть исследования в форме переписи населения и анализа других официальных данных в целях решения управленческих проблем. Джон Граунт (1620-1674), Уильям Петти (1623-1687) и другие представители этого нового направления изучения общества не только собирали количественную информацию и применяли ее при описании общественных процессов, но и, используя различные шкалы, таблицы и математические формулы, устанавливали зависимости между различными социальными явлениями. Граунт, например, зафиксировал постоянность пропорции рождающихся мальчиков и девочек (в начале XVII в. на 14 первых приходилось 13 вторых), то, что мужчины умирают раньше женщин и многое другое. Он построил первую таблицу смертности, которой пользовались в социальном страховании и демографических подсчетах до конца XIX в. Не менее интересные выводы частного характера сделаны У. Петти, который положил начало сравнительному анализу различных стран на основе экономических показателей. Политическая арифметика получит в дальнейшем бурное развитие, что приведет к созданию статистики и эмпирической социологии.
Таким образом, можно говорить о том, что знания об обществе долгое время формировались в недрах философии, которую не случайно называют матерью всех наук. Постепенно обогащаясь, она дифференцировалась на натурфилософию (естествознание) и социальную философию (обществознание). Последующее развитие знаний об обществе происходит в рамках социальной философии, но характеризуется разнообразными попытками использования методов естественных наук. Появление социологии как автономной науки стало итогом определенного синтезирования достижений социальной философии и естественнонаучных методов познания. Существенный шаг в этом направлении был сделан в XVIII – начале XIX вв.
Первое место в ряду непосредственных предшественников социологии занимает Шарль Луи де Монтескье (1689-1755) – французский философ-просветитель, историк, правовед и писатель. Он пытался вывести характер, нравы и обычаи народов, их хозяйственный и политический строй из географических условий. Основными сочинениями Монтескье являются: «Персидские письма» (1721) и «О духе законов» (1748). Он выделяет три вида законов: гражданские, уголовные и политического строя. Эта близкая к социологической постановка проблемы, однако, в полной мере не была им реализована. Понятия законов он часто смешивает, детерминистские объяснения нередко подменяет философско-морализаторскими. В книге «О духе законов» он изложил теорию форм власти, в основе которой трехчастная схема – «республика – монархия – деспотия», высказал гуманистические идеи: осуждение деспотизма, утверждение принципа гражданской и личной свободы, призыв к веротерпимости, политической умеренности, постепенности в проведении любых преобразований. Монтескье является одним из основателей географической школы в социологии и политологии.
Адам Смит (1723-1790) известен как классик буржуазной политэкономии, стимулировавший социологические исследования капиталистического общества и вооруживший социологов рядом оригинальных идей. Главная из них – осмысление общества не только и не столько как государства, сколько в качестве «трудового и менового союза людей», т. е. экономической системы. Не отрицая нужности познания политических отношений, он настаивал на первостепенной важности изучения экономических взаимосвязей людей.
В своем исследовании «О природе и причинах богатства народов» он говорил, что общественная жизнь любого народа и государства основывается на свойственных каждому человеку стремлениях к благополучию и более высокому социальному положению, реализующихся, прежде всего, в труде. Чтобы труд стал условием процветания индивида и государства, обязательно необходимы:
господство частной собственности на средства производства;
невмешательство государства в экономику;
отсутствие препятствий на пути развития предприимчивости людей;
разделение труда между людьми, их специализация в производстве конкретных видов товаров;
всеобщее образование;
расширение применения машин и создание новой техники.
Богатое и процветающее общество, согласно Смиту, не может быть социально однородным, в нем неизбежны три класса: наемных рабочих, капиталистов и землевладельцев. Неизбежны также и противоречия интересов этих классов, которые естественны, полезны обществу, его классам и людям, в них входящим. Эти противоречия не угрожают существованию классово дифференцированного общества, могут быть легко решены, при чем не столько государством, сколько самими индивидами.
Томас Мальтус (1766-1834) вошел в историю обществознания как автор «Опыта о законе народонаселения, или Изложения прошедшего и настоящего действия этого закона на благоденствие человеческого рода». В этом труде сформулировано положение о существовании вечного закона человечества, согласно которому рост народонаселения происходит в геометрической прогрессии, а рост жизненных средств – в арифметической, что ведет к превышению численности населения над объемом жизненных благ. Данная диспропорция частично ликвидируется войнами и эпидемиями, резко снижающими численность населения, но «недопотребление» будет усугубляться по мере умножения человечества, порождая новые проблемы.
С высот нынешней цивилизации ясно, что такого объективного закона нет, что человечество имеет социальные, научные и технические резервы повышения плодородия почвы и производительности труда. Но не менее очевидно и то, что кое в чем Мальтус был прав. Современное человечество реально столкнулось с предреченными им проблемами – исчерпываемостью природных ресурсов и необходимостью регулирования численности народонаселения.
Особо следует отметить, что Мальтус воздействовал на формирующуюся социологию не только своими идеями, но и формой их выражения, использованием математического аппарата при характеристике социальных явлений. Предпринятая им попытка вывести строгую математическую формулу социально-демографических процессов не была случайной. Она отразила развившуюся в XVIII в. тенденцию применения естественнонаучных методов к изучению общества.
Пьер Симон Лаплас (1749-1827) был не только астрономом, давшим математическое доказательство происхождения Солнечной системы из первоначальной туманности, но и пионером в деле математизации обществознания, в частности, использования при анализе социальных процессов некоторых положений теории вероятности. Его «Философские очерки о вероятностях» содержат конкретные иллюстрации сказанному. Обществоведческие проблемы занимали внимание других известных естествоиспытателей XVIII – начала XIX вв. (Бюффона, Лавуазье и других), показавших возможность и целесообразность естественнонаучных методов анализа общественных явлений.
Грегори Кинг и Эдмунд Галлей продолжили исследования английской школы политической арифметики, обосновали и использовали новые методы сбора количественной социальной информации и математических приемов ее обработки. Джон Синклер разработал и использовал метод анкетирования при изучении социальных проблем сельского населения Шотландии, опубликовал (с 1791 по 1825 гг.) 21 том отчетов по своим исследованиям.
Эмпирические социальные исследования XVIII в. изменили смысл категории «социальная физика», которую ранее использовали для обозначения обществознания, согласно господствовавшему тогда представлению об обществе как части природы. В начале XIX в. «социальной физикой» стали, как правило, называть совокупность эмпирических социальных исследований, основанных на точных методах естественных наук и развивавшихся автономно от социально-философских моделей осмысления общества. Именно в это время вызрела общественная потребность в синтезировании социально-философских и эмпирических подходов к изучению общества.
Клод Анри де Сен-Симон (1760-1825) был первым мыслителем, публично выразившим данную потребность и внесшим тем самым краеугольный камень в фундамент новой обществоведческой науки – социологии. В «Очерке науки о человеке», «Труде о всемирном тяготении», «О промышленной системе» и «Катехизисе промышленников» он, развивая идеи «социального физицизма» и «социальной физиологии», обосновывает необходимость создания новой науки об обществе, которую он назвал «позитивной» и которая должна стать столь же точной, как и естествознание. Такая наука возможна и целесообразна, потому что, согласно Сен-Симону, общество – живой и целостный организм, функционирующий и изменяющийся по объективным законам, которые этой науке предстоит познать и на основе которых возможно его сознательное совершенствование.
Современное ему общество Сен-Симон назвал индустриальным, качественно отличным от традиционного (родоплеменного, рабовладельческого и феодального). Оно основывается на развитии промышленности, научной организации труда, благодаря чему человечество, находящееся на стадии индустриального общества, раскрывает все свои ресурсы. Главным субъектом этого общества, обеспечивающим его дальнейший прогресс, становится класс «индустриалов», в состав которого Сен-Симон включал фабрикантов, купцов, банкиров и рабочих.
Наряду с трактовкой общества в качестве организма, Сен-Симон говорит о нем как о механизме, социальном агрегате, который можно и нужно регулировать, изменяя его части (детали) и взаимодействия между ними. Когда он пишет обо всем человечестве, то в роли частей-деталей представляет государства (страны) и нации. Когда же речь идет об обществе в рамках конкретных государств, то в качестве важнейших выделяются:
во-первых, классы: а) ученые, б) «индустриалы», в) крестьяне, г) паразитирующие классы, включающие все прочее взрослое население страны;
во-вторых, группы населения, отличающиеся характером труда (умственного и физического, промышленного и сельскохозяйственного);
в-третьих, половой принадлежностью (мужчины и женщины);
в-четвертых, конкретные люди (индивиды).
Сен-Симон полагал, что в идеале индустриальное общество должно основываться на:
разработанной им (в книге «Новое христианство») религиозной концепции и лозунге «Все люди – братья»;
ликвидации паразитирующих классов (путем введения обязательного для всех производительного труда);
сотрудничестве производящих классов, обеспечиваемом принципом распределения общественного богатства «по способностям», реализация которого происходит с учетом: а) количества и качества труда индивидов, б) их таланта, в) их собственности;
равенстве людей, занятых всеми видами производительного труда, а также национальных и половых групп (на базе создания равных возможностей применять свои способности);
плановом развитии промышленного и сельскохозяйственного производства;
превращении государственной власти из машины подавления угнетенных в орган организации производства;
постепенном стирании различий между народами и странами, ведущем к созданию всемирной ассоциации человечества и исключению войн.
Этот идеал великого социалиста-утописта противоречил его идеям об объективных законах общественного развития, но, тем не менее, подтвердил их истинность. Несбыточность идеала Сен-Симона объясняется именно тем, что он не знал тех законов общества, за открытие которых ратовал и которые исключили возможность практической реализации его плана общественного переустройства.
Таким образом, до XIX века взгляды на общество являлись обычно частью религиозных или философских доктрин. Эмпирические исследования проводились в рамках других наук, прежде всего статистики. Общественное самопознание долгое время совершалось в ненаучной форме (миф, религия, утопия) или неадекватной форме (в рамках других наук). Но постепенно разрозненные достижения социальной философии и практики изучения общественных явлений методами естественных наук начинают соединяться и превращаться в новую науку под названием «социология». С эпохи Возрождения и, особенно, в Новое время формируется предшественница научной социологии – «социальная физика».

1.2. Основоположники социологии

Социология как наука возникла как реакция на некоторые новые тенденции в общественном развитии первой половины XIX в.
1. На первое место в жизни общества выдвигаются «социальные проблемы» (рабочий, национальный, женский и другие вопросы). Возникает острая потребность в осознании их места и роли в общественном развитии, появляется социальный заказ на дальнейшее развитие социального знания.
2. В контексте этой задачи обозначилась неудовлетворенность прежним, слишком абстрактным и оторванным от реальной жизни уровнем и характером социальных наук. Возникает так называемый позитивизм с требованием, чтобы социология стала похожей на естественные науки, то есть превратилась в эмпирическую (опора на факты и опыт) и практическую дисциплину (должна приносить пользу, быть позитивной, положительной).
Французские мыслители А. Сен-Симон и О. Конт впервые поставили вопрос о создании отдельной и целостной «науки об обществе» (буквально – социологии). О. Конт, Г. Спенсер как главные представители данного периода заложили основы и наметили основные тенденции развития научной социологии. Сама социология еще не была создана в этот период, но был предложен проект ее создания.
Огюст Конт (1798-1857). Секретарь Анри де Сен-Симона (1760-1825), а затем экзаменатор и репетитор Политехнической школы в Париже. Создатель социологии в современном смысле этого слова. Ввел в обиход термин «социология». Написал много трудов по социологии. Наиболее известен «Курс позитивной философии» в шести томах (1830-1842). С точки зрения О. Конта, ни одна частная наука не может дать точного знания об обществе в целом, так как отдельные науки рассматривают социальные явления в их изолированности. Только социология, изучающая статику и динамику общества на основе собранных позитивных фактов, способна рассмотреть социальные явления в их взаимосвязи. Социология представляет собой «позитивный синтез» данных различных наук. Она основывается на законах биологии, однако имеет «сверх того нечто своеобразное, видоизменяющее влияние этих законов и вытекающее из взаимодействия индивидов друг на друга». Такая постановка вопроса была новаторской для своего времени, так как требовала изучать законы наблюдаемых явлений, а не искать трансцендентных оснований или философского смысла истории. В связи с тем, что Конт заложил только основы социологической науки, а до ее создания в целом было еще далеко, видный историк социологии Ю.Н. Давыдов назвал его «крестным отцом» социологии.
Человека О.Конт рассматривал как продукт окружающей его социальной реальности. Но, по его мнению, социологией должны изучаться не отдельный индивид, а общество и его элементы.
Многие мыслители рассматривали индивидов как «социальные атомы», существующие как бы автономно по отношению друг к другу (например, немецкие и французские просветители: Гердер, Лессинг, Вольтер, Руссо и др.). Согласно такому пониманию, развитие отдельных людей как бы предшествует развитию общества. Чем более развиты отдельные индивиды, тем совершеннее будет и общество. Значит, чтобы познать общество, надо познать индивида («природу» человека).
Конт выступал против того, чтобы считать общество простой совокупностью индивидов, исходил из приоритета общества над индивидом. Реально только общество, а индивидуальный человек есть простая абстракция (так называемый «социологизм» во взглядах на общество). Конт считал, что «общество само себя делает и делает человека». С его точки зрения, сами качества людей развиваются в зависимости от таких социальных институтов, как воспитание и образование, благодаря которым люди могут овладеть знаниями и опытом предшествующих поколений, выработать в себе соответствующие социальные качества.
О. Конт вошел в историю науки как основоположник позитивизма – одного из наиболее влиятельных направлений в области философии и социологии. Главное для него – это позитивный метод, основанный на наблюдении, сравнении, эксперименте и историческом методе, в совокупности приводящий к выявлению законов развития общества. В борьбе против теологии и метафизики О. Конт утверждает, что наука познает не сущности, а феномены (отвечает не на вопрос «почему?», а на вопрос «как?»). Разные науки достигают такого «позитивного состояния» в разные периоды истории. Теперь пришло время социологии. Произошло это поздно, потому что социология – «сложная» наука, она требует развития и усвоения более «простых» наук (физики, химии, биологии и т. д.).
О. Конт подразделил социологию на две части: социальную статику и социальную динамику. Социальная статика и социальная динамика – это анатомия и физиология общественного организма: первая изучает явления общественного строения, вторая – процессы общественной жизни, ее развитие.
Социальная статика – это теория общественного порядка и наилучшей организации общества, учение о достижении социальной гармонии. Задачей статической социологии О. Конт считал изучение взаимодействий, которые происходят постоянно между различными частями общественной системы. По его мнению, отдельные социальные элементы не имеют безусловного и независимого существования, а тесно связаны между собой.
Анатомируя общество, О. Конт особо выделял такие его элементы, как семья, государство и религия. Основным элементом структуры общества О. Конт считал семью. Семья представляет естественное состояние социальности человека, семейные отношения – естественная основа всех отношений в обществе. Семья, а не индивидуум, образует простейшую целостность, сумма которых образует общество. Главный вопрос «социальной статики» – это вопрос о природе социальной связи. Социальная связь носит внешний характер, так как главную роль в ее образовании играет материальная необходимость (промышленность, торговля и т. п.). В структуре общества О. Конт различал 4 класса: высший класс – представители научного и эстетического видов деятельности, второй класс – представители производства и торгово-финансовой сферы (банкиры, торговцы, предприниматели), третий класс – земледельцы, четвертый класс – рабочие. Отношения между классами основываются на разделении труда и координации их деятельности.
Социальная динамика О. Конта имеет более историко-философский, чем социологический характер. Основная идея социальной динамики – эволюция человечества. При этом социальные перемены происходят в соответствии с постоянным и неизменным естественным законом. Социальные изменения обусловлены многими факторами, однако главным из них является развитие разума, то есть интеллектуальная эволюция. Именно поэтому изучение истории человеческого знания является основой исследования развития общества. В рамках социальной динамики О. Конт обосновал два закона – закон «трех стадий» и закон «двойной эволюции».
Согласно закону «трех стадий», познавательная деятельность людей прошла через три стадии, в соответствии с которыми О. Конт выделяет три стадии в развитии общества:
Теологическая стадия (до 1300 г.) – характеризуется господством религии, здесь все объясняется на основе религиозных представлений. Вся истина о природе и обществе уже сказана в священных книгах (Библия, Коран и т. д.). На этой стадии развития общественного сознания доминирует религиозная мифология. Человек стремится к абсолютному познанию поражающих его воображение явлений и объясняет их действием абсолютных сверхъестественных сил. Отсюда вопросы морали и политики решались на базе религиозного сознания, религиозных ценностей.
Метафизическая стадия (до 1800 г.). На этой стадии господствует метафизика (философия). Здесь уже присутствует попытка описать не сверхъестественные сущности, а реальную природу и человека. Однако здесь мир объясняется с помощью априорных «первосущностей», «конечных причин» и т. п. На данном этапе главным является критика первой стадии. На этой стадии человеческое сознание, по О. Конту, больше оперирует не воображением, а понятиями, отражающими реальные процессы внешнего мира. Однако из-за слабого развития науки эти понятия абстрактны. Метафизический метод, ориентирующийся на познание реальных явлений, однако не давал исчерпывающей картины природных и социальных явлений и не позволял окончательно избавиться от мифов.
3. Позитивная стадия (с 1800 г.). В это время появляется такое знание, в котором мир объясняется через реальные причины. Прошлые подходы к объяснению мира сменяются исследованием его законов. Знание этих законов необходимо, чтобы учитывать и предвидеть их действие. Истинная наука сочетает наблюдение и предвидение. В рациональном предвидении мыслитель видел практическое назначение социологии. По О. Конту, к XIX в. естественные науки уже прошли теологическую и метафизическую стадии и достигли позитивной, а социологии еще предстояло это сделать. Для этого надо было освободить социологию от метафизики.
Второй закон – закон «двойной эволюции» – касается объяснения причин эволюции общества. Все факторы общественного развития О. Конт подразделяет на две группы – первичные (духовные, интеллектуальные) и вторичные (климат, раса). При этом по мнению Конта, первая группа факторов обладает безусловным приоритетом по отношению ко второй.
В последних своих произведениях Конт своеобразно дополняет принцип научности в понимании и организации общества признанием необходимости религии, в которой Бог заменен Человечеством. Эта идея получила развитие в трудах Э.Дюркгейма.
Герберт Спенсер (1820-1903) – английский социальный теоретик – второй «отец-основатель» социологии. Его основные работы: «Основания социологии» (1876-1896), «Социология как предмет изучения» (1903) и др.
Творческая личность Г. Спенсера формировалась в упорном изучении теории путем самостоятельного чтения книг и наблюдения за общественной жизнью. Он, как и Конт, не имел систематического образования. Недолгая служба инженера железной дороги сменилась работой журналиста, а по получении наследства он становится независимым ученым.
В становлении эволюционизма Спенсер опередил в некотором отношении Чарльза Дарвина, что признавалось последним. Применение закона борьбы за существование как средства выживания людей дало основание квалифицировать спенсеровское воззрение на общество как социальный дарвинизм.
Г. Спенсер впервые в истории социологии попытался дать систематическое изложение предмета, задач и проблематики социологии. Он ввел в социологию многие широко употребляемые социологические термины: социальная система, социальный институт, социальный контроль, структура и функция и другие.
Взгляды Г. Спенсера обычно характеризуются как «эволюционно-организмическая теория», так как он наиболее плодотворно развил и соединил две идеи: 1) общество как организм и 2) эволюция общества.
Центральное понятие концепции Г. Спенсера – эволюционизм. Г.Спенсер говорил о себе: если О. Конт изучает происхождение идей, то я стремлюсь изучить эволюционные изменения социальных институтов. Сам предмет социологии, по Г. Спенсеру, это и есть изучение роста, развития, строения и отправлений общественного агрегата. Эволюция – источник любого природного и общественного явления.
Г. Спенсер прослеживает эволюцию от простых обществ к более сложным, и проводит мысль об усилении дифференциации и интеграции социальных функций в процессе общественного развития. Социальная эволюция выступает как автоматический и предопределенный процесс развития и разложения конкретных социальных организмов. Социальный прогресс он видел в последовательном усложнении организации общества. Чем более развито общество, тем оно сложнее, то есть более дифференцировано в структурном и функциональном отношениях. В этой связи он подразделял общества на простые, сложные, вдвойне сложные, втройне сложные.
Главный фактор общественного развития он видел в разделении труда, которое приводит к высшему типу общественного устройства – «индустриальному обществу». Г. Спенсер подразделяет социальные структуры на две группы: в одних сотрудничество людей является принудительным, в других – добровольным. В связи с этим он делит общества на два типа – «военные» и «промышленные» (индустриальные). «Военный» тип общества характеризуется сильным централизованным контролем и иерархическим порядком власти. Вся жизнь подчинена дисциплине (даже церковь здесь похожа на военную организацию). Индивид в таком обществе принудительно подчинен социальному целому. В «промышленном» обществе преобладающими являются промышленность и торговля, в нем появляется политическая свобода, а социальная организация становится более гибкой. В таком обществе власть выступает как выражение воли индивидов, а их соединение становится добровольным.
В истории социологии придается большее значение теории Г. Спенсера о закономерной эволюции от военного общества, основанного на принудительной («механической») кооперации, к индустриальному, базирующемуся на добровольной («органической») кооперации. Он в целом дал реальную картину исторического процесса, отражающую переход от общества с преобладанием натурального хозяйства и жестокой иерархической системой к обществу, основанному на товарном производстве и разделении труда. В современной социологии идея деления обществ на «традиционные» и «индустриальные» является отправной точкой теории развития общественных систем.
Г. Спенсер уподобил общество живому биологическому организму. Правительство в государстве уподобляется мозгу человека: как мозг «руководит» жизнедеятельностью организма, так правительство руководит жизнедеятельностью общества, балансируя интересы взаимодействующих между собой сословий и других социальных групп. Торговля сравнивается с кровообращением, а кровяные тельца – с деньгами. Телеграфные провода, несущие информацию и способствующие жизнеобеспечению общества, сравниваются с нервной системой живого организма и т. п. При этом всякое развитое общество имеет три системы органов: производительную, распределительную и регулятивную. Регулятивная система в лице государства обеспечивает подчинение составных частей целому. В качестве специфических частей общества он выделял учреждения (социальные институты): домашние, обрядовые, политические, церковные, профессиональные и промышленные. Все они являются продуктом медленной эволюции. Всякое учреждение складывается как устойчивая структура «социальных действий».
Карл Маркс (1818-1883) и Фридрих Энгельс (1820-1895.) предложили более содержательную общесоциологическую теорию, объясняющую законы развития как капиталистического общества, так всего человечества. Эта, называющаяся историческим материализмом, теория тоже не дает полного ответа на все социологические вопросы, но в эвристическом аспекте она гораздо совершеннее предыдущих. Они подчеркивали, что исследование исторического процесса надо начинать с изучения жизни реальных людей с их потребностями и интересами, находящихся во взаимном общении и взаимодействии. Совокупность общественных связей и отношений и образует то или иное общество. Личность в марксизме трактуется как «совокупность всех общественных отношений». Таким образом, «сведение индивидуального к социальному» является важнейшим принципом марксистской социологии и считается главным условием объективного анализа человеческой истории.
Марксизм не отрицает роли идей и отдельных личностей в истории, однако настаивает на изучении материальной основы и материальных мотивов человеческой деятельности. Согласно материалистическому пониманию истории, определяющую роль в жизни общества играет способ производства материальных благ, благодаря которому удовлетворяются различные потребности людей. В основе общества лежат не идеи, как считали идеалисты, а материальные производительные силы (человек, средства производства) и соответствующие им производственные отношения (отношения людей в процессе производства). Характер последних проявляется в общественном разделении труда и конкретной форме собственности. Существование людей предопределяется не только окружающей средой (природой), как всего животного мира, но и определенным способом материального производства. Последовательная смена этих способов производства и кладется марксизмом в основу периодизации истории.
Для объяснения макросоциологических изменений был предложен закон соответствия производственных отношений уровню и характеру развития производительных сил. В соответствии с этим законом прогресс в орудиях труда приводит к смене производственных отношений (в частности, форм собственности на основные средства производства) и надстроечных явлений (форм государственного устройства, идеологий и т. д.). Марксизм подчеркивает главенствующее значение социально-экономической структуры в общественной жизни: среди всех общественных отношений в качестве главных выделяются материальные отношения, складывающиеся и проявляющиеся независимо от сознания и воли людей (экономические и производственно-технологические отношения). Над ними надстраиваются идеологические отношения, складывающиеся сознательно (политические, правовые, конфессиональные и др.).
Марксизм широко использует понятие «общественно-экономическая формация» для обозначения конкретно-исторического типа общества с присущими ему способом производства, социально-классовой структурой, политической системой и духовной сферой. Каждая общественно-экономическая формация (первобытнообщинная, рабовладельческая, феодальная, буржуазная, коммунистическая) является определенным историческим этапом в развитии человечества и одновременно представляет собой социальную систему. Системообразующим элементом такой социальной системы является способ производства. Социальная история представлена в марксизме как естественно-исторический процесс, основанный на последовательной и закономерной смене общественно-экономических формаций.
Объективные закономерности развития общества проявляются в классовой борьбе как главном источнике перехода от одной общественно-экономической формации к другой.
Заметим, что под социалистической революцией Маркс понимал не обязательно вооруженную борьбу с буржуазией и буржуазным государством, а смену общественного (экономического, политического и духовно-идеологического) устройства, которая в принципе возможна и мирным путем (завоеванием коммунистической партией в демократических странах большинства голосов в парламенте, принятием законов, устанавливающих социалистические порядки). Тем не менее, силовая модель решения основного конфликта буржуазного общества, насильное навязывание своей воли классу-антагонисту, является, по Марксу, единственно возможной.
Таким образом, К. Маркс и Ф. Энгельс стали одними из основателей конфликтологического направления в социологии. С точки зрения марксизма, социальные противоречия и конфликты – это не временное и локальное, а постоянное и повсеместное состояние общественной жизни. Они пронизывают все общество и все его структурные элементы: в экономике – это конфликт между постоянно растущими производительными силами и отстающими от них на определенном этапе производственными отношениями, в социально-политической сфере – это борьба классов и идеологий.
К. Маркс и Ф. Энгельс сформулировали одну из первых концепций стратификации в виде социально-классовой теории. Классовый подход к анализу общественной жизни был положен в основу социального анализа. Так, они выделяли в качестве главного элемента социальной структуры общества те или иные классы, борьба между которыми составляет основное содержание всей социальной жизни данной эпохи. Каждой общественно-экономической формации (кроме первобытнообщинной и коммунистической) присущи свои классы – основные и неосновные.
Например, в эпоху К. Маркса и Ф. Энгельса в качестве основных классов определялись буржуазия и пролетариат (в рабовладельческую эпоху – рабы и рабовладельцы, при феодализме – феодалы и крестьяне). Борьба классов в виде восстаний и политических революций предстает как проявление глубинной социальной революции, которая разворачивается по закону соответствия характера производственных отношений уровню развития производительных сил.
Материалистическое понимание истории позволило марксизму выделить экономическую жизнь общества, раскрыть ее место и роль в социальной жизни, однако это часто сопровождалось недооценкой духовных факторов общественного развития. Марксистское учение о классах и классовой борьбе позволило лучше понять социальную динамику, но одновременно невольно сводило всю социальную историю к истории борьбы классов. Акцент на противоречиях и конфликтах, с одной стороны, позволил выявить и описать мощный источник общественного развития, подчеркнуть место и роль социальных революций в истории, а с другой – привел к недооценке эволюционных форм социального развития, к отрицанию роли социального единства и согласия.
Ниспровергать Маркса в современной России стало модно и легко. Думается, что важнее понять не только то, в чем и почему он ошибался, а где оказался прав, но и то, почему современные социологи различных направлений и школ не обходятся без использования его теорий, понятий и подходов. Нужно понять, что без исторического материализма Маркса не было бы не только той социологической школы, которая называется марксистской социологией, но и современной социологии вообще.
Ламбер Адольф Жак Кетле (1796-1874) пришел к социологии не от философии и политэкономии, а от математики и эмпирических социальных исследований. Одновременно с Контом он создал свой вариант науки об обществе, изложив его в книге «О человеке и развитии его способностей, или Опыт социальной физики».
По мнению Кетле, наука об обществе суть поведенческая, она призвана познать общественное поведение людей, разные классификации которого образуют все общественные явления и процессы, общество в целом. Центральное место в его учении занимает концепция «среднего человека». Этим понятием он обозначал не конкретного индивида, а совокупность усредненных показателей природно-физических и социально-обусловленных качеств людей (роста, веса, здоровья, продолжительности жизни, психики, ума, морали, веры и т.п.).
Цель «социальной физики» Кетле – установить параметры «среднего человека» для каждой нации и динамику усредненных показателей в разные периоды ее истории. Главные задачи социальных исследований при этом сводятся к обнаружению реальных отклонений от среднеарифметических индексов и объяснению причин этих отклонений. Концепция «среднего человека» была отвергнута последующим развитием социологии, но оказала существенное влияние на процесс ее становления, обогатив философско-позитивистскую конструкцию Конта. В отличие от последнего, считавшего, что методами социологии должны стать методы естественных наук, Кетле доказал, что у нее могут быть специфически лишь ей присущие методы. Основным из них является статистический метод, необходимость которого Кетле обосновывал следующим образом.
Общественная жизнь – совокупность разнопорядковых социальных фактов, порожденных поведением людей. На основе даже обстоятельного изучения одного факта нельзя делать вывод о ряде фактов, кажущихся однопорядковыми. Поэтому нужен сбор как можно большего числа статистических данных о явлениях и упорядочение этих данных статистическими приемами. Только на такой основе появится возможность судить о том, к явлениям какого порядка относятся те или иные феномены.
Кетле разработал ряд методик сбора статистической информации, долгое время использовавшихся не только в статистике, но и социологии, обосновал основные математические методы обработки социальной информации, в т. ч. основанные на теории вероятности.
Он стал первым социальным эмпириком, поставившим проблему операционализации абстрактных социологических понятий, т. е. поиска их конкретных индикаторов, свидетельствующих о «работе» понятия и поддающихся математико-статистическим замерам.
Кетле вошел в историю социологии еще и потому, что предложил свое толкование сущности и проявлений социального закона. В противовес абстрактно-философскому постулированию глобальных общечеловеческих законов (типа закона трех состояний человечества, сформулированного О. Контом), им было предложено понимание социального закона как устойчивых корреляций (соотношений) между социальными показателями.
Например, на основе зафиксированных им постоянных корреляций между видами преступлений, полом, возрастом, социальным происхождением и местом жительства преступников он делал вывод, согласно которому преступное поведение части людей – объективный закон общественной жизни. Ныне социологи четко отличают статистические закономерности (корреляционные зависимости) от объективных законов, но благодаря Кетле и его последователям не принимают на веру постулаты, не поддающиеся проверке разнообразными методами математического, в т. ч. корреляционного, анализа.
Кетле, представляющий эмпирический уровень рождавшейся в XIX в. социологии, был не одинок. Аналогичные идеи в то время высказывались:
Луи Виллерме, заложившим основы той отрасли социального знания, которая ныне называется социальной гигиеной;
Александром Паран-Дюшатле – первым исследователем проблем проституции, использовавшим не только статистические методы, но и анализ полицейских документов, интервьюирование и личные наблюдения;
Андре Герри, занимавшимся изучением преступности, установившим зависимость числа и характера преступлений от пола и возраста преступников, уровня промышленного развития департаментов и времени года, доказавшим, что от уровня образования преступность не зависит;
Фредериком Пьером Ле Пле, специализировавшимся на исследовании социального института семьи, оцениваемого в качестве простейшей модели общества. Этот социолог применял и статистические методы, и интервьюирование, и наблюдение, и особый (разработанный им) метод монографического обследования. Он разработал систему индексов, на основе которых должно сопоставлять различные семьи, охарактеризовал роль семьи в социализации личности и социальном контроле за ее поведением, установил ряд важных корреляционных зависимостей.
Анри де Турвилем, Эдмондом Дюмоном, Пьером Бюро и другими леплеистами, усовершенствовавшими методологию учителя, в т. ч. монографический метод, использовавшие анализ бюджетов времени и занимавшихся исследованием проблем образования;
Р. Вирховым, сделавшим попытку социального объяснения здоровья и изучения здравоохранения как самостоятельного института;
Чарльзом Бутом, исследовавшим причины бедности и социальную экологию города, оставивший нам 17-томный отчет о своей деятельности – «Жизнь и труд населения Лондона», из которого явствует, что он применял методологию одномерной социальной стратификации, усовершенствовал методику исключенного и включенного наблюдения, анализа результатов переписей населения, контент-анализа документов, обосновал и использовал новые социологические методы: экспертные опросы и картографирование изучаемого объекта;
Бенджамином Раунтри, Артуром Баули, супругами (Биатрисой и Сиднеем) Вебб и другими последователями Бута, отшлифовавшими наследие учителя, развившими методику выборочных социологических исследований и способствовавшие принятию в Англии законодательных актов об обязательном минимуме зарплаты, пенсионном обеспечении и пособиях по безработице.
Итак, у истоков социологии стояли представители социальной философии, политэкономии, математики и эмпирических социальных исследований. Благодаря им постепенно выкристаллизировалось понимание общества как системы взаимодействий людей, образующих основополагающие общественную жизнь структуры, которые взаимообусловливают друг друга, функционируют и развиваются по объективным законам.
Поскольку эти законы не изучались прежде ни одной наукой и поскольку без их знания невозможно обойтись в деле управления общественной жизнью, постольку возникла потребность в создании новой науки об обществе – социологии. Первые попытки познания данных законов показали, что для этого необходимы особые методы мышления, специфичные теории и способы получения социологической информации.

1.3. Классический этап развития социологии

На протяжении всего XIX в. социология быстро развивается. Уже на рубеже XIX-XX вв. она превращается в общепризнанную науку. Э. Дюркгейм, Ф. Теннис, М. Вебер, Г. Зиммель и другие мыслители оказали в этот период решающее воздействие на формирование социологии как науки. Социология обретает свой специфический предмет исследования и методы познания. Появляется большое количество теорий, методик, направлений и школ внутри социологии. С конца XIX в. социология становится университетской дисциплиной. Первая кафедра социологии была открыта в Чикагском университете Альбионом Смоллом в 1892 г. В 1984 г. в Париже состоялся первый конгресс Международного института социологии. Начинают выходить социологические журналы, появляются первые центры социологических исследований – Лондонское социологическое общество (1903), Американское социологическое общество (1905), Немецкое социологическое общество (1909) и т. д.
В классический период своего становления социология обогатилась многими теориями и учениями.
Эмиль Дюркгейм (1858-1917) – французский философ и социолог, представитель социологического позитивизма конца XIX – начала XX вв, создатель концепций «социального факта», «общественной солидарности» и «социологизма». Он продолжил разработку теории общества как единого социального организма. Им разработаны методология и методы социологических исследований, что позволило подвести под социологические теории эмпирическую базу. С именем Э. Дюркгейма связывают введение в социологию термина «прикладная социология». Иногда его называют истинным основателем научной социологии.
С точки зрения Э. Дюркгейма, общество является результатом взаимодействия индивидов, однако, раз возникнув, общество уже существует как самостоятельная реальность, воздействует на индивидов и обладает специфическими свойствами. Например, при рождении индивид находит готовые законы и обычаи, правила поведения, язык и т.д., функционирующие независимо от него. Эти образы мыслей и действий, факты коллективного сознания (коллективные представления) существуют самостоятельно, то есть объективно. Общество как реальность как бы сосуществует рядом с индивидами и детерминирует их действия. Общество не сводится к простой сумме составляющих его индивидов, а, наоборот, приоритетно по отношению к ним.
Э. Дюркгейм одним из первых попытался теоретически обосновать специфический предмет социологии. По его мнению, предметом социологии является особая реальность, которой до сих пор не занималась ни одна из существующих наук. Ее основу составляют социальные факты, которые нельзя свести к физической, психологической и иной реальности. Главными признаками социальных фактов являются:
1) объективное, независимое от индивида, существование;
2) способность оказывать на индивида принудительное давление.
С точки зрения Э. Дюркгейма, социальная действительность также «реальна», как и природная реальность и поэтому подчиняется определенным законам. При этом Э. Дюркгейм требовал объяснять «социальное социальным», что означало применение специфического социологического метода: «социальные факты нужно рассматривать как вещи», то есть изучать их не путем интроспекции, а извне, через внешние признаки. Существуют два вида социальных фактов:
1) «морфологические» социальные факты (плотность населения, частота и интенсивность контактов, наличие путей сообщения и т. п.);
2) «духовные» социальные факты – «коллективные представления» (религия, мораль, право и т. д.).
Основным способом существования социальных фактов являются социальные институты, поэтому Э. Дюркгейм дает следующее определение социологии: «Социологию можно определить как науку об институтах, их генезисе и функционировании». Любые социальные факты надо изучать статистически.
В своих исследованиях Э. Дюркгейм сочетал эволюционистский и структурно-функциональный подходы к изучению социальных явлений. Первый подход нашел свое применение в типологии обществ, в понимании сложных обществ как комбинации простых, в объяснении социальных институтов посредством обращения к их «элементарным» формам. Второй – нашел свое проявление в разработке сруктурно-функционального анализа. При этом под функцией он понимал соответствие того или иного явления определенной потребности социальной системы.
Идея социальной солидарности является центральной социологической идеей, которая проходит через все творчество Э. Дюркгейма. Ее решение связано с ответом на главный вопрос: «Каковы те связи, которые объединяют людей друг с другом?». Работа Э. Дюркгейма «О разделении общественного труда» (1893) посвящена этой теме. Он прослеживает влияние общественного разделения труда на социальную солидарность людей в обществе. При этом Дюркгейм отталкивается от идеи двух типов общества – традиционного и современного. Он вводит и описывает два типа солидарности, которым соответствуют две формы общественной организации:
1. Механическая солидарность – это солидарность вследствие сходства: индивиды подобны друг другу и взаимозаменяемы. Такой тип солидарности существует в примитивных, архаических обществах. В подобных обществах господствует репрессивное право. Таким образом, механическая солидарность основана на полном растворении индивидуального сознания в коллективном сознании.
2. Органическая солидарность – это такая сплоченность коллектива, которая вырастает из общественного разделения труда, дифференциации членов сообщества. Здесь уже индивиды отличаются друг от друга, существует автономная воля и индивидуальное решение. В подобных обществах уже господствует кооперативное право, кооперация и сотрудничество. Коллективное сознание здесь носит не всеобъемлющий характер, так как индивидуальное сознание становится относительно самостоятельным и активно участвует в коллективной жизни.
С точки зрения Э. Дюркгейма, социальная солидарность в любом сообществе – это главное, что цементирует и сплачивает человеческий коллектив. При этом в ходе человеческой истории смена этих двух типов социальной солидарности предстает как закономерность, в основании которой лежит разделение труда. Само разделение труда, или социальная дифференциация, есть результат сочетания двух явлений (причин):
1) увеличение объема общества (рост числа индивидов на данной площади);
2) увеличение материальной и моральной плотности общества (интенсификация обменов и коммуникаций).
Чем больше индивидов пробуют жить вместе, тем сильнее их борьба за существование.
Однако общественная дифференциация как раз и есть тот мирный способ, с помощью которого в обществе разрешается данная проблема.
По С. Люксу
Механическая солидарность
Органическая солидарность

Морфо-логическая (структурная) основа
Основана на сходствах. Преобладает в неразвитых обществах. Сегментарный тип (на клановой и территориальной основе). Слабая взаимозависимость (относительно слабые социальные связи). Относительно малый объем населения. Относительно низкая материальная и моральная плотность.
Основана на разделении труда. Преобладает в развитых обществах. Организованный тип (слияние рынков и рост городов). Большая взаимозависимость (относительно сильные социальные связи). Большой объем населения. Относительно высокая материальная и моральная плотность.

Типы норм, воплощенные в праве
Правила с репрессивными санкциями. Преобладание уголовного права.
Правила с реститутивными (восстанавливающими) санкциями. Преобладание кооперативного права (гражданское, адиминистративное, конституционное)

Формальные признаки коллективного сознания
Большой объем. Высокая интенсивность. Высокая определенность. Абсолютная власть группы
Малый объем. Низкая интенсивность. Низкая определенность. Большой простор для индивидуальной инициативы и рефлексии

Содержание коллективного сознания
Высокая степень религиозности. Трансцендентность (господство над интересами человека и беспрекословность подчинения). Приписывание высшей ценности обществу и интересам общества как целостности. Конкретность и детальный характер.
Возрастающая светскость. Ориентированность на человека (связь с интересами человека и открытость для обсуждения). Придание высшей ценности достоинству индивида, равенству возможностей, трудовой этике. Абстрактность и общий характер.


Решающую роль в деле социальной интеграции Э. Дюркгейм отводил идеалам и верованиям («коллективным представлениям»). «Коллективное сознание» выступает как источник и регулятор общественной жизни и общественного развития. Общество для индивида выступает как Бог. Коллективные представления – это эмоционально окрашенные общие верования и идеи. С его точки зрения, не индивид, а общество является носителем чувств и представлений. Особенно сильным коллективное сознание является в примитивных обществах. Здесь его могущество связано с всеобщей распространенностью: оно покрывает большую часть любого индивидуального сознания. При органической солидарности сфера бытия коллективного сознания сокращается, в результате чего расширяется зона индивидуальной интерпретации социальных закономерностей.
В работе «Самоубийство» (1897) Э. Дюркгейм продолжает анализировать общество с социологической точки зрения. Наряду с нормальным разделением труда он отмечает в истории общества и «ненормальные формы разделения труда». Одной из таких форм является «аномия» – отсутствие четкой моральной регуляции поведения людей. Термин «аномия» закрепился в социологии и социальной психологии и является одним из ведущих в них.
Аномия (буквально – безнормность, беззаконие) – это такое состояние общества, когда часть членов общества, зная о существовании обязательных норм, нарушают их или относятся к ним равнодушно. Э. Дюркгейм ищет объяснение аномии в неразработанности правил или в их нарушении. Он одни социальные факты (самоубийства) объясняет с помощью других социальных фактов, не прибегая к психологическим или биологическим понятиям. Собрав обширный фактический материал, Э. Дюркгейм показал и доказал, что число самоубийств в разных социальных группах неодинаково (у католиков их меньше, чем у протестантов; у горожан больше, чем у сельчан и т. п.). Э. Дюркгейм соотносит уровень самоубийств с уровнем интеграции (солидарности, сплоченности) общества: чем выше уровень интеграции, тем ниже уровень самоубийств, и наоборот, – чем выше уровень аномии, дезорганизации общества, тем выше уровень самоубийств.
Фердинанд Теннис (1855-1936 гг.) – основатель формально-аналитической школы немецкой социологии, видевшей главную задачу социологии в разработке абстрактно-теоретических схем, на основе которых можно анализировать все общественные явления и процессы. По мнению Тенниса, социология изучает те явления общественной жизни, которые образуются межличностными отношениями людей и их волеизъявлением. Эти отношения не только субъективны по своей природе, но и объективны, предопределены условиями жизнедеятельности людей.
В основу своей теоретической конструкции Теннис положил понятия «община» и «общество», которыми он обозначил два условных полюса, между которыми располагаются все интересующие социологию явления. Отношения типа «община» характеризуются доверительностью, интимностью, взаимной привязанностью и т. п., а отношения типа «общество» – расчетливостью, ориентацией на выгоду. В «общине» господствует «естественная воля», а в «обществе» – рациональная. Регуляторами отношений в «общине» выступают обычаи, традиции, религии, а в «обществе» – государственные учреждения, правовые нормы и общественное мнение.
Социальные явления прошлого и настоящего должно, по Теннису, изучать путем эмпирической фиксации в них признаков либо «общины», либо «общества». В этом он усматривал специфику основного метода социологии. Предложенная им понятийная конструкция была отвергнута последующими теоретиками, но сам принцип дихотомического противопоставления, названный впоследствии методологией идеальных типов, получил развитие в исследованиях М. Вебера, Р. Редфилда, Г. Беккера, Т. Парсонса и многих других социологов.
Георг Зиммель (1868-1918) предложил свой вариант истолкования предмета, основного метода и базовой теоретической конструкции социологии. Объектом социологии, по его мнению, выступает общество, которое он понимал как процесс социальных взаимодействий и итог этих взаимодействий. Предметная область социологии, по Зиммелю, ограничена изучением «социаций» – устойчивых форм социальной жизни, придающих обществу целостность и стабильность. Речь идет о таких известных формах человеческого общежития, как господство, подчинение, культура, разделение труда, конкуренция, конфликт, мораль, социальный контроль, мода и т.п.
Исследование «социаций», установление степени устойчивости «чистых» форм социальности, предполагает применение историко-сравнительного метода. Именно этот метод, по Зиммелю, есть основной способ социологического анализа. Он не исключал других методов социологии (в т. ч. наблюдений, опросов, экспериментов), сам использовал их при изучении городского образа жизни, социальных типов личности, межличностных и других социальных конфликтов, но расценивал их в качестве дополнительных к сравнительно-историческому анализу.
Макс Вебер (1864-1920) – немецкий социолог и политолог, особо значимый для современной социологии классик, автор теорий «социального действия», «идеальных типов», «понимающей социологии», более частных концепций, наиболее яркий выразитель социологического антипозитивизма. Широко известны его работы в области социологии, политологии и религиоведения: «Хозяйственная этика мировых религий» (1916-1919), «Политика как профессия» (1919), «Хозяйство и общество» (1921).
В его методологии изучения общества использованы достижения таких мыслителей, как В. Дильтей, В. Виндельбанд, Г. Риккерт, которые обосновали проблематику сходства и различия изучения природы и общества. Философское мировоззрение М. Вебера вмещало в себя противоречия взглядов Т. Гоббса, Н. Макиавелли и И. Канта. Идею Дильтея об особенностях метода рассмотрения социальных явлении с учетом понимания смысла действий человека Вебер раскрыл через классификацию видов осознания действий индивидуумом, разграничение ценностей и оценочного отношения, дополнив категорией идеального типа.
Отправной пункт в социологии М. Вебера – действующий человек, который представляет собой «атом социальных наук». В изучении социальной реальности он исходит в противовес Э. Дюркгейму не от общества, а от отдельного человека. Не коллективные представления Дюркгейма дают возможность постижения сущности социального, а понимание, осознание индивидуальных действий и их мотивов. Коллективные представления существуют только как сумма сознаний членов общества. Реален конкретный человек, его поступки и самосознание, поведение которого целиком социально.
М. Вебер определяет социологию как науку, которая занимается изучением социального действия. Социология «понимает» социальное действие и тем самым стремится объяснить его причину. При этом понимание означает познание действия через объяснение его субъективного смысла. Вместе с «субъективным смыслом» представляется все многообразие идей, идеологий, представлений и т. п., регулирующих и направляющих человеческую деятельность. В силу этого взгляды М. Вебера называют «понимающей социологией».
Основные категории понимающей социологии – поведение, действие и социальное действие. Согласно Веберу, поведение – всеобщая категория деятельности. Деятельность становится действием, если действующий связывает с ним субъективный смысл. Действие становится социальным действием, когда подразумеваемый смысл соотносится с действиями других людей и на них ориентируется. При этом выделяется два главных признака социального действия:
1). Рациональность, осознанность. Действие социально, «если и поскольку действующий или действующие связывают с ним некоторый субъективный смысл». 2). Ориентация на поведение других. Действие социально, если оно «отнесено к поведению других и этим ориентировано в своем протекании». В соответствии с критерием осознанности М. Вебер выделил четыре вида социального действия.
1. Целерациональное действие – «модель» человеческого действия. Здесь осознаны как цели, так и средства. Это такое действие, которое характеризуется ясностью и однозначностью осознания субъектом своей цели, соотнесенной с рационально осмысленными средствами по их достижению. Это действие подразумевает также ясное представление результатов действия. Таким образом, целерациональное действие это как бы полностью рациональное действие. Этот тип действия наиболее развит в экономической сфере.
2. Ценностно-рациональное действие основано на вере в безусловную ценность самого действия, безотносительно к его результатам. В ценностно-рациональном действии человек движется к цели, соизмеряя средства не только с внешним миром, но и со своими субъективными ценностями - этическими, эстетическими, религиозными. Чисто ценностно-рационально действует тот, «кто, не считаясь с предвиденными последствиями, действует в соответствии со своими убеждениями и выполняет то, чего, как ему кажется, требуют от него долг, достоинство, красота, религиозное предписание или важность какого-либо дела». Это тип действий Христа. По сравнению с предыдущим типом действия, здесь присутствует неполная осознанность, так как сознание предопределено ценностью (а ценность не поддается критическому осмыслению).
3. Традиционное действие основано на привычке к определенным действиям. Такое действие не опосредовано целеполаганием. Это почти автоматические действия, ориентированные на привычное, повторяющееся. Субъект поступает по традиции, и ему нет нужды ставить перед собой цель, определять ценности и испытывать эмоциональное возбуждение. Это действие, формируемое на основе подражания тем или иным образцам поведения, закрепленным в культурной традиции и не подлежащим рациональной критике.
4. Аффективное действие. Здесь доминантой действия является эмоциональное состояние субъекта (страсть, страх, гнев). Поступок определяется не целью или системой ценностей, а эмоциональной реакцией субъекта в определенных обстоятельствах. Основная функция такого социального действия – снять напряжение. Такой тип действия обычно присущ людям в толпе, на митинге и т. д. Поведение с аффективным типом действия находится на границе осмысленного действия, за пределами которого поступок перестает быть социальным. Только ценностно-рациональное и целерациональное действия являются социальными действиями в веберовском понимании.
Как отмечает М. Вебер, описанные четыре идеальных типа действия не исчерпывают собой всего многообразия человеческого поведения, однако их можно считать самыми характерными.
М. Вебер расположил четыре типа социального действия в порядке убывания рациональности, так как, с его точки зрения, рационализация социального действия является тенденцией самого исторического процесса. При этом главная тенденция рационализации социального действия и взаимодействия состоит в следующем. В традиционных обществах люди подчинялись нравам и обычаям, а в современном обществе они следуют собственным потребностям и интересам. Кроме того, происходит постепенное вытеснение ценностно-рационального поведения в пользу целерационального, при котором уже верят не в ценности, а в успех. Рационализация общественной жизни рассматривается М. Вебером как судьба западной цивилизации. Возрастание роли целерационального действия проявляется, прежде всего, в экономике, политике, науке и культуре. Так, проникновение науки во все сферы общественной жизни есть свидетельство универсальной цивилизации современного общества. Современный индустриальный тип общества отличается от традиционных тем, что в нем господствует формально-рациональное начало. Движение к формальной реальности – это движение самого исторического процесса.
М. Вебер прослеживает возрастание рациональности в жизни общества на примере самых разных сторон общественной жизни. В политической сфере он выделяет типы господства (легальный, традиционный и харизматический) и виды политического лидерства в соответствии со своей трактовкой социального действия (легальный, традиционный и харизматический). В религиозной сфере формулирует закон, согласно которому степень рационализации общественной жизни обратно пропорциональна силе влияния религии (происходит постепенная десакрализация общественной жизни). Именно действия в экономической сфере свидетельствуют о неуклонной рационализации общественной жизни.
Социология М. Вебера включает в себя не только концепцию понимания, но и учение об идеальном типе, а также постулат свободы от ценностных суждений.
Идеальный тип – некая идеальная модель того, что наиболее полезно человеку и объективно отвечает его интересам, сущность оптимальных общественных состояний (власти, межличностного общения и т. д.). Идея идеального типа была вызвана необходимостью выработки понятийных конструкций, которые помогают исследователю ориентироваться в многообразии эмпирического материала. Идеальный тип фиксирует «культурный смысл» того или иного социального явления и выполняет эвристическую функцию в научном исследовании.
Свобода от ценностных суждений. М. Вебер разграничивает два интеллектуальных акта – отнесение к ценности и оценку. Отнесение к ценности – это перевод индивидуального впечатления о каком-либо явлении в объективное и общезначимое суждение. Такой перевод отвечает требованию, что наука об обществе должна быть свободна от оценочных суждений. Однако это не означает, что каждый ученый должен отказаться от собственных оценок и вкусов, т. е. оценки явлений. Тезис о неизбежной связи познания с ценностями и интересами исследователя приводит М. Вебера к понятиям познавательного интереса, ценностной идеи и интереса эпохи. Познавательный интерес предопределяет выбор и способ изучения эмпирического объекта. Ценностная идея определяет специфический способ мировидения (социокультурный контекст научного исследования). Интерес эпохи – это более устойчивое и объективное, чем просто личный интерес того или иного исследователя, но одновременно это нечто более субъективное, чем неокантианская «ценность» (надысторический интерес). В каждый исторический период какая-либо из ценностей является определяющей в познании. Идеи и интересы, которые определяют направленность и цели исследования, изменяются, что и находит свое выражение в идеальных типах. Таким образом, идеальный тип есть «интерес эпохи», который выражен в виде какой-либо теоретической конструкции. Идеальный тип не извлекается из эмпирической реальности, а конструируется как теоретическая схема, но в виде «утопии». Такие понятия, как «капитализм», «христианство», «экономический обмен» и тому подобные, по М. Веберу, представляют собой идеально-типические конструкции, которые создаются для интерпретации индивидуальных исторических явлений. При этом идеальный тип выполняет функцию типизации, а не описания закономерных связей.
Вильфредо Парето (1848-1923) – итальянский социолог и экономист, предложивший иной вариант осмысления научных атрибутов социологии. По его мнению, главная цель социологии – изучение общества как целостной системы, анализ структур и элементов этой системы в аспекте установления их взаимосвязей, служащих поддержанию «эквилибриума» (равновесия) всей системы.
Учение Парето об обществе как системе гораздо сложнее и глубже, чем организмические и механистические представления ранних социологов, но примитивно в сравнении с современными системными теориями. Согласно его теории, общество становится системной целостностью благодаря действенности пяти факторов: 1) бессознательных импульсов поведения людей, имеющих врожденный характер (инстинктов); 2) «дериватов», т. е. идеологий, «псевдологических теорий и аргументов», придумываемых людьми для того, чтобы «скрыть истинные побуждающие мотивы действий, корень которых в иррациональных пластах человеческой психики»; 3) экономических факторов; 4) неравенства человеческих существ и социальных групп; 5) социальной мобильности и циркуляции элит.
В отличие от К. Маркса, считавшего экономику первостепенно значимой в общественной жизни, Парето настаивает на важности двух первых факторов, ставит экономические факторы лишь на третье место в ряду образующих общественную систему причин. Он выдвинул и отстаивал положение о том, что в основе общественной жизни лежат бессознательные и нелогичные действия людей, не поддающиеся пониманию в веберовском контексте.
Парето полагал, что социология может справиться с исследованием общества как целостной системы при условии ее объединения с теми науками, которые ныне называют психологией, политологией, религиоведением (теологией), правом, политической экономией и историей. Эта синтетическая социальная наука (по терминологии Парето – «общая социология») имеет свой метод – «логико-эмпирический анализ», составляющими которого выступают наблюдение, эксперимент и способы математической обработки информации.
Сопоставление основных идей классиков европейской социологии позволяет заключить, что их истолкования объекта, предмета, главных задач и методов нашей науки принципиально отличны. Одни видели предназначение социологии в изучении всего общества как целостной системы, другие – поведения индивидов, их конкретных социально значимых действий, третьи – усматривали единство двух первых подходов. По мнению одних, социология – аналитическая наука, по мнению других – эмпирическая, по мнению третьих – теоретико-эмпирическая. Каждому классику свойственно свое понимание основного метода социологических исследований и дополняющих его способов сбора и анализа социологической информации.

1.4. Современный этап развития социологии

Социология появилась и развивалась как единство и борьба различных школ и теорий. В настоящее время существует множество социальных теорий, направлений и школ. Различные школы и теории конкурируют друг с другом и одновременно взаимодополняют друг друга. Например, функционализм и конфликтология подходят к анализу общества прямо с противоположных сторон, но и та, и другая концепции успешно «работают» в социологии.
Разберем важнейшие концепции современной социологии.
Социал-дарвинистские концепции. Данная разновидность социологических концепций возникла как попытка соединения историко-эволюционного подхода к обществу со структурно-функциональным анализом.
Людвиг Гумплович (1838-1909) – польско-австрийский социолог и юрист, его работы «Расовая борьба» (1883), «Основы социологии» (1899) и др. Л. Гумплович попытался описать социальные процессы в терминах социопсихического группового взаимодействия. Объект социологии – социальная группа, а предмет социологии – исследование системы их взаимоотношений (этим социология отличается от философии истории, исследующей все человечество в целом). Социальная группа – надындивидуальная реальность, определяющая поведение индивидов целиком и полностью.
Социальные группы подразделяются на простые (исходные, первоначальные, примитивные) – сообщества людей, обладающие ярко выраженными антропологическими и этническими признаками (первобытные орды, племена и т.п.), и сложные (группы второго порядка) – сословия, классы, государства. Любой индивид есть реальность «второго порядка», то есть является продуктом группового опыта.
Социальные группы постоянно борются между собой за влияние, выживание и господство. Постоянная и беспощадная борьба есть нормальная взаимосвязь между группами. Само общество есть продукт завоевания одних социальных групп другими. Социальные конфликты и общественное неравенство людей обусловлены биосоциальным неравенством рас («раса» у Л. Гумпловича означает «нацию», «народ»). Л. Гумплович отвергает теорию классовой борьбы, противопоставляя ей доктрину борьбы «рас». В подчинении слабых проявляется закон борьбы за существование.
В историческом развитии первоначальная борьба между ордами, в результате которой появляется государство, постепенно сменяется борьбой между государствами и внутри государств. Таким образом, межгрупповые конфликты не исчезают в обществе, а лишь приобретают новую форму (межплеменная война сменяется классовой и т.д.). Основная причина борьбы - экономические мотивы, борьба за материальные потребности.
Л. Гумплович ввел в оборот термин «этноцентризм» («Расовая борьба», 1883) для объяснения межличностных и общественных отношений, складывающихся внутри примитивного сообщества и отношений между группами. Если для отношений внутри группы характерны сплоченность, солидарность, высокое уважение к выработанным внутри группы нравственным, эстетическим, религиозным и другим ценностям, то для отношений между группами характерны недоверие, презрение, враждебность.
Густав Ратценхофер (1842-1904) – австрийский военный деятель, философ, социолог. В своих работах «Сущность и цель политики» (1893), «Социологическое познание» (1898), «Социология» (1907) рассматривает социологию как особую философскую науку (макросоциологию), выступающую в роли основы всех социальных наук и практической политики. Социология призвана выявить и описать фундаментальные общественные законы.
Если у Л. Гумпловича конфликт непреодолим, то у Г. Ратценхофера преодоление социальных конфликтов достижимо на основе «приведения во взаимное соответствие индивидуальных и социальных интересов». Последнее рассматривается им как базовый закон социологии. При этом основными явлениями и процессами социальной жизни являются: размножение и сохранение индивидов, изменение индивидуальных и социальных типов, расовая дифференциация, абсолютная враждебность рас и борьба за существование, господство и подчинение и т.д. Многие тезисы Г. Ратценхофера легли в основу возникшей позднее геополитики (общественно-историческая значимость насилия, история общества как борьба рас, война как форма развития общества и т.д.).
Уильям Грэм Самнер (1840-1910) – американский социолог. Основные принципы социологии У. Самнера: неуклонный и автоматический характер общественной эволюции, всесилие и универсальность естественного отбора и борьба за существование. Отсюда вытекает, что нарастание имущественного неравенства не является препятствием социальному прогрессу, а, наоборот, представляет собой предпосылку и условие общественного прогресса. Первичным фактором во взаимодействии людей являются нравы и народные обычаи, которые складываются путем борьбы людей между собой и с окружающей природой. Основополагающими мотивами действий людей являются голод, сексуальная страсть, честолюбие и страх.
С точки зрения У. Самнера, общество – это конгломерат конкурирующих групп, стремящихся осуществить основную цель своей жизни (поддержание жизни). Им был разработан понятийный аппарат («Народные обычаи», 1906) для анализа содержания и взаимоотношений между социальными группами («мы-группы» и «они-группы»). На основе понятия «этноцентризм» У. Самнер показывает, что «мы-группа» функционирует на основе отношений согласия, тогда как в отношении к «они-группе» проявляется враждебность. Стихийная природа всех социальных процессов делает невозможным регулирование людьми собственной жизни в обществе.
К достоинствам социал-дарвинистских концепций можно отнести стремление выявить единство законов общества и живой природы, подчеркивание роли конфликтов в жизни общества и т. д. К недостаткам можно отнести сведение социальных закономерностей к биологическим (натурализм, редукционизм), сведение всей социальной жизни к борьбе за выживаемость (борьба за существование как основной закон общественной жизни), ударение на противоречивости социальной жизни (дисфункциях, а не функциях системы), что неизбежно оборачивалось односторонностью во взглядах на социальную жизнь.
Психологические концепции. Кризис биолого-натуралистических теорий в конце XIX в. способствовал усилению психологической тенденции. Чисто биологические модели структуры и функционирования общества (социал-дарвинизм, органицизм) быстро утратили свои позиции, так как не учитывали один из главных факторов жизни общества – человеческую психику. В социологии складывается направление «психологизм», стремившийся учесть «психологический» фактор, определить с его помощью сущностные характеристики человека и общества.
Идея сведения социального к психологическому не была новой в истории общественной мысли. Так, Джон Стюарт Милль в полемике с Огюстом Контом утверждал, что все социальные законы можно свести к «законам индивидуальной человеческой природы». В общественной жизни люди обладают лишь такими свойствами, которые вытекают из законов природы отдельного человека и могут быть сведены к ним, поэтому социология имеет своей основой психологию. Как и многие другие социологические течения, психологическая социология никогда не была единым течением. К ней можно отнести такие школы, как психологический эволюционизм, инстинктивизм, психология народов, групповая психология, интеракционизм. Всем им присуща одна общая черта – стремление сводить социальное к психологическому.
Психологический эволюционизм попытался дополнить социал-дарвинистскую эволюционистскую схему изучением психологических механизмов развития и функционирования общества.
Лестер Франк Уорд (1841-1913) – американский социолог, первый президент Американского социологического общества. В своих работах «Динамическая социология» (1883), «Психические факторы цивилизации» (1893), «Очерки социологии» (1898) и др. отстаивает точку зрения, что в отношении к истории человечества спенсеровский принцип космической эволюции должен быть дополнен ценностной идеей прогресса. При этом все социальные институты рассматривались им как результат развития психических сил. Основанием социологии должна быть не биология, а психология.
Основополагающим общественным запросом, по Л.Ф. Уорду, является стремление к увеличению наслаждения и уменьшению страдания. Желание быть счастливым – основной стимул всех социальных движений, основа общественных систем. Таким образом, общественные силы – это, по сути дела, психические силы. В основании действий личности лежат первичные «желания» (утоление голода, сексуальных потребностей и т. д.) и вторичные потребности и интересы (интеллектуальные, моральные, эстетические). Человеческие желания, связанные с удовлетворением голода и секса, породили труд и обман, которые являются постоянными спутниками человеческой жизни. Обман – разновидность труда: сначала человек обманывает животных, заманивая их в яму, затем начинает обманывать других людей.
В истории человечества огромную роль играет интеллект, однако противоположные интересы людей приводят к постоянной борьбе за существование. Из-за этого единственной основой формирования социальных институтов может стать групповое чувство безопасности. Социократия – это идеальное общество, где налажен научный контроль над социальными силами посредством коллективного разума общества. Согласно Л.Ф. Уорду, гуманизация капитализма произойдет путем введения всеобщего обязательного образования, а фундаментальным законом общественного развития станет борьба за такую социальную организацию, в которой целью является всеобщее благосостояние, а главным средством – уменьшение социальных трений с помощью всемерного развития системы образования.
Франклин Генри Гиддингс (1855-1931) – американский социолог, основатель первой в США кафедры социологии в Колумбийском университете, автор книг «Принципы социологии» (1896), «Элементы социологии» (1898), «Исследования по теории человеческого общества (1922) и др. Социология – «конкретная, описательная, историческая, объяснительная наука». В отличие от психологии изучает не индивидуальный разум, а ассоциации. Социология – это «наука, которая стремится понять общее в целом и пытается объяснить его посредством космических законов и причин». При этом общество рассматривается как «психическое явление, обусловленное физическим процессом, а потому социология должна соединить в себе как субъективное, так и объективное объяснения». Общество (в первоначальном смысле этого слова) – сотоварищество, ассоциация, общая жизнь. Поэтому социологический анализ общественных процессов должен сочетать в себе изучение объективно-природных и субъективно-психологических факторов.
Центральное понятие социологии – «себеподобное сознание», сознание рода (коллективное сознание) – чувство тождества людей друг другу, социальный разум, «сознательное признание другого к одному роду с собой» (именно оно обеспечивает взаимопонимание и коммуникацию людей). Это сознание отличает социальное поведение от чисто экономического, политического, религиозного поведения. Сознание рода есть первичный и элементарный субъективный социальный факт. По сути дела, речь идет о коллективном сознании (общественное мнение, коллективные настроения, социальные ценности и т.п.).
Инстинктивизм. Психологический эволюционизм оказался малозаметным в истории социологической мысли, гораздо более влиятельным стал инстинктивизм. Идея «социальных инстинктов» появилась из стремления психологии XIX в. сконструировать социум по образу и подобию индивида, то есть из попытки выявить такие психологические детерминанты, которые могли бы объяснить не только индивидуальное, но и групповое поведение. Во второй половине XIX в. экспериментальные исследования человеческой психики показали: личность детерминирована не только разумом, но и мощным подсознанием (инстинкт, импульс и т.п.). Так, психологи Вюрцбургской школы ввели в научный оборот понятие установки, то есть такого состояния сознания, которое плохо поддается логическому анализу, но регулирует отбор и динамику умственных операций.
Все это привело к тому, что к концу XIX в. многие исследователи начали интерпретировать социальные явления в терминах неосознаваемых «инстинктов», «стремлений», «импульсов». Стержень инстинктивизма – теория инстинктов социального поведения. Все представители инстинктивизма выделяли «базовые» инстинкты (З. Фрейд – 2, У. Мак-Дугалл – 20, У. Джемс – 38).
Уильям Мак-Дугалл (1871-1938) – англо-американский социолог и психолог. В 1908 г. вышла его работа «Введение в социальную психологию». Считается, что именно в этом году социальная психология утвердилась в качестве самостоятельной дисциплины. У. Мак-Дугалл проводит мысль, что теоретической основой всего обществознания должна стать «психология инстинкта». Под инстинктом понималось «врожденное или природное психофизическое предрасположение, которое заставляет индивида воспринимать или обращать внимание на определенные объекты и испытывать при этом специфическое эмоциональное возбуждение, и действовать по отношению к этим объектам определенным образом или по крайней мере испытывая импульс к такому действию». По его мнению, существует 20 основных инстинктов. Каждому инстинкту соответствует определенная эмоция: инстинкту бегства – эмоция страха, война есть проявление инстинкта драчливости и т.д. Есть сложные комбинации инстинктов и эмоций: например, религия есть комбинация инстинктов любопытства, самоуничижения и бегства в сочетании с эмоциональными реакциями, присущими родительскому инстинкту (нежность и др.). Главный – стадный инстинкт. Его проявления: рост городов, массовые праздники, коллективный характер досуга и т. п. Из инстинктов выводятся основные социальные институты (семья, торговля и т. п.), процессы (война и т. д.).
Инстинктивизм оказал влияние на развитие социологии тем, что привлек внимание к неосознаваемым компонентам человеческой психики, а также своей конфронтацией с методологией бихевиоризма. Ограниченность инстинктивизма состоит в том, что он подменяет социальные закономерности психическими факторами, а последним пытается придать исключительно биологический характер.
Психоанализ. Зигмунд Фрейд (1856-1939) – австрийский врач, психолог. Его работы: «Тотем и табу. Психология первобытной культуры и религии»(1913), «Психология масс и анализ человеческого Я» (1921) и др. Духовное развитие индивида вкратце повторяет ход развития человечества, отсюда каждый несет бремя переживаний своих отдаленных предков. Начало и основа психической жизни человека – инстинкты, влечения, желания (изначально присущие человеческому организму). Существуют два главных, «космических» инстинкта: 1. Эрос – инстинкт жизни, самосохранения, секса. Носитель полового инстинкта – всеобщая психическая энергия, имеющая сексуальную окраску (либидо, половой голод). Энергия сексуального влечения может сублимироваться: преобразовываться и переноситься на различные объекты и находить выход в многообразных видах человеческой деятельности, приемлемых индивидом и обществом (от физиологического акта до поэзии научной мысли). У З. Фрейда государство, религия, мораль и т. п. – все есть сублимация сексуальной энергии. 2. Танатос – инстинкт смерти, агрессии, разрушения. Человеческая жизнь – результат борьбы этих двух сил. Психоаналитическая техника направлена на выявление бессознательных («задавленных») импульсов, мотиваций, влечений с целью избавления пациента от неврозов и восстановления душевного равновесия.
Природа человека изначально конфликтна, так как представляет собой противоречивое единство трех сфер, трех основных компонентов структуры личности:
1. «Оно» (Ид) – вместилище бессознательных, иррациональных реакций. Это наиболее примитивный элемент в структуре личности, биологический по природе, но психофизиологический по проявлениям. Руководствуется принципом удовольствия. Неорганизован. В нем идет бескомпромиссная борьба Эроса и Танатоса. Это поставщик энергии для других сфер личности. Удовлетворение потребностей наталкивается на сопротивление других людей, поэтому они вытесняются, образуя область бессознательного в структуре личности.
«Я» (Эго) – это организованное начало личности. «Я» как носитель запретов и морали, с одной стороны, вынуждено служить требованиям Ид, а с другой – учитывать внешние условия. «Я» воспринимает одновременно и бессознательные импульсы Ид и подчиняется нормативам общества.
«Сверх-Я» (Суперэго) – возникает на основе «Я», продукт культуры. Это как бы идеализированный родитель, внутренний цензор. Благодаря Суперэго, «Я» контролирует «Оно»: как только «Я» качнется в сторону Ид, тотчас заговорит Суперэго (укоры совести и т.д.).
Психоанализ подчеркнул роль бессознательного в психической и общественной жизни, показал, что психика и сознание – это разные вещи: сознание решает вопросы, не только связанные с отношением к миру, другим, но и свои, внутренние проблемы. Недостатками психоанализа являются: пансексуализм, то есть чрезмерное внимание к либидо, чрезмерный удельный вес половой энергии в структуре личности; антиисторизм, то есть личность и общество по структуре неизменны во все времена; личность и общество находятся в конфликте и противопоставляются друг другу; личность саморазвивается лишь за счет собственных своих потенций.
Неофрейдизм – многочисленные концепции «социального характера» – теории «массового человека», «авторитарной личности» и т. п., опирающиеся на положения фрейдизма.
Альфред Адлер (1870-1937) – австрийский психиатр и психолог, основатель индивидуальной психологии. А. Адлер отверг пансексуализм своих предшественников и выдвинул ряд новых положений по «социологизации» психоанализа. Например, он отвергает идею разделения личности на три инстанции и выдвигает идею единства личности, подчеркивает социальные, а не биологические факторы в мотивационной структуре личности.
По А. Адлеру, комплекс неполноценности (бессознательное начало) и принцип компенсации и сверхкомпенсации составляют движущие силы психологического развития личности. Биология любого человека формирует комплекс неполноценности. Однако каждая личность соотнесена со всем человечеством, солидарна с прочими людьми. Поэтому для любого человека характерно неосознанное стремление к преодолению комплекса неполноценности, рожденное социальными чувствами. Это стремление проявляется в самоутверждении путем стимуляции своих способностей. При этом различные люди демонстрируют разные виды компенсации, которые оборачиваются различными «стилями жизни»: 1. Успешная компенсация комплекса неполноценности приводит к совпадению стремления к своему превосходству с социальными потребностями и интересами. 2. Сверхкомпенсация приводит к чрезмерному развитию какой-либо одной черты в характере личности и ее поведении. 3. Человек не может по какой-либо причине компенсировать свой комплекс неполноценности и тогда соскальзывает в невроз, у него формируется та или иная болезнь.
Карл Густав Юнг (1875-1961) – швейцарский психиатр, психоаналитик, социолог, основатель одного из направлений глубинной психологии («аналитической психологии»). К.Г. Юнг также отказался от идеи пансексуализма и сексуальной этиологии неврозов, выдвинул «аналитическую психологию», где центральным понятием стало «коллективное бессознательное», «архетип» (нечто подобное инстинктам животных, но психологического характера).
По К.Г. Юнгу, либидо – это лишь психическая энергия человека вообще, определяющая интенсивность психических процессов личности и психоэнергетическую основу развития культуры и цивилизации. Таким образом, бессознательное у К.Г. Юнга – это нечто большее, чем у З. Фрейда: оно носит всеобъемлющий характер. Структура человеческой психики: 1) личное сознание, 2) коллективное сознание, 3) личное бессознательное, 4) коллективное бессознательное, «разум наших древнейших предков, способ, которым они постигали жизнь и мир, богов и человеческие существа». Это отражение в индивидуальной душе прошлого исторического опыта. Имеет многоуровневую структуру – семейное, национальное, расовое, общечеловеческое бессознательное. Таким образом, К.Г. Юнг постулировал, что в психике человека – помимо индивидуального бессознательного – есть более глубокий слой – «коллективное бессознательное» (его содержание – это общечеловеческие первообразы, «архетипы»: образ матери-земли, героя, мудрого старца и т.д.). Это основа снов, мифов, символики искусства. Они недоступны непосредственному восприятию и осознаются через их проекцию на внешние объекты.
Архетип с греч. – первообраз, модель. Архетипы – это мотивы и их комбинации, наделенные свойством «вездесущности»; универсальные психические схемы (фигуры), бессознательно воспроизводимые и обретающие свое содержание в психических актах (религия, миф, символ и т. д.). Архетипы имеют не столько содержательную, сколько формальную характеристику: проникая в сознание, наполняются отчетливым и эмоциональным материалом. Архетипы, проникая в индивидуальное сознание, становятся отчетливыми и национально-окрашенными, что делает их способными потрясать, внушать, увлекать. Развитие культуры и человека есть болезненный процесс подавления инстинктивной природы людей. Отсюда – усиление коллективных бессознательных иррациональных сил, психическая инфляция, обезличивание, атомизация и т. п. Все это ведет к массовым психозам, формированию «массового человека», наступлению эры тоталитаризма.
Карен Хорни (1885-1952) – эмигрантка из Германии в США, врач и социолог. Считала, что суть человека коренится в чувстве беспокойства (раздражительность, лицемерие, безразличие, жестокость взрослых по отношению к ребенку и др.). В результате вместо чувства «мы», сопричастности – формируется чувство тревоги, одиночества, отчуждения. Основная детерминанта поведения человека: заброшенность «Я» и стремление к безопасности и реализации собственных желаний. Итак, источник невротических симптомов – это не эдипов комплекс, а чувство тревоги. Всем невротикам свойственны ригидность реакций (неспособность приспособиться к новой ситуации), а также разрыв между потенциальными возможностями и реальными достижениями. Источник «неврозов нашего времени» – конфликт между ценностями личности и ее реальным положением в обществе, между искусственным стимулированием потребностей (мода, реклама и т. п.) и социальной и физиологической невозможностью их удовлетворения.
Из конфликта каждый человек выбирается по-своему, однако есть три основные модели (стратегии) поведения: 1. Стремление к людям, рождающее сопричастность и направленное на достижение гармонии с миром. 2. Стремление от людей, рождающее отчуждение и построенное на собственных иллюзиях, приоритете внутренней гармонии. 3.Стремление против людей, основанное на установке разрушения и рождающее восстание против ненавистного агрессивного окружающего мира. Из этих трех моделей поведения вытекают три типа конфликтной невротической личности – устойчивый, устраненный и деструктивный.
Эрих Фромм (1900-1980) – немецко-американский психоаналитик, философ, социолог. Работы: «Психоанализ и религия» (1950), «Марксистская концепция человека», «Иметь или быть» и др. С точки зрения Э. Фромма, в ходе эволюции человек частично утрачивает свою «непосредственно инстинктивную основу» и обретает новые качества, обусловленные социальной средой. Различия в характере людей создают не биологические потребности (голод, жажда, секс), а социально обусловленные (любовь, жажда власти и т.п.). Человек не определен биологически и не сводится к социальному – в этом его отличие от других живых существ и его трагедия. Самосознание превратило его в чужака в этом мире (чувство одиночества, страха и др.). Разорвав естественные связи с природой, человек навсегда становится рабом «дихотомии существования»: имеет множество потенций, но за свою короткую жизнь не может их реализовать; он – часть общества, но не живет в гармонии с ним и т.д. У человека появляется «свобода от» (от инстинктов и т. п.) – новый исторический тип свободы человека. Вся история человечества выступает как противоположность между растущей свободой человека от внешних условий и его все возрастающей изоляцией (порождение чувства незначительности, беспомощности и т. д.). В первобытном обществе человека спасала идентификация с кланом. В Средневековье каждый знал свое место в социальной системе и не испытывал чувства одиночества, оторванности от других. Ренессанс и Реформация разрушили стабильность, возникают механизмы «бегства от свободы»: садизм, мазохизм, деструктивизм и автоматический конформизм. Постановка человека в центр социально-психологических и социальных исследований Фромма послужила тому, что к ним добавился эпитет «гуманные».
Теория подражания. Еще Аристотель отводил подражанию важнейшую роль в формировании человека. Теория подражания поставила и попыталась решить проблему социально-психологических механизмов межличностного поведения. Основная идея теории подражания состоит в следующем: социальное поведение невозможно объяснить без идеи подражания.
Габриэль де Тард (1843-1904) – французский криминалист и социолог. Его называют родоначальником социальной психологии. Он считается наиболее известным представителем психологического направления в западной социологии. В работах «Законы подражания» (1890), «Социальная логика» (1895), «Этюды по социальной психологии» (1898), «Мнение и толпа» (1901) и др. проводит мысль, что общество является продуктом взаимодействия индивидов, но при этом отвергает эволюционистскую модель общества. С точки зрения Г. Тарда, беда социологии как раз в том и состоит, что она смешивает «законы общества» (законы воспроизведения явлений) и «законы истории» (законы развития явлений). Социология – это «просто коллективная психология», «интерпсихологическая» дисциплина. Одна из главных задач социологии – изучение социального взаимодействия. Гетерогенные «я» соединены элементарными социальными отношениями, которые представляют собой передачу верования или желания от одного индивида к другому. Простейшая модель этого – гипнотический сон. Поэтому «общество – это подражание, а подражание – своего рода гипнотизм». Существует три формы подражания: подражание другому человеку, подражание современному (мода), подражание привычному образцу (обычай). Существует три основных социальных процесса: 1) повторение (подражание) – главнейший акт общественной жизни, который совершается на основе примера (взаимное подражание, подражание обычаям, идеалу и т. п.); 2) противоположение (оппозиция) – приватная, частная форма социального конфликта; 3) приспособление (адаптация) – преодоление социального конфликта. В обществе появляются и распространяются нововведения, которые являются продуктом индивидуального творчества. Любое новшество распространяется путем подражания в виде концентрических кругов, расходящихся от центра. В обществе действует закон всемирного повторения. Круг подражания имеет тенденцию бесконечно расширяться, пока не наткнется на встречную волну другой новации. Встречные потоки подражания вступают в конфликт, а подражание сменяется оппозицией.
Теория подражания позволила проследить один из механизмов поведения человека (подражание как форма социализации, приобщения индивида к социальному опыту; подражание как механизм влияния и др.). Однако она не учитывает другие социально-психологические механизмы воздействия и взаимодействия. Здесь социальный процесс ограничен рамками психологического взаимодействия, поэтому возникает логический круг в объяснении поведения человека: индивид следует внешним образцам-новшествам, а последние являются продуктом творческой активности индивидов.
Теории группового (коллективного) поведения. Социологию всегда интересовали коллективные формы поведения – массовые, спонтанные реакции людей на «пограничные» ситуации (например, стихийные бедствия, война, революция и т. д.). Для коллективного поведения характерны такие черты, как непредсказуемость, непривычность, подозрительность, напряженность и т. д., которые могут приводить к коллективному отступлению от общепринятых норм поведения.
Гюстав Лебон (1841-1931) – французский социальный психолог, антрополог, археолог. В работах «Психологические законы эволюции народов» (1894), «Психология толп» (1895), «Психология народов и масс» (1896) и др. выдвинул один из первых вариантов теории «массового общества». С точки зрения Г. Лебона, в конце XIX-начале XX вв. европейское общество вступает в новый период своего развития – «эру толпы» («замена сознательной деятельности индивидов бессознательной деятельностью толпы»). По Г. Лебону, ход мыслей каждого человека, находящегося в толпе, направляется ее общим настроением. Характерные черты толпы: зараженность общей идеей, утрата чувства ответственности, нетерпимость, догматизм, восприимчивость к внушению, готовность к импульсивным действиям, бездумное следование за лидером. Массе по ее природе всегда нужен вождь. Чем дольше человек находится в толпе, тем слабее у него чувство реальности. В толпе происходит деперсонализация и деиндивидуализация людей, поэтому совладать с иррациональной толпой с помощью разума нельзя. Здесь наряду с отступлением от групповых норм начинают действовать собственные закономерности – усреднение личности и т. д. Главная черта человека толпы – утрата способности к наблюдению, растворение в массе. Обезличивание приводит к господству импульсивных реакций, увеличивает роль чувств, уменьшает роль логики. Утрачивается личный контроль, а отсюда исчезает и коллективный контроль. Поведением индивидов в толпе управляет закон «духовного единства толпы», который радикально изменяет поведение индивида: им овладевает непреодолимая сила коллективного действия, утрачивается чувство личной ответственности. Поставленные Г. Лебоном проблемы (анонимность, психологическое заражение, черты «человека толпы») дали толчок многим социально-психологическим исследованиям.
Таким образом, психологическая социология поставила в центр своего внимания проблемы группового (коллективного, общественного) сознания. Она попыталась выявить его природу, структуру и функции. Особое внимание было уделено психологическим механизмам группового взаимодействия (заражение, внушение, подражание). Все это положило начало теоретическому и эмпирическому исследованию проблем массового общества, общественного мнения, массовых коммуникаций и т.д. Однако, сведя социологию к социальной психологии или даже к психиатрии, психологическая социология существенно заузила предметную область социологии и редуцировала социологическую методологию к психологическим методам.
Эмпирическая социология. Главное направление в американской социологии в 1920-1950-е гг. Возникает как антитеза избыточного теоретизирования и формализма, как механизм решения новых задач, вставших перед общественным управлением (социальный контроль, прогноз, регулирование общественной жизни и др.). С XVII в. возникает потребность в информации о населении, о материальных ресурсах и т.п. (для нужд социального управления). Появляются первые переписи и правительственные обследования населения. Последующая урбанизация и индустриализация обострили и породили ряд социальных проблем (жилищный вопрос, бедность и т. п.), которые с XVIII в. начинают эмпирически изучаться. В XIX в. Ламбер Адольф Жак Кетле разработал основы социологической статистики, а Фредерик Пьер Гийом Ле Пле – монографический метод изучения семейных бюджетов. Рождается эмпирическая социология.
В период 1915-1935 гг. в американской социологии доминирующее положение занимает Чикагская школа, представители которой пытались соединить эмпирические исследования с теоретическими обобщениями. Была выдвинута установка изучать то, что реально происходит в обществе («плебейские сюжеты»), а не заниматься поисками теоретических моделей «светлого будущего». Это привело к «методическому взрыву» – переносу акцента в область методики, техники и процедур конкретно-социологических исследований. Например, Уильям Томас и Флориан Знанецкий («Польский крестьянин в Европе и Америке», 1918-1920) – поставили в центр социологического анализа понятие социальной ситуации, которая включает три взаимосвязанных элемента: объективные условия (социальные нормы и ценности), установки индивида и группы, определение ситуации действующим лицом.
Впервые основным содержанием исследования стали письма, дневники, а также судьбы конкретных лиц. Обобщения, сделанные в произведении, сводились к необходимости учета связи культуры и личности, нейтральной фигурой изучения общества становился индивидуум. Подход польского и американского социологов несмотря на различия, содержал общие выводы о значении установок и ценностей личностей. В работе вскрывался механизм сочетания субъективного и объективного в функционировании общества, выделялась важность ситуации в проявлении социальных действий.
Для представителей эмпирической социологии часто характерно известное пренебрежение к теории, абсолютизация эмпирических процедур.
Основными чертами эмпирической социологии являются:
отождествление научной социологии с эмпирическими исследованиями;
требования освобождения социологии от оценочных суждений и превращение ее в ценностно нейтральную науку, которая информирует заинтересованные инстанции про реальное положение общества, избегая его оценок;
признание истинности научного познания лишь на основе эмпирических процедур, таких как опрос, эксперимент, наблюдение, математические и статистические методы;
уверенность, что все существующее подвластно социологическому пояснению и соответствующему управлению.
В рамках эмпирической социологии сформировалось два течения:
Академическая социология, задачей которой ставилось создание систем научного знания по отдельным областям общественной жизни. Преимущественный интерес в рамках этого течения был направлен на фундаментальные проблемы социального познания. Академическая социология изначально ориентировалась на открытие универсальных закономерностей в поведении человека и социальной организации.
Прикладная социология, целью которой ставилось решение четко определенных практических задач. Главная особенность прикладной социологии – это не ее содержание и не применяемые ею методы (они также научные), а ориентация на практическую пользу.

1.5. Основные школы и направления в социологии

Можно выделить следующие черты и тенденции присущие современной социологии:
интернационализация, то есть социология становится общемировой наукой, возрастает количество специалистов-социологов во всех странах, всех континентов;
академизация – происходит становление социологии как академической науки, которая занимает соответствующее место в университетских программах. На сегодняшний день социологические факультеты и курсы занимают одно из ведущих мест по количеству студентов
экспертизация. Социологов все шире привлекают как экспертов для анализа деятельности государственных, общественных и частных организаций;
фактографизация или возрастание объективности и точности социологии, совершенствование количественных и качественных методов социологических исследований, повышение техники их проведения;
социологизация других наук, как социогуманитарных, так и биологических, медицинских, естественных и др. Они все больше изучают влияние социальных факторов на ту реальность, которую они исследуют, используют социологические методы при истолковании своих специфических проблем;
дифференциация, то есть возрастание ее специализации, возникновение новых отраслей внутри социологической науки, которые, в свою очередь, делятся на еще более узкие подразделы. В связи с этим усложняется структура социологической науки.
Во второй половине XX – начале XXI веков господствующее положение в социологическом знании заняли такие направления и школы, как структурно-функциональный анализ, теории социального конфликта, символический интеракционизм и др.
Структурно-функциональный анализ – одно из важнейших и сложнейших направлений в социологии. Наибольшего влияния достиг в 1950-60-е гг. Структурно-функциональный анализ – один из способов системного исследования социальных явлений и процессов. Здесь общество выступает как целостная система, изучаемая со стороны базовых структур. Структурно-функциональный анализ базируется на структурном расчленении социальной целостности, каждому элементу которой придается определенное функциональное назначение.
Структура (лат. structura – строение) – совокупность устойчивых связей объекта, обеспечивающих его воспроизводимость в изменяющихся условиях. Структура обозначает относительно неизменную сторону какой-либо системы. Признается, что порядок является «нормальным» средством поддержания социального взаимодействия. Разбираются функции и дисфункции социальных институтов внутри целого, но не их эволюция. Таким образом, социальная структура общества рассматривается как нечто стабильное, главное и определяющее в социальной жизни. Здесь не индивиды, а социальные институты оказываются основными элементами социальной реальности. Психология вообще изымается из арсенала объяснения. Социальное исследование сводится к анализу социальных ролей, социальных институтов, позиций, статусов и т. д. Господствует ролевая теория личности, изучаются в основном большие социальные группы. Личность рассматривается со стороны общественных отношений, описывается в терминах социализации. Личность как бы «подгоняется» под комбинации социальных форм, что обеспечивает надежное функционирование социальной системы. Структурно-функциональный анализ как бы знает лишь один тип личности – «конформист-автомат».
В структурно-функциональном анализе понятие функции имеет два значения:
служебная роль («назначение») одного из элементов социальной системы по отношению к другому или к системе в целом (например, функции государства, права, образования, искусства, семьи и т. д.);
зависимость в рамках данной системы, при которой изменения в одной части оказываются производными (функцией) от изменений в другой ее части (например, изменения в соотношении городского и сельского населения рассматривается как функция (последствие) индустриализации). В этом смысле функциональная зависимость может рассматриваться как вид детерминизма.
В рамках структурно-функционального подхода были выработаны два главных правила исследования любых обществ: 1) для того чтобы объяснить суть социального явления, нужно найти его функцию, которую оно выполняет в более широком социальном контексте; 2) для этого нужно искать прямые и побочные последствия, позитивные и негативные проявления, то есть функции и дисфункции данного явления.
Большое значение в структурно-функциональном анализе имеет понятие системы. Система – это ряд элементов или компонентов, которые в течение определенного периода времени находятся в более или менее стабильной взаимосвязи. При этом часто проводится аналогия между обществом и человеческим организмом. Однако преимущественное внимание в структурно-функциональном анализе уделяется абстрактной теории социальных систем.
Толкотт Парсонс (1902-1979) – американский социолог-теоретик, основал и возглавил данное направление. Основные работы: «Структура социального действия» (1937), «Социальная система» (1951), «Социальная система и эволюция теории действия» (1977) и др. Для Т. Парсонса одной из центральных задач социологии является анализ общества как системы функционально взаимосвязанных переменных. Ни одна социальная система (общество в целом, производственная единица или отдельный индивид) не может выжить, если не решены ее основные проблемы: адаптация – приспособление к окружающей среде; целеориентация – формулирование целей и мобилизация ресурсов для их достижения; интеграция – поддержание внутреннего единства и упорядоченности, пресечение возможных отклонений; латентность (или поддержание образца) – обеспечение внутренней стабильности, равновесия, самотождественности системы. За каждую подобную функцию (проблему) ответственны определенные подсистемы, которые включают в себя социальные институты, соответствующие нормы и исполнителей норм-ролей. Например, за функцию адаптации отвечает экономическая подсистема, такие социальные институты, как заводы и банки. Исполнителями норм-ролей здесь выступают предприниматели и работники. Соответственно за функцию целеориентации отвечает политическая подсистема, партии и движения, функционеры и рядовые члены. Интегративную функцию выполняют институты социального контроля, в основном госаппарат, роли – чиновники и граждане. За поддержание образца ответственна подсистема социализации, то есть семья, школа, религия и т. п., в качестве исполнителей норм-ролей здесь выступают учитель-ученик. Любые социальные явления, ведущие к нарушению равновесия социальной системы, рассматривались Т. Парсонсом как аномальные, нарушающие здоровье общественного организма. Поэтому решительная борьба с ними – это естественная реакция на патологические отклонения от нормы.

МОДЕЛЬ СОЦИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

Функция
Подсистема
Социальные институты
Исполнители норм и ролей

Адаптация
Экономика
Заводы, банки
Предприниматель – работник

Целеориентация
Политика
Партии, движения
Функционер – рядовой член

Интеграция
Институты социального контроля
Госаппарат
Чиновник – гражданин

Поддержание образца
Социализация
Семья, школа, религия
Учитель – ученик


Роберт Кинг Мертон (1910-2003) – американский социолог, внес большой вклад в разработку структурного функционализма. Разработал концепцию теорий среднего уровня, которые являются связующим звеном между макро- и микросоциологией. Много сделал для разработки теории аномии, девиантного поведения, социальной структуры, науки, бюрократии, массовых коммуникаций и т. д. Основные труды – «Социальная теория и социальная структура» (1957), «Социология науки» (1973), «Методы изучения социальной структуры» (1975) и др.
Р. Мертон развил понятие Э. Дюркгейма «аномия». Аномия рассматривается им как состояние безнормности (нормативной неопределенности), вытекающей из рассогласований в социальной структуре: разные сегменты социальной структуры предъявляют такие нормативные требования индивиду, которые не могут быть удовлетворены одновременно. Рассогласование между культурно-одобряемыми целями и институциональными нормами, регулирующими выбор средств для их достижения, стало у него предметом специального анализа.

Типы индивидуальной адаптации к аномии

Способы адаптации
Культурные цели
Институциональные средства

Конформизм
+
+

Инновация
+


Ритуализм

+

Ретритизм («уход»)



Бунт
+/–
+/–


В таблице выделено пять идеально-типических реакций индивида на аномию: 1) конформизм, подчинение (принятие целей и средств); 2) инновация (принятие целей при отвержении институционально предлагаемых средств); 3) ритуализм (принятие средств при отказе от целей); 4) ретритизм (одновременное отрицание одобряемых целей и средств, уход от действительности); 5) мятеж (полный отказ от старых целей и средств с попыткой заменить их новыми).
Следует отметить, что данное направление (как и любое другое) обладает своими достоинствами и недостатками. Структурно-функциональный анализ является полезным инструментом для описания общества, дает развернутую картину социальной жизни. К недостаткам функционализма можно отнести то, что он делает акцент на стабильности системы, а конфликт или изменчивость в системе оставляет в тени. Такой подход не дает полной картины социальной жизни.
Конфликтология. Структурно-функциональный анализ всемерно подчеркивает момент стабильности в социальном развитии. Однако в современной социологии существует и противоположный подход, который, наоборот, делает ударение на борьбе различных социальных групп между собой. С точки зрения конфликтологии такая борьба и есть причина существующей социальной структуры и отношений. Наиболее известные представители теории социального конфликта – К. Боулдинг, Р. Дарендорф, Л. Козер, Ч. Миллс и др. Они опирались на работы К.Маркса, Л. Гумпловича, Г. Зиммеля, которые показали, что стабильность, устойчивость, гармония сопровождаются конфликтностью, борьбой противостоящих социальных групп, организаций, личностей.
Основные аргументы представителей теории конфликта состоят в следующем. Любое обществ основано на принуждении одних людей другими. Распределение средств находится в руках небольшой группы людей, которая противостоит всему обществу. Политическая власть защищает существующий экономический порядок и поэтому тоже противостоит обществу. Отсюда вытекает, что социальные конфликты неизбежны, так как порождаются самой системой общественных отношений.
Кеннет Эварт Боулдинг (1910-) в своей работе «Конфликт и защита: Общая теория» (1963) разработал поведенческую модель конфликта, которую называют также общей теорией конфликта. По К. Боулдингу, все конфликты имеют общую структуру и одинаковые механизмы развития. В самой природе человека заложено стремление к борьбе с другими людьми, к насилию. Конфликт – это такая ситуация, в которой враждующие стороны осознают несовместимость своих позиций, и каждая из сторон стремится занять позицию, противоположную интересам другой стороны. Глубинная причина социальных конфликтов лежит в раздвоенности человеческого сознания. Всякая общественная борьба – это лишь проявление противоречий в сфере сознательного и бессознательного. Вообще, с точки зрения микросоциологии, важнейшим источником социальных конфликтов в сфере повседневности (микроуровень) является кризис системы ценностей на уровне всей общественной системы (макроуровень). Например, причина индустриального конфликта (между буржуазией и пролетариатом) состоит в противоположности их идейно-психологических установок, и для разрешения такого конфликта необходимо установить их взаимопонимание.
Льюис Козер (1913-2003) – американский социолог, разработал модель позитивно-функционального конфликта, в которой преодолевает отрицательное отношение структурно-функционального анализа к конфликту. Л. Козер определяет социальный конфликт как «борьбу за ценности или статусные привилегии, за власть и дефицитные ресурсы, в которой цели противостоящих сторон состоят не только в овладении ими, но и в нейтрализации или устранении своего соперника». При этом Л. Козер подчеркивает позитивные функции конфликта, его стабилизирующую роль в поддержании динамического равновесия социальной системы. В качестве основных функций социального конфликта он выделяет следующие: 1) интеграция социальной структуры; 2) сохранение солидарности внутри групп; 3) укрепление межчеловеческих отношений; 4) управление социальными изменениями, 5) нормотворчество (конфликт способствует созданию новых форм и социальных институтов).
Ральф Дарендорф (1929-) – немецкий социолог, крупнейший представитель конфликтологического направления. Основные труды – «Социальные классы и классовый конфликт в индустриальном обществе» (1957), «Общество и свобода» (1961), «Выход из утопии» (1967) и др. С его точки зрения, классы – это социальные группы, которые отличаются участием или неучастием в осуществлении власти. Неравенство ролей, порождаемое социальным неравенством, ведет к конфликту. Градации социального неравенства проводятся по самым различным основаниям: престиж, доход, уровень образования и т. д. Конфликт рождается из того, что одна группа или один класс сопротивляются господству противоположной социальной силы. Разрешение конфликта направлено на перераспределение авторитета и власти в данном сообществе.
Таким образом, конфликтологическая социология дала свою версию социального взаимодействия. Она показала важную перспективу рассмотрения социальных структур и процессов. В этом смысле теория социального конфликта является антиподом и одновременно дополнением структурно-функционального подхода к анализу общества.
Символический интеракционизм возник в 20-е гг. XX в. как попытка соединить психологизм с органицизмом. Данное теоретико-методологическое направление преимущественное внимание уделяет анализу социальных взаимодействий в их символическом содержании. Представители символического интеракционизма считали, что социальный мир является продуктом ролевого взаимодействия между людьми на основе обобщенных символов. Посредством символов происходит «кристаллизация» процессов повседневного межличностного общения, результатом которой являются социальные структуры. Основная идея символического интеракционизма (по Н. Смелзеру): поведение людей по отношению друг к другу и предметам окружающего мира определяется тем значением, которое они им придают; поведение людей не есть пассивная реакция на вознаграждения и наказания (как в теории обмена); люди реагируют не только на поступки, но и на намерения людей.
Символический интеракционизм основывается на следующих постулатах:
Любое действие происходит только на основе того смысла, который действующий субъект вкладывает в свое действие. Причем все личные смыслы проистекают из общих социальных символов. Например, отказ участвовать в военных действиях может означать (символизировать) личную трусость, а в другом случае тот же акт может символизировать сознательный пацифизм, т. е. личный героизм. И в том, и в другом случаях за актами поведения стоят общественные символы.
Указанные символы, на которых строится общество, рождаются во взаимодействиях людей. Человек как бы постоянно смотрится в некое «зеркало», в качестве которого выступают другие люди, и принимает во внимание их мнение о себе.
3) Люди в процессе взаимодействия постоянно интерпретируют, объясняют себе значение тех или иных символов. Этот процесс и создает индивидуальность человека. Если два человека нечто понимают по- разному, то нормальное взаимодействие между ними может установиться только тогда, когда смыслы происходящего они понимают одинаково.
Джордж Герберт Мид (1863-1931) – американский социолог, основатель и главный представитель символического интеракционизма. По Дж. Миду («Сознание, самость и общество», 1938), специфика человека определяется отсутствием у него развитой системы инстинктов как основных регуляторов поведения. Поэтому человек вынужден применять символы, что является основой сознательного приспособления к окружающей среде. Взаимодействие между людьми происходит на основе особых средств – символов (жест – значение жеста – реакция). Жесты есть и у животных, но у человека они превращаются в символы, становятся «значимыми жестами». Смысл значимого жеста – спровоцировать у другого индивида желаемую реакцию.
Дж. Мид выделил два типа действий: 1) незначимый жест (автоматический рефлекс типа моргания) и 2) значимый жест (в этом случае люди не реагируют автоматически на воздействие извне, а разгадывают значение поступка, прежде чем ответить на него). Значимое действие связано с осмыслением не только поступков, но и намерений. Для этого необходимо «поставить себя на место другого человека», «принять роль другого». Лишь придав значение жесту, мы можем на него реагировать – например, подойти к другому человеку или уйти от него. Человек становится членом общества (сообщества) по мере того, как усваивает образцы и нормы группового действия. В каждой группе имеются свои специфические нормы и ценности. Например, «редиска» в общепринятом значении – это «овощ», а у воров это же слово обозначает «нехороший человек» и т. д.
Дж. Мид ввел представление о ролевом поведении: поведение строится не из реакций и стимулов, а из «ролей», принимаемых на себя индивидом и «проигрываемых» им в процессе общения с другими людьми. «Я» у Дж. Мида целиком социально. Богатство и своеобразие «Я» зависит от разнообразия и широты его взаимодействий с окружающим миром. По Дж. Миду, структура личности выражается формулой: Self = I + Me (Я-синтез = Я-сам + Я-меня). Интегральное Я складывается из индивидуальных, скрытых мотивов («Я-сам») и совокупности установок, приходящих к индивиду извне («Я-меня»).
Чарльз Кули (1864-1929) – представитель символического интеракционизма. Считал, что общество и личность изначально едины, одно можно объяснить через другое. Выдвинул теорию «зеркального Я» – одну из первых социально-психологических концепций личности, которая исходила не из «природы» человека, а из взаимодействия людей. «Зеркальное Я» состоит из трех элементов: 1) как воспринимают нас другие (каким я кажусь другому); 2) как реагируют другие на то, что видят во мне (как другой оценивает мой образ); 3) как мы отвечаем на реакции других (специфическое чувство «Я»). Чувство «Я» не существует без соответствующих чувств «мы», «они» и т. д. С одной стороны, признак истинно социального существа – это способность выделять себя из группы и осознавать свое «Я». С другой стороны, обязательным условием этого выделения является общение с другими людьми и усвоение их мнений о себе. Сознательные действия людей всегда социальны: другие люди – это те зеркала, с помощью которых и формируется образ «Я» у человека. Личность есть реакция на мнения окружающих, сумма тех впечатлений, которые, как кажется человеку, он производит на окружающих.
Достоинства и недостатки символического интеракционизма состоят в следующем:
1) дает возможность понять социальное взаимодействие глубже, чем другая теория (теория социального обмена): люди не просто реагируют, но и интерпретируют поведение друг друга;
2) однако излишне сосредоточен на субъективных аспектах взаимодействия, слишком большое значение уделяет роли символов, и, тем самым, принижает роль социальной структуры общества, оказывает преувеличенное внимание эпизодическому и преходящему; общество сводится к совокупности исполняемых ролей, однако нет анализа, откуда появляются сами социальные роли.
Феноменологическая социология. Наибольшую роль в становлении этого направления сыграл австрийский, а затем (после эмиграции) американский исследователь Альфред Шюц (1899-1959). Для феноменологической социологии характерно стремление осмыслить мир в его чисто человеческом бытии, с представлениями, мотивами, целями индивидов, которые действуют в этом мире.
Основные положения феноменологической социологии:
социальная реальность – это существующий до нас интерсубъективный мир смыслов, порожденный духовным взаимодействием людей;
люди могут попасть в него лишь путем собственного опыта взаимодействия с окружающими людьми. Основную роль в этом играет воспитание в семье и обучение в школе;
такое приобщение к миру позволяет ставить перед собою реальные цели и достигать их, поэтому социальное действие – это продуманное, осмысленное и спланированное поведение людей в их духовном взаимодействии с другими людьми.
Теория социального обмена рассматривает обмен различными типами деятельности как основу общественных отношений, из которой вырастают различные социальные образования (власть, статус и т. п.). Своим возникновением обязана американскому исследователю Дж. Хомансу.
Джордж Хоманс (1910-). Основные работы – «Человеческая группа» (1950), «Социальное поведение: его элементарные формы» (1961), «Природа социальной науки» (1967) и др. Дж. Хоманс попытался применить методологию бихевиоризма в социологии. Центральной категорией его социологии является категория социального действия, трактуемая как непосредственные контакты индивидов. Социальное действие – это постоянный обмен ценностей (как в прямом смысле, так и в переносном). Этот обмен строится по принципу рациональности: люди действуют и взаимодействуют, только исходя из определенного интереса, они стремятся получить наибольшую выгоду и минимизировать свои затраты. Субъект поведения – это рациональный искатель выгоды. Предметом обмена становится все, что имеет какую-либо социальную ценность. Ценность каждого человека складывается из тех его качеств, которые подлежат обмену. Однако в реальности никогда не бывает равных обменов. Отсюда выводится социальное неравенство. Согласно теории обмена, поведение человека обусловливается тем, вознаграждались ли (как именно) его поступки в прошлом. Выделяются четыре принципа вознаграждения:
чем больше вознаграждается определенный тип поведения, тем чаще он будет повторяться;
если вознаграждение за определенные типы поведения зависит от каких-то условий, человек стремится воссоздать эти условия;
чем выше вознаграждение тем больше усилий готов затратить человек ради его получения;
если потребности человека близки к насыщению, то он прилагает меньшие усилия по их удовлетворению.
С помощью этих правил Дж. Хоманс объясняет все социальные процессы: социальную стратификацию, социальную борьбу и т. д. Однако подобное объяснение оказывается недостаточным при рассмотрении социальных объектов макроуровня.
Питер Блау (1918-) – американский исследователь, который в работах «Динамика бюрократии» (1955), «Обмен и власть социальной жизни» (1964) и др. попытался соединить функционализм, интеракционизм и конфликтологию. П. Блау, в отличие от Дж. Хоманса, концентрирует внимание на социологических аспектах взаимодействия, а не на изучении психологических мотивов межличностного поведения.
Обмен – специфический тип ассоциации, включающий действия, которые зависят от получаемых вознаграждений.
Социальная жизнь трактуется исключительно в экономических терминах, которая представляется в виде своеобразного «базара», где различные акторы взаимодействуют между собой с целью получения наибольшей выгоды. П. Блау выделяет следующие «законы обмена»:
чем большую выгоду человек ожидает от другого, тем больше вероятность осуществления определенной деятельности;
чем большим количеством вознаграждений индивиды обменялись друг с другом, тем больше вероятность следующих актов обмена (появляются взаимные обязательства);
чем чаще при обмене нарушаются взаимные обязательства, тем меньше значат негативные санкции (наказания);
с приближением момента вознаграждения ценность деятельности падает и вероятность ее осуществления снижается;
5) чем больше осуществляется отношений обмена, тем больше вероятность, что обменом будут управлять нормы «справедливого обмена» и т. д.
Основные недостатки теории обмена: 1) редукционизм (сведение общественных отношений к межличностным); 2) в основе теории обмена лежит методология бихевиоризма (стимул-реакция), однако известно, что поведение людей намного сложнее (например, многие ученые после получения Нобелевской премии трудятся менее продуктивно, хотя, по теории обмена, должно быть наоборот); 3) априорный характер исходных допущений.
Социометрия (лат. societas – общество и греч. metreo – измеряю) – метод «измерения» социальной привлекательности внутри малых групп; отрасль социологии, изучающая межличностные отношения в малых социальных группах количественными методами с акцентом на исследовании симпатий и антипатий между членами группы.
Джекоб Леви Морено (1892-1974) – американский психиатр, социальный психолог, основоположник социометрии. Дж. Морено исходил из необходимости создания «сквозной» науки, которая смогла бы охватить все уровни социума и которая бы включила в себя не только исследования социальных проблем, но и помогала бы их разрешению. С точки зрения Дж. Морено, психическое здоровье человека зависит во многом от его положения в малой группе. Недостаток симпатий и неформальных связей порождает жизненные трудности. Дж. Морено разработал социометрию как эмпирический вариант микросоциологии. Социометрические процедуры позволяют определить положение человека в малой группе, понять его проблемы и получить психотерапевтическую процедуру.
Различаются следующие термины:
«социономия» – наука об основных социальных законах,
«социодинамика» – наука более низкого уровня о процессах, происходящих в малых группах,
«социометрия» – система методов выявления и количественного измерения межличностных взаимоотношений в малых группах,
«социатрия» – система методов излечения людей, проблемы и трудности которых связаны с недостаточностью навыков поведения в малых группах.
Обобщая рассмотрение вопроса о развитии современной западной социологии, отметим, что с 70-х годов ХХ века по настоящее время происходит дифференциация в области социологии, проявляющаяся в идейно-теоретическом плюрализме и усилении интегративных тенденций в поисках единой теоретической концепции.
Применительно к данному этапу можно говорить о трех основных содержательных направлениях:
а) позитивистско-натуралистическом – это концепции методологического позитивизма, структурализма, структурного функционализма, бихевиористской социологии, постпозитивизма;
б) различных версиях понимающей социологии – символический интеракционизм, феноменологическая социология, экзистенциальная социология;
в) концепции неомарксистской социологии – Франкфуртская школа, структурализм Гольдмана (Франция), социальный реализм (Англия), радикально-критическая социология США (Миллс, Бирнбаум, Гоуднер).
Заметим, что интеракционистская социология изучает преимущественно межличностные отношения, оставляя в стороне общие проблемы структуры общества.
Для социолога-позитивиста характерно сведение социальных ценностей и норм к фактам «открытого», наблюдаемого поведения (например, к статистике участия или неучастия в выборах). А социолог-феноменолог интересуется тем, какой внутренний смысл имеет то или иное социальное действие для его участников.
Предметом этнометодологии являются этнометоды, то есть свойственные той или иной культуре методы организации практической повседневной деятельности. Более основательно с позициями представителей других концепций можно при необходимости познакомиться с помощью дополнительной литературы.
1.6. Развитие социологической мысли в России

Первые отечественные письменно зафиксированные представления об обществе можно отнести к временам Киевской Руси. Среди этих первых письменных пятников можно назвать появившиеся еще в ХI веке «Слово о Законе и Благодати» киевского митрополита Иллариона, «Повесть временных лет» монаха Киево-Печерского монастыря Нестора, написанное в ХII веке «Слово о полку Игореве» и др.
Особенности российского социального мышления во многом были предопределены стилем мышления византийского православия и спецификой русской истории. Вплоть до XVIII века общественная мысль России функционировала в религиозной оболочке, и возникающие социальные проблемы пыталась осмыслить с помощью религиозных формул. Светская социальная мысль начинает появляться только в ходе реформ Петра Великого, когда определилась центральная тема социальных размышлений (место и роль России среди других стран, ее путь в истории).
Если же говорить о социологии как самостоятельной науке, то она появилась в России во второй половине ХIХ века. Официальные круги даже в XIX веке отрицательно относились к социологии (у Николая I имя О. Конта вызывало раздражение и гнев), так как большая часть социологов в России высказывалась за проведение демократических реформ. Отечественная социология развивалась первоначально на базе интерпретации идей, высказанных западными социологами. Но в конце XIX века появились оригинальные отечественные социологические концепции. Здесь можно отметить направление географического детерминизма, связанное, прежде всего, с работами Льва Ильича Мечникова (1838-1888), где утверждалось, что общественное развитие определяется, главным образом, факторами внешней среды. В соответствии с этим Л.И. Мечников выделял три периода в развитии общества: речной, морской (средиземноморский) и океанический.
Характерными чертами истории российской социологической мысли являются: публицистичность, гуманистическая ориентация, неофициальность социологических публикаций.
Петр Яковлевич Чаадаев (1794-1856) в своем знаменитом философическом письме (1836) рассматривал историю России с точки зрения логики единства общечеловеческого и национального. Сформулировал некоторые законы общечеловеческого прогресса, нарисовал картину российской жизни: в России нет традиции, нет прогресса, все основано на заимствовании, не хватает внутреннего единства. Отсюда делает вывод, что русский народ неисторичен, выпадает из общечеловеческой логики. Вот его знаменитые цитаты: «Мы живем лишь в самом ограниченном настоящем без прошедшего и будущего, среди плоского застоя», «Про нас можно сказать, что мы составляем как бы исключение среди народов. Мы принадлежим к тем из них, которые как бы не входят составной частью в род человеческий, а существуют лишь для того, чтобы преподать великий урок миру». В «Апологии сумасшедшего» (1837) П.Я. Чаадаев несколько смягчает свою точку зрения и делает вывод, что Россия способна подключиться к общечеловеческому прогрессу, если поймет свои особенности и свою особую роль в силу особенностей географических факторов. При этом он формулирует мысль, ставшую одной из главных в последующих социально-философских размышлениях (в том числе, евразийских): «У меня есть убеждение, что мы призваны решить большую часть проблем социального порядка, завершить большую часть идей, возникших в старых обществах, ответить на важнейшие вопросы, которые занимают человечество». На основе программных формулировок П.Я.Чаадаева в последующем славянофилы и западники сформулировали различные модели социального развития России.
Идеи славянофильства (И.В. Киреевский, А.С. Хомяков, К.С. Аксаков и др.): соборность как принцип организации и идеал социальной жизни, в которой личное и общественное соединены; отрицание государственности и элементы анархизма; особая роль духовной (в первую очередь, религиозной) жизни; самобытность культурных типов и т. д. Идеи западничества (В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Г.Н. Грановский, Н.Г.Чернышевский и др.): единство мировой истории; принадлежность России к западной цивилизации; революционный прогрессизм и концепция социальных конфликтов и т. д.
Основоположниками российской социологии считаются: Н.И. Кареев, М.М. Ковалевский, П.Л. Лавров, Н.К. Михайловский, Г.В. Плеханов, С.Н. Южаков и др. Постепенно сложился ряд школ и направлений в российской социологии: натуралистическая социология (Н.Я. Данилевский, Л.И. Мечников, А.И. Стронин и др.), психологическое направление (Н.И. Кареев, П.Л. Лавров, Н.К. Михайловский, Е.В. Де-Роберти и др.), исторический материализм (Г.В. Плеханов, В.И. Ленин) и др. Процесс институционализации (становления) российской социологии можно проследить с помощью следующих социологических параметров:
Динамика научных публикаций, рост количества публикаций (статьи, брошюры, книги): 1861-1870 гг. – 141, 1871-1880 гг. – 153, 1881-1890 гг. – 158, 1891-1900 гг. – 380, 1901-1910 гг. – 1183.
Статус социологии в массовом сознании: исследования читательских вкусов, проведенные среди столичной молодежи в С.-Петербурге в 1902 г., показали, что при ответе на вопрос «Какая наука Вас больше всего интересует и почему?» – из 933 человек: 321 – отдали предпочтение естественным наукам, а 450 – общественным наукам (философии – 152, социологии – 129, истории – 103, психологии – 56).
Социология в системе образования: с 1870-х гг. в ряде вузов России читается необязательный спецкурс по социологии (однако все ходатайства учебных заведений об открытии кафедр или факультетов по социологии заканчиваются отказом со стороны Министерства просвещения). В 1901-1906 гг. функционирует Русская высшая школа общественных наук по модели социологических факультетов в Западной Европе. В 1919 г. Социобиблиографический институт преобразован в Социологический институт. С 1920 г. в Петроградском государственном университете функционирует первый факультет общественных наук с социологической кафедрой во главе с П.А. Сорокиным (в качестве отдельного предмета в вузах страны социология введена лишь в 1990-е гг.).
4. Возникновение специализированных социологических научных организаций: 1916 г. – учреждение «Русского социологического общества имени М.М. Ковалевского».
В России всегда теоретические достижения социологической мысли были связаны с практическими запросами и являлись своеобразным ответом на вопрос: «Что считать наиболее важным для блага народа?» Как и на Западе, социология в России возникает в контексте позитивистских идей О. Конта. Складываются два течения – субъективизм и объективизм. Наиболее влиятельным направлением в русской социологии стала так называемая «субъективная школа», которую часто называют «русской» школой в социологии (П.Л. Лавров, Н.К. Михайловский, С.Н. Южаков).
Петр Лаврович Лавров (1823-1900) – офицер, преподаватель математики в высших военных училищах Петербурга, в 1866 г. был арестован как член подпольной террористической группы и выслан в Вологодскую губернию. В 1870 г. ему удалось бежать в Париж. Там Лавровым были написаны работы по истории общественной мысли и изданы в России под псевдонимом. Во второй половине 70-х гг. он пытался руководить из Франции подпольными революционными группами в России.
В своих знаменитых «Исторических письмах» (1870) П.Л. Лавров рассматривает общественное развитие как переработку традиционных, склонных к застою общественных форм (культуры), – в цивилизацию, которая характеризуется гибкими и динамичными структурами и отношениями. Цивилизация предстает как сознательное историческое движение, осуществляемое «критической мыслью». А поскольку мысль реально проявляется только через действия личности, постольку главной движущей силой общественного развития провозглашаются «критически мыслящие личности» (передовая интеллигенция). Личность является не только главной движущей силой общества, но и мерилом общественного прогресса. Идеалом общественного развития становятся такие отношения, которые создают предпосылки для всестороннего развития личности.
Социология не отделима от этики (субъективную школу часто называют этико-субъективной школой). Социология не может познавать только «объективно». Исторические явления неповторимы, поэтому их невозможно «объективно» измерить. Истина должна проверяться критериями необходимости, возможности и желательности. Отсюда выводится необходимость субъективного метода в социологии: «Волей или неволей приходится прилагать к процессу истории субъективную оценку, то есть, усвоив тот или иной нравственный идеал, расположить все факты истории в перспективе, по которой они содействовали или противодействовали этому идеалу, и на первый план истории выставить по важности те факты, в которых это содействие или противодействие выразилось с наибольшей яркостью».
П.Л. Лавров определяет социологию как «науку о солидарности». Под солидарностью он понимал «сознание того, что личный интерес совпадает с интересом общественным», «что личное достоинство поддерживается лишь путем поддержки достоинства всех солидарных с нами людей». Прогресс рассматривается как процесс развития в человеке сознания и воплощения истины и справедливости путем работы критической мысли личностей над совместной им культурой. Смысл прогресса состоит в увеличении солидарности. Эгоизм и диктат социальной группы рассматриваются как патологические проявления жизни.
Таким образом, в качестве основных идей, выражающих особенности социологических взглядов П.Л. Лаврова можно назвать следующее:
существует принципиальная разница между природными явлениями – они повторяемы – и социальными, которые не повторяются, а прогрессируя меняются;
сущность истории состоит в переработке культуры, склонной к застойным формам, в цивилизацию, характеризующуюся динамичными структурами. Процесс перехода в цивилизацию – это не стихийное, а сознательное историческое движение;
поскольку мысль принадлежит лишь личности, главной движущей силой истории является личность – «критически мыслящая личность» – представители передовой интеллигенции. Здесь наблюдается явное противостояние идеям О. Конта и К. Маркса;
критерий общественного прогресса в росте человеческой солидарности, во все более полном воплощении идей равенства, справедливости, в гармоничном развитии личности.
Николай Константинович Михайловский (1842-1904). Сходных с П.Л. Лавровым взглядов придерживался Н.К. Михайловский. Он утверждал, что социология имеет иной предмет исследования, нежели естествознание, поэтому для нее необходимы иные методы исследования, чем принятые в естествознании. Так, объект в естествознании объективен по своей природе, методы также объективны, а результат познания истинен и общепризнан. Здесь господствует «правда-истина». В социологии же объект субъективирован, так как в общественной жизни присутствует сознание, намерения, бессознательное, цели, ценности. Значит, для социологии требуются другие методы, а в результате исследования получается более сложный феномен («правда-справедливость»). Истина не есть воспроизведение объективных свойств вещей самих по себе, она существует для человека и удовлетворяет его познавательную способность. Отсюда вытекает, что социология должна ориентироваться на определенный социальный идеал общества.
Итак, «субъективный метод», необходимый для социологии, не просто вскрывает причины и необходимость исследуемого процесса, но также призван оценить исследуемый предмет с точки зрения его идеала. Н.К. Михайловский пишет: «Мы не можем общественные явления оценивать иначе, как субъективно», то есть через идеал справедливости. Конечно, в социологии применимы и объективные методы, однако «высший контроль должен принадлежать субъективному методу», так как социология исследует общественные отношения с позиции сознательно выбранного идеала. Тезис Г. Спенсера об обязательной объективности методов в общественных науках, по Н.К. Михайловскому, нереализуем, так как социальное познание принципиально предвзято. Например, социолог, сливаясь с чужой жизнью («наблюдатель ставит себя в положение наблюдаемого»), перестает быть беспристрастным наблюдателем.
В социологической теории личности Н.К.Михайловский одним из первых в мировой социологии предложил рассматривать понятие личности на трех уровнях. Первый уровень, на котором идет борьба человека за индивидуальность, то есть приспособление среды к удовлетворению потребностей человека, называется биогенный. Второй – психогенный, на нем осуществляется взаимодействие индивида и толпы. Третий – социогенный, на котором личность характеризуется через ее участие в экономическом разделении труда, в организации сотрудничества и кооперации индивидов.
Михайловский уделял серьезное внимание изучению кооперации, пытаясь выяснить ее влияние на развитие личности. Кооперация может быть простой и сложной в зависимости от форм разделения труда. При простой кооперации, связанной с естественным разделением труда, люди следуют общей цели, что вызывает солидарность интересов, и каждая личность имеет возможность проявить себя. При сложной кооперации люди теряют свою индивидуальность, становятся однородными. В такой кооперации общая цель исчезает, каждый выполняет свою обособленную цель (функцию). Общество разделяется на отдельные враждебные социальные группы, что не способствует его солидаризации. Поэтому Михайловский поддерживал сельскую общину, где при простой кооперации каждый человек имеет возможность всесторонне развиваться, а общество представляет собой целостность.
Также особое внимание в своем творчестве Михайловский уделял проблеме «героя», «великой личности» и «толпы». Он раньше Г. Тарда разработал свою теорию внушения подражания, массовой психологии и психологии толпы. Толпа трактуется им как масса народа, способная увлечься ярким примером, сильным впечатлением, эмоциональным всплеском, чтобы подняться на любое дело. В своей работе «Герои и толпа» социолог выделяет два условия образования толпы: 1) сильный внешний стимул, подавляющий все мотивы, кроме одного или нескольких близких; 2) постоянная скудость впечатлений (их однообразие) у людей, составляющих толпу. Герой, по Михайловскому, – индивид, способный увлечь массу людей на любое общее дело. Такие механизмы, как подражание, готовность к подчинению и повиновению, массовый гипноз (внушение), массовый психоз, выделены в качестве механизмов воздействия героя па толпу. Общество, где возникает возможность появления толпы, характеризуется как низшее, органическое, основанное на подавлении личности. Борьба за индивидуальность – способ, который Михайловский предлагал для радикального преодоления органического развития.
Итак, социальное знание тесно связывается Михайловским с нравственной оценкой, с интересами и идеалами познающей личности. Истина существует для человека, а не отдельно от человека, и в этом ее главный критерий. Субъективный метод в социологии, с одной стороны, направлен на возможно более полный учет многообразных помыслов людей, с другой - на поиск оптимальных «форм солидарности между людьми», то есть такого социального порядка, при котором все люди могут свободно действовать и развиваться. При этом суть прогресса, по Н.К. Михайловскому, состоит в приближении истории к личности, которая должна жить полной и всесторонней жизнью. Личность никогда не должна приноситься в жертву. Если общество прогрессирует, а личность регрессирует, то это не прогресс. Провозглашается право человека на суд над историей.
Как и П.Л. Лавров Н.К. Михайловский в качестве социального идеала видел социализм. Оба они были идеологами народников.
Николай Иванович Кареев (1850-1931) – видный российский социолог и историк, автор книг «Основные вопросы философии истории» (1883), «Сущность исторического процесса и роль личности в истории» (1889). «Введение в изучение социологии» (1897), «Общие основы социологии» (1919) и др. Основной идейный источник социологии Кареева – позитивизм. Однако в отличие от классификации наук О. Конта, который помещал социологию вслед за биологией, минуя психологию. Кареев утверждает, что между биологией и социологией необходимо помещать психологию, но «не индивидуальную, а коллективную». Именно она способна стать подлинной основой социологии, так как все общественные явления есть результат духовного взаимодействия между людьми.
Как и других представителей субъективной школы, Кареева волнует вопрос о методе социального познания. Сравнительное и историческое изучение, по мнению ученого, необходимо, но оно лишь подготавливает материал для социологического мышления, то есть для субъективного метода, так как общество в целом и отдельные события неизбежно оцениваются с точки зрения определенного идеала. Эти идеалы, или «идеальные принципы», должны быть выше идеологических, национальных, религиозных или классовых предрассудков.
В социологической теории Кареева общество выступает как «надорганическая среда», вне ее исторических, экономических и прочих особенностей. Общество как сложная система психических и практических взаимодействий личностей представляет собой, по мнению социолога, две части: «культурные группы» и «социальную организацию». «Культурные труппы» (предмет индивидуальной психологии) являются порождением воспитания, привычек подражания, свойственных людям, и отражают процессы общего взаимодействия индивидов. «Социальная организация» как совокупность экономической, юридической и политической сред, выступает индикатором положения личности в трех измерениях (юридическом, политическом и экономическом). Этот феномен, по Карееву, есть результат коллективной психологии и является предметом изучения социологии. Социальная организация есть показатель предела индивидуальной свободы.
Николай Яковлевич Данилевский (1822-1885), известный социолог славянофильской ориентации, получил прекрасное образование (Царскосельский лицей, физико-математический факультет Петербургского университета). Его главный социально-философский труд «Россия и Европа» был опубликован в 1869 г. Социологическое ядро книги составляет теория социально-исторических типов, явившаяся, по сути, антиэволюционистской моделью.
Культурно-исторический тип, согласно Данилевскому, представляет некую интеграцию существенных признаков конкретного общества, где культура рассматривается как проявление национального характера, психических особенностей этноса влияющих на видение мира. Нации характеризуются особенностями склада ума, чувств и воли, которые выражаются в языке, мифологии, формах быта. Из особенностей народов вытекает многообразие культурно-исторических типов, степень развития которых определяется их «жизненной силой». Данилевский выделяет 10 основных типов: египетский, китайский, ассиро-вавилонский, индийский, иранский, еврейский, греческий, римский, аравийский, германо-германский (европейский), а также американский и перуанский. Особое место занимает славянский тип. Данилевский отмечает 4 периода в развитии культурно-исторических типов: 1) этнографический когда складывается национальный характер народа и особый тип его развития; 2) государственный народ строит государство как условие самобытного развития; 3) период цивилизации, когда накопленные народом силы обнаруживают себя в различных формах культурного творчества; 4) период естественного конца культуры.
В российской социологии к концу XIX в. выдвинулся плюралистический подход к изучению общества, основателем которого был выдающийся русский ученый Максим Максимович Ковалевский (1851-1916). Ковалевский родился в старинной и богатой дворянской семье. После окончания юридического факультета Харьковского университета (1873) продолжил образование в Берлине, Париже, Лондоне. В годы учебы в Харькове впервые познакомился с позитивистской социологией О. Конта. Во время пребывания в Лондоне встречался с К. Марксом, который побудил его к анализу экономического развития общества. По возвращении на родину Ковалевский читал курс лекций в Московском университете. В 1887 г. за либеральные взгляды он был уволен из учебного заведения. Ковалевский эмигрировал во Францию, где и опубликовал свои основные работы на французском, английском и немецком языках. Благодаря его деятельности русская социология выходит на международный уровень. Ковалевский избирался президентом Международного социологического института в Париже (1895), в 1901 г. совместно с Е.В. де Роберти создал в Париже Русскую школу общественных наук, где социология обязательный предмет изучения. После революции 1905 г. Ковалевский возвратился в Россию, возобновил преподавательскую деятельность и возглавил первую в России кафедру социологии в частном Психоневрологическом институте, основанном в 1908 г. В.М. Бехтеревым. Социолог продолжил активно издавать и редактировать журнал «Вестник Европы», участвовал в государственной и общественной деятельности (избирался в 1 Государственную Думу).
Творческое наследие Ковалевского обширно и многогранно. Его главные труды по социологии: «Современная социология», «Очерк развития социологических учений», «Социология», 2-томник которой написан в последнее десятилетие его жизни.
Ковалевский видел задачу социологии в том, чтобы во взаимосвязи объективного и субъективного (экономика и религия, экономика и политика и т. п.) найти четкую эволюционную линию: из каких элементов состоит общество, какой из них является главным на данный момент времени и т. п. Ведущая роль в социологической теории М.М. Ковалевского отводится учению о социальном прогрессе. Сущность прогресса он видел в развитии солидарности между социальными группами. Задача социологии – выявление сущности солидарности, описание и объяснение ее многообразных исторических форм.
Ковалевский первым ввел термин «историко-сравнительный метод», называя его «средством построения совершенно новой еще ветви описательной социологии», имея в виду «естественную историю человеческих обществ». Ученый исходил при этом из накопленного к тому времени опыта применения исторического и сравнительного методов исследований. Целью применения этих методов является объяснение всей совокупности социальных причин и факторов исследуемых институтов. В таком случае получается, что историк, для того чтобы научно осуществить свою задачу, должен стать также и социологом. Ковалевский подтверждает это положение мнением о том, что для истории единственный путь быть наукой – это стать разделом социологии. Исторический и сравнительный методы в этом случае сливаются в один общий – историко-сравнительный, который становится методом социологического исследования истории. Однако сравнительно-исторический метод отдельно от других не гарантирует успеха исследования. По мнению Ковалевского, необходимо брать общество во взаимосвязи всех его сторон и делать сравнение на предельно широком материале. Опираясь на теорию Конта о взаимозависимости факторов, он разработал плюралистическую концепцию социальной причинности, которая предполагает «равноправие» всех факторов и условий, возможность любых из них выступать в качестве «независимой переменной». Согласно данной концепции, социологическое исследование явлений социальной жизни во всей их сложности и многогранности требует учета множества факторов и связей между ними.
Ковалевский считал, что без идеи прогресса не может быть и социологии. Содержание прогресса ученый отождествлял с расширением сфер солидарности не только в психологическом плане, но и в виде роста объединения людей, их социального единства. Прогресс, по мнению Ковалевского, раскрывает законы, управляющие ростом человеческой солидарности. Важнейший социальный закон есть закон «роста человеческой солидарности». Ковалевский считал солидарность людей нормой, а классовую борьбу – отклонением от нее.
В дальнейшем (на рубеже XIX-XX вв.) на передний план выходит анализ философских предпосылок социологического познания. Ведущей социологической школой в России в этот период становится неокантианство в лице Б.А. Кистяковского, П.И. Новгородцева, Л.И. Петражицкого, В.М. Хвостова и др.
Богдан Александрович Кистяковский (1868-1920). Выход из наметившегося кризиса в социальном познании видел в области методологии. Субъективизм, объективизм и релятивизм одинаково заводят социологию в тупик: субъективная школа абсолютизирует произвол исследователя, марксизм идеологизирует науку, прагматизм сводит истину к пользе. Всем им характерно некритическое отношение к естественнонаучным методам, игнорирование специфики социального знания. Если для естествознания достаточно идеи необходимости, то для социологии обязательным является учет этически-должного. В социальном познании следование истине и идее справедливости является одинаково важным: то и другое носит вневременной и внепространственный характер. Общество характеризуется дуализмом – стихийностью общественной жизни (причинностью) и сознательно-целевой деятельностью (нормативизмом, телеологизмом). Нормы («должное») есть автономные формы сознания, которые носят априорный и обязательный для индивидуального сознания характер. Именно нормы являются основой социума и определяют тенденции социальных изменений. Сами нормы функционируют посредством социальных институтов, индивидуальных мотивов и коллективных чувств. Таким образом, специфика общества выводится из психологического взаимодействия индивидов, а главным объектом социологии признается общность чувств, желаний и других проявлений коллективного сознания. Коллективный дух – это фундамент, на котором основывается вся общественная жизнь.
Павел Иванович Новгородцев (1866-1924). Согласно Э. Дюркгейму, «социальные факты» надо мыслить «как вещи». Согласно П.И. Новгородцеву, это не так. Их надо сопереживать как «ценность», понимать их субъективный смысл. Отсюда основная социологическая проблематика сводится к изучению механизмов нормативной (морально-правовой) регуляции социальных систем. Таким образом, вслед за Б.А. Кистяковским П.И. Новгородцев обосновывает ценность норм (право и т. д.) для общественной жизни. Индивид – единственный источник социальных решений. Культура есть область идеалов, а социум – приближение к этим идеалам. С точки зрения П.И. Новгородцева, мечта о полном торжестве культурного идеала вреднее утопии. Настоящее время является временем кризиса великих утопий (европейского рационализма с его верой в неизбежность прогресса, безусловность справедливых и универсальных способов достижения абстрактной справедливости). Человек шире его политического измерения, поэтому невозможно построить рай на земле (социализм и либерализм одинаково являются отголосками религиозных верований). Отсюда делается вывод, что критерием социального развития надо считать не настоящее (точка зрения либерализма), не будущее (точка зрения марксизма), а вечное - нравственное, априорное (точка зрения неокантианства).
Таким образом, социологическая мысль в России XIX века развивается как часть общемировой социологической мысли. Испытывая влияние со стороны различных течений западной социологии, она вместе с тем выдвигает оригинальные теории, в которых отражается своеобразие развития российского общества. Российская социология была не хуже и не лучше социологии других стран, у нее было собственное лицо и живой научно-теоретический диалог с зарубежной социологией. Например, Н.К. Михайловский раньше Г. Тарда выявил социологическое значение механизма «внушение-подражание». М.И. Туган-Барановский и П.Б. Струве заложили основы теории, которая позднее получила название «культурный лаг», или культурное запаздывание (В. Огборн). Дискретный подход к анализу мировых культур Н.Я. Данилевского повторили затем О. Шпенглер и А. Тойнби. Таким образом, можно говорить об определенном вкладе представителей русской социологии в мировую социологию.
К концу XIX столетия в России сложилось и получило большое распространение марксистское направление в социологии, видными представителями которого были Г.В. Плеханов и В.И. Ленин.
Георгий Валентинович Плеханов (1856-1918) подверг резкой критике субъективистский подход русских народников к оценке общественного развития в пореформенной России, обосновал идею объективной необходимости и закономерного характера исторического процесса, развивал социологические идеи марксизма в свете материалистического понимания истории, разработал вопрос о соотношении роли личности и народных масс в истории.
Плеханов сопоставил условия возникновения и историческую роль капитализма на Западе с условиями развития его в России (он 37 лет пробыл в эмиграции), выяснил общие предпосылки развития капитализма в различных странах и сделал вывод об ошибочности противопоставления России Западу. Он считал, что капиталистические отношения пробивают себе дорогу как в городе, так и в деревне, ведут к разложению «устоев крестьянского мира». Плеханов понимал невозможность совершенствования социального строя России через крестьянскую общину, как это полагали народники. Отрицательное отношение к Октябрьскому перевороту вытекало из убежденности в том, что у России нет условий для перехода к социалистическому типу отношений, а именно: необходимого уровня развития производительных сил и степени сознательности всего населения страны.
Философ рассматривал историю человеческого общества как необходимый и закономерный процесс, как продукт деятельности людей. Он считал, что между объективной и субъективной сторонами общественной жизни существует тесная взаимосвязь. Плеханов выступал против тех социологов, которые приписывали Марксу взгляды, согласно которым историческая необходимость действует якобы автоматически, независимо от деятельности людей.
Большое место в теоретическом наследии Плеханова занимали вопросы социальной психологии. Он призывал изучать не индивидуальную психологию, а коллективную, поведение масс, толпы, при этом ключ к психологии масс должны дать теория подражания и знание экономических процессов. Плеханов, в отличие от Тарда, отрицал трактовку массы, толпы как чего-то низшего, аморфного, бесструктурного. Толпа – это конкретно-историческое образование, формирующееся на классовой основе, определенный исторический продукт развития конкретной страны и отдельной эпохи. Плеханов предлагал анализировать любые массовые движения не с толпы, а с классовых коллективов как с более высокого типа организации по отношению к культурной личности, поскольку каждая личность есть результат общеклассового развития, а не индивидуальное явление. По его мнению, общественные отношения – не только и не столько результат сознательной деятельности отдельных личностей, любые изменения происходят вследствие совокупных усилий всех членов общества и часто в нежелательном для них направлении.
Плеханов внес значительный вклад в разработку вопроса о роли народных масс и личности в истории. В работе «К вопросу о роли личности в истории» он критиковал социологические теории Лаврова, Михайловского и др., по вопросу о роли «героев» в истории. Не единицы, а народные массы, по Плеханову, играют решающую роль в историческом развитии. Народ должен стать героем истории. По мнению Г.В. Плеханова: «Ни один великий шаг в историческом движении человечества не может совершаться не только без участия людей, но и без участия великого множества людей, то есть масс» (Плеханов, Г.В. К вопросу о роли личности в истории // Плеханов, Г.В. Избранные философские произведения. Т.2. – 1898. – С. 300-334). В то же время Плеханов не отрицал роли личности в истории. Выдающаяся личность, неразрывно связанная с массой, выражающая ее интересы и стремления, при определенных исторических условиях может сыграть огромную общественную роль и своей прогрессивной деятельностью ускорить движение общества. Значение общественной деятельности выдающейся личности зависит от того, насколько правильно поняты ею условия развития общества. Но при этом никакой великий человек не может навязать обществу отношения, которые уже изжили себя, не соответствуют состоянию производительных сил. Плеханов подверг аргументированной критике идеалистический культ личности.
С аналогичных позиций против социологии народников в ранних работах выступил Владимир Ильич Ленин (1870-1924). В работе «Что такое "друзья народа" и как они воюют против социал-демократов» Ленин, критикуя субъективный метод, изложил основные принципы марксистской социологии: системность изучения общества, материалистическое понимание истории, диалектический метод в изучении социальных явлений. В полемике с буржуазной и народнической социологией он развивал марксистское положение об общественной формации, согласно которому общество – это живой организм в его функционировании и развитии, находящийся на определенной ступени исторического развития. Вслед за Плехановым Ленин показывал порочность субъективистской методологии в оценке роли личности в истории. Однако если Плеханов, полемизируя с народническими социологами, в основном разрабатывал вопрос о роли личности в истории, то Ленин большое внимание уделял роли классов, народных масс. Он подчеркивал, что главным недостатком предшествующих социологических теорий являлось непонимание роли народных масс в истории. По мере расширения и углубления исторического творчества людей должен возрастать и объем той массы населения, которая является сознательным историческим деятелем. При решении конкретных проблем общественного устройства между Плехановым и Лениным существовали разногласия, которые в дальнейшем перешли и стадию непримиримой борьбы.
Питирим Александрович Сорокин (1889-1968) – российско-американский социолог XX столетия. Его многочисленные фундаментальные труды (40 книг и несколько сот статей) во многом определили характер и основные направления развития современной социологии.
Сорокин родился в бедной семье в деревне Турья на севере России. Получив начальное и среднее образование в школах Коми-Зырянского края, он в 1909 г. начал заниматься в качестве студента на кафедре социологии Петербургского психоневрологического института под руководством профессоров М.М. Ковалевского и Е.В. де Роберти, позднее перешел на юридический факультет Петербургского университета. В 1919 г. Сорокин – первый декан первого в истории России социологического факультета, созданного при Петроградском университете. Здесь он читал курс лекций по социологии. В 1920 г. стал профессором, а в 1922 г. – защитил докторскую диссертацию. Сорокин активно занимался политикой (в 1905 г. вступил и партию социал-революционеров), дважды попадал в тюрьмы за антимонархическую деятельность. В 1917 г., будучи личным секретарем Керенского, избирался почетным членом Учредительного собрания. Советскую власть он не принял и был выслан из России в сентябре 1922 г. Проведя два года в Чехословакии, уехал в Соединенные Штаты, в 1924 г. получил должность профессора в Университете штата Миннесота. В 1930 г. переехал в Гарвард, где год спустя стал деканом вновь открывшегося факультета социологии. Там он проработал 30 лет, из них 12 – деканом. Его учениками были крупнейшие социологи XX столетия (Т. Парсонс, Р. Мертон), а слушателями – известные общественно-политические деятели, ученые (Дж. Ф. Кеннеди, А. Шлезингер, Д. Раск и др.). В 1965 г. Сорокина избрали президентом Американской социологической ассоциации.
На взгляды Сорокина, особенно в начальный период его творчества, повлияли как известные социологи Запада (Э. Дюркгейм, М. Вебер), так и России (Л. Петражицкий, М. Ковалевский, Е.В. де Роберти). Творчество Сорокина представляет собой качественно новый этап в развитии социологической мысли как по широте охвата, так и по глубине и оригинальности разработки, прежде всего макросоциологических проблем. Особенно значителен его вклад в понимание предмета, структуры и роли социологии; механизма и путей социального развития; социальной структуры общества и социальных перемещений; социокультурной динамики. Сорокин разработал понятийный аппарат социологии: социальное явление, социальный контроль, социальное поведение, социальная мобильность, исторический прогресс и его тенденции. Его творчество в географическом плане подразделяется на два основных периода: российский – до сентября 1922 г. и американский – с 1924 г. Второй период был, несомненно, более длительным и плодотворным. Следует отметить, что Сорокин покинул Россию уже сложившимся и достаточно известным социологом, автором крупных социологических трудов, а именно: «Преступление и кара, подвиг и награда. Социологический этюд об основных формах общественного поведения и морали» (1913), «Проблема социального равенства» (1917), «Система социологии» (1920) и др. Второй период представлен такими работами, как «Листки из русского дневника» (1924), «Социология революции» (1925), «Социальная мобильность» (1927), «Современные социологические теории» (1928), трехтомная «Систематическая антология сельской социологии» (1930-1932), четырехтомная «Социальная и культурная динамика» (1937-1941) и др. Именно на этом этапе он создал ту «интегральную социологию», которая была призвана синтезировать все лучшее, что было к тому времени не только в социологии, но и в философии, психологии, этике, культурологии.
Одним из основных научных достижений Сорокина стала теория социальной стратификации. Основы этой теории были заложены им еще в России. Значительная часть работы «Системы социологии» посвящена теории расслоения общества. Социально-психические различия людей, по мнению Сорокина, вызывают расслоение сложных агрегатов (так он называл население) на ряд коллективных единств (групп), которые не покрывают друг друга и не совпадают друг с другом. Главная задача – определить во всем множестве социальных групп наиболее важные группы, то есть те, куда входит большинство людей, влияющих на общественный процесс. В связи с этим Сорокин определяет «критерий важности» группы. Под этим термином он понимает силу давления группы на поведение других людей, а главное – силу давления на общественный процесс. Выделив такой критерий, он делит группы на элементарные (объединенные каким-либо одним признаком, например, религией); кумулятивные (объединенные двумя и более признаками, например, профессия, занятия, убеждения и т. д.), к которым относятся класс, нация, партия и т. д.; сложные конгломераты элементарных и кумулятивных групп (например, население страны или все человечество). Указанные группы могут быть открытыми, закрытыми или промежуточными. Группы, к которым человек принадлежит от рождения, и эта принадлежность, не зависящая от его воли, называются закрытыми (например, принадлежность к той или другой демографической группе по полу или возрасту, к той или иной расе). Открытые группы – это группы, вхождение в которые определяется волей индивида (партии, научно-художественные, спортивные и другие общества). К промежуточным группам относятся объединения людей по имущественному положению, языку, государственности, территории и т. д., с ними люди бывают связаны от рождения, но могут это изменить.
Согласно Сорокину, кумулятивные группы могут быть как солидарными, так и антагонистическими. Среди таких групп особое значение придается классу. Класс – это «совокупность лиц, сходных по профессиям, по имущественному положению, по объему прав и, следовательно, имеющих профессиональные, имущественные, социально-групповые интересы» (Сорокин, П. Система социологии. В 2 т. – Т.2. – С. 298). Кроме основных признаков класса выделяются и неосновные – сходство вкусов, образа жизни и т. д. При определении форм расслоения (страты) общества ученый выделил несколько основополагающих признаков: экономический (беден – богат); политический (властвующий – управляемый характер деятельности), профессиональный (престижный – непрестижный труд). Эти признаки взаимодействуют по «вертикали». Низкий статус в одном звене определяет низкое положение в другом. В основе стратификации, по мнению Сорокина, лежат разные функции, вызывающие расслоение на управляющих и управляемых; окружающая среда – благоприятная или неблагоприятная; неодинаковые внутренние способности и качества людей.
Уникальной является его теория социальной мобильности. Категорию «социальная мобильность» в социологию ввел Сорокин, под ней подразумевается: во-первых, перемещение индивидов из одной социальной группы в другую; во-вторых, исчезновение одних и появление других социальных групп; в-третьих, исчезновение целой совокупности групп элементарного (объединенные каким-либо одним признаком) и кумулятивного (объединенные двумя и более признаками) характера и замена ее полностью другой. Социальные перемещения, или социальная мобильность, осуществляются либо по «вертикали», либо по «горизонтали».
Все аспекты социологического изучения общественной жизни, по мнению Сорокина, соединяет в единое понятие «культура». Социокультурой социолог называл весь суперорганический мир, всю новую вселенную, которые сотворены человеком. В узком смысле социокультура – одна из цивилизаций. При этом социокультура – это единство, все части которого пронизаны одним основополагающим принципом. Этим принципом является понятие «ценность» как основа и фундамент всякой культуры. С этой точки зрения главным принципом культуры Запада средних веков, по мнению Сорокина, являлся Бог. Он называл культуру Средневековья «идеациональной». Период культуры с XII в. характеризуется тем, что ее смысл становится чувственным (только то реально, что мы слышим, видим, осязаем), то есть появляется новый принцип (ценность) в культуре. Эта форма социокультуры получила название «идеалистической». И, наконец, третья форма социокультуры – «чувственная», или «сенсорная», провозглашается современной культурой во всех ее основных проявлениях (искусство, наука, политика и т. д.).
В соответствии с представлениями об историческом прогрессе Сорокин полагал, что каждая цивилизация, или социокультура, по-своему неповторима, уникальна; переживает стадии зарождения, расцвета и упадка. При этом устаревает и меняется система ценностей, которая сменяется другой, изменяющей кардинально социомир.
Развитие социологии в 20-30-е гг. Советское правительство в первые послереволюционные годы поддерживало социологию как науку и даже пыталось ввести ее изучение в средних школах. В основе такой политики была идея единства марксистского социализма и социологии. Однако вскоре правительство запретило ее преподавание в школах и ввело изучение так называемой политической науки, включавшей в себя следующие курсы: «Марксистско-ленинское учение истории», «Коммунизм», «История коммунизма», «История коммунистической революции» и «Конституция СССР». Таким образом, социология была изгнана из школ.
В 30-х гг. XX в. марксизм окончательно утвердился в качестве идеологической основы общества. Под влиянием Николая Ивановича Бухарина (1888-1938) исторический материализм стал отождествляться с социологией. И хотя Бухарин впоследствии был репрессирован, эта точка зрения восторжествовала до такой степени, что исторический материализм был провозглашен «социологией марксизма», тем самым, вытеснив социологию, превратив этот термин на долгие годы в нежелательное, запрещенное слово. Социология как социальный институт полностью прекращает свое существование.
Возрождение социологии как науки в России начинается в конце 50-х – начале 60-х гг. XX в. на волне «хрущевской оттепели». В этот период были проведены масштабные социологические исследования по изучению влияния научно-технического прогресса на социальную и профессиональную структуру работников, их отношение к труду. Большое распространение получило «социальное планирование», составление планов социального и экономического развития промышленных предприятий, колхозов и совхозов и даже некоторых городов. В ходе этих исследований был накоплен богатый фактический материал, отработаны методики социологических исследований, приобретены навыки их проведения.
Развитие социологии в 60-е гг. XX в. В 60-х гг. социология начинает восстанавливать статус социального института. В середине 1960 г. организованы первые социологические учреждения – отдел социологических исследований (сектор труда и быта рабочего класса) в Институте философии АН СССР и лаборатория социологических исследований при Ленинградском госуниверситете. В 1962 г. была создана Советская социологическая ассоциация, а в 1964 г. на философском факультете МГУ – кафедра конкретно-социологических исследований, в 1969 г. – институт конкретно-социологических исследований АН СССР с отделениями в союзных республиках и крупных социологических центрах: Свердловске, Новосибирске, Ленинграде. С 1974 г. начал выходить специализированный журнал «Социологические исследования», публикуются и другие журналы социологического профиля. Появилось множество социологических лабораторий как в научно-исследовательских институтах, вузах, так и на промышленных предприятиях. С 1988 г. образованы социологические факультеты в Московском, Ленинградском, Свердловском, Киевском университетах, возобновляется присуждение ученых степеней по социологическим наукам. В начале 90-х годов социология становится учебным предметом в вузах. В настоящее время существуют академические, вузовские и независимые социологические центры, проводящие широкие эмпирические и теоретические исследования в самых различных областях общественной жизни.
Российские социологи успешно сотрудничают с социологами других стран, входят в руководство международных социологических организаций, что свидетельствует о довольно высоком уровне развития российской социологической науки.

Вопросы для повторения и обсуждения

1.Раскройте краткую предысторию возникновения социологии.
2.Какова сущность позитивной философии О. Конта?
3.Дайте характеристику основных методов исследования в социологии О. Конта.
4.Раскройте содержание «трех стадий» в учении О. Конта.
5.В чем суть идеи «социологического эволюционизма» Г. Спенсера?
6.Раскройте содержание социологической теории К. Маркса.
7.Почему Э. Дюркгейма иногда называют истинным основателем научной социологии?
8. В чем суть идеи социальной солидарности Э. Дюркгейма?
9.Охарактеризуйте социологические взгляды Ф. Тенниса, Г. Зиммеля, В. Парето.
10.Охарактеризуйте методологические принципы социологии М. Вебера.
11.Охарактеризуйте основные социал-дарвинистские концепции (Л. Гумплович, Г. Ратценхофер, У Самнер).
12. В чем выражается психологический эволюционизм Л. Уорда и Ф. Гиддингса?
13. В чем выражается инстинктивизм в социологической теории У. Мак-Дугалла?
14. В чем суть психологической социологии?
15. Раскройте основные черты и тенденции, присущие современной социологии.
16. Охарактеризуйте взгляды основных представителей структурного функционализма.
17. Охарактеризуйте взгляды основных представителей символического интеракционизма.
18. Охарактеризуйте взгляды основных представителей феноменологизма.
19. Раскройте смысл теории социального обмена.
20. Какие основные научные течения сформировались в рамках эмпирической социологии ?
21. Перечислите основные школы и направления в социологии.
22. Как обосновывали «субъективный метод» социологии Н.К. Михайловский и П.Л. Лавров?
23. В чем состоит главная заслуга М.М. Ковалевского в социологии?
24. Сформулируйте основные положения теории «социального взаимодействия» П.А. Сорокина.
25. Назовите и раскройте содержание трех основных типов культуры по П.А. Сорокину.

Тема 2. Социология как наука

Цель – получить знание о социологии как общественной науке.
Задачи – выявить объект и предмет социологии, ее законы и категории, структуру социологического знания, функции социологии, статус данной дисциплины в системе социально-гуманитарных наук.

2.1. Современные представления об объекте и предмете социологии,
уровнях социологического познания

Социология (от латинского societas – общество и греческого logos – слово, учение) – наука об обществе. В чем особенности социологии? В обыденном сознании часто встречается упрощенное представление о социологии, когда она сводится к различного рода опросам общественного мнения, что весьма далеко от истины.
Специфика социологии как науки раскрывается в ее объекте и предмете. Но прежде чем говорить об объекте и предмете социологии, надо вспомнить, что представляют собой объект и предмет любой науки, в чем разница между ними?
Объект науки – это часть объективного или субъективного мира, на которую направлено исследование. Это фрагмент мира, существующий независимо от исследователя.
Иными словами объектом любой науки называют то, что она изучает, то есть ту реальность, которая попадает в поле зрения данной науки.
Социология в качестве своего объекта имеет общество. Это видно уже из этимологического анализа слова «социология». Но этот же объект имеют социальная философия, история, экономика, политология, социальная психология и другие общественные науки.
Предмет науки – это воспроизведение объекта науки на абстрактном уровне путем выявления лишь его некоторых, наиболее значимых сторон. Предметом любой науки выступает не просто некое явление или процесс реальности, а результат теоретического абстрагирования, позволяющий выделить определенные закономерности развития и функционирования изучаемого объекта, специфические для данной науки и никакой другой. Предмет науки – это своеобразный «срез» объекта науки.
Более кратко можно сказать, что под предметом понимается то, под каким углом зрения наука рассматривает свой объект, какие закономерности в этой связи она выявляет.
К настоящему времени сложилось многообразие трактовок объекта и предмета социологии. Все эти трактовки делятся на три большие группы, представляющие разные стратегические подходы к пониманию природы и содержания социологического знания.
Согласно первому подходу, объект социологии мыслится как общество в целом, а предмет – как закономерности развития общества в виде целостной общественной системы.
Начало такому пониманию предназначения социологии положил еще Огюст Конт. Ныне оно воспроизводится многими зарубежными авторами: Н. Луманом, Дж. Марковичем, Н. Смелзером и др. В России тоже есть сторонники такой позиции, выражающие ее не только в научных, но и учебных публикациях.
Представители второго подхода полагают, что объектом социологии выступает не все общество, а лишь его особая часть – сфера социальных отношений. Предметом социологии при этом признается специфика закономерностей функционирования и развития этих отношений, их воспроизводства и изменений. В данном случае мы имеем дело с более поздней, сложной и довольно противоречивой системой взглядов на социологическую науку. Сложность и противоречивость данного подхода обусловлена многозначностью понятия «социальные отношения».
С.И. Григорьев и Ю.Е. Растов отмечают, что им можно обозначать:
все взаимодействия людей, возникающие в их общественной жизни (эта широкая трактовка социальных отношений возвращает нас к первому подходу);
те взаимодействия людей, которые выходят за рамки экономических, политических и духовно-культурных отношений, существуют наряду с ними и относительно автономны от них;
отношения между большими группами общества – классами, этносами, населением разных стран и регионов;
отношения между всеми социальными группами, в т. ч. малыми – семьями, трудовыми коллективами, соседскими общностями, дружескими компаниями и т. п.;
взаимодействия людей и их групп, образующих так называемое гражданское общество, т. е. ту сферу общественной жизни, которая не регулируется государством и бизнесом;
все взаимосвязи людей, возникающие в ходе их совместной деятельности, имеющие как непосредственно контактный (очный), так и опосредованный (заочный) характер;
только те взаимосвязи индивидов, которые образуют микросреду ее жизнедеятельности;
отношения людей в семейно-бытовой жизни, т. е. вне производственной, экономической, учебной и общественно-политической жизни;
иные стороны и грани взаимоотношений людей и их групп в обществе.
В зависимости от того или иного понимания социальных отношений предлагаются различные трактовки атрибутов социологической науки. Например, Г.В. Осипов объектом социологии считает совокупность социальных связей и отношений, характеризующих взаимодействия людей в качестве представителей общностей, которые занимают в обществе существенно различное положение. Предметом социологии в таком контексте признаются закономерности функционирования и изменения тех связей и отношений людей, которые воспроизводят или меняют ранее сложившееся социальное неравенство людей и их групп. Т.И. Заславская определяет социологию как науку о закономерностях функционирования, развитии и взаимодействии социальных общностей. По мнению Ж.Т. Тощенко, объектом социологии выступает гражданское общество, а предметом – закономерности его формирования, функционирования и развития. Другое его определение социологии – это наука о движущих силах сознания и поведения людей. В.Г. Харчева исходит из того, что ее объектом является социальная жизнь, осознаваемая как система отношений личности, а предметом – закономерности воспроизводства и эволюции личности в роли субъекта общественной жизни. Немецкий социолог М. Вебер определяет социологию как науку, стремящуюся понять социальные действия и тем самым каузально объяснить их процессы и взаимодействия. Американский социолог Э. Гидденс полагает, что социология призвана изучать социальный опыт субъектов общественной жизни, начиная с индивида и завершая большими группами (общностями) людей, упорядоченность этого опыта во времени и пространстве.
Перечень отличающихся друг от друга определений научных атрибутов социологии, связанных с многозначностью социальных отношений, этим не ограничивается. Но мы не станем его продолжать, ибо дискуссионный характер трактовок ее объекта и предмета уже очевиден. Третий подход также не исключает дискуссии о научных атрибутах социологии, но направляет их в новое русло – на поиск оснований интеграции двух первых подходов.
Социология призвана изучать и социальные отношения (во всех вышеперечисленных смыслах), и жизнедеятельность всего общества, если под последней понимать не сумму экономической, политической, духовно-культурной и других сфер общественной жизни, а систему взаимовлияний этих сфер друг на друга. Социальные отношения при этом осмысливаются не как рядоположенные с экономическими, политическими, духовно-культурными, экологическими и иными, а как пронизывающие все эти сферы и обеспечивающие их взаимосвязанность в системную целостность. Иначе говоря, предметом социологии являются закономерности не этих сфер (они изучаются, соответственно, экономическими, политологическими, культурологическими и другими науками), а их взаимовлияния, которые становятся объективной реальностью в силу того, что все общественные отношения суть отношения между людьми, общественными слоями, стратами, классами, этносами, иными общностями и социальными группами.
Социология как наука в первые десятилетия своего существования развивалась в Европе как макросоциология, претендующая на раскрытие глобальных законов общества. Но вскоре появилась так называемая микросоциология, отказавшаяся от философствования об обществе вообще, занявшаяся изучением поведения индивидов в различных социальных условиях, мотивации их поступков, механизмов межличностных взаимодействий и другой конкретной проблематики.
С тех пор развитие социологии шло по двум параллельным курсам, которые слабо коррелировались друг с другом. Сторонники макросоциологических теорий оперировали понятиями общества, культуры, цивилизации, социальных институтов, социальных систем и структур, глобальных социальных процессов. Последователи микросоциологических теорий «работали» с понятиями социального поведения, факторами, предопределяющими конкретные поступки людей, динамики показателей социальной жизнедеятельности индивидов, нормы и патологии их поведения акцентируя внимание на его механизмах, включая межличностное взаимодействие, мотивацию, стимулы групповых действий и т. д.
Макросоциологический уровень означает ориентацию на анализ социальных структур, общностей, больших социальных групп, слоев, систем и происходящих в них процессов. Он не требует детального рассмотрения конкретных проблем и ситуаций, а нацелен на их комплексный охват. Макросоциологический подход к явлениям связан с общественными мировыми системами и их взаимодействием, с различными типами культур, социальными институтами и общественными структурами, глобальными процессами.
Парадигму теоретической макросоциологии, в сущности, сформулировал Огюст Конт. Главное содержание этой парадигмы – видение общества в качестве целостного социального организма; выделение основных аспектов предметной области – социальной структуры, социальных институтов и социальных изменений, процессов; утверждение эмпирических методов исследования в качестве основы знания.
В отличие от макросоциологии микросоциология анализирует социальные процессы в отдельных сферах общественной жизни и социальных общностях. Микросоциология обращена к социальному поведению, межличностному общению, мотивации действий, стимулам групповых, общностных поступков и т. п.
К середине XX в. сложились две тенденции в развитии мировой социологии: европейская и американская.
Европейская социология развивалась в тесной связи с социальной философией, а американская изначально формулировалась как наука в основном о человеческом поведении. В XX столетии акценты стали перемещаться с плоскости общих теоретических настроений на сферу анализа конкретных, локальных явлений. До середины XX в. это разделение имело своеобразную «пространственную» окраску. Европейская социологическая традиция, тяготевшая с XIX в. к социально-философским настроениям, привела к преимущественному развитию макросоциологического уровня.
В то же время американская социология развивалась в основном на базе проблемных, часто прагматических ориентаций и формировалась как поведенческая наука. Американскую социологическую традицию представляли исследования, направленные на решение конкретных социальных проблем и выполненные на микросоциологическом уровне. Этому способствовали общественные процессы, происходившие в США в 20-30-е гг. XX в., кризис экономики, великая депрессия, безработица, многочисленные социальные аномалии, связанные с бродяжничеством, преступностью, алкоголизмом, существованием гетто в крупных городах и др.
Принято думать, что развитие макросоциологии привело к формированию современной теоретической социологии, а микросоциологии – эмпирической (прикладной) социологии. Такая оценка не лишена основания, но не может быть признана в полной мере истинной. И в макросоциологии, и в микросоциологии есть как теоретический, так и эмпирический уровень. Макросоциологи (Э. Дюркгейм, М. Вебер, Ф. Теннис, П. Сорокин и др.) активно занимались эмпирическими социологическими исследованиями, а микросоциологи (например, представители американской социологической школы) стали основателями важнейших социологических теорий.
Принципиальное различие макро- и микросоциологии заключено в другом – в разном понимании предназначения социологии, ее предметной области и исследовательских методов. Поэтому происходящее ныне сближение микро- и макросоциологии весьма значимо для современного понимания ее объекта, предмета и всех прочих атрибутов.
Это сближение выражается в том, что и макротеоретики, и микротеоретики все более солидаризируются друг с другом в признании того, что социальная форма материи имеет первичную «клетку» (социальный атом), с изучения которой следует начинать социологический анализ как общества, так и поведения конкретных людей.
Разные теоретики представляют эту «клеточку» не однозначно. Охарактеризуем два основных варианта ее трактовок.
В первом речь идет об актах действий социального «актора», т. е. активно и творчески действующего субъекта, включенного в систему разнообразных (в т. ч. очных и заочных) социальных отношений. Началу теоретизирования в данном плане положили К. Маркс, обосновавший тезис о преобразующей общество деятельности социальных субъектов, и М. Вебер, создавший концепцию социального действия человека. Заметный вклад в развитие этих идей внесли Т. Парсонс, Р. Мертон, У. Бакли, М. Арчер, Э. Гидденс, А. Турен, П. Бурдье, П. Монсон, П. Штомпка и многие другие социологи. По их мнению, с которым трудно не согласиться, практическая деятельность людей:
первооснова общественной жизни, главный источник ее возникновения, сохранения и изменения;
обусловлена реально сложившимися в обществе социальными, а также экономическими, политическими, духовными отношениями, включенностью личности в их систему;
выражает сущность действующего субъекта, его социальные роли и социальный статус;
изменяет субъекта, содействует его самореализации;
в чем-то преобразует общественные отношения или консервирует их;
трансформируется на каждом цикле перемен самого субъекта и общественных отношений, задавая тем самым импульс очередному циклу социальных изменений.
Анализ актов социальных действий «акторов» (индивидов, их групп, партий, классов, этносов, классовых движений и др.) понимается многими, но не всеми, в качестве фундаментальной задачи социологической науки. Ее решение обеспечивает слияние макро- и микросоциологии в принципиально единое знание об обществе, ибо исследование актов социальных действий «акторов» открывает путь к познанию закономерностей не только поведения людей, но также развития и функционирования надличностных структур общества.
Второй вариант трактовок «первичной клеточки» социальных отношений связан с ее поиском среди имманентно присущих любому обществу явлений. Начало таким рассуждениям положили Г. Зиммель, Ф. Теннис и А. Фиркандт, считавшие основной задачей социологии изучение извечных форм человеческого общежития (по терминологии Г. Зиммеля – «социаций»).
В современной российской социологии эта позиция ярче всего выражена В.А. Ядовым. По его мнению, в качестве ключевой, основополагающей категории социологического анализа должна быть признана «социальная общность», под которой подразумевается «такая взаимосвязь человеческих индивидов, которая обусловлена общностью их интересов благодаря сходству условий бытия и деятельности людей, составляющих данную общность, их материальной, производственной и иной деятельности, близости их взглядов, верований, их субъективных представлений о целях и средствах деятельности» (Ядов В.А. Стратегия социологического исследования: Описание, объяснение, понимание социальной реальности. – М., 1998. – С. 32-33).
Социальной общностью В.А. Ядов называет все устойчивые формы самоорганизации социального субъекта, различающиеся пространственно-временными масштабами и содержанием объединяющих их интересов – семьи, поселения, социодемографические и социально-профессиональные группы, классы, этносы, государства, человечество в целом, а также малые недолговременные групповые образования.
Важно заметить, что социальные общности возникают под воздействием, с одной стороны, деятельности людей, а с другой – сложившихся в обществе структур и социальных институтов. Но, возникнув, они влияют на функционирование и развитие общественных отношений, всей их системы, образующей общество. Поэтому понимание социологии как науки, изучающей, прежде всего, наличествующие в обществе социальные общности людей:
устраняет былое противостояние микро- и макросоциологии;
уточняет предмет социологии как синтеза макро- и микросоциологии.
Обобщая ранее сказанное, мы вслед за С.И. Григорьевым и Ю.Е. Растовым определяем социологию как науку о социальных действиях, поведении людей и их групп, изучающую закономерности формирования, функционирования и изменения социальных общностей, отношений между ними, социальных институтов, общественных систем и их структур, взаимозависимость субъектов социальной жизни, их жизненных сил по поводу жизненного пространства, средств жизнеосуществления.

2.2. Законы и категории социологии

Конкретизация предмета социологии подразумевает раскрытие сущности и содержания ее законов и категорий. Общественный закон (закономерность) – это объективно наличествующие, необходимые, существенные связи между явлениями и процессами общественной жизни. Вместе с тем закон и закономерность не тождественные понятия. Так, законы предусматривают более жесткие связи между явлениями (например, зависимость кипения воды от определенной температуры и давления), которые характерны для природных, технических процессов. Закономерности же присущи общественным процессам, в которых менее выражены подобные связи. Например, закон классовой борьбы, открытый французскими историками и английскими политэкономами в XVIII веке, может проявляться в революции, но может существовать и в других формах. Специфика законов (закономерностей) общественного развития (в отличие от законов природы) состоит в том, что они:
проявляются в деятельности людей;
существуют как тенденции, т. е. как равнодействующая многочисленных сил, интересов, действий отдельных личностей, слоев, классов;
олицетворяют повторяемость, которая реализуется в разных общественных условиях, при существенно различающихся обстоятельствах;
недолговечны по сравнению с законами природы (например, закон удовлетворения первичных (жизненных) потребностей актуален лишь при условиях, когда люди испытывают острую нужду в предметах первой необходимости – пище, одежде, элементарном жилье и т. д.).
Социологические законы характеризуют функционирование и развитие социальных объектов – общества в целом, общественных институтов, организаций, социальных процессов и явлений. В зависимости от масштабов и времени различают законы общесоциологические, действующие на протяжении всей истории и в обществе в целом, и частносоциологические, имеющие место на различных этапах человеческой истории или же в рамках отдельных сфер общества.
К общесоциологическим законам в научной литературе обычно относят:
фундаментальное влияние способа производства на общественную жизнь;
определяющее воздействие экономического и технологического способов производства на все сферы жизни общества;
обусловленность всех социальных отношений и процессов общественным разделением труда.
Частносоциологическими законами (характеризующими, например, современное общество) считаются:
постоянное увеличение самодеятельного населения;
ускоренный рост городского населения;
абсолютный и относительный рост населения, занятого в непроизводственной сфере.
Можно выделить также социологические закономерности российского общества, такие как:
развитие и усложнение социально-классовой структуры;
возникновение новых социальных групп;
коренная перестройка всей системы власти и отношений собственности и др.
Существуют и другие классификации законов. Так, законы различаются:
1. По времени действия:
общие, действующие во всех общественных системах (закон стоимости и товарно-денежных отношений);
специфические, действующие в рамках одной или нескольких общественных систем (закон перехода от одного типа общества к другому).
2.По степени общности:
законы, характеризующие развитие социальной сферы в целом;
законы, определяющие развитие отдельных элементов социальной сферы: классов, групп, наций и т. д.
3.По способу их проявления:
динамические, определяющие направление, факторы и формы социальных изменений, фиксирующие жесткую, однозначную связь между последовательностью событий в конкретных условиях;
статистические (стохастические) – отражают тенденции при сохранении стабильности данного социального целого, обуславливают связь явлений и процессов не жестко, а с определенной степенью вероятности. Фиксирует лишь индивидуальные отклонения от заданной динамическим законом линии движения. Характеризуют не поведение каждого объекта в исследуемом классе явлений, а некоторое свойство или признак, присущий классу объектов в целом. Устанавливают тенденцию поведения данного класса объектов в соответствии с их общими свойствами и признаками.
Выделяют также законы развития и законы функционирования. Первые проявляются там и тогда, где и когда происходят сущностные, качественные изменения явлений, процессов, структур общества. Вторые фиксируют состояния устойчивости, равновесия социальной системы, понимаемой в самом широком смысле (скажем, личность тоже социальная система, может быть, самая сложная, труднопостижимая).
Типологизация законов по формам связей (5 категорий):
I категория. Законы, отражающие инвариантное (неизменяющееся) сосуществование социальных или связанных с ними явлений, т. е. если есть явление А, то обязательно должно быть и явление Б. (пример: при тоталитарном управлении обязательно есть латентная оппозиция).
II категория. Законы, отражающие тенденции развития. Они обуславливают динамику структуры социального объекта, переход от одного порядка взаимоотношений к другому. Это определяющее воздействие предыдущего состояния структуры на последующее носит характер закона развития.
III категория. Законы, устанавливающие функциональную зависимость между социальными явлениями. Обеспечивается сохранение социальной системы, но подвижны ее элементы. Эти законы характеризуют вариабельность системы, возможность принимать различные состояния.
Если законы развития обуславливают переход от одного качества социального объекта к другому, то законы функционирования создают предпосылки для этого перехода (пример: чем активнее студенты работают на занятиях, тем лучше они владеют учебным материалом).
IV категория. Законы, фиксирующие причинную связь между социальными явлениями (пример: необходимым условием повышения рождаемости в стране является улучшение социально-бытовых условий для женщин).
V категория. Законы, устанавливающие вероятность связей между социальными явлениями (пример: рост экономической самостоятельности женщин повышает вероятность разводов; рост алкоголизма в стране повышает вероятность детской патологии).
Социальные действия характеризуются случайной величиной. Эти случайные величины в совокупности образуют некую среднюю равнодействующую величину, которая выступает как форма проявления социального закона. Социальная закономерность не может проявляться иначе как в средней, общественной, массовой закономерности при взаимодействии индивидуальных отклонений в ту или другую сторону.
Для выявления средней равнодействующей необходимо:
1) установить направленность действий сходных групп людей в одинаковых условиях;
2) установить систему социальных связей, рамками которых эта деятельность обусловливается;
3) установить степень повторяемости и устойчивости социальных действий и взаимодействий групп личностей в условиях данной социальной системы функционирования.
Если мы наблюдаем за одним человеком – мы закон не увидим. Если мы наблюдаем множество, то с учетом отклонений у каждого индивида в том или другом направлении, получаем результирующие, т. е. закономерность.
Поэтому из генеральной совокупности берется выборочная совокупность и по ней делается предсказание по всей совокупности. Если выборка сделана точно, то закономерность выводится исключительно точно.
Таким образом, социология как наука опирается на сложную иерархическую систему законов, характеризующих особенность бытия в его различных проявлениях.
Знание научно понятого закона в социологии позволяет раскрыть сущность социальных явлений и процессов, познать их внутреннюю связь, понять и объяснить деятельность индивида, социальных групп, классов, этносов, предвидеть ее направленность, содействовать социальным изменениям или, напротив, сохранению социального статуса-кво.
Уяснение сущности и содержания социологических законов и закономерностей позволяет раскрыть и особенности категорий социологии как ступенек познания социальной действительности. Понятийно-категориальный аппарат социологии вбирает в себя как понятия собственно социологического содержания («социальный статус», «социальная роль», «социальные функции», «социальный институт», «социальная система», «социальная структура», «социальный слой», «социальная стратификация», «социальные отношения», «социальные взаимодействия», «социальные связи» и т. д.), так и понятия других научных дисциплин – философии, психологии, политологии, истории и др. («власть», «группа», «общение», «воспитание», «установка» и т. д.).
Социологическая терминология включает в себя понятия разной степени абстрагирования, уровней научного познания, предметной направленности:
общесоциологические категории – общество, общественные отношения, социальная сфера, общественное сознание, социальная структура общества, труд, социальное время, общественное мнение, социальная интеграция и дифференциация и др.;
понятия формационного и внутриформационного уровня – традиционное общество, индустриальное общество, капитализм, рабочий класс и др.;
понятия теорий среднего уровня – город, деревня, образование, личность, малая группа, семья, молодежь, право, наука и др.;
понятия, раскрывающие методику и технику социологических исследований – программа социологического исследования, гипотеза в социологическом исследовании, социальные показатели и индикаторы и др.

2.3. Структура социологии

К концу XX в. социология превратилась в сложно структурированную науку. В качестве основных структур в ней выделяют:
макроциологию и микросоциологию;
общую и прикладную социологию (первая занимается разработкой фундаментальных основ социологии, вторая – исследованием конкретных актуальных социальных проблем);
теоретическую и эмпирическую социологию, которые решают вопросы либо теоретического свойства, либо комплекс методологических и методических проблем организации и проведения конкретных социологических исследований;
отрасли социологии (социология личности, феминосоциология, социология образования, политическая социология, экономическая социология и т. д. и т. п. Число отраслей социологии велико и постоянно растет);
направления и школы социологии, т. е. союзы социологов-единомышленников, исповедующих одинаковые парадигмы, близкие теории, единые методологические и методические ориентировки. Если такой союз имеет четкие пространственно-временные границы, признанного лидера (или нескольких лидеров), более или менее выраженную формализованность, то его называют школой. Направление социологии – более аморфное, как правило, интернациональное объединение единомышленников.
Социология имеет пятиуровневый характер, четыре первых уровня являются теоретическими. Различают: а) парадигмальный уровень теоретизирования; б) «большие», т. е. общесоциологические теории; в) теории так называемого среднего уровня; г) специальные (или частные) концепции; д) конкретно-социологические исследования.
Общесоциологические теории призваны дать цельное объяснение социальной формы материального мира, вскрыть основные закономерности социальной жизнедеятельности людей и их групп, тенденции развития социальных отношений как целостной системы. Однако ни одна из когда либо предложенных «больших» социологических теорий не может быть признана в полной мере соответствующей ее претензиям. Всем им присуща (одним – в большей, другим – в меньшей степени) односторонность истолкования социальной жизни, недооценка тех или иных ее граней и закономерностей. Только изучив все имеющиеся общесоциологические теории, каждая из которых истолковывает социальную жизнь в каком-либо одном аспекте (или их определенной совокупности) можно получить достаточно полное представление о социальном мире.
К теориям «среднего уровня» относят те, которые претендуют на осмысление не всей социальной жизни как целостной системы, а лишь некоторых ее структур (страт, классов, этносов, трудовых коллективов и т. д.) и процессов (конфликтов, социализации и адаптации личности, аномального поведения людей и т. п.).
Среднеуровневых социологических теорий гораздо больше, чем «больших». Их численность постоянно растет и в этом проявляется один из векторов развития социологии. На основе именно этих теорий формируются и развиваются многочисленные отрасли социологии.
Не менее, а для практики проведения эмпирических исследований более, значимы специальные (частные) теории, конкретизирующие среднеуровневые. Например, одной их теорий среднего уровня является концепция коллектива. Исследования, проведенные на ее основе, установили, что закономерности коллектива по разному проявляются в производственных, учебных, воинских, управленческих и иных их типах. Более того, обнаружены закономерности, специфически присущие каждому типу коллектива. Поэтому сложились специальные теории вышеуказанных типов коллектива, имеющие частный характер относительно данной среднеуровневой концепции. Естественно, что исследователю, взявшемуся за изучение какой-либо проблематики коллектива, скажем, цеха какого-то предприятия, в первую очередь, понадобится специальная теория производственного коллектива.
Отрасли социологии. Ныне их так много, что возникла потребность их классификации. Чаще всего отраслевые социологии типологизируют по трем основаниям: а) изучаемым субъектам социальной жизни; б) сферам социальной жизни, в коих действуют исследуемые субъекты; в) междисциплинарному характеру отраслей социологии, их связанности с другими науками.
По субъектам социальных действий различают отраслевые социологии:
гендерную социологию, изучающую особенности социального поведения людей разного пола;
женщин (феминосоциология);
коллектива;
лиц зрелого возраста (акмесоциология);
личности;
малой группы;
молодежи (ювиносоциология);
национальных образований (этносоциология);
организаций (социология армии, высшей школы и т. п.);
органов власти;
пожилых людей (геронтосоциология);
политических партий;
профессиональных групп;
регионов страны;
семьи;
СМИ (средств массовой информации);
страт и классов;
типов поселений (социология города, социология деревни и т. п.);
электората;
элиты общества и т. д.
Появление новых субъектов социальных отношений (безработных, предпринимателей, забастовщиков, вынужденных переселенцев, беженцев, массовых движений, религиозных течений и др.) и необходимость их социологического анализа предопределяют возникновение либо новых отраслей социологии, либо расчленения названных отраслей на подотрасли.
По второй типологии выделяют следующие отраслевые социологии:
быта;
военную;
воспитания (в т.ч. педагогическую социологию);
девиантного поведения (в том числе социологию преступности);
индустриальную;
искусства;
кино;
литературы;
медицины и здравоохранения;
моды;
морали;
науки;
образа жизни;
образования;
общественного мнения;
права;
рекламы;
религии;
свободного времени;
сельскохозяйственную (социологию сельского хозяйства);
социальной работы;
спорта;
труда;
управления и др.
По междисциплинарному характеру отраслей социологии, их связанности с другими науками выделяются:
библиосоциология (социобиблиотековедение);
имиджиология;
историческая социология и социология истории;
конфликтология;
космосоциология (социоастрономия);
математический анализ социальной информации;
политическая социология и социология политики;
психосоциология (социальная психология);
социальная антропология;
социальная логотерапия;
социальная педагогика;
социальная статистика;
социальная философия;
социальный маркетинг;
социальный менеджмент и социология менеджмента;
социобиология;
социогеография;
социокриминология;
социокультурология;
социолингвистика;
социология культурно-просветительской работы;
социология рекламы;
социология социальной работы;
экономическая социология;
экосоциология и др.
Конкретно-социологические исследования – это измерение конкретных социальных процессов, на основе подходов, принципов, понятий, показателей, которые дают общие и специальные социологические теории. Здесь собирается информация о конкретных социальных явлениях. Например, изучается общественное мнение населения города о работе общественного транспорта или состояние трудовой дисциплины в каком-либо трудовом коллективе.

2.4. Функции социологии

Функции социологии подчеркивают ее общественное предназначение, т. е. роль, которую она выполняет в обществе. К числу функций социологии можно отнести следующие:
Познавательная (гносеологическая) функция. Социология занимается постижением объективно-истинного знания о законах и закономерностях социального функционирования и развития общества, созданием теоретических моделей общества в целом и его отдельных компонентов, раскрытием закономерностей поведения человека в социальных общностях и организациях, а также новыми социальными и иными эмпирическими исследованиями.
Методологическая функция. Наличные и апробированные общесоциологические законы помогают раскрыть социальные закономерности частных, специальных, отдельных сфер общества, процесса социализации индивида (эти законы и закономерности служат методом, базой для развития других наук: политических, исторических, юридических и т. д.).
Описательно-информационная функция. Социология проводит систематическое накопление материала относительно отдельных сторон социальной жизни. На основании полученной информации принимаются управленческие решения. Если изучение такого феномена как общественное мнение вообще, его структуры, функций, особенностей формирования относится к теоретико-познавательной функции социологии, то изучение мнения населения, предположим, Белгородской области о работе областной администрации, можно отнести к описательно-информационной функции социологии.
Аналитически-прогностическая функция. На основе анализа, оценки состояния общественного организма в целом, отдельных его частей осуществляется прогнозирование социальных последствий народнохозяйственных и иных решений, определяются цели общественного развития и т.п. Так, даются прогнозы относительно победы того или иного кандидата на выборах. Это краткосрочный прогноз. А, допустим, определение перспектив изменения отношения к труду в ближайшее десятилетие является примером долгосрочного прогноза.
Функция социального планирования. В ходе социального планирования (проектирования) создаются оптимальные модели развития социальной сферы предприятий, регионов. При составлении плана социального развития определяется соотношение между производственной и непроизводственной сферами, количество и характер возводимого жилья, количество мест в детском саду, школах, тип учреждений культуры и т. п.
Регулятивная функция. Социология помогает обеспечить воздействие людей как субъектов социальной деятельности на общественный процесс, а с помощью познанных законов и принципов управления достигать поставленных целей.
Мировоззренческая функция. Социология как наука и учебный предмет, давая совокупность знаний об обществе, участвует в формировании у индивидов представлений о мире, наиболее общих ценностных ориентаций (отношения к миру). Она позволяет индивиду и исследователю .ориентироваться в сложном мире общественных отношений, определить себя в выборе интересов общечеловеческих и классовых и, тем самым, определить свое место в обществе: мировоззренческая позиция имеет прямой выход в методологическую позицию социолога.
Идеологическая функция. Суть ее в том, что социология и идеология взаимосвязаны, а специальные социологические теории и эмпирические исследования не отделены от идеологии (даже стадия выделения любого факта, его простая констатация содержит оценку); заметим, что изолированность социологии от идеологии ведет нас к узкоэмпирической социологии, к ориентации на частные аспекты действительности, а в общесоциологической теории это размежевание в принципе осуществить невозможно: веберовская мысль о «свободных» от идеологических ценностей социологических исследованиях и о том, что научная социология должна иметь своей предпосылкой установку на идеологическую непредвзятость анализа, социальной практикой не подтверждается.
Критическая функция. Социология, обнаруживая неблагоприятные явления, привлекает к ним внимание общественности, призывая к изменению, совершенствованию общества.
Практико-управленческая функция. Эта функция тесно связана с познавательной и определяется степенью участия социологии в разработке рекомендаций, принятия управленческих решений, предложений по повышению эффективности и по оптимизации социального планирования и разработки социальных показателей, управления социальными процессами разного уровня, при этом прямой выход в практику осуществляет прикладная социология.
Инструментальная функция. Социология определяет методы изучения социальной реальности, методы сбора, обработки и анализа первичной социологической информации.
Воспитательная функция. Социология не несет в себе каких-либо нравоучений, но, показывая человеку его место в обществе, характер социальных связей, роль социальных норм, она определенным образом воздействует на сознание и поведение людей. Человек, например, начинает лучше понимать объективную необходимость социальной иерархии, неравенства, социального контроля. Социология учит видеть мир не только с личной точки зрения, но и с позиции других людей, учитывать их интересы, что уменьшает возможность социальных конфликтов. Без овладения нормами и ценностями общечеловеческой и групповой значимости становление гражданского общества и правового государства.

2.5. Статус социологии в структуре научного знания и профессиональной подготовки кадров

Вспомним данное в первом параграфе определение объекта и предмета социологии. Поскольку она изучает общество и выявляет закономерности становления, функционирования и изменения социальных общностей, социальных институтов, структур и систем, а также социальных действий людей, постольку она тесно связана со всеми науками об обществе и человеке. Эти связи реализуются по многим каналам, из которых пять следующих играют особо важную роль.
Взаимообмен научной информацией. Социология во многом вышла из социальной философии. Работы классиков социологической мысли (Э. Дюркгейма, М. Вебера и др.) порой трудно однозначно отнести к социологии или социальной философии. Отличие социологии от социальной философии состоит в следующем.
Во-первых, социальная философия не только описывает социальную реальность, но и дает ей оценку, формирует социальный идеал, социология же стремится воздерживаться от оценки, ограничиваясь одним описанием изучаемой действительности. Если социология описывает то, что есть, то социальная философия, перерабатывая полученную социологическую информацию, дополнительно занята разработкой того, что должно быть.
Во-вторых, социальная философия более идеологична, нежели социология. Она в большей мере связана с интересами тех или иных социальных групп и в теоретической форме выражает их. Социология же стремится быть более объективной (беспристрастной).
В-третьих, социальная философия более умозрительна, абстрактна, нежели социология.
Если история есть наука индивидуализирующая, то есть изучающая отдельные факты, то социология, наука, перерабатывающая, осмысливающая и генерализирующая (обобщающая) исторические факты. Так история изучает, например, особенности развития православия в России во второй половине XVII века, социология же, обобщая конкретный эмпирический материал, в том числе и добытый историками, стремится к познанию того, что присуще всем религиозным конфессиям, во все периоды их существования, изучает структуру, функции религии вообще.
Социология и науки об обществе – экономика, политология, юриспруденция и др. Эти науки также являются генерализирующими. Но они отличаются от социологии, прежде всего тем, что исследуют лишь определенную часть социальной действительности, в то время как социология изучает социальную действительность в целом. Изучая же отдельную социальную сферу – социология права, социология политики, социология экономики и др. – она рассматривает процессы, происходящие там с общесоциологической точки зрения. Так, экономическая социология рассматривает личность не только со стороны ее профессиональной квалификации, но учитывает и другие ее характеристики – политические, религиозные, этические и другие.
Сейчас трудно найти политологов и журналистов, игнорирующих данные социологических исследований электорального поведения; правоведов, равнодушных к установленному социологом общественному мнению о проектах законов; психологов и педагогов, не знающих выводов социологии личности, малых групп и коллективов; экономистов, не интересующихся наработками в области социологии труда и производства. Активными потребителями социологической информации стали философы, историки, теологи, культурологи, криминологи, филологи, географы, финансисты, экологи, медики, социальные работники, представители управленческих и всех других наук, изучающих человека и разные формы общественной жизни людей.
Социология не только поставляет нужную разным наукам информацию, но и жадно впитывает в себя выводы, к которым приходят ученые из родственных областей знания. Основные заключения философии имеют для нее теоретико-методологическое значение, выводы других наук учитываются при разработке исследовательских программ, формулировании гипотез, прежде всего. Обмен научной информации имеет не только взаимный, но взаимообогащающий смысл.
Интенсивное формирование и развитие отраслей социологии, изучающих пограничные с другими науками проблемы (о них речь шла в третьем параграфе).
«Пограничные социологии» с одинаковым правом можно относить и к социологии, и к той науке, которая отражена в названии соответствующей отрасли. Межнаучный характер некоторых из них имеет более сложный характер. Конфликтология, например, синтезирует выводы о закономерностях возникновения, проистекания и преодоления социальных конфликтов, сделанные социологией, философией, историей, менеджментом, общей и социальной психологией, юридическими науками.
Социальная логотерапия – производное от взаимодействия социологии, философии, логики, терапии, общей и социальной педагогики, психологии, культурологии, теории и методики социальной работы. Имиджеология – продукт взаимопроникновения социологии, психологии, политологии, культурологии, филологии (журналистики), менеджмента и науки рекламной деятельности.
Заметим, что среди выделенных отраслей есть и такие, которые свидетельствуют о взаимосвязях социологии с науками, традиционно относимыми к разряду естественных (астрономия, биология, география, статистика, математика). Этот факт – один из доводов в пользу вывода, согласно которому социология выполняет функцию интеграции общественных и естественных наук.
Превращение ряда вышеозначенных отраслей знания в автономные науки. Вторая половина XX в. характеризуется бурным развитием дисциплин, имеющих межнаучный характер. Первоначально они формируются в качестве отраслей смежных наук, но после накопления определенной массы специфических знаний фактически становятся самостоятельными науками, отпочковываются от своих «родителей», занимая и раздвигая нишу, имеющуюся между ними. На сегодня такую самостоятельность в полной мере завоевали: социальная антропология, социальная статистика, экономическая социология, конфликтология, социальная психология, социальная педагогика, социогеография, социальная экология и некоторые другие.
Роль социологии в подготовке специалистов различных отраслей. Социология как научная дисциплина играет большую роль в подготовке специалиста любой отрасли, а именно:
социология позволяет более точно представить место отрасли, в которой занят специалист, в общей социальной системе, правильно уяснить свою роль как профессионала в общей системе социальных связей, что позволяет избежать как недооценки, так и переоценки своей будущей социальной миссии;
знание социологии позволяет любому специалисту более правильно строить взаимоотношения с людьми в коллективе, в котором он работает или которым он руководит;
отдельные положения социологии, ее исследовательские методы, особенно методы конкретных социологических исследований, будут полезны специалисту в решении его производственных задач;
успешное выполнение специалистом своих профессиональных функций требует от него верной гражданской позиции, в формировании которой наряду с другими науками значимую роль играет и социология.
Обмен исследовательскими методиками. На заре своего существования социология заимствовала методики исследования у естествоиспытателей (наблюдение за изучаемым объектом и эксперимент, статистические и математические процедуры обработки информации), историков (сравнительно-генетический фактуальный анализ), психологов и антропологов (различные тесты, индивидуальные и групповые собеседования, процедуры диагностики сознания и психики людей). Она и сейчас не отказывается от возможности пополнить свой методический арсенал за счет наработок, прежде всего, в области информатики и математического анализа информации. Но к сегодняшнему дню отношение между социологией и другими науками об обществе и человеке по поводу исследовательских методик принципиально изменились.
Социология превратилась в своеобразный полигон разработки, апробации и корректировки многообразных методов сбора, анализа и интерпретации научных данных, исследовательских инструментов, процедур, техник и технологий, различных вариантов их сочетаний в методике эмпирических и теоретических исследований. Сегодня социология одаривает другие науки накопленным и трансформированным ею методическим богатством.
Современная психология и педагогика активно используют социометрические методики и качественные методы анализа проблематики малых групп. Экономисты, юристы, политологи, журналисты, экологи, валеологи, медики, культурологи, представители многих других наук об обществе и человеке берут на вооружение методики социологических опросов: анкетирования, интервьюирования, экспертных, телефонных, прессовых, почтовых, факсовых и иных способов выяснения общественного мнения. Историки, проводя научные исследования, не могут обойтись без контент-анализа источников, а филологи – без методик социолингвистики.
С сожалением констатируем печальный факт. Многие обществоведы, начинающие исследовательскую работу либо не знают социологических методик, либо имеют о них поверхностное представление. В лучшем случае, они знают суть того или иного социологического метода. Но метод еще не методика, его использование предполагает применение соответствующего ему набора исследовательских инструментов, процедур, техник и технологий. Ликвидации данного пробела посвящается следующая тема настоящего учебного пособия.

Вопросы для повторения и обсуждения

Охарактеризуйте содержание трех основных подходов к определению объекта и предмета социологии.
Определите понятия «макросоциология» и «микросоциология».
На какой теоретико-методологической базе происходит слияние макро- и микросоциологии в единую науку?
Почему у современной социологии нет единого общего метода?
Почему современная социология полипарадигмальна?
Назовите основные структуры социологической науки.
Установите отличия между:
а) парадигмальным уровнем социологии,
б) общесоциологическими теориями,
в) социологическими теориями "среднего" уровня,
г) специальными (частными) социологическими теориями,
д) эмпирическим уровнем социологии.
Охарактеризуйте социологические закономерности российского общества.
Раскройте содержание классификации социологических законов: по времени действия; по степени общности; по способу их проявления.
Что общего и особенного в динамических и статистических закономерностях?
Раскройте типологизацию законов по формам связей.
Что называется отраслью социологии?
Назовите по десять отраслей социологии, выделяемых по каждой их типологии.
По каким каналам социология взаимодействует с той наукой, представителем которой Вы хотите стать?
Приведите конкретные примеры этого взаимодействования по каждому каналу.
Как соотносятся социологические парадигмы и большие социологические теории?
Перечислите и охарактеризуйте важнейшие функции социологии.
Охарактеризуйте место (статус) социологии в системе социально-гуманитарных наук.

Тема 3. Конкретное социологическое исследование

Цель – уяснить место и роль конкретных социологических исследований в системе социологического знания.
Задачи – получить представление о сущностных характеристиках конкретного социологического исследования, его программе, методах сбора и обработки информации.

3.1. Социологическое исследование: типология, структура,
методологические основы

Сопоставляя социологическое исследование с научным познанием в целом, можно увидеть их сходство в наличии субъекта и объекта исследования, самого исследовательского процесса и его результатов. За сходством компонентов (даже если судить по их названиям) – их сущностные различия: социальный мир – специфичнее и сложнее, чем иной исследовательский объект; сам исследователь (субъект) – часть социума (объекта); применение некоторых методов в социологии лимитировано моральными и иными нормами; исследовательская ситуация зачастую уникальна и не всегда воспроизводима – хотя бы по причине социальной динамики. Все это дает основание говорить о специфике социологического исследования.
Многомерность Общества и Человека как объектов социологического познания обязывают исследователя и выходить за рамки своей науки (обращаясь к психологии, культурологии, экономике и т. п.), и применять – порой в рамках даже одного исследования – несколько взаимодополняющих и взаимопроверяющих методов. Отсюда – комплексность социологического исследования.
Как и в любой науке, где теоретические построения дополняются и проверяются эмпирическими исследованиями, социологические исследования неотделимы от социологической теории, базируясь на ней и привнося в нее изучаемые элементы социального мира в виде нового либо (пере-) проверенного знания. Вместе с тем, социологические исследования представляют собой и «микромир» социологии со своими принципами, правилами и процедурами. Отсюда – относительная самодостаточность социологического исследования, отсюда же – его обязательная включенность в систему социологической науки.
И последнее – но уже «вопросительно-гипотетическое». В истории науки бывали случаи, когда «теория» опережала «метод», а когда и «метод», опережая «теорию», позволял делать научные открытия, разрушавшие прежние представления (парадигмы). Но сегодня сложно определить, как соотносится «теория» и «метод» применительно к современному российскому обществу и современной отечественной социологии. Во всяком случае, социологические исследования наличествуют.
Структура и процесс социологического исследования. Рассматривая социологическое исследование как специфическую технологию, можно применить к нему такие понятия, как фаза (этап), процедура или операция. Все это – понятия «организационно-процессуальные». По-иному можно структурировать социологическое исследование, если смотреть на него с точки зрения познавательного процесса.
Просматриваются следующие структурные компоненты социологического исследования (расположенные в логике времени, их можно было бы назвать «фазами-переходами»):
вычленение и формулировка социальной проблемы, причем не столь важно, кто это реализует: социальный институт либо сам исследователь;
перевод социальной проблемы и сопутствующего ее «социального заказа» в термины науки и переформулирование ее в проблему научную;
соотнесение научной проблемы с имеющимся научно-методическим аппаратом (его адаптация «под ситуацию», либо создание более адекватных средств – инструментария, методик и т.д.);
формирование и использование всех необходимо-достаточных видов ресурсов (от специалистов и финансов до идей и технологий) для решения поставленных задач;
«заполнение» концепции исследования соответствующими теоретическими и эмпирическими данными (информацией, знаниями);
научное упорядочение (обработка, анализ) полученных данных и «возврат» их в социальную систему (конкретнее – в соответствующий социальный институт либо орган управления).
Что же касается социологического исследования как процесса, то к нему полностью применимы такие «определительные» требования как планомерность, последовательность, организованность, рациональность и т. п. Вбирая в себя множество частных действий и отдельных процедур, процесс социологического исследования может быть эффективен только тогда, когда он рассматривается в качестве единого целого.
Виды социологических исследований и критерии их классификации. В современных социологических словарях и справочниках имеется более двух десятков терминов, характеризующих различные виды социологических исследований. Следует признать, что не всегда «различающие» термины и определения имеют четко обозначенный критерий. Не претендуя на строгость и полноту описания, представим в кратком виде перечень критериев различения и видов исследований.
По цели исследования принято говорить о фундаментальных исследованиях, ориентированных на развитие науки, и исследованиях прикладных, имеющих прагматические задачи. И первые, и вторые, в свою очередь могут быть и теоретическими, и эмпирическими – в зависимости от характера знания, получаемого по их результатам.
По глубине анализа изучаемого объекта различают:
разведывательные (поисковые, зондажные, пилотажные) исследования, связанные в основном с апробацией выборки, инструментария и т. п.;
описательные исследования, не выявляющие причинных связей, но создающие целостное видение анализируемого объекта и проверяющие гипотезы описательного характера;
аналитические исследования, выходящие на выявление причинно-следственных связей, факторные модели, а также на проверку объяснительных гипотез.
Многие авторы считают, что разведывательные (поисковые, зондажные) и пилотажные исследования являются подвидами или самостоятельными видами социологического исследования. Разведывательные исследования проводятся с целью уточнения проблемы, корректировки задач и гипотез, т. е. это концептуальное исследование, проводимое с использованием следующих методов: неформализованное интервью, наблюдение, экспертный опрос, экспресс-опрос и др. В отличие от разведывательного, пилотажное исследование предназначено для отработки технических процедур и приемов, например, для апробации вопросника.
По степени оригинальности (новизны) можно различать базовые исследования (т. е. исследования «первые в своем роде») и всевозможные повторные исследования, проводимые для сравнительного анализа во времени и в пространстве. Повторные исследования, в свою очередь, имеют несколько подвидов: панельные, когортные, трендовые и т. д. (подробнее речь о них пойдет в четвертом разделе пособия при рассмотрении вопроса «Сравнительный и методический анализ результатов»).
По времени контакта с объектом особо выделяются лонгитюдные исследования (длительное наблюдение за одним и тем же контингентом исследуемых). Ориентируясь на критерий (фактор) времени здесь же, возможно, следует назвать и оперативные исследования, проводимые обычно с практическими целями, в короткие сроки и по сокращенной научной программе (например, экспресс-опрос общественного мнения). Не следует, однако, полагать, что лонгитюдные и оперативные исследования находятся на противоположных полюсах одного и того же континуума.
По степени охвата изучаемой совокупности (лиц, явлений и т. п.) различают:
сплошные исследования (когда изучаются все элементы генеральной совокупности – что-то по типу переписи населения);
монографические исследования (типологический отбор и изучение только одной единицы какого-либо класса явлений); применительно к данному виду исследований в зарубежной литературе часто используется термин «case study» («анализ случаев»), от которого он отличается целью – не получение нового знания, а постановка точного социального диагноза;
выборочные исследования, изучающие определенную часть генеральной совокупности. Как и повторные, выборочные исследования имеют несколько подвидов в зависимости от способов и принципов отбора (построения) выборочной совокупности. Здесь имеется и несколько классификаций, и множество порой несовпадающих терминов, а потому сошлемся лишь на один вариант их перечисления: по принципу добровольности; по принципу доступности; типологические; квотные; стохастические – те, при которых создается одинаковая возможность для каждой «единицы» попасть из генеральной совокупности в выборочную.
По месту проведения выделяют полевые (изучение социальных явлений методом непосредственного наблюдения за поведением людей в реальных жизненных ситуациях) и лабораторные исследования.
Все вышеуказанные виды социологических исследований «привязаны» к содержательному анализу своего объекта; в этом плане отдельную группу образуют так называемые методические исследования, цель которых – (само-) анализ самого исследовательского процесса, его методов, инструментария и т. д. (речь о них пойдет в следующем разделе пособия).
Методологические требования к построению программы. Методология, упорядочивая фазы, формы и методы научного познания, «присутствует» и в каждом этапе социологического исследования. Применительно к этапу разработки основных его элементов – в частности, при разработке исследовательской программы – хотелось бы обозначить следующие позиции (вопросы, аспекты).
Методология влияет, прежде всего, на программу эмпирического социологического исследования при определении и раскрытии сущности тех явлений, событий, процессов, взаимосвязей и т. д., которые будут предметом исследования. В этом процессе выявляется значение преимущественно онтологической ветви методологий. Без методологии нельзя дать убедительный ответ на вопрос, что будет исследоваться. Поскольку программа исследования является его начальным и решающим пунктом, через нее методология влияет и на остальные его элементы.
Поскольку методологию можно рассматривать и как своеобразный «свод принципов, правил и требований», то, по отношению к программе социологического исследования, это означает обязательное и последовательное изложение следующих компонентов: формулировка и обоснование исследовательской проблемы, постановка цели и задач исследования, анализ и интерпретация основных понятий, предварительное системное описание объекта и предмета исследования, выдвижение исследовательских гипотез. Возможно, применима и иная последовательность – важнее не упустить какой-либо из перечисленных компонентов, совокупность которых образует методологический (иногда называемый теоретическим) раздел программы социологического исследования. Более детально соответствующие вопросы и проблемы будут рассмотрены далее, в теме «Программа социологического исследования»; здесь же достаточно резюмировать: поскольку программа – основной стратегический документ исследования, то в ней в концентрированном виде воплощается и теория, и методология социологии – конкретизированные, разумеется, в данном исследовательском проекте.
Методологические требования к построению выборки. Обратимся к работе В.А. Ядова «Социологическое исследование: методология, программа, методы», где им излагаются программные (методологические) требования к выборке. Он, в частности, отмечает следующее:
тип и способы выборки прямо зависят от целей исследования и его гипотез;
требования репрезентативности выборки означают, что по выделенным параметрам (критериям) состав исследуемых должен приближаться к соответствующим пропорциям в генеральной совокупности;
мера подобия выборочной модели структуре генеральной совокупности оценивается ошибкой выборки, а пределы допустимой ошибки опять-таки зависят от цели исследования;
в аналитических и экспериментальных исследованиях проблема статистической репрезентативности выборки оказывается второстепенной в сравнении с необходимостью обеспечить качественное представительство изучаемых социальных объектов;
численность (объем) выборки зависит от уровня однородности изучаемых объектов; это положение уточняется перечислением трех условий: (а) меры однородности социальных объектов по наиболее существенным для исследования характеристикам, (б) степени дробности группировок анализа, планируемых по задачам исследования, и (в) целесообразного уровня надежности выводов из предпринимаемого исследования.
Один из первых отечественных социологов, специализировавшихся в методологических и методических вопросах выборочных исследований, В. Э. Шляпентох, когда-то выделил три группы проблем построения и реализации выборки:
предварительный теоретический анализ объекта исследования (по-видимому, здесь подразумевается знание, в т. ч. и статистическое, о структуре и параметрах генеральной совокупности);
применение и обоснование конкретного метода выборочного исследования;
методико-организационные аспекты реализации выборочного исследования (с выделением особой проблемы – корректировки выборки).
Методологические требования к методам сбора данных. Выбор и применение одного или несколько методов сбора данных в социологическом исследовании (анализ документов, наблюдение, опрос и т. д.) – не воле вой акт самого исследования. Здесь всегда – или почти всегда – необходимо поставить ряд вопросов методологического характера, и только в случае утвердительных ответов на них можно говорить о соблюдении требований методологии к проектированию сбора данных и самому процессу их сбора. Итак:
насколько адекватны проектируемые и реализуемые методы сбора данных характеру (особенностям и т.п.) изучаемого социального явления или процесса, предмету и объекту исследования?
насколько адекватны проектируемые и реализуемые методы сбора данных характеру (типу) самого социологического исследования, его целям и задачам, установкам и ожиданиям исследователя – социолога?
насколько проектируемые и реализуемые методы сбора данных могут взаимодополнять и/или взаимопроверять друг друга?
каковы «разрешающие способности» применяемых методов сбора данных (другими словами, каковы их познавательные возможности, а также пределы этих возможностей) с точки зрения интересов исследователя и требований к результатам исследования?
в какой степени применяемые методы сбора данных допускают проверку их «работоспособности» (надежности и т.п.) и обеспечивают соответствующий «порог качества» получаемой с их помощью исходной эмпирической информации?
наконец, образуют ли применяемые методы сбора данных «теоретико-методологическое и технолого-организационное «единство» общей концепции исследования в его программном и процессуальном измерениях?
Думается, что соблюдение методологических требований (изложенных здесь в виде серии вопросов) – одна из предпосылок успешного и результативного социологического исследования.
Соотношение технологии, методов, техники, методики и процедур в социологическом исследовании. Практика исследовательской работы требует от исследователя умения ориентироваться в «арсенале» прикладной науки. Приведем определения основных понятий, относящихся к данному вопросу.
В БСЭ (1976) понятие технология (от греч. tekhne – искусство, мастерство, умение и logos – учение) определяется как «совокупность приемов и способов получения, отработки или переработки Описание производственных процессов, инструкций по внедрению, технологические правила, требования, карты, графики».
Мы определяем, технологию социологического исследования как определенный способ осуществления деятельности связанный с ее расчленением на отдельные этапы исследования, операции (действия), соблюдением их определенной последовательности, выбором наиболее рациональных способов (методов) их выполнения.
В более узком смысле, технология – это алгоритм, процедура осуществления действий в процессе социологического исследования.
В.И. Добреньков и А.И. Кравченко в первом томе «Методология и история» трехтомного учебника «Социология» отмечают, что технология сбора данных – это методика и методы сбора данных, отвечающие на вопрос, «как получены данные», а сами данные представляют результат исследовательского поиска и отвечают на вопрос, «что получено в исследовании».
Метод – основной способ сбора, обработки или анализа данных; правила и процедуры, с помощью которых устанавливается связь между фактами, гипотезами и теориями.
Техника социологического исследования – совокупность организационных и методических приемов и способов сбора, обработки и анализа данных.
Методика – организационный документ, основанный на совокупности методов, связанных общностью решаемой задачи, выполняет функцию методической инструкции; совокупность способов выявления конкретных социальных фактов и средств получения и обработки первичной социологической информации; технические приемы реализации метода с целью уточнения и верификации знаний об изучаемом объекте.
Весьма краткие характеристики можно встретить в работе В.А. Ядова «Социологическое исследование: методология, программа, методы»: «Метод – основной способ сбора, обработки или анализа данных. Техника – совокупность специальных приемов для эффективного использования того или иного метода. Методика – совокупность технических приемов, связанных с данным методом, включая частные операции, их последовательность и взаимосвязь. Процедурой обычно называют последовательность всех операций, общую систему действий и способов организации исследования». Здесь же автор определяет, что «методы и процедуры исследования – это система более или менее формализованных правил сбора, обработки и анализа информации» и констатирует, что «одну и ту же систему действий некоторые авторы называют методом, другие – техникой, третьи – процедурой или методикой».
Интересное различение понятий дается в книге Р. Пэнто и М. Гравитц «Методы социальных наук». Они считают, что метод – это интеллектуальная концепция, координирующая комплекс операций, а технические приемы – этапы определенных операций, используемых для достижения цели по определенному методу.
В «Российской социологической энциклопедии» методика социологического исследования определяется как «средство адаптации общих теоретических и методологических принципов социологического исследования к уникальным особенностям конкретной исследовательской ситуации или какому-либо классу таких ситуаций, к специфике решаемых исследователем задач, к особенностям изучаемого предмета и объекта, к организационно-экономическим особенностям исследовательского коллектива».
Встречается и понятие «инструментарий социологического исследования», определяемое как набор специальных документов (анкеты, опросные листы, карточка наблюдений, социометрические карточки, таблицы экспертных оценок и т.д.), с помощью которых реализуются основные методы социологического исследования (наблюдение, анализ документов, опрос) и осуществляет сбор эмпирических данных об изучаемом объекте.
Под техникой исследования в вышеупомянутой работе понимается «совокупность специальных приемов, конкретных познавательных операций, характеризующих тот или иной метод сбора, обработки и анализа эмпирической информации. Совокупность технических приемов, однако, не составляет метода. Метод – это концепция, план, координирующий отдельные технические приемы в последовательную систему познавательных действий. Техника – это конкретные познавательные операции, используемые по определенному методу. Ряд технических приемов, связанных общей задачей, составляет методику».
Наконец, процедура исследования – определенная последовательность познавательных и организационных действий, необходимых для решения исследовательской задачи. Понятие «процедура» относится как к исследовательскому проекту в целом, так и к отдельным его стадиям.
Для того чтобы лучше соотнести все вышеперечисленные понятия и их определения, можно еще раз сослаться на работу В.А. Ядова «Социологическое исследование: методология, программа, методы», где дается схема классификации методов и техники эмпирического социального исследования. В упрощенном виде эта схема выглядит так:
Методы:
при регистрации единичных событий: наблюдение, изучение документов, опрос;
в системе сбора данных: монографические, сплошные и выборочные исследования;
в области анализа данных: описание, классификация, типологизация, статистический, экспериментальный, системный и другие виды анализа.
Техника:
при регистрации единичных событий: приемы контроля надежности, квантификация, шкалирование, разработка индексов;
в системе сбора данных: статистический аппарат выборки, приемы качественного и количественного выравнивания характеристик;
в области анализа данных: логические средства, статистические приемы, таксономические процедуры и т. д.
Социологические исследования и социальная практика. Считается, что социолог «думает», а кто-то (менеджер организации, хозяйственный руководитель, партийный функционер, государственный служащий) после него «делает», было бы наивным и даже опасным заблуждением.
Никак и никогда нельзя сводить рассматриваемый вопрос к простому прохождению по цепочке «отчет по результатам исследования – управленческое решение – оптимизация конкретного социального процесса (объекта)». Данный вопрос воспринимается и понимается лишь в максимально широком контексте – «Социология и Общество». К месту можно напомнить, что еще более 25 лет назад, в 1982 году, десятый Всемирный социологический конгресс не случайно был посвящен именно подобной теме – «Социологическая теория и социальная практика».
«Социальная практика», понимаемая как «социальная жизнь», включающая в себя и деятельность, и познание, стоит у истоков буквально каждого социологического исследования. В обществе появляется и проявляется очередная социальная проблема и формулируется для социолога в качестве «социального заказа». Это – первое «соприкосновение», если взять весь цикл отдельно взятого исследования. Второе «соприкосновение» – взаимодействие социолога-исследователя с изучаемым объектом в ходе самого исследовательского процесса. Даже при самой высокой степени социологической «деликатности» (соблюдение норм профессиональной этики), нельзя отрицать возможность и факт взаимовлияния субъекта и объекта исследования. Наконец, третье «соприкосновение» начинается после передачи результатов работы – при этом «адресаты» могут быть самые разнообразные – научное сообщество, читательская (зрительская) аудитория, властная элита или группа бизнес-менеджеров.
Есть исследования, которые предполагают «короткий» и почти «односторонний» выход в социум. К таким можно отнести, например, опросы общественного мнения с последующей публикацией в СМИ (возможная реакция общества – отклики читателей, зрителей и слушателей). Сюда же, как ни парадоксально, можно отнести и исследования, на базе которых появляются разнообразные – от тезисов до монографий – публикации научного характера (возможная реакция общества – критические либо апологетические отзывы и рецензии).
Есть исследования, после которых работа социолога почти обязательно переходит в «иные измерения». Речь идет о таких исследованиях, в основном – прикладных, на базе которых выстраиваются управленческие решения и социальные технологии. Один из парадоксов здесь заключается в следующем: как правило, от социолога ожидают практических рекомендаций, «переводящих» реальное состояние управляемого объекта (процесса) в состояние нормативное или идеальное (оптимальное). Парадокс в том, что социолог не всегда и не обязательно является обладателем «идеальной модели», и вот именно здесь возникает необходимость взаимодействия исследователя с практиками и руководителями разных сфер и разных уровней.

3.2. Программа социологического исследования

Считается, что, если целью социологического исследования является сбор определенной информации (наряду с ее обработкой и анализом), то целью программы исследования является конкретизация вопроса о том, какая и как эта информация будет собираться.
3.2.1. Виды и структура программ исследования.
В самом общем виде исследовательская программа состоит из двух частей (разделов) – методологической и методической (процедурной). В зависимости от характера исследования могут меняться и акценты в детализации обеих вышеназванных частей.
Вместе с тем, общепринятой считается схема, согласно которой в методологической части программы последовательно представлены: тема, проблема, объект и предмет, цель и задачи, основные понятия, их интерпретация и операционализация, предварительный системный анализ объекта и гипотезы исследования. Если методологическая часть программы отвечает на вопрос «что изучается», то методическая часть – на вопрос «как изучается». В ней излагаются методика и техника исследования, методы сбора и обработки данных.
Можно выделить следующие основные этапы составления программы исследования:
формулировка проблемы;
определение цели и задач исследования;
логический анализ основных понятий;
построение теоретической модели предмета исследования;
выдвижение гипотез и операционализация понятий;
разработка эмпирической схемы объекта исследования;
определение выборочной совокупности;
выбор методов и составление инструментария;
полевое обследование;
обработка и интерпретация полученных данных;
выводы и подготовка научного отчета.
На составление программы опытные социологи тратят от трети до половины всего времени исследования. Примерное распределение времени на организацию социологического исследования выглядит так: а) разработка программы – 30-40%; б) сбор информации – 10-15%; в) подготовка данных к машинной обработке – 10-15%; г) обработка данных – 5-10%; д) анализ материалов, написание отчета – 30-40%.
3.2.2. Методологическая часть программы
Проблема, объект, предмет, цели и задачи исследования. Здесь выделяют, прежде всего, проблемную ситуацию (состояние в развитии социального объекта, характеризующееся неустойчивостью, несоответствием его функционирования потребностям дальнейшего развития), социальную проблему (как противоречие между знанием о потребностях людей и незнанием средств удовлетворения этих потребностей) и проблему научную. Последняя включает в себя:
вопросы о целях, условиях и способах разрешения проблемы;
суждения о предмете проблемы и методах его исследования.
Социальной проблемой называют существующую в самой реальности, в окружающей нас жизни противоречивую ситуацию, носящую массовый характер и затрагивающую интересы больших социальных групп либо социальных институтов.
Социальные проблемы классифицируются в зависимости от цели исследования, носителя проблемы, масштабов ее распространенности, времени действия противоречия, его глубины.
Итак, проблема исследования – это различие между существующим, чаще всего нежелательным состоянием объекта или явления (например, чрезмерно высокий уровень текучести кадров) и желательным положением дел (стабильный, хорошо работающий коллектив).
В соответствии с целью исследования различают проблемы гносеологического и предметного характера. Гносеологические проблемы порождены недостатком знаний о состоянии или тенденциях изменения социальных процессов. Предметными проблемами принято называть противоречия, вызванные столкновением интересов групп населения либо социальных институтов, дестабилизирующие жизнедеятельность общества.
По своему носителю проблема может представлять собой противоречие, затрагивающее интересы отдельных социально-демографических, национальных, профессиональных, политических и других групп, социальных институтов, производственных предприятий, государственных и коммерческих учреждений и т.д.
По масштабам распространенности проблема может носить общенациональный, региональный или местный характер. По времени действия проблемы делятся на кратко-, средне- и долгосрочные. Неудовлетворенность персонала фирмы стилем руководства менеджера относится к кратковременной проблеме, поскольку ее можно решить в течение недели-месяца. Проблему адаптации того же персонала к новой форме организации или оплаты труда следует отнести ко второму типу, а вот проблему адаптации его к рыночным условиям правильнее квалифицировать как долгосрочную. Действительно, эмпирические исследования показывают, что на ее решение уходит от 3 до 5 лет и более.
По глубине противоречия различают проблемы одноплановые, когда затрагивается одна сторона социального явления (например, отношение сельских жителей к частной собственности на землю), и системные, касающиеся множества сторон явления, отражающие их дисбаланс (например, изменение взаимоотношений в семье как социальном институте, когда затрагиваются процессы распределения ролей, формы социализации, межличностные конфликты).
Формулировка проблемы ведет к выделению, конкретизации и описанию исследовательского объекта – того, что явно или неявно содержит социальное противоречие и порождает проблемную ситуацию.
Объект – носитель проблемной ситуации, конкретная область социальной реальности, сфера деятельности субъекта общественной жизни, включенная в процесс научного познания. Иными словами объект социологического исследования – это то, на что направлен процесс познания.
Помимо объекта, выделяется также предмет изучения или те наиболее значимые с практической или теоретической точки зрения свойства, стороны, особенности объекта, которые подлежат непосредственному изучению.
Цель – модель ожидаемого конечного результата (решения проблемы), который может быть достигнут только с помощью проведения исследования. Ориентация на поставленную в программе цель служит необходимым критерием эффективности предпринятых теоретических, методических, организационных процедур.
Задачи – конкретные требования, предъявляемые к анализу и решению сформулированной проблемы. Они служат средством реализации цели и носят инструментальный характер.
Задачи исследования могут быть условно разделены на основные и дополнительные. Основные предполагают поиск ответа на центральный вопрос: каковы пути и средства решения исследуемой проблемы? Дополнительные задачи помогают выяснить сопутствующие главной проблеме исследования обстоятельства, факторы, причины.
Предварительный системный анализ объекта. Выделение (обозначение) объекта исследования еще в начале разработки методологического раздела программы не позволяет социологу ограничиться лишь его общим описанием, а, скорее, обязывает рассмотреть взятый объект достаточно детально – хотя бы априори – «во времени и в пространстве». Последнее выражение предполагает и структурно-функциональное, и системное видение того, что еще только предстоит изучать и изучить.
Суть такого видения состоит в том, чтобы рассмотреть объект исследования как систему, т.е. комплекс элементов и связей, образующих во взаимодействии органическое целое, в котором фактическое или предполагаемое изменение одного из элементов ведет к изменению других элементов и всей системы в целом.
Чтобы не создалось впечатление об «избыточности» подобного «мыслительного действия» на этапе подготовки исследовательской программы, можно привести лишь два аксиоматических основания в его пользу.
Онтологическое основание заключается в том, что любой социальный объект (явление, процесс) имеет явно не «атомарную» природу, а представляет собой сложную динамическую структуру.
Методологическое основание заключается в том, что природа изучаемого объекта предопределяет методы, средства, технику и приемы его анализа – как на теоретическом, так и на эмпирическом уровнях.
Предварительный анализ объекта предполагает определение не только его структуры, элементов и их связей, но и факторов, определяющих динамику и развитие данного объекта в его макросреде. После подобного «расчленения» объекта часть его компонентов (свойства и т.п.) переходят, в соответствии с целями исследования, в предмет изучения. В свою очередь, предварительный системный анализ предмета исследования – это, по существу «моделирование» исследовательской проблемы, т. е. такое ее концептуальное расчленение и детализация, которые позволяют далее сформулировать общие и более частные гипотезы исследования.
Исследовательские гипотезы: виды, роль, формулировка. В социологическом исследовании гипотезы – обоснованные предположения о структуре социальных объектов, характере связей между изучаемыми социальными явлениями и возможных подходах к решению социальных проблем. Считается, что гипотеза – это предвидение ожидаемых от исследования результатов.
Их предварительное выдвижение может предопределить внутреннюю логику всего процесса исследования. Например, если в ходе анализа причин неуспеваемости в вузе выдвигаются предположения о 1) низком качестве преподавания ряда предметов, 2) отвлечении студентов от учебы на дополнительные заработки, 3) нетребовательности администрации к успеваемости и дисциплине, 4) просчетах в конкурсном приеме в вуз, то именно их и следует проверять в исследовании. Гипотезы должны быть точными, конкретными, ясными и касаться только предмета исследования. В зависимости от того, как сформулированы гипотезы, часто зависит то, какими будут методы исследования. Так, гипотеза о низком качестве преподавания требует проведения экспертного опроса, а гипотеза об отвлечении студентов на приработки – обычного опроса респондентов.
В зависимости от теоретического уровня интерпретируемых понятий гипотезы делятся на основные и выводные (гипотезы-следствия), т. е. они образуют иерархические цепочки, дублирующие теоретическую интерпретацию понятий.
В соответствии с основной ориентацией исследования (на описание или объяснение) и сами гипотезы разделяются на описательные (о состоянии) и объяснительные (о причинах).
Будучи элементом научного познания и мышления, гипотеза должна соответствовать следующим требованиям:
соответствовать исходным методологическим принципам науки (в данном случае – методологии);
объясняя социальные факты в некоторой области, гипотеза не должна противоречить другим теориям, истинность которых в этой области уже доказана;
не противоречить известным и проверенным фактам;
быть доступной проверке (верификация или фальсификация) в процессе исследования или на практике;
допускать проверку своей непротиворечивости с помощью средств логического анализа.
Существует точка зрения, согласно которой процесс разработки и проверки гипотез, как и построение теорий, в области социологии еще недостаточно исследован и поэтому также не обобщен в специфически социологическом общем понятии методов и процедур. Тем не менее, наличие гипотез в структуре научной теории, а в контексте этого вопроса – в структуре исследовательской программы, позволяет говорить, как минимум, о следующих ее функциях:
конкретизация цели исследования и организация исследовательского процесса;
установление связи между теоретической концепцией и эмпирической базой исследования;
обозначение группы факторов, необходимых для рассмотрения и (раз-) решения изучаемой проблемы.
3.2.3. Процедурная часть программы
Эта часть (раздел) программы обычно включает в себя следующие компоненты:
принципиальный (стратегический) план исследования, т.е. описание логики и последовательности действий;
описание и обоснование модели выборки (при проведении выборочного исследования);
описание и обоснование методов сбора информации;
изложение методов, способов и процедур анализа данных в соответствии с поставленными задачами и сформулированными гипотезами.
Стратегический план описывает распределение во времени выполнения этапов и отдельных процедур исследования. В плане исследования указываются лишь наиболее крупные разделы.
Организационная работа в целом состоит из следующих этапов:
организация отношений с заказчиками и соисполнителями исследования: а) оформление договоров и соглашений; б) обеспечение доступности источников информации (документов, наблюдаемых ситуаций, респондентов); в) обеспечение организационных условий для проведения полевого исследования (время, помещение, условия, оргтехника);
финансовое и кадровое обеспечение исследования;
тиражирование методического инструментария;
проведение пробного исследования;
проведение основного исследования;
обработка результатов исследования;
интерпретация эмпирических данных и проверка рабочих гипотез исследования;
обоснование теоретических выводов исследования;
разработка практических рекомендаций;
обсуждение с заказчиками результатов и практических рекомендаций;
внедрение практических рекомендаций и (или) контроль за их внедрением;
оценка эффективности внедрения практических рекомендаций.
В программе исследования тщательно описывается проект выборки, в том числе обосновывается техника проведения опроса; указываются подходы к определению достоверности полученной информации (она необходима для того, чтобы удостовериться в степени правомерности распространения полученных выводов на весь объект исследования). Этот проект в последующем может уточняться.
Проект выборки – указание принципов выделения из объекта той совокупности людей (либо иных источников информации), которые впоследствии будут охвачены опросом.
При описании и обосновании методов сбора информации указываются технико-организационные параметры используемых методов сбора данных (МСД). Если речь идет об анализе документов, то следует указать, какие именно источники (статистические формы, планы, отчеты и т. д.) будут изучаться; будут ли использоваться традиционные методы или формализованный анализ содержания.
Использование метода опроса также требует описания его технико-организационной структуры: применяется ли анкетирование, интервьюирование или смешанная стратегия; где проводится опрос: по месту жительства, месту работы или в целевой аудитории (в кино, на приеме в ведомственной поликлинике, в заводских пунктах службы быта, в профилактории и т. п.)? Какая конкретно разновидность анкетирования применяется: раздаточная, курьерская, на рабочих местах; групповое (аудиторное) анкетирование; в присутствии анкетера или без него; почтовое, прессовое анкетирование? Столь же подробно надо охарактеризовать и методику интервьюирования.
При изложении методов, способов и процедур обработки и анализа данных важно указать способ обработки эмпирической информации (ручной или машинный); содержание работы по подготовке информации к обработке (контроль качества заполнения анкет, ручная кодировка ответов на открытые вопросы, редакция анкет, контроль на логическую непротиворечивость и т. п.); объем подготовительной работы и примерные затраты на ее выполнение.
Данные – первичная информация, полученная в результате социологического исследования; ответы респондентов, оценки экспертов, результаты наблюдения и т. п.
С социологическими данными можно производить следующие операции: 1) подготавливать их для обработки; шифровать, кодировать и т. д.; 2) обрабатывать (вручную или с помощью компьютера); табулировать, рассчитывать многомерные распределения признаков, классифицировать и т. д.; 3) анализировать; 4) интерпретировать.
Обычно к процедурному разделу даются в виде приложений рабочие документы исследования: план-график выполнения работ, исследовательский инструментарий, инструкции, формы обработки получаемых исходных данных и т. п. Здесь же целесообразно (если это не представлено в отдельном документе – заявке, договоре) дать описание и обоснование основных параметров ресурсозатрат – времени, оргтехники, людей, финансов и т. д., – необходимых для реализации исследовательского проекта.

3.3. Логический анализ основных понятий, измерение и шкалирование

Переход от концепции исследования к выявляемым и изучаемым фактам – процесс длительный и сложный. Он проходит ряд «трансформационных процедур» и подчиняется определенным правилам. Тема и проблема, объект и предмет исследования задают рамки «понятийного поля», в котором разворачивается исследовательский процесс.
Логический анализ основных понятий предполагает построение теоретической модели исследуемого явления на основе выполнения двух взаимосвязанных между собой процедур – интерпретации понятий и операционализации понятий.
Перевод «виртуальности» в «реальность» начинается с интерпретации понятий, под которой понимается процедура истолкования, уточнения смысла понятий, лежащих в основе конкретного социологического исследования. Выделяются при этом различные по характеру виды интерпретации.
Теоретическая интерпретация представляет собой процесс реконструирования схемы выделения общего понятия путем указания терминов меньшей степени общности, входящих в дефиницию эксплицируемого понятия.
Теоретическая интерпретация включает три типа процедур:
дескриптивная интерпретация, или четкое, ясное и однозначное описание тех понятий, которые вы собираетесь использовать при построении своей модели;
структурная интерпретация, которая предполагает наведение порядка среди описанных понятий, их упорядочение, выявление взаимных связей и т. д.;
факторная интерпретация – установление связей (иногда выраженных в количественных величинах) между исходными понятиями и переменными.
Эмпирическая интерпретация – процесс выделения наблюдаемых и измеряемых признаков, репрезентирующих содержание понятий – интерпретантов (понятийных индикаторов).
Процесс поиска индикаторов является многоступенчатой процедурой и схематически выглядит как построение «дерева целей», только в данном случае исследователь обосновывает движение к познавательной цели, т. е. получение эмпирических факторов, на котором в дальнейшем будут основываться практические выводы и рекомендации.
Наконец, операциональная интерпретация – совокупность операций, с помощью которых может быть произведен замер эмпирических признаков.
Все три вида интерпретации можно рассматривать и как три этапа единого интерпретационного процесса.
В методической литературе предлагается следующая логика действий при уточнении понятий:
выявление сущности понятий, их свойств и связей;
создание целостного представления определенного свойства во всевозможных его проявлениях;
построение упорядоченной системы характеристик созданного «образа»; определение методов и приемов для фиксирования выделенных характеристик и свойств;
построение системы фиксирующих индексов.
Трактовка понятий, используемых в исследовании, довольно сложное дело, ибо одно и тоже понятие может иметь несколько трактовок.
Приведем простой пример. Мы должны дать интерпретацию, скажем, таким понятиям, как «самостоятельная работа студентов» (СРС), «повышение результативности СРС». При определении понятия «СРС» спорным может оказаться вопрос о том, включать или нет в СРС чтение студентом литературы, не служащей овладению той или иной учебной дисциплины, но способствующей общему развитию студентов. Когда же мы говорим о результативности СРС, то здесь также может быть несколько трактовок, в зависимости от того, что мы имеем в виду под результатом: (а) успеваемость студента; (б) готовность студента к выполнению профессиональных и гражданских обязанностей после окончания вуза; (в) приобретение студентом прочных навыков самообразования и др.
Операционализация – это расчленение понятий, получивших интерпретацию на более простые, однозначно понимаемые понятия (операциональные понятия), и нахождение таких фактов, которые бы служили для количественных измерений операционных понятий (операциональные индикаторы).
Операционализация бывает структурной и факторной.
Структурная операционализация предполагает уточнение выявленной в процессе интерпретации логической структуры основного понятия. Здесь мы имеем дело с описанием исследуемого явления. Структурная операционализация понятия «СРС» может быть проведена следующим образом. Выделяются такие логические элементы: СРС по характеру работы – работа над конспектом лекций, чтение литературы, конспектирование литературы, подготовка доклада, подготовка реферата, написание курсовой работы, написание диплома, подготовка к зачету, подготовка к экзамену, работа на компьютере, работа с приборами; по месту работы – в библиотеке вуза, в учебном кабинете кафедры, в лаборатории кафедры, в учебной аудитории, в коридоре, в столовой вуза и т. п., вне вуза (в комнате общежития, в областной библиотеке, у друзей, дома и т. п.). Возможны и другие логические детализации.
Если же мы ставим перед собой задачу, не только описать исследуемое явление, но и выявить факторы, на него влияющие, то это означает, что мы ставим перед собой задачу проведения аналитического исследования. Аналитическое исследование наряду со структурной операционализацией требует и факторной операционализации.
Факторная операционализация – построение логической структуры, факторов, оказывающих прямое или косвенное воздействие на изучаемое явление.
В нашем случае мы можем выявить следующие группы факторов:
а) факторы, связанные с личностью студента (пол, возраст, курс, место проживания, успеваемость, здоровье, семейное положение и др.);
б) факторы, связанные со спецификой изучаемого предмета (профилирующий или нет, отрасль знания, сложность и др.);
в) факторы, связанные с личностью преподавателя (понятность изложения материала, умение заинтересовать в изучаемом предмете, требовательность на экзамене);
г) организационные факторы (форма отчетности по предмету, наличие или отсутствие практических занятий, свободное или нет посещение лекций и др.);
д) материально-организационные факторы (наличие соответствующей литературы, время работы учебно-методического кабинета, наличие места в рабочей комнате общежития и т. д.).
От правильности логического анализа основных понятий во многом зависит верность полученных результатов, сам ход исследования. Не учет какого-либо фактора делает представление об изучаемом явлении неполным, а неверная интерпретация основных понятий приводит к искажению самого предмета исследования.
В нашем случае применительно к разным операционным понятиям мы можем найти различные индикаторы. Например, для самостоятельной работы в учебно-методическом кабинете индикаторами могут быть время пребывания в кабинете, прочитанные работы, законспектированные страницы и др. Для характеристики работы преподавателями, в плане умения заинтересовать студента, могут выступать в качестве индикатора посещаемость лекций, мнение студентов о лекциях других преподавателей, поведение студентов на лекции и т. п.
Понятие измерения и шкалирования в социологии. В социологической методической литературе оба понятия, вынесенные в формулировку этого вопроса, часто встречаются рядом. За их внешней «совместимостью» – существенные различия, а поэтому следует обратиться к определениям этих понятий.
Измерение – это процедура, с помощью которой измеряемый объект сравнивается с некоторым эталоном и получает числовое выражение в определенном масштабе или шкале. Сам феномен измерения (и не только в социологии) основан на принципе (допущении) изоморфности объектов (событий) и отражающих (измеряющих) их числовых форм.
Ю. Толстова указывает на существование не менее четырех различных (хотя и связанных между собою) смыслов понятия «анализ данных» в социологии:
совокупность действий, совершаемых в процессе изучения полученных эмпирических данных, для того чтобы сформировать представление о характеристиках изучаемого явления;
процесс изучения статистических данных с помощью неких приемов, математических методов и моделей с целью более удобного и наглядного их представления, что позволяет наиболее обоснованно интерпретировать изучаемое явление;
понятие, тождественное прикладной статистике;
такие процедуры «свертывания» информации, которые не допускают формального алгоритмического подхода.
Специфика – точнее, проблематичность – социологического измерения определяется, как минимум, следующим:
многие социальные объекты, явления и процессы не поддаются прямому измерению и «квантификации»;
социальные объекты, явления и процессы представляют собой сложные многомерные системы;
они весьма динамичны и многозначны;
они одновременно и детерминированы, и вероятностны.
Шкалирование – одно из важнейших средств измерения в социологии; считается, что оно стало применяться в этой науке в 20-х годах XX века. В его основе – шкала как способ упорядочения эмпирической социальной информации, система чисел и отношений между ними, изоморфная порядку измеряемых социальных фактов. Любая шкала имеет:
свою длину, предполагающую минимум и максимум;
свою меру (единицу измерения), т.е. части или единицы, на которые разделяется длина шкалы для определения места измеряемого по определенному качеству объекта;
индекс (количественный показатель), устанавливающий место измеряемого объекта по данному признаку на шкале.
В целом же считается, что шкалирование – это алгоритм, состоящий из двух частей:
способа построения эмпирической системы с отношениями;
непосредственно метода (процесса) шкалирования.
Уровни измерения и виды шкал. Существующая теория измерения, предложенная психологом С. Стивенсом на рубеже 30-40 годов XX века, основана на наличии изоморфизма между свойствами числовых рядов и эмпирическими операциями, которые мы можем производить с объектами. С. Стивенс выдвинул 4 типа таких числовых систем, которым соответствуют 4 шкалы или 4 уровня измерения. Каждая из этих шкал имеет соответствующие ей числовые свойства, сферу применения и допустимые преобразования.
Номинальная шкала (шкала наименований) допускает преобразования, определяющие отношения равенства или неравенства.
Данные, полученные по номинальной шкале, обычно резюмируются с помощью простого частотного распределения так, как показано в табл. 3.3.1
Таблица 3.3.1
Распределение респондентов по полу

Пол
Частота
Процент

Мужчины
399
44,6

Женщины
496
55,4

Всего
895
100,0


Для данных номинального уровня измерение центральной тенденции производится с помощью определения моды (модальной категории), под которой понимается то значение переменной, которое встречается среди данных наиболее часто. В представленной таблице модальную категорию представляют собою женщины.
Помимо центральной тенденции измеряют и дисперсию данных. Дисперсия характеризует разброс значений переменной. Для данных номинального уровня наибольшая дисперсия проявляется в тех случаях, когда наблюдения распределены поровну между категориями.
Ординальная (порядковая, ранговая) шкала допускает монотонно возрастающие образования «равенства – неравенства», «больше – меньше».
Для измерений порядкового уровня центральную тенденцию частотного распределения можно оценить с помощью, как моды, так и медианы. Тогда как для измерений порядкового уровня разброс можно выявить с помощью не только дисперсии, но и среднеквадратического отклонения.
Медиана – это категория, к которой принадлежит серединное наблюдение.
Можно посмотреть, как определяется медиана на примере распределений ответов на вопрос о том, какова частота использования различных источников информации о работе городской администрации (табл. 3.3.2).
Таблица 3.3.2
Источники информации о работе городской администрации


Источники информации


Частота/ранг


часто
регулярно
иногда
никогда
не дали ответа


4
3
2
1
0

Встречи с мэром и работниками администрации
2
5
39
282
98

Газеты
46
76
171
71
62

Общение с коллегами по работе
30
63
124
104
105

Общение с родными, соседями, друзьями
45
82
167
52
80

Радио
66
88
142
64
66

Телевидение
133
129
121
22
21


Здесь значения переменных – частоты использования того или иного источника – соотнесены с ранговой шкалой, значения которой меняются от категории «часто» (которой присвоен ранг 4) до «не дали ответа» (ранг 0). Учитывая, что общее число опрошенных (или число наблюдений) равно 426, половина наблюдений составит 213. Это означает, что медиана для такого источника информации, как «встречи с мэром и работниками администрации», приходится на категорию с рангом 1 (никогда); для четырех последующих переменных – на категорию с рангом 2 (иногда); для последней переменной – «телевидение» – медиана приходится на категорию 3 (регулярно).
Интервальная шкала определяет отношения «равенства – неравенства» между различиями в числах. Она представляет собой полностью упорядоченный ряд с измеренными интервалами между пунктами, причем отсчет начинается с произвольно избранной величины. При оценке центральной тенденции используют расчеты моды, медианы, среднеарифметической, стандартного (квадратического) отклонения, дисперсии.
Пропорциональная шкала (шкала отношений) допускает линейные преобразования, оставляющие без изменений отношения между числами. Отсчет в этой шкале начинается не с произвольной точки, а с экспериментально установленного нулевого пункта. Для подобных шкал применимы все операции с числами, так как можно определить, на сколько или во сколько данный пункт на шкале превышает другой.
Каждая из вышеперечисленных видов шкал имеет в своей основе определенную функцию. В порядке их перечисления это функции: классификации; сравнения; отношения порядка; отношения пропорции.
В работе С. Стивенса «Элементарная психология» дается схема шкал измерения, которая с некоторыми изменениями представлена в табл. 3.3.3.
Таблица 3.3.3
Схема шкал измерения

Шкала
Основные эмпирические операции
Математическая групповая структура
Допустимая статистика
Типичные примеры

Номинальная (наименований)
Установление равенства или неравенства
Группа перестановок
Число случаев, мода, корреляция качественных признаков
Нумерация игроков в команде

Ординальная (порядковая)
Установление отношений «больше-меньше»
Изотоническая
группа
Медиана, ранговая корреляция
Ранжирование лиц по признаку

Интервальная
Установление равенства интервалов
Группа линейных преобразований
Среднее арифметическое, корреляция количественных переменных
Температура, календарные даты

Пропорциональная (отношений)
Установление равенства отношений
Группа подобия
Все операции математической статистики
Время, длина, вес, деньги


Классификация и описание методов измерения. Перечисленные в предыдущем вопросе виды шкал и уровни измерения не исчерпывают всю их классификацию. Как известно, социология имеет дело не только с социальными фактами, но и с данными «нефактуального» характера.
Первыми в социологии стали применяться оценочные шкалы (простейший пример такой шкалы – школьная система баллов; к ней относится и балльная оценка погоды на море). Существуют два вида оценочных шкал: графическая (график с нанесенными интервалами) и дескриптивная (словесные характеристики шкальных позиций). Впервые оценочная шкала была применена в 1925 г. Э. Богардусом для определения социальной дистанции в межнациональных отношениях (по сути, это – ординальная шкала измерения).
Л. Тернстоун развил оценочную шкалу, предложив метод равных интервалов, состоящий из следующих процедур:
сбор множества различных мнений (суждений), связанных с объектом измерения;
отобранная часть суждений равномерно распределяется по континууму (от крайне положительного до крайне отрицательного отношения);
подбирается достаточно многочисленная группа экспертов;
эксперты размещают отобранные суждения по 7-11 «равноудаленных» (по оценкам экспертов) друг от друга групп;
суждениям, попавшим в одну группу, приписывается определенный и одинаковый балл («вес» суждения по шкале);
при массовом опросе каждый респондент получает оценку в соответствии с балльными значениями отмеченных им суждений.
Р. Лайкерт предложил свой метод измерения установки (получивший название метод суммарных оценок, или шкала Лайкерта). Группе респондентов даются вопросы, оцениваемые по 5-балльной системе в зависимости от степени согласия/несогласия с этими вопросами (суждениями). Респонденты ранжируются по их суммарным баллам.
Л. Гуттман разработал еще один вариант измерения установки – шкалограммный анализ Гуттмана (в его основе – порядковая одномерная шкала). Шаги построения этой шкалы таковы:
отбор серии суждений относительно измеряемого свойства (объекта);
получение ответов «да – нет» на эти суждения (вопросы) от группы респондентов;
отбраковка суждений, набравших более 80% положительных и отрицательных ответов;
оставшиеся вопросы и респонденты ранжируются от высшего балла к низшему.
Развитие шкал получило дополнительный импульс, связанный с социометрической техникой Дж. Морено. Социометрия – инструмент оценки предпочтений/отторжений индивидов в группе. Построенные в результате опроса социометрические таблицы позволяют получать индексы, характеризующие структуру внутригрупповых отношений (интеграция – дезинтеграция, напряженность, изменчивость и др.).
Для измерения смысла понятий и слов Ч. Осгуд разработал метод семантического дифференциала. Отношение респондентов к какому-либо явлению определяется набором шкал, каждая из которых – континуум, имеющий 7 градаций и пары антонимичных прилагательных в качестве полюсов. Оценки каждого респондента по каждой шкале суммируются и подвергаются дальнейшей статической и графической обработке.
Многомерное шкалирование и измерение. Многомерность человека и общества (простейший пример – градация людей по возрасту, уровню образования и уровню дохода) – исходная объективная предпосылка к разработке и применению в социальных науках методов многомерного измерения и шкалирования. Этому в немалой степени способствовало развитие многомерной статистики.
Первоначально возник и был применен факторный анализ (количественные данные в психологии), затем – латентный анализ (качественные данные в социологии и социальной психологии), позднее – методика распознавания образов (вероятностная классификация).
Смысл факторного анализа заключается в том, что принято считать данные n переменных линейными функциями меньшего числа других переменных, называемых факторами. Факторы выступают как бы более фундаментальными переменными, характеризующими явления, и исходные переменные как бы объединяются в группы, каждая из которых представляет некий фактор. Задача анализа – найти эти факторы.
Латентный анализ предполагает, что исследуемая социальная установка представляет собой в числовом соотношении некоторый гипотетический (латентный) континуум. Индивиды будут как-то располагаться на этом континууме в соответствии с определенным значением своей социальной установки. Индивидам задаются вопросы, и ответы на вопросы выражают как бы внешнюю эмпирическую структуру исследуемого социального явления. Задача метода – в установлении внутренней латентной структуры, которая обуславливает именно данный характер ответов.
В самом общем и широком понимании под латентным анализом понимают всю совокупность статистических методов анализа информации, и на этом основании включают в него такие методы, как факторный и кластерный анализ, распознавание образов и другие виды анализа.
Возвращаясь к изначальному термину «многомерное шкалирование», можно добавить, что все его методы делятся на метрические (если исходные оценки получены по шкале не ниже интервальной, что редко в социологии) и неметрические (когда учитываются не числовые значения, а порядок).

3.4. Методы выборочных исследований

Выборочный метод – метод исследования, позволяющий делать заключения о характере распределения изучаемых признаков генеральной совокупности на основании рассмотрения некоторой ее части, называемой выборочной совокупностью, или выборкой.
Выборка – совокупность элементов объекта социологического исследования, подлежащая непосредственному изучению. Понятие выборки в статистике и социологии рассматривается в двух значениях:
1) выборка (как результат действия) – представительная часть генеральной совокупности, в которой закон распределения признака соответствует закону распределения этого признака в генеральной совокупности;
2) выборка (как способ или процесс действия) – способ отбора объектов генеральной совокупности в выборочную.
Существует несколько способов построения выборки, в зависимости от которых и различают несколько видов (типов, разновидностей) выборочных исследований. В самом общем виде все виды выборок делятся на две группы: неслучайные или невероятностные («по усмотрению») и случайные или вероятностные («стохастические»).
В первой группе выделяются следующие виды выборок:
по принципу добровольности (типичный пример – анкета в СМИ);
по принципу доступности (пример – опрос больных, стоящих на учете);
по принципу удобства (формирование выборки осуществляется самым удобным с позиций исследователя образом, например с позиций минимальных затрат времени и усилий);
выборка на основе суждений (основана на использовании мнений квалифицированных специалистов, экспертов относительно состава выборки. На основе такого подхода часто формируется состав фокус-группы);
целенаправленная выборка характеризуется выбором единиц по какому-либо заранее определенному принципу (для получения типологической модели генеральной совокупности).
Наиболее распространенными формами целенаправленного отбора считаются: выбор типичных объектов (метод типичных представителей), метод «снежного кома» и выбор квотами.
Метод типичных представителей (отбор типичных объектов может в достаточной мере обеспечить репрезентативность полученных данных только в том случае, если приняты меры по обоснованию выбора объектов; необходимо иметь дополнительную информацию по ряду признаков, которые могут рассматриваться в качестве контрольных).
Метод «снежного кома» (snowball sampling) – разновидность целенаправленного выбора, при котором отбор последующих респондентов производится после ссылки на них первоначально отобранных. Такая процедура используется при изучении особенных, редких, неслучайных совокупностей (обычно применяется для отбора экспертов и редко встречающихся групп респондентов, например потребителей, обладающих очень высокими доходами, или представителей элитных групп).
Метод стихийного отбора (математических процедур при составлении выборки здесь не применяется, и соблюсти контроль за обеспечением репрезентативности невозможно; чаще всего фиксируется мнение тех, кто имеет возможность и желание поговорить с интервьюером; примерами стихийного отбора могут служить опросы с помощью СМИ, выборка «первого встречного», опросы покупателей в залах супермаркетов, пассажиров на остановках и в общественном транспорте т.д.).
Метод основного массива (представляет опрос 60-70% генеральной совокупности).
Квотная выборка (для получения модели, пропорциональной генеральной совокупности). Иными словами это микромодель объекта социологического исследования, формируемая на основе статистических сведений (параметров квот) преимущественно о социально-демографических характеристиках элементов генеральной совокупности. Нужные данные обычно берут из статистических справочников.
Во второй группе выделяют следующие виды выборок:
Простая случайная выборка (осуществляется путем отбора из генеральной совокупности необходимых единиц при помощи лотереи либо таблиц случайных чисел). Понятие случайного способа формирования выборочной совокупности нельзя понимать в обыденном значении этого слова, ибо случайная выборка предполагает определенные процедуры ее формирования. Важное условие случайной выборки – хорошая перемешанность элементов генеральной совокупности. Если выборка элементов производится с помощью пронумерованных карточек или шаров из ящика, то его содержимое следует тщательно перемешать и уже после этого брать карточки или шары случайным образом. При этом возможны два способа образования выборочной совокупности. Первый – вынутая карточка или шар после фиксации ее номера возвращается в ящик, после чего они снова тщательно перемешиваются. Повторяя такие выборки по одной карточке или шару, можно образовать выборочную совокупность любого объема. Это случайная возвратная выборка. Второй – каждая вынутая карточка или шар после записи обратно не возвращается. Это случайная безвозвратная выборка.
Случайную выборку нельзя отождествлять с выборкой «первого встречного» – стихийной выборкой, примером которой являются опросы с помощью радио, телевидения, а также анкет, опубликованных в газетах, журналах, на компьютерных сайтах.
Систематическая выборка – процедура отбора каждого k-ro элемента из списка элементов генеральной совокупности. При этом шаг выборки k рассчитывается по простой формуле: k=N/n, где N – численность генеральной совокупности, n – численность выборочной совокупности.
Расслоенная выборка (генеральная совокупность предварительно разделяется на однородные части, или слои). В социологической практике различают две разновидности расслоенной выборки. Если деление происходит по стратам (социальным группам), то выборку именуют стратифицированной, если по экономико-географическим районам, то – районированной. Однако нередко оба термина считаются эквивалентными, и дается обобщающее определение подобной выборки, например, такое: районированная выборка – вид выборки, при котором отбору предшествует процедура районирования (расслоения, стратификации), т.е. разделения исходной совокупности на статистически или качественно однородные подсовокупности, называемые слоями, стратами или типичными группами.
Серийная (гнездовая, кластерная) выборка (при которой единицами отбора становятся статистические различимые объекты – семьи, бригады, студенческие группы и т.п.).
Считается, что все разновидности выборки можно классифицировать по трем критериям:
по способу отбора единиц, образующих непосредственно объект исследования (случайный – неслучайный и т.п.);
по числу ступеней отбора (одноступенчатая и многоступенчатая выборки);
по степени преобразования списков, из которых производится отбор единиц наблюдения.
Необходимо добавить, что, кроме вышеназванных, существуют и такие «производные» виды выборок, как многоступенчатая, комбинированная и многофазовая, вбирающие в себя элементы случайного и неслучайного отбора.
К основным понятиям выборочных методов следует отнести такие, как генеральная и выборочная совокупности, основа выборки, единицы отбора и наблюдения, объем выборки. В этой последовательности и представим краткие их определения.
Генеральная совокупность – все множество социальных объектов, которые являются предметом изучения в пределах, очерченных программой социологического исследования и территориально-временными границами. Иными словами это все население или та его часть, которую предстоит изучить; совокупность людей, обладающих одним или несколькими свойствами, подлежащими изучению.
Выборочная совокупность – уменьшенная модель генеральной совокупности; часть элементов генеральной совокупности, отобранная с помощью специальных методов; эти элементы и являются непосредственными объектами исследования. Основное правило составления выборочной совокупности: каждый элемент генеральной совокупности должен иметь равные шансы попасть в выборку.
Основа выборки – перечень элементов генеральной совокупности (например, списки избирателей, сотрудников организации, жильцов населенного пункта и т.п.). К подобным перечням предъявляются требования полноты, отсутствия дублирования, точности, адекватности (соответствия) решаемым исследовательским задачам, а также удобства работы с подобными данными.
Единицей отбора называют элементы выборочной совокупности, которые выступают единицами счета в различных процедурах отбора, формирующих выборку. Единицей наблюдения называются элементы сформированной выборочной совокупности, с которых непосредственно ведется сбор социальной информации. Обычно единица наблюдения – это отдельный человек. Отбор из списка обычно производят, нумеруя единицы и используя таблицу случайных чисел, либо применяют квазислучайный метод, когда из перечня простого берется каждый n-й элемент. Считается, что единицы отбора и наблюдения могут совпадать в простых схемах отбора и различаться при сложных комбинированных схемах.
Структура выборки – процентные пропорции признаков объекта, на основании которых составляется выборочная совокупность.
Объем выборки – общее число единиц наблюдения, включенных в выборочную совокупность. Объем выборки определяется в каждом конкретном случае в зависимости от задач исследования, степенью однородности генеральной совокупности по изучаемым признакам, величиной доверительной вероятности и требуемой точности. При прочих равных условиях принято утверждать, что большая выборка дает меньшую ошибку.
В программе эмпирического исследования тщательно описывается проект выборки, который в последующем может уточняться. В проекте выборки указываются принципы выделения из объекта той совокупности людей (либо иных источников информации), которые впоследствии будут охвачены опросом; обосновывается техника проведения опроса; указываются подходы к определению достоверности полученной информации (это необходимо для того, чтобы удостовериться в степени правомерности распространения полученных выводов на весь объект исследования).
К числу основных понятий выборочных методов следует также отнести репрезентативность и ошибку выборки, и в силу их особой значимости они будут рассмотрены отдельно.
Процедуры формирования выборки. «Рабочая книга социолога» так излагает последовательность действий при формировании выборочной совокупности:
обоснование структуры выборки с точки зрения задач и гипотез исследования;
учет наличной и доступной исследователю социальной информации;
выбор типа и объема выборки;
определение методик организации выборки.
Такую последовательность действий можно детализировать до уровня отдельных процедур, можно и выйти за их рамки. Так, в методической литературе, посвященной вопросам и проблемам выборочных исследований, называются такие процедуры, как выделение и описание генеральной совокупности, разработка и заполнение «социальной карты» объекта исследования, проведение необходимых математико-статистических расчетов по определению объема выборки и ее ошибок.
В социологии еще не придумано единой и четкой формулы, используя которую можно рассчитать оптимальный объем выборочной совокупности. Дело в том, что определение объема выборочной совокупности – проблема не столько статистическая, сколько содержательная. Иными словами, объем выборочной совокупности зависит от множества факторов, в том числе от целей и задач, теоретической модели, гипотез и методов исследования, степени однородности генеральной совокупности, наконец, требующейся точности получаемой информации.
Для расчета объема случайной выборки надо знать желаемую точность оценивания, величину риска получаемого ответа и степень изменчивости ответа. Традиционно точность оценивания принимают за 5%, а величину риска – за 0,95. Иными словами, если по данным выборочного исследования 60% опрошенных удовлетворены работой, то можно утверждать, что в генеральной совокупности доля удовлетворенных составит от 55 до 65% в 95% случаев, а в 5% случаев такая доля может выйти за этот интервал. Если исходить из 5%-ной точности и величины риска в 0,95, объем выборки будет следующим (табл. 3.4.1).
Таблица 3.4.1
Зависимость объема выборки от объема генеральной совокупности

Объем генеральной совокупности
500

1000

2000

3000

4000

5000

10000

100000

Бесконечная

Объем выборки
222
286
333
350
360
370
385
398
400


Цифры в табл. 3.4.1 действительны только для одного случая – когда речь идет о дихотомическом вопросе, у которого максимальный разброс ответов – 50 на 50%. Не имея предварительной информации о разбросе оценок, социолог как бы заранее страхуется и считает, что этот разброс составит 50 на 50%. Если же такая информация имеется, то объем выборки будет следующим (табл. 3.4.2).
Таблица 3.4.2
Зависимость объема выборки от распределения дихотомического ответа

Распределение ответов,
50
40
30
20,.
10

%
50
60
70
80
90

Объем выборки
384
369
323
246
139


В табл. 3.4.2 показано распределение ответов на качественные вопросы. Расчет объема выборки для количественных вопросов, включающих вопросы типа «возраст» и «заработная плата», строится исходя из коэффициента вариации (табл. 3.4.3), который показывает, какой процент составляет среднее квадратическое отклонение от средней арифметической, и позволяет сравнивать между собой (по степени варьирования) любые признаки.
Таблица 3.4.3
Зависимость объема выборки от коэффициента вариации

Коэффициент вариации, %
10
20
30
40
50
60
70
80
90
100
110
120

Объем выборки
15
61
138
246
384
553
753
984
1245
1537
1860
2213


Если изучаются условия труда, взаимоотношения в коллективе, заработная плата и т. д. с помощью пятичленной шкалы, то коэффициент вариации изменяется здесь от 27 до 62%.
Для расчета объема выборки в количественном исследовании чаще всего используют два статистических понятия – доверительный интервал и доверительную вероятность. Доверительный интервал представляет собой заранее задаваемую вами погрешность выборки. Например, если вы задаете доверительный интервал в 3% и конкретный ответ на конкретный вопрос исследования составит 48%, это значит, что даже при проведении опроса всей генеральной совокупности реальное значение попадет в интервал между 45 (48 - 3) и 51 % (48 + 3). Доверительная вероятность показывает, насколько вы можете быть уверены в полученных результатах, в том, что характеристики выборки соответствуют характеристикам всей генеральной совокупности – иными словами, с какой вероятностью случайный ответ попадет в доверительный интервал. Обычно используют доверительную вероятность 95 и 99%. Чаще всего используется 95% – этого вполне достаточно в подавляющем большинстве исследований.
Весьма полезна следующая приблизительная оценка надежности результатов выборочного обследования. Повышенная надежность допускает ошибку выборки до 3%, обыкновенная – от 3 до 10% (доверительный интервал распределений на уровне 0,03-0,1), приближенная – от 10 до 20%, ориентировочная – от 20 до 40%, а прикидочная – более 40%.
Процедуры построения выборки можно рассмотреть на конкретном примере многоступенчатого отбора «вуз – факультет – курс – группа – студент». Он проходит в такой последовательности:
территория делится на несколько относительно однородных по уровню развития и территориальной близости групп областей;
все вузы группируются по их специализации (педагогические, технические и т.д.);
проводится предварительный расчет объема выборки (количество вузов и студентов в них);
в выборочной совокупности вузов отбираются типичные для них факультеты, курсы и группы.
Нельзя забывать, что работа по формированию выборки не заканчивается с построением ее модели. Реализация этой модели может столкнуться с феноменом смещения выборки, и тогда возникает потребность в ее корректировке. Это важная и необходимая процедура в формировании выборки, но уже апостериори.
Даже полные знания о параметрах генеральной совокупности и строгое соблюдение всех намеченных процедур выборочного исследования не смогут обеспечить полную идентичность выборочной и генеральной совокупностей по изучаемым признакам.
Ошибка выборки – отклонение средних характеристик выборочной совокупности от средних характеристик генеральной совокупности.
На практике ошибка выборки определяется путем сравнения известных характеристик генеральной совокупности с выборочными средними. В социологии при обследованиях взрослого населения чаще всего используют данные переписей населения, текущего статистического учета, результаты предшествующих опросов. В качестве контрольных параметров обычно применяются социально-демографические признаки. Сравнение средних генеральной и выборочной совокупностей, на основе этого определение ошибки выборки и ее уменьшение называется контролированием репрезентативности. Поскольку сравнение своих и чужих данных можно сделать по завершении исследования, такой способ контроля называется апостериорным, т.е. осуществляемым после опыта.
Ошибка выборки обусловливается двумя факторами: методом формирования выборки и размером выборки.
Ошибки выборки подразделяются на два типа – случайные и систематические. Случайная ошибка – это вероятность того, что выборочная средняя выйдет (или не выйдет) за пределы заданного интервала. К случайным ошибкам относят статистические погрешности, присущие самому выборочному методу. Они поддаются учету, контролю, корректировке и уменьшаются при возрастании объема выборочной совокупности.
Второй тип ошибок выборки – систематические ошибки. Например, социолог решил узнать мнение всех жителей города о проводимой муниципальными органами власти социальной политике, а опросил только тех, у кого есть телефон, то возникает предумышленное смещение выборки в пользу зажиточных слоев, т.е. систематическая ошибка.
Основные источники появления систематических ошибок:
несоответствие выборки задачам исследования;
неполнота знаний о характере генеральной совокупности;
некорректный выбор процедур сбора информации;
отбор наиболее «удобных» (по разным причинам) единиц.
В отличие от случайных ошибок систематические ошибки при возрастании объема выборки не уменьшаются.
Систематические ошибки легче предупредить (по сравнению со случайными), но их очень трудно устранить. Предупреждать систематические ошибки, точно предвидя их источники, лучше всего заранее – в самом начале исследования.
Вот некоторые способы избежать ошибок:
каждая единица генеральной совокупности должна иметь равную вероятность попасть в выборку;
отбор желательно производить из однородных совокупностей;
надо знать характеристики генеральной совокупности;
при составлении выборочной совокупности надо учитывать случайные и систематические ошибки.
Кроме вышеперечисленных, выделяются ошибки преднамеренные и непреднамеренные, фактические и теоретические.
Поскольку в понятие «ошибка выборки» заложена соотнесенность распределений изучаемых признаков в выборочной и генеральной совокупностях, расчет ошибок производится с использованием понятий и формул математической статистики (вариация, дисперсия и т.д.). Доказывается, что при случайной выборке ошибка равна квадратному корню из дисперсии признака в генеральной совокупности, деленной на объем выборки.
Существуют несколько формул расчета ошибок репрезентативности для различных видов выборки (случайной, районированной серийной, с которыми можно познакомиться в специальной литературе.
Контроль и ремонт выборки. Качество социологической информации может снизить множество факторов: неправильно сформулированные анкетные вопросы, неверно выбранный метод исследования, пропущенные ответы в анкетах, нечетко спланированная выборка и др.
Контролем выборки называют процесс научного сравнения генеральной и выборочной совокупностей, выявление степени их расхождения, обнаружение причин отклонения и разработку возможных способов устранения погрешностей. В узком смысле – это уравнивание выборочных и генеральных распределений социально-демографических характеристик респондентов.
Под ремонтом выборки понимают сам процесс устранения погрешностей, т.е. расхождения двух совокупностей, теми способами, методами и инструментами, которые предлагает методическая наука.
Таким образом, второй прием выступает практической реализацией первого, аналитического, а оба они составляют два обязательных этапа проведения социологического исследования.
Основная цель ремонта выборки – повышение качества уже собранной информации. Процедура ремонта выборки включает несколько операций.
Коррекция выборочной совокупности. Далеко не всегда отобранные респонденты, по самым разным обстоятельствам, могут или желают отвечать на вопросы. Кто-то заболел или уехал в срочную командировку, другой отказывается по идейным соображениям или не способен отвечать в силу умственной недостаточности. Кого-то трудно застать дома, хотя анкетер приходил к нему не единожды.
Возникает проблема замены респондентов, которая может быть решена с помощью нескольких методов: выбор следующего по списку респондента (например, следующего номера в телефонном справочнике), использование первоначальной выборки больших размеров и формирование повторной выборки. В последнем случае, если процент ответов оказался намного ниже, чем ожидалось, основа выборки расширяется за счет дополнительных имен, найденных, например, случайным образом. Самым эффективным способом считается поиск эквивалентной замены. Если, к примеру, в вашу выборку попал работающий пенсионер такой-то национальности и овдовевший, то желательно подыскать ему в качестве замены другого пенсионера сходного возраста, национальности, овдовевшего и работающего. Нередко подобный способ превращается в трудо- и времязатратное мероприятие. Если список генеральной совокупности невелик и найти замену не удается, следует отказаться от эквивалентного метода и перейти к другому.
Коррекция распределений демографических характеристик респондентов. Применяют три основных способа:
удаление тех групп респондентов, которые оказались представлены в избыточном количестве;
доопрос групп, которые оказались представленными в недостаточном количестве;
математическое повышение значения ответов, представленных недостаточно, или снижение – представленных избыточно.
Взвешивание исходных данных – математический способ повышения или понижения значения ответов конкретной группы респондентов (например, незамужних сельских женщин в возрасте от 30 до 45 лет). Взвешивание означает присваивание каждому респонденту определенного веса (коэффициента, на который нужно умножить все мнения-ответы одного или группы респондентов ради восстановления репрезентативности).
Коррекция резко выделяющихся ответов респондентов. При опросе иногда попадаются такие ответы респондентов, которые резко выделяются на общем фоне. Причины могут быть самые разные: респондент неправильно понял вопрос анкеты, у него оригинальные взгляды на мир или попросту решил подшутить над учеными. Могут быть и другие причины. Но вернуться к нему и переспросить уже нельзя. В таком случае, особенно если анкет много, бракованный экземпляр лучше удалить из общего массива.
Коррекция пропущенных ответов. Пропуски чаще всего возникают в открытых и табличных вопросах. Самый простой способ коррекции – исключить их или всю анкету из научного анализа. При пропуске не содержательного вопроса, а того, что имеется в паспортичке, поступают так. Если социально-демографические характеристики не связаны с содержательными ответами, то анкете с пропущенными значениями следует присвоить наиболее часто встречающиеся в выборке социально-демографические характеристики либо определить их случайным образом или пропорционально (если таких анкет много). Если же связь есть, то следует определить, к ответам какой группы (например, мужчин или женщин) ближе ответы в анкете, где графа «пол» не указана, и внести этот признак.
Если данных получено много, то ремонт выборки может осуществляться за счет сокращения выборочной совокупности. Это наиболее рациональный подход к ремонту выборки, поскольку данная стратегия не опирается ни на какие дополнительные допущения.
Переформирование выборки осуществляется тогда, когда проверка показала, что выборка не представляет совокупность в целом. В этом случае выбираются новые респонденты, и они добавляются к ранее использованной выборке, пока не будет достигнут удовлетворительный уровень репрезентативности.
Репрезентативность выборочных исследований. Репрезентативность (франц. representatif – показательный) – свойство выборочной совокупности представлять характеристики генеральной совокупности.
Требования репрезентативности выборки означают, что по выделенным параметрам (критериям) состав обследуемых должен приближаться к соответствующим пропорциям в генеральной совокупности. Признается, что степень подобия выборки параметрам генеральной совокупности определяется ошибкой выборки.
Достижение репрезентативности предполагает: равные для всех единиц отбора возможности попасть в выборку; независимый от изучаемого признака выбор единиц; наличие однородных совокупностей для последующего отбора; необходим достаточный объем выборки.
Процесс непосредственного определения репрезентативности выборки складывается из этапов: сопоставление средних показателей распределений выборочной и генеральной совокупностей; сопоставление форм распределения этих показателей. Средний показатель распределения обычно берется как средняя арифметическая или средневзвешенная арифметическая этого распределения.
В случае изучения совокупностей с альтернативными признаками вместо средней арифметической вычисляется доля единиц, обладающих рассматриваемой характеристикой, относительно всей совокупности. Если обозначить объем совокупности символом N, а явление с данным признаком – М, то Р – доля явлений с этим признаком определяется:
Р=М/N
P+Q=1(100%)
1-P=Q,
где Q – доля явлений с альтернативным признаком.
Пользоваться выводами, полученными на основании исследования выборочной совокупности, можно в том случае, если разность между средними арифметическими (или средними долями) признаков выборочной и генеральной совокупностей стремится к нулю. Предполагается, что это требование удовлетворяется при выполнении четырех условий, оговоренных выше. Правда, зная только выборочные средние показатели, нельзя дать точные оценки их разности, так как неизвестны средние показатели генеральной совокупности. Кроме того, сами значения выборочных средних могут колебаться в зависимости от того, какие единицы генеральной совокупности попадут в выборку. Поэтому оценка репрезентативности выборочной совокупности по средним показателям ее распределения сводится к поиску ошибки репрезентативности.
Обычно число положительных отклонений от среднего арифметического значения совокупности примерно равно числу отрицательных отклонений, т.е. сумма всех отклонений неизбежно стремится к нулевому значению. Поэтому, если бы потребовалось просуммировать все отклонения признака в совокупности, эта сумма всегда была бы равна нулю.
Во избежание этого каждое отклонение возводят в квадрат и находят сумму квадратов – дисперсию.
Нормальное распределение в полной мере характеризуется параметрами: х – среднее значение признака и
· – среднее квадратичное (стандартное) отклонение.
Основная же проблема репрезентативности – в правомерности экстраполяции выводов, полученных при анализе выборочной совокупности, на всю генеральную совокупность. В той степени, в какой выборка является репрезентативной, выводы, основанные на изучении этой выборки, можно без всяких опасений считать применимыми к исходной совокупности. Такое распространение результатов в зарубежной литературе называют генерализуемостью.
Репрезентативным считается исследование, при котором отклонение в выборочной совокупности по контрольным признакам не превышает 5%.

3.5. Методы и технология сбора социологической информации

3.5.1. Анализ документов
Документ (лат. documentum – доказательство) – материальный объект, содержащий в зафиксированном виде по установленным формам и правилам информацию, необходимую для научно-исследовательских и практических целей.
Документом в социологии называется специально созданный человеком предмет, предназначенный для передачи или хранения информации. Необходимо отметить, что единичные документы крайне редко становятся объектом социологического изучения, обычно интерес для исследователя представляет некоторый массив документальных источников.
Документы содержат информацию о каком-либо явлении, процессе или событии, которое когда-то имело место, т.е. документы содержат первичную информацию. Изучение документов дает вторичные сведения, систематизированные, обобщенные и теоретически обработанные. Поэтому в социологических методах сбора информации анализ документов обладает свойствами так называемого «метода вторичного анализа данных». Это свойство данного метода и определяет специфику его использования.
Анализ документов может быть использован в социологических исследованиях в двух качествах:
как главный или единственный метод;
в сочетании с другими методами.
В качестве единственного метода сбора информации в процессе социологического исследования анализ документов применяется довольно часто. Например, биографический метод, история жизни, история семьи – все это различные вариации метода анализа документов, используемого самостоятельно, без привлечения других методов. В тоже время необходимо отметить, что не менее широко в практике социологических исследований используется этот метод в совокупности с другими. Анализ документов позволяет более точно сформулировать проблему, очертить границы объекта и предмета исследования, а также может дать результаты для формулировки рабочих гипотез исследования. Способ использования данного метода определяется двумя факторами: задачами конкретного исследования и квалификацией исследователя.
Немаловажной специфической чертой метода анализа документов является субъективность. Понимание текста документа требует установления соответствия между языком документа и языком исследователя, требует «включения» интуиции, культуры, жизненного опыта. Все это может вносить искажение в результаты исследования. Конечно же, социология выработала определенные процедуры и специализированные методы проведения анализа документа, которые позволяют уменьшить долю субъективизма, но успешность использования данного метода в социологических исследованиях во многом зависит от индивидуальных черт исследователя.
Основными условиями успешного использования данного метода является проверка массива документов на надежность и достоверность. За любым текстом всегда стоят люди и их интересы, их сила и слабости всегда отражаются в содержании документа. Поэтому в целях проверки надежности документов необходимо установить подлинность источника и его связь с предметом исследования. А изучение правдивости освещения фактов, точности в передаче автором описываемых им событий позволит оценить степень достоверности документа.
Как следует из приведенного выше определения понятия «документ», в качестве такового может выступать практически любой носитель социальной информации. Развитие технологий коммуникации и разнообразие современной жизни предлагают исследователю множество документальной информации, которая требует своего упорядочения в классификациях. Классифицировать документы можно по разным основаниям:
по форме изложения (вербальные и статистические);
по форме фиксации (печатные и рукописные на бумажной основе, иконографические в виде записи на кино-, фото- и видеопленке, на магнитной ленте, лазерных дисках и т. п.);
по способу восприятия (визуальные, аудиальные, кинестетические и смешанные);
по прямому содержанию (литературные данные, исторические и научные архивы, архивы социологических исследований, видеохроники общественных событий, научно-технические: книги, патенты, инвестиционные проекты, конструкторско-технологическая документация и т. д.; правовые: постановления, указы, договоры и т. д.; управленческие: приказы, директивы и пр.; экономические: технико-экономические обоснования, финансовые, бухгалтерские, налоговые документы, бизнес-планы и т. п.; организационные: организационные проекты, устав, организационные структуры, протоколы, инструкции и т. п.);
по статусу (официальные: правительственные материалы, постановления, заявления, коммюнике, стенограммы официальных заседаний, данные государственной и ведомственной статистики, архивы и текущие документы различных учреждений и организаций, деловая корреспонденция, протоколы судебных органов и прокуратуры, финансовая отчетность, документы, удостоверяющие личность человека и его права и т. п. и неофициальные: личные материалы, а также составленные гражданами безличные документы, например статистические обобщения, выполненные другими исследователями на основе собственных наблюдений и др.);
по уровню иерархии нормативно-методического обеспечения (международное сообщество, страна, регион, город, село, фирма);
по функциональным особенностям (информационные, регулятивные, коммуникативные и культурно-воспитательные);
по целевому назначению (целевые, возникновение которых было специально задумано исследователем: ответы на вопросы анкеты и тексты интервью, записи наблюдений, отражающих мнения и поведение респондентов; справки официальных и общественных организаций, выполненные по инициативе, заказу исследователей; статистическая информация, собранная и обобщенная в ориентации на определенное социологическое исследование, и наличные, т. е. существующие независимо от исследователя: официальные документы, статистические сведения, материалы прессы, личная переписка и т. д.);
по степени персонификации (личные: карточки индивидуального учета (например, библиотечные формуляры или анкеты и бланки, заверенные подписью); характеристики, выданные данному лицу, письма, дневники, заявления, мемуарные записи; документы поименного голосования в представительных органах власти и безличные: статистические или событийные архивы, данные прессы, протоколы собраний);
по количеству авторов (один и множество);
по источнику информации (первичные, составляющиеся на базе прямого наблюдения или опроса, на основе непосредственной регистрации совершающихся событий, и вторичные: обработка, обобщение или описание, сделанное на основе данных первичных источников);
по месту хранения (в государственных и частных, отечественных и зарубежных, центральных и региональных архивах; научных публикациях – статьях, монографиях, словарях и энциклопедиях, справочниках; веб-сайтах: отечественных и зарубежных электронных библиотеках; сайтах, специализирующихся на социологии и родственных с ней дисциплинах; официальных сайтах научных журналов).
Предложенные способы классификации документов охватывают большую их часть, но они не являются конечными и исчерпывающими.
Методы анализа документов. Основная проблема при анализе документов заключается в сложности интерпретации языка документов в терминах языка исследования. Документы составлены не для того, чтобы социолог проверял по ним свои гипотезы. Они создаются с другими целями: ведомственными, личными, общественными и др. Поэтому необходимо использование определенных правил и процедур изучения документов, необходима разработка самой схемы анализа документа, необходимо определить текстовые индикаторы ключевых понятий концепции исследования и т. д. Все это приводит к возникновению множества методов анализа документов. Тем не менее, все многообразие методов анализа документов сводится к двум основным типам: традиционному (качественному, содержательному) анализу и формализованному (количественному) анализу.
Некоторые исследователи считают, что эти два исследования являются полностью независимыми друг от друга и могут быть использованы самостоятельно и по отдельности. Вторая позиция представляется более аргументированной и логичной – оба типа взаимно дополняют друг друга.
На первом этапе анализа документов целесообразно использовать традиционный анализ, который позволит скорректировать гипотезы исследования, изучить существо анализируемых материалов, логики текста, обоснованность и достоверность приводимых сведений.
Традиционный анализ – это толкование документа, его всесторонняя интерпретация путем выяснения основных мыслей и идей конкретного текста, воссоздания логических связей и противоречий между ними. Традиционный анализ бывает внешний и внутренний. Внешний предполагает восстановление обстоятельств создания документа в историческом и социальном планах. Внутренний представляет собой анализ содержания документального источника, выяснения отраженных в нем конкретных социальных связей и отношений. Традиционный анализ применим для документов всех типов. Выделяют специальные методы традиционного анализа: исторический, психологический, юридический, лингвистический.
Интерпретация документа представляет собой оценочные суждения самого исследователя, обусловленные его мировоззренческой позицией и ситуативными установками. Это увеличивает субъективность результатов социологического исследования, что снижает его качество. Для снижения субъективизма в социологии разработаны методы, которые позволяют оценить документ на основе объективных показателей содержания. Это методы формализованного анализа.
К методам формализованного анализа относят информационно-целевой метод и методы контент-анализа. Суть информационно-целевого метода заключается в следующем. Любой текст обладает счетным и конечным количеством смысловых опорных узлов содержания. Также любой текст содержит некоторое количество базовых идей. Различные соотношения между опорными узлами содержания и базовыми идеями текста позволяют вычислить коэффициент новизны или информативность текста. Специфика контент-анализа будет рассмотрена ниже.
Контент-анализ или формализованный (количественный) анализ документов направлен на получение объективной информации о некоторой совокупности однородных документов путем фиксации существенных характеристик содержания и их количественного описания.
Общая структура контент-анализа может быть модифицирована различными способами. Американский социолог Р. Мертон выделяет шесть типов контент-анализа:
Элементарный контент-анализ. Простейшее выделение и исследование единиц анализа, содержащихся в документе.
Классификационный контент-анализ. Выделяются единицы анализа, которые не только отражают наличие искомой информации, но и позволяют выявить отношение этих единиц к объекту исследования. Затем полученную информацию можно упорядочить в классификации по отношению к объекту исследования.
Контент-анализ по единицам анализа. При использовании этого типа анализа документов выделяют главные и второстепенные единицы анализа с позиций проводимого исследования. Единицы анализа можно классифицировать не просто на главные и второстепенные, но выстроить сложную систему иерархии важности единиц анализа для целей социологического исследования. Таким образом, модель документа оказывается более богатой по своим исследовательским свойствам.
Тематический контент-анализ. Первоначально исследователь определяет максимально широкую совокупность категорий анализа, чтобы охватить всю совокупность тем, которые могут содержаться в массиве документов и относятся к предмету исследования. Каждая категория анализа полностью описывается единицами анализа. Полученная совокупность данных наиболее широко представляет содержание текста.
Структурный контент-анализ. Целью данного вида анализа, документов является анализ взаимоотношений различных тем и отношений в анализируемом тексте, то есть анализ структуры документов.
Анализ пропаганды. Данный вид контент-анализа используется в том случае, когда необходимо установить основную идею массива информации в целом. Довольно часто совокупность документов посвящена одной теме и преследует какую-то скрытую цель, раскрыть эту цель можно только путем содержательного анализа всего массива информации. В данном виде контент-анализа также необходимо строить модель каждого документа, выявляется их общая направленность, система причинно-следственных связей между документами и темами документов, тенденции и способы представления информации в выявленном направлении.
Выделенные Р. Мертоном шесть типов контент-анализа отличаются друг от друга целью, направленностью, процедурой проведения и т. д. В тоже время, у этого метода есть некие общие свойства, которые позволяют выявить моменты, характеризующие метод в целом.
Контент-анализ начинается с выявления смысловых единиц, в качестве которых используют:
понятия, выраженные в отдельных терминах;
тему, выраженную в целых смысловых абзацах, частях текстов, статей, радиопередач и т. п.;
имена исторических личностей, политиков, выдающихся ученых и деятелей искусства, организаторов производства, лидеров движений и партий, наименования общественных институтов, организаций и учреждений;
целостное общественное событие, официальный документ, факт, произведение, случай и т. п.;
смысл апелляций к потенциальному адресату (в том числе апелляции к определенным ценностям, идеалам, интересам и т. д.).
По мнению В. И. Добренькова и А. И. Кравченко роль единиц анализа может выполнять что угодно: темы и проблемы, пропозиции, образы, идеологемы, метафоры, примеры и аналогии, каламбуры, аллитерации, мифологемы, кочующие образы и многое другое, иногда очень экзотическое, скажем, надписи на стенах публичных туалетов. Единицами анализа могут служить, например, упоминания о российских политических деятелях и политических партиях и движениях (фамилии, имена политиков и названия партий). В такой роли могут выступать также фрагменты текста или его признаки, фотографии, заголовки, названия профессий, события, города, страны, организации, оценки, суждения на определенную тему и т. п.
Смысловые единицы анализа выделяются на основе содержания гипотез исследования, подсказываются методологическими посылками программы. Основная задача исследователя – определить максимально корректные единицы анализа. В тоже время количество их не должно быть чрезмерно большим, так как это является признаком нестрогости и эклектизма.
В социологических исследованиях наиболее часто используются следующие виды смысловых единиц анализа: слово (словосочетание), сообщение, герой (характер), тема, суждение, ситуация и т. д. Обычно в исследовании используется несколько видов единиц анализа одновременно.
Смысловые единицы анализа измеряются с помощью двух видов мер:
единицы протяженности (физическая протяженность или площадь текстов, заполненная смысловыми единицами: число строк, абзацев, квадратных миллиметров, знаков, колонок – в печатных текстах; длительность трансляции по радио или телевидению, метраж пленки при магнитофонных записях);
единицы частоты (частота упоминания по отношению к другим единицам).
После определения смысловых единиц анализа и видов их измерения проводится анализ текста на предмет выявления количества тех или иных смысловых единиц анализа определенной протяженности и частоты. По отношению к единицам анализа, сгруппированным по единому основанию, иначе говоря, составляющим концептуальное целое, специалисты употребляют другой термин – «категории анализа».
Категории анализа – его смысловые единицы, обозначающие эмпирические признаки текстовой информации, которые являются результатом операционализации опорных теоретических понятий в концепции исследования.
Требования к категориям анализа:
должны выражать теоретические понятия исследования;
иметь в соответствии признаки (смысловые единицы) в тексте;
обладать возможностями однозначной регистрации признаков, составляющих эти категории.
Категории анализа выражаются определенными признаками (подкатегориями), характеризующими интенсивность, направленность, значимость выраженной в категории идеи, проблемы. К ним могут относиться понятия из любой сферы жизни общества: формы собственности, приватизация, финансовая система, научно-технический прогресс, методы хозяйствования, национализм, авторитаризм, демократия, международное сотрудничество, права человека, гуманизм, активность, деловая предприимчивость, нарушение законности, коррупция и др. С помощью категорий выделяют концептуальные связи, модели, микропроблемы, тематические поля.
Категории анализа, по мнению С. И. Григорьева и Ю. Е. Растова, должны быть:
уместными, т.е. соответствовать решению исследовательских задач;
исчерпывающими, т.е. достаточно полно отражать смысл основных понятий исследования;
взаимоисключающими (одно и то же содержание не должно входить в различные категории в одинаковом объеме);
надежными, т.е. такими, которые не вызывали бы разногласий между исследователями по поводу того, что следует относить к той или иной категории в процессе анализа документа.
Г. Г. Воробьев отмечает, что в настоящее время различается четыре методологии контент-анализа:
грамматический (лингвистический) – по размеру абзацев, длине фраз, порядку слов в предложении, метрическому составу и другим формальным признакам языка;
семантический (социологический) – по экспертным оценкам содержания;
документалистический (кибернетический) – по параметрам языка, текста и документа как сообщения (дескрипторы и их нагрузка, компактность, информационная плотность, аспектность, проточность, физический и информационный объемы, информационная емкость и информативность);
цитационный – анализ библиографических ссылок в научной литературе.
Проведение контент-анализа требует предварительной разработки ряда исследовательских инструментов. Разные специалисты и источники называют неодинаковое число таких документов. По мнению С. И. Григорьева и Ю. Е. Растова, их должно быть пять:
классификатор контент-анализа;
протокол итогов анализа (он еще называется – бланк контент-анализа);
регистрационная карточка (кодировальная матрица);
инструкция исследователю, непосредственно занимающемуся регистрацией и кодировкой единиц счета;
каталог (список) проанализированных документов.
Классификатором контент-анализа авторы называют общую таблицу, в которую сведены все категории (и подкатегории) анализа и единицы анализа. Ее основное предназначение – предельно четко зафиксировать то, в каких единицах выражается каждая категория, используемая в исследовании. Классификатор уподобляется социологической анкете, где категории анализа играют роль вопросов, а единицы анализа – ответов, и считается основным методическим документом контент-анализа, предопределяющим содержание других документов.
Протокол (бланк) контент-анализа содержит: во-первых, сведения о документе (его авторе, времени издания, объеме и т. п.); во-вторых, итоги его анализа (количество случаев употребления в нем определенных единиц анализа и следующие отсюда выводы относительно категорий анализа). Протоколы заполняются, как правило, в закодированном виде, но не ради сохранения тайны контент-анализа, а исходя из желания на одном листе бумаги уместить всю информацию о документе (так удобнее сопоставлять друг с другом итоги анализа разных документов).
Регистрационная карточка представляет собой кодировальную матрицу, в которой отмечается количество единиц счета, характеризующих единицы анализа. Протокол контент-анализа каждого конкретного документа заполняется на основе подсчета данных всех регистрационных карточек, относящихся к этому документу.
Типичные ошибки контент-анализа документов. Если контент-анализ применяется впервые, то допускаются многочисленные ошибки. Среди них специалисты отмечают наиболее типичные просчеты:
анализ документов опережает разработку исследовательской программы;
анализируются документы, не связанные с гипотезами исследования (имеющие сходство с темой исследования лишь по названию);
не проверена подлинность документа;
не уточнено его авторство;
неполно учтено его предназначение;
категории анализа не определены до такой степени, которая позволяет четко различать смысловые единицы текста документа;
категории анализа не субординарны и не приведены в соответствие с теми дефинициями и операционализирующими их терминами, которые зафиксированы в программе исследования;
категории анализа несопоставимы со смыслом и языком текста анализируемого документа;
единицы анализа характеризуют категории анализа лишь внешне, а не по существу, поэтому единицы анализа не позволяют идентифицировать содержание документа в полном соответствии с категориями анализа;
анализ документа ведется без предварительной подготовки всего комплекса методических инструментов;
классификатор имеет недочеты, составлен с нарушением правил логики;
регистраторы (кодировщики) не получили должной методической подготовки;
инструкция по регистрации и кодировке недостаточно полная, составлена исследователем, который сам предварительно не апробировал инструментарий;
кодировка не соответствует программе математической обработки данных исследования;
результаты контент-анализа не перепроверены информацией, собранной иными методами.
3.5.2. Метод наблюдения
В социологических исследованиях под наблюдением понимается метод сбора первичных эмпирических данных, который заключается в направленном, систематическом, непосредственном визуальном и слуховом восприятии (прослеживании) и регистрации значимых с точки зрения целей и задач исследования социальных процессов, явлений, ситуаций, фактов, подвергающихся контролю и проверке. Таким образом, научное социологическое наблюдение должно обладать следующими чертами:
оно подчинено ясной исследовательской цели и четко сформулированным задачам;
планируется по заранее обдуманной процедуре;
все данные наблюдения фиксируются в протоколах или дневниках по определенной системе;
информация, полученная путем наблюдения должна поддаваться контролю на обоснованность и устойчивость.
Для того чтобы превратить обыденное наблюдение в научный метод, необходимо, по мнению С. И. Григорьева и Ю. Е. Растова, осуществить следующий ряд исследовательских процедур:
вычленить в программе исследования те задачи и гипотезы, которые будут решаться и обосновываться данными наблюдения;
определить в общей программе исследования или специальной программе наблюдения: объект наблюдения (индивид, малая группа, социальная общность, общественное мероприятие, событие и др.); предмет наблюдения, т.е. совокупность интересующих наблюдателя свойств (признаков) объекта (факторов его поведения); категории наблюдения – показатели либо конкретные признаки, которые отвечают определенным требованиям (они значимы для решения поставленной задачи, операционализированы и доведены до уровня наблюдаемых признаков, имеют количественный характер), они более конкретны, чем исходные понятия наблюдения, но более абстрактны, чем единицы наблюдения; наблюдаемые ситуации, т.е. реальные обстоятельства, при которых могут проявиться категории наблюдения; условия наблюдения, т.е. обязательные требования к ситуации, при наличии которых только и может происходить наблюдение (или этого делать нельзя); единицы наблюдения – элементарные, эмпирически фиксируемые акты поведения людей, через которые распознается категория наблюдения;
подготовить инструментарий наблюдения: дневник наблюдения – методический документ, где в закодированной или общепонятной форме записываются: ход наблюдения, результаты наблюдения, действия наблюдателя, оценка инструментария и процедур, реакция наблюдаемых; карточки наблюдения (карточка наблюдателя, лист наблюдения, карточка индикаторов для регистрации) – методический документ, предназначенный для регистрации единиц наблюдения в строго формализованном и закодированном виде (карточек должно быть ровно столько, сколько единиц наблюдения); протокол наблюдения – методический документ, обобщающий данные всех карточек и содержащий методические сведения о процедуре наблюдения; классификатор контент-анализа дневниковых и протокольных записей; аудиовизуальные технические средства фиксации единиц наблюдения; программу обработки данных наблюдения;
провести пилотаж (апробировать) инструментария, внести в него, если потребуется, должные коррективы, размножить его в необходимом количестве экземпляров;
составить план и (или) сетевой график выполнения наблюдения (кто, где, когда его проводит);
разработать инструкцию наблюдателям, провести их обучение и инструктаж;
осуществить комплекс операций непосредственного наблюдения в полном соответствии с вышеозначенными требованиями и рекомендациями.
Специфика наблюдения такова, что оно всегда является локальным. Каждая наблюдаемая ситуация носит ограниченный, принципиально уникальный характер. Поэтому, каким бы всесторонним и глубоким ни был проведенный анализ, получаемые выводы могут быть обобщены и экстраполированы на более широкие ситуации только с величайшей осторожностью и при соблюдении многих требований.
Виды наблюдения. Наблюдение можно классифицировать по различным основаниям:
по степени формализованности (структурированное, систематизированное или стандартизированное и неструктурированное или нестандартизированное);
в зависимости от положения наблюдателя (включенное и невключенное);
по упорядоченности (случайное и систематическое);
по форме взаимоотношений ученого с испытуемыми (скрытое и открытое наблюдение);
по условиям организации (полевое и лабораторное);
по длительности проведения, задачам и масштабу изучаемого явления (кратковременное и долговременное).
Структурированное наблюдение – вид наблюдения, при котором исследователь располагает достаточной информацией об объекте исследования и заранее определяет значимые элементы изучаемой ситуации, составляя подробный план и инструкции для фиксации результатов наблюдения еще до начала сбора материалов. Этот вид наблюдения предполагает повышенную способность наблюдателя к сосредоточению внимания на частностях и самоконтролю, а также пунктуальности, исполнительности и педантизму.
Неструктурированное наблюдение – вид сбора информации, при котором элементы процесса, подлежащего изучению, заранее не определяются. Применяется при отсутствии четких гипотез и детального плана действий наблюдателя, требует солидной теоретической подготовки в области социологии, психологии, социальной психологии и конфликтологии, умения с одинаковым вниманием следить, как минимум, за 5-7 параметрами ситуации, способности быстро переключать внимание, не зацикливаясь лишь на каком-либо одном проявлении категории наблюдения.
Включенное наблюдение – способ наблюдения, при котором наблюдатель становится членом исследуемой группы. Здесь от наблюдателя потребуются умение быстро и эффективно налаживать контакты с незнакомыми людьми, общительность, доброжелательность, тактичность, сдержанность и толерантность.
Невключенное наблюдение – наблюдение, при котором исследователь выполняет функцию наблюдателя, не взаимодействуя с участниками ситуации, оставаясь вне их поля зрения, не включаясь в ход событий и не задавая вопросов. Ему противопоказана яркая (броская) одежда, экстравагантность манер поведения, излишняя демонстрация своей заинтересованности изучаемыми событиями. Он должен иметь устойчивую психику, флегматичный темперамент, способность сохранять самообладание при резких изменениях ситуации, терпение и устойчивость в сохранении своей позиции стороннего наблюдателя.
Случайное наблюдение – наблюдение заранее незапланированного явления.
Систематическое наблюдение – вид наблюдения, которые проводят регулярно в течение определенного периода.
Скрытое наблюдение – вид наблюдения, при котором участники деятельности не догадываются о присутствии исследователя.
Открытое наблюдение – вид наблюдения, при котором исследователь сообщает участникам о своих намерениях.
Полевое наблюдение – вид сбора информации, осуществляемый в естественных наблюдаемых условиях, в реальной жизненной ситуации. Особую роль здесь играют знания смыслов невербальных реакций людей (улыбок, жестов), оперативная память, аналитичность мышления наблюдателя, его способность отграничивать друг от друга отдельные признаки изучаемого объекта, распределять свое внимание на все эти признаки и переключать его на один из них.
Лабораторное наблюдение – вид сбора информации, при котором условия окружающей среды определяются исследователем, то есть наблюдение осуществляется в условиях, искусственно созданных для наблюдаемых и контролируемых исследователем. При этом повышается значимость умения исследователя регулировать эти условия и контролировать их влияние на наблюдаемых, а также таких черт, как принципиальность и аккуратность, техническая грамотность (в связи с использованием аудиовизуальных средств наблюдения).
Кратковременное наблюдение – вид сбора информации на первой стадии исследования для формулировки гипотез или контроля и пополнения данных, полученных другими методами.
Долговременное наблюдение – вид сбора информации, длящийся многие месяцы и годы, призванный отследить протекание крупномасштабных либо сложно организованных социальных процессов.
Довольно часто наблюдение используется в социологических исследованиях как метод предварительного исследования, результаты которого могут быть использованы для разработки программ (включая формулировку гипотез) и инструментария для дальнейших исследований.
Преимущества и недостатки наблюдения. Наблюдение как метод сбора информации имеет бесспорные преимущества перед другими методами, но также имеет и некоторые недостатки. К числу преимуществ метода наблюдения можно отнести следующие:
наблюдение позволяет фиксировать события и элементы человеческого поведения в момент их совершения, появления, в то время как другие методы сбора первичных данных основываются на предварительных или ретроспективных суждениях индивида. Ретроспективные суждения индивидов всегда основываются на стремлении сгладить некоторые «шероховатости» поведения, стремлении выглядеть лучше, чем есть на самом деле;
независимость наблюдения от готовности наблюдаемых лиц. Это позволяет фиксировать элементы социальной жизни в том виде, в котором они существуют в реальности;
многомерность охвата, то есть исследователь может оценить ситуацию полностью, не ограничиваясь единицами наблюдения;
широта поля наблюдения. В ходе наблюдения исследователь может принять во внимание такие факторы, которые ранее не учитывались им при разработке программы исследования;
отсутствие специальной аппаратуры при обыденном наблюдении.
К числу недостатков метода наблюдения можно отнести следующие:
сложность, а иногда и невозможность проведения повторного наблюдения, поскольку социальные процессы подвергаются воздействию большого числа различных факторов, которые не всегда могут повторяться;
влияние психологических особенностей наблюдателя на процесс наблюдения, что ведет к искажению полученной информации;
возникновение последующих событий. Довольно часто по окончании наблюдения могут происходить такие события, которые могут полностью изменить полученные результаты или существенно скорректировать выводы исследования;
высокая вероятность ошибок наблюдателя в оценках ситуации. Они вытекают преимущественно из отношения наблюдателя к наблюдаемому объекту или к обстоятельствам наблюдения и мешают достичь требуемой адекватности в отображении исследуемого объекта;
усреднение результатов. Любая формализация процедур наблюдения приводит к усреднению наблюдаемых явлений, что ведет к искажению информации;
большие затраты времени, людских, материальных и финансовых ресурсов;
ограниченность круга наблюдаемых лиц и явлений.
Организация и технология проведения наблюдения. Прежде чем исследователь должен преступить к непосредственному наблюдению, он должен провести ряд подготовительных процедур, которые связаны с предварительным изучением объекта и ситуации. Отметим основные ориентиры предварительного изучения:
общая характеристика социальной ситуации (сфера деятельности, социальные регуляторы объекта, степень саморегуляции объекта и т.д.);
типичность наблюдаемого объекта в данной ситуации относительно других аналогичных объектов и ситуаций;
субъекты или участники социальных событий;
цель деятельности и социальные интересы субъектов и групп;
структура деятельности субъектов (мотивация, влияющие факторы и т. д.);
регулярность и частота наблюдаемых событий.
После предварительного изучения объекта и ситуации исследователь должен сформулировать общую концепцию процесса наблюдения, и лишь затем переходить непосредственно к процессу наблюдения.
Наблюдение, как метод, имеет общей задачей структурировать объект, выделить в нем разнородные свойства, элементы, функции действующих лиц или групп. Исходя из этого, первым этапом процесса наблюдения является структурирование объекта, выделение наиболее значимых субъектов, процессов, реакций субъектов и т. д. На данном этапе также необходимо определить шкалы оценок, которые позволят измерить силу проявления различных реакций наблюдаемого объекта. Если наблюдение является включенным, то на этом же этапе необходимо определить роль наблюдателя, которая определяется в большей степени программой исследования и в чуть меньшей – результатами предварительного изучения объекта и ситуации. Выделяют следующие роли наблюдателя в процессе включенного наблюдения:
полный участник (цели и статус исследователя для окружающих неизвестен);
участник как наблюдатель (цели и статус исследователя известен только для некоторых окружающих, исследователь является инициатором событий, которые представляют интерес для исследования);
наблюдатель как участник (цели и статус исследователя известен всем окружающим, наблюдаемые добровольно позволяют исследователю стать участником событий);
полный наблюдатель (цель и статус исследователя известен для окружающих, но он не допускается наблюдаемыми к тем событиям, которые представляют исследовательский интерес).
На втором этапе исследователь должен подготовить бланк протокола регистрации данных наблюдения, в котором будет отмечать наличие тех или иных элементов наблюдения, силу их проявления, частоту проявления, время протекания и некие специфические черты каждого элемента. На данном этапе необходимо провести апробацию бланка протокола с целью проверить удобство работы с ним.
Третий этап – собственно наблюдение за объектом. Необходимо отметить, что наблюдение за большой аудиторией наблюдаемых проводится несколькими лицами и соответственно требует предварительного инструктажа наблюдателей.
Четвертый этап метода наблюдения – первичная обработка результатов. Цель данного этапа – проверка правильности заполнения бланков протокола.
Для того чтобы обеспечить надежность, обоснованность и устойчивость данных, необходимо соблюдать следующие правила:
максимально дробно классифицировать элементы событий, подлежащие наблюдению, пользуясь четкими индикаторами;
если наблюдение осуществляется несколькими лицами, то необходимо согласование их впечатлений и оценок событий;
один и тот же объект следует наблюдать в разных ситуациях;
необходимо четко различать и регистрировать содержание, формы проявления наблюдаемых событий и их количественные характеристики;
четко различать описание событий и их интерпретацию;
при включенном или невключенном наблюдении необходимо следить за обоснованностью интерпретации данных;
необходимо осуществлять проверку обоснованности наблюдения с помощью независимых критериев (например, с помощью других методов сбора данных по той же программе исследования).
В протокол наблюдения заносятся данные о трех оценочных показателях:
коэффициент согласия наблюдателей – показатель, характеризующий совпадение данных, полученных одновременно различными наблюдателями;
коэффициент устойчивости наблюдений – показатель, характеризующий совпадение данных, полученных одним и тем же наблюдателем в различное время;
коэффициент надежности наблюдения – показатель, характеризующий совпадение данных, полученных разными наблюдателями в различное время.
Социологическое наблюдение должно быть целенаправленным: наблюдатель должен отчетливо представлять и понимать, что он собирается наблюдать и для чего, иначе наблюдение превратится в фиксацию случайных, второстепенных фактов. Чем дольше наблюдение, тем больше фактов может накопить наблюдатель, тем легче будет ему отделить закономерное от случайного, тем глубже и надежнее будут его выводы.
Психологические проблемы наблюдения. Главной особенностью наблюдения в социологии и социальной работе является неразрывная связь наблюдателя с объектом, которая накладывает отпечаток и на его восприятие социальной действительности, и на понимание сути наблюдаемых явлений, их интерпретацию, подверженную влиянию его мировоззрения. Этот же фактор связи наблюдателя с объектом формирует психологическую проблему – восприятие социальных явлений наблюдателем и их интерпретация всегда эмоционально окрашены. Эту особенность необходимо иметь в виду как одну из причин возможного искажения данных наблюдения.
В.А. Козлов и Ю.А. Суслов выделяют следующие типичные ошибки наблюдателя:
социальное положение наблюдаемого, свойства его характера и т. п. могут повлиять на регистрацию фактов исследователем;
искажения могут проистекать из так называемой «тенденции ожидания» наблюдателя. С другой стороны, наблюдаемый, уловив характер ожиданий наблюдателя, может подстроиться под него, вести себя соответствующим образом;
процедура наблюдения предъявляет повышенные требования к вниманию исследователя. В состоянии психологического насыщения одни события регистрируются реже, другие, наоборот, излишне подчеркиваются.
Кроме перечисленных выше типичных ошибок наблюдателя выделяют следующие недостатки метода наблюдения, причины которых имеют психологическую основу. Приведем основные:
«гало-эффект», т.е. наблюдатель приписывает наблюдаемому какие-то качества, не наблюдая их, а основываясь на собственных установках;
эффект «снисходительности». Этот эффект проявляется в тенденции давать общему результату наблюдения преувеличенно положительную оценку, основанную на заботе наблюдателя о собственном престиже;
ошибка моделирования. Наблюдатель основывается на установке, что различные свойства наблюдаемого должны согласовываться либо быть сходными между собой, что не всегда есть на самом деле;
ошибка контрастности. Склонность наблюдателя при оценке других людей игнорировать или отрицать у них наличие черт характера, наблюдаемых у самого себя.
Основным способом устранения влияния психологических искажений на качество полученных данных является тщательная подготовка наблюдателя, максимальная формализация процедур наблюдения и неоднократное наблюдение изучаемого объекта. По возможности наблюдение ведется одновременно и несколькими наблюдателями.
3.5.3. Анкетирование
Анкетный опрос – наиболее распространенный и наиболее универсальный метод сбора данных в социологии. Он предполагает «общение» исследователя с опрашиваемым лицом (респондентом) с помощью анкеты, или опросного листа. Опрос по анкете предполагает жестко фиксированный порядок, содержание и форму вопросов, ясное указание способов ответа. В зависимости от содержания и конструкции задаваемых вопросов, места проведения опроса и формы контакта с респондентами различают следующие виды анкетных опросов:
заочные (респондент заполняет анкету самостоятельно) и прямые (в присутствии анкетера) опросы;
индивидуальные (при обращении к отдельному респонденту) и групповые (одновременное заполнение анкет опрашиваемыми в какой-либо аудитории) опросы;
опросы «на месте» (дома, на работе, когда сам анкетер раздает и собирает опросные листы) и почтовые (рассылочные) опросы;
зондажные (для апробации выборки и самой анкеты) и основные опросы;
в привязке к тематике выделяют событийные анкеты, анкеты на определение ценностных ориентаций, статистические (при переписях), хронометражные (о бюджетах времени);
наконец, по форме и характеру вопросов различают открытые и закрытые опросы.
К вышеизложенным можно добавить еще такой специфический вид, как экспертные опросы – ситуацию, когда в качестве респондентов выбираются специалисты-эксперты в сфере соответствующей исследовательской проблемы (объекта).
Условия применения анкеты. Когда целесообразно и возможно применение анкетирования? Пожалуй, в самом общем виде такую ситуацию можно обозначить как стремление в относительно сжатые сроки охватить возможно большее количество людей по достаточно широкому спектру вопросов, причем получаемая информация допускает разнообразные методы математико-статистической обработки с помощью компьютерной техники. К этой общей констатации следует добавить и несколько частных условий (обстоятельств) применения анкетного опроса:
в отличие от наблюдения и эксперимента, доступными для исследователя становятся так называемые «факты сознания» (оценки, мнения, мотивы, установки);
в дополнение к «фактологии» анкетирование позволяет установить причины действий, поступков и взглядов опрашиваемых;
в качестве фактора-«ограничителя» при изучении внутреннего мира человека анкетирование предполагает соблюдение принципов добровольности и анонимности;
в целях повышения обоснованности и достоверности получаемой субъективной информации (поскольку речь идет об индивидуальном опросе) анкетирование должно предполагать средства «дополняющей» проверки – в виде контрольных вопросов, вопросов-фильтров и т. п.
Преимущества и недостатки анкетирования. В дополнение к таблице сравнительных характеристик различных методов сбора информации (см. ранее, вопрос «Методы сбора информации (общий обзор)» можно, обобщая социологическую литературу по данному вопросу, зафиксировать следующее (табл. 3.5.3.1):
Таблица 3.5.3.1
Преимущества и недостатки анкетирования

Преимущества анкетирования
Недостатки анкетирования

большой содержательный спектр информации; возможность выявить «внутренний мир» человека; возможность целенаправленной (тематически) ориентации; большая концентрация материала; возможность применения зондажного (пилотажного) опроса; сочетаемость с другими методами (наблюдение, интервью); возможность сравнительного анализа и перепроверки данных; широкие «географические» рамки метода; возможность вторичного анализа (с иными исследовательскими задачами); «традиционность» метода.
субъективированная информация; влияние факторов памяти и знаний; трудоемкость раздачи и сбора; возможная неискренность респондентов; проблема интерпретации вопросов респондентами; проблема интерпретации ответов исследователем; возможная недостаточная мотивация «соучастия» в анкетировании со стороны респондентов; относительная слабость контроля при заочном анкетировании; чрезмерная увлеченность методом без учета ситуации; кажущаяся легкость проектирования метода.


Структура анкеты. Как правило, анкета состоит из следующих частей: введения (преамбулы), реквизитной части, информативной части, классификационной части (паспортички), заключения.
1. Введение знакомит опрашиваемого с целями научного исследования, содержанием анкеты, Здесь обязательно надо указывать на анонимность и конфиденциальность, а также размещать правила заполнения и (при необходимости) способ ее возвращения. В случае анонимности респондент должен быть уверен, что его имя и другие реквизиты не будут известны исследователям. В случае конфиденциальности предполагается, что имя респондента известно только исследователю, но отнюдь не заказчику данного обследования.
2. Реквизитная часть. В реквизитной части кроме некоторых технических данных – кодов, служебных пометок – принято размещать название организации, производящей опрос, приводится информация, касающаяся респондентов. Кроме того, здесь идентифицируется сам вопросник, т.е. ему дается название, указываются дата, время и место проведения опроса, фамилия интервьюера. В социологической практике иногда вводную и реквизитную часть объединяют в одну.
3. Информативная (содержательная) часть состоит из содержательных вопросов (закрытых и открытых, контрольных вопросов, вопросов-фильтров, вопросов-«меню» и т.д.), «переведенных» на логику восприятия респондентом. При большом количестве вопросов или при охвате нескольких тем содержательная часть подразделяется на «смысловые блоки» (анкеты-омнибусы), вопросы которых требуют различных «техник» (по количеству выбираемых альтернатив, по способу шкальных оценок и т. п.). Чтобы облегчить работу респондента к каждому из таких вопросов или блоков дается исчерпывающая инструкция, а также предусматриваются специальные переходы от одной темы к другой. Формулировки этих переходов имеют целью переключить внимание респондентов на восприятие нового предмета опроса.
Следующим важным условием структурирования анкеты является распределение ответов по степени их трудности. Его можно сформулировать так: от простого к сложному. Это придаст респонденту уверенности в своих силах и позволит расслабиться.
Некоторые разработчики анкеты считают, что первыми целесообразно ставить вопросы, выявляющие уровень осведомленности. Затем – вопросы об имеющемся опыте. И уже затем – об отношении, оценках: Подобный композиционный прием вполне оправдал себя на практике.
Согласно наблюдениям С.И. Григорьева и Ю.Е. Растова, логика построения вопросника строится от «общего к частностям», благодаря чему последующие вопросы играют роль контрольных по отношению к предыдущим. Но иногда целесообразно руководствоваться принципом «от частностей к общему».
По мнению Е.П. Голубкова, сначала надо задавать вопросы, определяющие уровень компетентности респондента в области проводимого исследования, затем «разминочные» вопросы респондентам. Последние должны быть легкими для ответов, стимулируя респондентов к дальнейшим ответам. Наиболее трудные вопросы, требующие для ответа использования специальных шкал и достаточных умственных усилий, рекомендуется ставить в середине или ближе к концу анкеты. Вопросы, носящие чрезмерно личный характер, обычно помещаются среди «невинных» вопросов.
К проектированию вопросников применяют два специальных подхода – туннельный и секционный. При использовании туннельного подхода имеет место постепенный переход от широких, общих вопросов к более узким, частным. Секционный подход заключается в том, что последовательно рассматриваются вопросы по отдельным темам, до их полного исчерпания. На практике зачастую используется комбинация рассмотренных подходов.
4. Классификационная часть содержит социально-демографические и профессионально-квалификационные сведения о респондентах. Иначе ее называют «паспортичкой». Если анкета не предполагает анонимности, здесь же фиксируются персональные сведения (адрес, дата заполнения, личные пожелания, возможность дальнейшего сотрудничества и т. п.).
5. Заключительная часть анкеты содержит благодарность отвечающему за участие в исследовании.
Части 1, 2 и 5 представляют собой обслуживающий, вспомогательный аппарат анкеты, а части 3 и 4 – основную, базисную часть.
Функции, логическая структура и классификация вопросов анкеты. Анкетный вопрос в социологическом исследовании несет в себе важные познавательные и прочие функции. По мнению А.И. Кравченко и других исследователей у анкетного вопроса их три – индикаторная, коммуникативная и инструментальная.
Индикаторная функция состоит в том, что вопрос обеспечивает получение искомой информации, а не какой-либо другой. Обеспечение индикаторной функции связано с обоснованием формулировки вопроса относительно измеряемой характеристики (индиката). Когда индикат определен, то можно оценить, является ли сформулированный вопрос его индикатором, может ли он дать искомую информацию.
Способность вопроса изучать измеряемую характеристику, а не какую-либо другую, называется обоснованностью вопроса. Ее синонимами выступают понятия валидности и релеватности.
Коммуникативная функция вопроса обусловлена природой социально-психологического общения. Она обеспечивает связь между сознанием исследователя и обыденным сознанием респондентов. Критерием оценки коммуникативных возможностей вопроса выступает однозначность понимания его смысла респондентами, искренность и достоверность ответов.
Инструментальная функция вопроса связана с соблюдением специальных требований, предъявляемых к его измерительным возможностям, построению шкал и индексов, формируемых на базе блоков вопросов. Речь идет о таких оценках, как точность и устойчивость измерений, проводимых с помощью вопросов шкального типа.
Логическая структура вопроса определяется наличием в нем двух обязательных элементов:
базисной информации о том, что известно;
указанием на недостаточность известной информации и необходимость ее восполнения или уточнения.
В тех случаях, когда социолог ошибается в определении базисной части вопроса (известной информации), появляется «эффект внушения». Требования к базисной части вопроса таковы:
ее информация должна быть в равной степени известна и социологу и опрашиваемому;
она должна однозначно пониматься и социологом и респондентами;
она должна быть свободна от влияния явных и неявных ожиданий социолога по поводу социально одобряемых и неодобряемых ответов.
Вторая группа логических ошибок вызывается нарушением связи базисной части вопроса с его второй частью (с указанием на неизвестную информацию и на область поиска ответов).
Третья группа логических ошибок связана с адресатом. Часто вопросы относятся к узким группам респондентов. В таком случае должны выполняться следующие требования:
обеспечивается возможность уклониться от ответа (варианты «не знаю», «не имею мнения», «затрудняюсь ответить»);
включаются вопросы-фильтры;
прямо обозначается адресат вопроса.
Все вопросы классифицируются по нескольким критериям:
по форме различают открытые (предполагающие любой ответ в любой форме), закрытые (с предполагаемыми вариантами ответов), прямые (понимаемые буквально) и косвенные (с заложенным скрытым от респондента смыслом) вопросы.
по методической функции выделяют основные (содержательные) вопросы и вопросы «вспомогательные» (функциональные) – контрольные (для уточнения и проверки основных), вопросы-фильтры (например, для определения степени информированности), вопросы-ловушки, функционально-психологические (для снятия напряжения и установок, при переходе от одной темы к другой и т. п.).
по содержанию различают вопросы о фактах («событийные»), о знании (как индикаторы информированности и «включенности» в тему опроса), о мнении (для выявления оценочных суждений) и о мотивах (предполагающие достаточно сложную технику конструирования индикаторов).
по отношению к личности респондента (наводящие, провокационные, деликатные);
по технике заполнения (трудные, сложные).
В описанной классификации все виды анкетных вопросов – специализированные. Каждый вид выполняет отведенную ему роль, занимает строго однозначное место в иерархии или композиции анкеты.
По своей форме или технике заполнения анкетные вопросы делятся на два основных вида – открытые и закрытые. Открытые вопросы дают респонденту возможность самостоятельно сформулировать ответ, выявить всю неповторимость своего индивидуального сознания, языка, стиля. Закрытый вопрос предполагает наличие готовых вариантов ответов, которые социолог разрабатывает до начала опроса, используя свои теоретические знания.
Закрытыми считаются такие вопросы, в которых перечислены все без исключения ответы (альтернативы) и в которых, таким образом, свобода выражения респондентом своего мнения сведена если не к минимуму, то к очень жестким границам.
Закрытые вопросы подразделяют на несколько групп. Дихотомические вопросы предполагают учет наиболее общих, полярных реакций респондента: «да, нет, не знаю (или затрудняюсь ответить)». Возможные варианты ответов могут представлять собой оценочную шкалу, изменяющую степень проявления какой-либо характеристики респондента (интенсивности мнения, уровня информированности, активности участия в каком-либо виде деятельности). Дихотомические вопросы хороши при изучении фактов.
Закрытый вопрос может содержать набор суждений, предметов, фактов, из которых респондент выбирает заданное (или неограниченное) число наименований по какому-либо основанию, предложенному автором анкеты. Иногда закрытые вопросы содержат задачу ранжирования выбранных вариантов, т.е. упорядочения их по степени привлекательности, значимости для отвечающего.
Неопытный исследователь, как правило, затрудняется перечислить все возможные ответы. В таком случае употребляется ослабленный вариант закрытого вопроса – полузакрытый вопрос. В конце списка ответов оставляется место (две-три строчки) и пишется: «другие ответы...». Подобный компромисс требует дополнительных затрат, ведь открытая форма вопроса в конце («другие ответы...») предполагает кодировку полученных данных самим исследователем. Полузакрытые вопросы используют также и опытные исследователи в тех случаях, когда они, задавая закрытый вопрос, не уверены, что предлагаемый ими набор вариантов ответа является полным или исчерпывающим.
Закрытые вопросы могут быть альтернативные и неальтернативные. Альтернативные вопросы предполагают выбор респондентом только одного варианта ответа из набора предлагаемых. В результате при статистической обработке сумма ответов на все вопросы (включая варианты «нет ответа») всегда будет составлять 100% (т. е. точно совпадать с объемом выборки). Типичными альтернативными вопросами являются вопросы о социально-демографических характеристиках опрашиваемых (пол, возраст, образование, социально-профессиональный статус, размер среднедушевого дохода за конкретный период времени).
Неальтернативные вопросы (или, как их иногда называют, «вопросы-меню») предусматривают возможность выбора нескольких вариантов ответов. Поэтому общая сумма удельных весов ответов может превышать 100%. Чаще всего закрытые неальтернативные вопросы используются при изучении ценностных ориентаций, характеризующих нацию, сообщество или социальную группу, читательских предпочтений (список читаемых газет и журналов), видов досуговой деятельности и т. д.
Шкальный вопрос можно перевести в табличную форму. В таком случае шкала измерения располагается либо построчно, либо столбцами. Кроме того, экономится место, благодаря чему в одном вопросе фактически задаются несколько.
Открытые вопросы не содержат никаких подсказок и дают возможность респонденту выразить свое мнение в той словесной форме, в которой он привык выражаться, во всей полноте, до подробностей. Они могут иметь две формы расположения – линейную и табличную.
Гораздо проще вопросы-фильтры. Это чисто функциональные элементы, их цель – отсекать тех, кто не может отвечать. Они отсеивают «чужих», не относящихся к данному вопросу или анкете в целом респондентов.
Вопросы-фильтры относятся к классу неосновных вопросов социологической анкеты, поскольку в их задачу входит не выяснение содержания изучаемого социального явления, а установление основного адресата вопроса.
Иногда специалисты разделяют вопросы-фильтры и контрольные вопросы на два похожих, но, тем не менее, разных вида. Контрольные и фильтрующие вопросы во многом выполняют похожие функции. Авторы «Рабочей книги социолога» советуют; сначала можно спросить о том, насколько респондент доволен своей работой. Через несколько вопросов задать первый контрольный вопрос: «Хотели бы Вы перейти на другую работу?» – затем второй, косвенный: «Предположим, что по каким-то причинам Вы временно не работаете. Вернулись бы Вы на прежнее место работы?» Сопоставление ответов на три вопроса дает информацию об искренности респондента. Если обнаружено противоречие в ответах, результаты бракуются. Такой же вариант построения контрольных вопросов предлагает и В. А. Ядов. Он рассматривает и ряд полезных правил:
в анкете основной и контрольный вопросы должны перемежаться другими вопросами так, чтобы респондент не улавливал прямой связи между ними;
реальная ситуация контролируется вариантами прожективной ситуации;
косвенные вопросы контролируют ответы на прямой, открытые – на закрытые, безличные – на личные;
контролю подлежат ответы на вопросы, связанные с основными задачами исследования, тогда как прочая информация может быть менее обстоятельной.
Этапы работы над анкетой. Составлению анкеты должна предшествовать разработка программы исследования. На основе определенных в ней целей, задач и гипотез составляется план анкеты, в котором указываются основные темы анкетного опроса. Формулировке вопросов анкеты предшествует процедура эмпирического определения основных понятий исследования и отбора необходимого минимума эмпирических индикаторов. Каждому из выбранных индикаторов соответствует один или несколько вопросов анкеты.
Формулировка вопросов – наиболее сложный и ответственный этап составления анкеты. Они должны отвечать определенным требованиям.
Что же касается требований к формулировке вопросов, то они описываются следующим образом:
вопросы должны быть соотнесены с темой и задачами исследования;
вопросы должны создавать условия для точных и определенных ответов;
вопросы должны быть сообразованы с уровнем наиболее слабо подготовленных респондентов;
вопросы должны задаваться нейтрально и не внушать любые установки или отношения;
вопросы не должны касаться социально неприемлемых ответов;
вопросы не должны быть множественными по смыслу;
вопросы должны быть лексически и грамматически точными.
Считается при этом, что любой вопрос требует выяснения (на этапе составления анкеты) своей необходимости, информационной полезности, обоснования для выбора его формы и месте в опросном листе.
Известный немецкий специалист в сфере опросов общественного мнения, Э. Ноэль, так формулирует «вопросы к вопросам»:
трудно ли понять смысл вопроса?
не слишком ли он абстрактен?
учтены ли языковые способности респондента?
нужна ли значительная наблюдательность?
учтен ли фактор памяти?
существует ли опасность утомляемости?
нет ли желания угодить своим ответом?
учитываются ли факторы опасения и недоверия?
играют ли роль соображения престижа?
не является ли тема слишком личной?
не возникает ли желание ответить «слишком разумно»?
касается ли вопрос неосознаваемых обстоятельств?
Завершающий этап работы над анкетой – ее верстка и тиражирование. Не следует забывать, что ее дизайн, удобство прочтения и заполнения – достаточно серьезные факторы качества ожидаемой информации, поскольку своим внешним видом анкета формирует соответствующее отношение респондента.
3.5.4. Интервью
Интервью – способ научного исследования, который использует процесс вербальной коммуникации, чтобы получить информацию в зависимости от намеченной цели. Из этого, даже очень краткого, определения можно сделать следующие логические выводы и предположения:
как элемент исследования научного, интервью должно быть подготовлено и обосновано соответствующим образом;
как коммуникативный процесс, интервью присущи свои лингвистические и психологические особенности;
как способ получения информации, интервью предполагает ее перевод из «устного» в «текстовое» состояние;
как целенаправленный процесс, интервью должно быть упорядоченно и последовательно.
Классификация интервью. Существует несколько критериев для классификации видов интервью. Наиболее известна классификация видов интервью по степени свободы собеседника. При этом различают:
глубинное интервью (свобода в способе ведения беседы и в форме ответов; гипотеза отсутствует);
свободное (гипотеза формулируется априори, интервьюер свободен в постановке вопросов, но лишь по теме исследования). Разновидностью свободного интервью выступает нарративное интервью (narrative – рассказ, повествование), представляющее собой произвольное повествование о жизни рассказчика без всякого вмешательства со стороны интервьюера, кроме возможных междометий удивления или одобрения, которые стимулируют и поддерживают нить рассказа;
фокусированное, или полустандартизованное (с перечнем необходимых и возможных вопросов);
стандартизованное (проводится на основе опросного листа с открытыми или закрытыми вопросами, задаваемыми в определенном порядке и фиксированной формулировкой).
Однако заметим, что стандартизация, формализация и структурированность как основания классификации видов интервью весьма близки и нередко употребляются как синонимы.
Несмотря на это, некоторые специалисты все-таки пытаются навести классификационный порядок в методическом хаосе. В частности, Н.В. Веселкова пишет о том, что стандартизация (от англ. standart – установленный образец, норма, сведение к стандарту) – это унификация параметров интервью в рамках конкретного исследования. Только при условии стандартизации можно говорить о сопоставимости данных. В отличие от этого формализация (от лат. forma – вид, образ) – это строгое определение элементов (формы вопросов), упорядоченная совокупность которых и образует форму целого (инструментария интервью). Ярким воплощением служит формализованное интервью, где вопросы и ответы на них четко определены для всех интервьюеров, и они не имеют права от них отступать. Когда говорят о стандартизации, то методисты подразумевают предъявление определенных требований к ситуации и процедуре интервью, а под формализацией понимают определение внешнего вида инструмента, формулировку вопросов и закрытий к ним. Под структурированием (от лат. structura – строение) понимается установление устойчивых связей между элементами интервью, установление между ними стилевого соответствия, упорядочивание их. Под недирективностью (франц. directive от лат. dirigere – направлять) обычно имеется в виду мастерство нейтрального (несуггестивного) опроса, нацеленного на минимизацию «эффекта интервьюера».
Анализ существующих разнообразных типологий позволяет выделить (кроме указанной выше классификации видов интервью по степени свободы собеседника) несколько критериев для классификации видов интервью.
В зависимости от степени стандартизации вербального диалога выделяют два основных вида интервью:
формализованное интервью (беседа по детально разработанной программе, включающей в себя последовательность и конструкцию вопросов, варианты возможных ответов) с закрытыми и открытыми вопросами.
неформализованное интервью (длительная беседа по общей программе, но без уточнения конкретных вопросов, с минимальной детализацией поведения интервьюера). Оно характеризуется минимальным уровнем стандартизации. В зарубежной литературе за термином «неформализованное интервью» тянется длинный синонимический ряд: «неструктурированное», «нестандартизованное», «свободное», «открытое», «глубинное», «интенсивное», «исследовательское», «качественное». Хотя, как показывает специальный анализ, они далеко не всегда являются синонимами в полном смысле слова.
По числу обсуждаемых тем виды интервью подразделяются на:
фокусированное, или направленное, интервью (подробное обсуждение одной темы, с которой респондент заранее ознакомлен, может быть формализованным и неформализованным). Некоторые специалисты считают, что фокусированное интервью не тождественно направленному, поскольку наличие проблемного фокуса – это не то же самое, что степень управления ответами респондента со стороны интервьюера. По мнению С. Белановского фокусированное интервью может быть как направленным, так и ненаправленным;
нефокусированное (ненаправленное) интервью, где нет предметного единства, общей темы или исследовательского замысла. Здесь царствует тематическая солянка, вопросы на самые разные темы перемежают друг друга, не образуя логической последовательности.
В зависимости от числа респондентов виды интервью подразделяются на:
индивидуальное интервью (беседа тет-а-тет интервьюера с одним опрашиваемым в доверительной обстановке при отсутствии посторонних наблюдателей);
групповое интервью (беседа одного интервьюера, который в этом случае называется модератором, с несколькими людьми для выяснения коллективного мнения, установления общей точки зрения на предмет). Главные разновидности – фокус-группа и мозговая атака.
В зависимости от способа общения – личное и телефонное; от частоты проведения – однократное, повторное или многократное; от объекта и целей – интенсивное (для исследования структур или типов ответов) и экстенсивное (многократные беседы с охватом большого числа респондентов); от уровня подготовки респондентов – директивное (с хорошей осведомленностью о причинах своих действий) и недирективное (с недостаточной осведомленностью) и др.
Дополнительным критерием классификации выступает место проведения интервью. Выделяют следующие его разновидности:
интервью по месту жительства (в домашней обстановке человек располагает большим временем, охотнее отвечает на острые вопросы, требующие сообщения критической информации об отрицательных фактах и явлениях);
интервьюирование посетителей магазинов;
интервью по месту работы (наиболее целесообразно, когда изучаются производственные или учебные коллективы; для многих категорий респондентов именно трудовая обстановка является более привычной, естественной и располагающей к продуктивному обмену мнениями).
По стилю ведения интервью делятся на жесткие (интервьюеру разрешается грубо перебивать респондента, ловить его на противоречиях, задавать наводящие вопросы, оказывать психологическое давление) и мягкие (предполагает вежливое обращение с опрашиваемым, употребление всевозможных этикетных правил и формул).
Существуют еще несколько дополнительных критериев: по целевому назначению (вопросы о мнениях, отношениях, фактах); по типу опрашиваемых (руководители, эксперты, обычные респонденты).
Французские исследователи Р. Пэнто и М. Гравитц для классификации интервью предлагают континуум, где на одном полюсе – максимальная свобода и глубина, а на другом – их минимальные значения. В соответствии с этим все виды интервью расположены в следующем порядке: клиническое интервью – глубинное интервью – интервью со свободными ответами – направленное (фокусированное) интервью – интервью с открытыми вопросами – интервью с закрытыми вопросами.
Преимущества и недостатки интервью. Если сравнивать два самых популярных метода в социологии – анкетирование и интервьюирование, то можно обозначить некоторые преимущества последнего по отношению к анкетированию:
вопросов без ответов в нем практически не бывает;
неопределенные или противоречивые ответы могут быть уточнены;
имеется возможность наблюдения за респондентом и фиксации не только его вербальных ответов, но и невербальных реакций;
получаемая информация полнее, глубже и достовернее по сравнению с анкетой.
Главные недостатки метода интервьюирования – его малая оперативность, существенные затраты времени, необходимость нанимать большое количество интервьюеров, невозможность его использования в ситуациях краткосрочных массовых опросов. Для начинающих социологов он представляет немало трудностей, так как требует специальной подготовки и солидного тренинга. К тому же разные виды интервьюирования предполагают наличие у исследователя неоднозначных наборов знаний и умений.
Нетерпеливость респондентов. Респонденты с трудом отвечают на большое количество вопросов, даже если их 20-25, включая вопросы по демографическим характеристикам. Интервьюер должен либо ускорить темп работы, либо уговорить отвечающего продолжить интервью, либо пожертвовать точностью формулировки вопросов. Помимо того, что нетерпеливость респондентов вынуждает исследователя жертвовать глубиной проработки изучаемых проблем, возникает еще и проблема неконтролируемых отклонений в процедуре сбора информации.
Страх респондента перед опросом. Степень скрытности респондентов в России гораздо выше, чем в других странах. Сказывается боязнь, что спрашивающий его человек может оказаться представителем власти и твой отказ отвечать может обернуться реакцией со стороны властей. Поэтому респондент старается скрыть свои взгляды, пристрастия, выбирая либо нейтральный ответ типа «еще не определился», «затрудняюсь ответить», либо ответ, который будет выглядеть «прилично» в глазах власти. Характерно, что такое поведение типично для образованных людей.
Эмоциональное поведение респондентов. Международный стандарт говорит о том, что респондент не должен состоять в эмоциональной связке с интервьюером. Но на деле эмоциональную отстраненность сохранять очень трудно, особенно в российских условиях. Это связано с особенностями нашего национального характера.
Поскольку на практике наиболее часто используются такие виды интервью, как стандартизированное (стандартизованное) и нестандартизированное (нестандартизованное), уточним «плюсы» и «минусы» именно этих его видов. Таблица 3.5.4.1 построена на материале работы «Методы социальной психологии».
Таблица 3.5.4.1
Преимущества и недостатки стандартизованного и
нестандартизованного интервью

Преимущество метода
Недостатки метода

Стандартизованное интервью

большая сопоставимость полученных данных; большая устойчивость при повторных опросах; минимальность ошибок в формулировках вопросов; возможность работы невысококвалифицированного интервьюера.
неоднозначность понимания тех или иных вопросов разными людьми; затруднения в контакте в силу «формального» характера опроса; отсутствие возможности для дополнительных вопросов.

Нестандартизованное интервью

возможность стандартизации смысла вопросов, а не внешних аспектов; дифференциация лексики опроса применительно к уровню разных респондентов; большая обоснованность в силу своей «естественности»; приспосабливаемость к индивидуальным ситуациям; возможность получения более глубокой информации.
основной недостаток – порой трудная сопоставимость полученных данных вследствие вариаций либо даже ошибок в постановке вопросов и их последовательности.


Правила подготовки и проведения интервью. Организацию работы с интервьюерами специалисты разбивают на следующие этапы: подбор интервьюеров; тренинг; обеспечение документами для полевой работы; организация контроля над текущей работой интервьюеров; подготовка интервьюерами итоговых документов; проверка работы интервьюеров (валидизация).
Подготовка интервьюеров обычно осуществляется в небольших фокус-группах, что объясняется следующими причинами:
в большой группе участники имеют меньше времени для выступлений, дискуссии длятся дольше, порой не приводя к должному результату;
ведущий дискуссию (модератор) в большой группе вынужден действовать директивно, жестко ограничивая во времени ее участников;
в большой группе многие чувствуют себя менее комфортно, чем в малой, так как их возможности отстоять свою точку зрения снижаются.
В зарубежной практике оптимальным считается 8-10 (реже 6-8) участников фокус-группы, в отечественной – 10-12. В своем руководстве по фокус-группам Г. Эдмунде утверждает, что большее число человек в групповой дискуссии неэффективно, а беседа в таком случае не поддается контролю.
Основными социальными характеристиками, учитывающимися при определении состава групп, являются: пол, возраст и национальность (в некоторых регионах может быть значима и религиозная принадлежность), образование и принадлежность к социальному классу.
При определении необходимого количества групп С. И. Григорьев и Ю. Е. Растов рекомендуют учитывать следующие обстоятельства:
их должно быть не менее двух, чтобы соблюсти минимум условий сопоставимости мнений их участников;
количество фокус-групп должно быть достаточным для того, чтобы выявить мнения представителей тех групп населения, которые гипотетически по-разному относятся к изучаемой проблеме;
увеличение количества групп желательно продолжать, пока в обсуждениях появляются новые мнения, т.е. до тех пор, пока дискуссии не станут повторяться, «идти по кругу».
Первая фокус-группа, в каком бы проекте она ни осуществлялась, неизбежно является пилотажной. После нее осуществляется окончательная доработка программы исследования.
Размещение участников желательно проводить по типу «круглого стола», модератору нужно иметь хороший зрительный контакт со всеми участниками фокус-группы, участники должны хорошо видеть друг друга.
На занятиях с интервьюерами проводится инструктаж, во время которого каждый интервьюер получает полный комплект документов (удостоверение интервьюера, список-задание с фамилиями и координатами респондентов, инструкцию и бланк интервью), подробно знакомится с ними и выясняет возникшие вопросы. Затем слушатели могут разделиться на пары и провести учебные интервью, меняясь ролями респондента и интервьюера, для того чтобы освоить технику заполнения анкеты и правильного поведения во время беседы.
Когда дело закончено (проведены инструктаж и, если надо, обучение, люди потренировались в предстоящей работе), интервьюеры выступают на исходные позиции. Как считают специалисты, у каждого интервьюера должна быть своя папка-скоросшиватель, где находятся все материалы, касающиеся опроса, а именно:
листы бланка интервью; причем начало интервью с каждым новым респондентом хорошо бы отмечать листом цветной бумаги, чтобы легче было ориентироваться; скалывать скрепками листы отдельного интервью можно лишь после его завершения;
карта района, где будет работать интервьюер, с пояснениями, как ему найти адреса нужных респондентов;
рекомендательное письмо, предъявляемое респонденту в том случае, если он захочет удостовериться в цели интервью;
все необходимые наглядные пособия;
лист, на котором фиксируются детали договоренности с тем или иным респондентом (или семьей) о сроках посещения его (ее) интервьюером (в том числе повторного посещения);
набор шариковых ручек со стержнями, заправленными пастой какого-нибудь темного цвета, чтобы он контрастировал одновременно и с белой бумагой, и с черным типографским шрифтом бланка интервью (это сразу облегчает фиксирование ответов и кодирование).
Папка-скоросшиватель позволяет интервьюеру по ходу интервью оперативно вынимать и вкладывать обратно нужные листы.
На оборотной стороне первого листа каждого бланка интервью должно быть предусмотрено место для фиксирования причин и обстоятельств возможного отказа респондента от интервьюирования, для описания обстановки, в которой протекает интервью (шумно, мешают посторонние и т. п.), и общей реакции респондента (настроен враждебно, дружелюбно, недоверчиво).
Таким образом, можно выделить несколько существенных факторов, которые оказывают влияние на качество информации, получаемой с помощью интервью. Среди них обычно называют место и обстановку проведения интервью, пол, возраст и внешний вид интервьюера, его личностные качества, темп и продолжительность интервью, феномен взаимовнушения взглядов и способ регистрации ответов.
В целом же следует обратить внимание на следующие основные моменты в процессе подготовки и проведения интервью.
Интервьюеру необходимо предварительное ознакомление с программой исследования и содержанием вопросов, с особенностями времени и места проведения интервью. Необходимо обеспечение благоприятных условий работы и установление доверительных контактов с респондентами – все это способствует повышению результативности проводимого исследования (опроса).
Непосредственно в ходе интервью необходимо соблюдать несколько общих правил.
Последовательность вопросов. В начале задаются более легкие, нейтральные либо контактные вопросы, лишь затем – более сложные и дискуссионные; вопросы о фактах предшествуют вопросам об оценках и отношениях. Вопросы личного характера предполагают возникновение атмосферы доверительности.
Формулировка вопросов. Здесь предпочтительнее косвенные вопросы – во избежание слишком личной реакции. Следует избегать использования многозначных слов и абстрактных понятий, стремиться к конкретным выражениям и определениям.
Темп и продолжительность. Они зависят как от обстановки и условий проведения интервью, так и от целевых установок исследования. Не следует допускать пауз и забывать о психологической разрядке. При появлении чувства усталости у респондента интервью либо прерывается, либо откладывается. Возникает «феномен усталости» и у интервьюера, что требует ограничения его загрузки.
Завершение интервью происходит, когда ответы на все вопросы получены или истекло отведенное время. При «выходе» из интервью следует оставить благоприятное впечатление (для возможных будущих обращений к тому же респонденту, а также для поддержания «престижа» социологии).
Регистрация ответов. Существует несколько ее видов: запись по ходу беседы (что трудоемко и даже требует порой ассистента); полевое кодирование (что предполагает |наличие кодировочного листа и предварительного инструктажа); звукозапись (с обязательным разрешением респондента) и, наконец, запись по памяти (что весьма несовершенно). Иногда в ходе интервью или после него фиксируются некоторые дополнительные обстоятельства: поведение респондента, его реакция на отдельные вопросы, общее отношение и т. п.
Психологические проблемы интервью. В этом вопросе, в первую очередь, называют две проблемы: «эффект интервьюера» и взаимовнушение взглядов интервьюера и респондента во время интервью. Рассмотрим их подробнее.
«Эффект интервьюера» – так обозначают все погрешности, которые связаны с влиянием интервьюера на качество получаемых данных. Он может даже не осознаваться самим интервьюером, Происходить подспудно и проявляться в разговоре (вербальном общении), а также в неявных формах: в общем эмоциональном тоне беседы, мимике, поведении ее участников.
Отрицательные проявления эффекта интервьюера:
избирательное восприятие, неправильное понимание и, следовательно, недостоверная регистрация ответов респондента (интервьюер истолковывает ответы с нечетко выраженной позицией как близкие его собственным убеждениям и в таком виде регистрирует ответ);
«стереотип узнавания» – после нескольких проведенных бесед интервьюер приобретает уверенность в том, что он уже с первых ответов респондента понимает, к какому типу его отнести и как люди данной категории обычно отвечают на вопросы. При этом опять-таки интервьюер может слышать не столько то, что реально отвечает респондент, сколько то, что он заранее предполагал услышать.
Интервьюер остро реагирует на действительные (а иногда и мнимые) недостатки вопросника, на методические и организационные просчеты исследователя и пытается их исправлять по ходу дела в меру своего умения и понимания.
Чтобы этого не случилось, в текст вопросника полезно включить специальный документ – «инструкцию интервьюеру». Обычная структура такой инструкции:
объяснение целей и задач исследования, создание мотивации на добросовестную работу, описание роли, задач, обязанностей, прав и ответственности интервьюера;
правила поиска респондента, установления контакта с ним и получения согласия на интервью;
организация ситуации интервью, правила заполнения отдельных видов вопросов;
правила стимулирования внимания респондентов;
правила завершения беседы.
В «Рабочей книге социолога» перечисляются качества, необходимые интервьюеру:
честность и соблюдение инструкций;
общительность;
высокий уровень культуры, образованность;
внимательность и наблюдательность;
терпение, умение выслушать;
умение говорить понятно и неторопливо;
отсутствие жесткости, требовательности и властности.
Что же касается второй из вышеназванных проблем – взаимовнушение взглядов, то здесь достаточно лишь сослаться на фразу немецкого исследователя Э. Ноэль: «Изменение образа мыслей посредством интервью – дело легкое, но ненужное».
Считая интервьюера активным элементом интервью, следует учитывать его «невербальное» влияние: интонации, жесты, манеры, а также собственные взгляды и стереотипы. Установлено, что интервьюеры больше получают той информации (особенно оценочной), которая совпадает с их представлениями по задаваемым вопросам. Для минимизации подобных смещений готовится группа интервьюеров, обладающая широким диапазоном взглядов и мнений.
В свою очередь, со стороны респондента могут возникать негативные установки по отношению к интервью. В этом случае срабатывает «механизм самозащиты», что приводит к отказам отвечать на некоторые вопросы или вообще принимать участие в интервью, высказыванию чужих мыслей, даже к «угодливости». Положительная установка может вызывать чрезмерную вежливость, желание на что-то повлиять, наконец, простую потребность высказаться. Все эти «крайности» порой трудно распознать (истинная мотивация порой бывает подсознательна), но они всегда существенно влияют на достоверность и обоснованность ответов.
3.5.5. Эксперимент
В общенаучном понимании эксперимент (от лат. experimentum – проба, опыт) – это метод познания, при помощи которого в контролируемых и управляемых условиях исследуются явления действительности. Эксперимент осуществляется на основе теории, определяющей постановку задач и интерпретацию его результатов. Нередко главной задачей эксперимента служит проверка гипотез и предсказаний теории, имеющих принципиальное значение (так называемый решающий эксперимент). В связи с этим эксперимент как одна из форм практики выполняет функцию критерия истинности научного познания в целом.
Эксперимент представляет собой исследовательскую стратегию, в ходе которой осуществляется целенаправленное наблюдение за тем, как ведут себя одни характеристики явления (процесса, ситуации), если последовательно и в определенном порядке изменять другие характеристики.
Как и в случае со всеми другими методами получения информации в социологических исследованиях, существуют несколько критериев для выделения различных видов эксперимента.
По характеру объектов исследования различается экономические, правовые, психолого-педагогические и другие виды экспериментов.
По специфике поставленной задачи принято различать научно-исследовательские (для проверки выдвинутых гипотез) и практические (в сфере социальных отношений) эксперименты.
По логической структуре доказательства гипотез эксперименты подразделяются на линейные (последовательные) и параллельные. В линейном эксперименте, при отсутствии контрольной группы производят замеры состояния экспериментальной группы во время и после воздействия экспериментальных переменных. Его особенность в том, что анализу подвергается одна и та же группа, являющаяся и контрольной (ее первоначальное состояние), и экспериментальной (ее состояние после изменения одной или нескольких характеристик). Иными словами, еще до начала эксперимента четко фиксируются все контрольные, факторные и нейтральные характеристики объекта. После этого изменяются факторные характеристики группы (или условия ее функционирования), и по истечении определенного, заранее заданного времени вновь измеряется состояние объекта по его контрольным характеристикам. В параллельном эксперименте сравниваются экспериментальный и контрольный объекты (группы) наблюдения одновременно. Состав групп должен быть идентичен по всем контрольным, а также по нейтральным характеристикам, которые могут повлиять на исход эксперимента (в первую очередь это социально-демографические признаки). Характеристики контрольной группы остаются постоянными в течение всего периода эксперимента, а экспериментальной – изменяются. По итогам эксперимента контрольные характеристики двух групп сравниваются, и делается вывод о причинах и величине произошедших изменений.
В зависимости от активности экспериментатора различают активные и пассивные эксперименты. Активный эксперимент предусматривает целенаправленное изменение изучаемой ситуации за счет введения контролируемой переменной, являющейся гипотетической причиной состояния зависимой переменной. Экспериментатор прибегает к управленческому воздействию на изучаемый объект. Пассивный эксперимент характеризуется подбором в естественных условиях объектов, обладающих нужным экспериментатору сочетанием переменных.
По характеру ситуации эксперименты делятся на полевые и лабораторные. Полевой эксперимент проходит в естественных для изучаемого процесса условиях. Методика этого эксперимента требует подбора контрольных и экспериментальных групп с необходимым набором переменных. Полевые эксперименты подразделяются, в свою очередь на естественные (когда экспериментатор выступает в роли пассивного наблюдателя) и контролируемые (когда экспериментатор вводит в действие переменные, изменяющие объект наблюдения). Лабораторный эксперимент – методическая стратегия, направленная на моделирование деятельности индивида в специальных условиях. Он предполагает «перенос» объекта в искусственно созданную среду, позволяющую изменять контролируемые переменные и следить за сопутствующими изменениями зависимых переменных. Чаще всего лабораторный эксперимент требует специального оснащения, а порой и применения технических приспособлений. Ведущим признаком лабораторного эксперимента является обеспечение воспроизводимости исследуемой характеристики и условий ее проявления. Однако в искусственных лабораторных условиях практически невозможно моделировать реальные жизненные обстоятельства, а только отдельные их фрагменты.
В дополнение к вышеуказанным критериям и видам различают натурный и мыслительный виды эксперимента.
Натурный эксперимент предполагает вмешательство экспериментатора в естественный ход событий. Мысленным экспериментом называют специальную технологию интерпретации полученной информации об изучаемом объекте, исключающую вмешательство исследователя в процессы, происходящие в объекте. Иными словами – это манипулирование с информацией о реальных объектах без вмешательства в действительный ход событий.
Иногда в социологических исследованиях используются такие разновидности экспериментов, заимствованных из психологии, как ассоциативный эксперимент, двойной слепой опыт, обучающий эксперимент, производственный эксперимент и др.
Ассоциативный эксперимент – предназначен для исследования мотивации личности. Испытуемому предлагается как можно быстрее отвечать на набор слов-стимулов любым словом, которое приходит ему в голову. При этом возникающие ассоциации регистрируются по их типу, частоте однородных ассоциаций, времени между словом-стимулом и ответом испытуемого. На основании полученных данных делается вывод о скрытых влечениях и аффективных комплексах испытуемого.
Двойной слепой опыт – эксперимент, в котором смысл и особенности проведения процедур остаются неведомыми как испытуемому, так и экспериментатору. За счет таких условий достигаются исключение возможности влияния экспериментатора на результаты эксперимента и повышение показателей его объективности. В частности, подобные условия могут моделироваться с помощью компьютера.
Обучающий эксперимент – форма естественного эксперимента, который характеризуется тем, что изучение тех или иных психических процессов происходит при их целенаправленном формировании. С помощью данного метода выявляется не столько наличное состояние знаний, умений, навыков, сколько особенности их становления.
Производственный эксперимент – естественный эксперимент, осуществляющийся в обычных для испытуемого условиях его труда. При этом о проведении производственного эксперимента сам работник может и не знать. В других же случаях он становится активным участником эксперимента, что важно, например, при изменении структуры трудовой деятельности.
Требования к эксперименту. Логика экспериментального метода была разработана английским философом Джоном Стюартом Миллем, жившим в XIX в. Он установил несколько логических схем индуктивного вывода, одна из которых – метод различия – являет собой классическую схему эксперимента.
Основная цель экспериментального метода – проверка тех или иных гипотез, результаты которых имеют прямой выход на практику. Как разновидность углубленного, аналитического социологического исследования и одновременно как метод сбора информации о факторах, воздействующих на изменение состояния тех или иных социальных явлений и процессов, а также о степени и результатах этого воздействия, эксперимент имеет большую научную и практическую ценность.
Требования к социальному эксперименту формулируются следующим образом:
описание объекта наблюдения в системе факторов, его составляющих;
описание условий существования объекта исследования;
формулирование гипотезы;
определение понятий сформулированной гипотезы;
выделение независимой переменной;
выделение зависимой переменной;
описание условий времени и места проведения эксперимента.
Программа эксперимента состоит из всех структурных элементов программы социологического исследования.
Предмет эксперимента – отношения и связи между свойствами изучаемого объекта и системой факторов (переменных), детерминирующих его социальную деятельность и поведение.
Построение и проверка гипотез в ходе эксперимента требуют от исследователя по возможности более полного описания системы переменных. Переменные в эксперименте – контролируемые и неконтролируемые факторы, оказывающие прямое или косвенное воздействие на состояние изучаемого объекта.
Экспериментальная переменная, вводимая исследователем в определенных программой параметрах (количество, направленность и т.п.) и контролируемая им, называется независимой, иначе обозначаемой как экспериментальный фактор.
Фактор, изменение которого определяется независимой переменной, называется зависимой переменной. Выбор того или иного фактора из числа составляющих объект исследования в качестве зависимой или независимой переменной определяется гипотезой исследования (что предполагается выявить) и природой объекта (что измеряется).
Экспериментальная ситуация – совокупность условий, в которых проходит эксперимент.
Объект эксперимента – социальная группа, коллектив, личность (участники эксперимента). В эксперименте выделяют два вида объектов (единиц эксперимента): контрольные и экспериментальные группы. Сопоставление двух групп выявляет разницу и позволяет судить о том, произошли ожидаемые изменения или нет. Количество участвующих в эксперименте обычно невелико и редко превышает 10-15 человек.
Экспериментальная группа – та, на которую оказывают воздействие экспериментальным фактором (независимой переменной).
Контрольная группа идентична экспериментальной по заданным исследователем параметрам, но не испытывающая воздействия экспериментальных факторов (независимой переменной).
Если в экспериментальной группе изменяются контролируемые (независимые) переменные, то в контрольных группах независимые переменные остаются без изменения. Контрольная группа служит эталоном сравнения.
Подготовка и проведение эксперимента. Принято выделять три основных фазы (этапа) эксперимента:
подготовительную фазу (определение единиц и признаков исследования, анализ исходной ситуации, установление перечня изменяемых и неизменяемых условий; здесь особо важное значение имеет формулировка гипотез и выделение экспериментальных переменных);
экспериментальную фазу (создание положительной установки участников, разъяснение цели, задач и правил проведения эксперимента; при необходимости вводится тренировочно-проверочный этап для отработки контроля за ходом эксперимента);
заключительную фазу (проведение систематизации полученных данных, их описания и интерпретации с точки зрения программы и гипотез исследования).
По мнению В.И. Добренькова и А.И. Кравченко эксперимент как метод познания, при помощи которого в контролируемых и управляемых условиях исследуются явления природы и общества, проходит пять стадий:
1. Создаются две группы:
экспериментальная (группа, в которую ученый вмешивается), ее еще называют интервенционной или стимульной;
контрольная группа, в которую никто не вмешивается.
2. В обе группы испытуемые подбираются только на основе случайной выборки, которая и обеспечит их эквивалентность. Чем больше по размеру группы, тем больше их эквивалентность. Группы в 25 человек менее эквивалентны, чем в 50, если качества (религиозность, социальное положение, возраст, материальное благополучие, склонности и т. п.) распределяются в населении равномерно.
3. Предварительно обе группы проходят так называемый пре-тест (pretest), т. е. у них измеряют несколько переменных, например доход, установку на аборт и другие переменные, которые вы намереваетесь изменять в ходе эксперимента.
4. Вводятся независимые переменные, т. е. планируемые изменения.
5. Измеряются зависимые переменные, т. е. последствия нововведений. Это называется пост-тестом (pastiest).
Инструментарий эксперимента аналогичен инструментарию метода наблюдения и включает: протокол, дневник, карточки, возможны анкеты.
В социологии используются три метода формирования групп: попарного отбора, структурной идентификации и случайного отбора.
Метод попарного отбора: из генеральной совокупности отбираются две группы таким образом, чтобы они были идентичны по нейтральным и контрольным, но отличались по факторным характеристикам. После чего для обеих групп создаются одинаковые условия, а через некоторое время измеряется эффект эксперимента путем фиксации и сравнения параметров контрольных признаков в обеих группах. Метод используется преимущественно в параллельном эксперименте.
Метод структурной идентификации применяется как в линейном, так и параллельном эксперименте. В линейном эксперименте группа отбирается так, чтобы она представляла собой макромодель генеральной совокупности по нейтральным и контрольным характеристикам. Такой отбор может быть осуществлен по принципу квотной выборки. В параллельном эксперименте по тем же характеристикам выравниваются структуры экспериментальной и контрольной групп.
Метод случайного отбора идентичен ранее рассмотренным методам вероятностной выборки с заранее заданным объемом. Как правило, его используют в полевых экспериментах при большой (до нескольких сотен человек) численности экспериментальной группы. В технологии случайного отбора широко применяется рандомизация.
Рандомизация (randomization) – процедура, обеспечивающая случайное распределение испытуемых в экспериментальную и контрольную группы. Цель – минимизировать возможность сознательного или неосознанного отбора испытуемых одного типа, например, наиболее образованных или наиболее здоровых. Случайным распределением достигается отсутствие различий между двумя группами и, таким образом, снижается вероятность систематической ошибки вследствие различий групп по каким-либо признакам.
При реализации собственно экспериментальной фазы особое внимание уделяется следующим вопросам.
Условия проведения. Учет их обязателен, ибо они оказывают прямое или косвенное воздействие на состояние и поведение исследуемого социального объекта, становясь сами по себе независимыми экспериментальными переменными.
Измерение переменных. Сам выбор независимых переменных предполагает возможность их наблюдения и измерения. При количественном измерении фиксируется интенсивность или длительность воздействия переменных, при качественном – их наличие или отсутствие, а также качественные различия одной и той же переменной.
Контроль переменных. Еще на подготовительной фазе эксперимента вырабатывается система показателей (характеристик), по которым можно отслеживать изменение в состоянии изучаемого объекта.
Принято считать, что корректность (в научном понимании этого слова) подготовки и проведения эксперимента подтверждается возможностью его повторения (воспроизводимости) другими исследователями. Правда, в этом случае необходимо делать поправку на динамику в состоянии изучаемого социального объекта – психологические и иные «подвижки» в нем возможны хотя бы в силу уже проведенного эксперимента.
Ошибки и трудности в эксперименте. При проведении эксперимента иногда допускаются ошибки и возникают определенные трудности:
эксперимент производится для получения информации, (которая может быть добыта иными, более простыми способами;
за эксперимент выдается включенное или стандартизированное невключенное наблюдение;
экспериментальная ситуация четко не определена, в силу чего эксперимент проводится с нарушением его условий;
субъективные оценки экспериментальной ситуации преобладают над объективными характеристиками;
неправильно построена теоретическая система переменных, перепутаны причины и следствия;
нет органической связи проведенного эксперимента с целью, задачами и гипотезами исследования;
сформулированные гипотезы не отражают проблемных ситуаций, существенных зависимостей в изучаемом объекте;
допущена двусмысленность или иная существенная значимая неточность в формулировке гипотезы, вынесенной на экспериментальную проверку;
в качестве независимой переменной выделен фактор, который не может быть причиной, устойчивой детерминантой процессов, происходящих в изучаемом явлении;
экспериментальный фактор (независимая переменная) выбран произвольно, без учета того, что он должен играть роль детерминанты и поддаваться управлению со стороны исследователя;
недооценено воздействие на зависимые переменные факторов, не входящих в независимую переменную;
связи между зависимой и независимой переменными носят случайный характер, неправильно установлена структура переменных;
независимая и зависимые переменные не нашли адекватного выражения в эмпирических индикаторах;
допущены ошибки в предварительном описании объекта, что привело к неверной эмпирической интерпретации переменных, выбору неадекватных показателей;
были допущены ошибки при формировании экспериментальных и контрольных групп. В ходе эксперимента обнаружилось значительное различие групп, что вызвало сомнение в возможности сравнивать эти группы по составу переменных;
для экспериментальной группы трудно подобрать контрольную;
в ходе эксперимента выяснились такие важные свойства экспериментальной группы, которые не были известны до его начала;
контрольная группа не представляет собой аналога экспериментальной группы по существенным для исследования параметрам;
не поддается нейтрализации действие побочных факторов, трудно создать экспериментальную ситуацию;
не обеспечен достаточный уровень измерения и контроля за состоянием переменных;
при анализе данных использовался логико-математический аппарат, который неприменим к изучаемому классу явлений;
при анализе результатов эксперимента социолог переоценивает воздействие независимой на зависимую переменную, недоучитывает влияние ряда случайных факторов на изменения в экспериментальной ситуации;
инструментарий эксперимента нацелен лишь на фиксацию определенных данных (по типу инструмента наблюдения), а не на соблюдение чистоты эксперимента;
использованные при анализе полученной информации статистические методы не соответствуют природе причинно-следственных связей;
выводы экспериментаторов подстраиваются (подгоняются) под гипотезу без достаточных на то оснований;
эксперимент проводится над людьми, которые не желают этого и сопротивляются ему;
среди организаторов экспериментальных работ оказались люди, не заинтересованные в положительных результатах эксперимента;
в ходе эксперимента возникли конфликты среди участников по поводу участия в эксперименте;
коллектив отказывается принять участие в эксперименте, мотивируя свой отказ тем, что ранее уже приходилось участвовать в эксперименте и ничего кроме лишних забот это участие не принесло.
Специфика эксперимента в социологии. Для выяснения этого вопроса следует еще раз вернуться к исходным понятиям.
Эксперименты, предметом которых являются формы общественной деятельности и жизни, – это социальные эксперименты. В зависимости от их более конкретного содержания и задач они подразделяются на экономические, педагогические, правовые, демографические и т. д. Особым видом является социологический эксперимент.
По своему предмету он затрагивает или имеет в виду какую-то социологическую систему или взаимосвязь (например, между различными сферами общественных отношений).
Специфику социологического эксперимента соотносят, прежде всего, со спецификой исследовательского объекта – социальными общностями различного вида и уровня. В этом смысле следующие аспекты должны быть приняты во внимание:
объект исследования воспринимает и отражает социальную реальность,
исходя из своего собственного опыта;
субъект исследования (социолог), как часть социума, в определенной степени так же субъективен, как и объект;
фактор «социальной памяти» объекта лимитирует возможности эксперимента;
детерминационный (причинно-следственный) комплекс в социологическом эксперименте более сложен;
(как следствие из предыдущего) более сложна система экспериментальных переменных;
проведение эксперимента в социологии требует априорного выдвижения гипотез о причинно-следственных связях или о характере межобъектной взаимодеятельности.
И в качестве заключения – одно обобщение: в социологическом эксперименте практически слиты воедино объективная социальная реальность (объект исследования), чувственное восприятие (субъект исследования) и теоретическое познание (программа исследования). Вот почему эксперимент в социологии – это еще и разновидность социальной практики. Рассматривая же эксперимент в качестве сбора социологической информации, нельзя брать его в отрыве от другого метода – наблюдения. Разница между ними, образно говоря, в том, что эксперимент «более активен» по степени воздействия исследователя на изучаемый социальный объект.

3.6. Обработка полученных данных социологического исследования и
подготовка научного отчета

3.6.1. Обработка полученных данных, анализ и интерпретация результатов (общий обзор)
В самом начале работы над неупорядоченным массивом исходной информации находится группировка материала, т. е. распределение изучаемых единиц на однородные группы по каким-либо признакам (полу, возрасту и т. д.). Результатом этого действия становятся статистические ряды (неупорядоченные или ранжированные). Признаки, положенные в их основу, могут приобретать различные значения (варианты), в результате чего получается вариационный ряд для наблюдаемого признака.
Следующий этап – расчет средних значений признака и степени его колеблемости. В статистике существует несколько понятий: средняя арифметическая (простая и взвешенная), средняя гармоническая, мода и медиана; для определения колеблемости (вариации) значений признака делаются расчеты дисперсии, среднего квадратического и среднего линейного отклонения, а также коэффициента вариации. Считается, что при вычислении средних обобщающих показателей выявляются общие для данной совокупности типические размеры уровня того или иного признака и тем самым выявляются некоторые общие для нее типические черты и свойства.
Кроме вышеперечисленных расчетов, связанных с дескриптивной функцией статистики, существуют еще понятия, процедуры и принципы статистического вывода. Они связаны с изучением характера и особенностей распределения наблюдаемого признака, а также проверкой статистических гипотез. Понятие «статистическая гипотеза» – более узкое, чем «научная гипотеза» и относится к предположениям относительно вида или параметров распределения случайной переменной, которые можно проверить, опираясь на результаты наблюдений в случайной выборке.
Построение графиков и таблиц при обработке данных. На базе вариационных рядов в ходе обработки данных готовятся их графические изображения. В зависимости от характера вариационного ряда строятся и различные виды графиков.
Гистограмма – графическое изображение интервального вариационного ряда. При ее построении по горизонтальной оси откладываются границы интервалов, а по вертикальной – соответствующие частоты.
Полигон распределения используется для изображения дискретного вариационного ряда. В этом случае по горизонтали откладываются величины признака (варианты), а по вертикали – соответствующие частоты.
Кумулята – это кривая накопленных частот; она применима и к дискретному, и к интервальному вариационным рядам. В первом случае на оси абсцисс откладываются значения дискретного признака, а во втором – границы интервалов; и в том, и в другом случаях по оси ординат откладываются накопленные частоты.
Осуществляемая на первой стадии обработки данных группировка материала обычно представляется в виде статистических таблиц.
Построение таблиц подчинено определенным правилам. Основное содержание таблицы должно быть отражено в названии (круг рассматриваемых вопросов, географические границы статистической совокупности, время, единицы измерения). Простые таблицы представляют собой перечень, список отдельных единиц совокупности с количественной (или качественной) характеристикой каждой из них в отдельности. В групповых таблицах содержится группировка единиц совокупности по одному признаку, а в комбинированных – по двум и более признакам.
Именно группировка материала и представление его в виде статистических таблиц облегчают (даже чисто визуально) переход к более сложным методам математико-статистического анализа.
Основные понятия математической статистики. К основным понятиям математической статистики относят частоту, вероятность и распределение. Кроме того, фундаментальным понятием математической статистики является понятие группы, или совокупности, которое обычно определяется как генеральная совокупность. Генеральная совокупность – это совокупность, множество элементов, обладающих каким-то одним или многими признаками. Признак является переменной величиной для каждого элемента генеральной совокупности и называется вариантой.
Частотами называются числа, показывающие сколько раз (как часто) встречается данная варианта во всей совокупности.
Вероятность в самом общем понимании – это степень возможности появления различных случайных событий. Теория вероятностей, как раздел «чистой математики, является основой для математической статистики – разделу прикладной математики. В математической статистике понятию вероятность соответствует понятие относительная частота. Для ее определения нужно определить абсолютную частоту появления данного события и долю его в общем количестве имевших место событий.
Закон распределения вероятностей случайной величины – соответствие между возможными значениями случайной величины и их вероятностями. Различают теоретические и эмпирические вероятностные распределения; одно из наиболее используемых видов теоретического распределения называется нормальным.
Нормальное распределение наблюдается в тех случаях, когда изменения признака вызываются множеством независимых друг от друга (или слабо зависимых) факторов, каждый из которых играет в общей сумме примерно одинаковую и малую роль, т. е. отсутствуют доминирующие факторы.
Многомерный статистический анализ. Методы многомерной статистики применяются в социологии на том основании, что изучаемые социальные явления обладают большой сложностью и многофакторностью связей между ними, причем характер этих связей – самый разнообразный.
Для выявления причинно-следственных связей используются методы корреляционного и регрессионного анализа. Они служат для установления связи между двумя и более числом факторов (переменных).
Функциональная связь означает, что с изменением одного признака другой признак меняется на строго определенную величину. Корреляционная связь имеет вероятностный характер. После расчета коэффициента корреляции и оценки его достоверности можно сказать, доказана ли связь между признаками или же она не существенна.
Уравнение регрессии дает представление о связи. Линейная связь означает, что измерение одного признака вызывает изменение другого на строго определенную величину. Нелинейная связь отмечает сначала увеличение, а затем уменьшение другого признака, хотя первый увеличивается или уменьшается на строго определенную величину.
Факторный анализ осуществляется на основе рассчитанных коэффициентов корреляции, что позволяет из множества факторов выделить наиболее влиятельный и существенный.
Дисперсионный анализ способствует поиску причинно-следственных связей; он показывает долю влияния определенного фактора на изучаемый признак.
Применение корреляционного и регрессионного видов анализа предполагает:
наличие количественных показателей;
нормально распределенную совокупность;
линейную зависимость показателей.
Трудности в построении шкал являются причиной того, что вместо коэффициентов корреляции делают расчеты коэффициентов связи, несопоставимые с корреляционными коэффициентами. Регрессионный анализ при этом невозможен.
Обработка данных с помощью компьютерной техники. В связи с тем, что работа с компьютером выходит за рамки этого курса, в данном вопросе хотелось бы ограничиться процедурным рассмотрением двух этапов: подготовки информации для обработки на ЭВМ и самого процесса обработки информации.
Первый из названных этапов идет в следующем порядке:
формирование рабочих (под) массивов;
проверка качества вводимой информации;
нумерация (под) массивов и документов;
«закрытие» открытых вопросов анкеты;
расчет (вне ЭВМ) контрольных чисел;
выбор системы кодирования;
разработка макета ввода данных (если это не было сделано еще на подготовительном этапе исследования).
Второй этап проходит в такой последовательности:
описание структуры вводимой информации;
подготовка задания на обработку (если это не было сделано еще на подготовительном этапе исследования);
ввод информации и формирование информационного массива;
расчет распределений и контрольных чисел;
решение основных математико-статистических задач;
анализ и устранение ошибок;
передача материалов для дальнейшего (содержательного) анализа;
архивирование и хранение материалов.
Типология методов анализа данных. Анализ данных представляет собой совокупность действий, осуществляемых исследователем в процессе изучения полученных тем или иным образом данных с целью формирования определенных представлений о характере явления или процесса, описываемого этими данными.
Выбор одного или нескольких (из множества) методов (видов, форм, приемов) анализа предопределяется характером исследовательских гипотез, природой полученных данных, требованиями к «конечному» исследовательскому результату, а также позицией и потенциалом самого исследователя.
Существует несколько подходов к «упорядочению» (типологии, классификации) методов анализа данных в социологии. Так, Р. Пэнто и М. Гравитц говорят об отдельных уровнях, которые наиболее часто встречаются в социальных науках и отличаются друг от друга глубиной поставленной цели. Это – описание, классификация, иногда называемая идентификацией, и объяснение.
В.А. Ядов выделяет два класса процедур анализа. К первому он относит дескриптивные процедуры: группировку (простую и перекрестную), классификацию и типологизацию (эмпирическую и теоретическую). Ко второму классу причисляются аналитико-экспериментальные процедуры, устанавливающие связи взаимодействия и детерминации (интерпретация, реальный и мысленный эксперимент и т. д.).
Этот же автор дает описание последовательности действий (стадий) при анализе данных:
описание всей совокупности данных в их простейшей форме;
«уплотнение» исходной информации (укрупнение шкал, построение индексов и т. п.);
углубление интерпретации и переход к объяснению факторов (например, выявление прямых или косвенных факторов);
попытка прогноза развития изучаемого процесса, событий, явлений при определенных условиях.
Бывает трудно, а порой и нецелесообразно разделять понятия (этапы) обработки и анализа данных. И, тем не менее, такое разделение существует. За эмпирическим обследованием и статистической обработкой данных следует еще один решающий этап исследовательского процесса – теоретическая обработка эмпирических данных. Считается при этом, что из эмпирических данных получаются эмпирические знания, и только после их теоретической обработки – знания теоретические.
Существует одна, довольно-таки парадоксальная точка зрения. Поскольку обработанные данные представляют собой усредненные величины, имеющие довольно общий характер и часто сочетающие в себе весьма разнородные элементы исследуемого объекта, в результате практически невозможна однозначная интерпретация социологических данных, а, следовательно, и формулировка соответствующих выводов и рекомендаций. Вряд ли приведенное высказывание – аргумент в пользу социологического агностицизма. Это – нормальный научный скепсис, если не осознаваемый, то подразумеваемый.
Описание и объяснение в социологии. Описание и объяснение – два уровня отражения реального (возможно, и не только реального, если таковой существует) мира как в науке, так даже и в обыденном сознании. Нельзя однозначно утверждать, что описание – это «арифметика», а объяснение – «алгебра» социального познания: каждое из них имеет свои цели, задачи, принципы и правила.
Описание и объяснение – взаимосвязанные функции социального познания, осуществляемые на эмпирическом и теоретическом его уровнях.
Описание представляет собой фиксацию результатов эмпирического исследования в соответствующих терминах. В процессе описания данные наблюдения, эксперимента, измерения подвергаются определенному уплотнению, сжатию, упорядочению, в результате чего они подготавливаются к последующему описанию, которое ограничивается перечислением некоторых свойств объектов, группировкой по их внешним признакам, установлением наблюдаемых зависимостей. Внутренняя логика развития познания в целом предполагает переход от описания к объяснению, хотя в социальном познании это происходит не во всех случаях.
Объяснение – это процесс раскрытия сущности объектов, охватывающий их структурные, функциональные, генетические, причинно-следственные связи и отношения, тенденции развития, которые отображаются в гипотезах, законах, теориях.
В методологической литературе принято различать дедуктивное и индуктивное объяснение; в зависимости от объясняющих положений – объяснение факта, закона или теории; в зависимости от характера объясняемых положений – причинное, функциональное, структурное и телеологическое виды объяснений.
Объяснение социологических фактов происходит либо через собственный (социологический) закон, либо через модельное построение – и в этом объяснения различаются уже по характеру их механизма.
Типология и классификация. Уникальность каждого отдельного человека – еще не основание считать, что невозможно выделение социальных общностей (социальных групп), которым присущи одинаковые либо сходные признаки – достаточно назвать такие – пол, возраст, уровень образования, место проживания. Возможно, на базе этой посылки и существуют в сфере обработки такие понятия (методы, процедуры), как типология и классификация. Обратимся к определениям.
Под типологией обычно понимается метод научного познания, в основе которого лежит обладающее определенными свойствами разбиение изучаемой совокупности объектов на группы. Для большей четкости изложения будем использовать термин «типологизация» для обозначения процесса разбиения, оставив термин «типология» для обозначения его результатов.
Принято различать понятия эмпирической и теоретической типологии. Эмпирическая типология – поиск устойчивых сочетаний свойств социальных объектов (или явлений), рассматриваемых в соответствии с описательными гипотезами в нескольких измерениях одновременно. Теоретическая типология представляет собой обобщение признаков социальных явлений на основе идеальной теоретической модели и по теоретически обоснованным критериям.
Считается, что если типология тесно связана с содержательным характером разбиения совокупности на группы, с определенным уровнем познания, то классификация подобными свойствами не обладает, и в нее не вкладывают гносеологического смысла. К методам классификации относят любые формальные методы, с помощью которых можно определить, принадлежит или не принадлежит объект к тому или иному классу.
В теории и практике социологических исследований (и в соответствующей научной литературе) встречаются множество терминов (хотя единая терминология в данном вопросе еще не отработана) относящихся к разделению объектов на группы: классификация, типология, группировка, систематизация, таксономия и т. д.
Количественный и качественный анализ. Можно, конечно, на уровне обыденного сознания и здравого смысла все «цифровые» методы отнести к количественному анализу, а «словесно-смысловые» – к качественному. Но такое разделение не является строго научным.
Существует достаточно разработанное и детальное описание и количественных (статистических), и качественных (содержательных) методов анализа данных.
В количественном анализе выделяют:
методы описательной статистики (средние величины, меры вариации, многомерные распределения);
методы статистики вывода, куда причисляют корреляционный, регрессионный, факторный, кластерный, причинный, логлинейный, дисперсионный и другие виды анализа, а также многомерное шкалирование.
Качественный анализ – характер осуществления социологического исследования и изложения его результатов, при котором основной акцент делается на теоретических ресурсах социологии, индивидуальном опыте, наблюдении и интуиции, традиционных средствах философского и логического анализа категорий и понятий, исторических сопоставлениях, использовании отдельных личных и официальных документов, приемов публицистического и художественного обоснования утверждений, выводов и рекомендаций.
Здесь может сложиться вполне обоснованное предположение, что количественный анализ – это следование правилам и формулам, а анализ качественный – это поиск, творчество и фантазия.
Возможно, это и так. Однако даже такое предположение не отрицает того факта, что любые применяемые средства, методы и процедуры «переводят» язык цифр (после компьютерной обработки данных) и слов (мнения респондентов, текстовые документальные материалы) на язык научных обобщений и обоснований.
В этом – единство количественных и качественных методов анализа в социологическом исследовании.
3.6.2. Сравнительный анализ результатов
Многомерность человека (человечества) – первое, основное, но не единственное обстоятельство, способствующее реализации сравнительного анализа в социологии. Факторами-стимулами к развитию такого анализа выступают ряд причин научного и общественного, объективного и субъективного характера. Среди них следует назвать:
потребность, на фоне дифференциации социологических наук, в интеграции социологического знания;
развитие международных и межрегиональных исследований; неуклонный рост массы накапливаемого эмпирического материала;
стремление сопоставить материалы и результаты исследований различных социологических школ и направлений;
необходимость в осмыслении динамики социальных процессов.
В общем и целом сравнительный анализ проводится «по времени и по пространству». Это, в свою очередь, предполагает существование различных видов сравнительных социологических исследований. В.А. Ядов дает следующее их описание.
1) международные и межрегиональные исследования, цель которых – выявление общего и специфического в развитии стран и регионов;
2) панельные повторные исследования, проводимые по единой программе на той же самой выборке с единой методикой и процедурой сбора данных. Их цель – анализ динамики изменений в изучаемых социальных процессах и явлениях;
3) повторные когортные исследования (разновидность панельных) характеризуются тем, что выборочный объект – возрастная группа (поколение), изучаемая достаточно длительное время. Цель – анализ изменений в образе жизни, ориентация людей одного поколения;
4) повторные трендовые исследования, проводимые на аналогичных выборках с интервалом во времени и с относительно единой системой процедур. Цель – установление тенденций (трендов) социальных изменений (пример – перепись населения).
Панель – совокупность одних и тех же респондентов, опрошенная в базовом и повторном исследовании (например, через 20 лет).
Псевдопанель – совокупность респондентов подобранная так, что по основным параметрам (возраст, образование, профессия) она напоминает базовую (например, студенты вуза в 1999 г. и студенты вуза в 2009 г.).
Панельные и когортные исследования называются также генетическими, а трендовые – псевдопанельными. Все повторные исследования – «диахронные», в отличие от разовых – «синхронных». Из психологии в социологию перешел термин «лонгитюдные исследования» (от англ. longitude – долгота), означающий длительное изучение одной совокупности лиц.
В эмпирической социологии, опирающейся на те или иные теоретические посылки, сравнительные исследования представляют собой способ сопоставления некоторым образом сгруппированных фактических данных, относящихся к разным социальным объектам – общностям разного уровня.
Речь идет о принципах (методологии) и правилах (методах) такого сопоставления, исходя из теоретически обоснованного представления о сущности социальных процессов, о природе общества.
Поэтому, обсуждая методические аспекты сравнительных и повторных исследований, мы, прежде всего, должны задаться вопросами: что именно следует сопоставлять, что можно и нельзя сравнивать при данных условиях (данной информации), какой социальный смысл имеет наше сопоставление.
Ответы на эти вопросы зависят, во-первых, от теоретико-методологической позиции исследователя, во-вторых, от того, насколько глубоко он осознал диалектический принцип, согласно которому абстрактной истины нет, истина всегда конкретна, и, в-третьих, от предметно-целевой установки сравнения и сопоставления.
Сравнимость и сопоставимость. Как известно, строгости и логичности рассуждений предшествует строгость и логичность определений.
Сопоставимость социологической информации – качество социологической информации, отражающее относительную независимость установленных фактов от целей, теоретических посылок, методов сбора и обработки информации, использованных в социологическом исследовании, и являющееся объективной предпосылкой сравнительного анализа.
Сравнительный анализ в социологии – разновидность вторичного анализа социологической информации, состоящая в сравнении результатов частных исследований, проведенных на разных объектах или в разное время одним или разными исследовательскими коллективами с целью обобщения социологической информации и обеспечения ее качества.
Наличие в рассматриваемой теме двух «рядоположенных» терминов (сравнение и сопоставление) косвенно указывает на ряд проблем методолого-технологического характера, возникающих при проектировании, реализации и обработке данных сравнительных социологических исследований. В научной литературе эти проблемы формируются следующим образом:
выбор базового исследования с учетом его научной и общественной значимости, полноты его рабочей документации;
степень сохранения либо изменения методов и процедур выборки;
степень сохранения либо изменения инструментария исследования (один из частых вопросов здесь – лингвистическая эквивалентность);
обеспечение схожих условий сбора информации (в частности, в диалоге с респондентом);
степень изменения либо сохранения методов и процедур обработки эмпирических исходных данных;
определение пределов (формализованных и содержательных) сравнимости и сопоставимости данных.
Как правило, все эти проблемы требуют своего разрешения поэтапно, но почти всегда – во всей своей совокупности.
Сравнимость показателей. Под показателем понимается результат измерения некоторой характеристики изучаемого явления или процесса, некоторая величина или число, позволяющая количественно определить или описать отдельную сторону изучаемого предмета или его состояние в целом. В то же время понимание показателя как результата измерения не сводит понятие «показатель» к самому результату, поскольку значение показателя (число) есть количественная величина, характеризующая измеряемый признак, который и составляет собственно социологическое содержание показателя.
Первая и, на первый взгляд, относительно простая группа показателей, рассматриваемая еще на стадии проектирования сравнительного социологического исследования – социально-демографические параметры респондентов (другими словами, характеристики генеральной и выборочной совокупности).
При построении макетов выборки и инструментария социологи, для обеспечения сопоставимости показателей, порой прибегают к «стихийной самоорганизации», ориентируясь на материалы своих коллег (формулировки вопросов, шкалы и т. п.).
Как отмечается целым рядом исследователей, это – слишком долгий и не вполне надежный путь, так как через длительный период времени он не сможет обеспечить минимальный уровень сопоставимости даже социально-демографических показателей, не говоря уже об иных.
Исследователи различают две ступени работы с показателями:
операционализация понятий (конкретный пример – контакты респондента с различными источниками массовой информации);
проектное описание показателей (определение объекта, единицы и интервала измерения; в вышеназванном примере это – затраты времени в неделю на чтение газет, просмотр телепередач).
Здесь обычно выделяют первичные показатели (число и доля элементов генеральной совокупности с определенными свойствами – например, женщины) и показатели вторичные, производные, представляющие результаты статистической обработки первичных показателей (примеры – расчеты средних величин, моды и медианы, дисперсий и т. п.).
Сравнимость результатов. Считается, что минимум требований связан со сравнением результатов социологических исследований на уровне первичных показателей. Этот минимум сводится к тождеству проектных показателей, учитывая не только методы сбора, но и обработки информации. Такие ситуации относятся к исследованиям типа «один автор – единая методика – один или идентичный объект», что весьма редко.
Жестко совместить методический аппарат повторного или сравнительного исследования (выборку, инструментарий сбора и обработки данных) – не самоцель: одна из задач таких исследований – отслеживание социальной динамики. Отсюда – появление, например, в анкетах «новых» и «переходящих» вопросов, определение размера и характера смещений в ответах респондентов. Любые изменения в инструментарии неизбежно вызывают соответствующие изменения и в получаемых результатах.
Отсюда же возникает исследовательская задача определения: что изменилось под влиянием «социального времени», а что – под влиянием иного методического аппарата.
Резюмируя данный вопрос, можно привести следующее обобщенное заключение: важными условиями минимизации затрат времени и средств на проведение повторных исследований, а также обеспечения сопоставимости и надежности их результатов являются: планирование исследования как повторного уже при составлении программы и проведении первого этапа полевых работ; согласование задач и предпосылок каждого из последующих этапов с новыми требованиями общественной практики, а также с результатами предыдущих этапов исследования; обеспечение сопоставимости данных путем преемственности методических процедур, социальных показателей и математических программ обработки массивов информации, собранной на разных этапах исследования; выбор временного интервала, учитывающего динамику происходящих социальных изменений и обеспечивающего актуальность и практическую значимость результатов исследования; учет специфики пространственных и временных параметров повторного исследования, которая обусловливает особенности инструментария; определение оптимального объема выборки для каждого этапа исследования, позволяющего при сохранении репрезентативности собираемой информации уменьшить затраты времени и средств на ее сбор и обработку.
3.6.3. Методический анализ результатов
Если содержательные методы анализа (статистический, количественный и качественный) относятся к социологической информации, притом уже полученной, то методический анализ ориентирован на инструментарий исследования (в самом широком понимании – макет выборки, методы сбора и обработки данных) и может применяться как до, так и после полевого («собирательного») этапа исследования. Значение методического анализа можно выразить формулировкой: качество методического аппарата исследования (инструментария) предопределяет качество социологической информации; последнее, в свою очередь, предопределяет и качество результатов, теоретических и практических, самого проведенного исследования.
В социологической литературе считается, что методические исследования – самостоятельный вид научных разработок. Этого рода изыскания не подчинены непосредственно получению информации о социальных процессах, раскрытию их причинных механизмов, они направлены на изучение эмпирического метода, его технологии, процедурных аспектов.
К методическим можно отнести пилотажные (пробные, зондажные) исследования. Как отмечается, в ходе пилотажного исследования проверяются практически все элементы исследования основного – задачи, гипотезы, методические и организационные вопросы, формулировки вопросов и шкал инструментария, макеты выборки и т. д.
Если само проведение пилотажного исследования и считается необязательным, то место его в последовательности (структуре) исследовательского процесса зафиксировано вполне определенно. Оно проводится после окончания всей подготовки, а не после того или иного ее элемента. После переработки элементов подготовки в соответствии с результатами пробного исследования подготовительный этап полностью закончен. Созданы все условия для перехода к следующему этапу эмпирического социологического исследования. До сих пор исследование было только проектом.
В развитие и дополнение к пилотажному исследованию применим методический эксперимент, пример которого дается в монографии «Опросы населения: методический опыт». Предваряя свой массовый почтовый опрос, исследователи поставили задачу определить лучший вариант обращения к респондентам, размер анкеты, день рассылки и степень точности заполнения адреса и т. п. Все это было сделано на базе сформированной подвыборки – миниатюрной модели выборочной совокупности. Предполагалось при этом, что эксперимент позволит оценить степень возврата анкет. Далее в этой же работе делается вывод о том, что существующие методы планирования эксперимента позволяют на небольшом массиве проверить влияние сразу многих признаков. Представляется, что качество инструмента обследования и методика проведения опроса в очень большой степени зависят от того, в какой мере они основываются на результатах методических экспериментов.
Анализ и ремонт выборки. Терминология выборочных исследований имеет в своем арсенале понятие «планируемая и реальная выборка», которая прямо указывает на различия между проектируемыми и полученными параметрами эмпирической информации.
Источники таких смещений можно предусмотреть еще на проектной стадии исследования, и они зачастую находятся «вне» сферы соответствующих расчетов арифметического и иного характера. Практика применения выборочного метода знает, к сожалению, немало примеров, когда, несмотря на правильные принципы, положенные в основу проекта выборочного обследования, были получены нерепрезентативные данные в силу ошибок, допущенных при разработке плана организации опроса, не учитывающего в должной мере специфику предмета и объекта исследования.
Можно с известной условностью утверждать, что ошибки репрезентативности зависят от трех факторов: от степени однородности совокупности по изучаемому признаку, от объема той части совокупности, которая оказалась объектом непосредственного обследования, и от организации отбора.
Расхождения фактической выборки с плановой возникают по ряду причин. Наиболее важные из них связаны с организационными факторами; с наличием значительного числа лиц, отказывающихся участвовать в опросе; с выявленной неточностью исходной информации о генеральной совокупности.
Большинство вышеизложенных позиций – организационно-информационного характера, что допускает возможность их априорной методической корректировки.
Апостериори (когда информация уже получена и обнаружены чрезмерные смещения в выборке) методический анализ с соответствующей корректировкой идет по следующим направлениям:
неоднородность сбора/массивов данных;
смещения социально-демографических характеристик;
резко выделяющиеся ответы;
пропущенные ответы.
Каждое из этих направлений – самостоятельная методическая задача.
Анализ инструментария исследования. В силу большей распространенности анкетных опросов нагляднее всего рассмотреть данный вопрос именно на примере анкеты.
Существует достаточно большое, теоретически и практически обоснованное, количество требований, которым должен удовлетворять инструментарий опроса. Но даже если соблюсти все эти требования на этапе проектирования исследования и провести экспертизу разработанного опросного листа (анкеты), вряд ли возможно предусмотреть все последующие возможные просчеты. Попытаться минимизировать их – возможно.
Допустимо, конечно, приступить к содержательному анализу массива полученных и обработанных данных – хотя бы в силу уже упоминавшейся необязательности методического анализа. Однако исследователя должны если не насторожить, то, во всяком случае, привлечь внимание следующие обстоятельства:
недостаточно полный (сравнительно с запланированным) возврат анкет;
недостаточно полная заполняемость анкет (здесь важно зафиксировать, по каким именно вопросам);
неравномерное использование предлагаемых альтернатив ответов (как содержательных, так и шкальных);
логические, фактологические, смысловые и оценочные противоречия в каждой проверяемой анкете (до ее включения в массив для обработки).
Каждое из этих обстоятельств обязывает исследователя поставить вопросы: Почему? Можно ли полученный массив данных запускать в обработку? Можно ли воссоздать недополученные данные? Как избежать подобных недоработок в будущем? Вопросы эти следует не только поставить, но и ответить на них – полностью и обоснованно.
Анализ измерительных шкал. Основные требования к измерительным шкалам в социологии – правильность, устойчивость и обоснованность. В строгом смысле слова понятие надежности измерения правомерно относится именно к инструменту, с помощью которого производится измерение, но не к самим данным, подлежащим измерению. В социологической литературе параллельно (с некоторыми различающимися нюансами) существует несколько терминологических пояснений, которые целесообразно привести здесь.
Обоснованность шкалы заключается в том, что с ее помощью целенаправленно измеряют вполне определенное свойство или признак, не смешивая его с другими.
Устойчивость измерения выражается в однозначности информации, извлекаемой с помощью данной процедуры.
Точность и правильность измерения зависят от ряда факторов:
степени устойчивости измеряемого объекта или свойства;
чувствительности эталона измерения (дробности пунктов шкалы);
отсутствия систематических ошибок измерения;
устойчивости измерения.
После предварительных расчетов результатов шкалирования нетрудно определить степень «работоспособности» выбранной и примененной шкалы. На уровне внешних признаков фиксируется отсутствие разброса ответов по значениям шкалы, использование респондентами только части шкалы, неравномерное использование ее отдельных пунктов и др. Все эти смещения определяются с помощью соответствующего математического аппарата.
Способов и методов проверки шкал существует множество, и среди них можно упомянуть следующие:
логическая самопроверка предлагаемой шкалы;
пробное измерение на малой подвыборке;
использование «дополнительно-параллельного» метода измерения;
экспертное судейство предлагаемой шкалы;
повторное измерение;
испытание нескольких шкал разной дробности либо определение работающей части шкалы и т. д.
Применение проверочных методов осуществляется по усмотрению исследователя как до, так и после основного (полевого) этапа сбора данных.
3.6.4. Планирование, организация и отчетность
Если в предыдущих разделах пособия говорилось преимущественно о содержательной стороне исследовательского процесса, то здесь речь следует вести о его «технолого-процедурных» компонентах. Различные авторы по-разному трактуют «дробление» социологического исследования на этапы, фазы и процедуры. Если взять лишь несколько точек зрения в их хронологическом порядке, то получается следующая картина.
В коллективной работе немецких авторов «Процесс социального исследования» (1975) выделяются этапы:
консультации;
предварительное планирование;
выработка концепции;
основное планирование;
отбор методов исследования;
организация эмпирического обследования;
статистическая обработка данных;
теоретическая обработка;
внедрение в практику.
В 1981 г., обобщая опыт изучения общественного мнения, группа ленинградских ученых обозначила следующие этапы:
разработка заказа на исследование;
разработка программы исследования;
разработка полевых документов;
разработка выборки;
печать (тиражирование) полевых документов;
сбор первичной информации;
обработка информации;
анализ результатов обработки данных и составление отчета;
консервация (создание архива) материалов исследования.
В 1987 г. В.А. Ядов делит теоретико-прикладное исследование на следующие этапы:
разработка теоретической концепции и программы (до 30% времени, отведенного на исследование);
полевой этап, т.е. сбор первичных данных, с выделением фазы пробы (пилотажа) и основного обследования (примерно 20% времени);
период обработки и анализа данных (около 40% времени);
оформление итоговых отчетов и публикаций (около 10% времени).
Думается, что важнее здесь не количество этапов и их обозначение, а логика и последовательность выполняемых действий.
Рабочие документы исследования. Что относится к рабочим документам исследования и в чем их предназначение? Если считать, что программа исследования (включая проект выборки, инструментарий и макет обработки данных) – базовый, основной документ, то к вспомогательным можно и нужно отнести следующие.
Рабочий план исследования. Его предназначение – упорядочение и детализация процедур исследовательского процесса, их последовательность или параллельность, видов соответствующих им работ и фиксация промежуточных результатов. По своей форме рабочий план включает следующие компоненты (графы, если речь вести о его «табличном» виде): этап исследования – процедуры (мероприятия) – сроки исполнения – ответственный – (со-) исполнители – содержание (вид) работы – результаты.
Следующую группу рабочих документов образуют различные «технологические» инструкции. К ним следует отнести, к примеру, маршрутную карту для анкетеров и интервьюеров, «поведенческие рекомендации» для них же, макеты кодировки первичной информации и ее ввода в ЭВМ, табличные формы «выхода» обработанной информации.
После реализации этапов сбора и обработки информации в распоряжении исследовательской группы остается большой, как правило, объем «архивных» материалов (заполненные анкеты или кодировочные листы, распечатки с результатами математико-статистической обработки, библиографические указатели и т. п.). В зависимости от требований к проведению исследования или условий деятельности исследовательской группы подобные материалы либо уничтожаются, либо хранятся в полном объеме, либо переводятся в состояние банка социологических данных.
В целом следует признать, что перевод исходной информации в компьютерную или иную базу (банк) данных – достаточно сложная и серьезная проблема со своими принципами, правилами и алгоритмами.
Организационные вопросы и ресурсообеспечение. Организация социологического исследования решает следующие основные задачи:
определение необходимых для реализации программы исследования видов работ и их последовательность;
расчет необходимых материальных и финансовых ресурсов;
анализ затрат времени на отдельные виды работ и исследование в целом;
нормирование труда исполнителей;
координацию взаимодействия исследовательского коллектива с целью наиболее эффективного использования имеющихся возможностей.
В перечень организационных вопросов включаются:
разработка сетевого плана-графика;
подготовка материально-технической базы исследования;
подготовка поля исследования;
подготовка исследовательской группы;
проведение полевого исследования;
организация обработки и анализа социологической информации.
Что касается вопроса о ресурсообеспечении социологического исследования, то здесь хотелось бы ограничиться следующими соображениями:
существовавшие в прежние («дорыночные») времена рекомендации и даже нормативы по стоимости и трудозатратам в настоящее время «не работают»;
совокупность ресурсозатрат определяется, как минимум, потенциалом (в первую очередь – профессионально-квалификационным) исследовательского коллектива, требованиями к проведению исследования (в первую очередь – время и сроки) и объемом материально-технического (в первую очередь – финансового) обеспечения;
сокращение выделяемых сроков на проведение исследования, требования «конфиденциальности и эксклюзивности» его результатов неизбежно ведут к пропорциональному увеличению его стоимости;
не калькулируется, но имеет существенное значение так называемый «концептуальный ресурс», включающий и его информационно-методическую составляющую.
Требования к отчетам по результатам работы. Если в процессе исследования социолог вынужден переводить исходные данные (например, ответы респондента) на «язык науки», то в процессе подготовки отчета он должен делать то же самое – только в переводе с «языка исследования» на язык читателя (пользователя, заказчика).
По форме и назначению различают три основных вида итоговых документов:
отчет;
научные публикации;
публикации в средствах массовой информации.
Научный отчет адресован заказчику, научная статья – специалистам, а публикация в прессе – широкой публике.
Объем научного отчета в фундаментальном исследовании очень большой, а его структура повторяет в основных чертах программу исследования.
Объем заключительного отчета в прикладном исследовании обычно меньше, так как не включает теоретико-методологический раздел. Его структура также приближается к структуре программы прикладного исследования. Тот и другой наряду с полной формой имеют еще краткую. Краткая форма отчета о фундаментальном исследовании состоит из 22-24 страниц. Краткий вариант прикладного отчета не превышает 10 страниц.
Здесь можно сослаться на опыт Э. Ноэль, директора Института демоскопии (ФРГ). Она рекомендует придерживаться следующих правил при составлении отчета:
имеющийся эмпирический материал необходимо заново перегруппировать независимо от анкет, последовательности вопросов в них и т. п.;
не следует отражать в отчете все анкетные вопросы с результатами;
после отбора основных результатов оставшаяся их часть размещается в отдельном приложении (диаграммы, гистограммы, графики, таблицы);
лишние цифры и сокращения снижают качество таблиц;
следует четко разделять графически результаты работы и предположения социолога;
во введении или в приложении должны содержаться данные об инициаторах и исполнителях, сроке работы, числе занятых специалистов и интервьюеров, методах и характеристиках выборки, а также помешаться оригинал анкеты.
В качестве резюме Э. Ноэль констатирует, что отчет о результатах исследования тем лучше, чем он абстрактнее, чем он концентрированнее, чем более универсально сформулированы ответы на теоретические вопросы исследования, которые основаны на статически подкрепляемых и изложенных в отчете результатах, изложены в виде правил, которые дают объяснения и допускают прогноз.
В ставшей уже классической монографии отечественного социолога В.А. Ядова «Социологическое исследование: методология, программы, методы» формулируются рекомендации по логике и структуре итоговых отчетов. Для научной публикации наиболее целесообразно придерживаться такого порядка.
Изложение целей и задач исследования. Формулировка проблемы. Краткая или более пространная характеристика литературы по вопросу.
Основные идеи программы исследования и концептуальная схема. Уточнение исходных понятий.
Описание основных процедур сбора первичных данных (методики, типы выборки).
Изложение и анализ полученных данных по группам гипотез (задач или проблем).
Теоретические и практические выводы из исследования. Сопоставление полученных данных с имеющимися в литературе.
Постановка вопросов для дальнейшего изучения, выдвижения новых гипотез, которые не могли быть проверены в данном исследовании.
Приложения: методики сбора первичных данных, сводные таблицы, основные статистические показатели по ведущим гипотезам (или задачам).
Применительно к отчету по результатам прикладного исследования предлагается следующая структура:
Формулировка задач и указание заказчика.
Информация о сроках, объектах, источниках информации.
Основные выводы диагностического характера, снабженные необходимыми статистическими данными.
Предлагаемые решения, их ожидаемый эффект, способы контроля и «субъекты исполнения».
Полный отчет снабжается краткой аннотацией и приложениями к основному тексту.
Подводя итоги, отметим что структура, объем и содержание научного отчета ориентированы на своего потребителя – профессиональных коллег, менеджеров компании заказчика и т. д. Коллег больше интересует описание методики исследования, используемых понятий, способ их операционализации, репрезентативность данных и иные атрибуты академического исследования. Ничего такого администрации компании не нужно. Главное для них – простой и ясный язык изложения, хорошие и понятные иллюстрации, четкость и практическая эффективность рекомендаций.

Вопросы для повторения и обсуждения

В чем сходство и сущностные различия социологического исследования и научного познания в целом?
Охарактеризуйте виды социологических исследований и критерии их классификации.
Каковы методологические требования к построению программы, выборки и методам социологического исследования?
Каково соотношение технологии, методов, техники, методики и процедур в социологических исследованиях?
Из каких частей (разделов) состоит программа социологического исследования?
Что такое объект, предмет, цель и задачи социологического исследования и какова методика их выделения?
Что собой представляет интерпретация и операционализация понятий?
Как осуществляется предварительный системный анализ объекта?
Каковы виды, роль, формулировки исследовательских гипотез?
Каковы особенности построения процедурной части программы?
Что собой представляет выборочный метод?
Что такое выборка? Каковы способы построения выборки?
Приведите классификацию выборок.
В чем разница между единицей отбора и единицей наблюдения?
Охарактеризуйте процедуры формирования выборки.
Как определяются случайные и систематические ошибки выборки?
Как осуществляется контроль и ремонт выборки?
Что собой представляет измерение и шкалирование в социологии?
Каковы уровни измерения и виды шкал?
Какие методы анализа документов используются в социологических исследованиях?
Приведите классификацию видов наблюдения. Каковы преимущества и недостатки наблюдения?
Раскройте понятие и виды анкетного опроса.
Что представляет собой структура анкеты? В чем отличия туннельного и секционного подходов к проектированию вопросников?
Каковы функции и логическая структура вопросов анкеты? Приведите классификацию вопросов анкеты.
Каковы этапы работы над анкетой?
Приведите классификацию интервью. Каковы преимущества и недостатки метода интервью?
Каковы правила подготовки и проведения интервью?
Раскройте понятие и виды эксперимента. Каковы требования к эксперименту в социологии?
В чем выражается специфика подготовки и проведения эксперимента?
Дайте характеристику основных понятий и этапов статистического анализа.
Раскройте содержание этапов обработки данных с помощью компьютерной техники.
Каковы роль и содержание процессов описания и объяснения в социологии?
В чем состоит роль и технологическое содержание сравнительного анализа в социологии?
Каковы роль и технологические особенности методического анализа и пилотажных исследований?
Что собой представляет анализ и ремонт выборки?
В чем сущность анализа инструментария исследования?
В чем особенности анализа измерительных шкал?
Каковы требования к отчетам по результатам социологического исследования?

Тема 4. Общество как объект изучения социологии

Цель – познакомится с особенностями социологического понимания и анализа общества.
Задачи – получить представление об обществе как системе, изучить основные концепции общества, приобщиться к наиболее влиятельным научным типологиям общества.

4.1. Общество как система

Системный подход – обязательное свойство любого научного исследования и любого ответственного, продуманного действия. Системный подход – развитие идеи о соотношении целого и части. Известно, что нет абсолютно простых тел (все состоят из частей), с другой стороны, нет абсолютно изолированных предметов (все часть чего-то). Все можно рассматривать либо как «целое», либо как «часть». В системном подходе «целое» рассматривается как система, а «часть» – как элемент.
Система (от греч. sуstema – составленное из частей, соединенное) – это множество элементов, находящихся во взаимосвязи друг с другом, образующих относительно автономный объект.
Для анализа устойчивых связей между элементами системы используются понятия «структура» (от лат. structura – расположение, порядок).
Для выявления роли отдельного элемента в системе служит понятие «функция» (от лат. functio – исполнение, совершение)
Принципы системного подхода:
1) рассмотрение всего как «нечто», состоящего из элементов; причем это «нечто» не сводится к сумме элементов. Система – больше, чем простая сумма ее элементов;
2) рассмотрение всего как части чего-либо, как элемента системы и установление того, какие функции и характеристики приобретает рассматриваемый объект, будучи элементом какой-либо системы;
3) рассмотрение объектов как носителей нескольких систем. Например, отдельный человек, индивид может рассматриваться как биологическая система-организм и как социальная система-личность.
4) рассмотрение объекта как элемента многих систем. Например, отдельный человек является элементом различных систем – студенческая группа, семья, компания, страна, город, политическая партия и т. д.
Системный подход всегда был присущ социологии. О. Конт и Г. Спенсер рассматривали общество как «целое», состоящее из частей, как некий организм, где отдельные элементы приобретали свои качества, благодаря нахождению в рамках «целого» и выполнению там определенной роли. Э. Дюркгейм стремился всякий социальный факт рассматривать не изолировано, а как элемент «целого», через те функции, которые этот факт выполняет в целом. Он рассматривал общество как надындивидуальную духовную реальность, основанную на коллективных представлениях. П. Сорокин считал общество надорганической системой бытия. По М. Веберу, общество – это взаимодействие людей, являющееся продуктом социальных, т. е. ориентированных на других людей, действий. С точки зрения основоположника материалистической социологии К. Маркса, общество – это исторически развивающаяся совокупность отношений межу людьми, складывающихся в процессе их совместной деятельности, «ансамбль человеческих отношений».
Очевидно, что во всех этих определениях в той или иной степени отражено восприятие общества как целостной системы элементов, находящихся в тесной взаимосвязи. Такой подход к обществу называется системным. Наиболее емко и образно выразил системное понимание общества Т. Парсонс. По его мнению, общество – это такой тип социальной системы, который обладает наивысшей степенью самодостаточности относительно своей среды. Самодостаточность же, в свою очередь, означает стабильность отношений взаимообмена с окружающими системами и способность контролировать этот взаимообмен в интересах своего функционирования.
Основная задача системного подхода в исследовании общества – объединение различных знаний по поводу общества в целостную систему, которая могла бы стать теорией общества. И это понятно – ведь только при таком условии снимается главная проблема рассмотрения общества как суммы индивидов. Уловить, проанализировать устойчиво-повторяющееся, типичное в жизни общества, отвлекаясь при этом от жизнедеятельности конкретных людей, помогает именно метод системного анализа.
Социологическая теория в общественных системах выделяет два вида, две ипостаси их бытия – социетальную и социальную.
Понятие социетальное используется для характеристики общества в целом. Социетальная система – это экономическая, социальная, политическая, духовная (идеологическая) подсистемы общества, каждая из которых обладает определенной структурой, т. е. совокупностью особым образом связанных элементов, и выполняет определенную функцию: экономическую – функцию материального производства; социальную – социализации; политическую – социального управления; идеологическую – духовного производства.
Вместе с тем, общество можно характеризовать не только с точки зрения того, что социальное есть подсистема общества, «отвечающая» за соответствующую «обработку» человеческого материала, но и под углом зрения того, что человек является главным системообразующим элементом общественной жизни. Система называется социальной, если в число ее элементов входят люди. Социальная система – это определенное целостное образование, основными элементами которого являются люди, связи между ними, нормы, которыми они руководствуются в своей деятельности.
С точки зрения системного подхода социальная система – это целостное образование, формируемое состояниями и процессами социального взаимодействия между действующими субъектами.
Под социальным действием (взаимодействием) в социологии понимается осознанное действие человека, обычно вызываемое его потребностями, находящееся в связи с действиями других людей, сориентированное и (или) воздействующее на их поведение и, в свою очередь, испытывающее влияние поведения других.
Основными элементами социальной системы являются люди, социальные общности и институты, находящиеся в определенной (социальной) связи, взаимодействии и отношениях.
Существенными чертами любой системы, в том числе социальной, являются целостность и взаимосвязанность (интеграция) всех элементов ее структуры. Первое понятие фиксирует объективную форму существования явления, т. е. его существования как целого, а второе – процесс и механизм объединения его частей.
Целое (и на это обратили внимание еще древнегреческие философы) «большие суммы входящих в него частей». Это означает, что каждое целое обладает новыми качествами, которые механически несводимы к сумме его элементов, обнаруживают некий «интегральный эффект». Эти новые качества, присущие явлению как целому, обычно обозначаются как системные, или интегральные, качества.
Социальные системы более сложны, чем системы технического и биологического порядка, т. к. их основной элемент (человек) обладает значительной свободой в выборе того или иного варианта деятельности. Сложность социальных систем делает их изменения плохо предсказуемыми и сами системы трудно управляемыми.
Социальные системы бывают:
а) гомогенными (однородными), состоящими только из людей, норм, связей между людьми;
б) гетерогенными (разнородными), состоящими не только из людей, но и элементов иной природы (социотехническая система – человек в сочетании с техникой, искусственной материальной средой – предприятие, лечебное учреждение и т. д., социоэкологическая – человек и окружающая природа).
Основными видами социальных систем являются: общество, социальный институт, социальная организация, социальная общность, личность.
В обыденной жизни понятие «общество» интерпретируется и применяется достаточно широко и произвольно.
Так, например, любители коллективного проведения досуга говорят о проведенном времени в обществе. Ряд общественных организаций называют себя обществом (книголюбов, литераторов, художников, музыкантов и т. п.). Многие трудовые коллективы также носят название обществ (АО, ЗАО, ООО и другие).
Вместе с тем термин общество применяют и более широко, отожествляя с такими понятиями, как: «народ», «государство», «страна», «человеческая цивилизация».
В социологии понятие «общество» имеет более широкое, универсальное значение, чем в быту. Как отмечал немецкий социолог и философ Г. Зиммель, общество имеет смысл только в том случае, если, так или иначе, противопоставляется простой сумме отдельных людей.
Общество предстает как некая идеальная модель социального организма, которому присущи определенные свойства, качества и законы развития: деление на группы, слои, взаимодействие между отдельными индивидами и группами и т. п. Так, согласно американскому социологу Э. Шилзу, понятие «общество» в строгом научном значении отвечает следующим признакам:
1) общество – это такое объединение, которое не является частью какой-либо крупной системы (общества);
2) браки в нем заключаются между представителями данного объединения;
3) оно пополняется преимущественно за счет детей тех людей, которые уже являются его признанными представителями;
4) это объединение имеет территорию, которую считают своей собственной;
5) у него есть собственное название и собственная история;
6) оно обладает собственной системой управления;
7) такое объединение существует дольше средней продолжительности жизни отдельного индивида;
8) его сплачивает общая система ценностей (обычаев, традиций, норм, законов, правил, нравов), которую называют культурой.
В определении Марша общество характеризуют следующие признаки:
1) постоянная территория, установленная государственными или иными границами, рубежами;
2) пополнение общества происходит главным образом благодаря деторождению, миграция при этом играет второстепенную роль;
3) развитая культура;
4) политическая независимость – общество не является элементом другой системы.
Таким образом, любое общество в любой период времени характеризуется перечисленными выше признаками. Во втором значении общество предстает в конкретной исторической форме определенной общности, сообщества, народа, государства, региона, страны.

4.2. Основные концепции общества

В социологии отсутствует единое определение понятия «общество». В понимании общества социологическая мысль колеблется между двумя крайними позициями – социологическим реализмом и социологическим номинализмом.
Социологический реализм основан на той идее, что общество есть sui generis (нечто в своем роде, своеобразное – лат.), т. е. являет собой органичное единство, не сводимое к совокупности индивидов, ее составляющих.
Социологический номинализм предполагает, что общество только словесная функция (имя – от лат. nomen), в действительности же существуют только отдельно взаимодействующие друг с другом индивиды.
В своем чистом виде социологический номинализм и реализм представлены крайне редко. Можно лишь говорить о тяготении того или иного исследователя к определенной теоретической позиции. Так, Э. Дюркгейма можно назвать «социологическим реалистом», а М. Вебера «социологическим номиналистом».
Между двумя названными теоретическими позициями находится множество попыток определить понятие общества, множество концепций общества.
«Атомистская» или «сетевая» концепция. Согласно ей общество представляет собой совокупность (сеть) действий индивидов. Примером подобного подхода является трактовка общества, даваемая М. Вебером. Так, он полагал, что общество есть взаимодействие людей, являющееся продуктом социальных, т. е. ориентированных на других действий. Примерно так же рассуждал об обществе классик социологии ХХ века Т. Парсонс. Он понимал общество как систему отношений между людьми, где связующим началом являются нормы и ценности. К сетевой концепции общества можно отнести и трактовку общества, даваемую современным американским социологом Дж. Девисом: «Все общество, в конце концов, можно представить как паутину межличностных чувств или установок. Каждый данный человек может быть представлен сидящим в центре сотканной им паутины, связанным прямо с немногими другими и косвенно – со всем миром».
Концепция социальных групп. В соответствии с этой концепцией общество – это совокупность различных пересекающихся групп людей, которые являются разновидностями одной доминирующей группы. Можно привести следующий пример: население России – доминирующая группа, которая распадается на многие другие пересекающиеся группы: граждане и не граждане РФ; мужчины и женщины; этнические группы – национальности; возрастные группы; поселенческие группы. Эти группы пересекаются, т. к. один индивид входит во множество этих групп.
Институциональная концепция. Согласно ей, общество большая совокупность людей, осуществляющих совместную социальную жизнь в пределах целого ряда институтов и организаций. Предполагается, что именно институты и организации придают устойчивость взаимодействию людей.
Функциональная концепция. В соответствии с этой концепцией общество – это группа людей, осуществляющая систему самообеспечивающих действий.
Аналитическая концепция. Она представляет собой расширительную трактовку функциональной концепции. В аналитической концепции общество понимается как относительно самостоятельное, самообеспечивающееся население, характеризующееся внутренней организацией, территориальностью, культурными различиями и естественным воспроизводством.
Обобщая различные концепции общества необходимо сказать следующее. Само слово (термин) «общество» имеет несколько значений. В широком смысле общество – это особая форма движения материи, особая реальность, отличная от физических, химических, биологических реальностей. Это человечество в целом. В узком смысле общество – это любое объединение людей.
В социологии под обществом понимается нечто среднее. Это и не все человечество в целом и не любое, а особое объединение людей. Его признаками являются, во-первых, его самодостаточность, то есть в рамках этого объединения создается социальная система, которая позволяет полностью удовлетворять основные потребности людей. Во-вторых, это его относительная автономность, обособленность от других подобных объединений, самоуправление и суверенность этого объединения: решения, касающиеся этого объединения, оно принимает самостоятельно, источник высшей власти находится в нем самом. В-третьих, постоянное совершающееся самовоспроизводство. Социальная система, создаваемая на базе этого объединения воспроизводит сама себя во всех своих связях и функциях, прежде всего, воспроизводятся люди, способные выполнять эти функции. В-четвертых, территориальность в том плане, что это объединение людей расположено на некоторой территории. Первоначально эта территориальность не носила постоянного характера (объединения людей могли кочевать с места на место) и не имела четко обозначенных границ. С возникновением в рамках общества государства появились четко обозначенные границы: общество стало существовать в виде страны.
Страна – это относительно поздний вид общества, появившийся вместе с возникновением определенных территориальных границ проживания групп населения, называемых государственными границами. Большую часть своего существования человечество пребывало в «дострановом» периоде. Под страной часто понимали и нечто географическое – часть света, регион. В социологии страна – это самовоспроизводящаяся, самообеспечивающаяся группа населения, обладающая определенной, только ей принадлежащей территорией, собственной историей, собственной системой управления, сплоченная определенной духовной культурой, существующая дольше жизни одного поколения.
В отечественной науке общество рассматривается как определившаяся в процессе исторического развития человечества относительно устойчивая система социальных связей и отношений, как между большими, так и между малыми группами людей, поддерживаемая силой обычая, традиции, закона, социальных институтов и т. д., основывающаяся на определенном способе производства, распределения и потребления материальных и духовных благ. (См.: Энциклопедический социологический словарь. – М., 1995. – С. 469).
Современная российская социология изучает какие качества, свойственные советскому обществу, исчезают и какие новые черты обретает современное российское общество.
Отмечается, например, активное расслоение ранее в основном однородного общества на бедные, средние и богатые классы, анализируются изменения в культуре, структуре занятости и т. п.
Различные трактовки общества в той или иной мере отражают его реальную конфигурацию, доминирующие принципы.
В целом общество – это системное образование, характеризующее совместную жизнедеятельность людей.
Эта категория определяет стабильное объединение людей, социальных групп, организаций и институтов в систему, которая имеет властный центр, является самодостаточной и независимой. Это организация, которая возникает на определенном этапе исторического процесса. Природа связей в обществе может быть различной (родственной, этнической, религиозной, военной, политической, экономической и др.), чаще всего сложной. Такие связи должны признаваться его членами.

4.3. Структура общества. Гражданское общество и государство

При рассмотрении структуры общества в социологии существуют разные подходы, когда выделяются различные элементы и разный характер связей между ними.
В марксистской концепции общество рассматривается как общественно-экономическая формация, имеющая следующую структуру:

13 SHAPE \* MERGEFORMAT 1415

Надстройка (Н) – это совокупность политических, правовых, нравственных, религиозных, эстетических идей, отношений, организаций;
Базис (Б) – это совокупность производительных сил (ПС), т. е. квалификации людей + технических средств производства и производственных отношений (ПО), т. е. отношений людей в процессе производства, в решающей степени определяющихся фактором собственности: учетом того, кто является владельцем средств производства.
В настоящее время распространено описание общества, когда в нем выделяется технологическая подсистема (сфера), экономическая подсистема, социальная подсистема, политическая подсистема и духовная подсистема. В свою очередь, эти подсистемы являются сложными структурными образованьями, состоящими из множества элементов.
В анализе структуры экономической сферы существует несколько подходов. С ними подробно студенты знакомятся в курсе экономической теории. Изложение структуры политической подсистемы дается в курсе политологии. В качестве главных структурных элементов там выделяется государство, политические партии, общественные организации, церковь, средства массовой информации и др.
Социальная подсистема (сфера) понимается по-разному. Часто под социальной сферой имеется ввиду сфера непосредственного удовлетворения основных жизненных потребностей. Сюда включают институты образования, здравоохранения, социального обеспечения. В социологии социальная сфера изучается как совокупность различных социальных групп – социально-классовых, социально-профессиональных, социально-демографических, территориальных и др.
В качестве наиболее крупных элементов духовной сферы выделяется:
мораль;
искусство;
религия;
наука;
образование.
Интерес представляет структура общества, данная американским социологом Т. Парсонсом, одним из основателей концепции структурно-функционального анализа. Он выделяет четыре социальные подсистемы в соответствии с наиболее важными для общества функциями. Так, функцию адаптации выполняет экономика (включая такие социальные институты, как заводы, банки и др.). Функцию целеориентации выполняет политика (включая политические партии, движения). Функцию интеграции, согласно Т. Парсонсу, выполняет подсистема, включающая в себя институты социального контроля, где главным является государство. Функцию поддержания образца выполняет подсистема социализации (включая такие институты, как семья, школа, религии).
Существуют и другие подходы в описании структуры общества. На сегодняшний день весьма распространен анализ общества, когда в нем выделяют гражданское общество и государство.
Однако если государство понимается более или менее однозначно как элемент политической сферы общества, состоящий из аппарата управления и органов принуждения и защиты, то в отношении трактовки гражданского общества единства мнений нет.
Прежде всего, в рассмотрении гражданского общества нужно выделить два подхода – структурный и идеологический. В структурном подходе одни исследователи предлагают под гражданским обществом понимать все общество за исключением политической сферы. Другие предлагают из рассмотрения исключить и сферу экономики и определяют гражданское общество как население, структурированное в различного рода социальные классы, слои и группы.
В идеологическом подходе под гражданским обществом понимается определенное качество населения общества, а именно, его способность к самоорганизации, самоуправлению и контролю над государством. Поэтому в той или иной стране при наличии гражданского общества в его структурном понимании может отсутствовать гражданское общество в его идеологическом понимании. Если в стране отсутствует гражданское общество в его идеологическом плане, то импульсы к организации общества и его управлению исходят исключительно от государства, оно является единственным и полновластным «хозяином» в стране и, будучи бесконтрольным, часто действует во вред обществу в целом, действует произвольно, не соблюдая закона.
Для нормального и плодотворного функционирования государства в обществе оно должно быть контролируемо со стороны населения, лишь в это случае государство станет правовым государством. Но для этого население должно стать гражданским обществом в его идеологическом понимании.
Это означает, что население должно быть способно через различные общественные организации и политические партии влиять на деятельность государственного аппарата и направлять его деятельность в соответствии со своими интересами.
Население должно быть способно решать различные проблемы в области экономики, образования, здравоохранения, самостоятельно через многочисленные ассоциации, комитеты взаимопомощи, товарищества и т. п., будучи в этом плане независимым от государства.
На сегодняшний день задача формирования гражданского общества крайне актуальна для России, ибо население страны еще не имеет ни достаточных навыков, ни желания в отношении самоорганизации, самоуправления, контроля над государством, что во многом объясняет часто встречающийся произвол со стороны различных звеньев государственного аппарата. Отсутствие гражданского общества объясняет и неудачи в реформировании российского общества, которое оказалось жертвой действий некомпетентной и своекорыстной экономической и политической элиты, заставившей государство действовать исключительно в своих интересах.

4.4. Стадиальные типологии общества

Типы обществ можно рассматривать в двух планах. В гносеологическом плане – это идеальные теоретические модели, включающие в себя те или иные признаки общества, с помощью которых классифицируются, описываются конкретные общества.
В онтологическом плане – это совокупности конкретных обществ, образованные на основании наличия у них тех или иных общих черт.
Существует множество типологий общества, чаще всего они классифицируются как стадиальные и цивилизационные типологии. Стадиальная типология – это выделение типов общества путем отнесения его к той или иной стадии развития.
Стадиальные типологии отличаются одна от другой в зависимости от того, по какому признаку и сколько стадий выделяется в развитии общества.
Наиболее известной стадиальной типологией является марксистская типология, когда выделяется пять общественно-экономических формаций, последовательно сменяющих друг друга в развитии общества:
первобытнообщинная;
рабовладельческая;
феодальная;
капиталистическая;
коммунистическая.
Эти формации отличаются одна от другой способом производства, сердцевиной которого являются отношения собственности на средства производства – ключевого элемента производственных отношений.
В западной социологии стадии развития общества выделялись, прежде всего, как этапы в развитии производительных сил. Исходя из этого, выделяются следующие типы общества:
собирательно-охотничье;
аграрное;
индустриальное;
постиндустриальное.
Однако, чаще всего, классификация общества осуществляется на основании соотношения трех основных сфер жизнедеятельности: аграрной (земледелие, скотоводство, садоводство и другие), индустриальной (промышленность, степень индустриализации) и сферы научно-технического прогресса (технологизация, использование науки, новейшей техники и современных технологий). В этой связи выделяют три типа общества:
1) доиндустриальное;
2) индустриальное;
3) постиндустриальное.
Разработкой этой классификации занимались преимущественно зарубежные ученые: французский социолог и публицист Раймонд Арон (1905-1983), американский экономист, социолог, политический деятель Уолт Уитмен Ростоу (1916-), американский социолог Даниел Белл (1919-) и др. (Некоторые ученые предложили иное название этим типам общества и соответственно этапам общественного развития. Так, С. Крук и С. Лэш выделяют премодернистский, модернистский и постмодернистский; В.Л. Иноземцев – доэкономический, экономический и постэкономический; О. Тофлер – выделил первую, вторую и третью волну цивилизации и т. д.).
Зрелой формой доиндустриального общества является феодализм. Здесь преобладает сфера аграрная. Оно характерно замкнутой (закрытой), иерархической социальной структурой. Последняя представлена наличием различных сословий, каст и других групп, жестко фиксирующих социальный статус личности на протяжении всей его жизни.
В таком обществе:
социальное положение определяется прирожденным статусом;
практически отсутствует вертикальная мобильность ввиду жесткой фиксации положения индивида или группы рамками сословной иерархии;
преобладает традиционная форма социальной регуляции.
Индустриальное общество характерно преобладанием развитой промышленности. Сам термин ввел в оборот А. Сен Симон. Это понятие использовали О. Конт, Г. Спенсер, Э. Дюркгейм при разработке механизма социальной эволюции и обосновании направленности социальных изменений.
Необходимо отметить, что такой тип общества родился в ХVIII веке в результате двух революций: промышленной (экономической) и социально-политической. Первая утвердила:
приоритет промышленного производства;
экономические свободы;
капиталистические рыночные отношения.
Вторая утвердила:
политическую, личную свободу человека и гражданина;
социальные права;
новую форму политического устройства – демократию.
Для индустриального общества, в отличие от доиндустриального, характерна более открытая социальная структура.
Положение личности определяется не столько прирожденным, сколько достигнутым статусом. Среди значимых статусных показателей главное место занимают богатство, размер капитала, отношение к основным средствам производства.
Основной единицей социальной структуры являются основные классы – большие группы людей, имеющие непосредственное и особое отношение к основным средствам производства (капиталисты и рабочий класс).
Переход к постиндустриальному обществу определяется рядом факторов:
изменением от товаропроизводящей экономики к обслуживающей, что предопределяет превосходство сферы услуг над сферой производства;
изменением в социальной структуре общества (классовое деление уступает место профессиональному);
центральным местом теоретического знания в определении политики в обществе;
созданием новой интеллектуальной технологии, введением планирования и контроля над технологическими изменениями.
Один из авторов этой концепции Д. Белл отмечает: «Индустриальное общество – это координация машин и людей для производства товаров. Постиндустриальное общество ориентировано на знание». (См.: Социология и современность. – М., 1977. – С. 149, 155).
Общество становится более открытым и сильно дифференцированным по социальной структуре. Собственность как основной критерий социальной стратификации теряет свое значение.
Социальное положение людей определяется престижностью достигнутого статуса в соответствии со шкалой общественных ценностей, где важную роль играют:
отношение к власти;
уровень и качество образования;
профессиональное владение новейшими технологиями;
уровень доходов;
должность.
Известный американский ученый У. Ростоу отмечает: «Все ранее существовавшие и современные нам общества могут быть отнесены, с экономической точки зрения, к одной из пяти категорий: традиционное общество, стадия создания предпосылок для подъема, стадия подъема, стадия быстрого созревания, век массового потребления возник новый тип социальной политики, известный под названием «государство общественного благоденствия». (Ростоу У.У. Стадии экономического роста. – Нью-Йорк, 1960. – С. 13-24). Постиндустриальное общество часто называют: «технотронная эра», «равных возможностей», «массового потребления», «информационное общество».
Возможны иные типологии общества, когда, например, в зависимости от наличия письменности выделяются дописьменные и письменные общества.
Первые – умеющие говорить, но не умеющие писать.
Вторые – имеющие алфавит и владеющие техникой фиксации звуков в материальных носителях (клинописные таблички, папирусы, берестяные грамоты, книги, газеты, компьютер).
Приведенная выше типология, разумеется, мало что дает для анализа социальной структуры и социальных отношений, а лишь свидетельствует о том, что дописьменные общества характерны примитивным устройством общественной жизни и подобными же отношениями. Наличие письменности позволяет судить об определенном уровне социального развития, общей культуры и других цивилизационных параметрах.
По критерию сложности структур, отношений, форм социальной регуляции выделяют общества простые и сложные.
Для простых обществ характерны:
примитивная форма социальной организации;
слабая дифференциация;
примитивное управление;
неразвитость всех общественных сфер.
Так, например, Г. Спенсер такие общества разделял на имеющие руководителя, с эпизодически проявляющимся руководством и стабильным руководством. Общества сложные имеют:
иерархическую структуру (неравенство);
развитую экономику;
товарно-денежные отношения;
имеют несколько уровней управления;
развитый бюрократический аппарат.
Общую форму сложного современного общества можно выразить следующим образом: государство, стратификация и цивилизация. Общества двойной и тройной сложности также, по Спенсеру, классифицируются с точки зрения сложности их политической организации.
Иногда приводится типология в соответствии с преобладающим в тот или иной период источником энергии, предметом труда. Так говорят о каменном, бронзовом, железном веках, веке пластмассы, об обществе мускульной энергии человека, энергии прирученных животных, обществе ветряных мельниц, обществе паровых машин, обществе двигателей внутреннего сгорания, атомном веке и т. п.
4.5. Цивилизационные типологии общества

В цивилизационных типологиях общества классифицируются на основании наличия у них общих, прежде всего, духовно-религиозных признаков. Эти цивилизации могут существовать как одновременно, так и в разные временные периоды.
Основоположником цивилизационной типологии является российский мыслитель Н.Я. Данилевский. Суть теории Данилевского состоит в обосновании идеи развития обособленных локальных «культурно-исторических типов» (цивилизаций) Его главный труд – «Россия и Европа» (1868). В нем он выделяет 13 культурно-исторических типов:
1) египетский;
2) китайский;
3) ассиро-вавилоно-финикийский;
4) халдейский или древне-семитический;
5) индийский;
6) иранский;
7) еврейский;
8) греческий;
9) римский;
10) ново-семитический или аравийский;
11) перуанский;
12) романо-германский или европейский;
13) славянский.
Каждый тип вырабатывается самими народами в борьбе друг с другом и внешней средой за самовыживание. Только «историческим народам» принадлежит право выработки своеобразных культурно-исторических типов. «неисторические народы» это тупиковые ветви в развитии. Они не в состоянии решать свою судьбу. Все «цивилизации» базируются на своеобразном сочетании 4-х основополагающих элементов: религиозного, культурного, политического и общественно-экономического, с преобладанием какого-либо одного.
Все исторические типы полностью или частично исчерпали свои возможности в развитии и (или) погибли или идут навстречу своей гибели. Качественно новым, перспективным, по мнению Данилевского, является «Славянский тип». Славянские народы во главе с Россией находятся на пути создания своей цивилизации. Основы: православие, культурная самобытность (народность), самодержавие.
Каждый культурно-исторический тип образует целостный организм и подобно ему переживает жизненный цикл, состоящий из 4-х периодов (фаз) (если не погибнет раньше):
1 – период «бессознательный» – народ находится на уровне «этнографического» материала (около 1000 лет);
2 – период становления государственности (политическое и территориальное объединение – 400 лет);
3 – период расцвета (200 – 300 лет);
4 – период упадка и гибели цивилизации.
В целом теория культурно-исторических типов отвергала господствующее тогда представление об однолинейном развитии от низших обществ к высшим. Сначала были Индия и Китай, затем высшие формы развития перешли в Грецию и Рим, а потом получили окончательную завершенность в Западной Европе. Такие представления были рождены на Западе, где считалось, что он принял эстафету мирового развития, воплотив в себя ее высшие формы. Эти представления убедительно отверг Данилевский. Он доказывал, что развитие происходит многовариантно в рамках различных цивилизаций, каждая из которых представляет собой уникальное культурно-историческое образование. Недопустимо отождествление какой-либо одной цивилизации, например, романо-германской, с Всечеловеческой, с мировой. По Данилевскому, единой общечеловеческой цивилизации не существует, а всечеловеческая выражается в отдельных культурно-исторических типах.
Анализируя с этой точки зрения международные отношения, Данилевский обосновывал фундаментальную отчужденность Европы от России. Причина тому цивилизационное различие двух мировых сил. Он утверждал: «Европа не признает нас своими», европейцы видят в России, в славянах не только чуждое, но и «враждебное начало». В этой связи главной задачей внешней политики России является укрепление и развитие славянской цивилизации. Исторический опыт свидетельствует о справедливости выводов русского ученого.
На Западе сторонниками теории культурно-исторических типов считаются немецкий социальный философ, публицист консервативно-националистического направления Освальд Шпенглер (1880-1936) и английский историк, социолог, философ Арнольд Тойнби (1889-1975). Шпенглер отмечал, что существовало и существует 8 культур, как особых организмов:
египетская;
индийская;
вавилонская;
греко-римская;
византийско-арабская;
западноевропейская;
культура майя;
русско-сибирская (ожидаемая появления новая культура).
Каждый культурно-исторический тип О. Шпенглер рассматривал как подчиненный жесткому биологическому ритму (по аналогии с живым организмом), определяющему основные фазы его внутреннего развития: рождение и детство, молодость и зрелость, старость и «закат». В пределах общего «цикла» эволюции каждого культурно-исторического типа выделяется два главных этапа:
этап восхождения культуры (собственно культура);
этап ее нисхождения (цивилизация).
Первый из них характеризуется «органическим» типом эволюции во всех сферах жизни общества – социальной, политической, религиозной и этической, художественной и научной. Второй этап характерен «механическим» типом эволюции, представляющим собой «окостенение» органической жизни культуры. Для этой эпохи характерны процессы «омассовления» и распада, проникающие во все сферы. Они находят свое выражение и дополнение в «глобализации» экономики, политики, техники, науки, а это в свою очередь находит выражение в геополитических ориентациях на глобальное господство над миром, в мировых войнах, что является высшим смыслом существования «цивилизации».
По Шпенглеру, для людей этой эпохи нет иного выхода и более высокого смысла, чем участие в этих войнах. Свою концепцию в целостном виде он изложил в своей широко известной работе «Закат Европы», где предрекал неминуемую гибель западно-европейской цивилизации. Период жизни любой культуры он устанавливал примерно в 1000 лет, после чего культура, по его мнению, умирает.
Особого внимания заслуживает концепция А. Тойнби. Его главный многотомный труд «Исследование истории», есть обозрение всемирной истории на основе представления о самозамкнутых цивилизациях, на которые распадается историческое существование человечества. В этой работе автор дает подробную и оригинальную классификацию цивилизаций на основе признания объединяющей роли трех мировых религий: буддизм, христианство, ислам. Он выделял в зависимости от масштаба обобщения от 21 до 13 локальных неповторимых цивилизаций. А. Тойнби предложил следующую их типологию:
1) первичные обособленные цивилизации (египетская, андская);
2) первичные необособленные цивилизации (шумерская, минойская), индская, шанская, майя;
3) вторичные дочерние цивилизации (вавилонская от шумерской, хеттская от шумерской, эллинистическая от минойской, древнеиндийская от индской, древнекитайская от шанской, юкотанская от майя, мексиканская от майя;
4) третичные дочерние, включающие 5 видов «живых» обществ (православно-христианская, или византийская – юго-запад Европы и Россия, исламское общество – по диагонали через Север Африки и средний Восток, от Атлантического океана до великой Китайской стены, индуистское общество – тропическая и субтропическая Индия, Дальневосточное общество – Япония, Китай, Корея. Западно-христианское общество – страны Западной Европы, США, Канада, Австралия;
5) застывшие цивилизации (эскимосская, османская);
6) неразвившиеся цивилизации (дальневосточная христианская и дальнезападно-христианская).
В отличие от концепции Шпенглера выводы Тойнби в отношении перспективы развития цивилизаций не столь пессимистичны. Согласно Тойнби, динамика цивилизации (ее возникновение, рост, «надлом», упадок и разложнение) определяется «законом вызова и ответа». Он признает за человеком и цивилизациями способность к самовыживанию и самоопределению.
Решающая роль здесь принадлежит «ответу» тех или иных народов на «вызов», брошенный объективными обстоятельствами истории. Адекватный ответ на вызов истории дает возможность выжить цивилизации. В ином же варианте – «надлом» и гибель цивилизации.
Уникальную концепцию культурно-исторических типов разработал и предложил Питирим Александрович Сорокин (1889-1968) – русско-американский социолог. Методологической основой концепции является рассмотрение социальной действительности с позиций социального реализма, утверждавшего существование сверхиндивидуальной социокультурной реальности. Последняя характеризуется бесконечным многообразием, превосходящим любое отдельное ее проявление; она охватывает истины чувств, рационального интеллекта и сверхрациональной интуиции. Все три способа познания должны быть использованы в систематическом исследовании социокультурных феноменов, однако высшим принципом познания П. Сорокин признавал интуицию как свойство высокоодаренной личности, считая, что при ее помощи были сделаны все великие открытия.
Многочисленные объединения социокультурных феноменов носят, по Сорокину, системный характер. Социокультурные системы самого высокого уровня (суперсистемы), сфера которых превосходит отдельные общества, организуются вокруг фундаментальных предпосылок относительно природы реальности и принципиальных методов ее познания, то есть мировоззрений. То или иное доминирующее мировоззрение является основанием для выделения трех культурно-исторических типов:
1. «Чувственная» суперсистема (реальность воспринимаемая непосредственно чувствами).
2. «Умозрительная» суперсистема (реальность познается при помощи интуиции).
3. «Идеалистическая» суперсистема (как комбинация двух первых – синтез интуиции, разума и чувственности).
Исторический процесс развития человеческой цивилизации П. Сорокин рассматривал на основе законов диалектики как социально-культурную динамику – как процесс закономерного изменения внутри самой суперсистемы. Доминирующее мировоззрение и обусловленные им принципы восприятия действительности постепенно исчерпывают свои возможности и заменяются одним из двух альтернативных мировоззрений, соответственно меняются культурно-исторические типы. Сам процесс перехода сопровождается радикальной трансформацией социальных структур и норм, характерен периодами длительных кризисов, войн и других потрясений. Эти потрясения предопределяют различные типы отклоняющего поведения личностей. В целом П. Сорокин допускал наличие общественного прогресса в развитии новой формирующейся общечеловеческой цивилизации на основе конвергенции различных систем.
В настоящее время становлению единой цивилизации способствует наличие глобальных проблем, затрагивающих жизненные интересы всего человечества и требующих для своего разрешения согласованных международных действий в масштабах мирового. От успешного их решения зависит социальный прогресс в современную эпоху.
К глобальным проблемам относятся:
предотвращение термоядерной войны и обеспечение мира на земле;
предотвращение возрастающего разрыва в экономическом уровне и доходах на душу населения между развитыми и развивающимися странами;
проблемы устранения голода, нищеты и неграмотности на земном шаре;
демографические, экологические проблемы;
международный терроризм;
эпидемиологические проблемы и др.
Их появление свидетельствует об усилении взаимосвязей между всеми народами и превращении в единый комплекс. Научное исследование глобальных проблем является междисциплинарной областью. Поисками конструктивных решений занимается Римский клуб – международная неправительственная организация. Создан клуб в 1968 году по инициативе итальянского экономиста и общественного деятеля А. Печчеи. Эта организация объединила усилия ученых, политиков различных стран. Деятельность клуба тесно связана с работой других организаций, занимающихся глобалистикой. В его изданиях находят свое отражение научные исследования глобальных проблем, различные прогнозы-предостережения, технологические модели их разрешения и тенденции развития.

Вопросы для повторения и обсуждения

1.Назовите основные признаки (черты) любого общества и причины их сохранения и воспроизводства.
2. Что означает понятие «система»? Каковы особенности социальных систем?
3. В чем сходство и различие социетальных и социальных систем?
4. Охарактеризуйте виды социальных систем.
5. Существует ли единое, принятое всеми учеными определение понятия «общество»?
6. Какие признаки общества выделяет Э. Шилз?
7. Раскройте содержание основных концепций общества.
8. Как соотносятся понятия «общество» и «страна»?
9. Назовите основные структурные элементы общества.
10. Как соотносятся понятия «гражданское общество» и «государство»?
11. Охарактеризуйте структуру общества в соответствии с марксистской концепцией.
12. Какова структура общества по Т. Парсонсу?
13. Раскройте классификации обществ в соответствии со стадиальной типологией.
14. Охарактеризуйте классификацию культурно-исторических типов Н.Я. Данилевского и О. Шпенглера.

Тема 5. КУЛЬТУРА КАК СОЦИАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ

Цель – сформировать представление о культуре как социальном явлении и социологии культуры как специальной социологической теории.
Задачи – приобщить студентов к знаниям касательно места и роли культуры в общественной жизни, ее структуры и функций, показать роль культуры в качестве фактора социальных изменений, охарактеризовать особенности современной западной культуры и социокультурные особенности российского общества, особенности социокультурной ситуации в современной России.

5.1. Сущность, место и роль культуры в общественной жизни

Социологическая наука рассматривает культуру в неразрывном единстве со всей системой жизнедеятельности общества. Поэтому, прежде всего, необходимо определить сущность самого понятия «культура». Культуру часто называют второй природой. Культура – это то, что отличает человеческую жизнедеятельность от биологической активности.
Слово «культура» происходит от латинского слова cultura, что означает «культивировать (возделывать) почву». В Средние века это слово стало обозначать прогрессивный метод возделывания зерновых, что привело к возникновению термина «agriculture»(искусство земледелия). В XVIII и XIX веках данный термин стали употреблять также и по отношению к людям: если человек отличался изяществом манер и начитанностью, его считали «культурным». Тогда этот термин применялся главным образом к аристократам, чтобы отделить их от «некультурного» простого народа. Немецкое слово «Kultur» включало также значение «высокий уровень цивилизации». В нашей сегодняшней жизни слово «культура», как правило, ассоциируется с оперным театром, прекрасной литературой, хорошим воспитанием. Таким образом, культура – сложный феномен, отдельные элементы которого нуждаются в самых разных и даже противоположных определениях.
Культура настолько тесно переплетена с другими социальными феноменами, что порой их трудно различить даже в абстракции. К тому же состав культуры и ее роль в общественной жизни меняются в зависимости от времени и места. В культуру включается литература, музыка, живопись, мода, архитектура, танцы, кино, оформление помещений и т. д. Любой более или менее образованный человек может отличить деятелей и продукты культуры от того, что в культуру не включается. И этого достаточно для привычного словоупотребления.
Современное научное (в частности, в социологии) определение культуры отбросило аристократические оттенки этого понятия. Под культурой понимается система убеждений, ценностей и выразительных средств, применяемых в искусстве и литературе, которые являются общими для какой-то группы и которые служат основой упорядочения опыта и регулирования поведения членов этой группы.
Существует более 600 определений культуры. Уже ясно, что бессмысленно искать определение, которое бы устроило всех. Невозможно дать такое определение, которое охватывало бы все стороны данного явления. Каждый исследователь дает свое определение, исходя из специфики своей концепции, задач, которые он решает. Остановимся на некоторых из определений. Начнем с философского: культура – это «вторая природа», надстроенная над первой. Под первой природой понимается весь естественный мир, который существует вокруг человека, а под «второй природой» – мир, созданный человеком, даже если вклад человека минимальный. Например, лес, посаженный людьми, уже относится не к дикой природе, а может быть отнесен при определенных оговорках и к сфере культуры. Разумеется, этот общефилософский подход к культуре носит весьма абстрактный и в социологии редко применяется.
Следующее определение культуры звучит так: культура – это система табу, т. е. запретов и ограничительных рамок. Исходя из такого понимания культурных норм, З. Фрейд считал, что культура выполняет по отношению к индивиду чисто репрессивные функции, т. е. подавляет его животные, данные от природы, инстинкты.
Еще одно определение: культура – это чувство меры во всем. Возникает естественный вопрос: культура, ограничивая людей, мешает, а не помогает им. Но это не так. Рассмотрим это на таком примере: земляной червяк, не имея скелета, может сгибаться в любую сторону, а человек, имеющий скелет, в любую сторону сгибаться не может. Получается, что червяку живется легче, так как свободы у него больше. Но скелет позволяет человеку подняться над землей и поэтому горизонт человека в тысячи раз шире, чем у червяка. Поэтому, ограничения, накладываемые культурой, не мешают людям, а напротив, помогают им подняться выше.
Остановимся боле подробно на последнем определении (культура – это чувство меры во всем). Легко заметить, что культурный человек воспитывает в себе (или ему привили его родители и наставники) это самое чувство меры. И окружающие его люди быстро замечают в нем эту черту. Например, чувство меры в одежде означает, что одежда должна соответствовать занятию и ситуации. Студентка, которая пришла в университет, разодетая, как на бал, вызывает недоумение. То же самое касается макияжа. Чувство меры очень важно по отношению к еде и питью, прежде всего, к алкоголю и т. д. Чувство меры, как черта, присущая культурному человеку, очень помогает ему во всем. И наоборот, тот, кто не знает меры в чем-то, в конечном итоге вредит себе, хотя, может быть, и не догадывается об этом. Здесь возникает проблема: как узнать свою меру в чем-то, так как у всех она разная?
Кроме индивидуально-психологических аспектов, место и роль культуры в жизни человека необходимо описывать также в терминах социальной психологии и социологии. Возьмем, к примеру, злободневную проблему межнациональных отношений. Одним из важнейших здесь является понятие этноцентризма.
Этноцентризм – это когда свою нацию, народ, социальную группу и т. д. человек ставит в центр и априори считает, что культура данной группы, нации, народа и т. д. является наивысшей и наилучшей (по сравнению с культурами всех других групп, наций, народов). Это вроде бы и неплохо – занимать такую позицию, но появляется оттенок пренебрежения и даже презрения к чужой культуре или даже страха (ксенофобия).
К сожалению, нужно констатировать, что на позициях этноцентризма стоит много людей, даже высокообразованных. Легко догадаться, что этноцентризм порождает проблемы, доходящие иногда до конфликтов, в отношениях между представителями разных культур. Надо отметить, что форм этноцентризма очень много (расизм, фашизм, шовинизм, национализм, религиозный фанатизм и т.д.).
Противоположная этноцентризму точка зрения называется культурный релятивизм. С этой позиции отношение к другой культуре предполагает терпимость, уважение, признание ценности и значимости, что обусловлено пониманием того факта, что каждая культура формировалась в своих особых географических и исторических условиях.
Широко известно вытекающее из культурного релятивизма понятие толерантность. Люди, стоящие на позициях культурного релятивизма более развиты по сравнению с теми, кто стоит на позициях этноцентризма. Например, совершенно не следует смеяться над привычкой северных народов редко мыться. Чтобы не обижать наших чукчей, сошлемся на американских эскимосов, которые моются один раз в год в самое теплое время года – в середине лета. Главная задача во время этого ежегодного мытья заключается в том, чтобы соскоблить с тела нижнее белье. Легко объяснить целесообразность такой практики в личной гигиене: суровый климат, низкие температуры, очень длинная зима приучили эскимосов не мыться чаще необходимого (для данных климатических и бытовых условий), так как это чревато немедленной пневмонией и смертью.
Каждый может вспомнить множество других подобных примеров, когда обычаи, традиции, привычки представителей чужой культуры вызывают у нас удивление, недоумение, насмешки и даже презрение.
Чтобы уйти с позиций этноцентризма и перейти на позиции культурного релятивизма, достаточно мысленно поставить себя в условия жизни и деятельности представителя другой культуры, и тогда многое становится понятным, естественным, логичным.
Например, известно, что представители желтой расы очень мало потребляют крепких спиртных напитков, и люди недалекие могут на этом основании считать их слабаками. И наоборот, русские люди из всех народов на земле могут потреблять без особого вреда для здоровья самое большее количество крепкого алкоголя. За это, кстати, некоторые люди их тоже презирают. А все объясняется очень просто: у русских в организме вырабатывается наибольшее количество фермента, который способствует разложению и усвоению алкоголя, а у представителей желтой расы количество этого фермента наименьшее.
В связи с вышесказанным, необходимо специально остановиться на проблеме культурных конфликтов. В социологии выделяют три основных вида таких конфликтов (аномия, культурное запаздывание и чуждое влияние).
Аномия означает нарушение единства какой-либо культуры, вытекающее из отсутствия четко сформулированных социальных норм. Например, когда в XIX веке в Европе и Северной Америке резко ускорился процесс индустриализации, прежняя культура, господствовавшая много столетий, стала быстро разрушаться, т. е. она стала утрачивать для людей этих континентов свою ценность. Это выразилось в росте преступности, росте числа разводов, ослаблении сексуальных запретов, девальвации традиционных религиозных и семейных ценностей.
Второй вид – культурное запаздывание. Оно наблюдается тогда, когда перемены в материальной жизни общества опережают соответствующие изменения в нематериальной культуре (обычаи, убеждения, философские системы, законы и формы правления).
Это приводит к постоянному несоответствию между материальной и нематериальной культурой, и в результате возникает множество социальных проблем. Хороший пример из нашей недавней истории: период индустриализации, начавшийся в 20-30-х годах XX столетия в СССР. В то время множество вчерашних крестьян переезжали в города и становились рабочими и служащими (деревенские жители превратились в горожан). Но бывшие сельчане привезли с собою в города культуру сельской жизни, в определенной степени распространили ее среди горожан. И даже сегодня, когда мы уже живем в XXI веке, проявление сельской культуры легко заметить в жизни российских городов.
Например, ни в одной европейской стране женщины не занимаются в такой степени заготовкой варений и солений на зиму, как домохозяйки в России. Другой пример: почти все население наших городов обожает работать на своих садово-огородных участках.
И, наконец, последний пример: свадебный обряд, распространенный сегодня в Российских городах, совершенно очевидно перенесен из сельской культуры с налетом купеческой (у тех, кто побогаче).
Третий вид – чуждое влияние. Имеется в виду процесс, когда другая культура оказывает мощное влияние на нашу родную культуру. И сегодняшняя действительность – яркий тому пример (влияние западной и, прежде всего, американской культуры на нашу российскую культуру). Причем, почти всегда это влияние носит негативный характер.
Примеров можно привести множество. Особенно подвержена этому влиянию молодежь, которая, не усвоив как следует ценности родной культуры, начинает преклоняться перед западной.
Вот один из примеров. Сейчас очень много молодых людей – студентов – хорошо знают английский язык (и это позитивное явление), но при этом они все хуже и хуже знают русский язык, неграмотно пишут и косноязычны в родной устной речи. Если подобное чуждое культурное влияние вовремя не остановить, то в результате через несколько поколений мы рискуем потерять собственную культуру.
По отношению к этой проблеме существует две точки зрения.
Первая – только что изложена: из истории известно, как слабые культуры растворялись в более сильных и от них ничего не осталось, кроме музейных экспонатов (древнеегипетская, культура американских индейцев и многих других).
Вторая точка зрения гласит, что ничего страшного не происходит, что русская культура в прошлом уже не раз испытывала влияние чужих культур и спокойно пережила это (даже обогатилась при этом и поднялась на новый уровень (засилье немцев при Петре I, влияние французской культуры в XIX веке, а в древней Руси – влияние Византии). Согласно этой точке зрения, ничего страшного нет во влиянии другой культуры (культуры всегда друг на друга влияли, если не затронуто ядро нашей культуры).
Очень важное значение имеет уяснение вопроса взаимодействия культуры и экономики. В понимании этого взаимодействия существует две противоположные позиции. Первую ярко представляет марксизм, который утверждает, что в основе всего лежит экономика, а все остальное, в том числе и культура, надстраивается над экономикой, т. е. зависит от нее. Хотя марксизм не исключает и обратное влияние культуры на экономику, но при этом первенство отдает все же экономике. И аргумент здесь очень простой: люди, прежде чем заниматься наукой, политикой, философией, литературой, искусством, религией и т. п., должны есть, пить, одеваться, иметь жилище, т. е. они должны производить материальные блага.
Противоположную позицию сформулировали Э. Дюркгейм и М. Вебер. Они считали, что именно культура играет определяющую роль в жизни общества, ибо она единственно обеспечивает его целостность и развитие, оказывают существенное влияние на все сферы общественной жизни и, прежде всего, на экономику (культура первична, экономика вторична).
Максимально подробно эту позицию обосновал в своих работах М. Вебер. И, прежде всего, следует назвать его знаменитую книгу «Протестантская этика и дух капитализма».
В этой книге немецкий социолог попытался доказать, что появление около 500 лет назад нового христианского течения – протестантизма (как культурного явления) – привело в результате к возникновению и бурному развитию капитализма.
Приведем один пример из этой книги. Богатый зажиточный крестьянин в период уборки урожая нанимает 10 работников, 5 из которых – католики и 5 – протестанты. Они ему помогают собирать урожай. Чтобы их сильней стимулировать, этот богатый крестьянин, который оплачивает труд батраков сдельно, объявляет им, что с завтрашнего дня он будет платить вдвое больше. Реакция католиков противоположна реакции протестантов. Последние начинают работать вдвое больше, так как их заработок увеличивается вчетверо, а первые (католики) начинают работать вдвое меньше и их заработок остается на прежнем уровне.

5.2. Основные элементы культуры, ее формы и социальные функции

Можно выделить следующие основные элементы культуры.
Первый элемент – это понятия, которые содержатся, главным образом, в человеческом языке. Благодаря понятиям упорядочивается опыт людей. Но это упорядочивание опыта у людей разных культур происходит по-разному. Например, у чукчей, которые живут десять месяцев со снегом, для обозначения снега существует около пятидесяти названий. В немецком языке слово «essen» обозначает прием пищи людьми, а слово «fressen» -прием пищи животными (по-русски первый глагол звучит как «есть», а второй – как «жрать»). А по-английски и то, и другое обозначается одним словом «eat». Так же широко известно, что в английском языке нет различия между вежливым «Вы» и простым «ты». А галантные поляки придумали еще нечто более возвышенное, что отсутствует в других языках: при обращении к дамам они применяют такой оборот «не желает ли пани». Давно замечено, что наибольшее количество философов дали два народа: древние греки и немцы. Очевидно, это связано как раз с особенностями древнегреческого и немецкого языков. Таким образом, можно сделать вывод, что восприятие окружающего мира через понятия, зафиксированные в языке, больше или меньше различается в разных культурах.
Второй элемент культуры – отношения. Имеется в виду отношения между понятиями, за которыми скрываются объекты, явления и процессы окружающего мира, а также отношения между людьми. Например, есть сильное различие в методах воспитания детей. Очень интересная система воспитания практикуется в Абхазии, где главное в воспитании детей – категорический запрет наказания и осуждения детей (их нельзя бить и нельзя ругать, наоборот, их надо всегда хвалить, даже за самые малые хорошие поступки). Если ребенок совершил что-то плохое, то похвалы прекращаются, и ребенок воспринимает отсутствие похвал как самое сильное наказание.
Третий элемент культуры – ценности, т. е. то, к чему люди должны стремиться, то, что в данной культуре уважается, ценится. Например, у мусульман ценностью является уважение старших, послушание старшим, что у русских встречается достаточно редко. В советские времена высшей ценностью считался патриотизм, любовь к Родине, культивировалось первенство общественного над личным. Сегодня на первом месте стоит индивидуализм, а самой высшей ценностью открыто провозглашены деньги, богатство, собственность, капитал.
Четвертый элемент называется правила. Люди придумали множество разных правил и в разных культурах мы наблюдаем большую или меньшую разницу между этими правилами. Возьмем, к примеру, законодательные системы современной России и Китая (правовые нормы). Как известно, с 1996 г. на смертную казнь в России введет мораторий. В Китае же она применяется, существует несколько десятков преступлений, за которые в Китае следует наказание в виде смертной казни (в России за те же преступления вообще нет никаких наказаний). Назовем несколько таких наказаний: за коррупцию, за наркотики, за проституцию и – самое удивительное – за угон автомобиля.
Названные выше четыре основных элемента культуры тесно взаимосвязаны и влияют друг на друга, что и создает в итоге неповторимую уникальную картину каждой конкретной культуры (то, что называют самобытностью).
С ценностями культуры тесно связаны нормы, т. е. определенные стандарты поведения, работы, взаимоотношений между людьми. Как было сказано выше, за соблюдение норм индивида уважают, любят, поощряют. За нарушение норм – наказывают, вплоть до уголовного преследования. Но бывает нарушение норм со знаком плюс. Например, героические подвиги на войне по защите Родины или в трудовом процессе. Поэтому существуют санкции негативные (наказание, осуждение) и санкции позитивные (награды, слава, льготы, привилегии и т. д.). И те, и другие санкции оказывают мощное воспитательное воздействие на всех людей.
Виды культуры. Широко известно разделение культуры на материальную и духовную. Материальная культура охватывает сферу материальной деятельности и ее результаты. К этой сфере относится производство, быт. Материальную культуру можно подразделить на технологическую, экономическую, бытовую, санитарно-гигиеническую, физическую культуру и т. д.
Духовная культура относится к сфере сознания, духовного производства. Она выражается в науке, морали, искусстве, религии.
Однако отметим, что не бывает чего-то такого, что было бы на 100 % материальной или, наоборот, на 100 % духовной культурой. Обычный легковой автомобиль – это, конечно, предмет материальной культуры, но кто-то его конструировал, придумывал, применяя свои знания, воображение и т. д., а это уже частичка духовной культуры. И обратный пример. Картина, написанная художником, – это, конечно, концентрированное выражение духовной культуры. Но сама картина есть материальный объект: она состоит из холста, красок, рамы.
Материальная и духовная культура тесно связаны между собой. Ведь технологическая культура (технологические нормы, навыки, здания, орудия труда) складывается под влиянием науки, как элемента духовной культуры. С другой стороны, без определенной материальной культуры не может существовать и духовная культура. Вопрос о том, какая культура является ведущей, в научной мысли решается по-разному. Если для марксизма характерно подчеркивание ведущей роли материального производства и материальной культуры, то в других концепциях ведущую роль отводят духовной культуре.
Несомненно, что базой для существования и развития духовной культуры является материальная культура, но развитие материальной культуры и культуры в целом зависит от изменений в духовной культуре. Материальная и духовная культуры могут развиваться разными темпами. В настоящее время многие исследователи отмечают отставание духовной культуры от материальной. Отмечается, что множество новшеств в технологической, бытовой культуре не сопровождается соответствующим количеством новшеств в духовной культуре.
Меньше известно другое деление культуры: на предметную и поведенческую. Предметная – это все предметы, которые созданы людьми. Предметная культура очевидна, а вот противостоящая ей поведенческая культура не так бросается в глаза. Очевидно, что поведенческая культура гораздо важнее для отдельного индивида и для всего общества, чем предметная. Приведем очень простой пример. У молодой девушки имеется сумма 30-50 тысяч рублей, и она думает, как их потратить. У нее возникают два варианта: первый – купить хорошую, красивую шубу, второй – заплатить за курсы английского языка и после их окончания в совершенстве знать язык. Кто поклоняется предметной культуре, тот, конечно, купит шубу. А тот, кто понимает важность поведенческой культуры – выучит язык, и потом сможет купить на заработанные от этого умения деньги не одну шубу, и не только шубу. Таким образом, не развивая свою поведенческую культуру (знания и умения) люди не смогли бы не только развивать, но и даже воспроизводить предметную культуру, поэтому и было сказано выше о превосходстве, первенстве именно поведенческой культуры.
Необходимо сказать об особом значении в каждой культуре языка. Совершенно очевидно, что язык – это средство, инструмент для познания окружающего мира. Чем лучше конкретный индивид владеет языком, тем легче ему ориентироваться, познавать, устраиваться, делать карьеру, расти в личном плане, в мире природы и в мире людей. И наоборот, чем хуже индивид владеет языком, тем меньших успехов (а может быть, никаких вообще) он достигнет. Тех, кто имеет большой словарный запас, в обществе ценят, уважают. А.С. Пушкин и В. Шекспир владели словарным запасом примерно в 24 тысячи слов. Средний, имеющий высшее образование человек, имеет словарный запас около 5 тысяч слов. На другом полюсе мы имеем бессмертный образ Эллочки-людоедки, созданный И. Ильфом и Е. Петровым, которая употребляла всего 30 слов и считала при этом себя девушкой образованной, умной, модной и интеллигентной. На самом деле она была убогой, примитивной личностью. Для сравнения можно привести пример того, что некоторые виды птиц применяют для общения между собой 150 условных сигналов.
Формы культуры. Существует огромное разнообразие культурных форм. Начнем с высокой культуры. Она почти всегда связана с классической музыкой, литературой, живописью, архитектурой и т. д. Людей, которые приобщились к высокой культуре, во все времена было мало, так как приобщение к высокой культуре требует много времени, усилий и денег. Но культурная элита всегда задавала тон, устанавливала критерии для всех других форм культуры. Если высокая культура деградирует, исчезает, то это неизбежно отрицательно сказывается на всей культуре народа. К сожалению, именно это мы наблюдаем в современной культурной жизни России. Например, число ценителей классической музыки, по данным социологов, сегодня составляет сотые доли процента.
Другая важная форма культуры – народная культура. Эта культура включает в себя сказки, былины, частушки, фольклор, песни и мифы. Она играет важную роль в приобщении каждого индивида к ценностям своей родной культуры. Через ценности народной культуры человек приобщается к высокой культуре, созданной соотечественниками, и далее – к мировой высокой культуре. Без народной культуры индивид не может любить свою Родину, язык, народ. Подобный человек живет по принципу «где хорошо, там и родина».
Каждое конкретное общество имеет некоторую совокупность ценностей, норм, культурных образцов, которые принимаются и разделяются всеми членами общества. Эту совокупность называют доминирующей культурой (большой культурой, всеобщей культурой, суперкультурой).
На сегодняшний день имеют место серьезные проблемы в функционировании духовной культуры как в мире в целом, так и в России. Наиболее часто в настоящее время говорится об угрожающе быстрых темпах стандартизации мировой духовной культуры. Эта стандартизация идет по линии вестернизации (американизации) культуры. Далеко не лучшие образцы американской массовой культуры становятся стандартами духовной культуры человечества в целом. Культурное многообразие мира стоит под угрозой исчезновения.
Наступление массовой культуры, особенно в ее американском варианте, приводит к разрушению народной культуры, обеднению духовной жизни народа в целом, ее примитивизации, исчезновению из нее творческого начала. Население, в основном, занято потреблением готовой духовной продукции через СМИ, прежде всего, через телевидение. Между тем сократилось число кружков художественной самодеятельности, в которых люди выступают как творцы культуры. Примером примитивизации культуры является крайне упрощенная танцевальная культура: на молодежных дискотеках танцуют два танца – «быстрый» и «медленный».
Наблюдается глобальный духовный кризис российского общества, что проявляется в многочисленных формах аморализма, в отсутствии у людей высоких идеалов. Преодоление этого духовного кризиса требует обогащения духовной жизни российского общества новыми смысложизненными ориентирами, внедрения в широкие массы населения новых социальных идеалов, способных мобилизовать энергию общества на решение стоящих перед ним задач.
Следует отметить, что культуры вообще нет, обычно она выступает в конкретных формах. Разумеется, есть общечеловеческие культурные универсалии. Американский социолог Дж. Мэрдок выделяет более 70 таковых: возрастная градаци