Жанетта Наурузова

'
ЛЮБАЯ ИЗ ЕЕ РАБОТ КУСОЧЕК ЖИЗНИ'
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
19 апреля 2012г.

В художественном музее - первая персональная выставка художницы из Аксу Жанетты Наурузовой. В экспозиции 90 работ, в основном написанные в 2010 и 2011 годах. И это малая часть того, что у нее есть.

- Здесь на выставке, наверно, один процент из всего написанного ею, - уверен ее коллега и земляк Александр Ерашов. - Она может работу сделать, а потом сверху по ней написать новую. Мол, не нашлось чистого холста под рукой. У нее вся жизнь как будто волнами идет. И она ловит их. Вот загорелось ей: Восток. И она живет только Востоком. Остыла. У нее пошли «Времена года». То есть она как бы волну свою ловит и работает такими сериями. Видите, у нее серии: «Цирк», «Восток», «Город», «Корабли», «Лошади» - любимая тема. Мне больше всего «Цирк» нравится. Она очень работоспособный, но очень скромный человек. Наконец-то удосужилась в Павлодарском музее сделать выставку.
Три весенних пейзажа из серии «Времена года», все с разным настроением. Прозрачный воздух и светлая зелень над разлившимся половодьем. Серо-голубой вечер над грустной водой. Солнечный день, отражающийся в весеннем разливе
Осень на ее холстах не только в природе. В них одиночество и осень жизни.
Заснеженные крыши, трубы с дымами, косые заборы, свет в малюсеньких окнах. Зимний вечер на старых улицах города. Удивительным теплом наполнены эти зимние пейзажи, как будто из прошлой жизни, из детства.
Серия «В цирке». Красное, белое, синее, золотое... Все очень яркое. Силачи, эквилибристы, акробаты, лошади, клоуны, гимнасты Весельем и энергией так и брызжет с холстов.
Горы. И корабли – целая серия им посвящена.
Натюрморты. Охотничьи сюжеты, где главные герои - гибкие и ловкие собаки, увертливые зайцы, умные волки Где жизнь на грани фола.
И лошади. Портреты лошадей крупным планом и лошади на соревнованиях, в стремительном беге, на ипподроме, рядом с человеком у его дома
«Восток» - весь терракотовый. Женщины, лошади, верблюды, пустыня Кажется, такое можно писать только с натуры. Она писала по воображению. «Я фантазерка», - сказала она.
– Это просто от природы дано такое видение, - утверждает художница Галина Беспалова. - Учились в колледжах и училищах, даже в академиях многие. Но немногие же пишут. Вот ее охотничьи сюжеты свежие, как акварельные, и в тоже время, как графика печатная, потому что очень правильно поставлено пятно. «А «Времена года» все на ассоциациях, ощущениях. И абсолютная небоязнь работать с материалом. Мне очень хотелось увидеть ее работы. И, наконец, состоялась выставка. Любая из ее работ, по крайней мере, кусочек жизни. Любая.
- Она не похожа ни на кого из молодых художников по своему восприятию цвета, - считает искусствовед музея Елена Дубовая. - Жанетта экспериментирует, чувствует, что нужно во времени, что нужно сейчас, о чем нужно задуматься. Она из тех художников, которые работают в самых разных темах, работают очень интересно. По широте ее восприятия мира можно говорить, что она уже зрелый художник. И то, что она работает сериями, притом очень разноплановыми, говорит о ее неординарном мышлении, очень незамыленном глазе и, конечно же, об очень большом желании работать.
Впервые художник Жанетта Наурузова запомнились на первых выставках молодежного проекта Художественного музея «М*Арт». Запомнились, прежде всего, ее лошади. О которых Ольга Пашко, куратор выставки, на нынешнем вернисаже поэтически сказала: «Именно лошади стали для художницы талисманом и вдохновением, постоянным возмутителем спокойствия и воплощением ее фантазий. На холсте они становятся не просто живыми. Они рвутся вперед, несутся в порыве в бескрайнюю степь и к огромному небу...».
Жанетта Наурузова кандидат в члены Союза художников Казахстана. В активе у нее несколько персональных выставок в профессиональном лицее Аксу, где она работает, в галереях и салонах Павлодара и Алма-Аты, участие в нескольких «М*Артовских» выставках. Ее произведения находятся в частных коллекциях Казахстана, России, Германии, Израиля.
Родилась в Павлодаре, 6 лет назад перебралась в Аксу.
- Почему?
Жанетта Наурузова: А вот так вот - раз и все. Город мне понравился – маленький. И как-то и прижилась там.
- Вы где-то учились мастерству художника?
Ж.Н.: Училась в художественном училище имени Гоголя в Алма-Ате. В 86-ом году закончила. Успела поработать художником-оформителем в советское время. Прошла весь этот этап лозунгов, плакатов, перестроек, пятилеток. Работала на тракторном заводе художником. Потом работала в Книготорге оформителем. Там вообще было очень интересно. Много было творческой работы. А уж потом переехала в Аксу. Ну, это было связано еще и с замужеством. Ермак оказался тем маленьким кусочком, где причалила надолго. Но перед этим много ездила.
- Ваш любимый мотив в живописи постоянный – лошади. Почему так?
Ж.Н.: А это вообще вместе со мной родилось, наверно. Я сколько себя помню с самого маленького моего детства, так только лошадей. И игрушки у меня были – лошади. И рисовала я их. И восхищалась ими. И общаться люблю с ними, хотя редко предоставляется такая возможность.
- А как же тогда пишете их?
Ж.Н.: Так я же смотрю на них. На празднике, на улицах, на ипподромах, на пасущихся
- Поэтам, художникам помогает творить Муза. Как правило, это прекрасная дама. Ваша Муза – лошадь.
Ж.Н.: (смеется) О, я без лошадей вообще не могу. Причем я еще их создаю. Именно своих. Помимо того, что я каких-то лошадей хорошо помню. На национальных играх, положим, из года в год выходят одни и те же лошадки. И я уже знаю, какая с каким характером. А я еще создаю своих. Выдуманных, скажем так. И без них вообще не могу. Они у меня все со своим характером.
- Раз выдумываете «своих» лошадей, значит, что-то не нравится в знакомых?
Ж.Н.: Нет. Лошади вообще идеальные существа.
- Тогда выдуманные вами вообще супер-идеальные.
Ж.Н.: Естественно. Волшебные просто. Сильные, добрые, мудрые. Они, как инопланетяне. Все знают. Не только о человеке, о жизни вообще. Это ощущение во мне с детства. Когда я была маленькой, они казались мне такими волшебными гигантами, как ангелы, спустившиеся с неба. Не понимала, почему они работают на человека. Поэтому и сейчас в картинах у меня часто бывает, что человечек маленький, чтобы он не мешал. И чтобы было видно эту красоту.
- А не устаете писать одно и то же?
Ж.Н.: А я и не пишу одно и то же. Я везде гуляю. Хотя лошади - это главное. Без них никуда. У меня даже есть коллекция игрушек-лошадей, статуэток. Если зайти в мою мастерскую, там все в лошадях.
- У женщин очень часто профессию заслоняют семья, дети. У вас что на первом месте?
Ж.Н.: Я художник.
- И этим зарабатываете на жизнь?
Ж.Н.: Да.
- И у вас это получается в маленьком Аксу?
Ж.Н.: Да. Я работаю художником-оформителем. Единственная ставка на весь город. То есть я работаю по той старой профессии, которой уже нигде нет. И еще творчески, для себя.
- А людей пишете?
Ж.Н.: Пишу. Для себя - выбираю, кого писать. На заказ – всех подряд. Но всегда пытаюсь найти в человеке что-то интересное даже для заказного портрета.
- И как поиски? Успешны?
Ж.Н.: О-ой, люди как лошади (Смеется). Портреты писать очень интересно. Люди настолько все разные. Настолько все по-разному пишутся.
- Это выставка – ваша первая персональная?
Ж.Н.: Здесь - да. Были персональные выставки в Аксу, две – в Алма-Ате. Одна в 2007 году, вторая в 2010-ом. Но важнее,все-таки здешняя выставка.
- Почему?
Ж.Н.: Потому что здесь меня знают. Здесь родные, здесь близкие. А там все чужие. Тут моя земля. Тут мой воздух. А я еще живу на краю города, дальше степь. Вообще прелесть. И Павлодар сильно люблю, потому что это родина. Куда бы ни бежал, где бы ни жил, он остается родным. Поэтому для меня важно, что именно здесь у меня персональная выставка.
«Творческие люди, наверно, самые счастливые. У них есть возможность выражать то, что они чувствуют и преподносить это людям. Работы Жанетты как раз из такого ряда», - сказал художник Андрей Оразбаев. Мне кажется, он прав.
Тамара Карандашова


Приложенные файлы

  • doc 15709363
    Размер файла: 109 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий