Поспелов Г.Н. Типология литературных родов и жа..

6.1.10. Поспелов Г.Н. Типология литературных родов и жанров
Введение в литературоведение.Хрестоматия: Учеб. пособие / Сост.: П.А. Николаев, Е.Г. Руднева, В.Е. Хализев, Л.В. Чернец, А.Я. Эсалнек, Е.А. Цурганова; Под ред. П.А. Николаева, А.Я. Эсалнек. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Высшая школа, 2006. С. 387-395.

Жанры не являются видами литературных родов, потому что сущность жанра совсем иная, чем сущность рода. Когда мы в том или ином роде явлений жизни, например среди животных или растений, различаем отдельные их виды, причем среди первых – амфибии, рептилии, млекопитающие животные, а среди вторых – споровые, хвойные, лиственные растения, то мы хорошо осознаем общую, родовую сущность в представителях каждого вида. Хвощ, сосна, береза – по-разному организованные растения; лягушка, змея, лошадь – по-разному организованные животные.
Соотношение жанров и родов иное. В своей "Эстетике" Гегель наметил две основные жанровые разновидности эпоса. Первая из них – героический эпос, который мог, по мнению философа, возникнуть и развиваться только при тех исторических условиях, когда в обществе или совсем не было государственной организации, или она была еще мало развита, и тем самым ничто не стесняло инициативной гражданской активности отдельной личности. Вторая – это роман, возникший и развивающийся в ту более позднюю эпоху, когда в обществе уже сложились "упорядоченно-прозаические" отношения, когда государственная власть не способствовала проявлениям гражданской инициативы отдельной личности и в жизни людей возобладали частные интересы. Если в героическом эпосе всегда изображаются национальные или классовые конфликты, то основой романа Гегель считал "конфликт между поэзией сердца и противостоящей ей прозой житейских отношений, а также случайностью внешних обстоятельств[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. В основном это вполне убедительные определения жанровых различий в эпосе.
И если вдуматься в эти определения сущности жанров и сопоставить их с определениями литературных родов, которые мы разъяснили выше, то станет ясным, что эти сущности относятся к совершенно различным сторонам содержания эпических произведений. Эпос – это произведение, воспроизводящее жизнь в ее пространственно-временной материальной дискретности. А роман – это произведение, в котором изображена в основном жизнь отдельных лиц в их частных интересах и столкновениях с окружающей средой, определяющих развитие их характеров. Очевидно, что такая романическая проблематика может быть отвлеченной стороной содержания не только в эпических произведениях, но и в драматургических. И действительно, сколько существует в мировой литературе драм, тождественных романам по этим общим, повторяющимся проблемным свойствам! Таковы, например, "Федра" Эврипида, "Собака на сене" Лопе де Beга, "Конец – делу венец" Шекспира, "Мизантроп" Мольера, "Коварство и любовь" Шиллера, "Маскарад" Лермонтова, "Бесприданница" Островского, "Гедда Габлер" Ибсена, "Иванов" Чехова, "Машенька" Афиногенова и т. д. Не меньше в мировой литературе и лирических стихотворений с подобными же повторяющимися, типологическими свойствами проблематики. С другой стороны, если есть героический (национально-исторический) эпос, то существуют и подобные же драмы, и подобная же лирика.
Отсюда нетрудно сделать вывод, что жанр – это не вид какого-нибудь отдельного рода, что жанровые и родовые свойства лежат в разных плоскостях содержания произведений и что делить произведения на роды и жанры можно только "перекрестно".
Другой вывод, следующий из всего сказанного, таков: и родовые, и жанровые свойства произведений – это не свойства их формы, выражающей содержание, это типологические свойства самого их художественного содержания.
Рассуждая так, мы употребляем слово форма в другом значении, разумея под этим словом уже не разновидности развивающегося содержания всей художественной литературы, но систему средств выражения определенного содержания в каждом отдельном произведении. Гегель в этом смысле говорил об "удвоении" формы[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], но удваивается не сама форма – удваивается смысл, который мы вкладываем в слово форма. Один и тот же термин получает второе, эстетическое значение. Это, конечно, неудобно для науки!
Различая данные понятия, не следует подменять содержание "содержательной формой", к чему очень склонны в последние годы многие паши литературоведы. Форма (в эстетическом значении слова) всегда выражает содержание; в этом смысле она всегда содержательна, но не становится от этого самим содержанием. Содержание произведении искусства – это духовноесодержание, а художественная форма – это система материальных средств его выражения.
Выше, отправляясь от гегелевской концепции жанров, мы указали на существенные различия национально-исторического (героического) и романического жанрового содержания, представляющего собой типологический, исторически повторяющийся аспект проблематики произведений. Но в мировой литературе существует много произведений с иным жанровым содержанием, которое можно назвать "нравоописательным", или "этологическим". Если произведения национально-исторического жанрового содержания познают жизнь в аспекте становления национальных обществ, если произведения романические осмысляют становление отдельных характеров в частных отношениях, то произведения "этологического" жанрового содержания раскрывают состояние национального общества или какой-то его части. Таковы, например, "Буколики" Овидия, "Гаргантюа и Пантагрюэль" Рабле, "Похвала глупости" Эразма Роттердамского, "Путешествия Гулливера" Свифта, "Путешествие из Петербурга в Москву" Радищева, "История одного города" Щедрина, "Остров пингвинов" Франса, "Городок Окуров" Горького и многие другие произведения. Подобно литературным родам национально-исторические, отологические, романические жанры – это форма развития художественной литературы.
Однако типологическими свойствами обладают не только названные особенности жанрового содержания, но и особенности выражающих их форм, которые должны иметь свои терминологические обозначения. В разных национальных литературах исторически складывалось несколько таких обозначений. Такова сказка как всякое фольклорное, прозаическое эпическое произведение в отличие, с одной стороны, от эпической песни как устного ритмически организованного произведения, а с другой стороны, от повести (в широком смысле слова) как всякого письменного прозаического произведения. Такова поэма как всякое ритмически организованное письменное эпическое произведение в его отличии от повести и эпической песни. Таков рассказ как письменное, не ритмическое, эпическое произведение малого объема в его отличии от повести как подобного же произведения большого объема. Таково стихотворение как малая форма лирики в его отличии от лирической поэмы как большой формы того же рода. Таковы стихотворные и прозаические пьесы.
Несомненно, однако, что каждая из этих форм может выражать различное жанровое содержание прежде всего в тех его трех основных разновидностях, которые определены выше. Это идет вразрез с давними, исторически сложившимися представлениями, будто все эти формы выражения различного жанрового содержания также являются жанрами. По традиции они осознаются нами как жанры. Мы говорим: жанр сказки, песни, рассказа, поэмы, повести и т. д. Это вошло в терминологический обиход и прочно закрепилось в сознании литературоведов и критиков. Но чтобы верно решить проблему жанров, необходимо отрешиться от этих представлений. Если национально-историческая, этологическая, романическая проблематика в своих типологических, исторически повторяющихся свойствах может быть выражена и в сказке, и в эпической песне, и в повести, и в поэме, тогда эти две группы понятий надо разъяснить и каждой дать свое обозначение. В книге "Проблемы исторического развития литературы" предлагалось видеть в первой из этих групп категории "жанрового содержания", а во второй – категории "жанровых форм", точнее, форм выражения различных свойств жанрового содержания[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
Но, видимо, следует пойти дальше в том же направлении и установить между родами и жанрами более сложное соотношение. То, что мы назвали жанровыми формами, как подтверждает вся история художественной словесности, имеет гораздо более тесную связь не с жанровым, а с родовым содержанием. А.Н. Веселовский в первой главе своей "Исторической поэтики", посвященной дифференциации поэтических родов, очень убедительно показал, что повествовательная песня выросла из запева корифея обрядового хора, отделилась от хора в качестве "лиро-эпической кантилены", затем укреплялась в своей повествовательности и превратилась, наконец, в собственно эпическую песню, что далее такие песни стали соединяться для изображения большого события или приключений героя и, получив в своем единстве монументальную форму, сделались "эпопеей". Это был процесс зарождения и развития стихотворного эпоса.
В то же время эпос развивался и в прозаической форме – в форме сказки. И несомненно, отдельные короткие сказки, развивая свою словесно-композиционную форму, также тяготели к соединению вокруг большого события или подвигов героев и также образовывали большое эпическое, но прозаическое произведение – "сагу" (вспомним, например, "Сагу о Волсунгах"). Но если песня при литературной обработке стала поэмой, то сказка в соответствующей перестройке становилась повестью. Это был другой путь развития эпоса как одного из литературных родов.
С другой стороны, в эмоциональном припеве обрядового хора стали формироваться песенные строфы; в дальнейшем они отделились от хора, став самостоятельной лирической песнью. А на основе таких песен возникли затем лирические "стихотворения" как форма литературной лирики. Таким было развитие другого литературного рода. Третий литературный род – драматургия – формировался на европейской почве из хоровой пантомимы и из комических песен на праздничных гуляньях. Поэтому первые литературные пьесы создавались в стихах и заключали в себе партии хора. Затем они постепенно освобождались и от ритма речи, и от хоровых партий, становясь пьесами в прозе.
Все это показывает, что песни и сказки, поэмы и повести, медитативные и описательные стихотворения, пьесы в стихах и прозе представляют собой исторически сложившиеся разновидности отдельных литературных родов. Вместе с тем они являются формами выражения того или иного жанрового содержания. Поэтому называть их "жанровыми формами" нет достаточного основания. Все названные выше образования словесного творчества – это родовые формы, выраженные в художественной словесности.
Однако в словесном искусстве есть и другие подобные образования, которые с полным правом можно считать жанровымиформами. Это такие формы, которые возникли как выражение какого-то определенного жанрового содержания. Исторически на первое место здесь надо поставить эпопею. Это монументальная по своему объему форма эпического повествования. Но не это в ней главное – такого же объема могут достигать и роман, и этологическая повесть или поэма. Эпопея – это монументальное повествование о событиях, имеющих, по выражению Гегеля, "субстанциальное" значение, то есть относящихся к самым глубоким, существенным сферам жизни общества и природы. Поэтому бывают эпопеи космогонические (например, "Старшая Эдда") и национально-исторические (например, "Илиада").
Позднее, в период государственно-классового общества обостряются социальные противоречия, начинается упадок нравов. В это время появляются произведения, авторы которых бичуют социальные пороки, используя при этом образы животных в их аллегорическом идейно-отрицающем значении. Так возникла басня – одна из жанровых форм, выражающая собственно этологическое содержание в его негативной направленности.
Гораздо позднее, в эпоху разложения буржуазного общества, когда социальные противоречия обострились в еще большей мере и идейный интерес к нравственному, а отсюда и к бытовому укладу жизни разных слоев резко усилился, стали создаваться описательно-повествовательные произведения с такой проблематикой. В России они получили название "очерков". Это также собственно этологическая жанровая форма.
Но и романическое содержание в определенный момент своего исторического развития нашло для себя специфическую жанровую форму. Это литературная баллада. В средние века балладами назывались плясовые народные песни с обрядовым значением и слегка намеченным сюжетом. А в конце XVIII – начале XIX в. такая очень экспрессивная и сюжетно сжатая по тематике форма фантастического стихотворного повествования стала излюбленным средством выражения романтических стремлений многих поэтов разных стран. По своему литературному роду баллада в большинстве случаев лиро-эпическое произведение. А по общему типологическому содержанию она близка к роману, так как в ней характер главного персонажа или персонажей осознается в его становлении – в стремлении к романтическому идеалу, обычно обреченному на поражение.
Очевидно, что жанровые формы всегда представляют собой так или иначе разновидности родовых форм. Так, эпопея – это монументальная по объему поэма или повесть. Баллада – это короткая лиро-эпическая поэма. Басня и очерк являются рассказами или небольшими по объему поэмами этологического содержания, отличными от рассказов и небольших поэм, которые выражают романическое содержание и потому могут быть названы новеллами. Новелла – это малое эпическое произведение, в котором быстро развивающийся и круто разрешающийся конфликт выявляет в характере персонажа или персонажей новые, неожиданные для читателей свойства.
В связи со всем сказанным следует указать еще на одно очень распространенное, но неверное представление о соотношении эпических жанров, в котором за основу их различия берется объем текста произведений. Согласно данному представлению, большое по объему повествовательное произведение – это обязательно роман, произведение среднее по объему – это повесть, а малое – рассказ.
В таком различении жанров смешиваются два разных свойства произведение – их жанровое содержание и их родовая форма выражения. Роман – это большое произведение романического жанрового содержания, прозаическое или стихотворное. Но столь же большой объем часто имеют и произведения этологического жанрового содержания, например "История одного города" Н. Щедрина, и произведения национально-исторического содержания, например "93 год" В. Гюго.
Повесть же при таком делении понимается в узком значении этого слова – как эпическое произведение среднего объема, в отличие от повести в широком смысле как всяком прозаическом литературном произведении, о чем уже говорилось выше. Но эпическая проза среднего объема может иметь разное жанровое содержание. Это может быть романическая повесть, например "Ася" Тургенева или "Дама с собачкой" Чехова, или повесть национально-историческая, например "Тарас Бульба" Гоголя или "Железный поток" Серафимовича, а также этологическая повесть, например "Повесть о том, как поссорились..." Гоголя или "Лишние люди" Горького.
Точно так же рассказ, как уже ясно из всего вышеизложенного, может быть столь же различен и в том же отношении. "Судьба человека" Шолохова – это рассказ национально-исторического содержания. "Записки охотника" Тургенева почти целиком состоят из очерковых рассказов с этологическим содержанием, а "Повести Белкина" Пушкина – это вес новеллистические рассказы, среди которых наиболее отчетливы в своем новеллистическом содержании "Выстрел" и "Метель".
Таким образом, если рассматривать художественную литературу со стороны типологии ее родов и жанров, то в каждом произведении всегда следует различать свойства его родового содержания, родовую форму выражения и свойства его жанрового содержания, а иногда также и жанровую форму выражения.

Литература
Гегель Г.В.Ф. Эстетика. Т. З.С. 475.
Гегель Г.В.Ф. Соч. Т. 1. С. 224.
См.: Поспелов Г.Н. Проблемы исторического развития литературы. М., 1972. С. 152–153.

Заголовок 2 Заголовок 3 Заголовок 415

Приложенные файлы

  • doc 15879514
    Размер файла: 55 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий