Курс лек. ИСР. 2 сем.


Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Владимирский государственный университет
имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых»
(ВлГУ)
Кафедра философии и религиоведение
Арсенина О.В.
История социальной работы
Курс лекций
к занятиям по дисциплине
История социальной работы
Владимир 2014
УДК
Рецензент
Доктор философских наук, профессор кафедры философии и религиоведения Владимирского государственного университета Е.И. Аринин
Печатается по решению редакционно-издательского совета
Владимирского государственного университета
История социальной работы:курс лекций к занятиям по дисциплине «История социальной работы». / Владим. гос. ун-т; сост. Арсенина О.В. – .

Курс лекций состоят из тематики изучаемого материала, вопросов для дискуссий, предполагаемых тем рефератов, списка рекомендованной литературы и словаря терминов, которые окажут помощь в освоении изучаемого курса.
Содержание
Лекция Ⅰ Предмет и задачи курса «История социальной работы»…….2
Лекция II Мотивация благотворительной деятельности…………………15
Лекция III Периодизация истории социальной работы за рубежом и в России……………………………………………………………………….21
Лекция IY Предпосылки развития благотворительной деятельности….24
Лекция Y Хозяйственные формы помощи и взаимопомощи………….28
Лекция YI.Зарождение теории и практики общественной помощи
в истории России……………………………………………………………35
Лекция VII Нищелюбие русских князей…………………………………42
Лекция VIII Церковная благотворительность……………………………49
Лекция IX Развитие церковной и государственной социальной помощи в России в XVI–XVII вв……………………………………………………..52
Лекция X Развитие общественного и частного призрения в истории России. ……………………………………………………………………………….64
Лекция XI Ведомственная и общественная благотворительность в России. Общины сестер милосердия и их деятельность ………………………….74
Лекция XII Ведомственная и общественная благотворительность в России. РОКК.Лекция XIII Особенности социального призрения детей………87.
Лекция XIY Социальная защита военнослужащих………………………95
Лекция XV Социальная помощь и призрение безработных…………103
Лекция XVI Деятельность органов призрения Владимирской губернии.114
Лекция XYII Государственные структуры социального призрения .Владимирской губернии……………………………………………………117
Лекция XVIII Общественное призрение во Владимирской губернии (18-19 вв.)…………………………………………………………………………126
Лекция Ⅰ «Предмет и задачи курса «История социальной работы»План:Милостыня как форма благотворительности.
Благотворительность является важной составной частью милосердной деятельности,направленной на оказание материальной помощи неимущим.
Социальная поддержка.
Спонсорство.
Меценатство можно считать составной частью благотворительности.
Открытая и закрытая системы призрения.
В своем историческом развитии социальная забота о нуждающихся приобреталаразличные формы – от милостыни до организованной государственной системы социальнойзащиты, сочетавшейся с различными видами общественной и частной благотворительности.
Милостыня – это подаяние в виде денег или иных материальных средств нуждающимся.Это одно из древнейших проявлений естественно-гуманистических качеств присущих людям,впоследствии вознесенном церковью в религиозную обязанность и сохранившуюся до наших днейкак форма сострадания к нищим, независимо от религиозных верований подающего. Эта формаблаготворительности не поддается организации. Она подается тому кто протягивает руку иопределяется личными свойствами индивида, его субъективными ощущениями. Оказаниепосильной помощи является основной целью милостыни. Однако щедрые подаяния могутспровоцировать развитие профессионального нищенства.Общественное развитие вносило свои коррективы в содержание и трактовку понятий"милосердие", "благотворительность". Они исторически менялись, как изменялись масштабы иформы милосердной практики. Но неизменным было понимание того, что порою такие беды инемощи постигают человека,
которым не каждый может самостоятельно противостоять и не докаждого в нужное время доходит забота государства. Поэтому им необходимо милосердноесодействие со стороны тех, кто в состоянии (материально и духовно) добровольно осуществлятьблаготворение.
В нашей стране резкий разрыв с традициями благотворительности, в том числе иотечественными, произошел около восьми десятилетий назад, когда даже сами понятия"милосердие", "благотворительность", "филантропия" практически вышли из официальногоупотребления. Однако в народном сознании и в русском языке всегда сохранялись понятие итермин - милосердие, характеризующее высшее проявление человеческого сострадания,объединяющие жалость, сопереживание с активной, деятельной любовью к ближнему. Оносвязано с отношением личности к трудной ситуации, физическим и умственным недостаткам ислабостям другого человека, с готовностью ему помочь. По В.И.Далю, милосердие – это"сердоболие, сочувствие, любовь на деле, готовность делать добро всякому".
Благотворительность является важной составной частью милосердной деятельности,направленной на оказание материальной помощи неимущим, это - добровольная и бескорыстнаяпередача денег, имущества, услуг нуждающимся. Синонимом этого слова является филантропия.В западных странах ее обычно называют каритативной деятельностью (от латинскогоcaritas -любовь к ближнему). Значение этих понятий близко, но не одинаково. Стоит попытатьсяразграничить эти понятия, чтобы не произошла подмена объекта исследования.Благотворительность следует отличать от профессиональной социальной работы, котораяво многом выросла из нее. Но она строится на других организационных началах. Социальнаяработа четко регламентирована нормативно-правовой базой, организационно-управленческойструктурой специально созданных учреждений и организаций. «С социальной работойблаготворительность в ее современном понимании сближает относительная институированность –наличие правового статуса, специальных организационных форм, участие в
благотворительнойдеятельности не только частных лиц, но и коллективных субъектов». В тоже времяблаготворительная деятельность не так жестко регламентирована, что позволяет ей более гибкореагировать на возникающие социальные проблемы. Социальная помощь государствуобязательна, все граждане страны имеют право на защиту государства и его социальныхинститутов. Благотворительная помощь не обязательно и четко не регламентирована, этодобровольная помощь нуждающимся. Гончарова А.Н. пытается описать основные формывзаимодействия благотворительности с социальной работой:
Благотворительность как форма социальной работы, направленная на непосредственноеоказание социальной и материальной помощи нуждающимся через различные благотворительныеорганизации;
Благотворительность как дополнительный источник финансирования различныхсоциальных программ, реализуемых социальными службами;
Социально-педагогическая деятельность, направленная на воспитание культурыблаготворительности.
Социальная поддержка – это содействие человеку в преодолении его жизненныхтрудностей. Она может оказываться как в возмездной, так и в безвозмездной формах. Кроме того,диапазон возможных жизненных трудностей, вызывающих необходимость в социальнойподдержке, гораздо шире тех, которые «обслуживаются» благотворительностью. Социальная
поддержка бывает не только материальной, но и физической, социально-бытовой, правовой,психологической, педагогической и так далее. Таким образом, всякая благотворительностьявляется социальной поддержкой, но не всякая социальная поддержка являетсяблаготворительностью. Благотворительность – это особая форма социальной поддержки,заключающаяся в безвозмездном оказании материальной помощи нуждающимся.Общественное призрение – в русском языке в отношении социальной помощи возникспециальный термин — призрение, глагольная
форма которого «призреть» означает «опекать»,«заботиться о ком-то», «приглядывать за кем-то». Ныне этот термин, долгое время считавшийся
устаревшим, вновь возвращается, приобретая новое, современное звучание. Это одна из наиболеецивилизованных форм благотворительности, осуществляемых государством, церковью,обществом и частными лицами и выражающаяся, прежде всего в предоставлении нуждающимсяприюта и пропитания. Это организованная система помощи сложившаяся в России в XIX веке состороны государственных институтов или общества нуждающемуся населению. Призреть кого-либо – значит дать ему приют и пропитание. Это простейшая форма социальной поддержки,содействие в удовлетворении простейших человеческих потребностей.
Спонсорство, по идее совпадает с понятием дарения или пожертвования, но этосовершенно разные понятия. Под спонсорством понимается3 осуществление юридическим илифизическим лицом вклада (в виде предоставления имущества, результатов интеллектуальнойдеятельности, оказания услуг, проведения работ) в деятельность другого юридического илифизического лиц на условиях распространения получателем спонсорской помощи рекламы оспонсоре, его товарах. Спонсорская деятельность способствует формированию и повышениюимиджа спонсора в глазах его потенциальных клиентов. На спонсорскую помощь заключаетсядоговор, в котором оговаривается какую помощь, оказывает спонсор, и какие виды рекламы ему заэту помощь предоставляет получатель помощи. В отличии от спонсорства благотворительноепожертвование не требует договора и обязательной ответной реакции благополучателя.Филантропия — (переводится с греческого как любовь к людям) сначала определялась какблагосклонность, благожелательное отношение к человеку, в новое время под филантропией сталипонимать индивидуальную благотворительность. Большой энциклопедический словарь указывает,что это то же, что и благотворительность. Очень многие исследователи не делают различай междупонятиями благотворительность и
филантропия, считая их полностью идентичными.«Благотворительность или филантропия – идентичные понятия, означающие оказание помощи какотдельным лицам, так и организациям; сострадание, сердечное участие в жизни больных,немощных, нуждающихся, материальное или иное поощрение общественно-значимых формдеятельности (защита окружающей среды, охрана памятников культуры, развитие образования,
здравоохранения, спорта)».
Составной частью благотворительности можно считать меценатство, то естьматериальную, в первую очередь, а так же организованную поддержку искусства лицами,обладающими значительными средствами и влиянием в обществе.Милосердие - сострадание, сочувствие; благосклонность, особое расположение, любовь.Милосердие это больше эмоционально-чувственный отклик на страдания другого человека,нежели практическая помощь ему. «Милосердие состоит не столько в вещественной помощи,сколько в духовной поддержке ближнего. Духовная же поддержка не в осуждении ближнего, а вуважении к его человеческому достоинству»5 эти слова написаны Львом Толстым, великимзнатоком человеческой души. Милосердие лежит в основе благотворительной деятельности, оченьчасто выступая одним из мотивов ее оказания. Великий русский мыслитель и мировой художникНиколай Рерих в своей статье «Дом милосердия» пишет: «Милосердие» – это одно из самыхтрогательных слов прекраснозвучного русского языка. Оно принадлежит к тем вдохновляющимпонятиям, которые в суете дня так часто произносятся в полной небрежности. Милосердие, со-
страдание, благодарение, здравствование, самоотвержение». Эти слова объединяют, собирают изовут людей, делая их выше, чище, надежнее, человечнее. Милосердие – это больше готовность коказанию помощи, чем сама помощь. Это чувственный отклик на страдания других людей, нежели
рациональная оценка этих страданий. Милосердие можно считать одним из мотивовблаготворительной деятельности. Хотя с другой стороны, сфера распространения милосердиягораздо шире той области, где проявляется
благотворительность. Милосердие проявляется и всемье, и в дружеском общении, и между врагами, и на войне…
Милосердие означает смысловую интенцию субъекта благотворительности – способностьк сочувствию, эмпатии и выражению его готовность к оказанию помощи, поддержкестрадающего, а благотворительность выступает производным понятием, фиксирующимсоциальное действие по реализации определенных общественных и частных усилий в оказанииэтой помощи, поддержки. Как две сестры Лазаря – Марфа и Мария, которые выступалипрообразом благотворительности, олицетворяя собой деятельную помощи и милосердное участие.Следует различать объект и субъект социальной помощи. Объектом помощи выступает ееполучатель, нуждающийся в поддержке, под субъектом же понимается источник помощи. Взависимости от характера субъекта социальной помощи выделяется ряд основных типовпризрения:
частный (индивидуальный);
групповой, общественный (в том числе общинный и церковный);
государственный.
Исторически сложились две основные системы призрения: «открытая» и «закрытая».Открытая система призрения — это нерегламентированная, хаотическая помощь нуждающимся, воснове которой лежит личное участие и желание (например, подаяние). Закрытая системапризрения — это специализированные благотворительные заведения, деятельность и содержаниеработы которых регламентированы законом, оказывающие помощь целенаправленно и постоянно(приюты, богадельни, больницы, инвалидные дома, работные дома и т. п.). Конкретное
содержание и самые формы проявления двух систем призрения с течением времени, конечно же,менялись, находясь в зависимости от общего уровня развития цивилизации.Общественное призрение – совокупность благотворительных учреждений и мероприятий,имеющих целью оказание
помощи лицам, которые по болезни, старости и иным причинамлишены возможности добывать себе пропитание самостоятельно. Различают системы
государственного, общинного и частного призрения бедных, а по форме оказываемой помощи -системы обязательных работ трудовой, натуральной и денежной помощи. Государство берет насебя заботы о помощи безработным и больным лишь в исключительных случаях стихийных инародных бедствиях; так, например, во время неурожаев, наводнений государство берет на себяорганизацию общественных работ или временную раздачу продовольствия для наиболеенуждающейся части населения, а также выдачу семян для посевов. Во всех цивилизованныхстранах попечение о бедных и беспомощных больных лежит на общинах и приходах. В Англии сХVII века для этой цели взимается с членов приходов особый налог для бедных. По общемуправилу в Западной Европе каждая община обязана содержать и лечить своих нетрудоспособныхчленов, причем закон устанавливает условия, при которых лицо приобретает право на призрение(место рождения и срок пребывания). В XVII – XVIII веках была особенно распространена формапризрения посредством работных домой, куда помещались лица, просящие милостыню, дляобязательных работ. Во второй половине XIX века эта система признана не достигающей своейцели и вытеснена так называемой трудовой помощью. В России преобладала система частного
призрения, осуществляемого при помощи отдельных благотворительных обществ, частных лиц исословных учреждений.
Вопросы для самоконтроля:Понятие милостыни
На что направлена благотворительность как форма социальной работы?
Понятие филантропии
Какие сложились основные системы призрения?
В чем разница между системами призрения?
Список литературы:1. Голомидова М.В., Штинова Г.Н. Специфика современной благотворительности:
понятийный аспект. //Милосердие и благотворительность в российской провинции: тез.докл.
Всерос. Конф., 22-23 марта 2002г., Екатеринбург, 2002 – 15с.
2.Гончарова А.Н. Социальная работа и благотворительная деятельность //Благотворительность в России 2001, Социальные и исторические исследования. СПб., 2001 – 698-
690с.
3.Закон РФ от 14.07.95г. № 108-ФЗ «о рекламе».
4.Сырямкина Е.Г., Маргиева Е.В., Румянцева Т.Б., Воронина Т.Д., Кузнецов С.С.Благотворительные организации: проблемы и перспективы развития. Томск: Изд-во НТЛ, - 1999. –6с.
5. Толстой Л.Н. Собр.соч.: в 14т. т.9. – М., 1952. – 117с.
Лекция II Мотивация благотворительной деятельностиПлан:Система мотивов благотворительной деятельности
Что же заставляет человека жертвовать своим временем, своими средствами, своей жизнью ради помощи другому человеку?
Что значит понятие альтруизм?
Мотивация социального поведения (в том числе и благотворительной деятельности)зависит от системы социальных диспозиций личности, ее готовности к определенному способудействий, которая включает, во-первых, общую систему ценностных ориентаций личности, во-вторых, система ее общественных социальных установок на определенные социальные объекты,в-третьих, система ситуационных социальных установок.Система мотивов благотворительной деятельности включает в себя все три уровня.Высший уровень генеральный диспозиций, регулирующих общественную направленностьсоциального поведения личности к альтруистическим поступкам и благотворительнойдеятельности. Доминирование диспозиций других уровней, определяют поведение в той или инойсфере деятельности, направлять поступков в отношение определенных социальных объектов иситуаций – детерминируют выбор объекта благотворительности и форму благотворительнойдеятельности. Однако, доминирующие мотивы благотворительной деятельности определяютсясистемой ценностных ориентаций общества, особенностями социально-культурных условий,господствующих общественных идей.
Исследователи, изучающие развитие благотворительной деятельности в истории России,пытались выделить основные мотивы, которые заставляют людей совершать благотворительныедеяния. Но у некоторых авторов интерпретация мотивов благотворительной деятельностисознательно заужена. Так, марксисты, основным и единственным мотивом считают, стремлениеполучить социальные дивиденды и налоговые льготы, чтобы улучшить свое положение. Ученыеориентированные на поиск духовных корней социальной активности, склонны указывать толькона религиозные,
патриотические и культурно-эстетические причины благотворительности. Онисчитают, что нравственность может быть только в религиозных заповедях и не в чем ином. Такизвестный русский философ Булгаков С.Н. писал: «…нравственность корениться в религии.Внутренний свет, в котором совершается различение добра и зла в человеке, исходит изИсточников светов».
Что же заставляет человека жертвовать своим временем, своими средствами, своей жизньюради помощи другому человеку? Считается, что в основе стремления помочь другому лежит –жалость и альтруизм. Жалкий, по Далю, - это тот, кто вызывает чувство сожаления, участия,сострадания, соболезнования. В своей нравственной философии добра Соловьев В.С. доказываетвзаимосвязанность понятий жалость, милосердие и альтруизм. «Как стыд выделяет человека изпрочей природы и противопоставляет другим животным, так жалость внутренне связывает его совсем миром живущих. Внутренним основанием нравственного отношения к другим существамможет быть только жалость, или сострадание, а не сорадование, или сонаслаждение». Но жалостьсама по себе не является еще достаточной основой всей нравственности, поскольку сердечнаядоброта к живым существам совместима с безнравственностью в других отношениях. Очень
важно, чтобы оказывающий помощь осознавал и воплощал в своей деятельности идею: что другиелюди похожи на него и относиться к ним нужно как к себе. То есть, необходимо на делеподтверждать основной принцип современной социальной политики и социальной работы:«уважение человеческого достоинства независимо от состояния его физического и психическогоздоровья, возраста, пола, вероисповедания и социального положения».
Альтруизм – это нравственный принцип, заключающийся в бескорыстном служениидругим людям, готовность жертвовать для их блага личными интересами; противоположенэгоизму. Альтруизм — заинтересованность в благосостоянии скорее других, нежели всобственном. Альтруистическое поведение противоположно эгоистическому и включает в себястремление помочь другим. Термин был введен Контом (фр. «vivrepourautrui» – «жить длядругих»), считавшим, что под влиянием позитивизма общество развивается в направлениигуманистических ценностей. Это нравственный принцип согласно которому благо другогочеловека и он сам более значимы, чем собственное «я» и его благо. Принцип альтруизма являетсяуниверсальной формулой бескорыстного благодеяния. Альтруист оказывает помощь даже тогда,когда ничего не предлагается взамен, да и ожидать ничего не приходиться. Классическойиллюстрацией этого явления может служить притча Иисуса о добром самаритянине:«…некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которыесняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым. По случаю один священникшел пою дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, быв на том месте, подошел,посмотрел, и прошел мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалилсяи, подошедши перевязал ему раны, возливая масло и вино; и посадив его на своего осла, привез
его в гостиницу, и позаботился о нем. А на другой день, отъезжая, вынул два динария, далсодержателю гостиницы и сказал ему: «позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когдавозвращусь, отдам тебе».
Самаритянин проявляет чистый альтруизм. Исполненный чувства сострадания, он отдаетсовершенно незнакомому ему человеку свое время, силы и деньги, не ожидая ни вознаграждения,ни благодарности.
О.Конт различает, во-первых, присущий животным инстинктивный альтруизм,объединяющий индивидов и род. Действительно, определенное проявление альтруистическогоповедения мы можем наблюдать у животных. Экспериментально было доказано, что крысы могуткооперироваться, для удовлетворения потребностей только одной из них или каждой из них
поочередно.
Во-вторых, Конт выделяет альтруизм, превращающийся в конечном итоге в спонтанноесвойство, объединяющее всех людей. Эту точку зрения разделяет Кропоткин П. Он считает, чтонравственность это сложная система чувств и понятий, в основе которой лежат инстинкты(врожденные чувства и потребности). В свою систему нравственности он включает:
Инстинкты (общительность);
Понятия разума (справедливость);
Чувство, одобряемое разумом (самопожертвование).
Причем, он использует термин готовность к самопожертвованию, великодушие. Онговорите, что это чувство ближе к альтруизму – то есть «способности действовать на пользудругим», он старается избегать христианского понятия о любви к ближнему. Слова «любовь кближнему» неверно отражают чувство, двигающие человеком, когда он жертвует своими
непосредственными выгодами на пользу других. «Действительно, в большинстве случаев человек,поступающий так, не думает о жертве и сплошь и рядом не питает к этим «другим» никакойособой любви. В большинстве случаев он даже не знает их». Он считает, что нравственным
чувства могут быть, только если оказываются без задней мысли на воздаяние (при этой жизни илипосле смерти). Таким образом, это нужно самому человеку, это свойственно человеческойприроде. По мнению Швейцера А. гуманность это «…стремление быть добрым не только потому,что это предписывается этическими заповедями, но и потому, что такое поведение соответствуетнашей сущности».
Миронова Г.А.в своей работе выделяет признаки, позволяющие классифицироватьповедение как альтруистическое:
Добровольные и сознательные действия как проявление свойств воли, а не результат внешнего принуждения.
Бескорыстное исключение ожидания ответного благодеяния.
Стремление содействовать благу других людей из гуманных мотивов.
Наличие эмоционального отношения к людям, сочувствия им, доброжелательность, симпатия, готовность помочь.
Социальная ориентированность поступка.
Самоотречение (самоотверженность).
Вопросы для самоконтроля:От чего зависит мотивация социального поведения?
Основные мотивы, которые заставляют людей совершать лаготворительные деяния?
Что значит понятие альтруизм?
Понимание альтруизма разными исследователями.
Список литературы:Булгаков С.Н. Свет Невечерний. Созерцания и умозрения. М.: Фолио. 2001 – 80с.
Даль В. Толковый словарь живого русского языка. – М.,1978.- т.1. – с. 524.
Соловьев В.С. Оправдание добра. Нравственная философия//Соловьев В.С. Сочинения: в2т. Т.1 –М., 1988 – 21с.
Философский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия. 1983, - 21с.
Симонов П.В., Ершов П.М., Вяземский Ю.П. Происхождение духовности. М.: Наука,1989, - 32с.
Лекция III Периодизация истории социальной работы за рубежом и в России
План:Развитие филантропии в античном мире.
Нормативно-правовые акты по социальным вопросам.
Переход от архаического периода помощи и взаимопомощи у восточных славян к периоду общественной благотворительности.
Социальное призрение в период Монгольского нашествия.
В XVI-XVII вв. на Западе оформляется государственная система социальной помощи.
Великая Французская революция.
Пять периодов в истории социальной работы за рубежом.
В России периодизация истории социальной работы имеет свою специфику.
История социальной работы за рубежом и в России имеет глубокие корни в развитии человеческой цивилизации. Ее начальный период относится к глубокой древности, к XXV-XXII вв. до н. э., когда в Древнем Египте в храмах осуществлялась ритуальная помощь: бесплатная раздача хлеба голодающим. В 1750 г. до н, э. законы вавилонского царя Хаммурапи говорили об организации социальной взаимопомощи среди населения.
В античном мире получает свое развитие идея филантропии. Так, если в XIV-VII вв. до н. э. в Древней Греции эта идея проявила себя в соответствующих гражданских традициях, то в VI-I вв. до н. э. в Древнем Риме филантропия нашла свое выражение в распределении среди обедневших граждан хлеба, одежды, денег, в устройстве развлечений для плебса, что было отражено в знаменитом лозунге «Хлеба и зрелищ!».
В первые десять веков нашей эры с рождением и распространением христианской веры принимаются гражданские и религиозные нормативно-правовые акты по социальным вопросам. Так, в 438 г. был принят кодекс императора Феодосия, запретивший нищенство в Византии. Для христианского мира большое значение имел Сардукийский поместный собор 347 г. (на границе Западной и Восточной Римских империй), на котором было принято двадцать церковных правил об оказании помощи нищим, сиротам, вдовам и странникам. В то же время доминирующее место занимает открытая система призрения, находившая свое выражение в раздаче милостыни, кормлении неимущих и т.п.
С принятием христианства как государственной религии Руси в конце X в. отмечается переход от архаического периода помощи и взаимопомощи у восточных славян к периоду общественной (общинной и церковно-монастырской) благотворительности. В это же время (X-XIII вв.) в странах Западной Европы католическая церковь активно содействует образованию каноникатое (духовных учреждений) и социальной профессионализации деятельности монашеских орденов. Так, например, в центре деятельности ордена тринитариев оказывается помощь пленным и их освобождение, орден антонитов (или антонинов) устраивает особые госпитали для больных горячечной болезнью («огонь святого Антония»), монашеский орден селькульк-ринков заботится о незаконнорожденных и больных детях.
Монгольское нашествие не только более чем на два века задержало экономическое и культурное развитие русского государства, но и отразилось на уровне социального призрения. Так, если в странах Западной Европы в XIII-XV вв. активно шел процесс создания религиозных братств, оказывавших помощь больным и неимущим (в 1291 г. только в ведении монашеского ордена госпитальеров находилось около сотни больниц), то на Руси в этот период только-только отмечается появление первых закрытых благотворительных заведений (богаделен, приютов).
В XVI-XVII вв. на Западе оформляется государственная система социальной помощи, отмеченная возрастанием роли государства и одновременным снижением активности христианской церкви. Так, в 1529 г. в Германии принимается Гамбургский устав о помощи бедным, а в 1682 г.– Указ о мерах государственного призрения. В Англии в 1531 г. принимается закон о помощи бедным, в 1572 г. вводится общенациональный налог для оказания помощи неимущим, а в 1601 г. появляется Закон о благотворительности. Во Франции в 1642 г. организуется благотворительное бюро по призрению нищих, а с 1656 г. активно развивается сеть государственных Общих госпиталей. Особое развитие в странах Западной Европы получают работные исправительные дома для нищих и больных, ставящие своей целью всемерную изоляцию последних от общества.
Совсем иной пример являет собою в этот период времени Россия, Если в западноевропейских странах отмечается повсеместный переход к системе государственной благотворительности, то в России возникает особый церковно-государственный тип призрения, особенностью которого является паритетное, участие церкви и государства в делах благотворительности. В странах Западной Европы фактически ликвидируется открытая система призрения, в России же длительное время сосуществуют обе системы: закрытая и открытая (в частности, легализуется институт нищенства). В XVII в. получает развитие новое для общественного призрения явление–светская частная благотворительность (ярким примером служит подвижническая деятельность приближенного царя Алексея Михайловича Ф. М. Ртищева, по инициативе которого была организована помощь раненым и пленным).
В XVIII в. отмеченные несоответствия в развитии систем социального призрения на Западе и в России фактически исчезли, чему содействовали реформы императора Петра I. Последние дали толчок развитию государственной системы социального призрения в рамках единого общеевропейского пространства, зачастую принимая самые варварские формы из-за сохранения в России феодально-крепостнических порядков.
Существенные изменения в систему социальной помощи в конце XVIII в. внесла Великая Французская революция, впервые поставившая своей целью освобождение личности и признание ее «естественных», присущих от рождения прав. Постепенно уходит в прошлое система изоляции неимущих от общества, а каждое из европейских государств вносит свой вклад в дело защиты граждан. Так, в 1884 г. в Германии была введена система государственного социального страхования; во Франции в 1871 г. открываются особые благотворительные бюро, ставшие центрами общественной помощи; в Великобритании в 1878г. была основана Армия спасения; в 3877г.вСША создается Американское общество благотворительности. В России в 1864 г. организуется система земских учреждений, занимавшихся вопросами социального призрения. Одновременно в Х1Х-начале XX вв. активизируется, общественная и частная благотворительность; делами призрения продолжает также заниматься христианская церковь. Большую роль в социальной помощи начинает играть развернувшееся феминистское движение. Тогда же возникают и социальные учения (социализм, марксизм, анархизм), ставившие своей целью достижение общества всеобщего равенства и блага,
XX век внес значительные новшества в постановку дела социальной помощи. На Западе рубеж XIX/XX вв. являлся переходом к периоду социальной работы. Формируются две основные модели помощи: «американская» и «европейская», в основе ения которых лежит различное соотношение роли государства и общества в системе социального призрения. «Американская» модель характеризуется преобладающим влиянием государства, формирующим и осуществляющим программы социальной помощи и поддержки; «европейская» же модель акцентирует роль помощи в рамках коммуны, то есть городского или сельского самоуправления. В этот период начинается профессиональная подготовка кадров социальных работников; особое место в социальной работе занимают такие виды помощи, как социально-психологическая реабилитация и адаптация, социокультурная анимация.
Иной пример явил в XX в. Советский Союз (1917-1991). Новый период в истории отечественной социальной работы, получивший название периода социального планирования, охарактеризовался введением единой государственной системы социального обеспечения. Стране Советов удалось ликвидировать безработицу, создать систему пенсионного обеспечения, социального страхования, бесплатного медицинского обслуживания, льготного санаторно-курортного лечения. В то же время созданная система социального обеспечения базировалась во многом на мифологизированных представлениях о построении коммунистического общества, игнорировала роль общества в делах социальной помощи, опыт зарубежных стран. В основе социальной поддержки лежало представление о равном доступе к системе минимальных благ, предоставляемых государством – единственным субъектом помощи.
Новая страница в истории социальной работы была открыта после распада СССР в начале 1990-х гг., когда государство в силу экономических и политических трудностей было вынуждено изменить подход к делу социальной помощи населению и в условиях кризиса на первый план вышла необходимость подготовки кадров социальных работников.
Итак, в современной литературе выделяют пять периодов в истории социальной работы за рубежом:
I. Архаический период благотворительности (до образования в конце III тыс.-первой половине II тыс. до н. э. первых рабовладельческих государств).
П. Филантропический период (приблизительно до IV-V вв. н. э.).
III. Период общественной (общинной, церковной} благотворительности (до начала XVI в.).
IV. Период государственной благотворительности (до рубежа XIX-XX вв.).
V. Период социальной работы (продолжающийся по настоящее время).
В России периодизация истории социальной работы имеет свою специфику и выглядит следующим образом:
I. Архаический период благотворительности (до образования Киевского княжества и крещения Руси в IX-Х вв.).
II. Период общественной (общинной, церковной) благотворительности (Х-нач. XVI вв.),
III. Период церковно-государствгнной благотвори-телъности (XVI-XVII вв.).
IV. Период государственной благотворительности (XVIII-нач. XX вв.).
V. Период социального планирования (1917-1991).
VI. Период социальной работы (с 1990-х гг.).
Вопросы для самоконтроля:К какому времени относится начальные период социальной работы в России?
В какое время получает развитие филантропия?
Какие изменения происходят на Руси с принятием христианства?
Каким образом отразилось Монгольское нашествие на социальную политику государства?
Формирование государственной системы социальной помощи на Западе.
Периоды в истории социальной работы в России и за рубежом?
Список литературы:Кропоткин П. Анархия, ее философия, ее идеал: Сочинения М.: 1999 – 150с.
Швейцер А. Благоговение перед жизнью. М. 1992. – 508с.
Миронова Г.А. Принцип альтруизма в истории нравственности. Автореферат дис. к.ф.н. ,М., 1988, - 17с.
4. Кузьмин К.В., Сутырин Б.А. История социальной работы за рубежом и в России (сдревности до начала ХХ века) – М., 2002, - с. 15.
Лекция IY Предпосылки развития благотворительной деятельности.
План.
Развитие норм взаимной помощи
Культовые формы помощи.
Предпосылки благотворительной деятельности, вдохновляемой идеями милосердия, гуманности, человечности уходят в первобытнообщинный строй, в первобытный коллективизм. Уже в первобытном обществе стали складываться различные нормы взаимной помощи, которые оказали громадное влияние на последующее развитие человеческого общества. Отношения взаимопомощи, чувство сострадания к немощным были отмечены у неандертальцев.
При раскопках были обнаружены останки двух особей, которые смогли прожить более двух лет после тяжелого ранения, исключительно благодаря заботе других членов группы.Взаимопомощь, поддержка, проявление гуманности в отношениях к сородичам - все, что потом стало называться проявлением милосердия, было присуще людям, жившим и в родоплеменном обществе.Первые письменные известия он наших древних предках относятся к 6 веку, даже иностранцы говорят о доброте, силе и взаимопомощи древних славян. Самой первой формой общественной организации являлся род. Вот что рассказывает об организации первобытного общества историк Ю. В. Кнышенко: «Род был спаян взаимной обязанностью сородичей в материальной помощи, защите и отмщении обид. Право членов рода на материальную помощь со стороны сородичей, удивительное гостеприимство не порождало лодырей, все трудились в меру своих сил и способностей. Древние славяне жили родовыми общинами. Основными их занятиями являлись земледелие и скотоводство. Выполнение трудоемких работ было под силу только большомуколлективу. Поэтому в жизни славян большое значение приобрела община. Она являлась органом местного крестьянского самоуправления, в компетенцию которого входили земельные переделы, налогово-финансовые вопросы (связанные с обложением податями и их распределением), решение судебных споров, вопросы помощи нуждающимся. На смену родовой общине пришла территориальная, или соседская, объединявшая несколько семей. Каждая община владела определенной территорией. Общинные владения были общественными и личными. Единство соседской общины поддерживалось не правовыми, а хозяйственными связями. Родовые отношения являлись важнейшим охранным механизмом, фактором этнической идентификации и социализации индивида. Род сохранял верховную собственность на землю, выступал регулятором семейно-брачных отношений в виде обычно сохранявшейся экзогамии и реже эндогамии, выполнял функции взаимопомощи, взаимоответственности и защиты.
Общинные принципы жизнедеятельности восточных славян, практика осуществления защиты человека в системе рода и общины нашли отражение в конкретных формах помощи и взаимопомощи, среди которых основными были:
культовые с различными сакральными атрибутами;
общинно-родовые в рамках рода, семьи, поселения;
Культовые формы помощи и поддержки с различными сакральными атрибутами тесно связаны с мифологическим миром древних славян, с формами почитания богов. К более поздним формам почитания богов относятся — братчины, празднуемые сельскими общинами. Они посвящались святому-патрону, позднее это был традиционный корпоративный праздник. Он проводился либо всем селением, либо несколькими селениями вскладчину, где каждый субъектпредоставлял какую-либо долю продуктов на общественные нужды. Кроме того, праздники выполняли функцию “мирного перераспределения имущества” и натуральных продуктов, выступали механизмом экономического равновесия, совместного потребления в ситуациях социального и экономического неравенства. Вполне понятно, почему столь велико количество праздников в году у наших предков. Исследования праздников А. Ермоловым в XIX в. фиксируют, что, помимо 80 официально установленных, в отдельных местностях отмечали свои (общее число достигало 150) праздники. Если учесть, что многие праздники могли длиться от трех до восьми дней, то это становилось существенным подспорьем в распределении и перераспределении материальных благ.
Вопросы для самоконтроля.
Формы помощи и взаимопомощи. Их развитие.
Основной труд Древних славян
Список литературы:
Милосердие / ред. Мчледов Н.П., - М.: РНИС и НП, 1996.
Фирсов М.В. История социальной работы в России : Учеб.пособие для студентоввузов. - М. :Гуманит. Изд. центр ВЛАДОС, 1999.
Власов П.В. Благотворительность и милосердие в России. - М.: ЗАОИздательствовоЦентрполиграф, 2001.
Лекция Y Хозяйственные формы помощи и взаимопомощи.
План.
Специфической формы групповой поддержки. Помочи.
Разновидность архаической модели помощи
Таким образом, мы видим, что уже на стадии родовой общины зарождаются механизмы поддержки тех субъектов общности, которые в силу разных обстоятельств не могут быть равноправными участниками ее жизнедеятельности. Однако параллельно с практикой индивидуальной помощи, возникают формы взаимоподдержки. Они связаны не с индивидуальными формами защиты, а с коллективными, когда поддержка оказывается семье, соседской общине, целому роду. В основе хозяйственных форм помощи и взаимопомощи лежит “всякая взаимовыручка, в более узком, экономическом смысле — форма обмена, зародившаяся в первобытной общине с появлением в ней распределения по труду и личной собственности”. Ранние формы помощи и взаимопомощи первоначально носили ритуальный характер и до XIX столетия сохранялись в виде народных праздников. Исследователи, анализируя древнейшие земледельческие славянские праздники, связывают их с четырьмя временами года, каждому из которых соответствовали свои “братчины, ссыпчины, холки, посиделки, беседы, Никольщины” (как правило, эти праздники связывали с ритуальным персонажем Ярилой, который олицетворял плодородие, прибыток, урожай).
Помочь (толока, талака) — обычай взаимопомощи односельчан-общинников, заключавшийся в приглашении соседей на спешную работу, причем работающих обильно угощали по окончании работ. Помочь обычно устраивалась для сельскохозяйственных работ
(уборка хлеба, молотьба, покос и пр.), а также для строительства жилища и т. и. Если проанализировать различные формы крестьянских “помочей”, то при всем их многообразии просматривается определенный сценарий, в котором сохранены остатки магических аграрных культов. Он состоит из следующих элементов: ритуальный договор (его обязательным элементом является “хлеб — соль и магарыч”), совместная трудовая деятельность в договоренные сроки и по завершению работ совместные трапеза, игры, танцы, катания. В народе “помочи” рассматривались как трудовой праздник, в котором принимало участие все сельское население независимо от социальной принадлежности селянина. Помочь носила праздничный характер:
«помочане» приходили в нарядной одежде; угощение, которое часто устраивалось на месте работы, сопровождалось пением, иногда плясками. Объектами помощи в таком случае становились вдовы, а также те, кого постигло несчастье или кто занемог в страдный период. Помочь считалась неписаным законом и долгом общины. Среди различных видов “помочей” как специфической формы групповой поддержки выделяются обязательные внесезонные и сезонные. К первым относятся такие виды поддержки, которые обусловлены экстремальными ситуациями, например пожарами, наводнениями или массовым падежом скота (в последнем случае часть приплода отдавали пострадавшим безвозмездно). Особой формой поддержки считались “наряды миром”, когда в семье “работные люди больны” и необходима помощь в деле управления хозяйством (растапливание печи, кормление домашнего скота, уход за детьми). К этой группе поддержки можно отнести и обязательные “помочи” при постройке дома, мельницы (когда, как правило, за угощение осуществляли весь необходимый комплекс работ). К этим же видам “помочей” можно отнестисиротские и вдовьи “помочи” (когда данная группа снабжалась за счет общества хлебом, дровами, лучинами).
Разновидностью архаической модели помощи являются толоки. В разных местностях они имели различную направленность. С одной стороны, они представляли форму совместной деятельности, с другой — форму помощи бедным крестьянам. Толоки включали в себя не только совместную обработку земли, но и различные виды перевозок сена, хлеба, навоза. Довольно своеобразна и форма складчины. Под этим явлением понимается не только совместное кормление, но и совместная заготовка корма для скота. Особым видом толок были женские толоки для “мятья льна”. Такая форма взаимовыручки носила чисто экономический характер, поскольку давала
возможность не топить овин несколько раз в одном доме. Еще один вид хозяйственной помощи — совместное использование рабочего скота. На юге России он назывался “супряга”, когда обработка земли осуществлялась “наемными волами”. Этот вид помощи предусматривал взаимообмен услугами, при котором предоставляющий помощь в конечном итоге сам выступал в качестве “нанимателя на работу”.
Общинные институты социальной защиты членов общины иногда принимали очень интересную сторону. В последующем эти формы поведения перестали считаться благотворительностью для многих они стали нормой. Например: дети должны были уважать и обеспечивать старость своих родителей, родители обязаны выдать замуж дочерей, чтобы они не остались старыми девами, иначе забота о них в старосте ложилась на общину. Члены общины могли получить от нее материальную помощь в случае стихийного бедствия или несчастного случая. Однако вряд ли нужно расценивать это как благотворительность - такая помощь была скорее не благотворительной, односторонней и экстраординарной, а нормальной, отвечающей самим основам этого общества.
Модели взаимопомощи носили внутриродовой характер, происходило расширение помогающего пространства, где вырабатывались принципы «соседской» взаимовыручки, архаические праформы дошли до XIX века в виде совместных празднований, уборки урожая и т.п..
Вопросы для самоконтроля:
Какие существовали хозяйственные формы помощи?
В чем заключалась специфика форм хозяйственной помощи?
В чем особенность архаической модели поддержки?
Список литературы:
Благотворительность в России: Социальные и исторические исследования / ред. ЛейкиндО. СПб.: Лики России, 2001.
Будовниц И.У. Общественно-политическая мысль Древней Руси. (XI – XIV вв.) М.: Издательство Академии наук СССР. 1960
Златоструй. Древняя Русь X –XIII веков / сост. А.Г. Кузьмин, М.: Молодая гвардия, 1990.
История социальной работы. Благовещенск, 2001.
Лекция YI.Зарождение теории и практики общественной помощи в истории России
План
1. Влияние крещения Руси на милосердную практику.
2. Мыслители о благотворительности того времени
Влияние крещения Руси на милосердную практику.
С распадением родовых связей родичи перестали чувствовать свое родство и в случаенужды соединялись для общих дел уже не по родству, а по соседству (вече). В это время возрослозначение феодального двора (княжеский двор на Руси), где в случае неурожая или голода можнобыло найти защиту и помощь. Простейшие виды благотворительности, заключались почти исключительно в кормлении нищих, применялись с самой глубокой древности. Применялись ониотдельными «нищелюбцами», из среды которых особенно выделялись князья и духовенство. В Х-ХIII вв. происходит изменение парадигмы помощи и поддержки нуждающихся. Это связано с изменением социально-экономической и социокультурной ситуаций.
К началу IX в. У восточных славян завершилось разложение первобытнообщинного строя, разрушились родоплеменные связи. На смену родоплеменным отношениям пришли территориальные, политические и военные, возникли племенные союзы. Создаются условия для появления государства, объединяющего все племена и союзы племен. В качестве правящей социальной группы, «органов власти» во главе союзов ставились князь и княжая дружина. Киевская Русь— раннефеодальное государство, имевшее целый ряд черт, роднивших его с государствами Западной Европы.
Данный период характеризуется возвышением княжеской власти, влияниям его дружинына общественную жизнь. К этому периоду относятся и первые дошедшие до нас социальные договора о выкупе пленных, продиктованные состраданием и заботой о судьбе соотечественников.
Так в 911 году князь Олег заключил договор с греками, в нем обе стороны брали ни себяследующие обязательства: «Буде случиться россиянину видеть в чужой земле полоненного грека,или греку россиянина, выкупить оного и отсылать в свою землю, получив данную за него цену …
Подобным образом выкупать и военнопленных и возвращать из в свою землю…». Этот договор был подтвержден договором 954 года, заключенном князем Игорем, где говорилось о том, что молодых мужчин и женщин следует выкупать по десять золотых, людей среднего возраста повосемь, старых и малолетних за пять.
Любовь и деятельность — неразрывное единство — понимаются не в своей самодостаточности, а только во взаимной связи. В этом смысловом единстве понимается и сущность таких понятий, как«призрение», «милование». С крещением Руси благотворительность стала определяться религиозными заповедями: «…просящему у тебя дай и от хотящего занять у тебя не отвращайся», «…благотворящий бедному дает взаймы Господу, и Он воздает ему за благодеяниеего», «…оказывайте милость и сострадание каждому брату своему; Вдовы и сироты, пришельцаи бедного не притесняйте и зла друг против друга не мыслите в сердце вашем». Это привело к тому, что благотворительность полностью свелась к подаче милостыни.
Есть известия, что великая княгиня Ольга, уже подавала бедным милостыню. Любить ближнего значило накормить голодного, напоить жаждущего, посетить заключенного в темнице. Человеколюбие на практике значило нищелюбие. Причем это нищелюбие было более важным длясамогоподающего, это их своеобразный пропуск в рай. «В рай входят святой милостыней, нищийбогатым питается, а богатый нищего молитвой спасается». Подаяние считалось показателем нравственности человека. Соответственно, нищие не воспринимались славянами как экономическая и социальная угроза обществу, они выполняли роль своеобразного религиозного орудия, способа нравственного воспитания. В.В.Розанов в своей книге писал: "Если бы чудодейственным актом законодательства или экономического прогресса и медицинского знаниявдруг исчезли бы в Древней Руси все нищие и убогие, кто знает - может быть древнерусский милостивец почувствовал бы некоторую нравственную неловкость...".
Основными объектами помощи становятся больные, нищие, вдовы, сироты. Появляются документы, регулирующие отношения в области поддержки и помощи различных категорий населения России. К числу древнейших источников права относятся церковные уставы князей Владимира и Ярослава, содержащие нормы брачно-семейных отношений. Возникают и новые субъекты помощи: князь, церковь, приходы, монастыри. Обозначились основные направления помощи и поддержки: княжеская, церковно-монастырская, приходская благотворительность, милостыня.
Так князь Владимир издает Устав (или Закон), которым общественное призрение поручалось надзору духовенства. Не забыты оказались при этом и источники финансирования самих церквей. Основным из них была «десятина», которая составляла десятую часть от всякого суда, от всякого скота и хлеба. Кроме того Владимир учреждает училища для обучения детей знатных, среднего состояния и убогих, видя в этом одно из коренных условий дальнейшего экономического и духовного развития общества. Как рассказывает русская летопись сам князь Владимир проникшись духом христианства велел «всякому нищему и убогому приходить на княжеский двор, брать кушанье, и питье, и деньги из казны». Но этого Владимиру показалось мало, и тогда он повелел сделать телеги, куда клали хлеб, мясо, рыбу, овощи, мед в бочках, квас ивозили по городу, спрашивая: «Где больные и нищие, которые ходить не могут?» им и раздаваласьеда. Практическая благотворительная деятельность по христиански берет свое начало в деятельности Святого Владимира Крестителя – первого христианского князя, чья забота о бедныхи мягкость, по словам летописца Нестора: «выходила даже из пределов государственной пользы». В своем милосердии, вытекавшем из христианских учений, Владимир дошел до того,что отменил смертную казнь, существовавшую ранее. И только под давлением своего окружения,обеспокоенного ростом преступности, он вновь стал казнить убийц, а не взимать с них денежныйштраф.
Мыслители о благотворительности того времени.
Зарождение идей помощи и защиты в древнейший период в России связано с развитием письменности и проникновением через христианскую литературу представлений о призрении имилосердии к ближнему. «Ветхий завет являл для Древней Руси, как и для всякого формирующегося раннефеодального государства, те исторические образцы, на которые ориентировались создающие государственную идеологическую традицию книжники».
В христианстве, как и у Платона, высшей становится идея добра. «Добром считается все, что соответствует требованиям и предписаниям идеологии и ее создателю – Богу». С развитием благотворительной деятельности на Руси стало развиваться и философско-религиозное трактование этого явления. И первая проблема, которую пытались разрешить русские мыслители, – была проблема соотношения духовной и телесной благотворительности. Григорий Богослов рассматривает два вида милосердия: «высшее благодеяние» «меньшее благодеяние». К высшим
благодеяниям относятся вещи приносящие пользу душе, это законы Пророков, Учителей, а кменьшим – помощь едой, одеждой, лекарствами, то есть помощь телу. Эта идея о разделениюуровней благотворительности крепко закрепилась в сознании русских, существовали особыесвятые олицетворяющие благотворительную деятельность. Эта сестры Лазаря – Марфа и Мария,воплощающие две стороны благотворительности: реальную помощь обездоленным и духовноемилосердие.
Духовные милостыни – это словом научить истине и добру, избавить от заблуждений, подать ближнему совет, молиться за ближнего Богу, не возвращать зло, прощать обиды. Более важной мыслителями признается духовная милостыня, которая позволяла по их мнению вылечить душу и открыть ее для Бога. Но они понимали, что с голодным и нагим человеком очень сложно говорить о возвышенном. Поэтому телесная благотворительность должна претворять духовное спасение.
Соответственно духовная благотворительность более значима и для оказывающего ее, это приводит нас к еще одной проблеме занимавшей умы древнерусских мыслителей – проблеме спасения души через милосердные поступки. Русское православие – это, прежде всего добролюбие, любить добро – это главное для истинного православного. По мнению Платонова
О.А.: «Такое отношение к вере идет из глубины русского национального сознания, согласнокоторому человек по природе добр, а зло в мире – отклонение от нормы». Сам Иоанн Златоустрассматривает милостыню как символ принадлежности к определенной общности – «учеников Христовых», тем самым милостыня становится как бы новой формой единения. Только через обучение милосердию возможно восхождение человека к своей сущности и уже через нее далее к«признаку Божества».
Милосердие как источник спасения рассмотрено Максимом Греком оно возможно и припомощи слова. В этом смысле Максимом Греком понимается более широко сущность духовных дел милосердия. Примечательно и то, что слово как спасение, милосердие выступает в качестве акта обыденной литургии жизни отдельного человека, утешительного канона «на любой час по желанию». Ермолай-Еразм критикуя богатых, социальное неравенство обращается к достаточно распространенной идее возмездия или «праведного суда», в результате которого Бог «отыимет власть его».
Но самая важная проблема, которую пытались разрешить наши предки – это объяснение несправедливого социального устройства общества. Они пытались доказать, что через милосердную практику можно прийти к социальной справедливости. Что благотворительность призвана сглаживать и решать социальные проблемы, которые возникают в обществе. Так Василий Великий говорит о необходимости помощи, так как этот мир изменчив и не зависит от самого человека. Он писал: «Милосердуем о том, кто из великого богатства впал в крайнюю нищету, кто из крепкого телесного здоровья перешел в крайнее изнеможение, кто прежде восхищался красотой и свежестью своего тела, и потом поврежден обезображивающими болезнями».
С самых древних летописей до нас доходят призывы к милосердию. В поучение Владимира Мономаха своим потомкам сказано: «Куда пойдете и где остановитесь, напоите и накормите нищего и странника. И более всего чтите гостя, откуда бы он к вам ни пришел, простолюдин ли, или знатный, или посол; если е можете почтить его дарами – то пищей и питьем: ибо они по пути, прославят человека по всем землям, или добром, или злом. Больного проведайте, покойника проводите, ибо все мы смертны», «всего же более убогих не забывайте, но, насколько можете, по силам кормите и подавайте сироте, и вдовицу оправдайте сами, а не давайте сильному губить человека».
Кроме того, помощь стали объединять с трудом, развивается идея общественных работ. «Мысль связать милосердие с требованием труда, проявить благотворительность в деле трудовой помощи – великая культурная мысль» - так считали современники этой идея. Примечателен в этом плане опыт Дж. Форда, который считал, что людям необходимо предоставить возможность зарабатывать себе на жизнь самостоятельно, а не выплачивать пособия. «В хорошо организованной промышленности всегда найдутся места для калек, хромых и слепых… В дифференцированном производстве больше должностей, могущих исполняться слепыми, чем существует слепых. Точно также имеется больше мест для калек, чем существует калек на свете». Идея связывать оказание помощи с предоставлением возможности самостоятельного заработка, а не с подачей милостыни, вытекает из возникшей на Руси проблемы профессионального нищенства. Чем больше раздавалось благотворительной помощи, тем большена улицах городов появлялось нищих.
Дело в том, что следуя учению Иоанна Златоуста, благотворители на Руси не считали нужным выяснять причины нищенства – неизлечимые это болезни или социальные бедствия, но оказывали помощь без разбора. Он развивал идеи, высказанные Иисусом в Нагорной проповеди, где он предупреждал о том, что не надо совершатьмилостыню перед людьми, ибо тогда наградой станет только одобрение окружающих. «У тебя же,когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, чтобы милостынятвоя была втайне; Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно».
Вопросы для самоконтроля
Применение простейших видов благотворительности
Влияние крещения Руси на милосердную практику
Основные объекты помощи
Понятие духовной милостыни
Cписок литературы:
Стог А. Об общественном призрении.//антология социальной работы . В 5т., т.3. м., 1995, - 16с.
Щапов Я.Н. Благотворительность в дореволюционной России: национальный опыт ивклад в цивилизацию.//Россия в ХХ веке: Историки мира спорят. М., 1994, - 85с.
Российское законодательство Х – ХХ вв. М.. 1985. Т.2. 351с.
В. В. Виноградов ;Федер. служба исполнения наказаний ; Владим. юрид. ин-т Федер. службы исполнения наказаний. – Владимир : ВЮИ ФСИН России, 2010. – 172 с. ISBN 978-5-93035-299-3
Лекция VII Нищелюбие русских князей
План:
Нищелюбие Владимира Святого
Нищелюбие Ярослава Мудрого
Нищелюбие Владимира Мономаха
Нищелюбие Андрея Боголюбского
Нищелюбие Александра Невского
Любовь и деятельность неразрывное единство понимаются не в своей самодостаточности, а только во взаимной связи. В этом смысловом единстве понимается и сущность таких понятий, как призрение, милование. Основными объектами помощи становятся больные, нищие, вдовы, сироты. Появляются документы, регулирующие отношения в области поддержки и помощи различных категорий населения России.
В Х-XIII вв. происходит изменение парадигмы помощи и поддержки нуждающимся. Это связано с изменением социально-экономической и социокультурной ситуации. К началу IХ века у восточных славян завершилось разложение первобытнообщинного строя, разрушились родоплеменные связи. На смену родоплеменных отношениям пришли территориальные, политические и военные, возникли племенные союзы. Создаются условия для появления государства, объединяющего все племена и союзы племен.
В качестве правящей социальной группы, органов власти во главе союзов становился князь и княжеская дружина. Данный период характеризуется возвышение княжеской власти, влиянием его дружины на общественную жизнь. Подлинным толчком для развития благотворительности в России стало принятие христианства.
С принятием в 988 году христианства в России стала активнее развиваться традиция личной благотворительности русских князей, которая носилауже религиозный характер. Христианизация славянского мира оказала решающее влияние на всю жизнь общества, на трансформацию общественных отношений, что не могло не отразиться на характере, формах помощи поддержки человека. Создавшиеся культурно-историческая ситуация потребовала других принципов интеграции и иных форм поддержки и защиты. Именно с этого времени начинается формироваться христианская концепция помощи, в основе которой лежит философия любви к ближнему: Возлюби ближнего своего, как самого себя.
Основными объектами помощи становятся больные, нищие, вдовы, сироты. Появляются документы, регулирующие отношения в области поддержки помощи различных категории населения в России. К числу древнейших источников права относятся церковные уставы князя Владимира Святого. Обозначились основные направления помощи и поддержки Княжеская Церковно-монастырская Приходская благотворительность и Милостыня.
Княжеское попечительство проходит как бы два этапа Распространение христианства до 2-ой половины ХII века образование удельных княжеств 2-ая половина XII века по XIII век. Период, когда функции князя сливаются с монастырско-церковной помощью.
Таким образом, складывающаяся система помощи и поддержки в этот период испытывает на себе влияние таких факторов, как принятие христианства, изменение геополитического пространства славянских племен, разрушение родового общества, изменение положений в княжьем праве, оформление новой общественной стратификации, создание и укрепление таких институтов, как церковь, монастырь, приход и др. Первый этап помощи русских князей.
Нищелюбие Владимира Святого.
Первый этап социальной помощи незащищенных слов населения несет в себе языческие и христианские тенденции. Формируется княжье право в отношении защиты людей, не связанных с семейнородовымиотношениямивдов, сирот, прошеников и прочих людей церкви.
Великий князь Киевский Владимир Красное Солнышко уставом 966 года официально вменил в обязанность духовенству заниматься общественным призрением, определив десятину на содержание монастырей, церквей, богаделен и больниц. Владимир также строил церкви, которые стали не только фундаментом веры, но и основой научного знания, книжного дела. Основывал школы и училища, ставшие первой ступенью народного просвещения России. Поначалу это благое дело не встретило поддержки у населения, особенно у знати. По словам одного литописца, жены из богатых семейств, у которых забирали детей на ученье, оплакивали их, как мертвых, считая письменность чародейством. Владимир устраивал пиршества на княжеском дворе не только для бояр и знати, но и для людей бедных, всячески стараясь удовлетворять их нужды, он хотел делиться своими утехами со всем народом и с старым и малым он отправлял пиршества преимущественно в большие церковные праздники или по случаю освящения церквей Он созывал народ отовсюду, кормил, поил всех пришедших, раздавал неимущим потребное и, даже, заботясь о тех, которые почему-нибудь сами не в состоянии были явиться на княжий двор, приказывал развозить по городу пищу и пить.
Итак, Владимир, первый русский князь-христианин, начавший с убийства своего брата Ярополка, приняв христианство, стал ярким примером высочайшего покровительства над бедными, нищими и убогими. В его лице объединилась личная и государственная благотворительность. Жертвуя на богоугодные дела как частное лицо, он был тем не менее первым человеком в государстве, да и тратил деньги, поступающие в казну из налогов.
Нищелюбие Ярослава Мудрого.
Начинания Владимира продолжил его сын Ярослав. Он основал училище на 300 человек. Это училище было первым настоящим учебным заведением в России. При Ярославе переписывались многие книги, многое переводилось с греческого языка на русский. Производилось обучение и более серьзное, рассчитанное на взрослых людей, готовящихся в священники. Обилие книжных людей позволило Ярославу создать при дворе своеобразную средневековую академию. Ярослав составил целую библиотеку переводных славянских церковно-учительских и богослужебных книг, которая была размещена в построенной им церкви святой Софии. Но более всего он прославился составлением первого письменного русского свода законов Русской Правды. Русская Правда состоит из 37 глав и, кроме статей уголовного характера. Имеет статьи социальной направленности, что было нехарактерно для молодых государств Европы.
Нищелюбие Владимира Мономаха.
Существуют две точки зрения, почему князья занимались благотворительностью. Одна из них заключается в том, что князья делали это по собственному желанию из-за своего характера. Сущность же другой в том, что вся помощь нуждающимся делалась для поддержки личного авторитета власти князя и для ослабления социальной напряженности. Так, о жизни князя Владимира Мономаха сложилось понятии как об образцовом князе.
Для многих людей Владимир был образцом благочестия, он свято исполнял обязанности, требуемые церковью. Мономах всячески заботился о бедных. Закон Мономаха дозволял закупу жаловаться на хозяина князю или судьям. Женино имение оставалось неприкосновенным для мужа. Если вдова не выходила замуж, то оставалась полной хозяйкой в доме покойного мужа и дети не могли удалить её. Замужняя женщина пользовалась одинаковыми юридическими правами с мужчиной.В Поучении Владимир завещает детям посещать больных, отдавать последний долг мертвым, любить своих жен, почитать старших как своих отцов и не гордиться своим званием.
Второй этап помощи русских князей. Второй период характеризуется тем, что княжеская помощь и защита нуждающимся претерпевает существенные изменения в функциях, мерах их осуществления. Это связано с тем, что: 1Наметилась тенденция роста монастырского церковного призрения
2 Князь становится хозяином- вотчинником своего удела
3 Административное правление князя осложняют татаро-монгольские набеги и данничество.
Общая же тенденция помощи заключалась в дальнейшем проникновении христианства, строительстве городов, защите мигрантов, а также в такой внешней функции как охрана земель от набегов соседей. Как считают историки, князь олицетворял народную власть и не был лишь случайным ее придатком.Он необходимый орган древней государственности для удовлетворения насущных общественных потребностей населения внешней защиты и внутреннего наряда. Таковы требования к нему населения земли вотчины. Однако, когда русские княжества находились под властью Золотой Орды, выполнение этих требований практически было невозможно. Поэтому весь период характеризуется спадом княжеской охранной деятельности, и лишь отдельные князья находили новую парадигму действий по защите и поддержке земель вотчин, а значит, и населения к ним относятся князья Александр Ярославич, позднее Иван Калита.
Нищелюбие Андрея Боголюбского.
Еще одним известным великим князем нищелюбия был Андрей Боголюбский 1157-1174. Прозвище, которого говорит само за себя. Автор одной летописи называет князя святым, мучеником, страстотерпцем, сравнивает его со святыми Борисом и Глебом, из жития которых делает заимствования. Он прославляет благочестие князя, его усердие к церкви, построение храмов. Особо отмечается его милостыня - чертами, напоминающими князя Владимира веляшетповся дни возити по городу брашно и питие разноличное больным и нищим на потребу. Одна из летописей говорит о нем следующее: «Но, кроме того, и другие он многие церкви поставил различныев камне, и монастыри он создал, почему на весь церковный чин и на церковников всех и обратил бог свой взор и не отягчил своей памяти пьянством, и кормильцем был для монахов и монахинь, и нищих, и всякого звания людям он был как любимый отец но больше всего он милостив был подаянием».
Сам же Андрей был милостив и добр велел каждый день возить питье и пищу больным и нищим, подавал импо их прошению. Особо отмечается его милостыня - чертами, напоминающими князя Владимира веляшетповся дни возити по городу брашно и питие разноличное больным и нищим на потребу.
Нищелюбие Александра Невского.
В древности св. Александр разделял свою славу и почитание с целым сонмом политических заступников русской земли. После того как Александр занял престол в Новгороде, он делал все, чтобы устоять и не дать полностью разорить свою землю монголо-татарам. Александр считал необходимым собрать войско, подготовить его и лишь потом думать об очищении Русской земли от монголов-татар, которые жестоко издевались над народом, не щадя ни детей, ни женщин, ни стариков. Александр видел мучения и страдания своего народа и отдавал немало золота и серебра в Орду, чтобы выкупить пленных.За время княжения Александра Северно-Восточная Русь сумела залечить свои раны, остроила города. В 1252 г восстанавливает г. Владимир, строит церкви и собирает разбежавшихся жителей.
Таким образом, нищелюбие русских князей имело разностороннюю поддержку всем слоям населения. Мы видим государственную и частную благотворительность тесно сплетенной, вернее сказать ещё не разделенной. Эта традиция долго продолжалась в России, руководствуясь христианскими заповедями, князья и цари оказывали благотворительную помощь вроде и личную, но на деньги из казны, которые они считали своими. Даже такая благотворительность характеризует их с положительной стороны, ведь они могли потратить эти деньги и на свои личные нужды.
Мы видим, что первые века христианства были отмечены душевной простотой его ревнителей, которые свято верили и точно соблюдали евангельские заповеди. Для них христианская гуманность, вера в силу добра, убежденность в важности человеколюбия не были отвлеченными нормами, а, наоборот, являлись непреложными истинами, не выполнять и не следовать которым они считали для себя невозможными. В этот период, как можно видеть, помощь князей не преследовала целей изменения устройства общества, она имела огромное воспитательное значение для формирования нравственного потенциала, который сохранялся многие годы в России.
Вопросы для самоконтроля
Нищелюбие Владимира Святого
Нищелюбие Ярослава Мудрого
Нищелюбие Владимира Мономаха
Нищелюбие Андрея Боголюбского
Нищелюбие Александра Невского
Характеристика нищелюбия русских князей
Список литературы:
Стог А. Об общественном призрении.//антология социальной работы . В 5т., т.3. м., 1995, - 16с.
2.Щапов Я.Н. Благотворительность в дореволюционной России: национальный опыт ивклад в цивилизацию.//Россия в ХХ веке: Историки мира спорят. М., 1994, - 85с.
3.Российское законодательство Х – ХХ вв. М.. 1985. Т.2. 351с.
4.В. В. Виноградов ;Федер. служба исполнения наказаний ; Владим. юрид. ин-т Федер. службы исполнения наказаний. – Владимир : ВЮИ ФСИН России, 2010. – 172 с. ISBN 978-5-93035-299-3
Златоструй. Древняя Русь. Х-ХIII в. М 1990
Изборник 1076 г М 1965.
Лекция VIII Церковная благотворительность.
План
1.Христианство и его роль в развитии благотворительной деятельности
2. Церковная благотворительность и основные тенденции ееразвития
3. Монастырско-церковные формы призрения
4. Развитие церковной и государственной социальной помощи в России в XVI–XVII вв.
Христианство и его роль в развитии благотворительной деятельности
Период общественного (общинного, или мирского и церковного) призрения тесно связан с процессом становления древнерусской государственности и с проникновением на Русь христианства.
Киевская Русь в IX-XIII вв. развивалась в общем с западноевропейскими странами русле эволюции феодальных отношений, вступив в середине XII в. в этап феодальной раздробленности. Важным фактом, свидетельствовавшим о стремлении Руси оказаться в ряду цивилизованных государств Европы и отгородиться от варварского Востока, следует признать принятие христианства.
Проведение религиозных реформ традиционно связывается с именем князя Владимира I Святого. В 988 или 989 году князь Владимир принял христианство из Византии (православный вариант).
Князь Владимир I в своем церковном уставе 996 г. определил четыре основные категории призреваемых: вдовы, убогие («задушниечеловецы»), странники (в том числе и странствующие монахи – «кто святая одеяния иноческая свержет») и нищие.
Тем же Уставом определялась десятина на содержание монастырей и церквей, а также богаделен, больниц и неимущих. Десятина представляет собой особый церковный налог, составлявший десятую часть доходов от хозяйственной деятельности. Устав Владимира I предписывал содержать неимущих, убогих и нищих при церквах.
Княжеская благотворительность.
Князю Владимиру I (980-1015) приписывается учреждение пер-вых училищ для обучения детей знатных, среднего состояния и убо-гих людей; богаделен, странноприимных домов, а также, возможно, и первых больниц. Однако основное место в благотворительности князя занимало «нищелюбие». На практике это означало: накормить голодного, напоить жаждущего, посетить заключенного в темнице, призреть «хоть единого из малых сил» и вообще так или иначе про-явить милосердие. «Всякому нищему и убогому» было разрешено приходить на княжеский двор, чтобы кормиться, а для больных, которые сами не могли приходить, отправлялись повозки, груженные хлебом» мясом, рыбой, овощами, медом и квасом.
Таким образом, можно выделить три основные формы княже-ской благотворительности: 1) раздача милостыни; 2) кормление на княжеском дворе; 3) развоз продовольствия по городу для убогих.
И все же княжеская благотворительность в Древней Руси не пе-реступила рамок частного призрения. Отсюда и ее важнейшие черты:
1. Княжеская благотворительность основывается на личном уча-стии и желании нищелюбца, а государственной системы благотвори-тельности не существует.
2. Участие в призрении оказывается не обязанностью, а правом князя. Нищелюбие, тем самым, есть черта, достойная подражания, но не обязательная для исполнения, хотя князь Владимир Мономах и попытался в своей «Духовной к детям» обязать своих потомков следовать христианским нормам поведения («покаяние, слезы [то есть со-страдание], милостыня»).
Итак, важнейшей особенностью благотворительности в Древней Руси являлось отсутствие системы государственной социальной помощи. Призрение неимущих развивается в форме личностного «нищелюбия».
В Древней Руси ценилась в основном только личная, непосредственная благотворительность, передаваемая из рук в руки, предпочтительно «тайком» от постороннего глаза. Нищий для нищелюбца был лучшим богомольцем, душевным благодетелем. Не случайно именно тогда и зародилась поговорка: «В рай входят святой милостыней: нищий богатым питается, а богатый нищего молитвой спасается».
Отсюда, важнейшим и лучшим условием тогдашней благотворительности становилось то, что нищелюбцу требовалось воочию ви-деть людскую нужду, которую он облегчал, чтобы получить душев-ную пользу. Нуждающийся же должен был видеть своего милостивца, чтобы знать, за кого ему молиться. Князья накануне больших празд-ников ходили по тюрьмам и богадельням, где из собственных рук раздавали милостыню арестантам, больным и убогим.
Заочная милостыня, то есть через организацию особой системы государственной социальной помощи, при¬знавалась недейственной. Таким образом, нищенство на Руси оказывалось не экономическим бременем для наро¬да, не язвой нравственного воспитания народа, а одним из главных средств воспитания. Иными словами, в древнерус-ском обществе позарез был нужен нищий и убогий, чтобы воспитать уменье и навык любить ближнего.
Профессиональные нищие и юродивые
На Руси возникает особая категория людей – профессиональные нищие, «калики перехожие». Из старинной песни о сорока каликах, записанной Киршей Даниловым, известно, что нищие жили преиму-щественно около монастырей, входы в которые и были основными местами их деятельности. Ходили они артелями (ватагами), во главе которых стояли атаманы. На каликах надеты были сумки и подсумки, в руках у них были клюки. Приходя на место, нищие становились по-лукругом у ворот монастыря, клюки втыкали в землю, на них вешали сумочки, поджидая выходящих со службы богомольцев. Не следует думать, что «калики» оказывались людьми покалеченными и убоги-ми. В той же песне отмечается, что, напротив, были они удалыми и дородными молодцами, и водились за ними грехи.
Еще одно интереснейшее явление древнерусской жизни – фено-мен юродства, юродивых. С особой нежностью и народ, и русская церковь покровительствуют именно им. Более того, явление «юрод-ства» оказывается особым социально-духовным феноменом. Юрод-ство тоскует о правде и любви, и потому неизбежно переходит на об-личение всяческой неправды у людей. Надо заметить, что если в За-падной Европе в период раннего и классического средневековья осо-бое место занимали святые отшельники как богоизбранные люди, то на Руси их место заняли юродивые – безумцы.
Культ «блаженных и юродивых» – неотъемлемая принадлеж-ность и черта православия. Эта идея созвучна зна¬менитомуизрече-нию Иисуса Христа из Нагорной проповеди (Евангелие от Матвея): «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царствие Небесное».
Церковная благотворительность и основные тенденции ее развития
Помимо личной милостыни, со всеми ее достоинствами и недостатками, и при отсутствии государственной службы социальной помощи, со времен Владимира I берет свое начало церковно-монастырская благотворительность. Более того, в период феодальной раздробленности именно церковь оказывается во главе помощи нищим и убогим.
В XI в. Устав монастырей определил обитель как форму социальной организации людей. Монастыри решали различные задачи, в том числе и такие, как призрение нетрудоспособных, организация больниц и домов инвалидов. Первая на Руси больница, в которой бедные получали пропитание и пользовались бесплатным лечением, по всей видимости, была устроена Феодосием Печерским в середине 1070-х гг. при Киево-Печерской лавре. До монгольского нашествия в летописях упоминаются больницы в Смоленске, Вышгороде, Чернигове, Новгороде, Пскове, на Волыни, в Галицкой Руси.
В XIII в. в «Правилах о церковных людях» были более четко обозначены формы социальной помощи церкви: пособия вдовам, приданое девицам, выкуп пленных и др.
Растущей церковно-монастырской благотворительности способствовали по меньшей мере три важнейших фактора. Во-первых, обязанность священников (по Уставу 996 г.) обеспечивать надзор и призревать бедных, на что должна была идти часть десятины. Так, еще князь Владимир I после крещения поставил в Киеве церковь Богородицы, на содержание которой отдал десятую часть своих доходов от имений и городов, и обязал своих преемников под угрозой проклятия соблюдать это обязательство, за что и церковь была прозвана Десятинной.
Во-вторых, сами русские князья покровительствовали церкви, записывая на монастыри богатые вклады «на помин души» (для спасения души, по счастливом окончании похода или какого-либо предприятия, по выздоровлении от тяжкой болезни и т. п.). Об их размерах говорят летописные данные о вкладах в Киево-Печерский монастырь в XI-XII вв. Так, князь Ярополк Изяславич (вторая половина XI в.) «вдал» монастырю «всю жизнь свою», то есть все (или, по крайней мере, все лучшие) свои имения, а, кроме того, четыре волости, из них одну около Киева, со всеми сидевшими там крестьянами. Князь Глеб Всеславич дал при жизни и завещал монастырю 700 гривен серебра и 100 гривен золота (1 гривна – примерно 200 грамм).
В-третьих, само духовенство было свободно от различных платежей и податей. Более того, в период монголо-татарского владычества российским митрополитам были даны специальные ханские грамоты («ерлыки»), которые освобождали церкви и монастыри от всех даней и поборов. Тем самым духовенство пользовалось относительным достатком и богатством, что давало возможность расходовать часть средств на нужды неимущих.
За помощь ближнему и благотворительность был причислен к лику святых подвижник Сергий Радонежский, один из наиболее почитаемых русских святых, основатель и игумен Троице-Сергиева монастыря (ок. 1321-1391), который «учил не столько словом, сколько делом, практически показывая, как надо поступать в сложных ситуациях».
Церковь в Древней Руси играет выдающуюся роль в области благотворительности, пытаясь внести в это дело и некоторые организационные начала (строительство специальных приютов, богаделен, больниц).
Таким образом, в начальный период русской истории инициатива в защите интересов неимущих и обездоленных принадлежала: 1) княжеской власти, которая руководствовалась христианскими морально-нравственными ценностями и заповедями; 2) в призрении нищих видела важнейшую социальную обязанность и русская православная церковь. Под влиянием этих факторов в обществе складывались традиции, формы и приемы организации социальной помощи. В главных своих чертах они были сопоставимы с теми, которые складывались в христианских странах Европы. Русским феноменом социальной практики и общественного сознания стало нищелюбие, основанное на ценностях православия.
Монастырско-церковные формы призрения.
Но кроме активизации милосердия паствы, церковь и сама активно занимается решением социальных проблем. Церковная практика помощи с первых лет христианства до становления государственности на Руси развивалась по двух основным направлениям: помощь через монастыри – монастырская система помощи; помощь через приходы – приходская система помощи.
В первый период активно развивались монастыри, получающие поддержку со стороны княжеской власти и окрепнув экономически, монастыри становятся центрами благотворительной социальной деятельности. Русские монастыри не «специализировались» на каком-либо одном виде помощи, как это было присуще западной церкви. В основном они выполняли функции:
Лечение; Дело в том, что иноки принесшие религиозное учение из Византии принесли с собой и тайны врачевания. Первая на Руси больница, предлагающая нуждающимся бесплатное лечение и пропитание, скорее всего была организована Феодосием Печерским в Киево- Печерской лавре. Такие больницы стали организовывать и при других монастырях. Для них существовали более или менее однотипные положения, в которых оговаривались расходы на содержание больных, больничных штатов, порядков управления. Больничные здания размещались за монастырскими стенами, в наименее доступных для обстрела участках. К больницам примыкали «портомойки», бани, огороды и кладбища. Больничные помещения делились на небольшие келью, разделение пациентов на взрослых и детей не производилось. Во главе больницы стоял старший над больницей – смотритель, обходы врачи совершали к «наутрию» обеспечение неимущих, в виде оказания единовременной помощи натуральными продуктами; В XIII веке в «Правилах о церковных людях» были более четко обозначены формы социальной помощи церкви: пособия вдовам, приданное девицам, выкуп пленных и др. кроме того, церковь придерживалась мнения, что не надо проводить разбор просящего, а следует сразу же удовлетворить его просьбу. Больше всего раздавалось жизненно необходимых продуктов, так как денежное обращение к тому времени было еще слабо развито.
Обучение. Одной из форм социальной помощи выступало обучение нуждающихся грамоте или ремеслам.
Контроль. В Уставе князя Ярослава упоминается дом церковный (либо божий дом) как мера наказания для женщин, они ссылались в монастырь за неверность. Кроме того, церковь обязали контролировать больных и увечныхнищих, чтобы те не ходили по городам собирая милостыню, а находили приют в богадельнях.
Лекция IX Развитие церковной и государственной социальной помощи в России в XVI–XVII вв.
Со времени княжения Владимира Мономаха и вплоть до середины XVI столетия каких-либо узаконений, касавшихся организации благотворительной деятельности (со стороны государства или со стороны церкви) не появлялось.
Объяснялось это двумя основными причинами. Во-первых, с середины XII в. Русь перестала представлять из себя единое государство, вступив в период феодальной раздробленности. Произошел упадок Киева как общерусского центра, великокняжеский престол первоначально был перенесен во Владимир, и Русь стала в меньшей степени подвергаться влиянию Византии и греческой христианской культуры. Во-вторых, установление золотоордынского ига расстроило государственное управление.
В правление Ивана III (1462-1505) в основном завершается объединение русских земель вокруг Москвы, начинается оформление царской власти в виде самодержавия.
По всей видимости, во второй половине XV-первой трети XVI вв. оформилось и набирало силу такое направление социальной работы, как учреждение больниц и богаделен для нищих и странников. В частности, известно, что церковные больницы были учреждены в этот период при Корнилиевом мужском монастыре (в Вологодской епархии) и при Печерском монастыре (в Пскове). Появились и светские врачи, занимавшиеся врачебной практикой. Так, во второй половине XV в. наиболее известны на Руси были Антон и Леон; в первой трети XVI в.– Марко, Николай Луев и Феофил.
Тем не менее, ситуация с делом общественного призрения все более накалялась. Определенное воздействие оказал процесс своеобразной формализации христианской веры, характерный для XV-XVI вв., связанный с проблемами покаяния и отпущения грехов. Хотя на Руси и не нашла своего применения практика продажи индульгенций, как в Западной Европе, однако особое значение придавалось здесь магической силе молитв. Так, «Домострой» уверял, что достаточно определенное число раз в течение трех лет читать известные молитвы – и в человека вселится божество: после первого года вселится Христос, сын Божий, после второго – дух Божий, после третьего – Бог-отец. Существовали правила, сколько молитв нужно было читать про себя во время богослужения, чтобы достичь спасения: «Запсалтырю молви 7000 молитв: Господи Иисусе Христе, сыне Божий, помилуй мягрешного. За кафизму – 300 молитв. За славу – 100 молитв».
Рекомендации Стоглавого Собора (1551 г.), адресованные царю, представляют сами по себе значительный интерес, так как знаменуют большой шаг вперед по сравнению с предшествующим периодом. В рекомендациях собора отразились новые тенденции в развитии благотворительности.
Во-первых, хотя по-прежнему попечение о бедных признается делом общества, которое осуществляется под надзором «добрых священников и целовальников», уже признается необходимым регулирование попечения о нищих со стороны государства, путем особых царских повелений.
Во-вторых, впервые различаются категории нищих с установлением для каждой особых мер попечительства:
1) прокаженные и престарелые (нетрудоспособные нищие) должны получать от церкви кров, пищу и одежду, то есть помещаться в особые «богадельни»;
2) здоровые («здравые»), которые не могут работать о слабости сил (например, дети-сироты), либо по роду постигшего их несчастья, должны питаться, ходя по дворам «нищелюбцев», то есть просить милостыню;
3) здоровые и трудоспособные «должны подлежать страды», то есть определяться на общественные работы.
Иными словами, в этом разделении способов призрения уже отрицается первичная форма благотворительности, характерная для предшествующего периода, то есть раздача милостыни без разбору, и намечаются некоторые меры по борьбе с профессиональным нищенством. Последние должны были выражаться как просто в призрении в богадельнях, а затем в пособии нищим (собирание по домам), так и в предоставлении добровольных, а быть может, и принудительных работ. По сравнению с периодом «слепой милостыни», в обязанности благотворителя-нищелюбца теперь входит не только стремление спасти свою душу богоугодным делом, но и принести общественную пользу.
Названные выше изменения в воззрениях на смысл и цель благотворительности стали отражением общеевропейских тенденций, ведущих к самоустранению церкви от дел призрения при передаче надзора и заботы за нищими в ведение специальных государственных органов при соответствующем законодательном оформлении.
В то же время в России обнаруживались, по меньшей мере, две отличительные особенности. Во-первых, призрение оставалось в ведении церкви при надлежащем пособии от государственной казны. Тем самым, в России сформировался особый церковно-государственный тип социального призрения, существовало четкое разделение функций внутри данного симбиоза: церковь организует опеку над нуждающимися, а государство – контролирует и финансирует систему призрения.
Во-вторых, в России сосуществуют «открытая» и «закрытая» системы призрения. При закрытой системе призрение осуществлялось в стенах монастырей, где нищих, больных и престарелых одевали и кормили в богадельнях. За этим должны были присматривать священники и особые «градские» (государственные) люди. Открытая система – для здоровых людей. Такие нищие питались подаянием (от христолюбцев), по возможности отрабатывая свой хлеб посильным трудом. Первая половина XVII в. отмечена широким развитием местной благотворительности, сосредоточенной в церковных приходах. Большую роль здесь играло то обстоятельство, что по древней традиции право избрания местных церковнослужителей принадлежало собранию прихожан, что, кстати, было подтверждено решениями Стоглавого Собора. При этом составлялась так называемая «порядная запись» (своего рода список обязанностей), куда, среди прочего, входили такие обязанности, как «безпенная» езда священника к «болящим и роженицам».
Большая роль на местах принадлежала также церковному старосте. В его ведении находилась церковная казна; он давал деньги взаймы, собирал долги, помогал неимущим хлебом и деньгами. Во всех своих действиях староста должен был отчитываться перед миром «по всей правде перед Спасовым образом».
Церковные приходы на местах стали тем самым и органами благотворительности.благотворительная деятельность при Алексее Михайловиче мало удалилась от древнейших ее форм. В общественном же сознании постепенно начинает утверждаться мысль, чтобезразборчивая раздача милостыни не уменьшает, а, напротив, увеличивает нищенство. После осознания этого возникает потребность в переходе к системе государственного призрения, включавшей в себя не только помощь бедным милостыней, но и содержание убогих в богадельнях, предоставление трудоспособным – заработка, а позже и наказание за сознательное тунеядство. В то же время церковь и духовенство хотя и пытались внести в дело призрения некоторые организационные начала, открывая при монастырях особые дворы для нищих, больницы и приюты, ничего не могли противопоставить общему воззрению на нищенство как на богоугодный институт. Последнее стало благодатной базой для развития профессионального нищенства, которое постепенно вырастает до размеров крупного общественного бедствия. Монастыри же стали центрами, привлекавшими к себе целые толпы тунеядцев, рассчитывавших найти здесь богатую наживу.
Вопросы для самоконтроля
Роль христианства в развитии благотворительной деятельности
Княжеская благотворительность
Возникновение профессиональных нищих и юродивых
Церковная благотворительность
Монастырско-церковные формы призрения
Развитие церковной и государственной социальной помощи в России в XVI–XVII вв
Список литературы:
Стог А. Об общественном призрении.//антология социальной работы . В 5т., т.3. м., 1995, - 16с.
Щапов Я.Н. Благотворительность в дореволюционной России: национальный опыт и вклад в цивилизацию.//Россия в ХХ веке: Историки мира спорят. М., 1994, - 85с.
В. В. Виноградов ;Федер. служба исполнения наказаний ; Владим. юрид. ин-т Федер. службы исполнения наказаний. – Владимир : ВЮИ ФСИН России, 2010. – 172 с. ISBN 978-5-93035-299-3
Лекция X Развитие общественного и частного призрения в истории России.
План.
1.Социальная деятельность земских органов.
2. Особенности городского самоуправления.
3.Частная филантропическая деятельность в России
4. Мотивы благотворительности.
Ведущим звеном в системе обязательного общественного благотворения установилось Земство, в их ведении были переданы больницы, лечебницы, дома призрения, народные школы, а также обязанности вести статистику, изучать и анализировать положение нуждающихся в помощи и защите. Земства вели страхование граждан, имущества на случай стихийных бедствий и несчастий.
Своим указом 1 января 1864 г. Александр II утвердил "Положение о губернских и уездных земских учреждениях".В соответствии с этим законодательным актом на местах создавалась система выборных органов самоуправления. Она состояла из губернских и уездных собраний, которые избирались на три года. Исполнительными органами земских собраний являлись губернские и уездные управы. Это были постоянно действующие учреждения с трехлетним сроком полномочий. Выборы в земские учреждения проводились по трем избирательным куриям: уездных землевладельцев, городских избирателей, сельских обществ. В основу системы выборов был положен принцип имущественного ценза, который лишал определенные категории населения избирательного права. Система земского самоуправления не охватывала территорию всего государства. По Закону от 1 января 1864 г. она вводилась в 34 губерниях России. Самоуправленческих прав не получило население Сибири, Архангельской, Астраханской и Оренбургской губерний. Земская реформа не коснулась Кавказа, Средней Азии и Казахстана. Главное заведование делами общественного призрения принадлежало Министерству Внутренних Дел, а на местах в губерниях, земствах, городах – заведование вменялось их общественным управлениям, а исполнительными органами являлись участковые попечительства. Причем, распределение обязанностей между уровнями попечительств (губернскими, уездными, волостными и др.) определялось не только территориально, но и в зависимости от категории, к
которым принадлежали нуждающиеся.
Губернские попечительства – обязательно опекали: душевнобольных, бродяг, ссыльных, малолетних преступников и профессиональных нищих.
Уездные попечительства – опекали: детей, лиц, нуждающихся в заработке. А также на основании территориального принципа заведовало всеми учреждениями.
Волостные попечительства – собирали сведения о нуждающихся проживающих на территории волости и оказывали им необходимую помощь. Каждый человек, впавший в нужду, подлежал призрению того участкового попечительства, на территории которого его постигла нужда. Если у него было место постоянного проживания, то ему должны были оказать помощь, а
затем ходатайствовать об его отправлении на постоянное местожительства.
Как следовало из "Положения о губернских и уездных земских учреждениях", в компетенцию земских собраний и управ входили:
Заведывание имуществами, капиталами и денежными сборами земства.
Устройство и содержание принадлежащих земству зданий, других сооружений и путей сообщения, содержимых за счет земства.
Меры обеспечения народного продовольствия. Заведывание земскими лечебными и благотворительными заведениями; попечение и призрение бедных, неизлечимо больных и умалишенных, а также сирых и увечных и прочие меры призрения; способы прекращения нищенства; попечение о построении церквей. Управление делами взаимного земского страхования имуществ. Попечение о развитии местной торговли и промышленности.
Участие, преимущественно в хозяйственном отношении и в пределах, законом определенных, в попечении о народном образовании, о народном здравии и о тюрьмах. Содействие к предупреждению падежей скота, а также по сохранению хлебных посевов и других растений.
Городские органы самоуправления возникли на волне широкого общественного движения второй половины XIX в. После утверждения Александром II 18 июля 1870 г. "Городовогоположения".В соответствии с новым законом в 509 городах России были созданы выборные бессословные органы городского самоуправления — городские думы. Они избирались на четыре года. По "Городовому положению", количество членов думы зависело от численности избирателей.
Этим законодательным актом отменялась просуществовавшая почти столетие приказная система губернского правления. Вместо нее вводится всесословное городское общественное самоуправление.
В состав городского общества, имевшего право участвовать в общественныхделах города, входило пять основных сословных групп:
Потомственные дворяне;
Личные дворяне, почетные граждане, не записанные в гильдии иностранцы и лица других званий, не принадлежащие к купеческому сословию и городским податным сословиям (духовенство, крестьяне, отставные солдаты, разночинцы);
Почетные граждане, записанные в гильдии, и купцы;
Мещане;
Цеховые ремесленники.
Отныне все сословия одновременно обсуждали дела городского хозяйства, сообща выносили приговоры. В соответствии с "Городовым положением" 1870 г. в компетенцию городских дум входили продовольственное обеспечение граждан, развитие системы народного образования и культурных учреждений, забота о здравоохранении жителей.
На городские думы была возложена обязанность налаживания местной промышленности и торговли, организации кредитно-банковского дела и биржевых учреждений, создания страховых обществ. Они должны были заниматься городским хозяйством, в том числе освещением, водоснабжением, транспортом, дорожным строительством, благотворительными и лечебными заведениями и т. д.
Рассматривая статус городских дум, важно отметить, что они не были подчинены местной администрации. Губернаторам было предоставлено право только наблюдать за законностью постановлений городских дум. По Положению 1870 г. городские думы были поставлены в прямое подчинение Сенату. Поэтому формально городские органы самоуправления были
самостоятельными. Для успешного осуществления своих функций городские думы получили право ограниченного обложения имуществ компаний и частных лиц. По закону недвижимые имущества облагались налогом не выше 1% стоимости. В таком же размере подлежали налогообложению патенты и ряд других документов торгово-промышленных предприятий. Таким образом, городские думы были наделены определенными источниками финансирования их хозяйственной и социально-культурной деятельности. В многогранной социальной деятельности городских дум видное место занимали меры по развитию народного образования. Пользуясь правом распространения грамотности, городские думы для управления образовательной работой создавали специальные комиссии, комитеты или
отделы по просвещению. На заседаниях дум избирались попечители и попечительницы школ, училищ, воспитательных учреждений, которые открывались по инициативе городского самоуправления. С годами под опекой городского самоуправления складывалась все более широкая и разнообразная сеть учебных и воспитательных заведений, которая включала в себя дошкольные учреждения, дневные, воскресные, вечерние школы, различного рода профессиональные курсы и др. Главное внимание самоуправленческих органов было сосредоточено на развитии начального образования, а также воскресных школ.
На основе этого закона медицинская помощь населению стала одним из важнейших направлений социальной деятельности городских дум и управ. Органы городского общественного управления активно и последовательно вели работу по строительству новых больниц и совершенствованию старых лечебных заведений. Благодаря их усилиям расширялась сеть амбулаторий и приемных пунктов медицинской помощи, учреждений родовспоможения. С деятельностью городских и земских органов самоуправления связан такой значительный шаг вперед в организации здравоохранения, как введение медицинского страхования, которое позволяло обеспечивать лечебной помощью малообеспеченные и неимущие слои населения. Общественная городская и земская медицина ввела в практику патронаж больных, который
предусматривал предоставление медицинского обслуживания за счет городского бюджета. В дальнейшем Московская городская дума решила применить на российской земле Эльберфельдский опыт. Замечательный пример сочетания обязательного общественного призрения с личным служением благотворителей своему высокому призванию представляет так
называемая Эльберфельдская система городской благотворительности. Система соединяет гуманную идею индивидуальной и бескорыстной заботы о нуждающемся ближнем со строгим порядком и продуманной организацией, свойственной союзу, охватывающему весь город, и стремится не только к тому, чтобы поддержать нуждающегося, но и к тому, чтобы вывести из нищеты получающего подаяние и нравственно поднять и воспитать как принимающего милостыню, так и дающего ее.
Вот как описана эта система в словаре Брокгауза и Ефрона: «В основу этой системы, введенной городом Эльберфельдом еще с 1852 г., положено убеждение, что каждый призреваемый должен быть изучаем во всех своих индивидуальных особенностях. Управление призрением бедных в Эльберфельде сосредоточено в руках особой депутации из городско оголовы, 4 членов городского совета и 4 членов, выбранных из граждан. Весь город разбит на 31 округ, а в каждом округе есть несколько попечителей о бедных (всего 434). Каждому попечителю приходится иметь дело не более, чем с 5 - 6 бедными семьями, которые он может изучить во всех подробностях их быта. Они и обязаны исследовать причины нужды тех, кто обращается за пособием, расходовать городские суммы, составлять сметы и т.д. Все нуждающиеся разделяются на 2 основные класса: способных и неспособных работать. Вторые всегда имеют право на призрение, если нет лиц (родных), которые обязаны их содержать. Первые же получают пособие в тех случаях, когда обнаружится, что они, при всем старании, не могли найти себе работу. До приискания занятия они получают от администрации работу соразмерно со своими силами».
Эльберфельдская система городской благотворительности пришлась по душе нашим предкам почти во всех городах Российской империи стали открываться участковыепопечительства о бедных, действовавшие по Эльберфельскому принципу. Кроме того, помощь стали объединять с трудом, развивается идея общественных работ, работных домов и домов трудолюбия.
«Мысль связать милосердие с требованием труда, проявить благотворительность в деле трудовой помощи – великая культурная мысль» - так В.И. Герье, активно занимающийся исследованием проблем социального призрения в этот период. В 1894 г. в думе было утверждено "Временное положение о городских участковыхпопечительствах о бедных". Согласно этому нормативному документу для руководства новой отраслью была создана Комиссия общественного благотворения при Московском городском
общественном управлении. Относительно задач и функций Комиссии в Положении указывалось ,что она организуется "для оказания помощи неимущему населению Москвы для борьбы с нищенством, для установления наилучших способов благотворения в Москве и для объединения его, а также для заведования благотворительными учреждениями". Ведущим структурным подразделением в городской системе общественного призрения
неимущих был определен попечительский участок. По своему статусу участковые попечительства, с одной стороны, являлись органами городского управления и в то же время — органами местных обществ и как общественные учреждения через своего председателя вступали вделовые отношения со всеми учреждениями и ведомствами города. Комиссия общественного благотворения при Городской думе следила за тем, чтобы участковые попечительства и их руководящие органы работали регулярно и интенсивно. Заседания участковых советов проводились в среднем 2— 3 раза в месяц. Для решения поставленных перед ними социальных задач участковым попечительствам необходимо было создать минимальную финансовую базу.
Своими собственными силами попечительства формировали бюджет главным образом за счет членских взносов и частных пожертвований. Каким образом участковые попечительства строили работу по оказанию помощи неимущим слоям города? Первоначально участковые советы подготовили опросные листы. Эти листы содержали пункты, которые после их заполнения давали сведения о нуждающемся. В конце листа задавался вопрос о том, в чем заключается просьба нуждавшегося к участковому попечительству. На основе справочных данных участковые попечительства начали оказывать помощь бедным. Позднее процедура социальной поддержки изменилась. Для получения помощи от попечительства просители обращались в канцелярию
попечительства или к его сотрудникам. После поступления заявления с просьбой о помощи Совет поручал сотруднику обследовать материальное положение просителя. На основании обследования сотрудник делал письменное заключение относительно степени нуждаемости заявителя. На
основании этих документов Совет принимал положительное или отрицательное решение. По мере накопления опыта работа по оказанию социальной помощь неимущим упорядочивалась.
В первые годы деятельности участковых попечительств основная часть их благотворительных расходов шла на открытое призрение, на непосредственную помощь нуждавшимся. Позднее большее внимание стало уделяться организации закрытых форм призрения.
Реформа 1861 года стала гранью, отделившей феодальную формацию откапиталистической. Освобождение крестьян, ликвидировавшее монополию помещиков на эксплуатацию дарового крепостного труда, привело к утверждению капиталистических производственных отношений.
Пореформенная эпоха характеризовалась быстрым развитием товарного, капиталистического, предпринимательского хозяйства. Кроме того, в 1862 году был принят специальный акт, где указывалось: «во изменение изъясненного порядка, учреждения обществ взаимного вспомоществования или с другой благотворительной целью, Высочайшим представляю, по соглашению с подлежащими ведомствами, министру внутренних дел». Кроме того, государство установило налоговые льготы для предпринимателей-благотворителей. За благотворительные деяния налоги снижались с 18 – 25 процентов до 12 –15 процентов. А на региональном уровне нередко практиковалось освобождение от уплаты всех местных налогов. С этого времени отмечается значительный рост числа благотворительных учреждений, и к 1890 году было создано еще около 2000 новых.
Быть может, ничто столь ярко не характеризует глубокие перемены в российском обществе, начатые реформами Александра II, как стремительный рост числа людей, готовых добровольно пожертвовать свои деньги на благотворительные нужды. Если в начале XIX века таких были десятки, то в конце того же столетия - сотни тысяч. Это сразу же придало делу частной
помощи нуждающимся совершенно иной масштаб и размах - ведь в отличие от многих других областей человеческой деятельности, где особую роль могут играть отдельные подвижники „рыцари идеи", эта по-настоящему начинается только тогда, когда появляются не единицы, по массы желающих внести свой вклад пусть небольшим, но реальным пожертвованием.
Благотворительность как явление берет свое начало не от нуждающихся, а от жертвователей, — от тех, кто готов отдать иногда последнюю монетку на доброе дело. Появление значительного и все растущего числа людей, способных на подобный поступок, стало отличительной особенностью пореформенных десятилетий. Если до 1861 года лишь в восьми городах Российской империи имелись благотворительные общества, то на рубеже веков они действовали практически во всех ее уголках, включая маленькие провинциальные городки и отдаленные окраины.
По статистике 1899 года, 95 % из них были образованы за истекшие с
момента великой реформы неполные четыре десятилетия. Члены Государственного совета и известные писатели, иерархи церквей и популярные артисты могли встречаться на заседаниях благотворительных комитетов, посвященных участи детей-сирот или пострадавших от эпидемии.
В письмах, дневниках и воспоминаниях многих видных деятелей начала XX века часто упоминаются хлопоты, связанные с филантропическими мероприятиями, заседаниями и встречами, в которых они должны были принимать участие как „люди из общества".
Далеко не всегда это было искренней потребностью души; как свидетельствуют те же документы, некоторые занимались благотворительной деятельностью, чтобы лишний раз напомнить о себе, другие — под давлением общественного мнения, потому что „так принято". Однако само по себе это свидетельствует о колоссальном сдвиге в умах, о том, что „принятым" стало думать об участи ближнего, осознавать свою ответственность за его судьбу — не только в молитве, но и в практическом действии. Благотворительность превратилась в разновидность гражданского долга для всех, кто считал себя принадлежавшим к лучшей части российского общества.
Разница в отношении частной благотворительности до Александровских реформ и после заметна и по количеству имен, которые можно привести как представителей частной благотворительности. Так до реформ известно в основном о деятельности Ртищева, Голицына и Шереметьева. После принятого изменения в законодательстве список частных благотворителей увеличился в сотни раз Стрекалова, Солодовников, Гааз, кланы Морозовых, Бахрушиных. Кроме того, активно развивается меценатская деятельность – Мамонтов, Третьяков, Солдатенков и тд.
Кроме того, можно рассмотреть следующие мотивы, которые выделяют большинством современных исследователей благотворительной деятельности, опираясь на изучение особенности исторического развития благотворительности и ее частных и общественных проявлений.
Рассмотрим основные из них: Мотив следования народной традиции– отказ кому-либо в милосердии означал вызов общепринятому, окружающим. Вся система общества в дореволюционной России, начиная с царя и кончая простыми людьми, была в условиях, когда благотворительность стала образом жизни. На эту деятельность смотрели как на выполнение задачи, своего рода миссии, возложенную Богом или судьбой. Про богатство говорили, что «Бог его дал в пользование и потребует по нему отчета».
Жертвовать – значило выполнять свои общественные функции.
Очень хорошо это явление охарактеризовал русский философ Соловьев В.С.: «При известном развитии нравственного сознания в общественной среде отказ от помощи, хотя бы совершенно чужому или даже враждебному человеку, осуждается совестью как прямая обида, что вполне логично, ибо если я вообще должен помогать своему ближнему, то, не помогая ему, я тем
самым обижаю его».
Этот обычай шел испокон веков, из образа жизни всего русского народа. Русский философии Розанов В.В. описывает случай когда, подав милостыню, засомневался в правильности поступка (так как нищий прямиком пошел в трактир, пропивать полученные деньги). Но находившаяся с ним в данный момент крестьянская девочка сказала: «Вам нет дела, куда нищий потратит милостыню. Он сам ответит за это перед богом. А вы ответите только за то, что подали».
Действительно, публичный отказ от подачи милостыни или отказ в иной помощи, мог был бы неодобрен общиной. Девизом этого мотива может стать известное изречение американского миллионера Э. Карнеги о «позоре умереть богатым».
Моральный мотив, связанный с любовью к человеку, уважением его достоинства, готовностью содействовать его возвышению. Нравственные воззрения многих людей заставляли заниматься их благотворительной деятельностью. В этом случае благотворительность часто была
более необходима самим оказывающим ее, а не получающим. Особенно в старообрядческих кругах российского купечества, благотворительность носила традиционно личностный характер, диктовалась внутренней потребностью помочь неимущим. История России знает не мало
примеров, когда богатые люди представители знатных родов уходили в монастырь, шли в «народ» замаливать свои грехи, не сумев примерить свою совесть с тем ужасающим контрастом, который существовал между «роскошью дворцов» и «нищетой хижин».
У благотворительности в то время был целый ряд мотивов.
Религиозный мотив благотворительности. Девиз этого мотива сформулирован известным американским исследователем благотворительности Э. Эндрюсом «матерью филантропии является религия».Библия рассматривает благотворительность как лучший способ искупления греха, поскольку: «Благотворящий бедному дает взаймы Господу, и Он воздает за благодеяние его».
Если благотворение вызвано искренним душевным порывом и с любовью, оно становится мощным средством, очищающим душу, средством религиозного самовоспитания личности.
Причем христианская благотворительность и милосердие были направлены прежде всего на самого благотворителя, а уже во вторую очередь на решение проблем социального характера.
Частная благотворительность отвечает требованию совести, требованию
настоятельному и благодетельному. Она оказывает воздействие, в отличии от общественной, не только на тело, но в первую очередь, на дух человека. Частная благотворительность закрывает собой проблемы общественной. В частной благотворительности есть выражение сострадания, порыв сердца.
Общественная благотворительность возникла из частной как более сложная из простой. Она более совершенна, но коренится в частной и из нее вырастает. Общественная благотворительность более формальна в своих действиях, и влияет в основном на тело, а не на дух человека.
Вопросы для самоконтроля.
В чем суть "Положения о губернских и уездных земских учреждениях" от 1 января 1864 года?
Какие сословные группы входили в систему городского самоуправления?
Каковы особенности Эльберфельдской системы городской благотворительности?
Чем характеризовался пореформенный период развития частной благотворительности в Российской империи?
Назовите основные мотивы благотворительности.
Список литературы.
1. Общественное и частное призрение. СПб. , 1907, 61с.
2.Благотворительные учреждения Российской Империи. 1900, Т.1, 9с.
3. Макс Вебер. Избранное. Образ общества. М. 1994. – 134с
4. Розанов В.В. Черта характера Древней Руси. Розанов В.В., Собр.соч.: в 2 т. Т.1. – М.,1988. – с. 53.
5. Боханов А.Н. Крупная буржуазия России. Конец XIX века. – 1914г. М., 1992, - 52-61с.
Лекция XI Ведомственная и общественная благотворительность в России. Общины сестер милосердия и их деятельность.
План.
1.Возникновение общин сестер милосердия.
2.Подготовка общинных сестер милосердия в Российской Империи в конце 19 начала 20 века.
3. Община сестер милосердия святого Георгия
Проявлением высокой нравственности и духовности явилось движение общинныхсестермилосердия, возникшее в середине XIX столетия. Начало ему было положено великой княгинейАлександрой Николаевной и принцессой ТерезиейОльденбургской, которые в 1844 г. в Петербурге основали первую в России общину сестер милосердия, названную Свято-Троицкой.
В Москве подобная община возникла в 1848 г. во время эпидемии холеры. Ее организовали двавыдающихся человека, посвятивших свои жизни служению человеколюбивому делу помощисамым бедным и обездоленным членам общества. Это были княгиня Софья СтепановнаЩербатова и доктор Федор Петрович Гааз.
Появление общины попечения о раненых было весьма кстати, поскольку в 1853 годупотянулись вереницей по дорогам повозки, заполненные ранеными воинами. Возникланеобходимость оказания медицинской помощи на попе боя.
Во время Крымской войны 1853—1856 гг. особенно остро был ощутим недостаток медицинского персонала. Великая княгиня ЕленаПавловна в 1854 г. учредила в Петербурге первую в России и Европе общину сестер милосердия,названнуюКрестовоздвиженской, специально предназначенную для работы в действующейармии. Организация и деятельность общины проходила под руководством великого русскогохирурга Н. И. Пирогова. Новое начинание в высших кругах было встречено скептически.
Великосветские моралисты высказывали опасение, что посылка женщин на фронт может привестик разложению армии.Однако женщины самоотверженным трудом и безупречным поведением заслужиливсеобщее уважение и признательность. Н.И. Пирогов дал высокую оценку трудолюбию,самоотверженности и большому нравственному влиянию, которое оказывали сестры милосердияна воинов. Он писал: «Поведение сестер с медиками и их помощниками было примерное и достойное уважения; обращение их со страждущими было самое задушевное, а вообще вседействия сестер при уходе за больными, сравнительно с поведением госпитальной администрации,должны быть названы не иначе как благородными... Трудно решить, чему должно болееудивляться: хладнокровию ли этих сестер, или их самоотвержению в исполнении обязанностей...»Под неумолкаемой канонадой, в солдатских сапогах, утопая в грязи, обходили они одну за другойнамокшие палатки, и, стоя на коленях, перевязывали, поили и кормили раненых. Л. Н. Толстой,участник обороны Севастополя, в рассказе «Севастополь в мае» так писал о сестрах милосердияна поле брани: «Сестры с спокойными лицами и с выражением не того пустого женскогоболезненно-слезного сострадания, а деятельного практического участия, то там то сям шагая черезраненных, с лекарствами, с водой, бинтами, корпией, мелькали между окровавленными шинелямии рубахами».
Чуткие руки сестер милосердия облегчили страдания тысячам раненых матросов и солдат.В досаде о событиях в Севастополе генерал-штаб-доктор Шрайбер писал: «презирая опасности,медики наши... перевязывают раневых-.. даже под градом смертоносных выстрелов и соревнуясь
друг перед другом, спешат доставить раненым и страждущим необходимое успокоение. Многие...сами сделались жертвами своего самоотвержения».
Отмечая подвиги кротких женщин в бою. Высочайшим повелением для них былаучреждена боевая награда — нагрудный позолоченный крест, которым удостоили 158 сестер, а 68сестер милосердия — солдатской медалью «3а оборону Севастополя». Исторический почин сестермилосердия Никольской и Крестовоздвиженской общин по оказанию помощи раненым вдействующей армии оказал огромное влияние на дальнейшее развитие военно-медицинскогоделаво всем мире. Уже во время Крымской войны по примеру русских женщин в английских войскахпоявилась группа сестер милосердия во главе с ФлоренсНайтингейл, имя которой стало символом
международного милосердия.
Создание Российского общества попечения о раненых и больных воинах в мае 1867 года, которое через 12 лет преобразовали вРоссийское общество Красного Креста (РОКК).И, конечно, подвиг сестер милосердияНикольской и Крестовоздвиженской общин вызвал волну объединения в подобные общиныхристианок-доброхоток во многих губерниях России. К началу мирами войны 1914 года былозарегистрировано более ста общин, а к середине 1917 года в боевых порядках русской армииработало уже 30 тысяч сестер милосердия, 20 тысяч из которых вышли из стен епархиальных
общин.
В Москве, вслед за Никольской общиной сестер милосердия, вскоре образовалиАлександровскую, затем Покровскую, Иверскую, Павловскую и Марфо-Мариннскую.Создательницами их, в основном, были состоятельные подвижницы, исповедующие евангельскиезаветы милосердия. Особая роль в этом благочестии принадлежит великой княгине ЕлизаветеФедоровне, организовавшей общество призрения обездоленных детей и стариков, возглавившеймосковское отделение РОКК, сформировавшей лазаретные отряды и санитарные поезда дляраненых и больных воинов, покровительствовавшей почти всем общинам милосердия Москвы.
Что же представляли собой эти общины сестер милосердия?
Общины сестер милосердия являлись своеобразными женскими монастырями в миру, гдене требовали пострига в инокини. Цели и задачи всех общин были одинаковыми, варьировалисьлишь форма одежды, продолжительность испытательного срока, стоимость услуг, оказываемых
общиной в собственных учреждениях, в городских больницах и на дому. Но неизменнымусловием была аскетическая строгость поведения, бескорыстие, трудолюбие, самоотверженность,дисциплинированность и беспрекословное повиновение начальству.Уставы общин хотя и были строгими, но в отличие от монастырских оставляли за членаминекоторые элементы свободы. Сестры сохраняли право владеть собственным имуществом, они
могли вступить в брак или вернуться к родителям, требующим за собой ухода. В общинымилосердия принимались вдовы и девицы всех сословий по удостоверению о хорошейнравственности в возрасте от 20 до 40 лет. Желающие поступить в общину предварительнопроходили испытание сроком до двух лет, оставаясь в звании испытуемых по достижении 21 года.
Жизнь и труд их определялись Уставом, в большинстве случаев подобным монастырскому. Приаттестации они давали обет безупречного поведения, аскетического образа жизни и отречения воимя страждущих от мирских соблазнов. И надо отдать им должное — они честно соблюдали
данную клятву.В мирное время сестры ухаживали за больными в военных госпиталях и гражданскихбольницах, а также в квартирах частных лиц. В военное время они откомандировывались советомобщины в распоряжение главноуполномоченного Российского Общества Красного Креста и
распределялись по госпиталям. Хорошо воспитанные, аккуратно одетые, корректные, чуткие ивнимательные, сестры милосердия вносили в больничный быт особый морально-психологическийклимат, вселяя в души раненых спокойствие и уверенность.Трудовой день сестер начинался ранним утром и заканчивался в полночь молитвами.Каждая из них выполняла определенное послушание (работу) в больнице, приюте или в хозяйстве
общины. Работали все с усердием и на равных, освобождались только больные. Руководствообщиной, как правила.оставалось в руках ее основательницы, делавшей основной взнос в казну,пополнявшуюся затем вкладами членов попечительского совета, щедрыми дарамиблаготворителей и платой за лечение в общинной больнице и амбулатории.
По степени подготовки сестры подразделялись на кандидаток (испытуемых), сестермилосердияи крестовых (старших сестер). За два года кандидатского срока выявляласьспособность к работе с больными, искренность и прилежание. Во время непосредственной работыв больнице, приюте или ночлежном доме выявлялась способность работать с больными,определялось наличие качеств, необходимых в деле бескорыстной помощи нуждающимся. Послеиспытаний и благоприятного отзыва сестры-наставницы аттестовывали кандидатку в сестрымилосердия, в этом качестве она пребывала 5—6 лет, совмещая ежедневную практику вбольничных палатах и специальный курс обучения. Поскольку главным в деятельности общины
была подготовка опытных сестер милосердия с прочными медицинскими знаниями и навыкамиухода за бальными н ранеными воинами, то программа медицинской подготовки состояла из курсав 14—16 предметов, освоение которого давало возможность оказывать доврачебную помощь,выполнять предписания врача в палате и в операционной. Кроме того, курс обучения включал 5-7дисциплин социального и религиозного характера, где прививались навыки по оказаниюпсихологической поддержки, развитию повышенного чувства сострадания и самопожертвования,отрабатывались технологии социально-бытовой помощи. Сдавших экзамены и проявивших себя вработе сестер милосердия при свершении торжественного ритуала посвящали в крестовые сестры,наделяя их не только старшинством, но и, ответственностью за честь и достоинство общины.Крестовые сестры трепетно почитались не только младшими общинницами, но и больными за
нравственную и духовную чистоту, сердечность и высокое мастерство. Внешне они отличалисьтем, что открыто носили четки на левой руке, большой наперсный крест на цепочке и имелиотличия в покрое одежды и головного убора.
В своих стенах общины открывали специализированные или многопрофильные больницы,где для бедных выделялись 10—15 процентов мест, оплачиваемых благотворителями. Кроме того,бесплатная медицинская помощь оказывалась епархиальными общинами при регулярныхпосещениях сестрами страждущих в ночлежных домах и различных трущобах. Сестры
милосердия московских общин самоотверженно работали во время эпидемий холеры, тифа идругих болезней в Поволжье, на Урале и даже в Якутии, а во время русско-японской войны 1904—1905 годов и мировой войны 1914—1915 годов — в полевых лазаретах, санпоездах и госпиталях.При каждой епархиальной общине создавались чадолюбивые приюты для сирот и детейобнищавших и духовно искалеченных семей. Несомненно, из-за не многочисленности приютов иограниченности их возможностей они не решали проблемы всех несчастных детей, и тем не менеесуществование их было благом. В общинах находили тепло малютки от 2 до 9 лет, которые
пребывали в них до 16—18 лет. За это время они получали не только духовное воспитание, общееили среднее образование, но и навыки в каком-либо ремесле. В основном же воспитанницыприобщались к нелегкому труду сестер милосердия.
Свято-Георгиевская община сестер милосердия начала свою деятельность 26 ноября 1870 года под покровительством цесаревны Марии Федоровны, супруги будущего императора Александра III . Цели и задачи Общины были определены в ее уставе очень широко: «Главная цель Общины – подготовление сестер милосердия для ухода за больными и ранеными в военное время – находится в прямой связи с другим высокоблаготворительным делом доставления возможности нуждающимся классам одной из беднейших частей города пользоваться лечением и уходом бесплатно». Помощь нуждающимся понималась как разностороннее благотворительное социальное служение: «Наше маленькое учреждение – такая среда, куда стекается теперь немалое число больных, для которых доброе слово, указание, сочувствие, маленькая поддержка весьма важны. Ободрить, расспросить, походатайствовать: старушку ли определить в богадельню, ребенка ли поместить в детскую больницу, придумать работу нуждающемуся в ней, снабдить мясною пищей на несколько дней истощенного, грамотку подарить ребенку, который хотел бы учиться, да книг не имеет, навестить на квартире несчастных, чтобы удостовериться в их положении – в вот разнообразные милости, которые можно оказать приходящим за врачебным пособием в Общину».Община таким образом взяла на себя роль посредника во взаимодействии имущих и неимущих классов, считая необходимым не только «приготовление той женской прислуги, разумной, умелой, сострадательной, которая с такой выгодой для больных заместила бы всякую другую наемную прислугу в госпиталях», но и сближение «дам усердствующих со средою тех многочисленных больных и страждущих, которыми изобилует бедный люд». Свою деятельность Община начала среди беднейшего населения Петербургской и Выборгской сторон столицы. 
Идея создания Общины была высказана еще в 1869 году председательницей 5-го Санкт-Петербургского комитета Российского общества Красного Креста графиней Елизаветой Николаевной Гейден. Она обратилась к председательнице 2-го Комитета РОКК принцессе Евгении Максимилиановне Ольденбургской с предложением совместными усилиями основать новую общину сестер милосердия. Комиссию по управлению Общиной возглавила Е.М. Ольденбургская. а вице-председательницей стала баронесса Е.Н. Гейден – «необыкновенная женщина, высокообразованная, одаренная широким умом, необычайной энергией и сердцем, крайне отзывчивым ко всему доброму», – так писали о ней в отчете за 25-летие Общины уже после ее смерти. Графиня отдала Общине 24 года своей жизни, «организовывала и растила ее как свое любимое детище, и поистине можно сказать, что ею Община жила, воспитывалась, крепла и совершенствовалась». 
Среди почетных членов-благотворителей Общины – известнейшие люди своего времени: высокопреосвященнейшие Палладий, митрополит Санкт-Петербургский, и Антоний, архиепископ Финляндский, принцы П. А. и А. П. Ольденбургские, графа и графиня П.А. и Е.Н. Гейден, светлейший князь А.М. Горчаков, М. П. Кауфман, графа и графини А.Д. и М.Ф. Шереметьевы, богатый лесопромышленник, член Государственной думы В. А. Ратьков-Рожнов, баронессы РаушфонТраубенберг и др. После кончины графини Е.Н. Гейден в 1984 году пост вице-президента заняла графиня М.А. Сольская. К управлению Общиной была привлечена Е.П. Карцева – сестра милосердия, прославившаяся еще в Крымскую войну. Медицинскую часть возглавил знаменитый врач С.П. Боткин. 
При общине осуществлялось обучение сестер. Первоначально план преподавания был ориентирован на программу обучения фельдшериц. В школе преподавали элементарный курс анатомии, физиологии, фармакологии, учение о повязках и краткий курс клиники внутренних и хирургических болезней. Лекции по внутренним и хирургическим болезням читались на примере пациентов из клиники Общины. 
Школу фельдшериц, открытую 8 октября 1874 года, могли посещать не только сестры Общины, но и посторонние лица. Курс был трехгодичным. Эту школу пришлось закрыть в 1882 году, так как она быстро разрослась и стала отвлекать Общину от выполнения ее главных задач: сестры обремененные работой, не имели возможности посещать занятия. После закрытия школы преподавание вновь было приспособлено к нуждам сестер. На базе больницы Общины проходили практику врачи, выполняющие научные работы. Персонал Общины вел преподавательскую и научную деятельность. Сестры делились опытом своей работы, распространяли сестринское движение в отдаленные регионы Российской Империи. Так, в 1896 году Свято-Георгиевская община основала первую общину в Средней Азии – Туркестанскую. Эту миссию с большим успехом выполняла В.Е. Врангель. 
Свято-Георгиевская община принимала участие во всех военных действиях, которые выпали на время ее существования и на театр которых посылались сестры из России. Сестры участвовали в сербско-черногорско-турецкой и последовавшей за ней русско-турецкой (1876-1878), в англо-бурской войне (1892-1902). Но наибольший масштаб приобрела их деятельность на полях сражений русско-японской и Первой мировой войн. 
Согласно отчету за 1905 год, «сверх командированных в 1904 году на Дальний Восток 15 отрядов, в составе 220 сестер милосердия, было вновь снаряжено и направлено на театр военных действий 11 отрядов, в числе 89 сестер, из них 7 было выделено из состава общины, а остальные из временнообязанных». В 1912 году сестры приняли участие в сражениях Первой Балканской войны (Болгарии, Сербии и Черногории против Османской империи). К сожалению, нет точных статистических данных о деятельности сестер милосердия Свято-Георгиевской Общины во время Первой мировой войны, так как Община не публиковала отчетов после Октябрьской революции. Но судя по спискам сестер милосердия РОКК, назначенных для ухода за больными и ранеными воинами в лечебные учреждения Красного Креста, военного ведомства, общественных организаций и частных лиц, опубликованном в Петрограде в 1915 году, община св. Георгия являлась самой крупной из подобного рода организаций и насчитывала 1603 человека. Большая часть сестер была мобилизована в связи с военными действиями. Помимо штатных сестер привлекались и временнообязанные. В мирное же время, в период с 1896 по 1913 год, число сестер в Общине варьировалось от 100 до 159 действительных и от 28 до 64 испытуемых. 
Первоначально община управлялась совместно двумя комитетами Общества попечения о больных и раненных воинах. Устав Свято-Троицкой общины был опубликован в качестве образцового в специальном издании уставов 7 других общин. В 1886 году произошло слияние двух комитетов – 2-го и 5-го – в один под названием Комитет Общины сестер милосердия св. Георгия. Община св. Георгия входила в состав Российского общества Красного Креста, и деятельность ее определялась Нормальным уставом общин РОКК. 
После Октябрьской революции и до 1985 года в зданиях Свято-Георгиевской общины размещалась больница Карла Маркса, переехавшая затем в Озерки. В настоящее время она носит название больницы св. Георгия. В ноябре 1995 года здесь была освящена церковь.
Вопросы для самоконтроля.
1.Какие были причины для возникновения общин сестер милосердия?
2. Какова роль общин сестер милосердия в годы Крымской войны?
3.Как осуществлялась подготовка сестер милосердия в Российской Империи?
4.Община сестер милосердия Св.Георгия и ее роль в процессе формирования российской системы благотворительности?
Список литературы.
1.Хорева Л.В., Сущинская М.Д. История благотворительности в России.: Учеб. Пособие.СПб., 1999, - 39с.
2.Исторический очерк общины сестер милосердия св. Георгия в Санкт-Петербурге за двадцатипятилетие (1870-1895). СПб, 1895.
3. Общественное и частное призрение. СПб. , 1907, 61с.
4.Благотворительные учреждения Российской Империи. 1900, Т.1, 9с.
Лекция XII Ведомственная и общественная благотворительность в России. РОКК.
План.
Российское общество Красного Креста.
Благотворительные общества и учреждения.
Деятельность Императорского Человеколюбивого Общества.
Организация Российского общество Красного Креста шло одновременно в двухнаправлениях. Во- первых, это первые попытки изменения помощи раненным военнымпредпринятые в Российской империи. В 1844 г по почину великой княгини АлександрыНиколаевны и принцессы ТерезииОльденбургской в Санкт-Петербурге была организована перваяобщина сестер милосердия, названная Свято-Троицкой. Немалым стимулом в деле организацииОбщества Красного Креста стали ужасы Крымской войны 1853-1856 гг. В сентябре 1855 года поинициативеН.И.Пирогова и великой княгини Елены Павловны, сестры императора Николая 1,была основана Крестовоздвиженская община сестер милосердия. Эта община стала первой в
Европе военной общиной, ставившей своей целью помощь раненым на поле сражения. Вскоре вКрым направились первые 120 сестер милосердия.
После окончания Крымской войны у М. С. Сабининой и баронессы М. П. Фредерикевозникла идея созданияОбщества попечения о раненых и больных воинах, а в мае 1867 г. былутвержден его устав. Целью Общества было провозглашено «содействие во время войны военнойадминистрации в уходе за ранеными и больными воинами». Высочайшей покровительницей сталаимператрица Мария Александровна. Интересно заметить, что Общество не получалогосударственных дотаций и должно было существовать исключительно на членские взносы ичастные пожертвования. Тогда же состоялось и первое заседание новообразованного Общества,первым его председателем стал генерал-адъютант А. А. Зеленой.
Второе направление организация Международного Комитета общества КрасногоКреста. Его основоположником был швейцарский гражданин Анри Дюнан. Оказавшись в 1859 г.случайным свидетелем ужасных мучений раненых и больных, лишенных медицинской помощи
после кровопролитного сражения у небольшого местечка Сольферино в Ломбардии (СевернаяИталия) во время франко-австрийской войны, потрясенный увиденным, Дюнан решил посвятитьсебя делу организации помощи жертвам войны. В изданной им книге он обратился со страстным
призывом к совести и милосердию всех народов мира организовать помощь пострадавшим воинамнезависимо от национальной принадлежности и политических или религиозных убеждений. ПоинициативеДюнана в 1863 г. была создана международная организация помощи раненым. В 1864
г. состоявшаяся в Женеве дипломатическая конференция выработала конвенцию об улучшенииучасти раненых во время войны, положенная в основу деятельности Красного Креста. Согласноэтому акту „больные и раненые воины, к какой бы национальности они не принадлежали,
пользуются покровительством и поддержкой Красного Креста. Все, что носит на себе этот знак,пользуется... полной неприкосновенностью со стороны воюющих сторон". Данная организациябыла переименована в 1876 г. в Международный комитет Красного Креста.В соответствии с рекомендациями международной конвенции в России в 1867 г. было
создано Российское общество попечения о раненых и больных воинах, переименованное в 1879 г.в Российское Общество Красного Креста (сокращенно РОКК). В том же 1867 г. Россияприсоединилась к Женевской конвенции. Российское Общество Красного Креста былодобровольной филантропической организацией, в задачу которой входило оказание помощи
жертвам войны. К концу XIX века сложилась его структура: „Общество Красного Крестаподразделяется на множество почти самостоятельных местных учреждений... Для образованиякомитета достаточно 5 лиц, желающих создать местный орган Красного Креста. Почти без всяких
формальностей они могут приступить к осуществлению намеченных в уставе Общества целей. Вцентре всех учреждений стоит главное управление, которое наблюдает за выполнением местнымиучреждениями устава, следит за расходованием сумм, руководит их деятельностью, нисколько не
стесняя их собственной инициативы, а во время войны является единственным распорядителемвсех средств и действий Общества...". Количество учреждений Красного Креста постоянно росло.Если в 1867 году их было 24, то в 1896 году стало уже 457.В сферу деятельности Российского Общества Красного Креста входило оказание помощи
пострадавшим от стихийных бедствий: землетрясений, неурожаев, пожаров, эпидемий. ОтрядыРОКК оказывали разностороннюю медицинскую и социальную помощь пострадавшемунаселению: открывали приюты, лазареты, столовые, ночлежные дома, пекарни, склады,
организовывали раздачу населению продовольствия, одежды и проч. В каждой административнойединице Российской империи, начиная с уезда, существовали отделения общества.
К 1 января 1884 г. в распоряжении Российского Красного Креста находилось 49 общинсестер милосердия, в которых числилось 1074 сестры и 744 испытуемые. В 1897 г. РоссийскоеОбщество Красного Креста учредило в Петербурге институт братьев милосердия с двухгодичным
сроком обучения, целью которого была подготовка мужского персонала по уходу за больными иранеными и оказание помощи в несчастных случаях. Движение сестер милосердия получиловсеобщее признание и быстро набирало силу. К концу 1912 г. в 109 благотворительных общинах
работали 3442 сестры милосердия, а к началу первой мировой войны в госпиталях трудилосьоколо 20 тысяч сестер милосердия.
Российского Общества Красного Креста, занявшее враждебную позицию по отношению кСоветской власти, декретом от 6 января 1918 г. было распущено. Дело подготовки медицинскогоперсонала было передано Народному комиссариату здравоохранения и Военно-санитарному
управлению, которые создали ряд краткосрочных курсов медицинских сестер для обеспечениянужд Красной Армии, борьбы с эпидемиями, охраны материнства и младенчества, санитарногопросвещения и т. д. В годы гражданской войны санитарные отряды были объединены Военно-
революционным комитетом в пролетарский Красный Крест. Это была единственная организация,обеспечивавшая медицинскую помощь Красной Армии. В 1920 г. были созданы первые школымилосердия. Народному комиссариату просвещения, который создал средние учебные заведения
нового типа: фельдшерско-акушерские школы, школы по подготовке сестер по уходу за больнымии по подготовке сестер для дела охраны материнства и младенчества. Советский Красный Крестпринимал активное участие в решении многих социальных проблем. Большая работа была
проведена по медико-санитарному обслуживанию детей и подростков. Комитетом КрасногоКреста была организована сеть детских противотуберкулезных диспансеров, лагерей, санаториев,
яслей. В 1927 г. была начата подготовка членов обществ в кружках первой медицинской помощи.Деятельность благотворительных обществ (речь о 1890-1900 годах) сводилась к оказанию помощи нуждающимся деньгами или вещами, а также к учреждению и содержанию различного рода благотворительных заведений в рамках направлений деятельности общества. Благотворительные общества иногда объединялись в союзы, а иногда они имели довольно сложную многоступенчатую структуру, возглавляемую центральными органами, дающими направление деятельности всей системе. Благотворительные заведения, в отличие от обществ, это учреждения для удовлетворения потребностей нуждающегося населения в стенах заведения, то есть нуждающиеся или жили в этих заведениях, или являлись в них для питания, ночлега и т. д. В России к 1902 году функционировало 11040 благотворительных учреждений (47 62 благотворительных общества и 6278 благотворительных заведений).Все благотворительные учреждения, действовавшие на территории России, несмотря на их общественный характер, состояли в ведении и надзоре министерств и ведомств, таких как Министерство внутренних дел, Ведомство православного исповедания, Министерство финансов, Министерство юстиции. Благотворительные учреждения России оказывали помощь взрослым и детям путем организации дешевого бесплатного обучения (школы, мастерские, классы), проживания (ночлежки, квартиры, комнаты, общежития), питания (столовые, чайные), трудоустройства (работные дома, рукодельни), лечебной помощи (больницы, амбулатории, врачебные пункты). Как правило, одна благотворительная организация оказывала сразу несколько видов помощи. Специальным законодательным актом, общим для всех благотворительных организаций, был «Устав об общественном призрении» в России. Он регулировал деятельность благотворительных учреждений, создаваемых частными лицами. В Уставе предусматривалось, что создание благотворительных обществ и частных благотворительных заведений должно производиться в разрешительном порядке (ст. 175 Устава) . Право утверждения уставов благотворительных обществ и частных благотворительных заведений предоставлялось Министерству внутренних дел с тем, однако, чтобы уставы были представлены в Кабинет Министров в случаях включения в них каких-либо правил, льгот и преимуществ, не предусмотренных названным законодательством и требующих Высочайшего разрешения (ст. 443 Устава). Частные благотворительные организации, в отличие от государственных, «не дозволялись к открытию, пока они не будут иметь своих средств, необходимых для их содержания» (ст. 442 Устава) . Разрешительный порядок учреждения благотворительных обществ и учреждений был усовершенствован в 1897 г. Были разработаны нормальные (примерные) уставы, такие, как Примерный устав общества пособия бедным, Устав попечительского общества о доме трудолюбия . После принятия этих нормативных актов порядок создания благотворительных организаций стал явочно-нормативным. Нормативные уставы определяли общий порядок организации и деятельности благотворительных обществ и учреждений. В уставах предусматривались цели организации, состав членов, порядок формирования средств, органов управления, порядок прекращения. Благотворительное общество могло состоять из неограниченного числа членов, уплачивающих членские взносы или обязывающихся содействовать обществу личным трудом в достижении его целей. Члены, в зависимости от участия в делах общества, делились на почетных, действительных и соревнователей (сотрудников). Почетными признавались «лица, оказывающие обществу услуги выдающимися пожертвованиями или иным образом способствующие успешному развитию деятельности общества». В некоторых уставах они именовались благотворителями. Действительные члены - лица, участвовавшие в деятельности общества денежными взносами не ниже определенного размера, которые уплачивались единовременно или ежегодно. Соревнователями - лица, ежегодно передающие обществу взнос в минимальном размере или «содействующие действительным членам в исполнении ими своих обязанностей по обществу» . Причем и соревнователи, и действительные члены могли освобождаться от денежного взноса в случае предоставления бесплатных услуг или безвозмездного участия в деятельности общества. Все действительные члены образовывали общее собрание общества, которое являлось высшим его органом. Общее собрание для непосредственного ведения дел избирало правление общества (комитет, совет) и ревизионную комиссию. Нередко для надзора за определенными заведениями общества избирались попечители этих заведений. Средства благотворительных обществ слагались из взносов и пожертвований; поступлений по займам, процентным бумагам, от проведения увеселений, базаров и лотерей; доходов от недвижимости; доходов от заведений, принадлежащих обществу, а также различного рода сборов и прочих поступлений. Денежные средства общества делились на части, которые именовались «капиталы». Капитал, который образовывался из пожертвований с точно определенным назначением, носил название - специальный. Запасной капитал - часть, на образование которой отчислялись суммы по усмотрению Общего собрания. Расходный капитал состоял из поступлений, не перечисленных вспециальный и запасной капиталы. В состав специального капитала мог входить неприкосновенный капитал, который образовывался за счет поступлений, сделанных под условием неприкосновенности. Из него можно было заимствовать средства лишь по специальному решению общего собрания членов общества. Расходование остальных капиталов осуществлялось также по решению общего собрания посредством утверждения сметы общества на каждый год или по особым постановлениям. Часть средств благотворительных обществ могла обращаться в государственные или гарантированные правительством процентные бумаги. Из средств благотворительных обществ выдавались пособия нуждающимся , строились больницы, хосписы, детские дома, приюты и школы.
Императорское человеколюбивое общество одно из самых крупных и влиятельных благотворительных обществ, имевшее общероссийский характер. Образовано «для вспомоществования истинно бедным» рескриптом Александра I на имя камергера А. А. Витовтова от 16 мая 1802. В своем рескрипте в качества образца император указывал на благотворительное общество в Гамбурге. Для разработки плана действий общества император назначил трех членов – министра коммерции гр. Н. П. Румянцева, надв. сов. Н. Г. Щербакова и иностранного купца Фан-дер-Флита, которые должны были последовательно избрать еще 14 членов. Структура общества, в первое время не имевшего установившегося названия, складывалась в течение нескольких лет. Поначалу оно существовало в основном в виде двух самостоятельных комитетов – Медико-филантропического и Попечительного о бедных.Медико-филантропический комитет был учрежден императором в 18 мая 1802 по записке А. А. Витовтова, которому и было поручено управление им. В этот комитет вошли известные столичные врачи: с.с. Е. Е. Эллизен, с.с. Ф. К. Уден, с.с. И. О. Тимковский, лейб-медик А. А. Крейтон, лейб-медик с.с. К. К. Стофнец, лейб-хирург с.с. И. Ф. Рюль, лейб-хирург с.с. П. И. Линдестрем, лейб-медик с.с. Я. В. Виллие, лейб-медик ген. Я. И. Леттон, с.с. И. И. Энегольм; президентом комитета был избран с.с. И. Ю. Вельцин. При создании комитет получил от Правительства единовременно 15 000 руб. ассигнациями и ежегодную субсидию 5 400 руб. Значительные средства, с разрешения императора, поступали по подписке от частных лиц. Члены комитета жалования не получали, но врачи и обслуживающий персонал состояли на жаловании комитета (врачи получали от 500 до 1 000 руб. ассигнациями в год).Целью Медико-филантропического комитета стало усовершенствование заведений общественного призрения и оказание безвозмездной медицинской помощи нуждающимся, в частности, бесплатное посещение неимущих больных на дому; диспансеризация или амбулаторный прием больных в разных частях города; оказание неотложной помощи лицам, подвергшимся несчастным случаям на улицах; организация особых больниц для заразных больных; призрение инвалидов. В задачу комитета входила борьба с оспой, в частности, оспопрививание. Бесплатно пользоваться помощью комитета могли лица, представившие свидетельства о своей бедности, выданные приходским священником или частным приставом. Комитет создал в С.-Петербурге систему скорой надомной помощи больным и бесплатного снабжения лекарствами через аптеки (для этого существовал особый договор с «вольными аптеками»). В каждой части города был определен особый врач, обязанный оказывать медицинскую помощь бедным больным за счет комитета. Помимо терапевтов в штате комитета имелись окулисты, зубные врачи и акушеры. 11 ноября 1805 начал работу Попечительный о бедных комитет, в задачу которого входило оказание различных видов помощи нуждающимся и сбор сведений о таковых, путем посещения жилищ петербургской бедноты. На раздачу временных пособий и постоянных пенсий комитету было выделено 40 000 руб. ассигнациями в год. В январе 1810 комитет был привлечен к участию в оказании помощи бедным, обращавшимся в Комиссию прошений Государственного совета, и стал получать дополнительную субсидию по 3 000 руб. в месяц. Члены комитета работали на общественных основаниях, не получая жалования, а его служащие (в основном, лица, выявляющие «истинно бедных») состояли на жаловании.В 1812 началось объединение двух комитетов, и у них была создана общая канцелярия. В 1814 было установлено звание главного попечителя единого общества, и в нем был утвержден министр духовных дел и народного просвещения д.т.с. кн. А. Н. Голицын; на должность помощника главного попечителя был назначен П. А. Галахов. 26 июля 1816 по проекту кн. А. Н. Голицына рескриптом императора была окончательно оформлена структура находящегося под высочайшим покровительством Императорского Человеколюбивого общества, в которое в качестве автономных подразделений вошли Медико-филантропический и Попечительный о бедных комитеты. Тогда же для высшего управления его делами был учрежден Совет во главе с главным попечителем. До 1824 это должность сохранялась за кн. А. Н. Голицыным, затем (вплоть до 1913) на нее определялись петербургские митрополиты, а кн. А. Н. Голицын до 1842 оставался действительным членом Совета с правом личного доклада императору по делам общества. Дольше других этот пост занимали митрополиты Серафим (1824-1843) и Исидор (1860-1892). В 1816 по инициативе т.с. бар. Б. И. Фитингофа, камер-юнкера С. С. Ланского, кол.асс. Е. Б. Адеркаса и др. при обществе был учрежден Комитет по ученой части, задачей которого было изучение общих проблем благотворительности и рассмотрение проектов, имеющих благотворительные цели, а также пропаганда деятельности общества. Комитет получил единовременное ассигнование в 5 000 руб. и столько же – в год на издание ежемесячного «Журнала Императорского Человеколюбивого общества» (в 1817–1825 вышло 108 номеров). Комитет был упразднен в 1832.В 1816 обществу была установлена ежегодная субсидия от Кабинета в 100 000 руб. (70 000 руб. – Попечительному комитету и 30 000 руб. – Медико-филантропическому); кроме того, из сумм Казначейства общество получало ежегодно 150 000 руб. ассигнациями. Наряду с этим увеличился приток частных средств. В числе первых крупных жертвователей был кн. П. И. Одоевский, который в 1819 отписал обществу три крепостных имения в Московской и Ярославской губ.общей стоимостью 220 000 руб. серебром.К 1825 в ведении общества в С.-Петербурге было 10 благотворительных заведений, в их числе Институт слепых, Дом воспитания бедных детей в Малой Коломне, Дом призрения малолетних бедных мужского пола из разночинцев, 4 приюта для призрения и воспитания девочек-сирот. Деятельность общества стала распространяться за пределы столицы. В 1818 Попечительский комитет общества был открыт в Москве, а в последующие годы – во многих провинциальных городах. К середине 1850-х по всей России насчитывалось около 40 учреждений общества. В 1851 в состав общества влилось Общество посещения бедных (закрыто в 1855). В 1857 был осуществлен ряд мероприятий по упорядоченью работы общества. Так, был образован Хозяйственно-технический комитет, в функции которого входили: организация торгов, поиск выгодных подрядов и производственная деятельность; для сбора добровольных пожертвований были учреждены «кружечные комиссии» в С.-Петербурге и по линиям железных дорог; образован особый Учебный комитет для наблюдения за учебно-воспитательным процессом в заведениях общества. С 1858 работа в обществе была приравнена к государственной службе, что давало служащим право на пенсии за выслугу лет и некоторые льготы. Чиновники общества получили темно-зеленые мундиры общегражданского покроя с фиолетовым бархатным воротником и обшлагами. Узор десятиразрядного серебряного шитья на них совпадал с узором шитья Министерства внутренних дел – колосья и васильки, с бордюром по краю. При реформировании форменной одежды общества в 1904 его члены получили право носить мундирный сюртук (такой же, какой имели чиновники VII и ниже классов, но без воротниковых петлиц). В 1897 для чиновников и жертвователей общества был учрежден особый нагрудный знак, состоящий из аббревиатуры общества, помещенной под императорской короной в овале из дубовых и лавровых листьев, перевитых лентой, с девизом общества: «Возлюби ближнего, как самого себя». В начале ХХ века в деятельности общества принимало участие личным трудом или пожертвованиями свыше 4 500 человек.К концу ХIХ в. структура управления обществом значительно усложнилась, что было закреплено Положением от 12 июня 1900. Главное управление делами общества осуществлял Совет, в котором председателем являлся главный попечитель; управление благотворительными учреждениями находилось в ведении помощника главного попечителя, назначавшегося по личному усмотрению императора. Члены совета избирались из лиц первых 4-х классов Табели о рангах. При помощнике главного попечителя числился Особый отдел для регистрации бедного населения столицы, а также 13 специальных чиновников – попечителей о бедных, в обязанности которых входило «обследование положения бедных в С.-Петербурге». За поступлением доходов и пожертвований и правильным расходованием сумм следила Контрольная комиссия, состоявшая из председателя и 4 членов. Хозяйственно-технический комитет осуществлял общее наблюдение за благоустройством учреждений общества. Были учреждены должности инспектора по учебной части и юрисконсульта. Все учреждения, находившиеся в ведении общества, разделялись на: Попечительные о бедных комитеты, Попечительства и благотворительные заведения. Средства общества состояли из значительных частных пожертвований, в том числе императора и членов его семьи, процентов с основных капиталов, доходов от недвижимости. В период с 1816 по 1900 в распоряжение Совета общества поступило, кроме недвижимого имущества, 64 782 000 руб., в том числе пожертвования от Высочайших особ – 7 744 000. руб. Общая сумма частных пожертвований достигала в среднем 400 000 руб. ежегодно. К 1 января 1900 капиталы по всем учреждениям общества составляли 7 363 000 руб., а недвижимая собственность его оценивалась в сумме 162 140 000 руб. За период 1816–1901 помощью общества воспользовалось 5 207 000 чел.По данным на 1901, в ведении общества по всей России состояло 221 заведение, в том числе: 63 учебно-воспитательных, где призревались и обучались свыше 7 000сирот и детей бедных родителей; 63 богадельни, призревавшие 2 000 престарелых и увечных обоего пола; 32 дома бесплатных и дешевых квартир и 3 ночлежных приюта, в которых ежедневным приютом пользовались свыше 3 000 человек; 8 народных столовых, обеспечивавших ежедневно 3000 бесплатных обедов; 4 швейных мастерских, в которых работали свыше 500 женщинам; 29 попечительных комитетов, оказывавших временную помощь свыше 10 000 нуждавшимся; 20 медицинских учреждений, в которых бесплатно лечились 175 000 бедных больных. В 1913 главным попечителем и председателем общества был назначен судебный и общественный деятель сенатор В. И. Маркевич, сменивший на этом посту умершего митрополита Антония. В следующем году должность главного попечителя отнесли ко 2-му разряду по мундиру, то есть приравняли к должности министра. В 1916 главным попечителем и председателем общества был член Государственного Совета д.т.с. П. П. Кобылинский, его помощником – сенатор, т.с. А. Е. Сурин; в Совет общества входили видные государственные и общественные деятели, аристократы и крупные предприниматели: П. П. фон Кауфман-Туркестанский, Г. А. Евреинов, В. И. Тимофеевский, кн. Н. Д. Голицын, И. В. Мещанинов, Н. А. Воеводский, Я. Ф. Ганскау, Н. Н. Феноменов, А. Г. Елисеев, П. Л. Барк, гр. Я. Н. Ростовцев, А. А. Куломзин, лейб-медик Е. С. Боткин, И. Н. Ладыженский, Е. П. Ковалевский. Директором Канцелярии был И. И. Билибин, вице-директором – В. Д. Троицкий.Распоряжением Временного правительства от 12 мая 1917 общество было включено в состав Министерства государственного призрения. С приходом большевиков все его средства и имущество были национализированы. 
Лекция XIII Особенности социального призрения детейПлан.Сиротство как общественное явление на Руси.
Развитие государственной системы помощи детям.
Категории детских учреждений, занимающихся оказанием помощи детям в Российской империи.
Деятельность советской власти по решению проблем детства.
Сиротство как общественное явление на Руси имеет многовековую историю. Еще в период создания Российского государства началось формирование системы мер по социальной защите детей-сирот. Охрана их прав во многом зависела от религиозных обычаев и установленного общественного порядка тех времен. Каждая общественно-экономическая формация по-разному защищала ребенка-сироту в зависимости от уровня своего развития. Судьба детей-сирот издавна решалась на Руси путем, так называемого призрения. Причем, с этим понятием ассоциировалось, прежде всего, устройство подкидышей, незаконнорожденных. Именно они составляли контингент отвергнутых детей, от которых родители пытались избавиться любым путем.
Сиротами, говоря о детях, с древнейших времен называли детей бедных крестьян- общинников (X—XIV вв.). Позднее термин «сирота» стал вытесняться термином «крестьяне» (в древнейших актах и грамотах), а в XIV — начале XVIII вв. в обращении к правительству и феодалам «сирота» стало самоназванием не только крестьян, посадских людей, стрелецких и солдатских жен, а также детей. С ростом капиталистических отношений в России к сиротам уже относились дети рабочей бедноты, разорившихся крестьян и ремесленников, а в периоды социально-политических потрясений (крестьянских восстаний, революций и войн) — дети солдат, революционеров, «бунтовщиков» и т. п.
Здесь же впервые (в письменных источниках) ставится вопрос об открытии специальных домов, где они должны обучаться грамоте и ремеслам (первый воспитательный дом был основан в Милане в 787 году архиепископом Датсусом). Этот проект можно рассматривать как наивысшее проявление той эпохи, когда идея государственного призрения детей только зарождалась. При этом на место чувства «нищелюбия», основывающегося на мысли о спасении души, выдвигается идея о необходимости за счет благотворительности по отношению к детям обеспечить одновременно и потребности государства в грамотных и обученных различным ремеслам и наукам людях.
В тоже время нехватка рабочих рук приводила к тому, что государство своими указами и распоряжениями отдавало беспризорных детей в кабалу, как частным лицам, так и церковным учреждениям, позволяя им пользоваться бесплатным трудом своих воспитанников. Поэтому подобное можно считать лишь примитивной формой заботы общества и государства о сиротах. Частные лица и монастыри охотно брали сироту к себе на воспитание. В свою очередь ребенок, оставшийся без родителей, не имел возможности иным способом обеспечить себе пропитание. Такая система «устройства» существовала довольно длительное время - до конца 18 века.
Первые специальные государственные учреждения для детей-сирот были открыты в XVIII веке. Так, в 1706 году Новгородский митрополит Иов построил за собственный счет при Холмово-Успенском монастыре воспитательный дом для «незаконнорожденных и всяких подкидных младенцев». Дальнейшее развитие сиротские детские учреждения получили при Петре 1, который 4 ноября 1715 г. издал указ, предписывавший устраивать в Москве и других городах России госпитали для незаконнорожденных детей. Причем практиковался «тайный принос младенцев через окно, «дабы приносимых лиц не было видно». Такой способ подкидывания детей, при котором женщина-мать оставалась неизвестной, практиковался и в Европе. Устраивались «сиропитательницы» или «госпитали» возле церковных оград. В Москве они делались каменными, в других городах деревянными.
Содержались госпитали частично за счет городских доходов, а также пожертвований частных лиц и церкви. Каждый такой госпиталь вверялся надзирательнице, в обязанность которой входили уход и надзор за воспитанием призреваемых детей, когда же они подрастали, их отдавали в учение мастерству (мальчики) или в услужение в семьи (в основном, девочки). Причем практиковалась эта форма воспитания детей- сирот все шире, особенно в конце XVIII — начале XIX вв.
И.И.Бецкому принадлежит та несомненная заслуга, что помощь брошенным детям — возможно, самым нуждающимся из нуждающихся — была признана важной задачей государства и общества, несмотря на сильнейшие предрассудки, существовавшие в этом отношении (известны слова одного видного екатерининского вельможи, что таким детям «лучше быть в Москва-реке, чем в Доме»).
Своеобразием отличался и статус воспитательного дома. Он рассматривался как самостоятельное ведомство, находился под «особливым монаршим покровительством и призрением», приравнивался в правах и ранге ко всем коллегиям (министерствам).
В царствование Екатерины II имело место одно существенное нововведение. Если раньше незаконнорожденные подкидыши закрепощались путем их закрепления за воспитателями, чьими крепостными они становились (Соборное Уложение царя Алексея Михайловича, 1649 г.), то теперь они стали поступать до совершеннолетия в ведомство приказов общественных учреждений, а затем делались вольными. Их причисляли к государственным селениям, заводам и промыслам по рассмотрению казенной палаты и по собственному их желанию. За воспитанием детишек в крестьянских семьях был установлен надзор. Инспекторов, объезжавших деревни, Мария Федоровна выбирала очень строго. Но этим не довольствовалась — лично просила крестьянок-воспитательниц беречь «ее деток» и поощряла их подарками и денежными наградами. Деятельность Марии Федоровны не ограничивалась только распределением покинутых детей по крестьянским семьям. При ее содействии были открыты педагогические классы при воспитательных домах и гувернантские классы в женских институтах, которые готовили учительниц и гувернанток. Открыли и музыкальные классы для подготовки учительниц музыки. Надо сказать, что на все свои начинания императрица давала собственные средства, всего более миллиона рублей.
В России сложились три основные категории детских учреждений, занимавшихся призрением детей: воспитательные дома; детские приюты и колонии; профессиональные школы и мастерские (с полным призрением и без него); общежития для учащихся; ясли и колыбельни; лечебные детские учреждения; заведения для содержания психически и физически нездоровых детей; дневные приюты; ночлежные дома; заведения для бесплатного и дешевого обучения детей; бесплатные столовые; заведения, дающие помощь детям деньгами и вещами вне учреждения.
Интересный тип благотворительных заведений для детей представляли собой разнообразные ремесленные мастерские, где занимались дети как живущие при них (своеобразный интернат), так и приходящие на день, обучаясь основам различных ремесел, а также грамоте и математике. Помимо этого, Попечительством о трудовой помощи содержались многочисленные трудовые пункты, которые давали детям работу на дом и занимались затем ее сбытом.
Н. Стрекаловой на посту директрисы Дамского тюремного комитета было создание приюта для арестантских детей, то есть детей, родители которых отбывали срок тюремного заключения. В 1866 г. Дамское попечительство о бедных создало совершенно новое для России учреждение — приют во имя св. Марии Магдалины для женщин, девушек и малолетних девочек, занимавшихся проституцией и пожелавших встать на праведный жизненный путь.
С насущной проблемой массового сиротства и беспризорничества, острейшей необходимостью государственного устройства, содержания и воспитания детей-сирот и детей, лишившихся попечения родителей, послереволюционная Россия столкнулась уже в первые годы советской власти.
Декретом СНК РСФСР от 9 января 1918 г. «О комиссиях для несовершеннолетних» детские дореволюционные приюты и сиротские дома преобразовывались в государственные детские дома и передавались в ведение специально созданных комиссий. В 1917—1918 годах детские дома находились в непосредственном подчинении Народного Комиссариата социального обеспечения, а с 30 мая 1918 г. передавались в ведение Наркомата просвещения (специальным декретом СНК).
Начала реализовываться возникшая еще в конце 19 века идея о том, что социальное обеспечение детей должно быть всецело передано в ведение государства. Более того, в теоретических трудах Н. Крупская и А. Коллонтай эта идея доводилась до крайних пределов: по их мнению, государство должно было взять на себя воспитание и материальное обеспечение всех
без исключения детей, чтобы освободить их от влияния семьи и создать новый тип людей, способных создать коммунистическое общество.
В феврале 1919 г. в РСФСР был основан Государственный совет защиты детства, главном функции которого являлось изыскание средств для содержания детских домов. Значительную помощь этим учреждениям оказала созданная в 1921 г. при ВЦИК Комиссия по улучшению жизни детей во главе с Ф.Э.Дзержинским. В задачи комиссии входило:
оказание помощи продовольствием, жильем, топливом, одеждой учреждениям, ведающим
охраной жизни и здоровья детей, прежде всего беспризорных;
издание законов и постановлений касающихся охраны жизни и здоровья детей.
Голод 1921 года в Поволжье внес существенные коррективы в планы работы с детьми. Помимо имеющихся 5 млн. беспризорных, в сфере голода оказалось еще 8 млн. детей, многие из которых потеряли детей. В этих условиях комиссия вынуждена была заниматься только неотложными мерами по спасению детей. Был найден единственный правильный в тех условиях способ - массовое открытие новых детских домов, где дети могли получать хоть скудное, но все же достаточное до выживания питание. Была так же организована перевозка детей из районов голода в другие.
Наряду с детскими домами в 20-е годы существовали и другие государственные интернатные учреждения: детские коммуны и городки, трудовые колонии, пионердома. Многие педагоги 20-х годов отдавали предпочтение детским домам смешанного типа (школьного и дошкольного возрастов). Нестандартным типом детских учреждений 20-х годов были пионердома. От обычных детских домов школьного типа они отличались стопроцентным пионерским составом — в то время это встречалось нечасто. В пионердома принимали детей с 12 лет, а их количество не превышало в этих заведениях 80 человек. Работа пионердомов строилась по принципу деятельности пионерской организации (создание пионерских звеньев) и носила ярко выраженный политический характер первых революционных лет.
В эти же годы в зависимости от местных уровни создавались и детские трудовые (промышленные или сельскохозяйственные) коммуны для несовершеннолетних правонарушителей 12—17 лет. Эти учреждения отличались специфичностью контингента, раздельным воспитанием (девочки и мальчики раздельно) и некоторыми организационными принципами. К ним относились: полное самообслуживание, производственный труд оплата труда
подростков в мастерских, частичная, хотя и минимальная, самоокупаемость учреждения.
В годы Великой Отечественной войны с особой остротой встал вопрос об устройстве детей-сирот. В январе 1942 г. было принято постановление СНК СССР «Об устройстве детей, оставшихся без родителей». Основной целью этого постановления было определение основных направлений работы органов государственной власти, партийных организаций по предупреждению детской беспризорности и уменьшению для детей тягот войны. Необходимо было спасти и устроить в детские учреждения сотни тысяч детей, потерявших родителей во время войны. На государственные средства создавались новые детские дома для детей воинов Советской армии, партизан и детей, родители которых погибли (специальные детдома). К концу 1945 г. таких детдомов в СССР было около 120, в них воспитывалось свыше 17 тыс. детей. Создавались для детей, оставшихся без родителей, и детские дома на средства общественности (колхозов, комсомола, профсоюзов, милиции, промышленных предприятий). Кроме того, в годы Великой Отечественной войны был возрожден институтпатронирования(передача детей на воспитание в семьи).
С 1956 г. по решению XX съезда КПСС в СССР начали создаваться школы-интернаты для детей-сирот, детей одиноких матерей, инвалидов войны и труда, пенсионеров, а также детей, родители которых в силу разных причин нуждались в помощи государства. В 1959—1965 гг. с учетом местных условий и возможностей в стране осуществлялось преобразование детских домов школьного типа в школы-интернаты.
Вопросы для самоконтроля:Дайте определение понятию «сироты».
Чем отличался статус воспитательного дома?
Назовите три основные категории детских учреждений, занимавшихся призрением детей.
Назовите задачи Комиссии по улучшению жизни детей.
Когда начали создаваться школы – интернаты?
Список литературы:История социальной работы в России, Е.Г.Лозовская, Е.С.Новак, Волгоград, 2001.
История социальной работы в России: Учеб.пособие для студентов вузов, Фирсов М.В., Гуманит. Изд. центр ВЛАДОС, 1999.
История социальной работы за рубежом и в России (с древности до начала ХХ века), Кузьмин К.В., Сутырин Б.А., Академический проект, 2002.
История социальной работы, Е.Ю.Костина, Изд-во Дальневосточного университета, Владивосток, 2004.
Глоссарий:Детские приюты– благотворительные учреждения для призрения и воспитания сирот, покинутых и беспризорных детей.
Дома сиротские– государственные учреждения приказов общественного призрения XIX в., предназначенные для воспитания и призрения сирот обоего пола до 12 лет.
Дома трудолюбия– благотворительные заведения, осуществляющие трудовое перевоспитание нищих путем предоставления им работы и приюта.
Нищенство– состояние, при котором ведение нормального образа жизни становится невозможным или затруднительным из-за отсутствия материальных и денежных средств, навыков трудовой деятельности, а социальное функционирование обеспечивается в определяющей мере сбором подаяний.
Сиротство– социальное явление, обусловленное наличием в обществе детей, родители которых умерли, а также детей, оставшихся без попечения родителей вследствие лишения родительских прав, признания в установленном порядке родителей нетрудоспособными.
Лекция XIY Социальная защита военнослужащихПлан.Первые попытки социальной защиты военнослужащих.
«Русский инвалид» и Александровский комитет помощи раненным.
Социальная помощь военным во время первой мировой войны.
В России человеческое отношение к раненым, ко всему тому, что выбрасывалось как негодное из боя и, являлось обузой для воюющих, тем не менее, справедливо требует участия и попечения, стало складываться уже с очень давних пор. Заботы о раненных, пострадавших на войне, желание оказать им ту или иную помощь, облегчить их страдания, хоть чем-нибудь отблагодарить за принесенную ими жертву, можно проследить по многим историческим актам. Социальная помощь военным людям начала складываться гораздо раньше, чем представителям других сословий. Так, например, в сборнике соборных решений 1551 г., так называемом «Стоглаве», имеется статья, посвященная выкупу пленных. Царь Борис Федорович Годунов в 1604 году постановил, чтобы раненым детям боярским давать двухлетнюю льготу от поставки с поместий их даточных людей. Потом, в царствование Василия Шуйского, Троице-Сергиева Лавра устроила за монастырями особые дома и больницы для призрения раненных воинов безденежно, а во время осады этой Лавры раненным отводились лучшие кельи. В 1611 году в уставной грамоте упоминается, что за осаду в Москве раненые получали в награду особые поместья.
При Михаиле Федоровиче за раны также давались вотчины, а для лечения каждому назначался, по просьбе, врач. При тогдашнем неудовлетворительном состояние госпитальной части это имело громадное значение. Кроме того для лечения раненных выделялись особые деньги. Соборным уложением Алексея Михайловича 1649 г. был введен особый налог «на искупление пленных». Также при нем раненным было назначено правильное содержание, раненных разделяли на два разряда: тяжело и легко раненных - и сообразно этому они получали большее или меньшее жалованье. Здравоохранение как государственная система начала складываться, прежде всего, для обслуживания царского двора и армии. Перед войной с Польшей Алексей Михайлович организовал лекарскую школу, готовившую лекарей-костоправов для армии. Этим же целям служил учрежденный Петром 1 в 1706 г. госпиталь с госпитальной школой — первое в России высшее медицинское учебное заведение. Более широкое развитие получила помощь раненным в 18 веке, начавшимся великой северной войной, которая сопровождалась массой жертв. Петр Великий постоянно заботившийся о здоровых солдатах, не оставлял на произвол судьбы и тех, которые, потеряв здоровье на войне, сделались неспособными к труду. Для обеспечения их он решил устроить при монастырях нечто вроде инвалидных домов для раненных и больных воинов. С этой целью, он, оставлял монастырям земельные имущества, предписывал им заводить у себя лазареты, обязывал содержать престарелых и раненых солдат. Петр 1 устроил в селе Преображенском полотняную (парусинную) фабрику, на которой работали матросы, списанные с кораблей. Это была своего рода богадельня, где непригодные для морской службы моряки получали приют и посильную работу.
Императрица Елизавет Петровна, заботясь о возможно «лучшем за службу и раны отставных офицеров и солдат содержании», приказывала строить каменные госпитали. В эти дома она предполагала перевести инвалидов из монастырей, которые должны были доставлять, взамен этого, хлеб и деньги на их содержание. При комплектовании организованной по указу Екатерины
II Екатерининской богадельни предпочтение отдавалось нижним воинским чинам. А для лиц офицерского звания в 1777 г. был организован инвалидный дом.
Война 1812 г. принесла неисчислимые страдания русскому народу. Много семей лишилось кормильцев, тысячи раненых и увечных воинов нуждались в помощи. Между тем государственная система медицинского и социального обеспечения нуждавшихся была неудовлетворительной. И вот нашелся инициативный человек, который не смог оставаться равнодушным, наблюдая несчастное положение многих пострадавших воинов и их семей, чье положение не было обеспечено социальными гарантиями. Павел Павлович Помиан-Пезаровиусродился 17-го февраля 1776 года. Он был сыном лютеранского пастора в Лифляндской губернии. По окончанию курса в Йенском университете. Со званием доктора философии, Пезаровиус в 1803 году определился на службу «секретарем иностранной переписки» в канцелярию тайного советника Новосильцева, состоящего при Александре I. Постоянно продвигался по служебной лестнице благодаря своему «усердию и ревностной службе». В январе 1813 года, к нему пришла мысль издавать газету. Это был случай не только предавать сообщения о подвигах русских воинов, но и получить возможность достать средства для помощи 50 или даже 100 инвалидам, которые будут возвращаться на родину через Петербург.
Первый номер «Русского инвалида» вышел в объеме одного печатного листа серой бумаги, формата небольшой четверки. В нем, как и в ближайших за ним номерах, перепечатывались донесения о действиях нашей армии за границей и статьи об опустошениях сопровождающих поход неприятеля в Москву, кроме того, помещены несколько военных анекдотов. Таким образов новая газета ни своим внешним видом, ни внутренним содержанием, не могла привлечь к себе читателей. Первая публикация доставила издателю всего 12 подписчиков. Но на помощь ему явились случайные обстоятельства, которые неожиданно поддержали это предприятие. Пезаровиус разослал первый номер «Русского инвалида» всем членам царской семьи и высокопоставленным лицам Петербурга. Царская семья подписалась на семь экземпляров, прислав вместо объявленной подписной платы 1600 рублей.
В четвертом номере он напечатал полный отчет о поступивших средствах и о состоянии кассы «Русского инвалида». Отчет был явлением совершенно новым для публики; своей простотой и откровенностью он произвел впечатление и внушил доверие к Пезаровиусу.
Русское общество отнеслось к идее Пезаровиуса с большим пониманием и сочувствием. В организованную Пезаровиусом кассу потекли благотворительные взносы и к 1814 г. был собран капитал в 400 тысяч рублей, который был передан правительству, а то, в свою очередь, передало его специально учрежденному комитету для призрения воинов. К 1892 г. капитал этого комитета возрос до 21716720 рублей.
18-го августа 1814 года учреждается особый комитет. С учреждением комитета Пезаровиус намеревался передать ему и инвалидный капитал и 1 200 инвалидов, получавших от него в то время постоянные пособия. Но государь пожелал, чтобы Пезаровиус остался редактором газеты «Русский инвалид» и вошел в комитет. Пезаровиус редактировал газету еще 6 лет, в течение этого времени чистый доход от издания (40 - 60 тысяч рублей в год) передавался в инвалидный капитал. Так что общая сумма собранная Пезаровиусом составила 1 320 424 рубля.
Александровский комитет о раненых, основанный на средства, собранные П. П. Пезаровиусом — издателем газеты «Русский инвалид». Александровский комитет представлял собой общественную организацию, существовавшую исключительно на благотворительные пожертвования. Не получая никакой дотации со стороны государственного казначейства, комитет тем не менее располагал значительными средствами, позволявшими оказывать помощь десяткам тысяч раненых воинов и их семьям. К концу XIX столетия инвалидный капитал этого комитета составлял 32 миллиона рублей, а годовой оборот достигал 5 миллионов.
Помощь комитета заключалась в пенсионном обеспечении, выдаче ссуд, улучшении жилищных условий, бесплатном медицинском обслуживании, помощи семьям погибших, воспитании детей, устройстве их в приюты и дома призрения. Пособия, выдаваемые комитетом, по тем временам были довольно значительными. Размер их зависел от прежнего воинского звания и степени утраты трудоспособности.
По указу от 5 мая 1816 г. инвалиды Отечественной войны 1812 г. получили привилегии при замещении служебных должностей, которое осуществлялось попредставлении Александровского комитета. В ведении комитета о раненых состояло несколько богаделен, в числе их Измайловская. Самая крупная военная богадельня находилась на Измайловском острове рядом с бывшей царской загородной резиденцией.
Вскоре после окончания русско-турецкой войны 1877—1878 гг. военные госпитали стали постепенно закрываться. При выписке раненых оказалось, что многие бывшие воины, потерявшие трудоспособность, не имеют приюта. Встал вопрос об их призрении. И вот появилась инициативная, деятельная, милосердная женщина, которая взялась за организацию убежища для воинов. Это была кавалерская дама Александра Николаевна Стрекалова. Был выстроен комплекс благоустроенных домиков, каждый на 8—10 человек, со всеми хозяйственными и лечебными службами. Убежище состояло из двух отделений: одно предназначалось для нижних чинов и носило название «Александровского убежища увечных, престарелых и неизлечимых воинов». Другой приют предназначался для офицеров и носил название «Алексеевского приюта дляраненых, увечных и престарелых офицеров». В 1916 г. благотворительный городок во Всехсвятском состоял из 19 отдельных корпусов, 16 из которых были жилыми.
Масштабы первой мировой войны потребовали нового уровня решения проблемы оказания помощи раненым и увечным воинам. В начале войны на взлете всеобщего патриотического подъема возникли Всероссийский земский союз помощи больным и раненым воинам и Всероссийский союз городов. В рамках этих союзов развернулась обширная деятельность по оказанию помощи больным и раненым воинам. Созданные союзом общественные организации занимались оборудованием госпиталей, санитарных поездов, пунктов питания, заготовкой медикаментов и белья, обучением медицинского персонала и проч. В виду постановления съезда городских голов в Москве 8 и 9 августа (1914 года) об учреждении Всероссийского Городского Союза помощи больным и раненым воинам и семьям призванных запасных, Министр Внутренних Дел входит с всеподданнейшим докладом о разрешение городам вступать в состав означенного Союза.
Союз городов занимался:оказанием содействия городам по содержанию и оборудованию недостающего числа
кроватей.
Организацией питательных пунктов.
Организацией осведомительных бюро.
Оборудованием санитарных поездов.
Устройством разборных платформ.
Устройством центральных складов белья, перевязочных средств, медикаментов и
медицинских инструментов.
Снабжением городов медицинским персоналом.
Устройством сборов пожертвований в кассу.
Союз городов покупал своим раненным одежду когда они были в госпитале и по выходу.
Союз городов занимается протезной деятельностью и организацией санаторного лечения.
В Москве 14 апреля 1915 г. был создан городской Попечительный об увечных воинах совет, который взял на себя заботу по организации дела восстановления трудоспособности увечных воинов путем создания соответствующих лечебных учреждений, обучения раненых грамоте и ремеслам. В столичных университетских городах, располагающих квалифицированными кадрами, было решено создать несколько физико-механо-ортопедических институтов с общим числом 3 тысячи коек. На реализацию этой программы было отпущено около 18 миллионов рублей.
Вопросы для самоконтроля:Когда к П.П.Помиан-Пезаровиусу пришла мысль издавать газету «Русский инвалид»?
Что представлял собой Александровский комитет?
В чем заключалась помощь Комитета?
Чем занимался Союз городов?
Когда был создан городской Попечительный об увечных воинах совет?
Список литературы:История социальной работы в России, Е.Г.Лозовская, Е.С.Новак, Волгоград, 2001.
История социальной работы в России: Учеб.пособие для студентов вузов, Фирсов М.В., Гуманит. Изд. центр ВЛАДОС, 1999.
История социальной работы за рубежом и в России (с древности до начала ХХ века), Кузьмин К.В., Сутырин Б.А., Академический проект, 2002.
История социальной работы, Е.Ю.Костина, Изд-во Дальневосточного университета, Владивосток, 2004.
Лекция XV Социальная помощь и призрение безработных.План.Социальная помощь безработным.
Работные дома и дома трудолюбия.
Общественные работы.
Трудовая помощь включала следующие профилактические и реабилитационные функции и формы работы:
предупреждение безработицы у взрослых — путем организации служб занятости, создания новых и расширения существующих производственных единиц, профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации, кредитования, обеспечения работой на дому и т. п.;
ликвидация последствий и предупреждение голода, недорода, стихийных бедствий посредством общественных работ;
предупреждение безработицы у детей — путем трудового воспитания и профессионального образования в семье, школе, учреждениях «закрытого типа» (приютах, воспитательных домах, специализированных учебно-воспитательных заведениях);
«трудовая терапия» — в работных домах и домах трудолюбия для взрослых и для детей, в артелях для «босяков»; «трудовая реабилитация» — в воспитательно-принудительных колониях для взрослых и детей, воспитательно-трудовых учебных заведениях и др.
Осуществлением трудовой помощи как альтернативы милостыне, призрению в различного рода богадельнях, содержанию асоциальных групп населения в тюремных учреждениях и др. занимались государственные органы, земские и городские самоуправления, отчасти религиозные организации, частные лица, но более всего — общественные объединения благотворительного характера.
Создаваемая Екатериной II система общественного призрения предусматривала открытие наряду с больницей и богадельней также особые учреждения для трудоустройства безработных, нищих и бродяг. В соответствии с изданным в 1775 г. Учреждением для управления губерний Всероссийской империи приказам общественного призрения вменялось в обязанность создавать работные исмирительные дома. Согласно этому в 1785 г. в Москве был создан смирительный дом. В отличие от работного дома, предназначавшегося по идее обеспечить трудом добровольцев, желающих честным трудом заработать себе на жизнь, смирительный дом представлял собой не что иное, как колонию принудительного труда, куда интернировались лица за антиобщественное поведение.
Работный и смирительный дома вскоре слились и превратились в колонию принудительного труда, на основе которой в последующем образовалась тюрьма. С 1870 г. смирительный дом стал называться Московской городской исправительной тюрьмой.
В противовес им можно назвать возникновение домов трудолюбия, чья деятельность была направлена на действенное решения проблем безработных. Предназначение домов трудолюбия состояло в предоставлении бедным возможности зарабатывать свой хлеб честным трудом — при содействии общества. Создавались эти учреждения как «средство сокращения нищенства, предупреждения преступлений, часто совершаемых с голоду, и для содействия развитию народного труда». Чаще всего дома трудолюбия не имели «воспитательно-исправительного характера», то есть профессиональных нищих туда насильно не отправляли. В дома трудолюбия бедняки приходили добровольно и покидали их по своему желанию. Основной причиной прихода в дом трудолюбия, по наблюдению Герье, была «пониженная трудоспособность»; помощь дома трудолюбия могла потребоваться, например, женщине с ребенком, пожилому человеку, явившемуся из деревни безработному, обленившемуся, алкоголику или подростку.
В 1882 году в России открывается первый дом трудолюбия. Идея его основания тесно связана с именем духовного пастыря - отца Иоанна Кронштадтского. Уже по самому своему характеру портового города Кронштадт привлекал к себе массу рабочих рук, которые не всегда
находили себе работу, и в свободное время, иногда даже против своей воли, принужденны были протягивать «Христа ради» для того, чтобы не умереть с голода. С другой стороны подаяние милостыне в высшей степени развито в Кронштадте отчасти вследствие богатства самого города и близости его к столице, отчасти благодаря присутствию в нем массы лиц, приезжающих искать советов и молитв о. Иоанна.
В 1886 году в Петербурге открывается дом трудолюбия. Открытый на средства «евангелического» общества по инициативе барона О.О.Буксгевдена. Сам дом трудолюбия был организован несколько на иных началах, чем существовавшие уже до него в России Дома, и по устройству своему и по преследуемым целям. В доме были устроены помещения для ночлега мужчин, только которые призревались домом. Продовольствие им так же стали отпускать в самом Доме, и с этих пор они находились под неослабным и почти исключительным влиянием всей обстановки и жизни Дома. Параллельно с этим дом трудолюбия мог осуществить еще одну намеченную им задачу и прекратить выдачу работающим в Доме определенной заработной платы, которая должна идти на содержание призреваемых, а между тем часто уходит на выпивку и разгул.Теперь призреваемые никакой заработной платы не получают, а им только назначают небольшое вознаграждение, которое откладывается в особый фонд, выдаваемый им при выходе из дома. Только в случаях необходимости деньги из этого фонда выдаются им по частям на руки на текущие расходы, но на это нужно разрешение смотрителя. Определенное жалование получают лишь очень немногие «трудолюбцы» - только те, кто успели зарекомендовать себя и поэтому выполняют обязанности постоянного штата служащих при Доме, начиная бухгалтером и кончая дворником.
В связи с продолжительным сроком пребывания, в доме его призреваемые находили и тот род работы, который ближе для них. Дом имел несколько мастерских: столярную, переплетную, картонажную, сапожную, портняжную, слесарную и другие. В доме проводилось обучение призреваемых по выбранной специальности.
Параллельно с распространением домов трудолюбия в Петербурге шло также и постепенное их развитие по всей России. В 1896 г. при московском работном доме на средства вдовы известного предпринимателя железнодорожного строительства, члена Московского отделения совета мануфактур и торговли Софьи Николаевны Горбовойбыл основан женский Дом трудолюбия. При Доме трудолюбия имелись мастерские, оборудованные швейными машинами, где приходящие женщины могли зарабатывать средства к существованию. Заказы принимались от казенных и общественных организаций, а также от частных лиц. При Доме трудолюбия имелась столовая, где можно было получить обед стоимостью 5 копеек.
Г. Г. Швиттау, автор книги «Трудовая помощь в России» писал о функциях домов трудолюбия. Кроме основной задачи — оказывать нуждающимся срочную,недолговременную помощь посредством предоставления им труда и приюта — этого рода учреждения имеют ряд других функций:
пропитание(устройство при доме трудолюбия специальных дешевых или даже бесплатных столовых);
обеспечение ночлегом(устройство ночлежных приютов);
призрение детей рабочих(открытие яслей, трудовых убежищ для подростков);
приискание занятий(посреднические конторы).
В 1895 году было открыто Попечительство о Домах трудолюбия и работных домах, позже (в 1906 году) переименованное в Попечительство о трудовой помощи. Оно помогало устройству и содержанию различных учреждений «трудовой помощи». Так как в Домах трудолюбия найти себе занятие мог, по определению, любой желающий работать, то вводились здесь ремесла, «не требующие никакого особого профессионального знания».
Для обладавших какой-либо квалификацией, в домах трудолюбия открывались мастерские по многим видам работ: швейные, столярные, переплетные, пакетные, сапожные, слесарные, корзиночные, портняжные, обойно-матрацные, коробочные, ткацкие, типографские, изготовление швабр, чулочные мастерские, пекарни, шапочное производство, изготовление соломенных изделий, прачечные, производство жестяных изделий, кружевные мастерские, поварское дело, красильная мастерская, токарная, плетение мебели, малярное дело, гамачное производство, мебельная мастерская, медно-водопроводная, бондарная, ковровое производство, переписка бумаг на пишущих машинах.
Труд здесь оплачивался более скромно, чем это было бы на постоянном рабочем месте. В некоторых Домах трудолюбия хорошо зарекомендовавшим себя труженикам подыскивали постоянное место. В большинстве Домов посетители обеспечивались едой, а в некоторых получали полный приют.
Поводом к организации общественных работ в России всегда служили неурожаи, отнимающий у широких масс населения главный ресурс продовольствия и делавшие, таким образом, особенно жгучей потребность в заработках, без которых при обычных условиях население могло обходиться. Русские неурожаи превращали дурную и недостаточную занятость нашего населения в острую безработицу. Этим и объясняется то обстоятельство, что, в противоположность Западу, призванные бороться с этой безработицей, наши общественные работы являлись почти исключительно работами чрезвычайными. Хотя первые известия о неурожае и голоде в России относятся к 1024 году, общественные работы начались у нас сравнительно поздно. Первые попытки их устройства относится лишь к началу 17 столетия, а именно, к царствованию Бориса Годунова. Очень долго они носили совершенно случайный характер, как, например, работы, устраивавшиеся при Петре I, Анне Иоанновне и Екатерине II.
Этот характер наши работы стали терять только в царствование Николая I. Однако и в этот период времени отношение к ним было не всегда одинаково. В начале царствования на них смотрели как на «единственную, самую надежную и удовлетворяющую всем видам правительства меру»; но потом, под влиянием неудовлетворительной внутренней организации работ им стали отводить уже более подчиненное место, как мероприятию частному и дополнительному. Большую роль в неудаче николаевских работ сыграла неспособность и неподготовленность местной администрации, не сочувствие со стороны помещиков и недоверие крестьян.
С воцарением Александра II продовольственное дело было передано в руки новосозданного земского самоуправления, какое и не замедлило выступить с целым рядом общественных работ. Наиболее интересными были работы по сооружению Московско-Смоленской железной работы. В неурожай 1873 года также велись общественные работы в Самарской губернии по ирригации полей и лесонасаждению.
В «голодные» 1891 и 1892 годы правительство израсходовало на народное продовольствие свыше 170 миллионов рублей, в том числе около 15 миллионов на общественные работы. Но эти работы не были поручены земствам, а общее руководство ими было поручено генерал-лейтенанту Анненкову. Работы были разбросаны на огромном пространстве и отличались большим разнообразием: были произведены разные дорожные сооружения, лесные, строительные, земляные и оросительные работы. Но скоро был обнаружен перерасход на этих работах, а проведенные работы вскрыли множество промахов и злоупотреблений. Бесславное окончание анненковских работ почти на целое десятилетие задержало развитие общественных работ и создало немало их принципиальных противников.
На рубеже двадцатого столетия снова начинается оживляться деятельность в области общественных работ. Так общественные работы устраивали в продовольственные компании 1898 - 1899, 1908 -1909 гг. Наконец, в 1911 - 1912 годах общественные работы достигли небывалых ранее размеров, так как неурожай охватил 20 губерний. Наши общественные работы, в противоположность западноевропейским, носили исключительно сельскохозяйственный характер и отличаются значительным разнообразием. Главнейшими видами их являются следующие работы:
работы по водоснабжению и вообще гидротехнические (устройство плотин, водохранилищ, каменных колодцев, котлованов, водосборных бассейнов и т.п.);
работы по накоплению снега на крестьянских пашнях, снегосборных щитов и т.п.;
работы по укреплению оврагов, песков, берегов рек, работы по спрямлению, расчистке и углублению рек и озер;
дорожные работы по проведению проселков и лесных просек;
лесорубные и распилочные работы;
строительные работы (постройка хлебозапасных магазинов, школьных
зданий, учебных мастерских и т.п.);
работы по заготовке материалов для весенних работ (камня, дерева и т.д.).
Вопросы для самоконтроля:Какие функции и формы включала в себя трудовая помощь?
Когда был открыт первый в России дом трудолюбия?
Когда и кем был основан женский дом трудолюбия?
Перечислите функции домов трудолюбия по Г.Г.Швиттау.
Назовите главнейшие виды общественных работ.
Список литературы:История социальной работы в России, Е.Г.Лозовская, Е.С.Новак, Волгоград, 2001.
История социальной работы в России:Учеб.пособие для студентов вузов, Фирсов М.В., Гуманит. Изд. центр ВЛАДОС, 1999.
История социальной работы за рубежом и в России (с древности до начала ХХ века), Кузьмин К.В., Сутырин Б.А., Академический проект, 2002.
История социальной работы, Е.Ю.Костина, Изд-во Дальневосточного университета, Владивосток, 2004.
Глоссарий:Дома трудолюбия– благотворительные заведения, осуществляющие трудовое перевоспитание нищих путем предоставления им работы и приюта. Основателем первого дома трудолюбия в России был о. Иоанн Кронштадтский, в 1881 году открывший данное заведение.
Работные дома – учреждения общественного призрения, где в принудительном порядке осуществлялось трудовое воспитание профессиональных нищих.
ЛЕКЦИЯ XVI Деятельность органов призрения Владимирской губернии.План:
Создание приказов общественного призрения.
Деятельность Владимирского приказа общественного призрения.
Структура Владимирского приказа общественного призрения.
Первой государственной структурой социальной поддержки населения Владимирской губернии стал приказ общественного призрения. «Учреждения для управления губерний Всероссийской империи» юридически закрепили организацию приказов общественного призрения в каждой из 50 (вместо прежних 20) губерний с численностью населения 300 – 400 тыс. душ мужского пола. Совершенствуя систему государственной помощи нуждающимся, Екатерина II впервые в истории России организовала специальные социальные органы – приказы общественного призрения. В результате проведения Губернской реформы была создана система государственных органов социального призрения на местном уровне, на уровне губерний.
Согласно Губернской реформе 1775 г. представители всех свободных сословий получили право участия в делах местного самоуправления и суда. Дворяне избирались в Верхний земский суд, государственные крестьяне – в Верхнюю расправу, а заседатели от купцов и мещан избирались в Губернский магистрат. Проводя Губернскую реформу, Екатерина II пыталась следовать примеру Запада, где местная власть имела довольно широкие полномочия. В России это произошло позже в связи с организацией земств. Но создание приказов общественного призрения в 1775 г. и передача их в ведение губерний свидетельствует о том, что этот процесс начался значительно раньше.
В исследуемый период общественное призрение понималось как оказание помощи обществу со стороны государства, государственных органов. Но политика общественного призрения распространялась не на весь народ. В изучаемый период под обществом понимались только лично свободные категории населения: дворянство, представители городских сословий (купцы, мещане) и государственные крестьяне. Деятельность приказов общественного призрения не затрагивала самое большое сословие – помещичьих крестьян. В связи с этим в статье 252 «Учреждений» на сельские общины и приходы была возложена обязанность по призрению своих бедных, причем в случае не выполнения этого закона наказание несли помещики.
Заседатели Владимирского приказа в конце каждого года рассматривали приходно-расходную смету приказа на следующий год, которая направлялась для утверждения в министерство внутренних дел. В ней сообщался предполагаемый доход приказа от проведения кредитных операций, хозяйственная прибыль и добровольные пожертвования. В смете указывались необходимые расходы на содержание заведений, находившихся в ведении приказа, в соответствии с количеством призреваемых в них и тарифами Министерства внутренних дел. В течение следующего года средства на содержание подведомственных заведений выделялись в соответствии со сметой, утвержденной министерством, и рапортом смотрителя заведений приказа, причем деньги выдавались только на определенные цели: приобретение продуктов, одежды, медикаментов, на освещение и отопление. «Дозволение приказу расходов сверх годовой сметы» находилось в компетенции губернатора.
Общее присутствие Владимирского приказа регламентировало финансовую деятельность: проведение кредитных операций, поступление средств из различных источников и их расходование. Например, в соответствии с протоколом заседания Владимирского приказа от 4 января 1810 г., «заседатели слушали уведомления о поступлении в приказ штрафных, апелляционных и исковых сумм, приняли решение о записи этих доходов в приход». Кроме того, общее присутствие приказа, губернатор, вице-губернатор и губернский прокурор «по наличным документам ежемесячно освидетельствовали денежную кассу приказа».
В 1802 г. для управления подведомственными заведениями Владимирского приказа общественного призрения была организована Контора благотворительных заведений. Контора работала под руководством смотрителя заведений приказа. В ее штате находились чиновники, занимавшиеся делопроизводством, и канцелярские служащие, получавшие жалование из приказа. Например, по данным 1854 – 1855 гг. в ее составе работало 5 человек. Контора сообщала заседателям приказа все подлежавшие обсуждению вопросы, касавшиеся приема на работу служащих, управления и содержания подведомственных заведений. Контора, осуществляя контроль за распределением средств, ежемесячно представляла общему присутствию приказа отчеты о количестве призреваемых, взимании платы за содержание состоятельных больных, закупках продуктов, одежды и лекарств, расходах на отопление, освещение, а также сведения о транспортных и канцелярских расходах. Контора благотворительных заведений в соответствии с решением заседателей приказа направляла смотрителю заведений «дозволение» на помещение нуждающихся в подведомственные учреждения.
Структура Владимирского приказа общественного призрения.
Общее присутствие


Непременный член приказа Контора заведений приказа

Смотритель заведений приказа
Канцелярия приказа Надзиратели подведомственных заведений
Непосредственное наблюдение за порядком в подведомственных учреждениях Владимирского приказа общественного призрения вверялось надзирателям этих заведений. На все учреждения приказа по штату полагался старший врач, младший врач, штаб-лекарь, два старших и два младших фельдшера, аптекарь, священник, дьякон и дьячок. Необходимо отметить, что 1862 – 1865 гг. жалование всем 43 работникам Владимирского приказа составляло 6 582 рублей в год. Помимо жалования все служащие приказа получали квартиры при заведениях с бесплатным освещением и отоплением, а также форменную одежду. Чиновники, служившие в приказе, после выхода в отставку получали небольшие пенсии. Например, канцелярским служащим назначались небольшие пенсии в размере 28 рублей в год. За хорошую работу служащие приказа получали правительственные награды и премии. Так, в 1864 г. непременному члену приказа статскому советнику Софроновичу был «высочайше пожалован орден Святого Станислава 2-ой степени с императорской короной, старшему врачу приказа коллежскому советнику Либеру была пожалована денежная награда в размере 200 рублей, младшему врачу Вейсу – 150 рублей и контролеру приказа коллежскому секретарю Снегиреву – 175 рублей».
Тем не менее, для деятельности Владимирского приказа, как и для всех приказов общественного призрения, было характерно формальное отношение к решению многочисленных вопросов и излишняя бюрократизация системы оказания социальной помощи. Например, для того, чтобы нуждающийся был помещен в подведомственное заведение приказа, ему требовалось написать прошение на имя губернатора с указанием причин, по которым он действительно нуждался в помощи, получить разрешение общего присутствия приказа, предписание Конторы благотворительных заведений, смотрителя подведомственных учреждений приказа и непосредственно надзирателя заведения, а также представить свидетельство о состоянии здоровья, выданное главным врачом приказа.
Финансовыми вопросами Владимирского приказа общественного призрения занималась канцелярия, в штат которой входил «прикомандированный из губернского правления губернский секретарь», бухгалтер, помощник бухгалтера, два столоначальника, регистратор, писцы и канцеляристы, а также заведующий архивом. По данным 1819 г. в составе канцелярии находилось 8 человек, а в 1862 г. – 28 человек. Вначале канцелярию приказа возглавлял губернский секретарь, а с 1841 г. «руководство над ведением дел в канцелярии было возложено на непременного члена». Необходимо отметить, что штат канцелярии Владимирского приказа утверждался Министерством внутренних дел, а столоначальники назначались «по усмотрению непременного члена».
В обязанности губернатора входили «все распоряжения по делам отчетности приказа». С 1831 г. губернаторы должны были составлять «на имя императора рапорты по годичному обозрению губерний с указанием денежных сумм, доходов и расходов приказов общественного призрения, количества подведомственных учреждений и числа содержащихся в них призреваемых». В соответствии с «Наказом гражданским губернаторам», главам губерний было предписано направлять в Министерство внутренних дел данные о капиталах приказов общественного призрения, подробные приходно-расходные сметы, а также сведения о состоянии больниц, находившихся в ведении приказов.
Вопросы для самоконтроля:Как создавалась первая государственная структура социальной поддержки населения Владимирской губернии?
В чем проявлялась деятельность Владимирского приказа общественного призрения?
Какова структура Владимирского приказа общественного призрения?
Список литературы:Герье В. И. Призрение общественное/Ф.А.Брокгауза и И.А.Ефрона: Энциклопедический словарь. Т. 25. СПб., 1898
Мягтина Н. В. Правительственная политика и деятельность государственных, общественных и частных структур социального призрения Владимирской губернии в последней четверти XVIII – 60-х гг. XIX вв. Автореф. дисс… канд. Владимир. 2006
Прохоров В.Л. Этапы развития благотворительности в России.// Вопросы истории. № 3. 2005
Стог А.Д.: Об общественном призрении в России. М., 1818
Сухоруков М.М.: Социальная работа в России.// Социальная защита. № 5.1995
Фирсов М.В:. Социальная работа в России: теория, история, общественная практика. М.,1996
ЛЕКЦИЯ XYII Государственные структуры социального призрения Владимирской губернии.План:
Первая больница в городе. Отделение для душевнобольных.
Богадельни для содержания престарелых и увечных. Инвалидный дом.
Аптека во Владимирской губернии.
Первое в городе медицинское учреждение – подведомственная Владимирскому приказу больница – была открыта в марте 1782 г. при выезде из Владимира на левой стороне Большой нижегородской дороги. В том же году при больнице было открыто отделение для душевнобольных. Из документов Владимирского наместнического правления узнаем о том, что для учреждаемых заведений здравоохранения «граф Роман Илларионович Воронцов пожертвовал 500 рублей, а также одежду и посуду».
Общее управление больницей и отделением душевнобольных было возложено на смотрителя заведений приказа. Все вопросы, касающиеся внутреннего распорядка и размещения пациентов в медицинских заведениях, решались главными надзирателями больницы и дома душевнобольных. В обязанности старшего врача больницы входило наблюдение за лечением больных, проверка «материальных книг» и их представление на рассмотрение общего присутствия приказа.
Вначале в больнице содержалось 24 человека, в то время как обслуживающий персонал состоял из 11 человек. По данным 1853 г. это медицинское заведение было рассчитано на 120 пациентов, а в штате сотрудников числилось 19 человек. Больница и отделение душевнобольных находились на полном обеспечении Владимирского приказа, который выдавал деньги на приобретение медикаментов, продовольствия и одежды больным, а также выплачивал жалование обслуживающему персоналу. По данным 1865 г. заработная плата всем 19 служащим больницы составляла 1 390 рублей в год.
Согласно законодательству бесплатное лечение в больнице за счет средств Владимирского приказа общественного призрения предоставлялось только лицам бедного состояния: нижним канцелярским служащим и отставным различных казенных ведомств, крестьянам государственного ведомства, а также местным купцам и мещанам.
За счет отчислений из казны в лечебные заведения приказов принимали увечных нижних чинов всех родов войск, сыновей нижних почтовых служителей, а также лишенных средств существования солдатских жен и вдов. Указом от 27 июля 1808 г. в подведомственные приказам больницы предписано было принимать по направлению полиции больных арестантов, причем «плата за оказание медицинской помощи производилась из казны». Деньги за лечение в больницах лиц, находившихся под надзором полиции, поступали во Владимирский приказ из Казенной палаты в течение трех раз в год.
Военнослужащие получали лечение в больницах приказов общественного призрения за счет средств Военного министерства. Например, Московской комиссариатской комиссией за содержание «больных нижних воинских чинов» в подведомственной Владимирскому приказу городской больнице было выплачено от 12 копеек до 1 рубля в месяц за каждого пациента. Правом медицинского лечения в больнице приказа за счет сумм комиссариатской комиссии пользовались жены и дети отставных военных нижних чинов. Согласно циркуляру Министерства внутренних дел от 14 января 1843 г. за содержание в лечебных заведениях нижних чинов морского ведомства приказы должны были получать деньги из Комиссариатского департамента Морского министерства и Комиссии экспедиции Черноморского флота.
В лечебные заведения, находившиеся в ведении приказа, по направлению владимирского полицмейстера поступали «женщины и девки, промышляющие на жизнь распутством, подлежащие медицинскому осмотру и при наличии сифилитической болезни» их предписывалось помещать на лечение в больницу. Причем, плата за лечение в городских больницах женщин из публичных домов взималась с содержательниц этих заведений.
Состоятельные лица (дворяне, чиновники, купцы) и владельческие крестьяне принимались в больницы приказов общественного призрения за умеренную плату и в случае наличия свободных мест.
Необходимо отметить, что деньги за лечение в подведомственных заведениях Владимирского приказа служащих государственных ведомств, состоятельных людей и помещичьих крестьян поступали в Контору заведений приказа. Но очень часто эти суммы вовремя не выплачивались. В частности, к январю 1852 г. общая сумма недоимок составила 25 288 рублей серебром. По этой причине Конторе заведений приходилось направлять прошения в губернское правление о взыскании сумм в судебном порядке.
Среди пациентов больницы, находившейся в ведении Владимирского приказа, преобладали военнослужащие нижних чинов. Например, в течение 1829 г. в больнице Владимирского приказа содержалось 29 человек бедного состояния, платных пациентов было 59 человек, а больных военного ведомства – 927.
Помимо бесплатных больниц в системе учреждений социальной помощи Владимирской губернии в изучаемый период были созданы богадельни для содержания престарелых и увечных. Богадельня как форма призрения обездоленных была известна и раньше, но как учреждение, подведомственное государству, была открыта во Владимире 22 апреля 1783 г. в здании больницы Приказа общественного призрения. Управление богадельней было возложено на смотрителя Приказа, который контролировал поступление и расходование денежных средств, составлял списки призревавшихся в заведении, распределял средства на их питание и содержание. Главный надзиратель занимался наблюдением за порядком в заведении для престарелых. Кроме того, надзиратель осуществлял контроль за тем, чтобы частные пожертвования, собранные в кружках, которые устанавливались у ворот богадельни и в церкви больницы, направлялись на нужды богадельни. Содержимое этих кружек вскрывалось раз в месяц в присутствии смотрителя заведений приказа и надзирателя богадельни.
Для того чтобы нуждающийся был помещен в подведомственную Владимирскому приказу богадельню, ему требовалось написать прошение на имя губернатора, указав, что он по состоянию здоровья нуждается в помощи и не имеет семьи и родственников. К заявлению прилагалось свидетельство о бедности, выданное городской думой, и заключение главного врача приказа о состоянии здоровья. Затем необходимо было получить разрешение общего присутствия приказа, предписание Конторы и смотрителя заведений приказа и непосредственно надзирателя богадельни. В соответствии с предписанием заседателей Владимирского приказа в богадельню поступали «увечные, дряхлые, больные и все неспособные к службе люди низших военных и штатских чинов, которые не имели средств существования и родственников».
План госпитального дома лично одобрил Павел I во время пребывания во Владимире 4 – 5 июля 1798 г. Строили комплекс владимирские мастера. В конце 1799 г. корпуса строящихся зданий в целом были возведены, и начались внутренние отделочные работы.
В 1801 г. церковь Петра и Павла при инвалидном доме была расписана, и возвели иконостас. В 1860-х гг. церковное имущество оценивалось уже в 7 729 рублей. Церковь при инвалидном доме содержалась за счет средств Владимирского приказа, который выделял на это деньги из пожертвований, собранных по церквам губернии.
В 1803 г. в помещениях нового корпуса инвалидного дома содержалось: 19 увечных военнослужащих, 5 больных и 8 незаконнорожденных младенцев, подкинутых неизвестными. В 1829 г. на основании предписания Министерства внутренних дел подведомственные Владимирскому приказу инвалидный дом и богадельня были объединены под общим названием богадельни.
Для обеспечения подведомственных Владимирскому приказу медицинских заведений лекарственными средствами требовалось открыть аптеку. Согласно «Учреждениям для управления губерниями» обязанность по организации аптек в губернских городах возлагалась на Приказы общественного призрения. К началу XIX в. в стране насчитывалось 24 аптеки, находившиеся в ведении Приказов общественного призрения.
Владимир стал одним из первых городов, где была создана аптека. Первую «вольную» (частную) аптеку открыл провизор Христиан Деринг в 1781 г.в ограде Рождественского монастыря. В одной из комнат находилось помещение аптеки, в другой — химическая лаборатория. Во дворе, в погребе, был «ледник», где хранились скоропортящиеся медикаменты. Первому фармацевтическому заведению была выделена земля у Золотых ворот для «аптекарского огорода», где выращивались лекарственные растения. Аптека была единственной в губернии и снабжала медикаментами владимирскую городскую больницу.Владимирская частная аптека просуществовала всего 20 лет, поскольку качество ее работы не удовлетворяло нужды населения.
Подведомственную приказу «казенную» аптеку сначала планировалось разместить во флигеле нового инвалидного дома, но затем по решению губернатора Долгорукого для нее был отведен двухэтажный флигель близ церкви Св. Георгия.
15 (27) сентября 1805 г. состоялось торжественное открытие аптеки. Управление аптекой было поручено провизору Христофору Калкау, «имевшему свидетельство от медицинской конторы».Персонал аптеки состоял из четырех человек (провизор или главный аптекарь, аптекарь и два помощника), жалование которым в размере 1498 рублей в год выплачивал Владимирский приказ общественного призрения.
При аптеке был оборудован хирургический кабинет, приведен в порядок ботанический сад для выращивания лекарственных растений, находившейся позади Золотых ворот.Владимирский приказ общественного призрения закупил лекарственные препараты в Московской медицинской конторе на сумму 2000 рублей. Но реализация медикаментов не приносила приказу ожидаемую прибыль: «аптека продавала свои лекарства не очень хорошего качества и по высокой цене». 1 сентября 1809 г. приказ заключил контракт, согласно которому аптекабыла сдана в четырехлетнюю аренду «вольному» аптекарю провизору Штрейтеру.
В течение 4-х летней аренды Владимирский приказ общественного призрения получил от аптекаря Штрейтера 5240 рублей «от чего выгоды приказа очевидны». Кроме того, для содержавшихся в подведомственных заведениях Приказа – инвалидном доме, больнице и отделении душевнобольных – медикаменты предоставлялись бесплатно.
Содержание аптеки приносило Штрейтеру значительную прибыль, поэтому по истечении срока аренды в 1813 г. он «изъявил желание иметь содержание аптеки и на будущее время». Приказ общественного призрения решил сначала продлить срок аренды на основании прежних условий, но к тому времени помещение аптеки нуждалось в капитальном ремонте, на что требовалась значительная сумма. Не имея необходимых средств, Приказ решил продать аптеку. В 1820 г. Правительствующий Сенат утвердил продажу, результатом которой стала передача государственной аптеки в частную собственность. Иван Штрейтер содержал аптеку до 1827 г. После его смерти аптеку приобрел провизор Андрей Понке.
В 1840-е гг. владельцем аптеки стал Самуил Бренейзен. Как свидетельствуют его рапорты годовой оборот Владимирской аптеки постоянно увеличивался и в 1842 г. составил из 4425 руб. и 43 коп.серебром.
В 1861 г. после смерти Бренейзена аптека перешла в руки провизора Яман. Известно, что он содержал аптеку и после введения земской реформы.
В 1850 – 1852 гг. был создан целый комплекс заведений. В главном корпусе инвалидного дома находились больничные палаты, приемные покои, церковь и аптека. К основному зданию были пристроены два каменных одноэтажных флигеля. В первом размещался дом для душевнобольных женского пола, во втором – отделение для душевнобольных мужского пола. Затем следовало каменное здание лаборатории, которая предназначалась «для проведения медицинских исследований». Две деревянных и одна каменная одноэтажные пристройки были отданы соответственно под женскую богадельню, смирительное отделение и мужскую богадельню. Отдельный флигель занимали старший врач и смотритель заведений. Кроме того, на территории комплекса благотворительных заведений размещалось большое число служебных помещений.
Вопросы для самоконтроля:Какую помощь и каким категориям граждан оказывала первая больница и отделение для душевнобольных?
В чем проявлялась деятельность богадельни для содержания престарелых и увечных, инвалидного дома?
Как создавалась первая аптека Владимирской губернии? В чем необходимость создания данного учреждения?
Список литературы:Герье В. И. Призрение общественное/Ф.А.Брокгауза и И.А.Ефрона: Энциклопедический словарь. Т. 25. СПб., 1898
Мягтина Н. В. Правительственная политика и деятельность государственных, общественных и частных структур социального призрения Владимирской губернии в последней четверти XVIII – 60-х гг. XIX вв. Автореф. дисс… канд. Владимир. 2006
Стог А.Д.: Об общественном призрении в России. М., 1818
Сухоруков М.М.: Социальная работа в России.// Социальная защита. № 5.1995
Фирсов М.В:. Социальная работа в России: теория, история, общественная практика. М.,1996
Вопросы для самоконтроля.
1.Что явилось причиной к созданиюРоссийского общества попечения о раненых и больных воинах?
2.Какова роль РОКК в военных конфликтах конца 19 начала 20 века?
3.Чем отличаются благотворительные заведения от благотворительных обществ?
4.Чем занималось Императорское человеколюбивое общество?
Список литературы.
1.Хорева Л.В., Сущинская М.Д. История благотворительности в России.: Учеб. Пособие.СПб., 1999, - 39с.
2.Шевалье Э. О благотворительности.//Русская мысль. 1891., № 5, - 104с.
3.Свод законов Российской империи.//Материалы по истории социальной работы вРоссии./под.редЦиткилова П.Я. Новочеркасск, 1996., - 79с. 4.Шмоллер Г. Происхождение, сущность и значение современной благотворительности.М., 1903 –11с.
5. Милль ДЖ.С. Основы политической экономики т.3. М: Прогресс,1981с 371-372
ЛЕКЦИЯX XVIII Общественное призрение во Владимирской губернии (18-19 ВВ).
План:
Организация воспитательных домов для детей-подкидышей и сирот.
Выдача пособий на содержание крайне бедных семей.
Становление государственно-общественных организаций социального призрения. Традиции благотворительности во Владимирской губернии.
Следующей задачей, которую решал Владимирский приказ общественного призрения, была организация воспитательных домов для детей-подкидышей и сирот. Обычно «подброшенных неизвестными младенцев» отдавали в полицию города Владимира, а затем направляли в приказ общественного призрения. Содержались они сначала в помещении работного дома, а с 1803 г. – в новом корпусе инвалидного дома, где также было открыто родовспомогательное отделение для бедных. В 1807 г. для призрения «несчастнорожденных младенцев» правительство распорядилось организовывать воспитательные дома.
Дети призревались до 11 – 12 летнего возраста, после чего мальчиков из купеческого и мещанского сословий распределяли в местные гимназии и уездные училища, фельдшерские школы, школы садоводства, в типографии, а также отдавали в обучение к частным лицам: купцам, фабрикантам, ремесленникам. Обучение одного ученика в губернской гимназии или уездном училище стоило 66 рублей в год. Кроме того, приказы содержали за свой счет воспитанников в высших учебных заведениях. Мальчики-сироты, успешно окончившие курс в гимназиях, по усмотрению общего присутствия приказа и директора гимназии, могли «поступать в университеты в число штатных студентов за счет приказов, на гражданскую службу или поступить в сословие купеческое или мещанское».
Девочек-сирот распределяли в училища общества благородных девиц, Мариинские институты, повивальные школы или отдавали на содержание к благотворителям. Приказы общественного призрения оказывали материальную помощь женским институтам Ведомства учреждений императрицы Марии, в свою очередь, пользуясь правом содержания в них воспитанниц на бесплатной основе. Как правило, это были девицы из обедневших дворянских семей или сироты. Владимирский приказ общественного призрения оказывал материальную помощь Казанскому институту благородных девиц. В 1861 г. приказ выплатил учебному заведению 1 071 рублей 43 копеек серебром. В 1862 г. эта сумма возросла до 25 500 рублей. О том, что эти средства были значительны, свидетельствует следующий пример: на содержание всех 174 воспитанниц института требовалось 41 238 рублей (т.е. 237 рублей на одну воспитанницу). Известно, что в 1862 г. Владимирский приказ содержал в Казанском институте двух пансионерок на бесплатной основе, при чем воспитанницы назначались по предложению предводителей дворянства губернии, затем их кандидатуры утверждались общим присутствием приказа.
Как и другие приказы, Владимирский приказ из своих сумм имел право выдавать пособия на содержание крайне бедных семей, но сумма не должна была превышать 5 рублей в месяц на одно лицо. Но получение пособия сопровождалось составлением подробной ведомости о просящем, где указывались данные о состоянии здоровья, семейном положении, составе семьи, занятиях, промыслах, доходах, наличии движимого и недвижимого имущества, причинах бедственного положения, необходимой помощи (медицинской, материальной или содействии в обучении детей). Общее присутствие заседателей приказа принимало решения о выдаче пособий нуждающимся, подходя сугубо индивидуально. Например, во Владимирский приказ поступила просьба вдовы секретаря Прасковьи Красносельской, оставшейся после смерти мужа с двумя дочерьми. В своем прошении вдова сообщила том, что ей недостаточно денег, выплачиваемых приказом. Но Владимирский приказ отказался повысить размер материальной помощи, аргументировав ответ тем, что «она и ее дети могут зарабатывать себе на жизнь рукоделием». Сохранилось другое прошение – вдовы регистратора Акулины Егорьевской, оставшейся после смерти мужа с пятью детьми. Владимирский приказ регулярно выплачивал ей пособие в размере 18 рублей в год. Но после того как городской полицией было установлено, что «Егорьевская сверх законных детей прижила незаконного одного младенца, за ее такое неблагопристойное житие в производстве жалования было отказано».
Таким образом, Владимирский приказ общественного призрения в первую очередь занимался организацией социальной помощи в рамках заведений закрытого призрения. Развитие форм открытого призрения играло второстепенную роль в его деятельности. Данные отчета Владимирского приказа общественного призрения «о состоянии богоугодных заведений за 1852 г.» свидетельствуют о том, что в течение года в медицинских заведениях приказа – в больнице и отделении для душевнобольных города Владимира содержалось 1195 человек (содержание одного в пациента в больнице составляло 1 рубль в месяц, в отделении для душевнобольных – 1,49 руб.) Таким образом, в губернском городе медицинскую помощь получало 8–9% населения. Во всех благотворительных заведениях приказа (городской больнице, доме душевнобольных, богадельне, смирительном и работном доме) в течение 1852 г. призрение получило 1 390 человек, что составляет почти 10 % всего населения губернского города Владимира. В 1862 г. этот показатель увеличился более чем в два раза и составил 3 263 человека или 25 % жителей города.
В первой половине XIX в. во Владимире происходило становление государственно-общественных «на особых основаниях» организаций социального призрения. Частные благотворительные заведения в указанный период были основаны в уездных городах крупными предпринимателями – представителями купечества. В губернском городе частная благотворительность получила развитие только в пореформенное время в связи с развитием промышленности.
В дореформенный период XIX в. главную роль в социальном призрении в стране играли полуправительственные благотворительные организации «на особых основаниях» – Императорское человеколюбивое общество, Ведомство учреждений императрицы Марии, Императорское женское патриотическое общество, Комитет о раненых. Представители царской семьи не только жертвовали средства, но и выступали инициаторами создания этих крупнейших благотворительных обществ, являясь в дальнейшем их председателями. Основными источниками финансирования ведомств «на особых основаниях» являлись средства благотворительных фондов, создаваемых членами императорского дома, куда входили суммы, ассигнуемые из государственной казны и поступающие от особ императорской фамилии, а также частные взносы и пожертвования.
Все поступления в пользу приютов Владимирской губернии направлялись в кредитные учреждениях для их «приращения процентами». В течение 1842 – 1861 гг. средства губернского попечительства находились во Владимирском приказе общественного призрения. Например, в 1855 г. в приказе обращались средства приютов губернии в размере 14 352 рублей 33 копеек, в то время как общий капитал попечительства составлял 20 228 рублей.
12 апреля 1858 г. Комитет главного попечительства разрешил советам и попечительствам детских приютов приобретать на принадлежащие им капиталы билеты Государственной комиссии погашения долгов и акции Главного общества Российских железных дорог. На заседании Владимирского губернского попечительства было решено из общего капитала приютов, составлявшего 22 381 рубль, отчислить сумму в размере 1381 рубль «на случай непредвиденных расходов», а остальные 21 000 рублей направить на покупку билетов Государственной комиссии погашения долгов. В 1860 г. все процентные вклады, принятые приказами общественного призрения, поступили в ведение Государственного банка. 13 сентября 1861 г. Владимирский приказ перевел в Контору Государственного банка билеты, принадлежавшие детским приютам Владимирской губернии на сумму 22 870 рублей.
Например, в г. Меленках при Николаевской церкви открылась богадельня, именовавшаяся «Александровской» в память убитого террористами императора Александра II. Она разместилась в деревянном одноэтажном доме стоимостью 2 000 руб., выстроенном на пожертвованные суммы Торговым домом «А.М. Волкова Свья». На содержание богадельни городом ежегодно выделялось 500 руб. в непосредственное распоряжение попечителя богадельни меленковского купца Ф.Ф. Валенкова. В 1899 году в ней содержалось 6 мужчин и 16 женщин16.
В память о спасении царя Александра III и его семьи во время крушения поезда 17 октября 1888 г. возле станции Борки предпринимателем П.А. Соловьевым была устроена богадельня для призрения престарелых и неимущих жителей Киржача, на содержание которой он пожертвовал капитал в сумме 20 000 руб. В 1899 году в ней находилось 10 мужчин и 13 женщин17.
Таким образом, среди представителей третьего сословия было немало людей, широко занимавшихся благотворительностью. В целом, благотворительная деятельность владимирских предпринимателей была схожей с деятельностью предпринимателей других регионов России того времени. Особо значим их вклад в дело учреждения богоугодных заведений. В большинстве случаев без их инициативы и финансовой поддержки вряд ли они могли бы быть открыты и тем более существовать.
Необходимо отметить еще одну особенность. В ряде городов Владимирской губернии богадельни основывались уроженцами данных городов, занимавшихся предпринимательской деятельностью в других населенных пунктах России.
Вопросы для самоконтроля:
Какую деятельность осуществляли воспитательные дома для детей-подкидышей и сирот?
Каковы условия выдачи пособий на содержание крайне бедных семей?
Как происходило становление государственно-общественных организаций социального призрения?
Список литературы:
Герье В. И. Призрение общественное/Ф.А.Брокгауза и И.А.Ефрона: Энциклопедический словарь. Т. 25. СПб., 1898
Мягтина Н. В. Правительственная политика и деятельность государственных, общественных и частных структур социального призрения Владимирской губернии в последней четверти XVIII – 60-х гг. XIX вв. Автореф. дисс… канд. Владимир. 2006
Прохоров В.Л. Этапы развития благотворительности в России.// Вопросы истории. № 3. 2005
Стог А.Д.: Об общественном призрении в России. М., 1818
Сухоруков М.М.: Социальная работа в России.// Социальная защита. № 5.1995
Фирсов М.В:. Социальная работа в России: теория, история, общественная практика. М.,1996

Приложенные файлы

  • docx 15837783
    Размер файла: 214 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий