БУТКОВ

БУТКОВ.П.
О браках Князей Русских с Грузинками и Ясынями, в XII веке.
«Северный Архив», 1825 г., № IV, с.317-333. декабрь 1824 г.

Нет сомнения, что Князья Русские, владея более столетия Тмутараканью (988 - 1094 гг.), имели близкие сношения с Христианскими Державцами Осетии, Иверии и Колхиды, быв соседями в Кубанских вершинах с одной стороны Осетинцами или Ясами, с другой Сванетии, древней области Колхидской, населённой племенем Грузинским. Не менее справедливо, что с Донскими Ясами, однородцами Кавказских, они ещё в теснейших связях находились, если даже не включали сих Ясов в число своих подданных, по той необходимости, что жилища их лежали на пути сообщений Тмутаракани с Северою и Рязанью, имевших направление по Донцу и Дону. Наконец, вероятно, что знакомство с Кавказом нескоро Русскими забыто по потере Тмутаракани, судя по тому, что Великий Князь Киевский Изяслав избрал себе оттуда невесту.
О сём последнем происшествии сказано Летописцами нашими, что Изяслав, вдовец с 1152 года, получив известие о красоте и добром нраве дочери Царя Обезского, отправил по Чёрному морю к родителю её Послов своих, которые данное им поручение исполнили успешно, и купно с Послами Царя Обезского сопроводили невесту тем же путём в пределы России; что Царевну встретил в Днепровских порогах сын жениха её, и что она венчалась в Киеве с Изяславом 1154 года, а в 1155 году овдовела, и не оставила о себе других воспоминаний.
Следует вопрос: точно ли под именем Царя Обезского должно разуметь Царя собственно Апхазов или Абазинцев, обитающих по берегам Чёрного моря от реки Енгури до залива Бовудяка? Н.М.Карамзин держится в сём случае буквально показания Летописцев; предшествовавшие же ему в Историографии Российской признают в Царе Обезском Повелителя Грузии. Смею думать, что они правы; но как мысль их основана была только на догадке, то я придам ей следующее историческое объяснение.
Династия Багратионов начала царствовать с 889 г. в Иверии, в Колхиде и в подлежавших к последней областях Грузии, Мингрелии и Апхазии 992 года, когда старший сын Царя Адраноза Багратиона, Азот или Ашот, принял царскую державу, младший, Георгий, получил в зависимый удел Апхазию или Абазию, и имел чин Магистра Константинопольского Двора. Надобно заметить, что в те времена, и даже 1118 года, Византийцы разумели под Абазгиею не одну теперешнюю Апхазию, но все те же Черноморские берега, которые прежде называли Колхидою, чаще же Лазикою. После сына Георгиева Баграта княжил в Абазгии внук первого, Георгий же, и сей 989 года Княжескую корону своего удела соединил с Царским венцом Иверским по наследственному праву и по согласию Греческого Императора Василия, после смерти внучатного брата своего Царя Давида, сына Багратова, внука Ашотова, не оставившего детей. Византийцы однако и тогда называли сего Грузинского Царя чаще Абазинским, нежели Иверийским, и такое именование долго присвоили его потомкам. Георгий скончался 1029 года. Приемником его был сын его Панкрат или Баграт, находившийся в то время у греков аманатом, который женился на Елене., племяннице Императора Романа. Аргира, и царствовал до 1051 года. Он передал знаки самодержавия сыну Георгию II, а сей 1089 вручил их сыну своему Давиду, прозванному восстановителем отечества, подавленного тяжестью оружия Османских Турков 1064-1074 года.
Давид был в супружестве с Ириною, Принцессою Двора Цареградского и, умирая 1130 года, вверил скипетр сыну Димитрию. Далее царствовали один после другого сыны Димитриевы, старший Давид 1130-1150, и младший Георгий III 1150-1171 г. Сей последний, подобно предшественникам своего поколения, единовластно управлял всеми Иверскими и всеми Имеретскими землями, которые до 1246 года были нераздельны.
Из сего краткого обозрения царствований Грузинских видно, что Обезский Царь, тесть нашего Изяслава, был не кто другой, как Георгий III, Царь Грузино-Апхазский; ибо тогда оные страны от иных Царей не зависели.
Положим, однако, что в те времена, по примеру настоящих, императорские области имели родовых Мтаварей или властеначальников из Князей Грузинских: Гурия Варданидзевых, коих по имени страны, Гуриелами называют; Мингрелия с Одышею и Легчумом Дадианов, из которых древние пребывают в России с 1683 года, быв вытеснены нынешними Чикуянами (6); Апхазия Шервашидзевых, и Сванетия Дадишкелов; но если бы Изяслав женился на дочери подданного Царей Грузинских Мтавария Апхазского, Летописцы наши не были бы столько несправедливы, чтоб решились приписать Царское титло сему Служилому, а не владетельному Князю.
Армянин Гайтон, 1307 г., называл собственно Грузию Георгиею, Имеретию же с областями её, царством Абнас. Монах Карпин, 1246 г., именовал обитателей Грузинских в одном случае Обесесами или Грузинами, в другом Обесесами и Грузинами (7). Некоторые из Русских Летописателей, под 1111 годом, давали название Обезии стране, лежащей за железными вратами (8), и следственно также Грузинской; ибо сии врата заключались в замке Дариел, лежащем при реке Тереке внутри Кавказа, на дороге от Владикавказской крепости к Тифлису. По преданиям Грузин и Осетинцев, железные затворы действительно существовали некогда в оных горных заградах, коих местоположение Прокопий описал с точностью, ошибшись только в том, что назвал их Каспийскими. Кавказские же врата времён Страбоновых и Плиниевых находились в Иверии, там, где путешественник, поднявшись от вершин Терека на высоту Станвого хребта Кавказа, и сближаясь к реке Арагве, прорезывающей Кавказ на юг, приходит к деревне Кайшауру. Здесь доселе стоит и борется со стихиями уже две тысячи лет замок Кумли или Кумлис-циге (9). Плиниев кумания. Около 506 г. по Р.Х. Царь Вахтанг Горгослан силою оружия подвинул рубежи Иверии оттуда к северу на 40 вёрст, и в земле Осетинцев, на пределах их с Кистинскими племенами, построил, с помощью Персов, замок Дариел и сторожевые башни, занимавшие впереди его на Ѕ версты теснину, имеющую широты не более 60 сажень. Укрепления сии сооружены были на тот конец, чтобы северным народам закрыть Терекский в Иверию проход, названый Армянином и Византийцами в III и V веке Цур, а Восточными писателями Сюаріаг, по селению Заур, лежащему при устье Терекского ущелья близ Владыкавказа (10).
И так, если по соображении всего сказанного выше можно согласиться, что в Царе Обезском предки наши понимали Грузинского, и что тесть Изяслава был подлинно Царь Георгий III; то увидм, что провидение послало в супруги и другой дочери Георгиевой Русского же Князя, внучатого племянника Изяславова.
Царь Георгий III скончался, не оставя мужеского потомства. Взошла на престол младая дочь его девица Тамара, и царствовала 27 лет с 1171 года.
Она возвела Грузию на степень знаменитости мудростию своею и победоносными сражениями, быв сама вождём своих ополчений. Грузины называли её на Царицею, а Царём (Мепе), как Венгры Марию, дочь Лудовика, и Марию Терезию именовали Королями своими. Предание гласит, что Тамара обладала миллионом семейств и покровительствовала нАуки, которые в Грузии тогда процветали. Имя Тамары ещё и ныне памятно и уважаемо в Кавказе (11). Слава её проникла в Россию, и некто из наших писателей, современный Иоанну Грозному, влагает в речь е его к воинству, при приступе на Казань, рассказ о героических деяниях сей самой Динарии или Тамары (12). К благополучию Грузии не доставало одного: видеть наследника Державы. Почему народ склонял Тамару на принятие брачных уз; а некто Абуласан донёс Вельможам Грузинским, что встретил в Кипчаке молодого и храброго Русского Князя Георгия, который по смерти родителя своего Князя Андрея, дядею Всеволодом заключён в Савальту и оттуда ушёл к Кипчакскому Хану в город Свинч. Вельможи вызвали сего Князя в Тифлис, и Тамара, 1177 года, согласилась дать ему руку. Подвизаясь мужественно противу врагов нового своего отечества, Русский Князь не мог однако надолго сохранить Тамариной дружбы. Посеялись между ними раздоры и возросли так высоко, что 1180 года произвели явный разрыв. Тамара, дав свободу первому супругу, вступила во второй брак с неким Князем Давидом 1181 года.
Русский Князь не хотел легко снести свой стыд. Он отправился в Константинополь, где царствовали тогда Комнены; получил от Греков несколько войска и вышел на Имеретинские берега Ближайшие области дали ему на верность присягу; многие из Грузинских вельмож к нему присоединились; он занял г. Кутаис, и увидел себя в силах покуситься на Тифлис, Иверийскую столицу. Но счастие служить ему отказалось: потеряв две битвы, просил он Тамару об одном безопасном пропуске, и быв честно выпроводен из её владений, скрылся из поисков исторических (13).
Родословие сего Князя не всеми Грузинскими дееписателями показано однообразно. Одни называют его Георгием, сыном Андрея, племянником Всеволода (14); другие именуют его только племянником Владимира (15); третьи дают ему название Андрея и причисляют его к роду Всеволода, не упоминая о его отце (16). Но как мы уже видим, что супруг Тамары был самый младший сын Князя Андрея Боголюбского, Георгий (17), хотя не ведаем ни матери его, ни времени рождения; знаем только, что он, получив в малолетстве Княжение в Новгороде 1171, по смерти Боголюбского изгнан Новгородцами 1275 г., и куда удалился неизвестно, то объявления Грузински е можем привести в согласие свидетельством Летописцев наших, что родной дядя Георгиев был Всеволод Георгиевич, княживший во Владимире 1176-1213 года, а двоюродный Владимир Мстиславич, Великий Князь Киевский 1172 и 3 года (18).
О браках Боголюбского нет ещё сведений точных. Утверждающие, что первая супруга его была дочь Кучки, на которой женился он 1147 года, не могут сказать против обычая тех времён, чтобы Князь Андрей провёл в безбрачном состоянии 37 лет своей жизни. Те, кто женят его впервые на Кучковой 1155 года, ещё в большее приводятся затруднение и возрастом его и вступлением в замужество 1159 года дочери его Ростиславы с Князем Святославом Владимировичем Щижским (19); ибо Ростиславе надлежало бы быть тогда младенцем. Но мы имели Летопись, содержащую в себе известие, что у Боголюбского, по смерти Кучковой была вторая жена Ясыня; что она вместе с любимцем Князя ключником его Ясыном же Анбалом, участвовала в убиении своего супруга, и за то Князем Всеволодом утоплена в озере Клещине, а Анбал повешен (20).
Вероятность сего сказания подкрепляется ходом происшествий. Георгий мог быть сыном Боголюбского от жены преступной; и если он вступил в брак с Тамарою не моложе 18 лет, имев 1171 года детский возраст, то время рождения его и второго Андреева супружества должны быть отнесены к 1158 и 1159 году. Новгородцами же презрен он конечно за гнусное дело матери, и в брате отца видя врага своего удалился к сродникам матери на Дон, или к Кавказу, и явился на реке Сунже или Севенче (21), во владениях Ханов Хазарии, подлежавшей к обширному Дашт-Кипчаку (22). На Сунже существовали города: Назран, верстах в 30 от Владикавказа, и Куллар, в 37 верстах от казачей Наурской станицы, коих следы и теперь видны.
Впрочем, в брачные союзы с Ясынями входили в те времена не одни Русские владетели. Но Государи и других стран. Упомянутый выше Грузинский Царь Георгий I имел жену Алду Аланку или Осетинку. Сын его Баграт, царствовавший 1029-1051 год, также женат был на Осетинке по смерти первой супруги своей, Гречанки Елены, судя по тому что когда Мария дочь Иверинского Царя, находившаяся в Константинополе залогом верности своего отца не позже как с 1050 года, вступила в супружество около 1073 с Императором Михаилом Дукою: то двоюродная сестра её Ирина, дочь повелителя Алании, сочеталась браком с сыном Императора Исааком (23). Князь Ярополк Владимирович, сделав поход к Дону на Половцев 116 года, и взяв в плен много Ясов в городах Балине, Чевшлюеве и Сугрове, получил Ясыню Елену, девицу чрезвычайной красоты, и на ней в Киеве женился. Её называли дочерью Ясского или Степского Князя Сварна; она умерла в глубокой старости 1201 года. Всеволод Георгиевич, дядя первого Тамарина супруга, брат Боголюбского, имел жену Ясыню Марию, скончавшуюся 1205 года; сестра же её была с 1182 года за Мстиславом, сыном Святослава, Великого Князя Киевского (24).
В заключение, не излишним считаю повторить сказанное уже мною в другом месте, что Ясы Кавказские и Донские, быв издревле Христиане, ещё в 1453 году составляли Епархию, зависимую от Патриаршества Цареградского (25). Светильник Веры Евангельской угас в Осетии, в зихи или в Кубанской Чехии, в Апхазии и других странах Кавказа, с падением Империи Восточной. Столица владетелей Осетинских, продолжавшихся до XVI столетия, стояла на землях Куртатского, Осетинского поколения, в урочище Гускадине при реке Фаяге, верстах в 20 выше втечения её в Терек, где знаки бывшего города и ныне заметны, в 35 верстах от железных врат Дариела. Она называлась Хунхудаг (26); нашим же Летописцам известна была под именем Дадако, Дедякова, Тетякова. Сей город, богатый и крепкий, силами Русских Князей покорён для Ордынского Хана Менгутемира 1277 года; а 1318-го был свидетелем страдальческой кончины Тверского Князя Михаила, убиенного по повелению Узбека (27).









 В Вестнике Европы 1821 г. № 21, 22 и 1822 г. № 23, статьи: Нечто к Слову о прлку Игоря, и о имени Казак.

 Нестор по Кенингсб. сп. С. 225, 226. Русск. Летоп. По Никону. сп. II, 136, 137, 138

 Ист. Г.Р. Карамзин II, 252 и прим. 354; Ежемесячн. Сочин. на Январь 1755; Записки, касательно Росс. Ист. V, 87.

 В Северном Архиве 1824 г. № 23 и 24 статья: о Духовном Завещании Имеретийского Царя Арчила.

 Memor. Popul. IV. 188, 192, 291, 298, 300, 352; Ист. Груз. Царев. Давида. С. 59, 63, 64, 66; о юноше Князе Амилахорове. С.17, 18; Восточн. Библиот. Гербелота. С. 95, 345, 348; в Сев. Арх. Духовн. Завещание Ц. Арчила.

6 Древн. Росс. Вивл. Х, 322, где Дадиан, выехавший в Россию, назван Баярином Дадаром; Письмо Имерет Царя Соломона к Ген.йору Лазареву в 1802 г., которое имел я в моих руках.

7 Гайтон гл.15 и Карпин в Бержероновом собр. путшествий.

8 Волынская Летоп. В Ист. Г.Р. Карамзин III, прим. 68

9 Циге значит крепость, ограждение. Корень сего сова одинаков с Славянским зида, зидание, здание (В Вестн. Евр. 1820 г. № 8, статья о Спорах и Нориках).

10 Memor Popul. I, 576, IV. 313; Страбон Кн. XI, гл.3; Плиний Кн. VI; Ист. Армен. Мо. Хорен. Кн.II гл. 62; Истор. Груз. Ц. Дав. С.66; о юноше К.Амил. с. 18; Гербелот, с.810.

11.Историч. изображ. Груз. Ц. Дав. С.68; Раич в Ист. Славян. Народов Венск. Издание, III, 34.

12 Неизвестный Сочинитель Казан. Ист. XVI в. гл. 65. К сей же Тамаре относится отрывок: «О войне дочери Иверского Царя Александра Мелеха с Царём Перским», упоминаемый в Предисловии к Софийскому Временнику. Но в сём отрывке, в имени Тамарина отца явная ошибка.

13 Историч. Изобр. Грузии. С. 15 и след. Ист. Груз. Ц. Дав. С.69-71; о юноше К.Амил. с. 18; Историч. Известие о Грузии, с. 15-17

14 Истор. Груз соч. Царевичем Вахуштом; рукопись на Груз. Яз.

15 Ист. Груз. Ц. Давида, с.69

16 Ист. Груз. Соч. Ц. Вахтангом, выехавшим из Грузии в Россию 1724 года; рукопись на Груз. Языке. О сей рукописи и о Вахуштовой знаю я только по словам грузин более просвещённых.

17 Н.М.Карамзин в Ист. Г.Р. III, 135 ещё колебался признать справедливость известия о К. Георгии; но в Х, 67 уже утвердительно называет его супругом Тамары.

18 Нестор по Кенигсб. СП. С.152, где сказано: «вда им (Боголюбский Новгородцам) дитя своё Георгия». Замечательно, что сие случилось в один год со вступлением на престол Царевны Тамары. Новгород. Летоп. напеч. В продолж. Древ. Рос. Вавл. Под 1175 годом; Рус. Лет. По Ник. СП. II, 218; Ист. Г.Р. Карамзин. III, 39.

19 Заметки касательно Рос. Ист. V. 51, 122, 123, 125; Ежемесяч. Соч. на Январь 1755; Рос. Ист. Стриттера; ист. Рос. Кн. Щерб. II, 250, 272; Ист. Г.Р. Карамзин. II. 267, 277.

20 Ист. Рос. Татищев. Кн. III, 216, 495, по ссылке на рукопись Еропкина, упоминаемую Татищевым в кн. I, ч.1, 64; Ежемес. Соч. на Январь 1755. Имя Анбала и теперь употребительно у Осетинцев.

21 Свенчею названа Сунжа в Рус. Лет. По Ник. СП. IV, 260, под 1395 г.

22 В Вест. Евр. 1821 г. № 22, статья: Нечто к слову о полку Игоря. Земли по Сунже стали занимать Чеченцы, сходя с высот Кавказа, не прежде половины XV столетия.

23 Memor. Popular.IV, 190,310, 311, 351, 352.

24. Записки касат. Рос. Ист. V, 138, 161, 168, Ежемесячное сочинение на Генварь 1755, История Г.Р.Карамзина. III, 133, 478.

25 В Вест. Европ. 1822 г. № 23, статья: О имени Казак

26 Прошение Осетинцев о возобновлении Хунхудага, поданное Канцлеру Кн. Безбородку и Фельдмаршалу Гр. Гудовичу 1792 г. Имени сего города я не смел написать точно, но переменил одну букву в первом слоге.

27 Русс. Летописи под 1277 и 1318 годами. Писатели, не знавшие других железн. врат, кроме Дербентских, относят убиение Михаила к стороне последних (Истор. Г.Р. Карамзин. IV прим. 157, 234); но в таком случае, следуя к Москве, не надобно бы было всети тело Михайлово через Мажары и Бездеж. Первый из сих городов довольно уже известнее; второй, упоминаемый Летописцами, 1318, 1346, 1360 и 1364 годов, по всем признакам стоял на месте теперешней Аксайской казачьей станицы, и Иосафом Барбаро Бозагач (в Рамузиевом собрании материалов и путешествий). Проистекающий там рукав Дона, Аксай, назывался ещё Бузух, Бужух., Безук и Безух, что видно в бумагах Московского архива о Донских Казаках, Нагаях и Калмыках. Ак-Су значит белую, Буз-Су льдяную воду; следственно сии турецко-татарские имена однознаменательны. Сим исправляю я ошибку мою, помещённую в Сев. Архиве 1824, в статье о Полянах и о Киеве, признавав тогда Донец рекою Бузуком. Можно бы было почитать за одно с Бездежем и Герберштейнов город Ахас, по сходству с его именем с Аксаем; по Гиберштейну говорится (с. 65), что Ахас отстоял от Азова по Дону на четыре дня пути, а сие составляет не менее 120 вёрст; почему справедливее будет полагать Ахас на устье Донца, около раздорской станицы, и признавать его принадлежностью Ясов, коих Монголы, как свидетельствуют Рюбрюквис, называли Акасами.

Бутков. 333 с.


15

Приложенные файлы

  • doc 15683894
    Размер файла: 69 kB Загрузок: 1

Добавить комментарий