Ангелы и иконография

Основой для создания церковного учения об ангелах является написанная в V веке книга? приписываемая [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], «О небесной иерархии» ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] «
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·», [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] «De caelesti hierarchia»), более известная в редакции VI века. Согласно данной книге, ангелы располагаются в следующем порядке:
Первый лик
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
·
·
·
·
·
·  горящие, пламенеющие, огненные, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
·
·
·
·
·
·
· (Ис 6:2-3))  шестикрылые ангелы. «Пламенеющие», «Огненные». Они пламенеют любовью к Богу и многих побуждают к ней.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
·
·
·
·
·
·
·
· от [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
·
·
·
·
·
·, керубим  заступники, умы, распространители познания, излияние мудрости (Быт 3:24; Иез 10; Пс 17:11))  четырёхкрылые и четырёхликие ангелы. Их имя значит: излияние премудрости, просвещение.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
·
·
·
·
·
·), согласно Дионисию: «Богоносные» (Иез 1:15-21; 10:1-17)  на них Господь восседает как на престоле и изрекает Суд Свой.
Второй лик
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] dominationes (Кол 1:16)  наставляют поставленных от Бога земных властителей мудрому управлению, учат владеть чувствами, укрощать греховные вожделения.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
·
·
·
·
·
·
·
·, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] potestates (Рим 8:38; Еф 1:21)  творят чудеса и ниспосылают благодать чудотворения и прозорливости угодникам Божьим.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
·
·
·
·
·
·
·
·, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] virtutes (Кол 1:16)  имеют власть укрощать силу дьявола.
Третий лик
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] (архонты), [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
·
·
·
·
·, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] principates (Рим 8:38; Еф 1,21; Кол 1:16)  им поручено управлять Вселенной и стихиями природы.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] (начальники ангелов), [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·  Михаил (Откр 12:7)  учители небесные, учат людей, как поступать в жизни.
Ангелы, [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
·
·
·
·
·
·
·  наиболее близки к людям. Они возвещают намерения Божии, наставляют людей к добродетельной и святой жизни. Гавриил (Лук 1:26); Рафаил ([ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] 5:4); (Для Псевдо-Дионисия архангел Михаил является «ангелом»); Семь Ангелов с золотыми чашами, наполненными гневом Бога (Откр 15:1); Ангел Бездны Аваддон с цепью и ключом от бездны (Откр 9:1, 11; 20:1); Семь Ангелов с трубами (Откр 8:6).
Angelologia. Православное учение об Ангелах
___________________
Как изобразить непостижимое?
 
"Ангелы, строго говоря, неизобразимы, - говорит искусствовед протоиерей Борис Михайлов. - Язык христианской культуры - это язык символов. Мы с вами рационально устроенные люди и пытаемся с помощью современных понятий уразуметь язык древних символов, но это почти невозможно". Тем не менее ангелов на иконах изображают. Одних - как прекрасных юношей, других - как крылатые, но совсем не человекоподобные существа. Почему иконописцы решили, что ангелы выглядят именно так, вместе с церковными искусствоведами разбиралась Екатерина СТЕПАНОВА.
 
Небесная иерархия
"В начале сотворил Бог небо и землю" - этими словами начинается Библия. "Под небом в Библии, согласно одному из толкований, разумеется не наше земное небо, а Небо высшее, - поясняет Людмила Щенникова, искусствовед, ведущий научный сотрудник музея “Московский Кремль”. - Это невидимое Небо представляет собою мир бесплотных существ, называемых Небесными Силами, или ангелами. Ангелы имеют ум, несоизмеримо превосходящий ум человека; они, подобно человеку, личности и наделены свободной волей. Ангелы, не имея земного материального тела, не подчинены земным законам времени и пространства. Бог дал им бессмертие. Цель и смысл их существования - любить Бога, вечно петь славу Творцу, а также нести в наш земной мир волю Всевышнего - быть вестниками Бога на земле (ангел с греческого так и переводится – “вестник”)".
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Церковь почитает архангела Михаила как защитника веры и борца против ересей и всякого зла. Его церковное именование "архистратиг" означает старший воин, вождь. На иконах архангела Михаила изображают с огненным мечом в руке или копьем низвергающим диавола.
 
Пророк Даниил (Дан. 7, 10) говорит о тысячах тысяч, о миллионах, и о тьмах тем, т. е. миллиардах ангелов. Но комментируя эти числа свт. Кирилл Иерусалимский в "Огласительных беседах" говорит, что это не значит, что именно таково число ангелов, просто большего числа пророк не мог изречь.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Собор архистратига Михаила и прочих небесных сил бесплотных.
 
Первым, кто предпринял попытку систематически описать ангельскую иерархию, был ученый богослов и философ, живший в V или VI веке, который подписывал свои труды именем св. Дионисия Ареопагита, епископа-мученика I века (по поводу личности этого богослова ученые спорят, но во избежание путаницы его все-таки продолжают называть Дионисием, иногда добавляя приставку "псевдо"). В VII веке его прокомментировал прп. Максим Исповедник, и с тех пор именно на учение Дионисия об ангелах опирались литургические тексты и вся иконография ангелов (иконы святых ангелов упомянуты в тексте догмата иконопочитания, утвержденного на Седьмом Вселенском соборе в Никее в 787 году). В своей книге "О небесной иерархии" Дионисий истолковывает те образы, какими ангелы описаны в Ветхом и Новом Завете. А образы эти весьма различны и ставили в тупик древнего читателя точно так же, как и современного. В самом деле: исполненные очей колеса, огненные престолы, существа с человеческими руками и ногами тельца, как в видении пророка Иезекииля, - что означают эти попытки "наглядно" описать существа из духовного мира?
Ареопагит отвечает на этот вопрос сразу же: неправильно, "подобно грубым невеждам", воображать, будто на небе находятся "огневидные колесницы, вещественные троны, нужные для восседания на них Божества, многоцветные кони, военачальники, вооруженные копьями, и многое тому подобное". "Все эти оттенки ангельских имен, так сказать, грубы", - говорит Ареопагит и даже предлагает особый термин: несходные (то есть непохожие) подобия. Все это - священные поэтические изображения, через которые богословский разум пытается приблизиться к тайне неописуемой слабыми человеческими словами небесной жизни. Дионисий видит тут возвышенный парадокс: мы, может быть, и не стали бы вдумываться в этот предмет, "если бы несообразность изображений, замечаемая в описании Ангелов, не поражала нас" и не побуждала "отвергать все материальные свойства и через видимое благоговейно возноситься к невидимому".
Однако те или иные образы применяются для описания ангелов не случайно. Основываясь на Священном Писании, Дионисий говорит о том, что Небесные Силы образуют стройную иерархию, вся цель которой - "возможное уподобление Богу и соединение с Ним", где высшие передают отраженную в них, как в зеркале, Божественную красоту и истину низшим и все постоянно стремятся к Богу "сильною и неуклонною любовию". Именно этот свет ангелы несут и людям.
"Сколько чинов небесных существ, какие они и каким образом у них совершаются тайны священноначалия - в точности знает один Бог. А нам можно сказать об этом столько, сколько Бог открыл нам через них же самих", - пишет Дионисий и поясняет, что в Писании для ясности все небесные существа обозначаются девятью именами. Они разделены на три чина, или степени: первую (высшую), среднюю и последнюю (то есть низшую).
Херувимы, Серафимы и Престолы
Высший ангельский чин, ближайший к Богу, - это Херувимы, Серафимы и Престолы. "Херувимы, согласно значению этого еврейского слова, - “обилие познания”, имеют наибольшую способность познавать Божественный Разум; они передают низшим ангельским чинам и людям знание о Боге, - объясняет Людмила Щенникова. - Херувимы охраняют тайны Божественной жизни и Божественного Разума. Когда Адам и Ева нарушили Божественный закон, Бог судил их, изгнал из рая и поставил огненного Херувима стражем у Райских врат, чтобы охранять путь к Древу Жизни (Быт. 3, 24)".
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Серафимы упоминаются в Библии только один раз. Они были явлены пророку Исаии в образе живых шестикрылых существ, окружающих Престол Бога. Различия между иконописными образами Серафимов и Херувимов постепенно стерлись. Их общие черты - наличие крыльев и предстояние у Божественного Престола - оказались для иконописцев важнее
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Первоначально огненные колеса на с глазами на ободьях являлись частью изображения Херувима. Но постепенно в иконописи колеса стали использоваться как самостоятельный образ третьего чина высшей иерархии - Престолов. Эти Небесные Силы служат подножием Богу, через них Он осуществляет Свое верховное Правосудие. На илл.: фрески Феофана Критского, XVI в.
 
В видениях пророка Иезекииля Херувимы являлись в образе таких удивительных живых существ, что сначала пророк не мог даже назвать их. Иезекииль увидел, как с севера шло великое облако и клубящийся огонь, и сияние вокруг него; из средины огня видно было подобие четырех животных; облик их был как у человека, но у каждого четыре лица (человека, льва, тельца и орла); прямые ноги, сверкающие, как блестящая медь, со ступнями тельца, и человеческие руки под крыльями. Животные эти быстро двигались туда и сюда, стремительно поднимались над землей; огонь и молнии сверкали между ними; вид животных был как горящие угли, а на земле перед каждым животным было по одному колесу с ободьями, "полными глаз", и в этих таинственных колесах был "дух животных", так как двигались они вместе с колесами. Эти крылатые трудно описуемые словами небесные создания являли собой как бы подобие колесницы, на которой возвышался Божественный Престол (см. Иез. 1, 4-28). Во время второго видения пророк Иезекииль узнал, что это были Херувимы; он увидел также, что "все тело их и спина их, и руки их и крылья их, и колеса кругом были полны очей" (Иез. 10, 12). Существует версия, что здесь под частями тел понимаются части колеса: малоупотребительные еврейские слова, их обозначающие, похожи по написанию на названия частей тела, и переписчики или переводчики текста могли их перепутать.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
В древности художники стремились как можно точнее следовать библейскому тексту, представляя Херувимов с четырьмя ликами. Такое изображение Херувима называют тетраморф ("четырехликий"). Херувим-тетраморф истолковывался как символ единого Евангелия - Слова Божия, записанного четырьмя евангелистами. Илл.: фрагмент фрески XVI в., Метеора, Греция
 
Изображения Херувимов существовали уже в ветхозаветные времена. В книге Исход повествуется о том, как Бог повелел пророку Моисею сделать ковчег, чтобы положить туда написанный на скрижалях Закон. На золотой крышке ковчега Бог повелел сделать двух золотых Херувимов чеканной работы с распростертыми вверх двумя крыльями и обращенными друг к другу лицами (см. Исх. 25, 19-22).
Серафим в переводе с еврейского означает "пламенеющий, огненный". Это имя показывает их "горячность и быстроту, пылкую и неуклонную стремительность", а также их способность воспламенять Божественную любовь в сердцах людей и прогонять всякое омрачение, пишет Дионисий Ареопагит. Серафимы упоминаются в Библии только один раз. Они были явлены пророку Исаии в образе живых шестикрылых небесных существ, окружающих Престол Бога. Двумя крылами они закрывают лицо свое от непереносимого даже ангелами сияния Божественного Света, двумя - ноги свои, а двумя летают, непрестанно взывая друг ко другу: "Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его" (см. Ис. 6, 1-7). Кстати, описание Серафимов и их песнь звучат на Литургии, причем первое - в евхаристической молитве, читаемой священником.
Описание Серафимов в Книге пророка Исаии очень конкретно, поэтому их часто и легко изображают. Как, например, в купольной росписи церкви Преображения в Великом Новгороде, подписанной Феофаном Греком в 1378 году. А вот туманные мистические свидетельства о Херувимах пророка Иезекииля ставили художников в трудное положение. Рассказывает Людмила Щенникова: "В древности художники стремились как можно точнее следовать библейскому тексту, представляя Херувима с четырьмя ликами и со всеми возможными подробностями. Такое изображение Херувима называют тетраморф (“четырехликий”). Херувим-тетраморф истолковывался как символ единого Евангелия - Слова Божия, записанного четырьмя евангелистами. Но постепенно различия между иконописными образами Серафимов и Херувимов стерлись. Их общие черты - наличие крыльев и предстояние у Божественного Престола - оказались для иконописцев важнее различий. Так возникло “соединенное” изображение высшего небесного существа с шестью или четырьмя крыльями, на которых часто рисовались глаза, с руками и ногами; голова этого небесного существа (окруженная нимбом или без нимба) либо выступала над крыльями, либо была спрятана в середине крыльев, и видимым оставался только лик; под ногами их иногда рисовали колеса. Одновременно возникло еще более простое и обобщенное изображение - без рук и ног, с четырьмя или шестью крыльями и человеческим лицом. Эти изображения сопровождают надписи “Херувим” или “Серафим”, которые нередко пишутся под совершенно одинаковыми по внешнему виду образами. Данные наименования в большинстве случаев обозначают не конкретного Серафима из видения пророка Исаии и не Херувима из видения пророка Иезекииля, но лишь обобщенный образ высших Небесных Сил, окружающих Божественный Престол".
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Икона "Спас в силах".
 
В христианском искусстве есть изображения и третьего чина высшей ангельской иерархии - Престолов. Наименование этих ангелов означает, по словам Дионисия Ареопагита, что "они совершенно изъяты от всякой низкой привязанности земной" и "всеми силами неподвижно и твердо" служат Богу. Эти изображения называются также Тронами и Офанимами (в переводе с еврейского - "колеса"). "Первоначально огненные колеса с глазами на ободьях являлись частью изображения Херувима, - поясняет Людмила Щенникова. - Но постепенно в иконописи колеса стали использоваться как самостоятельный образ третьего чина высшей иерархии - Престолов. Огненные языки пламени, исходящие от херувимских колес, превратились в огненные крылья - Офанимы-Престолы стали крылатыми. Эти Небесные Силы служат подножием Богу, через них Он осуществляет Свое верховное Правосудие". Престолы можно увидеть на русских иконах "Спас в силах" XIV века.
Символы четырех Евангелий
Если св. пророк Иезекииль видел одно существо с четырьмя ликами, то в Новом Завете, в Откровении апостола Иоанна Богослова описаны четыре отдельных небесных существа - это апокалиптические животные. Они были истолкованы как символы четырех Евангелий, написанных евангелистами Матфеем, Марком, Лукой и Иоанном Богословом. "Бог открыл Иоанну Небесный мир, - рассказывает Людмила Щенникова, - и он увидел стоящий на Небе Престол, на котором возвышался Сидящий (Бог); Престол окружала радуга, и посреди Престола и вокруг Престола четыре животных, исполненные очей спереди и сзади. “И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему. И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей; и ни днем, ни ночью не имеют покоя, взывая: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, Который был, есть и грядет” (см. Откр. 4, 2-9)".
Подобно библейским Херувимам и Серафимам, они изображаются у Престола Вседержителя, окружая его с четырех сторон, что символизирует распространение Благой вести на четыре стороны света. В руках апокалиптических животных - Евангелия. Эти изображения получили большое распространение в купольных мозаиках и росписях, в миниатюрах Евангелий.
Первое изображение летящего ангела
Ангелы средней степени - Господства, Силы и Власти. Согласно Дионисию Ареопагиту, ангельский чин Господств назван так по своему свойству совершенно свободно и неудержимо стремиться к Богу, не прилепляясь ни к чему случайному. Силы - означают могущественное и непреоборимое мужество, отражающееся во всех их действиях. Власти - духовное владычество, не самовластное, но как само восходящее к Богу, так и других приводящее к Нему. Но описаний этих ангелов в Библии нет, поэтому художники их и не изображали, объясняет Людмила Щенникова.
В низшую степень входят Начала, Архангелы и Ангелы. Начала, по книге Дионисия, это небесные силы, которые сообщают волю Божию Архангелам; Архангелы, в свою очередь, передают ее ангелам; а ангелы - людям. "Изображать архангелов и ангелов иконописцу проще всего, - говорит Людмила Щенникова, - потому что они являлись людям в самом понятном образе - как прекрасные видом светозарные юноши". Изображения Ангелов раннехристианского искусства представляли собою юношей, чаще всего без крыльев. По словам искусствоведа прот. Бориса Михайлова, уже во второй половине III-первой половине V века сформировался образ Ангела, с которым мы имеем дело и по сей день, - это образ юноши с крыльями в античном одеянии (катакомбы Присциллы, вторая половина III века; катакомбы под Вилла Массимо в Риме, середина IV века, и на Виа Латина, середина IV века). Самое древнее из сохранившихся изображений Ангелов христианского Востока - мраморный саркофаг конца IV века, найденный на территории современной Турции. Парящие фигуры держат в вытянутых руках монограмму Христа, образующую из греческих букв "йота" и "хи" монограммный "доконстантиновский" крест, обрамленный лавровым венком.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Среди Архангелов в книгах Священного Писания названы семь имен, но изображают более всех Гавриила, принесшего Марии Благую весть, и Михаила - старшего надо Архангелами. На илл.: архангел Гавриил. Фрагмент иконы Богородицы с Младенцем, XIII в., монастырь св. Екатерины на Синае.
 
Архангелы и Ангелы несут на Землю вести из Божественного мира, охраняют души от темных духов. Среди Архангелов в книгах Священного Писания названы семь имен: Михаил, Гавриил, Рафаил, Уриил, Салафиил, Иегудиил и Варахиил, но изображают более всех Гавриила, принесшего Деве Марии Благую весть, и Михаила - старшего над Архангелами.
Обычно Ангелы изображаются в апостольском одеянии: хитоне (тунике) и гиматии (похожем на тогу плаще), часто с двумя орнаментированными нашивками (клавами), являющимися символами посланничества и царского величия. Волосы на их головах стягивает лента, напоминающая диадему. Развивающиеся у висков концы ленты назывались тороками, или слухами, они символизировали постоянное слушание Ангелами Бога.
Ангел - отсвет лица Божия
Очень часто на иконах, представляющих тот или иной библейский сюжет, где, согласно тексту, главным действующим лицом является безымянный ангел, есть надпись: "Архангел Михаил", и, наоборот, в композициях, где, как известно из Писания, действует именно архангел Михаил, написано просто: "Ангел Господень". В Ветхом Завете Ангел Господень - это образ Богоявления до воплощения Сына Божия (так, Иаков боролся с Богом, который предстал ему в образе Ангела (см. Быт. 32, 24-30)). "Вспомним, что, по Дионисию Ареопагиту, небесная иерархия есть как бы система отражающих зеркал, передающих друг другу свет от источника всех и вся - Бога, - говорит Людмила Щенникова. - Таким образом, все, что совершает ангел, в конечном счете совершает Бог. На иконе и архангел Михаил, и ангел Господень есть как бы собирательный образ всех согласно действующих ангельских сил; всякое деяние ангела, управляемого Михаилом, есть в какой-то степени и его деяние. В переводе с древнееврейского “Михаил” означат “Кто яко Бог” - это как бы и не имя, а отражение имени Бога. В христианской иконографии архангел Михаил часто изображается как прекрасный юноша в белоснежной тунике, символизирующей чистоту и бесстрастие. На других иконах мы видим Михаила облаченным в хитон сине-зеленых тонов и красный плащ. В руках он держит сферу-зерцало, в которой созерцает Божественные тайны и Божественный Свет. Наиболее характерным и распространенным является изображение архангела в образе военачальника, архистратига: в короткой тунике, доспехах, с мечом в руках. Как ангел, близкий к Престолу Небесного Царя, архангел Михаил изображался и в императорских одеждах, в длинной, украшенной драгоценными камнями тунике, которую на груди крестообразно перехватывает лор, обязательная деталь облачения византийского императора". Удивительно, что архистратиг Михаил, согласно Священному Преданию, - предводитель всего небесного воинства, хотя и находится в низшей степени ангельской иерархии. Это еще раз говорит о том, что всех тайн ангельской жизни мы здесь, на земле, знать не можем.
Что в руках у ангелов?
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Икона "Архангел Михаил Воевода".
 
Жезл (мерило) - символ власти, очень важный атрибут всех ангелов. Он является также свидетельством святости, царского и владычественного достоинства ангелов.
Глобус, или зерцало, изображают прежде всего у архангелов Михаила и Гавриила. Впервые зерцало (с изображением креста) появилось в руках ангела на монетах императора Леонтия (484-488 годы). Его значение трактуется по-разному: небесная сфера, символизирующая мироздание, диск, щит, "печать Царя Небесного". На средневековых иконах глобус в большинстве случаев изображается светлым и прозрачным, как стеклянный шар или сфера; на нем начертана греческая буква "Хи" или греческая монограмма IC XC. На Руси существовало поверье, что через зерцало архангелы узнают волю Божию.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Икона "Архангел Гавриил".
 
Кадила и рипиды (опахала круглой или ромбовидной формы) ангелы держат в руках на иконах с изображением небесной Литургии. Рипиды символизируют Херувимов и Серафимов и поэтому украшаются их изображениями.
Лабарум со времен императора Константина и до XIII века был боевым штандартом императора и короля. Лабарум в руке Архангела (как на мозаике в церкви св. Аполлинария в Классе, Равенна, VI век) означает, что он наделен высшей властью. На полотнище лабарума, как правило, начертаны слова из славословия: "агиос" ("свят") или монограмма Христа.
Трубы - символы звука и ветра. Во время Страшного Суда ангелы, в том числе и архангел Михаил, трубят в трубы.
Орудия Страстей Господних - крест, копье, чаша и трость с губкой - держат, как правило, архангелы Михаил и Гавриил. Ангел с крестом в руках явился императору Константину в 312 году перед битвой с Максенцием. В древности нередко изображалось поклонение ангелов кресту и орудиям Страстей, как например, на обороте иконы Спаса Нерукотворного XII века из Новгорода.
Покровец - небольшой плат, заимствованный из придворного церемониала, которым ангелы прикрывают руки во время священнодействий.
Развернутые свитки в руках ангелов содержат слова приветствия (как на свитках архангелов Михаила и Гавриила, на иконах Богоматери), хвалебные гимны, поучения для входящих в храм и т. д.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
 
Литература для тех, кто хотел бы ознакомиться с темой подробнее:
Дионисий Ареопагит. Корпус сочинений с приложением толкований преп. Максима Исповедника. - СПб.: Издательство Олега Абышко, 2006
Бенчев Иван. Иконы ангелов. Образы небесных посланников. - М., 2005
Щенникова Л. А. Творения преподобного Андрея Рублева и иконописцев великокняжеской Москвы. - М., 2007
Яковлева А. И. Храмовый образ "Архангела Михаила" с деяниями ангелов. Архангельский собор Московского Кремля. - М., 2002
 
Источник текста и иллюстраций: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
«Ангелы, строго говоря, неизобразимы, -- говорит искусствовед протоиерей Борис Михайлов. -- Язык христианской культуры -- это язык символов. Мы с вами рационально устроенные люди и пытаемся с помощью современных понятий уразуметь язык древних символов, но это почти невозможно». Тем не менее ангелов на иконах изображают. Одних -- как прекрасных юношей, других -- как крылатые, но совсем не человекоподобные существа. Почему иконописцы решили, что ангелы выглядят именно так, вместе с церковными искусствоведами разбиралась Екатерина СТЕПАНОВА. Небесная иерархия
 церковными искусствоведами разбиралась Екатерина СТЕПАНОВА. Небесная иерархия

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]


Церковь почитает архангела Михаила как защитника веры и борца против ересей и всякого зла. Его церковное именование "архистратиг" означает старший воин, вождь. На иконах архангела Михаила изображают с огненным мечом в руке или копьем низвергающим диавола

«В начале сотворил Бог небо и землю» -- этими словами начинается Библия. «Под небом в Библии, согласно одному из толкований, разумеется не наше земное небо, а Небо высшее, -- поясняет Людмила Щенникова, искусствовед, ведущий научный сотрудник музея “Московский Кремль”. -- Это невидимое Небо представляет собою мир бесплотных существ, называемых Небесными Силами, или ангелами. Ангелы имеют ум, несоизмеримо превосходящий ум человека; они, подобно человеку, личности и наделены свободной волей. Ангелы, не имея земного материального тела, не подчинены земным законам времени и пространства. Бог дал им бессмертие. Цель и смысл их существования -- любить Бога, вечно петь славу Творцу, а также нести в наш земной мир волю Всевышнего -- быть вестниками Бога на земле (ангел с греческого так и переводится – “вестник”)».

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]


Собор архистратига Михаила и прочих небесных сил

Пророк Даниил (Дан. 7, 10) говорит о тысячах тысяч, о миллионах, и о тьмах тем, т. е. миллиардах ангелов. Но комментируя эти числа свт. Кирилл Иерусалимский в «Огласительных беседах» говорит, что это не значит, что именно таково число ангелов, просто большего числа пророк не мог изречь. Первым, кто предпринял попытку систематически описать ангельскую иерархию, был ученый богослов и философ, живший в V или VI веке, который подписывал свои труды именем св. Дионисия Ареопагита, епископа-мученика I века (по поводу личности этого богослова ученые спорят, но во избежание путаницы его все-таки продолжают называть Дионисием, иногда добавляя приставку «псевдо»). В VII веке его прокомментировал прп. Максим Исповедник, и с тех пор именно на учение Дионисия об ангелах опирались литургические тексты и вся иконография ангелов (иконы святых ангелов упомянуты в тексте догмата иконопочитания, утвержденного на Седьмом Вселенском соборе в Никее в 787 году). В своей книге «О небесной иерархии» Дионисий истолковывает те образы, какими ангелы описаны в Ветхом и Новом Завете. А образы эти весьма различны и ставили в тупик древнего читателя точно так же, как и современного. В самом деле: исполненные очей колеса, огненные престолы, существа с человеческими руками и ногами тельца, как в видении пророка Иезекииля, -- что означают эти попытки «наглядно» описать существа из духовного мира? Ареопагит отвечает на этот вопрос сразу же: неправильно, «подобно грубым невеждам», воображать, будто на небе находятся «огневидные колесницы, вещественные троны, нужные для восседания на них Божества, многоцветные кони, военачальники, вооруженные копьями, и многое тому подобное». «Все эти оттенки ангельских имен, так сказать, грубы», -- говорит Ареопагит и даже предлагает особый термин: несходные (то есть непохожие) подобия. Все это -- священные поэтические изображения, через которые богословский разум пытается приблизиться к тайне неописуемой слабыми человеческими словами небесной жизни. Дионисий видит тут возвышенный парадокс: мы, может быть, и не стали бы вдумываться в этот предмет, «если бы несообразность изображений, замечаемая в описании Ангелов, не поражала нас» и не побуждала «отвергать все материальные свойства и через видимое благоговейно возноситься к невидимому». Однако те или иные образы применяются для описания ангелов не случайно. Основываясь на Священном Писании, Дионисий говорит о том, что Небесные Силы образуют стройную иерархию, вся цель которой -- «возможное уподобление Богу и соединение с Ним», где высшие передают отраженную в них, как в зеркале, Божественную красоту и истину низшим и все постоянно стремятся к Богу «сильною и неуклонною любовию». Именно этот свет ангелы несут и людям. «Сколько чинов небесных Существ, какие они и каким образом у них совершаются тайны священноначалия -- в точности знает один Бог. А нам можно сказать об этом столько, сколько Бог открыл нам через них же самих», -- пишет Дионисий и поясняет, что в Писании для ясности все небесные существа обозначаются девятью именами. Они разделены на три чина, или степени: первую (высшую), среднюю и последнюю (то есть низшую). Херувимы, Серафимы и Престолы Высший ангельский чин, ближайший к Богу, -- это Херувимы, Серафимы и Престолы. «Херувимы, согласно значению этого еврейского слова, -- “обилие познания”, имеют наибольшую способность познавать Божественный Разум; они передают низшим ангельским чинам и людям знание о Боге, -- объясняет Людмила Щенникова. -- Херувимы охраняют тайны Божественной жизни и Божественного Разума. Когда Адам и Ева нарушили Божественный закон, Бог судил их, изгнал из рая и поставил огненного Херувима стражем у Райских врат, чтобы охранять путь к Древу Жизни (Быт. 3, 24)».
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ] Серафимы упоминаются в Библии только один раз. Они были явлены пророку Исаии в образе живых шестикрылых существ, окружающих Престол Бога. Различия между иконописными образами Серафимов и Херувимов постепенно стрелись. Их общие черты - наличие крыльев и предстояние у Божественного Престола - оказались для иконописцев важнее [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ] [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ] Первоначально огненные колеса на с глазами на ободьях являлись частью изображения Херувима. Но постепенно в иконописи колеса стали использоваться как самостоятельный образ третьего чина высшей иерархии - Перстолов. Эти Небесные Силы служат подножием Богу, через них Он осуществляет Свое верховное Правосудие. На илл: фрески Феофана Критского, XVI в.

В видениях пророка Иезекииля Херувимы являлись в образе таких удивительных живых существ, что сначала пророк не мог даже назвать их. Иезекииль увидел, как с севера шло великое облако и клубящийся огонь, и сияние вокруг него; из средины огня видно было подобие четырех животных; облик их был как у человека, но у каждого четыре лица (человека, льва, тельца и орла); прямые ноги, сверкающие, как блестящая медь, со ступнями тельца, и человеческие руки под крыльями. Животные эти быстро двигались туда и сюда, стремительно поднимались над землей; огонь и молнии сверкали между ними; вид животных был как горящие угли, а на земле перед каждым животным было по одному колесу с ободьями, «полными глаз», и в этих таинственных колесах был «дух животных», так как двигались они вместе с колесами. Эти крылатые трудно описуемые словами небесные создания являли собой как бы подобие колесницы, на которой возвышался Божественный Престол (см. Иез. 1, 4-28). Во время второго видения пророк Иезекииль узнал, что это были Херувимы; он увидел также, что «все тело их и спина их, и руки их и крылья их, и колеса кругом были полны очей» (Иез. 10, 12) Существует версия, что здесь под частями тел понимаются части колеса: малоупотребительные еврейские слова, их обозначающие, похожи по написанию на названия частей тела, и переписчики или переводчики текста могли их перепутать.


[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]


В древности художники стремились как можно точнее следовать библейскому тексту, представляя Херувимов с четырьмя ликми. Такое изображение Херувиманазывают тетраморф ("четырехликий"). Херувим-тетраморф истолковывался как символ единого Евангелия - Слова Божия, записанного четырьмя евангелистами. Илл.: фрагмент фрески XVI в., Метеора, Греция

Изображения Херувимов существовали уже в ветхозаветные времена. В книге Исход повествуется о том, как Бог повелел пророку Моисею сделать ковчег, чтобы положить туда написанный на скрижалях Закон. На золотой крышке ковчега Бог повелел сделать двух золотых Херувимов чеканной работы с распростертыми вверх двумя крыльями и обращенными друг к другу лицами (см. Исх. 25, 19-22). Серафим в переводе с еврейского означает «пламенеющий, огненный». Это имя показывает их «горячность и быстроту, пылкую и неуклонную стремительность», а также их способность воспламенять Божественную любовь в сердцах людей и прогонять всякое омрачение, пишет Дионисий Ареопагит. Серафимы упоминаются в Библии только один раз. Они были явлены пророку Исаии в образе живых шестикрылых небесных существ, окружающих Престол Бога. Двумя крылами они закрывают лицо свое от непереносимого даже ангелами сияния Божественного Света, двумя -- ноги свои, а двумя летают, непрестанно взывая друг ко другу: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его» (см. Ис. 6, 1-7). Кстати, описание Серафимов и их песнь звучат на Литургии, причем первое -- в евхаристической молитве, читаемой священником. Описание Серафимов в Книге пророка Исаии очень конкретно, поэтому их часто и легко изображают. Как, например, в купольной росписи церкви Преображения в Великом Новгороде, подписанной Феофаном Греком в 1378 году. А вот туманные мистические свидетельства о Херувимах пророка Иезекииля ставили художников в трудное положение. Рассказывает Людмила Щенникова: «В древности художники стремились как можно точнее следовать библейскому тексту, представляя Херувима с четырьмя ликами и со всеми возможными подробностями. Такое изображение Херувима называют тетраморф (“четырехликий”). Херувим-тетраморф истолковывался как символ единого Евангелия -- Слова Божия, записанного четырьмя евангелистами. Но постепенно различия между иконописными образами Серафимов и Херувимов стерлись. Их общие черты -- наличие крыльев и предстояние у Божественного Престола -- оказались для иконописцев важнее различий. Так возникло “соединенное” изображение высшего небесного существа с шестью или четырьмя крыльями, на которых часто рисовались глаза, с руками и ногами; голова этого небесного существа (окруженная нимбом или без нимба) либо выступала над крыльями, либо была спрятана в середине крыльев, и видимым оставался только лик; под ногами их иногда рисовали колеса. Одновременно возникло еще более простое и обобщенное изображение -- без рук и ног, с четырьмя или шестью крыльями и человеческим лицом. Эти изображения сопровождают надписи “Херувим” или “Серафим”, которые нередко пишутся под совершенно одинаковыми по внешнему виду образами. Данные наименования в большинстве случаев обозначают не конкретного Серафима из видения пророка Исаии и не Херувима из видения пророка Иезекииля, но лишь обобщенный образ высших Небесных Сил, окружающих Божественный Престол». [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]В христианском искусстве есть изображения и третьего чина высшей ангельской иерархии -- Престолов. Наименование этих ангелов означает, по словам Дионисия Ареопагита, что «они совершенно изъяты от всякой низкой привязанности земной» и «всеми силами неподвижно и твердо» служат Богу. Эти изображения называются также Тронами и Офанимами (в переводе с еврейского -- «колеса»). «Первоначально огненные колеса с глазами на ободьях являлись частью изображения Херувима, -- поясняет Людмила Щенникова. -- Но постепенно в иконописи колеса стали использоваться как самостоятельный образ третьего чина высшей иерархии -- Престолов. Огненные языки пламени, исходящие от херувимских колес, превратились в огненные крылья -- Офанимы-Престолы стали крылатыми. Эти Небесные Силы служат подножием Богу, через них Он осуществляет Свое верховное Правосудие». Престолы можно увидеть на русских иконах «Спас в силах» XIV века. Символы четырех Евангелий Если св. пророк Иезекииль видел одно существо с четырьмя ликами, то в Новом Завете, в Откровении апостола Иоанна Богослова описаны четыре отдельных небесных существа -- это апокалиптические животные. Они были истолкованы как символы четырех Евангелий, написанных евангелистами Матфеем, Марком, Лукой и Иоанном Богословом. «Бог открыл Иоанну Небесный мир, -- рассказывает Людмила Щенникова, -- и он увидел стоящий на Небе Престол, на котором возвышался Сидящий (Бог); Престол окружала радуга, и посреди Престола и вокруг Престола четыре животных, исполненные очей спереди и сзади. “И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему. И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей; и ни днем, ни ночью не имеют покоя, взывая: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, Который был, есть и грядет” (см. Откр. 4, 2-9)». Подобно библейским Херувимам и Серафимам, они изображаются у Престола Вседержителя, окружая его с четырех сторон, что символизирует распространение Благой вести на четыре стороны света. В руках апокалиптических животных -- Евангелия. Эти изображения получили большое распространение в купольных мозаиках и росписях, в миниатюрах Евангелий. Первое изображение летящего ангела Ангелы средней степени -- Господства, Силы и Власти. Согласно Дионисию Ареопагиту, ангельский чин Господств назван так по своему свойству совершенно свободно и неудержимо стремиться к Богу, не прилепляясь ни к чему случайному. Силы -- означают могущественное и непреоборимое мужество, отражающееся во всех их действиях. Власти -- духовное владычество, не самовластное, но как само восходящее к Богу, так и других приводящее к Нему. Но описаний этих ангелов в Библии нет, поэтому художники их и не изображали, объясняет Людмила Щенникова. В низшую степень входят Начала, Архангелы и Ангелы. Начала, по книге Дионисия, это небесные силы, которые сообщают волю Божию Архангелам; Архангелы, в свою очередь, передают ее ангелам; а ангелы -- людям. «Изображать архангелов и ангелов иконописцу проще всего, -- говорит Людмила Щенникова, -- потому что они являлись людям в самом понятном образе -- как прекрасные видом светозарные юноши». Изображения Ангелов раннехристианского искусства представляли собою юношей, чаще всего без крыльев. По словам искусствоведа прот. Бориса Михайлова, уже во второй половине III -- первой половине V века сформировался образ Ангела, с которым мы имеем дело и по сей день, -- это образ юноши с крыльями в античном одеянии (катакомбы Присциллы, вторая половина III века; катакомбы под Вилла Массимо в Риме, середина IV века, и на Виа Латина, середина IV века). Самое древнее из сохранившихся изображений Ангелов христианского Востока -- мраморный саркофаг конца IV века, найденный на территории современной Турции. Парящие фигуры держат в вытянутых руках монограмму Христа, образующую из греческих букв «йота» и «хи» монограммный «доконстантиновский» крест, обрамленный лавровым венком.

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]


Архангел Гавриил

Архангелы и Ангелы несут на Землю вести из Божественного мира, охраняют души от темных духов. Среди Архангелов в книгах Священного Писания названы семь имен: Михаил, Гавриил, Рафаил, Уриил, Салафиил, Иегудиил и Варахиил, но изображают более всех Гавриила, принесшего Деве Марии Благую весть, и Михаила -- старшего над Архангелами. Обычно Ангелы изображаются в апостольском одеянии: хитоне (тунике) и гиматии (похожем на тогу плаще), часто с двумя орнаментированными нашивками (клавами), являющимися символами посланничества и царского величия. Волосы на их головах стягивает лента, напоминающая диадему. Развивающиеся у висков концы ленты назывались тороками, или слухами, они символизировали постоянное слушание Ангелами Бога. Ангел -- отсвет лица Божия Очень часто на иконах, представляющих тот или иной библейский сюжет, где, согласно тексту, главным действующим лицом является безымянный ангел, есть надпись: «Архангел Михаил», и, наоборот, в композициях, где, как известно из Писания, действует именно архангел Михаил, написано просто: «Ангел Господень». В Ветхом Завете Ангел Господень -- это образ Богоявления до воплощения Сына Божия (так, Иаков боролся с Богом, который предстал ему в образе Ангела (см. Быт. 32, 24-30)). «Вспомним, что, по Дионисию Ареопагиту, небесная иерархия есть как бы система отражающих зеркал, передающих друг другу свет от источника всех и вся -- Бога, -- говорит Людмила Щенникова. -- Таким образом, все, что совершает ангел, в конечном счете совершает Бог. На иконе и архангел Михаил, и ангел Господень есть как бы собирательный образ всех согласно действующих ангельских сил; всякое деяние ангела, управляемого Михаилом, есть в какой-то степени и его деяние. В переводе с древнееврейского “Михаил” означат “Кто яко Бог” -- это как бы и не имя, а отражение имени Бога. В христианской иконографии архангел Михаил часто изображается как прекрасный юноша в белоснежной тунике, символизирующей чистоту и бесстрастие. На других иконах мы видим Михаила облаченным в хитон сине-зеленых тонов и красный плащ. В руках он держит сферу-зерцало, в которой созерцает Божественные тайны и Божественный Свет. Наиболее характерным и распространенным является изображение архангела в образе военачальника, архистратига: в короткой тунике, доспехах, с мечом в руках. Как ангел, близкий к Престолу Небесного Царя, архангел Михаил изображался и в императорских одеждах, в длинной, украшенной драгоценными камнями тунике, которую на груди крестообразно перехватывает лор, обязательная деталь облачения византийского императора». Удивительно, что архистратиг Михаил, согласно Священному Преданию, -- предводитель всего небесного воинства, хотя и находится в низшей степени ангельской иерархии. Это еще раз говорит о том, что всех тайн ангельской жизни мы здесь, на земле, знать не можем.

ИКОНЫ XIV - НАЧАЛА XVI ВЕКОВ. Э.С. СМИРНОВА
Особенностью коллекции М.Е. Елизаветина является значительное число и высокий художественный уровень ранних произведений. Они происходят из нескольких древних художественных центров, существовавших еще до объединения разрозненных русских земель вокруг Москвы в конце XV века, и сохранявших своеобразие своей культуры даже в XVI столетии. В них проявляется складывающееся национальное своеобразие русской иконописи, ее нарастающее отличие от византийских образцов, которые сыграли в свое время огромную роль в становлении русской культуры. Это отличие сказывается не только в стиле, но в особенностях иконографии, деталях изображения. Две самые ранние иконы (№№ 1, 2) относятся к XIV веку, по удивительной случайности имеют один и тот же сюжет – «Воскресение – Сошествие во ад» – и происходят из одной и той же деревни Пёлтасы, находящейся на востоке Вологодской области (на реке Кокшеньге, в Тарногском районе). В период Средневековья эти края находились в сфере культурного влияния Ростова Великого и входили в Ростовскую епархию. Начиная со второй половины XIII века, когда русские земли стали понемногу оправляться от трагических последствий татаро-монгольского нашествия, именно Ростов стал крупнейшим духовным и культурным центром Северо-Восточной Руси.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]

1. Сошествие во ад. Вторая четверть – середина XIV века. Ростовская провинция (Вологодский край)
2. Сошествие во ад. Вторая половина XIV века. Ростовская провинция (Вологодский край)

Многие русские храмы, в том числе в XIII–XVI веках, посвящались Воскресению Христову, а изображение Сошествия во ад служило и служит главным пасхальным образом, чем объясняется его большая популярность в русской иконописи. Обе публикуемые иконы являются примером оригинальной переработки традиционной композиции, включения новых подробностей, подчеркивающих великое значение события для спасения человеческого рода. В первой иконе, написанной не позднее второй четверти – середины XIV века, в группы праведников, представленных по сторонам Христа, включены новые персонажи, совсем неизвестные в византийском искусстве или встречающиеся чрезвычайно редко. В левой группе, «одесную» (по правую руку) Христа, на первом плане изображены праотец Адам, рядом с ним – его сын Авель в красной одежде, выше – пророки и ветхозаветные цари Давид и Соломон, еще выше – Иоанн Предтеча. Рядом с Авелем изображен еще один персонаж, надпись с именем которого, к сожалению, не сохранилась. Эту фигуру нельзя истолковать иначе чем как образ Каина, братоубийцы, который, хотя и очень редко, но изображался в христианском искусстве, дабы напомнить о великом милосердии Господа даже к такому великому грешнику. В правой группе кроме Евы, легко узнаваемой по красному мафорию, изображены еще пять ветхозаветных жен, библейских «праматерей», фигуры которых должны были напомнить, что спасение пришло ко всему человеческому роду. Рядом с Евой, в синем мафории – Сарра, жена праведного Авраама, а за нею, в желтой одежде – скорее всего, Рахиль, любимая жена праотца Иакова, мать Иосифа Прекрасного и Вениамина. Две фигуры в среднем ряду – это, судя по остаткам надписи, Руфь, прабабка царя Давида, и, возможно, Ревекка, жена Исаака. У самой верхней фигуры, в вишневом мафории, сохранились остатки надписи: это Асенефь, жена Иосифа Прекрасного. Примечательна и нижняя часть композиции, где изображена широкая пещера ада, в которой терпят поражение силы зла. Нижняя часть этой иконы, к сожалению, отпилена, а на оставшейся видны ангелы, высоко поднявшие свое оружие, слева – мрачная серая фигура Вельзевула, справа – пригорюнившаяся красная фигурка, персонифицирующая Смерть. Вторая икона «Сошествие во ад» во многом повторяет особенности предыдущей, из чего следует, что эта оригинальная иконография была распространена в искусстве Ростова, даже в его отдаленной провинции. Однако во второй иконе подробности слегка изменены: в левой группе не представлен Каин, а в правой изображены только три женские фигуры – Сарра, Ева и неизвестная жена (ее мафорий того же вишневого цвета, что и у Асенефи в первой иконе). Над группой жен написано «народ» (имеется в виду человеческий род). В верхней части композиции, около изображения Креста, напоминающего о Распятии, помещена надпись, указывающая на значение Страстей Христовых: «Кр(ес)тъ животворяшии». Внизу хорошо сохранились фигуры ангелов, Вельзевула, опечаленной Смерти, а также лежащего и связанного «Сотоны». Более ранняя из двух икон отражает особенности русской иконописи первой половины XIV века. Ее композиция симметрична, уравновешенна, центр с фигурой Христа выделен круглым красным ореолом, очертания фигур упрощенные и схематичные, жесты резкие и выразительные, краски чистые и яркие. В соответствии с художественными традициями Ростова, в образах ощущается задумчивость, сосредоточенность, они словно прислушиваются к происходящему, размышляя о величии события. Созданию молитвенного, созерцательного настроения способствует и колорит, отличающийся не только яркостью типично ростовского сочетания красного, голубого и светло-желтого, но и тонкостью цветовых сопоставлений, красотой нежного молочно-голубого оттенка. Второе «Воскресение – Сошествие во ад» исполнено несколько позже, вероятно уже во второй половине XIV века. Его композиция сильно отличается от предыдущей: она асимметрична, фигура Христа дана без ореола и находится словно в том же пространстве, что и праведники. Спаситель представлен в движении; вместо невесомой, парящей фигуры из первой иконы здесь изображено активное действие. Спаситель с усилием извлекает Адама из адской бездны, взгляды всех праведников направлены на Христа. В такой трактовке сцены опосредованно отражается дух византийского искусства XIV века, стремление передать движение, отобразить эмоции участников сцен, взаимоотношение персонажей. Отличаются и изобразительные приемы: вторая икона не столь живописна, ее формы более плоскостны, в контурах фигур и белильных линиях драпировок сказывается любовь к графичности, значительную роль в колорите приобрели оливково-желтые оттенки, нежный молочно-голубой цвет заменен плотным синим. От XIV века до нас дошло очень мало произведений русской живописи. Обе ростовские иконы из собрания М.Е. Елизаветина проливают свет на малоизвестный период в истории русского искусства и помогают по-новому и более глубоко представить иконопись столь крупного художественного центра, каким был Ростов Великий. Среди произведений XV века в коллекции выделяются иконы Новгорода. Две из них относятся к первой половине или середине столетия. Большое «Преображение» ( № 3) создавалось, скорее всего, как храмовая икона одной из Спасо-Преображенских церквей Новгорода или его окрестностей, например, монастырского храма в Русе (ныне Старая Русса), заново отстроенного и роскошно украшенного в 1442 году по инициативе новгородского архиепископа Евфимия II. Согласно обычаю, большие композиции «Преображение», предназначавшиеся не для цикла в праздничном ярусе иконостаса, а для нижнего, местного ряда, включали в себя не только фигуры Христа, воссиявшего на горе Фавор, стоящих по сторонам пророков Илии и Моисея, упавших от потрясения увиденным апостолов Петра, Иоанна и Иакова, но и другие эпизоды: фигуры трех апостолов, поднимающихся на Фавор вслед за Христом и спускающихся с горы, также в сопровождении Христа. В больших русских «Преображениях» помимо этих эпизодов часто встречаются дополнительные сцены, неизвестные в искусстве Византии. В иконе собрания М.Е. Елизаветина вверху, слева от центральной группы, изображен пророк Илия, который в сопровождении ангела летит к горе Фавор на облаке. Справа – пророк Моисей, восстающий из гроба, также с помощью ангела, чтобы прибыть к горе Фавор. В христианской святоотеческой литературе содержатся высказывания, которые легли в основу подобной иконографии. Эти тексты напоминали, что чудо на горе Фавор, когда вочеловечившийся Господь явился своим ученикам в сиянии божественного света, давало обетование спасения всему человечеству: и тем, кто живет на земле (как три апостола), и тем, кто умер и погребен (как Моисей), и тем, кто не знал смерти и живым взят на небо (как Илия). Такая иконография Преображения перекликается с иконографией Сошествия во ад, представленной двумя иконами XIV века на собрании М.Е. Елизаветина (№№ 1, 2). И в том, и в другом случае изображение напоминает, с еще большей силой, чем это было принято в византийском искусстве, о грядущем спасении всего человеческого рода – мужчин и женщин, праведников и грешников, живых и мертвых. Эти произведения свидетельствуют об оригинальности и глубокой содержательности русского художественного творчества. В «Преображении» легко узнать руку новгородского мастера. Его манера сказывается в четкой конструктивности композиции, ее чеканности и ясности, в острых выразительных контурах, а более всего – в сияющем колорите, где ведущая роль принадлежит алой киновари, с которой сочетаются яркие зеленые, голубые, лимонно-желтые оттенки. Запоминаются звучные голубые высветления на вишневых одеждах (как в некоторых произведениях новгородского шитья). Однако в отличие от наиболее известных новгородских икон XV века с их крупными формами и героической приподнятостью образов, «Преображение» обладает тонким рисунком, его фигуры скорее хрупкие, лики имеют мелкие черты, их выражение – растроганное и умиленное (ср. лики, не пострадавшие от реставрационных вмешательств: Илии и ангела вверху слева, Моисея и ангела вверху справа, поднимающихся и спускающихся апостолов).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]

3. Преображение. Вторая четверть XV века. Новгород
4. Сретение. Вторая четверть XV века. Новгород

Примечательно изображение скалистого пейзажа. Все горки – розовые, светло-зеленые, желтые – имеют достаточно ощутимый объем, в них различимы то уступы, то нависающие пластины, а черные пещерки расположены так, чтобы подчеркнуть вертикальную ось иконы. Но художник не увлекается передачей пространства, а строит композицию в едином, сравнительно неглубоком слое, в согласии со вкусами XV века, причем уделяет большое внимание построению силуэтов. Утонченность и изысканность «Преображения» указывают на создание иконы в одной из лучших мастерских Новгорода. «Сретение» (№ 4) исполнено в Новгороде в тот же период, что и «Преображение», приблизительно во второй четверти – середине XV века, но другим иконописцем. Эта икона – более камерная по духу, она исполнена с учетом опыта искусства Москвы. Судя по размерам, памятник происходит из праздничного ряда иконостаса. В XV веке в русской иконописи был популярен именно такой, «симметричный» вариант иконографии Сретения, как в иконе из собрания М.Е. Елизаветина: слева изображены Богоматерь, за ней праведный Иосиф, несущий в храм дары в виде двух горлиц, а справа – старец Симеон, принявший в свои руки Младенца Христа, впервые принесенного в Иерусалимский храм. За Симеоном представлена пророчица Анна, жившая в Иерусалимском храме. С каждой стороны от центральной оси оказывается по две фигуры. Симметрия подчеркивается расположением в центре иконы престола с сенью-киворием, а также двумя постройками по сторонам, приблизительно одинаковыми по размеру, хотя и разными по очертаниям. Интересно, что здание справа, в виде лестницы с площадкой вверху, – повторение такой же постройки, которая изображалась в сценах Введения во храм Пресвятой Богородицы как часть Иерусалимского храма, «Святая Святых», где жила и воспитывалась Богоматерь начиная с трехлетнего возраста. Подобная иконография Сретения была известна и в искусстве Москвы (ср. праздничные иконы из Успенского собора во Владимире, после 1408 года (Русский музей в Санкт-Петербурге), в Троицком соборе Троице-Сергиева монастыря, около 1425–1427 годов), и в живописи Новгорода («Софийская таблетка» конца XV века, Новгородский музей). О принадлежности иконы из собрания М.Е. Елизаветина новгородскому мастеру свидетельствует прежде всего торжественность настроения, отличающаяся от умиленности и чувствительности московских произведений. Показательно то, как Симеон держит Младенца – чуть отстранив от себя, скорбно созерцая в предчувствии грядущих крестных страданий Христа. А сам Христос, по евангельскому сюжету – младенец сорока дней от роду, изображен скорее как отрок, со свитком в руке. Любопытно, что даже львиные маски, служащие капителями колонн кивория, изображены суровыми, как бы нахмуренными. Характерная особенность новгородского искусства – упругие и обобщенные контуры фигур, что проявляется, например, в сопоставлении склоненных силуэтов Богоматери и Симеона, держащихся прямо Иосифа и пророчицы Анны. Контуры фигур Богоматери и Симеона мысленно смыкаются друг с другом, но образуют не круг, а напряженный овал, поскольку очертания фигур неодинаковые: Симеон стоит на ступенчатом подножии, выше, чем Богоматерь. По сравнению с «Преображением», «Сретение» написано более каллиграфично, черты ликов мелкие, зрачки передаются маленькими острыми точками. Несколько отличается и колорит: в «Сретении» он более холодный, в большей мере использованы смешанные и разбеленные оттенки, а среди них – пронзительный лилово-розовый цвет левой палаты. Складывается впечатление, что мастер «Преображения» опирался преимущественно на местную, новгородскую художественную традицию, а мастер «Сретения» неплохо знал московское искусство. Обе эти новгородские иконы, открытые сравнительно недавно, впервые показали историкам древнерусского искусства, что в Новгороде уже в первой половине XV века развивалось не только искусство «народного» слоя, с его грубоватой энергией, представленное сравнительно многочисленными и давно известными произведениями. Там существовала и живопись утонченная и изысканная, развивавшаяся, скорее всего при «Софийском доме» – дворе новгородского архиепископа. Это подтверждается некоторыми новгородскими иллюстрированными рукописями того времени, по всей вероятности, создававшимися мастерами архиепископского двора (например, Шереметьевское Евангелие, Исторический музей, Муз. 364). Не позднее первой половины XV века исполнено небольшое «Распятие» (№ 5), к сожалению, пострадавшее при реставрации: утрачено золото на фоне и полях, а обнажившийся белый грунт делает колорит иконы более тусклым, чем он был изначально. В искусстве Византии и Древней Руси в XV веке сцена Распятия, как правило, выглядела иначе: в центре, близко к первому плану, на высоком кресте изображалась слегка изогнутая фигура Христа, с плавными очертаниями, напоминающая о триумфе крестной жертвы Спасителя; композицию отличало светлое, благостное настроение (вспомним известное «Распятие» Дионисия 1500 года в Третьяковской галерее). Между тем в иконе из собрания М.Е. Елизаветина подчеркнут драматизм. Крест с распятым Спасителем слегка отодвинут в глубину, фигуре Христа придан страдальческий изгиб, голова склонилась на плечо, локти провисли, ребра обтянулись, из ран течет алая кровь. Ведущая тема этой иконы – крестные муки Христа, перенесенные во имя спасения человеческого рода, и сострадание присутствующих при этом событии. Фигуры предстоящих – Богоматери и сопровождающей ее женщины, молодого Иоанна Богослова и сотника Лонгина – крупные, они помещены на первом плане и привлекают внимание сдержанной скорбью, внутренней эмоциональностью и мужеством. Экспрессивность, взволнованность сцены, суровые бледные лики совсем без розовых оттенков, слегка припухшие черты, сверкающие глаза, мощные плечистые фигуры, лишенные какой бы то ни было хрупкости, своеобразный колорит с сочетанием киновари, серо-зеленых и коричнево-вишневых оттенков побуждают предположить, что икона принадлежит к одному из малоизвестных направлений в искусстве Пскова – художественного центра, известного экспрессивностью своего искусства. Характеристика композиционного пространства, а также особенности надписей, красных – с именами персонажей и белильных – на кресте, не позволяют отнести икону ко времени более позднему, чем первая половина XV века. По трактовке ликов (но не по колориту!) «Распятие» несколько напоминает небольшую икону «Рождество Богоматери» из Покровского монастыря в Суздале (Русский музей), куда попадали вклады из разных мест («Рождество Богоматери» иногда относят к тверской школе). Во второй половине – конце XV века в русском искусстве обозначается тенденция к созданию монументальных, торжественных образов, отвечающих величию Московской Руси, роль которой в православном мире значительно возросла после свержения татарского ига и падения Византии, завоеванной турками в 1453 году. Яркая иллюстрация этой тенденции – две иконы в коллекции М.Е Елизаветина: «Богоматерь Одигитрия» (№ 6) и «Введение во храм» (№ 7). В русской культуре того времени все сильнее развивается древняя идея покровительства Богоматери православному миру. Создаются многочисленные иконы Богоматери, где воспроизводятся варианты различных византийских и русских Богородичных образов. Часто это крупные произведения, высотой около полутора метров (иногда чуть меньше или чуть больше), которые стояли в нижнем ряду иконостасов или на отдельном месте в храме. Величественные образы Богоматери и Младенца, интенсивный цвет одеяний, яркие золотые украшения одежд, золото фона и орнаменты нимбов, крупный размер иконной доски – признаки целого ряда русских Богородичных икон, сохранившихся от XV – начала XVI века.  
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]

5. Распятие. Первая половина XV века. Псков (?)
6. Богоматерь Одигитрия. Конец XV века. Новгород
7. Введение во храм. Конец XV – начало XVI века. Новгород

В Новгороде были особенно популярны такие изображения Богоматери Одигитрии, где фигуры чуть повернуты друг к другу, а мафорий Богоматери показан слегка распахнутым, так что на груди видна его яркая подкладка. Иконы, где Христос сидит на левой (правой от зрителя) руке Богоматери, то есть как на иконе из собрания М.Е. Елизаветина, принято относить к типу Богоматери Грузинской (правда, чудотворная икона, получившая название Богоматери Грузинской, попала в Россию из Грузии лишь в 1625 году и во многом не совпадает с образцами рассматриваемой иконографии). Богородичную тематику отражает и большая икона «Введение Пресвятой Богородицы во храм», возможно, служившая храмовым образом какой-либо Введенской церкви. Художественный вкус новгородского мастера проявляется в крупных фигурах, строгих спрямленных линиях, ярких контрастных красках одежд, массивности грузных построек – левой, состоящей из кубических форм, и правой, в виде цилиндра с лестницей внутри. Для искусства Новгорода характерно изображение Введения во храм в виде торжественной процессии. Иоаким и Анна переговариваются между собой, позы девушек, сопровождающих Марию, варьируются, очертания построек разнообразны. Детали композиции напоминают об уподоблениях Богоматери, которые содержатся в святоотеческих текстах и богослужебных песнопениях. Богоматерь сравнивается с одушевленным храмом (ср. кивории над левой и правой постройками, являющиеся символами храма), со светильником (ср. свечи в руках девушек), а также с вратами, через которые вошел в мир воплотившийся Христос (ср. врата за фигурой первосвященника Захарии). Кроме того, в новгородских композициях изображается дерево, подвязанное красной тканью. Эти образы встречаются в тексте Акафиста Богоматери, а также у святителя Григория Паламы (XIV век), использовавшего цитаты из Псалтири: Богоматерь – это дерево, «еже плод свой даст во время свое» (Пс. 1, 3), «маслина плодовита в дому Божии» (Пс. 51, 10). Икона имеет чрезвычайное иконографическое сходство с композицией на новгородской «Софийской таблетке» конца XV века (Третьяковская галерея), но обладает большей весомостью форм и величавостью фигур. Усилившаяся торжественность и некоторая официальность образа заставляют допустить создание произведения в начале XVI века. В русской живописи конца XV – первой трети XVI века существовало еще одно направление, которое, воспроизводя некоторые приемы искусства XIV века, придавало старым формам декоративность, нарядность и новую экспрессию. На Царских вратах (алтарных дверях) из собрания М.Е. Елизаветина (№ 9) Благовещение в навершии представлено по старинному образцу, восходящему к XIV веку, со стремительным движением архангела Гавриила и испуганным жестом сидящей Богоматери. Силуэт евангелиста Иоанна Богослова, обернувшегося к небесному сегменту, протягивая руку к своему ученику Прохору, встречается в византийских и русских книжных миниатюрах XIV – начала XV века, как и поза евангелиста Луки, обеими руками разворачивающего свиток. Более редкой является поза евангелиста Матфея, который так скрестил ноги, что видна подошва правой ступни. Эту особенность иногда можно видеть в изображениях на русских Царских вратах XVI века. Усложненные архитектурные фоны, в которых одно и то же здание иногда раскрашено в разные цвета, мелкие белильные орнаменты на постройках, обильные высветления на пышных драпировках – все эти приемы придают композициям повышенную выразительность, иную, чем в иконах Новгорода, с их монументальными и обобщенными формами. На вероятность исполнения Царских врат уже в XVI в. указывают некоторая мелкость форм, красноватый оттенок ликов, зеленые фоны композиций (сохранились лишь их остатки). Резкость и геометричность очертаний, наряду с обилием дымчато-голубых оттенков, позволяет предположить создание иконы в пределах бывшей Тверской земли, в иконах которой известны близкие особенности. В пользу этого предположения говорит и поразительное сходство изображения Богоматери в «Благовещении» с одноименной композицией на фрагменте Царских врат, вывезенном из церкви села Локотцы Лихославльского района Тверской области (Музей имени Андрея Рублёва). От других, не дошедших до нас Царских врат остались лишь фрагменты их верхней части, с изображением архангела Гавриила и Богоматери из композиции «Благовещение» (№ 10). По обычаю старообрядцев, подхваченному более поздними собирателями, уцелевшие фрагменты были смонтированы в единую композицию и вставлены в общую иконную доску, хотя граница между фрагментами хорошо видна. Широкие плавные линии, гармония контуров, согласованность цветовых оттенков, эмоциональность фигур сближают это произведение с искусством Средней Руси – например, с живописью Ростова или края, находившегося под ростовским влиянием.  
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]

9. Царские врата. Конец XV – начало XVI века. Центральная Россия (тверские земли?)
10. Благовещение (фрагмент навершия Царских врат). Конец XV – начало XVI века. Центральная Россия
8. Пророк Илия в пустыне. Первая треть XVI века. Русский Север

В одном из провинциальных центров исполнена и икона «Илия Пророк в пустыне» (№ 8). Изображение, часто встречающееся в русской иконописи, наделено редкими особенностями. Так, у Илии, обычно представленного с непокрытой головой, показана ветхозаветная шапочка, к тому же украшенная красным цветком-«крином». Необычен жест Илии: кажется, будто пророк указывает на свое ухо, словно напоминая предстоящему перед иконой, что он прислушивается к небесному гласу, но его жест можно понять и как ораторский, поучающий. Камень, на котором сидит Илия, по форме похож на розетку, «солярный знак», что, возможно, ассоциировалось в народной среде с образом Солнца, с древним культом которого связывалось почитание Илии. Уверенный рисунок, энергичная пластика, чистота и сила цвета свидетельствует о создании иконы в одной из крупных мастерских русского Севера, возможно связанной с традициями культуры Ростова.
Э.С. Смирнова. 2008 год.


Церковь почитает архангела Михаила как защитника веры и борца против ересей и всякого зла. Его церковное именование «архистратиг» означает старший воин, вождь. На иконах архангела Михаила изображают с огненным мечом в руке или копьем низвергающим диавола. Собор архистратига Михаила и прочих небесных сил бесплотныхСерафимы упоминаются в Библии только один раз. Они были явлены пророку Исаии в образе живых шестикрылых существ, окружающих Престол Бога. Различия между иконописными образами Серафимов и Херувимов постепенно стерлись. Их общие черты - наличие крыльев и предстояние у Божественного Престола - оказались для иконописцев важнееПервоначально огненные колеса на с глазами на ободьях являлись частью изображения Херувима. Но постепенно в иконописи колеса стали использоваться как самостоятельный образ третьего чина высшей иерархии - Престолов. Эти Небесные Силы служат подножием Богу, через них Он осуществляет Свое верховное Правосудие. На илл.: фрески Феофана Критского, XVI в.Среди Архангелов в книгах Священного Писания названы семь имен, но изображают более всех Гавриила, принесшего Марии Благую весть, и Михаила - старшего надо Архангелами. На илл.: архангел Гавриил. Фрагмент иконы Богородицы с Младенцем, XIII в., монастырь св. Екатерины на Синае.Икона «Архангел Гавриил».

Приложенные файлы

  • doc 15555929
    Размер файла: 1 MB Загрузок: 1

Добавить комментарий