Critical%20thinking

Опросник критического мышления «ОКМ»

Постановка проблемы

Основная проблема, с которой сталкивается исследователь критического мышления, заключается в том, что отсутствуют надежные и валидные методики, позволяющие исследовать данный феномен.
В России данный феномен затрагивался в работах Волкова «Критическое мышление: принципы и признаки», Сориной «критическое мышление: история и современный статус», Н. Л. Московской и В. П. Муякиной «критическое мышление как образовательная ценность», Е. И. Федотовской «Методика развития критического мышления как важного фактора формирования иноязычной коммуникативной компетенции в специализированных вузах». За рубежом известны работы Д. Клустера «Что такое критическое мышление?», Г. Линдсея, К. С. Халла, Р. Ф. Томсона «Творческое и критическое мышление, Поля Р. У. «Критическое мышление: Что необходимо каждому для выживания в быстро меняющемся мире» и Халпера «Психология критического мышления». Западная психолого-педагогическая традиция располагает целым рядом отдельных исследований (P. Facione, N. Facione, C. Giancarlo, R. Ennis, S. Norris, G. Salomon), посвящённых изучению установок на критическое мышление, методик их развития и диагностики.
Сложившаяся ситуация с психодиагностическим инструментарием в области исследования критического мышления послужит отправным пунктом в создании нами стандартизованной методики на изучение (измерение) критического мышления.

Теоретические основы разработки опросника

Прежде чем перейти непосредственно к обсуждению «технических» этапов конструирования остановимся на ключевых теоретических предпосылках, из которых мы исходили при создании нашего опросника критического мышления.
Ключевой категорией для всей темы критического мышления, является понятие «критическое мышление». Под понятием критического мышления в отечественной психологии принято понимать как важнейший канальный фактор для подрыва позиций не только деструктивных культов, но и любых других попыток манипулятивной эксплуатации несовершенств человеческой психики и мышления.
Конкретные инструментальные черты:
- Оценивающее суждение
- Взвешенное суждение
- Классификация
- Допущение
- Логическое формулирование выводов
- Понимание принципов
- Построение гипотезы
- Предложение мнений с аргументами
- Формулирование суждений на основе критериев (Е. Волков, 2004).
Г. В. Сорина же считает, что критическое мышление предполагает наличие навыков рефлексии относительно собственной мыслительной деятельности, умение работать с понятиями, суждениями, умозаключениями, вопросами, развитие способностей к аналитической деятельности, а также к оценке аналогичных возможностей других людей.
Критическому мышлению в целом свойственна практическая ориентация. В силу этого оно может быть проинтерпретировано как форма практической логики, рассмотренной внутри и в зависимости от контекста рассуждения и индивидуальных особенностей рассуждающего субъекта.
Вместе с тем одна из важнейших особенностей критического мышления заключается в том, что оно учит анализу и конструированию рассуждений, получению знания вне зависимости от профессиональной сферы деятельности.
Критическое мышление ориентируется на анализ «естественных» рассуждений, не стремясь подогнать их под стандартные структуры формальной логики. (Сорина, 2003).
В зарубежных психологии термин критическое мышление был одним из ключевых в философии Карла Поппера. Согласно его эволюционной эпистомеологии всякий живой организм действует как решатель проблемы. При этом данные из окружающего мира используются для подтверждения или опровержения гипотез, которые живой организм предварительно задает. Не только организм, но и знание, которое он несет и хранит, адаптируется к окружающей среде путем естественного отбора. Знание всегда есть результат устранения плохо приспособленных гипотез или адаптаций. Если перед организмом встает проблема, то она порождает попытки решения с помощью выдвижения пробных теорий. Пробные теории подвергаются критическому процессу устранения ошибок. Как подчеркивал Поппер, все организмы, чрезвычайно активны в приобретении знания (Поппер, 2004).
Поль Р. У. писал «Люди просто не должны доверять своим инстинктам. Они, несомненно, не должны доверять тому, что спонтанно происходит с ним. Они не должны принимать за истинное все, что преподносится как истинное. Они не должны предполагать, что их опыт необъективен. Они нуждаются в том, чтобы быть сформированными, они не рождены со стандартами, априорными нормами, суждениями, претендующими на абсолютную истинность, законность. Они должны вырастить в себе привычки и черты, которые объединят эти стандарты в их жизни». Критическое мышление – это размышление о мышлении, когда вы размышляете с целью улучшить своё мышлениеПри этом два момента имеют определяющее значение: критическое мышление – это влекущее за собой самоусовершенствование; и это усовершенствование приходит с навыками использования стандартов корректной оценки мыслительного процесса использования стандартов корректной оценки мыслительного процесса» (Поль, 1990).
Д. Клустер определял критическое мышление через 5 пунктов:
1. критическое мышление есть мышление самостоятельное. Следовательно, мышление может быть критическим только тогда, когда оно носит индивидуальный характер.
2. информация является отправным, а отнюдь не конечным пунктом критического мышления. Знание создает мотивировку, без которой человек не может мыслить критически.
3. критическое мышление начинается с постановки вопросов и уяснения проблем, которые нужно решить.
4. критическое мышление стремится к убедительной аргументации. Критически мыслящий человек находит собственное решение проблемы и подкрепляет это решение разумными, обоснованными доводами. Под всеми названными элементами аргументации – утверждением, доводами и доказательствами – лежит элемент четвертый: основание.
Основание – это некая общая посылка, точка отсчета которая является общей для оратора или писателя и его аудитории и которая дает обоснование всей аргументации.
5. критическое мышление есть мышление социальное. Всякая мысль проверяется и оттачивается, когда ею делятся с другими, – или, как пишет философ Ханна Арендт, “совершенство может быть достигнуто только в чьем-то присутствии”. Когда мы спорим, читаем, обсуждаем, возражаем и обмениваемся мнениями с другими людьми, мы уточняем и углубляем свою собственную позицию. (Клустер, 2001)
Одна из самых популярных концепций критического мышления принадлежит американскому педагогу Р. Эннису, который одним из первых разработал систему установок или готовностей (dispositions) к критическому мышлению, или, другими словами, внутренних мотиваций, влияющих на «качество» мышления. Согласно концепции Р. Энниса критически мыслящий человек должен:
Заботиться о том, что бы его взгляды, решения, были четко обоснованы, а для этого ему необходимо:
Стремиться к поиску новых гипотез, альтернативных объяснений источников, выводов;
Быть хорошо информированным;
Рассматривать точки зрения, отличные от своих собственных;
Расширять свой кругозор, стремиться к разносторонней осведомленности.
2. Быть способным четко представлять как свою позицию, так и позицию других;
Ясно и точно понимать сказанного и написанного, принимая во внимание особенности ситуации;
Концентрироваться на выводе или вопросе, стремиться придерживаться основной темы;
Искать и предлагать доводы (обоснования);
Принимать во внимание всю ситуацию в целом;
Осознавать собственные убеждения;
3. Уважать мнение и достоинства собеседника, т.е.:
Уметь слушать и слышать других;
Избегать критических замечаний, принимая во внимание чувства собеседника, быть восприимчивым и стремиться к пониманию чужих чувств, уровня познаний и глубины суждений;
Быть внимательным к состоянию другого человека.
В основу современных концепций, описывающих интеллектуальные умения критического мышления, положены идеи американского исследователя Э. Глейзера. Он первым изложил набор определённых умений, которые, по его мнению, относятся именно к критическому мышлению: умение распознавать проблему и находить пути её решения, собирать и упорядочивать необходимую информацию, распознавать неподтверждённые предположения и оценки; точность и избирательность в использовании и восприятии языковых средств; умение истолковывать факты и информацию, давать оценку доказательствам, обнаруживать существование или отсутствие логических связей между суждениями, делать правомерные выводы и обобщения и подвергать их сомнению, перестраивать собственную систему убеждений и формировать правильные суждения о явлениях повседневной жизни. Описанные Э. Глейзером интеллектуальные умения и навыки получили своё развитие в исследованиях Р. Энниса, Р. Пола, С. Норриса, А. Фишера. Вопрос о наборе тех или иных умений, которые относятся именно к умениям критического мышления, до сих пор остаётся «открытым», т.к. каждый из авторов предлагает свою систему, ровно, как и определение самого понятия «критическое мышление». Так, Р. Эннис выделяет 12 основных умений (abilities) критического мышления, в то время как в концепции Р. Пола их число достигает 35. Выделим наиболее существенные, на наш взгляд, мыслительные умения, которые нашли отражение в большинстве современных концепций критического мышления:
Оценка надёжности источников информации;
Умение выделить необходимую информацию и способность к дальнейшей её обработке;
Анализ и оценка высказываний, предположений, выводов, аргументов, гипотез, убеждений;
Умение задавать вопросы с целью получения более точной информации или её проверки;
Рассмотрение проблемы с различных углов зрения и сравнение различных позиций и подходов;
Ясность изложения собственной позиции, точность в выборе языковых средств;
Принятие решений и умение обосновать свой выбор.
Использование данных умений в повседневной жизни и на учебном занятии имеет место при наличии уже накопленных знаний и опыта. Критическое мышление – это своего рода «мышление о знании», которое позволяет «использовать ранее приобретённые знания, чтобы создавать новые». При этом понятие «знание» употребляется в самом широком смысле слова. Вот как описывает знаниевый компонент критического мышления автор книги “Critical thinking and learning” М. Мейсон: «определённый объём знаний, будь то знание основных понятий, относящихся к критическому мышлению, или знание той или иной научной дисциплины, к которой критическое мышление может быть в последствии применено». Так, например, Р. Эннис полагает, что критическое мышление, являясь медждисциплинарной и надпредметной категорией, носит дедуктивный характер: учащийся овладевает интеллектуальными умениями критического мышления вне конкретной научной дисциплины и может применять их в различных областях знаний. В то время как Дж. Мак Пэк подчёркивает индуктивный характер критического мышления, полагая, что оно неотделимо от конкретной научной области и что необходимым условием критического рассмотрения проблем той или иной научной дисциплины является глубокое знание этой самой дисциплины. «Мы не можем критически рассматривать проблемы ядерной физики, не зная самой ядерной физики», - пишет автор.
Цель критического мышления тестирование предложенных идей: применимы ли они, как можно их усовершенствовать и т. п. Чтобы провести соответствующий отбор надлежащим образом, необходимо, во-первых, соблюдать известную дистанцию, т. е. уметь оценивать свои идеи объективно, и, во-вторых, учитывать критерии, или ограничения, определяющие практические возможности внедрении новых идей.
проверку предложенных решений с целью определения области их возможного применения, выявляющее их недостатки и дефекты (Линдсей, 2001).
Для определения исходного уровня склонности к критическому мышлению использовался тест - “Everyday Reasoning” - созданный в Калифорнийским университете, выявляющий склонность к критическому мышлению.
Западная психолого-педагогическая традиция располагает целым рядом отдельных исследований (P. Facione, N. Facione, C. Giancarlo, R. Ennis, S. Norris, G. Salomon), посвящённых изучению установок на критическое мышление, методик их развития и диагностики.
Разработка пунктов опросника

В разработке (составления) пунктов опросника мы опирались, с одной стороны, на наши теоретические представления, а с другой – из предварительного исследования критического мышления.
Исследование проводилось на базе института психологии пермского государственного педагогического университета в апреле 2010 года.
Изначально теоретически было образовано 6 шкал (название гипотетических шкал приведены, так же они назывались на предварительном этапе): «внушаемость», «рефлексивность», «конформность», «скептицизм», «склонность искать ошибки», «доверие авторитету».
В результате факторного анализа была получена несколько другая картина, но она в общем плане соответствовала первоначальному теоретическому представлению (предполагалось, что обозначенные 6 шкал, образуют три генеральные шкалы, что и было получено в результате факторного анализа: «внушаемость», «скептицизм», «конформность»).
В процессе конструирования пунктов опросника (методики) мы опирались на правила для формулирования заданий, указанные в руководстве по психодиагностике П. Клайном (Клайн, 1994). Для окончательного отбора того или иного пункта в экспериментальную форму опросника были привлечены независимые эксперты в основном это были кандидаты психологических наук, преподаватели ВУЗов Перми ПГПУ и ПГУ.
Было разработано 107 утверждений, каждое из которых было связано с тем или иным гипотетическим компонентом критического мышления.
Участниками исследования представлялась экспериментальная форма теста критического мышления, включающая в себя 107 утверждений. Порядок расположения пунктов был случайным. Испытуемым были предложены пары противоположных утверждений. Задачи испытуемых заключалось в том, что бы оценить утверждения по следующей системе: если утверждение в максимальной степени характеризовало испытуемого, он отмечал ближнюю к нему цифру «5», в среднем – «3», в меньшем – «1»
Ответы респондентов выражали степень их согласия с суждениями по пунктам, градуировались по 5-ступенчатой шкале: 1 - «нет», 2 - «скорее нет, чем да», 3 - «не знаю», 4 - «скорее да, чем нет», 5 - «да».

Выборка

Эмпирическая часть исследования проводилась в апреле-мае 2010 года. Выборку составили 112 человек, из них – 38 юношей, и – 74 девушек, в возрастном диапазоне от 18 до 25 лет.

Обработка и обсуждение результатов

Анализ пунктов опросника. Первоначальный вариант методики содержал 107 утверждений. Затем список подвергнулся статистическому анализу, в соответствии с требованиями психометрики к процедуре к процедуре создания психодиагностической методики.
Факторный анализ полученных данных. Для конструкции теста мы использовали процедуру факторного анализа утверждений опросника.
Факторный анализ пунктов ОКМ осуществлялся методом главных компонент.
Использовались следующие критерии включения утверждений в шкалу:
Факторный вес более 0,40 в соответствующих факторах на всей выборке;
Наибольший факторный вес в соответствующем факторе на всей выборке и меньшие факторные веса в прочих факторах.
Ортогональная структура пунктов ОКМ определялась посредством Varimax normalized – вращения компонент. Количество выделяемых компонент выделялось следующим образом.
Первичный факторный анализ, проведенный по 107 пункту опросника, показал невысокий уровень структурированности данных.
График собственных значений факторов не имел выраженного перелома, что не позволяло применить критерий Кеттелла для определения количества факторов, которое можно было бы выбрать для окончательного решения. Сравнение решений, включающих разное количество факторов, и опора на a priori критерий привели к выбору трехфакторного решения, как поддающегося наиболее содержательной интерпретации. В сумме полученные три фактора объясняли 34% дисперсии. В дальнейшем из опросника были удалены 76 пунктов, не вносивших значимый вклад в образовавшиеся факторы, или наоборот имевшие высоки веса во всех двух или трех образовавшихся факторов.
Вторично факторный анализ проводился на 31 пункте. К нему были применены те же критерии, что и к первичному. Результаты факторного анализа представлены в таблице 1.
Таблица 1.

Факторная структура опросника

Номер вопроса в экспериментальной форме теста
Факторы


Конформность
Внушаемость
Скептицизм

1
0,45



9
0,57



15
0,66



21
0,48



33
0,47



36
0,47



42
0,53



51
0,51



60
-0,40



63
0,63



73
0,69



75
0,52



91
0,51



95
0,42



100
0,46



101
0,41



13

0,58


28

-0,43


37

0,52


49

0,68


82

-0,57


88

-0,60


93

-0,76


96

0,48


4


0,43

34


0,64

40


0,54

41


0,46

52


0,53

58


0,65

64


0,50

ДОД
0,15
0,11
0,08


Анализ факторной структуры. По результатам факторного анализа были сформированы три шкалы опросника, которым дали свое обозначение: «внушаемость», «скептицизм», «конформность».
Шкала 1. Конформность (утверждения вошедшие в шкалу).

№ пункта
Утверждение
Факторные нагрузки

1
Я склонен прислушиваться к мнению друзей, знакомых.
0,45

9
Чем спорить, я предпочитаю уступить.
0,57

15
Я стараюсь ориентироваться на мнение в своем коллективе.
0,66

21
Я соглашаюсь с мнением людей, с которыми я работаю.
0,48

33
Я извиняюсь первым, даже если я не виноват.
0,47

36
Если руководитель говорит что делать, я не противоречу.
0,47

42
Я придерживаюсь плана действий своего руководителя, даже если он не прав.
0,53

51
Если все вокруг смеются, то я тоже посмеюсь.
0,51

60
Я склонен спорить с авторитетным человеком.
-0,40

63
Мне трудно первым уйти из компании, даже если скучно.
0,63

73
Мне трудно говорить «нет».
0,69

75
Находясь в компании, я не решаюсь высказать свою точку зрения, противоположную мнению остальных.
0,52

91
Я легко поддаюсь на уговоры.
0,51

95
Из-за недовольства друзей я могу изменить в себе что-то.
0,42

100
Я легко заражаюсь чужим настроением.
0,46

101
Я больше верю рекламе, если там приведены данные опроса людей о продукте.
0,41


Интерпретация. Высокие значения – некритическая готовность подчиниться, склонность заражаться чужими настроениями и перенимать привычки, склонность к подражанию, способность изменить свое мнение из-за других.
Низкие значения – независимость от других, самостоятельное мнение, ориентация на себя.

Шкала 2. Внушаемость (утверждения вошедшие в шкалу).

№ пункта
Утверждение
Факторные нагрузки

13
Меня привлекают яркие образы в рекламе.
0,58

28
Я не верю в случайные совпадения.
-0,43

37
Я обращаю внимание на рекламу, если там показывают знаменитость.
0,52

49
На меня производит впечатление яркая, эмоциональная речь собеседника.
0,68

82
Я сомневаюсь в существовании паранормальных явлений.
-0,57

88
Я не верю в суеверия.
-0,60

93
Я не верю с существование магии.
-0,76

96
Я подвергаю сомнению наличие Бога.
0,48


Интерпретация. Высокие значения – повышенная податливость по отношению к побуждениям; восприятие информации без критической оценки; склонность обращать внимание на яркую информацию без ее осмысления.
Низкие значения – независимость и критичность в восприятии информации.


Шкала 3. Скептицизм (утверждения вошедшие в шкалу).

№ пункта
Утверждение
Факторные нагрузки

4
Я с недоверием отношусь к рекламе.
0,43

34
Я отношусь с недоверием к слухам, даже если они могут оказаться правдивыми.
0,64

40
Я не доверяю акциям, проводимым в магазинах.
0,54

41
Ошибки преподавателей бросаются мне в глаза.
0,46

52
Я не верю в правдивость реалити-шоу.
0,53

58
Я доверяю только тому, в чем сам убедился.
0,65

64
Личный опыт ценнее опыта любого другого человека.
0,50


Интерпретация. Высокие значения – недоверие к информации, поступающей извне; сомнение в надёжности истины; ориентация на личный опыт; склонность ставить все под сомнение.
Низкие значения – высокая степень доверчивости, склонность «принимать все на веру».








Показатели надежности шкал опросника

Таблица 2.
Показатели Альфа-Кронбаха по шкалам теста:


Шкала

· Кронбаха

1
Конформность
0,81

2
Внушаемость
0,75

3
Скептицизм
0,61


По шкалам «Конформность» и «Внушаемость» получены умеренно высокие показатели надежности, шкала «Скептицизм» является также надежной, но показатель не высокий.

Выводы

В результате проведенной работы был создан опросник на измерение критического мышления (ОКМ).
Были выделены три шкалы, характеризующие «Конформность», «Внушаемость» и «Скептицизм». Все шкалы обладают умеренно высокими показателями надежности, однако валидность опросника пока может быть подтверждена только на основании анализа содержания входящих в него утверждений и результатов факторного анализа. В связи с этим необходимо проведение специальных исследований, направленных на валидизацию прежнего опросника.

Список литературы

1. Сорина Г.В. Критическое мышление: история и современный статус. Вестник Московского университета. Серия 7. Философия. №6. 2003. С. 97-110.
2. Волков Е.В. Развитие критического мышления: Опыт неспортивного, но здорового и полезного ориентирования в реальности и в себе // Тренинг, 2005.
3. Клайн П. Справочное руководство по конструированию тестов. – Киев, 1994.
4. Клустер Д. Что такое критическое мышление? (международный журнал о развитии мышления через чтение и письмо) «Перемена» 2001, № 4.
5. Линдсей Г., Халл К.С. Томсон Р.Ф. Творческое и критическое мышление. // Познавательные психические процессы / Сост. и общая редакция А.Г.Маклакова. – СПб: Питер, 2001. – (Серия «Хрестоматия по психологии»)
6. Поль Р.У. Критическое мышление: Что необходимо каждому для выживания в быстро меняющемся мире. 1990.
7. Поппер К. Логика научного исследования: Пер. с англ. / Под общ. ред. В.Н. Садовского. М.: Республика, 2004. 447 с.
8. Халпер Д. Психология критического мышления – М., 2000










13PAGE 15


13PAGE 14115




Заголовок 115

Приложенные файлы

  • doc 15893716
    Размер файла: 154 kB Загрузок: 1

Добавить комментарий