УРОВНИ ЯЗЫКА лекция

УРОВНИ ЯЗЫКА.
Единицы и отношения.

1. ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ
Главной Е этого уровня является слово как носитель лексического значения; кроме него, к этому уровню относятся также приравниваемые к слову по характеру своих значений и выполняемым функциям неоднословные вторичные единицы языка: фразеологизмы, лексикализованные номинативные и предикативные сочетания слов, а также аббревиатуры. Лексико-семантический уровень аккумулирует и закрепляет итоги познавательной деятельности говорящего коллектива, выработанные в практике общения понятия. В силу этого лексико-семантический уровень существенно отличается от всех других уровней. Языковеды указывают на ряд определяющих его характеристик.
Словарный состав подвижен и проницаем, это открытый уровень языка. Новые факты действительности, попадающие в сферу человеческой деятельности, новые понятия, формирующиеся на этой основе, получают непосредственное отражение в словарном составе языка.
Лексика языка внутренне системно организована на разных семантических основаниях. Отмечается логическая подчиненность и сопод-чиненность словарного запаса. На этом основании выделяются различного ранга гиперонимы (генеральные, общие понятия) и гипонимы (видовые, логически подчиненные понятия). Гиперонимия и гипонимия пронизывают лексику языка от базовых, категориальных понятий до конкретных, единичных.
Систематическая организация лексики на семантических основаниях выражается и в таких явлениях языка, как многозначность, синонимия, антонимия, лексическая ассимиляция, семантическая сочетаемость слов и др. Примером системной организации лексики могут служить упоминаемые выше тематические группы слов и семантические (понятийные) поля.
Типы оппозиций слов по семемам и лексемам
Наличие у слова двух сторон лексемы и семемы (тем более нескольких семем) позволяет одному слову входить в большое число разнообразных оппозиций. Представим для простоты, что лексема имеет одну семему. Тогда она, как определил Олег Михайлович Соколов, может вступать в следующие девять отношений:
У двух слов тождественны лексема и семема. Это одно и то же слово (снег снег).
У двух слов тождественны лексемы, но есть небольшие различия в семемах, хотя общность части семемы сохраняется. Это явление многозначности слова (снег атмосферные осадки и снег седина).
У двух слов тождественны лексемы, но не имеют общих сем семемы. Возникает явление омонимии: ключ приспо собление для открывания замка, ключ источник воды, бью щий из-под земли.
Лексемы имеют общую часть (пересекаются), семемы то ждественны. Такие слова представляют собой морфологические или фонетические варианты слова (лиса и лисица, ноль и нуль).
Лексемы имеют общую часть и семемы имеют общую часть. Такой случай трактуется как однокорневая синонимия (верить веровать, заходить захаживать).
Лексемы имеют общую часть, семемы различны. Такие слова называются паронимами: кампания, аспирант и компа ния, аспират.
Две разные лексемы имеют тождественные семемы (языкознание лингвистика, флексия окончание). Такие слова называются омосемами.
Две различные лексемы несут семемы, имеющие об щую часть: делить расчленять. Явление называется разно- корневой синонимией.
Две разные лексемы выражают две разные семемы. Это любые разные слова, например трактор рассвет.
Все рассмотренные группировки могут быть представлены в таблице.


А
В
С

1
Лексемы одинаковы
Лексемы имеют об-
Лексемы различны


Семемы одинаковы
шую часть




Семемы одинаковы
Семемы одинаковы

2
Лексемы одинаковы
Лексемы имеют об-
Лексемы различны


Семемы имеют
щую часть



общую часть
Семемы имеют
Семемы имеют



общую часть
общую часть

3
Лексемы одинаковы
Лексемы имеют об-
Лексемы различны


Семемы различны
щую часть




Семемы различны
Семемы различны

Следует иметь в виду, что во все указанные отношения слово может входить по каждой из своих семем.
Ю. Н. Караулов различает четыре основных типа оппозиций между семемами.
Нулевая оппозиция, т. е. семемы отражают один и тот же денотат (лоб чело).
Привативная оппозиция, когда семема одной лексемы полностью включается в семему другой лексемы (ворона птица).
Эквиполентная оппозиция, при которой две семемы разных лексем имеют некоторые общие семы, по которым они пересекаются (мысль думать).
Дизъюнктивная оппозиция, когда семемы не имеют общих сем (колоть порхающий).
Наиболее близкими являются семемы, различающиеся по одной-двум семам при наличии нескольких одинаковых. В таких оппозициях находятся антонимы и синонимы, слова одной узкой тематической группы. На таких оппозициях строятся группировки слов.
Соотношения семем по семам прослеживаются и в линейной последовательности, в синтагматике. Именно от семного состава семем зависит возможность или невозможность осмысленного сочетания слов друг с другом.

В. Г. Гак выделяет три вида отношений семем по семам в синтагматическом ряду.
1. Семантическое согласование, когда в семемах сочетающихся слов имеются одинаковые семы. Змея ползет в семеме змея есть сема «без ног» и в семеме ползти есть сема «без помощи ног».
Семантическое несогласование, когда в семемах сочетающихся слов нет совпадающих, но нет и противоречащих друг другу сем (змея перемещается).
Семантическое рассогласование при наличии в денотативных семемах сочетающихся слов противоречащих друг другу сем. В этом случае либо сочетание лексем становится бессмысленным (дождь ползет), либо в нем происходит изменение состава одной из семем, которая становится коннота- тивной (время ползет; здесь ползет теряет сему «без ног», со храняя сему «медленно движется»). На основе семантического рассогласования строятся иронические выражения с общим значением «нелепость, невозможное, ложное»: сапоги всмят ку, профессор кислых щей, моряк с разбитого корыта, от ставной козы барабанщик, нашему забору двоюродный пле тень.
Изучение соотношений семем по семам в парадигматике и в синтагматике позволяет подойти к рассмотрению устройства лексической подсистемы языка.
Лексико-семантические группировки слов в лексической подсистеме языка
Слова, связанные между собой описанными выше типами оппозиций, составляют лексико-семантические группировки разного объема и структуры. Выявить все системные связи в лексике какого-либо языка чрезвычайно трудоемкая задача. По подсчетам Петра Никитича Денисова, индивидуальный запас личности в среднем составляет примерно 30000 слов, общеупотребительная лексика в рамках литературного языка достигает 300 000 единиц. Если учесть специальные термины разных сфер человеческой деятельности, то число единиц окажется больше миллиона.
Обычно выделяют такие лексические группировки как синонимические ряды, лексико-семантические группы и поля, лексико-фразеологические поля, тематические группы, ассоциативные группировки. Не всегда между разными типами группировок можно провести четкую грань.
Синонимический ряд группа синонимов, объединенных вокруг одного главного члена доминанты. Доминанта имеет наиболее общее значение, обычно может заменять другие синонимы в определенных контекстах, в стилистическом отношении является обычно межстилевой единицей. Ср.: популярный, знаменитый, известный, прославленный; вежливый, тактичный, учтивый, корректный; спорить, возражать, перечить, противоречить и др.
Лексико-семантическая группа (ЛСГ) большая группа слов одной части речи, объединенных одним словом идентификатором или устойчивым словосочетанием, значение которого полностью входит в значение остальных слов группы и которое может заменять остальные слова в некоторых контекстах. Например: молоток, лопата, грабли, клещи, пила, плоскогубцы, отвертка «инструменты»; врач, медсестра, фельдшер, ординатор, акушерка, главврач и др. «медицинские работники».
Лексико-семантическое поле (ЛСП) совокупность большого числа слов одной или нескольких частей речи, объединяемых общим понятием (семой). Именем поля является, как правило, словосочетание, называющее понятие, объединяющее слова в поле. Например: машина, троллейбус, велосипед, пароход, корабль, такси, трамвай, поезд и др. «средства транспорта»; год, час, минута, секунда, месяц, неделя, миг, лето, зима, век и др. «наименования периодов времени».
Лексико-фразеологическое поле (ЛФП) лексико-семантическое поле, в которое входят и фразеологические единицы.
Лексико-семантические группы и поля имеют свое ядро и периферию. Ядро образуют варианты, синонимы, антонимы, родовидовые группы, объединенные нулевыми и привативны-ми оппозициями. На периферии поля находятся слова, связанные эквиполентными оппозициями с ядерными лексемами. Так, в поле жить умирать через связь жить дышать можно перейти и к более отдаленным лексемам: устать, отдыхать, спать, бодрствовать и т. д.
Разные лексико-семантические поля отличаются и по числу своих компонентов и по количеству и качеству оппозиций
между ними. Важнее всего для человека он сам и его ближайшее окружение, поэтому наиболее детально разработаны лек-сико-семантические поля родственных отношений, профессий, занятий, пищи, бытовых действий и т. п. Менее важные и менее знакомые сферы, не составляющие предмета широкого повседневного обсуждения (вселенная, микромир и т. п.), не имеют больших и хорошо структурированных лексико-семантических полей.
Слова, входящие в одно лексико-семантическое поле, переживают общие семантические процессы: денотативные семемы развивают однотипные коннотации, переживают тождественные метонимические и метафорические сдвиги. Например, названия наук обычно используются и как названия учебников по данной науке (купи «Физику», куда завалилась моя «Грамматика»?). Названия растений используются и как названия плодов этого растения (ср. груша, вишня, слива, рябина и некоторые другие); название части тела употребляется и для обозначения заболевания этой части тела {дайте таблетки от головы, мучается от живота, температура от горла и т. п.); название животного обозначает и мясо этого животного (ешьте курицу, суп из кролика и т. д.).
Лексико-семантические поля разных языков имеют национальную специфику. Она проявляется в количестве слов, наполняющих поле, в количестве и типах оппозиций между семемами и лексемами данного поля. Классический пример Ельмслева, в котором сравниваются обозначения детей одних родителей, хорошо это иллюстрирует.


Семантические признаки, организующие эту микрогруппу пол ребенка и последовательность рождения, универсальны, но по-разному распределены между лексемами. В малайском языке они лексемами не разграничены, в русском при помощи лексем разграничен пол ребенка, а в венгерском и пол, и последовательность рождения детей в семье.
Условия жизни и быта народа способствуют более или менее детальному структурированию того или иного лексико-семантического поля. Названия снега у народов тундры разработаны детальнее, чем у других народов; лексика рыболовства богаче у рыболовецких народов и т. д. У оленеводов существуют специальные названия для оленя, новорожденного олененка, оленя до двух лет, оленя самца и оленя самки от двух до трех лет, для старых оленей и т. д.
Тематическая группа (поле) совокупность большого числа слов, устойчивых словосочетаний и фразеологизмов, единиц разных частей речи, относящихся к одной сфере действительности. Например, тематические группы (поля) спорт, сельское хозяйство, промышленность, быт, искусство и др.
Ассоциативная группа (поле) совокупность слов, связанных в сознании человека с каким-либо словом-стимулом. В ассоциативную группу могут входить слова разных частей речи. Например: пустыня песок, жара, верблюд, колючки, пить, желтая, барханы; молоко белое, корова, доярка, доить, сено, пастись, пакет, бутылка; цветок ромашка, роза, букет, тюльпан, запах, красивые. Ассоциации делятся на синтагматические (образующие со стимулом словосочетание) и парадигматические (имеющие какую-либо общность со стимулом, но не образующие с ним словосочетаний). К примеру, идти пешком (синтагматическая ассоциация), идти бежать (парадигматическая ассоциация).
Ассоциативные группы не входят в иерархическую организацию лексических группировок (тематическая группа ЛСП ЛСГ синонимический ряд), они пронизывают во всех направлениях всю лексическую систему языка. Ассоциации играют большую роль в запоминании лексики, в организации её упорядоченного хранения в памяти, а также в художественном тексте, где во многом обусловливают подтекст произведения.

2. МОРФЕМНО-МОРФОЛОГИЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ
В вопросе о выделении этого уровня у языковедов нет единства. Некоторые ученые выделяют только морфемный уровень, исследуя системные взаимоотношения семантически минимальных единиц морфем, выделяя, в свою очередь, в их составе аффиксальный подуровень. Другие ученые, кроме морфем, включают в морфемно-морфологический уровень словоформы и их парадигмы как единицы морфологии.
ГРЕЧКО: Учитывая тот факт, что морфемы и их связи должны изучаться в единстве с выполняемыми ими функциями, мы также включаем в состав единиц этого уровня морфемы и словоформы. Как уже говорилось выше, слово является узловым элементом языка, фокусом взаимодействия многих языковых факторов. В силу этого разными своими сторонами оно имеет отношение к другим единицам языка, а следовательно, и к другим языковым уровням. Слово не только носитель лексического значения, оно одновременно и морфологическая единица, образованная по присущим данной языковой системе правилам. Поэтому словоформа и лексема как совокупность словоформ это морфологические образования, а потому имеют отношение к морфемно-морфологическому уровню.
Подобно другим единицам языка, морфема выступает в виде определенных своих видоизменений, вызванных историческими причинами или конкретными текстовыми условиями. Представители (репрезентанты) морфемы, образующие в совокупности парадигму ее изменений в системе языка, т. е. ее тождество, называются морфами, или алломорфами (по аналогии с аллофонами фонемы; ср.: друг друга друзья дружить; свечой тучей; избить испить; искать подыскать; история предыстория и т. п.).
Морфемы самостоятельно не употребляются в предложении, не являются тем самым номинативными или коммуникативными единицами языка. Они служат для образования слов и словоформ. Выделяются знаменательные морфемы (корни) и служебные (аффиксы). В свою очередь аффиксы подразделяются на словообразовательные и словоизменительные. С помощью словообразовательных суффиксов образуются новые слова различных частей речи; словоизменительные аффиксы участвуют в образовании форм слова. Приставки образуют новые слова одной и той же части речи. В соответствии с этим делением словообразовательные аффиксы имеют словообразовательное значение, словоизменительные грамматическое.
Морфема явно выраженный показатель классификационной природы слова. Если с корнем связано выражение вещественного значения слова, то словообразовательные и словоизменительные аффиксы являются показателями принадлежности слова к тому или другому соответственно содержательному или формальному разряду слов.
Образованная с помощью словоизменительного аффикса словоформа включается в парадигму формального изменения слова, принадлежащего к определенной части речи. Совокупность таких словоформ, образующих парадигму, определяется как лексема.
Конкретные грамматические значения объединяются в грамматические категории (ср. категории рода, числа, вида, наклонения и др.). Грамматические категории это предельно отвлеченные грамматические понятия, которые часто не замыкаются пределами одной части речи. С помощью категорий осуществляются сквозные грамматические классификации, охватывающие разные части речи и доказывающие тем самым единство грамматической системы языка.
ПОПОВА, СТЕРНИН: Морфема не может самостоятельно функционировать в качестве значимой единицы; в составе слова и словоформы она играет строевую роль. Таким образом, морфема не является элементом какой-либо системы или подсистемы языка. Она является частью словоформы и должна изучаться в составе слова, когда слово рассматривается в аспекте его морфологической членимости.
Следовательно, изучая лексико-семантические группировки слов, их словообразовательные связи, рассматривая морфологическую структуру слова, парадигматику слов, мы имеем дело все с одним и тем же элементом системы языка со словом.
Отсутствие морфем в отдельных языках (китайский, вьетнамский, некоторые другие) также веский аргумент для отрицания морфемного уровня и единой подсистемы морфем как составных частей языковой системы.
Юрий Сергеевич Маслов: значение морфемы это всего лишь молекула смысла, полуфабрикат. Вне слова значение морфемы остается диффузным, плохо определяемым. И все-таки можно разграничить два основных класса значений, которые обслуживаются морфемами.
Противопоставление лексических и синтаксических значений издавна было замечено лингвистами и закреплено в терминах номинативностъ предикативность, слово предложение. В терминах философских категорий его можно обозначить как противопоставление категорий элемент структурное отношение.
Академик Виктор Владимирович Виноградов писал: нет ничего в морфологии, чего нет или прежде не было в синтаксисе и лексике. В самом деле, анализируя значения, выражаемые в слове с помощью разных морфем, мы не найдем никаких других значений, кроме лексических и синтаксических.

Таким образом, особой «морфологической» семантики не существует. Морфемы проявление языковой техники, а не обязательный элемент системы языка. Именно в сфере морфологии лежат наибольшие различия между языками, и именно поэтому морфемное устройство слова и способы использования морфем в структуре слова легли в основу первой типологической классификации языков мира.

3. Моделирование синтаксической подсистемы языка
Вопрос об элементе синтаксической подсистемы языка сложный.
Синтаксическая подсистема это подсистема языковых структур. К их числу относятся синтаксема, словосочетание, простое предложение, осложненные и сложные предложения, текст и другие. Какая из этих единиц является элементом синтаксической подсистемы языка, т. е. создает, формирует эту систему?
Традиционная грамматика опиралась на простое предложение, которое понималось как группа слов, выражающая законченную мысль. Для описания простого предложения была создана теория членов предложения; в составе простого предложения выделены обороты, обособления и другие осложняющие компоненты. Было построено учение о сложном предложении, понимаемом как результат сложения нескольких простых.
Разнообразие и многочисленность синтаксических объектов вызывали желание найти более простую единицу, которую можно было бы положить в основу синтаксического исследования.
Филипп Федорович Фортунатов в качестве такой единицы предложил словосочетание минимальное объединение слов, обычно двух, связанных грамматически и по смыслу. В трудах Соссюра была предложена синтагма объединение двух слов, связанных подчинительной связью. В работах известного синтаксиста
Галины Александровны Золотовой в качестве единицы синтаксического членения простого предложения выдвигается синтаксема, то есть словоформа, участвующая в организации данного предложения. В ходе полемики относительно синтаксической единицы выяснилось, что все конструкции являются предметом синтаксического исследования, но элементом, исходной структурой для синтаксической системы является простое предложение. Одним из доводов, подтверждающих это мнение, служит факт обязательного присутствия простого предложения во всех языках мира. Ни один человеческий язык без простого предложения не существует.
Словосочетание как парное соединение слов, вычленяемое в составе простого предложения, имеется не во всех языках мира, оно невозможно в тех языках, у которых отсутствуют формы словоизменения. Предложение не делится на словосочетания без остатка, оно делится на синтаксемы, которые в языках со словоизменением могут быть частью словосочетания, но могут входить в состав простого предложения и самостоятельно.
Сложное предложение также имеется не во всех языках мира. В отличие от простого монопредикативного сложное предложение всегда дву- или более предикативно (полипредикативно). Но полипредикативность может быть выражена и осложненным предложением. Сложное предложение формируется сравнительно поздно, обычно уже в составе текстов, складывающихся с появлением письменности.
Именно простое предложение выступает в качестве элемента синтаксической подсистемы языка. Изучение устройства простого предложения позволяет найти в нем фрагменты: словосочетания и синтаксемы. Взаимосвязи следующих друг за другом в речи простых предложений ведут к возникновению более крупных единиц: осложненных и сложных предложений и текстов.

Структурная схема простого предложения как элемент синтаксической подсистемы
Вычленение в составе простого предложения двух главных членов подлежащего и сказуемого традиционно, так же как и определение типа предложения на основе особенностей способа выражения этих главных членов. В современном теоретическом синтаксисе утвердилось положение о том, что тип предложения определяется не только подлежащим и сказуемым, но и другими словоформами, выражающими субъект и предикат мысли.
Ср., например, молния ударила в дерево и молнией ударило в дерево; я рад и мне радостно.
Нет сомнения, что в этих примерах и подлежащее, и его эквиваленты (молния молнией; я мне) обозначают один и тот же субъект мысли. Обозначенный именительным падежом, этот субъект заключает мысль об активном деятеле, обозначенный творительным или дательным осмысляется как пассивный носитель действия, состояния.
Два члена предложения, обозначающие субъект и предикат мысли, находятся в предикативном отношении и образуют структурную схему простого предложения.
Предикативное отношение как означаемое структурной схемы предложения
Структурная схема служит знаком состоявшегося в мышлении человека акта предикации. Содержание предикативного отношения может быть как угодно разнообразным, неисчерпаемым, как сама познаваемая человеком действительность. Но набор, количество структурных схем ограничено, они обобщают, систематизируют типы предикативных отношений, выражаемых на данном языке. Каждая структурная схема имеет в качестве означаемого свой вид или тип предикативного отношения.
Предикативное отношение это субъективная реальность, оно существует и возникает только в мозгу человека и не существует нигде вне мозга. Предикативное отношение может адекватно отражать какие-либо отношения в реальном мире, но может и искажать реальность, сочетать фантастические образы. Структурная схема это знак только мыслительного акта предицирования, но не той денотативной ситуации, которая входит в предложение через его лексическое наполнение. Структурные схемы обладают национальной спецификой, строятся из имеющихся в языке субъектных и предикатных словоформ частей речи. Виды предикативных отношений по содержанию общечеловечны, это своего рода разные виды логической формы мысли суждения. Позиционная схема высказывания
В реальных высказываниях помимо структурной схемы, образуемой главными членами предложения, участвуют разнообразные распространители, которые в традиционной грамматике описываются как второстепенные члены предложения (дополнения, обстоятельства и определения). Распространители называют участников ситуации (актанты) и обстоятельства, в которых данная ситуация развертывается (ситуанты). Вместе с главными членами актанты и ситуанты образуют позиционную схему высказывания. Определения всегда относятся к какому-нибудь из членов позиционной схемы и своей позиции в ней не имеют.
Почти в каждом высказывании актанты и ситуанты представлены в разном количестве и разном составе, хотя их позиции постоянно воспроизводятся, отличаются высокой стабильностью. Разнообразие словоформ, выступающих в позициях актантов и ситуантов, которое возрастает благодаря разнообразным определениям к этим словоформам, бесконечная вариантность выражаемых ими отношений, вносимая лексическим разнообразием, порождали неудовлетворенность теорией членов предложения, поскольку она описывает меньше позиций, чем их можно найти в конкретных высказываниях.
Пропозиция как означаемое позиционной схемы высказывания
Позиционная схема состоит из языковых знаков словоформ или их аналитических эквивалентов. Каждая словоформа означает языковую семантику высокого уровня абстрагирования, например: деятель, место действия, цель действия, объект действия, орудие действия и т. п. Эти семантические категории в той последовательности и в том наборе, в каком они оказались в конкретном высказывании, образуют его пропозицию. Пропозиция является означаемым конкретной позиционной схемы. В пропозиции отражается денотативная ситуация, о которой идет речь.
Пропозиция состоит из мысленных образов внешнего мира, обобщенных до уровня понятийных классов: место, время, причина, действие, способ действия и т. п. Пропозиция и ее компоненты в настоящее время активно изучаются синтаксистами.
Как вытекает из вышесказанного, предложение оказывается очень сложной языковой единицей, связанной с действительностью, мышлением и состоящей из многих компонентов. Представим графическую модель этой связи.



УРОВНИ ЯЗЫКА И РАЗДЕЛЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ (Гречко)
Системно-структурное строение языка, как это очевидно, не совпадает с традиционными разделами науки о языке. Основные разделы науки о языке охватывают как КЕ, так и НКЕ. Так, в фонетике, наряду с фонемами (их составом, дифференциальными признаками, позиционными и комбинаторными чередованиями, способами их образования и др.), изучаются и неконститутивные фонетические единицы (ср., например, фонетическое слово, словесное, синтагматическое ударение, интонации и др.).
КЕ морфемно-морфологического уровня изучаются в морфемике, морфологии, словообразовании, морфонологии. В этих разделах науки о языке, в свою очередь, выделяются единицы, не относящиеся к КЕ
(ср.: непроизводная, производная, производящая основы, словообразовательная модель и др.).
В синтаксисе, наряду со словосочетанием и предложением, изучаются члены предложения, различные синтаксические обороты, обособления, синтагма и др.
Разумеется, исследования языковых единиц в системно-структурном и традиционном отношениях не исключают и не подменяют, а взаимно дополняют друг друга. Структурное изучение языковых единиц открывает важную роль прежде всего КЕ в организации языка. Такое изучение наглядно демонстрирует стратификацию языка, основные составляющие и наиболее обобщенные элементы организации языка, место и роль основных языковых единиц в строении языка как целостной, саморегулируемой и развивающейся системы.

15

Приложенные файлы

  • doc 15771426
    Размер файла: 114 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий