ВКЛАД РОССИЙСКИХ УЧЁНЫХ В МИРОВУЮ ЭКОНОМИЧЕСКУЮ..

ВКЛАД РОССИЙСКИХ УЧЁНЫХ В МИРОВУЮ ЭКОНОМИЧЕСКУЮ МЫСЛЬ.
1. Генрих Карлович Шторх - один из виднейших экономистов начала XIX в.
2. Теория кризисов М. И. Ттуган-Барановского
3. Теория кризисов Н. Д. Кондратьева
4. Вклад в развитие экономической науки А.В. Чаянова.
5. Российские экономисты-математики. В. К. Дмитриев, Е. Е. Слуцкий, Л. В. Канторович

1. Генрих Карлович Шторх (1766-1835 - один из виднейших экономистов начала XIX в.
Говоря об экономическом развитии, Шторх призывает предоставить его естественному ходу вещей. Он утверждает, что историческое развитие человечества проходит три периода: пастушеский, земледельческий и мануфактурный. Каждый народ должен обязательно пройти через каждую из этих стадий. Рассматривая для России возможность развития по аграрному или индустриальному типу, он отмечает, что земледельческий период является неизбежным в историческом развитии. Переход к мануфактурной стадии, по его мнению, возможен только тогда, когда накопятся достаточные капиталы.
Подробнее стоит остановиться на теории стоимости Шторха. Его теория представляет интерес, как предтеча той революция в теории стоимости, которая произошла в Европе в только в последней трети XIX в. и связана и именами Визера, Менгера и др.
Внося принцип относительности в экономическую теорию, Шторх пишет: «Мы видим, что ценность не есть качество, присущее вещам, но что она происходит от нашего суждения». Для того, чтобы существовала ценность, требуются три условия:
а) наличие вещи,
б) наличие потребности
в) наше суждение о том, что эта вещь может быть предназначена для удовлетворения данной потребности.
«Ценность вещи есть ее относительная полезность».
«Ценность проистекает из потребности человека и полезности вещей, наше суждение открывает отношение, существующее между этими двумя элементами».
Ценность вещи, по Шторху, изменяется по двум причинам: или изменяются наши потребности, или изменяется способность вещи удовлетворять наши потребности. Меновая ценность данного товара пропорциональна полезности товара, который может быть приобретен в обмен на этот товар.
Теория стоимости Шторха, является исходным пунктом его теории цивилизации, представляющей собой учение о нематериальных услугах, нематериальных благах, нематериальных капиталах, как органической части политэкономии.
Шторх, рассматривая теорию стоимости Смита, полагал, что ошибка Смита в его теории стоимости вытекает из принятой предпосылки, согласно которой причина, вызывающая создание материальных вещей (т.е. труд), вместе с тем является источником стоимости.
По мнению Шторха, если бы Смит не был в плену этого предубеждения, то он мог бы значительно расширить круг политэкономии, включив туда не только изучение материальных вещей, богатства, но и так называемых внутренних благ (« цивилизации» в терминологии Шторха).
Основное преимущество теории полезности Шторх видит в том, что она с равным правом может быть применена по отношению к такого рода оригинальным «товарам», как здоровье, знания, безопасность, досуг.
В отличие от Смита Шторх дает очень широкую трактовку производительного труда. К нему относятся все без исключения виды деятельности, которые в той или иной мере полезна для общества. К непроизводительному классу Шторх относит тех, кто не принимает участия ни в материальном, ни в духовном производстве, например, получатели ренты с земли и капитала (т.е. бездействующих капиталистов, рантье), живущих на пенсии, милостыни или прибегающих к грабежу.
Экономисты и до Шторха критиковали Смита за суждение понятия производительного труда. Но внимание при этом уделялось в основном разным видам нематериального производства. Своеобразие Шторха состоит в том, что он занимается преимущественно рассмотрением не столько нематериальных услуг, сколько внутренних благ.
«Мы понимаем под именем внутренних благ – пишет Шторх, - все нематериальные продукты природы и человеческого труда, за которыми мнение признает полезность и которые могут образовать моральную собственность человека».
Внутренние блага делятся на первичные и вторичные. К первичным благам относятся сами способности человека и все то, что служит непосредственно для развития и усовершенствования последних. Сюда Шторх относит следующие внутренние блага: здоровье, ловкость, знания, вкус, нравственность и религию.
Вторичные блага не имеют прямого отношения к нашим способностям, но они являются совершенно необходимыми предпосылками для сохранения и развития последних, так что без этих благ становится невозможным существование первичных благ. Сюда Шторх относит безопасность и досуг.
Шторх отмечает различия между материальными вещами и нематериальными благами.
Последние не являются товарами, не обладают меновой стоимостью. Продаются не они сами, а услуги, с ними связанные.
Кроме того, Шторх отмечает, что если в области материального производства основным стимулом является получение прибыли, денежных выгод, но в области нематериальных услуг этот мотив играет подчиненную роль.
Шторх выдвигает положение, что внутренние блага могут иметь длительное существование, что они не потребляются мгновенно, одновременно с их производством. Отсюда Шторх делает вывод, что внутренние блага могут быть как фондами потребления, так и капиталами.
Такая расширительная трактовка капитала превращает его в нечто универсальное, всеобъемлющее. Так, всякий рабочий, получается, является капиталистом, ибо капитал охватывает не только приобретенную квалификацию, но и прирожденные способности.
Особенностью теории цивилизации Шторха является то, что среди разных внутренних благ Шторх наибольшее внимание уделяет услугам государства, связанным с обеспечением «безопасности».
Хотя «безопасность» фигурирует у Шторха в качестве вторичного внутреннего блага, но он всюду выдвигает ее на передний план. «Из всех элементов цивилизации наиболее необходимым для усовершенствования цивилизации является безопасность» – подчеркивает Шторх дает такое определение «безопасности»: «она состоит в удалении всего того, что может поколебать или стеснить свободные использования, как личных способностей гражданина, так и вещей, находящихся в его собственности, иными словами, это – гарантия его естественных и приобретенных прав». Можно сказать, что «безопасность» сводится к гарантии личной свободы и частной собственности. Средством осуществления безопасности является государство.
Интересно, что в этих рассуждениях Шторх предвосхитил некоторые идеи исторической школы.
Теория цивилизации Шторха в значительной мере отражает его вражду к крепостному праву.
Борьба с крепостным правом, по мнению Шторха, означает борьбу за безопасность.
Отсутствие личной свободы и гарантии частной собственности, связанное с крепостным правом, убивает стимул к получению прибавочного продукта и накоплению капитала.
Крепостное право Шторх отождествляет с рабством и считает, что оно не входит непосредственно в политэкономию, а является только приложением к ней. «Политическая экономия рассматривает человека как Свободное существо, движимое собственной волей». Рабство и крепостное право рассматриваются Шторхом как ненормальное явление, противоречащее естественным законам.
Шторх показывает отрицательное влияние крепостного хозяйства на развитие богатства и цивилизации. Шторх связывает развитие промышленности и торговли, снижение нормы процента, (которое, по его мнению, оказывает стимулирующее воздействие на производство), с уничтожением рабства или крепостного права. Рабство убивает стимулы к накоплению капитала, рабство делает применение капитала более рискованным, что способствует возрастанию процента.
Шторх показывает, что крепостное право отрицательно влияет не только на развитие материального богатства, но и на рост внутренних благ, - на здоровье, ловкость, знания, нравы, безопасность. Устранение крепостного права, по его мнению, - не то в интересах богатства, но и в интересах цивилизации
2. Теория кризисов М. И. Ттуган-Барановского
Глубокого изучив промышленные кризисы в Англии в XIX в., осмыслив взгляды ученых разных школ на природу и причины кризисов, М.И. Туган-Барановский выдвинул оригинальную концепцию кризисов, основанную на теории кругооборота общественного капитала и неспособности капитализма и рынка обеспечить пропорциональность воспроизводства, что ведет к периодическому переполнению каналов товарного обращения (всеобщему перепроизводству), резким колебания цен, денежного обращения, кредита, к волнам безработицы.
История кризисов в Англии обнаруживает повторяющиеся приливы и отливы экономической жизни. Цикл бывает длительным или кратковременным в зависимости от конкретных экономических условий, складывающихся в каждый исторический период. Цикл не представляет собой явления, управляемого математическим законом. Кризисы повторялись с интервалами от 7 до 11 лет. Движение периодично в том смысле, что происходит смена последовательных фаз процветания и депрессии, возникновение и исчезновение которых имеют циклическую форму. Промышленный цикл можно представить как закон, свойственный самой природе капиталистической экономики.
В капиталистическом обществе существуют некоторые виды доходов, либо совсем не зависящие, либо зависящие очень мало от общего движения национального дохода. Доходом, который колеблется сильнее всего, являются прибыли предпринимателей; за ними следует заработная плата рабочих. Эти две формы дохода колеблются в соответствии с движением цикла.
В ходе яркого анализа каждого из кризисов, пережитых в Англии, Туган-Барановский неоднократно имел повод обратить внимание читателя на то, что сразу же по окончании каждого кризиса происходит значительное накопление банковских резервов. Сберегательные вклады частных лиц в банках также увеличиваются в это время. Это указывает на скопление свободных денежных капиталов, ищущих инвестиционных рынков. Низкий учетный процент, всегда следующий за кризисом и упорно удерживающийся в течение нескольких лет, свидетельствует о крайнем изобилии свободных средств. В общем, фаза процветания характеризуется значительным инвестированием капитала (путем превращения свободного капитала в основной капитал); фаза депрессии характеризуется скоплением ссудного, свободного, подвижного капитала.
Движущей силой является инвестирование. И когда она начинает действовать, то увлекает за собой все другие отрасли экономики, в том числе и отрасли, производящие потребительские товары. Объяснение «перепроизводства» следует искать в отсутствии пропорциональности между различными отраслями производства. Производительная способность общества превысила его потребительную силу. Иными словами, перед нами проблема сбережения-инвестирования.
За подъемом следует общий застой, и цикл переходит из фазы процветания в фазу депрессии. В течение фазы депрессии происходит скопление несвязанного или свободного капитала (ссудного капитала); затем наступает новый период процветания, в течение которого этот «свободный капитал» расходуется на основной капитал, и покоящаяся покупательная сила приходит в движение. В конце концов наступает кризис, и все начинается сначала.
Туган-Барановский первым сформулировал основной закон, лежащий в основе инвестиционной теории циклов. Его теорию можно выразить так: расширение инвестиций, главным образом в отраслях, производящих «капитальные блага», образует первопричину последующего «возмущательного» движения всех элементов экономической активности, основу так называемого мультипликационного процесса, состоящего во взаимосвязанном росте всех производств и в увеличении общей суммы доходов. Но этот же процесс может стать и причиной понижательных движений экономической активности в силу ограниченности инвестиционных возможностей.
3. Теория кризисов Н. Д. Кондратьева
Кондратьев исследовал большие циклы конъюнктуры, прежде всего, как закономерность цикличной динамики экономики, что находит выражение в долгосрочных колебаниях товарных цен, ренты, процента, оборота внешней торговли, добычи угля, потребления минерального топлива, производства чугуна и свинца.
Теоретическая модель большого цикла, предложенная Кондратьевым, сводится к следующему. Повышательная волна связана с обновлением и расширением запаса капитальных благ. Предполагается, что к ее началу накопление капитала как в натуральной, так и в денежной форме достигло внушительных размеров; что созданы предпосылки продолжения процесса накопления, опережающего процесс текущего инвестирования: капитал сконцентрирован в мощных финансовых и предпринимательских центрах, и он дешев. Наличие этих условий создает возможности массового внедрения накопившихся изобретений. Начинается повышательная волна конъюнктуры, происходит расширение мирового рынка и усиление конкурентной борьбы на нем, это ведет к обострению противоречий между странами, внутри стран также происходит усиление социальной напряженности. Что определяет изменение направления кривой конъюнктуры? Кондратьев отвечает: превышение спроса на капитал над его предложением.
Н.Д. Кондратьев полагал: «Материальной основой больших циклов является изнашивание, смена и расширение основных капитальных благ, требующих длительного времени и огромных затрат для своего производства. Смена и расширение этих благ идут не плавно, а толчками, другим выражением чего и являются большие волны конъюнктуры...».
Депрессивное состояние стимулирует поиски более дешевых производственных процессов, толкает к техническим изобретениям. В этот период спрос на капитал резко снижается и в то же время аккумуляция капиталов в руках промышленно-финансовых структур продолжается благодаря сбережениям групп с фиксированными доходами, а также за счет сельского хозяйства, которое не так резко, как промышленность, реагирует на изменение конъюнктуры, но и труднее приспосабливается к новой ситуации. Происходит удешевление капитала, которое стимулируется увеличившимся притоком золота, произведенного в условиях более благоприятного для золотодобывающей промышленности соотношения издержек и цены. Создаются условия для нового подъема.
Однако волны Кондратьева не стоит сводить только к сфере экономики. Параллельно и взаимосвязанно, длинноволновые колебания происходят в социально-политической сфере, в динамике войн и революций, территориальной экспансии.
Вывод, сделанный Кондратьевым: «Большие циклы конъюнктуры, на фоне которых протекают малые циклы, обуславливаются процессами радикального перераспределения накопленных и накопляющих капиталов, выражающимися внешне в глубоких реформах индустрии, в привлечении новых территорий, в подготовке новых кадров квалифицированного труда».
Значение научного наследия Н.Д. Кондратьева не сводится к тому, что он открыл закономерности цикличной динамики и подошел к формулированию основ социогенетики.
Статика, динамика и генетика - основа социально-экономического предвидения. Статика исследует структуру и взаимодействие элементов системы в условиях равновесия. Исследуя равновесие, статика не изучает того круга явлений, экономическая сущность которых состоит в отрицании равновесия, в нарушении его, - например, кризисы. Это является предметом более высокого уровня развития теории - динамики. Позднее Кондратьев приходит к выводу, что сочетание статического и динамического подходов в анализе и прогнозе конъюнктуры недостаточно; нужно дополнить их генетическим подходом.
Кондратьев отмечает, что для прогноза существенны три элемента: 1) переход от событий, данных в опыте, к событиям, которые еще не даны в нем; 2) переход к событиям, которые не даны не только потому, что они еще нам не известны, но и потому, что они еще не совершились; 3) переход не произвольный, а научно обоснованный, опирающийся на установленную достаточную для суждения вероятность выхода события или событий. Кондратьев отмечает, что достоверность, надежность прогноза зависит, во-первых, от тех задач, которые перед ним ставятся, во-вторых, от особенностей прогнозируемой сферы. Чем более сложные и конкретные задачи ставятся перед предвидением, тем менее сложным и достоверным оно может быть, хотя сам прогноз при этом становится более богатым. Чем отдаленнее от нас во времени предсказываемое событие, тем менее возможным и достоверным становится предвидение.
4. Вклад в развитие экономической науки А.В. Чаянова.
Далее следует охарактеризовать основные положения теории Чаянова, его вклад в развитии российской экономической мысли.
Можно выделить три объекта экономических исследований Чаянова: семейное хозяйство, сельские кооперативы, аграрная отрасль в целом.
Следует отметить, что имеется связь метода школы Чаянова с австрийской теорией предельной полезности и марксизмом. В своей юношеской работе 1912 г., посвященной основам теории трудового хозяйства, он прибегал к графикам и формулам, сравнивающим предельные издержки и полезность труда земледельца. Однако в зрелых работах по аграрному вопросу, основные идеи и формы организации сельскохозяйственной кооперации общественной агрономии, крестьянскому хозяйству, кооперации он почти не пользовался этим инструментарием. Лишь иногда он вводил его для наглядной иллюстрации своих теоретических положений о субъективном трудопотребительском балансе крестьянского хозяйства, но отнюдь не пытался строить на нем всю народнохозяйственную систему.
Чаянов, конечно, не был марксистом. Однако его теория о крестьянском хозяйстве во многом созвучна высказываниям К.Маркса о некапиталистической природе труда крестьян и ремесленников, о двойственной природе крестьянина как хозяина и работника. Чаянов соглашался и с положением Маркса о том, что при парцеллярном хозяйстве и мелкой земельной собственности ... производство в очень большой мере служит для удовлетворения потребностей самого землевладельца и совершается независимо от регулирования общей нормой прибыли. Близки русскому экономисту были и предложения Ф.Энгельса по кооперативному преобразованию сельского хозяйства через понижение ставки процента по государственному кредиту, предоставление крестьянам ссуд из общественных фондов на создание крупных хозяйств, снабжение их машинами. Чаянов любил подкреплять свою кооперативную теорию известным высказыванием В.И Ленина о социализме как строе "цивилизованных кооператоров". Но близость Чаянова к марксизму-ленинизму не следует переоценивать. Хотя в своих работах советского периода он и не решался впрямую критиковать "классиков", сам дух его теории восставал против нетоварного характера марксистской экономики, превознесения роли пролетариата и недооценки значения крестьянства, опоры на методы внеэкономического принуждения и насилия, диктатуры единственной партии - всего того, что Чаянов обозначил емкой метафорой: "государственный коллективизм" в экономике.
Ученый утверждал, что мелкое крестьянское хозяйство не имеет ничего общего с капиталистическим хозяйством. Это хозяйство расценивалось им как самостоятельная, некапиталистическая, семейная форма производства, имеющая при условии поддержки со стороны государства перспективу развития. Причину устойчивости мелкого производства ученый усматривал не в его технических преимуществах перед крупным, а в самой цели, ради которой ведется крестьянское хозяйство. Если капиталистическое хозяйство ведется ради прибыли и ренты, то цель мелкого крестьянского хозяйства обеспечение существования самого производителя и его семьи.
Феномен преимущества мелкого крестьянского хозяйства ученый-аграрник объясняет тем, что необходимость удовлетворять потребительские запросы семьи заставляет крестьянина продолжать работать и при пониженной оплате труда, в условиях, явно убыточных для капиталистического хозяйства.
В анализе ученого-аграрника мотивация хозяйственной деятельности крестьянина понимается не как мотивация предпринимателя, получающего в результате вложения своего капитала разницу между валовым доходом и издержками производства, а скорее как мотивация рабочего, работающего на своеобразной сдельщине, позволяющей ему самому определять время и напряжение своей работы. Разработка модели трудопотребительского баланса явилась оригинальным вкладом А.В. Чаянова в развитие концепции семейно-трудового хозяйства.
Обширные исследования позволили экономисту-аграрнику сделать вывод о том, что крестьянское хозяйство существенно отличается от фермерского самими мотивами производства. Фермер руководствуется критерием прибыльности, впрочем, как и всякий производитель товара, а крестьянское хозяйство организационно-производственным планом, представляющим совокупность денежного бюджета, трудового баланса во времени и по различным отраслям и видам деятельности, оборота денежных средств и продуктов.
Подобный подход объясняет то, что цены на сельскохозяйственную продукцию не являются главным фактором развития крестьянского хозяйства. Поэтому фермер и крестьянин по-разному будут реагировать, скажем, на снижение цен. Фермерское хозяйство будет стремиться к расширению объема производства, а крестьянское, напротив, к сокращению его. А регулярная практика отхожих промыслов, ослаблявших собственное земледельческое хозяйство, давала крестьянам возможность более равномерно распределить трудовые ресурсы по временам года.
Понимание процесса дифференциации крестьянских хозяйств у ученого сводилось к тому, что крестьянские хозяйства в своем развитии переживают биологическую жизнь своей семьи. Они дробятся, разделяются на отдельные самостоятельные хозяйства в результате роста семей и семейных разделов. Семейное начало в крестьянском хозяйстве выступало как регулятор, механизм, при помощи которого земледельческое производство, с одной стороны, развивалось и укрупнялось, а с другой мельчало, дробилось и деградировало.
У А.В. Чаянова расслоение выступало не как социально-классовый процесс среди крестьянства, а как отщепление от основного массива семейно-трудовых хозяйств четырех видов самостоятельных предприятий: фермерских, кредитно-ростовщических, промысловых, вспомогательных. В целом ученый был против преувеличения степени капиталистического расслоения российской деревни, что явилось, как известно, в последующем обоснованием для массового раскулачивания.
Теория семейной экономики была лишь частью системы А.В. Чаянова и потому может быть понята вкупе с его взглядами на сельскохозяйственную кооперацию и аграрную политику государства.
После Октябрьской революции ученый приступил к разработке самостоятельной теории кооперации. В 1919 г. была опубликована фундаментальная работа А.В. Чаянова «Основные идеи и формы организации крестьянской кооперации», в которой получил дальнейшее развитие его анализ практики кооперативного движения. Именно па преимуществах крупного хозяйства делает акцент А.В. Чаянов, определяя сущность кооперации: «Крестьянская кооперация, как мы знаем, есть часть крестьянского хозяйства, выделенная для организации его на крупных началах <...>. Кооперация крестьянская, по нашему мнению, представляет собой весьма совершенный организованный вариант крестьянского хозяйства, позволяющий мелкому трудовому хозяйству, не разрушая своей индивидуальности, выделить из своего организационного плана те его элементы, в которых крупная форма производства имеет несомненные преимущества над мелкой, и организовать их совместно с соседями па степень этой крупной формы производства, часто используя наемный труд».
Кооперация это специфическая организационная форма, обладающая рядом характерных признаков. Л.В. Чаянов в работе «Основные идеи и формы организации крестьянской кооперации» в качестве отличительной черты кооперации называет независимость хозяйственных единиц, входящих в кооператив. Одной из важнейших составляющих кооперативной теории А.В. Чаянова является принцип дифференциальных оптимумов. Во-первых, это вопрос оптимальных размеров тех или иных конкретных предприятий и, во-вторых, вопрос об оптимуме различных отраслей сельского хозяйства.
А.В. Чаянов был выдающимся экономистом-математиком. Он в целом ряде работ обосновывал рациональные границы землеустройства и оптимальные размеры земледельческих хозяйств. Выдвинув принцип дифференциальных оптимумов, ученый показал, что в различных отраслях сельского хозяйства и в разных регионах могут быть свои оптимальные размеры земледельческих хозяйств, но общим принципом является достижение минимальной себестоимости по каждому виду производимой продукции.
А.В. Чаянов признавал принцип одновременного существования всех видов кооперативов (кредитных, закупочных, перерабатывающих и др.) и только при таком условии считал возможным успешное функционирование кооперации как системы.
В центре научных интересов А.В. Чаянова находилась также разработка проблем аграрного строительства. В ряду последних отметим аграрный вопрос, общественную агрономию, экономику водного хозяйства, учет (таксация) в сельском хозяйстве, организация совхозов и агрокомбинатов, развитие отдельных регионов, в частности Нечерноземья и т.д.
Перед семейным крестьянским хозяйством в начале XXI в. стоит много таких же проблем, в первую очередь выживания, что и в начале прошлого столетия. Н силу этого ряд положений теории крестьянского хозяйства, разработанной А.В. Чаяновым, заслуживает внимательного изучения и использования. К ним, в частности, относятся вопросы всемерной поддержки трудового крестьянского хозяйства (в современной терминологии личного подсобного хозяйства), кооперирования крестьянских хозяйств, развития общественной агрономии и др. В процессе трансформации аграрного сектора на современном этапе принципиально стал возможен и целесообразен возврат к частным семейным хозяйствам. Теоретико-методологической основой для широкого распространения частных семейных хозяйств является теория крестьянского хозяйства, разработанная А.В. Чаяновым и его единомышленниками и коллегами в первой трети XX в.
5. Российские экономисты-математики. В. К. Дмитриев, Е. Е. Слуцкий, Л. В. Канторович

В.К. Дмитриев стремился совместить новейшие теории экономического равновесия, предельной полезности, предельной производительности с наследием классической школы.
1898 г. был напечатан первый научный труд В.К. Дмитриева «Экономические очерки. Выпуск первый. Теория ценности Д. Рикардо (опыт точного анализа)». В 1902 г. он публикует продолжение своего научного труда «Экономические очерки. Выпуски второй и третий. Очерк второй. Теория конкуренции Ог. Курно. Очерк третий. Теория предельной полезности». В «Экономических очерках» В.К. Дмитриев усматривал возможность объединения теории издержек производства Д. Рикардо с теорией предельной полезности в том, что цена определяется одновременно условиями производства и условиями потребления. Дмитриев выразил издержки производства через физические величины, т.е. через элементы, не зависящие от цены. Он получил уравнение, задающее зависимость «заработная плата прибыль», устанавливающее, что уровень прибыли изменяется в обратном отношении к заработной плате. Заработная плата определяется количеством труда, затраченного на производство предметов потребления, приобретаемых рабочим на зарплату.
В.К. Дмитриев одним из первых в мире стал анализировать и сопоставлять экономическую эффективность этих двух противоположных по своему характеру рыночных структур, изучать «неограниченную» и «несовершенную» конкуренцию.
Е.Е.Слуцкий один из первых разработчиков теории вероятности, автор научно-прикладных работ в области экономики, статистики, метеорологии.
Им была подготовлена работа «К теории сбалансированного бюджета потребителя». С того времени «уравнения» или «соотношения» Слуцкого стали присутствовать практически в каждом исследовании, посвященном проблеме зависимости спроса потребителей от уровня дохода и соотношения цен на другие товары и услуги.
Выводы, к которым пришел Слуцкий, состоят в том, что категория полезности формируется под влиянием реальных экономических величин, а именно, под влиянием изменений цен и доходов. Эти переменные обусловливают систему предпочтений потребителей.
Далее, опираясь на математический аппарат, Слуцкий проанализировал, как изменяется спрос (соответственно полезность) в зависимости от двух упомянутых факторов: относительных цен при неизменном доходе и изменения дохода при неизменных ценах. Слуцкий делает следующее заключение: «Если бюджет потребителя нормальный, то спрос на каждое благо увеличивается вместе с возрастанием дохода и уменьшается с увеличением цен на это благо».
Ученый проанализировал закономерности циклических колебаний под влиянием случайных причин. Он обосновывает тезис, согласно которому «сложение случайных величин может быть источником циклических, иначе говоря, волнообразных процессов»; и эти волны приобретают определенную правильность, сложение случайных причин приобретают форму, отвечающую «закону стремления к синусоиде».
Л.В.Канторович разработал метод принятия экономических решений, известного сегодня как метод линейного программирования.
За книгу «Математические методы организации и планирования производства», изданную в США в 1960 г., К. был удостоен почетного диплома Американского общества исследования операций.
Особый интерес представляла его статья «Об одном эффективном методе решения некоторых классов экстремальных проблем» (1940), посвященная исследованию бесконечно мерных задач выпуклого программирования.
Исследуя специальные задачи линейного программирования, К. совместно с М.К.Гавуриным изучил в 1940 г. транспортную задачу в матричной и сетевой постановках.
С именем К. связан естественнонаучный подход к исследованию широкого круга проблем плановой экономики, в том числе одной из ключевых проблемы ценообразования. Он дал математическое обоснование тезису о необходимости соответствия цен общественно необходимым затратам труда, определение понятия оптимума, оптимального развития, конкретизировал, в частности, что следует понимать под максимальным удовлетворением потребностей членов общества.
Динамическим задачам оптимального планирования была посвящена работа К «Динамическая модель оптимального планирования», 1965 г. она была переиздана под названием «Оптимальные модели перспективного планирования». В этой книге были указаны важнейшие направления расширения и совершенствования основной схемы динамической модели и намечены пути ее практического использования. Здесь К. показал, как в экономическую модель вводятся элементы нелинейности и дискретности и какую роль они играют в более точном учете экономической реальности, а также при математическом анализе соответствующих моделей
Премия памяти Альфреда Нобеля в 1975 г. по экономике была присуждена К. совместно с Т.Купмансом «за вклад в теорию оптимального распределения ресурсов».



Приложенные файлы

  • doc 15775872
    Размер файла: 90 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий